Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 19, 2013 3:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111905
Тема| Балет, НГАТОиБ, Премьера, Персоналии, Яна Серебрякова
Автор| Марина ВЕРЖБИЦКАЯ, Фото Виктора ДМИТРИЕВА
Заголовок| Маленький шедевр
В НГАТОиБ первая премьера сезона — гран па к балету «Пахита» в хореографии М. Петипа

Где опубликовано| газета «Новая Сибирь» № 46 (1096)
Дата публикации| 2013-11-15
Ссылка| http://newsib.net/index.php?newsid=81320416&paper_id=331
Аннотация| ПРЕМЬЕРА; ИНТЕРВЬЮ



БАЛЕТНАЯ труппа «Сибирского Колизея» презентовала первую премьеру сезона. Стартовым названием стал маленький одноактный шедевр, которому много лет рукоплещет большой мир, — Grand pas к балету «Пахита» в классической хореографии Мариуса Петипа. Бриллиантовую россыпь академической сцены новосибирской публике представили балетмейстер-постановщик и художник по костюмам Яна Серебрякова, сценограф Давид Монавардисашвили и музыкальный руководитель проекта Александр Новиков. Совместными стараниями творческой команды получилось неимоверно красивое действо, в котором слились воедино хореографический гений и виртуозное мастерство, пышные декорации и ослепительный блеск нарядов, имперский размах и лирическое очарование прима-балерин.

Балетная афиша НГАТОиБ не перестает прирастать новыми названиями. Изредка мировыми contemporary-премьерами. Все чаще — классикой жанра, проверенными временем и прочно вписанными в театральный must look постановками, чью сценическую историю в двух словах не передать, а воздействие на фибры зрительской души не описать и подавно. Ежесезонно все еще бессменный худрук Игорь Зеленский выбивает силы и средства на создание каких-то до неприличия прекрасных спектаклей. Поверьте, это комплимент. «Баядерка», «Лебединое озеро», «Корсар», теперь еще и «Пахита» — настолько визуально роскошны, что слеза прошибает всяк сидящего в зале. Да, пресловутый человеческий фактор может выдавать хореографические огрехи в исполнении, но «картинка» неизменно хороша. На редкость расчудесна. Изобретательна, затейлива, энергетична. Прежде всего это касается спектаклей, оформленных тбилисским художником Давидом Монавардисашвили. Скульптор-авангардист в миру и живописец-традиционалист на театре, он облачает громадную сцену НГАТОиБ в эффектно стилизованные интерьеры, а при необходимости и экстерьеры дивной красы, выписанные вручную на многие километры полотна. Философия восточного человека пронизывает эти спектакли от взлета первого супера до падения финальных кулис. В сценографии Монавардисашвили есть удивительное спокойствие и умиротворение, бережно отображающие невидимую гармонию бытия. В прихотливом беге орнамента, в чувственном изломе линий, в небывалом разнообразии размеров и форм, в мириадах деталей, в тонкой игре перспектив, в грациозном танце света и тени равно возвышаются статус и традиции, щедрость и мудрость, роскошь и размах, темперамент, пылкость и страсть. Эти специфические черты авторской сценографии Монавардисашвили, вкупе с великолепием костюмов Яны Серебряковой, как нельзя органичнее легли на грандиозное гран па из «Пахиты» — феерический финал на музыку Людвига Минкуса, приписанный гениальной рукой Мариуса Петипа к полузабытому балету Жозефа Мазилье и Эдуара Дельдевеза и заменивший свою предтечу на почетном творческом посту.

Увидеть старинную пантомимную «Пахиту», целиком и полностью живописующую любовные приключения французского гусара и испанской красавицы, сегодня можно разве что на сцене Grand Opеra. Лучшие российские подмостки ограничиваются «жемчужиной в короне», знаменитым гран-па, сосредотачивающим внимание артистов и публики исключительно на виртуозности и изяществе классического танца, что для современного зрителя — сплошное отдохновение: размеренность, лаконичность, целостность и никакой суеты.

А для заморских вояжей — вообще клондайк. Немудрено, что Новосибирск покусился на этот кусок хореографического пирога. И умно, что взялся за «Пахиту» не столько с апломбом, сколько с достоинством.

ТАНЦЕВАЛЬНЫЕ возможности нынешней балетной труппы отнюдь не скудны и в нужной степени рельефны для того, чтобы передать всю иерархическую структуру хореографии Петипа. В закромах «Сибирского Колизея» нашлись и мальчики-гусары, и девочки-аристократки, и полный состав кордебалета, и солистки, и l’etoile. В местном составе в центре балетных событий оказались звезды новосибирского балета — Наталья Ершова и Роман Полковников. В парадно-выходной версии — премьеры Московского академического Музыкального театра им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко — Кристина Шапран и Сергей Полунин. Потрясающе красивая балетная пара. Стоит ли уточнять, что бурный восторг публики при таком распределении партий был предсказуем и неизбежен. О работе над одноактным балетом, театральном таинстве и освоении новой профессии «Новой Сибири» рассказывает балетмейстер-постановщик НГАТОиБ Яна Серебрякова.

— Почему вы решили пополнить репертуар новосибирского театра именно гран па к балету «Пахита»?

— Гран па к «Пахите» — это визитная карточка лучших балетных сцен мира и России в том числе. Прежде всего Мариинского театра, хотя гран па присутствует и в репертуаре Большого. Для питерской публики — это вершина всех вершин, коронный номер, который с блеском демонстрирует женские балетные силы театра и наглядно доказывает высокий уровень мастерства труппы. Думаю, новосибирский театр с его историей и богатым классическим репертуаром более чем достоин находиться в приятной компании с Мариинским и Большим и иметь в своей копилке такой спектакль.

— Перенеся на новосибирскую сцену «визитную карточку» вагановской балетной школы, вы сохранили хореографию Петипа или позволили внести изменения?

— Хореография Петипа — это классика, которую нельзя менять. На ней можно только воспитывать. Поэтому мы представили на новосибирской сцене каноническую версию с полностью сохраненным рисунком хореографии Мариуса Петипа. В остальном же это абсолютно новый спектакль.

— Несколько лет назад на новосибирской сцене был представлен полномасштабный балет «Пахита» в исполнении труппы Grand Opеra. Это сыграло какую-то роль в становлении вашего спектакля?

— Ознакомительную роль для публики. В плане зрительских впечатлений новосибирская публика весьма богата. Ей есть что вспомнить и с чем сравнить. Она видела всех звезд мирового балета, которые действуют на данный момент. Посмотрела немало классических и современных спектаклей. В том числе и полную версию «Пахиты» от Grand Opеra — три полноценных акта в постановке Пьера Лакотта. И нетронутое гран па Мариуса Петипа также вошло в этот спектакль, став третьим актом балета. Знакомство новосибирцев с оригинальной «Пахитой», конечно, накладывало на нас дополнительную ответственность. Было вдвойне волнительно выходить на сцену со своим оформлением знаменитого гран па. На создание декораций, пошив костюмов, подготовку танцовщиков и репетиции ушло много времени и сил, но это того стоило.

— В «Пахите» вы впервые выступили в качестве художника по костюмам. Какие впечатления от дебюта?

— Да, перенеся знаменитую хореографию Петипа, я выступила как балетмейстер-постановщик и впервые выполнила работу художника по костюмам. Как оказалось, это довольно сложная работа. Теперь я точно знаю, как непросто оформлять костюмы к спектаклям и какое большое удовольствие можно при этом получать от процесса. Разрабатывая костюмы для «Пахиты», я в первую очередь хотела показать богатство, пафос, роскошь, красоту свадебного бала. И, конечно, мне было важно показать индивидуальность каждой балерины и красоту хореографического рисунка. Надеюсь, у нас все получилось, и зритель оценит наш тяжелый труд.

— Как художник по костюмам вы работали в тесном сотрудничестве со сценографом Давидом Монавардисашвили. Как складывался тандем?

— Изначально я работала только в контакте с самой собой. Подбирала и выверяла каждую линию, каждую черточку. Все — от материалов до тесемочек — рождалось у меня внутри. Потом мы созвонились с Давидом. И первым делом он спросил, какую идею я хочу реализовать, какое внутреннее состояние спектакля должно быть, от чего я отталкиваюсь, что хочу видеть на сцене, какими должны быть детали — кулисы, свечи, украшения, канделябры? Когда мы все обсудили, родилась полная идиллия: Давид умеет слушать и слышать. То, что у нашей большой творческой команды происходило в работе над оформлением спектакля, вообще иначе как гармонией назвать было нельзя. Мы прислушивались друг к другу, денно и нощно подбирали лучшие варианты. Искали образы, придумывали прически, репетировали, примеряли костюмы. Что приукрасить? Какую линию подчеркнуть? Какой грим сделать? Корону или диадему выбрать? Только в таких условиях, как мне кажется, и может получиться достойный результат.

— Работая над «Пахитой», вы руководили множеством творческих цехов. Наверняка было непросто. Но — понравилось? Это ваше?

— Наверное, умение руководить и организовывать всегда жило внутри меня, но именно рядом с Игорем Зеленским эти управленческие качества смогли максимально раскрыться. Когда он рядом, я чувствую опору и поддержку всех моих хороших начинаний. Я окончила Академию русского балета имени А. Я. Вагановой, в которой всегда большую роль играли традиции и дисциплина. Когда я поступала, художественным руководителем академии был Константин Михайлович Сергеев, выдающийся мастер петербургской школы балета. Вместе со своей супругой Наталией Михайловной Дудинской они воспитывали маленьких детишек, показывали культуру, сохраняли наследие, обучали азам, шлифовали мастерство, за что я им безумно благодарна.

— В гран па к балету «Пахита» принимают участие маленькие танцовщики. Вы стремились передать им воспитанное в вас бережное отношение к учителям, дисциплине, профессии?

— Участие в настоящих театральных спектаклях нереально воспитывает детей. Они начинают иначе смотреть на свою профессию, по-другому оценивать свой труд. Они начинают жить жизнью настоящего театрального артиста, в то время как их сверстникам это еще неведомо. Когда маленькие детки погружаются в мир большого театра, они начинают постигать тайны высокого искусства. Этот загадочный мир притягивает, манит и вырабатывает серьезное отношение к труду, профессию, цели. И в этот момент очень важно иметь рядом хороших учителей — педагогов, репетиторов, хореографов. Мне, повторюсь, повезло. Как танцовщица и балетмейстер-постановщик я сотрудничала с выдающимися хореографами нашего века — Уильямом Форсайтом, Дэвидом Доусоном, Джоном Ноймайером, Пьером Лакоттом. Когда ты работаешь с такими великими людьми, ты начинаешь иначе смотреть на мир. Ты думаешь, трудишься, мыслишь, как они. И рано или поздно это выливается в такие работы, как «Пахита».

— С чем будет монтироваться одноактное гран па в репертуаре НГАТОиБ?

— Это непростой вопрос, хотя споров в театре по этому поводу не возникло. «Пахита» говорит сама за себя. Хоть это и одноактный, но полноценный, насыщенный, масштабный балет. Здесь нужно было не отойти от классики, с одной стороны, и не забить пышность, красоту спектакля, с другой. Поэтому идеальной парой к «Пахите» Мариуса Петипа оказалась «Шопениана» в хореографии Михаила Фокина. Надеюсь, публика получит от такого ансамбля истинное наслаждение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 20, 2013 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112001
Тема| Балет, Персоналии, УЭЙН МАКГРЕГОР
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| «Это был хаотичный процесс»
УЭЙН МАКГРЕГОР рассказал ТАТЬЯНЕ КУЗНЕЦОВОЙ о постановке перформанса «Scavenger» и своих проектах в России.

Где опубликовано| Коммерсантъ-Online
Дата публикации| 2013-11-20
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2348034
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

УЭЙН МАКГРЕГОР рассказал ТАТЬЯНЕ КУЗНЕЦОВОЙ о постановке перформанса «Scavenger» и своих проектах в России.


Фото: Михаил Логвинов/Большой театр / Коммерсантъ


— Сколько времени заняла постановка «Scavenger»?

— Месяц назад мы побывали в Реджо-Эмилии, провели в этом здании четыре дня — у нас было достаточно времени для того, чтобы посмотреть, поработать, проникнуться атмосферой Collezione Maramotti. Здесь же с 50-х годов работала фабрика, так что эта галерея особенная — и здание, и сама коллекция. Я такого не ожидал, для меня это был сюрприз. Сама атмосфера этого места дала стимул к постановке. Важно, что на это необычное пространство, на размещенные в нем арт-объекты отреагировали все мои танцовщики. Мы строили свой спектакль вокруг того, что поражало нас,— либо эмоционально, либо своей формальной стороной, либо геометрической гармонией. Произведения искусства говорили с нами, делились своей энергетикой, мы впитывали идеи, фиксировали наши эмоции. Мы, можно сказать, выхватывали вдохновение из окружающего нас пространства. Это был хаотичный процесс, гибридное смешение стилей и ощущений. Поэтому и такое название — «Scavenger» («питающийся падалью»). Гиена или стервятник, может быть.

— Музыку для спектакля вы тоже подобрали за месяц?

— Это Zoviet France, я с ними знаком еще с 90-х годов. Они берут бытовые или природные звуки — например, писк насекомых или скрип стула — и миксуют их, смешивают с другими. Мне очень нравится. Для «Scavenger» они специально написали музыку. Моим танцовщикам было с ней нелегко, но в этом спектакле не музыка главное, а предмет искусства и само пространство.

— Но ваш спектакль вовсе не череда сольных импровизаций. Это многофигурная композиция, в которой все взаимодействуют со всеми, в которой рассчитан каждый шаг. Как труппа, гастролирующая сейчас по миру со спектаклем «Atomos», смогла все это запомнить и отрепетировать?

— У моих ребят потрясающие способности. Не просто физические данные и техническая подготовка, но и интеллект. Они любопытны, пытливы, умеют импровизировать, обладают безумной памятью. Они привносят свои элементы в хореографию, смешивают различные стили. Многие работают со мной давно, некоторые уже восемь лет. Я собрал людей из разных стран. У всех есть классическая подготовка, мы занимаемся в балетном классе каждый день. Но все ребята — американцы, бразильцы, поляки, британцы, японцы, португальцы — еще и представители различных школ современного танца. У нас очень много проектов, мы работаем над фильмами, инсталляциями, над балетами, а некоторые ребята, кроме того, еще и преподают. У них разный образ мышления, разное восприятие, и, когда все это смешивается в одном котле, получается что-то совсем новое. Каждая наша постановка в принципе отличается от предыдущих. Я сам не знаю, чем закончится работа, пока ее не завершу.

— Вообще-то ваш стиль стал более классичным: в хореографии появилась выворотность, классические позиции, есть даже движения, которые можно обнаружить в академическом словаре — арабески, плие, антраша, кабриоли. Это на вас так повлияла работа с классическими труппами — Royal Ballet, Парижской оперой, Большим театром?

— Я же работаю не только с классиками, но и с людьми, у которых нет образования в этой области. К примеру, с танцовщиками хип-хопа. И во всех случаях сочиняю хореографию, поскольку умею складывать движения исходя из возможностей артиста. Что до классического балета, то не надо ставить его на академический пьедестал, не надо недооценивать его актуальность. Язык классического танца неограничен, у него нет пределов. Я, например, обожаю танцовщиков Большого театра. Весной должен был ставить для них «Весну священную», но, к сожалению, из-за моей загруженности у меня не получилось…

— А у нас писали, что вы побоялись ехать в Москву после покушения на Сергея Филина.

— Это совершенно неверно. Просто обстоятельства сложились так, что в Большом не были готовы к тому, чтобы гарантировать качество, с которым должна выйти на сцену моя постановка.

— Иначе говоря, в театре не было худрука Филина, который бы курировал постановку, обеспечивая нужные условия и количество репетиций?

— Да, да. Для меня это важно. В Большом не могли поручиться, что все работы будут организованы хорошо. Вы же знаете, насколько сложен процесс постановки: нужны не только технические средства, но и отвечающий за все руководитель. Но мне действительно очень понравилось работать с танцовщиками Большого на «Chroma» (балет, который Макгрегор перенес в Большой из «Ковент-Гардена».— “Ъ”). До приезда в Москву я читал в нашей прессе о консерватизме Большого театра. Но совсем этого не почувствовал — все представители старой школы радушно меня приняли. Не надо думать, что между актуальной хореографией и классической есть противоречия. Я на своем опыте убедился в обратном. В следующем году еду в Петербург, чтобы поставить один из своих готовых балетов.

— Значит, Большой побоку, а в Мариинку — пожалуйста? А вы знаете, что это театры-конкуренты?

— Ну и что? Я работал с конкурентами в Великобритании, могу поработать с конкурентами и в России. Полагаю, что проект, который готовится в Мариинском, принесет труппе что-то новое.

— В Лондоне на премьере вашего «Atomos» был замечен гендиректор Большого театра Владимир Урин. Неслучайно ведь?

— Да, мы встречались с ним, говорили об эксклюзивной постановке для Большого. Но это будет позже — в 2015 году.

— Ваши любимые балерины — Лунькина, Осипова — теперь не работают в Большом. Зато Осипова с этого сезона ваша артистка — она прима лондонского Королевского балета, в котором вы стали главным хореографом.

— Я уже кое-что делал с ней, и она действительно потрясающая. Очень легко работает, настоящий трудоголик, идеальная балерина. Конечно, на сцене все получается немножко по-другому, но в балетном классе она просто ангел. Кстати, ее гримерная как раз по соседству с моей.

— «Ковент-Гарден» приезжает в Москву летом 2014-го. Будет ли на гастролях какой-нибудь ваш балет с участием Осиповой?

— Еще не решено. Возможно, это будет как раз новая постановка... Но, возможно, это не совсем то, что нужно для Москвы. Однако Осипова там будет, безусловно.

— Ваш контракт главного балетмейстера подразумевает регулярные постановки для Королевского балета?

— Я должен ставить примерно раз в сезон. Но я веду и всякие образовательные, кураторские проекты театра. И работаю с молодежью. Контракт подписан на пять лет.

— Вам 43, но вы в отличной физической форме. Давно ли выходили на сцену? Или больше не тянет?

— Два года назад танцевал в галерее Хейуорд в трехмерном — 3D — спектакле. Ну а в своей студии я и сейчас танцую — много и постоянно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 12, 2014 10:20 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 20, 2013 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112002
Тема| Балет, АВТ, Персоналии, А.Ратманский
Автор| Виталий Орлов
Заголовок| Ратманский, посеявший ветер
Где опубликовано| Русская Реклама
Дата публикации| 2013-11-15
Ссылка| http://news.rusrek.com/ru/russkaya-obshina/sobytiya-russkaya-obshina/307526-ratmanskij-poseyavshij-veter.html
Аннотация|

Американский Балетный Театр, знаменитый АВТ, впервые открыл свой осенний сезон в здании Театра Дэвида Кока в Линкольн­центре.



30 октября состоялось Гала­представление, главной частью которого была мировая премьера балета «Буря». Это 42¬минутная хореографическая версия пьесы Шекспира на музыку Яна Сибелиуса в постановке Алексея Ратманского. Российский балетмейстер Ратманский пять лет был руководителем балетной труппы Большого театра, а с 2009 года является первым приглашенным хореографом АВТ. За время работы в Нью¬Йорке у Ратманского сложилась заслуженная репутация хореографа¬новатора и поэта, а его постановки балетов на музыку Шостаковича и другие идут в театре с неизменным аншлагом. Ратманский удостоен премии МакАртура за 2013 год – неофициально ее называют «за гениальность».

Для премьеры в новом сезоне хореограф выбрал сюжет великого драматурга, чье 450¬летие отмечается в будущем году. Есть и еще одна юбилейная дата, связанная с трагикомедией Шекспира «Буря»: два года тому назад, отмечалось 400¬летие со дня ее первой постановки. Это – последнее законченное произведение Шекспира. В словах Просперо, которыми заканчивается «Буря» (« ...отрекся я от волшебства. Как все земные существа, своим я предоставлен силам») заключено бесстрашие автора, которое, по¬видимому, и привлекло хореографа¬новатора. В классических балетах­сказках фантазия тесно переплетена с реальностью, как и в «Буре», но в них развязка достигается с помощью колдунов, фей и прочих волшебных (или природных) сил, а в «Буре» главный герой – философ и поэт Просперо (прекрасно исполненный Марсело Гомесом) сам становится «кузнецом своего счастья».

Разнообразный состав персонажей шекспировской пьесы: легкий, «воздушный» дух Ариэль (Даниил Симкин) и звероподобный Калибан ¬ сын колдуньи, бывшей хозяйки острова, где происходит действие (Герман Корнейо); молодые влюбленные Миранда и Фердинанд (Сара Лейн и Иосиф Горак), герцоги и придворные – традиционные герои балетов – и их пьяницы¬слуги; кордебалет в красивых, похожих на индейские, голубых головных уборах, овеществляющий духов – силы природы – все это дает хореографу широкий простор для использования стилистически отличающихся хореографических приемов, и хотя в них нет ничего принципиально нового, хореографу и блистательным исполнителям, звездам АВТ, с помощью хорошего вкуса, яркой театральности, энергичной пластики удалось воссоздать на сцене поэтическую атмосферу, в которой задуманные Шекспиром конфликты, двигающие сюжет пьесы, здесь проходят как­то наскоро, не страшно, между прочим.

Если Алексей Ратманский поставил себе задачу – создать красивую зарисовку на тему шекспировской пьесы, то он ее прекрасно решил. Быть может, только с одним исключением: музыка Сибелиуса, написанная в 1926 году к драматическому спектаклю, уж очень не «танцевальна», лишена, на мой взгляд, драматически насыщенных эпизодов и запоминающихся мелодий. В течение XVIII – XX веков музыку к «Буре» писали несколько известных композиторов, и в их числе Петр Ильич Чайковский. Об этой музыке В.В.Стасов писал композитору: «Что за прелесть Ваша «Буря»!! Что за бесподобная вещь!!... Калибан, Ариэль, любовная сцена — все это принадлежит к величайшим созданиям искусства. В любовных обеих сценах — что за страсть, что за красота, что за томление! Не знаю, с чем это можно сравнить?!».

Алексей Ратманский, по признанию специалистов, внес свежую струю в репертуар АВТ. Но, как известно, кто посеет ветер, тот пожнет ... «Бурю»!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 20, 2013 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112003
Тема| Балет, Танец, труппа Random Dance Company, Персоналии, УЭЙН МАКГРЕГОР
Автор| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Современное искусство активно зашевелилось
Уэйн Макгрегор поставил балет в Реджо-Эмилии

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №213
Дата публикации| 2013-11-20
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2347223
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В галерее Collezione Maramotti, прямо среди арт-объектов знаменитой коллекции семьи Марамотти, состоялась мировая премьера спектакля "Scavenger", поставленного Уэйном Макгрегором и артистами его труппы Random Dance Company. ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА, гоняясь за танцовщиками по всей галерее, посмотрела первое из четырех живых представлений этого музейного экспоната.


Фото: Dario Lasagni

Частная коллекция семьи Марамотти стала общедоступной в 2011-м — тогда арт-галерея, открытая в здании, где с 1950-х размещалась фабрика Мах Mara, открылась для широкой публики. В том же году в коллекции появился первый танцобъект: Триша Браун, гранд-дама американского постмодернизма и главный специалист по работе в нетеатральном пространстве, прониклась особым духом галереи и пожелала поставить в ее залах оригинальный перформанс. Он был показан публике, заснят на фото и видео и в таком законсервированном виде осел в библиотеке галереи. Следующим был американский китаец Шэнь Вэй, считающий себя скорее художником, чем хореографом, а потому вписавшийся в богатую коллекцию с особой охотой.

Британец Уэйн Макгрегор попал в галерею тоже неслучайно. Его последний спектакль "Atomos", один из гвоздей громадной программы 50-дневного фестиваля Aperto, ежегодно проводимого в Реджо-Эмилии, сделан при поддержке Collezione Maramotti. Но если "Atomos", сотрясший аплодисментами ярусы старинного оперного Театра Валли, будет еще долго путешествовать по миру (весной будущего года в рамках "Золотой маски" его увидят и москвичи), то часовой "Scavenger" теперь существует только на дисках в коллекции Марамотти: четыре живых представления уже завершились.

И это безумно жаль, поскольку библиотечные просмотры спектакля никогда не передадут уникального энергетического единства, возникшего между танцовщиками, арт-объектами и вклинившимися между ними зрителями. Главная приманка живого театра — пресловутое здесь и сейчас — усилена физической близостью танцовщиков, как мощным микрофоном. Мышцы рельефных ног, вздувшиеся в полуметре от ваших глаз; тело, упавшее вам под ноги после прыжка и изогнувшееся в невероятном ракурсе; тяжелое дыхание, вплетенное в музыкальный фон (протяжные скрипы, стук инфернального метронома, завывания некоей космической метели словно исходят от стен бывшей фабрики),— все это придает спектаклю напряженную чувственность и превращает зрителей в его соучастников. Степень вовлеченности в действие каждый определяет сам: можно усесться на пол прямо под ногами артистов, рискуя не заметить важную часть композиции за соседней колонной, а можно наблюдать общую картину с площадки лестницы, соединяющей этажи галереи.

Что удивительно: с расстояния вытянутой руки десять артистов макгрегоровской Random Dance Company только выигрывают — отчетливо видно, насколько проработаны их тела и как изощрена техника. Мужской состав, безусловно, сильнее, каждый из танцующей пятерки хорош по-своему, однако выделяются два харизматика — платиноволосый и темнокожий: рослые, мощные, мягконогие, с бэкграундом классических танцовщиков и задатками хореографов. По композиции, глубине раскрытия темы, разнообразию движений и качеству исполнения сочиненные ими соло выглядят самодостаточными новеллами.

Однако отнюдь не телесной витальностью ценен "Scavenger" — спектаклей, в которых зрители оказываются бок о бок с артистами, много. И даже не сложностью конструкции, в которой с калейдоскопической неуловимостью массовые композиции преобразуются в малые ансамбли, а из размноженных дуэтов и соло вырастают многофигурные сооружения, сконструированные с природной простотой (или, напротив, с природной же сложностью). Главное в этом уникальном спектакле — зависимость танца от среды обитания. Арт-объект, вокруг которого строится та или иная сцена, определяет стиль, настроение, рисунок, лексику хореографии. Будь то пронзенная золотым копьем ониксовая голова (Барри Икс Болл, "Мэтью Барни"), вокруг которой вершится массовое камлание. Или ледяное озеро с вмерзшей в него ланью (Эрик Свенсон, "Без названия"), которое завораживает брейковым фризом всех приближающихся к нему. Или подвешенная к потолку лодка с черными фанерными парусами (Клаудио Пармиджани, "Каспар Давид Фридрих"), танцовщики, окутанные густым и очень "романтическим" дымом, движутся под ней с сомнамбулической мечтательностью и элегической заторможенностью. "Scavenger", "оформленный" важнейшими персонами современного искусства, сам превращается в живой художественный объект.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 12, 2014 10:21 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 20, 2013 12:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112004
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Икаровы крылья
Где опубликовано| Журнал «Ваш досуг» №45
Дата публикации| 20 ноября - 1 декабря 2013
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/71739/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Российская премьера Иржи Килиана завершит фестиваль DanceInversion.



Самый интеллигентный неоклассик современности Иржи Килиан давно стал любимым автором МАМТа. Совсем недавно, три года назад, это стало сенсацией: МАМТ заполучил себе хореографию удивительного автора первым из российских театров и исполнил ее так достойно, что по итогам сезона получил «Золотую маску» как лучший балетный спектакль и заставил всю Москву говорить о перезагрузке труппы.

Придуманная для Зальцбургского фестиваля в год 200-летия со дня смерти Моцарта «Маленькая смерть» построена на медленных частях двух самых прекрасных и популярных фортепианных концертов Моцарта, так что даже самая дремучая часть зала понимает, что «где-то это слышала» или как минимум замирает. Шесть мужчин, шесть женщин и шесть рапир становятся участниками сложной и очень изысканной игры, каждый ракурс которой достоин главы в учебнике хореографической гармонии. С самой невинной отсылкой к дедушке Фрейду рапиры выполняют роли партнеров в танце, а временами кажутся более своевольными, чем парт неры из плоти и крови. В комплекте немаленькой моцартианы Килиана были и «Шесть танцев», поставленные на «Немецкие танцы», и театр предъявил и их. Тонкая идея хореографа оказалась блестяще донесена до зала: в изысканных, украшенных всемиположенными завитушками танцах отразилось время войн и дворцовых интриг, юмор и музыкальный блеск композитора, перепудренные парики и камзолы не помешали рассмотреть абсурдность изящества в ханжеском и тревожном мире.



Всякий другой театр на этой благостной ноте мог бы и успокоиться. Но двойной «мамтовский Килиан» оказался не разовой вспышкой счастья, а обдуманным долгосрочным проектом. Наверное, дело здесь не только в любви к конкретному хореографу — ее легко разделить. Есть и практическая сторона — не секрет ведь, что с трепетной и в то же время выверенной, как красивая алгебраическая формула, хореографией Килиана плохо монтируется любая другая. И по этому поводу МАМТ не заблуждался, нацелившись на полноценный вечер одного автора. Ровно год назад публике предъявили «Бессонницу» — вычерченную из острых углов, постоянно оплывающих в отрывистых снах, и сплошных поверхностей, что вдруг оказывались условными в сумерках алгебраических формул. А теперь, наконец, довершили картину балетом «Восковые крылья».

Название балета отсылает к античному мифу об Икаре, вопреки советам опытного отца взлетевшем близко к солнцу, растопившему воск его искусно сделанных крыльев. Икар приблизился к светилу и разбился, оставшись символом безрассудного возвышенного полета всякого большого художника. Музыкальная основа соткана из сочинений Генриха Бибера и «большого» Баха с одной стороны, Джона Кейджа и Филиппа Гласса — с другой, швов, как всегда у Килиана, почти не слышно и точно не видно. Упоительно красивы дуэты и трио, где есть место наивному скольжению по инерции и точеному классическому арабеску. Российская премьера — часть «Вечера балетов Иржи Килиана» в рамках перекрестного Года «Россия–Голландия». Так красиво МАМТ завершит Международный фестиваль современного танца DanceInv
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 20, 2013 10:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112005
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Криста Д’Суза
Заголовок| Опасные танцы
Где опубликовано| Журнал VOGUE УКРАИНА
Дата публикации| 2013-11-16
Ссылка| http://www.vogue.ua/culture/zhurnal-opasnye-tancy1662.html
Аннотация|

17 ноября звезда мирового балета украинец Сергей Полунин приехал в Киев, чтобы станцевать в Национальной опере «Жизель» со Светланой Захаровой. Криста Д’Суза вспоминает, как остепенялся этот вундеркинд от балета и самопровозглашенный бунтарь



Сергей Полунин известен в балетном мире как «плохой парень». Не нужно быть заядлым балетоманом, чтобы знать его имя: 23‑летний украинский красавец, в 19 ставший самым молодым премьером в истории лондонского Королевского балета, – один из тех гениев, чье имя упоминается в одном ряду с Нуреевым и Барышниковым. После головокружительного старта в Королевском балете, где на него одна за другой посыпались ведущие партии, казалось, что будущее великого танцора современности ему обеспечено. Тем большим потрясением стали события зимы 2012 года, когда на самом пике карьеры он вдруг ушел с репетиции и больше не вернулся.


В июле на сцене лондонского Колизея состоялась премьера балета «Коппелия», первой постановки с участием Полунина после его исчезновения. С Сергеем мы знакомы давно. В последний раз виделись с ним и Хелен Кроуфорд после его выступления в «Маргарите и Армане» на сцене Ковент-Гардена, всего за несколько месяцев до скандала с уходом. Хелен – солистка Королевского балета, она старше на 9 лет, и в то время у них был роман. Сергей рассказывал о ничтожных заработках танцора и о том, как ему хочется попасть в fashion- или киноиндустрию. По беспокойству Сергея, по чувствующейся неудовлетворенности можно было понять: в душе у него что-то зреет.



«Да, я странно вел себя в тот вечер, – говорит Сергей с застенчивой, немного нервной улыбкой. – Но сейчас, когда со мной Игорь, я вновь чувствую себя в порядке. Обычно терпеть не могу, когда мной пытаются управлять, но с ним – другое дело». Речь идет об Игоре Зеленском, его наставнике и художественном руководителе знаменитой московской балетной труппы театра им. Станиславского Немировича-Данченко, на сцене которого Полунин танцевал «Коппелию». Зеленский – новый руководитель Сергея, высокий блондин с внешностью типичного русского злодея из бондианы.


Полунин же, в отличие от своего сценического образа гуляки и фанфарона, в повседневной жизни кажется почти подростком. Только когда он делает несколько па, умудряясь передать целую бурю эмоций, лишь слегка подняв подбородок и чуть развернув ладонь, начинаешь понимать всю силу его мастерства и феноменального таланта. Скулы, необычный разрез изумрудных глаз, стройное жилистое тело профессионального танцора, сплошь покрытое татуировками... Неудивительно, что Полунин привлек внимание Гаса Ван Сента, Брюса Вебера (который снял его в ролике для Dior Homme) и голливудских продюсеров, предложивших Сергею роль русского вампира в очередном «сумеречном» проекте, от участия в котором он, однако, отказался.


Сергей с готовностью объясняет, что значат отметины на его теле. I am not human / I am not God / I am hwo (sic!) I am («Я не человек, я не Бог, я – это я») – гласит татуировка. На груди над левым соском – глубокие шрамы от ран, которые он сам себе нанес бритвой. «Мне нравятся шрамы, – пожимает плечами Сергей. – Жаль, что эти не настоящие, не полученные в бою, но что поделаешь».


Сергей Полунин и Кристина Шапран в балете «Коппелия»

Полунин родился в 1989 году в Херсоне. Семья жила бедно, но его мать была честолюбива и в 3 года отдала своего единственного сына в балетную студию. Когда в 13 лет Сергей поступил в юношескую балетную школу Уайт-Лодж, он по-английски и двух слов не мог связать. Благодаря высокому уровню, заданному в киевской балетной школе, замкнутый и стеснительный Сергей оказался в одном классе с ребятами, которые были старше его на два года. Он самостоятельно учил английский по курсу Linguaphone, а все свободное время проводил на репетициях или просматривая записи других танцоров.


Первые признаки бунтарства проявились во время последнего семестра выпускного класса, когда ему позволили снять собственное жилье в Сохо. К 21 году и без того склонный к депрессии Сергей стал стремительно выходить из-под контроля – пропускал утренние репетиции, увлекся игровыми автоматами и экспериментировал с наркотиками. Он даже хвастался в «Твиттере», что принимал кокаин перед выступлением в Ковент-Гардене и что не прочь попробовать героин.


«Да, но что касается последнего,  – это была шутка,  – он снова застенчиво улыбается.  – Хотя я никогда не стремился быть пай-мальчиком. Но благодаря Игорю я изменился. Как ни странно, сначала он не вызвал у меня доверия. Никогда и ни с кем раньше у меня не было такой бескорыстной дружбы. Я не понимал, в чем его интерес: он что – гей? Но спустя семь месяцев пришел к выводу: некоторые люди просто подходят друг другу, вот как мы с ним».


Сейчас Полунин живет и занимается в Москве под чутким руководством Зеленского, который в свое время был премьером Мариинского театра и протеже Нуреева. Сергей забросил «Твиттер» и Xbox и распрощался с приятелями-наркоманами. Время ночных загулов в прошлом, хотя главную угрозу для формы танцора представляют как раз не они, а отпуска, считает Полунин. «Можно спокойно гулять и пить, когда активно работаешь: все токсины просто выйдут с потом, – говорит Сергей. – А вот мускулы теряешь всего за неделю. Именно поэтому не люблю уезжать надолго. В конечном итоге отпуск не стоит усилий и времени, затраченных потом на то, чтобы вернуться в форму». Правда, это несколько противоречит его хвастливым заявлениям, что репетиции нагоняют на него скуку и что ему не нужно разогреваться: «Разве лев или тигр разогревается перед прыжком? Нет. Он сразу нападает».


Полунин постоянно грозится уйти со сцены в 26 лет. «Я сказал ему, что в балете у него есть еще как минимум десять лет, – говорит Зеленский. – Балет – это не спорт, ты можешь танцевать и в 45. Но Сергею нужен кто-то вроде меня, чтобы направлять. Проблема в том, что он настолько талантлив от природы, что ему даже не приходится прилагать усилий. А если бы он хоть чуточку постарался? Боже мой, результат вы себе и представить не можете».


На гала-концерте «Звезды балета XXI века» в Кремлевском дворце
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 20, 2013 11:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112101
Тема| Балет, Ла Скала, Персоналии, Светлана Захарова, Роберто Болле
Автор| Алексей Николаевич Кушаков – искусствовед, исследователь истории европейского театра, журналист
Заголовок| Балетная ария Манон
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 2013-11-21
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2013-11-21/8_aria.html
Аннотация|

Светлана Захарова и Роберто Болле сделали премьеру спектакля Кеннета МакМиллана событием миланского сезона

«История Манон» – самый популярный балет классика английской хореографии сэра Кеннета МакМиллана. Он поставлен в 1974 году на музыку Жюля Массне по мотивам знаменитой повести аббата Прево в традициях так называемой хореографической драмы. Это направление изобрел и в конце 50-х годов продемонстрировал Европе советский балет. Впечатление от «Ромео и Джульетты» с Галиной Улановой оказалось таким сильным, что лучшие европейские хореографы (и среди них – молодой МакМиллан) стали по-своему развивать жанр сюжетного балета-пьесы даже после того, как в самой России направление «хореографической драмы» себя исчерпало.
«История Манон» не превосходит «Ромео и Джульетту» масштабом страстей и музыкальной мощью. Но МакМиллан сочинил изысканную и сложную хореографию, которая требует по-настоящему харизматичных исполнителей, способных придать глубину мелодраме о пленительной красавице, шутливо играющей страстями поклонников и гибнущей, едва узнав действительно глубокие чувства.
Именно такими исполнителями предстали Светлана Захарова и Роберто Болле в премьере «Истории Манон», воспроизведенной в Ла Скала под руководством Карла Бруне в точном соответствии оригиналу МакМиллана. Этих танцовщиков всегда ценили за удивительные по красоте линии. Возможность любоваться ими «Манон» предоставляет сполна: здесь есть несколько больших красивых дуэтов, в которых Захарова и Болле не упускают случая показать себя с самой выигрышной стороны. Комбинации МакМиллана они превращают в подобие шедевров великих итальянских скульпторов, заставляя любоваться экспрессией, чувственностью и безупречной отточенностью каждой позы.
Однако не менее интересны их актерские акценты, взгляд на образы главных героев. Эти роли исполняли лучшие танцовщики ХХ века, сформировавшие свои каноны, вполне устраивающие публику. Захарова и Болле решаются на смелые попытки пересмотреть эти традиции. Революций они не свершают, но их логика убедительна и перспективна.
Захарова подчеркивает разительное внутреннее преображение героини, будто прозревшей после трагического перелома в ее судьбе. Поначалу ее Манон ведет себя как истинная звезда: она знает цену своей красоте, манит и ослепляет. В ее манерах есть и лукавое кокетство, и наигранная скромность, и грация, и милые шаловливые отступления от этикета. Весь этот обворожительный шарм – лишь средство обольщения. Вряд ли она верит в искренность обращенных к ней восторгов и вряд ли по-настоящему увлечена игрой чувств. Она не теряет контроля над собой и окружающей обстановкой даже в любовных объяснениях с де Грие, где, казалось бы, можно дать волю чувствам. А изменив ему, отвечает на его отчаянные вопросительные жесты обезоруживающе просто: указывает на дорогое платье и колье, подаренные богатым покровителем. И этот жест вдруг открывает в избалованной красавице ребенка, который дорожит доставшейся ему игрушкой больше, чем самыми красивыми словами.
В сценах на каторге Манон не узнать: она предстает в пепельных лохмотьях, с короткой стрижкой «ежиком». По-детски беззащитная, испуганная, она наконец-то ведет себя искренне и поэтому выглядит едва ли не более пленительной, чем на балах в дорогих туалетах. Самой сильной сценой Захаровой оказывается трагический финальный дуэт. Герои совершили отчаянный побег, Манон теряет силы, но до последнего мгновения жизни светится надеждой на спасение.
Роберто Болле тщательно протанцовывает каждое па своей партии. Его позы изысканны без вычурности и полны чувственности. Это страсть, отлитая в идеальные фразы, будто вычитанные из книги, которую герой носит с собой в начале спектакля. Но искренни ли чувства его героя? Увлечен ли он Манон всерьез или только любуется своим умением говорить о любви?
Труппа театра Ла Скала подхватывает тон, заданный солистами. Оркестр под управлением Давида Колемана звучит тактично, не педалируя чувственных нюансов музыки Массне. Среди исполнителей ролей второго плана есть выразительные солисты: Эмануэла Монтанари (хозяйка салона), Антонио Сутера (Леско), Мика Дзенни (тюремщик). Но главным «послевкусием» спектакля остается то новое впечатление от хрестоматийно известной постановки, то ощущение живого театра, которое создают трактовки Захаровой и Болле.

Милан (специально для «НГ»)

О Кеннете МакМиллане
Сэр Кеннет МакМиллан (1929–1992) родился в Шотландии. В 1946 году окончил балетную школу лондонского театра «Сэдлерс-Уэллс» и стал артистом его труппы. В 1950-м дебютировал как хореограф. В 1960-е годы ставил в европейских театрах, а с 1970-го до конца жизни возглавлял труппу английского Королевского балета (Ковент-Гарден). С 1984-го совмещал этот пост с должностью помощника худрука Американского театра балета (ABT) в Нью-Йорке.
МакМиллан глубоко уважал и хорошо знал русский балет, под влиянием которого во многом сформировался его собственный стиль.
Главными работами МакМиллана стали многоактные драматические спектакли «Анастасия» (1971) о дочери последнего русского царя, «Манон» (1974) по мотивам романа Прево, «Майерлинг« (1978) об австрийском принце Рудольфе и многие другие. МакМиллан ставил также концертные номера, драматические пьесы и телеспектакли.
Обладал множеством британских и международных наград. В 1983-м был возведен в рыцарское достоинство.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 21, 2013 2:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112102
Тема| Балет, Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов, Персоналии,
Автор| Елена Федоренко, фото Сергей Андреещев
Заголовок| Танцы под копирку
Подвел итоги Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов.

Где опубликовано| газета "Культура"
Дата публикации| 2013-11-21
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/16726-tantsy-pod-kopirku/
Аннотация| КОНКУРС

Правительство РФ и Министерство культуры учредили форум в расчете на четырехлетний цикл: каждый год состязаться будут представители одной из номинаций: «хореографы», «народно-сценический (характерный) танец», «современный танец». А последний смотр четырехлетки — «артисты балета» — станет отборочным накануне престижного Московского международного конкурса. Члены жюри — руководители балетных трупп и балетных школ, люди именитые, известные, облаченные регалиями и удостоенные высоких званий, трудились под руководством хореографа-патриарха Юрия Григоровича.


Елена Князькова

Выделить хореографов в отдельную номинацию — идея благотворная. Обычно смотры новых танцев входят составной частью в артистические номинации и, увы, являются их самым слабым звеном. Несколько лет назад Музыкальный театр имени Наталии Сац (нынешний смотр проходил на его же сцене) провел конкурс хореографов «Перспектива», объявив его ежегодным, но инициатива тут же угасла, причем без художественных последствий.

Нынешняя встреча прошла скромно, хотя организаторы открыли перед зрителями все двери — просмотры были бесплатными. За редким исключением публику составляли те, кто так или иначе связан с выступавшими, — их родственники и коллеги. Канули в Лету времена, когда каждый балетоман спешил на просмотры туров Всесоюзного балетного конкурса (он жил полтора десятилетия, с 1965-го). Критики и журналисты конкурс-2013 и вовсе не заметили — то ли пиар-кампания подкачала, то ли всем миром потеряли надежду на то, что хореографическая мысль в родном Отечестве забьется после долгого летаргического сна.

За медали боролись 27 человек из девяти российских городов (с преобладанием Москвы и Петербурга). До третьего тура, по результатам которого определяли победителей, дошли 15. Соло и дуэты первых двух туров в финальном уступили место сюжетным композициям, достаточно протяженным (до 20 минут) и с несколькими героями на сцене (до пяти артистов). Победили те, чьи истории в танцах оказались самыми внятными, ибо нынешний уровень хореографической мысли относит оригинальность пластического языка к недоступной роскоши.


Вера Арбузова

Почти все номера выглядели студенческими работами по изучению, а иногда и копированию лучших образцов хореографии XX столетия. Для тех, кого коробит, скажу иначе: молодые дарования решили вести диалог с мэтрами, определившими сегодняшний день балетного искусства. Во всяком случае, каждый номер напоминал что-либо из хорошо известного. «Однажды вечером» золотого лауреата Елены Князьковой — отзвук «Золотого века» Юрия Григоровича. В ресторане встречаются люди, у каждого — своя судьба (а значит, и свой монолог), среди них, конечно, дама — пленительная балерина Елена Князькова. Она сочинила «под себя», свои роскошные ноги и быструю пуантовую технику чистую и грамотную пластику. Культура танцевальных комбинаций и отсутствие амбиций принесли ей победу.

Серебро досталось тоже москвичке Нине Мадан — она продолжает поиски своей лексики, складывая танец из полутонов и оттенков. Ее поэтический номер «Милый друг» в иных — «земных» — обстоятельствах развивает тему баланчинского «Аполлона Мусагета». Бронзовый призер, Дмитрий Антипов из Воронежа утонул в капризной беспечности и грациозных интригах XVIII века, поданных в духе Иржи Килиана. Очарованный кумиром юный хореограф из цитат сплел веселый номер «Салат, шляпка и скандал, или Забавы в стиле Ро-ко-ко». Первоисточника не скрывает. Его медаль — награда за честность. Звание дипломанта получили Вера Арбузова (Санкт-Петербург), Александр Могилев (Москва) и Евгения Пичкалева (Краснодар).


Нина Мадан

Отличия нашли своих героев, а главный итог так и остался неутешительным: хореографов, то есть художников, мыслящих танцем, а не привычным набором стандартных движений, по-прежнему не видать. Обидно, что тривиальна хореография, вдвойне — что ее ставят равнодушные к музыке люди, не обремененные высшим по рвению образованием. Чувства выхолощены, структура — рыхлая, финалов — несколько, а бровки домиком и бесчисленные шарфики заменяют образность. К концу просмотров от танго закружилась голова — столько полуэстрадных и однокрасочных трактовок предложили соискатели.

Следующий конкурс — через четыре года. Будем надеяться, что времени хватит на постановку номеров, не напоминающих по вкусу и приготовлению фаст-фуд. А равно далеких от взгляда на мир через замочную скважину или танцев на детсадовском утреннике.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 21, 2013 9:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112103
Тема| Балет, Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов, Персоналии,
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Первый блин комом
В Москве объявили лауреатов конкурса хореографов

Где опубликовано| Московский Комсомолец
Дата публикации| 2013-11-21
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2013/11/21/948946-pervyiy-blin-komom.html
Аннотация| КОНКУРС

Гала-концертом лауреатов закончился в Детском музыкальном театре им. Н.И.Сац I Всероссийский конкурс артистов балета и хореографов. Хоть конкурс и числится «первым», такое наименование не должно вводить в заблуждение — у балетного соревнования многолетние традиции. Просто назывался он раньше всесоюзным, а организован был еще в 1965 году, и с тех пор открыл миру таких уникальных танцовщиков и хореографов, как Надежда Павлова, Вячеслав Гордеев, Алла Михальченко, Юрий Васюченко, Генрих Майоров, Людмила Семеняка.


фото: Сергей Андреещев

Всесоюзный конкурс являлся, по сути, отборочным и предшествовал престижнейшему Московскому международному, однако в 1992 году он прошел в последний раз. С идеей возрождения хореографического форума выступил выдающийся хореограф Юрий Григорович, ставший сейчас его художественным руководителем и председателем жюри.

Цели, которые конкурс ставит перед собой, ныне сформулированы четко: «выявление молодых перспективных исполнителей и хореографов, повышение уровня профессионального мастерства артистов балета, подготовка новых молодых кадров для российских театров, а также создание новых ярких произведений современной хореографии и поиск неординарных путей в развитии классического, народно-сценического и современного танца».

Как и 20 лет назад, всероссийский конкурс будет предшествовать международному. Его намереваются проводить ежегодно и по разным специальностям: сейчас между собой соревновались хореографы, следующий год будет посвящен народно-сценическому (характерному) танцу, 3-й год цикла отдадут танцу современному, а на 4-й год пройдет конкурс артистов балета, который и станет отборочным к Московскому международному конкурсу.

Что касается нынешнего состязания хореографов, то собрало оно 27 участников из Челябинска, Саранска, Воронежа, Краснодара, Новосибирска, Перми, Бурятии и, конечно, Санкт-Петербурга и Москвы. Конкурс проходил в три тура (на первом участники показывали свои сольные работы, на втором — дуэтные номера, а третий был отдан одноактным постановкам) и был неплохо профинансирован Министерством культуры. Тем не менее первый блин, по обыкновению, вышел комом — состязание балетмейстеров выявило довольно удручающую картину. Судя по показанному на гала-концерте, оригинально мыслящих хореографов у нас практически нет. На фоне всеобщего «безрыбья» можно отметить лишь работы Дмитрия Антипова, ставшего обладателем бронзовой медали и призовых 150 тысяч рублей, а также «Дуэт» Веры Арбузовой. Хотя на конкурсе известная балерина, экс-прима театра Бориса Эйфмана (как исполнительница, она же неоднократная лауреатка самой престижной театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит», а еще «Души танца») была отмечена лишь дипломом и денежной премией в размере 75 тысяч рублей.

Вообще с известными балеринами, которые ныне выступают в роли хореографов, этому конкурсу повезло. Помимо ученицы Бориса Эйфмана в числе призерок и Елена Князькова — некогда золотая лауреатка престижного международного конкурса в Варне и прима-балерина Театра балета Григоровича в Краснодаре… Как это ни удивительно, ей присудили… «золото» (300 тысяч рублей). И это несмотря на то, что всего несколько лет назад с председателем жюри у нынешней победительницы, помнится, был серьезный конфликт: она была объявлена мэтром персоной нон грата, после чего покинула труппу в Краснодаре (ныне сотрудничает с театром Сац).

И в других случаях щедрость организаторов на этом конкурсе, казалось, не знала границ. Кроме того что серебряная награда (250 тысяч рублей) вердиктом жюри была присуждена солистке балета «Москва» Нине Мадан, поощрение, помимо всего прочего, нашло и исполнителей номеров хореографов-лауреатов. Сама Елена Князькова, а также другие участники ее «золотой» одноактной постановки «Однажды вечером» (Сергей Беломысов, Максим Подшиваленко и Павел Окунев) получили не только «специальные дипломы», но и по 30 тысяч рублей каждый. На 5 тысяч меньше «заработали» артисты (Вячеслав Пегарев, Елена Музыка, Катерина Зайцева и Анна Макарова), танцевавшие «серебряную» одноактовку «Милый друг».

Всероссийский конкурс отныне предполагается проводить в два этапа. Первый — предварительный, будет проходить в Центральном, Северо-Западном, Южном, Волго-Уральском и Сибирско-Дальневосточном регионах России. Второй — финальный, по условиям, будет проводиться в Москве «или других городах Российской Федерации, обладающих соответствующей инфраструктурой».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 12, 2014 10:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 21, 2013 11:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112201
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Майя Крылова
Заголовок| Высший пилотаж: балет Иржи Килиана «Восковые крылья» в Музыкальном театре
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 2013-11-22
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/562949989687979
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Выдающийся современный хореограф много лет возглавлял Нидерландский театр танца, который под его руководством стал всемирно известным. Балеты Иржи Килиана, далекие от классических канонов, передают мельчайшие нюансы музыки и столь же детально, путем пластических и сценографических ассоциаций, вникают в возможности танцующего тела. Рудольф Нуреев не зря сказал, что у Килиана «золотые уши» и он как никто умеет превращать метафоры в движения. В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко с 22 по 24 ноября пройдут премьерные показы балета Иржи Килиана «Восковые крылья».

«Восковые крылья» — спектакль 1997 года на музыку Кейджа, Гласса, Баха и Бибера. Это четвертый опус Килиана в Музыкальном театре — в 2010 году труппа первой в России получила право на исполнение его балетов. Неуступчивого мастера, опасавшегося за судьбу своих европейских танцев в российской классической труппе, уговаривали несколько лет. И уговорили.

Первый вечер Килиана (в него входили балеты «Маленькая смерть» и «Шесть танцев») прошел в столице на ура. Труппа вполне успешно покорила вершины килиановского стиля. Публика очаровалась тоже. Проникнувшись смешливыми, эмоционально насыщенными танцами, прослезились от счастья даже упертые балетоманы консервативного толка.

Видимо, и автор был доволен, поскольку разрешил московскому театру еще и серьезную «Бессонницу» — танцевальную психоделику про закоулки нашего подсознания. Теперь к славной тройке прибавятся «Крылья Икара» — балет, который предложил труппе сам Килиан. Новая работа не только дает возможность сформировать полноценный авторский вечер из постановок Килиана, но и завершает международный фестиваль современного танца DanceInversion, организованный этой осенью Музыкальным театром.

«Восковые крылья» — спектакль с говорящим названием и соответствующим танцем, о котором хочется сказать: «полеты во сне и наяву». Визуальная картинка устроена так, что публике кажется: безымянные персонажи спектакля парят в воздухе. Большое дерево, «растущее» на сцене, не зря подвешено кроной вниз, а яркий прожектор над головами танцовщиков ездит по кругу, словно палящее солнце по небосводу. Четыре дуэта в черном как будто выполняют фигуры высшего пилотажа, а музыка, сочетающая современный минимализм с сочинениями эпохи барокко, позволяет «летающим» персонажам опасно приближаться к грани, отделяющей жизнь от смерти.

Хореографа вдохновила античная легенда об Икаре. Но Килиан не был бы собой, если бы увлекся какой-либо буквальностью. Если искать психологическую подоплеку его танцев, то это вечный человеческий порыв к неизведанному, жажда риска и открытий. И стоическая готовность принять на себя послед­ствия гонки за адреналином.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 23, 2013 1:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112301
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Валерий Модестов
Заголовок| Фестиваль «DanceInversion–2013» завершен
Где опубликовано| Вечерняя Москва
Дата публикации| 2013-11-23
Ссылка| http://vmdaily.ru/news/2013/11/23/festival-danceinversion-2013-zavershen-223919.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Фестиваль «DanceInversion–2013» в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко завершен

Фото: Пресс-служба Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко

Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко умеет удивлять любителей балета.

Организовав Международный фестиваль «DanceInversion–2013», он в течение месяца представлял экзотические коллективы из Бразилии, Франции, Австралии, Новой Зеландии, а для закрытия и вовсе приготовил сюрприз – российскую премьеру балета Иржи Килиана «Восковые крылья» в исполнении своих артистов.

Название балета отсылает зрителей к мифу об Икаре, который ослушался своего отца Дедала, сделавшего им крылья для бегства с острова Крит, и поднялся слишком высоко к солнцу. Воск, скрепляющий перья, растаял, Икар рухнул в море и погиб.

На сцене дерево, перевернутое кроной вниз, четыре пары виртуозных танцовщиков в черном: А. Паршенкова и Г. Смилевски, Н. Сомова и С. Мануйлов, Э. Микиртичева и А. Селезнёв, О. Кардаш и С. Величко. Звучит небесная музыка Г. Бибера, Дж. Кейджа, Ф. Гласса и И.С. Баха. Блуждающий софит высвечивает их движения, выражающие всю гамму человеческих чувств: от раздумий до решений, от сомнений до поступков, от взлетов до падений… Кажется, что в этом постоянно меняющемся калейдоскопе страстей, прыжков, вращений, поз заключена некая тайна гениального безумца, который ищет точку опоры, чтобы перевернуть мир. Разгадать ее – задача не из легких.

Возможно, Килиан призывает нас не быть равнодушными к пытливому уму человека и не осуждать смельчаков, даже если нам кажется, что они переворачивают мир с ног на голову. А может, пытается предостеречь от гордыни и безрассудства, которые не доведут до добра. Или, быть может…

На память приходит знаменитая картина Питера Брейгеля (ок. 1525-1569) «Пейзаж с падением Икара», на которой изображен освещенный солнцем берег моря: пахарь идет за плугом, пастух пасёт овец, рыболов сидит с удочкой, по морю плывут суда... Если присмотреться, то можно увидеть в правом нижнем углу торчащие из воды пятки голых ног. И никто, даже рыбак, ближе всех находящийся к тонущему Икару, не обращает внимания на это странное падение человека с неба в море. Главный герой – Солнце, его слепящий блеск и отражение в морских далях.

Тут есть о чем задуматься и поразмышлять. В этом ценность великих творений: будь то пейзаж или балет.

Сегодня «Стасик» – безусловный лидер в освоении произведений Иржи Килиана, в его репертуаре, помимо «Крыльев», – «Бессонница», «Маленькая смерть», «Шесть танцев». Всего четыре балета. Они и составили вечер хореографических шедевров Иржи Килиана, который стал не только сюрпризом закрытия «DanceInversion–2013», но и украшением афиши театра.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 23, 2013 1:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112302
Тема| Балет, Astana Opera, Премьера, Персоналии,
Автор| Елена КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Роскошный подарок от Эйфмана
Где опубликовано| Казахстанская Правда
Дата публикации| 2013-11-23
Ссылка| http://kazpravda.kz/?p=14085
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Всемирно известный петербургский хореограф Борис Эйфман сделал поистине царский подарок театру Astana Opera и всем казахстанцам – поставил балет «Роден», премьера которого прошла вчера с большим успехом.



Бориса Яковлевича наши поклонники Терпсихоры хорошо знают: в ГАТОБ им. Абая идут его «Красная Жизель» и «Анна Каренина», которые были показаны и в Астане, а сам балетмейстер получил почетное звание «Заслуженный деятель РК».

Накануне премьеры хореограф дал пресс-конференцию. И первыми словами были слова восхищения: год назад он приезжал в столицу и тогда видел только стены театра Astana Opera, а теперь – величественное здание, помпезный (в хорошем смысле) зал, технически прекрасно оснащенную сцену. По словам Б. Эйфмана, подобные театры в Европе если и есть, то их можно пересчитать по пальцам одной руки.

– Сегодня в мире кризис, идет резкое сокращение бюджетов, и в первую очередь, конечно, в сфере культуры, – заметил он. – А у вас делается все (в том числе решаются финансовые и жилищные проб­лемы), чтобы балетная труппа была профессиональной, сильной, способной не формально, а именно на высоком творческом уровне проводить спектакли в постановке хореог­рафов разных направлений.

Действительно, театр открылся балетом П. Чайковского «Спящая красавица», а это – эталон классического стиля. В конце декабря состоится премье­ра «Ромео и Джульетты» в постановке французского хореографа Шарля Жюда, а это уже новые традиции балета французского. Борис Эйфман с удовлетворением отметил: идет плодотворная работа по созданию уникального современного репертуара, который позволит Astana Opera войти в число лучших театров мира.

«Роден» – психологический балет, который совмещает технику современного танца и русские классические традиции. Хореография «Родена» сложная во всех отношениях – в техническом, драматическом, эмоциональном. По признанию балетмейстера, он очень волновался, когда летел на премьеру. Но посмотрел репетицию и увидел, какая огромная работа была проделана руководством театра и балета и его ассистентами – Ольгой Толмаковой и Олегом Парадником, но главное – самой труппой.

– Только я знаю, как артис­там трудно работать на этой огромной сцене: тут из кулисы в кулису перебежишь – уже устанешь, а надо танцевать, и танцевать очень динамично, – говорит Б. Эйфман. – И они выдерживают этот темп и нагрузки.

Яркий спектакль рассказывает о драматических отношениях между гениальным скульптором Огюстом Роденом, его юной талантливой ученицей Камиллой Клодель и гражданской женой мастера Розой. Перед солистами Жанибеком Иманкуловым (Роден), Айгерим Бекетаевой (Камилла Клодель) и Анель Рустемовой (Роза) стояла сложная задача языком телодвижений передать страсть и отчаяние, любовь и ревность, ужас безумия, сам творческий процесс… И они с этим справились!

Интервью с Борисом Эйфманом и подробный рассказ о спектакле читайте в пятничном номере.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Ноя 23, 2013 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112303
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Дмитрий Барбаш
Заголовок| В Москве поставили спектакль звезды современной хореографии Иржи Килиана
Где опубликовано| МИР 24
Дата публикации| 2013-11-23
Ссылка| http://mir24.tv/news/culture/9339634
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балет «Восковые крылья» - версия древнегреческого мифа об Икаре, который поднялся слишком высоко к солнцу и погиб.


© Скриншот: «МИР 24»

Москва, 23 ноября. Обладатели «Восковых крыльев» выпорхнули на сцену Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко. В Москве поставили спектакль звезды современной хореографии - чеха Иржи Килиана. Он танцевал в труппе Штутгарского балета, затем возглавлял Нидерландский театр танца.

Поклонники современной хореографии всегда восхищались музыкальностью его постановок, вниманием к личности человека, а не к физическим способностям. За это его даже прозвали балетмейстером-философом. Иржи Килиан ставил балеты по произведениям Мунка, а на «Восковые крылья» его вдохновило полотно Питера Брейгеля-старшего «Пейзаж с падением Икара», рассказывает корреспондент «МИР 24» Дмитрий Барбаш.

За кулисами «Стасика» вовсю кипит работа - это последний, самый напряженный прогон перед премьерой нового балета «Восковые крылья». Танцоры разминаются у станка, ассистент хореографа Иржи Килиана - Элке Шеперс дает последние советы артистам. У нее трудностей перевода не возникает - язык тела универсален. Главное, говорит, запомнить несколько законов, по которым строится любой балет мастера.

«В хореографии Иржи Килиана самое важное - захватывающая работа партнеров. Танцоры по максимуму используют тела друг друга, двигаются синхронно, шаг одного переходит в шаг другого. И этому нет конца, это всегда имеет смысл. Никаких случайных, ошибочных движений. Надеюсь, по крайней мере. Для нас, хореографов любое движение важно», - объясняет Элке Шеперс.

И действительно, в постановке все сделано так, чтобы не отвлекать зрителя от танцоров. Абсолютно черное пространство сцены, из декораций – только дерево, подвешенное вверх тормашками - символ того, что артисты танцуют прямо в небе, а прожектор - образ солнца. Неброские, будто тренировочные костюмы. Ни одна деталь не должна соперничать с движениями. В них все - эмоции, чувства, весь смысл спектакля.

Балет «Восковые крылья» Иржи Килиана - версия древнегреческого мифа об Икаре, который поднялся слишком высоко к солнцу и погиб. Спектакль идет не больше получаса, но за это время в постановке успевает прозвучать сразу четыре музыкальных произведения - классического Баха сменяет авангардист Кейдж, после современного американского минималиста Гласса звучит произведение из семнадцатого века - австрийца Бибера. Кстати, в большинстве мировых постановок Киллиана музыка звучит в записи, но в Музтеатре Станиславского танцуют под живой оркестр.

После «Восковых крыльев» показывают еще три балета – «Бессонницу», «Маленькую смерть» и «Шесть танцев». Их поставили чуть раньше, а «Бессоницу» уже даже успели номинировать на самую престижную театральную премию страны – «Золотую маску». Во всех балетах практически одинаковый состав артистов. Солисты Алексей Любимов и Мария Тюрина танцуют сразу во всех. Говорят, подстроиться под такую непредсказуемую хореографию Килиана было непросто

«Мы часто не верим даже в успех происходящего, но ассистенты Килиана нас заставляют, заставляют поверить в себя. Они нам говорят - вот надо сделать так и все! Ты вот оттачиваешь, оттачиваешь и в конце концов - да, начинаешь понимать, что действительно другого выхода нет из сложившейся ситуации на сцене. То есть, тебе нужно прыгать в одну сторону и в следующий момент оказаться в другом конце зала», - говорит солист балета Алексей Любимов.

«Не могу сказать, что было сложно, что-то технически нужно было привыкнуть, нужно было тренироваться, нужно было работать много, но очень близка хореография», - делится впечатлениями солистка балета Мария Тюрина.


Сам Иржи Килиан «живьем» спектакли еще не видел, хореограф в Москву не приезжал - в театре говорят, полностью доверяет своим помощникам. Но работу труппы театра все-таки уже успел оценить. Ему в Прагу отправляли видеозаписи балетов. Говорят, Килиан остался доволен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 25, 2013 5:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112501
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Древо танца
"Восковые крылья" Иржи Килиана в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №216
Дата публикации| 2013-11-25
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2351149
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балетная труппа музтеатра Станиславского и Немировича-Данченко представила российскую премьеру балета Иржи Килиана "Восковые крылья", которая завершила международный фестиваль DanceInversion и вошла в программу "Вечер балетов Килиана", в конце которого ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА решила, что Килианов много не бывает.


Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ

"Восковые крылья", поставленные 16 лет назад на музыку композиторов разных веков (Генриха Бибера, Джона Кейджа, Филиппа Гласса и Баха) для главной труппы Нидерландского театра танца (NDT 1), относятся к "черно-белому" периоду творчества хореографа, названному так из-за цветовой гаммы спектаклей. На "Вечере Иржи Килиана" музтеатр Станиславского показывает три спектакля этого периода: "черные" "Восковые крылья" его открывают, а завершают "белые" балеты на музыку Моцарта — "Маленькая смерть" и "Шесть танцев".

Поставив "Крылья" первыми в программе, музтеатр сам обозначил приоритеты: в финале вечера обычно показывают самое интересное. Действительно, оба моцартовских балета выглядят эффектнее новинки, в которой нет ни искрометного остроумия "Шести танцев", ни элегичной сексуальности "Маленькой смерти". Нет и трансформации хореографической лексики, как в "Бессоннице" — завораживающей новелле о путешествии в дебри подсознания, помещенной между "черно-белыми" опусами Килиана.

"Восковые крылья" — очень сдержанный балет. Его единственный аттракцион — большое дерево, прикрепленное корнями к колосникам и осеняющее центр сцены своей густой безлистной кроной (сценограф Майкл Саймон). Тем, кто любит искать конкретный смысл в любой хореографической абстракции, это перевернутое дерево да и название спектакля дают право говорить о небесах, опрокинутых на сцену, о полете Икара, о трагическом финале этого парения. Однако сценических доказательств такой трактовке нет: четыре пары, одетые с чрезвычайной простотой (женщины — в черные купальники, мужчины — в черные брюки и полупрозрачные майки), выступают из тьмы задника, а после 25 минут беспрерывного и, как всегда у Килиана, завораживающе красивого танца исчезают в той же тьме. За исключением мужчины и женщины, кружащихся в объятии в луче меркнущего света.

Аскетизм спектакля призван сконцентрировать внимание на его пространственном решении: как раз тут "черные" "Восковые крылья" и дают фору своей "белой" оппозиции. В первой части хореограф виртуозно работает с малыми ансамблями, соединяя, подменяя, трансформируя дуэты в трио, квартеты, октеты, охватывающие все пространство сцены. Неуловимо меняя амплитуду движений и скорость комбинаций, Иржи Килиан манипулирует зрительским восприятием, как маг: выделяя одну группу танцующих и нивелируя другую, он перемещает центр композиции в разные точки сцены. Вторая часть балета состоит из мужских вариаций, структурированных женской четверкой: разбросанные по сцене танцовщицы, словно в рапиде, имитируют бег на месте, в то время как мужчины проносятся между ними в прыжково-вращательном слаломе виртуозных комбинаций. Завершает балет серия лирических дуэтов, в которых отношения мужчины и женщины раскрываются во всей психологической сложности, словно иллюстрируя признание Килиана в том, что его вполне формальный интерес к взаимному движению объектов уравновешивается эмоциональным желанием познать движения человеческой души.

За три года, прошедшие со дня постановки первых шедевров Иржи Килиана, в музтеатре Станиславского уже образовалась стойкая группа килиановцев. В "Восковых крыльях" в эту группу вошла Эрика Микиртичева, которая выделяется среди опытных коллег слишком активной мимикой и рыхловатой подачей хореографического текста. Импульсивность стиля Килиана — все эти нервные микроронды, секундные ритмические сбои, еле уловимые сбросы поз, противозаконные скосы стоп — точнее всех передает Оксана Кардаш. Но героями премьеры все же стали мужчины: коварства сложных вариаций — их быстрый темп, непривычную координацию, перебитую вертикаль корпуса во время вращений — они одолели с неожиданной лихостью. И хотя российские "Восковые крылья" выглядят академичнее, чем в исполнении западных трупп (классический акцент наших танцовщиков не исчезнет за пару месяцев репетиций), однако, судя по другим, уже растанцованным спектаклям программы, музтеатр Станиславского готов работать над своим современным произношением деятельно и неустанно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 12, 2014 10:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17185
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 25, 2013 5:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013112502
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Автор| Анна Галайда
Заголовок| В пространстве соучастия
Театр Станиславского и Немировича-Данченко, российский флагман освоения балетов Иржи Килиана, выпустил премьеру его «Восковых крыльев»

Где опубликовано| Газета "Ведомости"
Дата публикации| 2013-11-25
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/575341/v-prostranstve-souchastiya
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


«Восковые крылья» уже признаны классикой балета Фото: David Moir / Reuters

Премьера «Восковых крыльев» была приурочена к завершению фестиваля DanceInversion, традиционно проводимого Театром Станиславского и Немировича-Данченко. Этот балет, благодаря которому театр теперь обладает авторским вечером Килиана, затмил даже приезд авангардных западных гастролеров.

Между тем «Восковые крылья» далеко не новый спектакль Килиана. Хореограф создал его для своего Нидерландского театра танца в 1997 г., постановка давно уже существует в статусе живой классики. Но это не совсем тот Килиан, которому еще в 1970-х отдала свою любовь Москва, узнав и полюбив в нем мастера больших форм, как казалось, продолжателя идеи симфонического балета. Хореограф, нашедший идеальные танцевальные формы «Свадебки» и «Симфонии псалмов» Стравинского, Килиан и позже не отказался от взаимодействия со сложнейшими музыкальными идеями. «Восковые крылья» рождены из небанального микста Бибира и Кейджа, Гласса и Баха. Но с годами его внимание поглотило создание универсального спектакля, в котором не только нельзя отдать приоритет пластике над музыкой, но и музыке над светом или сценографией. Эффект рапидной торжественности «Восковых крыльев» был бы невозможен не только без скрипичной Пассакальи Бибера (не самый известный в наши дни композитор XVIII в. пользуется особой любовью современных хореографов), но и без опрокинутого кроной вниз дерева Майкла Саймона и строгих, на первый взгляд даже банальных костюмов Йоуке Виссера.

Подсказку к расшифровке красивейших адажио, которые могут претендовать на звание лучших в современном балете, дал не только художник, но и сам хореограф: Килиан не скрывает, что при создании «Восковых крыльев» его вдохновляли «Пейзаж с падением Икара» Брейгеля и греческий миф, лежащий в его основе. Но, разумеется, ни Икара, ни Дедала в спектакле нет. Вместо них — четыре пары танцовщиков, что не стесняет фантазию ни постановщика, ни зрителя: может быть, это боги на Олимпе, которым из-за собственных сложных отношений недосуг обратить внимание на Икара, а может быть, дух героя или борющиеся в его душе эмоции — Килиан прекрасен тем, что, создавая сложнейшую и крепчайшую кристаллическую конструкцию любого своего балета, оставляет воздушное пространство соучастия для исполнителей и зрителей.

Эта свобода — самая тяжелая каторга, которая может достаться в удел российскому танцовщику. Возможно, поэтому спектакли Килиана с трудом приживаются на нашей почве. Но Театр Станиславского и Немировича-Данченко, в последнее время ежегодно пополняющий свою коллекцию Килиана, наконец приблизился к тому, чтобы артисты чувствовали себя в его стихии свободно.

Сложная любовь
В России Иржи Килиана оценили тогда, когда он не был признан одной из ключевых фигур современной хореографии. Но до сих пор его спектакли у нас, кроме Театра Станиславского, появлялись только в Большом театре и Перми.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 6 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика