Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
1998-03
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:41 am    Заголовок сообщения: 1998-03 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в марте 1998 года (первый номер ссылки - 1998030001 означает: год - 1998, июнь месяц - 03, день месяца в номере не обозначен, порядковый номер статьи. Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030001
Тема| Балет, «Золотая маска», Персоналии, С. Захарова, Т. Краснова, Л. Мусаварова, Е. Панфилов, А. Ратманский
Авторы| Елена ГУБАЙДУЛЛИНА
Заголовок| Констатация кризиса
Где опубликовано| «Культура» №10 (7121)
Дата публикации| 19980319
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=13&rubric_id=100458&crubric_id=1001523&pub_id=146608

Организаторы и эксперты "Золотой маски" видят главное предназначение фестиваля в отражении современной театральной ситуации. Далее обычно следует присказка: "Каков сезон - таковы и спектакли. Хотелось бы, конечно, более достойных претендентов на национальную премию, да на безрыбье:" И так каждый год. Чем дальше, тем хуже. О том, что в России нет хореографов, известно давно. Но нынешняя "Маска" "отразила" полную катастрофу. Балетный раздел программы был самым скудным. "Прелести маньеризма" Алексея Ратманского, "Аввакум: Танц-мистерия" Евгения Панфилова, Светлана Захарова в "Жизели" (Мариинский театр), Татьяна Краснова в "Журавлиной песне" (Театр оперы и балета Башкортостана), Лилия Мусаварова в "Суламифи" (Театр им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко) - и все. Не обошлось и без амбиций главных театров страны. Заявленные в номинации "Лучшая мужская роль" Андрей Уваров (Большой театр) и Фарух Рузиматов (Мариинка) автоматически выбыли из игры из-за того, что их родные репертуарные конторы никак не смогли втиснуть в фестивальную афишу ни "Раймонду", ни "Гойю".

Соревновались одни балерины. Но и у них условия были весьма неравными. В большой, серьезной роли предстала только Светлана Захарова. Ее Жизель демонстрировала блестящую, свободную технику и полное отсутствие романтического миропонимания. Мягкой лирической балериной оказалась Татьяна Краснова, но соцартовская "Журавлиная песнь" образца 1944 года предоставляла совсем немного простора для актерского самовыражения. "Маска" досталась Лилии Мусаваровой. Вероятно, за то, что она сумела сохранить присущие ей такт и целомудренность даже в таком неоднозначном, с точки зрения морали и нравственности, балете, как "Суламифь" Дмитрия Брянцева.

Мусаварова оказалась единственным балетным лауреатом "Золотой маски"-98. Ни к хореографу, ни к спектаклю награда так и не пришла. В случае с Панфиловым все ясно. На протяжении трех лет он хранит верность фестивалю, являясь самым постоянным его номинантом. Но любовь пермского хореографа к "Маске" остается безответной. Не оттого ли все слабее и слабее становятся его балеты? "Аввакум" оказался самым большим недоразумением фестиваля. Как и в прежних своих опусах, Панфилов поделил мир на две части - черную и белую (другие цвета и оттенки он, по всей видимости, давно перестал различать). Группа артистов изображала невинных чистых жертв (семья Аввакума). В роли преследователя и палача предстал сам Панфилов, облаченный в блестящую темную кожу. Судя по виду - гестаповец, но по программке - Патриарх. Палач злодейски извивался, гонял бедняжек до изнеможения и "выжигал" их лучами карманных фонариков. Жертвы, как им и полагается, боязливо ежились, мучились и корчились. Так продолжалось минут сорок, но казалось, что за это время можно пешком добраться до Ташкента.

"Прелести маньеризма" - не чета грубому и беспомощному действу Евгения Панфилова. Стилизованные под неоклассику зарисовки Алексея Ратманского полны тонкой иронии и грациозного обаяния. Новичок "Золотой маски" непринужденно строит пластические фразы, знает приемы хореографической полифонии, владеет композицией, умело работает с исполнителями. Но при всех достоинствах "Прелести маньеризма" - скорее, изящная "игрушка", чем действительно серьезная работа. Для национальной премии пока маловато.

"Золотая маска" не доставила радости балетоманам. Но оспаривать решение жюри тоже нет никаких оснований. Остается только ждать и надеяться. Все же "кризис" - явление временное.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030002
Тема| Балет, БТ, «Лебединое озеро», Персоналии, А. Волочкова
Авторы| Виолетта МАЙНИЕЦЕ
Заголовок| Красавица с характером
Где опубликовано| «Культура» №10 (7121)
Дата публикации| 19980319
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=13&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=146585
Аннотация| Дебют Анастасии Волочковой в "Лебедином озере" В.Васильева

Выступление Волочковой - результат договоренности об обмене солистами, достигнутой во время недавней встречи Владимира Васильева и Валерия Гергиева. В последние годы в спектаклях Большого театра выступали Алтынай Асылмуратова, Ульяна Лопаткина, Диана Вишнева, Фарух Рузиматов, Игорь Зеленский. После Волочковой - интересной и сильной балерины - будем ждать Светлану Захарову.

"Приглашать артистов на разовые выступления стало возможно во многом благодаря существующей в театре контрактной системе. Надеемся, что и наши солисты еще в этом сезоне будут гастролировать на сцене Мариинки", - сказал художественный руководитель балета Большого театра Александр Богатырев.

Вопреки заверениям руководства выступление А.Волочковой - конечно же, своеобразные "смотрины". Ни для кого не секрет, что при обилии номинальных кандидатур в театре наблюдается определенный дефицит балерин, достойных, способных и желающих танцевать весь классический репертуар.

Волочкову москвичи увидели фактически впервые. Она не участвовала в сборных концертах. Ее имя не окружено мифами и легендами, как имена Лопаткиной или Вишневой. Ее не "раскручивают", как ныне Захарову. Да и во время недавних московских гастролей ее скромно показали лишь в па де де из "Корсара", хотя в ее репертуаре все ведущие партии балетов классического наследия - Раймонда, Жизель, Никия, Аврора, Китри, Пахита. И в буклете, выпущенном к московским гастролям, о ней не говорилось ни слова.

Постараюсь слегка восполнить "биографический" пробел. Анастасия Волочкова родилась в Ленинграде 20 января 1976 года. Мать - инженер, отец - профессиональный спортсмен, тренер по теннису. Прелестная миловидная девочка в хореографическое училище была принята на полгода условно. Но наличие характера и большая работоспособность взяли свое. Она не только осталась в балетной школе, но и окончила ее с отличием (в 1994 году), класс Наталии Дудинской). Одетта - Одиллия - дипломная работа Волочковой. Она - золотой медалист Конкурса артистов балета имени С.Лифаря в Киеве (1996). Для нее концертные номера ставили Э.Смирнов, А.Урсуляк. Именно с ней свой последний спектакль - "Баядерку" станцевал нынешний руководитель Мариинского балета Махар Вазиев.

Московский дебют показал несомненные достоинства и определенные недостатки нашей гостьи. Анастасия Волочкова - очень красивая, очень высокая, стройная танцовщица с хорошими пропорциями и природными данными. У нее балеринская осанка, шаг, вращение. Чувство гармонии, столь необходимое для выступления в центральных партиях "Раймонды" и "Спящей красавицы". Как у многих танцовщиц из Петербурга, у нее сложности с прыжком, беглостью и красотой формы пуантов. Порой нескоординированы руки. Проявив настоящий профессионализм, она в кратчайшие сроки подготовила со своим нынешним педагогом И.Зубковской новую для себя редакцию "Лебединого озера" с новым партнером (К.Иванов). Уверенно выступила на чужой сцене в обстановке, далекой от доброжелательности, - многие видели в ней конкурентку, будущую соперницу. Правда, с ней репетировали сам В.Васильев и педагог ее партнера В.Барыкин. Но репетиций, как всегда, оказалось маловато. Не во всем она сумела договориться с дирижером, что особенно сказалось при исполнении ею фуэте: танцовщица и оркестр устроили негласное "соревнование" между собой. К тому же, как Чацкий "с корабля на бал", она смогла прилететь из Нью- Йорка лишь в канун московского дебюта, станцевав на гастролях сложнейший репертуар. Но характер опять взял свое. Хоть небо перевернись, она танцует, отмечают хорошо знающие ее люди. Вопреки недоброжелательности московской клаки выступление Анастасии Волочковой в центральной партии васильевской редакции "Лебединого озера" прошло очень удачно. Она оказалась намного интереснее и убедительнее многих исполнительниц этой партии. При счастливом стечении обстоятельств и интеллигентной, умной репетиторской работе из этой танцовщицы может вырасти хорошая балерина.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030003
Тема| Балет, «Золотая маска», Персоналии, С. Захарова, Т. Краснова, Л. Мусаварова, А. Ратманский
Авторы| Юлия БОЛЬШАКОВА
Заголовок|НАТАЛЬЯ КАСАТКИНА: «Число мнений равняется числу членов жюри"
Где опубликовано| «Культура» №10 (7121)
Дата публикации| 19980319
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=13&crubric_id=1000016&rubric_id=100458&pub_id=147610
Аннотация


Впечатлениями о том, как проходил фестиваль, и о его итогах мы попросили поделиться члена жюри, представляющего самый несчастливый "раздел" нынешней "Маски", - художественного руководителя Театра классического балета Наталью Касаткину.

- Как вам работалось в жюри?

- Мне было очень интересно. Так как все профессионалы в разных областях, то воспринимают другие жанры и виды искусства очень свежо, очень непосредственно, а иногда даже объективнее и точнее, чем узкие профессионалы, которые все- таки волей-неволей бывают ангажированными. Даже если нет особых симпатий, то довлеет груз профессии. Удивило то, что не было случая, чтобы два человека воспринимали что-то совершенно одинаково. Впрочем, наверное, в этом и весь смысл. Мы старались быть предельно честными, хотя в тех условиях, в которые поставлено было жюри, неизбежны компромиссы. Олег Басилашвили, на мой взгляд, идеальный председатель жюри: он принципиален, порядочен, доброжелателен и добросовестен. Думаю, благодаря его позиции и поведению мы могли серьезно работать и сохранить лицо, хотя часто оказывались объективно в двусмысленной ситуации.

- Чем в первую очередь вы остались недовольны?

- На мой взгляд, самая неблагополучная ситуация на фестивале сложилась с балетом. Нельзя представлять жюри всего два произведения. Даже если по мнению экспертной комиссии, которой мы не можем не доверять, другие спектакли были слабее показанных. Мы были практически лишены выбора. Комиссия за нас уже все решила. И в целом это были не те спектакли, которые могли удовлетворить жюри. По разным причинам. В спектакле Ратманского была очень убедительна работа с артистами ГАБТа. Вызывает удивление, почему никто из них за этот спектакль не был выдвинут на "Маску".

Панфилов вызывает уважение тем, что идет против течения, не боится, постоянно работает, ставит спектакли. Естественно, они все не могут быть равнозначными. Что касается представленной работы, то хотя здесь есть сильные места, все же остается недоумение: что бы ты ни делал, все-таки цель должна быть. Любое искусство субъективно, автор всегда выражает свое. Но в данном случае, на мой взгляд, Панфилов перешел границу субъективного. Этот спектакль направлен внутрь самого автора, существен для него, а не для зрителя. Опять-таки не могу понять, как получилось, что были выдвинуты всего два танцовщика? Я считаю, что жюри должно рассматривать не менее пяти произведений и не менее шести артистов. Артисты болеют, уезжают на гастроли, у них часто бывают травмы. Вот Мариинка не изыскала возможности показать Рузиматова, а ГАБТ - Уварова в заявленных ролях, и вышло, что в России нет танцовщиков!

Три балерины - это тоже очень мало. О главной исполнительнице "Журавлиной песни" Татьяне Красновой невозможно ничего сказать, ибо там нет ни роли, ни хореографии. Балет 40-х годов. Если бы привезли хороший классический спектакль, она могла бы претендовать на "Маску". Захарова танцевала Жизель. Образ у нее пока не получился. Ей не хватает хрупкости и странности, необходимой для этой роли, особенно в сцене сумасшествия. Она просто четко и точно "доложила" хореографию. Данные у нее, конечно, прекрасные. Вообще девочка мне очень понравилась... но премия-то за лучшую роль. Вот если бы была номинация "Восходящая звезда", я отдала бы свой голос Захаровой.

Мусаварова была представлена в балете Брянцева "Суламифь", в роли, которую он специально сделал для нее и которая абсолютно совпадает с индивидуальностью актрисы. Она необыкновенно изящна и трогательна. Есть нечто, что не отрепетируешь, как взгляд новорожденного ребенка.

- Что, по-вашему, в условиях "Золотой маски" требует принципиального переосмысления и изменения?

- Как премия "Маска" сегодня двусмысленна. Это премия за лучшую работу артиста или лучшему артисту? Что сегодня считать лучшим: традицию или эксперимент, открывающий новые пути? Традиция всегда будет в более благополучном положении. Мы много говорили о необходимости особых премий. Иначе все новое, что происходит в театральном искусстве, будет оказываться на обочине. Мамонов, Клим... это аномалии. Но эти аномалии как раз и развивают театр.

Многие режиссеры вставляют в готовом виде находки, добытые кровью сердца и огромной напряженной работой, в свои спектакли, считая: вот у него это не выстрелило, а у меня выстрелит. И выстреливает.

Считаю просто необходимым давать отдельную премию за смелость, поиск, внедрение новых жанров.

- Результаты коллективного решения уже известны, а вот лично вам, что показалось наиболее интересным и значимым?

- "Пьеса без названия" - для меня лучший из всех спектаклей. Когда я вошла в зал, увидела рассыпанный песок и воду в бассейне, меня затрясло от возмущения. Потому что ездили, видели - не в первый раз это все! Через полчаса артисты затянули меня в этот свой песок и омут и не отпускали до самого конца. Великолепный ансамбль - в нем сила спектакля. Хотя самое большое впечатление на фестивале на меня произвел исполнитель роли Платонова.

Вообще много блистательных артистов: мне очень понравился и Мамонов, по-настоящему тронула не выдвинутая на номинацию исполнительница роли Катерины в "Грозе". Достоин уважения очень серьезный спектакль Клима "Луна для пасынков судьбы". В нем есть глубокие вещи, которые не сразу доходят, но постепенно ты втягиваешься, и становится интересно. Чувствуешь за этим силу.

Из оперных постановок по режиссуре очень интересна "Кармен". Прекрасно с музыкальной точки зрения сделана "Леди Макбет", безусловно, "Парсифаль", очень интересна "Свадьба Фигаро", а вот "Пиковая дама" и беспомощна, и очень безвкусна.

Лично для меня среди кукольных спектаклей, бесспорно, лучшим является "Болеро". Этот спектакль сделан как притча и совершенно соответствует притче по форме. Музыка Равеля появляется там, как бомба в "Репетиции оркестра" у Феллини. Этот спектакль не кажется мне разрушительным, наоборот, посмотрев его, хочется жить и действовать.

- Вы назвали столько интересных работ, и в том, что мы их увидели, очевидно, и был главный смысл фестиваля, а не в самой награде. Думаю, что за его пределами осталось немало интересных работ. Значит, российский театр не в кризисе - он развивается. Вы согласны?

- Да. Но осталось чувство дискомфорта из-за балета. В России много хороших хореографов и артистов. Я не верю, что нет никого у Боярчикова, Мягкова, Абрамова... Будем так относиться - и действительно потеряем балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030004
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Н. Кургапкина,
Авторы| Юлия ЯКОВЛЕВА
Заголовок| Бал королевы
Где опубликовано| «Культура» №9 (7120)
Дата публикации| 19980312
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=12&crubric_id=1000918&rubric_id=1000917&pub_id=146642
Аннотация Творческий вечер Нинели Кургапкиной

Жизнерадостный, отчетливый в мельчайших деталях, бравурно-виртуозный - такой запечатлен в рецензиях танец Нинели Кургапкиной. Прекрасная балерина оказалась и талантливым педагогом. С 1969 года Нинель Александровна ведет балеринский класс в Мариинке. Его посещали Светлана Ефремова и Елена Евтеева, Любовь Кунакова, Ольга Ченчикова и Татьяна Терехова, сейчас - Ульяна Лопаткина и Ирма Ниорадзе, Жанна Аюпова и Эльвира Тарасова. За рубежом танцуют выпускницы Кургапкиной - Анна Поликарпова, Ольга Волобуева и Лора Пономаренко.

В Мариинке расписание занятий в балетных залах по плотности напоминает график вылетов и посадок самолетов в столичном аэропорту. Но для Кургапкиной такой ритм работы как раз то, что нужно. И в трикотажном брючном костюме, стройная и подтянутая, она, скорее, походит на спортивного тренера...

Зато на своем творческом вечере она преобразилась до неузнаваемости. В декольтированном платье и норковой накидке выглядела что твоя Елизавета II.

Под стать была и благовоспитанная атмосфера концерта. Его открыла артистка "Колорадо балета" Ольга Волобуева - Никия в попурри из "Теней". Мягкую интеллигентную манеру Жанны Аюповой в Па де де Обера оттенял удалой напор танца Вячеслава Самодурова. Царственная Мехменэ Бану - Ирма Ниорадзе захватывала трагедийным пафосом, заставляя вспомнить героинь Расина. Медора - Ульяна Лопаткина, как будто радуясь возможности не мудрствовать над контекстом и подтекстом, наслаждалась бравурным танцем, что контрастировало с байронической сумрачностью Раба - Фаруха Рузиматова...

Под занавес все участники концерта продемонстрировали свои успехи в профилирующем "предмете" класса Нинель Кургапкиной, блеснув виртуозными трюками на любой вкус. Балерины фуэтировали, зрители аплодировали...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030005
Тема| Балет, МТ, Персоналии, С. Захарова
Авторы| Юлия ЯКОВЛЕВА
Заголовок| СВЕТЛАНА ЗАХАРОВА: "Теперь хочу быть Баядеркой"
Где опубликовано| «Культура» 8 (7119)
Дата публикации| 19980305
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=11&crubric_id=1000918&rubric_id=1000917&pub_id=146718
Аннотация

Крылатая фраза Наполеона "В ранце каждого солдата лежит маршальский жезл" сегодня весьма актуальна для Мариинского балета. Стремительные карьерные взлеты танцовщиков уже не редкость. Премьеры труппы так молоды, как никогда, пожалуй, не были за всю историю театра. Светлане Захаровой - всего 18. Но она считается одной из самых перспективных солисток Мариинки. Петербургские балетоманы впервые увидели ее еще в 1995 году - на международном ученическом конкурсе "Ваганова-prix". В соответствии с пожеланиями педагога, юная киевлянка настойчиво "предъявляла" жюри громадный шаг в вариации Царицы вод, подобных "эффектов" отнюдь не предусматривающей. Да и царственной статью хрупкая длинноногая девушка явно не отличалась. Но танец ее был так естествен и гармоничен, а линии так "прохладны" и чисты, что сравнение с ключевой водой напрашивалось само... В хореографическое училище ее привела мама.

- Танцевать я не хотела и не любила. Тогда я вообще не знала, кем хочу стать: на вопросы взрослых отвечала первое, что придет в голову, - рассказывает Светлана. - Что балет - моя профессия, осознала только классе в 4-5-м, благодаря моему педагогу - Валерии Ивановне Сулегиной.

- Мечтали ли тогда о какой-то роли или каком-то театре?

- Пределом мечтаний был Киевский театр оперы и балета. Я жила в интернате, киевской прописки не было, после училища меня, скорее всего, отправили бы "поднимать балет" во Львов, поскольку я приехала в Киев из небольшого города подо Львовом. Таково было общее правило. О Петербурге, о Мариинском театре я никогда и не задумывалась. Вагановская академия, Мариинка - это казалось чем-то очень далеким и нереальным.

- После конкурса вас зачислили сразу на третий - выпускной - курс академии. Трудно было привыкнуть к новому городу, новому укладу жизни, к новому климату, наконец?

- Нет. К счастью, я легко привыкаю к любым новым условиям.

- Почти все ваше время отдано театру. А как вы отдыхаете?

- Люблю побыть одна, и тогда чаще всего читаю. Гораздо труднее "отойти" после спектакля. Наверное, это обычное дело для всех актеров или танцовщиков. Приходишь домой в таком возбуждении! Обсуждаешь спектакль без конца... И вдруг накатывает такая усталость - только бы до постели дойти. Но уснуть невозможно - опять переживаешь весь спектакль от начала до конца, думаешь о том, что удалось сделать, а что - нет, перебираешь в памяти детали. И вот тут тоже иногда помогает чтение - когда удается целиком погрузиться в совершенно иную атмосферу, иную жизнь. Переключиться эмоционально. Больше всего люблю исторические романы. Думаю иногда: вот здорово было бы хоть чуть-чуть пожить в том времени - носить длинные платья, ездить на балы!..

- В Мариинском театре вы уже станцевали Жизель, Марию, принцессу Флорину, сольную партию в "Шопениане". Есть что- то еще в ближайших планах?

- С Ольгой Николаевной Моисеевой мы репетируем Аврору. Многое сделано из партии Одетты - Одиллии. И все-таки моя мечта - Никия.

- Весьма неожиданно. А какой вы представляете свою героиню?

- Сложно объяснить... Мне трудно говорить о своих ролях. Я просто стараюсь искренне прожить каждую. Санкт-Петербург

P.S. Светлана Захарова выдвинута на премию "Золотая маска" по номинации "Женская роль в балете".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Июл 14, 2005 11:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030007
Тема| Балет, Труппа "Балет ХХ века", Гастроли в Москве, Персоналии, М. Бежар,
Авторы| Виолетта МАЙНИЕЦЕ
Заголовок| Моцарт и Версаче
Где опубликовано| «Культура» № 9 (7120)
Дата публикации| 19980312
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree/cultpaper/article.jsp?number=12&crubric_id=100445&rubric_id=200&pub_id=154817
Аннотация Третий приезд Бежара в Москву


Двадцать лет прошло с первого приезда в нашу страну Мориса Бежара с его знаменитой бельгийской труппой "Балет ХХ века". Курсом шоковой терапии стали тогда его "Болеро", "Весна священная", "Петрушка", "Ромео и Юлия", "Девятая симфония" в исполнении Хорхе Донна, Патриса Турона, Риты Пулворде, Шоны Мирк... Гастроли прошли с таким ошеломляющим успехом, что больше Бежара в Москву не приглашали. В свой второй приезд в 87-м году Бежар выступал только в Ленинграде, где показал "Мальро, или Метаморфозы Богов", "Эрос-Танатос". Сразу после гастролей перестал существовать "Балет ХХ века" - труппу распустили... Сам мэтр переехал в Лозанну, где возглавил новый коллектив "Лозаннский балет Бежара", насчитывающий ныне 32 танцовщика, помимо учеников его школы "Рудра", о которой мы знали лишь понаслышке...

Вскоре ожидается третья встреча с мэтром. С 15 по 24 апреля в Москве, на сцене Большого и Кремлевского Дворца, и Санкт- Петербурге, на сцене Мариинского театра и Выборгского дворца культуры, пройдут гастроли труппы Бежара. Этот дорогостоящий проект (миллион долларов) мог осуществиться лишь благодаря финансовой поддержке "Альфа Банка" и активности организатора гастролей - фирмы "Постмодерн- театр". Бежар привозит два спектакля. Первый - под весьма необычным названием "Дом священника не потерял своего шарма, а сад - своей роскоши" (цитата из романа Г.Леру) - поставлен в прошлом году в память Фредди Меркьюри и Хорхе Донна. В очень зрелищном "мемориальном" балете-шоу использована музыка группы "Queen" и отрывки из произведений Моцарта. Костюмы созданы знаменитым кутюрье Джанни Версаче. Этот балет - его последняя работа. "Покинув это мир, мои друзья живут в моих балетах. Смерти нет. Есть лишь бесконечные метаморфозы..." - сказал Бежар. 7 февраля 1998 года в Триесте он показал премьеру балета "Метаморфозы" (музыка Джеки Глезона, Джона Зорна, Юга Ле Бара), который посвятил своему соратнику и другу. Работу над балетом завершила сестра Версаче Донателла...

Меняется мир, меняется Морис Бежар. Эти "бежаровские метаморфозы" найдут отражение в фильме "Морис Бежар, или Двадцать лет спустя", который собираются снять организаторы гастролей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 16, 2006 7:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030008
Тема| Балет, «Метаморфозы», «Дом священника», Персоналии, М.Бежар,
Авторы|
Заголовок| МОРИС БЕЖАР: «Я ЖИВУ СЕГОДНЯШНИМ ДНЕМ…»
Где опубликовано| «Огонек»
Дата публикации| 19980316
Ссылка| http://www.ogoniok.com/archive/1998/4546/11-46-47/
Аннотация|

В Москве и Петербурге в апреле пройдут гастроли одного из самых известных хореографов мира -- Мориса Бежара.
32 танцовщика мирового класса во главе со звездой танца модерн Жилем Романом покажут два новых балета: январскую премьеру «Дом священника не потерял свой шарм и сад -- своей роскоши» и самый последний спектакль, премьера которого прошла в феврале, -- «Метаморфозы».

-- Г-н Бежар, в своей книге «Мгновение в жизни другого» вы утверждали, что танец -- это искусство двадцатого века. Что, на ваш взгляд, ждет танец в веке двадцать первом?
-- Я не думаю ни о прошлом, ни о будущем. Мне интересна техника классического балета, я внимательно слежу за различными формами танца модерн в балете, но живу я сегодняшним днем. Я могу предсказать, что будет через год, через два, но, по-моему, чтобы подготовить будущее, надо жить в настоящем. Тот балет, который будет представлен в Москве и Санкт-Петербурге, может явиться тем семенем, которое произрастет в двадцать первом веке.

-- Спектакль «Дом священника» на музыку Моцарта и группы «Куин» посвящен памяти великого танцовщика двадцатого века Хорхе Донна и памяти Фредди Меркюри. Над этим балетом вы работали вместе с Джанни Версаче. Через полгода после того, как спектакль был поставлен, он трагически погиб.
-- Я был знаком с Джанни Версаче в течение пятнадцати лет, он был настоящим творцом, и его невозможно заменить кем-нибудь другим.
Версаче остается для нас человеком будущего, пионером, пророком той космической Италии, где Галилей достигает пика Мирандолы, завоевывая будущее, которое протягивает нам руку.
В России мы представляем два спектакля, и в обоих использованы костюмы, созданные по его эскизам. Причем работу над вторым спектаклем уже заканчивала сестра Джанни Версаче Донателла Версаче.
Эти два балета -- «Дом священника» и «Метаморфозы» -- о двух актуальных для нынешнего времени проблемах. «Дом священника» -- о проблеме СПИДа, проблеме, касающейся всех людей на Земле. «Метаморфозы» -- о загрязнении окружающей среды и о ядерной угрозе, спектакль, напоминающий о вероятности исчезновения нашей планеты. Хотя эта постановка скорее оптимистическая. Я верю в спасение человека. И я предлагаю версию, которая, с одной стороны, вроде бы развлекательная, а с другой -- все же представляет собой как бы урок морали, и не в виде чего-то абстрактного, а как в детских сказках, легендах и сказаниях, объединенных одной темой -- любовью. Рядом с жестокостью и опасностью гибели человечества в балете присутствует что-то сказочное и доброе.

-- По-вашему, наша жизнь по своей сути трагична?
-- Нет, я не ощущаю ее трагичности. У меня бывают моменты депрессии и стрессы, но я вырываюсь из них с необычайной быстротой.
-- Что вы ждете от нынешних гастролей? Вас не было в Москве уже двадцать лет. Но вас здесь очень любят и ждут. Каковы ваши ощущения?
-- Я могу сказать, что я очень счастлив и я очень боюсь. Ведь пока мы чего-то боимся -- мы живы. Московские зрители навсегда остались в моей памяти. Я жду этих гастролей уже давно.
С тех пор как я «вывел» балет из стен оперного театра, мы танцевали на сценах дворцов спорта, вмещающих до 18 тысяч человек, мы танцевали под открытым небом. Для меня очень ценно в моем творчестве то, что мы смогли открыть балет самому разнообразному зрителю
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Май 10, 2007 6:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030009
Тема| Балет, Золотая маска 1998
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Всех миновала чаша сия
Балетные итоги фестиваля
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 19980311
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?path=/daily/1998/041/09026975.htm
Аннотация|

В этот году битвы за балетную "Золотую маску" не случилось: сезон выдался на редкость неурожайным. Жюри проявило тонкое понимание ситуации – и оставило премии за лучший спектакль и лучшему балетмейстеру до лучших времен. За лучшую женскую роль (Суламифи в одноименном балете Дмитрия Брянцева) была награждена артистка Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Лилия Мусаварова.

"Золотую маску" в балетной среде всерьез не принимают. Профессионалам отлично известно, что качественные балеты не появляются раз в год по заказу. Да и приличных балетмейстеров у нас меньше, чем пальцев на руке. А "новые роли" артистов вовсе не новы – чаще всего это просто удачные вводы в спектакли классического наследия. Обладатели национальной премии предыдущих лет не вызывали зависти и споров: конкуренция, в сущности, отсутствовала. В этом году само выдвижение номинантов представляло изрядную проблему для экспертов – достойных работ, казалось, не было вовсе.
Претендент на лучшую мужскую роль оказался всего один – заслуженный артист Фарух Рузиматов был номинирован за создание образа Гойи в одноименном спектакле Мариинского театра. Эксперты подумывали было о москвиче Андрее Уварове, станцевавшем Жана де Бриена в "Раймонде". Но вскоре выяснилось, что Большой театр не собирается менять утвержденный репертуар сезона, где "Раймонда" не значится, и Уваров не сможет предстать пред высоким жюри. Единственный претендент, впрочем, также отказался танцевать "Гойю", и с мужчинами было покончено.
Женщины выступали в разных весовых категориях. Татьяна Краснова из Уфы была номинирована за роль Зайтунгуль в очередном возобновлении башкирского эпоса "Журавлиная песнь". На фоне башкирских коллег она действительно выглядела звездой, но по столичным меркам тянула всего лишь на крепкую солистку. К тому же постановка 1944 года про борьбу плохих богатеев с хорошими бедняками в сочетании с "симфоническими" журавлино-лебедиными танцами сегодня производила комический эффект, что дискредитировало как героиню спектакля, так и претендентку на премию.
Лилия Мусаварова была очаровательна в роли девочки-Суламифи. Правда, автору хореографии Дмитрию Брянцеву ближе процесс ухаживания, нежели полнота разделенного чувства, поэтому библейская героиня в балете получилась несколько монохромной: Суламифь Лилии Мусаваровой застревает в памяти этаким инфантильным босоногим эльфом. Тем не менее жюри нашло нужным поощрить процесс создания оригинальных произведений и, соответственно, ролей, предпочтя свеженькую Суламифь полуторавековой Жизели в исполнении Светланы Захаровой из Мариинского театра.
На звание лучшего спектакля и лучшего балетмейстера номинировались дебютант "Маски" Алексей Ратманский с балетом "Прелести маньеризма" и пермяк Евгений Панфилов с произведением "Аввакум... Танц-мистерия" на музыку Владимира Мартынова. Ратманский, поставивший легкий балетик-шутку (неоклассика с завитушками рококо) для гастрольных турне компании народных артистов во главе с Ниной Ананиашвили, похоже, на национальную премию и не рассчитывал.
Другое дело Евгений Панфилов, давний неудачник "Маски", третий раз безуспешно претендующий на лавры. Впрочем, номинирование на премию для пермского коллектива означает прежде всего гастроли в Москве. Поэтому на "Аввакуме...", увиденном впервые, стоит остановиться особо.
Спектакль этого года оказался самым беспомощным и спекулятивным из всех номинированных опусов пермского хореографа. Сорокаминутное действо при всем своем, мягко говоря, хореографическом минимализме основательно запутано. Тихо шаманствовал по углам "патриарх" в черной нацистской ризе-шинели (в роли Никона – сам хореограф); фанатичные, с расширенными зрачками "старообрядцы" в белых клобуках рычали по-звериному и сбивали в кровь колени от неумения технично и грамотно падать на сцену. В финале семья протопопа соборно облила себя дешевым сухим вином, затем, катаясь по полу, пропиталась им насквозь и в кровавых пятнах зловонного "Каберне" позировала Никону-фотографу для группового портрета "Защитники веры и отечества".
Осталось только поблагодарить жюри за здравомыслие и взвешенность решения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 2:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030010
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Д. Вишнева
Авторы| Кира Ведерникова, Дмитрий Кузнецов
Заголовок| Диана Вишнева ненавидит интриги и обожает new age
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 07.03.1998
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/194065
Аннотация| Интервью с Вишневой

Диана Вишнева, одна из главных героинь московских гастролей Мариинского театра,– самая московская из всех петербургских балерин. Открытый темперамент, ослепительная улыбка, безоглядность танца – все в ней действует на зрителя с безотказным обаянием. Сейчас танцовщица меняет амплуа. Она начала работу над балетами Ролана Пти "Кармен" и "Юноша и смерть". После очередной репетиции ДИАНА ВИШНЕВА согласилась дать интервью для "Ъ" КИРЕ Ъ-ВЕРНИКОВОЙ И ДМИТРИЮ Ъ-КУЗНЕЦОВУ.

– Отношения балетных артистов и критики после гастролей Мариинского театра в Москве обострились. Как вы реагируете на публичные высказывания о себе?

– Спокойно, хотя я и мои близкие внимательно следим за критикой. Особенно тщательно это делают родители. Меня пока в основном хвалят. Это большая поддержка, критика мне дает шанс. Однако и отрицательные рецензии я бы пережила. Не в обиду будет сказано, но мои не газетные критики – учителя и родители – намного строже, они не всегда благосклонны, хотя, на мой взгляд, всегда справедливы. Однако если принимать во внимание возможное влияние прессы на карьеру, то позволить себе бессвязный лепет в ответ на вопросы журналистов я не могу. Для них у меня уже сформирован набор ответов на вопросы типа "мама-папа": я же не могу каждый раз придумывать себе новых родителей. А потом начинают задавать вопросы о творчестве. Но мое дело танцевать, а не комментировать то, что я делаю.

– Вы довольны приемом, который вам устроили в Москве?

– Возможно, хотя, когда танцую, я не замечаю реакции зала. Хотя в Питере, по-моему, реагируют сдержаннее. Москва сильно изменилась. Раньше мне прямо с вокзала хотелось из нее поскорей уехать, теперь нет. Стало меньше "колхозного рынка", но главное, в театре появилась публика, настоящий респектабельный зритель, не говоря уже об "официальной части" партера.

– В разгар гастролей вы на один день приезжали в Петербург на "Жизель" Большого театра. Жизель танцевала Светлана Лунькина. Как она вам?

– Во-первых, я приехала не для того, чтобы смотреть на Лунькину. Я просто соскучилась по своим близким. Во-вторых, меня пригласил Коля Цискаридзе, танцевавший Альберта, и на спектакль я пошла именно из-за него: хотелось посмотреть, что умеют делать москвичи. Я не была разочарована. Сейчас у нас в театре много говорят о том, что у москвичей все ужасно. Я этого не увидела. У обеих трупп есть свои недостатки и проблемы, а выбирать между их достоинствами – дело вкуса. Мне было бы интересно станцевать с Колей "Жизель", "Спящую красавицу". Но своим интервью в "Коммерсанте" он, кажется, "зарыл" себя для нашей сцены.

– После московского триумфа вашей труппы балетоманы стали с особым азартом обсуждать конкуренцию между Вишневой и Лопаткиной.

– Нашему общению конкуренция не мешает: понятно, что людям хочется болеть за своих кумиров, как за "Спартак" и "Динамо". Ульяна – прекрасная балерина, и мы, кажется, хорошо друг друга оттеняем, так что никаких поводов для зависти нет. Сейчас она готовит "Легенду о любви", но я, к сожалению, не попадаю в этот спектакль: готовлю "Жизель". Хотя нам бы хотелось сделать какой-нибудь балет вместе.

– В прошлом году в Москве вы выступали в Большом театре одна, сейчас – с мариинской труппой. Это разные ощущения?

– В чужой труппе чувствуешь себя, как в холодной воде. Никого не интересует, выплывешь ты или нет.
– Золотая медаль конкурса в Лозанне в 1994 году давала вам возможность стажировки и работы в западных театрах. Тогда вы решили: только петербургская Академия имени Вагановой и только Мариинский театр. Готовы ли вы повторить эти слова сейчас?

– Работа в Мариинке – это счастливые дни моей жизни. Я оказалась в нужное время в нужном месте. Конечно, хорошо там, где почище и климат получше, но уехать из Петербурга невозможно. Я люблю узнавать петербуржцев за рубежом – на них лежит особая печать. И мне нравится чувствовать, что я являюсь частичкой петербургской культуры, вышла из питерской школы.

– О которой в последнее время говорится много нелицеприятного.

– То, что сейчас в театре столько молодых солистов высокого класса, говорит о качестве школы. В школе меня вели по очень интенсивной программе. Кому-то эти партии еще только снились, а я уже их готовила. Современные балетные карьеры стремительны и быстротечны, это настоящая гонка. Ты очень рано приходишь к ролям, которые должны быть этапными.
У меня не было проблем с техникой, все сложности профессии мне давались без особого напряжения. Поэтому мне сразу хотелось танцевать по-своему, так, как я это чувствую, вижу, вернее, как хотела бы себя видеть со стороны. Но я по-прежнему чувствую себя ученицей и бегаю в школу к моему любимому педагогу Людмиле Ковалевой.

– Но ведь в театре у вас тоже есть педагог.

– У балетного артиста педагог есть всегда: артист не видит себя со стороны. Большое счастье работать с талантливым репетитором. Мой педагог в театре, Ольга Ченчикова, знает мои возможности лучше, чем я сама. Она пристально всматривается в меня и помогает открыть то, что увидит,– такой вот творческий процесс. Я надеюсь, что ее и мое видение будут совпадать как можно дольше.

– Не хотите получить в Академии русского балета высшее образование?

– Нет, там мне нравится чувствовать себя школьницей, я буду выбирать между консерваторией и театральной академией.
При этом мне так не хочется погружаться в интриги, без которых любой театр почему-то существовать не может. Сейчас мне удается не углубляться в перипетии жизни в Мариинке – если вникать во взаимоотношения внутри труппы, можно сойти с ума. И я очень берегу свое самоощущение свободного художника. Еще в училище я существовала сама по себе, хочу, чтобы так было и впредь.

– А что сейчас происходит в Мариинке?

– Я уже сказала, что не вникала и не вникаю в интриги. Но ситуация в театре сейчас мне кажется уникальной: собрана совершенно обновленная и высокопрофессиональная труппа. Хотя перспективных солисток в Мариинке больше, чем партнеров, и поэтому нет постоянных пар, таких как Дудинская–Сергеев. Но все же в театре работают Рузиматов, Зеленский, Баранов. Наш балет стоит на пороге ХХI века, и ему нужен свой Гергиев, чтобы был сделан рывок, который уже произошел в опере.

– Гергиев начал с того, что сделал несколько громких спектаклей с западными постановщиками.

– Нас тоже ждет период импортных постановок: ждем Ролана Пети, готовимся к еще одному Баланчину на нашей сцене. У Махара Вазиева (заведующий балетной труппой.– Ъ) много проектов, только бы они удались!

– Каждый творческий человек в начале карьеры вольно или невольно равняется на кого-то из старших. На кого ориентируетесь вы?

– Всегда смотришь на Запад: там умеют многое, что недоступно нам. Для меня самые яркие звезды, личности – Наталья Макарова, Доменик Кальфуни (то, что она делает у Ролана Пети) и Рудольф Нуреев. Наши звезды на Западе произвели взрывной эффект потому, что танцевали не только ногами, но и душой. Для этого надо родиться и учиться здесь. В чем западная хореография нас опережает, объяснить несложно. Они сильнее в модерне благодаря множеству талантливых балетмейстеров. А у нас последними балетмейстерами оказались Григорович и Бельский, и это было слишком давно.
На Западе разнообразнее репертуар и богаче технический лексикон. Наш проигрыш на мировой сцене (например, парижскому балету) – от недостатка современных направлений и от невладения новой техникой мелких движений. А ведь этим не так уж трудно овладеть. Причина в том, что немного застоялась школа.

– Сегодня ваш основной репертуар – блестящие "брио".

– Пока да. Но со временем у меня появится и романтический репертуар: уже готова партия Джульетты, впереди Жизель. Современная балетная актриса должна быть многогранной: деления на амплуа больше нет. Сейчас звание примы дается той, которая может все. Даже преодолевать стереотипы возрастных ролей.

– Вы отдаете предпочтение традиционному сюжетному балету или бессюжетной хореографии?

– Как актрисе мне интереснее сюжетный спектакль: мне нравится рассказывать историю. В танце модерн легче открыть свою душу, воздействовать на зрителя энергетикой, личными переживаниями. Меня современная хореография не пугает, я не боюсь показаться некрасивой на сцене, не боюсь угловатой пластики, не боюсь, что меня завернут в какую-то гадость или раскрасят. Моя мечта – постановка, сделанная "на меня" так, чтобы созданный образ ассоциировался с моим именем. Это должно быть оригинальное произведение. Сейчас же моя работа – классика, но все это уже станцовано, и такими артистами!

– Что для вас важнее: реакция зрителей или самооценка?

– Я просчитываю заранее все, что будет происходить с залом, равно как и взаимодействие с партнерами. Но сама я на спектакле будто погружена в непроницаемую капсулу, в происходящее внутри меня.

– А партнер, неужели и он не важен?

– Очень помогает, когда рядом человек опытный и талантливый (причем талант важнее опыта). Но даже если с партнером не повезло, я постараюсь сделать так, чтобы он выглядел как можно лучше.

– Наступает ли для вас после спектакля момент агрессивной самокритики и влияет ли на вас успех?

– Я стараюсь не думать об этом. Просто знаю, что после выступления буду ощущать себя опустошенной, и даже не физически, а энергетически. Думаешь: зачем все это надо? Самые тяжелые моменты переживаю на Западе, когда приходится танцевать по шесть спектаклей в неделю.

– Во время репетиционной работы вы покорная актриса или перечите постановщику?

– Иногда приходится выворачивать себя наизнанку, подчиняясь чужой воле, и мне это даже нравится! Каждому хочется, чтобы балетмейстер учитывал его индивидуальность, но это случайная удача. Сейчас я в том возрасте и в той форме, когда сама должна подстраиваться и искать.

– На прошлой неделе вы отменили нашу встречу, поскольку плохо себя чувствовали. Ваш "исполнительский аппарат" часто создает вам проблемы?

– В балетной среде говорят: "Если просыпаешься утром и у тебя ничего не болит, значит, ты умер". Даже если нет травмы, сказывается перенапряжение, и нервное, и физическое. Для меня слишком тяжелыми были последние московские гастроли. Каждый выход на сцену – это душевный стресс. Если не удается реализовать артистические задачи, остается чистое выполнение технических обязанностей. Публика может ничего не заметить, но мне это не в радость.

– Как вы выходите из подобных состояний?

– Я лечу себя чем-то вроде аутотренинга. Отвлекаться можно как угодно. Лучший способ – вынырнуть из балетного мира в совершенно другую среду. Например, недавно в Репино я первый раз в жизни каталась на лошади. Мне нравится музыка new age, но могу пойти и в филармонию, когда есть время. Люблю читать, хотя вечерами от усталости роняю книгу из рук.

– А на дискотеках танцуете?

– Да, если есть достойный партнер: не могу же я просто дергаться под музыку! Последний раз танцевала в "Доменикосе" с Хосе Антонио – испанским постановщиком, приглашенным в наш театр. Это был потрясающий эмоциональный отрыв! Увлекаюсь драмой, недавно меня познакомили с Романом Виктюком. Надеюсь, что это знакомство повлечет за собой интересные сценические опыты. А однажды в Лондоне я снималась для журнала как модель. Ужасно трудно замереть так, чтобы даже взгляд был неподвижным. Мне кажется, я смогла бы найти себя вне балета, если бы очень захотела. Но пока мне еще есть что потанцевать.

– Вас наградили титулом "Божественная". Как вы к нему относитесь – всерьез или с иронией?

– Я рассматриваю этот титул не как эпитет, а как награду за работу. Думаю, само слово мне не очень подходит. Лучше бы меня называли просто Дианой. Это имя соответствует моей сущности.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 6:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030011
Тема| Балет, Персоналии, М. Петипа
Авторы|
Заголовок| 180 лет назад родился Мариус Петипа
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 19980311
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?path=/daily/1998/041/09026985.htm
Аннотация| Петипа юбилей

Мариус Петипа (само имя его звучит как псевдоним – "маленькое па"), кажется, здравствует и поныне: мировые театры ежегодно объявляют очередные возобновления его балетов "премьерами". Мариус Иванович прожил 92 года, из них 63 – в России, так и не выучив русского языка. Поставил и переставил 75 балетов, причем лучшие из них, сохранившиеся почти в неприкосновенности,– на восьмом десятке своей долгой жизни.
На фотографии (из собрания Николая Федорова) – скучный седоусый академик. А в молодости этот марселец был пылок и любвеобилен: распевал серенады, лазил на балконы к прелестным сеньорам, дрался на дуэлях, целовал балерин во время спектакля на глазах у публики. И женился, по собственным словам, на "грациознейшей особе, которую сравнить можно было с самой Венерой",– на восемнадцатилетней танцовщице Марии Суровщиковой.
В 1847 году он приехал работать в Петербург в качестве "танцора-мима" и в тот же сезон с успехом поставил "Пахиту", изрядно "подправив" парижанина Мазилье. Но прошло более двух десятков лет, прежде чем "танцор-мим" стал безраздельным повелителем российского балета. Точнее – балета мирового, ибо в последней трети ХIХ века вся жизнь танца сосредоточилась в Петербурге. Как это случилось со многими великими, блистательная карьера Петипа закончилась печально: очередной (восьмой на веку маэстро) директор отправил его на пенсию в возрасте 85 лет, так и не подыскав достойного преемника.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 6:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030012
Тема| Балет, Персоналии
Авторы| ЭЛЕОНОРА ЧЕРНЯЕВА
Заголовок| Терпсихора пакетботов
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 19980321
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/194955
Аннотация|

Проездом из Петербурга в Париж в Москве оказался известный историк искусства, теоретик и историк моды, сценограф, художник и коллекционер АЛЕКСАНДР ВАСИЛЬЕВ. Его рассказы о старых русских балеринах, с которыми он дружил в эмиграции, успела записать корреспондент Ъ ЭЛЕОНОРА Ъ-ЧЕРНЯЕВА.

За блинчиками
В России я был связан с балетом лишь косвенно: моя мама преподавала актерское мастерство в хореографическом училище, и я знал ее выпускников – в частности Володю Деревянко. Меня отдавали в училище, но, к счастью, не приняли: сочли, что нет нужного прогиба спины.
В 1982 году я впервые попал в Париж и совершенно случайно оказался в эпицентре старобалетной эмигрантской среды. Одной из моих первых парижских знакомых стала петербурженка, русская портниха Наталья Петровна Балаговская, которой ко времени моего с ней знакомства было за восемьдесят. Я встретил ее в театре Сары Бернар на пьесе Горького "На дне". Она, перепутав ряд, села на мое место, и мне пришлось побеспокоить почтенную даму в каракулевой шляпе и каракулевой пелерине. По-французски она говорила с заметным акцентом, и я спросил: "Вы, наверное, русская?" Она ответила с сочувствием: "Милый, а вы, наверное, беженец из советской России",– я таковым тогда и являлся.– "Как тяжело под коммунистами". Я согласился, и дама пригласила меня "на блинчики". За блинчиками она заметила: "Милый, вы, наверное, шпион. Нам как раз таких шпионов сюда и засылают".
Одним из первых ее рассказов о балете была история о том, как ее тетя любила играть в покер с Кшесинской, какие та делала ставки, как ее дядя строил Матильде Феликсовне особняк. Ее первый муж, режиссер балета Балаговской, работал в труппе Анны Павловой. И тут же на свет божий явились подробности интимной жизни Анны Павловой, о которых никто в России не вспоминает.

Перлы и тряпки
Потом настало время, когда я стал знакомиться с балеринами прежних времен. В одну из моих поездок из Парижа в Белград в 1986 году я познакомился с бывшей солисткой оперы Зимина Ниной Кирсановой, которая одно время была партнершей Игоря Моисеева, когда тот, совсем юный, танцевал свои первые партии на сцене Большого. Она была характерной танцовщицей. Пик ее популярности пришелся на сезон 1916/17. Затем она эмигрировала: сначала во Львов, затем в Белград, где стала директрисой Сербского национального балета. В 20-е годы по приглашению Анны Павловой она отправилась в долгие гастроли. Нина Кирсанова танцевала в основном русские танцы в кокошнике – это была ее специализация.
Павлова всегда приглашала солисток в свою антрепризу: возраст не позволял ей "держать" двухчасовую программу одной. Она возила с собой кордебалет и непременно одну или двух хороших солисток, на которых можно было положиться: они должны были оттенять, но не затмевать знаменитую балерину.
Некоторое время работала с Павловой и москвичка Валентина Ивановна Кошуба. В свое время на нее обратил внимание Александр Вертинский и воспел ее красоту в воспоминаниях. Ее обожал Распутин, она снималась в кино. У Дягилева она прослыла самой красивой балериной "Русских сезонов". И действительно, Кошуба обладала исключительной внешностью. Она танцевала с Нижинским в его балете "Тиль Уленшпигель". Тогда же, в Нью-Йорке, она была выбрана королевой красоты. В конце концов ее пригласила к себе Анна Павлова.
Обычно Павлова никогда не смотрела выступления других артистов – оставалась в гримуборной. Но когда Кошуба танцевала свой испанский номер, Павлова появилась за кулисами. А потом сказала: "Кошуба, ты настоящая артистка. Мои английские девочки – тряпки по сравнению с тобой".
И именно поэтому Кошубе пришлось покинуть павловскую антрепризу. Во время гастролей в Мадриде король Испании Альфонс XIII, который обожал балет и красивых балерин, поскольку был бабником, встретив Анну Павлову в ложе театра, спросил ее, привезла ли она с собой "этот замечательный перл, Валентину Кошубу?" Павлова ответила, что в ее компании есть только один перл – она сама. И с Кошубой не возобновили контракт.

Лебединая ревность
Артисткой, с которой Павлова тоже не сошлась характером, была другая моя близкая подруга Алиса Францевна Вронская, полька по происхождению. Ее настоящая фамилия была Янушкевич. Она ее поменяла, начитавшись Льва Толстого. В балетной школе Вронская училась у Фокина, а на законе божьем сидела за одной партой с Вацлавом Нижинским. Он был уже выпускником, она – ученицей начальных классов, оба были католиками, и им преподавал ксендз.
Когда Павлова пригласила к себе Алису Вронскую, та танцевала в дуэте с Константином Альперовым, бывшим цирковым артистом. Дуэт был акробатическим и вызывал такие овации, что Павлова не желала после этого выходить на сцену. Номер Вронской пользовался большим успехом, чем "Умирающий лебедь".
Вронская рассказывала мне о зависти Анны Павловой. Как-то та попросила Алису не выходить на аплодисменты. Алиса, не удержавшись, из тщеславия все же вышла на вызовы публики в Дрездене, после чего Павлова попросила ее в гастролях больше не участвовать. Не хотела делить успех. Она же и дягилевскую антрепризу оставила из ревности к успеху Нижинского.

Скромность и чувство юмора
Павловой и ее труппе – почти все кордебалетные артистки антрепризы были англичанки, и всем им Павлова дала русские имена – удавалось сохранять хорошую форму, несмотря на многомесячные переезды. Это заслуга Вани Хлюстина. Был такой московский танцовщик и балетмейстер ХХ века, который работал у Павловой педагогом-репетитором. Для Павловой он был незаменим. Если бы с ней не было Хлюстина, возможно, она бы не танцевала до пятидесяти лет. Он давал классы, проводил репетиции, следил за режимом, за дисциплиной. Балеты и концертные номера для Павловой ставил все тот же Ваня Хлюстин, недооцененный историками балета. Правда, кое-что она ставила себе сама.
Ваня умер во время войны в Ницце. Похоронила его Вронская на свои деньги на русском кладбище, прорвавшись из оккупированного немцами Парижа в "свободную зону",– настолько она любила этого милого человека...
А вот "Умирающий лебедь" не был поставлен Фокиным для Павловой. Его первой исполнительницей была балерина Лидия Кякшт – в Лондоне сохранились программки с премьеры, мне их показывали. "Умирающий лебедь" был частью дивертисментного балета под названием "Карнавал зверей". Костюм к "Лебедю" нарисовал Лев Бакст – с этими крыльями на ушах и на самой пачке. Самый близкий к оригиналу костюм был у Тамары Тумановой.
Кстати, с этой танцовщицей был связан курьезный случай. На концерте в студии Ольги Преображенской, где училась Туманова, мать юной балерины сидела рядом с Павловой и толкала ее в бок, приговаривая: "Тамарка-то лучше всех!" Павлова отвечала сдержанно: "Неплохая девочка". Мамаша взглянула на нее со строгостью: "Да вы в балете хоть что-нибудь понимаете? Вы сами-то танцуете?" Неузнанная Павлова ответила: "Немножко". Это свидетельствует о скромности Павловой. Или о чувстве юмора.

Несостоявшийся кутюрье
Тогда все гастрольные поездки совершались на кораблях. А Павлова действительно объездила весь мир: была в Японии, в Новой Зеландии, исколесила Южную Америку, посетила Гонконг, Бирму, Южную Африку. Павлову в эмиграции называли Терпсихорой пакетботов... В Гонконге до сих пор существует Дом моды Pavlova, где продаются вещи во вкусе великой Анны: модельеры просто копируют ее туалеты со старых фотографий.
Вронская мне рассказывала, что Анна Павлова очень хорошо одевалась и в жизни, и на сцене. Многие сценические костюмы ей сделал знаменитый художник эпохи ар деко Эрте, она очень его ценила. Его приглашал даже Дягилев, но у него не было средств оплатить эскизы Эрте: художник себя высоко ставил. А Павлова была богатой женщиной и такие средства имела. Ее дом в Англии – Иви-хаус – был шикарным поместьем. Она брала очень большие гонорары.
Эрте говорил о Павловой как о женщине большого вкуса. Она знала толк в костюмах, хорошо чувствовала ткань, прекрасно разбиралась в цвете. Люди, знавшие ее, говорили, что она была воспитана в строгих петербургских традициях. Но капризна была до чрезвычайности: когда приходила примерять костюм в какой-нибудь Дом моды, прежде всего говорила: "Костюм замечательный. Только меняем рукава, воротник, пуговицы, цвет ткани, длину юбки, форму карманов". Хозяева модных домов рвали на себе волосы: "Мадам, но что остается от нашей модели?" Павлова отвечала: "Ничего. Я хочу сделать все по-своему". Она, кстати, ввела в моду манильские шали. Имея стройную, красивую фигуру, Павлова укутывалась шалью с ног до головы, чтобы ее подчеркнуть. Она любила выглядеть экстравагантно. Многие модные дома Парижа, например Дом мехов Revillon, приглашали ее для рекламы своих коллекций – настолько популярна была ее фигура.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 6:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030013
Тема| Балет, Персоналии, Г. Уланова
Авторы|
Заголовок| Уланова
Марина Андреевна Померанцева, племянница Агриппины Вагановой: она просто поливала пол, и это было красиво
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 19980324
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?path=/daily/1998/050/09150867.htm
Аннотация|

– Уланова репетировала с Вагановой на улице Росси, в училище. Мы бегали смотреть репетиции Улановой. Она просто поливала пол – и это было красиво. Такая природа – что бы она ни делала, выходило красиво. Ваганова очень пристально следила за ее карьерой, ценила.
Галина Сергеевна очень быстро отошла от силовых спектаклей. Правда, "Лебединое" и "Спящую" она танцевала. И однажды даже Никию в "Баядерке" – около 1940 года. Но предпочитала "свои" балеты –"Ромео и Джульетту", "Жизель", "Бахчисарайский фонтан". Воздушные партии. Ваганова же любила репетировать силовые – например, "Спящую", "Дон-Кихот" с Дудинской.
В "Спящей красавице" 1948 года, посвященной юбилею Петипа, первый акт танцевала Семенова, второй – Уланова с Габовичем, третий – Дудинская с Сергеевым. Уланова бисировала свою вариацию. Имела наибольший успех. Грандиозный.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 6:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030014
Тема| Балет, Персоналии, М. Бежар
Авторы| ИЯ МОЦКОБИЛИ
Заголовок| Морис Бежар осужден
но виновным себя не признал
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 19980303
Ссылка| https://www.kommersant.ru/doc/193674
Аннотация|

Знаменитый хореограф Морис Бежар проиграл судебный процесс своему коллеге бельгийцу Фредерику Фламану, обвинившему его в плагиате. Речь идет о спектакле с затейливым названием "Жилище священника не потеряло своего обаяния, а сад – своей роскоши", который москвичи смогут увидеть в апреле на сцене Кремлевского дворца во время гастролей труппы Мориса Бежара.

Морис Бежар много лет оставался в Бельгии культовым хореографом – с тех пор, как в 1959 году возглавил балетную часть брюссельского Королевского театра de la Monnaie и вывел провинциальную труппу в первые строки мировой табели о рангах. В 1987 году ему пришлось оставить Брюссель – со сменой директора театра изменились и условия работы хореографа. В том же году Бежар основал в Лозанне новую компанию – "Bejart ballet Lausanne".

В минувшую пятницу в Брюсселе был показан спектакль, которым Бежар в январе 1997 года отметил в Париже свое семидесятилетие. Он поставлен на музыку Моцарта и группы Queen и посвящен теме СПИДа и одной из его жертв – Фредди Меркьюри. Бельгийский хореограф Фредерик Фламан подал на коллегу в суд, обвинив Мориса Бежара в плагиате.
Брюссельский суд решил, что Бежар действительно позаимствовал ряд идей Фредерика Фламана и использовал их в своем прошлогоднем спектакле. Так, например, в одном из эпизодов появляется Ангел, шагающий через сцену на телевизорах, привязанных к его ногам. Фламан использовал эту находку еще в 1989 году в своем балете "Падение Икара".
Суд предписал хореографу удалить из постановки "украденные" куски до 6 марта. Мэтр отреагировал с юмором: на представлении, последовавшем за судебным вердиктом, с ног Ангела исчезли телевизоры – их выносили сопровождавшие Ангела балерины. Все прочее осталось в неприкосновенности. Последний спектакль труппы Бежара в Брюсселе намечен на 5 марта, а вне Бельгии решение суда недействительно.
Потерпевший Фламан заявил, что вполне удовлетворен вердиктом бельгийского суда и не собирается продолжать судебное разбирательство. "Для меня это был вопрос принципа, а остальное решать мсье Бежару,"– оповестил общественность Фредерик Фламан. Морис Бежар продолжает отрицать обвинения в плагиате. Он поручил своим адвокатам подготовить апелляцию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2007 6:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 1998030015
Тема| Балет, Персоналии, Г. Уланова
Авторы|
Заголовок| Уланова
Ирина Архипова: она была уединенной натурой
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 19980324
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?path=/daily/1998/050/09149630.htm
Аннотация|

– Впервые я увидела Галину Уланову как только пришла в театр в 1956 году – в балете Глиэра "Красный мак". Это мое самое яркое впечатление об Улановой-балерине. Поражала невообразимая легкость и выразительность ее движений. Мы вместе проработали в Большом театре около 40 лет, но я практически не знала Уланову вне сцены. Не помню, чтобы она участвовала в партийных и профсоюзных собраниях. Она всегда вела очень потаенный образ жизни, была уединенной натурой. Много лет снимала настоящий деревенский дом под Осташковым на Селигере и летом часто жила там, предпочитая его фешенебельным черноморским санаториям. Уланова умела ценить и понимать неброскую красоту природы средней полосы и о своем доме в Осташкове говорила, что не знает более красивого места на земле.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика