Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-07
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Пн Июл 01, 2013 11:23 am    Заголовок сообщения: 2013-07 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в феврале 2013 года (первый номер ссылки - 2013070101 означает: год - 2013, июль месяц - 07, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Пн Июл 01, 2013 11:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070101
Тема| Танец, фестиваль танца в Монпелье, Персоналии, Раймунда Хоге, М. Моннье, А. Прельжокаж
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Свои среди других
Любители, инвалиды и просто садомазохисты на фестивале в Монпелье
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 01.07.2013
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2223160
Аннотация| Фестиваль танец


Фото: Jean Claude Carbonne


Montpellier Danse, фестиваль принципиально демократичный и политически активный (о его открытии "Ъ" писал 26 июня), печется не только об эстетическом развитии танцевального искусства, но и о разрешении с его помощью социальных проблем. Несколько таких попыток оценила ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

Среди тех, для кого танец — способ выживания в самом буквальном смысле,— южноафриканец Бойзи Секвана (Boyzie Cekwana) и уроженец Мозамбика Панайбра Ж. Канда (Panaibra G. Canda) занимают лидирующее место. Скорее функционеры, чем хореографы (во всяком случае, в западном смысле этого слова), они поглощены организацией всевозможных африканских межгосударственных танцпроектов и союзов, в чем встречают горячую поддержку европейских коллег. В Монпелье соавторы привезли политический спектакль "The Inkomati (Dis)cord", в котором наглядным средством агитации выступает безногая женщина. Как ни чудовищно это звучит, но танцует в африканском памфлете именно она, ловкая и жизнерадостная Амелия Соковинхо, чьи ноги отрезаны гораздо выше колен. Пока сами постановщики толкают патетические речи о незабываемых кошмарах жизни в Черной Африке и представляют пародии на носителей власти — диктаторов и демагогов, безногая Амелия вихрем носится по сцене, перетаскивая свое короткое тело сильными руками. Намертво зависнув на шее одного из мужчин, она даже исполняет нечто вроде адажио, то перебираясь с живота партнера на его спину, то колесом вертясь вокруг его туловища. И только явное удовольствие от своего выступления, которое испытывает эта отважная женщина, мешает обвинить двух здоровенных обличителей африканских бесчинств в спекулятивной и беззастенчивой эксплуатации чужого несчастья.

С любителями работает и Матильда Моннье, нынешний директор Национального хореографического центра Монпелье, что, собственно, входит в ее служебные обязанности по вовлечению в хореографический мир самых широких слоев населения. Однако спектакль "Qu'est-ce qui nous arrive?!?" ("Что же с нами случилось?") нельзя сослать в резервацию художественной самодеятельности. Это очень лиричное, тонкое и умно сконструированное эссе обо всем, что заставляет любить жизнь. Две дюжины горожан разного пола, возраста и комплекции разыгрывают крошечные новеллы, рассказывая, показывая, пропевая и протанцовывая дорогие сердцу моменты своего прошлого, вспоминая людей, ситуации, свои эмоции и реакции. Из каждого обывателя Матильда Моннье умудрилась сделать колоритный персонаж, сохранив всю наивность и естественность своих подопечных, чьи исповеди слагаются в настоящий гимн волшебнику-театру, превращающему повседневность в искусство.

Для немца Раймунда Хоге — журналиста, писателя, сценариста и автора текстов спектаклей Пины Бауш, сотрудничавшего с великой немкой с 1980 по 1990 год,— обыденного не существует вовсе. Хотя бы потому, что его, в детстве переболевшего тяжелым кифосколиозом, в исключительную ситуацию поставила сама жизнь. Маленького роста, с искривленным позвоночником, рельефным горбом и невероятно властным неподвижным лицом, он является неизменным и главным героем своих минималистских танцпьес. В "Кантатах", поставленных на культовую музыку различных эпох и жанров — от Баха и спиричуэлс до французского шансона и голливудских мюзиклов, Хоге иссследует законы ритуальности, пронизывающие все сферы человеческой деятельности, от бытовых привычек до работы подсознания. Трехчасовое действо открывается и финиширует десятиминутными шествиями восьми персонажей по периметру сцены, которые явственно отсылают к ранним работам Пины Бауш. Спектакль разделен на неторопливо развивающиеся эпизоды-сценки, не связанные сюжетом; его мерное течение гипнотизирует, как месса. Но не усыпляет: философствующие "Кантаты" скудны движением, однако полны метафор, абсурдистского юмора и какой-то противоестественной красоты, особенно в сценах с участием самого Хоге. При всей статуарности спектакль удивительно музыкален, но не темпо-ритмическим соответствием, а той глубинной связью с музыкой, которая позволяет проникнуть в ее неочевидные смыслы.

В компании разнообразных "других" (как здесь принято называть всех, отклоняющихся от нормы) сокрушительное фиаско у местной критики потерпели записные профессионалы — труппа из Экс-ан-Прованса, показавшая новый спектакль своего руководителя Анжелена Прельжокажа. Его полуторачасовые "Ночи", вдохновленные историями Шехеразады и поставленные на специально написанную музыку Наташи Атлас и Сами Бишаи, имеют мало общего с культовой "1001 ночью". Хореограф дал волю своему темпераменту, представив коллаж из довольно эффектных сцен про любовь как товар, любовь как насилие, любовь как власть и как унижение. Живописно просвечивающий в банном паре клубок полуобнаженных гурий; черные воины в черных чалмах, заталкивающие в гигантские кувшины извивающихся одалисок; дуэты, в которых эротизм усилен садомазохизмом; сцена с проститутками-мужчинами, поглаживающими себя по гениталиям и откровенно заигрывающими с публикой,— все это побудило французскую критику, шокированную неполиткорректностью спектакля, переименовать его в "Ночной кошмар" и причислить к разряду пип-шоу. Широкая публика, по своему обыкновению, с критиками не согласилась. Аншлаговый зал Оперы Берлиоза и десятиминутная финальная овация засвидетельствовали, что похвальную любовь к "другим" разделяют немногие. Большинство предпочитает норму. Пусть даже в грубой форме.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Пн Июл 01, 2013 11:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070102
Тема| Балет, Камерный балет «Москва»
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Вакханалия на стульях
Камерный балет «Москва» отметил юбилей Вагнера и впал в ностальгию
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 1 Июля 2013 г.
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-07-01/184827-vakhanalija-na-stuljah.html
Аннотация|

Целый каскад премьер предложил камерный балет «Москва». Это «Тристан плюс Изольда. Фрагменты», «Концерт для скрипки с оркестром» и «Класс-концерт», поставленные разными хореографами.

«Я бы всего Вагнера переделал на хореографию», – некогда писал в дневнике Александр Бенуа. Мечта известного деятеля русской культуры в наши дни близка к осуществлению. Французский хореограф Режис Обадиа – не единственный, кто использовал музыку оперного гения в танцевальных целях, но первый, кто отметил 200-летие со дня рождения Вагнера одноактным балетом в московской труппе. Его «Тристан плюс Изольда. Фрагменты» сделан действительно из фрагментов: несколько отрывков из оперы «Тристан и Изольда» плюс песни из вокального цикла на стихи Матильды Везендонк. Цикл написан Вагнером в период пылкой любви к этой самой Матильде, так что тема великой страсти проходит через весь балет. Песни, кстати, исполнили «живьем» (молодая певица Мария Гулик), для прочей музыки использовали фонограмму.

Обадиа не стал заострять внимание на конкретной истории легендарных влюбленных. У него нет даже одного Тристана и одной Изольды. На сцене беснуются четыре пары, правда, одна из них (Софья Гайдукова и Роман Андрейкин) выходит чаще других. Слово «беснуются» употреблено не как ругательное, а как констатирующее: хореографа не интересовали ни движения души, ни психологические любовные нюансы. Его герои весь балет исступленно рвутся друг к другу, напор с порывом не ослабевают ни на секунду. Нет числа взаимным броскам с разбега на руки, резкому обвиванию партнерш вокруг торса, швырянию тел на пол, гимнастическим взлетам дам на мужские плечи и прочим спортивным действиям. Девушки истово мотают распущенными волосами. Решать, физическая ли это страсть или так материализуется сила мифа о любви, нужно зрителям.

Если вагнеровский балет поставлен для труппы современного танца балета «Москва», то два других опуса созданы для классического подразделения компании. «Концерт для скрипки с оркестром» придуман американцем Полем Мехиа, бывшим танцовщиком «Нью-Йорк Сити балет», работавшим с главой этого прославленного театра Джорджем Баланчиным. Мехиа был не самым плохим солистом, он явно любит балеты Баланчина и интересуется балетом вообще как зритель. Возможно, поэтому (и при отсутствии собственных пластических идей) его постановка мучительно вторична, причем не только по отношению к бывшему наставнику. Мехиа чего только не намешал в «бессюжетный» танец под музыку Чайковского. Главные источники – «Лебединое озеро» и баланчинский балет «Симфония до мажор», перечислять остальные места не хватит. Пытаясь вслед за учителем работать непосредственно с музыкой, Мехиа буквален до дотошности: звучит одинокая скрипка – на сцене работает балерина, скрипка плюс другой инструмент – будет дуэт, под оркестр танцует, конечно, масса. Но общий монтаж, увы, несуразен, логики в композициях мало, мазурка с классикой сочетаются невпопад, и вообще балет сделан по принципу «что под руку попалось».

«Класс-концерт» пригласили поставить знаменитого танцовщика Владимира Васильева. Он, видимо, ностальгировал по временам своей юности. Иначе трудно объяснить оглушительную детскую наивность балета с музыкальной «нарезкой», описывающего, как следует из названия, трудовые будни балетного класса. Впечатление такое, что спектакль поставлен в 1950-е годы, когда прямоточный «соцреализм» в обязательном порядке братался с иллюстративным «драмбалетом». Единственная примета наших дней – крутящиеся офисные стулья на колесиках: на этих предметах мебели герои (балерины и танцовщики некого театра) выезжают на сцену, когда бравируют под музыку «Вакханалии» из оперы «Фауст». Эпизоды у палки, когда артисты делают сначала простые, а затем сложные па ежедневной разминки, перемежаются бытовыми сценками. Две девушки поссорились. Третья устало крутит в руках пуант. Пара бывших солистов, а ныне пенсионеров с палочками, забредших на молодежный урок, задумчиво бродит по классу, оглядываясь по сторонам в поисках ушедшей молодости, обнимаясь после долгой разлуки и нежно гладя руками предметы обстановки.

Васильев насытил действие слегка переделанными фрагментами известных балетов, исполняемыми, как и положено на классе, под рояль. Автор нередко дает артистам па, которые им не совсем «по ногам». И если один мальчик хорошо прыгает, второй уверенно претендует на виртуозность в танце по мотивам «Дон Кихота», третий чисто делает пируэты, а девочка отменно крутит фуэте, то «щегольства» провисшими стопами в мелкой технике или совсем невыворотных ног (что противопоказано классике) тоже хватает, как и «торчащих» пяток в академическом танце.

Странный опус Васильева не может сравниться с хрестоматийным и выверенным «Класс-концертом» Асафа Мессерера, не так давно восстановленном в Большом театре. Но в том «Классе» было много сделанной для «звезд» сложной техники, с которой балет «Москва» мог бы и не справиться. В последнее время заново набранная классическая труппа театра заметно прибавила в качестве, но все-таки это не ГАБТ. Специально сделанный для конкретных исполнителей спектакль подал бы артистов с наиболее выгодной стороны. Но, похоже, такой задачи постановщик перед собой не ставил.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Вт Июл 02, 2013 6:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070201
Тема| Балет, МТ, Премьера, «Весна священная»
Авторы| Анастасия Буцко
Заголовок| Стравинский в Мариинке: две "Весны" на одной сцене
Где опубликовано| DW
Дата публикации| 02.07.2013
Ссылка| http://www.dw.de/стравинский-в-мариинке-две-весны-на-одной-сцене/a-16921560
Аннотация|

Хореограф Саша Вальц поставила с труппой Мариинского театра знаменитый одноактный балет "Весна священная" на музыку Стравинского. Каждая из сцен интересна, но...



Проект получил заслуженно широкий резонанс, ведь за постановку одного из самых известных балетов в истории танца - "Весну священную" Игоря Стравинского - взялись знаменитый российский театр (балетная труппа Мариинского) и знаменитый немецкий хореограф (Саша Вальц/SashaWaltz). Поскольку давнее желание Саши Вальц предъявить свою версию "Весны" и давнее желание Мариинского театра поработать с берлинским хореографом удачно совпали со столетием скандальной премьеры в парижской постановке Вацлава Нижинского, новый проект "доукомплектовывали" реконструкцией балета, созданной в 1987 году американским хореографом Миллисент Ходсон при поддержке сценографа Кеннета Арчера.
Таким образом, публика получила возможность в течение одного вечера не только дважды послушать эпохальную музыку Стравинского, но и увидеть, так сказать, истоки и современное продолжение сценической жизни легендарного балета, ставившегося за прошедшее столетие около 160 раз. Заодно проект элегантно вписался в перекрестный год германо-российских культурных обменов, став одним из его громких финальных аккордов.

Реконструкция в интерьере
"Обкатав" спектакль в конце мая на сцене театра Елисейских полей в Париже, мариинцы предъявили постановку и российской публике. Хореография Саши Вальц стала первой по-настоящему современной работой в послужном списке легендарного балета бывшей императорской сцены. Она идеально соответствовала интерьеру новой сцены Мариинки (к слову сказать - выдающейся удаче в истории русского театра, открывающей совершенно новые эстетические горизонты).
Реконструкция оригинала "Весны" на сцене Мариинского театра
О реконструкции "Весны" сказано и написано немногим меньше, чем об исходном легендарном балете Вацлава Нижинского. Очевидно, что точному воссозданию, несмотря на существование рисунков, воспоминаний очевидцев и других документов, эта хореография не подлежит. Но уже воссозданные с большой степенью точности декорации Николая Рериха и костюмы дают представление об элегантном язычестве серебряного века. Доходит и заложенный Нижинским посыл отчаянной "антибалетности", желания "свести счеты" с консервативными красивостями классического танца. Мариинские танцовщики говорили в кулуарах о том, что Нижинского танцевать даже сложнее, чем Вальц.
"Балет об истории балета"
Что касается новой работы Саши Вальц, то она вынуждена была, так сказать, принять вызов первой части вечера и, вольно или невольно, вступить с ней в диалог. Диалог велся не на равных: с тем же успехом можно было устроить гонки старинного авто и современного детища автомобилестроительной промышленности. Хореография Нижинского была гениальным прорывом в неизвестное, попыткой найти новый язык тела, еще до Мэри Вигман и Айседоры Дункан и задолго до Бежара, Пины Бауш (Pina Bausch) и других великих, на чей опыт и достижения опирается Саша Вальц. Нижинский (даже в приглаженной реконструкции) брутален, резок, архаичен. Вальц - изящна и изысканна.

"Я хотела разобраться в себе самой": "Весна" Саши Вальц как социальная штудия
Ее постановка - полифония из цитат и автоцитат, намеков и перекрестных отсылов к работам предшественников. Лишь человек, очень хорошо знающий историю балета, в состоянии оценить изящество, с которым цитаты из хореографии Нижинского (пресловутый "дикий топот вывороченных ног", возмутивший некогда парижан) переходит к изящным линиям Бежара и дальше - к театральной экспрессивности "ранней Вальц". Это своего рода "танец о танце", "балет об истории балета".

Рассказывая о работе с труппой Мариинского театра, Саша Вальц, отдавая должное техническому совершенству и умению моментально запоминать "лексику спектакля", отметила, что ей стоило большого труда заставить танцовщиков стать "коллективом равноправных". Классический танцовщик мыслит в категориях "солист-кордебалет", Саша Вальц же стремилась превратить группу из 24 отобранных ею танцовщиков в некое единое целое. Быть каждую минуту и солистом, и частью единого хореографического организма - эта задача оказалась непростой для мариинцев.

С другой стороны, не убеждает общая драматургическая концепция спектакля Вальц, точнее, ее отсутствие. Спектакль распадается на набор сцен, своего рода "социальных штудий" на темы сексуальности, противостояния полов, подавления слабых сильными, формирования большинства и меньшинства. Каждая из сцен по-своему интересна, но над спектаклем нависает "дамоклов меч" музыки Стравинского, стремительно нарастающей, несущейся к трагическому финалу (Мариинский оркестр был в ударе, как и всегда, когда место за пультом занимает маэстро Валерий Гергиев) и требующей единой концепции и цели.

Красивый танец примы Мариинского театра Екатерины Кондауровой в платье цвета фуксии (у Пины Бауш оно было в свое время кроваво-алым) кажется слишком безобидным финалом музыкальной драмы, а появление в одной из последних сцен двух детей, мальчика и девочки, видимо, символизирующих чистоту и веру в будущее, несколько отдает пошлостью.

Интересно, что Саша Вальц намерена создать вторую версию своей "Весны" - на этот раз, на своей территории - на сцене берлинской Staatsoperи с "проверенными" танцовщиками своей компании. Премьера состоится 26 октября и, возможно, прольет некий свет на замысел выдающегося хореографа Саши Вальц.[/img]
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Ср Июл 03, 2013 3:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070301
Тема| Балет, Пермский балет, театральный ландшафтный фестиваль «Тайны горы Крестовой»
Авторы| Дмитрий МИХЕЕНКО
Заголовок| Пермский балет собрал на горе Крестовой не меньше десяти тысяч зрителей
Где опубликовано| Комсомольская правда в Перми
Дата публикации| 03.07.2013
Ссылка| http://perm.kp.ru/daily/26100.5/2998127/
Аннотация|

Феерическим шоу открылся театральный ландшафтный фестиваль «Тайны горы Крестовой»


На окраине промышленного городка Губаха, что на северо-востоке Пермского края, есть замечательное живописное место – гора Крестовая. Второй год насладиться блистательным выступлением пермского балета на фоне заходящего солнца и живописных видов уральской природы съезжаются тысячи прикамцев.

В этом году театральный ландшафтный фестиваль «Тайны горы Крестовой» открылся пятничным вечером 28 июня. На открытой сцене, установленной прямо на горе, артисты исполнили фрагменты из двух балетов Чайковского: «белый акт» из «Лебединого озера» и второй акт из «Щелкунчика». Наблюдать красоту пермского балета на фоне заходящего солнца приехало не менее 10 тысяч зрителей.



- То, что сегодня произошло в Губахе, ее жители ждали с нетерпением, - говорит художественный руководитель фестиваля «Тайны горы Крестовой» Любовь Зайцева. - «Балет на закате» стал испытанием не только для театра и для организаторов фестиваля, но прежде всего это было большое эмоциональное испытание для зрителей, которые поднялись на гору Крестовую.
- То, что сегодня продемонстрировал пермский балет – это профессионализм и даже героизм, - рассказал главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета Алексей Мирошниченко. - У артистов включилось коллективное сознание, они почувствовали желание людей увидеть балетное искусство и, несмотря на довольно прохладную погоду, полностью станцевали оба фрагмента. Люди, а их сегодня, по моему, собралось не меньше десяти тысяч, пришли с положительной энергией, которая согрела артистов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Ср Июл 03, 2013 3:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070302
Тема| Танец, «Sacred Monsters», персоналии, С. Гиллем, А. Хан
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Человеческие пляски "Священных чудовищ"
Сильви Гиллем и Акрам Хан выступили в Париже
Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №114 (5145)
Дата публикации| 20130703
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2224595
Аннотация| Гастроли танец


Фото: Mikki Kunttu


В театре Елисейских Полей состоялась парижская премьера совместного проекта Сильви Гиллем и Акрама Хана — спектакля "Sacred Monsters". Из Парижа — ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

Вообще-то премьера "Sacred Monsters" состоялась еще лет шесть назад в Лондоне, потом появилась общедоступная киноверсия, однако спектакль этот такого доверительного рода, что его надо смотреть живьем. Парижане давно ждали встречи с "монстрами", но то графики сверхзанятых артистов не совпадали, то Акрам Хан получил травму. Этим летом звезды наконец сошлись, и театр Елисейских Полей сорвал кассу.

"Sacred Monsters" (как с незапамятных времен называли культовых артистов) — спектакль про то, как две конкретные звезды не захотели быть "священными чудовищами". Собственно, обо всех своих намерениях, мыслях и сомнениях Сильви Гиллем и Акрам Хан рассказывают сами в перерывах между хореографическими эпизодами — с юмором, самоиронией и покоряющей доверительностью. Акрам Хан, например, преуморительно вспоминает, как на предложение Сильви Гиллем станцевать что-нибудь вместе он искренне ответил: "А что ты можешь, кроме классики?" Конечно, можно усомниться в достоверности этой реплики — кто не знает, что с современным танцем балерина давно на короткой ноге. Однако удивляться было чему: трудно представить себе более несхожих звезд, чем пластилиново-мягкий, крепко сбитый, стремительный, как уносимый ветром шарик, Хан с его индивидуальной фирменной лексикой, смешавшей древнеиндийский катак с вольными вариациями модерна, и длинноногая высоченная Гиллем с ее образцовой классической выучкой, запредельными физическими данными и академическим перфекционизмом.

Поначалу они и танцуют врозь — на исполняемую живым оркестром музыку Филипа Шеппарда и на фоне некоего бумажного айсберга с гигантской горизонтальной пробоиной в центре (сценограф Сидзука Хариу), подчеркнуто уступая друг другу сцену, утираясь в углу полотенцем. Танцуют то, что умеют лучше всего, то, что от них ожидают. Сильви, связанная узами классики (цепи на ее руках самые натуральные), по ходу первого соло избавляется от академических позиций и самих уз. Однако в ее танце, поставленном тайваньским хореографом Линь Хуайминем, содержится все, за что мир обожает эту балерину: ноги, указывающие в поднебесье, невероятно аппетитные двойные ронды, выгнутые дугой жете ан турнан с приземлением в глубокую растяжку и прочие "вкусности", которые никто не может сервировать так аппетитно, как балерина Гиллем. Акрам Хан творит чудеса на своем поле: топочет босыми пятками похлеще аса фламенко, вертится, как безумный дервиш, плетет затейливые вензеля гибкими руками (танец ему поставил Гаури Шарма Трипати, специалист по катаку).

Отдав дань всеобщим ожиданиям, звезды, не переводя дух, заговорят о том, что их по-настоящему волнует. Об эталонно-правильном танце ("Кто установил эталон? Кто придумал правила? Почему им надо соответствовать?"); о скуке, которая настигает артиста, вынужденного постоянно делать то, чего от него ждут; о необъяснимом чуде, которое подобно детскому восторгу перед рождественской елкой ("Я — мусульманин",— напомнит Хан разволновавшейся Гиллем) и которое возникает, когда ты можешь делать на сцене то, что действительно хочешь. Свои тезисы, поданные в непринужденной манере stand-up comedy, звезды доказывают делом: танцами, сочиненными самим Ханом при несомненном участии Гиллем.

Их первый дуэт намеренно схематичен: взявшись за руки, артисты запускают общую "волну"; не размыкая рук, ищут общие позы, общий ритм, общие возможности. Второй дуэт утверждает (возможно, с излишней наглядностью — балерина, оплетя ногами талию партнера, не слезает с его торса в течение всего адажио), что общий язык найден: пара становится единым четырехруким телом, колышущимся, извивающимся, но довольно устойчивым. Финальный, параллельный, слегка попсовый пляс (так упоительно — с подначками, перемигиванием, смешными кунштюками — можно отрываться на дискотеке) выводит звезд к заветной цели: избавлению от тягот своей исключительности. Их восхитительное чувство свободы передается залу: сорвавшись в овацию, зрители чуть ли не подпрыгивают в такт. Но, честно говоря, я бы этой звездной самодеятельности предпочла диктатуру столь же звездных хореографов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Ср Июл 03, 2013 3:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070303
Тема| Балет. Михайловский театр, Персоналии, М. Мессерер, А. Воронцова
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Ученица Цискаридзе может перейти в Михайловский театр
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 3 июля 2013
Ссылка| http://izvestia.ru/news/552977#ixzz2XywhluhP
Аннотация| Интервью

Хореограф-постановщик легендарного балета Михаил Мессерер — о том, как Михайловский театр готовится к премьере «Пламени Парижа» и какую роль отвели экс-солистке Большого Анжелине Воронцовой

Санкт-Петербургский Михайловский театр воссоздаст «Пламя Парижа», легендарный спектакль советской эпохи, повествующий о событиях Великой Французской революции. Премьерные спектакли состоятся с 22 по 26 июля. С хореографом-постановщиком, главным приглашенным балетмейстером Михайловского театра Михаилом Мессерером встретилась корреспондент «Известий».

— Подготовка к долгожданной премьере вступила в решающую фазу?

— Да. Черновая работа закончена, надо довести спектакль до ума. В балете участвуют 140 артистов труппы плюс мимический ансамбль и хор. Пока репетируем в залах. Осталось соединить балет с хором, мимический ансамбль подключить. Сценические репетиции начнутся 11 июля.

— С составами уже определились?

— Трижды в заглавных партиях Филиппа и Жанны выступят Иван Васильев и Оксана Бондарева, в том числе и в первый день, 22 июля. Это большая нагрузка. Также в июльском блоке спектаклей в качестве приглашенной солистки примет участие Анжелина Воронцова.

— О судьбе только что уволившейся из Большого театра ученицы Николая Цискаридзе ходит много разговоров. Вы пригласили ее на роль революционерки Жанны?

— Она будет танцевать актрису придворного театра Мирейль де Пуатье, но, возможно, и Жанну.

— И когда решится, исполняет ли она в этом блоке одну или две роли?

— Мы только вчера впервые встретились с Анжелиной в репетиционном зале. Уверен, что она прекрасно станцует Актрису, и очень хотел бы увидеть ее в роли Жанны, только время нужно. Жанна — партия несколько более сложная, а Актрису Анжелина уже танцевала в спектакле Большого театра. В постановке Алексея Ратманского ее главная вариация почти идентична михайловской, учить особенно не нужно. Жанну Анжелина никогда не танцевала, но я надеюсь, что в одном из спектаклей этого июльского блока она станцует и Жанну тоже. У нее широкое амплуа, она может исполнять и то и другое.

— Воронцова трудоустроится в Михайловский?

— Для начала она выступит с нами в «Пламени Парижа». Дальнейшее от нее зависит — захочет она с нами оставаться или нет. У нее много предложений.

— Вы говорили, что Ирина Перрен будет идеальной Актрисой.

— Ира не появится в июльских спектаклях. Она не так давно вышла из декретного отпуска, очень хорошо станцевала в премьерной постановке Начо Дуато, но к классике еще только приступает. И она занята сейчас своими материнскими обязанностями. А Актрису кроме Воронцовой репетируют Екатерина Борченко и Сабина Яппарова.

— На сайте Михайловского театра уже обещан Денис Матвиенко. Он — Филипп?

— Да, я пригласил Дениса танцевать Филиппа — он выступит во втором спектакле, 23 июля. Несомненно, блеснет. Также в роли Филиппа выступит Иван Зайцев, наш танцовщик, который только что на конкурсе в Москве получил премию за лучшее партнерство. Роль актера Антуана Мистраля репетируют Виктор Лебедев и Николай Корыпаев, но я также надеюсь, что Леонид Сарафанов, который только что вернулся из-за границы, тоже успеет подготовить эту партию.

— У Ратманского в Большом театре был антиреволюционный спектакль, вы, как я понимаю, следуя версии Радлова и Вайнонена, делаете революционный.

— Я прекрасно отдаю себе отчет в ужасах революции, в том, что море крови было пролито с обеих сторон — и аристократии, и революционеров. Но как возобновитель спектакля я смотрю на ситуацию только с точки зрения революционеров — как смотрел на эти события Феликс Гра, по его роману «Марсельцы» написано либретто. Или как смотрел на нее Делакруа...

— В вашей «Лауренсии» была использована видеопроекция оригинального спектакля. Прием сильный. В «Пламени» будет нечто подобное?

— Да. Короткий кусочек, отсылающий нас к старому спектаклю, который был заснят на
пленку, и было бы обидно его не использовать. Он будет вмонтирован в действие между картинами в подходящий момент.

— Сценографию Вячеслав Окунев воссоздает один в один?

— Ну, один в один я не гарантирую, но создается она по эскизам первого сценографа
этого спектакля, Владимира Дмитриева. Но одно дело эскизы, другое — их реальное воплощение: не исключены какие-то разночтения. Нужно учитывать, например, размеры сцены — наша меньше, чем сцена Мариинского театра, для которой ставился старый спектакль.

— В годы создания «Пламени...» жизнь была медленнее и спектакли длиннее. Вы учитывает особенности современного восприятия?

— Безусловно. Мне пришлось сократить то, что на сегодняшний день смотрелись бы затянуто и вампучно, например эпизод штурма тюрьмы. Я поставил себя на место Радлова и Вайнонена и подумал, как бы они сделали это сегодня. Думаю, что они тоже сократили бы какие-то эпизоды.

— Музыка Бориса Асафьева не подвергалась корректировке, переоркестровке?

— Переоркестровке — нет. Но сделаны некоторые сокращения.

— Вам действительно нравится эта музыка?

— Вообще-то, люблю Вагнера. Асафьев, конечно, больше историк, чем композитор, и он мастерски включил в свою партитуру музыку классиков того периода, Люлли, например. Я очень благодарен Большому театру, господину Иксанову за то, что подарили нам нотный материал «Пламени...».

— Какой видится вам судьба спектакля? Есть ли предложения о гастролях?

— Думаю, экспортная судьба «Пламени Парижа» будет такой же успешной, как судьба «Лауренсии», которую мы уже два раза возили в Лондон.

— Что еще из славного наследия советского периода вы хотели бы восстановить?

— Пока сделаю перерыв. Подтяну в театре XIX век. А также нам надо двигаться вперед и достойно представлять актуальную хореографию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Ср Июл 03, 2013 3:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070304
Тема| Балет, Мариинский театр, фестиваль «Звезды белых ночей», Премьера, «Concerto DSCH», Персоналии, А. Ратманский
Авторы|
Заголовок| На новой сцене Мариинки 4 июля состоится премьера балета Алексея Ратманского «Concerto DSCH»
Где опубликовано| Балтинфо
Дата публикации| 03072013
Ссылка| http://www.baltinfo.ru/2013/07/02/Na-novoi-stcene-Mariinki-4-iyulya-sostoitsya-premera-baleta-Alekseya-Ratmanskogo-Concerto-DSCH-364448
Аннотация|

Санкт-Петербург, 2 июля. Главная балетная премьера фестиваля «Звезды белых ночей» - балет Алексея Ратманского «Concerto DSCH» состоится 4 июля на новой сцене Мариинского театра, сообщила «БалтИнфо» пресс-атташе Мариинского театра Оксана Токранова.

Ассистентом хореографа одноактного балета выступила Татьяна Ратманская. Художник по свету – Марк Стенли, художник по костюмам – Холли Хайнс.
Российская премьера балета Ратманского поставлена на музыку Второго фортепианного концерта Дмитрия Шостаковича. Балетмейстер особо выделяет музыку Шостаковича – на музыку великого симфониста ХХ века Ратманский поставил несколько балетов: «Светлый ручей», «Болт», «Concerto DSCH», «Девятую симфонию».

Название балета «Concerto DSCH» отсылает к музыкальной аббревиатуре – инициалам композитора в немецкой транскрипции, записанными обозначениями названий нот. Мотив из этих четырех нот часто используется композитором и имеет особенный смысл, во Втором концерте, однако, этого мотива нет.

«Я очень рад, что «Concerto DSCH» входит в репертуар Мариинского театра. Этот балет не имеет литературного сюжета и декораций. Это портрет музыки и, в некоторой степени, портрет труппы Нью-Йорк Сити Балета, для которой он был поставлен в 2008 году. Я не изменяю хореографию, но, конечно, балет трансформируется в новом исполнении. С артистами Мариинки мы хорошо знакомы, это будет мой седьмой балет на этой прославленной сцене. После сюжетных многоактных спектаклей, с удовольствием работаю с этими чудесными артистами над чисто танцевальной композицией. И с нетерпением жду премьеры в родном городе Шостаковича», - говорит о своей новой работе с труппой хореограф.

Отметим, сотрудничество Алексея Ратманского с Мариинским театром продолжается уже 15 лет: в 1998 году по приглашению Валерия Гергиева и Махарбека Вазиева он поставил для труппы три балета - «Поцелуй феи», «Средний дуэт» и «Поэма экстаза». Тогда малоизвестный хореограф заставил обратить на себя внимание музыкальностью и изысканной танцевальностью постановок.

За прошедшие 15 лет Ратманский получил мировое признание, став одним из самых востребованных в мире хореографов. Его постановки входят в репертуар ведущих балетных компаний мира – Американского театра балета, Нью Йорк Сити балета, Парижской Оперы, Лондонского Королевского балета, Большого театра.
На сцене Мариинского театра сегодня идут три полнометражных сюжетных балета Алексея Ратманского – «Золушка», «Конек-Горбунок» и «Анна Каренина», причем два первых были поставлены специально для Мариинского.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Ср Июл 03, 2013 3:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070305
Тема| Балет, Танец, Нидерландский театр танца, Гастроли в Петребурге
Авторы| Илья Григорьев
Заголовок| Нидерландский театр танца покажет в Мариинке три одноактных балета
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 03.07.2013
Ссылка| http://ria.ru/spb/20130702/947149720.html#ixzz2Xz6qC4Uz
Аннотация|

В первые два дня будут исполнены балеты Sehnsucht на музыку Бетховена и "Бабочка" на музыку группы The Magnetic Fields и Макса Рихтера, третьим станет возобновленный балет Speak for Yourself, созданной еще в 1999 году на музыку Иоганна Себастьяна Баха и Стива Райха.

Нидерландский театр танца представит три одноактных балета "Бабочка", Sehnsucht и Speak for Yourself, созданных его ведущими хореографами Полом Лайтфутом и Соль Леон, на сцене Мариинского театра в рамках фестиваля "Звезды белых ночей" с 3 по 5 июля, сообщили в пресс-службе театра.

"Впервые на сцене Мариинского театра этот дуэт хореографов появился два года назад с постановкой "Объект перемен" Дианы Вишневой, ставшей частью ее проекта "Диалоги". На этот раз Лайтфут и Леон привезли в Петербург собственную труппу", — говорится в сообщении.

В первые два дня будут исполнены балеты Sehnsucht на музыку Бетховена и "Бабочка" на музыку группы The Magnetic Fields и Макса Рихтера. Эти спектакли, сплавляющие воедино классику и модерн, были впервые поставлены в Нидерландах четыре и три года назад.
Третью постановку станцуют в пятницу, 5 июля, на новой сцене Мариинки. Это будет возобновленный балет Speak for Yourself, созданной еще в 1999 году на музыку Иоганна Себастьяна Баха и Стива Райха. Продолжит вечер номер Concerto DSCH, впервые поставленный в Нью-Йорке Алексеем Ратманским на музыку Дмитрия Шостаковича.
Нидерландский театр танца основали в 1959 году два десятка человек из труппы национального нидерландского балета. Испанка Соль Леон и англичанин Пол Лайтфут были назначены главными хореографами труппы в 2002 году. На сегодняшний день они поставили для Нидерландского театра танца более 40 балетов, большинство из которых отмечены наградами и исполняются по всему миру.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Ср Июл 03, 2013 3:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070306
Тема| Балет, Академия имени А. Я. Вагановой, Персоналии, А. Асылмуратова
Авторы| Блахнов Алексей
Заголовок| Алтынай Асылмуратова: Русскому балету просто нужно создать условия
Академия имени А. Я. Вагановой отмечает 275-летие
Где опубликовано| Вечерний Петербург
Дата публикации| 01.07.2013
Ссылка| http://www.vppress.ru/stories/Altynai-Asylmuratova-Russkomu-baletu-prosto-nuzhno-sozdat-usloviya-18218
Аннотация|Интервью

«Вечерний Петербург» встретился с Алтынай Асылмуратовой, легендарной балериной и первым проректором — художественным руководителем «Вагановки», чтобы не только поздравить ее с юбилеем великого балетного училища, но и заглянуть в будущее российского балета, обсудив при этом некоторые насущные вопросы.

— Занимает ли Россия до сих пор лидирующие позиции в сфере балета? И если да, то что способствует нашему успеху?

— Несомненно, мы впереди. Обеспечивают это лидерство преемственность поколений и богатейшее наследие, которым мало кто обладает. Что бы ни говорили, все равно наш балет прочно стоит на ногах, черпая свои силы из опыта, который накапливался на протяжении долгих лет. Да, мы не впереди в плане направления модерна. Но все, что касается классической базы, мы умеем делать лучше всех.

— Как вы относитесь к модерну, и что же такое современный танец?

— К модерну я отношусь положительно, только вот понятия, объясняющие это явление в балете, весьма размыты. Есть модерн, для которого не обязательна классическая база, есть модерн, для которого она является неотъемлемой составляющей. Я ко всему качественному и талантливому отношусь очень хорошо, и не важно, модерн это или нет, впитал он в себя классическую базу или нет. А вот если отсутствует качество и талант, то это, как минимум, расстраивает.

— Сейчас многие говорят, что после увольнения из Большого театра Николай Цискаридзе найдет, а может, уже и нашел себе место в Петербурге. Знаете что-то об этом?

— Скажу честно, я даже не знаю, что и ответить. У нас очень насыщенный год, множество мероприятий и есть чем заняться. Мир, конечно, слухами полнится, но мы ими не увлекаемся.

— Как вам кажется, русскому балету нужно держаться классической школы или же пришло время экспериментов?

— В балете очень сложно изобрести что-то новое, потому что практически уже все было, взять хотя бы начало XX века! Там была уже неоклассика, зарождался модерн, появлялись яркие хореографы. Поймите, балет — как картина, все зависит от художника: если художник талантлив, действительно что-то собой представляет, то полотна получаются яркими, глубокими, запоминающимися. Точно так же и в балете, если есть хореограф-мастер, я имею в виду человека такого масштаба, как, например, Григорович. Минувший век был богат художниками от балета: Чернышев, Бельский, Якобсон, Григорович, можно еще много фамилий назвать. Но тогда такое время было, что они были зажаты в рамках советской идеологии. И вот сейчас, когда все открыто и есть все возможности, мы ждем, что кто-то должен появиться. Пусть сейчас такого человека я не вижу, но имеется положительная тенденция: многие молодые люди пробуют себя как хореографы, пытаются творить именно на этом поприще, и поэтому я надеюсь, что в скором времени что-то изменится в лучшую сторону.

— Вы работали в Лондоне. Можете ли вы сравнить внутреннюю работу труппы в России и за рубежом? Чем мы различаемся?

— Как балерина я работала не только в Лондоне, мне довелось работать в различных профессиональных компаниях, где удалось подсмотреть много интересного для будущего. Самое важное в работе зарубежных балетных трупп — планомерное построение работы. Что всегда импонировало, так это то, что они очень трепетно относятся к своему наследию, берегут и сохраняют всю свою имеющуюся классику, пусть и не такую богатую, как у нас. Мы же народ безалаберный, очень любим разбазаривать, в то время как они относятся с большим пиететом к своим классикам, к своим мастерам. Если же рассматривать именно работу труппы, то у них все более размеренно, тогда как у нас все спонтанно и неровно.

— То есть наша спонтанность мешает процессу?

— Как вам сказать… Если сравнивать Мариинский театр и театр «Ковент-Гарден», то у нас труппа больше раза в три! С открытием же Второй сцены людей станет еще больше. Работа кипит постоянно, множество выездов, на нашу молодежь сейчас невероятная нагрузка. Иногда это сказывается на качестве. На Западе же иная система: они долго готовят одну программу, долго ее обкатывают. Затем программа меняется, и все повторяется сначала. У нас же репертуар постоянно разный: сегодня «Лебединое озеро», завтра «Весна священная», потом еще что-то и еще. Постоянно идет некая перебивка, составы срабатываются сложнее, соответственно возрастает нагрузка. Дальше сами вывод сделаете.

— Сейчас драматический театр увлекся экспериментами. Если посмотреть тот балет, который предлагают зрителю, скажем, в Лас-Вегасе, то мы увидим, что происходит сращивание классики и какого-то шоу с лазерами, дымом и прочими техническими «украшательствами». Стоит ли все это использовать в балете?

— Может быть, где-то… Почему бы и нет? Но есть места, где этого делать не стоит, например в Мариинском театре с его статусом. Я считаю, что таким вещам там не место. Но, с другой стороны, почему бы не сделать это на какой-либо другой площадке, если это красиво?

— Каким вы видите будущее русского балета? Через пять лет, десять?

— Так или иначе все развивается, от этого не уйти. Но классика останется на своем месте. Если вы возьмете в руки книги начала XX века, то поймете, что они полны лозунгов, гласящих, что классика не нужна и что она устарела. Сейчас же, живя в XXI cтолетии, мы видим, что театры до сих пор «кормят» классикой. Это происходит потому, что лучшее выбирается временем, оно остается навсегда. Будет ли наш балет развиваться, будут ли создаваться неоклассические полотна? Это зависит от того, появятся ли выдающиеся балетмейстеры, режиссеры, художники.

— Что же мешает русскому балету?

— Я не могу сказать, что нам что-то или кто-то мешает. Если в нашей балетной школе будет все хорошо, то отлично все будет и в балете. Если нас не будут дергать, если нас не будут выгонять с улицы Зодчего Росси, если нам дадут сохранить все как есть, то появятся и хореографы, и артисты из детей вырастут отличные. Я свято в это верю, просто нужно создать условия.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Чт Июл 04, 2013 6:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070307
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Онегин», Персоналии, С. Захарова
Авторы| Светлана Наборщикова, Виктория Иванова, Алла Шевелева, Ольга Завьялова
Заголовок| В Большом театре обидели прима-балерину Светлану Захарову
Народная артистка России отказалась от участия в балете «Онегин»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 3 июля 2013
Ссылка| http://izvestia.ru/news/553027#ixzz2Y5IbH98G
Аннотация|

Последняя премьера 237-го сезона Большого театра омрачилась скандалом. От участия в балете «Онегин» (12–21 июля) отказалась прима-балерина Светлана Захарова. Народная артистка России, лауреат государственной премии РФ должна была исполнить роль Татьяны Лариной.

По словам пожелавшего сохранить анонимность источника «Известий», после объявления очередности составов (всего их шесть, г-жа Захарова и ее партнер Дэвид Холберг попали во второй), балерина демонстративно покинула репетиционный зал. В этот же день с ее личного сайта исчезло объявление об участии в «Онегине» в Большом театре.
Согласно источнику, танцовщица официально отказалась от участия в постановке, однако на сайте ГАБТа тем не менее выложили составы всех спектаклей, где Захарова и Холберг значились 13 и 17 июля.

Пресс-атташе Большого театра Катерина Новикова подтвердила «Известиям», что Светлана Захарова приняла решение не участвовать в «Онегине».
— Ее решение не принимать участие в премьерных спектаклях мне комментировать трудно. Могу предположить, что это вызвано ее несогласием с теми составами, на которых настаивали постановщики, — сказала г-жа Новикова.
Вместе с тем источник «Известий» в ГАБТе отметил, что если бы дело было в решении постановщиков, балерина, «известная уважительным отношением к коллегам», с ним бы согласилась.

Однако, по словам собеседника издания, балерина полагает, что художественные интересы в данном случае не главные, а постановщики поддались давлению руководства балета, пожелавшему видеть в первом составе других танцовщиков, «в данный момент особенно активно раскручиваемых».

В первый состав «Онегина», утвержденный фондом Крэнко, вошли Ольга Смирнова (Татьяна), Владислав Лантратов (Онегин), Семен Чудин (Ленский), Анна Тихомирова (Ольга).
Сама Светлана Захарова для комментариев сейчас недоступна — ее телефон выключен.
Пресс-атташе ГАБТа Катерина Новикова также отметила, что «возможности получить ее ответ нет».

Педагог-репетитор Светланы Захаровой в ГАБТе, народная артистка СССР Людмила Семеняка на вопрос, где в данный момент находится ее ученица, ответила: «По всем вопросам обращайтесь в театр».
Председатель худсовета Большого балета Борис Акимов сообщил, что был в отъезде и узнал об этой новости «только что». Однако несмотря на официальное заявление г-жи Захаровой и исчезновение ее фамилии из списка составов, он намерен дождаться вечерней репетиции.

— Я должен сам убедиться, что она не придет, — заявил г-н Акимов.
Российскую судьбу балетного переложения «энциклопедии русской жизни» от Джона Крэнко нельзя назвать счастливой. Когда Штутгартский балет в 1972 году впервые привез этот спектакль на гастроли, публика в зале смеялась, а отечественные специалисты осудили «Онегина» за развесистую клюкву. Отмечались, в частности, гости в косоворотках на балу у Лариной и странное участие дам — Татьяны и Ольги — в сцене дуэли.

Недружелюбный прием, очевидно, расстроил владельцев спектакля, и последующие попытки россиян поставить его у себя наталкивались на сопротивление.
На несговорчивый фонд Крэнко, в частности, жаловался «Известиям» в бытность свою худруком Юрий Бурлака, отметивший, что «стоимость прав на спектакль в совокупности с гонорарами художников, авторов музыкальных аранжировок и прочих лиц, причастных к постановке, оказалась настолько высока, что Большому пришлось отказаться от этой затеи». У г-на Бурлаки даже сложилось впечатление, что представители фонда Крэнко «категорически не хотят, чтобы «Онегин» шел в России».

Его преемнику, Сергею Филину, удалось сдвинуть дело с мертвой точки. Как рассказал худрук в интервью «Известиям» незадолго до кислотной атаки, он «занимался этим вопросом четыре года, общался с обладателями прав, убеждал, доказывал». В итоге, по словам худрука, ему «удалось главное — подружиться с людьми, которые отвечают за этот балет».

В число друзей г-на Филина, вероятно, вошел и худрук Штутгартского балета Рид Андерсон, который стал руководителем постановочной группы в Большом театре. В майском интервью «Известиям» он рассказал, что «подготовка к «Онегину» началась еще прошлым летом», но кастинг был проведен спустя несколько дней после нападения на худрука. В этом же интервью г-н Андерсон отметил, что «репетиции начались еще несколько недель назад», но без его участия.

Как сообщил «Известиям» один из исполнителей роли Онегина Руслан Скворцов, в Москву для проведения заключительной фазы репетиций г-н Андерсон должен был приехать еще неделю назад, но не приехал.
На вопрос о причинах его отсутствия ни пресс-служба фонда Крэнко, ни сам г-н Андерсон ответа не дали.

Однако в пресс-службе Штутгартского балета «Известиям» рассказали, что решение об очередности составов принял г-н Андерсон.

— По решению г-на Андерсона, премьеру будут танцевать Владислав Лантратов и Ольга Смирнова. Также просим обратить внимание, что очередность составов выбиралась не только из-за ведущей женской роли, но и из-за совокупности всех пяти главных ролей, — отметили в пресс-службе.

Г-н Андерсон еще вчера был уверен, что Светлана Захарова будет танцевать согласно намеченному расписанию. Однако сегодня, по словам сотрудника пресс-службы, он был информирован, что «г-жа Захарова покинула Москву и, по всей видимости, не сможет принимать участие в репетициях, необходимых для ее выхода в запланированных выступлениях».

Согласно сайту ГАБТа, Дэвид Холберг остался в постановке — он станцует 21 июля, его Татьяной будет Евгения Образцова.

Зрителям, полагавшим, что в первый день премьерного блока станцуют премьеры ГАБТа Светлана Захарова и Дэвид Холберг, а также тем, кто приобрел билеты, поверив составам с участием Захаровой, вывешенным на сайте ГАБТа уже после ее отказа, сдать свои билеты не удастся.

По правилам ГАБТа — кстати, противоречащим Закону РФ «О защите прав потребителей», — дирекция имеет право на замену артиста, а билеты можно вернуть театру только в случае отмены или переноса спектакля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Пт Июл 05, 2013 5:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070401
Тема| Балет, Мариинский театр, Премьера, «Concerto DSCH», Персоналии, А. Ратманский
Авторы| Михаил Садчиков Фото: Михаил Садчиков-младший
Заголовок| Ратманский привез в Россию маленький шедевр на музыку Шостаковича
Корреспондент "ВМ" посетил "генеральный прогон" российской премьеры одноактного балета «Concerto DSCH».
Где опубликовано| Вечерняя Москва
Дата публикации| 04072013
Ссылка| http://vmdaily.ru/news/2013/07/04/ratmanskij-privez-v-rossiyu-malenkij-shedevr-na-muziku-shostakovicha-203625.html
Аннотация|



В недалеком прошлом главный балетмейстер и художественный руководитель Большого театра, а нынче главный хореограф Американского театра балета, 44-летний Алексей Ратманский 4 и 5 июля представил на сцене Мариинского театра российскую премьеру одноактного балета «Concerto DSCH» на музыку Второго фортепианного концерта Дмитрия Шостаковича.

Впервые этот удивительно оптимистичный, светлый балет Ратманский увидел свет в 2008 году в версии артистов New York State Theater. Затем хореограф перенес свою постановку в Ла Скала. И вот решился воплотить его в городе Шостаковича (кстати, и в городе Ратманского: Алексей хоть и провел детские годы в Киеве, стал знаменитым в Москве, но родился в августе 1968 года в Ленинграде).
Наши питерские корреспонденты побывали на так называемом «генеральном прогоне» российской премьеры на сцене Мариинки-2.

… Ровно в полдень, стремительно появившись в зрительном зале вместе со своей супругой,
в прошлом прекрасной балериной, а ныне ассистентом хореографа Татьяной Ратманской, а также художник по свету Марком Стенли и художник по костюмам Холли Хайнс, исполняющим обязанности заведующего балетной труппой Мариинского театра Юрием Фатеевым, знаменитый хореограф решил посмотреть сразу два состава. В первом на сцену вышли: Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко, а также артисты кордебалета. В отсутствии маэстро Гергиева, который сейчас на XXI Международном «Гергиев-фестивале в Миккели» в Финляндии (4 июля там – концерт к 100-летнему юбилею «Весны священной» Игоря Стравинского), за пульт оркестра Мариинского театра встал Михаил Агрест. Партия фортепиано, важнейшая в этом концерте, досталась Дмитрию Румянцеву.

Когда пролетели 26 минут одноактного балета, хотелось крикнуть «браво», настолько легко и непринужденно солисты и кордебалет справлялись со своими сложнейшими партиями. Казалось, время повернулось вспять, и на дворе конец 50-х, время оттепели, надежд, свершений. И мы снова видим тех простых советских ребят, что хотели через каких-нибудь двадцать лет построить коммунизм в отдельно взятой стране, а затем и во всем мире. Как тронул этот балет ностальгические чувства тех, кто грустит не просто о потерянной стране СССР, а по подлинным ценностям, позитивному взгляду на мир, по разлитому в воздухе Москвы счастью… Второй концерт Шостакович написал в 1957 году на 19-летие сына Максима. Тогда, во времена всеобщей эйфории, во время Московского фестиваля молодежи и студентов, казалось, что навсегда позади все плохое, а не горами светлое будущее. Даже песня тогда не только строить и жить, но и находить свою единственную любовь помогала (в ткани Второго концерта легко обнаружить аллюзии с советскими пионерскими песнями).

Поблагодарив петербургских артистов, Ратманский столь же легко взлетел на сцену и с помощью жены Татьяны начал «расшифровывать» свои впечатления: тут же вносить коррективы, что-то уточнять. При этом никакой взвинченности: легкий, приятный тон, желание не одернуть молодого артиста, а тут же показать ему, как это нужно сделать. 10-15 минут продолжался этот мастер-класс на сцене, и подуставшие солисты смотрели на Ратманского не просто с уважением, а с восторгом, потому что так, как Алексей, объяснить и показать, мало кто сумеет…

То ли от того, что был весь поглощен предстоящей премьерой, то ли оттого, что мир балетный нынче настолько наэлектризован и взрывоопасен (явно не избежать разговоров о череде конфликтов в Большом театре, о судьбе Николая Цикаридзе!), Ратманский в этот раз отказался от живого общения со СМИ. О своем новом проекте хореограф рассказал в официальном пресс-релизе: «Я очень рад, что «Concerto DSCH» войдет в репертуар Мариинского театра. Этот балет не имеет литературного сюжета и декораций. Это портрет музыки и, в некоторой степени, портрет труппы Нью-Йорк Сити Балета, для которой он был поставлен в 2008 году. Я не изменяю хореографию, но, конечно, балет трансформируется в новом исполнении. С артистами Мариинки мы хорошо знакомы, это ведь уже мой седьмой балет на прославленной сцене. После сюжетных многоактных спектаклей, с удовольствием работаю с этими чудесными артистами над чисто танцевальной композицией. И с нетерпением жду премьеры в родном городе Шостаковича».

В то время как Ратманский продолжал «разбор полетов» на сцене, на вопросы СМИ ответил и.о. заведующего балетной труппой Мариинского театра Юрий Фатеев. Он восхитился «абсолютно невероятным музыкальным и хореографическим темпом этого захватывающего спектакля». Он рассказал, что название балету «подарили» инициалы композитора в немецкой транскрипции, записанные обозначениями названий нот (D. Sch.). Затем собеседник напомнил, что на музыку Шостаковича Ратманский поставил уже несколько балетов: («Светлый ручей», Большой театр, 2003; «Болт», 2005, Большой театр; New York City Ballet в 2008 - «Concerto DSCH»; на музыку Второго фортепианного концерта, в ABT (Американском театре балета) в 2012 — «Девятую симфонию», в мае этого года в репертуаре ABT появились два новых балета Ратманского на музыку Первого фортепианного концерта и Камерной симфонии для струнного оркестра). Юрий Фатеев подчеркнул, что Мариинский театр первым по-настоящему заметил и оценил талант Ратманского-хореографа, еще в 1998 году предложив поставить три балета - «Поцелуй феи», «Средний дуэт» и «Поэма экстаза», и с тех пор их творческие отношения не давали повода усомниться в неискренности. Сегодня в Мариинке идут три полнометражных сюжетных балета Алексея Ратманского: «Золушка», «Конек-Горбунок» и «Анна Каренина» (два первых были поставлены специально для Мариинского). С появлением Новой сцены Мариинского театра появились и большие возможности перенести в Петербург и другие жемчужины Ратманского, а также начать работу над новым оригинальным проектом, мировой премьерой. И хотя Ратманский нынче живет и плодотворно работает в Нью-Йорке, его творческий путь распространяется от Австралии до Бразилии, двери в Мариинский театр для него всегда открыты…

На вопрос корреспондента «Вечерней Москвы», как смотрится петербургская версия спектакля на фоне нью-йоркской и миланской, Юрий Фатеев ответил так:

- Мне кажется, что любой спектакль, даже в исполнении одних и тех же артистов, отличается от другого. Сегодня у артиста одно настроение, завтра – другое, и сегодняшний спектакль не повторится назавтра. Даже если мы в Мариинке танцуем балеты Баланчина, мы танцуем их не так, как труппа Нью-Йорк Сити Баллет. Я не говорю: хуже или лучше, просто мы обнажаем свою школу, индивидуальности наших артистов. В премьерном спектакле 4 июля в спектакле Ратманского заняты лучшие молодые артисты Мариинского театра: Катя Кандаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко и молодежный состав нашего кордебалета. Нам радостно, что им сегодня под силу справляться со сложнейшей техникой, которую предлагает Алексей Ратманский.

Между тем, Ратманский, отпустив первый состав готовиться к вечерней премьере, пригласил на сцену второй состав (не менее интересный и звездный!), и все началось по-новой…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Пт Июл 05, 2013 5:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070402
Тема| Балет, Мариинский театр, Премьера, «Concerto DSCH», Персоналии, А. Ратманский
Авторы| Николай Вольский
Заголовок| Ратманский поставил в Мариинке-2 «светлый» балет
Где опубликовано| Балтинфо
Дата публикации| 04072013
Ссылка| http://www.baltinfo.ru/2013/07/04/Ratmanskii-postavil-v-Mariinke-2-svetlyi-balet-364998
Аннотация|

Один из самых знаменитых хореографов мира 44-летний Алексей Ратманский, продолжив свою многолетнюю творческую дружбу с Мариинским театром, перенес на сцену Мариинки-2 свой одноактный балет «Concerto DSCH» на музыку Дмитрия Шостаковича. Название балету «подарили» инициалы композитора в немецкой транскрипции.



Родившийся почти 45 лет назад в Ленинграде Алексей Ратманский детские годы провел в Киеве, учился в Москве, затем был ведущим солистом в Киеве, премьером Датского королевского балета. Первым заметил и по достоинству оценил талант Ратманского-хореографа Валерий Гергиев, предложивший Алексею Осиповичу еще в 1998 году поставить для труппы Мариинки три балета - «Поцелуй феи», «Средний дуэт» и «Поэма экстаза». В дальнейшем карьера Ратманского развивалась стремительно: уже в 2004 году он стал художественным руководителем балетной труппы Большого театра, в 2009-м стал ведущим хореографом Американского театра балета. Но ни в Москве, ни в Нью-Йорке, ни в других городах Алексей не забывал о родном городе, и на сцене Мариинского театра сегодня идут три полнометражных сюжетных балета Алексея Ратманского – «Золушка», «Конек-Горбунок» и «Анна Каренина» (два первых были поставлены специально для Мариинского).

Одноактный балет «Concerto DSCH» на музыку Второго фортепианного концерта Дмитрия Шостаковича - настоящий шедевр Ратманского - сначала был поставлен для труппы Нью-Йорк Сити Балет в 2008 году, затем перенесен на сцену Ла Скала, и вот 4 и 5 июля российская премьера на Новой сцене Мариинского театра.

Дмитрий Шостакович в 1930-е годы сочинил много балетной музыки, включая полнометражные балеты «Болт» и «Светлый ручей». Последний был возобновлен в 2003 году в Большом театре хореографом Алексеем Ратманским. Весной 2008 года Ратманский поставил для Нью-Йоркского балета еще одно произведение Шостаковича – на сей раз Концерт для фортепиано с оркестром № 2. Этот концерт Шостакович сочинил в 1957 году на 19-летие сына Максима. В этом произведении нашла отражение оптимистическая энергия композитора, вызванная окончанием сталинских репрессий. Второй концерт, написанный в 1957 году – невероятно светлое, энергичное, лирическое сочинение Дмитрия Шостаковича. И спектакль получился пронизанный энергетикой счастливых молодых строителей коммунизма.

О своей новой работе с труппой хореограф сказал: «Этот балет не имеет литературного сюжета и декораций. Это портрет музыки. Для труппы Мариинского театра я не изменяю хореографию, но, конечно, балет трансформируется в новом исполнении. После сюжетных многоактных спектаклей с удовольствием работаю с чудесными артистами Мариинки над чисто танцевальной композицией. С нетерпением жду премьеры в родном городе Шостаковича».

В главных партиях: Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко. Дирижер - Михаил Агрест. Партия фортепиано – Дмитрий Румянцев. Ассистент хореографа – Татьяна Ратманская, супруга Алексея Осиповича. Художник по свету – Марк Стенли, художник по костюмам – Холли Хайнс.
4 и 5 июля на вечерах в Мариинском-2 представлены также шедевры Уильяма Форсайта - одноактные балеты «Там, где висят золотые вишни» и «Головокружительное упоение». Российская премьера балета Алексей Ратманского позиционируется в Мариинке как главная балетная премьера масштабного фестиваля «Звезды белых ночей». Как рассказал исполняющий обязанности заведующего балетной труппой Юрий Фатеев, сотрудничество с Алексеем Ратманским будет продолжено: он намерен перенести на сцену Мариинского театра и другие лучшие свои балетные спектакли, а также поставить в Петербурге еще один оригинальный спектакль.



Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 9903

СообщениеДобавлено: Пт Июл 05, 2013 5:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070501
Тема| Балет, Парижская опера, Сильфида, Персоналии
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Романтика с особым чувством
"Сильфида" в Парижской опере
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 05.07.2013
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2226016
Аннотация| Возобновление балет


Фото: presse.operadeparis.fr


На сцене Palais Garnier после девятилетнего перерыва появилась "Сильфида" Пьера Лакотта — реконструкция забытого балета Филиппа Тальони. Из Парижа — ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.

C "Сильфиды", поставленной Пьером Лакоттом по мотивам одноименного и первого в истории романтического балета Филиппа Тальони, собственно, и пошла мода на реконструкции забытых спектаклей ХIХ века. Хореограф, реконструировавший эту "романтическую грезу" для французского телевидения в 1971 году, обрел славу непревзойденного знатока старины. С телеэкрана "новодельная" "Сильфида" тут же перепорхнула на сцену Парижской оперы, а с нее и в другие славные театры, включая московский Музтеатр Станиславского, где она появилась в прошлом сезоне. Помимо знаменитого трио главных героев — Сильфиды, Джеймса и его невесты Эффи — и других чисто танцевальных достоинств в спектакле Лакотта воспроизведены (хотя и не в полном объеме) чудеса машинерии ХIХ века, напрочь выпавшие из театральной практики в ХХ столетии.

Именно сценические волшебства — все эти одиночные и групповые полеты "дев воздуха" над сценой, их покачивания на деревьях, скольжения по пригоркам и исчезновения под землей — и стали причиной девятилетнего отсутствия "Сильфиды" в репертуаре Парижской оперы. По словам Пьера Лакотта, рабочие сцены, недовольные технической сложностью спектакля, всячески сопротивлялись его очередному возобновлению, требуя повышенной оплаты труда. Как был разрешен спор — корреспонденту "Ъ" неведомо, но только в июне "Сильфида" вновь воцарилась в Palais Garnier, причем на долгие три недели беспрерывного показа. Главных Сильфид в театре нашлось целых пять; сам Лакотт, весьма довольный возобновлением, особо выделяет приглашенную приму Большого Евгению Образцову (уже танцевавшую эту партию в Москве) и этуаль Людмилу Пагльеро. Ее-то и посчастливилось увидеть корреспонденту "Ъ".

Без этой балерины наизусть знакомый спектакль остался бы картинкой из хрестоматии. Да, конечно, кордебалет Оперы выучен превосходно, и старофранцузская школа, на которой зиждется хореография "Сильфиды", для него родной язык. Любая "шотландская крестьянка", затерянная в глубине сцены, выпишет двойные ронды каллиграфически точно, пусть ее талия далека от романтического образца, а безупречно дотянутая стопа лишена красивого изгиба. Любой "шотландский крестьянин" нашинкует антраша мелко, резво и педантично и с таким видом, будто он по меньшей мере герцог. Держать темп и рисунок танца (а он в "Сильфиде" чрезвычайно прихотлив), соблюдать точность ракурсов, уметь эффектно подать себя — все это у французов в крови. Тем более у тех, кто выбился в солисты. Невеста Джеймса (Алис Ренаван) была невозмутимо неуязвима в мелкой технике и очаровательно точна в актерских реакциях. Сам Джеймс (Флориан Маньене), статный и обаятельный первый танцовщик, звезд с неба явно не хватал, но успешно скрывал погрешности танца, заканчивая свои шаткие пируэты в безупречно точной позиции и пряча недотянутые колени под клетчатой юбкой.

Словом, в Парижской опере "Сильфида" выглядела комильфо. Однако в разряд художественного события спектакль перевела именно Людмила Пагльеро. Далеко не юная аргентинка, приглашенная в парижскую труппу уже взрослой артисткой, честно прошедшая все ступени театральной иерархии и ставшая этуалью лишь в прошлом году, исполнила лучшую роль в своей карьере. Изящная брюнетка с узким лицом и длинным тальониевским носом, она воплощала сам дух французского романтизма, его поэтическую томность и прозаическую пикантность. С техникой ее танца можно покончить одной фразой: этуаль была безупречна. Однако это безукоризненное сочетание неуловимо-стремительных мелких па и необычайной плавности спусков и подъемов на пуанты дается отнюдь не только школой и природными данными, но изнурительно тяжким личным трудом. Прыжок, небольшой от природы, балерина фиксировала в воздухе — так четко, будто позировала в фотоателье. Однако в ее существовании на сцене не было и грана демонстративности — Людмила Пагльеро будто забыла про зрительный зал, поглощенная завоеванием любимого мужчины. Арсеналу женских уловок этой бесплотной соблазнительницы позавидовала бы и либертинка XVIII века. Слезы обиженного ребенка, надутые губки шаловливой подружки, игривая пикантность светской дамы, покоряющая нежность, трогательная покорность, эфемерная хрупкость, влекущая недоступность, трагическая обреченность — эта Сильфида соединила в себе всех героинь французских любовных романов прошедших веков, заполнив живым чувством прелестную раму романтического балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Zena
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 06.05.2008
Сообщения: 8161

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 2:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070601
Тема| Балет, NDT
Авторы| Ольга Завьялова
Заголовок| «Танцовщикам Большого нужно объединиться и поддерживать друг друга»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 05.07.2013
Ссылка| http://izvestia.ru/news/553186
Аннотация| Худрук Нидерландского театра танца Пол Лайтфут

«Танцовщикам Большого нужно объединиться и поддерживать друг друга»
Худрук Нидерландского театра танца Пол Лайтфут — о свободе слова в труппе NDT, гримерках Мариинки-2 и кислотной атаке на Сергея Филина
На сцене Мариинки-2 в рамках перекрестного Года Россия–Голландия прошли гастроли Нидерландского театра танца, представившего жителям Северной столицы вечер одноактных балетов. С художественным руководителем одной из лучших компаний современного танца, хореографом Полом Лайтфутом встретилась корреспондент «Известий».
― Как вы можете оценить здание Мариинки-2?

― Вчера я впервые посетил этот театр, и мне там понравилось. Паркет, стены, пол оформлены просто, но при этом там очень красиво.

― Штатные артисты театра жалуются, что гримерки до сих пор находятся в состоянии ремонта. Ваши танцовщики довольны предоставленными для работы условиями?

― Комнаты для артистов очень хорошие: они большие, в них много пространства, всё очень новое и хорошо сделано. Я не был в артистических комнатах для музыкантов, может быть, там действительно грязно.
― Два года назад вы возглавили труппу NDT. Считаете это высшей точкой своей творческой карьеры?
― Как танцовщик я начал работать в NDT с 1985 года, затем был хореографом, главным хореографом. И только два года являюсь артистическим директором. Руководство труппой — это тяжелая работа, но она мне очень нравится. NDT― танцевальный театр, который всё время меняется. У нас нет закрепленного репертуара, мы постоянно создаем что-то новое. Я люблю своих коллег, хотя иногда мне приходится проявлять характер. Но это жизнь.
― Вам больше нравится работать с основной труппой NDT или с молодежной?
― Я одинаково люблю обе компании. С танцовщиками из NDT-1 мы пережили хорошие и плохие времена, смеялись и плакали вместе. Я очень люблю NDT-1, потому что там настоящие профессионалы. Артисты из NDT-2 — другие: это молодые, талантливые ребята, имеющие творческий голод, свежесть. У них все только начинается, и это прекрасный старт. К сожалению, 5–6 лет назад пришлось закрыть NDT-3: компанию для танцовщиков пенсионного возраста. Нам не хватало финансовых средств, три балетные компании ― это слишком много.
― В вашей труппе бывают конфликтные ситуации из-за распределения партий?
― У нас нет привычной балетной иерархии, нет разделения на принцев и принцесс, фрейлин и т.д. В NDT — все принцы. Думаю, зрители, читая имена в программке и смотря балет, всегда знают, какие артисты являются лучшими в том или ином спектакле.
― На ваш стиль сильно повлияло творчество Иржи Килиана.
― Г-н Килиан был моим директором на протяжении 20 лет. Он был одним из первых, кто помог мне и моей жене Соль Леон осознать себя хореографами. Как и у Иржи Килиана, в моих балетах большую роль играет музыка, для движений характерна легкость, а композиция имеет фазы статики. Я также перенял у него принципы работы с декорациями и пространством.
― Вы более 20 лет создаете балеты в соавторстве с Соль Леон. Как происходит ваш творческий процесс?

― Мы всегда работаем по-разному. Постоянно находимся в творческом диалоге. При этом почти не обсуждаем постановки, не строим заранее планов, полагаемся на инстинкт. Бывает, что при создании балета происходит наслоение независимых пластов, воплощающих мои или ее идеи. Это поистине сумасшедший процесс. Я не люблю создавать один. Когда работаю с Соль Леон, мои идеи могут подвергаться сомнению, мы можем спорить. И это прекрасно. Правда, порой у нас случаются серьезные столкновения, ведь мы принадлежим к разным культурам: Соль ― из Испании, а я ― из Англии. Но я считаю, что это хорошая комбинация.
― Вы знаете о кислотной атаке, которой подвергся худрук балета Большого театра Сергей Филин?
― Я знаком с Сергеем Филиным. То, что с ним произошло, ― ужасная трагедия. Я презираю жестокость и не понимаю этого поступка. Балет ― прекрасное светлое искусство, глобальный язык общения. Нападение на г-на Филина перемещает нас из области творчества в область политики. Мне кажется, после этой трагедии балетной труппе Большого важно объединиться и поддерживать друг друга.
― Артисты Большого театра не имеют права без разрешения администрации общаться с прессой и критиковать недочеты рабочего процесса. Ваши танцовщики могут открыто говорить о своих проблемах?

― Конечно. В отличие от театральных трупп наши танцевальные компании отличаются большей демократичностью. У нас каждый имеет право на свободу слова.
― Вы слышали об увольнении Николая Цискаридзе?
― Я не знаю, кто это.
― Диана Вишнёва, с которой вы и Соль Леон сотрудничали над балетом «Объект перемен» в рамках ее проекта «Диалоги», признавалась, что за время совместной работы вы стали для нее семьей. Какие ощущения остались у вас от общения с Дианой?
― Я называл Диану «маленькой птичкой» (смеется). Диана ― превосходная. Она большая звезда, очень красивая балерина, обладающая фантастической техникой. Время нашей совместной работы было прекрасным. Но Диане приходилось очень тяжело. Иногда у нее что-то не получалось, она плакала. Но, несмотря ни на что, упорно проникала в нашу хореографию, потому что очень хотела станцевать этот балет. Диана Вишнёва получила «Золотую маску» за проект «Диалоги». Я счастлив за нее. На этот спектакль она потратила много времени и сил, это ее детище.
― Вы любите ставить балеты на сочинения композиторов-минималистов: Филиппа Гласса, например. Что вас привлекает в этой музыке?

― Я не считаю Филиппа Гласса минималистом. Да, он использует репетитивную технику. Но в его музыке много романтики. Мне кажется, что она прекрасно подходит для танца. Я и Соль создали 12 балетов на его музыку. Я пробовал обращаться к разной музыке: от композиций Бьорк до барочных опусов и сочинений Бетховена. Но, видимо, это не мое: у меня не возникает желания ставить танец. А под музыку Филиппа Гласса я хочу танцевать.
― В ваших ближайших планах есть проекты в России?
― Я надеюсь, что в скором времени мы вновь приедем в Санкт-Петербург. Это очень артистический город, танец здесь имеет богатую историю. Идеи некоторых проектов уже в стадии формирования. И я надеюсь, что их удастся воплотить в жизнь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 1 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика