Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2005-08
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25228
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 31, 2005 11:46 pm    Заголовок сообщения: 2005-08 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в августе 2005 года (первый номер ссылки - 2005080101 означает: год - 2005, август месяц - 08, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25228
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 31, 2005 11:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080101
Тема| Балет, БТ, гастроли в США
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Все ОК
Гастроли Большого театра в суждениях американских критиков
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://www.vremya.ru/2005/137/10/130932.html
Аннотация|

Путешествие Большого театра по Соединенным Штатам Америки подошло к середине: закончены выступления в Нью-Йорке, на сцене «Метрополитен-опера», завтра наш балет начинает танцевать в Филадельфии, впереди -- Вирджиния и Калифорния. При всей важности работы в провинциальной Америке (объемный, хоть и непростой рынок), очевидно, что главное уже сделано. После нескольких лет перетрясок в руководстве, срывов контрактов и потери репутации Большой доказывает, что вернулся в высшую гастрольную лигу. Это возвращение началось с прошлогодних зимних гастролей в Париже, продолжилось прошлым летом в Лондоне и теперь позиции должны быть закреплены в Штатах. Для этой цели была просчитана программа: начать решили с «Дон Кихота», проверенной классики (к тому же в отличие от других балетов «золотого фонда» сделанной в свое время специально для Москвы -- что важно для нынешней PR-политики театра). Продолжить -- «Спартаком» Юрия Григоровича, что возили тридцать лет и всегда получали восторженные отзывы. Далее -- козырнуть не виденными еще американцами эксклюзивами: «Светлым ручьем» нынешнего худрука Большого балета Алексея Ратманского и «Дочерью фараона», сделанной шесть лет назад Пьером Лакоттом (ее-то должны были везти в Америку сразу после премьеры, но тогда гастроли сорвались из-за того, что после смены руководства в Большом недолгое время бывший худруком Геннадий Рождественский выкинул балет, сделанный, по его мнению, на плохую музыку, из репертуара). Придуман план гастролей был хорошо, а теперь, читая американскую прессу, можно попытаться понять, как он сработал. «Дочь фараона» оттанцевали только что -- и рецензий на нее еще нет. Три других спектакля американские коллеги рассматривали в упор.

И выясняются закономерные, хотя и печальные вещи. Во-первых, наш балет, как и его историю -- давнюю и недавнюю, -- не очень-то знают. Ну хорошо, обозреватель New York times Джон Рокуэлл сообщает своим читателям про «Дон Кихота»: «Большой использует версию балета, сделанную в 1999 году Алексеем Фадеечевым, прежним артистическим директором, до сих пор работающим в компании и вышедшим в понедельник в церемониальной роли Герцога». Здрасьте, приехали. Алексей Фадеечев руководил труппой тогда, когда театр возглавлял Владимир Васильев, и действительно выпустил редакцию «Дон Кихота». Но... После снятия Васильева и появления Рождественского насмерть разругался с начальством, был уволен, судился, его восстановили на работе, он ушел и более в театре не появлялся. В роли Герцога выходит его брат Александр; и вообще-то даже сквозь грим можно разглядеть, что артисту двадцать лет, а не сорок с лишним...

Ну ладно, Джон Рокуэлл (он раньше писал про популярную музыку, а после ухода на пенсию «священного чудовища» Анн Киссельгоф вдруг получил ее место и в текстах проявляет соответствующую осведомленность и такое же чувство стиля). Но Клайв Барнс из New York Post вовсе не новобранец -- и все же сообщает своим читателям, что впервые «Светлый ручей» был поставлен в 1935 году в «Малом балете в Москве». Вообще-то имеется в виду Малый оперный в Петербурге...

Мелочи, детали, за которые цепляется взгляд. И также очень понятная, но все-таки удивительная убежденность в том, что американское -- значит, лучшее; Роберт Джонсон в Newark Star Ledger считает, что было ошибкой начинать гастроли с «Дон Кихота», когда его вот тут же рядом показывает American Ballet Theatre (заметим, версию броскую и бесстильную, как обертка для жевательной резинки)... Нет, нельзя сказать, что «Дон Кихот» ругают, его хвалят, но только в Dance View times стоит заголовок «Никто не делает этого лучше», а так критики сосредотачиваются не на спектакле в целом (которым по праву гордится Большой), но на Светлане Захаровой, исполнявшей главную роль.

Вот тут они добрых слов не жалеют. «Блестящая, изящная, совершенно уравновешенная» (Клайв Барнс, New York Post) -- и даже оказываются способны на точные замечания: Джоэл Лобенталь в New York Sun отмечает, что руки Захаровой стали более выразительны после ее перехода в Большой и что она хорошо играла весь спектакль (к образцовой технике балерины, прежде пренебрегавшей аффектированно выраженными эмоциями, в Большом действительно прибавляются чисто актерские умения -- но казалось, что процесс идет слишком медленно; однако вот заметили же иноземцы).

Подтвердив стабильное качество «Спартака» («30 лет -- большой срок. Можно было гадать, как сохранилась хореография Григоровича и как сегодняшние танцовщики Большого, так отличающиеся от их советских предшественников, ее станцуют. Ответы на оба вопроса -- все в порядке и все в порядке». -- Джон Рокуэлл, New York times), критики стали рассматривать «Светлый ручей». И балет им понравился.

Клайв Барнс понадеялся, что Сталин, запретивший когда-то сделанный Федором Лопуховым «Светлый ручей», вертится в гробу. Роберт Джонсон воспел Светлану Лунькину, дебютировавшую в тот вечер в роли Зины, и сообщил, что этот спектакль -- продолжение великих традиций Большого театра и наибольшая надежда на будущее. «Живой прогулкой сквозь сталинистскую Россию и посвящением артистам, которые жили в то время» предстал «Светлый ручей» в New York Sun (автор -- Эрон Коприна; вот поразительно все-таки, как даже в разговоре о водевиле они не забывают про время его создания; впрочем, их счастье). И Джон Рокуэлл в одобрительном своем тексте сказал вдруг точное слово: «Светлый ручей» далек от той пышности, если не сказать помпезности, что некоторые люди считают неразрывно связанной с имиджем Большого». То есть обратил внимание на то, что худрук Большого балета этот имидж старается все-таки очеловечить.

И потому выносит на публику, делает открытой церемонию возведения артистов в высший -- балеринский и премьерский -- ранг. В прошлом году так открыто чествовали Марию Александрову и Дмитрия Гуднова; теперь после спектакля в Нью-Йорке Алексей Ратманский вышел к публике и объявил по-английски и по-русски, что балериной становится Светлана Лунькина. И это можно счесть одним из главных событий этих гастролей, важных для обитателей Москвы, а не Нью-Йорка: гастроли приносят славу, деньги и возможности, но возникает это все только тогда, когда в театре есть значимые балерины. И новая должность Светланы Лунькиной, отлично проведшей этот сезон (ее роль в «Предзнаменованиях» -- одна из лучших в году), несомненно, московское событие.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25228
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 01, 2005 9:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080102
Тема| Балет, БТ, гастроли в США, МТ, гастроли в Лондоне
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Мариинка и Большой достигли некритической отметки
Итоги гастролей в Нью-Йорке и Лондоне
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20050801
Ссылка|
Аннотация|

Нью-йоркские гастроли Большого и лондонские Мариинского театра („Ъ" писал о них 20 и 26 июля) закончились. Представив публике свои новинки, обе труппы получили одобрение критики. В его оттенках разбирается ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Оба театра привезли на гастроли обширную ретроспективу своего репертуара. После дебюта в безопасной классике XIX века («Дон Кихот» Большого и «Лебединое озеро» Мариинки) труппы перекочевали в советские времена. Петербуржцы представили «Ромео и Джульетту» в постановке Леонида Лавровского — главный отечественный драмбалет 1940 года рождения, которым московский Большой театр сразил лондонцев без малого полвека назад. Москвичи предъявили «Спартака» Юрия Григоровича — этот балет 37-летней давности до сих пор считается визитной карточкой московской труппы. Советские балеты были приняты без особого восторга, но избежали и анафемы — оба давно вписаны в балетную историю. В этих монументальных сюжетных спектаклях ценна не столько хореография, сколько энергетика и актерский дар исполнителей главных ролей. Теперешним танцовщикам трудно передать неподдельный пафос и аффектированные чувства героев — этой ахиллесовой пятой и воспользовались критики.

Как ни странно, больше упреков досталось «Ромео и Джульетте». Английские критики сочли спектакль устаревшим, а работу актеров достойной немого кино и разобрали по косточкам недостатки каждого исполнителя. Особенно досталось Тибальду Ильи Кузнецова: танцовщик явно переусердствовал в изображении злодея. И лишь Диана Вишнева с Андрианом Фадеевым, умудрившиеся сохранить живую непосредственность в ролях веронских любовников, удостоились высших похвал.

Московский «Спартак» в Нью-Йорке приняли приветливее: даже об Александре Воробьеве, явно некондиционном Спартаке, написали политкорректно, что, возможно, он и неплохой классический танцовщик, но никак не героический раб. В балеринах же обнаружили не только классическую чистоту, но и сексуальность. Вообще, московские женщины просто затоптали своих партнеров — во всех статьях львиная доля похвал достается дамам, причем необязательно титулованным: артистку кордебалета Наталью Осипову после ее ударной прыжковой вариации в «Дон Кихоте» критики готовы выискивать хоть у кулис. Всеобщим вниманием к прекрасному полу умело воспользовался московский худрук: переняв французскую традицию публичного назначения этуалью, Алексей Ратманский прямо во время спектакля возвел в сан балерины первую солистку Светлану Лунькину, чем подогрел зрительский ажиотаж.

Однако не реакция на советские балеты беспокоила руководителей обеих трупп. Главный риск был связан со спектаклями последних сезонов, впервые представленными зрителям. Мариинка отважилась вывезти в Лондон программу балетов Уильяма Форсайта; Большой представил в Нью-Йорке «Светлый ручей» в постановке своего худрука . Риски разные: петербуржцам надо было качественно исполнить всем известные шедевры, что, конечно, трудно, но все же безопаснее, чем вылезать с эксклюзивным балетом на подозрительный сюжет. Однако англичане отнеслись к «русскому Форсайту» с большим подозрением, чем американцы — к неизвестной комедии из колхозной жизни: судя по рецензиям, относительно небольшой зал «Ко-вент-Гардена» оказался неполон, в то время как в «Метрополитене», вмещающем 4,5 тыс. человек, наблюдался аншлаг. По свидетельству очевидцев, тамошняя публика вела себя как ребенок в Диснейленде — хохотала, визжала и вскакивала с мест.

Критика же отреагировала ровно наоборот: восторженные вопли англичан еле утрамбовываются в газетные строчки, опытные обозреватели буквально захлебываются восклицаниями. Излишняя классичность исполнения, которая русским рецензентам (а также самому Форсайту, убравшему балерину Вишневу с премьеры) казалась недостатком, в глазах британцев стала дополнительным достоинством. Мировой триумф, пришедший вслед за отечественным (программа «Форсайт в Мариинском» получила в этом году «Золотую маску»), серьезно укрепил позиции руководителя балетной труппы Махарбека Вазиева, которого в родном Петербурге консерваторы не устают клясть за забвение «лучших традиций советского балета».

Американцы же, похоже, просто растерялись, обнаружив в пафосном репертуаре Большого столь легкомысленное произведение. Конечно, иностранцам, не знающим советского художественного контекста, трудно обнаружить в этой хореографии тонкую пародию на головокружительные эстрадные вальсы 30-х, воинственные пляски ансамбля Моисеева, на некогда популярное «отанцовывание трудовых процессов». Но педантичный поиск психологизма в комедии положений прямо-таки удивляет — все-таки жанр он и в Америке жанр. Похоже, в восприятии западной критики Большой театр сейчас олицетворяет официозный Кремль, Мариинка — интеллигентную оппозицию: от Москвы продолжают ждать лобовой пропаганды, в петербуржцах не устают выискивать аристократическое прошлое и демократическое настоящее. И чтобы развеять эти предубеждения, видимо, понадобятся еще не одни гастроли.

КУПЮРЫ

О гастролях Большого в Нью-Йорке

The New York Times, 25 июля
Джон Рокуэлл


Сюжет постановки — мешанина интрижек между колхозниками и труппой приезжих артистов... Светлана Лунькина была очень милой Зиной, с чистыми классическими линиями и скромным очарованием. Еще лучше—более представительной, забавной, более жизнерадостной в прыжках— выглядела Мария Александрова в роли приезжей балерины. Она и ее партнер Ян Годовский были восхитительны в травестийных пассажах; господин Годовский составляет серьезную конкуренцию Trocaderos (мужская труппа травести, танцующая женский репертуар.—„Ъ"), когда он танцует на пуантах.

Newark Star Ledger, 27 июля
Роберт Джонсон


Балет живописует жизнь советских колхозников как полную неизбывной радости и восхваляет обильные урожаи, которые стали возможны якобы только благодаря коллективизации. Постановка же 2003 года явно высмеивает эти претензии. Ее фантазия на тему жизни при коммунизме может понравиться твердолобым людям, которые держатся за ностальгию по «старым добрым временам» советской власти. Но при этом огромные огурцы и картофель, для переноски которых требуется целый эскорт, могут быть только сатирой.
Овощи сразу вызывают смех в зале. Однако они рассказывают нам что-то трогательное о балете Большого театра, еще одном искусственно созданном советском колоссе... Балет Большого театра — со свистом вылетающего воздуха — вернулся на свое законное место второй по значимости труппы после Кировского балета.

The New York Times, 31 июля
Элеонор Рэндолф


Почти 15 лет назад мы с дочерью были в Москве и попали в Большой театр на специальное представление балета «Лебединое озеро»... Как иностранцы, мы имели привилегии, и мы это знали, а снаружи толпились и искали лишний билетик русские, кто-то перед спектаклем подходил и к нам... Две недели назад я опять увидела, как русские искали билеты на балет Большого, только теперь происходило это перед зданием «Метрополитен опера» в Нью-Йорке... «Спартак», легендарный балет, который потряс всю советскую аудиторию 35 лет назад,вновь заставляет трепетать сердца бывших граждан Советского Союза и их детей... И пока некоторые критики насмешливо отзывались о «Дон-Кихоте», публика ревела от восторга.

О гастролях Мариинки в Лондоне

The Guardian, 25 июля
Джудит Макрелл


Когда наблюдаешь за Дианой Вишневой в главной роли в открывавшей программу постановке Steptext, становится ясно не только то, что Кировский балет вполне способен хорошо исполнять Форсайта, но и то, что основательность традиций этого коллектива в данном случае является скорее преимуществом, чем помехой... Вишнева и ее три партнера видят в Форсайте возможность изучить новый зачаровывающий язык. И то напряженное внимание, с которым они заставляют свои классически выразительные тела понимать его синтаксис, очень трогает зрителя... Не перегибая палку, Вишнева вводит лиризм, пикантность и даже величие в свою роль, отчего ее исполнение выглядит потрясающим.

The Financial Times, 26 июля
Климент Крисп


Какие танцоры! Какое исполнение! Кировский балет привез свое недавнее приобретение — четыре балета Уильяма Форсайта... Хотя зрителей набралось, к сожалению, и не так много, ноте, кому посчастливилось побывать в оперном театре, увидели классическое исполнение высочайшего мастерства и глубокого осмысления.

The Times, 26 июля
Дебра Крейн


Wow. Просто wow. Никакими другими словами невозможно описать исполнение Кировским балетом постановок Форсайта. Это как знакомство Чайковского с рок-н-роллом. Совершенно неожиданно труппа, которую мы знаем и любим как безукоризненного хранителя великолепия XIX столетия, превратилась в сексуальную, ошеломляющую компанию XXI века. Это Кировский балет, каким вы его еще никогда не видели.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3708

СообщениеДобавлено: Пн Авг 01, 2005 11:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080103
Тема| Балет, Персоналии, Волочкова А.
Авторы| Алексия МЕЛЕВСКАЯ
Заголовок| Беременная Волочкова села на шпагат
Где опубликовано| Комсомольская правда
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://www.kp.ru/daily/23554.5/42726/print/
Аннотация| Несмотря на запреты врачей и восьмой месяц беременности, балерина снялась в клипе со сложными танцевальными элементами


В начале съемок клипа у Анастасии сильно болели ноги, но, увлекшись, она даже исполнила несколько сложных элементов.

Впервые идею поставить «танец беременной девы» озвучил в своем дневнике в 30-х годах прошлого века легенда русского балета Вацлав Нижинский. До сих пор этот замысел не был воплощен в жизнь. Несмотря на то, что по поводу «тяжелой беременности» Волочковой ходит множество слухов (якобы в обмороки она падает, и токсикоз ее мучает), на съемочной площадке Настя выглядела здоровой и счастливой.


- До сих пор не могу поверить, что решилась, - призналась нам балерина. - Это самый быстрый и самый неожиданный мой проект. Поначалу после репетиций у меня сильно болели ноги. Но мне так сильно захотелось оставить творческую память об этом периоде моей жизни и воплотить идею гениального танцовщика, что я приступила к работе с большим вдохновением.
Все было организовано в кратчайшие сроки. Эффектное платье для клипа столичный модельер Алиса Толкачева сшила за две ночи. Так же быстро нашлась команда, которая была привлечена к съемкам.
В клипе будет использована музыка Баха.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Авг 01, 2005 4:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080104
Тема| Балет, МТ, гастроли балета Ю.Григоровича
Авторы|
Заголовок| Гастроли балета Ю.Григоровича начинаются в Мариинском театре
Где опубликовано| Комсомольская правда
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://www.km.ru/news/view.asp?id=E68F73D0B22A4CD4BA48BF867F1A4925
Аннотация|
Спектаклем "Корсар" начинаются в понедельник гастроли балета народного артиста СССР Юрия Григоровича на сцене Мариинского театра. Это новая хореографическая редакция поэмы Джорджа Байрона на музыку Адольфа Адана, сделанная на основе композиции Мариуса Петипа два месяца назад специально для Краснодарского театра. В спектакле станцует обладатель Гран-при Десятого международного конкурса артистов балета Денис Матвиенко.

До 15 августа на прославленной сцене будут сменять друг друга "Спартак", "Баядерка", "Ромео и Джульетта", "Раймонда" и "Щелкунчик". Зрители увидят уже известных по прошлогодним гастролям в северной столице Дениса Владимирова, Анну Жукову, Инь Дауна и других звезд. Среди приглашенных в этом году будут блистать прима балета Монте-Карло Елена Князькова и солист Большого театра Марк Перетекин.

Судьба русского балета второй половины ХХ века неразрывно связана с именем Григоровича. Последний по времени организаторский опыт мастера - Краснодарский театр, который год назад был впервые приглашен в городе на Неве маэстро Валерием Гергиевым. Все спектакли шли с аншлагом. По мнению ценителей балета, основанный в 1996 г. творческий коллектив достиг европейского уровня, став одним из лучших в мире.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11082

СообщениеДобавлено: Вт Авг 02, 2005 9:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080201
Тема| Балет, Летний фестиваль балета, Русский национальный балет под руководством Елены и Сергея Радченко
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| И зарезал сам себя
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20050802
Ссылка| http://www.vremya.ru/2005/138/10/131044.html
Аннотация| «Баядерка» на Летнем фестивале балета

Каждый год, когда Большой театр отправляется на гастроли, а балетные театры помельче -- в отпуск, на Театральной площади возникает Летний фестиваль балета. Рассчитан он на простейший рефлекс приехавших в столицу туристов: вот фонтан, вот знаменитые колонны, где-то здесь должен быть балет. Если не в Большом, то рядом -- потому арендуется Российский молодежный театр. (Он хорош еще оркестровой ямой, что перекрывается на драматических спектаклях.) Участники феста никому не известны, это, как правило, небольшие театры, специализирующиеся на прокате обкорнанных версий классических спектаклей в дремучей провинции. В Москве они работают только на этом фестивале. И на афишах кричат крупным шрифтом не названия театров, не имена артистов и постановщиков, а только названия спектаклей. Зрителю должно быть все равно, кто танцует и как, главное, он сходил на, допустим, «Спящую красавицу». Поставил галочку.
В этом году все то же. Со 2 июля аж по 28 августа на сцене Молодежного театра -- балет. В меньшей степени -- Детского музыкального театра имени Сац (туда два года назад пришел начальником бывший премьер Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Кириллов, ныне он пытается сдвинуть труппу в репертуар классический; пока не хватает ни ставок, ни технических возможностей и результат не блестящий), в большей -- Русского национального балета под руководством Елены и Сергея Радченко.
Этот театр выпустил премьеру. Увидеть ее в первый день не удалось никому из профессионалов -- она была представлена аккурат в дни финалов Московского балетного конкурса, обещавшего все-таки большее, чем еще одна травматическая редакция сочинения Мариуса Петипа. Теперь эту «Баядерку» показывают снова. Смотрим.
Оформлен спектакль только писаными задниками -- понятно, колонны индийского храма и изваяние божка не прихватишь в автобус (это в буклете написано: «философия театра -- умещаться в одном автобусе»). Задники, видимо, сплошные, и потому все герои появляются не из храма, а из кулис, то есть из тех же джунглей, откуда прискакал Солор. (Рушится порядок выхода, рисунок и так далее.) Сложно с мебелью: во дворце исчез столик, за которым играли в шахматы воины (скорее всего потому, что и воины исчезли -- элементарно не хватает людей), а в начале последнего акта измученный Солор засыпает не на привычном ложе, а на земле. Экономия коснулась и роскошных опахал -- на длинных ручках колышутся натуральные китайские щетки, коротенькие такие, анилиновых цветов.
«Баядерку» нужно развести на маленькую (44 человека) труппу. Резали по живому. Убрали всех огнепоклонников в первом акте, кроме одного. Но храмовых танцовщиц, что должны были выйти и дать напиться огнепоклонникам, не убрали (с девушками всегда лучше, чем с парнями). И вот выходят они с кувшинами, и... что же им делать? Поят чинных браминов, которые не танцевали, не устали и воды не просили...
Брамины вообще работают за всех. Носят вместо положенных по штату рабов дочь раджи и гирлянды на ее свадьбе. Но они хотя бы есть, а танца Ману на этой самой свадьбе вовсе нет, в танце с барабанами, не считая солистов, занято всего шесть человек, а вместо тридцати двух теней по горным склонам в последнем акте спускаются восемнадцать... Да, еще танец Золотого божка (партию, сочиненную в середине ХХ века для себя танцовщиком-виртуозом Николаем Зубковским) исполняет затянутая в золотой латекс перепуганная девушка -- акцентированно мужские выбросы ног кажутся такой же дикостью, как женский бокс.
Проблема «Баядерки» в том, что, несмотря на четкий мелодраматический сюжет, ее прелесть не только в дуэтах, но в многочисленных шествиях, разнородных танцах. История баядерки Никии и воина Солора -- это история прорезания, проклевывания строгого белого балета (что является в загробном мире последнего акта, в «Тенях») сквозь балет цветной и пышный. Для того чтобы скрипичные «Тени» нарисовались как должно, надо, чтобы три предшествующих акта кидались в зрителя красками, толпами, агрессией барабанов. Укротив мощь этой толпы, постановщики убили балет «Баядерка». Хотя старались «Тени» особенно не уродовать.
Они только изменили финал. Никакого землетрясения, никакого разрушения храма (с погребением нехороших людей под ним). Спецэффекты слишком дороги для автобуса. Пометавшись немного по сцене после встречи с привидениями, Солор вонзает нож себе в подмышку и аккуратно укладывается на землю. Это еще ладно, но следует апофеоз -- тень Никии по лунной дорожке возвращается на ту скалу, с которой сходили восемнадцать ее подруг, и по этой же дорожке за ней следует Солор. Его простили. «Мастер и Маргарита» в чистом виде!
И все же стопроцентной халтурой спектакль назвать нельзя. Прилично (без скидок) танцует главную партию Сержан Кауков, старается восьмерка в танце Джампе (вращаются абсолютно синхронно, будто запустили восемь хронометров). Но подавляющему большинству артистов судьба просто не выдала физических данных, а школа -- навыков маскировки недостатков. Люди стараются честно сделать работу, справиться с которой объективно не в силах. Они выходят на пузырящийся линолеум (что, между прочим, опасно для жизни) и самозабвенно танцуют. И непонятно, кого стоит больше жалеть -- их или зрителей, считающих, что посмотрели «Баядерку».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11082

СообщениеДобавлено: Вт Авг 02, 2005 2:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080202
Тема| Современный танец, Авиньонский фестиваль, Персоналии, П. Рамбер, К. Сапорта, Ж. Вьенн, К. Риззо, В. Вандекейбус, У. Форсайт
Авторы| Ярослав Седов
Заголовок| Буря в стакане крови. Завершился Авиньонский театральный фестиваль
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=reviu&id=64054900000061271
Аннотация|

Один из крупнейших и самых престижных театральных форумов мира – Авиньонский фестиваль - представил в этом сезоне более 50 постановок одной лишь основной программы. Их показы составили около трехсот спектаклей, на которых побывали около 100 000 зрителей. Однако шел фестиваль под аккомпанемент набиравших обороты споров о его художественной состоятельности, в ходе которых многие уважаемые персоны и издания говорили ни больше ни меньше как о провале и катастрофе.
Если для всего мира Авиньонский фестиваль – это международный смотр искусства, то для французов это ещё и «опора чувства собственного достоинства национальной культуры», как провозглашает пресса. Основанный легендарным Жаном Виларом в 1947 году, фестиваль во многом восстановил самоуважение нации после Второй мировой войны. И не случайно для этого был выбран Авиньон – город, где по воле французского короля Филиппа IV, победившего Святой престол, добрые три четверти всего XIV века находилась резиденция римских пап.
Театр на Святом престоле
Грандиозный Папский дворец, возвышающийся над живописным лабиринтом извилистых узеньких улочек и средневековых домов, стал главной театральной площадкой фестиваля. На сцене, устроенной посреди его внутреннего двора, блистали все знаменитые актеры страны - от Жерара Филиппа до Жана-Луи Трентиньяна, который в этом году весь вечер читал со сцены Папского дворца Гийома Апполинера под музыку Эрика Сати.
Жан Вилар вовсе не стремился создать театральный монумент. Напротив, фестиваль изначально планировался экспериментальным. Тем не менее здесь всегда помнили, что театральное дело в Авиньоне водружено на бывший Святой престол. И всякий раз ревниво проверяли, соответствует ли сценическая деятельность статусу места.
Программа нынешнего года, составленная бельгийским режиссером Яном Фабром преимущественно из экспериментальных опытов современных авангардных хореографов, вызвала множество горячих протестов именно с этой точки зрения. L'Humanite окрестила представленный репертуар «торжеством мастурбирующего аутизма», а Le Figaro в одной из передовых статей назвала фестиваль «артистическим и моральным бедствием». Министр культуры Франции Рене Доннедье де Вабр счел нужным прибыть в Авиньон и устроить встречу с журналистами. Он ненавязчиво напомнил о том, что государство тратит на фестиваль немалые суммы, заверил, что «не вмешивается в творческий процесс, но пристально за ним следит», подчеркнул, сколь важно все то, что пишут о фестивале, особенно накануне его 60-летия, а затем пару часов слушал, кто что думает об авиньонских театральных проблемах.
Скандал было бы проще всего объявить рутинным спором новаторов и консерваторов. Дескать, одни, не щадя сил, делают современное искусство, а другие закоснели в приверженности традициям и только мешают новым талантам. Но нет. Эта спасительная тема была подробно обсуждена и решительно отставлена в самом начале споров.
Обман ожиданий
Главная претензия, повторявшаяся большинством критикующих, состояла в том, что «фестиваль опасно и неоправданно отклоняется от курса, ради которого он был задуман». Речь шла, во-первых, о том, что Авиньон все-таки хотели бы видеть прежде всего местом интерпретаций драматургии. Пусть она будет шокирующей, пусть трактовки будут вызывающими, но дайте тексты! Тем более что для современного танца есть известный фестиваль в Монпелье, для оперы – Экс-ан-Прованс и легендарный древний амфитеатр в Оранже, для балета – Лион. И все это в двух шагах от Авиньона, на территории меньше Московской области.
Для нации, создавшей искусство декламации и готовой весь вечер любоваться актером, всего лишь читающим стихи, такие требования, должно быть, закономерны. Винсент Бодрийяр, один из директоров Авиньонского фестиваля, санкционировавший «смену курса», был вынужден согласиться, что парочка пьес Шекспира, возможно, сняла бы напряжение.
Другая претензия – что Фабр собрал «междусобойчик» из своих коллег по цеху, тогда как раньше в Авиньон приезжали всемирно известные «первые лица». Уж если из смежных с драмой танцевальных жанров, то не мельче Мориса Бежара или Пины Бауш. В данном же случае из «первых лиц» были хореограф Уильям Форсайт, режиссер Томас Остермайер и упомянутый актер Жан-Луи Трентиньян. Остальные – из «широко известных в узких кругах».
Кроме того, на руководство фестиваля обрушились за то, что оно лишь мучает зрителей почем зря, выдавая лабораторные (и притом неудачные) опыты за искусство, а также спекулируя обращением к болезненным социально-психологическим проблемам, не умея сделать с ними на сцене что-либо путное. Почти все газеты подсчитывали, со скольких спектаклей уходила возмущенная публика, и цитировали одну из зрительниц. Она, покидая спектакль Паскаля Рамбера «Le Debut de l'A», в сердцах спрашивала представителей фестиваля: «Что мы вам сделали? Почему вы заставляете нас терпеть это полтора часа?»
«Это» по большей части было связано с пластическим изображением всевозможных телесных мук и депрессивных состояний, экстатических или сомнамбулических. С обилием наготы, подчеркнуто отталкивающей. Со сценами, томящими публику в ожидании сценического события, которое таки не наступает. И прочими «обманами ожиданий» - приемом известным, но использованным сверх меры. Например, когда (у того самого Рамбера) вместо танцев вам долго показывают фильм с рассуждениями людей о том, что бы они взяли с собой в следующую жизнь, если бы этот мир погиб в катастрофе, а потом 15 минут демонстрируют киноизображение человека на берегу пустынного океана. Или, как у Карин Сапорта, зазывают на таинственные действа в узком коридорчике, где перед вами, освещенные слайдами с неразборчивыми пейзажами, расхаживают девицы в трусиках, то снимающие, то надевающие фартуки.
За подобные фантазии хореографа Жизель Вьенн чуть не обвинили в подстрекательстве к педофилии. Вместо танца она заставила участниц спектакля «Прекрасный белокурый ребенок» изображать девочек, изнемогающих от желания и бесконечно терзающих кукол, то пеленая их, то укладывая в гробы. Хореографу Кристиану Риззо, которого поначалу пытались рекламировать, повезло. Его «Soit le plus etat» сочли попросту скучным и были раздражены невыносимо громким рок-музыкальным сопровождением. Повезло и Виму Вандекейбусу, загнавшему публику в настоящий карьер (специальную сценическую площадку недалеко от Авиньона), где его актеры изображали танцы «отголосков катастрофы, о которой мы ничего не узнаем». Его лишь упоминали в общих перечнях примеров, как негуманно нынешний фестиваль обращается с человеком во всех его ипостасях. То есть со зрителями, исполнителями и самим образом человеческой личности, которая в большинстве случаев оказывается не объектом внимания, а лишь материалом для проявления неких комплексов самих постановщиков. Были и прямые обвинения в «презрении к подавляющему большинству публики».
Театр для большинства
Между тем в этих обвинениях не фигурировали ни радикальная по хореографии постановка Форсайта, ни крайне жесткий, но великолепный в профессиональном отношении спектакль Остермайера (см. рецензию в Газете от 17.07.2005). А за тирадами о морали, национальном престиже и стратегическом курсе ощущалось, что подлинный предмет дискуссий – понятие профессионализма, обсуждать которое труднее всего, тем более в области с такими размытыми критериями, как авангардный пластический театр.
Но для упомянутого «большинства публики» все эти серьезнейшие темы, а также гибельные перспективы фестиваля и дискуссии, были, вероятно, заметны так же, как буря в стакане воды. Точнее крови (если учесть преобладающую тематику). Ведь страсти бушевали лишь по поводу основной программы фестиваля. Но была ещё и необъятная off-программа, а также спектакли местных и приезжих антреприз, приурочивших свои выступления к летнему наплыву туристов, а также неутомимый карнавал ряженых, затопивший все улочки и площади древнего центра Авиньона.
Все это и поглощало внимание пресловутого «большинства». Как не разинуть рот при виде процессий африканцев или индейцев, разряженных в пух, прах и перья, вопящих и колотящих в барабаны? Как не остановиться около уморительных марионеток и актеров, способных свернуться клубком и умещающихся в дорожные сумки? Как не восхититься жонглерами, вокруг которых летают десятки горящих факелов, мячиков или апельсинов, раздаваемых потом малышам из числа зрителей? Ну а зазывалы, рассовывающие всем подряд рекламные буклеты спектаклей в залах и передвигающиеся повсюду как пешком, так и на ходулях, повозках, лошадях, велосипедах, – отдельный спектакль, который разыгрывают специально для вас со страстью, самоотдачей и юмором, не позволяющим забыть, что все это лишь игра. Та самая, которая может возникнуть из ничего и благодаря которой театр дышит, где хочет, хоть в раззолоченном зале, хоть на площади. Почти как Дух Святой.
Худрук Авиньонского фестиваля Ян Фабр показал в Папском дворце мистерию под провокационным названием «Я есть кровь»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11082

СообщениеДобавлено: Вт Авг 02, 2005 2:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080203
Тема| Современный танец, Фестиваль Montpellier danse, Персоналии М. Каннингем, Д. Браун, А. Прельжокаж
Авторы| Елена ДАНЕЙКО
Заголовок| ХАОСГРАФИЯ
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article2422668
Аннотация| Завершился 25-й фестиваль Montpellier danse

Крупнейший во Франции фестиваль современного танца Монпелье Данс уместил в тринадцать дней целую эпоху - от неоклассика Иржи Килиана до минималиста Раймунда Хога.
Открыл фестиваль патриарх американского постмодерна Мерс Каннингем. Его постановки - Views on Stage и BEPED - с музыкой Джона Кейджа и Гэвина Брэйара в исполнении живого оркестра публика наградила овациями. 86-летнего хореографа зал приветствовал стоя, заставив шесть раз выходить на сцену. Давно покоривший все мыслимые вершины, Каннингем не устает следить за новыми технологиями, которые провоцируют его на изменение стилистики. За соло, объединенными абстрактным рисунком в антураже фантастических декораций (например, из тончайшей цветной паутины подвесной потолок, с которого будто падают гигантские капли), следовала трехмерная композиция. Используя motion capture (техника, с помощью которой ведется запись сигналов с датчиков, установленных на актерах), Каннингем открывает перед публикой зрелище, в котором виртуальный танец исполняется одновременно с живым.
В программе Монпелье дважды звучала музыка русских композиторов: Чайковского и Стравинского. Хореографические фантазии оказались совершенно неожиданными. Немецкий хореограф Раймунд Хог поставил "Лебединое озеро" и сам его исполнил. "Весну священную" показал на фестивале Шен Вей, китайский хореограф, обосновавшийся с 1995 года в Нью-Йорке. Обучавшийся в Пекинской опере, где одновременно преподают танец, пение, музыку, сценографию и искусство макияжа, Шен Вей сам занимается всем - кроме музыки.
В этом году Монпелье Данс исправил оплошность, пригласив до сих пор не известную во Франции Дебору Браун - яркую представительницу американского постмодернизма из плеяды учеников Каннингема. Она дала мастер-класс участникам Септимани данс (так, старинным названием региона Лангедок-Русийон, обозначили фестивальную секцию, организованную для продвижения местных малоизвестных трупп) и представила две пьесы - The Math и Solo Adaptations, после чего в среде специалистов развернулась дискуссия об американском влиянии на европейскую хореографию. Признали, что влияет, и сильно. Но влияние это взаимное и полезное.
Знаменитый француз Анжелен Прельжокаж "перечитал" "Времена года" Антонио Вивальди и представил премьеру одноименной постановки, которая будет показана этим летом еще на нескольких фестивалях во Франции, после чего ее повезут за рубеж. После мрачноватого прошлогоднего "N" с гранулярным синтезом Прельжокаж предстал уж если не романтиком, то оптимистом. Известный французский дизайнер Фабрис Ибер отвечал за сценографию, иллюстрирующую метеорологический хаос, свойственный разным временам года (в программке его работа обозначена как "хаосграфия").
Разнообразие и контрасты - этой традиции Монпелье Данс следовали и в этом году Уильям Форсайт, Клаудиа Триоцци, Дженифер Лейси и Надя Лауро, Матильд Монье и Кристин Анго, Катрин Диверес, Жером Бель и Пишет Клунчун.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11082

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2005 9:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080301
Тема| Балет, Краснодарский балет, Гастроли в Петербурге, Персоналии, Ю. Григорович
Авторы| Аркадий СОСНОВ,
Заголовок| «Корсар» из Краснодара
Где опубликовано| Литературная газета № 32
Дата публикации| 20070803
Ссылка| http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg322005/Polosy/1_4.htm
Аннотация| На сцене Мариинского – Театр балета под управлением Юрия Григоровича

Второе лето подряд с Григоровичем – об этом искушённый петербургский зритель мог только мечтать. Знаменитый хореограф вновь приехал со своей краснодарской труппой в город на Неве в Мариинский театр, где прослужил солистом 18 лет и осуществил первые, революционные по тем временам постановки – «Каменный цветок» и «Легенда о любви».
Такие гастроли – неизбежная перекличка с прошлым, и дальним, и недавним.
В нынешней гастрольной афише шесть спектаклей. Три снискавших наибольший успех в прошлом году – «Ромео и Джульетта», «Спартак», «Щелкунчик», и ещё три – знаковых для Мариинского театра: «Баядерка», «Раймонда» и «Корсар». Выносить их на ту сцену, где некогда состоялось их физическое рождение во славу русского балета, – шаг рискованный. Но Григорович не боится спугнуть «великие тени» предшественников. Выступая скорее как реставратор, а не как сочинитель, он хочет не конкурировать с ними, а соответствовать им, возрождая утраченные фрагменты шедевров.
Как поделился маэстро с «ЛГ», недостатка в стимулах к созданию новых редакций классики у него нет. В случае с открывающим питерские гастроли «Корсаром», премьера которого состоялась в Краснодаре лишь несколько месяцев назад, – это обида за великолепный балет, выпавший из современного репертуара, всё отчётливее кренящегося в сторону авангарда. В «Корсаре» Григорович постарался объединить всё лучшее, что осталось от хореографии Перро и Петипа, и по-новому структурировал спектакль. Он привёз одну из своих редакций «Раймонды»: иная драматургическая концепция, заново сочинённые партии солистов и кордебалета при сохранении хореографической основы Петипа. Хореографию «Щелкунчика» потому и делал заново, что канонической редакции не сохранилось, а ведь искал её, встречался даже c участниками первой постановки!
Предваряя новую встречу с петербургским зрителем, Григорович сказал: «Мы приветствуем всё новое, но вглядываемся в него с высокого берега классического балета, который Игорь Стравинский так верно назвал «торжеством порядка над произволом». Чем-то ответит зритель…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2005 10:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080302
Тема| Балет, Персоналии, Плисецкая М
Авторы| Бабченко А
Заголовок| КРЕМинальный бизнес
Первое в России дело о звездном брендинге: судятся две легенды русского балета
Где опубликовано| Новая газета
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://2005.novayagazeta.ru/nomer/2005/55n/n55n-s37.shtml
Аннотация|

       
       В Мещанском суде рассматривается первое в отечественной юридической практике дело о звездном брендинге. Великая Плисецкая подала в суд на бывшего солиста Большого театра, арт-директора «Имперского русского балета» Гедиминаса Таранду. Поводом для ссоры двух выдающихся деятелей культуры стал тюбик дешевого крема.
       
       Однажды Майя Плисецкая зашла в магазин и заметила на прилавке антиварикозный бальзам «Майя Плисецкая», украшенный ее портретом и снабженный аннотацией с ее автографом. Пообщавшись с продавцами, г-жа Плисецкая выяснила, что под ее именем выпускается целая серия кремов для ног. Возмущению легенды русского балета не было предела: название косметической фирмы-производителя «Форма-Фарм» она слышала впервые и разрешения размещать свое имя и образ для повышения объема продаж подобной продукции, само собой, не давала. В отличие от права безвозмездного использования ее бренда для продвижения проекта г-на Таранды «Имперский русский балет», данного Плисецкой в поддержку высокому искусству.
       Результаты этого сотрудничества — не только рекламные буклеты, афиши спектаклей и прочая полиграфическая продукция, но и появившиеся еще в 2000 году шоколадные конфеты «Майя Плисецкая» — у примы русского балета возражений не вызывали. «Прибыль от коммерческой деятельности шла на балетные нужды, — заявляет г-н Таранда, пытавшийся уладить конфликт на уровне переговоров и не доводить дело до суда. — На деньги, полученные от антиварикозного крема-бальзама, был закуплен реквизит для балета «Лебединое озеро», и Майе Михайловне он понравился. Мы все согласовывали, до этого выпускали конфеты — и тоже согласовывали».
       Адвокат великой балерины Александр ДОБРОВИНСКИЙ объяснил нам, что скандальный для российского звездного бизнеса прецедент имеет давние традиции в цивилизованном мире. А наши звезды не то чтобы оказываются нечистыми на руку, просто они самые юридически необразованные и потому беспомощные — и когда продают свое имя, и когда сами пытаются делать бизнес. А может быть, клонировать себя на сопутствующих товарах, не роняя возвышенного лица, у заслуженных мастеров культуры не получается еще и потому, что в сегодняшнем социуме они все-таки ощущают себя не рыночной, а творческой единицей.
       — Чтобы выпустить такой крем, который стал предметом судебного разбирательства, надо было получить у Майи Михайловны ее фотографию и факсимильную копию подписи — чего не было сделано. То, что говорит Майя Михайловна, косвенно подтверждает бывший коммерческий директор балета г-н Анохин.
       — Вы ставите себе задачу помирить Таранду и Плисецкую, и возможно ли, по вашему мнению, их дальнейшее сотрудничество?
       — Я человек мирный, и, если бы это было возможно, я бы их помирил — но с соблюдением интересов Майи Михайловны: чтобы кремы были изъяты из обращения, а Таранда каким-то образом был наказан за моральный ущерб.
       — А изначальная проблема все-таки в чем: крем недостаточно качественный, или ассоциация с таким товаром порочит имя Плисецкой, или имела место недобросовестность партнера?
       — Просто стороны никогда об этом не договаривались. Но если бы результат оказался таков, что Таранда получил все карты в руки и возможность делать то, что хочет, то подкопаться юридически было бы невозможно, не было бы суда.
       — Но, заключая подобные соглашения, у нас не принято подвергать сомнению порядочность партнера, стороны изначально полагают, что говорят на одном языке и в одних этических координатах…
       — Для этого, во-первых, существуют адвокаты. Во-вторых, понятия бизнеса и вкуса нельзя не разводить. В-третьих, если мы говорим о деньгах — значит, затрагиваем субстанцию более точную, чем некие подразумевающиеся общие координаты. В данном случае в заявлении сказано, что Майя Михайловна передает бренд в безвозмездное пользование, но только балету! С косметической фирмой она нашла бы возможность договориться и без Таранды…
       — А на Западе брендинг, использующий имена знаменитостей, предусматривает дистанцию между предпочтениями самой звезды и образом продвигаемого продукта?
       — Никого на Западе не смущает, что «Мальборо» выпускает не только сигареты, но и одежду, а в музее Гуггенхайма продают галстуки, и это не означает, что у музейщиков есть собственное ткацкое производство. Они ставят свой лейбл на готовую, специально заказанную продукцию.
       На массы влияет известная фигура, которая носит печать гламурности, и с этой фигуры хочется брать пример, и публика ей подражает… В бизнесе повсеместно используется продажа авторитетного мнения — как приводной рычаг экономики.
       Все зависит от того, сознательно или несознательно задействована в процессе звезда. Бывает, что конечный продукт не нравится, а контракт уже подписан. Если вы обращаетесь к Бушу, Папе или к Горбачеву с предложением участвовать в рекламе геморройных свечей, важна договоренность, а как будет преподнесена реклама — уже вторично. Есть штрафные санкции, в конце концов.
       — Получается, вся система раскрутки товара направлена на то, чтобы конвертировать светский статус человека: уговорить участвовать в рекламе, светиться в нужных местах, считать пиаром любые отношения между людьми…
       — С этой точки зрения любая отрасль публичной сферы, где есть кумиры, например спорт, — такой же шоу-бизнес, как и вокально-инструментальный ансамбль. В договоре Анны Курниковой со спонсорами не указано, что она должна выигрывать, но носить такую-то майку и такие-то часы, бывать в определенных местах и давать интервью в этой одежде — точная установка.
       И люди, которые этим занимаются на Западе, работают в этом бизнесе в течение последних 50 лет. Каждый миллиметр обговорен и предусмотрен как со стороны Курниковой, так и со стороны «Адидаса». От личного вкуса Курниковой ничего не зависит, и, если ей принесут майку, на которой будет изображена расчлененка, она будет обязана это надеть, потому что это модно.
       — А у нас?
       — У нас наблюдаются две тенденции. Первая: придумывают все из головы, что на самом деле — полный идиотизм. И вторая: сдувают с цивилизованного мира, но сдувают плохо. У нас в большинстве случаев стараются присобачить ситуацию к закону, в то время как я всегда учу своих сотрудников делать как раз обратное.
       — Легко ли общаться с нашими знаменитостями?
       — Я в своей жизни достаточно общался со звездами: у меня были легкие романы, новеллы и даже анекдоты… Они такие же люди, как мы все, зачастую очень беспомощные… На протяжении всей звездной карьеры им так часто промываются мозги на тему того, насколько они любимы и известны, что они не то чтобы начинают верить… но привыкают жить с этой мыслью. Майю Плисецкую действительно обожает вся страна, до сегодняшнего дня она справедливо полагала, что она — лицо русского балета, прославленный бренд нашей культуры, — и вдруг эта всенародная любовь преломляется рынком: «Как же так? Я же отдала вам всю жизнь, и вы меня за это так любите, кто же может меня обидеть за это?». Рынок не укладывается в традицию русского почитания кумиров.
       — А есть надежда на цивилизованный брендинг в России?
       — Хотя это первый подобный опыт в моей практике, мне было бы интересно наблюдать за развитием этого бизнеса и, возможно, даже сделать в своем бюро отдел, который бы занимался звездным брендингом, потому что это серьезный пласт и бизнеса, и культуры.
       
       Беседовала Наталия САВОСЬКИНА
       
       
ОТВЕТЧИК
       
       Что в имени…
       Очередное заседание суда, на котором должно было слушаться дело по иску Майи Плисецкой, отложено на август

       
       Гедиминас ТАРАНДА прокомментировал ситуацию для «Новой»:
       — Мы уверены в своей правоте. В заявлении Майи Михайловны черным по белому написано, что она разрешает использовать свое имя некоммерческому фонду «Имперский русский балет» и его художественному руководителю.
       Мы не хотели доводить дело до суда. Я написал Майе Михайловне несколько писем, в которых говорил: «Майя Михайловна, мы работали с вами 10 лет, и мы будем делать то, что вы хотите. Вы хотите, чтобы мы делали конфеты, кремы, — мы их делаем. Вы хотите, чтобы мы этого не делали, — мы не будем этого делать». Майя Михайловна — достаточная величина для того, чтобы просто сказать: «Я этого не хочу». Сейчас она попала под влияние людей, которые пытаются внушить ей, что какая-то коммерческая организация пытается обмануть ее.
       Мне в прессе лишний раз появляться не надо, Майе Михайловне — тем более. Если Майя Михайловна хочет получить какие-то деньги, есть фирмы, которые это делают. Родион Константинович (Щедрин, муж и управляющий делами Майи Плисецкой. — А.Б.) мечтает получить много денег. Пожалуйста. Но давайте это делать цивилизованно. Поэтому мы и заверили наше соглашение у нотариуса, чтобы избежать подобных ситуаций. Но, как видите, не удалось. Сейчас выпуск крема приостановлен.
       
       Михаил РОДИОНОВ, адвокат Гедиминаса Таранды:
       — Документально к нам придраться нельзя. У нас есть все доказательства, самое главное из которых — подпись Майи Михайловны, которая разрешает совершать нам обговоренные действия. У нас есть нотариально заверенная копия документа, в котором указано, что имя предоставляется для использования безвозмездно, — это первый существенный момент; и второе — что оно предоставляется не для получения прибыли какой-то группой людей — вознаграждение не предусматривалось ни Таранде, ни фонду, ну и не Майе Михайловне соответственно, а для развития Фонда «Имперский русский балет» и для развития русского балета вообще. Мы не видим оснований, почему сделку нужно признавать недействительной. Она была заключена, она была исполнена. Можно предположить, что Майя Михайловна сочла, что эти лечебно-косметические кремы не совсем соответствуют уровню ее имени, но с правовой точки зрения и это не является юридическим основанием для расторжения сделки.
       
       Записал Аркадий БАБЧЕНКО
       01.08.2005
       
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2005 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080303
Тема| Балет, БТ, Реконструкция
Авторы| Невская Т
Заголовок| "Проект не колбаса, от него кусок не отрежешь". лавный архитектор реконструкции Большого театра Никита Шангин - ГАЗЕТЕ
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20050802
Ссылка| http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=reviu&id=64054900000061372
Аннотация|

Проект реконструкции Большого театра, полностью утвержденный и согласованный, находится под угрозой срыва. Как стало известно ГАЗЕТЕ, в Минэкономразвития урезали финансирование проекта в два с лишним раза, что, по мнению главного архитектора реконструкции Большого театра Никиты Шангина, превращает реконструкцию с введением новейших строительных технологий в банальный капитальный ремонт, который не решит насущных проблем театра. Кроме того, предложение Минэкономразвития сменить подрядчика может привести и к замене проектировщика. В беседе с корреспондентом ГАЗЕТЫ Татьяной Невской Никита Шангин рассказал о том, что грозит театру при таких обстоятельствах.


Проект сделан, прошел экспертизу и согласован. Пора приступать к рабочему проектированию. В театре уже начались противоаварийные работы. Они, естественно, требуют проектной документации, которую разрабатывают соответствующие специалисты, в основном реставраторы. Сейчас решаются вопросы конструктивной реставрации. Но в связи с тем, что финансирование до сих пор не только не открыто, но и, по обещаниям Грефа, должно быть урезано в два с половиной раза, возникает огромная проблема: мы не можем заключить необходимые субподрядные договоры на разработку соответствующих необходимых разделов, без которых рабочая документация невозможна. Стоит вопрос об определенных, очень существенных обрезках проекта именно в связи с требованиями Минэкономразвития по сокращению объема финансирования.

Четко могу сказать: все эти наезды с примерами, что такой-то проект стоит столько-то, а такой-то – столько-то, это непрофессиональные оценки, совершенно несправедливые наезды. И скорее всего, они вызваны определенными политическими тенденциями. Такое лобовое сопоставление некорректно, потому что если мы посмотрим, что представляет собой реконструкция 'Ла Скала', сразу становится понятно, что это в несколько раз меньший по объему и в несколько раз менее емкий по финансам проект, чем то, что требует Большой театр. Не говоря уже о том, что в случае с 'Ла Скала' нет никакого подземного пространства: реконструкция 'Ла Скала' просто шла линейным способом, самым варварским, о чем говорят сами итальянцы. Причем две трети здания было снесено и оставлена только зрительская часть.

Объемы реставрации зрительской части просто несопоставимы с объемами реставрации Большого театра и по физическим объемам, и по сложности реставрирования. Вся сценическая часть была разобрана полностью, сделан открытый котлован для нижней механики сцены. И сцена построена заново - других габаритов, других объемов. Был изменен силуэт здания, его высотные характеристики. Мы такой возможности не имеем. Я думаю, что, если бы это был московский объект, а не федеральный, через охрану памятников переступили бы, как это всегда делается. Не берусь судить, насколько хороши наши начальные предложения, но они были решительно отвергнуты охраной памятников. Здание должно быть сохранено в своих исторических габаритах, должно быть сохранено островное положение театра, должен быть открыт Копьевский переулок для прохода и проезда. Сейчас там склад декораций и все огорожено. При этом та программа, что мы должны были осуществить, в два раза превышает физические объемы здания Большого театра. Поэтому другого варианта, кроме как уйти под землю и создавать подземный объем, у нас не было.

Уже одно это говорит о несопоставимости показателей, когда в данном случае в существующем здании, в исторических стенах закрытым способом, методом строительства сверху вниз создается объем, который практически равен надземной части, почти один к одному. И сопоставлять такую реконструкцию с 'Ла Скала' по меньшей мере некорректно. С чем можно сопоставить, так это с 'Опера де Бастий'. По объему строительных работ это почти одно и то же. Что касается стоимости, 'Опера де Бастий' строилась примерно 15 лет назад, тогда она обошлась французам порядка 800 миллионов долларов. Добавьте инфляционный коэффициент – получится несколько больше, чем стоит сейчас Большой театр. К тому же там было новое строительство, а у нас реконструкция, что всегда в полтора-два раза дороже.

У нас требуют ради сокращения финансирования переделки проекта уже утвержденного, согласованного. Требуют исключить целый ряд его частей, объемов. Но проект – это ведь не колбаса, от него кусок не отрежешь. Требуют исключить из проекта Дом Хомякова. Вернее, не просто требуют, а уже принято решение: этот объект исключается. А подземная часть, которая под Домом Хомякова создается, включает в себя, в частности, трансформаторные блоки, насосную станцию гидравлической механики. То есть практически это сердце всей театральной технологии. Соответственно, мы этих площадей сейчас лишаемся, и нам нужно эти жизненно важные функции разместить в другом месте, то есть должны потеснить другие службы.

Нас загоняют в цейтнот, практически всю сценическую зону мы выдать не можем, потому что переделываем ее достаточно радикально. Я в жизни такого согласования не проходил. Очень трудно было сдержаться, чтобы не хлопнуть дверью и не послать все это. И тем не менее удалось найти проектные решения, которые в целом удовлетворили все заинтересованные стороны. И наконец-то удалось согласовать проект и в Росэкспертизе, и с охраной памятников. Мы вынуждены были, например, отказаться от профессионального телевидения. Сейчас в Большом театре своя студия, которая работает «на коленке». Предполагалось, что она получит свои помещения. От этого пришлось пока отказаться. В Большом театре был орган, сейчас его нет. Техзадание предполагало восстановление органа. Другой вопрос, в каком объеме его восстанавливать. Есть партитуры, в которых присутствует партия органа, кроме того, органная музыка - часть концертного репертуара театра. Пока решили эту позицию снять. Что касается реставрации, обсуждался вопрос о том, что, в принципе, театр может открыться в 2008 году без двух правых фойе парадной анфилады бельэтажа. Можно было бы сделать два левых фойе – Бетховенский зал и Круглый зал, поскольку эти фойе связывают президентскую спецзону с царской ложей, чтобы открыть центральное фойе и левую сторону. А реставрацию двух правых фойе перенести на 2009--2010 годы. Теоретически это возможно, но политически плохо, экономически это копейки, потому что конструктивную реставрацию все равно надо проводить. Значит, остается только художественная часть реставрации, которая для этих залов составляет где-то порядка 10--15 процентов от всех объемов финансирования реставрационной части.

Реконструкция решает прежде всего задачи устойчивости здания, нехватки физического объема. Театр Кавоса был рассчитан на 200 человек труппы, а сейчас там 2000 человек. В отсутствие современного сценического комплекса, при том, что сцена - одна из самых больших в мире, практически полностью отсутствуют технологические пространства, обеспечивающие мобильную современную сценографию, невозможна быстрая смена декораций. Для современного театра нормальным является четыре взаимозаменяемые сцены, равные друг другу по площади, с меняющимися игровыми планшетами. Все современные театры проектируются следующим образом: основная сцена, два равные ей по площади боковых кармана и такая же арьерсцена (это подвижные платформы с декорациями, которые меняются, как в игре «15»). В Большом театре такой возможности нет. Там одна сцена с крайне сжатыми карманчиками, наклонный планшет сцены, что практически отодвинуло Большой театр на обочину мирового культурного процесса. Потому что практически все современные оперные театры перешли на горизонтальный планшет. Речь идет не о том, чтобы сделать горизонтальный планшет, необходимо сделать планшет трансформируемый, чтобы дать возможность идти и историческим, и новым спектаклям. Наклонный планшет резко ограничивает возможность приема мировых коллективов на гастроли - просто не едут.

И конечно же, очень остро стоят вопросы современного уровня комфорта и безопасности. Здание просто не соответствует современным противопожарным нормам. Нет незадымляемых путей эвакуации, нет нормальных вертикальных лестничных коммуникаций. Задымление распространяется мгновенно по всему зданию. Вообще, когда я вник в это дело и понял, насколько серьезно стоит вопрос о противопожарной безопасности, насколько не обеспечена безопасная эвакуация зрителей, я даже стал избегать смотреть спектакли на галерке. При всех этих условиях требуется сохранить исторический объем здания, островное положение в системе застройки Москвы - то есть ни пристроить, ни надстроить. В последние годы положение было таково, что в зрительской зоне из пяти фойе парадной анфилады бельэтажа зрители видели только одно, иногда открывался еще музей. Они были закрыты, потому что на них распространились служебные функции театра из-за недостатка площадей. Огромные части объема занимают трансформаторы, электромеханический цех, венткамеры. Это все находится в объеме, который должен был отведен для артистических.

Поэтому изначально была принята стратегия, что мы развиваем театр в глубину. И это позволило решить две существенные задачи. Во-первых, мы обеспечиваем устойчивость здания, потому что создаем под историческим зданием мощную конструкцию, которая принимает на себя нагрузку от исторических стен и, в свою очередь, опирается на устойчивые материковые слои, практически на скалу. То есть вместо дома на песке мы получаем дом на скале. Для зрителей освобождаются парадные фойе, для артистов мы получаем нормальный комплекс артистических и гримерных цехов. Под землю уходят все склады декораций, в том числе объемные, высотой до 12 метров. В зрительской зоне под землю уходят гардеробы, буфеты, то есть освобождаются кольцевые коридоры. Вообще в театре гардеробов исторически не было, театр XIX века их не знал. Галерка стояла в пальто, партер оставлял шубы в экипажах, ложи абонировались, одежду оставляли в аванложе. Гардеробы втискивались в исторический объем уже в ХХ веке.

На сегодняшний день в театре была только одна репетиционная сцена, которая в 1960-е годы сделана на том месте, где был живописный цех. Акустически она не соответствует главной сцене. Стоит вопрос о том, чтобы дать возможность кордебалету и мимансу репетировать в полную силу. Мы даем этим коллективам отдельный зал, который равен по площади сцене. Мы даем репетировать хору и оркестру в полном составе в акустических условиях, идентичных главной сцене. Этот объем помещается под театральной площадью, в интервале между колоннадой и сквером. В дневное время зал может использоваться для оркестрово-хоровых репетиций, а вечером туда перейдут функции Бетховенского зала с отдельной инфраструктурой – гардеробами, фойе. Не скрою, что сейчас угроза сокращения нависла в связи с нежеланием Министерства экономического развития финансировать данную реконструкцию, над этим залом тоже. Если это произойдет, говорю прямо: я лично потеряю всякий интерес к этой работе, потому что собственно архитектуры в проекте не останется.

Вице-президент Академии архитектуры и строительных наук, директор НИИ оснований и подземных сооружений Вячеслав Ильичев: 'Историческая часть театра будет сохранена в неприкосновенности'
Наш институт делал конструктивный проект освоения подземного пространства Большого театра. Мы исходили из технологических требований сценической части – сделать углубление 20 метров, не разрушив при этом ни само здание театра, ни окружающие здания. Кроме того, мы изыскали технологические, строительные возможности для получения дополнительного подземного пространства: я имею в виду гардеробы, буфеты, подсобные помещения. При этом вся историческая часть театра будет сохранена в неприкосновенности. Новшества коснутся только подземной части.

Проект чрезвычайно сложный, но он обладает многими новшествами. В частности, мы прибегли к помощи геологии. Сценическое пространство опирается на слой твердых глин, под которыми лежат известняки. В этом случае возникает серьезная проблема усадки здания. Мы рассчитали, что усадки этой части после реконструкции будут почти нулевыми, в то время как зрительный зал будет садиться со скоростью 2 миллиметра в год. И через 10 лет произойдет разница в сантиметр, то есть образуется шов, который разорвет театр. Поэтому надо фундаменты и зрительскую часть театра тоже посадить на известняк. Поскольку запрещено касаться здания с позиции охраны памятников, единственным доступным средством в этом случае являются так называемые задавливаемые сваи.

Под фундаментом здания открываем участок – метра на 2--3 в глубину, укрепляем фундамент и задавливаем с помощью домкрата по одному метру сваи, сваривая их друг с другом, пока не дойдем до известняка. Все 100 процентов свай контролируются по несущей способности. Это единственный метод, который дает осадки в минимальнейших пределах. После того как здание посадят на сваи, вокруг него возводится защитная стенка методом, который называется «стена в грунте». Она тоже доходит до глин. Таким образом, у нас есть гидравлически непроницаемая боковая стенка, которая окружает здание на том минимальном расстоянии, которое позволяют коммуникации. При этом мы имеем водонепроницаемую область, которая на профессиональном жаргоне называется «кастрюля», из которой мы можем выкачать воду, одновременно выбирая грунт. Сваи, которые постепенно оголяются, будут укрепляться колоннами, железобетоном, дополнительным армированием. Таким образом получается несущая конструкция всех подземных этажей.

Президент Международной академии архитектуры и строительства, председатель ЭКОСа Александр Кудрявцев: 'Сужение проблем до микронных долей измерения'
Вопрос о реконструкции Большого театра очень давно муссируется и в обществе, и в правительственных кругах, недавно он был представлен президенту и Консультационному совету по памятникам при Минкультуры РФ, в котором присутствуют ведущие российские специалисты в области реставрации. Я был на заседании этого совета. Думаю, более жесткой критики проект не испытывал ни на одном из этапов своего развития. За годы работы над проектом постепенно шел процесс сужения, сведения проблем театральных и сохранения его исторического облика, я бы сказал, до микронных долей измерения. Например, сегодня внедрение в интерьер ограничивается требованиями противопожарной безопасности и закона об инвалидах.

Собственно, самые крупные работы проекта – по обеспечению устойчивости основания здания, которое существует в невероятно тяжелых геологических условиях. Рядом проходит русло реки Неглинки, заключенной сегодня в трубу, и старое ее русло, которое время от времени показывает свой норов. Речь идет о невероятно сложных гидрогеологических условиях. И сейчас решение о фундаменте, предложенное нашими учеными, дает уверенность в том, что здание будет стоять на прочной и долгосрочной основе.

Обязательно должна быть связь между подземным комплексом Большого театра, строящимся новым корпусом гостиницы 'Москва' и подземным пространством под сквером Театральной площади. В связи с этим возможно изменение облика Театральной площади, которая считается охраняемой территорией. Она входит также в состав десяти исторических перспектив – панорам, утвержденных московским правительством. Поэтому даже появление на поверхности вентиляционных труб, системы водосбора вызовет нарушение облика площади и может изменить ее зеленую архитектуру. Все это вещи чрезвычайно деликатные. Это касается и портика Бове, который сейчас похоронен в кулисах Большого театра, к нему нет доступа, о нем ходят скорее легенды, незримые образы, воспоминания. По проекту он будет вынесен за пределы периметра Большого театра и украсит концертный зал, запланированный в его подземной зоне.

Cейчас весь мир следит за тем, как завершается строительство Пекинской оперы. Грандиозный проект, в котором 3 зала, один из них – сама Опера, 2400 мест, сопоставимый с Большим театром. И один музыкальный – на 1200, и драматический – на 1000. Так вот: проект стоит 38 миллиардов долларов. В то время как на строительство Большого театра должно быть выделено около 800 миллионов долларов.
 
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2005 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080304
Тема| Балет, МТ, Слонимский С. "Волшебный орех", планы театра на 223 сезон
Авторы| Тонконогова О
Заголовок| Мариинка на чемоданах
Где опубликовано| Сайт TV канал, http://www.5-tv.ru/news/6761.html
Дата публикации| 20050801
Ссылка| http://www.5-tv.ru/news/6761.html
Аннотация|

222-ой закончен. Мариинский театр закрывает очередной сезон и прощается со зрителем до 20-го сентября. Этот год Мариинка отметила семью оперными и тремя балетными премьерами. Как артисты оценивают прошедший сезон и к чему готовятся в наступающем? Подробности у Ольги Тонконоговой.
Сезон завершен. Мариинский театр на чемоданах. Кто-то уезжает в отпуск, кто-то на гастроли в Лондон - выступать на сцене Ковент Гардена. Прощальный спектакль «Путешествие в Реймс». Веселая постановка академии молодых певцов. Одна из самых успешных опер в сезоне. Еще одним открытием года в Мариинском считают оперу Тристан и Изольда Вагнера, а так же современный балет композитора Слонимского и художника Шемякина «Волшебный орех». Почему его разгромила критика в театре не понимают.

Леонид Гаккель. Координатор музыкально-общественной деятельности Мариинского театра: Они пишут о провале, а набивается полный зал и люди выходя напевают современную оперу, если это провал - то чего еще хочет критика я не знаю !!!

Грядущий сезон - последний перед реконструкцией театра должен запомниться публике. В Мариинском собираются поставить три новые оперы. Первое успешное произведение Верди - «Набукко». «Фальстаф» тоже Верди и оперу 20-ого века «Поворот винта» Бриттена. В перерывах между премьерами петербургскому зрителю покажут лучшие работы последних лет.

Скитальческая жизнь, два года на чемоданах, этим в Мариинском мало кого испугаешь. Всем известно, что две третьи всех капитальных вложений в сферу культуры в России идет на реконструкцию Большого в Москве и Мариинского в Петербурге. И это большая ответственность. Артисты понимают, что через два года надо быть готовыми выйти на новый уровень.

Лариса Гергиева художественный руководитель Академии молодых певцов Мариинского театра : Будет время сосредоточится на себе, театр будут жить - это не будет остановкой.

В следующем сезоне решится, где будет выступать Мариинский после закрытия основной сцены. Сейчас называют разные площадки от Мюзик-Холла до сцен в Финляндии, Англии, Варшаве. Впрочем, сказать точно где бросит якорь Мариинка не может сказать никто. Как в опере Россини все вроде собирались в Реймс, а потом передумали и поехали в Париж.

После завершения следующего сезона Мариинский театр сохранит свое присутствие в городе. Сейчас на улице Писарева идет реставрация бывших складских помещений театра. В июне 2006 года Мариинский закроется на реконструкцию, а здесь откроется концертный зал на 1000 мест. Небольшая, но все же своя сцена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11082

СообщениеДобавлено: Ср Авг 03, 2005 2:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080305
Тема| Балет, МТ, Гастроли в Ковент-Гардене
Авторы| Ольга Дмитриева
Заголовок| Колыбель русского танца
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20050803
Ссылка| http://news.yandex.ru/yandsearch?cl4url=www.tvc.ru/v2/index/id/70702002380000.html&cat=1
Аннотация| Закончились лондонские спектакли Мариинского балета

Слухи о кончине лидерства русских в мировом балете преувеличены. Только это и остается сказать, перефразируя Марка Твена, после успешного завершения гастролей балетной труппы Мариинского театра в лондонском Королевском театре "Ковент-Гарден".
Англичане обожают балет, кажется, с еще большей страстью, чем русские, и не скрывают своего восхищения российскими танцовщиками. Собственных балерин здешние критики не раз ругали за отсутствие той легкости, с которой "как пух от уст Эола" летят русские балетные барышни. Лондонская пресса подчеркивает, что Санкт-Петербург - колыбель не только революции, но и русских балетных традиций, и признает, что в классических постановках русским танцовщикам нет равных.
Поэтому ни одни гастроли "Киров-балета", как традиционно называют Мариинку на Западе, не обходятся без классики. Вот и на этот раз лондонцы увидели "Лебединое озеро","Баядерку", "Ромео и Джульетту" - это, так сказать, обязательная программа. Но еще больший интерес английских балетоманов вызвала программа "произвольная". "Смотреть "Лебединое озеро" - это удовольствие, - пишет лондонская "Таймс", - но абсолютно захватывающе наблюдать, когда Кировский балет делает шаг в сторону от своего традиционного репертуара. Махар Вазиев за 8 лет своего руководства революционизировал эту компанию. Три балета Баланчина, которые Вазиев привез в Лондон, доказывают, что он был прав". Он вернул, как выразились британцы, величайшего русского хореографа ХХ столетия в Петербург.
Джорджа Баланчина Мариинка представила тремя спектаклями - "Блудный сын", "Вальс" и Ballet Imperial. Все три спектакля прошли в "Ковент-Гарден" с огромным успехом. "Я никогда ранее так не проникался историей "Блудного сына", - признался критик "Таймс", которого пленила "сияющая чистота" образа, созданного Андреем Меркурьевым. "А как замечательно видеть "Вальс" Баланчина в Лондоне! - восклицает британский критик. - Ульяна Лопаткина явилась видением в белом. Она выглядела даже более живой, чем в "Лебедином озере"... Движения балерин отмечены непринужденной элегантностью. Оркестр под руководством Михаила Синкевича находится в потрясающей форме".
Восторги были высказаны и по адресу Ballet Imperial на музыку Второго фортепьянного концерта Чайковского. Восхитила Диана Вишнева, танцевавшая главную партию: "это был вызов скорости и виртуозности". Поразила Екатерина Осмолкина, которая, станцевав вторую женскую сольную партию, по выражению англичан, "украла шоу" - то бишь перетянула зрительское внимание на себя. "В каком восторге был бы Баланчин, доведись ему увидеть его балет, исполненный с такой волнующей точностью", - резюмировал свои восторги один из критиков.
Другие критики, впрочем, усмотрели чрезмерную дерзость в новаторских опытах Мариинского балета. Особенно жаркие споры разгорелись относительно уместности привлечения в "Киров-балет" американского хореографа Уильяма Форсайта, две работы которого Мариинка включила в свой лондонский репертуар. "Почему "Киров-балет", являющийся одной из величайших балетных компаний мира, альма-матер Рудольфа Нуриева и Натальи Макаровой, нынче работает с американским хореографом, прозванным "антихристом балетного мира"?" - таким вопросом задавалась, в частности, британская "Гардиан", высказывая опасения, что это может отпугнуть традиционалистов.
Британские зрители, стремившиеся попасть на спектакли Мариинки, не поскупились не только на аплодисменты, но и на деньги: билеты в партер, скупленные на корню, продавали за 110 фунтов стерлингов (200 долларов) - правда, в эту сумму входили бокал шампанского и изысканный сэндвич в придачу. Впрочем, обойдясь без сэндвича с шампанским и усевшись подальше от оркестровой ямы, можно было насладиться высоким искусством всего за восемь фунтов...
Для Лондона, измотанного трагическими событиями июля, приезд Мариинки стал красивым праздником. С 1 августа петербугский балет на лондонской вахте сменила оперная труппа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2005 1:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080401
Тема| Балет, Персоналии, Ноймайер Д
Авторы| Беляева А
Заголовок| Гамбургская оттепель. Джон Ноймайер делает паузу.
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 20050804
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=594&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=672588
Аннотация|

http://www.kultura-portal.ru/servlet/XGetDBPicServlet?xpub_id=63957&img_id=1
Братья Бубеничек

Знаменитый хореограф Джон Ноймайер позволил себе в прошедшем сезоне эксперимент - предоставил сцену молодым хореографам. Такая вольность - не сделать ни одной премьеры за год в родном театре и разрешить творить вместо себя танцовщикам своей же труппы - неслыханное дело для авторитарного диктатора. Прежде он не только воспрещал артистам ставить свои опусы в театре, но и танцевать другую хореографию на стороне позволял не охотно. Но после того как в прошлом году Гамбургский балет Джона Ноймайера отметил тридцатилетие и к фестивальному празднованию хореограф реанимировал дюжину старых балетов, помимо грандиозной премьеры "Смерти в Венеции", началась оттепель. В прошлом сезоне труппа станцевала премьеру "Тщетной предосторожности" Аштона (так отметили его столетний юбилей), а в новом заявлены "Драгоценности" Баланчина, чьи балеты в Гамбурге не танцевали лет сорок. "Баланчин" с запозданием войдет в репертуар также к столетнему юбилею мастера. Так Ноймайер расставляет свои приоритеты, вопреки другим театрам, пустив одного из гениев-одногодков впереди другого. Как бы там ни было, хореография Ноймайера будет разбавлена другими стилями.

А еще хореограф вспомнил, где и как он начинал. Если бы не Штутгарт, не Джон Кранко и его утренники молодых хореографов, неизвестно, как сложилась бы судьба самого Ноймайера. В Гамбурге началось продолжение доброго дела Кранко - традиционный летний фестиваль открыла премьера "Шаги в будущее" - общее название для вечера четырех балетов молодых хореографов.


Полифонист
Кристофер Уилдон, постоянный хореограф "Нью-Йорк сити балле", второй раз ставит в Гамбурге. В 2001 году он участвовал в "Вечере Бриттена" вместе с Иржи Килианом и Ноймайером, тогда он поставил новый балет "VIII" - о семейной жизни короля Генриха VIII английского. Не самое удачное начало в Гамбурге - балет получился скучноватым, видимо, из-за слишком очевидной сюжетной линии, а рассказывать истории Уилдон пока не умеет. Но Ноймайер все-таки сумел привлечь в Европу востребованного в Америке хореографа раньше других, хотя бы для того, чтобы его артисты познакомились с мейнстримом в области неоклассики. В "VIII" Уилдон пытался экспериментировать с ритмом, накладывая одни и те же па на разную музыку. Но "Вариации на тему Франка Бриджа" Бриттена эксперименту не поддались, и балет не получил динамики. Стиль хореографии Уилдона развивается в коротком радиусе от центра вселенной - неоклассики Баланчина, но он не боится случайных повторов учителя, равно как и не стремится к ним, что обнадеживает.

На этот раз Уилдон перенес свой нью-йоркский шедевр, "Полифонию" Лигети, и заслуженный успех сопутствовал ему. Все получилось - гамбургский гений Дъердь Лигети сидит в зале, в спектакле заняты все примы и премьеры, чистую классику танцуют на хорошем уровне, традиционные верхние поддержки соседствуют с комичными сценами на полу, беспорядочная музыка (фортепианный этюд "Беспорядок" Лигети) не прочь поучаствовать в "хулиганстве" хореографа с ритмами, публика ликует. Прямо на месте сбываются пророчества экс-критика "Нью-Йорк таймс" Анн Киссельгоф о лучшем хореографе новой волны. А главное, он стал своим в Гамбурге, под крылом у Ноймайера.


Близнецы
Самые яркие артисты сегодняшней гамбургской труппы - близнецы Иржи и Отто Бубеничеки. Красивые и похожие друг на друга братья вместе танцуют Короля и его Тень в "Иллюзиях", Тригорина и Треплева в "Чайке", композицию "Война" в "Одиссее", тандем Странников, Музыкантов и Парикмахеров в "Смерти в Венеции", ждут от Ноймайера "Портрет Дориана Грея" на двоих, считают, что их двоякая индивидуальность еще не до конца раскрыта.

Этим летом они попробовали вместе сделать балет: Иржи - хореографию, Отто - музыку. Осуществилась их давняя мечта. На самом деле Иржи уже ставит и подумывает о параллельной карьере хореографа, а Отто давно пишет музыку, но не было повода ее представить на суд зрителей. Полные пионерского запала братья изготовили довольно сумбурный хореографический продукт, в котором они умудрились скрестить все возможные стили за исключением драматических направлений Григоровича и МакМиллана, что лично для меня - все-таки плюс. Когда Килиан переносил в Гамбург "Забытую землю" Бриттена, труппа буквально влюбилась в его хореографию, и Иржи не смог удержаться в своем балете от темы нездешней земли и даже назвал балет "Недостижимое место", а посвятил его своей подруге - парижской этуали Мари-Аньес Жилло, любимице Килиана и лучшей исполнительнице его балетов в Парижской Опере. В этом спектакле, как и в предыдущих, Бубеничек не приближается к философскому мироощущению Ноймайера, смотрит на вещи не как антиквар, а как человек своего поколения, остро и современно. Все вроде бы очень легко, жизнь соблазнительна, природа щедра, а в балете этой легковесности как раз и не хватает - движений слишком много, физическое напряжение не соответствует эмоциональному, на однотипную, довольно стильную музыку положены слишком контрастные танцы. В целом опус вполне сносен как четвертая часть вечера, и идея найти хореографов в своей среде вместо неизвестных чужих реализовалась.


Счастливые придурки и люди с улицы
Молодой хореограф из Штутгарта Марко Гойке поставил забавный балетик "Прекрасный фрик" про молодых людей, которые ходят, сидят, танцуют, читают, одеваются не как все, в общем, про денди наших дней. Публика ждала выхода приболевшего премьера труппы Ллойда Риггинса, который разыгрывал одного из "странноватых". Поклонник полной свободы во всем, Гойке полагает новой родиной дендизма явно не Лондон, а Амстердам.

В финальном акте балетного вечера солист труппы Юкичи Хаттори в балете "Пути" "вынес" на сцену повседневную жизнь города. Действие его балета переносится на Менкенбергштрассе - торговую улицу Гамбурга, где семейные пары устраивают субботний шопинг нищие, к чьим лицам за несколько лет даже я привыкла (премьер Александр Рябко сыграл одного из нищих, чей прототип случайно попал на мою фотографию), собирают свои подати, парочки встречаются, движение масс невероятное. Хаттори - вечный заложник творчества шефа, ведь когда-то Ноймайер поставил на него "Зимний путь" - балет о странствии. Тем не менее "Пути" Хаттори получились самым искренним и наивным балетом вечера, в хорошем смысле слова, грамотно сделанным релаксом для зрителя, антиподом сверхтемповой "Полифонии" и перегруженному "Недостижимому месту". А может, секрет в том, что гамбуржцы любят свой город и любая отсылка к нему - будь то музыка Лигети (композитор живет в Гамбурге) у Уилдона или центральная улица у Хаттори - гарантирует успех проекту.

Молодые балеты войдут на неопределенное время в репертуар, а Ноймайер закончит паузу и сделает великое дело - поставит недостающий в его малеровском цикле балет "Песнь ночи" на музыку Седьмой симфонии. Премьера намечена на декабрь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11082

СообщениеДобавлено: Чт Авг 04, 2005 2:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2005080402
Тема| Балет, БТ, гастроли в США
Авторы| Мэлор Стуруа
Заголовок| "СПАРТАК" ПЕРЕКРЫЛ "РУЧЕЙ"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20050804
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article2453958
Аннотация| Гастроли балета Большого театра в США

В течение двух недель Линкольн-центр в Нью-Йорке напоминал Театральную площадь в Москве, а Метрополитен-опера - Большой театр. Иллюзию перевоплощения усиливали балетоманы, тщетно молившие прохожих: "Нет ли лишнего билетика?". В здании Мет в течение последних двух недель проходили гастроли балета Большого театра. В последний раз он выступал в Нью-Йорке пять лет назад, а на сцене Мет - почти двадцать лет назад.

Мет напоминала Большой не только снаружи, но и внутри. Большинство зрителей составляли эмигранты из России: из нью-йоркских кварталов Бруклин, Брайтон-Бич, Кони-Айленд, Форест-Хиллз; из Нью-Джерси и даже из Бостона. Для них "Спартак" и "Дон Кихот" были путешествием в далекое прошлое, несмотря на новые постановки и новых танцоров. Таким путешествием были даже впервые увиденные американцами балеты "Светлый ручей" и "Дочь фараона". Многие зрители говорили, что им не удалось попасть в Большой театр в Москве (тогда билеты не столько продавались, сколько распределялись).

Американские организаторы гастролей балета Большого театра, как до того и оперы, делали ставку в основном на российскую эмиграцию. Госпожа Сюзан Гух, директор Мет по презентациям, говорит, что в преддверии гастролей Большого "мы сконцентрировались на огромной общине русских из Нью-Йорка, чтобы вновь привлечь их к их традиционным балетным корням". Накануне гастролей Мет вступила в партнерство с тридцатью бизнес-группами в среде российской эмиграции. Только одна из них разослала по электронной почте рекламные проспекты Мет 25 000 адресатов. Рекламные удары в первую очередь наносились по почтовым адресам проживания богатых эмигрантов-россиян. По-русски и по-английски.

Госпожа Гух отказалась назвать конкретные цифры, но с удовлетворением заметила: "Мы перекрыли наш бюджет". На глазок аншлаг определялся на все балетные спектакли, кроме "Светлого ручья" Дмитрия Шостаковича. Видимо, российские эмигранты разделяют эстетические вкусы Сталина, которому этот балет не пришелся по душе еще в 1935 году. Однако американским критикам "Светлый ручей" в общем понравился. Но российская эмиграция предпочла "Спартак" в постановке Григоровича.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6  След.
Страница 1 из 6

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика