Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-10
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 01, 2013 9:34 am    Заголовок сообщения: 2013-10 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100101
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Премьера, Персоналии, Г. Ковтун
Автор| ЛЕЙЛА ГУЧМАЗОВА, Казань
Заголовок| Все золото орды
Национальный балет как средство от штампов восприятия

Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 2013-10-01
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-10-01/189905-vse-zoloto-ordy.html
Аннотация| Премьера

Мировая премьера в нестоличном театре – событие по нашим временам экстраординарное. «Золотая Орда» в Татарском государственном театре оперы и балета удивляет вдвойне, поскольку театр замахнулся на полновесный двухактный спектакль с оригинальной музыкой, хореографией, сценографией. Мало того, еще и с отсылкой на исторический сюжет, приподнятый и обобщенный до мифа. Доращенная до мифа история, с одной стороны, развязывает руки, а с другой – грозит опасностью заиграться. «Золотая Орда» удержалась на грани, вылившись в зрелищный яркий спектакль с массой трактовок.



Исторический фон накручен на историю любви, надежный скелет любого сюжетного балета. Мальчик и девочка помолвлены их отцами, правителем Золотой Орды Токтамышем и его верным полководцем. В общих играх у детей растет взаимное чувство, но к моменту их взросления в дело вмешивается коварный Визирь, претендующий на верховную власть и заодно на руку принцессы. С помощью подлой интриги Визирь разрушает союз между отцами, оскорбленный Токтамыш разрывает помолвку, а не менее оскорбленный полководец Мурза ищет союза с извечным врагом своего бывшего друга – эмиром Тимуром. Итог – влюбленные убиты, в некогда могущественной Золотой Орде кровожадный Тимур не оставил камня на камне, и эта «победа» приносит полководцу Мурзе, как и народу Золотой Орды, только горе.

Если отделить от действа хореографию, то рисунок танца ордынцев прослоен общими местами: стройные отряды воинов напоминают отряды легионеров из «Спартака», диагонали прекрасных гурий – роскошь «Баядерки», а начало второго действия отдает неизбывным «Садко» Александра Птушко с его приторным ориентализмом. Но надо отдать театру должное: не бог весть какую хореографию в этом маскулинном спектакле уверенно вытащили герои. Казанский театр оперы и балета выставил отличный состав солистов-мужчин: Михаил Тимаев, Нурлан Канетов, Антон Полодюк, даже Олег Рощупкин в пешеходной партии Токтамыша. Все обнаружили очень достойную технику и, не хлопоча лицом, актерскую убедительность. Видимо, первые лица стали камертоном, так что справились с задачей не только они. Бойцы прекрасно видимого фронта, все эти восьмерки и дюжины воинов из царских свит достойно сносили все тяготы исторических сложностей и сценических рисунков, излучая в танце отменную ордынскую экспрессию.

При всем том постановщики понимали, что как бы ни был хорош для балета сюжет, трагедию краха государства из-за пустячной распри во всем объеме сюжетным балетом не передать. Вот тут и понадобилась мифологизация сюжета. При замирании действия перед новым извивом на сцене появляется Дух Батыя – абстрактный герой, олицетворивший философские отступления действа. Он тянет на себе арбу судьбы, буквально впрягаясь в неподъемную колесницу, хранит воспоминания о детстве влюбленных, пригревая «еще не выросших» в главных героев детей, размышляет о власти, корежась на троне под тяжестью золотого шлема. В этой роли блеснул новая молодая звезда Давид Залеев, имеющий данные молодого Цискаридзе без его жеманства и, по слухам, взбалмошный характер Сергея Полунина без его английской карьеры. Пожелаем Залееву здравомыслия, а театру терпения – может, из артиста вырастет большая звезда. А кроме Духа Батыя силу судьбы в античном духе также воплощал введенный в самые значимые сцены хор. Все вместе умножалось на плотную сценографию, сгребшую на сцену все золото орды и подчиненных ею народов, скифский звериный стиль и общебалетный восток, а к финалу накрывшую зал видеопроекцией. Такая избыточность могла бы испортить всю историю, но авторы не побоялись плохого финала. Потому послевкусия от национального спектакля совсем не декоративные. В либретто Рената Хариса сквозит желание напомнить миру, что за несколько веков до Ромео и Джульетты в других широтах были Лейли и Меджнун, Юсуф и Зулейха и прочие, а гибель держав не локализована в античном мире и средневековой Европе. Амбиции постановщиков благодаря добротному качеству постановки вышли за рамки жанра и навели на интересную мысль. Пока в старейших академических театрах разгораются бои за мультикультурность, такой не стесняющийся быть собой национальный балет – один из возможных путей. Он дал художественный результат и вывод о том, что рано хоронить эстетику национального балета. А в социальном срезе на фоне актуальных разговоров о расовом пуризме классического балета он – отличный выход, устраивающий и общество, и лучшую его часть, зрителей.

В нынешнем своем объеме спектакль не гастрольный. Но не вывозить его из Казани – слишком большая роскошь. Если доверить дело опытному продюсеру, умеющему подсушить спектакль до нужного формата, можно надеяться на счастливую гастрольную жизнь. Даже маршруты понятны: уж если Мариинский театр во главе с маэстро Гергиевым в этом году обновил сцену оперного театра Маската, столицы султаната Оман, то и «Золотой Орде» не грех там блеснуть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 01, 2013 11:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100102
Тема| Балет, ТГАТ оперы и балета им. Джалиля, Премьера, Персоналии, Г. Ковтун
Автор| Екатерина Беляева
Заголовок| Мировой премьерой балета «Золотая орда» открылся сезон в Казани
Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2013-10-01
Ссылка| http://belcanto.ru/13100102.html
Аннотация| Премьера



Казанская театральная жизнь течет по особому руслу. Здесь два драматических театра — русский и татарский, два театра юного зрителя, также разделенных языком, репертуаром и аудиторией. А оперный и балетный театр — один, он же — главная и официальная сцена столицы Татарстана. Сюда привезут правительственную делегацию и дадут финальный гала-концерт Универсиады.

Поэтому театру, кроме традиционной оперной и балетной классики, вроде обязательных столичных названий «Турандот», «Борис Годунов», «Лебединое озеро», «Щелкунчик»,

как воздух нужны колоритные постановки с национальным оттенком, которые станут его визитной карточкой,

если и не за рубежом, то внутри страны. Брать чисто русские исторические сюжеты вроде бы не логично — это могут сделать и театры в других городах, более интригующе — оживлять общеазиатские легенды и локальные истории.

В 2000 году в Казань был перенесен знаменитый балет Леонида Якобсона «Шурале» на музыку Фарида Яруллина (главная героиня этого балета носит имя Сюимбике, восходящее к названию красивейшей достопримечательности Казанского кремля — местной падающей башни «Сююмбике»). В 2001 году был поставлен балет на музыку Леонида Любовского «Сказание о Йусуфе», создатели которого удостоились государственной премии. В 2006 — опера-байопик «Любовь поэта» Резеды Ахияровой о жизни и творчестве одного из создателей татарского языка, поэта-народника Габдуллы Тукая. В 2011 Михаил Панджавидзе поставил оперу-поэму Назиба Жиганова «Джалиль».

Но все прошлые проекты меркнут перед идеей создания грандиозного музыкального спектакля на тему Золотой Орды

— древнего государства (XIII-XV вв.), в составе которого когда-то находились и предки современных татар — булгары.



еатр заказал Рашиту Губайдуллину написать оперу на либретто Рената Хариса «Идегей» (родовое имя полулегендарного полководца Золотой Орды, который встал во главе неприятельского войска и вторгся в пределы родной страны, положив начало падению этой могущественной державы), но композитор умер, не закончив сочинения. Однако директор театра Рауфаль Мухаметзянов не отступил от идеи поставить спектакль о Золотой Орде. В итоге,

Резеде Ахияровой была заказана партитура нового балета на сюжет, сочиненный Харисом для оперы.

Постановщиком спектакля стал Георгий Ковтун, чьи балеты «Сказание о Йусуфе» и «Спартак» украшают афишу казанского театра.

Ковтун — продолжатель традиций советских балетмейстеров большого стиля: Юрия Григоровича, Николая Боярчикова, Валентина Елизарьева. Он умеет управлять массами артистов на сцене, сочинять динамичные композиции, обходиться минимумом пантомимы, рассказывать запутанный сюжет при помощи изящного танца-фрески с тремя десятками танцовщиков и через полные экспрессии дуэты и трио.



Все эти качества пригодились при создании «Золотой Орды», в которой приняла участие не только полностью балетная труппа, но и хор театра.

Спектакль сделан по всем правилам балетного эпоса — с прологом, эпилогом, сквозными мотивами и легендарными персонажами.

Здесь это Дух хана Батыя — внука Чингисхана и знаменитого правителя Золотой Орды. В роли Духа выходят лучшие люди труппы — замечательный премьер Михаил Тимаев и первый танцовщик Давид Залеев, победитель последнего Международного конкурса артистов балета и хореографов, который проходил этим летом в Москве.

История начинается с картин успешного правления хана Токтамыша (Олег Рощупкин), который одерживает блистательные победы вместе с верным полководцем Мурзой (Максим Поцелуйко) и проводит толковую внутреннюю политику, опираясь на советы мудрого Визиря. Но Дух Батыя, кочующий по необъятным просторам ордынской земли, обеспокоен и взволнован. Он предчувствует, что союз детей — дочери Токтамыша Джанике и сына Мурзы Нурадина, — желанный для укрепления и процветания созданной им империи, будет разрушен, а за ним придет в упадок и государство Золотая Орда.



В сцене медитации Духа с золотым шлемом есть любопытная деталь, проливающая свет на момент смены религиозной парадигмы у народов, населяющих Орду — от эзотерического тенгрианства древних тюрок с его духами предков до классического ислама.

Основатель Орды Батый предстает демоном, который может перемещаться в пространстве и времени,

а его потомки уже законопослушно клянутся на Коране (такая сцена будет во втором акте). Ртутная пластика Духа — авторская, настроенная хореографом на индивидуальность исполнителей. И костюм у него «духовный» — прозрачный, через который видны роскошные татуировки.

Сюжет стремительно разворачивается, когда выясняется, что в Джанике влюблены двое мужчин — Визирь и Нурадин. Причем последний настроен романтически, как Ромео, и девушка отвечает ему взаимностью, а Визирь, как и полагается такому персонажу, соединяет любовь с мечтой породниться с ханом и таким образом приблизиться к трону.

Весь первый акт посвящен выяснению личных отношений между персонажами

и поэтому наполнен агрессивными соло (Визирь) трогательными дуэтами (Нурадин и Джанике), трио (Токтамыш, Визирь и Мурза) и па де катрами (отцы и дети). Победоносный военачальник просит у хана руки его дочери для сына, и тот соглашается. Родители, естественно, не подозревают, что их дети давно мечтают соединиться.



Но тут вмешивается Визирь, который обвиняет Мурзу в притязаниях на ханский трон. Токтамыш, уже больше домашний человек, обремененный придворной культурой, верит Визирю и приказывает схватить своего лучшего воина. Завязывается драка, в результате которой Мурзе удается бежать, а Нурадина заточают в башню.

Второй акт — дивертисментный.

Сначала Токтамыша, опечаленного изменой лучшего полководца, развлекают танцами его подданные. Пляшут три развеселых шута, складывающихся гусеницей ради улыбки своего сеньора. Их сменяют затянутые в черные трико грациозные сирены, сплетающие руки-листья в замысловатый ночной цветок (Восточный танец). Яркая «сердцевина цветка» — Айсылу Галиулина. Потом вылетают бравые джигиты, забывшие о гравитации и забрасывающие ноги в немыслимый аттитюд. Затем идет жизнеутверждающий татарский танец — партерный, парный, без полетов и рискованных трюков.

Упитанный и румяный, но неожиданным образом подвижный и игровой, Главный евнух (артист хора Сергей Хабаров) выводит на сцену хоровод веселых царских жен, и эта сцена немедленно становится топовой.



Визирь предлагает хану хитроумный план по уничтожению противника. Они обманом заставляют Нурадина поверить в измену его отца, якобы посягнувшего на честь Джанике. Если тот согласится убить Мурзу, хан отдаст ему в жены дочь. И Нурадин отправляется в Самарканд, где при дворе Тимура (Тамерлана) нашел убежище Мурза.

Самаркандский двор блещет роскошью.

Тимур выходит к зрителям, танцуя зажигательную лезгинку вместе со своими воинами. Чинно шествуют белоснежные павлины с осиными талиями, потрясающие перьями в лучших традициях Фридрихштадтпаласта. Но ажиотаж дворцового праздника утихает с приходом Нурадина. Конфликт между отцом и сыном быстро улаживается при помощи клятвы на коране.

Эту сцену Ковтуну также так и многие другие «разговорные» эпизоды удается решить чисто танцевальными методами. Коран изображают танцовщики, очень правдоподобно превращаясь в ожившую вязь священного текста.

Финал печальный.

Мурза становится во главе войска Тимура и идет войной на Токтамыша. Визирь, чья свадьба срывается из-за прихода «гостей», убивает Джанике. Гибнут Токтамыш, Нурадин и Визирь. Мурза горюет о содеянном. Тимур коронует себя священным шлемом ханов Золотой Орды. Дух Батыя удаляется восвояси, унося с собой Арбу судьбы (макет созданного им государства).

Оформляли балет киевляне Андрей Злобин и Анна Ипатьева,

которые регулярно на протяжении нескольких лет сотрудничают с казанским театром. Москвичи помнят их работы по балетам Раду Поклитару «Палата №6» (премьера в Большом театре в 2004) и «Геревень», которого привозил в марте Пермский театр.



Обычно художники предлагают сугубо авторское оформление, но здесь речь шла o Gesamtkunstwerk. Композитор, либреттист, хореограф и художники вместе создавали «Золотую Орду». Так, по эскизам Анны Ипатьевой было изготовлено в общей сложности 800 костюмов. Идеи костюмов заимствовались из средневековых иллюминованных манускриптов. Декорации передавали пословичную азиатскую роскошь.

Ковтун не скрывал, что балет «Золотая Орда» — брутальный по своему духу, требует больших «вложений» именно от мужской половины труппы.

Четыре большие танцевальные роли достались солистам-мужчинам, и только одна балерине — приме труппы Кристине Андреевой (первый день) и Юлии Поздняковой (второй). Отличные получились работы у Нурлана Канетова (Визирь), Олега Ивенко (Нурадин) и Глеба Кораблева (Тимур), не говоря уже о двух исполнителях Духа Батыя.

Не многие труппы сегодня могут похвастаться такой плеядой великолепных солистов.

Ближайшая балетная премьера театра — «Кармина Бурана» К. Орфа — состоится в рамках следующего Нуреевского фестиваля весной. А из планов на перспективу — «Месса си минор» И. С. Баха, которую поставит Владимир Васильев, а оформит Франко Дзеффирелли, если театру удастся с ним договориться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 01, 2013 1:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100103
Тема| Балет, Санкт-петербургский Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Легендарный «греховный» балет приехал в Москву
Борис Эйфман: «Бог есть, и все равно все дозволено!»
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 2013-10-01
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2013/10/01/923601-legendarnyiy-grehovnyiy-balet-priehal-v-moskvu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Москве — долгожданная премьера. На Новой сцене Большого театра в рамках Открытого фестиваля искусств «Черешневый лес» показывают «новый» балет Бориса Эйфмана «По ту сторону греха» (1, 2 и 3 октября). «Новый», конечно, довольно условно — строго говоря, совершенно новым является здесь только название. Дело в том, что в творчестве крупнейшего современного российского хореографа уже был спектакль по роману Достоевского «Братья Карамазовы». Теперь к этому роману Борис Яковлевич вернулся вновь. Перед московской премьерой обозревателю «МК» удалось задать всемирно знаменитому балетмейстеру несколько вопросов.


фото: РИА Новости

— Несколько лет назад вы переделывали свой «Дон Кихот». Сейчас вернулись к «Карамазовым», поставив спектакль «По ту сторону греха». Хореографы почему-то вообще любят возвращаться к своим удачным работам и усовершенствовать их… И не только они… Многие очень крупные художники переписывают свои старые картины. Пастернак, например, переписывал свои ранние стихи. В чем тут дело?

— Знаете, Петипа, например, брал балеты Перро, Сен-Леона, других хореографов и делал свои версии, а потом эти спектакли шли под грифом «Хореография Мариуса Петипа». Я выбрал другой путь. Я пересматриваю свое творчество, потому что считаю, что для меня главный критик — я сам. И действительно: есть спектакли, которые устаревают, но не по сути или художественной ценности, а из-за того репертуарного окружения, в котором находятся. И устаревают для меня как для художника. Балет «По ту сторону греха» — это совершенно новая, наверно, на 95 процентов хореография. Новая драматургия, новая концепция. Когда я смотрю на свой старый спектакль, который поставил в 95-м году, то я понимаю, что эти 18 лет прожиты не зря. Потому что я прошел через колоссальную эволюцию и в плане открытия новых возможностей балетного театра, и в развитии тех тенденций и идей, которые проповедую — найти путь к познанию человеческого мира через язык тела, движения, пластику. И концептуально, конечно, сегодня роман звучит для меня совершенно по-другому. Обращаясь к этому великому произведению Достоевского, я по прошествии почти двадцати лет истории, и России, и моей жизни сегодня совершенно по-иному ощущаю проблематику романа, те философские идеи, которые его пронизывают, но не были мною реализованы десятилетия назад. У меня была внутренняя потребность создать новый спектакль по роману «Братья Карамазовы». Да, конечно, это не совсем типичный случай. Потому что хореографы не привержены тому, чтобы переделывать свои балеты. Например, в Санкт-Петербурге в прошлом году был мини-фестиваль Ноймайера, и он показывал «Даму с камелиями» — спектакль, поставленный более 30 лет назад. Этот балет без изменений шел и сегодня. В этом есть какая-то вера художника в то, что его искусство — нетленно. У меня такой веры нет. И я постоянно нахожусь в поиске совершенного, идеального творения, к которому стремлюсь. Поэтому когда я вижу в своих спектаклях нечто новое, то, что я не заметил прежде, вижу иные возможности, которые в этом спектакле оказались невоплощенными, то, конечно, не могу оставаться спокойным зрителем. В такие моменты я чувствую дискомфорт, дисгармонию между тем, что я вижу, и тем, что я хотел видеть. И тогда начинается редактура. Я люблю копаться в себе самом и искать новые возможности самореализации.

— Идеи этого романа Достоевского — и соответственно вашего балета — представляются вам актуальными сегодня?

— Разумеется. Актуальны как никогда. Что творится вокруг: теракты, убийства детей… Сегодня ежедневно происходят чудовищные события, которые уже выходят за границы человеческой природы. Как остановить волну насилия, жестокости, идущую сегодня на нас? Как бы мы не оказались все под этой страшной лавиной, как когда-то несчастный талантливый Сергей Бодров-младший. Я сейчас почему-то о нем вспомнил. Он оказался под снежной лавиной, трагически погиб молодым… Но все мы сегодня у подножия этой лавины. Все! Поверьте мне! В этом романе Достоевского есть великая мысль: «Если Бога нет — то все дозволено». А мы сегодня пришли к тому, что Бог есть. Мы верим в Бога, мы замаливаем грехи. Да, Бог есть — но все равно нам все дозволено! Вот наш путь! И он, конечно, ведет в никуда. И это страшно. Что тогда еще остановит человека, если не страх греха? Но человек должен остановиться. Потому что куда мы дойдем в этой жестокости и в своей безнаказанности? Мы уничтожаем себя. Уничтожаем нацию, страну, свой дом. Уничтожаем мир, в котором мы живем. И что тогда останется на нашей выжженной огнем ненависти земле?..

— А если все-таки приоткрыть немного завесу тайны непосредственно над самим спектаклем «По ту сторону греха»… Вы вводите какие-то новые линии, что-то убираете?

— Я бы не хотел особенно анонсировать и могу сказать только в общих чертах. Идея Великого инквизитора… Карамазовская наследственность… И мучительный вопрос, который волновал Достоевского — есть ли Бог? Это все было в прошлом спектакле. Но, с другой стороны, я тогда очень увлекся именно сюжетностью… Ведь Достоевский чем удивителен? У него невероятное сочетание глубокой философии и бульварной интриги. В моем старом спектакле преобладала «хрестоматия событий»: хрестоматия взаимоотношений двух женщин и двух мужчин. Всему этому уделялось много внимания. В новом спектакле я постарался свести до минимума эту событийность. И уйти вглубь романа. Сделать психоанализ каждого героя, повернуть историю внутрь — к душе человеческой. Увидеть борьбу добра и зла в душе каждого из братьев. И в этом, наверное, новое прочтение романа. То есть это скорее драматургия идеи, поиска истины, а не стремление захватить зрителя событиями, напором, любовными треугольниками и т.д.

— Все ждут открытия вашего «Дворца танца» в Санкт-Петербурге — как до недавних пор ждали открытия школы…

— Академию танца мы уже открыли 2 сентября. Для нас главной задачей было найти талантливых детей. Потому что учиться балету должны только талантливые дети. Здесь никакого блата, никаких компромиссов быть не может. Только талантливый ребенок, артист от Бога, должен танцевать и посвятить себя этому каторжному труду, который в конце концов приведет его к славе, успеху и счастью самореализации. И искать этих талантливых детей — наша главная задача. И, конечно, — тех педагогов, которые будут работать, руководствуясь не только коммерческим интересом, но и профессионально-творческим, и посвятят свой труд воспитанию нового поколения артистов балета. И я надеюсь, что это, может быть, не сразу, но удастся сделать. Дворец танца — уже другой проект. Надеюсь, что он появится в 2016 году. Дворец станет уникальным театральным комплексом, в котором будет существовать три труппы. Они представят три века русского балета: классический — XIX век, мой театр и абсолютно экспериментальная труппа — студия «Балет XXI века», которая будет заниматься поисками новых форм. Это будущее российского и мирового балета. На базе этой труппы мы создадим лабораторию молодых хореографов. Она не будет функционировать как традиционная мастерская, когда раз в году собираются молодые хореографы и создают свои сочинения, — это практикуют другие театры. В студии работа будет вестись непрерывно. Это и мастер-классы ведущих балетмейстеров мира, и обучение молодых хореографов разным техникам танца — все то, чего они не смогли получить в учебных заведениях. Ведь обучение — одно, а полноценная практическая деятельность, которой они зачастую лишены, другое. И мы попробуем дать им возможность творить. Это будет своеобразная аспирантура для хореографов, где они смогут сочинить свой диплом, свой спектакль. Но этому должна предшествовать кропотливая работа по совершенствованию собственного профессионального мастерства. Так что, я надеюсь, у нас образуется интересный круг, от первоклашек в академии до мастеров балета, хореографов, будущих лидеров искусства танца, в которых так сегодня нуждается балет.

— Борис Яковлевич, вот вы назвали 2016 год, а это уже ведь очень близко. Это реально?

— Да, это очень близко, но мне трудно сказать насчет реальности, потому что есть вещи, за которые я не могу отвечать. Сейчас проект Дворца танца имеет самую серьезную поддержку и курируется Управлением делами Президента. В сентябре был объявлен конкурс на архитектурный проект дворца. Если его построят к 2017 году, я тоже не обижусь. Я буду счастлив и буду благодарить Господа за то, что он послал мне такую радость. Ведь 2016-й или 2017-й — не важно. Важно, что театр обещан — и у меня сейчас как никогда есть вера в то, что он действительно будет.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июл 13, 2014 2:33 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 02, 2013 9:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100201
Тема| Балет, Академия танца Бориса Эйфмана, Персоналии,
Автор| Полина ВИНОГРАДОВА
Заголовок| Балет на всю жизнь?
«Это супер!»

Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" № 189
Дата публикации| 2013-10-02
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10302495@SV_Articles
Аннотация|

В Академии танца Бориса Эйфмана состоялась «Творческая школа по хореографическому искусству». Пятиклашки первого набора наблюдали показательные уроки Московской государственной академии хореографии.



В течение трех дней московские преподаватели показывали питерским новичкам основы классического, историко-бытового и народно-сценического танцев. В первый же день проректор московской хореографической академии подарила петербургским коллегам нотные сборники и пособия для начинающих.

В актовом зале собрались дети семи – десяти лет, которые в этом году получили право называться «надеждой русского балета». Здесь открылась выставка, посвященная 240-летию Московской балетной школы. Во время приветственных речей юные танцовщики сидели смирно – недаром про воспитанность юных артистов балета чуть ли не анекдоты слагают. Дети расположились на лестнице, сидели на ступеньках, одетые в серые костюмчики от мастера танцевальной одежды и обуви Николая Гришко. Одинаковые и у мальчиков, и у девочек. В пуантах его же работы эти ребята делают свои первые шпагаты и арабески. Впрочем, не первые – большинство пятиклассников в свои десять лет имеют солидный танцевальный стаж.

– До того как сюда поступить, я пять лет занимался танцами. Я сначала не хотел ходить, потому что думал, танцы – только для девочек, но мама меня переубедила. А потом мне на глаза попалась брошюра, что идет набор в Академию танца, и я решил попробовать. Мама не возражала. Хотя сначала мы с ней думали, что надо бы пойти в Вагановское училище, но мне понравилось, что у Эйфмана еще и модерн преподают. Я ведь очень энергичный, мне все время хочется танцевать. Когда музыка звучит, я внутри себя импровизирую... – рассказал о своем профессиональном опыте Ян Третьяков.

– И я с ранних лет совмещал хореографию и бальные танцы, в ту пору я очень любил балет. Сейчас мне одиннадцать лет, информацию об Академии танца я увидел в Интернете. Все супер! Мне пока все очень нравится! А вообще у моих родителей знакомые занимаются балетом, и я постоянно слышал их обсуждения – кое-что про балет знаю. Я понимаю, что самый сложный предмет – классика, там надо правильно развернуть стопу и так далее. Но и модерн очень хороший, но совсем не простой. И еще гимнастика трудновато дается, но мне все равно нравится, – продолжил разговор еще один юный танцовщик, Илья Громов.

– Балет – это на всю жизнь. Не страшно? – спрашиваю. Плечами пожал. Пока еще не знает – чего бояться? Сказал же, «все супер».
Одна девочка во время занятий классикой расплакалась.
– Я тоже так хочу, как эти балерины из Москвы! – произнесла сквозь всхлипывания.

– Но те балерины уже взрослые, им лет четырнадцать, наверное. Они не всегда так умели, – попыталась успокоить малышку преподавательница классики Надежда Цай.

– Правда? – с надеждой в голосе спросила она. И посмотрела как-то строго – типа того, что извольте научить.

Уроки длились полтора часа. Сначала – классика для девочек, потом – для мальчиков. Московские педагоги сетовали, что после лета ученики еще не в форме и приходится много репетировать – предстоит благотворительный концерт воспитанников Московской академии в помощь пострадавшим от наводнения на Дальнем Востоке. Кто-то из питерских ребят сказал, что это здорово, когда помогаешь. «И к тому же так здорово танцуешь», – добавила девочка, которая уже прекратила плакать.

Сложилось впечатление, что они все-все о жизни в искусстве понимают не умом, а детским наивным чутьем, и у них общее представление о том, что такое хорошо, а что такое плохо.

– Пока мне легко учиться. Мне нравится, что здесь много залов и классы просторные. Мне кажется, в других школах не так, – предположил начинающий танцовщик Сергей Гжва.

Изучаю расписание уроков первых и пятых классов: классика, модерн, гимнастика... А в перерывах: математика, чтение, правописание. Наверняка на дом задают много самостоятельной работы. Дома нет балетного станка, и стало быть, нет оправдания для нерешенной задачки. Можно, конечно, и посмотреть телевизор – в качестве отдыха после десятичасового учебного дня. Но этих ребят телевизор не интересует. Почти все признались, что времени жалко. Лучше сходить в театр. Или танцевать – хотя бы в комнате под популярную музыку.

– Я обожаю все эти арабески! Мое увлечение началось, когда я вместе со старшей сестрой пошла в танцевальный кружок, – призналась Полина Морозова.

А ее подружка, которая забыла представиться, добавила: «А я раньше занималась гимнастикой в колпинском ДК «Ижорец», но как-то бабушка сводила меня в Мариинский театр на балет «Лебединое озеро», и мне так же танцевать захотелось. Наша соседка – балерина по имени Лилия, забыла фамилию, но танцевала она классно. Я тоже так хочу. Нет! Я хочу еще лучше!».


ФОТО АВТОРА
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 02, 2013 1:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100201
Тема| Балет, Санкт-петербургский Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Кирилл Матвеев
Заголовок| Духовность — это крест
В Москве показали «По ту сторону греха» — новый балет Бориса Эйфмана

Где опубликовано| Газета.Ru
Дата публикации| 2013-10-02
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2013/10/02/a_5678437.shtml
Аннотация|


Сцена из балета «По ту сторону греха» Бориса Эйфмана
Фотография: Вячеслав Прокофьев/ИТАР-ТАСС


Московскую премьеру балета «По ту сторону греха» до 3 октября можно видеть на Новой сцене Большого театра. Это гастроли Санкт-Петербургского Театра балета Бориса Эйфмана, организованные фестивалем «Черешневый лес». Хореограф взял за основу роман Достоевского «Братья Карамазовы».

Эйфман уже второй раз обращается к роману Достоевского. Первый был в 1995 году, когда возник спектакль, называющийся так же, как роман; автор балета решил напомнить поколению 90-х о нравственности. Теперь, спустя почти 20 лет, он учит нормам этики наших современников — они, нормы, считает хореограф, за эти годы стали еще менее обязательными к соблюдению. Эйфман обращается к сегодняшней раскованной молодежи, которая, по его мнению, книг не читает — в том числе и не читала и «Карамазовых». Его балет иллюстративен — но не по этой причине: просто хореограф не доверяет (и никогда не доверял) собственно движению.

Бессюжетные танцы он всегда аттестовал как постановки «ни о чем». Зато слово — могучая смыслообразующая подпорка, придающая балетным па глубину и наполненность.

Название связано с наблюдениями хореографа за окружающей действительностью. Эйфман исходит из того, что наши соотечественники в массе своей (если судить по образу жизни, а не по декларациям), в сущности, не обращают внимания на высшие силы. «И Бог есть, и всё дозволено», сетует постановщик. У Достоевского он увидел «надрывно-болезненную» сущность, которая дает хореографу возможность поупражняться в излюбленном пластическом стиле. В спектакле, как всегда в постановках Эйфмана, царит истерически-надрывный танец (который сам автор именует «эмоциональным накалом»). Тела словно рвутся на части, причем неважно, кто из персонажей это проделывает:

все от начала до конца двигаются в пластическом раздрае, и найти что-то, сделанное «вполголоса» — проблема.

Первый акт посвящен собственно истории братьев, за вычетом Смердякова, Катерины Ивановны и некоторых сюжетных линий. Федор Павлович, несмотря на седину, тешит беса в ребре и, лихо приплясывая с блудницами, хватает Грушеньку за ягодицы. Ревнивый Дмитрий бешено дерется с отцом на столе, в то время как расхристанная свита папаши пьяно пошатывается.

Иван с Алешей безуспешно разнимают врагов, и все броско запрыгивают друг другу на спины, ложатся животом на поднятые к верху чужие пятки или забираются к партнеру на колени.

Братьям видится покойная мать в белом, мордобой Федора Павловича, мутузящего страдалицу, и ее труп, страшно висящий на веревке. Алеша, мучающийся своей дурной кровью, проводит (мысленно, надо полагать) дуэт с соблазнительной Грушенькой. Она, оседлав партнера и выпростав длинную голую ногу из-под красного платья, ставит босую стопу ему на грудь. Чтобы донести до публики мысль о дурной наследственности, хореограф ставит и дуэт Алеши с отцом.

Ошибется тот, кто всерьез воспримет слова Эйфмана, что отец с сыном «связаны невидимыми нитями».

Нити вполне наглядны: толстая черная паутина тянется с рук предка на плечи потомка.

Все это происходит при периодических вспышках стробоскопа, а также на фоне и внутри металлической конструкции, которая попеременно играет роль то церкви с крестом, то злачного места без креста.

все от начала до конца двигаются в пластическом раздрае, и найти что-то, сделанное «вполголоса» — проблема.

Первый акт посвящен собственно истории братьев, за вычетом Смердякова, Катерины Ивановны и некоторых сюжетных линий. Федор Павлович, несмотря на седину, тешит беса в ребре и, лихо приплясывая с блудницами, хватает Грушеньку за ягодицы. Ревнивый Дмитрий бешено дерется с отцом на столе, в то время как расхристанная свита папаши пьяно пошатывается.

Иван с Алешей безуспешно разнимают врагов, и все броско запрыгивают друг другу на спины, ложатся животом на поднятые к верху чужие пятки или забираются к партнеру на колени.

Братьям видится покойная мать в белом, мордобой Федора Павловича, мутузящего страдалицу, и ее труп, страшно висящий на веревке. Алеша, мучающийся своей дурной кровью, проводит (мысленно, надо полагать) дуэт с соблазнительной Грушенькой. Она, оседлав партнера и выпростав длинную голую ногу из-под красного платья, ставит босую стопу ему на грудь. Чтобы донести до публики мысль о дурной наследственности, хореограф ставит и дуэт Алеши с отцом.

Ошибется тот, кто всерьез воспримет слова Эйфмана, что отец с сыном «связаны невидимыми нитями».

Нити вполне наглядны: толстая черная паутина тянется с рук предка на плечи потомка.

Все это происходит при периодических вспышках стробоскопа, а также на фоне и внутри металлической конструкции, которая попеременно играет роль то церкви с крестом, то злачного места без креста.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 02, 2013 8:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100202
Тема| Балет, Театр Сан-Карло, Гастроли в Петербурге, Персоналии, Шен Вэй
Автор| Арсеньева Зинаида; Фото: Чайка Наталья
Заголовок| «Как обычные люди, только помедленнее»
Где опубликовано| © Газета «Вечерний Петербург» № 176(24968)
Дата публикации| 2013-10-02
Ссылка| http://www.vppress.ru/stories/Kak--obychnye-lyudi-tolko-pomedlennee-19795
Аннотация| ГАСТРОЛИ

На сцене Мариинки-2 прошел первый показ экспериментальной балетной постановки китайского хореографа Шена Вэя на знаменитую кантату Карла Орфа «Кармина Бурана»

Журналистам позволили присутствовать на генеральном прогоне. Запомнились больше всего песня жареного лебедя, розовые сперматозоиды и обнаженные девушки, предсказывающие погоду.


В постановке, которую увидят петербуржцы, участвуют балетная труппа Шена Вэя, а также итальянские артисты.

Петербуржцы — не первые, кто увидит «Кармину Бурану» с китайским акцентом. Постановку уже прокатали этим летом в Неаполе, на сцене театра «Сан-Карло», который славится приверженностью классике. Директор балета прославленного театра Алессандра Пандзаволта, однако, сообщила журналистам на пресс-конференции, что в последнее время им хотелось немного обновить репертуар за счет современных, быть может, даже авангардных постановок. Поэтому они и пошли на сотрудничество с китайским новатором. По ее словам, спектакль был принят итальянской публикой на ура.

Хореограф Шен Вэй, рожденный в Китае, двадцать лет назад переехал в Америку, живет в Нью-Йорке. Это не помешало, однако, китайскому правительству обратиться к нему, когда нужно было поставить церемонию открытия Олимпийских игр, проходивших в Китае в 2008 году.

В постановке, которую увидят в Петербурге, участвуют балетная труппа Шена Вэя, а также итальянские артисты. Музыкальное же сопровождение обеспечивают солисты Мариинки и симфонический оркестр театра.

На вопрос журналистов, сложно ли было работать с петербургскими артистами, представляющими другую школу, Шен Вэй объяснил, что ссылался на опыт его любимого кинорежиссера Андрея Тарковского:

«Я попросил их вспомнить фильмы Тарковского и играть в его поэтическом стиле, при этом вести себя как обычные люди, только делать все не слишком быстро, помедленнее».


Облаченные в черное хористы выглядят по-монашески строго, отрешенными от суеты, которая творится на сцене.

По словам хореографа, он также тщательно изучил текст кантаты Карла Орфа, за основу которого взяты сочинения вагантов — средневековых школяров, странствующих по миру. Рукопись с этими то философскими, то озорными стихами была найдена в начале XIX века в бенедектинском монастыре Бойерн в Баварии, отсюда название сборника — «Кармина Бурана» (Burana — название Бойерн в латинской транскрипции. — Прим. ред.), то есть «Песни Бойерна».

Важную роль в кантате Орфа играет хор. Облаченные в черное хористы выглядят по-монашески строго, отрешенными от суеты, которая творится на сцене. Сами же солисты часто меняют костюмы, каждый из которых «все чудесатей и чудесатей».

Шен Вэй, который, по его словам, насытил песни вагантов своими собственными образами, к музыке Орфа и искусству музыкантов постарался отнестись уважительно. Когда в прологе хор исполняет знаменитое «О, Фортуна, лик твой юный вечно изменяется…», ничто не отвлекает публику от прекрасной музыки, кроме одной обнаженной женщины, вокруг которой появляются пиктограммы, символизирующие грозу, дождь, солнце, луну и снег.

Голая девушка появляется и в финале части «Весна».

Повеселила публику сцена «Таверна»: не только оформлением — панно с изображением розовых сперматозоидов, но и песней жареного лебедя в исполнении Артема Мелихова.

Эффектно был подан и финал постановки, когда на пьедесталах стояли уже пять обнаженных девиц и каждая была снабжена пиктограммой, так что было понятно, кто из них олицетворяет грозу, а кто дождь, снег, луну или солнце. Такой вот своеобразный прогноз погоды. Нам ли, петербуржцам, не знать, что погода порой так же переменчива, как фортуна.

Музыка — «Кармина Бурана» Карла Орфа и Четыре светские канцоны неизвестного автора в оркестровке Хорди Бернасера.
Концепция, хореография, декорации, костюмы, свет и видеопроекция — Шен Вэй.
Дирижер — Хорди Бернасер.
Директор балета театра «Сан-Карло» — Алессандра Пандзаволта.
Солисты: Анастасия Калагина, Артем Мелихов, Владимир Мороз.
Балет театра «Сан-Карло» и артисты труппы Шена Вэя.
Хор, детский хор и симфонический оркестр Мариинского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 03, 2013 9:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100301
Тема| Балет, Театр оперы и балета, Челябинск, «Шекспирименты», «Болеро», Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Анастасия Аксёнова
Заголовок| Страсти по Шекспиру Революционную версию «Ромео и Джульетты» представит в Челябинске Раду Поклитару.
Где опубликовано| © «Актуально.ру»
Дата публикации| 2013-10-03
Ссылка| http://aktualno.ru/view/chelyabinsk/culture/15254
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В столице Южного Урала 5 октября состоится премьера двух современных одноактных балетов «Шекспирименты» и «Болеро». Постановщиком спектаклей стал киевский хореограф Раду Поклитару. За ним давно закрепилась слава одного из главных проводников современного танца и прогрессивной балетной режиссуры на постсоветском пространстве. Знаковым в судьбе хореографа стало создание в творческом тандеме с известным английским режиссером Декланом Доннелланом революционного спектакля «Ромео и Джульетта» в Большом театре России в 2003 году.

Острый на язык хореограф Раду Поклитару, чьи работы не оставляют равнодушными ни критиков, ни зрителей, во время генерального прогона спектаклей с челябинскими артистами то и дело сменял гнев на милость, крича то «Горох! Это ужасно!», то «Молодцы!». Танцоры обиды не держат, ведь поработать с великим и ужасным мастером для них большая честь.

«Веронский миф: Шекспирименты» по-новому интерпретирует классическую трагедию Вильяма Шекспира о самой печальной истории любви. «Действие перенесено из эпохи Возрождения в наши дни, а герои – современные парни и девушки, которые в процессе игры спектакля «Ромео и Джульетта» оказываются по-настоящему вовлеченными в шекспировские страсти», - комментирует свою работу Раду Поклитару.

Второй балет – «Болеро» Мориса Равеля. Легендарная балетная партитура XX века, обработанная Поклитару, расскажет зрителям историю о противостоянии человеческого «Я» безликой толпе.

«Эта история не автобиографична, хотя невозможно поставить балет, в котором нет частички тебя», - признался хореограф-постановщик. Подобной версии на Урале еще не видели, и Челябинск станет первым городом, до которого дойдут последние веяния современного танца.

Раду Поклитару поделился и своими впечатлениями от челябинской балетной труппы. По мнению хореографа, уральским артистам не хватает современного танцевального опыта. Это не стало проблемой, но времени на подготовку понадобилось больше, чем обычно. Не все танцоры были открыты экспериментам, но тем, кто работой горел, запала хватит на все выступления. Такой артисткой стала исполнительница роли Джульетты в балете «Веронский миф: Шекспирименты» балерина Ольга Дырда.



«Впечатления от сотрудничества самые лучшие, потому что работа для нас новая, мы к такому не привыкли, ведь обычно исполняем классические спектакли. Мы привыкли держать спину и тянуть носок, здесь же от нас требуется быть такими, какие мы есть на самом деле, чтобы зритель нам верил и узнавал себя. Надеемся, что челябинцы примут постановки хорошо, по крайней мере, равнодушными никто не останется», - рассказала танцовщица.

«Мне хочется, чтобы никто в зале не остался не тронутым, ведь главная цель театра, на мой взгляд, это сопереживание», - подытожил Раду Поклитару. Будут ли челябинцы сопереживать знакомым героям в совершенно новой интерпретации, покажет премьера, которая состоится 5 октября.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3703

СообщениеДобавлено: Чт Окт 03, 2013 6:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100302
Тема| Балет, «Истмен», Play, Персоналии, Сиди Ларби Шеркауи, Шантала Шивалингаппа
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Открытие «Территории»: Восток и Запад гармонично сошлись
Где опубликовано| «Ведомости»
Дата публикации| 2013-10-03
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/17055461/dialog-o-garmonii#ixzz2gbbvxLhP
Аннотация| Бельгийский хореограф Сиди Ларби Шеркауи, желанный гость самых престижных театральных фестивалей, открыл московскую «Территорию»


В Play Восток и Запад учатся друг у друга. Фото: Koen Boos / Территория

Спектакль Play, который показывает в Москве бельгийская компания «Истмен», создан в сотрудничестве с Международным кампусом искусств «де Зингель», лондонским театром «Сэдлерс Уэллс», фондом «Музыка для Рима», Людвигсбургским фестивалем, филадельфийским фестивалем современного искусства Live Arts и еще несколькими институциями. Это международное единение, образовавшееся вокруг Сиди Ларби Шеркауи, выдает то место, посередине, слегка на возвышении, которое ему выделено в современной театральной жизни. Сын марокканского эмигранта, ученик знаменитого хореографа Анны Терезы де Кеерсмакер, танцовщик компании Les Ballets C de la B Алана Плателя, он после смерти Пины Бауш остался чуть ли не единственным хореографом, умеющим прямо на наших глазах, казалось бы из ничего, сплести настоящий театр.

В спектакле Play он объединился с Шанталой Шивалингаппа, исполнительницей классического индийского танца кучипуди, которому она училась преимущественно в Париже. Как подчеркивают все пресс-релизы, сотрудничество Шеркауи и Шивалингаппа сложилось благодаря инициативе Пины Бауш. Однако без ссылки на великий авторитет очевидно, что этот дуэт был создан на небесах.

Спектакль Play, появившийся в результате этого сотрудничества, путешествует по миру уже три года. Его рецепт нельзя назвать уникальным: музыка с преобладанием этнических элементов, танец, в котором мягко плавится индуистская строгость и легкая расхлябанность контемпорари, игра в шахматы, немножко философствования. Но эти элементы складываются, как паззл, доводя зал до состояния медитации.

В хореографии Шеркауи и Шивалингаппа сложно вычленить, что принадлежит фантазии бельгийца, а что пришло из классического индийского танца. Да и сами их движения на первый взгляд изумительно синхронны. Но, погружаясь вслед за танцовщиками в их мягкое кружение, начинаешь различать не столько идеальное согласие, сколько противоречия. Там, где пластика Шеркауи сильна, энергична, прямолинейна, Шивалингаппа текуча, изменчива, податлива и ускользающа. Их дуэт оказывается не столько танцем единства, сколько поиском границ собственной идентичности и независимости. В этом диалоге, кажется, нет ни единой паузы — только момент, чтобы взять дыхание. Танцовщики меняют маски (порой — буквально), ритм, настроения. И при этом сохраняют безупречную кантилену профессионального диалога. Что бы ни разъединяло мужское и женское начало, природу европейца и азиатки, в исполнении Шеркауи и Шивалингаппа эти противоречия обретают многозначность, гармонию и красоту, не свойственные бытовому миру.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 03, 2013 9:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100303
Тема| Балет, Санкт-петербургский Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Павел Ященков
Заголовок| Братья во грехе
В Большом театре прошла московская премьера балета Эйфмана

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 26350
Дата публикации| 2013-10-04
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/theatre/article/2013/10/03/925396-bratya-vo-grehe.html
Аннотация|

В Большом театре в рамках «Черешневого леса» прошла московская премьера балета Бориса Эйфмана «По ту сторону греха». На спектакле присутствовала вся культурная элита страны — и прием был восторженный. Хореограф решил вернуться к своему легендарному сочинению почти 20-летней давности — балету «Братья Карамазовы». Обозреватель «МК» наблюдал, что из этого получилось.


Братья Карамазовы: Дмитрий — Олег Габышев (слева), Алеша — Дмитрий Фишер (в центре), Иван — Сергей Волобуев (справа).
фото: Екатерина Кравцова


Созданный еще в 1995 году, балет был в свое время увенчан всеми мыслимыми и немыслимыми премиями, вплоть до «Золотой маски», получил международное признание. Тем не менее постоянная неудовлетворенность собой заставили хореографа снова обратиться к Достоевскому. Надрывно-болезненная атмосфера и романа, и всего творчества Достоевского влекут Эйфмана. Еще в 80-е он поставил балет «Идиот». Психологический надлом, истеричный надрыв, существование героев на грани — отличительная черта творчества хореографа. Так что Достоевский как раз его «размер».

Узловые режиссерские идеи остались в спектакле неизменными: все так же в конце первого отделения возносится в воздух опутанный паутиной «смрадной, греховной» наследственности Дмитрий, а Алеша по-прежнему в конце спектакля восходит на Голгофу. С той только разницей, что в прошлой редакции он ползет к установленному на вершине кресту, сейчас же несет его, сброшенный дикой, разгулявшейся толпой, на себе.

Крест вообще сосредоточие всего балета. Он — символ, вокруг которого художником Вячеславом Окуневым сооружена конструкция, преобразующаяся то в храм, то в кабак, то в тюрьму. Из таких символов (которые проявляются и в оформлении, и еще больше в хореографии) балет, собственно, и состоит. Принципиально для Эйфмана и само слово «грех», использованное в названии, поскольку исследование природы греха, порочности, темного начала в человеке — главное в новом спектакле. Хореограф не хочет запутывать зрителя любовными треугольниками, и теперь в балете нет, к примеру, Катерины Ивановны — осталась лишь Грушенька. Как не было, так и нет в новой версии и Смердякова. Он сосредотачивает внимание на главных персонажах — трех братьях и отце. И самое большое развитие получил в балете как раз образ Федора Карамазова (Игорь Поляков). Отцу противопоставлена отсутствующая раньше его вторая жена, мать Ивана и Алеши. На ее фоне полнее раскрыт мотив греховного разврата, в котором погряз Карамазов-старший. С этой же целью в балет введен другой новый образ — маленькой девочки с прыгалками. Эти прыгалки потом трансформируются в веревку-паутину, которой, как паук, похотливый старик опутывает всех своих детей.

Образ Дмитрия, созданный Олегом Габышевым, особенно впечатляет: перед нами страстная натура, воплощающая удаль, безудержно-широкую душу русского человека. А танцует он так, что вспоминаются слова этого персонажа в романе: «Нет, широк человек, слишком даже широк, я бы сузил». Именно на примере этого героя Эйфман и пытается заглянуть в ту область, где «Дьявол с Богом борется, и поле этой битвы — сердца людей». Потрясающий дуэт свидания Грушеньки (Мария Абашова) и Дмитрия, разделенных тюремной решеткой, остался от прошлого спектакля, но в новом появилась сцена венчания, происходящая... во сне.

Необыкновенно пластичен и Дмитрий Фишер. Этому артисту удалось раскрыть философский и эмоциональный мир одного из самых загадочных и противоречивых героев Достоевского — Алеши. Как и раньше, в спектакле показан его духовный путь. Причем не только тот, что описан Достоевским в романе, но и тот, что происходит уже за его пределами. Побуждаемый чувством справедливости, Алеша становится революционером, а его сострадание всему человечеству приводит к катастрофе: выпущенные им узники «мертвого дома» (тюрьмы) на свободу сокрушают все на своем пути. К сожалению, купированной в этом эпизоде оказалась сцена расстрела царской семьи. Зато нетронутой осталась другая, не менее знаменитая сцена — Легенда о Великом инквизиторе. Отрывки из Легенды по-прежнему читают под музыку Вагнера, и строй марширующих гоблинов, блестяще показанный вымуштрованным кордебалетом Эйфмана, символизирует страшную и разрушительную силу несвободы.

«Если Бога нет — то все дозволено» и попрание Бога в душе… Страсти, которые могут разрушить человека… Искупление греха — это вопросы ставит Достоевский в своем романе. На многие из них ответов нет и поныне. Не знает их и Эйфман. Но, используя возможности человеческого тела, хореографию и язык танца, вопросы задает. Себе и нам.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Июл 13, 2014 2:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Окт 03, 2013 10:00 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100304
Тема| Балет, Театр Сан-Карло, Гастроли в Петербурге, Персоналии, Шен Вей
Автор| Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| Шень Вей и «Кармина Бурана»
Где опубликовано| © Газета "С.-Петербургские ведомости" № 190
Дата публикации| 2013-10-03
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10302532@SV_Articles
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Своеобразный творческий обмен состоялся между балетными труппами Мариинского театра и Театра Сан-Карло Неаполя. Мариинцы только что пленяли своим искусством итальянских любителей хореографии, показав пять спектаклей «Лебединого озера» с поистине звездными составами. В партии Одетты-Одиллии выступили Ульяна Лопаткина, Оксана Скорик, Ольга Есина, их достойными партнерами стали Владимир Шкляров, Тимур Аскеров и Евгений Иванченко. Итальянская пресса опубликовала десятки рецензий, где высоко оценила мастерство петербуржцев.



Ответный визит танцовщиков из Неаполя отличался размахом действа. Именно действа, так как в спектакле были заняты помимо артистов балета Театра Сан-Карло труппа китайского хореографа Шеня Вея, вокалисты, хор и симфонический оркестр Мариинского театра под управлением Хорди Бернасера. На огромной новой сцене Мариинского театра была представлена сценическая версия кантаты Карла Орфа «Кармина Бурана» в постановке Шеня Вея, который является также автором визуальной концепции, художником по свету, дизайнером декораций и костюмов.

Танцовщик и хореограф Шень Вей стал всемирно известен в 2008 году как постановщик церемонии открытия Олимпийских игр в Пекине. Но его творческий путь начался в 1991 году, когда он в двадцать три года создал первую в Китае труппу современного танца, а в 2000-м основал в Нью-Йорке собственный театр танца.

Обращаясь к кантате Карла Орфа, хореограф ставил перед собой нелегкую задачу: с помощью танца, пластики передать многомерную глубину музыки, созданной композитором на стихи песенного сборника, составленного неизвестным автором около 1300 года и найденного в ХIХ веке в бенедиктинском монастыре в предместьях Баварских Альп. Стихи сборника – сатирические и любовные, игровые или застольные диктовали музыкальный строй и мелодику.

Хореографически полотно кантаты четко делится на три части: «Весна», «В таверне», «Двор любви». Для каждой балетмейстер нашел свой язык: лирический, «акварельный» – для первой части, яркий, с плясовыми интонациями – для второй, воздушный, словно наполненный вздохами и шепотом, – для третьей. Запомнились исполнительницы главных партий Сара Санкамилло (Женщина в белом), Сесили Кэмпбелл (Женщина в голубом) и Роберта Де Интинис (Женщина в черном).

Умение воплотить в танце эмоциональный отклик на музыку – вот что в первую очередь отличает искусство Шеня Вея. От этого рождается ощущение импровизационности, непринужденной легкости, внутренней раскрепощенности.

Полноправными героями спектакля стали оркестр и хор Мариинского театра. Огромным оркестром управлял дирижер Хорди Бернасер, тонко передавая нюансы и многоцветье сложной партитуры Карла Орфа. Хор театра, руководимый Андреем Петренко, звучал как единый организм, блестяще исполнив роль главного героя спектакля. Исполнители вокальных партий артисты Мариинского театра Жанна Домбровская, Артем Мелихов и Владимир Мороз стали своего рода комментаторами хореографического действа.

Театр Сан-Карло показал петербуржцам спектакль, где танец, музыка и вокал, сливаясь воедино, создают яркое и впечатляющее зрелище.

ФОТО Наташи РАЗИНОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 04, 2013 8:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100401
Тема| Балет, Санкт-петербургский Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Наталья Витвицкая
Заголовок| «По ту сторону греха»: танцуя Достоевского
Где опубликовано| «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2013-10-02
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/71381/
Аннотация|

В рамках фестиваля «Черешневый лес» состоялась московская премьера нового балета Бориса Эйфмана.



Петербургский хореограф привез в Москву новый старый спектакль. «По ту сторону греха» — еще одна версия его знаменитого балета «Карамазовы». Премьера состоялась на Новой сцене Большого театра и была принята с предсказуемым восторгом. Эйфман-style мало кого оставляет равнодушным: страстная хореография, мятущиеся герои, предельно внятные символы и драматичные цвета. Всё, как любит русская публика.

Второе обращение Эйфмана к роману о братьях Карамазовых не самоповтор. Если в варианте 1995 года акцент на богоискательстве сделан не был, то для нынешней версии эта тема основная. Что есть правда и свобода, есть ли Бог, всё ли дозволено? Внешне «оформить» вечные вопросы крайне сложно, а в балетном театре это вовсе кажется невозможным. Но Эйфман вслед за Достоевским бросает публике «приманку» — эффектный мелодраматичный сюжет. Есть папаша-греховодник, есть три его сына с «дурной кровью» с одной стороны, и соблазнительная Грушенька — с другой. Каждый из трех братьев пытается побороть в себе грех. На языке эйфмановской истеричной хореографии они делают это так явно, так мучительно и так предсказуемо, что не понять, о чем идет речь, невозможно. Визуальная безусловность — конек Эйфмана. За это его так любит зритель. Зачем либретто, если и так всё ясно: этот балет — про русскую душу, про борьбу Господа с Дьяволом, про свержение идеалов и утопические мечты о свободе. К тому же на сцене периодически возникают «атрибуты»-подсказки — виселица, деревянный крест (сначала водруженный на конструкцию, напоминающую церковь, потом с нее эффектно сброшенный), гроб с «восставшим» из него мертвецом, указующим, кто его убил на самом деле, безобразные грешники и прекрасные ангелы.



Братья заламывают руки, демонстрируя душевные муки. Броские акробатические поддержки сменяют одна другую, музыка Вагнера, Мусоргского и Рахманинова повышает градус эмоций. Ближе к финалу очевидно, что надежды на мечты о всеобщем счастье (излагаемые Алешей) напрасны. Старшие братья — Иван и Дмитрий гибнут (Иван с его идеей о Великом Инквизиторе сходит с ума, Дмитрия отправляют на каторгу за убийство отца, которое он не совершал). Народная толпа пытается уничтожить «добренького» пророка: Алёша в образе Христа «восходит на Голгофу». Он пытается втащить свергнутый крест (отмолить грехи своего семейства?) на купол церкви. Зритель замирает, глядя на эту душераздирающую сцену — воля одного борется с бездуховностью многих. Возможно, Эйфман и идет на поводу у публики и ее инстинктов, но в том же самом легко «обвинить» Достоевского. Так что их «союз» понятен и, главное, беспроигрышен.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 04, 2013 10:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100402
Тема| Балет, Балет Монте-Карло, БТ, Персоналии,
Автор| Анна Галайда
Заголовок| Большой танцует с Балетом Монте-Карло
Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №6199 (223)
Дата публикации| 2013-10-04
Ссылка| http://www.rg.ru/2013/10/04/balet.html
Аннотация|

Совместный вечер Балета Монте-Карло и балетной труппы Большого театра. 4 октября, Большой театр.

Бывают странные сближенья, и сотрудничество, уже несколько лет связывающее одну из старейших и одну из самых радикальных балетных трупп мира, - именно из их числа.

Но благодаря ему Балет Монте-Карло уже второй год подряд выступает в Москве, а Большой театр гастролировал в Монако.

Впрочем, у этой обоюдной любви глубокие корни. Балет Монте-Карло, официально исчисляющий свою историю всего с 1985 года, на самом деле был создан под покровительством княжеского дома Монако в память об одной из самых блестящих страниц искусства ХХ века - балетных компаниях, в которые после смерти Дягилева трансформировались его "Русские сезоны". Они многократно меняли названия и даже континенты базирования, но в память о своем прародителе сохраняли в титуле рудимент "Балет Монте-Карло". И хотя через несколько десятилетий в составе компании естественным путем перестали преобладать русские, все же ее триумфы связаны с именами наших соотечественников: Михаила Фокина, Джорджа Баланчина, Леонида Мясина, Брониславы Нижинской. Благодаря им компания прожила до 1962 года.

Через несколько лет после того, как "Балет Монте-Карло" вновь возродился в Монако, его артистическим директором стал тогда совсем юный и малоизвестный Жан-Кристоф Майо. За 20 лет его руководства понятия "Майо" и "Балет Монте-Карло" стали синонимами: один из самых популярных в мире хореографов, несмотря ни на какие соблазны, ставит балеты только для своей компании. На этот раз в Москву, влюбленную в бесподобную фантазийную "Золушку" Майо, едет совершенно противоположный по стилю балет - бессюжетный Altro Canto, такой же отвлеченно виртуозный, как искусство вдохновивших его старинных певцов-кастратов.

Большой театр, напротив, в совместном вечере представляет спектакль, созданный собственным воспитанником, последние 20 лет крайне редко работающим в Москве. Но "Классическая симфония", в оригинале созданная для Балета Сан-Франциско и перенесенная в Большой театр год назад, - это и дань восхищения родной труппе, и вызов, брошенный ей: Посохов, некогда идеальный в московском понимании меланхолический принц, предлагает побыстрее избавиться от корон, потому что их может снести ураганом его предельно взвинченных темпов, которые даже не позволяют зафиксировать точное количество оборотов в пируэтах и прыжках - только испытывать упоение от свистящего ветра, легкости и преодоления законов физического тяготения. И своими глазами пытаться рассмотреть, чем же поразили Жан-Кристофа Майо танцовщики Большого: он стал первым театром, которому удалось соблазнить хореографа на эксклюзивную постановку. Премьера "Укрощения строптивой" намечена на конец нынешнего сезона.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 04, 2013 10:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100403
Тема| Балет, Театр оперы и балета, Челябинск, «Шекспирименты», «Болеро», Персоналии, Раду Поклитару
Автор| Старикова Лидия Владимировна
Заголовок| Долгожданная премьера в театре оперы и балета состоится 5 октября
Где опубликовано| © Южноуральская панорама
Дата публикации| 2013-10-04
Ссылка| http://up74.ru/rubricks/kultura-i-iskusstvo/2013/10-oktjabr/dolgozhdannaja-premera-v-teatre-opery-i-baleta-sostoitsja-5-oktjabrja/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Два одноактных современных балета «Веронский миф: Шекспирименты» и «Болеро» поставил руководитель театра «Киев модерн-балет», известный в Европе хореограф Раду Поклитару.

Любители танцевального искусства знают балетмейстера, который является постановщиком и членом жюри таких популярных телевизионных проектов, как «Танцы со звездами», «Танцуют все», а главное — как создателя множества хореографических миниатюр, для артистов балета, участвующих в конкурсах самого высокого уровня. Сам Раду — также обладатель большого количества престижных наград. Специалисты отмечают его удивительное чувство времени, тонкий вкус. Кажется, что он умеет сочетать несочетаемое, хореографу, которого знают в Европе и мире, никогда не изменяет ощущение гармонии.

— Челябинцы увидят версию «Болеро» на музыку Равеля, которая не имеет ничего общего с привычной испанской трактовкой, развевающимися юбками и кастаньетами. Это история совсем о другом, — сказал накануне премьеры Раду Витальевич. — В спектакле затрагивается тема свободы, противостояния человека и массы. Я думаю, что каждый, кто будет смотреть этот балет, «прочтет» его по-своему и сделает собственные выводы. «Шекспирименты» созданы по мотивам трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта». Но действие перенесено в наше время, и на сцене кипят по-настоящему шекспировские страсти. И если зрители сопереживают героям, если происходящее на сцене задевает их, будит ответные чувства, то я считаю, что спектакль состоялся. Нет плохих зрителей, есть спектакли хорошие и есть спектакли плохие.

Раду Поклитару уже ставил «Ромео и Джульетту» с английским режиссером Доннелланом. Эта версия, которую пресса назвала революционной, поразила и покорила поклонников современного балета. Балетмейстер считает — во многом потому, что в своей работе он искренен и не признает никакого табу, что и позволяет ему обогатить танцевальную палитру. Будучи одним из самых ярких хореографов современного балета, он никогда не делает ничего «вопреки», признавая любые стили, если ему «это кажется целесообразным».

В одноактных балетах постановщик использует музыку Чайковского, Генделя, композиторов эпохи Ренессанса, считая, что она современнее той, что написана гораздо позднее. И еще. Раду Поклитару заметил, что никогда не переносит спектакли из репертуара знаменитого и очень популярного театра «Киев модерн-балет» на другие сценические площадки. Челябинск стал исключением:

— Я сделал это по просьбе своего друга вашего главного балетмейстера, народного артиста России Юрия Клевцова. Потому что Юрий, когда я ставил в Большом «Ромео Джульетту», «Палату № 6», прекрасно танцевал в первом партию Меркуцио, а во втором — Доктора, — объяснил Раду Витальевич. — Мы хорошо понимаем друг друга.

Добавим, что в создании спектакля приняли участие сценограф Андрей Злобин, художник по костюмам Анна Ипатьева, симфонический оркестр под управлением Романа Калошина и ведущие солисты балетной труппы театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 04, 2013 11:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100501
Тема| Балет, Санкт-петербургский Театр балета Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| У старинушки три сына
Где опубликовано| Газета "Культура" № 35 (7883)
Дата публикации| 4 – 10 октября 2013
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/10061-u-starinushki-tri-syna/
Аннотация|

В Большом завершились гастроли Санкт-Петербургского театра балета Бориса Эйфмана со спектаклем по роману «Братья Карамазовы».


Фото: eifmanballet.ru

К Достоевскому хореограф привязан давно: был «Идиот», были и «Братья Карамазовы». Спустя почти два десятилетия — вновь они же, но переработанные и под другим названием — «По ту сторону греха». Из населенного романа выбраны всего пять героев: Федор Павлович Карамазов, его сыновья и Грушенька. Вполне достаточно, чтобы составить балетный дайджест для собственной исповеди, которую от спектакля к спектаклю пишет хореограф. Понятны устремления: все выше подниматься от плоти к духу, безжалостно вскрывая потаенное, подсознательное, греховное. Ну и показать полное нравственное падение человека, созданного по образу и подобию Божьему и потерявшего Бога в душе.

Получается балет-диагноз: мир болен и, похоже, неизлечимо. Выхода из безумия и хаоса не видно, хотя и начинаются танцы почти с пушкинского вопроса: «Сбились мы. Что делать нам!» Встреча братьев нарисована выразительным трио. Все узнаваемы: тихий рефлектирующий Алеша (Дмитрий Фишер), бунтующий нигилист Иван (Сергей Волобуев) и между ними — мятущийся Митя (Олег Габышев). Скорбный танец тройки словно предвещает появление отца — обожравшийся, впавший в пьяный угар Федор Павлович (Игорь Поляков) влетает на тройке, где вместо рысаков — статные девицы. Узел завязан, далее следует то, что больше всего любит Эйфман: пластический психоанализ каждого героя. Персонажи выворачивают тела и души наизнанку, вскрывая бездны испепеляющих их страстей и червоточины «карамазовской» генетики. Хореограф вглядывается «по ту сторону греха», где «дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей». Карамазовы с их фобиями и комплексами — персонифицированные страсти и мучительная боль.

Эйфман пытается создать балетное произведение, адекватное литературному первоисточнику и не на шутку мечется между переводом на язык танца вечных евангельских истин и желанием показать действие, визуально яркое и стремительное. История разыграна броско, по технологиям театра Эйфмана: на сборную музыку (в данном случае: Мусоргский, Рахманинов, Вагнер), с ясным пафосом, агрессивными приемами мощной пластики. Под стать эффектным танцам — декорации: металлическая конструкция трансформируется то в храм, то в тюремные застенки, то в кабак. Актеры Эйфмана умеют держать зал в фокусе напряжения, гуттаперчевые тела в экстазе ломаются до спазм, бросаются по воздуху из одной травмоопасной позы в другую. За буйство страстей в красивой зрелищной оболочке Эйфмана не просто любят, а обожают уставшие от дистиллированного искусства зрители. Не одни демократические театралы, но и статусные знаменитости, в Большом заполнившие зал до отказа.


Фото: eifmanballet.ru

Спектакль берет на себя непосильную ответственность — сделать текст буквально видимым, что балету не под силу. Просто потому, что в вечные вопросы бытия надо вчитываться, вслушиваться, сопрягая их с собой и открывая в их простоте головокружительный масштаб. Все же без текста романа автор не обходится, опираясь на него в кульминации, как хромой — на спасительный костыль, и в этом не единственный пример иллюстративности. Эйфман обуреваем желанием донести каждую мысль до каждого. Чтобы показать порочную наследственность Алеши, мало его танцевальных терзаний, сочинен дуэт с озорницей Грушенькой (Мария Абашова), чья бесконечно длинная обнаженная нога то и дело обвивает черную рясу. Укором возникает мать-покойница в белом саване — отнюдь не мимолетным миражом. Она подходит к сыновьям, получает побои мужа, дергается в петле. Объединяющая героев порочная «карамазовщина», понятная из танца, подстрахована толстыми сетями, которыми накрепко связаны герои. Закрепляется и смерть отца: сначала — в угаре драки, следом — в похоронной процессии.

Второе, метафизическое, действие играют про бесовщину, витающую уже на современных просторах. Великий инквизитор в образе Ивана сошел на грешную землю, томится в заточении Митя, теряет свою прелестную инфернальность Грушенька. Праведник Алеша (тут Эйфман берет на себя смелость продолжить роман классика) в смятении чувств выпускает заключенных из тюрьмы, и они превращаются в одурманенных вседозволенностью людей-роботов. Апофеозом полного нравственного краха, поглотившего грешную землю, становится цинично срываемый церковный крест и, конечно, начало восхождения на Голгофу. Понятно и узнаваемо.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Окт 04, 2013 11:57 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 04, 2013 11:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013100502
Тема| Балет, Персоналии, Наталья Осипова
Автор| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Наталья Осипова: «Козней с булавками и кнопками против меня не было»
Где опубликовано| Газета "Культура" № 35 (7883)
Дата публикации| 4 – 10 октября 2013 года
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/10062-natalya-osipova-kozney-s-bulavkami-i-knopkami-protiv-menya-ne-bylo/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В прошедшие выходные на сцене Кремлевского дворца состоялся Международный концерт Kremlin Gala «Звезды балета ХХI века». Главная сенсация — участие экс-премьеров Большого театра Натальи Осиповой и Ивана Васильева.


Публикуется впервые

Московская публика встретилась со своими любимцами после двухлетнего перерыва. Похоже, что театральное сообщество так и не смирилось с тем, что самая перспективная и молодая пара Большого театра, откуда по собственному желанию никто из премьеров никогда не уходил, поменяла Москву на Петербург, Большой театр — на Михайловский. На месте звезды, правда, не сидели — много выступали на различных сценах мира. А теперь покинули и Михайловский. Васильев, как уже известно нашим читателям, возвращается в ГАБТ, но теперь в качестве приглашенного солиста. Осипова открывает свой первый сезон в лондонском Королевском балете в статусе штатной примы-балерины. Творческими планами она поделилась с читателями «Культуры».

культура: Для Михайловского Ваш уход — заметная потеря, гендиректор театра Владимир Кехман, наверное, обиделся?

Осипова: Я предупредила заранее, еще в середине прошлого сезона, так что мой уход не был неожиданностью. Никто мне препятствий не чинил. Год назад, осенью, станцевала «Лебединое озеро» в «Ковент-Гарден», после чего меня и пригласили в штат. Думала два месяца, хотя интуиция сразу подсказала, что перейду. Почувствовала, что это будет правильное решение.

культура: Почему «Ковент-Гарден», а не «Ла Скала» или Американский балетный театр (АБТ), где Вы выступаете как приглашенная солистка?

Осипова: В Лондоне ко мне отнеслись особенно, не пришлось ничего просить, сразу предложили место примы-балерины и очень хорошие условия. Я увидела большую заинтересованность, им действительно понравилось, как я станцевала «Лебединое озеро». Отношения с этим спектаклем, кстати, складывались у меня нелегко, многие говорили, что это не мой балет.

культура: На выпускном концерте в 2004-м Вы танцевали в «Лебедином озере», и тогда критики отреагировали жестко. Руки не опустились?

Осипова: Даже рассказывать не буду, как обидно получить удар в 17 лет. Я была маленькой и мыслила как ребенок, такой счастливой вышла на сцену, танцевала так, как чувствовала, ни капельки не врала и не наигрывала. Рада, что критика меня не расклеила, соплей я не распустила. Напротив, только закалилась. Поняла, что восемь лет потратила на то, чтобы выучиться профессии, а теперь пора научиться в ней жить по-настоящему и доказывать, на что способна. Марина Леонова — мой школьный педагог — намеренно бросила меня с головой в омут, и я ей благодарна: начала работать как сумасшедшая. У нас ведь очень честная профессия, и если ты честно работаешь, ежедневно выкладываешься, то тебя оценят, все сложится. За прошлый сезон «Лебединое» — мое главное достижение, я смогла станцевать этот спектакль в Лондоне достойно.

культура: До «Ковент-Гарден» Вы станцевали «Лебединое» в Михайловском?

Осипова: Там немного времени не хватило. Белый лебедь для меня сложился в Лондоне, там сумела свою физику подстроить под то, что чувствую. Моя Одетта — не гордая и не царственная, а очень ранимая, нежная и хрупкая. Черного лебедя, думаю, еще не нашла, но Одиллия для меня все же не та женщина, при появлении которой все падают от восторга.

культура: В Лондоне чувствуете себя комфортно?

Осипова: Я обожаю Лондон.



культура: А Нью-Йорк чем не устраивал?

Осипова: Тяжеловат для меня. Не хватает природы, какой-то соразмерности городской среды с человеком. Сначала вроде здорово, а потом — устаешь, потому что существуешь как заведенный — куда-то бежишь, спешишь, не успеваешь. В Лондоне чувствуется история, традиции, что важны для англичан необычайно. С другой стороны, там много всяких инноваций — в театре, музыке, искусстве.

культура: Ваш дом теперь будет в Лондоне?

Осипова: Да. Мне вдруг стало тяжело постоянно ездить из города в город, жить в гостиницах. Хочется иметь свой дом, свою кровать, свой угол, где можно разложить вещи. Для меня сейчас интереснее любых гастролей работа на одном месте. Если честно, то я давно хотела работать в «Ковент-Гарден», но думала, что меня никогда в жизни туда не позовут. Мне-то нравится менять себя, открывать для себя новый репертуар, вносить в него нюансы своей русской школы. Да и много хороших эмоций связано у меня с Лондоном.

культура: Лондон Вас оценил во время гастролей Большого театра в 2006-м, когда Вы были артисткой кордебалета, но вернулись в Москву уже солисткой.

Осипова: Тогда балетом Большого руководил Алексей Ратманский, и для меня оказалось полной неожиданностью, что он доверил мне открывать блок гастрольных «Дон Кихотов» и дебют в «Дочери фараона». Я работала в театре второй сезон, мне было всего 19 лет. Репетировала тогда с утра до вечера, жаловалась своему педагогу Марине Кондратьевой: «Я не смогу, все узнают, что я ужасная балерина». Очень волновалась, думала, пускай напишут, что у девочки есть будущее, она когда-нибудь что-то приличное сможет станцевать, только бы не сказали, что я уродка, и балет мне противопоказан. Все прошло невероятно успешно, я оказалась на седьмом небе от счастья.

культура: Ваш дуэт с Иваном Васильевым теперь распадется?

Осипова: Мы с Иваном много танцевали вместе. Только что у нас прошла премьера «Ромео и Джульетты» в Токио и гала-концерт в Кремле. Сейчас наступает период, когда мы немного расходимся, практически в этом году вместе танцевать не будем. Может быть, это станет для нас плюсом, и мы встретимся через полгода или год и сделаем еще что-то невероятное вместе. Возможно, наш дуэт зазвучит с новой силой. Когда танцуешь с одним партнером, то через какое-то время понимаешь, что все будто окрашено одной краской. Получить опыт от других партнеров — интересно и важно, многое приобретаешь и открываешь в себе.

Ване всего 24 года, он младше меня, и ему интересно ездить, танцевать везде и все. У него пока нет желания связывать себя с какой-либо труппой. А мне, наоборот, хочется остановиться и работать в одном месте.


С Дэвидом Холбергом

культура: Сергей Полунин ушел, даже убежал, из «Ковент-Гарден». Рассказывают, что там сложные отношения в труппе и слишком строгая дисциплина. Так ли?

Осипова: Пока не знаю. Смогу ответить на этот вопрос через год. Думаю, в театре для всех все складывается по-разному.

культура: Уже известно, что Вы будете танцевать?

Осипова: В ноябре «Ромео и Джульетта» Макмиллана — один из любимых моих балетов, потом — «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Драгоценности» Баланчина. Новые для меня — роли в балетах Фредерика Аштона, Кеннета Макмиллана. «Манон», может быть, я станцую в Москве, «Ковент-Гарден» планирует привезти сюда спектакль на гастроли. Будут еще новые балеты Уэйна Макгрегора и Кристофера Уилдона. Захватывающей работы много. «Жизель», которую я танцую в январе, будут транслировать в режиме онлайн.

культура: Гендиректор Большого театра Владимир Урин сказал в интервью нашей газете, что Вы в этом сезоне не сможете участвовать в спектаклях Большого. А спустя несколько дней на сборе труппы во всеуслышание объявили, что Вы с Иваном Васильевым станцуете в спектакле Большого уже в октябре. На самом деле?

Осипова: Нет. На днях мы общались с Владимиром Георгиевичем. Приятно, что театр заинтересован в том, чтобы привлечь нас с Ваней к работе. Если будет возможность, то во второй половине сезона я действительно станцую в каком-нибудь спектакле Большого, но конкретная дата и название пока не определены.

культура: Наверное, это будет Ваш коронный «Дон Кихот»?

Осипова: На этот спектакль у меня страшная аллергия. Всеми силами стараюсь от него отказываться, кто бы ни предлагал. Для меня «Дон Кихот» — хождение по мукам.

культура: В Михайловском театре будете вести свои балеты?

Осипова: Думаю, в этом сезоне вряд ли получится.

культура: Ваше пятилетнее сотрудничество с АБТ продолжится?

Осипова: Там я тоже пропущу сезон. Его я посвящаю Лондону. Еще есть интересные для меня спектакли в «Ла Скала».


Фото: ИТАР-ТАСС

культура: Вы начинали с бравурных партий, а педагоги Вам доставались «лирические»: Марина Кондратьева — лучшая Жизель — в Большом театре, Ирина Колпакова — образцовая принцесса Аврора — в АБТ. С кем будете работать в Англии?

Осипова: Мои педагоги многому меня научили именно потому, что мы — разные. Им сложно со мной. Я не привыкла сразу и безоговорочно доверять сказанному, мне нужно проверить на себе. Только потом убеждаюсь, что они правы. В итоге выходит плодотворная работа. Мы много спорили и даже ссорились. Но знаю, что они меня очень любят, а я их просто боготворю. Они уже часть меня, я постоянно анализирую то, что педагоги мне говорили и, надеюсь, еще скажут. Очень скучаю по работе с ними.

культура: А по Москве, по Большому театру?

Осипова: По жизни в театре — нет. Скучаю по близким людям, которые остались в Москве, по родному городу, конечно, и по некоторым ролям. В Лондоне буду работать с русским педагогом Александром Агаджановым — у него потрясающий вкус, он знает английский стиль и английский репертуар.

культура: Вы увлекались мотоциклами. Откуда такая мальчишеская забава?

Осипова: Она уже в прошлом. В юности я никак не попадала в разряд девушек-красоток, таких нежных и воздушных. Своей была в компании мальчишек, которые относились ко мне как к другу, а не как к барышне. Тогда надела кожаную куртку, вставила сережку в бровь, коротко подстриглась и села на мотоцикл. Потому что не могла найти свой «лагерь». Сейчас мне хорошо с самой собой и со своими спектаклями. Такой период.

культура: Был ли у Вас счастливый период в Большом театре?

Осипова: Да, при Алексее Ратманском. Он начинал много интересных проектов, ставил замечательные спектакли, работал с нами, молодыми. Радостное время — начало моей работы в театре. И в кордебалете стояла, и сольные партии были, и в конкурсах участвовала, и все это было здорово.

культура: Вы много танцевали в балетах Ратманского. Есть любимый?

Осипова: «Русские сезоны» считаю шедевром, «Средний дуэт» — уникальное творение.

культура: В Вашем исполнении это была пронзительная история мужчины и женщины…

Осипова: В балете всегда есть история мужчины и женщины. «Средний дуэт» — о близких людях, которые дошли до того, что уже друг друга не видят, не слышат, не понимают. В каждом движении проходят мимо друг друга и не могут найти выхода из сложившейся ситуации. Для меня это очень больная история.

культура: Иногда за Вас становится страшно — Вы перевоплощаетесь так, что, кажется, сойдете с ума вместе с Жизелью или повторите путь Джульетты. Вы нас обманываете или действительно наизнанку выворачиваете свое нутро?

Осипова: Есть такие спектакли, когда ты уже сама не отдаешь себе отчет в том, что делаешь. Что-то подхватывает, ты с героиней сливаешься, и заученные движения словно рождаются сами. Иногда этого не случается, тогда приходится «играть». Был у меня спектакль «Ромео и Джульетта» с Дэвидом Холбергом, когда у меня начали дергаться мышцы лица. Чувство меня так переполняло, что я перестала быть самой собой, просто летала в пируэтах, поддержках, боялась за Ромео. Подумала: ведь такое состояние может не повториться, вдруг зрители этого не заметили? Оказалось, увидели и оценили — тогда впервые в «Метрополитен» открыли занавес после первого действия. В Америке этого не делают никогда. Мы уже ушли переодеваться, и нас вызвали из гримерок, сказав, что публика требует.



культура: Зачем усложняете движения — я про Ваши невероятные фуэте, сумасшедшие прыжки, которых никто не в силах повторить?

Осипова: Наши предшественники тоже развивали технику. «Дон Кихот» или «Пламя Парижа» предполагают виртуозность, и если я могу сделать что-то новое, то почему нет? Такое удовольствие от этого получаешь. А потом Ваня выполнял невиданные по сложности задачи, и мне отставать не хотелось.

культура: Выходной день как проведете?

Осипова: Не выйду из дома, буду спать, пить кофе и читать. Обожаю перечитывать русскую классику.

культура: В связи с печальными событиями в Большом театре, как-то вновь заговорили о подрезанных ленточках на пуантах, испорченных костюмах, неужели возможно такое?

Осипова: Я с таким никогда не сталкивалась. Бывали неприятные разговоры, нелицеприятные отзывы с расчетом на то, чтобы ты услышал. Козней с булавками и кнопками не было.

культура: Кажется, что Вы и зависти никогда не испытывали?

Осипова: Думаете, скажу: я такая замечательная, во мне соединилось все самое лучшее, и дурного полностью лишена? Нет, конечно. Просто, то нехорошее, что из тебя вылезает, надо подавлять. Появится нечто, похожее на зависть, и я стараюсь завестись, зажечься от этого. Собраться, превозмочь себя и сделать еще лучше.

культура: Вы стали мировой звездой. Что-то изменилось в Вашей жизни?

Осипова: Теперь от меня ждут только высокого качества, но я же не робот, не все всегда получается. Иногда болен или сильно переутомлен, а когда-то просто не сходятся звезды или не хватает времени на репетиции. Сейчас почувствовала, как выросла ответственность перед зрителем за то, что делаю на сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 1 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика