Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
Ремонт Большого театра
На страницу 1, 2, 3 ... 33, 34, 35  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
rybnikov
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 19.12.2003
Сообщения: 112
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 20, 2005 10:05 pm    Заголовок сообщения: Ремонт Большого театра Ответить с цитатой

Большой театр закрылся на реконструкцию, а что с ним будет, какие работы будут вестись, и в какие сроки по моему никто не знает. Публикации идут, только на уровне интервью разных московских и россиянских чиновников. Остались ли у нас специалисты по реставрации, проектированию театральных зданий и оборудования для сцены? Немецкое оборудование и пол, который мы собираемся купить, будут крайне дорогими, не эффективными, и что самое печальное крайне ненадежными. Практически вся современная техника в Германии делается турецкими и африканскими рабочими, по проектам индийских инженеров, с обязательным внедрением слабых элементом,( без этого ни одна из фирм не сможет выжить в конкурентной борьбе), которые должны понемногу начать ломаться, сразу после окончания гарантийного срока, не думаю, что театральные механизмы будут сделаны по- другому. Остатки довольно жирных немцев коротают свое время в конторах, или еженедельно посещают самый большой музей Берлина, получая от этого нечеловеческое удовольствие. О системах, подобных системе вентиляции установленной Simens в Московской консерватории в начале века или вечной плитке Villeroy & Bochs в фойе можно забыть. Будут установлены дорогие, но не сильно надежные механизмы, требующие постоянного обслуживания и золотых запчастей. А ведь не так давно в русских вузах даже готовили инженеров по специальности механизмы сцены. Неужели, мы не в состоянии спроектировать и изготовить сделать несколько лебедок для главной сцены страны, лучше, чем турки и африканцы?
Для того, чтобы реставрировать Большой театр, нужно будет огромное количество выдержанного дерева. Откуда планируют его взять, если лесобиржы , где оно должно хранится годами, все разворованы и проданы на Запад, а вся древесина идет в производства прямо с корня после интенсивной сушки и обработки химией. Акустика гарантирована, как в доме музыки, обитом такой скороспелой лиственницей. Вместо паркета положат шведский таркет а может линолиум, или дубовый паркет произведенный из сырых чеченских дубов добываемых русскими рабами. А вместо мрамора и гранита турецкую эпоксидную смолу перемешанную с отходами каменотесного производства, или итальянский мрамор попиленный на плиты толщиной 10 мм, который лопнет через 5 л5т, как можно наблюдать на полу фойе новой сцены. Московские архитекторы взявшиеся за проект отлично себя зарекомендовали. Выйдите на улицу, посмотрите по сторонам, нравятся Вам облупившиеся дома с башенками усеянные бородавками кондиционеров? Думаете в Большом будет по другому, и этих людей посетит вдохновение? Остались ли в России краснодеревщики, специалисты по позолоте, производят ли у нас красивые ткани. Сравните советский занавес благородного красного цвета, с покрашенными в клюквенный цвет оборками с двуглавыми орлами висевшими за ним последние годы. Будет делать занавес в Италии? А если нефть подешевеет, повесим ситчик. Промышленность ведь не работает. Или же придется мастеров реставраторов собирать со всего света, как при ремонте кремлевского дворца Бородиным ( печника из Швеции, художников из Италии итд, но тот хоть был человеком относительно совестливым, поэтому его и выпустили из Швейцарии Smile а здесь Швыдкой Sad , во сколько же это все обойдется?
Если не поставить во главу проекта, честного человека, с хорошим вкусом и обязательно любящего Россию, и не дать ему огромные полномочия, с Большим театром, как гордостью русских можно простится. Получится либо долгострой, либо турецкий пятизвездочный отель. Есть же в Турции отели Венеция и Кремль ничего общего ни стем ни с другим не имеющими. Будет и в Москве здание Большой театр, служащее непонятно для чего? Среди российских чиновников, деятелей культуры я не вижу человека, способного решить такую задачу. Может быть поискать среди русских за рубежом? Или у Вас есть кто на примете или знаете, что же все таки сделают с театром?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25664
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 05, 2005 9:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Боюсь, этой теме суждено развитие и она будет жить долго.
Известия писал(а):
В понедельник в Министерстве экономического развития и торговли прошло закрытое совещание, посвященное реконструкции Большого театра. На совещании возникло предложение вместо заявленных изначально 25 млрд рублей уложиться в куда более меньшую сумму - 9 млрд рублей. Возможным исполнителем проекта станет фирма Mercata Trading, которую возглавляет Виктор Столповских, скандально известный по делу Mabetex.

Анатолий Иксанов: Я вам честно скажу: когда я увидел в Минэкономразвития господина Столповских, просто обомлел. Я как-то полагал, что он давно сидит.

Подробности см. ГК 2005080503.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25664
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 06, 2005 9:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"Коммерсант" писал(а):
То есть речь идет не столько о лоббировании одного генподрядчика в ущерб другому, о чем тут же заговорили СМИ. Задача интриги глобальнее — весь проделанный к настоящему времени процесс разработки и согласования проектно-сметной документации, скорее всего, будет перечеркнут. Все придется проделывать заново, с чистого листа, с новыми тендерами, с новыми подрядчиками и, вероятно, с новым генпроектировщиком. А то и с новыми министрами-заказчиками. Весьма вероятно, что найденное в результате решение будет не хуже, а может быть, даже и не дешевле нынешнего. Понятно пока только одно: ожидать открытия Большого в знаковом 2008 году будет очень наивно. Этот последний аргумент вскоре несомненно окажется брошенным на весы.


Подробности см. в ГК 2005080601.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Ср Авг 10, 2005 5:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Главный архитектор реконструкции Большого театра Никита Шангин определил место Германа Грефа в истории .

«Я не берусь судить о профессиональных качествах руководства министерства экономики, может быть это замечательные специалисты, может быть, прекрасный специалист господин Греф, но я знаю только одно: в истории имя господина Грефа останется как имя министра, который не дал средств на реконструкцию Большого театра, - заявил главный архитектор реконструкции Большого театра Никита Шангин в прямом эфире радио «Культура».

Напомним, что глава Минэкономразвития Герман Греф предлагает оптимизировать расходы на реконструкцию Большого театра. «Мы с Минкультуры думаем, как сократить смету, чтобы сохранить сроки и сделать необходимые конструкции и модернизировать театр для современных постановок, однако цифра очень большая и смущает нас», заявил Герман Греф журналистам. По его словам, хотелось бы, чтобы сокращение шло «не в ущерб культуре, в любом случае пока решения не принято».

О состоянии здания Большого театра, о мерах, которые должны предприниматься, и об отношении к инициативе Германа Грефа главный архитектор реконструкции Большого театра Никита Шангин рассказал в эфире Радио «Культура».

«Положение Большого театра по сравнению с его историческими ровесниками неизмеримо более тяжелое, - уверен Шангин. - Театр пережил то, чего многим другим не пришлось пережить в XX веке и практически не одной серьезной реконструкции со времени постройки в театре не проходило»

«Практически не было ни одного года, чтобы проблем с фундаментами Большого театра не случались. Все время вялотекущее укрепление фундаментов, иногда происходили какие-то разовые крупные работы. Театр стареет. 150 лет старел. Но радикальных мероприятий реконструктивных в нем очень долго не происходило.

«Сейчас мы имеем просто аховое техническое состояние здания. Плюс к тому, московская гидрогеология,: Неглинка рядом, три горизонта грунтовых вод и пески и суглинки… Аварийное состояние несущих конструкций. Сейчас, если просто аварийных мер не принять, есть опасность обрушения несущих конструкций. Они перенапряжены, они за пределами своих несущих возможностей и, безусловно, постоянная опасность – пожарная, потому, что театр XIX века планировочно абсолютно не соответствует тем требованиям противопожарной безопасности, которые абсолютно обязательны в наше время. Поэтому первая задача – физически укрепить здание, обеспечить его устойчивость и просто физически его сохранить.
Далее: десятикратное увеличение труппы, радикальное изменение современной сценографии и режиссуры оперного театра потребовали резкого увеличения рабочих площадей. Порядка 25 тысяч квадратных метров не хватает труппе для полноценного функционирования.
Третье – необходимость для театра полноценного сценического комплекса, который позволил бы полноценно вести современную политику театру и постановочную и гастрольную. При этом театр является уникальным памятником культуры, и органы охраны памятников очень жестко настояли на том, что его исторические габариты должны быть сохранены, ничего пристраивать, ничего надстраивать нельзя. Практически не остается другого варианта развития комплекса, как идти вглубь, идти под землю. Суть такая. Возникает под театром второе здание, почти равновелико ему по объему и это здание является мощной монолитной железобетонной конструкцией. То есть историческое здание будет стоять на новом подземном здании, а новое подземное здание будет стоять на устойчивых материковых породах. Вместо дома на песке, мы получим дом на скале.

Появится накладные лифтовые конструкции на фасаде, из-под земли, из-под Копьевского переулка будет выдвигаться огромный лифт, крыша этого лифта будет частью мостовой. Из-под земли будет вылезать огромный дом, в котором будут транспортироваться декорационные конструкции высотой до 12 метров и декорационные контейнеры - 12 метров в длину. Вот этот огромный стеклянный дом, освещенный, будет выдвигаться из-под земли, и я думаю, что это станет неким аттракционом для публики»

«Все подземное здание будет практически скрыто. Более 90 процентов нашего труда публика не увидит. Оно будет от широкой публики скрыто».


Никита Шангин рассказал в эфире радио «Культура» о том, что «нигде в мире еще не приходилось применять такие методы укрепления зданий и освоения подземного пространства при полном, практически, всех несущих стен исторического здания».

«Сметный расчет прошел экспертизу, - рассказал Шангин, - и уж как нас «прессовали» в экспертизе по сметам. Каждую позицию у нас пытались отнять, урезать, отобрать».

Отвечая на вопрос Радио «Культура» о стоимости реконструкции, Шангин заметил, что он «архитектор, а не экономист». «Меня вопросы стоимости волнуют постольку, поскольку я понимаю, что есть некий предел, за которым данный проект реализовать нельзя, - заявил Шангин. – Меня волнует другое – для меня важно, чтобы этот проект был реализован потому, что мое глубокое убеждение, что только этот вариант, как результат шестилетней работы, как результат того, что это уже одиннадцатый или даже двенадцатый по счету проект, мы уже сбились со счету».

Шангин сообщил, что сейчас проект вновь корректируется: «мы опять его корректируем по пожеланию Минэкономики. Но мы готовы пойти на это, лишь бы все-таки сохранить тот компромисс, тот баланс интересов, который нам удалось достичь».
«У нас были очень тяжелые, очень жесткие встречи с министром экономики, он подверг нам жестокому разгрому. Обычные аргументы: бюджетники, пенсионеры, я за эти средства десять провинциальных театров построю. Меня эти аргументы не убеждают…»

Шангин рассказал о требованиях Минэкономразвития: «Это было в достаточно ультимативной форме. Была названа сумма – девять миллиардов рублей и мне в свете вышеизложенного, просто очевидно, что если так будет идти дело, то ни о какой реконструкции, ни о какой реализации данного проекта речь не может идти. Это будет капремонт с реставрацией исторических интерьеров и фасадов с каким-то симптоматическим лечением фундаментов. Это будет означать, что через десять-пятнадцать, максимум двадцать, лет все те проблемы, какие мы имеем сейчас, снова встанут в полный рост и уже тогда, в зависимости от того. Какими методами будут укреплять фундаменты сейчас, скорее всего реализация данного проекта и радикальное решение вопросов устойчивости будет невозможно».


Отвечая на вопрос Радио «Культура» о появившемся предложение некой структуры сделать реконструкцию за меньшие деньги – за девять миллиардов рублей (что в два раза меньше существующей сметы), Шангин сказал следующее:
«Не дело архитектора определять подрядчика. Подрядчик был определен в результате конкурса. Я могу сказать, что первый победитель выиграла конкурс со стоимостью девять миллиардов рублей. Но когда дело дошло до заключения контракта, они отказались. Они честно признались, что пошли на демпинг, думали, что реально это будет двенадцать-тринадцать миллиардов, но когда оценили масштаб работ, то честно сказали, мы не уложимся»

Шангин заявил, что не будет участвовать в проекте, если государство выделит только девять миллиардов: «У меня есть некое профессиональное реноме и в неправедном деле я участвовать не буду. Я просто однозначно хочу сказать, что если такое произойдет, я не берусь никак судить о профессиональных качествах руководства министерства экономики, может быть это замечательные специалисты, может быть, прекрасный специалист господин Греф, но я знаю только одно, что в истории имя господина Грефа останется как имя министра, который не дал средств на реконструкцию Большого театра».

http://www.cultradio.ru/doc.html?id=38358&cid=71
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
rybnikov
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 19.12.2003
Сообщения: 112
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 20, 2005 1:33 pm    Заголовок сообщения: Ремонт начался с малых потерь Ответить с цитатой

Ожидая поток бюджетных средств на реконструкцию, администрация Большого театра проводит смелые эксперименты по управлению денежными потоками на зрителях.
С этого года, для того, чтобы купить билеты через интернет ч помощью кредитной карты, необходимо иметь сумму вдвое большую, чем стоимость билетов. Если вы решили купить 2 билета на Лебединое озеро по 3000 рублей, то на вашей карте сначала заблокируют 6000 рублей, затем через неделю заблокируют и спишут 6000 рублей, и через месяц другой Вам может быть вернут первые заблокированные 6000. Бизнес такой театрально-банкирский. В прошлом сезоне этого не было. Мне это весьма неприятно. Sad
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
swan
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 26.07.2005
Сообщения: 205
Откуда: ***

СообщениеДобавлено: Вс Авг 21, 2005 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Здравствуйте!!!!Поговаривают,что реконструкция займет не меньше 10 лет!!!!!! Crying or Very sad Evil or Very Mad Просто ужас!!!!!!!!!так можно и всю труппу растерять!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Crying or Very sad Sad Crying or Very sad Sad Shocked
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Сб Авг 27, 2005 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«БОЛЬШОЙ НЕДООЦЕНИЛИ», Н.Молок, газета «Известия», 24.08.2005, http://www.izvestia.ru/culture/article2566115

Директор Центральных реставрационных мастерских Татьяна Каменева: Стоимость реставрации Большого завышена в несколько раз"
<…>

Главный архитектор проекта реконструкции Большого театра ЗАО "Курортпроект" Никита Шангин: "Не исключено, что сумма реконструкции еще возрастет"
<…>
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Авг 30, 2005 4:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

МОСКВА, 30 авг - РИА "Новости".

Реконструкция основного здания Государственного Академического Большого театра идет по плану. Об этом рассказал во вторник в эксклюзивном интервью РИА "Новости" генеральный директор театра Анатолий Иксанов.
"На основной сцене, а она закрыта со 2 июля, сейчас идут работы по укреплению стен и фундамента, необходимые для сохранения исторического здания", - сказал он.
"Все идет по плану на средства, выделенные на реконструкцию на 2005 год", - подчеркнул Иксанов.
"Что касается средств из госбюджета на 2006-2008 годы, то эта сумма будет определена по результатам экспертизы, которая сейчас проводится в Большом театре. Ее цель - определить объем работ по реконструкции, без которых невозможно будет открыть основную сцену Большого в 2008 году, как это и было запланировано. По результатам экспертизы, а они должны быть предоставлены к 1 октября министру экономразвития Герману Грефу, и будет определяться размер необходимых средств", - пояснил он.
Отвечая на вопрос РИА "Новости" о сокращениях в штате Большого театра в связи с реконструкцией и закрытием на несколько лет основной сцены, генеральный директор Большого театра ответил: "Да, сокращение есть и оно коснулось и труппы, и технического состава".
"На 297 человек поданы сейчас документы на увольнение, из которых 50 человек с помощью комитета по культуре правительства Москвы нам удалось трудоустроить в другие московские театры", - пояснил генеральный директор Большого театра.

http://rian.ru/society/20050830/41252780.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Сен 01, 2005 7:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Большой театр. Цена вопроса
2005/31/08 | 17:08
Марина Перелешина (ведущая программы)

Радио "Маяк"
http://www.radiomayak.ru/culture/05/08/31/38737.html


Мы уже неоднократно рассказывали о ситуации, которая сложилась вокруг реконструкции Большого театра. Работы только начинаются, а уже сломано немало копий. В первую очередь, конечно же, всех интересует цена вопроса. Некоторые считают ее слишком завышенной, другие, наоборот, довольно скромной.

Своим мнением на этот счет поделился с "Маяком" глава Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Ефимович Швыдкой.

Швыдкой: Никакой суммы я сейчас называть не буду, как раз для этого и проводится экспертиза. Поскольку под сомнение ставится качество самого проекта, то он был отправлен в Академию архитектуры и строительства Российской Федерации, где собрались все столпы архитектурно-строительного дела. Хотя проект выиграл конкурс честно, и никаких претензий к процедуре проведения конкурса в 99-ом году нет. Кроме того, Научно-исследовательский институт экономики строительства проведет экспертизу по расчетам цены. Это беспрецедентно, потому что в России есть высший арбитр в этих вопроса - госэкспертиза. Если она выдает разрешение на строительство, а это единственный государственный орган, который выдает такие разрешения, то строительство осуществляется, и именно по тем расценкам, которые утверждены госэкспертизой. Повторяю, это беспрецедентная история. Но коль скоро вокруг такой общественный ажиотаж и сталкиваются столько различных мнений, мы хотим, чтобы все было понятно, прежде всего, обществу, и чтобы это было абсолютно прозрачно. Экспертиза по ценообразованию уже идет. Вторая, уже по самому проекту, вскоре начинается. Я думаю, что к началу октября мы получим окончательное резюме. Никаких международных экспертов в этих вопросах быть не может, так как принцип расценок, принцип формирования цены в Российской Федерации определяется внутренним законодательством, которое международные эксперты не знают, как правило. Эти расценки, сразу скажу, ниже, чем за рубежом.


 
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Сен 01, 2005 7:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Реконструкция Большого театра идет по плану - гендиректор театра
Дата новости: 30.08.2005
Комментариев: 0


http://www.m-2.ru/themes/default/message.asp?folder=1870&matID=15579

Реконструкция основного здания Государственного Академического Большого театра идет по плану. Об этом РИА «Новости» рассказал генеральный директор театра Анатолий Иксанов.  
 «На основной сцене, а она закрыта со 2 июля, сейчас идут работы по укреплению стен и фундамента, необходимые для сохранения исторического здания», - сказал он, добавив, что «все идет по плану на средства, выделенные на реконструкцию на 2005 год».  
«Что касается средств из госбюджета на 2006-2008 годы, то эта сумма будет определена по результатам экспертизы, которая сейчас проводится в Большом театре. Ее цель - определить объем работ по реконструкции, без которых невозможно будет открыть основную сцену Большого в 2008 году, как это и было запланировано», - пояснил А. Иксанов. 

Директор Большого театра также отметил, что «по результатам экспертизы, а они должны быть предоставлены к 1 октября министру экономического развития Герману Грефу, и будет определяться размер необходимых средств». 
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25664
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 01, 2005 11:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Марина Давыдова в «Известиях» (ГК 2005083106):
Цитата:
В Большом начались сокращения, о которых руководство театра давно предупреждало. Число уволенных измеряется сотнями.

Отвечая на вопрос об изменениях в штате, генеральный директор Большого Анатолий Иксанов заявил, что "на 297 человек сейчас поданы документы на увольнение, из них 50 человек с помощью комитета по культуре правительства Москвы нам удалось трудоустроить в другие московские театры".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Сен 05, 2005 11:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ИА REGNUM
"Любой компромисс с Законом это преступление, которое ведет к новым преступлениям" - заявление профессионалов-реставраторов о проекте реконструкции Большого театра

В редакцию ИА REGNUM поступил текст заявления о нарушении принципов научной реставрации и российского законодательства при реконструкции основного здания Большого театра России, подписанного Центральным Советом Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПиК) и сотрудниками Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры Российской Федерации (ЦНРПМ МК РФ).
"Наше заявление основано на результатах многолетней истории рассмотрений и профессиональных Советов, проводимых в рамках Всероссийского Общества Охраны памятников истории и культуры по проблемам реставрации и реконструкции основного здания Государственного академического Большого театра России. Кроме того, использованы материалы научно-реставрационной проектной и изыскательской работы коллектива ГУП ЦНРПМ, проводившейся с 1972 года по настоящее время. Всего в архиве ГУП ЦНРПМ хранится 394 комплекта научной, проектной и сметной документации по всем основным видам научно-проектных работ по фасадам, кровле, интерьерам, мебели, предметам декоративно - прикладного искусства, осветительной арматуре и другим элементам этого памятника истории и культуры" - отмечается в заявлении.
"Все, что происходит вокруг Большого театра, и его реконструкции глубоко символично и служит примером и руководством к действию относительно других, менее значимых объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Именно поэтому, специалисты нашей организации последовательно и настойчиво защищают от уничтожения ценные элементы этого памятника истории и культуры и возражают против той системы принятия решений о сносе наиболее ценной части памятника, которая опробована на примере Северного фасада Большого театра, украшенного портиком замечательного русского архитектора Осипа Ивановича Бове", - продолжают его авторы.
"Мы категорически не согласны с таким порядком, когда решения о сносе ценной части памятника принимаются большинством голосов методического совета, состоящего в основном из чиновников и специалистов не имеющих опыта реставрации памятников (искусствоведов, археологов и юристов), вопреки заключению официально назначенного эксперта по объекту - доктора архитектуры Баталова А.Л. В результате - Закон нарушен, а отвечать некому. Это до боли напоминает наше недавнее советское прошлое, когда страной управляло политбюро и безответственные Советы разных уровней.
Мы считаем безнравственным и безответственным превращать часть памятника, представляющую общепризнанную ценность и составляющую предмет охраны, в объект торга и компромисса с людьми, которые задумали ее разрушение. Любой компромисс с Законом это есть преступление, которое ведет к новым преступлениям, уже с целью скрыть совершённое нарушение Закона и уйти от ответственности. Как часто бывает на рынке, более опытный коммерсант всегда найдет повод не выполнять свою часть соглашения и наивному руководителю методсовета А.И. Комечу, по его же словам, остается "грустно вздыхать", наблюдая, как ломают очередной памятник без всяких компенсаций невосполнимых утрат.
Мы считаем искусственно созданной и надуманной проблему, якобы имеющегося конфликта интересов творческого коллектива театра, желающего увеличивать возможности сценической технологии и модернизировать инженерные системы театра, и общенациональных интересов сохранения исторического здания театра как памятника истории и культуры. Сумели же избежать подобного конфликта французы, построив здание Новой Оперы на площади Бастилии и, одновременно, бережно сохранив и модернизировав историческое здание Grand Opera. Справляются с подобной задачей и в Санкт - Петербурге. Уже начато строительство нового здания Мариинского театра и, одновременно, реставрация и модернизация старого здания. В Большом же театре очевиден иного рода конфликт интересов, с одной стороны, желание небольшой группы менеджеров, временно получивших в оперативное управление государственную собственность, освоить максимально возможный объем бюджетного финансирования и, с другой, общенациональный интерес сохранения и развития Большого театра - этого уникального единства прославленного творческого коллектива и шедевра мировой архитектуры.
Мы считаем совершенно недопустимом грубое и циничное нарушение условий тендера по выбору генпроектировщика, проведенного в 1999 году. Заявленная стоимость проектирования, которая была основным критерием при выборе победителя тендера превышена "Курортпроектом" более чем в десять раз (по результатом проведенного в 1999 году Госстроем России тендера по выбору генерального проектировщика на проектирование 2-ой очереди реставрации и реконструкции комплекса ГАБТ победителем стало ЗАО "Курортпроект", взявшее на себя обязательства выполнить за 55 млн. рублей весь комплекс научно-проектных работ - ИА REGNUM ), не говоря уже о сроках проектирования. Это демонстративное нарушение Федерального Закона "О конкурсах на размещение заказов на поставки товаров, выполнения работ, оказания услуг для государственных нужд", ставит под сомнение необходимость и смысл проведения тендеров и конкурсов вообще.
Имеющийся проект по существу не решает ни одной проблемы Большого театра. Предлагаемая сценическая технология, несмотря на космическую стоимость, не решает проблем технологической модернизации театра - запроектирована всего одна смена декораций и отсутствуют полноценные карманы.
Серьезные опасения специалистов вызывают предложения "Курортпроекта по "вывешиванию" части наружных и внутренних несущих стен основного здания театра по методу вдавливания свай с опорой их на неоднородны слой кавернозных разрушенных известняков. Вместо декларированного укрепления фундаментов в результате гарантированы неравномерные осадки и деформации здания театра. Копьевский переулок со стороны северного фасада театра превращается в складскую зону с "супер-лифтом", для подъема объемных декораций и другой машинерией опасной для проходящих по этой пешеходной улице людей.
2-ая очередь реставрации и реконструкции проектируется фактически без учета и отдельно от первой. Новым заданием на проектирование дублируются уже построенные в 1-ой очереди помещения и службы, что приведет к нерациональному использованию переданных ГАБТ в оперативное управление зданий и сооружений. ЗАО "Курортпроект" предлагает снос северного фасада Большого Театра с 10-ти колонным портиком, построенным в 1825 году по проекту, выдающегося русского архитектора Осипа Ивановича Бове, что является грубейшим нарушением Федерального Закона "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации", - говорится в заявлении.
Авторы заявления подчеркивают, что "проектная и сметно-финансовая документация по 2-ой очереди реконструкции и реставрации комплекса зданий государственного академического Большого театра России нуждается в самой тщательной независимой экспертизе и проверке (действительно независимой, а не заказной бутафорской экспертизе подконтрольной чиновникам Роскультуры), и, в последствии, корректировке во избежание бессмысленной растраты гигантских бюджетных средств и утраты замечательного памятника истории и культуры". В качестве альтернативы они предлагают рассмотреть вариант реставрации и реконструкции Большого театра России, разработанный ассоциацией реставрационных предприятий "Союзреставрация".
Здание Большого театра принято под государственную охрану в качестве памятника архитектуры Постановлением Совета министров РСФСР в 1960 г. В настоящее время оно является памятником истории и культуры федерального значения. Паспортом недвижимого памятника истории и культуры определен предмет охраны - интерьеры зрительской части, фасады, включая северный с колоннадой Осипа Бове (поздние пристройки к северному фасаду не включены в состав памятника).
1-ая очередь реконструкции и реставрации комплекса зданий ГАБТ предусматривала решение технологических и инженерно-функциональных проблем театра за счет строительства здания для размещения филиала Большого театра и ряда вспомогательных корпусов в разных районах города. Ее стоимость составила около 350 млн. долларов.
5 февраля 2004 года проект реконструкции и реставрации 2-й очереди комплекса зданий Государственного академического Большого театра России, разработанный ЗАО "Курортпроект" (главный архитектор проекта Никита Шангин) получил одобрение тогдашнего министра культуры Российской Федерации, а ныне главы Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК) Михаила Швыдкого. Проект, в частности, предусматривает снос северного фасада театра, который является древнейшей частью этого многократно перестраивавшегося здания. Стоимость работ второго этапа реконструкции и реставрации комплекса ГАБТ составит около 1 млрд долларов.
9 июня этот проект был одобрен большинством голосов Федерального научно-методического совета по охране и сохранению культурного наследия (памятников истории и культуры) Министерства культуры и массовых коммуникаций России несмотря на резкие возражения рецензента - профессора, доктора искусствоведения Андрея Баталова.
1 сентября появилась информация о том, что по инициативе ФАКК будут проведены две независимые экспертизы, призванные оправдать расходование 1 млрд долларов на работы, предусмотренные проектом. При этом дискуссия о соответствии проекта законодательству об охране объектов культурного наследия России фактически свернута.
По просьбе ИА REGNUM свою позицию в данном вопросе изложил руководитель Мастерской №12 Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Министерства культуры Российской Федерации, президент Российской ассоциации реставраторов Алексей Денисов, являющийся одним из авторов альтернативного проекта, упомянутого в приведенном выше заявлении представителей научно-реставрационного сообщества.
Тот факт, что в данном случае на высшем уровне санкционировано разрушение части здания - памятника федерального значения, Алексей Денисов считает очень опасным прецедентом в масштабах страны в целом. "Если самую древнюю часть такого знаменитого памятника можно легко снести, то что говорить о каких-то провинциальных памятниках..." - констатировал он.
Кроме того, по его мнению, авторы принятого проекта неоправданно завысили объемы работ - в особенности наиболее дорогостоящих подземных. Так, огромные склады декораций, которые предлагается разместить в подземном пространстве под театром, как он полагает, просто не нужны. "Подземная урбанизация получается просто золотая, - заметил он. - Между тем, театру достаточно хранить у себя декорации для пары ближайших спектаклей, а остальное можно разместить на складах где-нибудь в районе Кольцевой автодороги. Именно так поступает недавно открытый филиал Большого. Основная масса его декораций находится на складе вне исторического центра города".
"Я не вижу функционального смысла сильно углубляться под здание театра, - заявил Алексей Денисов. - Достаточно сделать 1-2 подземных этажа, чтобы разместить там гардероб, туалеты, вентиляционные камеры и прочее. Укрепить фундаменты действительно нужно, для этого не нужно "вывешивать" их на сваях, как предлагают авторы проекта. Есть современные инъекционные технологии, которые позволяют надежно укреплять фундаменты".
"Кроме того, - заметил Алексей Денисов, - по-видимому, сильно завышена и стоимость работ. Сценическое оборудование для театра закуплено самое дорогое в мире, причем немецкая фирма "Кункель Консалтинг" получила этот заказ без тендера".
"Мировая практика, примеры подобных реконструкций крупнейших театров - Ла Скала, Гранд Опера, Ковент-Гарден - говорят о том, что необходимые работы можно выполнить за деньги на порядок меньшие, - заявил он. - Суммы в 1 млрд долларов хватило бы как на реставрацию исторического здания Большого театра с соблюдением всех требований законодательства, так и на строительство нового здания для размещения современного оперного театра. В частности, новое здание Мариинского театра в Санкт-Петербурге обойдется в сумму чуть более 200 млн долларов". По мнению Алексея Денисова, проект, предполагающий расходование столь громадных бюджетных средств, должен стать предметом внимания государственных органов финансового контроля, прежде всего Счетной палаты.
http://www.regnum.ru/news/506736.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Сен 06, 2005 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Радиостанция «Эхо Москвы», суббота, 3 сентября 2005

Ведущие: Матвей Ганапольский
Гости: Азарий Лапидус
Анатолий Иксанов


Реконструкция Большого театра

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У микрофона Бунтман-Ганапольский. Вы знаете, что я заменяю сегодня Сергея Бунтмана, и скажу вам честно, что конечно непросто вести эфир, заточенный под другого человека. Действительно, Сергей в этом субботнем эфире подбирает и темы очень интересные для него. Они интересные и для меня, но он их больше обдумывал и как-то у него более четко сформулирована его точка зрения и позиция по этим темам. Сейчас программа "Город" и то, что мы будем говорить о реконструкции Большого театра, как каждый разбирается в политике, в чем еще разбираются, спрашиваю я гостей.
А. ЛАПИДУС: В медицине и футболе.
А. ИКСАНОВ: Какой спектакль ставить и как должен выглядеть.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И что мы должны, да, то естественно понятно, что все вы, уважаемые радиослушатели сейчас будете слать свои вопросы на эфирный пейджер 961 33 33 для абн. "Эхо Москвы", а также на телефон присылать вопросы. Значит, сразу говорю, чего у нас не будет в передаче, чему не посвящена наша передача. Наша передача сегодня не посвящена выдающейся балерине нашего времени Анастасии Волочковой. Сначала мы вообще решили сделать наоборот. Решили 50 минут разговаривать о Волочковой, о каких-то беременностях, о цвете кожи, о линии парфюмерии, которую она использует. Но потом подумали хотя бы одну передачу поговорить собственно о Большом театре. И мы наступили на горло собственной песне, особенно тут у нас в гостях генеральный директор Большого театра Анатолий Геннадьевич Иксанов, здравствуйте.
А. ИКСАНОВ: Здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как он плакал, как он рвал рубашку на груди, говорил, ну это же все не интересно людям про Большой театр, ну будет стоять, ну все, давайте про святое. Тем не менее решили, что святое пока на эту передачу – Большой театр и его реконструкция. А для того, чтобы это было компетентнее, мы пригласили президента компании "СУИ-холдинг", генерального подрядчика реконструкции Большого театра Азария Абрамовича Лапидуса, здравствуйте.
А. ЛАПИДУС: Здравствуйте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У вас конечно гениальная фамилия, по поводу чего тут уже упала в обморок вся редакция, но значит все-таки традиции живы. Вот есть Лапидус, и он непосредственно в нашей студии. Итак, реконструкция Большого театра. Я хочу сказать, я видел в СМИ эти рисунки, они конечно впечатляют, особенно эти подземные стоянки.
А. ИКСАНОВ: Нет, не подземные стоянки, подземные пространства. Стоянок это не касается.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я ассоциирую просто с этим, потому что там несколько этажей. Вот расскажите, все ли идет по плану. И вообще, когда это будет готово.
А. ИКСАНОВ: Вы знаете, действительно, о реконструкции Большого театра говорили давно, здание находится в аварийном состоянии, и все знают, что со 2 июля театр закрыт. А за сезон до этого мы работали без 4 яруса, без главного входа, без фойе, потому что действительно театр в аварийном состоянии. Скажу более того, его фундаменты в аварийном состоянии на 75%, стены – на 50%. Поэтому дальше в такой ситуации я, как гендиректор, просто не имел права продолжать эксплуатацию этого здания.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И боялся туда заходить.
А. ИКСАНОВ: Ну заходить-то я как раз специально заходил, потому что если уж рухнет, то лучше со мной.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Помню знаменитые кадры, как вы ползком в свой кабинет проходили, боялись, что лепнина грохнется. А что, действительно все в таком? Когда был последний основательный ремонт?
А. ИКСАНОВ: Да практически я вам скажу, что проблема устойчивости здания, сохранения здания как памятника архитектуры не решалась на протяжении 150 лет. Все были разговоры, что надо сохранить памятник. Но театр был настолько востребован и идеологически, особенно в советские времена, что закрывать его на какое-то время считалось просто политически.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Государственной изменой.
А. ИКСАНОВ: Да. Поэтому театр дошел до такого состояния критического. Более того, я не знаю таких сооружений в Москве, где целые блоки у нас обслуживаются под напряжением 127 вольт.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какой вы человек. Вы не любите истории. Помните, пол-Москвы было под напряжением 127 вольт.
А. ИКСАНОВ: Я поэтому и говорю, что только в Большом сегодня часть помещений осталась под таким напряжением.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кроме того, помните знаменитое, напряжение меньше, зато сила тока больше.
А. ИКСАНОВ: Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня к вам общий вопрос. Я хотел бы, чтобы Азарий Абрамович включился в разговор. Чего сейчас больше всего боятся москвичи. Они боятся, я говорю в нарицательном смысле, но не поддерживая этот тезис. Они боятся лужковских новоделов. Мы все понимаем, что за этим стоит. Но я хочу сразу сказать, что я не приемлю эту формулировку, потому что мне очень нравится, что делает в Москве Юрий Лужков. И этот великий город, который сейчас стал красивым, он имени Лужкова, и что тут ни говори. Но вы понимаете, то, что будет там типа выпотрошено, останутся только эти кони, а все остальное. И это будет такой новодел, это все-таки беспокоит. Как это будет сделано?
А. ИКСАНОВ: Азарий, если позволите, я все-таки буквально 2 слова по этому поводу скажу. Главная задача проекта реконструкции и реставрации заключалась в том, что максимально сохранить здание как памятник архитектуры. Поэтому тот проект, который утвержден последним, он девятый по счету за последние 5 лет. И главное, можно ее назвать борьбой, была между театром, проектировщиками и охраной памятников. И Большой театр уменьшал свои потребности, желания как шагреневая кожа, именно для того, чтобы максимально сохранить памятник архитектуры.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А примеры можете привести, ведь стены надо укреплять. Вот расскажите конкретно.
А. ЛАПИДУС: Я хочу, чтобы максимальное количество людей попыталось понять, что речь идет об уникальном проекте, который в принципе аналогов в мировой строительной практике не имеет. Что происходит? Театр был 150 лет назад построен в том виде, в котором он есть на определенном участке Москвы, где находится 2 действующие речки и периодически возможно перемещение русел других рек. На глинах московских. Театр представляет собой тяжелый штамп, который периодически погружается. Но из-за того, что находятся реки, погружение происходит неравномерное. И например говорил Анатолий Геннадьевич, закрыли фойе, потому что там каждый год происходит осадка на 5 мм. Это означает, что колонны центрального портика уже ушли на 10-20 см. Что нужно было сделать? Нужно было найти такое решение, которое позволило бы на века этот театр закрепить в этом месте. Исходя из того, что этот театр нужно сохранить, это история России, и не обсуждается вариант возможного уничтожения этого памятника, как поступили бы в Америке, снесли бы и построили новое здание. Или в любой другой стране сделали таким образом.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы немножко крутовато об Америке.
А. ЛАПИДУС: Так, как это происходит, нет такой истории. Для этого приняли такое решение. Существующий фундамент на 26 метров укрепляется с существующими известняками. То есть известняки под театром находятся на глубине 26 м. И достигается это при помощи определенных, очень уникальных сваезадавливаний, которые забуриваются, не забиваются, на 26 метров мы проходим весь вес театра, переносим на находящиеся там известняки. Осуществляем определенную цементацию, то есть завязываем существующий фундамент театра с тем известняком, который находится, это московский природный известняк, это карстовые московские породы. Этим самим мы гарантированы, что на века будет существовать Большой театр, он не сдвинется ни на миллиметр, и мы будем уверены в обеспечении несущей способности. Второй этап. Теперь эти сваи. На них же тоже действует река, их нужно защитить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Река, которая выше, которая в середине этих свай.
А. ЛАПИДУС: Да, она меняется, в середине этих свай, у нее есть русло. И поменять русло невозможно, это исторически сложившаяся точка. И тогда вокруг театра делается стена в грунте, и как бы весь театр сажается в кастрюлю. Это идет пока технология спасения театра. Так вот, когда мы создали эту технологию, у авторов проекта возникла идея. Слушайте, у нас между фундаментом и стеной в грунте оказалось определенное расстояние. Давайте оттуда сделаем экскавацию, небольшой камерный зал, новое красивое фойе на входе, раздевалки, того, что у театров не было, дополнительные репетиционные. И это уже совсем новый театр. Мы говорим не о реставрации, не о реконструкции, а о некоем космическом проекте, который на века спасает Большой театр, гарантирует его устойчивость, надежность, несущую способность, плюс вносит новое решение.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть другими словами, никто не потрошит стены.
А. ЛАПИДУС: Ни в коем случае. Что касается второй части. Значит, у нас есть еще две очень важные части. Мы делаем уникальную, не повторяющуюся нигде в мире машинерию, на глубине 20 м будет дополнительная сцена, которая позволит одновременно монтировать второй спектакль, то, что не хватает Большому театру, это один из недостатков его современного нахождения среди крупнейших театров мира. И третий этап, это реставрация стен. Вот на реставрацию стен мы получили сегодня проект, по которому мы не утрачиваем ни одного сантиметра живописи, лож, дерева, папье-маше, то, из чего это сделано. Я считаю, это одно из самых важных достижений проекта. Проект требует полного подтверждения того оригинального вида, который был в конце 19 века.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть само здание не разбирается?
А. ЛАПИДУС: Абсолютно. Ни одного кирпича из здания не убирается.
А. ИКСАНОВ: Включая фундамент исторический, остается, сохраняется.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кстати, из чего он сделан?
А. ЛАПИДУС: Это или бутовый камень, или известняк, то есть это фундамент, который использовался в середине 19 века.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не развалился он?
А. ЛАПИДУС: Он в "нормальном" аварийном состоянии, 70%.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В нормальном для России аварийном состоянии.
А. ЛАПИДУС: 170 лет он простоял. Весь фундамент остается, как он был.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что вы с ним сделаете? Вы его пропитаете чем-то?
А. ЛАПИДУС: Да, это называется цементация, когда мы пройдем сваями, из них вы пустится арматура, и мы сделаем дополнительные монолитные участки, дополнительные монолитные ростверки. То есть это тоже на века будет, монолитный железобетон, который опоясает существующий фундамент исторический.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня была детская мечта. Я родился и вырос во Львове. Вы знаете потрясающий по красоте Львовский театр оперы и балета, во Львове и Одессе, совершенно невероятной красоты здание. И там под этим зданием, уж не знаю, как они это делали, но когда-то в этом месте текла река Полтва, и они ее загнали туда в трубу. Это знаменитая стометровка. Короче говоря, там эта река течет. Вот те речки, о которых вы говорите, я просто спрашиваю, потому что это всегда красиво и интересно, я в одной из стран видел это. Они как бы делают, что это видно. Тут такое невозможно?
А. ЛАПИДУС: Мы говорим о том, что это речки. На самом деле, это уровень воды, который размазан на определенном пространстве.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, все ясно, водяной слой.
А. ЛАПИДУС: Как такового русла реки в нашем традиционном понимании не существует.
А. ИКСАНОВ: Я бы добавил еще одну историческую справку. Первоначально здание Большого театра находилось тоже на сваях, только на дубовых. Естественно, внизу вода, и за счет воды эти дубовые сваи становились как каменные. Но с того момента, естественно, гидроосновы меняются, с того момента, как Неглинку взяли в трубу, уровень воды стал понижаться. Как только освободились верхушки этих свай дубовых, они стали гнить. И этот процесс пошел – опускание театра все ниже и ниже. Поэтому практически, театр после пожара был восстановлен в 1856 году, проблема с фундаментом появлялась каждые 10-20 лет, приходилось укреплять его слева, справа, с северной стороны, с южной, на протяжении всех 150 лет, и проблема эта не решалась, потому что это временные манипуляции. И тот проект, которые предложен сегодня, он как раз кардинально решает проблему устойчивости здания, еще на 150 лет точно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А как там метро? Оно не мешало, там же накопано, это центр города.
А. ИКСАНОВ: Нет, оно проходит не под зданием театра. С метро была проблема, когда строили новую сцену театра. Поскольку были определенные вибрации, то пришлось такого же рода сваи прокладывать резиновыми слоями между основанием здания и самими сваями.
А. ЛАПИДУС: Виброзащита.
А. ИКСАНОВ: Да. Это же резина, она же не вечная. Как вы понимаете, невозможно на новой сцене в музыкальном театре во время увертюры, а в это время проходит.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А в такт? Под стук колес.
А. ИКСАНОВ: В такт есть другая опасность. Метро, под резонанс.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Контрабасист, проваливающийся в метро, тоже хорошая история. А вот расскажите, пожалуйста, еще у нас до новостей есть 6 минут, такая самая сладкая вещь в театре, ясно, что под низом вы сделаете, как говорят, серебрятся волны, там все будет серебриться. А в самом театре эта машинерия, что она будет позволять делать?
А. ИКСАНОВ: Во-первых, один из последних ведущих музыкальных театров Европы, который пришел к проблеме окончательной реконструкции, до этого и Ковент Гарден, и Парижская опера, и Скала, и многие другие театры, все эти театры сегодня имеют современные театральные технологии, которые позволяют трансформировать сцену, накатывать одну сцену на другую, что позволяет, во-первых, увеличить возможности для оформления спектакля, быстро менять декорации, ведь если мы вспомним, у нас есть спектакли большие, в которых антракты доходят до 30-40 минут, потому что просто не успеют поменять декорации. Это решение проблем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Wi-Fi надо сделать, чтобы народ в интернет выходил.
А. ИКСАНОВ: Это раз. Второе, естественно, учитывали совместно с компанией "Бош", которая занимает театральными технологиями во всем мире, кстати говоря, то, что мы вошли в процесс последними, тоже есть свои плюсы. Потому что мы сегодня учитываем те недостатки реконструкции тех театров. И плюс, прогресс не остановить, появляются новые технологии. В частности, уникально в нашем театре будет то, что в подавляющем большинстве театров сегодня так называемые софиты, это такие фермы огромные с большим количеством прожекторов, они закреплены в конкретных местах, и они могут подниматься только вверх и вниз. В нашей ситуации они будут подниматься вверх и вниз, и устанавливаться на любую точку сцены.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Больше телевизионный принцип, когда все переезжает в разные стороны. Все переезжает в разные стороны.
А. ИКСАНОВ: Да. Это позволяет, во-первых, новые возможности для художников, а сегодня в театре свет играет все большую роль. Второе, абсолютно уникальная возможность, мы можем принимать любой театральный коллектив гастрольный и не думать о том, что у них в других местах эти софиты.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Особенно сейчас, время идет, и стало понятно, что постановки могут быть не только "Жизнь за царя", а бывает современная хореография, которая требует точечного неразмытого цвета, каких-то эффектов световых. И понятно, что это или надо ставить, когда они привозят, либо все-таки уже в конце концов поставить свое.
А. ИКСАНОВ: Уже иметь свое на все случаи. Для нас уникально – это балетная сцена, отдельная, специальная, которая будет накатываться на основную сцену. Потому что существует проблема. Поскольку в оперных спектаклях в основном декорации встроенные, то есть массивные, то соответственно, установка этих декораций нарушает в той или иной степени планшет сцены. Их нужно приколачивать, укреплять. Балетные спектакли отличаются тем, что, наоборот, должно быть больше свободного пространства. Так вот, после оперных спектаклей, особенно тяжелых наши актеры балетные не могли танцевать, потому что выбоины и так далее, большое количество травм. Каждый раз после большого спектакля оперного нужно было восстанавливать планшет сцены. Поэтому, когда мы откроем театр, этой проблемы не будет, потому что на балетные спектакли будет выкатываться специальная балетная сцена.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тонкая, менее массивная.
А. ИКСАНОВ: Да. И решается проблема элементарной безопасности наших артистов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А как будет решена классическая проблема любого театра – "бог из машины"? Клубы дыма, и наверное, что-то должно опуститься.
А. ИКСАНОВ: Может опускаться, но в этом проекте предусмотрено, что основная сцена разделена на огромное количество отдельных секторов, которые могут опускаться, подниматься в любом месте, в любом сочетании. Может вся сцена уйти вниз, могут ее элементы. Тем самым решается проблема Жизели.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вампуку будем ставить. На авансцене что-то выдвижное, и будем петь, они идут, сюда, сюда идут уже. Сейчас краткие новости.
НОВОСТИ
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У микрофона Ганапольский, который заменяет Бунтмана. И у нас программа "Город". Мы говорим о Большом театре. Если первая часть должна была быть посвящена известной балерине, но я с трудом уговорил гостей, то вторая часть, они настоятельно хотели, чтобы это было про Баскова все. И вот нет, ты пойми, мы должны поговорить, с кем он пел. Я им говорю, все-таки давайте о Большом театре, с трудом уговорил. Сейчас будем продолжать дальше говорить. Потому что они справедливо говорят, ну что, ну завезем бетон, покрасим, это же не творчество. Какие-то они такие люди, 26 метров. Это не творчество, товарищи, творчество – это когда по телевизору показывают. Ну давайте по ваши скучные дела дальше будем говорить. Значит, здесь есть вопросы про скучное, но тем не менее про важное. Сергей из Королева спрашивает, "господа, скажите, пожалуйста, какие меры пожаротушения будут предусмотрены в подземных пространствах?". А я добавлю, и не в подземных?
А. ЛАПИДУС: На самом деле, ответ на этот вопрос достаточно простой. Проект прошел экспертизу, предусмотрены все требующиеся на сегодня меры и средства пожаротушения, предусмотрен, то, что в театре предполагается знаменитый занавес, который огораживает.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть наконец-то, страна так долго жила без него, и он наконец появился, и где, в Большом театре.
А. ЛАПИДУС: В особо ответственных зонах будет газовое пожаротушение, порошковое пожаротушение, когда вода может повредить какие-то очень дорогие элементы декорации. А все остальное – водяное пожаротушение, автоматика, в проекте это все предусмотрено.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Суровый пожарный, который ходит в фуражке и говорит, "это что здесь за захламление?!"
А. ИКСАНОВ: Вот вы шутите, а у нас действительно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня театрального опыта достаточно.
А. ИКСАНОВ: У нас в театре работает отдельное подразделение пожарное, которое нам совершенно не подчиняется. Поэтому в этом смысле и сложно, с другой стороны, очень хорошо. Я бы хотел добавить по поводу того, что сказал Азарий по поводу системы пожаротушения. Действительно, согласований было много, в частности, с пожарными. И поэтому в проекте появились, как мы понимаем, разница между правилами безопасности в 19 веке, когда театр был построен, и сегодняшними совершенно разные. Поэтому появляются дополнительное лестницы эвакуации, в частности, на северном фасаде появляются незадымляемые лестницы с тем, чтобы труппа могла быстро и безопасно эвакуироваться. Есть система шлюзов, когда перекрываются, незадымляемые, для эвакуации. Там подробностей много.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть можно сказать, что это на уровне сегодняшнего дня сделано?
А. ИКСАНОВ: Конечно.
А. ЛАПИДУС: Я хочу еще добавить. Даже не период реконструкции эта пожарная часть остается, она будет постоянно работать в Большом, чтобы не дай бог не возникли какие-то ситуации в период реконструкции, работы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я сейчас задам один вопрос. Как я хочу ошибиться, но уверен, что за громадьем дел об этом не подумали, хотя, может, вы и подумали. Везде уважают инвалидов.
А. ИКСАНОВ: Обязательно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот скажите мне, что вы об этом подумали.
А. ИКСАНОВ: Обязательно, конечно. Я просто не успел тогда сказать. Я говорил про театральные технологии зрительской части.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда я прокололся.
А. ИКСАНОВ: Будут специальные пандусы для инвалидов, не лестницы, как обычно, а специальные лифты для инвалидов, по которым инвалиды в колясках смогут подниматься на яруса. Это обязательное условие.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Серьезно?
А. ИКСАНОВ: Конечно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В старом здании?
А. ИКСАНОВ: В старом здании, да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Туалет какой-то? Кабинка?
А. ИКСАНОВ: Обязательно, все, что положено инвалидам, это все предусмотрено. Но это к сожалению, ничего удивительного в этом нет. Это современные нормы, без них просто наш театр, во-первых…
А. ЛАПИДУС: Не прошли бы экспертизу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А у нас есть экспертиза на это?
А. ЛАПИДУС: Конечно. Сейчас это обязательное требование театральной технологии.
А. ИКСАНОВ: Да. Так что это все предусмотрено. Опять же в борьбе. Естественно все это в борьбе с охраной памятников, потому что они требуют, чтобы вообще ничего не менялось. Но такие вещи они в результате переговоров долгих, мучительных, они понимают, что без этого сегодня просто нельзя.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас в гостях Рембо – Анатолий Иксанов, и Рокки – Азарий Лапидус, опоясанные автоматными лентами. Тут вопросы всякие. И одно смешное предложение, к которому я полностью присоединяюсь. Короткие вопросы, давайте быстро. "Не нарушит ли реконструкция здания соседних двух театров и ЦУМа?" ЦУМ – это важно, товарищ Иксанов. Спрашивает Татьяна.
А. ИКСАНОВ: Во-первых, я боюсь, как бы ЦУМ не нарушил Большой театр, поскольку они за зданием ЦУМа строят второе сооружение с поземными стоянками на 3 или 4 этажа вниз. Вот это для нас опасно. Как раз для того, чтобы уберечь себя от возможных дамб, и ЦУМ, и подземное пространство будет и на театральной площади, гостиница Москва, вот как раз здание сохранится за счет того, о чем говорил Азарий Лапидус, за счет стены в грунте и защищенности.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Этой комнаты такой.
А. ИКСАНОВ: Конечно.
А. ЛАПИДУС: Кастрюли я бы назвал. Я хочу еще сказать. Это будет гарантировать от любых гидравлических ударов, причем эта модель сделана, она просчитала, мы учли возможность поднятия общего уровня за счет того, что в ЦУМе эта стоянка, в "Москве" стоянка предполагается.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы имеете в виду, что она как бы выдавливать будет?
А. ЛАПИДУС: Нет, вода может перераспределиться. Так вот эта стена в грунте будет сделана водонепроницаемой, и будет просто обтекать Большой театр. То есть мы защитили Большой театр, вместе с тем мы рассчитали, чтобы мы не нанесли вред этим зданиям, такой расчет есть, он прошел экспертизу тоже, я считаю, что мы это учли.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вся эта история, у нас, конечно, слава богу, ничего такого не бывает, но вообще, сейсмоустойчиво? Вообще, на это как-то обращается внимание?
А. ЛАПИДУС: Я внесу ясность, у нас в Москве рассчитывается тот уровень сейсмоустойчивости, который требуется.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю, мы не Япония.
А. ЛАПИДУС: Мы сделали достаточно детальные геологические изысканий, и никаких карстовых разрывов там быть не может. Наоборот, мы как раз к карсту хотим присоединиться, и мы не видим здесь никаких проблем.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вообще скажите, вы же близки к этому, Москва стоит, насколько я понимаю, на достаточно устойчивом грунте?
А. ЛАПИДУС: Считаю однозначно устойчивым. Я принимал участие как профессор в этой дискуссии, меня спрашивали.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потому что помните крики вокруг "Сити", что только поставишь, а оно и упадет.
А. ЛАПИДУС: От лукавого все это.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вам и карты в руки, вы понимаете. Я вообще не понимаю, как эти дома стоят. Я понимаю, что эти сталинские дома…
А. ЛАПИДУС: А как самолеты летают?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, самолеты я как раз знаю, как они летают. А вот как стоит телевизионная башня Никитинская, умом понимаю, что 4 метра фундамент, по-моему, но верить отказываюсь.
А. ЛАПИДУС: Там значительно сложнее ситуация.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я все понимаю, я знаю и про канат. Это я все понимаю, подкован. Просто есть вещи, и когда в Америке было, задирал голову и смотрел на это непотребство все, не понимаю, как это все стоит. Когда мы смотрим с вами кадры, где все лачуги развалились, и дома средней величины, а эти высотные дома стоят, и стекла даже не повылетали, это уму не постижимо. Значит, умеют. Идем дальше. Нет ли технической возможности предусмотреть в подземелье, - ну, зрительный будет, вы сказали, - то хотя бы репетиционный зал? Чуть подробнее расскажите о подземной части. Только очень сжато. Много вопросов.
А. ИКСАНОВ: В подземной части будет располагаться камерный зал, который раньше находился в Бетховенском зале, тот, что в зрительской части, поэтому из Бетховенского зала переходит в подземную часть, и вся анфилада передается в распоряжение зрителей. А в этом камерном зале на 350 мест, помимо традиционных ставших, камерные вечера музыкальные, будет возможность делать полномасштабные репетиции полного состава хора и оркестра, включая запись этих произведений.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Что будет с улицей Петровка при реконструкции, вы ее перекроете или нет?
А. ЛАПИДУС: Да, на период от 9 до 12 месяцев на период реконструкции улица Петровка будет перекрыта, пока мы сделаем основные работы, постараемся сделать их как можно скорее, но планируем от 9 до 12 месяцев перекрыть Петровку. Пока мы перекроем один ряд, в ближайшее время москвичи это увидят. А вот полностью она будет в этой части перекрыта. Проектом это предусмотрено.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше. Тут было одно предложение. Я к нему горячо присоединяюсь. Один слушатель предлагает за небольшой процент быстро потратить те деньги, которые выделены на реконструкцию. Вообще мне нравится такой подход. Я считаю его современным. Но тут есть две проблемы для этого слушателя. Во-первых, кроме того, чтобы потратить, надо еще все-таки как-то на оставшиеся деньги чего-то построить. А во-вторых, не идите впереди меня. У меня свои переговоры с Иксановым по этому поводу. Кроме того, я считаю, этим должны женщины заниматься, которые умеют тратить деньги. Давайте теперь примем телефонные звонки. У нас осталось 14 минут. Ну, что-то захотите спросить по творчеству. Да, дежурный вопрос: "Где будет народ в это время петь и плясать?"
А. ИКСАНОВ: Во-первых, новая сцена, которая 2.5 года назад была открыта специально для того, чтобы начать реконструкцию основного здания, плюс Кремлевский дворец.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будет, да?
А. ИКСАНОВ: Да, самые большие спектакли. И плюс, я надеюсь, что к новому году театр Станиславского все-таки откроется.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ох, эта история дикая. Там ремонтируется все, восстанавливается?
А. ИКСАНОВ: Да, полным ходом. И мы очень надеемся, что буквально с нового года, с января-февраля работать и там, по их выходным, или дополнительным. Об этом есть договоренности.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте послушаем звонки.
НИНА: У меня вопрос к г-ну Иксанову. При огромном интересе к самому Большому, главному театру страны есть один недостаток – недостаток объективной информации о театре. И существует много толстых гламурных журналов о самых разных сферах современной жизни, но при всех достоинствах Большого театра – отсутствие журнала, посвященного работе театра в контексте мирового музыкально-театрального процесса, вопрос постановок, репертуара, света, технологии, реконструкции, самые разные вопросы.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы хотите спросить, будет ли такой журнал?
НИНА: Да.
А. ИКСАНОВ: Во-первых, у нас есть газета "Большой театр".
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, она имеет в виду красивый журнал. Вы знаете, как выпускает "Аэрофлот". У них он и уму и сердцу, и про "Аэрофлот", и про жизнь. Хороший, замечательный журнал.
А. ИКСАНОВ: У нас был такой журнал, мы закрыли его практически год назад, по простой причине, что нас не устраивала концепция журнала, потому что там была не именно информация о Большом театре, плюс это определенные затраты. Я вам должен сказать, что к сожалению, на ближайшие 3 года мы входим в ситуацию жесткого финансового дефицита, учитывая, что основная сцена не работает, и доходы резко падают. Готовы вернуться к этой теме, и даже обсуждалось. Возможно, это будет некий бюллетень Большого театра, как это было раньше в императорских театрах, ежегодное издание, в котором указываются все премьеры, все участники замены, ввода и так далее.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И фотографии красивых балерин.
А. ИКСАНОВ: Обязательно, конечно, и не только балерин.
НАДЕЖДА: Здравствуйте, я потомственная москвичка. Мне очень интересно, в Москве известны специалисты, которые всегда выступали против лужковского новодела, например, Комеч, кто-то из искусствоведов такого ранга принимал участие в экспертизах?
А. ИКСАНОВ: Обязательно. Названный вами Комеч возглавлял экспертизу со стороны охраны памятников, и непосредственно участвовал на всех этапах проектирования. И должен вам сказать, что больше всего проблем у меня было лично, как у гендиректора, с Комечем. И то, о чем я рассказывал, что пожелания наши как шагреневая кожа уменьшались, все благодаря стараниям Комеча. Поэтому я ему за это очень благодарен. И естественно, он со стороны охраны памятников, искусствоведов, как руководитель института искусствознания, он самое непосредственное участие в этом принимал.
ВЛАДИМИР: У меня идея инновационная. На крыше Большого театра организовать ресторан, а покрыть крышу зеркальным стеклом.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы знаете, я вас хотел спросить, отталкиваясь от позиции слушателя, а что там с едой будет?
А. ЛАПИДУС: Я могу вам рассказать. Значит, эта часть, которая перед театром, где будет находиться камерный зал, зритель будет входить через существующий сейчас центральный вход, по эскалатору спускаться на отметку минус два, где он будет раздеваться, то есть на минус второй этаж, потом подниматься по эскалатору выше, и вся эта отметка будет отдана под вестибюль, кафе, ресторанчик, это будет больше, чем 1.5 тыс. кв. метров, то есть современная, красивая форма. Причем самое главное, я хочу ответить радиослушателю. Мы работаем с памятником, мы не можем трогать ни стропила, ни крышу превращаться в зеркальную. Это все выносится за территорию существующего театра. Мы к театру очень деликатно относимся, и ни одно из исторических помещений мы не переводим из одного функционала в другой.
А. ИКСАНОВ: Я бы добавил, что эти площади, которые рассчитаны и предполагается под буфеты, они тоже расчетные, по нормам, существующим сегодня. Количество зрителей в зале, и количество мест, площадей для обслуживания в буфетах.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вопрос про рестораны не праздный. Потому что сейчас все-таки уже, если ты идешь в Большой театр за 2-3 часа, то как раз хорошо бы там зайти, эта зона уже театральная, где тебе не надо бегать вокруг театра, потому что, во-первых, ты 2 часа будешь ставить машину, а во-вторых, будешь бегать вокруг театра искать бутерброд.
А. ИКСАНОВ: Я вам скажу, такая ситуация сегодня есть после реконструкции в Ковент Гардене, когда люди приходят после работы, обедают по-настоящему, потом идут на спектакль.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я считаю это правильно очень.
А. ЛАПИДУС: Мы практически предусмотрели это в проекте.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Следующий звонок.
СЛУШАТЕЛЬНИЦА: У меня вопрос к г-ну Иксанову. Дело в том, что когда строился филиал Большого театра, то наверное не учитывались никакие габариты сцены, размеры декораций. И сейчас эти спектакли, которые идут на сцене Большого театра, будут переноситься на сцену филиала, потому что они будут либо урезаться, либо новые нужно делать декорации?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ваш вопрос понятен.
А. ИКСАНОВ: Процесс шел и идет. Мы готовились не за последний месяц-два. Все спектакли, которые можно было адаптировать под новую сцену, они сделаны с некими изменениями. И повторюсь, большие спектакли – на сцене Кремлевского дворца. Имею в виду и "Годунова" и "Онегина", и "Дочь фараона", такие масштабные работы наши будут представлены на Кремлевской сцене.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Идем дальше.
ЕЛЕНА АНДРЕЕВНА: скажите, пожалуйста, не будет на пятый ярус лифт? А то зимой очень трудно подниматься.
А. ИКСАНОВ: Да, лифты предусмотрены обязательно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть то, чего раньше не было. Это самый высокий?
А. ИКСАНОВ: Да, называется четвертый ярус.
ТАМАРА: У меня вопрос к Никите Шангину. Я к своему стыду, не знаю ни одного вашего архитектурного проекта осуществленного. Поскольку вам сейчас доверена столь масштабная работа, к сожалению, знаю вас только по КВН. Не могли бы назвать проект, столь же масштабный или около того.
А. ЛАПИДУС: Никиты Шангина нет с нами, это один из авторов проекта, в качестве проектировщика выступает выигравший конкурс институт курорт-проект, который имеет очень значимые проекты. И Никита Шангин всего лишь один из ведущих архитекторов этого института, но он не главный автор этого проекта. Это работа целого авторского коллектива. Его нет на передаче, поэтому было бы правильней ему лично задавать этот вопрос.
ЕЛЕНА ВЛАДИМИРОВНА: Будет ли какой-то музей или выставка о ходе разных ремонтов? Истории, как строился, восстанавливался после всех пожаров и после этого ремонта?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вообще это отдельная история. Потому что все надо фотографировать.
А. ИКСАНОВ: Я рад, что мои идеи совпадают с идеями слушателей. Мы действительно весь период ремонта будем фиксировать это. Причем идея не наша, а идея того же Ковент Гардена. По окончании реконструкции они выпустили отдельную большую книгу, где поэтапно, буквально с самого первого момента фотоспособом фиксировался весь процесс. То же самое сделаем и мы. Более того, мы заказали анимационный интерактивный фильм о реконструкции Большого театра при поддержке фонда Большого театра, в котором будет показан, во-первых, сам проект, он будет на нашем сайте, Большого театра, и в этом проекте мы будем, очень надеюсь, постепенно показывать, что уже сделано и так далее. Весь процесс можно будет наблюдать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Марина спрашивает, наверное, главный вопрос, сколько же будет стоить билет в Большой театр после его реконструкции, или надо копить уже сегодня. Марина, если вы думаете, что современное строительство заключается в том, что сумма строительства потом разбрасывается на билеты, то вы немного ошибаетесь, принцип строительства немного другой.
А. ЛАПИДУС: На ближайшие 150 лет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, можно так сказать, будет размазано. Вы понимаете, сейчас конечно Анатолий Геннадьевич ответит, но сумма должна быть такая, чтобы все-таки вы могли сходить на спектакль. Я полагаю, что критерий такой, хотя понятно, что будет недешево.
А. ИКСАНОВ: Критерий будет простой. Мы 30% билетов и сейчас, и в дальнейшем будут очень дешевые. Несмотря на жанр, на сложность спектакля, или популярность, тем не менее, у нас сегодня самый дешевый билет на любой спектакль – 20 руб., и в частности, с прошлого года мы запустили…
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы шутите? Таких цен не бывает.
А. ИКСАНОВ: Я не шучу. С прошлого года мы запустили программу "Большой – студентам", по которой студенты любого вуза, не только творческих, перед началом получает эти билеты по 20 руб., так что минимальная цена все равно будет. Это не означает, что за 20 руб. можно будет сидеть в первом ряду.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как это? Обнаглели ваще. Ну за 30.
А. ИКСАНОВ: Ситуация с ценами, на самом деле, в какой-то степени проста. Если мы завышаем цену на билеты.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно.
А. ИКСАНОВ: То пустой зал. Если занижаем, то тут же спекулянты и так далее, с которыми театру бороться в одиночку невозможно. Если вы помните в прошлом году даже правительство Москвы объявило программу борьбы со спекуляцией. И где эта программа? Спекулянты на месте, законодательная база не позволяет с ними никак бороться.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы предполагаете, что такая история сохранится?
А. ИКСАНОВ: Я оптимист. Я надеюсь. Что вы имеете в виду: по ценам или по спекулянтам?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: По спекулянтам, потому что к сожалению это такая большая проблема.
А. ИКСАНОВ: Да, это большая проблема, здесь нужны законодательные изменения. Потому что сегодня нет понятия спекуляция, как это было при советской власти. Здесь можно только работать, похоже, с неуплатой налогов. Но поскольку объемы здесь столь невелики, что видимо сегодня государству и невыгодно этим заниматься специально. Хотя это очень некрасиво. И гости Москвы видят этих жучков, не только у нашего театра, там, где есть интерес, дефицит театра, там появляются эти молодые, здоровые ребята, которые занимаются перекупкой, перепродажей билетов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Каждый готовится к открытию после реконструкция театра по-своему. Тут ничего не поделаешь. Спасибо вам большое. Это очень интересно было узнать. Кстати, здесь один слушатель: "Архитектор Никита Шангин был на "Эхо Москвы" и подробно рассказывал". Он тоже, оказывается, был у нас. Спасибо вам большое. Если вам надо будет быстрее потратить деньги, зовите меня. А если вам нужно будет потратить эти деньги с толком, то занимайтесь все-таки этим сами.
А. ИКСАНОВ: Нам надо побыстрее построить театр качественнее.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Побыстрее – это ко мне. А вот построить и качественно, это, пожалуйста, меня оставьте. Давайте каждый будет заниматься, у нас будет такое разделение труда. Азарий Лапидус, президент компании "СУИ-холдинг", генподрядчик реконструкции Большого театра, и Анатолий Иксанов, гендиректор Большого театра. Я очень рад этой беседе. Желаю вам хорошей, хоть и напряженной работы, но успешной.
А. ЛАПИДУС: Спасибо.
А. ИКСАНОВ: Спасибо. Они постараются.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кто они? Эти, которые сидят передо мной? Уж уверен.

http://echo.msk.ru/programs/town/38505/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Вт Сен 13, 2005 2:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

12 сентября 2005 года, 11:10
Глава федерального агентства по культуре не считает, что стоимость реконструкции Большого театра завышена
12 сентября. ИНТЕРФАКС - Утвержденная смета реконструкции Большого театра вряд ли будет уменьшена, считает руководитель федерального агентства по культуре и кинематографии Михаил Швыдкой.
"Стоимость реконструкции Большого театра может быть изменена в сторону уменьшения лишь на незначительную сумму", - заявил М.Швыдкой "Интерфаксу" в минувшую субботу.
"Чудес на свете не бывает, за меньшие деньги можно построить что-то другое", - добавил руководитель агентства.
Ранее сообщалось, что стоимость реконструкции и реставрации Большого театра составляет 25 млрд. рублей.
М.Швыдкой пояснил, что проект реконструкции, который утвержден высшим экспертным органом России - Госэкспертизой, уже шестой по счету, над ним работали шесть лет, и "финансовая составляющая этого проекта не завышена, она адекватна реальности".
"Сейчас проект проходит ряд независимых экспертиз, и стоит надеяться, что экспертизы эти будут недалеко отходить от финансовой составляющей утвержденного проекта", - сказал М.Швыдкой.
По его словам, руководитель совета попечителей Большой театра Константин Ремчуков на традиционном сборе труппы перед новым сезоном передал слова министра экономического развития и торговли Германа Грефа о том, что финансирование реконструкции будет нормальным.
Отвечая на вопрос, сохранится ли после реконструкции Большого театра символика советского времени, М.Швыдкой заявил, что это было бы нецелесообразно.
"После революции 1917 года вся имперская символика в театре была снята, и ее место заняла советские символы. Я думаю, что сегодня, в настоящее время, театр должен принять для своих интерьеров какую-то геральдику современной России", - сказал глава агентства.
На сборе труппы Большого театра в субботу, день открытия нового, 230-го сезона гендиректор Анатолий Иксанов отметил, что несмотря на трудности, возникшие с закрытием исторического здания на реконструкцию, нужно готовиться к напряженному сезону, в котором по-прежнему будет не менее пяти премьер и столь же насыщенные, как в сезоне минувшем, гастроли.

http://www.interfax.ru/r/B/realty/342.html?menu=D&id_issue=11382290
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Окт 03, 2005 2:59 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Интервью руководителя Федерального агентства по культуре и кинематографии Михаила Швыдкого радиостанции «Эхо Москвы»

Приведены ответы на вопросы, касающиеся реконструкции Большого и Мариинского театров.
Полностью интервью размещено на сайте радиостанции «Эхо Москвы» :
http://echo.msk.ru/interview/39013/

01.10.2005
К. ЛАРИНА - Да но, тем не менее, есть масса конкретных вопросов от наших слушателей, в том числе и тем, которые я себе наметила. Поэтому если получится, конечно, получится, я же хозяйка эфира - о вечном успеем поговорить. Начнем, наверное, с проблемных болевых точек, скандальных в какой-то мере. Пункт первый. Реконструкция Большого театра.
М. ШВЫДКОЙ - Вообще скандала нет никакого на самом деле.
К. ЛАРИНА - Никита Шангин был у нас в эфире, я с ним разговаривала, он очень обескуражен был всей этой историей с деньгами.
М. ШВЫДКОЙ - Я тоже несколько обескуражен. Но ему можно, он художник, мне нельзя, я бюрократ. Я хочу сказать следующее, шел конкурс концепций по реставрации и реконструкции Большого театра. Это было в 1999 году. Я тогда благополучно возглавлял Всероссийскую государственную телерадиовещательную компанию. Выиграла компания "Курорт-проект" проектный институт. Известный, как к нему кто ни относится, но они выиграли. И дальше началось очень сложно, это было на моих глазах, когда я был министром культуры, и при моем непосредственном участии шла работа над концепцией и реализацией ее в проект. Тот вариант проекта, который существует это 9-й вариант, чтобы было понятно. Мы выбирали оптимум, согласовывались со всеми, с кем необходимо согласовывать – от пожарных до охраны памятников или наоборот. И был сделан вариант, который примирил все точки зрения. Несмотря на то, что сейчас есть люди, которые считают, что кто-то чего-то процедурно не утвердил, это совершенно не так. Были коллегии Госстроя, совместно Госстроя и Минкульта, были коллегии Минкульта, были совещания в Минэкономики, с разными министрами и так далее. Сейчас тот проект, который представил "Курорт-проект", он стоит столько, сколько он стоит. И надо сказать…
К. ЛАРИНА - Давайте напомним эту цифру. 20…
М. ШВЫДКОЙ - Вообще, если брать с подземными стоянками, если все делать по уму, то он стоит 30 млрд. рублей. Но если отсекать подземные стоянки, которые являются коммерческой частью, если отсекать некоторые пожелания дирекции Большого театра, многое, многое, можно довести этот проект, о котором идет речь до 19,5 или до 20…
К. ЛАРИНА - Но не 9?
М. ШВЫДКОЙ - Когда люди говорят 9, то они просто плохо представляют себе, о чем они говорят. И на одном из последних совещаний представитель "Боша" когда мы стали рассказывать о том, что этот проект похож на то, что делали в "Ковент-Гардене", в "Ла Скала" и так далее, он просто закричал, такой вежливый немец, который сказал: ну это все равно, что сравнивать рядовой пассажирский самолет с космическим кораблем. Вот то, что тот проект, который был сделан, существует, это проект космического корабля на самом деле. И понимаете, квартира в Дегунино и вилла на Лазурном берегу это равно предметы, предназначенные для жилья. Но почему-то квартира в Дегунино стоит на порядки дешевле. Есть одна очень серьезная концептуальная проблема. Мы сделали проект, который сохранит Большой театр, гарантию дают на сто и более лет.
К. ЛАРИНА - Вот я хотела спросить, чтобы все-таки понимали масштаб этого проекта, что такие реконструкции делаются раз в сто лет.
М. ШВЫДКОЙ - На сто и более лет. Можно сделать дешевый вариант, но тогда каждые 20 лет нам нужно будет укреплять Большой театр. Мы сейчас это имеем по всей Театральной площади. Были укрепления Малого театра, которыми гордились, совсем недавно. Это делали не мы к счастью. А гордились, и говорилось, что это на века делается. Теми методами, которыми нам сейчас предлагают сделать Большой театр. Но Малый театр опять надо укреплять и весьма серьезно. И вот этот метод, который предлагается, он имеет одну тяжелую вещь. Происходит коррозия свай бетонных…
К. ЛАРИНА - Как вы разбираетесь в этом.
М. ШВЫДКОЙ – Я, к сожалению, строитель, а не деятель культуры. Коррозия, которая приводит к перекосам здания. У Большого театра есть одна проблема – он стоит на плывуне. Проект, который предлагается сегодня, ставит Большой театр на карстовые породы. То есть он ставит его на ту структуру геологическую, которая не плывет, не движется и так далее. А, поскольку это центр города и поскольку там много геологических сложностей, гидрогеологических и так далее, то это действительно дорогой проект с точки зрения консервации. Но мы же не консервируем Большой театр, вернее не просто консервируем, мы создаем современнейший технологический завод, потому что сегодня между актами, спектаклями, между картинами иногда время перемен занимает 20-30-40-50 минут. Есть спектакли, возьмем "Войну и мир", которую в Мариинке ставил Гергиев и Андрон Кончаловский, ее ставили раз и навсегда, и 10 дней театр не работал, играл этот спектакль. Потом убирали, потому что технологически нет возможности нормально менять декорации. Такого рода большие спектакли.
К. ЛАРИНА - Кстати, в этот проект реконструкции туда же входят еще затраты по машинерии, по техническому оснащению.
М. ШВЫДКОЙ - Нет, все это вместе. Вы должны понять. Гидравлика причем не только сцены, а гидравлика вся, потому что здание уходит под землю, стоит около 7 млрд. рублей. И это цена после тендера после тяжелых дискуссий цена, которую мы выторговали у компании, которая называется "Бош". Надо понимать, что у немцев норма прибыли не 30%, а 5-7%. И понятно, что это такая цена. Это дорогой проект, поэтому я считаю, что это в принципе это политический вопрос, а уже не экономический. Вот есть проект, который оптимален, который всех устраивает на самом деле, который реален. Не устраивает цена. Надо сказать, мы не будем это делать, тогда мы откроем Большой театр, мы ведь его закрыли на реконструкцию. Стоит задача закончить реконструкцию в 2008 году. Если нам говорят, что другой проект, то тогда нужно открыть театр, другой проект надо будет делать или даже перерабатывать этот, не менее 2-х лет. И тогда в 2007 году, бог даст, мы сможем начать опять работать. Вы поймите, то, что сейчас происходит, для меня вообще это такой хор не вполне компетентных людей. Мягко говоря.
К. ЛАРИНА - В этот хлор входят очень высокопоставленные люди.
М. ШВЫДКОЙ - Я не имею в виду сейчас ни министра экономики, ни его коллег, потому что ни министр экономики, ни его коллеги не сомневаются в том, что это проект, что он реален. Но в министерстве экономики справедливо говорят, у нас денег, и вот отсеките желания. Никто не говорит, что проект плохой даже. Никто не говорит, что он не устраивает, они говорят, денег нет, а желания, пожалуйста, отсеките. Вот вы занимаемся отсечением желаний. Но есть вещи, которые необходимы. Если мы хотим каждые 20 лет ремонтировать Большой театр, тоже игра национальная и закапывать в землю деньги. Понимаете, что не понравилось. Я назвал реальную цифру. Я знаю, как обычно это делается в строительстве. Вот тут уж я совсем не строитель. Я назвал ту цифру, которую это стоит. Строители обычно называют на порядок меньше, ввязываются и потом каждый год эта цифра растет. Это доходит до безумия, в разы это все увеличивается, и те люди, которые говорят: ну мы построим этот проект, мы сделаем за 9 млрд. она будет расти каждый год в разы. Но я в эти игры играть не хочу. Я привык отвечать за свои слова и хочу за них отвечать. Но повторю, сейчас это вопрос… Вопреки всем правилам мы послали на дополнительные экспертизы, хотя знаете, когда госэкспертиза дает цену и рассматривает проект это все равно что Верховный суд выносит приговор. Только в отношении Верховного суда может человек в Страсбург поехать, а нам нельзя, потому что никакая международная экспертиза в наших нормативах, коэффициентах, которые не менялись с 1984 года, не разберется. Это только русские специалисты умеют это считать. Я к этому отношусь спокойно, потому что мы отвечаем за свою работу, и мы знаем, что мы делаем. А дальше это вопрос большой политики. Я же сказал, я по канализации, а не по большой политике.
К. ЛАРИНА - А если все-таки учитывать мировой опыт, просто это интересно, наверняка вы в курсе. Что касается классических зданий такого уровня, типа как "Метрополитен-опера" или "Гранд-Опера" в Париже.
М. ШВЫДКОЙ - Знаете, "Гранд-Опера" в Париже реставрируется, например, частями. Она реконструируется частями.
К. ЛАРИНА - По-настоящему?
М. ШВЫДКОЙ - У нас проблема в чем. Почему мы взялись за Большой театр. Он в аварийном состоянии находится. Туда нельзя пускать было публику. Падала колонна знаменитая с колесницей.
К. ЛАРИНА - То есть просто аварийное состояние.
М. ШВЫДКОЙ - Нормальное аварийное состояние. Мы же начали эту работу не, потому что нам так очень этого хотелось куда-то потратить деньги. У нас вообще несколько зданий в аварийном состоянии. Консерваторское здание в Москве, я не хочу никого пугать. Вообще и Молодежный театр в аварийном состоянии.
К. ЛАРИНА - Я знаю. Так и Театр Юного зрителя.
М. ШВЫДКОЙ - Это гордо я могу сказать: это не наше здание. Но на самом деле да. Дело в том, что все разговоры о том, что во время советской власти безумное количество денег вкладывали в культуру, это и правда, и большая неправда. Потому что вкладывали туда, куда идеологически было нужно вложить. Вкладывали после войны, когда строили типовые здания театров в той территории Советского Союза в той части, которая была оккупирована фашистами, которая была разрушена во время войны. А в традиционные здания, в классические здания практически не вкладывали так, как бы надо по уму. Но надо сказать, что и технологии очень сильно поменялись и требования. Мы ведь каждый год меняли, и меняем проект в связи с ужесточением противопожарных требований, а это серьезно. И антитеррористических требований, потому что сегодня, например, уж если мы проводим реконструкцию Большого театра, то нужно сделать много входов, и выходов, чтобы людей можно было быстро эвакуировать из здания. К сожалению, это реальности сегодняшнего времени и это надо тоже учитывать.
К. ЛАРИНА - Завершая эту тему, на какой стадии сегодня вся эта проблема?
М. ШВЫДКОЙ - Мы ждем завершения экспертиз, мы отправили на экспертизу в специализированный институт Госстроя, который занимается ценообразованием в области строительства.
К. ЛАРИНА - Чтобы вновь подтвердить уже названную сумму.
М. ШВЫДКОЙ - Или не подтвердить. По тем предварительным документам, которые я читал, грусть состоит в том, что если следовать их методиками, то сумма увеличится. И мы отправили проект, поскольку и вокруг проекта начались всякого рода разговоры, на экспертизу повторную в Российскую академию строительства и архитектуры. Повторю, мы это делаем вопреки законам, потому что все тендеры проведены, конкурсы проведены. Их чистота проверена судами и так далее. И поэтому мы нарушаем правила, потому что если мы ставим под сомнение решение госэкспертизы, вы должны понять, если кто-то сомневается в решении госэкспертизы, то тогда все стройки РФ не правомерно осуществляются. Потому что высшая инстанция в разрешении на строительство это госэкспертиза, без ее разрешения ничего не строится. Они назначают цену, они определяют справедливость или несправедливость решения. Госэкспертиза это вообще институт, находящийся в ведении Министерства экономического развития и торговли. Это вообще вневедомственный орган. Но если кто-то ставит под сомнение их оценку, это значит, что все десятки тысяч строек в РФ проводятся, разрешены были специалистами, не имеющими на то оснований. Я с госэкспертизой работаю много лет, я все-таки с 1993 года в министерстве служу. Там работают очень профессиональные люди, я бы сказал самые профессиональные люди, которые есть в РФ. И ставить под сомнение их решение. Есть многое на свете, друг Гораций, что и не снилось нашим мудрецам.
К. ЛАРИНА - Еще один у нас театр в стадии ремонта. Это Мариинка в Санкт-Петербурге. И я там прочитала последние скандальные новости, связанные с якобы возможным выселением близлежащих домов. Насколько это соответствует действительности?
М. ШВЫДКОЙ - Это всегда вопрос открытый. Я вам скажу честно. Дело в том, что сегодня в Мариинке происходит работа, недавно в 4-х точках, сегодня уже в 3-х. Мы только что сдали с моей точки зрения такие уникальные совершенно площади для хранения декораций и костюмов утвари, всего, что в репертуаре держится, но на какое-то время выбывает из репертуара. Это в Шушарах в районе кольцевой дороги построен уникальный склад для хранения всех этих вещей. И я очень горжусь им, потому что я думаю, что он лучший в Европе на сегодняшний день. Такого нет. Там электроника. Туда можно заходить детям показывать аттракционы.
К. ЛАРИНА - На экскурсию.
М. ШВЫДКОЙ - Такой же, кстати, недавно мы завершили в фондохранилище Эрмитажа. Тоже все очень современно. И это правильно. Мы должны строить объект 21-го века, а не 19-го. И сейчас осталось три точки: реставрация основного здания, а его надо будет закрывать для реставрации, потому что там сценическую коробку надо очень серьезно менять. Та же проблема что в Большом театре. Но по сравнению с Большим театром здесь несколько иная ситуация. Потому что мы начинаем строительство нового здания. Третья точка это концертный зал на месте сгоревших складов и мастерских, но он строится на 95% на внебюджетные деньги. И Валерий Абисалович как очень опытный фандрайзер человек, который умеет собирать деньги, этим занимается. Что касается основного здания, я недавно был на стройке, освобождается там площадка строительная, и мы должны с 1 декабря начать уже работы по нулевому циклу, 15-го октября мы получаем нулевой цикл от архитектора французского и группы русских, которые работают с ним технологов. И естественно это затронет окрестные местности. Там вопрос один, если люди не захотят уезжать, я думаю, что никто силой заставить не может. Но дело в том, что с моей точки зрения это не мы, что называется, положили глаз на этот район. Напротив, я, когда приезжал на строительство, я просто обязал, и мы это сделаем строителей сделать все звукопоглощающие щиты, чтобы люди могли нормально жить во время стройки. Это очень тяжело жить рядом со стройкой такого крупного объекта.
К. ЛАРИНА - Дома сносить никто не собирается?
М. ШВЫДКОЙ - Там много питерских интересантов, что называется, которые присматриваются к этому району. Потому что после строительства большого театра нового Мариинского здания, он приобретет совершенно другой и характер, и извините, там все приобретет другую цену. Потому что мы значительно улучшим все инфраструктуру этого района. Потому что мы же занимаемся не просто строительством театра, надо строить тепловые подстанции, которые помогут городу, нам надо строить электрические подстанции, которые помогут городу. Мы улучшили, уже старую школу снесли, новую построили. Чтобы город не пострадал. Инфраструктура городская после строительства театра значительно улучшится. Это изменит характер вообще жизни в этом микрорайоне. Потому что это не просто театр, это огромный комплекс, где есть разного рода возможности для проведения конференций, кроме спектаклей, разного рода театральных мероприятий и так далее. И это я думаю, для людей, которые занимаются городской средой, застройкой, риелторов и так далее, это сделает этот район несколько более, я бы сказал значительно более привлекательным, чем он сегодня.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Балетное фойе Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3 ... 33, 34, 35  След.
Страница 1 из 35

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика