Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-10
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 25, 2013 10:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102504
Тема| Балет, XIII Фестиваль имени Аллы Шелест (Самара), Персоналии, Владимир Шкляров (МТ)
Автор| Валерий ИВАНОВ
Заголовок| С трапа самолета – на театральные подмостки
Где опубликовано| газета "Самарские известия" №195 (6624)
Дата публикации| 2013-10-25
Ссылка| http://samarskieizvestia.ru/document/17025
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Владимир Шкляров достойно представил петербургскую школу классического танца
Из Мехико до Самары знаменитый танцовщик добирался тремя авиарейсами


В спектакле XIII Фестиваля имени Аллы Шелест – балете Людвига Минкуса «Баядерка» на главную мужскую партию воина Солора был заявлен премьер Мариинского театра Владимир Шкляров. Чтобы не подвести самарских коллег и выйти на подмостки в этом фантастическом балете, артисту пришлось совершить не менее фантастический авиамарафон из Мехико в Самару через Нью-Йорк и Москву.
Сразу после спектакля, в котором артист явил лучшие качества петербургской школы классического танца, - эксклюзивное интервью для нашей газеты.

Балетный «экватор»

- Мне довелось быть свидетелем вашего, Владимир, триумфа на Московском конкурсе балета 2009 года. Сегодня вы настоящий мастер, премьер труппы Мариинского театра.


- В Мариинский театр я был принят в 2003 году после окончания Академии русского балета имени Вагановой. В этом году у меня был творческий вечер, которым я отметил свой балетный «экватор» - десять лет на сцене. Наш балетный век очень короткий, и получается, что формально мне осталось танцевать еще ровно 10 лет.

- Вы успели многого добиться, у вас обширный репертуар. Удовлетворены ли вы тем, как складывается ваша карьера?

- Я всегда недоволен собой. Хочется танцевать лучше и лучше и ни в коем случае не останавливаться на достигнутом. Иначе нужно просто закончить танцевать и уйти на отдых.

Амплуа – дело прошлое

- Какой репертуар вам ближе: романтический, героический или современный?


- Сейчас уже нет понятия актерского амплуа, как было раньше. Поэтому хочется попробовать себя во всем, и вообще - танцевать как можно больше. Конечно, что-то ближе моей индивидуальности, что-то подходит меньше. Но бывает, что в процессе работы вдруг открываешь в себе какие-то новые неожиданные грани.

Познакомились на сцене

- Для вас «Баядерка», очевидно, особенно трудный спектакль: у вашего персонажа две партнерши.


- Сегодня главная трудность была не в этом. Просто сложилась непростая ситуация: я прилетел в Самару за несколько часов до начала спектакля и здесь впервые встретился и с Марией Аллаш из Большого театра и с самарской балериной Ксенией Овчинниковой. Ни с той, ни с другой я раньше не танцевал. Мы все волновались. Конечно, это не дело. Но так уж сложились обстоятельства: я летел тремя рейсами из Мексики, где проходили гастроли Мариинского театра. В нашем репертуаре были «Корсар» и три одноактных балета Фокина: «Шопениана», «Петрушка» и «Шехерезада». Из Мехико я улетел сразу после выступения и, слава Богу, в Самару прилетел вовремя.

- Сегодня на сцене вы не просто станцевали партию, а по существу прожили жизнь своего персонажа. В сложившейся ситуации это было, очевидно, непросто.

- Безусловно, это действительно чудо, что спектакль состоялся. Замечательно показался самарский кордебалет, трио солисток в «Тенях» и обе мои партнерши. Конечно, обо всем этом судить не мне, а зрителям. Хочу сказать спасибо дирижеру Андрею Данилову. Оркестр аккомпанировал чудесно. У маэстро особый дар. Он все видит, чувствует, понимает. Нам уже доводилось работать вместе.

Премьерские «будни»

- У нас в Самаре тоже скоро будет «Корсар», так что наши зрители будут рады видеть вас в этом спектакле.


- Если меня пригласят, конечно, с удовольствием приеду. Здесь потрясающий зал, замечательные условия для работы. В Самаре я был девять лет назад - еще до ремонта театра. С Олесей Новиковой мы танцевали в «Спящей красавице», которая шла здесь в редакции Никиты Долгушина, и репетировали с Никитой Александровичем.

- Скучаете ли вы, Владимир, по своей партнерше по Мариинскому театру Евгении Образцовой, которая теперь в Большом?

- Конечно, скучаю. Всегда жалко, когда такие талантливые балерины, как Женя, уходят из труппы. Но это жизнь, и каждый хочет достичь чего-то еще.

- Часто ли вам приходится гастролировать в российской провинции?

- В этом году танцевал в Екатеринбурге и вот теперь в Самаре. Хочется ездить больше по стране, выступить и в Казани, и в Перми, и в Уфе. Мариинский театр, в основном, гастролирует за границей.

СПРАВКА.

Владимир Шкляров – танцовщик. В 2003 году окончил санкт-петербургскую Академию русского балета имени Вагановой и был принят в Мариинский театр. В настоящее время - премьер балетной труппы театра. Обладатель золотой медали XI Международного конкурса артистов балета в Москве (2009 год), приза журнала «Балет» «Душа танца» в номинации «Восходящая звезда», международной премии имени Леонида Мясина (Италия, 2008 год).
Исполняет ведущие партии в балетах классического наследия и современных хореографов. Участник концертов звезд мирового балета в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Берлине, Вене, Токио, Нью-Йорке. С труппой Мариинского театра гастролировал в Америке, в странах Европы и Азии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 25, 2013 10:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102505
Тема| Балет, XIII Фестиваль имени Аллы Шелест (Самара), Персоналии,
Автор| Валерий ИВАНОВ
Заголовок| Романтические грезы становятся явью
Где опубликовано| газета "Самарские известия" №195 (6624)
Дата публикации| 2013-10-25
Ссылка| http://samarskieizvestia.ru/document/17024
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

XIII Фестиваль имени Аллы Шелест - в разгаре
В спектаклях классического наследия заняты ведущие солисты столичных театров




В афише нынешнего шелестовского фестиваля – исключительно балетная классика. При этом акцент сделан на тех балетах, в сюжеты которых вплетены мотивы романтических сновидений, поэтических грез. Благо, репертуар Самарского оперного театра в последние годы пополнился целой чередой таких спектаклей.

Компактная «Спящая красавица»

Фестиваль открыла «Спящая красавица» Петра Чайковского, премьера которой состоялась в начале 2012 года. Санкт-петербуржцы балетмейстер-постановщик Габриэла Комлева и художник Вячеслав Окунев представили классический шедевр Мариуса Петипа в достойной хореографической и сценической интерпретации, по возможности сохранив его жанровую и хореографическую уникальность.
Особенно хороши богатые по цветовому колориту, теплые, объемные декорации, сразу погружающие зрителей в добрую сказочную атмосферу. При этом роскошная помпезность первоисточника, явившего собой образец балета-феерии с густонаселенными мизансценами, движущейся панорамой и пусть наивными, но милыми сердцу сценическими «чудесами» все же уступила место более компактной, но добротной современной версии. За время, прошедшее после премьеры, несколько сдал внутренний темпоритм спектакля, стали ощущаться длинноты утративших первоначальную динамику массовых сцен.

Задорная Аврора и лиричный Дезире

В фестивальном спектакле зрительское внимание было приковано, прежде всего, к гостям. Опытная, темпераментная, прекрасно технически оснащенная прима-балерина Большого театра Марианна Рыжкина - Аврора продемонстрировала качества состоявшегося мастера, уверенно и исключительно надежно преодолев подводные камни партии. В танце Рыжкиной был и задор, и безупречная четкость вариаций и поз, но ее Авроре все же не доставало беспечной легкости и полетности, образ юной романтической героини оказался несколько жестковатым и приземленным.

Исполнитель партии принца Дезире премьер московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Георги Смилевски, которому свойственна особая культура, мягкость и округлость движений, привнес в спектакль лирическую струю. Гости, внешне не очень схожие по своей индивидуальности, оказались на редкость гармоничной парой, их дуэты, особенно заключительное па де де, были исполнены безупречно.
В этот вечер за пультом стоял Виктор Куликов, впервые дирижировавший «Спящей красавицей». Очевидно, поэтому эмоциональное и полнокровное звучание оркестра было порой излишне помпезным и мощным по децибелам, что не вполне соответствовало характеру разворачивающегося на сцене сказочного сюжета.

Вялый «Дон Кихот» с темпераментными солистами

Фестивальную эстафету продолжил балет Людвига Минкуса «Дон Кихот», поставленный в 2010 году Кириллом Шморгонером в его собственной редакции взамен постановки Никиты Долгушина 2004 года. Уже приходилось отмечать, что в предложенной редакции сильно смикшировано изначально присущее этому балету броское действенное начало и по существу утрачена и без того еле теплящаяся сюжетная канва, связанная с заглавным героем. К тому же сегодня при блестящей бравурной хореографии и колоритных драмбалетных сценах спектакль выглядит «заболтанным»: из него улетучилась атмосфера праздника, вял и статичен кордебалет, чисто механически «отмечающийся» в полагающейся ему пластической партитуре.

По своему составу нынешний «Дон Кихот» оказался абсолютным двойником спектакля, показанного на балетном фестивале позапрошлого года. В партии Китри Марианна Рыжкина выглядела значительно эффектнее, чем в Авроре. В ее темпераментной героине было и лукавство, и победительность, и подлинный апломб. Менее заметным, хотя и эффектно- интеллигентным в партии бесшабашного цирюльника Базиля был солист Московского музыкального театра Сергей Мануйлов – танцовщик, броской фактурой и отточенной техникой чем-то напоминающий своего наставника Андрея Уварова. Маэстро из Новосибирска Андрей Данилов провел спектакль с огоньком и задором.

Блистательные тени «Баядерки»

На «экваторе» фестивального марафона был показан балет Людвига Минкуса «Баядерка», который стал одной из ярких кульминаций фестиваля. В основе спектакля, поставленного хореографом Габриэлой Комлевой, «казенная» петербургская версия, адаптированная к труппе самарского театра. Художник-постановщик - Вячеслав Окунев. В этот вечер за пультом был дирижер-постановщик спектакля Андрей Данилов.
Благодаря редкостному составу исполнителей фестивальная «Баядерка» подарила особенно яркие впечатления. Первым нужно по праву назвать премьера Мариинского театра Владимира Шклярова. Его мужественный, неотразимо обаятельный, исполненный искренних переживаний воин Солор был в центре внимания на протяжении всего спектакля. У танцовщика превосходная школа, ему неведомы никакие технические сложности. Благородство, чувственность и внутренняя интеллигентность Владимира Шклярова добавили его персонажу нечто особенное, выделив на фоне интерпретаций других исполнителей, делающих акцент на его восточном колорите. Поразительны изящество и легкость танцевальной манеры артиста, сочетающиеся с незаурядным актерским талантом. (Интервью с артистом – на этой полосе «СИ»).

Прима-балерина Большого театра Мария Аллаш с ее открытым темпераментом, мощной энергетикой и безупречной техникой – типичная представительница московской школы. В ее Никии, пожалуй, больше внутреннего напряжения, нежели искренности и открытости в проявлении эмоций. Она пунктуальна и точна в танцевальном рисунке партии, однако подлинный трагизм ее героини остается лишь плодом зрительского воображения. В партии Гамзатти – соперницы Никии уверенно выступила солистка самарской труппы Ксения Овчинникова. Особая удача спектакля – являющийся бенефисным для женского кордебалета инфернальный акт теней. Двадцать четыре женские фигуры, открывающиеся в, кажется, бесконечной череде арабесков, - незабываемое зрелище.

Самарцы не подкачали

В фестивальных спектаклях были заняты ведущие солисты самарской труппы, и это обеспечило в целом очень достойный уровень спектаклей. Хочется отметить Михаила Зиновьева - Великого Брамина в «Баядерке» и короля в «Спящей красавице», Виктора Мулыгина и Екатерину Первушину - Голубую птицу и принцессу Флорину в этом балете, Диану Гимадееву, Дарью Девятко и Екатерину Первушину - трио из акта теней «Баядерки», Дмитрия Пономарева – тореадора Эспаду, Веронику Землякову и Дарью Климову - подруг в «Дон Кихоте».
Сегодня заключительный гала-концерт фестиваля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 25, 2013 11:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102601
Тема| Балет, «Кремлевский балет», Персоналии, Александра Тимофеева
Автор| Елена Ерофеева-Литвинская
Заголовок| Александра Тимофеева: «Московская балетная школа воспитывает ярких индивидуальностей»
Где опубликовано| Культура.рф
Дата публикации| 2013-10-25
Ссылка| http://culture.ru/press-centre/interviews/10317/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



6 и 7 ноября на сцене легендарного Кремлевского дворца пройдет Международный фестиваль балетных школ, который станет своеобразной церемонией чествования Московской государственной академии хореографии, которой исполняется 240 лет. В преддверии этого события корреспондент «Культуры.рф» встретился с выпускницей МГАХ, примой-балериной театра «Кремлевский балет», заслуженной артисткой России Александрой Тимофеевой

— Вы окончили Московскую академию хореографии. Чем запомнились вам годы учебы?

— Когда я училась, директором была Софья Николаевна Головкина. Мне кажется, и, наверное, так думают многие, именно благодаря ей в школе была незабываемая атмосфера балетного училища, была строгая дисциплина. Она держала в своих руках все. Восемь лет учебы пролетели для меня как во сне. Учеба накладывает свой отпечаток на развитие человека. Вообще балет собирает, дисциплинирует. Благодаря занятию таким сложным искусством становишься более организованной и мобильной.

У меня сложные воспоминания об училище — ведь я жила без родителей, в интернате, и с этим было связано много переживаний. Ученицы-москвички нас так и называли — «интернатские». После учебы они шли домой, к любящим родителям, которые их гладили по головке и помогали делать уроки, а мы возвращались в свои комнаты и рыдали… В то же время я очень многим благодарна в первую очередь Головкиной. Училище — это огромная часть моей жизни, где переплелись чувства радости, благодарности и боли.



— Трудно переоценить значение педагога в балете. У кого вы учились?

— Любимым педагогом была Людмила Алексеевна Коленченко, она преподавала классический танец. Прекрасный, великолепный педагог, который дал мне основы. Мне кажется, таких педагогов очень мало. Во многом благодаря ей и ее школе я танцую сейчас ведущие партии. Она была очень строгая, но за это я ей благодарна. Она воспитала во мне требовательность к себе. Людмила Алексеевна учила нас не только балету, но и жизни.

Вспоминаю Марию Георгиевну Лошакову, преподавателя русского языка и литературы. Когда моя мама окончательно уезжала домой спустя месяц моего обучения, я плакала, не хотела ее отпускать и побежала за ней. Мария Георгиевна меня удержала. Помню разговор с ней. «Подумай о своем будущем, что ты будешь делать, — говорила мне она, — ведь ты уже поступила в это училище». А выпускалась я у Маргариты Владленовны Михайловой. Она оказала мне огромную моральную поддержку, что, безусловно, очень важно.

— Вы принимали участие в международных конкурсах, видели многих артистов из разных стран. Какие лучшие черты московской школы танца вы могли бы отметить?

— Мне кажется, прежде всего московская школа балета воспитывает ярких индивидуальностей. Раньше существовали большие различия между московской и питерской школами: последняя славилась своим строгим академизмом, а теперь эти различия сглаживаются. Москва — это такой душой исполненный полет. Русская школа в мире балета всегда была эталоном. Зарубежные школы берут все самое хорошее и из Москвы, и из Питера и объединяют эти качества. При этом каждая школа вносит что-то свое, что-то совершенно новое. Мы со своей стороны тоже у них учимся. Мне очень интересно смотреть на западных танцовщиков. При том что они очень преуспели в техническом плане, они не отстают и в плане актерской игры, внутреннего эмоционального развития.

— Вам довелось много работать с легендой русского балета Екатериной Сергеевной Максимовой. Расскажите об этом.

— Что касается профессии, то Екатерина Сергеевна для меня — самый-самый главный человек. Когда я выпускалась из училища, я, конечно, лелеяла в себе надежду вести спектакли, но я никогда не думала, что буду ведущей балериной. Благодаря каждодневной работе с Максимовой я стала понимать, что могу ею стать. Если честно, я до сих пор не верю, что я с ней работала. Ведь Максимова — это что-то недосягаемое. А в жизни она была очень человечной и простой, но, к сожалению, закрытой. Первые года три работы с ней нас разделяла такая тоненькая стеночка, а потом она исчезла, и мы стали больше понимать друг друга и в профессиональном плане, и просто по жизни. В классических постановках она не разрешала отходить от хореографии, не давала никаких поблажек. Она меня вела не только в балетном зале, но и в жизни. Вот она мне скажет одну фразу — и у меня все становится на свои места. Максимова несла в себе огромную культуру во всех отношениях, и на всех ее ученицах есть отпечаток этой культуры. Например, когда Светлана Лунькина выходит на сцену — я вижу, что это ученица Максимовой. Это необъяснимо, но это так. На репетициях с Екатериной Сергеевной Максимовой Людмила Михайловна Чарская всегда присутствовала, а иногда и заменяла Екатерину Сергеевну. И сейчас, работая с Чарской — моим педагогом в театре (а балет — такая профессия, где наставник сопровождает артиста всю творческую жизнь), мы продолжаем те балетные традиции, которые были заложены Екатериной Сергеевной Максимовой.



— Вы танцуете много партий. Какая партия самая любимая, а какая — самая выстраданная?

— Самая выстраданная — это совершенно точно Одетта–Одиллия из «Лебединого озера», выстраданная именно по-человечески и очень для меня сложная. Особенно мне сложно танцевать Одетту. Чтобы дойти до того образа, который мне нужно создать, мне нужно очень много над собой работать перед спектаклем. Мне кажется, этот спектакль надо исполнять идеально. А что касается любимых спектаклей, то их много, и они все в разном ключе. Не могу сказать, что у меня есть какой-то самый любимый балет. Когда к партии долго готовишься и репетируешь ее, невольно начинаешь ее любить, потому что находишь каждый раз много разных нюансов. С каждым днем происходят какие-то сдвиги, улучшения. Хочешь сделать еще лучше и показать это на сцене. В процессе репетиций невозможно не влюбиться в спектакль.

— Что для вас значит быть примой?

— Это большая ответственность, в первую очередь перед самой собой, потому что надо держать достойный уровень. Хочется и дальше расти, ведь стоять на одном месте — значит пятиться назад.

— Расскажите о ваших наградах. Какая из них вам особенно дорога?

— Особенно запомнилась награда «Душа танца», потому что не думала и не ожидала, что стану ее обладательницей. Мне никогда о ней никто не говорил. Мне даже не сказали, что меня выдвинули на эту награду. Так получилось, что мы с ребятами крутили пируэты в зале, вдруг вошел Андрей Борисович Петров, протянул мне руку и сказал: «Я тебя поздравляю. Тебе присудили награду «Душа танца» в номинации «Восходящая звезда». Было очень неожиданно и очень приятно и по-особому меня окрылило. А самую первую награду я получила в 2001 году, это молодежная премия «Триумф». Все тоже произошло неожиданно — подруга услышала по радио, что меня наградили, и мне сообщила. Для меня это было огромным авансом, билетом в будущую жизнь.

Участие в конкурсах — это не мое, но я заставляла себя ездить, понимая, что это — огромный опыт, через который надо пройти. На Международном конкурсе артистов балета в Астане я завоевала вторую премию и серебряную медаль, а на Международном конкурсе «Арабеск» в Перми выступила хуже и стала третьей. Я, конечно, очень расстроилась. На первую премию, может, и не рассчитывала, но надеялась на вторую. Максимова, которая была в жюри, тоже очень расстроилась. Мы с ней встретились в коридоре, разговаривать было нельзя, она так на меня посмотрела, и ее взгляд сказал мне все...



— Как вы готовитесь к спектаклю? Верите ли в балетные приметы, и если да, то в какие?

— Нет, стараюсь ни во что не верить. Если что-то вдруг случается, я говорю: «Ничего страшного. Это ничего не значит». Все зависит от того, насколько ты готов к спектаклю, насколько ответственно ты относишься к своей партии. Конечно, профессионал может сделать так, что неискушенный зритель не заметит недочетов. Но, если ты не репетировал и вышел на сцену неготовым, так ты и станцуешь. Есть у меня все же один ритуал: если я возвращаюсь в свою гримерку, я всегда смотрюсь в зеркало и показываю язык.

— Вы много ездили на гастроли. В каких городах мира вам было интереснее всего работать?

— Интереснее работать там, где публика знакома с балетом — это Париж, Лондон. Всегда с удовольствием там выступаю. С другой стороны, когда танцуешь в тех городах, где нет балета, ты же не будешь халтурить на сцене. Ты профессиональный артист балета, тебе надо держать марку всюду, где выступаешь. Каждый выход на сцену, если ты честно танцуешь, это твой рост.

— Отличается ли российская публика от зарубежной по восприятию балета?

— Не только российская и зарубежная различаются, но и в каждом городе, а может, и в каждом театре — своя публика. Если даже взять наши московские театры — Большой, Музыкальный и «Кремлевский балет», то это очевидно. К нам в «Кремлевский балет» в основном ходят любители балета, которые в меньшей степени воспринимают техническую сторону танца, но любят, чтобы их увлекли. Может, я ошибаюсь, но у меня сложилось такое впечатление.

В Лондоне, например, публика очень реагирует на эмоциональное наполнение танца, на то, как балерина ведет актерскую линию. Если ты полностью отдаешься своей роли — вот это для них очень ценно. В любом городе как ты танцуешь, с каким наполнением, так тебя и принимают. Если ты внутренне чувствуешь, что спектакль удался, то принимают очень хорошо — и не важно где.

— Когда состоится ваше ближайшее выступление в Москве?

— 5 ноября в Кремлевском дворце я буду танцевать в балете «Тысяча и одна ночь», от которого я получаю огромное удовольствие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 28, 2013 8:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102801
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Наталья Макарова, Сергей Полунин, Наталья Сомова, Кристина Шапран
Автор| Наталья Витвицкая
Заголовок| «Баядерка»: легко и красиво
Легендарный балет на сцене МАМТа поставила Наталья Макарова

Где опубликовано| © «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU» з
Дата публикации| 2013-10-25
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/71564/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Этого балета в «Стасике» ждали давно. С приходом в труппу звезды мирового уровня Сергея Полунина (экс-премьер Королевского балета в Лондоне) стало ясно, что ждать осталось недолго. Наличие такого Солора (главный герой «Баядерки») гарантирует успех, в том числе и кассовый. Поставить балетный блокбастер взялась Наталья Макарова, суперзвезда Мариинки, в свое время сбежавшая из СССР в Штаты. Как показала премьера, ее редакция, хоть и вызывает вопросы у критиков и театралов, публике безоговорочно по душе.

Для тех, кто видел каноническую «Баядерку» в Большом, сравнения не в пользу «Стасика» неизбежны. Но постараться от них отрешиться все-таки стоит. Наталья Макарова многое изменила в привычной версии. Что-то исключила совсем (так, например, из балета исчезли индусский танец и танец «Ману»), что-то поменяла местами (знаменитые «Тени» перекочевали из третьего акта во второй), наконец, она восстановила финал, который много лет считался «лишним». К тому же, сцена МАМТа несравнима со сценой Большого. Масштабы другие. С некоторыми оговорками, но у Макаровой получилась отличная камерная мелодрама в совершенных костюмах (они здесь, действительно, роскошные).

По сюжету некий воин Солор клянется в вечной любви танцовщице в местном храме Никии (Кристина Шапран). Но раджа прочит ему в жену свою дочь, красавицу Гамзатти (Наталья Сомова). Солор не может противиться всесильному правителю и соглашается. Ревнивая Гамзатти не верит ему и убивает Никию, чтоб уж свадьба состоялась наверняка. Солор чувствует вину, страдает и в одиночестве раскуривает марихуану. В наркотическом дурмане ему видится Никия в окружении призраков. А заканчивается всё тем, что клятвопреступнику мстят боги :на свадьбе Солора и Гамзатти рушатся стены дворца, и все дружно гибнут. «Гибель» эту многие зрители видели впервые — ее то и принято было выбрасывать из балета ранее. К слову, сцена мало что дает постановке, да и ее визуальное решение подкачало. Всего и эффектов, что видеопроекция камнепада, да мигающий свет, видимо, призванный символизировать молнии.

Что касается сюжета, то он легко считывается. Активная пантомима позволяет понять, кто кого любит и почему, не заглядывая в программку. Жаль только, что любовные страсти не всегда кажутся убедительными. Вины труппы «Стасика» здесь нет — просто Сергей Полунин и местные артисты — как две планеты. Разница и танцевального, и драматического дара бросается в глаза.

Доминирование одного из артистов, безусловно, не очень хорошо, но и сказать, что «Баядерка» эта — бенефис Полунина или, тем более, неудача в принципе — нельзя. Да, получился упрощенный вариант. Но очень достойный, нарядный. Этот балет украсит любой вечер. А тем, кто с другими «Баядерками» не знаком, он может показаться идеальным.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 28, 2013 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102802
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Анна Жарова
Автор| Ирина УЛЬЯНИНА
Заголовок| Очень верная жена и вечная любовница
Где опубликовано| © «Новая Сибирь» № 42 (1093)
Дата публикации| 2013-10-25
Ссылка| http://newsib.net/index.php?newsid=81320203&paper_id=328
Аннотация|
В ходе своего творческого вечера прима-балерина НГАТОиБ Анна Жарова продемонстрирует танцевальное мастерство и артистизм в трех одноактных балетах разных хореографов



СЕГОДНЯ вечером, 25 октября, в академическом театре оперы и балета — невероятный и прогнозируемый аншлаг. В кассах давно уже ни одного входного билета, тогда как многочисленные поклонники Анны Жаровой готовы стоять в проходах на верхнем ярусе ради счастья видеть, как танцует эта удивительная балерина.

Анна служит в труппе 16-й сезон, но именно этот сезон стал для нее особенным — прима-балерина удостоилась звания народной артистки России, став самой молодой «народной» в Новосибирске, и работала в составе жюри национального театрального фестиваля-конкурса «Золотая маска». Напомню, что Анна Жарова сама еще в 2002 году стала лауреаткой «Золотой маски» за исполнение партии Сванильды в спектакле «Коппелия» Лео Делиба, а далее дважды становилась дипломанткой. Кроме того, она неоднократно становилась лауреатом и дипломантом международных конкурсов артистов балета, четыре раза удостаивалась местного «Парадиза», а также премии «Душа танца». На первый взгляд, ее творческая биография — это череда сплошных побед. В детстве, посмотрев «Щелкунчика», заявила маме, что хочет стать примой-балериной и выступать на сцене НГАТОиБ, и поступила в хореографическое училище, по окончании которого сразу была принята в труппу «Сибирского Колизея» солисткой. И уже в первые годы танцевала Одетту-Одилию в «Лебедином озере», Жизель, Мари и Фею Драже в «Щелкунчике», главные партии во многих классических балетах. Всегда за всеми ее успехами стояли колоссальный стоический труд, внутренняя дисциплина, воля к победе, которую она достигла честно.

— Я очень ценю моего педагога в хореографическом училище Татьяну Константиновну Капустину. Для меня в театре всегда была и остается непревзойденным педагогом и вечным учителем не только в профессии, но и в жизни Лидия Ивановна Крупенина, в которой столько любви ко всему сущему, — призналась Жарова. — И я благодарна судьбе за встречу с хореографом Сергеем Вихоревым, который скрупулезно прививал питерскую, Вагановскую школу балета, академизм. Академизм я считаю очень важным. Хореография, конечно, развивается, формы меняются, становятся более техничными, мы крутим больше пируэтов, у нас меняются костюмы, но вот эти основы (как владеть не просто телом, а каждой фалангой пальца), они необходимы. И с каждым днем я все отчетливее сознаю, что моя детская мечта танцевать на сцене новосибирского театра сбылась даже в больших масштабах, чем я ожидала, потому что каждый постановщик (Кирилл Симонов, наш худрук Игорь Зеленский) дали мне так много, что этого невозможно было и вообразить.

Я думаю, педагоги в той же степени восхищены Анной Жаровой, совершавшей подвиги, неведомые зрителям. Например, замуж выходила, не отрываясь от балетного станка, от ежедневных разминок и репетиций. И спустя всего три месяца после рождения дочки Машеньки вышла на сцену, ничуть не утратив форму, а даже нарастив мастерство. Не представляю, где она находила время, но успешно учится в СибАГСе, сейчас уже на выпускном курсе осваивает специальность менеджера по управлению персоналом. И мечтает о новых партиях — Эгины в «Спартаке» Хачатуряна, Мари в обновленной версии «Щелкунчика», премьера которого состоится в декабре.

— Я готовилась к своему творческому вечеру так, что света белого не видела, потому что я люблю своих зрителей, я им очень благодарна за отклик, который получаю на каждом спектакле, — рассказала героиня творческого вечера. — Я рада, что смогу предстать в разных ипостасях: «Пульчинелла» — это верная жена, а «Кармен» — вечная возлюбленная. Женщина и должна быть разной, должна удивлять и радовать.

Фото предоставлено пресс-службой НГАТОиБ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 28, 2013 3:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102803
Тема| Балет, Эстонский национальный балет, Персоналии, Тоомас Эдур
Автор| Тамара Унанова
Заголовок| Европейский курс Тоомаса Эдура
Где опубликовано| © «День за днем» (Эстония)
Дата публикации| 2013-10-25
Ссылка| http://rus.postimees.ee/2573990/evropejskij-kurs-toomasa-jedura
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Нынешний сезон для Эстонского национального балета отмечен не только столетием здания театра «Эстония», но и 95-летием эстонского балета.


Тоомас Эдур на репетиции.
фото: Пеэтер Ланговитс


О том, что нового ожидает поклонников Терпсихоры, кто из хореографов представит свои работы на нашей сцене и какие проблемы стоят перед труппой в новом сезоне, рассказал художественный руководитель Национального балета Тоомас Эдур.

Необычный старт

– Для вас нынешний сезон – пятый. В августе 2009 года, накануне вступления в должность худрука, вы в интервью нашему еженедельнику поделились весьма смелыми планами, сказав: «Наша труппа будет лучшей в мире...»

– Еще лет двести потребуется (смеется). Нет, если серьезно, то за четыре года нам удалось сделать очень много – с учетом бюджета театра, масштаба страны, школы... Мы тесно сотрудничаем с Таллиннской балетной школой и ее новым, очень энергичным директором Кайе Кырб. На нашей сцене идет много разнообразной интересной хореографии – от классики до модерна. Впервые в истории наша труппа побывала с гастролями в Гонконге и Макао, в Сан-Франциско и в Венеции, в одном из красивейших театров мира – La Fenice. В коллективе хорошая рабочая атмосфера, уровень артистов постоянно растет. Этот сезон у нас начался необычно – с выступлений под открытым небом в рамках фестиваля «Эстония-100». «Лебединое озеро», которое мы представили совместно с Латвийским национальным балетом, собрало так много зрителей, что всем мест не хватило. И наш гала-концерт на открытой сцене перед театром подтвердил, что балет у нас любят. Такая необычная раскрутка сезона на открытой сцене была для нас вызовом, но, я думаю, мы справились.

– Когда-то в Кадриорге проводились балетные вечера на Лебедином пруду. Может, стоит возродить эту красивую традицию?

– Я только за. Если со стороны города возникнет интерес, мы готовы эту традицию продолжить... В конце августа мы выступили в Йыхви, Пярну, Пайде и Таллинне с программой, посвященной 95-летию эстонского балета. Это были фрагменты из идущих в театре «Лебединого озера», «Баядерки», «Модильяни», «Золушки». Кроме того, мы впервые представили хореографию Ханса ван Манена: «Три гносианы» на музыку Эрика Сати исполнили Эве Андре и Анатолий Архангельский.

– Хорошо, что Эве сейчас вновь в хорошей форме. А как дела у Алены Шкатулы, получившей травму в прошлом сезоне? Жаль, что публика, успевшая полюбить эту балерину, не видит ее уже довольно долго...

– Алена ходит к спортивным врачам, принимает разные процедуры. Надеюсь, через месяц увидим ее на сцене.

– В этом сезоне труппу покинули несколько человек: Женя Гриб теперь танцует в Петербурге у Эйфмана, кто-то решил сменить профессию...

– Да, Виктор Елисеев пошел учиться на повара. У Виктора не очень пластичное тело, и хотя я был доволен тем, как он исполняет характерные роли, ему, видимо, было трудно бороться с недостатками... Что ж, такова реальность. Труппу покинули еще несколько зарубежных танцовщиков. Но на смену им пришли восемь молодых артистов. Приятно, что в этом году мы взяли двух выпускниц Таллиннской балетной школы: Маргариту Родченкову и Мари Лофицкую.

Интернациональная «Эстония»

– Состав труппы в последнее время заметно интернационализировался – у нас есть англичане, шведы, итальянцы, испанцы, японка...

– Мы – часть Европейского союза. Не получается обходиться своими силами, не хватает выпускников нашей школы, особенно мальчиков. Все наши иностранцы учат эстонский язык, и довольно успешно. А репетиции у нас проходят на нескольких языках, с этим проблем нет.

– На этот сезон запланировано три премьеры, одна из них – балет в постановке англичанина Уэйна Макгрегора. Как вам удалось заполучить столь именитого хореографа? Помню, как лет десять назад в Тарту вы с Аге танцевали его номер 2Humans – вихрь движений, эмоций: панки, танцующие под музыку Баха...

– Да, Уэйн ставил этот номер на нас, и мы тогда с ним подружились, поэтому он здесь. Нам понравилось с ним работать, и хотя его хореография поначалу кажется невероятно сложной, испытываешь наслаждение, когда все получается. Это так вдохновляет! Уэйн Макгрегор ставил балеты для Штутгартского, Нидерландского, Австралийского, Парижского, Нью-Йоркского балетов... Он ставит танцы в мюзиклах, в голливудских фильмах. На его счету более 60 балетов, а так как мы ввиду ограниченности средств не можем позволить себе полномасшабный спектакль, Уэйн будет ставить у нас камерный балет Symbionts, премьера которого состоялась в 2000 году на сцене Лондонского королевского балета. Уэйн уже утвердил составы, и 15 ноября наша публика сможет увидеть этот балет. В тот же вечер будет представлена и новая работа Май Мурдмаа – балет Стравинского «Петрушка». Известная история про одного из традиционных персонажей русского народного кукольного театра, впервые поставленная Фокиным для Нижинского, в версии Май Мурдмаа преображается: действие происходит в балетной труппе, Петрушка влюблен в прима-балерину, а она предпочла ему премьера. В заглавной роли выступят Сергей Упкин и Бруно Микьярди.

– Что вы скажете об итальянском хореографе Джанлуке Скьявони, чья премьера балета «Медея» намечена на март 2014 года?

– Мы с ним давно знакомы. Он танцует в «Ла Скала», но его карьера танцовщика близится к завершению, а как хореограф он ищет свой стиль. Когда я увидел его постановки, мне понравилось. Многие хореографы присылают свои видео, у одних видишь что-то от Иржи Килиана, у других – от Пины Бауш, а у Джанлуки есть что-то свое. «Медея» – балет, специально поставленный для нашей труппы, – это современная интерпретация древнего мифа на музыку Стравинского, Пендерецкого и Шнитке. Вся постановочная команда, включая художника по костюмам и сценографа, из Италии. «Медея» продолжит линию серьезных сюжетных спектаклей, которая у нас представлена балетами «Манон» и «Модильяни». Мы стремимся к тому, чтобы в театр ходили дети и взрослые, подростки и пенсионеры. Мы хотим, чтобы балет был интересен всем!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2013 6:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102901
Тема| Балет, АРБ, Кадры, Скандалы, Персоналии, Н. Цискаридзе
Автор| Лейла ГУЧМАЗОВА
Заголовок| На ручном управлении
Где опубликовано| © Новые Известия
Дата публикации| 2013-10-29
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-10-29/191505-na-ruchnom-upravlenii.html
Аннотация|

Проблема утилизации бывших звезд не только российская. Был человек супергероем, его узнавали на улице, девушки провожали влюбленными глазами, полицейские прощали езду на желтый. И вдруг, в одночасье – все происходящее с тобой идет «как положено». Узнают лишь те, кому положено – близкие и коллеги, восторгаются те, кому положено – упертые поклонники, про полицию и речи нет. В балете, как в спорте, эта разница особо болезненна: слишком уж короток век артиста, в 18 начинающего, а в 37 пенсионера. Каждый порядочный человек склонен сглаживать бывшей звезде тяжкие моменты. В этом смысле заботы министра культуры Владимира Мединского о Николае Цискаридзе весьма возвышают первого в глазах общественности. Вот он какой, культурный министр. Он, конечно, заставлял ждать в приемной Ирину Антонову, регулярно обнаруживает пропасти в образовании, но вот в этом деле проявляет себя молодцом. То бенефис предложил опальному бывшему премьеру, то целую серию прощальных вечеров на родной сцене Большого. Даже нового директора театра Владимира Урина, в своем деле совсем не мальчика, склонил сделать артисту официальное предложение на этот счет. Урин – не тот человек, которому легко выкручивать руки. Идти навстречу у него были свои резоны, и, подозреваю, сохранение хороших отношений с министерством здесь не главное. Директор он суперопытный, в театре съел пять собак, но ведь в Большом без году неделя. А в этом театре, как известно, действует негласный принцип «каждому народному – по сильному поклоннику» с вариациями «сильного» от члена совета директоров корпорации Х до первых персон государства. И почему бы в этом раскладе Урину не сделать упреждающий маневр, не выпустить пар оппозиции разовым элегантным жестом, раз уж она, эта оппозиция, досталась ему вместе с театром в наследство? Однако попытка уладить дело миром Большому не далась: выдержав паузу вежливости, Николай Цискаридзе заявил прессе, что на прощальные спектакли не соглашался, дав понять, что лечить задетое самолюбие таким дешевым способом в его планы не входит.

И таки он оказался прав. Хотите успеха – требуйте максимум.

Требуя максимум, выдающийся артист балета Николай Цискаридзе примерялся к роли руководителя балета Большого театра, да так настойчиво, что во всех случившихся в прошлом сезоне бедах, включая кислотную атаку на шефа балета Сергея Филина, прямо или косвенно обвиняли его. Цискаридзе со своими публичными эскападами лично тому способствовал. Но что не доказано, то не доказано, а война перешла в русло объявленных Большим выговоров, последующих судов и поступления обиженного артиста в юридическую академию. Что ж, знать законы всегда пригодится. Между тем слухи о креслах для Цискаридзе курсировали постоянно. Видимо, велась работа, включая и инициированное Николаем Максимовичем письмо «наверх», подписанное подметным путем видными персонами культуры, с просьбой назначить его главным начальником Большого театра. Подписанты отрекались публично, история получила резонанс, так что на нынешние слухи о назначении Цискаридзе ректором Вагановской академии всерьез никто не реагировал. А напрасно.

Вагановская академия – это то немногое российское производство, что все еще котируется на международном рынке. Нет на свете приличной балетной труппы, где бы ни танцевали/преподавали ее выпускники. Академии 275 лет, она пережила великих государей, революцию и даже перестройку, регулярно теряя лучшие силы. Вектор движения у нее до сих пор был радищевский, из Петербурга в Москву: при государе-императоре ее кадрами укрепляли бестолковую московскую школу и московскую сцену, предъявлявших не профессию, а «душевность». При советской власти ситуация сохранилась, только директивы шли от московского двора. Умные выпускники московской школы вроде Плисецкой по этому поводу страдали легким комплексом неполноценности и при случае брали в Петербурге уроки. Если Николая Цискаридзе надо трудоустроить в балетную школу, почему бы сначала не потренироваться на кошках – Московской академии хореографии? При всех существующих сегодня в Вагановском громадных проблемах балетного образования учат там все равно лучше, чем в Москве, на сцене этот видно. Чтобы московский педагог пришел наводить порядок в петербургскую школу – такого не было. Чтобы артиста московской школы сочли педагогом и руководителем, способным навести порядок в петербургской школе, – такого не было даже во сне. Но ведь мы рождены, чтобы сказку сделать былью.

Справедливости ради хорошо бы найти в этой были что-то хорошее. Вспомнить, что Николай Цискаридзе, начинавший обучение в тбилисской школе, доучивался в Москве у блестящего преподавателя Петра Антоновича Пестова. Правда, талант педагога унаследовать трудно, и педагогическая карьера Цискаридзе в Большом театре так и не задалась, но – вдруг? Сюда же можно добавить, что Цискаридзе относится к балету фанатично: в своем нынешнем «постзвездном» качестве он блистал только фанатским негативом, но – вдруг сейчас получится что-то хорошее? Наконец, театральные люди знают, что Цискаридзе не жаден и деньги – не главный мотив его поступков. Считать ли этот набор санитарным минимумом? Не знаю. Если прима Мариинского Ульяна Лопаткина, как упорствуют слухи, примет пост художественного руководителя Вагановской академии и они сработаются с Николаем Цискаридзе, Вагановскую академию ждут потрясения, а школа – любая школа – потрясений не любит.

Последний вопрос: что изменилось за минувшие сутки в кабинете министров, если Владимир Мединский, еще в субботу отрекавшийся от слухов о назначении, сегодня представил публике новоиспеченного ректора? А ничего не изменилось, ей-богу. По-прежнему все работает на ручном управлении и по принципу «каждому народному – по сильному поклоннику». Остается пожелать коллективу Вагановской академии сил и терпения.

Автор – музыкальный обозреватель «НИ»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2013 6:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102902
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета имени Чайковского, Гастроли, Персоналии,
Автор| НАТАЛЬЯ ТИМАШОВА, Мадрид
Заголовок| Неклассический балет
Испанцам показали «Свадебку» Стравинского и «Шута» Прокофьева

Где опубликовано| © Новые Известия
Дата публикации| 2013-10-29
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-10-29/191502-neklassicheskijbalet.html
Аннотация| ГАСТРОЛИ

В Королевском театре Испании начались русские сезоны и начались с балета. В Мадрид прибыла практически в полном составе балетная труппа Пермского академического театра оперы и балета имени Чайковского вместе с художественным руководителем и дирижером театра Теодором Курентзисом, главным балетмейстером Алексеем Мирошниченко и директором оперной труппы Виталием Полонским, а также камерный хор и оркестр Music Aeterna.


Фото: JAVIER DEL REAL

Пермяки показали испанской публике два уникальных одноактных балета – «Свадебку» Игоря Стравинского в постановке классика современной хореографии Иржи Килиана и «Шута» Сергея Прокофьева в постановке Алексея Мирошниченко. В испанской столице Пермский балет дал всего шесть спектаклей, вчера, 28 октября, состоялся заключительный вечер русского балета. Но уже через неделю, 4 ноября, гастроли Пермского театра в Мадриде продолжатся оперой «Королева индейцев» барочного английского композитора Генри Перселла в постановке Теодора Курентзиса и режиссера Питера Селларса, премьера которой состоялась в Перми совсем недавно – 25 сентября.

Русская балетная школа для иностранцев – что-то уникальное, единственное в своем роде, поэтому гастролей Пермского балета в Мадриде очень ждали все балетоманы. Правда, далеко не все ожидания оправдались: многие были уверены, что из России опять привезут исключительно классику. «А где же «Лебединое озеро» и «Жизель»? – задавались вопросом некоторые испанские журналисты даже после пресс-конференции, где представители двух театров – Пермского и Королевского – долго и подробно объясняли мотивы и причины выбора балетов. Одной из них было именно желание избавиться от штампа о том, что «мы должны возить только классику», как сказал Алексей Мирошниченко, а другая причина – чисто объективная: больших балетных гастролей в Мадриде, во время которых можно было показать 5–6 больших балетов, включая знаменитую русскую классику, запланировано не было. «Мы привезли в Испанию балеты «Свадебка» и «Шут», потому что их выбрал советник по художественной политике Театра Реал Жерар Мортье, давний друг Пермского театра, который каждый год приезжает на наш Дягилевский фестиваль», – рассказал «НИ» Алексей Мирошниченко.

Профессиональное чутье и умение всегда быть на шаг впереди, угадывая желания и чаяния публики, пусть еще ею и не вполне осознаваемые, не подвели Мортье и на этот раз. Да, он сильно рисковал, делая ставку на новые, буквально с пылу с жару, балеты, один из которых вообще неизвестен в Испании, но риск себя оправдал: публика принимала россиян очень тепло и хорошо.

Испанцы увидели два прекрасных и по-настоящему уникальных балета. Это «Свадебка» Стравинского (сам композитор назвал это произведение «Хореографические сцены с пением и музыкой на народные тексты из собрания Петра Киреевского») в постановке чеха Иржи Килиана, одного из выдающихся танцовщиков и хореографов нашего времени с очень узнаваемым стилем. И «Шут» Прокофьева (полное название балета – «Сказка про шута, семерых шутов перешутившего», создан по мотивам сказок Пермского края) в оригинальной постановке Алексея Мирошниченко. Эти балеты и в России-то, кроме пермяков, видели пока немногие. Премьеры состоялись в Перми: «Шут» – 1 декабря 2011 года, «Свадебка» –

21 июня 2012 года, после чего в рамках программы «Золотой маски» их увидела московская публика. И все. Так что мадридцам, увидевшим необыкновенно яркие, колоритные и очень русские балеты, действительно очень повезло. И тот, и другой спектакль впервые представил публике знаменитый русский антрепренер Сергей Дягилев в начале 20-х годов прошлого века. Но «Свадебку», ставшую иконой модернизма в балете, периодически ставили, а «Шута» ждало 90-летнее забвение. Балет «Шут» на сегодняшний день – не просто штучный спектакль, пермская постановка – единственная в мире. Его премьера состоялась в 1921 году в Париже, потом была пара спектаклей в Лондоне и все. Дягилев запрещал снимать свои спектакли, его балеты потом восстанавливали по воспоминаниям, и «Шут» остался лишь в виде упоминаний в биографиях Сергея Прокофьева и книгах по истории искусства и балета. Поэтому пермская постановка – по сути, первая хореография балета. Этот проект – еще и реконструкция творчества художника-авангардиста Михаила Ларионова, автора сценографии и костюмов «Шута». Историческая сценография балета – яркая и самодостаточная, настолько, что танец ее местами лишь дополняет и она совсем не устарела. Озорная, лоскутная и даже провокационная музыка Прокофьева в интерпретации дирижера Пермского театра Валентина Урюпина и оркестра Королевского театра звучала сочно и современно. Александр Таранов (Шут) и его партнерша Ляйсан Гизатуллина (Шутиха) танцевали с настроением и обаянием. «Этот спектакль из музея истории балета наконец-то вышел на сцену, – говорит Алексей Мирошниченко. – Ровно через 90 лет после его премьеры».

«Свадебка» в постановке Иржи Килиана исполняется русским театром впервые, к тому же с 1982 года, когда состоялась ее премьера на сцене Нидерландского балетного театра, она нигде больше не ставилась, так что спектакль не из «заезженных». Смотрится на одном дыхании, хореография гармонично дополняет и иллюстрирует музыку, вокальные партии и хоровое пение, музыка и танец не перекрывают друг друга, а удивительным образом соединяются. Для исполнения произведения, задумывавшегося Стравинским как «дивертисмент», а не как этнографический музыкальный спектакль (в задачу композитора по его же признанию «совершенно не входило воссоздание обряда деревенских свадеб»), были привлечены лучшие силы Пермского театра: солисты и артисты балета, хор и оркестр Music Aeterna, которыми дирижировал сам маэстро Теодор Курентзис. Вокальные партии исполнили солисты театра Надежда Кучер (сопрано), Наталия Буклага (меццо-сопрано), артист хора Music Aeterna Василий Коростелев (бас) и петербуржец Станислав Леонтьев (тенор).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Окт 30, 2013 10:28 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2013 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102903
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Пьер Лакотт
Автор| Лейла Гучмазова
Заголовок| Весьма симпатичный разбойник
Где опубликовано| © Журнал «Ваш досуг» №42
Дата публикации| 30 октября - 10 ноября 2013
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/71581/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Большой театр представит премьеру балета «Марко Спада» в постановке Пьера Лакотта.



Когда в сентябре парижская Гранд-опера показывала в Большом «Пахиту», ее постановщик Пьер Лакотт обещал подарить Москве собственный старинный балет. Красивый жест готовился загодя,а «Пахита» послужила хорошим антре — все смотревшие примерно понимают, о чем пойдет речь. «Марко Спада» на «Пахиту» похож, но не слишком.

Сюжет в духе суетливого романтизма середины XIX века. Есть губернатор с дочерью, есть разбойник Марко Спада с дочерью. В комплекте два жениха, граф и князь, граф любит дочь губернатора, князь — дочь разбойника. Почти два часа сценическоговремени они бегают друг за другом то на пейзанском празднике, то на дворцовом балу, испытывают прочность гостеприимства и бьются с вероломством черни. В финале разбойник Марко Спада проявляет благородство и вовремя умирает, перед смертью открыв, что дочь ему не родня. Вместо похорон хеппи-энд с двойной свадьбой.

Изначально «Марко…» был оперой французского композитора Обера, автора до-марсельезного гимна Франции. Он же в 1857 году превратил оперу в балет. Автором либретто был сам Эжен Скриб («Стакан воды»). Полное название звучало пикантно — «Марко Спада, или Дочь бандита», добавляя перца образу главной лирической героини. Балет успешно жил на сцене Гранд-опера в хореографии Жозефа Мазилье. Следующее явление «Марко Спада» случилось в 1981 году в Римской опере, а четырьмя годами позже он вернулся в Гранд-опера. Заглавная роль ставилась на Рудольфа Нуриева, танцевавшего лихого бродягу на премьере в обоих театрах и оставшегося для потомков на dvd. А возродил «Марко Спада» хореограф Пьер Лакотт, к тому моменту признанный реставратор балетной старины. Всегда остается вопрос, как можно восстановить старинный балет, если кроме гравюр да восторженных всхлипов современников от него ничего не осталось. Метод реставрации Лакотта вазы по осколку можно критиковать, выискивая слабые места, ведь, защищаясь, он иногда приукрашивает степень сохранности оригинала по оставшимся документам.

Представляя в 2000 году в Большом свою «Дочь фараона», Лакотт напирал на полученные им в детстве уроки от бывших балерин Императорских театров, вроде бы помнящих оригинал. Впрочем, каким бы ни было допущение, факт остается фактом: начиная с реставрации «Сильфиды» в 1972 году Лакотт удерживает корону главного «оживителя» антиквариата. Видимо, дело в тщательном погружении в предмет, истинно французском чувстве стиля и истинно французской культуре старины. Партии артистов на его спектаклях не потрясают воображение техникой, разработанной вообще-то ХХ веком. Ему почти нет дела до дешевых ожиданий публики, жаждущей громких эффектов. Тем временем эволюция плохого вкуса происходит на наших глазах: на «Дочери фараона» в 2000-м зал почтительно восторгался, критики сверяли остатки оригинала с реставрацией. После «Пахиты» в 2013-м коллега иронично заметила, что буйно аплодировала только ложа прессы, публика же оживилась только на больших прыжках, и то признав их недостаточно большими. В общем, зачем малые голландцы, когда есть Айвазовский.

Специально для Большого Лакотт создает новую версию «Марко Спада», увеличивая для громадной труппы количество персонажей. Составов солистов несколько, и талантливая молодежь есть в каждом. Остается пожелать зрителю здравого смысла, не допускающего технических чудес в танце XIX века, и открытых глаз, способных разглядеть сквозь прекрасную чушь сюжета прелесть романтических надежд.

фото Дамира Юсупова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2013 10:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102904
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Наталья Макарова, Сергей Полунин, Наталья Сомова, Дмитрий Загребин, Кристина Шапран, Эрика Микиртичева
Автор| Людмила Гусева
Заголовок| Большой балет для небольшого театра
Премьера «Баядерки» в Театре Станиславского

Где опубликовано| © Belcanto.ru
Дата публикации| 2013-10-29
Ссылка| http://belcanto.ru/13102901.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Трудно небольшому театру в городе, где работает театр с мировым именем, на той же улице, от силы в 10 минутах хода. Трудно быть вечно вторым при неизбежно первом. Трудно быть театром Станиславского, когда есть Большой. Но у балета Станиславского — амбициозный худрук, мировая балетная знаменитость в труппе и огромное желание стать если не первым, то на равных конкурировать с Большим.

Не потому ли в репертуаре театра Станиславского появилась «Баядерка» — парадный балет большого стиля, который ранее никогда в этом театре не шел. Правда, несколько лет назад, под занавес художественного руководства Михаила Лавровского в Стасике была поставлена самая известная сцена из «Баядерки» — «Тени», но тогда кордебалет театра ее не потянул, и после считанного количества показов «Тени» были сняты. Да и зачем, когда в другом конце Большой Дмитровки Большой театр давал полнокровную «Баядерку» с Грачёвой, Степаненко, Захаровой, Александровой, Цискаридзе и Уваровым?

Однако времена изменились.

«Баядерка» в Большом идет крайне редко, попасть туда можно только за большие деньги, а большие звезды на сцене Большого почти перевелись.

Наступило время для постановки главного «блокбастера» классического наследия на второй московской балетной сцене, тем более что в театре появился свой танцовщик экстра-класса — Сергей Полунин.


Никия - Наталья Сомова, Солор - Сергей Полунин © О.Черноус

Учитывая камерный размер сцены, небольшой состав балетной труппы и вечное дыхание большого конкурента за спиной, в котором идет классическая «Баядерка»,

МАМТом была выбрана иная постановка — «Баядерка» Натальи Макаровой, самая востребованная из зарубежных версий «Баядерки».

Созданная в 1980 году для Американского театра балета, она и сегодня постоянно в ротации, в том числе в известных иностранных балетных труппах первой лиги (на сегодня это ABT и Ла Скала, в прошлом — Королевский балет Великобритании).

В России же исполняется советская «Баядерка», в основе которой постановка Петипа, отредактированная В. Пономарёвым и В. Чабукиани в 40-х годах ХХ века для Кировского театра.

С непринципиальными изменениями версия Кировского театра идет и в Большом в редакции Григоровича.

Редакция Макаровой базируется на том же спектакле Кировского театра, но укорочена и облегчена в той части, что идёт в России,

зато с созданным заново (по описаниям очевидцев) четвёртым актом, утраченным русским балетом в тех же 40-х. В этом акте главный герой балета Солор, поклявшийся в верности своей тайной возлюбленной — храмовой танцовщице Никии, женится на дочери раджи Гамзатти, и за его клятвопреступление карают боги, рушится храм, участники свадьбы погибают под обломками, а тень (или дух) его возлюбленной Никии, умершей от укуса змеи, подброшенной соперницей, ведет Солора в царство теней.


«Баядерка» Л. Минкуса Никия - Наталья Сомова, Дугманта - Михаил Пухов © А. Клюшкина

В макаровской версии спектаклю возвращена первоначальная логика и цельность

(судьба Солора в советской версии смутна, а сюжет кажется незавершенным), но во многом утрачена эстетика пышного имперского спектакля. Театр, конечно, получил то, что хотел: культовое название в репертуар, желанную партию для главной звезды труппы, спектакль, не очень похожий на спектакль Большого (даже с не всегда узнаваемой музыкой, которую заново оркестровал по заказу Макаровой Дж. Ланчбери), крепкую профессиональную адаптацию для небольшой сцены и небольшой труппы.

Но тому, кто привык к полнометражному спектаклю, трудно смириться с потерей в макаровском спектакле танцевальной роскоши «Баядерки»,

которая и является настоящим смыслом этого балета и делает его живым свидетельством расцвета русского императорского балета, несколько взбодрённым атлетическим танцем балета советского. Из-за обилия танцевальных номеров на любой вкус и танцевальных ансамблей сохраненную в России «Баядерку» можно признать своего рода энциклопедией классического балета на вершине академизма.

Ужасно жалко попавших под редакторский нож Макаровой всех этих балетных излишеств: эффектного торжественного шествия участников дивертисмента, танца с попугаями и веерами, танца с барабанами, который вытаскивает на волну зрительского успеха «Баядерку» даже с самыми плохими исполнителями главных ролей, прелестный номер Ману с двумя маленькими балеринками, дуэт Никии с рабом в доме Раджи. Купирована и важная для сюжета быстрая часть танца главной героини балета с корзинкой, предваряющая ее смерть от укуса змеи.

Слава Богу, рука редактора почти не коснулась одного из шедевров Петипа — картины «Тени»,

однако ее живописная полифония частично утрачена — вместо змейки теней, зигзагом спускающихся с Гималайских гор, возникает плоская картинка: тени по чуть наклонному подиуму выходят из зарослей.


Никия - Наталья Сомова © А. Клюшкина

Есть и какие-то смысловые потери. Бедному Солору не удается пострадать при гибели своей возлюбленной Никии, в начале агонии Никии его уводят будущие родственники. Слишком очевиден в этой версии ответ на вопрос — кто убил баядерку? У Макаровой корзинку со змеей Никии выносит служанка Гамзатти, а в привычной для нас версии — факир Магдавея, конфидент Никии и Солора и подчиненный Великого брамина.

У Макаровой ответ прост, а в традиционной версии зависит от конкретной актерской интерпретации, т.к. заинтересованных лиц в устранении Никии трое: Гамзатти, Раджа и Великий брамин, которому Никия отказала во взаимности, и это рождает дополнительную интригу.

Четвертый акт, полностью сочиненный Натальей Макаровой, получился коротким, не очень запоминающимся по танцам и беспомощным по сценическим эффектам

(за землетрясение и разрушение храма отвечала видеопроекция с невыразительно падающими камушками на сетке, отделяющей сцену от зала). Впечатлил только апофеоз в финале: в клубах сценического дыма двое главных героев поднимаются по лестнице, уходящей в небо.

Недостаток роскоши танцевальной в спектакле отчасти компенсируется роскошью костюмной,

но иногда обилие экстремально ярких и не всегда сочетаемых друг с другом красок, блёсток и стразов бьет в глаза.

Впрочем, публике нравится, что постановка производит такое яркое, вполне совместимое с представлением европейцев о Востоке, впечатление. Да и у спектакля найдутся свои поклонники, потому что аудитория Большого и Станиславского пересекается лишь отчасти. Для худрука балета Станиславского Игоря Зеленского макаровская «Баядерка» была желанна ещё и из-за магии самого имени Макаровой.


Никия - Наталья Сомова, Солор - Сергей Полунин © О.Черноус

Вместе с постановкой «Баядерки» труппа МАМТа получила уникальную возможность поработать с великой балериной и членами её команды: в театре, где «Баядерка» никогда не шла, и где нет педагогов (за исключением Андрея Уварова, пришедшего из Большого), которые способны передать ее стиль из ног в ноги, поработать с репетиторами, которые с этим стилем на «ты», уникальна. И театр использовал этот шанс.

С кордебалетом работала Ольга Евреинова, ассистент Макаровой, и это оказалось главной победой театра в этой постановке.

Женский кордебалет театра Станиславского (плюс восемь учениц МГАХ — в кордебалете театра всего 28 девушек, а для Теней требуется 32) стал коллективным героем «Баядерки» МАМТа, именно он при исполнении картины «Тени» получил самые дружные и протяженные аплодисменты зала: это было так красиво! Благодаря вымуштрованному кордебалету «Тени» в Станиславского вышли не хуже, чем в Большом — приятный и неожиданный результат после предыдущей неудачи с «Тенями».

Правда, 32 балерины, соответствующие исполнительской традиции, смогли уместиться на сцене Стасика только в медленной части «Теней», а когда кордебалет встал в две шеренги для исполнения аллегро, теней осталось только 24.



Кордебалет блеснул не только в Тенях — Джампе был исполнен танцовщицами грациозно и очень женственно. В гран па вызывала восхищение синхронность и стильность солисток.

Три сольные вариации в «Тенях» — сложнейший экзамен на владение техникой и стиля классического балета,

несмотря на внешнюю простоту, без проблем преодолела только третья тень — Оксана Кардаш: музыкально, чисто и с легкостью. Ксения Рыжкова, вторая тень, танцевала сложнейшую вариацию в невыносимо медленном темпе, отсутствие опыта и черепаший темп, заданный то ли дирижером, то ли самой Макаровой, не дали юной исполнительнице возможности свести движения воедино — ее вариация разбилась на отдельные па. В вариации первой тени (Татьяна Мельник) наоборот, темпы были настолько ускорены, что в погоне за скоростью балерине некогда было подумать о грации и воздушности.

Привычно превосходен в эффектной роли Золотого божка бывший солист Большого Дмитрий Загребин, хороши и двое солистов в гран па.

Для премьеры театр подготовил три состава исполнителей главных партий, правда, накануне премьеры выбыл получивший травму Сергей Соболевский, и Сергею Полунину пришлось его заменять, а главная на сегодня прима театра — Наталья Сомова — станцевала в разных составах две балеринские партии — Никию и Гамзатти.

Сергей Полунин, Солор первого состава, обманув завышенные зрительские ожидания, вышел без большого интереса к роли.



Нет, технически всё было превосходно: Полунин летал, зависал и вертелся (несколько мелких помарок в первом спектакле спишем на премьерное напряжение — в зале была вся балетная Москва, включая великого Владимира Васильева), но глаз у него не горел, и его присутствие на сцене было почти дежурным.

Удивил и образ: полунинский Солор был пассивен и угрюм: две героини из-за него дрались, одна убивала другую, которая даже после смерти не давала сопернице женить его на себе и, в конце концов, используя шарфик как поводок, уводила за собой на небо, а главный герой, казалось, был ко всему этому безучастен.

Ко второму спектаклю полунинский Солор немного изменился — разогнал тучи на лице, танец стал раскованней и элегантней, а страдания — искренней.

Но основной посыл роли остался таким же скучным: герой попал в обстоятельства, крайне для него неожиданные и неприятные, но ничего не предпринимает для того, чтобы хоть как-то из них выбраться — его судьбой управляют влюбленные в него женщины.

Впереди у Солора Полунина — встреча с одной из самых прекраснейших Никий нашего времени: Светлана Захарова приглашена станцевать на сцене МАМТа в «Баядерке» в конце ноября. Возможно, дуэт с такой партнершей разбудит Солора Полунина, и зритель получит от него фирменное полунинское актёрское качество.


Никия - Наталья Сомова, Солор - Сергей Полунин © А. Клюшкина



Партия Никии для балерин — такой же трудный экзамен на право быть балериной, как и Солор для танцовщиков.

В первом составе Никией была Наталья Сомова, что было вполне ожидаемо (она уже танцевала в перовом составе тех злополучных «Теней», которые быстро сняли, и танцевала достойно). И сейчас она справилась, это дорогого стоит, партия — сложнейшая.

Наталья к премьере сменила свой привычный цвет волос — светлый — на темный, но ее Никия так и осталась по сути блондинкой — нежной и трогательной. Это разошлось с исполнительской традицией, родоначальницей которой была первая советская прима — Марина Семёнова: её Никия была ярким, величественным, даже героическим персонажем.

Сомова представила иной, более лирический, образ, кого-то убедила, а кого-то нет.

Похоже, уж точно не убедила Солора-Полунина. Как не убедила его и Эрика Микиртичева в образе Гамзатти, которая была, наоборот, слишком агрессивной и совсем не выглядела дочкой раджи, скорей дочкой нувориша, настолько неприятной своему жениху, что он с большим удовольствием бросал ее в сцене с тенью в объятия ее отцу (в версии Макаровой в четвёртом акте танцуется мини па-де-катр с участием Солора, Гамзатти, тени Никии и Раджи).


Гамзатти - Эрика Микиртичева © О. Черноус

Сомова в той же роли в третьем составе сыграла облагороженный вариант Гамзатти, настолько смягченный, что было непонятно как эта дама, приятная во всех отношениях, может убить соперницу, а в макаровской версии Гамзатти — однозначная убийца Никии.

В последнем спектакле премьерного блока Никией вышла молодая балерина, выпускница Вагановской академии, настоящая романтическая красавица Кристина Шапран. Дебют Кристины в «Баядерке» ожидался с большим сомнением, памятуя ее постоянную техническую недостаточность и психологическую неуверенность, что привело ее к крупной неудаче в дебютной «Жизели».

Никия — куда более сложная в техническом отношении партия, чем Жизель. Но Кристина вышла и сделала это!

Конечно, для опытного глаза были заметны и постоянная помощь ее надежного партнера, и почти сорванная высокая поддержка, и недостаточный прыжок, и отсутствие форса в дуэтных вращениях...

Можно и дальше перечислять технические недочёты, но совсем не хочется, потому что на сцене была настоящая баядерка, Никия, девушка с характером и достоинством, способная на поступок, и вместе с тем трогательная и нежная, искренне влюблённая и верная своему выбору, естественная в пантомимных сценах и изысканно красивая в танце.



Протяжённые линии балерины естественно легли и на эстетику «белого акта», и на индийский стиль танцев первого акта (хотя в «индийских» сценах хотелось бы большей строгости и академичности, меньшего злоупотреблением собственной пластичностью, большей естественности движения), а мрачная тень ушла с лица её Солора — Полунина.

Для самой Кристины — Никия, конечно, большая победа, и будем надеяться, перелом в её сценической биографии.

Но по большому счету это только первый, хотя и многообещающий, шаг к партии.

В итоге постановка «Баядерки» стала большим достижением небольшого, но академического театра. А зрители совершили открытие, что в театре есть кордебалет, который может танцевать не хуже, чем в Большом, несколько крепких балерин, способных станцевать сложнейшие сольные и балеринские партии, и одна балерина (которую крепкой никак не назовешь), которая может при должной работе над собой стать Никией выдающейся.

Хотелось бы ещё, чтобы Сергей Полунин почувствовал вкус к роли Солора и станцевал это так, как способен сделать только он — лучший танцовщик Москвы и один из лучших в мире.

Фотографии с сайта театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 29, 2013 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013102904
Тема| Балет, Танцевальный фестиваль DanceInversion, Персоналии,
Автор| Кирилл Матвеев
Заголовок| Назови капусту кактусом
Танцевальный фестиваль DanceInversion проходит на нескольких площадках Москвы

Где опубликовано| © Газета.Ru
Дата публикации| 2013-10-29
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2013/10/29/a_5728589.shtml
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фотография: Michel Cavalca/Grupo Corpo

В Москве проходит фестиваль современного танца DanceInversion, который продлится месяц: уже были показаны работы бразильской, французской и австралийской компаний. Впереди — труппа из Новой Зеландии.

DanceInversion — давний проект Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Причем проект, на первый взгляд как будто лежащий вне магистральной политики компании, хотя ее, политику, особо консервативной не назовешь. Это стоит ценить: внимание академического театра к современному танцу, подчас весьма радикальному, проявляется не часто. Правда, в последние годы положение меняется — но именно в последние.

А прежде показы DanceInversion вообще были что стакан воды в знойный полдень.

На этот раз внимание кураторов привлекли компании, которым в Москву, как правило, было очень далеко и долго ехать. Лишь «Компани Кафиг» добиралась до нас из ближней Франции. Остальные участники появились потому, что музыкальному театру захотелось заглянуть в Южную Америку и в Южное полушарие. Это бразильская «Групо Корпо», Сиднейская танцевальная компания из Австралии и новозеландская «Мау». Выбор в общем-то понятен: всегда кажется, что хорошо там, где нас нет, а за далеким географическим горизонтом и в области искусства непременно ожидает что-то особенное и чудесное. А что, положа руку на сердце, чудеснее экзотики жарких стран? Не зря умный Честертон на заре XX века заметил: «Если б мы назвали капусту кактусом, мы сразу заметили бы в ней немало занятного». Подобное «переименование» на фестивале встречалось сплошь и рядом. Под прикрытием местного колорита разворачивались общеизвестные человеческие проблемы.

Расхожая «капуста» современного танца под соусом «прекрасного далеко» превращалась в малоизвестный «кактус».

Главное впечатление от международной программы — очевидные парадоксы мультикультурализма. Взять, например, «Компани Кафиг», прежде сборище энтузиастов и виртуозов хип-хопа, а ныне — соавтор спектакля с диковинным названием «Yo Gee Ti», сделанного совместно (и под несомненным влиянием) с артистами из Тайваня. В то время как французы с типично западным энтузиазмом крутятся на головах, коллеги с востока с достоинством выпрастываются из диковинных вязаных и войлочных одежд, покрывающих тело с ног до макушки. А когда темп танца растет, веревочные нити, нашитые на трико, бесформенной кучей вздымаются в воздух и ураганом кружатся вокруг клубящихся тел.

Место пластической встречи — модное слияние Европы и Азии, здесь программное и декларированное.

Новозеландская компания «Мау», которая выступит в начале ноября на сцене Театра наций, посвящает свои танцы проблемам экологии. Многие участники труппы родом даже не из красивой страны, где снимали киноэпопею по Толкиену, а с еще более красивых и еще более далеких коралловых тропических островов. Там, по словам гостей, имеются серьезные проблемы, связанные с изменением климатических условий. Хореограф Леми Понифазио, по слухам, настоящий островной шаман, хоть и интеллектуал. Он задумал спектакль «Birds With Skymirrots», увидев, что птицы летают над родными островами, держа в клювах обрывки видеопленок, выброшенных на помойку. Спектакль жителей Тихого океана построен как обрядовая церемония: в ней есть и текст — генеалогическая молитва, заклинание и причитание, и контекст — странные существа, люди с головами птиц. Это красота (коралловые острова похожи на сказочное видение), смешанная с разложением: то ли, говорит Понифазио, «духи предков в последнем путешествии», то ли «последний танец на земле».

Ничего подобного не было на показах бразильцев.

Артисты из «Групо Корпо» показали два одноактных балета — «Парабелло» и «Сем Мим» («Без тебя»). В последнем опусе старинные песни Португалии и Галисии легли в основу женского плача по ушедшим неведомо куда мужчинам. В начале балета из-за кулис навстречу друг другу гуськом вышли необычайные фигуры. Артисты работали в пестро раскрашенных трико, но кажется, что они покрыты татуировками: таков извилистый рисунок-обманка, покрывающий костюмы. Гибкость, развитая координация и кошачья мягкость бразильских тел с самого начала увлекли, и настолько, что не хотелось пропустить ни мига: как еще они покажут свою умелость? Приседания с сильными прогибами, мощные телесные «волны» от макушки до пятки, с резкой игрой таза (при всегда опущенных, нетанцующих руках), и резкие «нечеловеческие» прыжки вбок с двух ног на одну сперва ожидались с замиранием сердца. А потом, когда комбинации стали повторяться вновь и вновь, то быстро, то медленно, захотелось чего-нибудь еще.

Можно счесть работу хореографа Родриго Педернейраша чем-то вроде бесконечно повторяющегося орнамента, сотканного из элементов шотландского рила, классического танца, народных плясок Бразилии и техники contemporary dance.

Во втором спектакле, «Парабелло», к упомянутой смеси добавились еще отголоски самбы и дух (впрочем, и буква тоже) карнавала, в общем, то, чего и ждут от Бразилии. Важную роль играли мужские и женские юбки, которые медленно вздымали, и веера, которыми обмахивались, томно виляя бедрами. Поддержки были похожи на церемонию принятия загара с элементами физкультуры: то один бок под солнышко повернем, то другой.

А коллективно-декоративные проходки напоминали о пляжах Копакабаны: словно по песку у прибоя неторопливо шествует многоногий краб.

И, наконец, танцевальная компания из Сиднея. Единственная труппа без эксплуатации национальных корней: австралийский спектакль испанского хореографа Рафаэля Боначелы теоретически мог быть поставлен где угодно за пределами южного континента. Название, с одной стороны, непереводимо — «2 One Another», но с другой — намекает на сердечные встречи и (или) одиночество людей среди себе подобных, а также на сравнение несравнимого. Необычайная дробность хореографии, составленной, кажется, из миллиона касаний и контактов, меняется в зависимости от характера музыки: когда гремит современная электроника, танец дискретен, а когда подключаются барочные мелодии, он становится вязким и обволакивающим. Встречи дуэтов и экстазы масс происходят на фоне мерцающих звезд и полос на заднике, сюжета, разумеется, нет, а начать и закончить композицию можно в любом месте и в любой момент, как и поменять местами эпизоды без ущерба для целого. Целое, как и положено современному произведению, собирается лишь в глазах и голове публики. Зритель решит, что показывали австралийцы: повесть о первой любви или броуновское движение молекул.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2013 10:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013103001
Тема| Балет, Танцевальный фестиваль DanceInversion, Персоналии,
Автор| Татьяна Ъ-Кузнецова
Заголовок| Пятый континент становится первым
Где опубликовано| © Газета "Коммерсантъ", №199 (5230)
Дата публикации| 2013-10-30
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2331130
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Фото: Сергей Киселев / Коммерсантъ

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко на фестивале DanceInversion выступила Сиднейская танцевальная компания с 70-минутным бессюжетным балетом "2 One Another", поставленным ее руководителем Рафаэлем Боначелой на музыку Ника Уэйса, скомпилировавшего электронику с темами барокко. Это выступление открыло нам Австралию — труппы, приезжавшие ранее, заставляли считать пятый континент задворками танцевального мира. Впрочем, и сами австралийцы признают, что именно этот спектакль испанца Боначелы, возглавившего труппу пять лет назад,— высшее достижение и самой компании, и всего современного танца Австралии.

На фоне волшебного светового задника Бенджамина Систерна, микролампы которого представляют то звездное небо, то всполохи затухающего фейерверка, то экран испорченного монитора со вспышками бегущих вертикальных полос, на сцене расширяется до бесконечности или проваливается черной дырой сложноорганизованная танцевальная вселенная, центром которой попеременно оказывается каждый из 16 танцовщиков. Хореограф Боначела, в своем танцевальном прошлом прошедший университеты старейшей британской Rambert Dance Company, оказался на удивление самодостаточным и изобретательным автором, которому подвластны самые разные танцевальные стили — от сурового модернистского минимализма до экспрессивной неоклассики. Сосуществуют они одновременно и поразительно слаженно; и когда несколько групп танцовщиков, обращенных лицами к разным точкам сценического пространства, с идеальной точностью выполняют замысловатые комбинации из полярных разделов современного танца, глаз отказывается улавливать частности, покоренный общей гармонией. А когда на сцене остаются двое — неважно, мужчины ли, женщины или смешанные пары, то от чисто человеческой интимности контактов одного с другим эмоции вскипают, как от пронзительной мелодрамы. Татьяна Ъ-Кузнецова


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 31, 2013 11:46 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2013 3:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013103002
Тема| Балет, Персоналии, Нина Ананиашвили
Автор| Надежда БЕЛОХВОСТИК
Заголовок| Балерина Нина Ананиашвили: «Мне пятьдесят? Нет, мне до сих пор 27!»
Где опубликовано| © Газета "Комсомольская правда в Белоруссии "
Дата публикации| 2013-10-30
Ссылка| http://www.kp.by/daily/26152/3041171/
Аннотация| интервью


Нина Ананиашвили блистает и на белорусской сцене
Фото: bolshoibelarus.by


Звезда советского и мирового балета, балерина, танцевавшая, наверное, на всех мировых сценах, в Минске Нина станцевала главную партию в «Лебедином озере».

Любопытно, сколько зрителей задумались о том, сколько лет этой уникальной артистке. А ведь на балетной сцене она больше 30 лет. Такая долгая актерская жизнь в балете выпадает далеко не каждому.

Мы договорились встретиться в гримерке Большого театра Беларуси после репетиции, ведь балерина специально прилетела за три дня до спектакля. Застала я Нину Ананиашвили с иголкой в руках - она подшивала пуанты. За время нашего разговора она заштопала три пары.

- И так всю жизнь, - призналась балерина.

- А сколько пуантов у вас уходит за спектакль?

- Если я танцую большой спектакль, должно быть пар шесть. На всякий случай.

- «Лебединое озеро» первый раз вы станцевали в 17 лет?

- По-моему, да, я в Большой театр попала очень рано. Станцевала его почти случайно - вместо заболевшей балерины. И вся жизнь у меня связана с «Лебединым озером», первый мой спектакль в Америке - он, им же я попрощалась с американской публикой. Последний мой спектакль в историческом здании Большого театра был тоже «Лебединое озеро», его я танцевала с Сережей Филиным в 2004 году.

Сейчас, имея 30-летний сценический опыт, могу сказать, что самое трудное для балерины - найти свое лицо, свою интерпретацию. Когда мне в молодости об этом говорили педагоги, я думала: как можно найти свое в балете, где все танцуют одну и ту же хореографию. Оказывается, можно. Помню, как меня удивляла Майя Плисецкая, которая в 60 лет выходила на сцену, и я глаз не могла от нее оторвать. Она была личностью, которая владела сценой.

В «Лебедином озере», я сужу по словам моих друзей, поклонников, мне, наверное, удалось что-то. Потому что, где бы я не танцевала, всегда просят «Лебединое». Вот из Минска лечу в Японию в который раз танцевать именно этот балет.

- Больше 30 лет на сцене - для балерины это очень много. Вы надеялись, что будете танцевать так долго?

- Не ожидала. Когда была маленькой и кто-то говорил: она такая старая, 42 года и все танцует, я тоже поражалась, как такие старухи выходят на сцену. А когда мне исполнилось 42, я только родила свою девочку. Это был такой перелом. Я подумала, если никогда не вернусь на сцену, совершенно не пожалею.


Балерина уже больше 30 лет на сцене
Фото: Надежда БЕЛОХВОСТИК


«Вернулась на сцену после рождения дочери»

-И вы готовы были после рождения дочери оставить сцену?


- Да. Я уже была руководителем Грузинского балета. Но пришлось вернуться на сцену через два года. Я решила: если не смогу танцевать весь свой классический репертуар, тогда не вернусь. Но станцевала и «Дон Кихота», и «Баядерку», и «Лебединое озеро».

- А почему вы сказали, что пришлось вернуться?

- Практически все продюсеры, которые организуют гастроли нашего театра, ставят условие, чтобы я танцевала. Пришлось вернуться мне в форму. Да и муж настаивал: «Ты дала слово своему педагогу Раисе Степановне Стручковой, что не оставишь сцену!» И привел еще один аргумент: если ты перестанешь танцевать, хотя можешь это делать, значит, причиной стала твоя дочка. Почему она должна нести такую ношу?

- Какой удивительный у вас супруг! Чаще мужья мечтают засадить жену дома…

- Да, у меня какой-то антимуж и антигрузин! Моя мама всегда боялась, если я выйду замуж за грузина, сяду дома и перестану танцевать. А когда я вышла замуж и она видела, как он меня погонял, чтобы я занималась, я сказала ей: видишь, исключения бывают. На самом деле это большое счастье, когда ты живешь с человеком, который тебя так поддерживает.

- В этом году вы отметили юбилей. Скрываете возраст?

- Марина Тимофеевна Семенова в 80 лет еще давала нам уроки. Однажды я хотела подать ей руку, а она мне и заявила: «Не хочу. Ты знаешь, сколько мне лет? Мне 85 уже». - «А вы никому не говорите. Никто не поверит». - «Милая моя, сейчас наоборот нужно говорить, чтобы всех удивлять». Так и я, предпочитаю всех шокировать. Интересно, в моем возрасте хоть одна балерина танцует «Лебединое озеро»?

Моя бабушка говорила: сердце не стареет, сердце умирает. Дело не в возрасте. Разве вы не видели молодых стариков? Я часто сейчас встречаю их в балете по всему миру. Они не могут двигаться, не могут шевелиться, все время ноют. Все зависит от человека. Как ты себя чувствуешь, столько тебе и лет. Лично мне 27 лет. Больше никак не выходит.

«Я не смогла отказать Михаилу Саакашвили»

- А как получилось, что вы возглавили грузинский балет?


- Это было трудное решение. В 2004 году я танцевала в Нью-Йорке, когда раздался звонок: «Нина, когда вы будете в Тбилиси? С вами хочет встретиться президент?» Не успела я сойти с трапа самолета, меня сразу перехватили. На встрече Михаил Саакашвили признался, что хочет, чтобы я вернулась в Грузию как руководитель балета: «Пожалуйста, не говорите нет…». Меня просил молодой энергичный президент, который для страны хотел сделать все и быстро. Я не смогла ему отказать, хотя никакого опыта руководящей работы у меня вообще не было. «Хорошо, тогда сегодня вечером в пять часов мы объявим о вашем назначении». - «Как сегодня?» За несколько часов собрали всю труппу, оркестр, меня представлял в прямом эфире сам президент.

- Вы поставили какие-то условия?

- Президент обещал финансирование театра, потому что театр был в очень плохом состоянии. У артистов не было денег даже на то, чтобы доехать до работы, поэтому ходили пешком. На спектаклях в зале было по 10 человек. Президент выделил отдельные деньги на зарплаты, отдельные - на постановки. Когда я сказала, что за первый сезон хочу сделать пять постановок, все думали, что это невозможно. Но мы это сделали! Но первые два месяца мы работали совершенно бесплатно, я сказала труппе, что выделенные деньги мы получим только в ноябре, тогда премьера будет в декабре-январе. А если начать в сентябре, то в ноябре мы уже покажем новый спектакль. Никого заставить я не могла, но все стали работать. Я давала свои деньги некоторым артистам, чтобы они приезжали в театр. За первые три года мы сделали 27 постановок.

- С тех пор прошло почти десять лет...

- А как многое изменилось в нашей стране! Я всех своих друзей-грузин ругаю: «Вы забыли, как мы жили в 2004 году?» Я приехала в Тбилиси, где по улицам ездила только одна моя машина, а во время инаугурации горел один фонарь, который освещал дорогу от Оперного театра до парламента. А сейчас у каждого артиста кордебалета автомобиль, и Тбилиси сверкает как Елисейские поля.

- Вы близки с Михаилом Саакашвили, ваш муж занимал большой пост при нем…

- Я не была знакома с ним, просто видела, что появился молодой образованный лидер.

А потом Сандра (жена Саакашвили. - Ред.) пригласила меня стать крестной их младшего сына. Она сама, кроме уважения, ничего не вызывает. Голландка, выучила грузинский язык как родной. Очень много сделала для Грузии, благодаря ей все грузинские женщины бесплатно проходят маммографию, а для нас это большая проблема. Она создала радио классической музыки. Старший их сын просто гений, не знаю, на скольких языках он говорит. Мой племянник учился с ним в одном классе, так по всем предметам он учился не на 10 баллов, а на 12.

«Если балет окажется не нужен Грузии, я уйду»

- А политические перемены, уход Саакашвили могут отразиться на вас лично, на труппе, которую вы возглавляете?


- Супруг мой (Григор Вашадзе был министром иностранных дел. - Ред.) ушел, как только поменялось правительство. Это нормальный процесс. Я считаю, что он очень много сделал для Грузии, работа дипломатов видна в нюансах, четыре года мы его просто не видели дома. Дочку он практически не видел. А я сейчас счастлива, что он вернулся домой.

- Дочку вы с ним оставили?

- Да, я ведь уехала на целый месяц.

А что будет с театром, я не знаю. Мы не можем не зависеть от политики, потому что, к сожалению, мы получаем только государственное финансирование. Но пока я вижу, что театр ремонтируется, через год будет открытие. И зарплаты вроде не уменьшаются, даже вроде обещают их поднять.

Как-то услышала в свой адрес: «Вы из команды Саакашвили!» Что это значит? Я и при Брежневе танцевала. Я не пришла в балет, потому что Саакашвили меня позвал, я состоялась в балете задолго до этого. Нужна была я в родной стране, я вернулась и помогаю, чем могу. Но я была и буду Ниной Ананиашвили. Это политикам нужно переживать о том, кто их вспомнит. А если кто-то решит, что Грузии не нужен классический балет, как это и было при Гамсахурдиа, я уйду и не потеряюсь. Но будет жалко этих десяти лет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 30, 2013 7:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013103003
Тема| Балет, Гастроли в Одессе, Персоналии, Ульяна лопаткина
Автор| Мария Гудыма, Фото: Юлия Городецкая
Заголовок| Вторая Плисецкая? Нет, единственная Лопаткина! В Одессе выступила прима русского балета и новый худрук Академии имени Вагановой
Где опубликовано| © Таймер (Одесса)
Дата публикации| 2013-10-30
Ссылка| http://timer.od.ua/neformat/vtoraya_plisetskaya_net_edinstvennaya_lopatkina_v_odesse_vistupila_prima_russkogo_baleta_i_noviy_hudruk_akademii_imeni_vaganovoy.html
Аннотация|

Побольше бы таких преподавателей...

Приезд Ульяны Лопаткиной в наш город — это всегда праздник. Штатный балетоман ТАЙМЕРА Мария Гудыма не может такого события пропустить.

Жемчужины старинной хореографии в исполнении Лопаткиной прекрасны, но на этот раз в программе концерта в трёх отделениях были представлены интересные опыты соединения классического балета с аргентинским танго, само собой, без каблуков, на пуантах, но вполне в рамках трагического и страстного стиля.



«Это очень заразительное действие, очень говорящие движения, — говорит о концерте Гранд «Танго Гала» сама прима. — В классическом балете танго не часто используется...».



Танец-поединок, танец-соревнование, танец-примирение, танец-конфликт, в котором всегда последнее слово остаётся за дамой. Критики справедливо утверждают: первая балерина России Ульяна Лопаткина может и вовсе не танцевать перед публикой, аплодисментов достойны уже её невероятно прекрасный подъём, постановка ног, разворот плеч, тонкий профиль и вдохновенный взгляд. Само её тело уже стало объектом и артефактом искусства балета.

Танго аргентинского композитора Астора Пьяццоллы (программа посвящена его 90-летию) в современном хореографическом прочтении Ульяна Лопаткина исполняла вместе с солистами Мариинского театра и Рижского Национального балета. Темпераментный шедевр голландского хореографа Ханса ван Манена, одноактный балет «Пять танго» танцевали все участники концерта, как и одноактный балет «Танго плюс» выдающегося аргентинского хореографа Маурисио Вайнрота, а «Фрагменты одной биографии» на музыку Астора Пьяццоллы и Хуана Родригеса поставил для Ульяны Лопаткиной и премьера Мариинского театра Юрия Смекалова поставил народный артист СССР Владимир Васильев. Хореография номеров столь изобретательна и стильна, что приходилось оборачиваться, чтобы рассмотреть, есть ли в зале местные балетмейстеры: ну хоть поучились бы у мастеров, что ли...

Прима русского балета представала то в воздушном белом платье, то в элегантном маленьком чёрном, то и вовсе в мужском костюме — какая там вторая Павлова или Плисецкая, как её порой пытаются классифицировать, совершенно особенная, ни на кого не похожая, сокрушительно прекрасная Лопаткина! За благородство минималистического стиля ежедневная газета The New York Sun недавно сравнила Ульяну Лопаткину с Катрин Денёв — но великая француженка совсем другая, сравнения тут тоже сложны, хотя и лестны сами по себе...



Она может всё: и стричься под мальчика, и иметь ребёнка (чего не позволили себе многие её коллеги-балерины), и в 40 лет оставаться самой востребованной танцовщицей огромной страны, и по заслугам носить титул «Божественная». Напомним, что Лопаткина в 1991-м году была принята в труппу Мариинского театра, в 1995-м году стала прима-балериной этого театра. В 1997 году Лопаткина получила «Золотую Маску» и приз «Бенуа де ла Danse», в 1998-м году — премию лондонских критиков Evening Standard. В 1999-м году была удостоена Государственной премии России. Танцевала на многих площадках мира, в том числе в Большом театре в Москве, Королевском оперном театре в Лондоне, Гранд Опера в Париже, Ла Скала в Милане, Метрополитен Опера в Нью-Йорке.

А в нынешнем году начался новый этап биографии Лопаткиной — она стала художественным руководителем Академии русского балета имени Вагановой. Ректором той же Академии стал другой великолепный танцовщик современности, Николай Цискаридзе. Таково было решение Министерства культуры России, само собой, оно не понравилось многим, как и любая попытка омолодить руководящие кадры в каком бы то ни было художественном вузе. Но у этих танцовщиков, помимо их личных достижений в балете, имеется уже значительный педагогический опыт, им уже пора отдавать молодым как можно больше. Хватит уже практики, когда учит тот, кто сам мало чего достиг. Современные дети жёсткости не приемлют, в том числе и при обучении классическому балету — как раз сейчас в Одесской хореографической школе разгорается конфликт, о котором я знаю совсем не понаслышке... Отпечаток преподавательской пятерни и царапины от учительских коготков на спине у ребёнка, доносящиеся из класса жуткие вопли «наставницы» насчёт каких-то «дебилов», затрещины и подзатыльники, истерические выходки — ну вряд ли такая «метода» кого-нибудь из учеников одиозной дамочки доведёт до Академии имени Вагановой.



И уж конечно, «Вагановка» будет ещё гордиться тем, что в её стенах работала Лопаткина.

«Профессию выбирала мне моя мать, — рассказывает балерина. — Возможно, маме было проще выбирать пути моего развития, но до сих пор у меня бывают мысли, на своём ли я месте, есть ощущение какой-то недореализованности. Чувствую в себе потенциал, который требует других условий развития. Быть матерью — фантастическая возможность узнать себя, но кем станет моя дочь, мне пока неведомо, вижу, что способностей к балету у неё меньше, чем у меня в её возрасте, а Маше 11 лет. Говорят, балет отнимает детство, но научиться труду с детства — что может быть лучше для человека?! Я считаю, моё детство было насыщенным, интересным, полезным. В сегодняшнем дне мне нравится свобода в возможности выбора профессии, но мы все слишком зациклены на материальном. Богатство не приносило духовного благополучия никогда. Пустота, одиночество, непреходящая тоска — с этим деньги ничего не могут поделать. Люди сконцентрированы на самих себе и достижении комфорта, постоянно увеличивается запрос, и человек уже, как раб всего этого. Душа работает на это. Мне такое не близко. У меня иные запросы. Нас, людей искусства, трудно удивить, трудно потрясти, нужна всё большая глубина, всё больший масштаб, поскольку в сфере искусства необычные обстоятельства окружают тебя каждый день, ты находишься внутри процесса. Мечтаю о времени, когда мы сможем вновь полюбить свою страну, обретём былое радушие и радость от каждого прожитого дня, избавимся от агрессии.. Стараюсь почаще обращаться к защите свыше, прошу помощи. Мои родные и близкие, верующие люди, молятся за меня».



Авторитет педагога, мыслящего подобным образом, непререкаем. Желаем любимой балерине успехов на новом поприще!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18934
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 31, 2013 1:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013103101
Тема| Балет, Танцевальный фестиваль DanceInversion, Персоналии,
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Танец за экватором
Москва принимает участников международного фестиваля DanceInversion

Где опубликовано| © Газета "Культура"
Дата публикации| 2013-10-31
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/festival/12007-tanets-za-ekvatorom/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Contemporary dance или современный танец прописан в Америке и Европе, развивается и в России, формируя год от года ряды истовых поклонников. Ежегодный DanceInversion — самый крупный и, несомненно, самый авторитетный фестиваль неклассического направления. Его проводят уже 16 лет и иначе как «уринским» — по имени создателя — не называют. Конечно, экс-директор Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Урин задумывал московский смотр современных танцевальных трупп вместе со своей командой. Сам театр тоже не словами, а спектаклями доказывал, что танцевальная жизнь мира многообразнее почитаемых нами формул академических представлений, — верстал собственную афишу эксклюзивно, сочетая классику с современной хореографией.


Grupo Corpo

Нынешнюю программу DanceInversion, посвященную мало кому знакомым танцам южного полушария, можно считать сенсационной. Легкая рука художественного руководителя фестиваля Ирины Черномуровой увела DanceInversion с европейской территории далеко за экватор: «Интеллектуальная Европа немножко стала лукавить, кружить на месте в языке танца, а жители тех стран, где солнце встает в другое время, а вода движется в другую сторону, оказываются ближе к природе и в ней находят неисчерпаемый источник танцевального вдохновения. Нам хотелось обнаружить национальный темперамент, новую энергетику, свежий и нестереотипный взгляд на мир. Ведь танец — это искусство эмоций, сердечной радости и боли».

DanceInversion-2013, рассчитанный на два осенних месяца, представляет труппы из Бразилии, Новой Зеландии, Австралии, которые никогда не бывали в России. Октябрьский фестивальный цикл уже исчерпан и можно подвести итоги.

Экзотические неведомые дали современного танца открылись бразильскими экзерсисами компании Grupo Corpo. Карнавального жанра не обещали, о чем и поведал руководитель труппы сценограф Пауло Педернейраш: «Мы не рассказываем истории, скорее — передаем абстракции, основанные на внутренней свободе и солнце в крови, доставшихся нам по рождению». Оказывается, у бразильцев нет слова «нет». То есть, есть, конечно. Просто они им стараются не пользоваться. Даже находясь в цейтноте, бразилец на вопрос: «Хотите ли вина?» не скажет «Нет, спасибо». Правильный ответ: «Попробую чуть-чуть — и с превеликим удовольствием, остальное — в другой раз». С терпким южным вином сравнима хореография Родриго Педернейраш (его, брата худрука, не пустила в Москву болезнь), где искристый массовый танец с редкими контрапунктами соло и дуэтов созвучен вкусу молодого вина. Непривычный язык изобретен хореографом: мышцы танцовщиков постоянно находятся в движении, перетекают, как ртуть; тела живут по законам волн, мягко ласкающих золото пляжей Рио-де-Жанейро. Даже при полном спокойствии рук и привычном шаге, непрерывно вибрируют бедра, плечи, шея, в ускорениях и замедлениях повинуясь внутреннему ритму.

В спектакле «Parabelo» (название — от пистолета парабеллум и одноименного фильма, откуда взят саундтрек для постановки), и в танцзарисовке «Sem mim» (под средневековые напевы) сюжеты совсем не важны. В первом авторы видят буйство жизни, во втором — гимн морю, из чьих бескрайних далей одинокая девушка на берегу ждет возвращения возлюбленного моряка. Гораздо важнее попыток пересказать вполне абстрактные истории — диковатый танец «внутри тела» с чувственным языческим восприятием мира, мира по-бразильски. Увидев его однажды, не опознать вновь невозможно. А карнавал как дань туристическим надеждам все-таки случится в финале, когда танцовщики с ловкостью фокусников облачатся в яркие одежды и пустятся в лихой перепляс.


Компания Кafig

Компания Кafig на фестивале уже бывала, ее французская прописка на сей раз лукаво маскирует восточную по экзотике природу танца. Хореограф Мурад Мерзуки, уроженец Франции (хотя родители — выходцы из Африки), — воспитанник не только танцевальной школы, но и цирковой, на протяжении многих лет продвигает хип-хоп на сцену: «Хип-хоп — здоровый танец (а сцена сейчас как никогда нуждается в здоровом искусстве), рожденный на улице и открытый для всех». Во время вояжа на Восток хореографа потрясли тайваньские танцовщики, способные молниеносно запоминать движения и превращать каждое из них в экстравагантное па. «Языковой барьер вынуждает нас думать по-разному, а язык тела возвышается над любой другой фигурой общения», — объясняет Мерзуки. В чарующем спектакле с непереводимым названием «Yo Gee Ti» соединились французские хип-хоперы и мастера диковинной восточной акробатики, чье искусство объединено спортивно-состязательной природой. Внутренний сюжет — чарующая алхимия рождения мягкого войлока как символа тепла. С колосников спускаются нити, которые то сплетаются в косы, то завязываются узлами, то струятся водопадом. Люди, наподобие игл, ткут из нитей свои узоры. Зрелище — гипнотическое. В финале танцовщики выходят к рампе в войлочных костюмах. В отличие от монотонного действа бразильцев «Yo Gee Ti» исполнено контрастов: «рукодельно-войлочная» медитация взрывается скоростными вихрями танца, а в качестве бонуса после поклонов нам предлагают парад-алле аттракционов.

Спектакль Рафаэля Боначелы «2 One Another» — тоже труднопереводимый набор известных слов. Ему, прибывшему из далекого Сиднея, ничто не мешает стать своим на европейском континенте. Совсем не антиподами заселена Австралия: под старинные мелодии барокко и современные электронные ритмы разворачиваются зарисовки о встречах и расставаниях, языком продвинутого contemporary dance вымуштрованные у классического балетного станка артисты ведут рассказ о любви, и он не кажется затертым или банальным. Объединяет все показанные спектакли волшебство света, который, похоже, скоро напрочь вытеснит декорации. Чувственные в дуэтах австралийцы то парят над огнями большого города, то ступают по звездному небу, то «отвечают» внутренним светом на пульсацию солнечных протуберанцев.


MAU

В ноябрьской программе фестиваля никак нельзя пропустить выступлений группы MAU из Новой Зеландии. Островитяне пекутся о своем коралловом рае, где вдруг объявились птицы с обрывками кинопленки в клювах. Шаман Леми Понифазио — он же философ и хореограф — по этому случаю придумал спектакль о развитии цивилизации, угрожающей простой, ясной и в то же время непостижимой человеческой природе.

Завершится фестиваль громкой премьерой организатора — Музтеатр имени Станиславского и Немировича-Данченко пополнит свою раритетную коллекцию балетов от Иржи Килиана спектаклем «Восковые крылья». Хореограф не отрицает возможности приезда в Москву. Видимо, ему самому интересно посмотреть на удивительных артистов с Большой Дмитровки, оказавшихся восприимчивыми к сложной и харизматичной пластике «гаагского гуру», как весь мир его, Килиана, величает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 7 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика