Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 11, 2013 7:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111101
Тема| Балет, БТ, «Марко Спада», Персоналии, Пьер Лакотт, Сергей Филин, Дэвид Холберг, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Семен Чудин, Игорь Цвирко
Автор| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.
Заголовок| Легкомысленный разбой
"Марко Спада" в Большом театре

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ" №206
Дата публикации| 2013-11-11
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2340205
Аннотация| Премьера


Фото: Александра Мудрац/Фото ИТАР-ТАСС

Фотогалерея

На исторической сцене Большого состоялась премьера балета Обера "Марко Спада", сочиненного Пьером Лакоттом по старинному спектаклю Жозефа Мазилье. О премьере — ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.


Строго говоря, это расширенная версия балета, который знаменитый стилизатор Пьер Лакотт неоднократно ставил для разных трупп. Впервые — в 1981 году по заказу Римской оперы в честь 200-летия Даниэля Обера. Весь балет — вплоть до костюмов и декораций — хореограф Лакотт сочинил сам. Ведь от оригинального спектакля главного балетмейстера Парижской оперы Жозефа Мазилье, поставленного в 1857 году, остался только сценарий, написанный Скрибом, да газетные рецензии.

Декорации хореографа Лакотта получились наивно-простодушными, как в старинном провинциальном театре (плоские пейзажи римских окрестностей, рисованные объемы дворцовых залов и соборной площади), костюмы — наивно-роскошными, как в театре придворном. Сюжет остался запутанным. Дочь богатого бандита Анжела, не подозревающая о профессии отца, влюбляется в князя Федеричи, который отвечает ей взаимностью, однако помолвлен с маркизой Сампьетри, в которую, в свою очередь, влюблен капитан драгунов Пепинелли, охотящийся за неуловимым разбойником Спадой,— тот выдает себя за аристократа настолько успешно, что запросто обменивается визитами с губернатором. В финале разбойника смертельно ранят, а любовные пары соединяются в устраивающем всех сочетании.



Вот этот самый балет хореограф Лакотт и предложил худруку Сергею Филину в ответ на просьбу поставить что-нибудь для Большого. (Стоит напомнить, что именно Лакотт стал первым за 100 лет серьезным западным автором, поставившим для москвичей эксклюзивный спектакль: в 2000 году его успешная стилизация "Дочери фараона" ознаменовала рождение новой, постсоветской, труппы Большого, потребовав от артистов совершенно иной техники и сценических навыков.) На сей раз 81-летний хореограф перенес в Москву расширенную версию уже готового, однако нигде в мире не идущего спектакля и предоставил Большому эксклюзивные права сроком на семь лет.

Признаться, "Дочь фараона", в последний раз показанная год назад, выглядит гораздо более сбалансированной, нежели новая постановка. Как ни странен подобный упрек, но в "Марко Спаде" слишком много танцев. Причем однотипных: здесь нет самостоятельно действующего кордебалета (хотя многочисленное "тело балета" все время мельтешит на сцене, аккомпанируя танцующим премьерам), здесь нет демихарактерных и жанровых плясок, равно как и малых ансамблей (зародившийся было Pas de six чахнет на ранней стадии адажио). Зато "Марко Спада" побил все рекорды по количеству па-де-де: в первом акте их целых три, во втором — два, в третьем — одно, но непомерно разросшееся, с тремя балеринскими, двумя премьерскими вариациями и несколькими кодами. Поставлено все это на одном, чисто французском, языке, типичном для Лакотта: с обилием всевозможных антраша, па-де-бурре, пируэтов, быстрого allegro и прочей мелкой техники, дополненной вполне крупными "большими" пируэтами и фуэте. Комбинации движений варьируются, повторяются, так что к третьему акту уже трудно припомнить, чем, скажем, вариация князя отличалась от вариации драгуна, а танец разбойничьей дочери — от танца маркизы.



При этом пантомиме хореограф отвел минимальное, строго регламентированное время. Едва успев познакомиться, герои приступают к основательному па-де-де, а сюжетные перипетии мелькают так стремительно, что за ними не уследить. В довершение неразберихи хореограф так и не определился с жанром спектакля. Вообще-то балет выглядит веселой пародией на вампуку: кукольные солдатики с деревянными ружьями, разбойники в атласных камзолах, бандитки в очаровательных туалетах, потешные погони, обмороки дам, комические сценки ограблений. Однако, похоже, сам хореограф полагает, что поставил не комедию положений, а чуть ли не социальную драму: ближе к финалу мизансцены наполняются вполне искренним пафосом, отчего обретают незапланированный юмор — особенно забавна поза умирающего Спады на руках у дочери, копирующая пьету Микеланджело.

В такой ситуации актеры-танцовщики не знают, что и как им играть. Выигрывают те, кто вполне отдался комической стихии. Здесь лидирует Игорь Цвирко в роли влюбленного капитана. Он преуморителен, однако за превосходной мимической игрой не пропадают и его танцевальные подвиги. Американец Дэвид Холберг успешно выпутался из амплуа романтического героя, сыграв Марко Спаду с отменным чувством юмора и почти гротесковой пластической остротой. И хотя по чистоте исполнения Холберг уступает трем московским солистам (и Цвирко, и легконогому Вячеславу Лопатину в роли безымянного жениха, и непогрешимому в танце, но крайне скованному в пантомиме Семену Чудину), его разбойник, похожий на аристократичного вампира, цементирует весь этот разросшийся дивертисмент.

Роли главных героинь отданы питомицам Вагановской академии Евгении Образцовой (Анжела) и Ольге Смирновой (маркиза). Пожалуй, последняя танцует более остро, стильно и точнее строит фразы, чем ее опытная коллега Образцова со своей фирменной, кочующей из балета в балет мягкостью и столь же неизменным обаянием (эти отличия особенно заметны в сцене урока танцев). Однако в третьем акте выигрышные вариации Анжелы позволили балерине Образцовой взять реванш, проявив дополнительные краски своего дарования вроде живости и даже некоторого темперамента. Впрочем, к чистоте танца и технике обеих прим придраться трудно: французской лексикой они овладели вполне. Как, собственно, и вся труппа, танцующая гораздо свободнее, точнее, легче и проворнее, чем 13 лет назад, на премьере французской "Дочери фараона". А если учесть, что для этого анафемски тяжелого балета подготовлено целых четыре состава исполнителей, то за профессиональный уровень балета Большого можно не беспокоиться. Зрителям же достался роскошный, многолюдный, жизнерадостный спектакль, который лишь подкрепит их уверенность в том, что умом балет не понять: это дело диковинное, праздничное и совершенно бессмысленное.



Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Окт 12, 2014 10:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 11, 2013 7:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111102
Тема| Балет, БТ, «Марко Спада», Персоналии, Пьер Лакотт, Дэвид Холберг, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Семен Чудин, Игорь Цвирко
Автор| Наталия Звенигородская
Заголовок| Сокровища Пьера Лакотта
Премьера балета "Марко Спада" в Большом театре

Где опубликовано| "Независимая газета"
Дата публикации| 2013-11-11
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2013-11-11/7_lakott.html
Аннотация| Премьера


Дэвид Холберг в образе Марко Спады. Фото Дамира Юсупова предоставлено пресс-службой Большого театра

Французский хореограф Пьер Лакотт, известный во всем мире как автор реконструкций классических балетов, представил в Большом театре постановку балета «Марко Спада». Премьерная серия будет идти на исторической сцене до 16 ноября.
В отличие от «Корсара», самого известного произведения знаменитого французского хореографа Жозефа Мазилье, сценическая история «Марко Спады» небогата. Но это поистине звездный балет.
Впервые Мазилье поставил его в 1857 году на сцене Парижской оперы по сценарию Эжена Скриба на сборную музыку из произведений Даниэля Франсуа Эспри Обера. Едва ли не в первый раз за всю историю прославленного театра в одном спектакле на сцену вышли две непревзойденные и абсолютно разные балерины – Амалия Феррарис и Каролина Розати. Таким образом, зрителя захватили не только романтические перипетии запутанного сюжета, но и азарт реального состязания двух балетных див. Как писала критика, «дуэль крыльев и стоп, духа и плоти, бестелесности эльфа и пламени вакханки». Считается, что со сцены финансово успешный балет сошел через два сезона из-за того, что в 1859 году Розати перебралась из Парижа в Петербург, а равноценной замены не нашлось.
Так или иначе, но мир навсегда утратил сокровища балетного «Спады». Ни хореографии, ни декораций не сохранилось. Тем не менее, когда в начале 1980-х Римская опера решила включить в свой репертуар балет Обера, приглашенный для постановки французский хореограф Пьер Лакотт выбрал именно «Марко Спада». Первыми исполнителями партий Марко Спады и его дочери Анжелы стали гиганты балетного небосклона Рудольф Нуреев и Гилен Тесмар.
Среди приверженцев столь модного в области балета аутентизма Лакотт занимает видное место. С тех пор как в 1971 году, перерыв горы архивных документов, он создал собственную редакцию тальониевской «Сильфиды», хореографа называют балетным археологом. Знаток классического наследия, он реконструировал и создавал свои версии легендарных спектаклей Сен-Леона, Тальони, Мазилье, Коралли и Перро, Петипа и Иванова для ведущих театров мира. В России его тоже знают уже больше 30 лет, со времен постановки для труппы Наталии Касаткиной и Владимира Василева балета «Натали, или Швейцарская молочница». Потом были «Дочь фараона» в Большом, «Ундина» в Мариинском, «Сильфида» в Московском музыкальном.
«Марко Спада», созданный Лакоттом для Москвы, не повторяет впрямую версии 80-х. Сообразно размерам исторической сцены Большого театра и возможностям труппы постановщик добавил персонажей и танцев. Главных героев в балете пятеро. Благородный разбойник Марко Спада, который вырастил прелестную дочь. Его дочь Анжела, которая не знает, что творит ее отец, и к тому же влюблена в князя Федеричи. Князь Федеричи, который влюблен в Анжелу, но является женихом маркизы Сампьетри. Дочь губернатора маркиза Сампьетри, которая влюблена в капитана драгунов. Капитан драгунов Пепинелли, который влюблен в маркизу и таки получит ее в жены по воле благородного разбойника Марко Спада. Подстреленный драгунами, Спада успеет осчастливить и Анжелу, заявив на смертном одре, что она ему не родная, и, стало быть, может выйти замуж за князя Федеричи.
Не стоит искать в этой истории «подлинности переживания» или «психологической правды». Пьер Лакотт дарит публике чистую радость и наслаждение мастерством. Подкорректированное им перегруженное либретто Скриба служит канвой для филигранной хореографической вышивки, на чьей изнанке почти незаметно узелков. Со сложностями и стилистикой французской партерной техники сроднились не только Дэвид Холберг (Марко Спада) и «русская муза Лакотта» Евгения Образцова (Анжела), но и Ольга Смирнова (Маркиза Сампьетри), Семен Чудин (князь Федеричи), Игорь Цвирко (Пепинелли), а также исполнители партий второго плана Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин.
Не только по технике, но и, если можно так сказать, по идеологии это совсем не тот танец, к которому привыкли на сцене Большого театра. На главной сцене страны – гордятся. Гордятся со всем наивозможным серьезом. Лакотт этот выспренный серьез сбил влегкую. Его три кита – ирония, грация и вкус. Наверное, в ущерб любимым темпераментной Москвой буре и натиску. Но постановщик и его ассистенты Ани Сальмон и Жиль Изоар добились абсолютной целостности спектакля, полного включения артистов в игру и кантилены танца. Здесь нет обычного в последнее время впечатления, будто исполнитель не танцует, а, то и дело выпадая из действия, лишь деловито переходит от одного силового па к другому. Не видно усилий. Зато отчетливо видно удовольствие от работы. К вопросу о том, что могут, а чего не могут наши артисты. Они могут танцевать все – «Квартиру» Матса Эка, Chroma Уэйна Макгрегора или стилизацию под галантный век. Было бы кому с ними работать – талантливо, профессионально и с подлинной заинтересованностью в художественном результате.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 11, 2013 8:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111103
Тема| Балет, БТ, «Марко Спада», Персоналии, Пьер Лакотт, Дэвид Холберг, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Семен Чудин, Игорь Цвирко
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Радость для ног: Большой танцует старинный балет «Марко Спада» в постановке Пьера Лакотта
Где опубликовано| "Ведомости"
Дата публикации| 2013-11-11
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/18558311/radost-dlya-nog
Аннотация| Премьера

Большой театр отметил 80-летие хореографа Пьера Лакотта, заказав ему «Марко Спада» — балет, который он 30 лет назад поставил для Нуреева. Классик тряхнул стариной и сделал новую редакцию


В новом балете блистает молодежь Большого — например, Ольга Смирнова и Игорь Цвирко Фото: Д. Юсупов / Большой Театр

«Марко Спада» — один из тех многочисленных знаменитых балетов с полуторавековой историей, от которых до наших дней дожило только название. Хотя с точки зрения архивного буквалиста это, конечно, преувеличение. В Париже есть шанс подержать в руках партитуру Даниэля Обера, который наскоро скроил балетик из фрагментов своих оперных шлягеров. Правда, вряд ли кому-нибудь придет в голову фантазия слушать этот трескучий опус, если его не сопровождает фейерверк завораживающих танцев. Можно попытаться разобраться в любовно-авантюрных отношениях, привязанных к Италии XVIII в.: знатный богач оказывается главарем бандитов, его дочь — аристократкой, ее возлюбленный — женихом губернаторской дочки, которая влюблена в драгунского офицера. Но уследить по либретто за этим нагромождением нелепостей — бессмысленный подвиг. Известно несколько гравюр постановки «Марко Спада». И все же эти хилые артефакты не способны воскресить почивший балет, от которого не сохранилось ни одного зафиксированного ансамбля, ни одной вариации, ни одного па.

Лакотт, на счету которого возрождение тальониевской «Сильфиды», наверняка лучше всех понимал, что в случае «Марко Спада» у него нет материала для вдохновенной реанимации. За постановку он взялся не ради интереса к второстепенному хореографу Жозефу Мазилье, а потому, что в его распоряжении имелся Рудольф Нуреев. Великий лицедей, он был словно создан для двойной роли лихого бандита и вельможного богача. Стремление танцовщика к новым и новым профессиональным испытаниям стимулировало хореографа. Тут уж пришлось закрыть глаза на то, что Марко Спада отнюдь не эталон классического балетного героя в современном понимании: он отнюдь не благородный разбойник, а настоящий бандит с большой дороги. Но еще при первой постановке балета в 1857 г. заказчиков из парижской Opera волновал не моральный аспект: в распоряжении дирекции театра были две звезды — Амалия Феррарис и Каролина Розати, их очного соперничества и жаждали театралы.

Большой театр в распоряжение Лакотта предоставил всю свою труппу со всеми премьерами. Это настолько воодушевило хореографа, что он не стал даже пытаться стилизовать обновленного «Марко Спада» под позапрошлый век. Для зануд, желающих непременно понимать, что происходит на сцене на протяжении трех актов, остался буклет с либретто. Остальных хореограф зовет за собой в мир классического балета — слегка безумный, взбалмошный и — да, демонстративно, вопиюще бессмысленный. Но упоительно красивый. Лакотт с султанской щедростью превратил в главных, танцующих, героев целый квинтет персонажей, выдав каждому россыпь вариаций, да еще поставив прекрасное «вставное» па-де-де для буколических Невесты и Жениха (Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин). Выяснять отношения некогда, если зритель может наслаждаться всеми вариантами больших и маленьких классических поз, пируэтов и пируэтиков, рондов на земле и в воздухе, заносками и бризе во всех ракурсах. И нет ничего криминального в том, что фуэте появилось только 30 лет спустя после создания оригинального «Марко Спада», коли его играючи крутит Евгения Образцова, да еще и с усложнением по диагонали, а жетэ по кругу, которые так щегольски удаются Семену Чудину, — наследие советского героического балета. Тем более что Ольге Смирновой все же удается выжать из новинки максимум и предстать в неожиданном для себя отнюдь не романтическом амплуа. А ради того чтобы увидеть, как идеально точно вся гигантская труппа сливается в экстазе преодоления анафемских трудностей французской школы, можно пережить и грабежи проходимца Марко Спада, тем более если это неожиданный в роли полузлодея обаятельный Дэвид Холберг.

Отец «Дочери»
Пьер Лакотт получил доступ в отечественные театры еще во времена существования СССР — тогда он работал в Мариинском театре и в Новосибирске. Но самый громкий успех ему принесла реанимация первого балета Петипа «Дочь фараона», с неизменным успехом идущая в Большом театре с 2000 г.

Эта публикация основана на статье «Радость для ног» из газеты «Ведомости» от 11.11.2013, №208 (3470).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 11, 2013 8:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111104
Тема| Балет, "Три века мирового балета", Персоналии,
Автор| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Победила дружба?
В Кремлевском дворце прошел международный фестиваль балетных школ

Где опубликовано| Газета "Новые Известия"
Дата публикации| 2013-11-11
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-11-11/192171-pobedila-druzhba.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Московская Академия хореографии затеяла масштабный проект, приуроченный к 240-летию со дня своего основания. По случаю дня рождения были приглашены гости – педагоги и студенты балетных школ мира. В Кремлевском дворце два дня шли концерты.

В начале первого вечера ученики московской Академии хореографии исполнили Вальс Цветов из «Спящей красавицы». Это шедевр для хорошо вышколенного кордебалета, удивительный по продуманной красоте. Но, видно, как следует порепетировать на сцене Кремлевского дворца столичным детям не удалось. В результате прости-прощай, идеальная пространственная композиция Петипа. Мальчики и девочки с цветочными гирляндами и без них не смогли освоить сценическое пространство: они сминали ряды, сбиваясь в кучу и сводя на нет геометрически выверенные перестроения.

А куда пропала стилистика? Вопрос не праздный, поскольку ученики МГАХ почти одинаково исполняли что классический Вальс Цветов, что характерную «Рапсодию» Листа в хореографии Льва Иванова. А ведь венгерский окрас последней требует совсем иных акцентов корпуса, да и «пришелкивания» ногами могли бы быть поотчетливей. Стилистически грустно смотрелся и балет Начо Дуато, который он не так давно сам ставил в московской академии. Без авторского надзора «средиземноморская» страстность пластики Дуато у классических танцовщиков разлетелась в клочья, остался лишь внешний формальный абрис.

И еще. Руководству столичной Академии стоит увеличить часы сценической практики ученикам старших курсов, чтобы заранее приучать их к показам на публике. Или пригласить к детям психолога, который снимет у них испуг перед сценой (сегодня есть такие специалисты и такие методики). Ведь нельзя же считать нормальным, когда способная исполнительница принцессы Авроры, которой скоро предстоит работать в театре, на концерте буквально тряслась от волнения, отчего спотыкалась и не следила за руками. Ее «Танец с четырьмя кавалерами» походил не на танец с кантиленой, а на нервно сдающийся экзамен по умению выполнять отдельные балетные па. Ничего подобного не было в показах других балетных школ, включая петербургскую. Впрочем, самая интересная, на взгляд автора этих строк, московская ученица Екатерина Завадина (она привлекла внимание в четверке «Оживших фресок» из балета «Конек-горбунок») выступила по-взрослому: уверенно, как вполне сложившаяся балерина, легко и непринужденно.

Иностранные гости фестиваля танцевали по-разному, но часто на высоком уровне. В групповом «Античном танце» на музыку Респиги мальчики-студенты Школы римского оперного театра были по-декадентски изысканны и одновременно атлетичны, точно передавая стиль номера в постановке хореографа Марио Бигонцетти. С классическим «Корсаром» (силами пары из балетной школы при Театре Ла Скала), дело обстояло хуже, чем у римлян, прежде всего, у солистки, но партнер Греко Анджело вертел туры, как высокий профессионал. А Елена Боттаро (на фото) из той же школы, исполнившая хореографию Ролана Пети, уверенно претендует на звание будущей звезды балета.

Академия имени Вагановой большого десанта не прислала, что жаль, поскольку хотелось бы увидеть – и оценить – детей в развернутых балетных сценах. Но, судя по неоклассическому дуэту (и еще по фрагменту из балета «Гаянэ», исполненному Ренатой Шакировой), с обучением там все в порядке. А разница между московской и питерской школами, пусть и не такая глобальная, как утверждают одни сторонники крайностей, все же, несомненно, существует. Превосходно показались студенты Школы Жаклин Кеннеди-Онассис при Американском театре балета: они с таким чувством музыки, так поэтично исполнили неоклассическую хореографию Тюдора, что можно было не вспоминать о качественном техническом оснащении этих артистов, за счет которого и создавалось впечатление. Ведь о технике сразу думаешь тогда, когда художественности в танце не хватает. Замечательно танцевали ученики Гамбургской балетной школы Джона Ноймайера. Да и старательные японцы из балетной школы в Токио, демонстрируя навыки в классике, с профессиональной точки зрения не ударили в грязь лицом.

Время покровительственного взгляда на зарубежных коллег со стороны русского балета стремительно уходит в прошлое. Да, история школы при Американском балетном театре, как и прошлое японской школы, исчисляется десятками, а не сотнями лет. Да, старейшие в мире (старше только школа при Парижской опере) российские академии – московская и петербургская – сохраняют высокий потенциал. Но и недостатки видны невооруженным глазом, и не только в исполнении современного танца, где Запад традиционно сильнее, но и в классике. Конечно, недоученных выпускников будут, как у нас принято, на ходу доучивать в театрах, хотя, заметим в скобках, у театров вообще-то другие задачи. Но зарубежные конкуренты (а концерт показал, что они уверенные в себе конкуренты, а не слабые приготовишки) активно наступают на пятки. Это при том, что на фестиваль не приехали французские и английские школы, где тоже умеют хорошо учить. Итог: чтобы наш балет имел реальные основания (а не надменно-глупую фанаберию) считать себя лучшим в мире, нам надо очень и очень постараться.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 05, 2016 1:22 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 11, 2013 10:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111105
Тема| Балет, Премьера, Персоналии, Диана Вишнева
Автор|
Заголовок| Диана Вишнёва покорила американскую публику, станцевав "На грани"
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 2013-11-11
Ссылка| http://ria.ru/culture/20131111/975947349.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Четыре выступления балерины в калифорнийском Segerstrom Center for the Arts неизменно заканчивались овациями.


© Фото: Джин Скьявоне/предоставлено компанией "Ардани Артистс"

КОСТА-МЕСА, 11 ноя — РИА Новости. Премьерные показы нового проекта российской балерины Дианы Вишнёвой On the Edge ("На грани") прошли в центре искусств Сегерстрём (Segerstrom Center for the Arts) в Калифорнии 6–7 и 9–10 ноября.

Четыре спектакля, состоящие из двух одноактных балетов, неизменно заканчивались овацией. Проект On the Edge включает в себя два балета, специально поставленных для Дианы Вишнёвой ведущими современными хореографами. Первое отделение — Switch ("Переключение") — поставил руководитель Балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо, второе — Woman in а Room ("Женщина в комнате") — руководитель национального центра балетного искусства в Рубэ (Франция) Каролин Карлсон. Обе работы, не имея четкого сюжета, раскрывают перед зрителем внутренний мир женщины.

"Жан-Кристоф Майо сыграл знаковую роль в моей судьбе. Именно он руководил жюри балетного конкурса в Лозанне в 1994 году, в котором я участвовала, будучи студенткой Вагановского училища, и именно он тогда настоял, что я должна получить Гран-при. До нашей следующей встречи, когда я предложила ему поработать вместе, прошло 18 лет. И, как мне показалось, к этому моменту у него сложился стереотип, что прима-балерина Мариинского театра — это наверняка "звезда" с жестким характером. Во всяком случае, это отразилось в постановке, в характере моей героини", — рассказала РИА Новости Вишнёва.


© Фото: Джин Скьявоне/предоставлено компанией "Ардани Артистс"

В балете Switch партнерами Вишнёвой выступают солисты Балета Монте-Карло Бернис Коппьетерс и Гаэтан Морлотти.

В 35-минутном балете Woman in a Room Вишнёва находится на сцене одна, ни на секунду не отпуская внимание зрителя. Уже в оформлении сцены зрители сразу узнают атмосферу фильмов Андрея Тарковского. Каролин Карлсон является давней поклонницей режиссера и, по ее словам, вдохновлена "Ностальгией". Находясь в своей комнате, героиня Вишнёвой переходит из одного настроения в другое, "проваливается" в воспоминания и, очнувшись, зажигательно танцует на высоких каблуках. Словно фокусник, балерина меняет наряды и невесть откуда достает целую гору лимонов. В финале она делится ими со зрителями. Впрочем, и Карлсон, и Вишнёва уходят от ответа на вопрос, что символизирует этот акт — делится ли героиня радостью или горечью.

Оценивая спектакль, рецензент Los Angeles Times отметил, что Вишнёва не первая балерина, которая может позволить себе заказывать постановки ведущим хореографам — в этом ряду знаменитая француженка Сильви Гиллем и звезда New York City Ballet Венди Уилан, а когда-то и легендарная Анна Павлова.


© Фото: Джин Скьявоне/предоставлено компанией "Ардани Артистс"

"Вишнёва, однако, справилась и с этой задачей. Две мировые премьеры в ее постановке On the Edge заставляют по-новому взглянуть на искусство, любовь, жизнь и то, что принято выражать понятием "дива", — говорится в рецензии.

Спектакль On the Edge является копродукцией Центра искусств Сегерстрём, Фонда Дианы Вишнёвой и продюсерской компании "Ардани артистс". После премьеры в США он будет показан в театрах Майо и Карлсон в Монте-Карло и Рубэ, а в следующем году его увидит московская и петербургская публика.


© Фото: Джин Скьявоне/предоставлено компанией "Ардани Артистс"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 11, 2013 3:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111106
Тема| Балет, БТ, «Марко Спада», Персоналии, Пьер Лакотт, Дэвид Холберг, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Семен Чудин, Игорь Цвирко
Автор| Кирилл Матвеев
Заголовок| Затанцевали до смерти
В Большом театре показали балет «Марко Спада»

Где опубликовано| Газета.Ru
Дата публикации| 2013-11-11
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2013/11/11/a_5747697.shtml
Аннотация| Премьера


Фотография: Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС

На Исторической сцене Большого театра прошла премьера балета «Марко Спада», который французский хореограф Пьер Лакотт поставил по мотивам старинного спектакля.

С первого взгляда может показаться, что новый спектакль ГАБТа — реинкарнация чего-то старинного. На сцене битых три часа действуют чистенькие и нарядные разбойники, а также прекрасные дамы в кринолинах и изысканные «графья» в пудреных париках, наперебой выделывающие мелкую балетную технику, истоки которой лежат аж в придворных балетах времен Людовика Четырнадцатого. На самом деле «Марко Спада» — даже не новодел.

Это спектакль, который был с нуля сочинен в 1981 году в Римской опере только для того, чтобы дать новую роль стареющему Рудольфу Нурееву.

Знаменитый премьер хотел станцевать актерски и балетно выигрышную партию Марко Спада — то ли разбойника, играющего в аристократа, то ли аристократа, играющего в разбойника.

Нет, конечно, балет с таким названием в природе существовал — когда-то. В 1857 году в Париже хореограф Жозеф Мазилье поставил «Марко Спада» на сюжет одноименной оперы Обера (либретто написал модный драматург Эжен Скриб). Композитор не просто предоставил оперную музыку, а нарезал кусочки разных своих партитур и смешал их «со взбалтыванием».

Получилось нечто второсортное, но истории балета к такому не привыкать.

Хотя времена романтизма во Франции (да и везде) уже прошли, классический балет действовал по инерции — или по своей всегдашней сказочно-романтической природе, требующей необыкновенных персонажей с повышенными страстями и экзотическими обстоятельствами. Так появились танцы о жизни римского уголовника XVIII века Марко Спада, шурующего со своей шайкой в окрестностях Вечного города. У лощеного бандита есть любимая дочь Анжела, а также светские знакомства в виде губернатора и его дочери-маркизы, офицера Пепинелли, влюбленного в маркизу, и князя Федеричи, который хочет жениться на Анжеле. Но тут дочка бандита узнает о профессии папы. Думаете, это девушку смутило? Ничуть.

Не зря балет первоначально назывался «Марко Спада, или Дочь разбойника».

Анжела прибегает в разбойничий лагерь, где цепляет на спину ружье и присоединяется к отцовской шайке. Грядет облава, Марко Спада ранят, и перед смертью он отрекается от чада («не родная она мне»), чтобы девушку не замели вместе с шайкой и она смогла бы выйти за князя. Нелепая и смешная история понравилась публике и продержалась на сцене Парижской оперы относительно долго, поскольку в главных женских партиях выступали балетные дивы тех лет — Каролина Розати и Амалия Феррарис. Но с тех пор о балете «Марко Спада» никто и не слышал — пока Пьер Лакотт не вернул название и музыку к жизни.

Все остальное, включая декорации и костюмы, он сочинил сам.

По ходу дела на сцене появятся живая собака и такая же лошадь. Арлекины спляшут буффонный танец. Солдаты промаршируют, как заводные куклы. Ограбленный священник упадет в обморок. Произойдет народная свадьба. Портреты предков на стенах дворца окажутся лазейкой для бандитов. Аристократы покажут манеры на светском балу, разбойники в горах зайдутся в тарантелле, а влюбленные не раз прижмут руки к сердцу. Владение пантомимой, в том числе и комической, важно в постановках такого типа, и первый премьерный спектакль тут был на высоте, вплоть до кордебалета, уморительно изображавшего, например, обращение итальянских масс к губернатору с просьбой о поимке бандита. «Некто, неизвестно откуда взявшийся (общий взмах руками за собственные спины), обчищает наши карманы (размашистое поглаживание своих же боков), так что, ваше превосходительство, примите меры (синхронное протягивание ладоней к начальству и скорбные лица), а не то мы за себя не отвечаем» (негодующее потрясание сжатыми кулаками).

Понятно, что на премьеру такого рода нужно идти не за глубокомыслием, а за развлечением.

Тут нет ни лирических глубин, ни глубоких метафор, но есть прелесть кукольного театра, пусть и поверхностная, и, если хорошо cтанцевать, наслаждение для глаз. После тяжелого рабочего дня — самое оно. Но, скажем сразу, спектакль имеет недостатки. Он, во-первых, несколько затянут. Кажется, что Лакотт, щедро снабжая артистов комбинациями, никак не может остановиться. Уже по две вариации герой или героиня станцевали — ан нет, будет и третья. И ничего что текст танца чрезвычайно сложный: такого, пожалуй, не было и в предыдущих работах хореографа (он специализируется на подобного рода «экранизациях по старинным мотивам» и, в частности, 11 лет назад поставил в Большом театре балет «Дочь фараона»).

В конце концов, кажется, что Марко Спада не от пули в животе умер, а от передозировки измельченных до алмазного блеска балетных па.

Во-вторых, хореография довольно однообразна. Лакотт знает толк во французской «партерной» балетной технике XIX века (плетение кружев стопами), тактично дополняя ее некоторыми приемами позднейших времен, вплоть до больших прыжков и высоких поддержек. Но, посмотрев, к примеру, ту же «Дочь фараона» или «Пахиту» (ее недавно привозили на гастроли из Парижа), считайте, что вы изучили стандартную манеру Лакотта. И набор танцевальных приемов, и изящно-холодноватое лукавство, тиражируемое из спектакля в спектакль.

Но вот парадокс. Понимая все это, на первом спектакле от «Марко Спада» было невозможно оторваться.

Потому что танцевали Дэвид Холберг (Спада), Евгения Образцова (Анжела), Ольга Смирнова (маркиза), Игорь Цвирко (офицер) и Семен Чудин (князь). То, что предложил им балетмейстер из Парижа, более подошло бы французским балеринам и танцовщикам: они с детства обучены абсолютной выворотности и кропотливой танцевальной вязи нижних конечностей. Но Лакотт и его репетиторы основательно «вычистили» ноги нашим артистам, а Холберг и вовсе питомец парижской балетной школы. В результате первый состав показал высший класс, даром что изощренная культура стопы — отнюдь не альфа и омега в программе обучения наших балетных школ.

А тут невозможно было решить, кем больше восхищаться.

Вот Холберг с невозмутимым видом меняет пластический рисунок, врываясь в полетный прыжок сразу после кропотливой ювелирной комбинации на полу. А до этого с наслаждением мимирует, создавая неотразимого проходимца с замашками герцога и снимая драгоценности прямо с нежных шеек зазевавшихся красавиц. Вот Образцова со Смирновой нежно манерничают то в доме Спада, то на балу у губернатора, не забывая сочетать умильную женственность со стальными носками пуантов. И не скажешь, кто лучше скрещивает стопы в головокружительном каскаде антраша — энергичный Цвирко или утонченный Чудин. Оба лучше.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 12, 2013 8:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111201
Тема| Балет, БТ, «Марко Спада», Персоналии, Пьер Лакотт, Дэвид Холберг, Евгения Образцова, Ольга Смирнова, Семен Чудин, Игорь Цвирко
Автор| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Бандитизм на износ
Балет «Марко Спада» отправил публику в гости к разбойникам

Где опубликовано| Газета Новые Известия
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-11-12/192249-banditizm-na-iznos.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Большой театр показал очередную новинку – балет «Марко Спада». Его поставил французский хореограф Пьер Лакотт, который взял за основу одноименный старинный спектакль.


Постановщик как будто читает мысли зрителя, любящего уютный, сказочный, костюмный «старинный» репертуар.
Фото: ДАМИР ЮСУПОВ


Лакотт начинал как танцовщик и хореограф, ставящий вполне современные балеты. Но в итоге победила любовь к классике, внушенная отчасти и русскими наставниками, – юный Пьер много общался с Любовью Егоровой, бывшей балериной Императорских театров, ставшей педагогом в Париже. В 1972 году Лакотт предпринял попытку воссоздать старинную «Сильфиду» Тальони, и проект имел огромный международный успех. С тех пор деятельный хореограф насочинил уйму псевдостаринных балетов, в том числе «Дочь фараона», с успехом поставленную несколько лет назад в Большом театре. Говоря «псевдо», мы не имеем в виду ничего плохого. Это всего лишь констатация факта. Лакотт берет название утраченного ныне балета, проводит некоторые исторические изыскания (на предмет сохранности хотя бы фрагментов, а если их нет, то воспоминаний современников, иллюстраций и т.п.), а затем занимает оставшиеся (иногда очень большие) лакуны танцами собственного сочинения. Используется, как правило, мелкая французская балетная техника XIX века, хотя за эту догму Лакотт не держится совсем уж рьяно.

Специфическая балетная ниша, которую автор заполняет, находит массу поклонников. Как будто Лакотт читает мысли массового зрителя, любящего уютный, сказочный, костюмный репертуар из старины. А спектаклей подобного рода – из огромного массива романтических и постромантических балетов – сохранилось очень мало. Назвать постановки Лакотта аутентичными ни у кого язык не повернется, прежде всего у самого автора. Но чувство причастности к прошлому он создает.

Что происходит в «Марко Спада»? Это полукомедия, полумелодрама об итальянском бандите XVIII века, живущем в окрестностях Рима и грабящем всех подряд, от священников и крестьян до аристократов. Скрываясь, как Зорро, под черным плащом, Марко Спада точно так же, как знаменитый киногерой, не может устоять перед искушением прославить собственное имя. Это его в результате и губит. У обаятельного проходимца, который везде свой, и в бандитском горном убежище, и на дворянском балу, есть образцово воспитанная дочь Анжела, которая лишь к середине действия узнает о профессии папаши, из любви к которому она тоже решает податься в разбойницы, однако находит родовитого жениха-князя. Тем временем красавица-маркиза, бывшая невеста этого князя, путем принуждения со стороны Спада выходит замуж за офицера, чьи войска долго и тщетно гоняются за неуловимым бандитом и его соратниками. После разного рода перипетий разбойника все-таки подстерегает пуля.

Сцена заполнена пудреными париками и романтическими плащами, солдатскими ружьями и дамскими бриллиантами, живыми собачкой и лошадкой и бутафорскими деликатесами на столах у знати. Крепко сбитое итальянское простонародье с его декоративной нахрапистостью, мешается с манерными аристократами. Любовь, признанная и отвергнутая, льется, как из рога изобилия. Все эти детали остроумно обыграны в танце.

При постановке спектакля в 1981 году (специально для Рудольфа Нуреева!) Лакотту пришлось все делать заново – и танцы, и декорации, и костюмы. От балета 1857 года, придуманного хореографом Жозефом Мазилье в Парижской опере, не сохранилось почти ничего, кроме музыки. И что это за музыка! Нет, танцевать под нее очень удобно. Композитор Обер писал ритмичные, отчетливые мелодии. Но балет «Марко Спада» создан по сюжету одноименной оперы Обера, причем музыка взята не оттуда, а из многих других сочинений композитора. Полученный микст напоминает на скорую руку сделанный салат, что в сочетании с глуповатым сюжетом, казалось бы, могло отвратить публику от зрелища. Но ничего подобного. Старинный балет – особенное искусство, где фабула часто лишь необязательный повод для танцев, а несовершенство исходных компонентов прощается, если в наличии отменная хореография. Плюс красочная сценическая картинка. С другой стороны, это же делает спектакль крайне зависимым от качества исполнения. Тут не спрячешься за возвышенными эмоциями, как в «Сильфиде» или «Жизели», по причине отсутствия таковых эмоций. В безмолвной оперетке потребно мастерство особого типа, редко удающееся нашим артистам. Плохо «стричь» ногами в гуще навороченных «заносок» и антраша и «мазать» в классических позициях – значит угробить абсолютную идею этого балета. И стоит исполнителям не справиться с актерской игрой и пантомимой, балансирующими на тонкой грани между серьезностью и насмешкой, результат будет тот же. «Марко Спада», в котором действие подчинено пластической изобразительности, рассыплется, оставив досаду от однообразных длиннот.

К счастью, те, кто танцевал в первый вечер премьерного цикла, отменно справились с труднейшим «бандитизмом на износ» и вывели «Марко Спада» в область высокого искусства. Дэвид Холберг (Марко Спада), Евгения Образцова (Анжела), Ольга Смирнова (маркиза), Семен Чудин (князь) и Игорь Цвирко (офицер) как будто соревновались в мастерстве. И попеременно выигрывали друг у друга. При виде чудес, которые без устали выделывали исполнительские ноги, хотелось аплодировать изо всех сил. Что публика и делала.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 05, 2016 1:23 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 12, 2013 8:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111202
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Автор| НАТАЛЬЯ ТИМАШОВА, Мадрид
Заголовок| «Театрам приходится идти на ухищрения, чтобы в них танцевали не только женщины»
Главный хореограф Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко

Где опубликовано| Газета Новые Известия
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-11-12/192269-glavnyj-horeograf-permskogo-teatra-opery-i-baleta-aleksej-miroshnichenko.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В столице Испании прошли гастроли балетной труппы Пермского академического театра оперы и балета имени Чайковского: мадридская публика увидела новые работы коллектива – одноактные балеты «Свадебка» Стравинского и «Шут» Прокофьева. В перерыве между спектаклями корреспондент «НИ» встретилась с главным балетмейстером театра Алексеем МИРОШНИЧЕНКО, который рассказал о том, как готовилась программа испанских гастролей, о том, почему иностранцы стремятся в российские балетные труппы и каковы планы театра на ближайшее будущее.


Фото: ПРЕСС-СЛУЖБА ПЕРМСКОГО ТЕАТРА

– Алексей, почему для гастролей в Мадриде были выбраны два дягилевских балета, которые создавались композиторами специально для его труппы? Как-то повлиял на выбор тот факт, что «Русские балеты» Сергея Дягилева во время Первой мировой войны на несколько лет осели именно в Испании?

– Это личный выбор советника по художественной политике Королевского театра Жерара Мортье, который, возможно, руководствовался в том числе и этим. Он был почетным гостем Дягилевского фестиваля, увидел два этих балета и решил, что их надо привезти в Мадрид. Определенный риск в этом был и для него, и для нас, потому что от русского балета по традиции ждут исключительно классики, а тут неоклассика Иржи Киллиана и совсем неожиданный фольклорный гротеск. Но если был и Дягилев в свое время не рисковал и не делал авантюрных вещей, какими были когда-то и «Свадебка», и «Шут», думаю, представления об искусстве в XX веке никогда бы вообще не поменялись. Никто бы не узнал таких имен, как Нижинский, Карсавина, Павлова, Лифарь, Мясин, Баланчин, Ларионов, Гончарова, Бенуа… Никогда бы не было таких прекрасных балетов, как «Половецкие пляски», «Видение розы», «Петрушка», и не было бы «Шута». К тому времени, когда он задумывался, Дягилева покинули все хореографы, но ему надо было выпускать премьеру, и, по-моему, это – единственный случай, когда балетный спектакль ставили композитор, импресарио и художник – то есть Прокофьев, Дягилев и Ларионов. Поэтому после нескольких спектаклей «Шут» был обречен на забвение, потому что у него не было своих корней, своей хореографии. И вот спустя 90 лет мы решили поставить этот балет в Перми, городе Сергея Дягилева.

– Чья была идея?

– Идея была моя, которую активно поддержал Теодор Курентзис (художественный руководитель и дирижер Пермского театра. – «НИ»). По сути, это – первая хореография балета «Шут», мы полностью восстановили сценографию Михаила Ларионова, а костюмы были сделаны Татьяной Ногиновой по мотивам его же костюмов. Часть из них хранится в Шведском музее танца в Стокгольме. Это уникальный спектакль, единственная в мире постановка. Так что мадридская публика – в каком-то смысле пионеры, счастливчики, потому что и музыка ведь неизвестная, которую и на родине композитора не исполняли и не знали до 1989 года, когда неизвестного Прокофьева, его творчество досоветского периода, открыл Геннадий Рождественский.

– А есть интерес к «Шуту» и «Свадебке» в других странах?

– Да. В январе 2014 года у нас будет большое гастрольное турне по Франции, куда помимо «Лебединого озера» и «Жизели» мы везем программу балетов Джорджа Баланчина, Михаила Фокина, The Second Detail Уильяма Форсайта и «Свадебку» Иржи Киллиана. «Шута» мы повезем в Париж в 2015-м.

– Теодор Курентзис озвучил грандиозные планы по расширению театра, в частности, о том, что будет увеличена балетная труппа…

– Да, к 2017 году, когда будет построена новая сцена Пермского театра оперы и балета, балетная труппа должна увеличиться в два раза. Решение о расширении театра и строительстве новой сцены уже принято, труппа давно переросла технические возможности самого здания.

– В Пермском балете есть иностранные танцовщицы, например, японки?

– Нет, только наши, я очень консервативен в этом плане. Хотя желающие есть, причем японки готовы даже бесплатно работать – лишь бы в русской балетной труппе. Они понимают, что у нас уникальная школа, балетное образование существует в России с 1738 года, за несколько столетий оно выкристаллизовалось, стало эталоном для всего мира. Танцовщик балета – кастовая, уникальная профессия, и меня очень тревожит, что она становится малопопулярной даже в России. Сейчас у родителей совершенно другие приоритеты, детей в балет отдают все меньше, особенно мальчиков. Их всегда было мало, а сейчас особенно. Раньше хотя бы была отсрочка от армии, а сейчас даже этого нет. И получается, что государство сначала тратит немалые деньги на подготовку артиста – образование ведь бесплатное, а потом стремится упечь его в армию. Театрам приходится идти на всевозможные ухищрения, чтобы уберечь своих танцовщиков, иначе театры или закрылись бы, или в них танцевали бы только женщины.

– Каких еще уникальных премьер ждать в ближайшие годы от Пермского балета?

– У нас сформировалось понятие так называемого «пермского контекста» – то есть что-то очень необычное, оригинальное и невиданное. И пока нам хватает сил, ума и фантазии успешно работать в этом направлении. В марте следующего года мы выпускаем большой трехактный балет «Голубая птица и принцесса Флорина», с прологом и эпилогом, классический, с моей авторской хореографией, но в духе позднего Петипа – это 1890–1910-е годы, время выхода «Баядерки» и «Раймонды». Совершенно уникальная история: мы нашли в архиве библиотеки Парижской оперы две неизвестные партитуры Адольфа Адана – «Питомица фей» и «Гентская красавица», и я из этих партитур сделал музыку к новому балету. В основе сюжета – сказка придворной дамы мадам Мари Катрин Д’Онуа, которую она написала в XVII веке, более балетную историю трудно себе представить. Это будет масштабная постановка, в которой занято 150 человек – артистов балета театра и учащихся Пермского хореографического училища, своими силами мы бы не справились, потому что в балетной труппе сегодня всего 83 человека. На открытии Дягилевского фестиваля в 2014 году мы покажем балеты Баланчина – «Аполлон», «Рубины» и «Симфония в трех движениях». В следующем сезоне, это уже в декабре 2014-го, мы выпустим проект «Зимние грезы», приуроченный к перекрестному культурному году Россия – Великобритания, который пройдет в будущем году. Пермской и российской публике мы представим три поколения британских хореографов – Фредерика Аштона, Кеннета Макмилана и Дагласа Ли. И в 2015 году планируем мировую премьеру двух уникальных вещей, которые недавно были обнаружены в архиве Дмитрия Шостаковича, – незаконченную оперу «Оранго» (у Шостаковича «Оранго» было оперой, я буду ставить оперу-балет) и балет «Условно убитый».

– А в Москву что привезете, чем порадуете столичную публику?

– Это мы узнаем 16 ноября.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 05, 2016 1:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 12, 2013 9:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111203
Тема| Балет, «Гран-при» Михайловского театра», Персоналии,
Автор| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| «Гран-при» на троих
Где опубликовано| Газета "С.-Петербургские ведомости" № 218
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10303493@SV_Articles
Аннотация|

В пятый раз в нашем городе прошел смотр воспитанников хореографических школ России – «Гран-при» Михайловского театра».


Один из обладателей «Гран-при» – Юрий Кудрявцев из Красноярска.

Этот смотр стали называть «мини «Золотой софит». Он действительно «мини», если учитывать возраст юных танцовщиков (от 13 до 17 лет) и относительно небольшое количество соревнующихся. Однако это не умаляет значимость события, которое дает возможность определить будущих звезд российской сцены. Концерты «Гран-при» – это еще и своего рода кастинг: художественные руководители и директора балетных школ уже на этом этапе прикидывают, кого из конкурсантов можно привлечь в свою труппу.

Нынче сценарий смотра отличался своеобразием: во втором отделении выступили призеры «Гран-при» разных лет, и зрители смогли оценить справедливость работы конкурсных жюри, а также узнать, как сложилась творческая судьба победителей прежних соревнований. Солисткой Большого театра России стала Ольга Смирнова, заметное место в труппе Михайловского заняли Анастасия Соболева и Виктор Лебедев, солидный репертуар на сцене московского Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко исполнили Кристина Шапран и Ксения Рыжкова. А Ксения Жиганшина, призер 2010 года, еще заканчивает Академию русского балета им. Вагановой, но уже исполнила партию Маши в балете «Щелкунчик» на сцене Мариинского театра.

Нынче в конкурсе участвовали студенты хореографических школ, колледжей и академий из Красноярска, Новосибирска, Перми, Воронежа и, конечно, Москвы и Петербурга. Приятной неожиданностью для зрителей стало выступление «малолеток» – совсем юных учеников недавно открывшейся Академии танца Бориса Эйфмана, которые выступили вне конкурса, так как им нет и десяти лет.

Концерт финалистов состоял из восемнадцати номеров, среди которых превалировали вариации из балетов Мариуса Петипа, однако нашлось в программе концерта место и для замечательных сочинений Василия Вайнонена, Виктора Гзовского и Нины Анисимовой.

В связи со своим юбилеем – 180-летием – Михайловский театр расщедрился и увеличил количество наград. «Гран-при» были удостоены три участника – Анна Невзорова (Москва), Анастасия Лукина (Петербург) и Юрий Кудрявцев (Красноярск); «золото» досталось Николаю Мальцеву (Новосибирск) и Жанне Губановой (Киев), «серебро» разделили между собой Марфа Сидоренко (Москва) и Ангелина Лапердина (Новосибирск), «бронзу» увезли в родные города Елизавета Щедрина (Воронеж) и Елена Хватова (Красноярск). Специальный приз художественный совет присудил Ренате Шакировой (Санкт-Петербург).

«Гран-при» Михайловского театра» всегда умеет готовить сюрпризы для зрителей. И на этот раз вечер завершился гала-концертом звезд балета, в котором мастерством блеснули Оксана Бондарева, Иван Васильев, Денис Матвиенко, Анжелина Воронцова, Екатерина Борченко, Виктор Лебедев.

ФОТО Стаса ЛЕВШИНА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3483

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 12, 2013 5:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111204
Тема| Танец, фестиваль «Context. Диана Вишнёва», Персоналии, Диана Вишнёва, Майя Плисецкая, Марина Акелькина, Владимир Варнава, Константин Кейхель, Марсело Гомес, Самюэль Вюрстен, Барак Маршаль, Дэвид Миддендорп, Ричард Олстон, Янив Абрахам
Автор|
Заголовок| Фестиваль "Context. Диана Вишнёва" пройдет в Москве в декабре
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://ria.ru/culture/20131112/976281439.html#13842652467753
Аннотация| Международный фестиваль современной хореографии "Context. Диана Вишнёва", в программу которого вошли спектакли, мастер-классы, круглые столы и кинопоказы, пройдет с 4 по 6 декабря на различных площадках Москвы.

Фестиваль посвящен синтезу жанров танца и театра. Инициатором создания проекта выступила прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнёва. Глава попечительского совета фестиваля — Майя Плисецкая.

Быть в "контексте"

События фестиваля — спектакли, кинопоказы, круглые столы, пройдут в "Гоголь-центре", на "Платформе" и в Центре документального кино. Фестиваль станет своеобразной лабораторией, где известные мастера смогут поделиться опытом с молодыми хореографами и артистами.

"Мысль сделать такой фестиваль появилась два года назад. Сначала планировалось сделать его не в Москве. Но потом открылся "Гоголь-центр", и я поняла, что есть подходящая площадка в столице. В процессе подготовки фестиваль изменился по наполнению, и в итоге мы делаем его на трех площадках. Несмотря на то, что фестиваль короткий — всего три дня, он очень насыщенный по тому, что будет происходить. Будут представлены очень разные стилистики, очень разные хореографы, разнообразная палитра", — рассказала РИА Новости Диана Вишнёва.

Также собеседница агентства объяснила свое сотрудничество с Плисецкой: "Майя Михайловна всегда стремилась к новаторству и никогда не отказывает в праве на существование творческим проявлениям лишь на том основании, что они вырываются за рамки стереотипов. Это очень важное качество для восприятия мира и искусства, и я бы хотела, чтобы этот дух сопровождал наш фестиваль. Когда я поделилась с Майей Михайловной идеей фестиваля, она с удовольствием согласилась возглавить попечительский совет".

Вишнёва добавила, что сама планирует принять участие в гала-концерте 6 декабря с новой для себя работой, а также в "круглых столах" и других мероприятиях фестиваля.

Балерина сообщила, что планирует сделать этот смотр ежегодным. "И вообще есть другие мысли и идеи, хотелось бы привлечь и детей. Созидательно-просветительская функция мне очень близка, и я хотела бы это продолжить", — заключила она.

Московский фестиваль, французский поворот

В оргкомитете фестиваля РИА Новости рассказали, что главной его целью является возможность для молодых хореографов показать себя и посмотреть коллег непосредственно в творческом процессе. Четверо молодых хореографов представят свои новые работы на сцене театра "Платформа" в первые два дня фестиваля. Это Марина Акелькина, работающая педагогом-репетитором в театре "Балет Москва", работающий в России и за рубежом Владимир Варнава, педагог Академии танца Бориса Эйфмана Константин Кейхель и премьер Американского балетного театра Марсело Гомес, который начинает пробовать себя в качестве хореографа. Танцовщики для фестивальных постановок выбирались на кастинге, который прошел в середине октября в Москве.

Несмотря на то, что фестиваль Context не является конкурсом, планируется, что по его итогам одному из участников будет предоставлена возможность пройти стажировку в школе Каролин Карлсон — выдающегося хореографа, живущей и работающей во Франции. "Это не будет формальный приз — "вот ты набрал очков больше — ты и поедешь", нет. Изначально не планировалось совсем никаких призов. Но, как известно, Карлсон только что поставила специально для Дианы новый балет — премьера состоялась на днях в ноябре в США. Диана, которая находится под огромным впечатлением от методов работы Каролин, рассказала ей о фестивале, и возникла идея поощрить одного из участников такой стажировкой. Кого именно — решит сама Диана по итогам просмотров и обсуждений фестивальных постановок", — рассказал собеседник в оргкомитете фестиваля.

Куратор фестиваля Самюэль Вюрстен, художественный руководитель Rotterdamse Dansacademie и директор гаагского Holland Dance Festival, говорит, что "первая задача фестиваля — показать как можно больше хореографических "голосов". И вторая — показать представителей разных танцевальных техник и школ".

Так, на фестивале будут представлены работы Ханса ван Манена и Сиди Ларби Шеркауи из голландской танцевальной компании Introdance, Ричарда Олстона из его танцевальной компании RADC, Барака Маршаля из Центра Сюзан Далаль, Эрика Готье и Марко Гекке из немецкой танцевальной компании Gauthier Dance и Дэвида Миддендорпа из компании Korzo producties.

В "Гоголь-центре" состоится public talk Дианы Вишнёвой и Аллы Сигаловой, посвященный проблемам современного хореографического театра. В театре "Платформа" пройдут мастер-классы Барака Маршаля и Дэвида Миддендорпа, в "Гоголь-центре" — Ричарда Олстона и мастер-классы по технике танца "Gaga", которые проведет Янив Абрахам, педагог из танцевальной компании "Бат-Шева".

Кроме того, программа фестиваля включает в себя кинопоказы в Центре документального кино, где зрители смогут увидеть два фильма Иржи Килиана — Сar men и "Между входом и выходом", а также картину Вима Вендерса "Пина: Танец страсти в 3D".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 12, 2013 11:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111301
Тема| Балет, БТ, «Марко Спада», Персоналии, Пьер Лакотт
Автор| Дарья Горшкова
Заголовок| Пьер Лакотт о балете "Марко Спада"
О Рудольфе Нурееве, Сергее Филине и работе в Большом театре

Где опубликовано| Buro 24/7
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://buro247.ru/culture/expert/per-lakott-o-balete-marko-spada.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Премьера "Марко Спада" в Большом театре — одно из главных событий сезона. Француз Пьер Лакотт когда-то ставил этот балет для Рудольфа Нуреева, а теперь создал новую его версию

Великий французский хореограф Пьер Лакотт вместе с балериной и педагогом Гилен Тесмар в эти выходные встретились с публикой и представили документальный фильм "Жизнь в балете". Эту картину, снятую французским режиссером Марлен Ионеско, в субботу показали в международном пресс-центре РИА Новости — на следующий день после премьеры балета "Марко Спада" в Большом театре. После фильма, в котором показаны самые яркие события из жизни французского хореографа и его жены и музы Гилен Тесмар, они оба ответили на вопросы зрителей. Мы записали все самое интересное.



О России

Россия в моем сердце всегда и навсегда. Это страна, которую я люблю и где хорошо себя чувствую. Я восхищаюсь русской энергией, интеллектуальностью, русскими композиторами, танцовщиками и просто людьми. Это страна, в которой есть душа. Глубокая страна. Она дает настоящие эмоции, несмотря на те трудности, с которыми ты здесь сталкиваешься. Россия становится словно наркотиком — ты уже не можешь без нее. Я работал здесь очень много и хочу работать еще.



О балете "Марко Спада"

Премьера — это всегда нечто особенное. И страх, и радость. "Марко Спада" — балет, который я особенно люблю. Это первый балет, который я полностью создал сам (от хореографии до костюмов и декораций) для Римской оперы. В нем танцевали Рудольф Нуреев и Гилен Тесмар.

Его нельзя было не сделать хорошо. Я полностью отдался постановке: совсем не спал, рисовал ночами, слушал красивую музыку Обера — ввязался в авантюру и пошел вперед с закрытыми глазами, а раскрыл их только в день премьеры.

Вчера я поступил примерно так же. Я был очень счастлив, что "Марко Спада" появился в Большом театре, с участием молодых артистов, которые полны таланта. С ними было чудесно работать. Хотя им, конечно, всегда было очень трудно со мной — я человек очень требовательный. Но когда я протягиваю им руку, они знают, что делаю я это с любовью.



Макет к спектаклю был потерян, но не мной, а скорее Римской оперой. Я ужасно беспокоился: в свои годы я уже не мог делать костюмов, у меня просто дрожат руки. А чтобы создать эти декорации, нужно было проделать колоссальный объем работы. Тогда мне в голову пришла идея сфотографировать тот фильм, который был снят в Римской опере, вырезать в нем каждый план и на основе этого воссоздать декорации. Благодаря таланту тех людей, которые работают в Большом театре, нам это удалось.

"Марко Спада" — это очень интересная, двойная роль. С одной стороны, это разбойник и бандит, с другой — аристократ, или человек, который, по крайней мере, мечтает быть им. Перед самой смертью, для того, чтобы его дочь Анжела могла выйти замуж за того, кого она любит, Марко Спада обманывает, заставляет всех поверить в то, что он не ее отец.



О величайших балеринах человечества

Во-первых, я видел далеко не всех. У меня подлинная страсть к Марии Тальони, потому что исторически она как наша Мадонна. После этого были еще великие балерины Фанни Эльслер, Черито, которые приезжали в Россию. Это период, о котором я слышал от моих педагогов — Карлотты Замбелли, Любови Егоровой.

Лейла Шихлинская. Она жила неподалеку от меня, и я встречался с ней практически каждый день. Такая была живая, умная женщина, а какие у нее проникновенные глаза!


Ольга Спесивцева

Ольга Спесивцева. Мы встретились с ней один раз, когда были с Гилен в Америке, и провели вместе целый день. Спесивцева по-прежнему была красавицей. Однажды я говорил ей о замечательном педагоге Гюставе Рико и она мне сказала: "Он же был моим партнером в Парижской опере! Вы слишком молоды, вы, конечно, не можете помнить тот балет, который я обожала и в котором я танцевала, — "Праздничный вечер" в хореографии Лео Стаатса." Но я ответил ей, что знаю. И музыку, и хореографию. Я напел ей мелодии из той вариации и показал несколько движений. Она обняла меня и сказала: "Это невероятно! Мы только пять минут назад познакомились, а теперь мы уже так близки, так близки, как в семье!"

О Сергее Филине

Сергей очень меня впечатлил, с первого дня. Глаза его смотрели с таким желанием — он еще не знал, будет роль или нет. Я устраивал просмотр, ходил по классам и хотел, чтобы Сергей попробовал сделать так называемые petit pas в аллегро. Сейчас, может быть, эти маленькие движения немного исчезают, но не полностью — есть балеты Баланчина, например, где по-прежнему нужно делать эти крохотные шаги.

Мы начали пробовать. Чем больше я смотрел на него, тем больше понимал, что именно Сергей должен танцевать премьеру. Когда я на что-то решаюсь, то задолго начинаю думать об этом. Я всегда исхожу из той логики, что важно для самого произведения. Все остальное — зависть и прочие моменты — я оставляю.



Сергей Филин для меня — это подлинное открытие, и каждый раз, когда я смотрю "Ночь фараона" в записи, то восхищаюсь его динамикой, чудесной энергией и всем тем, что он показывает в этом образе.

Сейчас я счастлив с ним встретиться вновь. Он очень много страдал и пережил, все это ("кислотная атака" — прим. ред.) очень несправедливо, но в нем есть такая щедрость, что он сам все простит и возвысится над любыми трудностями.

Именно Сергею пришла в голову идея пригласить меня поставить балет "Марко Спада". Когда я звонил ему в госпиталь, он говорил: "Пьер, я очень надеюсь, что сам смогу это увидеть." Это было так ужасно слышать. Но сейчас он здесь, и, я надеюсь, у него все будет хорошо.

*Сергей Филин исполнил партию Таора в балете "Дочь Фараона" Ц. Пуни в постановке Пьера Лакотта по Мариусу Петипа, став первым ее исполнителем в ГАБТе. Премьера состоялась в 2000 году. — прим. ред.

О балете, который мечтает поставить

В моем воображении, конечно, такой балет есть, но он еще не сделан. Я хочу рассказать историю про женщину, которая благодаря своей страсти становится каким-то уникальным существом. Есть простая женщина, у нее нет никаких амбиций, она совершенно не знает, к чему предназначена. Но потом испытывает шок, который заставляет ее стать сильной, защищать себя, идеалы своей жизни. В конце концов она начинает танцевать лучше всех на свете. Пока, конечно, эта история очень абстрактная.

О друзьях и воспоминаниях

Я хочу описать в книге не всю свою жизнь, но ряд воспоминаний. Истории встреч. Их преподносит судьба — она вдруг сталкивает вас с людьми, которыми вы восхищаетесь, которых любите. Сами вы, возможно, никогда бы с ними и не осмелились встретиться, но случай позволяет вам это сделать. И они становятся вам друзьями. Это просто чудо.



В моей жизни был шанс с подружиться с Эдит Пиаф, Шарлем Азнавуром, Жаном Ануем. И еще была встреча невероятная, с актрисой, которой я действительно восхищался. Я говорю о Вивьен Ли, которая была, наверное, самой замечательной Скарлетт О'Хара. Я часто смотрел, как она играла в театре в Лондоне, мы очень подружились.

О Рудольфе Нурееве

Когда я ставил "Марко Спада", Рудольф уже болел. Это правда. Однажды он подошел ко мне и произнес: я должен сказать тебе кое-что, что еще никому не говорил. Я думал, что он, наверное, сейчас поведает мне о своей болезни. Я посмотрел ему в глаза и спросил: "Рудольф, думаешь, правда нужно? Я тронут, но не будешь ли ты потом жалеть?" Он расхохотался и сказал: "Наверное, ты прав." Это была тайна, но я все знал.



Рудольф Нуреев так хотел танцевать "Марко Спада". Сначала я хотел поставить этот балет для Энтони Доуэлла и Гилен Тесмар, и Римская опера уже это подтвердила. Нуреев тогда танцевал в Нью-Йорке вместе с Гилен в моей вариации "Зильфиды". Однажды вечером он подошел ко мне и сказал: "Хочу пригласить тебя в маленький индийский ресторанчик". Мы пошли туда, у него было прекрасное настроение, и он спросил меня, что я собираюсь делать дальше. Я ответил, что ставлю "Марко Спада" в Римской опере. Нуреев спросил, что это за балет, и я все ему рассказал.

Великолепный балет в трех актах, прекрасная музыка Обера... Потом я обрисовал Рудольфу сюжет и увидел, как у него раскрылись глаза. В какой-то момент Нуреев впал едва ли не в гнев:

— Это же для меня роль! Для меня! Почему ты меня не просишь станцевать ее?

— Она и правда для тебя. Но тебя никогда нет на месте. Сегодня ты в Лондоне, завтра в Австралии. Как я могу ставить новый балет для того, кого никогда нет?

— А если я тебе пообещаю, что там буду? Целый месяц буду с тобой, даже полтора месяца, если хочешь.

— Тогда другое дело. Но я хочу быть уверен.

Мы были в ресторане, и на столе лежала бумажка. Рудольф Нуреев написал на ней: "Я обещаю быть с Пьером Лакоттом в течение месяца, чтобы работать над балетом "Марко Спада". Я сказал: "Ладно. Позвоним в Римскую оперу."



Балет "Марко Спада" в постановке Пьера Лакотта можно увидеть в Большом театре с 8 по 16 ноября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3483

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 13, 2013 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111302
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Персоналии,
Автор| Анатолий Пичкалев
Заголовок| О гастролях в Испании и Ирландии
Где опубликовано| Рифей-Пермь, «Местное время»
Дата публикации| 2013-11-06
Ссылка| http://www.permv.ru/News16853_7.aspx
Аннотация| Гастроли нашего театра в Мадриде — событие неординарное.

Целый месяц в главном театре испанской столицы царит Пермский театр оперы и балета.

Сначала наша балетная труппа танцевала «Свадебку» Стравинского и «Шута» Прокофьева. А теперь настало время «Королевы индейцев» Пёрселла — нашей сентябрьской премьеры, выпущенной в сотрудничестве с Королевским театром Испании и Английской национальной оперой.

Перед началом гастролей состоялась пресс-конференция, на которую пришли человек тридцать журналистов. Ожидаемо, все интересовались, почему мы привезли не классику, а раритетные вещи. Во-первых, потому что это был выбор Жерара Мортье, который от принимающей стороны выступил инициатором гастролей. Во-вторых, хотелось, наконец, сломать стереотип о том, что русский балет — это только «Лебединое озеро», «Жизель» и «Щелкунчик».

Первые впечатления зрителей и журналистов были сдержанными. Про «Свадебку» сказали, что уже видели этот балет — да, не версию Килиана, но постановки других хореографов. Про «Шута» высказались анекдотично: мол, этот балет настолько русский, что даже сами русские его не понимают.

На первом спектакле публика сидела исключительно тихо: не кашляли, номерки не ломали. Аплодировали сдержанно, с мест не вставали. Было даже неуютно от этого. Праздника не было. Он случился на второй день. То ли публика пришла другая, то ли что — но восторг, по крайней мере у меня, в душе появился. Мы были готовы, к тому, что фурора не будет — слишком специфическую программу привезли, поэтому такой деловой прием нас не удивил.

Совсем другой реакции мы ждем от следующих гастролей. 5 ноября мы вылетели в Ирландию. Это страна, с которой начались регулярные поездки Пермского балета в Европу. 6—10 ноября наши артисты танцуют «Жизель» в Town Hall Theatre, в Голуэе. 13—15 ноября, уже у Дублине, в Bord Gais Energy Theatre, они исполнят «Ромео и Джульетту» в хореографии Макмиллана и 16—17 ноября — «Щелкунчика». Пермский балет будет выступать в сопровождении RTE National Symphony Orchestra — симфонического оркестра ирландского Гостелерадио. Из наших дирижеров на гастроли улетели Валерий Игнатьевич Платонов и Валентин Урюпин.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3483

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 13, 2013 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111303
Тема| Балет, фестиваль "Звезды мирового балета в Саратове", Персоналии, Арианна Лафита Гонзалес, Витторио Галлоро
Автор|
Заголовок| Фестиваль "Звезды мирового балета в Саратове" откроется кубино-итальянским "Дон Кихотом"
Где опубликовано| "СаратовБизнесКонсалтинг"
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://news.sarbc.ru/main/2013/11/12/145249.html
Аннотация| 17 ноября в рамках Первого международного фестиваля "Звезды мирового балета в Саратове" в оперном театре покажут балет "Дон Кихот" Минкуса.

В партии Китри выступит самая знаменитая кубинская балерина Арианна Лафита Гонзалес. Работала в Кубинском Национальном балете под руководством легендарной Алисии Алонсо. Является обладательницей золотой медали Международного балетного конкурса в Гаване. Участвовала, как приглашенная прима-балерина в гала-концерте в честь Рудольфа Нуриева в Милане, гала-концерте звезд мирового балета в Барселоне, Международном балетном фестивале в Майами, гала-концерте в Опера ди Рома, гала-концерте в Амстердаме и многих других. Сейчас живет в Европе. Китри - коронная партия Гонзалес.

В роли Базиля - приглашенная звезда National ballet of Cuba, The European Ballet of London, Introdans Netherlands, Пражского и Бухарестского балетов Витторио Галлоро. Один из самых востребованных танцовщиков в Европе. Обладатель многочисленных международных премий и наград, В России выступит впервые.
Он родился в Неаполе. Учился в школе при театре Сан-Карло в Неаполе под руководством Анны Рацци. Затем – в Национальной Школе Балета Кубы, которую окончил по специальности танцор и репетитор. В 1997 г. принял участие в международном конкурсе балета "Гавана" (Куба), где завоевал серебряную медаль. В том же году был удостоен серебряной медали конкурса Vignale Danza (Италия). В 2001-ом на конкурсе Premio Roma получил серебряную медаль и приз "Лучший итальянский артист балета", в 2008-ом на конкурсе имю Нуреева в Будапеште – специальный приз жюри. В 2012 г. получил GRAND PRIX OF TALENT на Международном фестивале в Лоано, Италия.
Танцевал в более чем 100 театрах мира, участвовал во многих гала-концертах "Звезд мирового балета" на Кубе, в Мексике, Бразилии, Монголии, США, Италии и др. Только в этом году Галлоро исполнил Базиля в Румынии, Болгарии, Македонии, ОАЭ, Италии, Испании, Голландии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 13, 2013 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111304
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Наталья Макарова
Автор| Антон Флёров
Заголовок| Маленькая мелодрама
Где опубликовано| блог журнала "Театр"
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://oteatre.info/malen-kaya-melodrama/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



«Баядерка» — одно из тех пяти-шести наименований, которые должны быть в репертуаре любой компании, танцующей классический балет. Вопреки ходульному сюжету про храмовую танцовщицу, преданную солдатом в пользу дочери раджи — уж, простите, про любовь, предательство и смерть. Вопреки болливудскому антуражу, в который помещен этот сюжет. Вопреки производственным сложностям, с которыми связана постановка этого сюжета: строительству на сцене Гималаев и необходимости подготовить большой высококлассный ансамбль. Все равно, «Баядерка» остается не только одним из главных источников балетоманских переживаний и неизменным триггером любви к балету, но и долгоиграющим предметом для исполнительского и актерского совершенствования.

Потому что «Баядерка» — это про одну очень важную в жизни вещь.

«Баядерка» — это про чистоту. Про чистоту помыслов и действий, про чистоту вкуса, про чистоту исполнения, про чистоту стиля.

В «Баядерке», как под микроскопом, проявляется любая фальшь и несовершенство — в костюмах, в декорациях, в репетициях, в построении образов, в исполнении танца. «Баядерка» требует танцевать любовь без аффекта, месть без истерики, величественность без комикования. «Баядерка» требует даже не идеальную исполнительскую школу, но идеальное понимание школы. «Баядерка» требует в убийственной по сложности вариации «с шарфиком» миллиметрового попадания в позиции, поскольку иначе она просто не может быть исполнена со свободой прогулочного шага. «Баядерка» требует от кордебалета держать внимание публики на протяжении чуть ли не десяти минут скудными средствами из десятка движений. «Баядерка» предлагает почти стерильную академическую композицию, в которой малейшее расхождение в самом незначительном препарасьоне, малейшее нарушение жесткой геометрии и малейший сбой дыхания или суета в движениях сразу переводит всю историю в разряд телесериала.

Музтеатр пригласил поставить «Баядерку» Наталью Макарову, которая начала карьеру танцовщицы в ленинградском Кировском театре, эмигрировала из страны в эпоху великих балетных «беглецов», получила за границей славу главной русской балерины и занялась переносом классических наименований в западные театры. «Баядерку» Макарова поставила впервые почти сорок лет назад. По словам примы, для постановки она произвела исследование, и ее версия даже является восстановлением балета по записям, сделанным при Петипа. Может быть, так все и было, и может быть, ее исследование имело бы смысл. Но в версии Макаровой чистота, о которой весь этот балет, исключена — в пользу достоверности ли, виртуозности ли. Не имеет значения, какие задачи решает Макарова в своей постановке, они не решаются, поскольку безнадежно тонут под пошлостью сюжета и обстоятельств. А сюжет «Баядерки» может быть оправдан только в качестве контрастного фона для совершенной чистоты танца.

И проблема не только в том, что Макарова ввела акт разрушения храма и смерть клятвопреступника вместе со всеми гостями свадьбы. И не в том, что ансамбль Музтеатра не сумел продемонстрировать выучку. И даже не в том, что костюмы благородной невесты Гамзатти шились на вырост.

Проблема в том, что разрушение храма становится женской местью покинутой Никии. Она появляется на свадьбе уже после смерти, и ее танцевальный текст даже совпадает с текстом ее соперницы. Проблема в том, что Макарова романтично закруглила построение кордебалета в «Тенях». В том, что она поставила танец храмовых танцовщиц на больших позах и открытых пор-де-бра, превратив его в танец одалисок — тоже восток, но про другое. Факиры вдруг замахали руками в балянсе, превратившись в снежинки из «Щелкунчика». Предсмертный танец Никии из-за изменения хореографии перестал быть разрастающимся центром вселенной. Проблема в том, что Макарова поставила маленькую мелодраму, вместо которой вполне можно посмотреть какое-нибудь кино с песнями и танцами под дождем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18290
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 13, 2013 11:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013111305
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, Персоналии, Наталья Макарова, Сергей Полунин, Наталья Сомова, Эрика Микиртичева, Дмитрий Загребин
Автор| Алла Михалёва
Заголовок| "Баядерка": эксклюзив от Макаровой
Где опубликовано| "Московская правда"
Дата публикации| 2013-11-12
Ссылка| http://mospravda.ru/culture_spectacles/article/bayaderka%3A_ekskluziv_ot_makarovoi?sphrase_id=36508
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

"Баядерка" украшает репертуар практически каждого российского театра оперы и балета. Сегодня этот знаменитый балет Мариуса Петипа идет, как правило, в редакции Владимира Пономарева и Вахтанга Чабукиани или, как нынче в Большом театре, Юрия Григоровича. Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко обратился к версии легендарной балерины Натальи Макаровой, оставшейся в 1970 году в Лондоне во время гастролей ленинградского Кировского театра. Имя "невозвращенки" - международной звезды, прима-балерины Американского театра балета - почти на два десятилетия было вычеркнуто из истории отечественного балета.

Дебютировав в 1974 году как хореограф актом "Тени" из балета "Баядерка", в 1980 году Наталья Макарова осуществила постановку полной версии спектакля, ставшего очень популярным на Западе. Его взяли в свой репертуар Королевский балет Великобритании, миланский "Ла Скала", Шведский королевский балет, Австралийский балет, Гамбургский балет и другие крупнейшие танцевальные труппы мира. Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко строит свою афишу эксклюзивно. И это касается не только работ современных хореографов. "Лебединое озеро" идет здесь в редкой редакции Владимира Бурмейстера, "Сильфида" - в постановке Пьера Лакотта. И вот теперь в репертуаре театра - "Баядерка" Натальи Макаровой.

Эта версия отличается от знакомых российскому зрителю интерпретаций истории любви храмовой танцовщицы Никии и храброго воина Солора, предавшего свою любовь. Первые два акта сведены в один, и многие картины сильно сокращены. Сцена объяснения Никии, приглашенной во дворец раджи, где она узнает, что Солор в награду за свои ратные подвиги получает в жены дочь правителя Гамзатти, сведена до пантомимы. Сильно усечена и отличающаяся имперским размахом картина свадебного торжества в честь Солора и Гамзатти. Жертвой пали не только знаменитый танец с попугаями и зажигательный танец с барабанами. Под сокращение попало и великолепное гран па, оставшееся в спектакле в урезанном виде, так же как и танец Никии со змеей (эмоциональный пик сцены), в котором выражена вся гамма чувств героини: от отчаяния до внезапно вспыхнувшей надежды. Впрочем, можно не заниматься подсчетом потерь, а смотреть "Баядерку" Натальи Макаровой как новый спектакль и судить его по законам, самим хореографом "над собой признанным". И тогда это - понятное (без подсказок либретто), сюжетно внятное, динамичное действие, приостанавливающее свой бег в акте "Теней". Безупречная по красоте картина - настоящий "бенефис" кордебалета, с которым прекрасно поработала ассистентка Макаровой Ольга Евреинова.

Наталья Макарова недаром сократила первые части спектакля. Она досочинила финал, имевший место у Петипа. После встречи с умершей Никией в Царстве теней (куда он попадает, накурившись опиума) Солору предстоит земной брак с Гамзатти. Начинается подготовка к свадьбе, баядерки танцуют ритуальный танец свечей. Золотой Божок в великолепном исполнении Дмитрия Загребина зависает над сценой. Гамзатти танцует сочиненную для нее вариацию, но Солора продолжает преследовать образ Никии, которая как молчаливый укор участвует в общем танце. Солор не в состоянии произнести брачной клятвы, и небеса обрушивают свою кару на всех присутствующих, погребя их под камнями разрушенного храма. Было бы преувеличением сказать, что вновь сочиненные танцы - хорео-графический шедевр. Но они логично расставляют все точки над "i". Более того, в финале мы видим, как "души" Никии и Солора соединяются на небесах, что должно порадовать любителей хеппи-эндов. Великая балерина и опытный хореограф рассказала настоящую love story, и наверняка у этой версии найдутся свои поклонники.

Если же говорить о танцевавших премьерный спектакль Наталье Сомовой (Никия) и Эрике Микиртичевой (Гамзатти), то в этом хореографическом поединке они выступают на равных. Сказать, что кто-то из них блеснул на первом представлении пока нельзя, но и не увидеть того, что у обеих исполнительниц есть все данные к тому, чтобы эти партии зазвучали сильно и выразительно, было бы несправедливо. Зато у Солора-Полунина партия "заблистала" с первого же стремительного выхода на сцену. Его танец уже и сейчас можно назвать безупречным, а актерское исполнение - страстным и точным.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Ноя 13, 2013 11:31 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 3 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика