Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 4:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070602
Тема| Балет, БТ, Премьера, «Онегин», Персоналии, Рид Андерсон
Авторы| Светлана Наборщикова, Виктория Иванова
Заголовок| «Решение по составам «Онегина» мы утверждали совместно с Филиным»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20130705
Ссылка| http://izvestia.ru/news/553183
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Худрук Штутгартского балета Рид Андерсон — о том, что предшествовало отказу примы ГАБТа Светланы Захаровой от участия в знаменитом балете


Фото: stuttgart-ballet.de

Прима-балерина Большого театра, народная артистка России Светлана Захарова отказалась от участия в балете «Онегин», премьерой которого ГАБТ закрывает свой 237-й сезон. Поводом для отказа послужила очередность составов — вместо выступления в привычный для себя первый день премьерного блока балерина должна была исполнить роль Татьяны Лариной во второй. По информации «Известий», г-жа Захарова сочла, что на постановщиков спектакля оказало давление руководство Большого балета, продвигающее «своих» артистов. «Известия» обратились за комментарием к руководителю постановочной группы, худруку Штутгартского балета Риду Андерсону.

— Объявляя об отказе Светланы Захаровой танцевать в «Онегине», представительница ГАБТа отметила, что у театра «нет возможности влиять на выбор артистов и все составы определяют постановщики, в частности руководитель Штутгартского балета Рид Андерсон». Однако в февральском интервью «Известиям» худрук Большого балета Сергей Филин, отвечая на вопрос о ходе подготовки к премьере, сказал: «Окончательно утверждать список артистов будем я и Рид Андерсон». Как было на самом деле?

— Я принимал решения, обсуждал их с Сергеем Филиным, и мы совместно их утверждали.

— Контактировали ли вы с Сергеем Филиным во время подготовки «Онегина»?

— Да.

— Сергей Филин покинул Москву в феврале и более сюда не возвращался. Весной вы привезли на гастроли в Москву Штутгартский балет и дали интервью нашей газете. Говоря о подготовке к «Онегину», вы сказали, что в январе провели кастинг и сейчас, в конце апреля, уже идут репетиции, но вы в них участия не принимаете. С тех пор вы в Москву не приезжали. Вы утвердили составы и их очередность, не видя танцовщиков в деле?

— Когда я приезжал знакомиться с труппой несколько месяцев назад, то успел посмотреть всех танцовщиков. Потом в Москве остались мои ассистенты, которые разучивали с ними балет. На основании их репортажей и отчетов все составы были определены окончательно. Я же буду в Москве всю следующую неделю на финальных репетициях. И еще — я видел многих танцовщиков Большого в других постановках, поэтому имею представление о некоторых из них.

— У Большого театра есть определенные традиции, в частности, первый спектакль премьерного блока, как правило, танцуют примы и премьеры. Когда вы переносите балеты Крэнко, считаетесь ли вы с традициями компаний?

— Мой главный приоритет — чтобы балеты Крэнко точно ставились, репетировались и исполнялись. Я не принимаю в расчет никакую иерархию ни в одной компании. Так что артистам приходится идти на компромиссы во имя сохранения обликов балетов Джона Крэнко. Я отобрал артистов так, как посчитал нужным для наилучшего исполнения их партий. Светлана Захарова вошла в этот кастинг. Если же традиции Большого театра подразумевают, что какой-либо танцовщик может потребовать поставить его в первый состав или вмешиваться в решения кастинга, тогда — нет, я не придерживаюсь этих традиций. Мое понимание традиций Большого театра — независимого от номера состава и ранга танцовщика — следующее: абсолютно все танцуют с полной отдачей и полным использованием собственных артистических возможностей, с абсолютным уважением к видению хореографа и на высочайшем уровне качества.

— Случались ли подобные скандалы в ваших постановках наследия Крэнко?

— Нет, никогда. Но и здесь я не считаю происшедшее скандалом.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Июл 06, 2013 6:19 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 6:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070603
Тема| Балет, XII Международный конкурс артистов балета и хореографов
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| Московский международный
Где опубликовано| РУССКИЙ БАЗАР №27 (898)
Дата публикации| 2013-07-04 - 2013-07-10
Ссылка| http://russian-bazaar.com/ru/content/125909.htm
Аннотация| КОНКУРС

В Москве прошел XII Международный конкурс артистов балета и хореографов. Я была приглашена присутствовать на нем в качестве гостьи - балетного критика из Америки.


Оксана Скорик и Тимур Аскеров

Конкурс проходил сначала на сцене нового здания Большого театра, а затем – на сцене исторического здания. Билеты продавались по дешевой цене, и зрители иногда заполняли весь зал. Наблюдая день за днем работу жюри с ее бессменным председателем Юрием Григоровичем, я пришла к выводу, что им, как говорили раньше, “за вредность” надо выдавать молоко.


Конкурсантам на выбор предоставляется несколько определенных названий балетов или концертных номеров, из которых они могут выбирать вариации или дуэты по своему желанию. Перед началом конкурса происходит жеребьевка. Конкурсанты выступают по порядку вытянутых номеров. И получается, что в программе иногда стоят подряд четыре pas de deux из «Дон Кихота», подряд - четыре вариации Одалиски из «Корсара»... Причем исполняемая хореография одной и той же вариации, поставленной, как сообщается в программке, одним и тем же хореографом, заметно отличаются одна от другой.


Впрочем, и хореограф иногда определяется неизвестно кем. Например, давно пора бы объявлять, что авторами pas de deux из «Дон Кихота» являются А. Ермолаев и В. Васильев, но до сих пор знаменитый дуэт приписывается А. Горскому. И это в лучшем случае. Иногда - Горскому и Петипа, который вообще никакого отношения к этой хореографии не имел. В какой-то момент диктор, объявляя дуэт, сказал: «Хореография...». Пауза... И с некоторым едва уловимым удивлением: «Петипа». В зале раздались смешки. Остается только восхищаться выдержке и профессионализму жюри, в состав которого входили балетные премьеры, педагоги, руководители балетных трупп разных стран.

А проблемы перед ними стояли не только в виде однообразия репертуара. Например, общий профессиональный уровень мужского танца оказался довольно высок. Теперь все высоко прыгают, крутятся волчками, многие делают кульбиты и трюки (не всегда к месту и не всегда чисто, но это другой вопрос)... А вот индивидуальностей было очень немного. Я бы сказала, что если бы конкурсанты не танцевали кроме классических вариаций еще и современные номера, где они решались как-то проявить себя, выбор победителей был бы еще более затруднителен.


Эльвина Ибраимова


Конечно, на конкурсе все стремятся показать свои профессиональные возможности, но, как сказал хореограф Бен Стивенон, у Базиля и Хосе должна быть одинаково блестящая техника, но ни в коем случае не одинаковое выражение лица. Увы. При исполнении классического репертуара выражение лиц у танцовщиков всех национальностей было практически одинаковое.


В этом году впервые конкурсанты младшей группы танцевали характерные танцы. Искусство исполнения этих танцев, необходимых в классическом балете, в наше время постепенно исчезает. Поэтому ввести конкурс на исполнение характерных танцев было полезно, но перед конкурсантами не были поставлены четкие задачи, и они танцевали все, начиная от театрализованных испанских танцев до чисто фольклорных, которым место в репертуаре народных ансамблей.
Конкурс выявил разные проблемы современного исполнения классического танца. С одной стороны – развитие техники, с другой – потерю стиля, а для меня – главное: потерю русскими танцовщиками красивых port de bras, то есть правильно поставленных позиций рук, которые всегда было отличительной чертой русской школы, особенно – ленинградской (петербургской). Сейчас, разглядывая снятые фотографии, я вижу, что только китайцы, корейцы и японцы, у которых многие школы классического танца были созданы педагогами из России, хранят это искусство.

Миграция народов во всем мире отразилась и на конкурсе. Например. бронзовую медаль получил Эрнест Лопутин, выступавший как представитель Кыргыстана, а золотую – представитель Азербайджана Тимур Аскеров. Но оба они танцуют в Мариинском театре. Фогарти Мико, явно азиатского происхождения, родилась в Лондоне, учится в Индиане, на конкурсе выступала как представительница Швейцарии...


Большой группой приехали танцовщики из Бразилии. И хотя никто из них не занял места выше третьего, они произвели хорошее впечатление - в отличие от некоторых «серебряных»медалистов, которых я не могу вспомнить, даже разглядывая свои фотографии, – такими «безликими» были их выступления.


Золотые и серебряные медали по всем разделам конкурса получили в большинстве своем русские танцовщики, поскольку их на конкурсе было большинство. На вторые и третьи места вышли танцовщики из Японии, Китая, Кореи, Бразилии, Кыргыстана. Из довольно большой группы конкурсантов, представлявшей Америку, серебряную медаль присудили Жизель Бетэ. Две другие американки, Кэтрин Хиггинс и Мария Тереза Бек, получили бронзовые медали.


Кроме медалей и дипломов, которые присуждало жюри, некоторым конкурсантам были выданы специальные дипломы от журнала «Балет» и других организаций, связанных с этим искусством.

В конкурсе участвовали и молодые хореографы, которые должны были поставить номер специально к этому случаю. Победителем можно считать Олега Габышева, молодого премьера театра Бориса Эйфмана, который получил вторую премию ( первую премию никому не присудили). Габышев поставил два номера, и наибольшее впечатление произвела миниатюра «Лень» на музыку минималиста А.Айги, - оригинальная по замыслу, драматургии и воплощению. Это фарс, шутка, игра человека и его Лени. Номер превосходно исполнен самим Габышевым и В.Дорохиным, танцовщиком того же театра. Хореографический дебют прошел удачно, теперь главное – что будет ставить Габышев дальше.


Олег Габышев, Владимир Дорохин

Хотя конкурс хореографов оставил в целом довольно унылое впечатление, я нахожу его весьма обнадеживающим. Сегодня много молодых стремятся создавать хореографические номера, что увеличивает вероятность того, что среди них появятся талантливые хореографы, которых так немного в современном мировом балете.


ЧАСТНОЕ МНЕНИЕ

Я слушала объявление окончательных результатов, стоя на сцене Большого театра, рядом с участниками конкурса. Когда Тимофея Андриященко из Латвии (юношеская группа) назвали победителем – присудили ему первую премию и золотую медаль, на лице танцовщика отразилось неподдельное изумление: он не ценил себя так высоко. Я была изумлена не меньше: хорошенький мальчик, танцевал чисто – вот и все, что можно о нем сказать. Впрочем, я уже писала, что индивидуальностей на конкурсе было немного. Золотой медалист Д.Залеев был отличен от других, ему и дали – кроме «золота» – специальную премию за артистизм и сценическое обаяние.

Я согласилась с жюри, присудившими золотую медаль москвичкам Э. Ибраимовой и К. Рыжковой. Но не ясно, почему американка Хиггинс получила только «бронзу», будучи намного артистичнее других, серебряных медалисток, как и Эрнест Латыпов (Кыргыстан) и Микола Городицкий (Украина) в мужской группе.


Американка Жизель Бетэ была очаровательна в своей прелестной непосредственности, с которой она танцевала классику. Да и в современном номере она произвела большое впечатление. Но заняла второе место. А за что дали первое место и золотую медаль О.Бондаревой (Россия) - для меня осталось тайной. За уверенность и лихие вращения? Но мы смотрели будущих артистов театра!


Жизель Бетэ

И уж совсем непонятно, почему даже дипломом не был отмечен хореограф Д. Антипов (Россия), поставивший «Одуванчик» на музыку Стима Хорна. Забавный, трогательный и печальный, номер вслед за «Ленью» Габышева буквально оживил программу хореографов. Исполнитель Д. Хамзин был выразителен в роли «одуванчика», который сначала так по-детски радуется жизни, затем так трогательно умирает, когда теряет парик, – облетает цветок! Можно считать: клоун разыгрывает свой смешной и грустный номер.


Александр Чепалов, главный редактор журнала «Танец в Украине и мире», решил восстановить справедливость и выдал хореографу и танцовщику специальную премию «за оригинальность замысла и мастерство сценического воплощения».


ВНЕ КОНКУРСА


Вне конкурса я видела только один балет – «Жизель» в Большом театре. Главные роли танцевали прима-балерина театра Светлана Захарова и Сергей Полунин, артист Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.


Полунин – фигура довольно одиозная, он ушел из Лондонского Королевского балета, со временем переехал в Москву. Но танцовщик он талантливый, в Москве его любят. В роли же Альберта Полунин меня абсолютно разочаровал. Он вышел на сцену мальчиком с московских улиц, даже приблизительно не представляя, кем является его герой: коварным соблазнителем? влюбленным графом? А при первом появлении Жизели на сцене он вообще стоял к ней спиной. Во втором акте заменил одни прыжки на другие (brise на entrechat six), лишив свой выход смысла и превратив его в экзерсис в балетном классе.


Захарова оказалась в трудном положении, но она – мастер. Балерина станцевала спектакль, изумительный по красоте. Сцену сумасшествия Жизели Захарова станцевала печально и красиво, и это стало камертоном ее состояния и исполнения во втором акте.


Андрей Меркурьев в роли Ганса был незабываем: красивый, мужественный, влюбленный... Благородство манер, конечно, не совсем отвечали образу лесничего, но можно сказать, что хоть кто-то на сцене был графом!


В московском балетном мире, естественно, обсуждались последние события в Большом театре. Театр не подписал контракт с Николаем Цискаридзе – ни как с танцовщиком, ни как с репетитором. Это очень печальное для театра событие: Цискаридзе – последний выдающийся премьер Большого театра, воспитанный в его традициях и преданный Большому. К тому же он проявил себя и как талантливый педагог. Я не стала спрашивать Цискаридзе о его планах в такой момент.


***

И в Москве и в Петербурге одеваются, как всегда, красиво, особенно женщины: длинные юбки самых разных фасонов, сарафаны... цветник! И в гостинице, где я жила, и в кафе работают вежливые и доброжелательные молодые люди. Вывески встречаются удивительнейшие. Читаю на двери какого-то закрытого днем бара: «Грязный кайот». Спрашиваю москвичей: что это? Выяснилось: что-то вроде ночного клуба, где посетители ведут себя, по их мнению, экстравагантно: могут облить вином пиджак, снять и забросить куда-то галстук... девочки не совсем одеты, но и раздеты не до конца.


Общее настроение – у людей шок: от происходящего в стране, от каких-то малопонятных законов, которые каждый день
издает Дума, от вранья в телевизор о процветании страны, от агрессивной позиции церкви... Люди становятся нервными, раздражительными, начинают искать правды в прошлом, что уж совсем печально. Или просто уходят в свои дела. Тех, кто активно протестует, я не встречала.


Процветает ненависть к приезжающим работать по найму. По-видимому, есть на ком выместить раздражение от своих невзгод. Еще одна печальная новость: многие говорят о росте антисемитизма.


Антиамериканская пропаганда в точности напоминает ту, которая велась в советское время, но в то время мы подозревали, что нам врут. А теперь все верят. Почему? На всех майках у молодежи – английские надписи, не говоря уж о вывесках на магазинах, рекламных щитах, написанных по-английски или английскими буквами.


К счастью, я лично ни разу не столкнулась с антиамериканизмом. В аэропорту, когда я стояла в очереди к стойке с оформлением багажа, чиновник повертел в руках мой американский паспорт и сказал с какой-то неопределенной интонацией: «Домой летите...» и направил меня туда, где очередь была поменьше.


Но кто - я! Немолодая дама, путешествующая по миру. А балетный конкурс тем и хорош, что люди самых разных стран соединяются из любви к прекрасному искусству в этом «безумном, безумном, безумном мире».

Фото Нины Аловерт
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 7:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070604
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Игорь Зеленский
Автор| АННА ОГОРОДНИКОВА
Заголовок| Игорь Зеленский: «Всегда хочется большего»
Где опубликовано| Континент Сибирь
Дата публикации| 2013-07-02
Ссылка| http://ksonline.ru/stats/-/id/2190/
Аннотация| Брифинг

Близок к финалу очередной театральный сезон – с точки зрения балета он оказался весьма продуктивным. На сцене Новосибирского государственного академического театра оперы и балета с большим успехом прошли две премьеры, состоялся масштабный VI Сибирский фестиваль балета. Эффектным моментом последнего театрального месяца обещает стать творческий вечер самого Игоря Зеленского, намеченный на 3 июля. Мы увидим его в «Кармен» с Анной Жаровой и в «Шехеразаде» с Натальей Ершовой. Подводя итоги очередного театрального сезона на традиционном брифинге, художественный руководитель балета Новосибирского театра оперы и балета Игорь Зеленский рассказал о том, чего удалось достичь и чего нам стоит ждать в будущем.




- Игорь Анатольевич, какие балетные премьеры нас ждут в будущем году?

- Сейчас все силы, все средства брошены на постановку новой сценической версии «Щелкунчика». Знаменитый сценограф Эцио Фриджерио, который приглашен работать над оформлением балета, уже активно ведет работы. Фриджерио – один из признанных мэтров мирового музыкального театра на сегодняшний день, его работы, его имя говорят сами за себя. Он много лет сотрудничал с Джорджо Стрелером и другими выдающимися режиссерами современности, ставил «Аиду» и «Спящую красавицу» в Большом театре – в общем, соглашается далеко не на каждый проект. Работы идут полным ходом, костюмы шьют в Милане, декорации готовят в Риме.

- Что необычного мы увидим в новом «Щелкунчике»?

- Мы сохраним в балете классическую хореографию Вайнонена, в качестве постановщика я сделаю лишь то, что потребуется в связи с сознанием новой сценической версии. Безусловно, в спектакле примут участие дети, которые станцуют детские партии. Особенностью новой постановки «Щелкунчика» станет новое сценическое прочтение. Все будет дорого и богато, действие происходит во дворце, во всю сцену вырастает огромная елка. Во втором отделении действие обычно идет на фоне одних декораций, но в версии Фриджерио герои попадают в разные страны, в разные декорации, каждая из которых уникальна. Знаете, когда Симонов делал «Щелкунчика» с Михаилом Шемякиным, тот создал такие маски, в которых казалось невозможным танцевать, но получился талантливый спектакль, который живет в репертуаре и нравится детям. Сейчас Эцио Фриджерио рисует такие масштабные полотна… Художник уже в солидном возрасте, он имеет четкое видение результата и, как показывает практика его сотрудничества с другими театрами, не склонен менять свой замысел ради бюджета. Надеюсь, это будет необычное, масштабное и очень красивое зрелище. Обычно я долго иду к цели, но в конце концов все получается.

- Почему для вас так важна новая постановка «Щелкунчика»?

- Хочется сделать для детей красивый праздник, порадовать их и помочь правильно развиваться. У меня в семье трое детей, и я понимаю, как важно с раннего возраста развивать в них хороший вкус. Мы планируем дать подряд около сорока представлений, чтобы сходить на спектакль могли все желающие. Это будет самая большая губернаторская елка, артисты в костюмах будут общаться с детьми и дарить подарки детям, будем разыгрывать сюрпризы в антракте. Надеемся, что спектакль станет украшением репертуара, и уже сейчас ведем переговоры о гастролях в Лондоне. Но главное – сделать так, чтобы новый «Щелкунчик» понравился дома, стал настоящим праздником для города.

- Также к постановке готовится «Ромео и Джульета»?

- Это будет оригинальная хореография Йохана Кобборга на прекрасную музыку Сергея Прокофьева. Сюжет будет сохранен, Монтекки и Капулетти никуда не денутся. Хореограф работает в неоклассическом ключе, в духе Макмиллана, в его балетах чувствуется импульсивность и современная энергия. Это будет классический балет, никакой клоунады и трюков для детей. Кобборг учился и много танцевал в Дании, потом у Ноймайера, перетанцевал всего Макмиллана в Лондоне, у него есть свой язык.

- В этом году Сибирский фестиваль балета получился особенно масштабным. На что хочется обратить внимание, подводя итоги?

- Если «Пульчинелла» Кирилла Симонова вам понравился, значит, все в порядке. Радует, что удалось привезти свежие постановки театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Выступили оригинальные зарубежные коллективы, в том числе израильская труппа с балетом Deca-Dance. Ярким финалом стала премьера «Весны Священной» Патрика де Бана, благосклонно встреченная публикой. Юбилей Стравинского – это событие, которое нельзя было пропустить.

- Как вы оцениваете состояние балетной труппы в настоящий момент?

- В целом труппа в хорошем состоянии. Есть ротация, кто-то приезжает, кто-то уезжает. В этом году пришло несколько выпускников нашего хореографического училища, приняли выпускницу из Красноярска с красным дипломом. Мы хорошо дышим. Есть народная артистка Анна Жарова, Наталья Ершова, Анна Одинцва – целое поколение прекрасных артисток. Потом идут Вера Сабанцева, Светлана Свинко, Елена Лыткина. Мужская часть труппы тоже очень сильна: Роман Полковников, Иван Оскорбин, Михаил Лифенцев. Есть минимум по два хороших состава на каждый спектакль – этим может похвастаться далеко не каждый театр. Всегда можно повышать планку, но, как я люблю говорить, мыслим глобально – действуем локально. При постановке «Ромео и Джульетты» попробуем отдать приоритет молодому поколению: Татьяна Горохова, Вера Сабанцева, Михаил Кеменов.

- Смогут ли новосибирские зрители увидеть «Майерлинг», вашу последнюю крупную работу в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко?

- В следующем году мы обязательно привезем «Майерлинг» на фестиваль в Новосибирск. Выбирая этот балет для постановки, я учитывал разные факторы – московская публика имеет свой вкус, к тому же чисто политически нам необходимо учитывать, что рядом находится Большой театр, в который хотят попасть едва ли не все три миллиона туристов, ежедневно попадающих в Москву. Драмбалет – возможно, не совсем привычный для нашей публики жанр, но в нем удачно подобраны все характеры, постановка имеет большой резонанс. Надеюсь, «Майерлинг» будет жить в репертуаре и радовать зрителей.

- Что еще, на ваш взгляд, должно появиться в балетной афише НГАТОиБ?

- Я хочу сделать «Раймонду» на музыку Глазунова с хорошим художником, этот балет с красивыми партиями украсит репертуар. Безусловно, важно ставить одноактные балеты, работать с современной хореографией. Но если кто-то фантазирует, а зал остается полупустым, это очень печально. «Корсар», поставленный в прошлом сезоне, собирает полные залы – классика никогда не мешала, она только развивает. К тому же авангардные балеты довольно трудно держать в репертуаре на нужном уровне. Классику мы умеем делать достойно, она интересна зрителям, артистам и мне как художественному руководителю. «Спящая красавица» сегодня в плачевном состоянии, и есть такие балеты, которых пора нет в репертуаре.

- Однако даже исполнение «Шепота в темноте» говорит о том, как эволюционировала труппа в отношении современной хореографии.

- Это естественно – танцовщики развиваются. Мы будем уделять внимание этому направлению. В частности, мы планируем заказать новый одноактный балет Эдварду Льянгу.

- Как вам удается гармонично сочетать разные направления?

- Как говорится, нам чужого не надо, но и своего не отдадим. Безусловно, как танцовщик я теперь успеваю меньше, хотя продолжаю иногда танцевать в Мариинке и езжу по миру. Много внимания я уделяю работе с молодым поколением артистов. Готовлю большой тур, собираю молодых звезд, в том числе Сергея Полунина, чтобы проехать с ними по всей стране. Кстати, планируется участие Романа Полковникова и Семена Величко. Сначала проект будет анонсирован по телевидению, на первом канале. Мы заедем во все большие города: Владивосток, Красноярск, Новосибирск, Пермь, Екатеринбург, Грозный и другие. Мне недавно Светлана Захарова говорит: «У меня тур по Японии», а я отвечаю: «Здорово, а у меня – по России». Нужно показать стране талантливую молодежь, которая полна сил и желания выступать. Тур пройдет под названием «Игорь Зеленский представляет». Программа будет составлена из концертных номеров в сопровождении оркестра. Надеюсь, этот проект привлечет в театр молодежь в тех регионах, где редко видят хороший балет. В плане просвещения это надо делать, этого не хватает стране.

- Как сегодня обстоят дела у Сергея Полунина?

- За год выросла его известность не только в России, но и в мире. Важно, чтобы он стал знаменитым не через телевидение или кино, а именно как артист балета. У Сергея есть все, чтобы стать артистом мирового масштаба. Он уникален: обаятелен внешне, обладает хорошим ростом, техничен, координирован, великолепно прыгает, хороший партнер. И к тому же внутренне правильный, чистый человек. Хочется, чтобы он избежал ошибок, развиваясь под руководством наставника.

- Вы реализуете себя как исполнитель, наставник, руководитель. Какие видите перспективы?

- Все надо делать вовремя. Считаю, в свои сорок четыре я неплохо станцевал «Майерлинга», летом будет еще один спектакль. Я наслаждаюсь тем, что делаю, и с радостью делюсь своим опытом, который всю жизнь собирал по крупицам. Я продолжаю тренироваться по три-четыре часа в день, это требует много сил и энергии. Руковожу двумя большими труппами в Новосибирске и Москве. Проект с молодыми артистами тоже требует внимания. Положа руку на сердце, признаюсь, что есть мечта создать балетный театр, которого нет в стране. Это мог бы быть современный репертуарный театр западного формата, не зависящий от государства. Чтобы реализовать этот проект, нужен лидер и его видение. Это из области невероятного. Господин Гергиев сделал невероятное, он создал прекрасный зал с настоящей акустикой, но балету не уделяет особого внимания. Его можно понять – я тоже не вижу ничего кроме своего дела.

- Каковы первые итоги работы попечительского совета театра, образованного в этом сезоне?

- Надеюсь, когда мы сведем все цифры по декорациям и костюмам и положим на стол, попечительский совет под патронажем Василия Алексеевича Юрченко примет решение. Главная задача совета – развитие творческих проектов, в данный момент максимум внимания направлено на постановку «Щелкунчика». Возможно, областное министерство культуры тоже включится в реализацию этой масштабной задачи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 7:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070605
Тема| Балет, Гала-концерт «Звезды мирового балета» (Казахстан), Персоналии,
Автор| Елена КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Японцы из Одессы и другие
Где опубликовано| Казахстанская Правда
Дата публикации| 2013-07-05
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/c/1372985124
Аннотация|

Гала-концерт «Звезды мирового балета» в рамках «Опералии-2013», как всегда, собрал аншлаг в ЦКЗ «Казахстан».



Концерт открыли гости из Одессы – Тэрада Мидори и Окава Коя, с почти революционным темпераментом исполнившие па-де-де из «Пламени Парижа» Б. Асафьева в первом отделении и па-де-де Дианы и Актеона из балета Ц. Пуни «Эсмеральда» – во втором. Окава восхитил публику сложными прыжками и вращениями, которые он выполняет не просто легко, а лихо. Его партнерша также очень технична и при этом грациозна. Окава и Тэрада – штатные солисты одесской балетной труппы, куда их пригласил главный балетмейстер театра, заслуженный артист России Юрий Васюченко, у которого в Московском хореографическом училище постигал искусство классического и и дуэтного танца Окава Коя. Японцы в Астане впервые, но слышали о ней от наших танцовщиков: с Айгерим Бекетаевой и Таиром Гатауовым они вместе участвовали в международном конкурсе Ю. Григоровича «Молодой балет мира» в Сочи, а потом выступали на гала-концерте в Германии. По-русски говорят, но, как признался Окава, одесский юмор пока не понимают.

Солисты государственного теат­ра оперы и балета «Астана Опера» Айгерим Бекетаева и Таир Гатауов показали новый номер «Гармония вечера» на музыку П. Масканьи, который для них поставил главный балетмейстер Турсынбек Нуркалиев. Акцент сделан на грацию и одухотворенность партнерши, ее выразительные руки. А те, кто не успел купить билеты на премьеру «Спящей красавицы», могли составить представление о мастерстве артистов, исполнивших па-де-де из этого спектакля. Галантный принц Дезире и юная шаловливая Аврора вызвали горячие аплодисменты зала.

Мадина Басбаева и Рустем Сейтбеков станцевали Тарантеллу Л. Готтшалька. Танец заводной, веселый, хотя изначально был… лекарством: в XV–ХVII веках тарантелла считалась единственным средством излечения «тарантизма» – безумия, вызываемого, как полагали, укусом тарантула. Многократно повторявшийся мотив или ритмическая фигура оказывали гипнотическое действие на танцующих и зрителей. В музыкальном сопровождении обязательно использовались кастаньеты, бубен или другие ударные инструменты. Наши замечательные артис­ты изобразили, конечно, вполне здоровую парочку пейзан, чей танец с бубнами вполне логично заканчивается поцелуем. Этот хореографичес­кий шедевр Дж. Баланчина очень популярен и пользуется неизменным успехом у публики.

Мадина и Рустем показали и другую грань своего дарования: во втором отделении они исполнили лирическую миниатюру «Твое лицо» на музыку Дж. Блейка в постановке Галии Бурибаевой. Зрители оценили самоугубленность, сосредоточенность артистов, рассказавших, впрочем, о том же самом – о любви, и долго им аплодировали.

Очень интересная пара из государственного Баварского балета – Люсия Лаккара и Марлон Дино – представила в своей интерпретации адажио из «Лебединого озера». Лебедь у Люсии почти умирающий – такие медленные тягучие движения, и практически невесомый (очень легкие поддержки). Чистота линий потрясающая. Но настоящий шквал оваций вызвал их номер на музыку Д. Адамса «Легкий дождь» (хореография Г. Арпино). Высокая и тонкая, как соломинка, танцовщица вместе с брутальным партнером выдают такое «сплетенье рук, сплетенье ног», что дух захватывает.

Солисты Михайловского театра из Санкт-Петербурга Оксана Бондарева и Леонид Сарафанов выступили соло и дуэтом. Оксана в туфельках на каблучках, цилиндре и с тросточкой изобразила «Гламур» (хореграфия М. Яцевич на музыку Г. Уоррена), а Леонид – «Зов джунглей» на музыку группы «Stomp» в хореографии О. Воробьевой. Оба номера шуточные. Леонид в набедренной повязке демонстрирует удивительную пластику, копируя движения животных, а, может, наоборот – так животные смеются над людьми…

И по контрасту – классическое па-де-де из «Корсара» с безупречными прыжками и вращениями, красивыми позами и высокими поддержками. Леонид Сарафанов имеет репутацию солиста балета с идеальным даром перевоплощения, будучи лау­реатом престижных международных конкурсов, обладателем премии Benios de la Dance, он с успехом исполняет ведущие партии как классического, так и современного репертуара. Под стать ему и партнерша.

Па-де-де из балета «Лебединое озеро», где, как известно, главный персонаж не нежный белый, а коварный черный Лебедь, стало подарком зрителям от солистов Национального балета Королевства Нидерланды Анны Цыганковой и Мэтью Голдинга. Другая музыкальная гармония – и другой стиль, и язык танца в их дуэте из балета С. Прокофьева «Золушка» (хореография К. Уилдона). Анна Цыганкова и Мэтью Голдинг одинаково хорошо владеют и тем, и другим.

Красивая пара из Большого театра – Анджелина Воронцова и Карим Абдуллин – исполнила классическое гранд-па Д. Обера, которое в программе концертов встречается не так часто, и тем порадовали балетоманов

Но классика – бессмертна. Это еще раз доказали наши солисты – Гаухар Усина и Сержан Кауков: их па-де-де из «Жизели», несомненно, украсило этот вечер балета. А завершился он традиционно выходом всех участников в торжественном гранд-па из «Дон Кихота», где каждая Китри и каждый Базиль были неповторимо великолепны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 7:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070606
Тема| Балет, Самарский академический театр оперы балета, Премьера
Автор| Валерий ИВАНОВ
Заголовок| Станцевали «Пиковую даму»
Где опубликовано| Самарские известия №112 (6541)
Дата публикации| 2013-07-02
Ссылка| http://samarskieizvestia.ru/document/16368/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Самарском оперном состоялась очередная балетная премьера

Зрителям предложили сюжет «между Александром Пушкиным и Петром Чайковским»

Балет «Дама пик», премьера которого состоялась в Самарском академическом театре оперы балета, имеет давнюю и, под стать пушкинскому первоисточнику, несколько загадочную историю.



Не то, что в Перми и у Ролана Пети

Замысел балета родился у нынешнего художественного руководителя самарской балетной труппы Кирилла Шморгонера в конце 1990-х годов в пору его работы в Пермском театре. Толчком послужила встреча балетмейстера с композитором Александром Чайковским, написавшим к тому времени фортепианную сонату – своеобразный парафраз на темы оперы «Пиковая дама» своего великого однофамильца Петра Ильича Чайковского.
На основе этой сонаты и была создана партитура одноактного балета «Дама пик», который Шморгонер поставил в Пермском театре. К моему удивлению, никаких упоминаний о премьере этого спектакля в Перми разыскать не удалось. Тем не менее, из реплики композитора - «Самарская «Дама пик» не похожа на ту, что была в Перми» - следует, что в том или ином виде одноактная версия балета все-таки существовала и именно для нее была предназначена музыка Александра Чайковского.
Говоря о нынешнем спектакле, нельзя не вспомнить выдающегося француза Ролана Пети – «первопроходца» в создании хореографического аналога знаменитого пушкинского сюжета. Только спустя несколько десятилетий после показа в 1976 году своей первой хореографической версии «Пиковой дамы» на музыку одноименной оперы Пети пришел к удовлетворившему его варианту одноактного балета, но на музыку Шестой симфонии Петра Чайковского. Премьера балета состоялась в Большом театре в 2001 году. Воспринятая не всеми однозначно эта работа Пети поражает изначальной смелостью замысла: хореограф соединил в танце Германа и Старуху-графиню, дуэты которых являются центральными эпизодами постановки. В сочетании с условностью и лаконичностью сценического действия, в котором отсутствуют второстепенные с точки зрения основной идеи спектакля подробности, и благодаря новизне пластического языка персонажей это явилось подлинным откровением в интерпретации пушкинского сюжета. Самарцы, присутствовавшие на заключительном концерте балетного фестиваля имени Аллы Шелест 2011 года, имели возможность увидеть один из дуэтов Графини и Германа из балета Ролана Пети в исполнении Илзе Лиепы и Николая Цискаридзе. На них хореограф и сочинил эти партии.

Дежавю в драмбалетном ключе

Над новой, двухактной хореографической версией «Дамы пик» Кирилла Шморгонера работали также дирижер-постановщик Александр Анисимов, сценограф-постановщик Феликс Волосенков (Санкт-Петербург) и художник по костюмам Елена Соловьева. Для этой постановки Александр Чайковский, похоже, не дописывал никаких музыкальных номеров, и балетмейстер просто подбирал из одноактной партитуры подходящие фрагменты для новых мизансцен двухактного спектакля. Оригинальной музыки для полуторачасового действия просто не набралось, и только этим можно объяснить многократные повторы одних и тех же мелодий, например, из пасторали «Искренность пастушки» и дуэта Лизы и Полины.
Постановка решена в драмбалетном ключе, в ней превалирует пересказ сюжета, в то время как музыка, в которой использованы мелодии из оперы «Пиковая дама», является скорее вольной фантазией на тему пушкинского сюжета и предполагает некое условное, символическое его воспроизведение, а не иллюстрацию тех или иных конкретных ситуаций и сцен. Можно предположить, что первая, одноактная версия балета была более цельной с точки зрения драматургии и хореографии. Нынешняя же двухактная «Дама пик» получилась драматургически рыхлой и растянутой за счет второстепенных эпизодов, а ее музыкальная партитура не производит впечатления скрупулезно выверенной и монолитно скрепленной с пластическим абрисом большинства мизансцен. Как тут не сослаться на примеры безупречной по взаимопониманию работы Мариуса Петипа и Петра Чайковского над «Спящей красавицей» или Родиона Щедрина и Альберто Алонсо над «Кармен-сюитой».
Составляя либретто, Шморгонер, по собственному признанию, оказался между Пушкиным и Чайковским - естественно, Петром Ильичем. Главные персонажи «Дамы пик» по своему характеру и поступкам во многом отличаются от тех, кого мы привыкли видеть в первоисточниках. Так бывает всегда, когда сюжет кочует из одного жанра в другой: повесть превращается в оперу, а опера – в балет. Формировать характеры, внешность, мотивацию поступков героев – право авторов, и в этом им никто не указ. Немаловажно, конечно, насколько логичны иные метаморфозы и не проходят ли они катком по классическим персонажам.
В балетном спектакле основное внимание сконцентрировано все-таки на пластической выразительности, а если речь идет о новой, или, как в нашем случае, капитально возобновленной авторской постановке, - на новизне и оригинальности ее хореографической партитуры. К сожалению, пластическая лексика и композиционное построение многих мизансцен «Дамы пик» напоминают пережевывание устоявшихся приемов хореодрамы. Не случайно во время спектакля нельзя отделаться от мысли, что многое из того, что видишь, уже было - то в «Анюте» - сцена в Летнем саду, то в «Маскараде» - сцена бала.
Второй акт балета, где преобладают действенные эпизоды, смотрится выигрышнее первого с его многочисленными дивертисментами. Дуэтные сцены Германа и Графини, в которых она предстает жутковатым фантомом в плотно облегающем тело трико и с туго забранными волосами, ближе всего к современным тенденциям балетной пластики. Однако и визуально, и по хореографии они до боли напоминают аналогичные сцены из балета Ролана Пети. Что же касается Германа, то он воспринимается двойником Хозе из «Кармен-сюиты» Алонсо, настолько близки пластические ракурсы этих персонажей.
В «Даме пик» карты и все, что связано с карточной игрой, постоянно на первом плане. Не случайно, наряду с основными, в балете персонифицированы и карточные персонажи. Они появляются в свите Графини, иллюстрируют поединок в игорном доме, который разворачивается между Германом и Томским – очевидно, ввиду отсутствия в балете Елецкого - оперного соперника Германа. Реальные события в спектакле постоянно перемежаются с иллюстративными эпизодами и видениями – в основном, в воспаленном воображении Германа.

Корявая пошлость

Умение выразить средствам хореографии высочайший накал страстей, экстаз – особый дар: достаточно вспомнить хотя бы «Болеро» Равеля в интерпретации Мориса Бежара. Но это, конечно, недосягаемый образец. Гораздо проще, да и понятнее для массовой публики, проиллюстрировать ту или иную пикантную ситуацию напрямую, без всяких там «заумных», в данном случае хореографических, «вывертов». Что и проделал в своей «Даме» Шморгонер, представивший на сцене натуральный половой акт, венчающий страстное свидание Германа и Лизы. Сегодня только ленивые постановщики не используют этот эпатажный прием. И не только в балете: недавно довелось писать о подобной мизансцене в саратовской постановке вагнеровского «Риенци».
Виктор Мулыгин, Герман которого на протяжении всего спектакля не расстается с мрачным и даже зловещим выражением лица, проделывает все особенно эффектно: в порыве страсти он в буквальном смысле слова насилует трепещущую Лизу, распластав ее на столе. У более романтичного Дмитрия Пономарева эта мизансцена выглядит как неловкость, которую нужно побыстрее проскочить. Но в обоих случаях данный эпизод выглядит как корявая пошлость.

В стилистике Кирилла Шморгонера

С танцами все исполнители справляются отлично – стилистика Шморгонера им хорошо знакома и понятна. Из двух Германов в этом не лишенном мистики спектакле можно отдать предпочтение Владимиру Мулыгину, который, благодаря свойственной ему танцевальной энергетике, добавляет действию внутреннего нерва. Герой Дмитрия Пономарева более лиричен и не столь инфернален. Екатерина Первушина, выступающая постоянно в ансамбле с Мулыгиным, создала свой очередной лирический образ, которому все-таки не достает драматизма, в особенности в сцене «Зимняя канавка», завершающейся смертью ее героини. В эмоциональном и игровом плане артистке более всего удалась упомянутая сцена свидания с Германом.
Ксения Овчинникова, успевшая в двух премьерных спектаклях показаться в таких, казалось бы, не совместимых по характеру ролях, как Лиза и Старуха-графиня, подтвердила широту актерского диапазона, но большее впечатление произвела в партии молодой героини. Зато Анастасия Тетченко предстала просто идеальной Графиней. Запомнился Александр Петриченко, выразительно исполнивший роль находящегося на периферии сценического действия, но наделенного экспрессивными танцами Томского.
Создалось впечатление, что художник Феликс Волосенков самостоятельно солирует в этом спектакле, не слишком заботясь о цельности его визуально-пластического решения. Предложенные сценографом живописные картины петербургских экстерьеров и интерьеров акцентируют драмбалетный характер постановки, но не вполне сочетаются с ее вторым – мистическим планом: мешает жесткий прессинг чрезмерно насыщенной цветовой гаммы оформления. Костюмы Елены Соловьевой соответствуют эпохе, они не громоздки и, как показалось, удобны для танцев.
Дирижер-постановщик спектакля Александр Анисимов мастерски интерпретирует партитуру Александра Чайковского. Акцентируя наиболее яркие, экспрессивные ее страницы, он по возможности микширует бреши, связанные с дефицитом музыкального материала для тех или иных мизансцен. Оркестр под управлением маэстро способствует выигрышному представлению кульминаций спектакля. Но одного только звучания оркестра оказалось недостаточно, чтобы придать нужный эмоциональный тонус таким эпизодам, как сцена у Канавки и финал, хореографии которых не достает внутреннего нерва.

Что же дальше…

В этом сезоне по сравнению с прошлым, в течение которого было выпущено шесть новых балетных спектаклей, самарская балетная труппа несколько снизила темпы премьерной гонки: состоялось три премьеры. Наряду с «Дамой пик», это «Баядерка» и «Павильон Армиды». Две последние постановки окончательно подвели черту под балетным репертуаром театра, который был до прихода нового руководства труппой. В репертуаре нет больше спектаклей, связанных с Аллой Шелест, с Никитой Долгушиным. Хотя самарская «Армида» - спектакль с хореографией, восстановленной именно Долгушиным, об этом предпочитают не упоминать. Что касается авторского балета Beatles Forever Надежды Малыгиной, то его присутствие в репертуаре - чистая формальность: он вообще не идет и, по-видимому, окончательно забыт некогда занятыми в нем исполнителями. Ввиду длительного простоя, его на законных основаниях можно просто списать. Теперь в балетном репертуаре все основные классические шлягеры, обойтись без которых академической труппе вроде бы и нельзя. В ближайшее время ожидается еще один – «Корсар», но не лучше ли было обратиться к никогда не шедшей в Самаре «Сильфиде», которая обошла большинство отечественных балетных подмостков.
С современной хореографией на самарском балетном небосводе совсем иная картина. Сегодня ее олицетворяют исключительно спектакли Кирилла Шморгонера. Самара, похоже, навсегда отстала от большинства, в том числе и провинциальных российских театров, которые давным - давно приобщили своих зрителей к шедеврам хореографии XX – XXI веков. Достаточно сказать, что самарцы никогда не видели ни Баланчина, ни Ноймайера, не говоря уже о других, более радикальных современных хореографах – телетрансляции их спектаклей не в счет.
«Дама пик» - еще один спектакль репертуара, который по своей хореографической стилистике является по существу двойником присутствующих в нем «Щелкунчика» и «Ромео и Джульетты». Он должен иметь успех у зрителей: хорошая музыка, красивые декорации и костюмы, много танцев.
Но и о сказанном выше забывать не стоит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 7:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070607
Тема| Балет, XII Международный конкурс артистов балета и хореографов
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Итоги конкурса артистов балета и хореографов
Где опубликовано| Сайт журнала Time Out Москва
Дата публикации| 2013-07-01
Ссылка| http://www.timeout.ru/journal/feature/33074/
Аннотация| КОНКУРС


Иллюстрация: Анастасия Лименько. Фото Олега Черноуса

Будущая мировая звезда из Японии, молодые дарования московских сцен — артисты, за которых театры будут драться.
Самые громкие награды XII Международного конкурса артистов балета и хореографов достались обитающей в Швейцарии 16-летней японке Мико Фогарти (запомните это имя: скоро станет одной из главных мировых звезд) и 22-летнему Давиду Залееву (парень учился в Петербурге, в Академии Русского балета, — но его оттуда исключили за драку; заканчивал школу в Уфе и сейчас работает в Казани. Понятно, что надолго в Казани не останется — театры сами сейчас передерутся из-за него).

Тем не менее и московский народ выступал успешно — и имена лауреатов стоит искать в афишах следующего сезона. Прежде всего, как ни странно, обязательно надо обратить внимание на заштатный театр «Русский балет», обитающий в Кузьминках: пара его артистов, Татьяна Болотова и Артемий Пыжов (2-я премия), так танцевали сочинения Мариуса Петипа, будто он их для них придумал.

Елизавета Крутелева из кордебалета Добавить маркер в коллекцию Большого летала над сценой легчайшим привидением (и тоже заработала 2-ю премию), а Игорь Цвирко, недавно перебравшийся из корды в солисты, постарался убедить публику, что станет хорошим принцем (2-я премия). Прима Театра Касаткиной и Василева Диана Косырева заслуженно получила 3-ю премию, как и большетеатровская Анастасия Соболева, а вот Анастасии Лименько из Музыкального театра 3-й премии явно было маловато: у девушки есть
не только техника, но и фантастическое сценическое обаяние и актерское дарование — то, что делает танцовщицу балериной.

И пусть она пока числится в корде — у нее есть уже и заглавная роль Снегурочки в одноименном балете, и роль принцессы Стефании в «Майерлинге»; среди вчерашних дебютанток Лименько — одна из главных московских надежд.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 7:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070608
Тема| Балет, Екатеринбург, Премьера
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Естественность на кончиках пальцев: в Екатеринбургском театре оперы и балета прошла премьера программы En Pointe
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 2013-07-01
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/562949987640332
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото предоставлено Екатеринбургским театром оперы и балета



Екатеринбург — новая точка, появившаяся на российской балетной карте. Это подтвердила премьера, выпущенная под занавес 101-го сезона в мест­ном театре оперы и балета. Там не только подготовили три одноактных балета, но и упаковали их в программу En Pointe.

Впервые после многолетнего перерыва Екатеринбург заявил о себе в прошлом сезоне, когда очаровательный оригинальный спектакль Amore Buffo там поставил приехавший из Лондона Вячеслав Самодуров. Молодого хореографа, у которого не было ни опыта больших постановок, ни руководства коллективом, пригласили возглавить балетную труппу. И за год он организовал платформу для молодых хореографов, выпустил собственную постановку на Биеннале современного искусства, подготовил пару для телевизионного шоу «Большой балет», провел два концерта международных звезд и придумал программу двух вечеров одноактных балетов. В первый из вечеров, объединяющий хореографию XIX—XXI веков, вместе с новым балетом Самодурова вошли раритетные для России «Консерватория» Бурнонвиля и «Пять танго» ван Манена, причем на Урал репетировать их приехали носители стиля этих хореографов. Вторая программа стала объяснением в любви классическому танцу.

Выразить что-то новое En Pointe, на пуантах, после Баланчина и Форсайта — задача для хореографа очень амбициозная. Но именно ее поставил перед собой Самодуров, работающий преимущественно с классическим танцем. Для новой программы он «пригласил» в свою команду Петипа и молодого англичанина Джонатана Пола Уоткинса.

Петипа представлен апофеозом академического балета XIX века — гран-па из «Пахиты», и это беспроигрышный выбор для молодой и способной труппы, танцовщики которой собраны из разных балетных школ России (парадокс в том, что театр федерального значения не имеет собственного хореографического колледжа). Репетитор Вячеслав Мухамедов, еще одно недавнее приобретение Екатеринбурга (танцовщик пермской школы, он танцевал в Ленинграде, работал за рубежом, сотрудничал с Натальей Макаровой), восстановил стандартный петербургский вариант гран-па, а московские художники Альона Пикалова и Елена Зайцева создали образцовую раму для того, чтобы спектакль прирастал не только технической свободой, но и стилистическими подробностями, без которых Петипа на самом деле Петипа не является.

Джонатан Пол Уоткинс поставил перед молодой труппой задачу совсем иного рода. Екатеринбургские артисты, до этого встречавшиеся с актуальной хореографией только в интерпретации своего худрука, получили еще один опыт создания совершенно нового спектакля. Причем Уоткинс выбрал для своего балета «Необратимый процесс» музыку Майкла Наймана, исключающую излюбленную отечественными танцовщиками возможность «танцевать мелодию» и заставляющую считать в работе со сложным ритмом. Зато «Вариации Сальери», поставленные Вячеславом Самодуровым, продемонстрировали полное доверие хореографа и исполнителей. В отличие от первой совместной работы, Amore Buffo, постановщик отказался от желания воплотить все свои идеи в одном балете. А его артисты больше не боятся снять короны принцев и принцесс и быть трогательными, нелепыми, смешными — совершенно такими же, как люди в зрительном зале, искренне хохотавшими над перипетиями человеческих отношений, хотя и приподнятых на пуанты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 06, 2013 11:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070701
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Ольга Смирнова
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| «Онегин» в Большом: Ольга танцует Татьяну
Где опубликовано| Газета «Культура»
Дата публикации| 2013-07-06
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/mainstream/6083-onegin-v-bolshom-olga-tantsuet-tatyanu/
Аннотация| Премьера, Интервью

12 июля в Большом театре премьера балета «Онегин». Летняя серия спектаклей продлится до 21 июля.

Почти полвека назад английский хореограф Джон Крэнко поставил «Онегина» на музыку разных произведений Чайковского в Штутгартском балете. В начале 1970-х спектакль приезжал в Москву, и очевидцы вспоминают, как зал хихикал, когда немецкий кордебалет всерьез изображал русских крестьян. Но после танцев солистов звучали восторженные «браво». О постановке «Онегина» Крэнко в Большом говорили давно, и вот — свершилось.


Руководитель постановочной группы Рид Андерсон в Москву не приехал, хотя планировалось, что в конце июня он подхватит репетиционный процесс, доверенный с самого начала знатокам хореографии Крэнко — Агнете и Виктору Валку. Зато вернулся в Москву залечивший травмы штатный премьер Большого театра американец Дэвид Холберг, готовый танцевать заглавную партию. Правда, его партнерша, исполнительница партии Татьяны Светлана Захарова из игры выбыла — оскорбившись на то, что не ей доверили танцевать первый спектакль.


«Онегин» идет на сценах разных театров. Зрителей захватывает мелодраматический сюжет, артисты ценят балет Крэнко за красоту танцев и яркие роли. На первом спектакле Онегина станцует молодой солист Владислав Лантратов, в партии Татьяны выступит Ольга СМИРНОВА. Выпускница Вагановской школы 2011 года, сразу перехваченная Большим театром, оказалась приобретением ценным. Балерина богатой внутренней интуиции и изысканных линий, за два сезона в ГАБТе исполнила немало заметных партий. В списке ее наград: Гран-при Михайловского театра, Международная балетная премия Dance Open, приз Benois de la Danse и титул «Лучшая балерина» в телевизионном проекте канала «Культура» «Большой балет».



культура: Сколько Татьян и Онегиных в Большом? Есть ведь и приглашенные солисты?

Смирнова: Приглашенным солистам отданы два из девяти спектаклей: один станцуют звезды Диана Вишнёва и Марсело Гомес, во втором все сольные партии исполнят артисты Штутгартского балета. В Большом на сегодня три Татьяны и четыре Онегина, пары уже определены: Нина Капцова – Руслан Скворцов, Евгения Образцова станцует и с Александром Волчковым и с Дэвидом Холбергом, я – с Владиславом Лантратовым.

культура: Когда проходил кастинг?

Смирнова: Репетиторы из Фонда Джона Крэнко приезжали в Москву зимой, смотрели спектакли и репетиции возобновленной «Баядерки». Думаю, тогда принимались решения по отбору исполнителей на «Онегина» и происходило знакомство постановщиков с труппой. В апреле, когда начались репетиции, претендентов на роли было больше, чем сейчас. Постепенно выяснялось, кто ближе к Татьяне, кто – к Ольге, уточнялись и мужские партии.

культура: Владислав Лантратов стал вашим Онегиным сразу?

Смирнова: Сначала я репетировала с танцовщиком, которого уже нет в составах исполнителей, потом — с Русланом Скворцовым, Влад оказался третьим. Как я понимаю, репетиторы пробовали и решали, кто с кем лучше смотрится.

культура: Рид Андерсон приезжал в мае на гастроли в Москву со Штутгартским балетом и признался, что роман «Евгений Онегин» читал давно, а ориентируется исключительно на балет Крэнко, а не на Пушкина. Конечно, для репетиторов эталон — тоже балет «Онегин». Для русской балерины, наверное, важно и пушкинское начало?

Смирнова: «Татьяна – русская душою» – это основное, что я вижу в героине. В моих силах следовать замыслу хореографа и придавать Татьяне романтическую характеристику, знакомую и любимую по роману. Репетиторы Агнета и Виктор с самого начала, когда мы еще учили движения, жесты, последовательность комбинаций, ясно давали почувствовать интерпретацию Крэнко, рассказывали о существовании героев в этом балете, об изменении их поведения. А уже дальше не мешали нам вносить свои мысли, предлагать краски и додумывать образы. Мы получили свободу в выражении чувств.

культура: Татьян немало на драматической сцене, танцует пушкинская героиня у Эйфмана, много образов знал балет Крэнко, была Лив Тайлер – в кино, а уж оперных Татьян по всему миру не счесть. Есть ли среди них та, кто Вам ближе?

Смирнова: Конечно, Наталия Макарова, и потому, что она ближе всех к Пушкину по искренности и особой русской душевности. Остались записи двух дуэтов, и я, можно сказать, взяла макаровскую героиню за образец. Она – Татьяна настоящая.

культура: Когда Ольга Лепешинская увидела запись Макаровой в роли Татьяны, то закричала: «На зарубежных гастролях нам запрещали ходить на ее спектакли. Как многого нас лишили!». Что для Вас настоящая Татьяна?

Смирнова: Всегда видно, когда иностранка играет русскую героиню. Что-то, что есть только в менталитете русского человека, им неподвластно. Когда мы учили порядок движений, то просматривали много записей. Есть прекрасные исполнительницы с блестящей техникой, но им не хватает пушкинского начала. Отчасти это наивность, неуловимая открытость миру, мечтательность, естественность и простота – Татьяна же выросла в деревне, среди природы. «Дика, печальна, молчалива, как лань лесная боязлива», а потом: полюбить – так полюбить навсегда. Русская душа – это не только самовары, пряники и павловопосадские платки. Иностранцы часто уповают на них, будто это и есть главное в национальном характере.

культура: «Псевдорусские» сцены есть в спектакле «Онегин»: крестьяне исполняют танцы, более похожие на греческие, а святочные гадания происходят на аккуратной зеленой лужайке. Вся эта забавная «клюква» прорастет на сцене Большого?

Смирнова: Конечно, «Онегин» — балет, уже ставший классикой, и в нем все неизменно. Массовые танцы, согласна, не очень похожи на русские. Я, признаюсь, с иронией их воспринимаю, но тем не менее они не мешают главному — любви героев, их страстям.

культура: Самое прекрасное в балете Крэнко – фантастические дуэты. У Татьяны их много?

Смирнова: Три абсолютно разных дуэта, и все очень сложны. В сцене сна Татьяне в мечтах является Онегин таким, каким бы ей хотелось его видеть – любящим, открытым, теплым. Любимый выходит из зеркала. Второй дуэт – с Греминым на светском балу в Петербурге. Последний заключительный дуэт с Онегиным венчает балет. Он невероятно трудный и построен на поддержках, его без понимания с партнером не станцуешь.

культура: Ваш дуэт с Владиславом Лантратовым можно назвать сложившимся. Вы начали танцевать на телепроекте «Большой балет»?

Смирнова: Впервые встретились в дуэте, когда готовили премьеру «Баядерки», за несколько месяцев до съемок «Большого балета». Помню первую репетицию, когда мы работали над сценой встречи Никии и Солора. Какие-то моменты, о которых обычно партнеры договариваются, нам не нужно было обсуждать, они пошли сами собой, почти автоматически. Меня тогда удивило, что ты не должен приноравливаться. Делаешь, как тебе удобно, а партнер подхватывает.

культура: Кроме награды и телеславы, принес ли «Большой балет» пользу?

Смирнова: Не знаю, есть ли польза от награды и как она соотносится с популярностью, об этом я не задумывалась. Но оказалось, что увидеть себя со стороны – очень важно, чтобы понять свои недостатки. Проект оказался испытанием. Было невероятно тяжело: съемки каждый день, иногда даже не было времени для полноценных репетиций.

культура: Для артистов «Онегин» — серьезная работа?

Смирнова: Могу сказать за себя: все, что во мне накопилось, все, что я успела понять в собственном теле и в своих эмоциях, вошло в эту работу. Конечно, пройдет время, и моя Татьяна будет другой, но пока я отдала ей максимум того, о чем думаю и что чувствую. Оказалось, что идеальные русские женщины близки мне. Преданная любви Анастасия в «Иване Грозном» Юрия Григоровича тоже дала мне такую радость.

культура: У Пушкина последние слова Татьяны: «Но я другому отдана; я буду век ему верна» поразили Евгения, как гром. А чем заканчивается балет?.

Смирнова: Пустотой и болью. Закрывается занавес: все, жизнь кончена, потому что счастье было возможно, но его нет и уже не будет. Такая глубокая обида: ведь чуть-чуть — и все было бы по-другому. Но трудно говорить до премьеры, легче, когда станцуешь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 07, 2013 9:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070702
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета «Астана Опера», Премьера, Персоналии,
Автор| Елена КУЗНЕЦОВА
Заголовок| «Спящая красавица-2». Продолжение следует
Где опубликовано| Газета Казахстанская Правда № 228 (27502)
Дата публикации| 2013-07-07
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/c/1373162719
Аннотация| Премьера

Вчера прошел второй премьерный спектакль «Спящая красавица» в Государственном театре оперы и балета «Астана Опера», и снова был аншлаг, и снова – успех.


фото Виктора ЛАМЕЛЯ

Еще не улеглись впечатления от первого показа. Высокий уровень мастерства наших артистов удивил многих. И в первую очередь итальянского сценографа Эцио Фриджерио. Как сам признался, он не очень хотел по приглашению Юрия Григоровича ехать в далекий Казахстан, полагая, что здешняя балетная труппа уступает европейским. А когда посмотрел первый прогон, то вынужден был, что называется, снять шляпу перед мастерством наших артистов.

«Я увидел профессиональный балет, какого нет в Италии». На премьере артисты танцевали исключительно. После спектакля художественный руководитель балетной труппы Турсынбек Нуркалиев поблагодарил их за работу. А Юрий Григорович сказал, что такой спектакль можно смело показывать на любой мировой сцене. Такие четкие линии кордебалет нечасто демонстрирует.

Конечно, зрители приходят в восторг не случайно: такой помпезный в хорошем смысле слова спектакль в Казахстане видят впервые.

Роскошь декораций и костюмов поражает, а также на сегодня это самая новая и лучшая редакция балета «Спящая красавица» Ю. Григоровича.

Главные партии исполнили заслуженные деятели РК Мадина Басбаева и Рустем Сейтбеков – очень артистичные танцовщики. Перед выходом на сцену Мадина призналась, что волнуется, потому что это очень важная для нее премьера. Партия Авроры сложная, она требует демонстрации стиля, манеры, классической чистоты поз и движений. Приходится постоянно следить за положением рук, ног, выворотностью… Мадине веселая Китри внутренне ближе, чем нежная Аврора, и педагог тоже определяет ее амплуа как инженю, но станцевать в «Спящей красавице» мечтает каждая балерина.

А у столичных зрителей есть прекрасная возможность сравнить трех исполнительниц. (Кстати, три пары солистов – это тоже показатель хорошо подготовленной труппы).

Рядом с Авророй готовится к спектаклю фея Сирени – Асель Шайкенова. Говорит, что партия сложная, ответственная, именно она определяет суть сказки и концепцию спектакля – зритель должен быть уверен, что добро всегда побеждает. Причем побеждает не агрессией, а спокойной уверенностью в своей силе.

Асель Кусаинова в желтом костюме Канарейки (фея Резвости) надевает вязаные гетры, чтобы не остыли мышцы, а где-то в другом конце большой сцены готовится к выходу принц Дезире – ее муж Рустем Сейтбеков. Каково это – вместе танцевать в одном спектакле? Асель говорит, что переживает за супруга – ведь у него сложная главная партия. А старшая дочка, посмотрев генеральную репетицию красивого спектакля в новом красивом театре, срочно решила тоже стать балериной…

За кулисами «болеет» за коллег Гаухар Усина. Она выйдет на сцену сегодня вечером. Сознается, что волнение присутствует, потому что это не просто премьера, а открытие нового театра.

«Огромная благодарность Главе нашего государства за то, что он так заботится о развитии нашего искусства, – говорит она. – Театр наикрасивейший, мы можем «поспорить» с любыми другими – самыми знаменитыми. Все рады здесь работать. Желаю, чтобы те, кто заканчивает хорео­графическое училище, стремились попасть в наш театр, потому что здесь есть мощный стимул для профессионального роста».

Но вот зазвучала увертюра, открылся занавес, во всем великолепии предстал дворец, вышли церемонным шагом придворные… И снова всех захватила волшебная сказка.

А когда она закончилась, зрители долго не отпускали артистов со сцены, стоя, приветствуя и поздравляя.

Забегая вперед, скажем, что отпуск у танцовщиков будет недолгий. Начнется новая работа. Это будет уже не сказка. А что – пока секрет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 07, 2013 9:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070703
Тема| Балет, Воронеж, Персоналии, Владимир Васильев
Автор| Анна Жидких
Заголовок| Учитель танцев
Воронежскому искусству помогает выдающийся хореограф

Где опубликовано| Газета Берег (Воронеж) № 69 (1643)
Дата публикации| 2013-07-03
Ссылка| http://www.bereg.vrn.ru/11449.html
Аннотация|

Народный артист СССР, легенда русского балета, неподражаемый Владимир Васильев известен не только как профессионал экстра-класса, но и как человек широчайших интересов и независимых взглядов. У него обо всем свое мнение. Чем и привлекает – кроме всего прочего. Поэтому когда Васильев, выйдя к воронежским журналистам, ожидавшим его в зрительном зале театра оперы и балета, с ходу предупредил: «Мизансцена – моя», никто не возражал. А чья ж еще?..



Под мизансценой Владимир Викторович имел в виду местоположение каждого из участников разговора: где должен расположиться он, где – мы. С тем чтобы всем было удобно… смотреть друг другу в глаза. Потому что, по Васильеву, когда глаз не видно, разговаривать бессмысленно: нет реакции собеседника – нет общения.

Сцена для сенсации

– Все мы понимаем, что для СМИ очень важно иметь какую-нибудь сенсацию, – начал встречу мэтр. – Что-нибудь эдакое, что можно раздолбать. И заложить тем самым ступенечку в карьере. Но для людей театра и для меня лично сенсация всегда должна быть только на сцене. И мне абсолютно безразлично, как артист себя чувствует во время спектакля. Сколько времени ему было отведено на подготовку. В каких он отношениях с окружающими. Вот – перед нами сцена, мы сидим в зале и смотрим только туда. И в этом смысле, мне кажется, ничем не отличаемся друг от друга – ни вы, журналисты, ни я, участник того, что творится на подмостках, ни простой зритель. Который, бывает, в театре вообще ничего не понимает.

Владимир Васильев для Воронежа – практически родной человек. Поставил в нашем театре уже четыре балетных спектакля, много и плодотворно работал с местными артистами. А в прошлом месяце представлял на Платоновском фестивале свою экспериментальную мастерскую, пригласив для участия в проекте семерых талантливых хореографов из разных городов и даже стран.

– Это те люди, которые нравятся лично мне, – объяснил тогда выбор персоналий Владимир Викторович. – Прежде я их видел в каких-то небольших, фрагментарных работах, и вот предложил каждому из них показать своего Платонова. Сделать маленькие балеты на платоновские темы, вложив в них свое понимание писателя. Это – прецедент. В последнее время очень много Платонова на драматической сцене, а чтобы в хореографии… Лично я не видел не то что спектакля – даже миниатюры.

Восторженные глаза

Васильев говорит, что специальное образование для хореографа – еще не все; бывает, человек рождается «с ощущением танца в своем теле». Как, например, москвич Александр Могилев, во «внебалетном» прошлом у которого – международные успехи в брейк-дансе.

– Я получил огромное удовольствие от общения со своей хореографической командой, клянусь вам, – заверил Владимир Викторович. – Хотя любая профессия построена не только на любви; иногда вы ненавидите свое дело. И я иной раз при взгляде на то, как и что делают молодые коллеги, чувствую, что вот-вот взорвусь. «Ну как же, – хочется крикнуть, – ты не слышишь голос, идущий оттуда, с неба?!» Но когда все, в конце концов, получается – это такое наслаждение! Потому что хотя бы капелька того, что ты сказал, попала на благодатную почву…

– Приглашенные хореографы работали с воронежскими артистами балета. Каковы впечатления от такого сотрудничества?

– Никогда прежде воронежские артисты не пробовали себя в современном танце. И огромное спасибо вашей труппе: то, как они репетировали, достойно восхищения. Это люди, которые напомнили мне мою юность. Когда мы начинали, а было это, слава тебе Господи, шестьдесят лет назад, никогда не спрашивали: «А что нам дадут?» Пришли в театр 17-18-летними – и наш руководитель сразу же предложил сделать вечер миниатюр. И все почли за счастье над ним работать. Репетировали ночами, не думая о том, сколько получим. Так и ваши ребята, с их отношением к делу… Они ведь со страхом приступили к проекту. А когда приглашенные хореографы начали им что-то показывать – надо было видеть их глаза. Откровенно восторженные! Я увидел радость общения с мастерами! Радость от возможности выразить то, что дают эти мастера.

Врать не надо

– А мастера как реагировали?


– С той же радостью. Которая шла по нарастающей; каждая встреча с воронежцами была открытием. И это для меня приятнее всего. Потому что в большом коллективе обычно бывает чуть-чуть по-другому.

– Видимо, «ваши» люди не испорчены «звездностью»…

– Человек с именем, какой-нибудь великий, раскрученный режиссер легко привлечет зрителя. Раскрученные режиссеры или актеры всегда наполняют зал. Но и нашей труппе по плечу решение подобных задач. И мы все себя чувствуем одной командой – это тоже редкая история. Каждый желает каждому успеха; дело для театра небывалое.

– Владимир Викторович! Должен ли художник – в широком смысле слова – объяснять, что хотел сказать своим произведением?

– Когда об этом спрашивают хореографа, ему лучше не отвечать. Хореографа надо видеть и чувствовать. А если так не происходит – словами делу не поможешь. Можно ведь наврать что угодно. Я сколько таких случаев знаю: великолепный, потрясающий рассказ на худсовете в Большом театре – ну, думаешь, все! Будет гениальный спектакль! А его выпустят – и тут же закрывают: ерунда… Часто наоборот все: бывает, хореограф вообще ничего объяснить не может. А начинает ставить – все абсолютно ясно. Дай Бог, чтобы всегда было так, а не иначе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 07, 2013 9:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070704
Тема| Балет, XII Международный конкурс артистов балета и хореографов, Персоналии, Тимур АСКЕРОВ
Авторы|
Заголовок| Тимур АСКЕРОВ: «Оставаться спокойным на сцене невозможно. Да и не нужно»
Где опубликовано| газета «Азербайджанские известия»
Дата публикации| 2013-07-03
Ссылка| http://www.azerizv.az/news/a-13540.html
Аннотация| Интервью

Своими впечатлениями о конкурсе и своем участии в нем Тимур АСКЕРОВ поделился с «Азербайджанскими известиями».



— Чем более всего запомнился конкурс?

— Международный балетный конкурс в Москве, где ремесло начисто отвергается, стал прочной традицией, неотъемлемой и важной частью жизни мирового балета. Созданный в 1969 году, он быстро приобрел высокий профессиональный авторитет, серьезную репутацию и статус. Вот и на сей раз он обнаружил много положительных тенденций. Я еще более поверил в то, что при огромном значении техники очень большого внимания требует психологическая проработка образов, характеров.

— Волновались?

— А как же иначе? Стоя у кулисы, за которой шаг на освещенную софитами сцену и тысячи устремленных на тебя глаз, оставаться спокойным невозможно. Да и не надо — нерв, драйв — когда ты выучен, ответственен и тебе доверили вот эти священные подмостки, что-то должно включиться, дабы началось творчество. — Конкурс — это…
— …одна из возможностей преодолеть волнение и испытать себя! С партнершей Оксаной Скорик мы сделали то, чего от нас ожидали наставники. Возможно, нужно было больше, лучше, но здесь самодеятельность — опасная штука. Здесь смесь уверенности и волнения, а фундамент — школа в ее высоком понимании.

— К бакинской школе можно отнести это понятие?

— Безусловно!

— И последний вопрос, Тимур. Как прореагировали руководители Мариинского театра, лицом которого вы в немалой степени являетесь, на то, что их солист представлял на конкурсе Азербайджан?

— Нормально реагировали. Таков формат конкурса — принадлежность участника определяется по паспорту, а я — гражданин Азербайджана, чем безмерно горжусь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 07, 2013 9:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070705
Тема| Балет, МТ, Фотовыставка, Персоналии, Фарух Рузиматов
Авторы| Инна Скляревская
Заголовок| Фарух, дикий романтик
Где опубликовано| «Фонтанка.ру»
Дата публикации| 2013-07-03
Ссылка| http://calendar.fontanka.ru/articles/733
Аннотация|

В фойе бельэтажа Мариинского театра, в том самом, куда выходит центральная ложа, называемая в народе «царской», открылась выставка, посвященная юбилею одного из наиболее ярких и блестящих наших танцовщиков – Фаруха Рузиматова. Трудно поверить, но Рузиматову на днях исполнилось 50 лет.


Фото: Пресс-служба Мариинского театра Наталья Разина

Он появился в театре в начале восьмидесятых и очень быстро стал лицом петербургского балета – необычайным, экзотическим его лицом, неожиданным для города белых ночей и непогрешимых архитектурных ансамблей. Он был как привитая петербургскому балету диковинная ветвь. В его танце и его образе академическое искусство балета повернулось такими гранями, о возможности которых прежде никто и не догадывался.

Он как-то никогда не был балетным «мальчиком» - сразу был юным мужчиной. И на сцене так и остается вечно юным, с той же острой пластикой, с теми же раздутыми ноздрями, и острым профилем, и горящим взглядом, и тем же нервным темпераментом. Центральными ролями в его репертуаре были роли с выраженным couleur local, «местным колоритом», знаменем романтизма: все эти рабы и герои в ярких шальварах, в «Шехеразаде» ли, в «Корсаре» ли, в «Баядерке», в «Легенде о любви»; или испанцы: от Базиля из «Дон-Кихота» до Гойи. Или сарацинский рыцарь Абдерахман в «Раймонде», или мавр Отелло в «Паване мавра». Однако и в стерильно-дворцовые роли балетных принцев он вносил тот же самый аромат, ту же резкую, пряную ноту. Он всегда играл себя – или, точнее, то, с чем его идентифицировали зрители: необузданную натуру, норов, природную гордость и первозданную дикость. И он всегда был «другой», «чужой», он всегда был сумрачным и гордым пришельцем, даже когда улыбался, а улыбался он реже, чем сверкал глазами. Это и был новый, новейший романтизм, новое воплощение романтического мифа.


Фото: Пресс-служба Мариинского театра Наталья Разина

При этом Рузиматов был воспитан в монастырской строгости петербургской школы. Странно, что никто не догадался поставить для него «Мцыри».

Впрочем, никакого побега из этого своего «монастыря» Рузиматов явно не желал (тем более, что там над огранкой его таланта трудился Геннадий Селюцкий, педагог-пассионарий и несравненный балетный мим). Напротив, весь свой темперамент, все, что в нем было природного, свободного и дерзкого, Фарух влил в академический танец, изукрасив его ярким орнаментом.

Получился коктейль совершенно необычайного свойства. Любой его танец тяготел к непетербургским, неевропейским даже образам: образам лучника, всадника, горца. Его арабески были как натянутая тетива, профиль был хищным, в прыжках его сравнивали с леопардом. И градус выразительности у него никогда не снижался: это всегда была экстатическая, экстремальная красота. И еще в нем была некая царственность – аристократизм, но аристократизм тоже неевропейский, дикий. Было бы странно, если бы из него не сотворили кумира.

Однако при всей специфичности его дарования, на практике оно оказалось вполне универсальным. Диапазон его партий действительно был широк: от «Шопенианы» до Ролана Пети, от «Сильфиды» до балетов Баланчина. В нарядный китч виноградовских балетов (его стремительный взлет пришелся на времена Олега Виноградова) Фарух тоже вписался. Как и в романтический китч Эйфмана (бессменное «Адажио» Альбинони).

Что же касается времен, то Рузиматов соединил собой две эпохи, стал мостом между двумя берегами мариинской истории: в восьмидесятых годах он был партнером Габриэлы Комлевой, представительницы изящнейшего академизма, в девяностые – партнером Дианы Вишневой, звезды нового поколения.

Несмотря на полувековой юбилей, творческий век Рузиматова отнюдь не закончен. Он продолжает выходить на сцену – в тех балетах, что держатся не на виртуозной технике, но на пластической выразительности. Один из них – легендарная «Павана мавра», которую Фарух танцевал с юности. Сейчас, когда его Отелло стал старше, это только обогатило роль.

Выставка в фойе продлится до конца июля, так что все, пришедшие в Мариинский театр, могут соприкоснуться с историей и творчеством Фаруха. В витринах демонстрируются костюмы артиста, на стендах – фотографии: работы театральных фотографов Наташи Разиной, Валентина Барановского и Юлии Ларионовой.

ФОТОРЕПОРТАЖ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20211
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Июл 07, 2013 10:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070706
Тема| Балет, Венский государственный балет, Персоналии, Денис Черевичко
Авторы| Дитта Рундле, Ди Прессе
Заголовок| Денис Черевичко: «я хочу быть лучше самого себя»
Где опубликовано| Херсон NEWS
Дата публикации| 2013-07-06
Ссылка| http://khersonnews.com/denis-cherevichko-ya-hochu-byt-luchshe-samogo-sebya
Аннотация|

Денис Черевичко, молодой первый сольный танцор Венского государственного балета, не хочет быть Нижинским, но хочет быть лучше себя сегодняшнего.



Словно невесомый, он мог плавать и останавливаться в прыжке, как будто умел стоять в воздухе. Грациозный и эротичный одновременно, универсальный, творческий и смелый, он восхищал не только дам. Никто не мог быть похожим на него, никто не танцевал так, как воплощение Бога танца – Вацлав Нижинский (1889-1950).

Денис Черевичко не хочет быть похожим на Нижинского, но он может стать таким же знаменитым. На сцене Венской государственной оперы.

Молодой солист Венского государственного балета, Денис Черевичко, танцует в конце сезона на гала-концерте в честь Рудольфа Нуриева трудную титульную роль в балете Джона Ноймайера «Вацлав». Гала-концерт раскрыл многие аспекты танца, а также богатые навыки артистов балета. Бывает так, что между сказочным замком в «Лебедином озере» и охотничьим домиком Габсбургов в балете «Майерлинг» зал остается почти пустым.

Зрители непременно идут только где Игорь Заправдин интерпретирует прелюдии и фуги из «Хорошо темперированного клавира» Иоганна Себастьяна Баха, а танцует недостижимый танцор и хореограф Денис Черевичко.

Баха Ноймайер выбрал кстати не случайно в качестве компаньона. Считается, что Нижинский создал балет Баха, который доставил ему мало удовольствия. Ничего из этого не вышло. В отличие от Джона Ноймайера, Нижинский не был особым поклонником музыки барокко.

Озорной парень. Денис Черевичко чуть не засмеялся, когда его спросили о его знании Баха: «В Украине мы иногда слышим, Баха или Бетховена», говорит он с озорным взглядом на чистейшем немецком языке. В 16 лет он покинул свой родной украинский город Донецк и закончил престижную Академию балета от Фонда Хайнца Босля в Мюнхене.

Два года спустя он перебрался в Вену и вскоре стал вторым солистом. Его немецкий был тогда недостаточным. Но ностальгию уже смягчила старшая сестра, которая начала учебу в Вене. Прошлым летом, когда ему было 23 года, Денис Черевичко был введён в элитарный круг первых солистов театра.

Он, тем не менее, сохранил своё мальчишеское очарование. Также он и не лишен мужества. Оно ему пригодилось, когда он в течение 24 часов ему пришлось выучить сложную роль сумасшедшего крестьянина в балете Ролана Пети «Арлезианка».

Кирилл Курлаев, который играл эту роль, заболел, Черевичко спас представление без колебаний. Бурные аплодисменты компенсировали короткое время репетиций.

Мужество он продемонстрировал и в прошлом году, когда поехал один на престижный конкурс артистов балета в Варне.

Директор балетной труппы Венского театра Мануэль Легри отпустил его неохотно. Ведь Денис Черевичко, несмотря на молодой возраст, уже имеет высокий статус первого солиста: если бы он выступил слабо, это был бы позор для театра.

Но Черевичко не боится риска: «Я всё хочу, и я всего добьюсь». Первое место, в том числе золотая медаль за «Полёт шмеля» на музыку Николая Римского-Корсакова, у него уже есть. А невидимый «приз» зрительских симпатий Черевичко получал неоднократно за исполнение партии озорного испанского парикмахера в «Дон Кихоте» Нуриева.

Венский государственный балет в июле будет в течение почти четырех недель выступать в Париже на Танцевальном лете в театре Шатле. «Двенадцать представлений в неделю. Отпуск? Это не для меня». Овации для Дениса и Василия гарантированы. Парижане уже знают Черевичко. Но он был тут в декабре 2012 года с Марией Яковлевой («Мы танцевали много вместе, мы знаем наши тела и мы в полной гармонии») когда танцевал главную роль в «Дон Кихоте» в Балете Парижской оперы.

«Это был потрясающий опыт – репетировать в священных залах. Вопреки слухам, французские коллеги были очень приятны в общении и предупредительны». Тогда его сольные вариации критики отметили не просто за «стиль Легри», но и за «харизму, виртуозность и жизнерадостность».

Профессия: красота. Безусловная воля к победе в паре с железной дисциплиной и желанием именно этой работы. «Балетная студия – это еще не все, я смотрю ещё на людей на улице: как они двигаются. Когда я вижу что-то красивое, а моя профессия состоит из красоты, то я пытаюсь это использовать. Образцы для подражания? «Есть, конечно, танцоры, которыми я восхищаюсь, но я не хочу никому подражать, не хочу быть лучше их. Я хочу быть лучше самого себя».

С сильными прыжками и неиссякаемой энергией, Денис Черевичко выделяется в современной хореографии, чего не ещё хватает, так это классических ролей принцев. То, что он не был прирожденным танцовщиком – с высоким ростом и тонким силуэтом, как Нижинский, Нуреев или Легри - он поднимает на смех: «Барышников был также не высок ростом, или Малахов. У меня есть много запланировано. Принцы будут, это вопрос времени».

Кроме прекрасной техники, смелости, желанию совершенствоваться Денис Черевичко имеет ещё и уверенность в себе: «То, что ты действительно хочешь, у тебя обязательно получится!».

Дитта Рундле, Ди Прессе

Перевод с немецкого: Херсон NEWS


Оригинал: Cherevychko: "Ich will besser sein als ich"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4157

СообщениеДобавлено: Пн Июл 08, 2013 5:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070801
Тема| Балет, МТ,премьера, "Concerto DSCH", Персоналии, Алексей Ратманский, Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко
Авторы| Корр.ИТАР-ТАСС Олег Сердобольский
Заголовок| На фестивале "Звезды белых ночей" прошла премьера одноактного балета Алексея Ратманского на музыку Дмитрия Шостаковича
Где опубликовано| ИТАР-ТАСС
Дата публикации| 2013-07-04
Ссылка| http://spb.itar-tass.com/c344/796494.html
Аннотация| Известный хореограф Алексей Ратманский стал автором первой балетной премьеры ХХI международного фестиваля "Звезды белых ночей" - на Новой сцене Мариинского театра сегодня показан его одноактный балет "Concerto DSCH" на музыку Второго фортепианного концерта Дмитрия Шостаковича.

Это произведение вошло в программу современной хореографии вместе с двумя работами американского хореографа-авангардиста Уильяма Форсайта.
По словам Алексея Ратманского, его балет не имеет литературного сюжета и декораций и является своего рода "портретом музыки" и в некоторой степени портретом труппы Нью-Йорк Сити Балета, для которой он был поставлен в 2008 году. "Я не изменил хореографию, но, конечно, балет трансформировался в новом исполнении. После сюжетных многоактных спектаклей с удовольствием работал с этими чудесными артистами над чисто танцевальной композицией", - сказал хореограф, для которого это уже седьмая встреча с прославленной труппой.
Название балета отсылает к музыкальной аббревиатуре - инициалам композитора в немецкой транскрипции, записанными обозначениями названий нот. Второй концерт, одно из самых светлых сочинений Дмитрия Шостаковича, написан в 1957 году, в нем преобладает лирика, юмор, позитивная энергетика счастливых строителей коммунизма, есть аллюзии с советскими пионерскими песнями.
Подготовлено два премьерных состава исполнителей "Concerto DSCH". На первом фестивальном показе выступили солисты Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко. В постановочную бригаду вошли художник по свету Марк Стенли и художник по костюмам Холли Хайнс.
Уже полтора десятилетия Алексей Ратманский успешно сотрудничает с Мариинским театром, где его любят, ценят и всегда ждут с большим интересом. Специально для этой труппы он поставил балеты "Золушка" Сергея Прокофьева и "Конек- Горбунок" Родиона Щедрина. Новыми красками заиграл на Мариинской сцене и перенесенный им балет "Анна Каренина" Родиона Щедрина, где заглавную партию каждая по-своему исполняют примы труппы Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева и Екатетрина Кондаурова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4157

СообщениеДобавлено: Пн Июл 08, 2013 5:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013070802
Тема| Балет, МТ, премьера, "Concerto DSCH", Персоналии, Алексей Ратманский, Татьяна Ратманская, Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко, Константин Зверев, Валерия Мартынюк, Ким Кимин, Филипп Степин
Авторы| Антонов Михаил
Заголовок| Ратманский привез из Нью-Йорка балет о строителях коммунизма
Где опубликовано| «Вечерний Петербург»
Дата публикации| 2013-07-08
Ссылка| http://www.vppress.ru/stories/Ratmanskii-privez-iz-Nyu-Iorka-balet-o-stroitelyakh-kommunizma-18338
Аннотация| 4 и 5 июля на новой сцене Мариинского театра прошла российская премьера одноактного балета Алексея Ратманского «Concerto DSCH» на музыку Второго фортепианного концерта Дмитрия Шостаковича (в название вынесены инициалы композитора в немецкой транскрипции, записанные обозначениями названий нот — D. Sch.)



44-летний Ратманский, покинув в 2008 году пост главного балетмейстера и художественного руководителя Большого театра, перебрался в Нью-Йорк, где окончательно утвердился не просто в роли ведущего хореографа Американского театра балета, а стал ведущим хореографом мира. У него масса предложений от театров всего мира, но к Петербургу Алексей Осипович питает нежные чувства: здесь он родился летом 1968 года, здесь, по сути, он родился в 1998 году как хореограф-постановщик. Тогда Валерий Гергиев рискнул пригласить Ратманского, в ту пору премьера Датского королевского балета и совсем необстреляного хореографа, поставить «Вечер новых балетов»: «Поэма экстаза», «Средний дуэт», «Поцелуй феи». Петербургский «Средний дуэт» Алексей после своего назначения в Большой театр перенес на эту сцену, а потом и в Нью-Йорк Сити Балет.
Теперь история повторилась с точностью до наоборот: Ратманский привез на новую сцену Мариинки поставленный им в 2008 году для Ньй-Йорк Сити Балета «Concerto DSCH». Написанный в 1957 году как подарок сыну на 19-летие концерт, как и многие произведения того периода, пронизан оптимизмом, позитивной энергетикой, этакой радостной игривостью. Балет Ратманского прекрасно передает это настроение, и хотя молодые герои балета не трудятся в шахтах и на стройках, а влюбляются, мечтают, конфликтуют друг с другом, но все их мысли о чем-то большом и светлом, и они действительно верят в то, что именно их поколению удастся построить светлое коммунистическое общество. Балет лишен сюжета как такового, лишен и декораций, даже световое решение и костюмы героев скупы — такой минимализм тоже отражает то время, когда молодых людей интересовали не деньги и недвижимость, не наряды и машины, а чистые, высокие идеалы, когда само время диктовало стремительные, четкие ритмы.
Балет сложнейший по техническому решению не только для солистов (в дебютном спектакле 4 июля танцевали Екатерина Кондаурова, Андрей Ермаков, Надежда Батоева, Александр Сергеев, Василий Ткаченко, а 5 июля их сменили Светлана Иванова, Константин Зверев, Валерия Мартынюк, Ким Кимин, Филипп Степин — это два равноценных состава), но и для молодежного состава кордебалета Мариинского театра. Прекрасно, что новое поколение Мариинки оказалось способным решать самые трудные задачи в работе со столь требовательным хореографом. Хотя даже после генерального прогона Алексей Осипович вместе со своей супругой и ассистентом Татьяной Ратманской сразу же выходили на сцену и устраивали тщательнейший разбор увиденного. «После его разбора полетов хочется просто лететь на сцену!» — улыбались танцовщики.


Фото: Садчиков Михаил (мл.)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 2 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика