Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-04
На страницу 1, 2, 3 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 7:25 am    Заголовок сообщения: 2013-04 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в апреле 2013 года (первый номер ссылки - 2013040101 означает: год - 2013, апрель месяц - 03, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 7:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040101
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| В Большом театре показали «Весну священную»
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/562949986414597
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Новые постановки опровергли расхожее мнение, что Большой театр существует лишь для со­блюдения традиций. Театр мечтает успевать все — и великие древности хранить, и про интересную современность не забывать. Поэтому Большой затеял международный фестиваль, посвященный столетию со дня первой постановки балета Стравинского «Весна священная». В программе три гастрольные европейские труппы: Балет Бежара из Лозанны, Финский национальный балет и Танцевальный театр Пины Бауш из Вупперталя. Каждая труппа намерена по-своему показать, как из искры разгорелось пламя: с момента грандиозного скандала на премьере «Весны священной» современный танец расцвел и размножился сотней разновидностей, приобретя собственных гениев и армию преданных по­клонников.

Большому нужно было обзавестись своей версией популярной партитуры, и театр заказал спектакль британскому хорео­графу Уэйну Макгрегору. Но по­сле покушения на Сергея Филина Макгрегор решил отложить постановку. Выручить театр и поставить балет «под ключ» в короткие сроки взялась россиянка Татьяна Баганова — хореограф с международным именем, глава российской компании современного танца из Екатеринбурга. Так на сцену Большого театра проникло «актуальное» искусство — к восторгу одних и негодованию других.

Вместе с продвинутым художником Александром Шишкиным Баганова соорудила громоздкую ролевую игру, участники которой (люди в серых одеждах) по условиям задачи маются от нехватки воды. В экстремальных условиях приходится идти на все: молиться огромному крану со свисающей каплей, копать сухие «кочки» реальными лопатами, умываться цементной пылью и уничтожать многометровое разноцветное мужское лицо на бумаге, которое спущено с неба и, видимо, отвечает за засуху. При этом сильные мужчины подавляют слабых женщин. Баганова не жалеет физиологических подробностей: танцы совершаются с открытыми от жажды ртами, а «иссушенные» тела бьются в конвульсиях, точно рыбы на берегу. Балет сделан по современной методике: сперва берется концепция, а потом под нее подкладывают музыку. Но у авторов «Весны» изначально был Стравинский, которого они фактически проигнорировали, сведя музыку к фону и предпочитая самоценный радикализм высказывания диалогу с партитурой. Хотя оркестр Большого театра и дирижер Павел Клиничев приложили массу усилий для передачи мощностей Стравинского.

На показе провокационной для нашей публики «Квартиры» зрители Большого вовремя вспомнили о том, что в искусстве нельзя буквально воспринимать переносные смыслы, и о понятии «черный юмор», в русле которого сделана постановка. Публика без проблем проглотила не только биде на авансцене, с которым активно взаимодействует танцовщица, но и сцену у кухонной плиты, когда из дымящей духовки вынимают обугленного младенца — знак убитого любовного чувства. Для Матса Эка, исследующего в цепи танцевальных этюдов повседневный социум, недра трагедии всегда содержат комическое, а во всякой комедии нащупывается подспудный трагизм. Оттого уморительный экстаз наведения чистоты группой женщин с пылесосами сменяется грустным соло любителя телевизионной рутины, а толпа эксцентричных прохожих меняет настроение раз в секунду. Возможно, солисты Большого еще не познали экспрессионистский танец «Квартиры» в полную силу, но им явно интересно это сделать. Живая музыка шведской группы Fleshquartet добавляет зрелищу непосредственности — стиль исполнения колеблется от приемов уличного музицирования до сложного консерваторского звучания. Такова и хореография этого балета: она сплавляет в единое целое обескураживающую простоту повседневности и человеческую красоту, которая, по словам Эка, может открыться неожиданно и в самых простых ситуациях. Недаром знаменитая балерина Диана Вишнева приехала в Большой театр ради творче­ского проживания в «Квартире».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 7:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040102
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Уголок персонального ада
Большой театр показал балеты «Весна священная» и «Квартира»

Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-04-01/180260-ugolok-personalnogo-ada.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Два новых балета появились в афише Большого театра. Это «Квартира» всемирно известного шведского хореографа Матса Эка и «Весна священная» в постановке Татьяны Багановой.

Когда в 1913 году Вацлав Нижинский поставил в Париже балет на музыку Стравинского «Весна священная», он понимал, что получилось нечто революционное. Но, наверно, не думал, что настолько, хотя премьера вызвала грандиозный скандал, а балет ХХ века заразился ощущением пластической свободы, начатым «Весной». Это понимают в Большом театре, где к столетию со дня легендарной постановки затеяли международный балетный фестиваль «Век «Весны священной» – век модернизма». Большой, в частности, предложил свою «Весну», ее в сжатые сроки поставила Татьяна Баганова – известный российский автор современного танца. Тем самым Татьяна выручила осиротевший ГАБТ, который остался без «Весны» после отказа британского хореографа Уэйна МакГрегора (балет изначально был заказан ему, но после нападения на художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина британец отложил постановку на неопределенный срок). В тот же вечер прошла российская премьера балета «Квартира» – первое «живое» знакомство нашей публики с творчеством Матса Эка.

В век Интернета достаточно нажатия компьютерной кнопки, чтобы узнать: и Баганова, и Эк – не адепты классического танца, а значит, очередного «Лебединого озера» точно не будет. Видимо, информированность, заранее отсеявшая часть консервативных зрителей, спасла премьеру от повторения скандала 1913 года. Никто не возмущался ни постмодернистским стебом новой «Весны», ни «антигуманными», если их осмыслить буквально, эпизодами «Квартиры». Народ понял, что стерильно белое биде, которое танцовщица из балета Эка нахлобучивает на голову, или черная кукла, играющая обугленного в кухонной духовке младенца, не означают, что хореограф призывает упиваться нечистотами и жарить маленьких детей. И вообще, биде здесь не совсем биде, словно легендарный писсуар, ввергнутый в 1917 году художником Марселем Дюшаном в недра музея (как экспонат). Поменяв контекст, предмет перестал быть писсуаром и стал «Фонтаном».

Театр, правда, хотел иметь другой спектакль Эка – «Дом Бернарды Альбы», но хореограф заупрямился: он предлагал Москве только «Квартиру», и оказалось, не зря. Это не только прекрасная возможность для труппы поучиться жесткому и «прозаическому» (если сравнивать с классикой) стилю Эка. Это замечательный образчик того современного искусства, которое не желает хоронить «устаревший» театр эмоций, заменяя его чисто концептуальными проектами. Балету 13 лет, первый его показ прошел в Парижской опере. Задуманный автором в бистро около Театра де ла Вилль и исполняемый под живую музыку шведской группы Fleshquartet, спектакль погружает зрителей в атмосферу фатальной некоммуникабельности, одиночества в толпе и одновременно присущей человеку жажды общения. Трагикомический парадокс рассмотрен на примере отдельно взятой квартиры. Эк, мудрый философ и вдумчивый наблюдатель, никого не осуждает и ни к чему не призывает. Он просто показывает, какова повседневная жизнь, с ее маленьким счастьем, иногда вырастающим в человеке во вселенскую радость, и житейскими конфликтами, страшными, как личный ад, и оглушительными, как выстрел. Биде провоцирует женское соло, в котором растерянность рифмуется с самоуверенностью. Работающие пылесосы в руках женщин рождают коллективную бодрую аэробику. Кухонная плита становится катализатором рутинной семейной ссоры с фатальным исходом (экспрессивный дуэт Марии Александровой и Александра Смольянинова). Кресло перед телевизором не может не вызвать внутреннего монолога (меланхоличный Семен Чудин), в котором герой выплескивает драму одиночества. А дверь, которая то ли соединяет, то ли разделяет любовников, заставляет перфекционистку Диану Вишневу (специально приехавшую в Большой театр ради балета Эка) и порывистого Дениса Савина пластически исповедоваться друг другу и зрителям.

Вторая часть вечера оказалась совсем не балетной, хотя и наполненной движением. Дизайнер Александр Шишкин и Баганова (по результатам визуального ряда – лишь помощница оформителя) соорудили рассудочное зрелище, в котором крайним оказался композитор: собственные идеи соавторам гораздо важнее музыки. Причем идеи эти разные: в то время как постановщица увлечена феминистскими декларациями типа «эти мужики привыкли действовать грубой силой», Шишкин иронически перебирает объекты. Придуманная тема нехватки воды и жажды, от которой тела корчатся в безмолвном крике, опущена в недра кинетической инсталляции. Тут есть мелкая цементная пыль, в ней плещутся в корыте; спускающийся с неба стол, покрытый пластиковыми банками: отвалы красной земли, которую герои, одетые во все серое, в остервенении копают лопатами, как будто пронзающими их тела насквозь. Есть чья-то громадная, пестро раскрашенная бумажная физиономия (ее от злости рвут в клочья), тоже слетающая с небес. (В кулуарах театра думают, что это лицо Стравинского, только непохожее). Над всем царствует гигантский кран, из него торчит зеленая оболочка из парашютного материала, имитирующая циклопическую каплю. Водопроводному устройству, кажется, конфузливо молятся. В финале опять-таки с неба спускается дождевальная установка, и вот она – манна небесная, то есть вода!

Соавторы вполне буквалистского по картинке проекта настаивают, чтобы каждый зритель толковал зрелище по-своему. Тогда так. В водопроводной трубе произошла протечка, слесари перекрыли кран, но нерадивые ремонтники не спешат починить, люди негодуют, грозятся написать жалобу, а то и линчевать начальника сантехников, привыкая при этом обходиться без жидкости в кране, но тут воду, наконец, дают по приказу сверху. Не балет, а актуальный лозунг про конфликт жильцов с управляющей компанией.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 7:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040103
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Призвали «Весну»
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/424881/prizvali_vesnu
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Фестиваль «Век »Весны священной«- век модернизма» в Большом театре открылся новой версией легендарного балета, поставленной Татьяной Багановой

Лидер екатеринбургских «Провинциальных танцев» начала ставить балет за месяц до премьеры, когда стало известно, что британская звезда Уэйн Макгрегор не готов в нынешних обстоятельствах работать в Большом театре. В поисках того, кто коня на скаку остановит, выбор Багановой был практически неизбежен. Взяв в сотрудники художника Александра Шишкина, она воспроизвела на сцене Большого свой узнаваемый мир, в котором экстремально женственные девушки с длинными распушенными волосами медленно, но неуклонно ведут к счастью аморфных и покорных мужчин.

На этот раз счастье заключается в утолении жажды: огромный питьевой кран свешивается почти из-под колосников, под ним в клубах пыли бьются люди — персонажи оруэлловского мира, в котором пронумерован каждый человечек и каждый бугорок красной земли. В каком-то промышленном ангаре они существуют под присмотром монстра, чей портрет спускается с неба, чтобы быть изодранным в клочья. Истомленные и исступленные вакханки ждут спасения — то от самоходной лампы, то от бутыли, вызывающей в памяти самогонные аппараты, но находят его сами — в диком отчаянном танце. И только после последнего музыкального вздрога оркестра на сбившихся в кучку людей проливается очистительный дождь, сопровождающийся лишь тихими всхлипами и неровным дыханием.

Танцовщикам Большого, никогда не сталкивавшимся с contemporary dance, Баганова предложила весьма скромный набор движений. Но сложности они испытывают не с мускульными усилиями, а с тем, что каждый жест в современном танце требует откровенности, не позволяя ограничиться воспроизведением формы.

Рядом с работой Багановой «Квартира» Матса Эка — другая премьера этого же вечера — кажется настоящим балетом. Это первая работа шведского мэтра, поставленная в Большом. Спектакль впервые поставлен в 2000 г. для Opera National de Paris, и тогда Эк добился максимально искренней отдачи танцовщиков. Артистам Большого предложено пока всего лишь повторить работу парижан. Но после невероятного приема, устроенного «Квартире» московской публикой, шведский хореограф, возможно, сделает что-нибудь и специально для российского балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 7:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040104
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| Взялись за лопаты
"Весна священная" Татьяны Багановой в Большом театре

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://ng.ru/culture/2013-04-01/7_bolshoy.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


«Весна священная» в авангарде. Фото Reuters

Вековой юбилей самого пленительного из балетных скандалов всех времен и народов Большой театр отмечает международной акцией. С 28 марта по 21 апреля на Новой сцене проходит фестиваль «Век «Весны священной» – век модернизма».
Этот век начался 29 мая 1913 года в парижском Театре Елисейских полей, где Сергей Дягилев показал перевернувший все представления о музыке и хореографии балет Игоря Стравинского в постановке Вацлава Нижинского. «Весна священная» заставила зрителей в зале вопить от восторга и визжать от возмущения, а всякий мало-мальски значимый хореограф с тех пор мечтает о своей «Весне». Пробуют многие. Получается у единиц. В программу фестиваля включены всемирно признанные шедевры Мориса Бежара и Пины Бауш. Эти спектакли москвичи увидят в исполнении трупп, для которых они некогда были созданы: версию Бежара покажет компания Bejart Ballet Lausanne, версию Пины Бауш – основанный ею и носящий ныне ее имя Tanztheater Wuppertal. Реконструкцию классической «Весны священной» Нижинского представит Финский национальный балет.
К славному юбилею Большой театр впервые решил обзавестись собственным вариантом легендарного опуса. Ставить его должен был Уэйн МакГрегор. Два года назад его Chroma наделала много шума. Очередную премьеру ждали. Но после нападения на Сергея Филина знаменитый британец отказался от постановки. Закрыть амбразуру предложили лидеру российского современного танца Татьяне Багановой. Вместе со сценографом Александром Шишкиным за два дня сочинили концепцию, за месяц поставили спектакль. Пока артисты Большого театра (несколько отважных, остальные разбежались) притираются к непривычной пластике, коллектив укреплен участниками руководимых Багановой екатеринбургских «Провинциальных танцев».
Если Стравинский хотел выразить в своей музыке «светлое воскресение природы», Бежара занимали взаимоотношения мужчины и женщины, а Пину Бауш – женская доля, то Баганова и Шишкин сосредоточились на конкретной ситуации, в которой человеку надлежит предпринять сверхусилие. Эта ситуация – жажда. Хочешь – понимай впрямую, хочешь – метафорически. В каменном мешке людей мучает жажда. Но вместо воды – цементная пыль: ее «разбрызгивают» своими гривами простоволосые женщины. Вместо цельности мироощущения – рефлексия. Вместо мужчин – мачо. Вместо цветов – лопаты. А вместо модернизма – постмодернизм. Воду, в обилии булькающую в пластиковых бутылях, никто не пьет. Все заняты страданием. Валяются в грязи. Хочешь – понимай впрямую, хочешь – метафорически. Чернуха авторам удается. Зритель всерьез задумывается о том, как грязна жизнь, и вполне уже солидарен с героинями балета, нашедшими выход в виселице. И вдруг – неожиданный финал. Веселый и, в общем-то, не о жажде. Элементарно. Обмарался – не страдай. Просто прими душ. А ведь и правда.
В один вечер с «Весной священной» Татьяны Багановой Большой театр показал вторую громкую и долгожданную премьеру. Впервые в репертуаре российской труппы появился балет выдающегося шведского хореографа Матса Эка, сыгравшего заметную роль в век модернизма. Его невыворотная Жизель из психушки, как и косолапые язычники Нижинского, в свое время перевернула сознание многих. Сегодня Эк – признанный классик модерна. Его балеты идут на самых престижных сценах мира. На Новую сцену Большого театра мастер перенес свой балет «Квартира», созданный в 2000 году для Парижской оперы. Квартира – это место, где встречаются и расстаются, где ситуации часто абсурдны, а чувства необъяснимы. Где самой неожиданной стороной оборачиваются привычные предметы – кресло, плита, дверь, телевизоры, пылесосы. Просто Матсу Эку захотелось поговорить с нами о любви. И хотя первое, что видит на сцене зритель, – это белое эмалированное биде, воды он попусту не льет. Ни одно слово в этом разговоре не случайно, ни одно движение не важно само по себе. Его танец – не концепция, а искусство состояний. Поэтому так жизненно важно, понимают ли хореографа исполнители, проняло ли. Наших проняло. Диана Вишнева, Мария Александрова, Денис Савин, Семен Чудин и их партнеры не просто органично вжились в далекую от классических канонов пластику. Вжились настолько, что ощутили свободу в эмоциональном соавторстве с постановщиком. Силы и цельности впечатлению добавляет и уникальная живая музыка. На сцене зажигают экспериментаторы из шведского ансамбля Fleshquartet.
Фестиваль «Век «Весны священной» – век модернизма» открыт. Помимо легендарных версий балета Стравинского труппы-участницы привезли в Москву спектакли, призванные представить их творчество наиболее полно и всесторонне. На Новой сцене Большого театра пройдут одноактные балеты Мориса Бежара, Иржи Килиана, Жиля Романа, Йормы Эло, Йохана Ингера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 8:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040105
Тема| Балет, VII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх», Персоналии,
Авторы| Саргылана ЯКОВЛЕВА. Фото Галины МОЗОЛЕВСКОЙ, ЯСИА.
Заголовок| «Стерх»: Якутяне впервые сорвали больше аплодисментов, чем приглашенные звезды
Где опубликовано| ИА SakhaLife
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://sakhalife.ru/node/61082
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

30 марта в Государственном театре оперы и балета им. Д.К. Сивцева-Суоруна Омоллона открылся VII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх». Пришло долгожданное время ценителей высокого хореографического искусства — прилетел белоснежный Стерх и принес на своих крыльях праздник.



Бессменный ведущий фестиваля Сергей КОРОБКОВ, заслуженный деятель искусств РФ, лауреат премии Правительства Москвы и КФ им. С.Дягилева объявил фестиваль «Стерх» открытым.

Зампред правительства Александр ВЛАСОВ отметил, что фестиваль «Стерх» всегда востребован, любим и имеет особое значение в культурном пространстве России.

Затем приветствовала гостей заместитель министра культуры и духовного развития республики Туйаара ПЕСТРЯКОВА.

И, наконец, с поздравлениями выступила художественный руководитель и главный режиссер фестиваля — заслуженный деятель искусств РС (Я) — Наталья САДОВСКАЯ. Наталья Михайловна сердечно поблагодарила всех, кто принимал участие в создании фестиваля, и приветствовала гостей на якутском языке: «Якутское приветствие уже влилось в мою кровь и плоть, ведь именно здесь проходит прекрасный и любимый фестиваль «Стерх». Нынешний фестиваль будет особенный. С большим трудом удалось заполучить лучших артистов не только нашей страны, но и из Англии и Нидерландов. Они покажут всем свое мастерство вместе с замечательными артистами якутского балета!».

В день открытия «Стерх» подарил балет в двух действиях «Ромео и Джульетта» одного из крупнейших и исполняемых композиторов ХХ века Сергея ПРОКОФЬЕВА.

Сергей КОРОБКОВ рассказал, что балет по одноименной трагедии Шекспира поначалу не был тепло принят у танцовщиков. «Нет повести печальнее на свете, чем музыка Прокофьева в балете», - перефразировали они фразу Шекспира. Но со временем артисты прочувствовали особый хореографический рисунок своих ролей. Героиня Джульетты стала самой любимой у первой исполнительницы этой роли — великой Галины УЛАНОВОЙ.

В роли Джульетты выступила прима-балерина Большого театра РФ, з.а. РФ Нина КАПЦОВА. Всем артистам удалось воплотить яркие, психологически наполненные портреты героев. Наиболее многопланово раскрывается образ Джульетты. Героиня блистательной Нины Капцовой превращается из шаловливого, беззаботного ребенка во взрослую влюбленную девушку. Нина на сцене — само воплощение красоты и нежности.



Чувственным и одухотворенным было каждое движение исполнителя роли Ромео — премьера Большого театра РФ, з.а. РФ и РСО - Алания Александра ВОЛЧКОВА.

Заслуженный артист РС(Я) Ренат ХОН в роли Тибальда поразил своей харизмой и огнем. Интеллигентный принц якутского балета вмиг превратился в страстного и агрессивного Тибальда. Импульсивный танец Рената никого не оставил равнодушным.



Лауреат международных и дипломант Всероссийских конкурсов Сарыал АФАНАСЬЕВ исполнил роль Меркуцио. Теперь персонаж Меркуцио трудно представить иначе, чем в ярчайшей интерпретации Сарыала. Невозможно сдержать улыбки, восхищаясь легким, ироничным, веселым и озорным Меркуцио. Технически очень сложная партия превратилась в искрометный танец. Молодой артист сам признавался, что именно эта роль ему очень близка и дорога. Без преувеличений будет сказано, что каждый прыжок был сопровождаем аплодисментами.

Самым ярким моментом вечера стал поединок Тибальда и Меркуцио. Бой двух противников, два любимца публики на сцене. Зал затаил дыхание... Якутские зрители испытали огромную гордость за своих артистов. До сих пор на «Стерхе» наши танцоры оставались в тени звездных гостей. Но на этот раз Ренат Хон и Сарыал Афанасьев удостоились самых продолжительных аплодисментов. Видимо, на якутскую сцену вышли молодые артисты балета, которые выросли на «Стерхе». Ведь фестиваль балета и проводится с такой целью, чтоб показать якутянам все самое лучшее, а подрастающим артистам балета получить ценные уроки от мастеров сцены. И вот, ребята оправдывают надежды! Конечно, им есть куда стремиться, конечно, у корифеев профессионализм выше. Но Хону и Афанасьеву удается завоевать симпатии публики, одному – благодаря своей харизме, другому – природному обаянию.



Свой торжественный полет «Стерх» продолжит до 3 апреля. Зрителей ждут вечера полные красоты, изящества и волшебства. Впереди выступления таких звезд как Екатерина КРЫСАНОВА, Семен ЧУДИН, Анна ТИХОМИРОВА, Артем ОВЧАРЕНКО, Анаис ШЕЛЕНДЕР, Жозеф ВАРГА, Ольга СИЗЫХ, Анна ОЛЬ, Владимир ДОРОХИН и Давид ЗАЛЕЕВ.

Почетные гости фестиваля: Михаил ЛАВРОВСКИЙ, Ирина БАЛКАНОВА, Леонид ЛАВРОВСКИЙ

Главный балетмейстер заслуженная артистка РС(Я) Мария САЙДЫКУЛОВА.

Дирижер - Николай ПИКУТСКИЙ.

Директор фестиваля – Лира ГАБЫШЕВА.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 11:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040106
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Суровая весна
«Квартира» и «Весна священная» в Большом

Где опубликовано| Журнал ИТОГИ №13 / 877
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2013/13/188517.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА





Первого вечера фестиваля «Век «Весны священной» — век модернизма», затеянного в честь столетия культового спектакля, ждали с нетерпением. В течение месяца Москве покажут три лучшие версии легендарного балета, но нынешняя премьера знаменовала вклад хозяев в общее дело. «Квартира» живого классика шведа Матса Эка постановки 2000 года должна была показать включенность Москвы в мировой процесс, а новая «Весна…» — предъявить способность русского балета творить.

«Квартира» получилась «с евроремонтом по-русски». Поставленный на музыку восседающего в глубине сцены шведского Fleshquartet балет не имеет сюжета, артисты — кроме потерявшейся в пространстве Девушки в розовом — обозначают собой неодушевленные предметы обихода. Ставя этот балет для «Гранд-опера», Эк напомнил, что вещи склонны жить своей жизнью, поделился мыслями о человеческой отстраненности. Право судить об экзистенциальном ужасе бытия он предоставил зрителю, который может выбрать созвучную собственным взглядам на мир тональность — юмор или трагизм. По сравнению с парижанами артисты Большого эти акценты слегка утрировали, что иначе как почтением к тексту не объяснить — кастинг Эк проводил сам. Диана Вишнёва превратилась в Дверь, Мария Александрова — в Плиту, нашлись исполнители для Пылесоса и даже Биде. Притом в спектакле ни тени изобразительной тупости недавнего «Мойдодыра»: символы вещей превращены в символы человеческого мышления, боязнь жизни словно разлита по сцене и ощущается физически.

Совсем другая боязнь в «Весне священной» Татьяны Багановой. Хореограф расслышала в великой партитуре Стравинского стремление выжить любой ценой и оставила своих героев бороться за жизнь. Все это похоже на странные фантазии Евгения Замятина. Человеческие особи у Багановой ищут воду в замкнутом пространстве, и жажда жизни тут буквальная: если из гигантского водопроводного крана капнет гигантская капля (сценография Александра Шишкина), все будут спасены. Но воды, похоже, на всех не хватит, да и неясно, будет ли она вообще. Оттого женщины поначалу вымаливают ее у бога-крана, как у небес, потом в отчаянии требуют. Мужчины, пока есть надежда, ведут себя безразлично, но едва надежда гаснет, выражают полную готовность отнять у более слабых хоть глоток.

Как всегда у Багановой, в спектакле парадоксально сочетаются тревожный сон и очень жесткая реальность. Громадная капля бутафорской воды и банки с песком, в котором плещутся лишенные воды женщины, соседствуют с фирменным хлестким танцем — локти навыверт, волосы дыбом, колени с размаху об пол. Не сказать, что выбранные на кастинге артисты Большого идеально справляются с задачей: как ни смело это звучит, а лучшие исполнители танца Багановой — артисты ее екатеринбургской труппы «Провинциальные танцы». Но из недопонимания порой возникает новый смысл. Хрупкие балеринки, как и чересчур красивые танцовщики, надрываются в земном танце, и он лучше всего приближает их к гибели. Этот контраст стоило придумать. Пока европеец разбирается в экзистенциальном ужасе бытия, человек из взрастивших «Весну священную» широт хочет выжить. Ему не до тонкостей. Ему бы глоток воды, пядь земли, кусок хлеба...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040107
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Юрий Клевцов, Мария Большакова
Авторы| Олеся Горюк
Заголовок| На сцене Челябинского театра оперы и балета состоялась премьера «Щелкунчика»
Где опубликовано| Медиа Завод (Челябинск)
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://mediazavod.ru/articles/132835
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В минувшие выходные на сцене Челябинского театра оперы и балета состоялась премьера «Щелкунчика». Оригинальную хореографию сочинил главный балетмейстер Юрий Клевцов в соавторстве с Марией Большаковой.



Новый «Щелкунчик» в постановке Юрия Клевцова вернул артистам балета человеческие лица. В буквальном смысле. 10 лет назад, когда за светлую рождественскую сказку взялся балетмейстер Сергей Бобров, только ленивый журналист не написал о том, как с лиц танцовщиков в театральных цехах отливались гипсовые маски. По этим гипсовым отливкам были сделаны огромные головы монструозных персонажей. Танцевать в них было и жарко, и неудобно. В контексте этой истории стартовая позиция Юрия Клевцова была очень выгодной: хуже, чем его предшественник, поставить трудно.

За основу взят классический вариант либретто Мариуса Петипа с добрым сказочником Дроссельмеером, отважным Щелкунчиком и фантазеркой Мари. Никаких неприятных сюрпризов вроде того, что Дроссельмеер и Мышиный король – одно лицо, в «Щелкунчике» от Юрия Клевцова нет, а значит, на него можно смело вести детей – сюжет балета будет ими понят.

А вот пойти чуть дальше сюжета, вынуть из сказки Гофмана скрытые для обывателя смыслы Юрий Клевцов, как мне показалось, не захотел, отчего история уплощается и теряет внутренний конфликт. Слезы Мари, увидевшей сломанную куклу, кажутся крокодильими, а поединок Щелкунчика с мышами, символизирующий борьбу Добра со Злом, выглядит детской игрой.

Изюминка челябинской версии – два танца, родителей и гостей, с участием хора (часть артистов поет на балконе, другая часть поет и танцует на сцене). Возможно, даже, что хор введен впервые за всю долгую и славную историю постановок «Щелкунчика» на российской и мировой сцене. Стихи на музыку Чайковского написал поэт Константин Рубинский. Оценить их качество автор этих строк не смог, с трудом разобрав лишь отдельные слова.

Другая отличительная черта нового «Щелкунчика» – обилие предметов, вокруг которых и выстраивается действие. Сначала гости тащат в дом Штальбаумов коробки, потом из этих коробок достаются куклы и самокаты, на самокатах Франц и его друзья катаются по сцене. Пажи держат волшебные жезлы с бантами, девушки в сарафанах перекидываются огромными сушками.

Будут знаменитые испанский, восточный, китайский и русский танцы, вальс снежинок, па-де-де Мари и Принца. Характерные танцы с яркими костюмами и экзотическими жестами в постановке Марии Большаковой зрители воспринимают на ура. Стиль Юрия Клевцова твердо опирается на традиции. Эффектно получились танцы с участием кордебалета (особенно вальс снежинок). А вот знаменитое па-де-де Мари и Принца зрители приняли прохладно: слишком уж очевидным выглядело несоответствие богатства музыки и лаконичности хореографического почерка.

Пытливый зритель в наше время никогда не будет чувствовать себя обделенным: в мультимедийных библиотеках можно найти и посмотреть на домашнем компьютере любую редакцию «Щелкунчика». Сложнее танцовщикам, и особенно солистам: все-таки рост быстрее происходит на шедеврах. А расти есть кому. В партии Мари помимо примы театра Татьяны Предеиной четыре молодые балерины: Екатерина Тихонова (танцевала премьеру), Мария Затула, Олеся Карпенко, Екатерина Хомкина. Четверо танцуют Щелкунчика-Принца: Валерий Целищев (на премьере), Зураб Микеладзе, Алексей Сафронов, Александр Тихонюк.

Станет ли челябинский «Щелкунчик» событием в балетном мире, покажет время, но зарубежные гастроли ему гарантированы. В мире есть незыблемая традиция – смотреть «Nutcracker» (то бишь, «Щелкунчик») на Рождество. И вот тут наш балет с яркими, легко трансформирующимися декорациями Дмитрия Чербаджи придется очень кстати.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 11:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040108
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| На премьере в Большом зажарили младенца
Театр абсурда с биде в главной роли

Где опубликовано| "Московский комсомолец" №26201
Дата публикации| 2013-04-02
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/theatre/article/2013/04/01/834290-na-premere-v-bolshom-zazharili-mladentsa.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Самый амбициозный проект Сергея Филина - фестиваль Большого театра «Век «Весны священной» – век модернизма», посвященный 100-летию знаменитой постановки Вацлава Нижинского на музыку Стравинского, стартовал двумя громкими премьерами. Во-первых на Новой сцене Большой представил итог своей работы с одним из самых известных хореографов современности Матсом Эком. И, собственно, и саму «Весну священную» в постановке Татьяны Багановой.


Картина Н.Рериха к балету "Весна священная" Стравинского.

Руководителя екатеринбургской труппы «Провинциальные танцы» привлекли к работе с главным театром страны в экстремальных обстоятельствах. В связи с нападением на Филина в Москву отказался лететь известнейший английский хореограф Уэйн Макгрегор, эксклюзивная постановка которого для Большого (этой договоренностью особенно гордился Сергей) должна была стать на фестивале главным событием. Тогда–то и вспомнили про лучшего российского хореографа в contemporary dance. Причем уложиться ей предстояло в рекордно короткие сроки - за 6 недель. Проблемы начались сразу после первых проб. После того как Баганова предложила классическим танцовщикам «телесно пощупать друг друга» - многие просто сбежали. Так что, занят в спектакле в основном зеленый молодняк, артисты миманса, и 5 человек из её собственной труппы - всего 14 человек. Предъявлять претензии в таких форс-мажорных обстоятельствах было бы глупо. Не будем привередничать и мы, хотя копродукцию Большого и «Провинциальных танцев» удачей тоже не назовём.

Баганова сохранила основную концепцию Рериха и Стравинского, когда-то и придумавших либретто «Весны священной» – как и у них, действие её балета связано с обрядом. Перед нами замурованное в замкнутое пространство племя оставшееся без воды, руководимое неким гуманоидом-пришельцем с огромной головой и глазами размером с тарелку. Измученные жаждой люди кидают взоры на гигантский наглухо закрытый водопроводный кран (художник Александр Шишкин). Хореография строится на совершении ритуалов, направленных на то, чтобы эту воду всё-таки заполучить: люди возятся в пронумерованных красных кучах наваленных прямо на сцене, орудуют лопатами, вычищают распущенными длинными волосами оставшееся без воды корыто, поднимая при этом клубы пыли, даже свергают своего обанкротившегося лидера, разрывая в клочья его портрет. Усилия страждущих в итоге вознаграждаются – живительная влага предсказуемо льется на них со спущенных с колосников душевых приспособлений в самом финале…

Сенсационная премьера «Квартиры» классика танцевального авангарда Матса Эка – первый опыт сотрудничества знаменитого шведского хореографа не только с Большим, но и вообще с каким-либо российским театром. Впервые поставлен этот балет был ещё в 2000 году, для артистов Парижской оперы и заняты в нем были сплошь этуали. Примы Большого также не стали отказываться от чести поработать с всемирно известным модернистом: в балете заняты и приглашенная звезда Большого Диана Вишнева, и прима Мария Александрова, и премьер театра Семен Чудин.

Здесь нет никакого сюжета, но перед нами и не абстракция. Балет разбит на 11 зачастую абсурдных эпизодов, в принципе никак не связанных между собой. Эк расположил на сцене предметы домашнего обихода, каждый из которых открывается при поднятии следующего занавеса (когда поднимется последний, нам открывается играющий музыку шведский «оркестрик» Fleshquartet из 4-х музыкантов). В первом эпизоде перед зрителями предстает биде, вокруг которого проделывают манипуляции дамочка (любительница острых ощущений даже засовывает туда голову) с четырьмя кавалерами. Черный юмор - отличительная черта Матса Эка, и в другом эпизоде с чадящей плиты любовники, выясняющие между собой отношения (Мария Александрова, Александр Смольянинов), вынут из духовки... зажаренного младенца. Будут тут и ползающие по сцене эмбрионы, и расстающиеся у двери влюбленные (Диана Вишнева, Денис Савин). Появятся пятерка домохозяек с пылесосами отплясывающие на манер «Риверданс», и расположившийся в кресле неврастеничный мужчина (Семен Чудин) у телевизора. Ни с чем подобным артисты Большого раньше не сталкивались, и на таком танцевальном языке (правда повторяющемся у Матса Эка из балета в балет) не разговаривали. И такой опыт, пойдет им только на пользу.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:50 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 1:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040109
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии,
Авторы| Кирилл Матвеев
Заголовок| Осел и эльфы
Мариинский театр показал балет «Сон в летнюю ночь» на «Золотой маске»

Где опубликовано| Газета.Ru
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2013/04/01/a_5217345.shtml
Аннотация|


Фотография: goldenmask.ru

В Москве показали балет «Сон в летнюю ночь», с которым Мариинский театр участвует в конкурсе «Золотая маска».

Этот прекрасный «Сон» родом из Америки: именно там базируется компания «Нью-Йорк Сити балет», основанная в середине ХХ века великим хореографом Джорджем Баланчиным (он же бывший петербургский танцовщик Георгий Баланчивадзе). В 1962 году прошла премьера, и с тех пор спектакль на музыку Мендельсона идет в театрах всего мира. К Мариинке этот балет имеет особое отношение: мало того что Баланчин в молодости танцевал на этой сцене, так он еще и участвовал именно в спектакле по комедии Шекспира, перевоплощаясь в эльфа под музыку Мендельсона.

Так что «Сон», сделанный Баланчиным уже в солидном возрасте и в статусе мэтра, можно считать всплеском ностальгии.

Видимо, не только для успехов кассы или для профессионального воспитания своих танцовщиков, но и в угоду указанному чувству Баланчин обращался к сюжетным балетам, весьма редким в списке его работ.

«Сон» во многом скроен по лекалам молодости автора: легкая балетная сказка с хеппи-эндом, в которой история рассказана с помощью активной пантомимы, а настроение создается развернутыми хореографическими картинами. В то же время старомодный вроде бы балет отчетливо пропитан иной, вполне современной, эстетикой. Начать с того, что

историю Оберона с Титанией, как и перипетии отношений двух влюбленных пар, автор поспешно втискивает в рамки первого действия, как будто спешит отделаться от докучливой необходимости иллюстрировать сюжет.

Нет, и в первом действии (несмотря на донельзя спрессованное изложение, очень длинном) есть выпуклые пластические характеристики. Порхания стрекоз, бабочек и ночных эльфов в невесомых одеждах из шелка. Неизбежные шалости Пэка с сонным цветком в волшебном лесу. Величественные па Оберона в костюме с ручной вышивкой. Выход свиты Титании во главе с самой ночной царицей, которая, щеголяя блестящей диадемой, то возлежит в огромной раковине, то высоко вздымает длинные царственные ноги. Но танец делит пространство с гротескной компаний подвыпивших ремесленников, с потешными ковыляниями ткача Основы, временно наделенного ослиной головой. И с многочисленными «люблю – убью — к сердцу прижму — к черту пошлю», излучаемыми заблудившимися в лесу молодыми людьми — Леандром и Гермией, Деметрием и Еленой. Во втором действии, поженив, как полагается по сюжету, разобравшихся в себе любовников (а заодно афинского герцога Тезея с царицей амазонок Ипполитой) Баланчин словно с облегчением переводит дух.

И отдается своей главной страсти, главному умению – конструированию чистых хореографических структур, вторящих музыке. Неважно, что формально эта картина – свадебное торжество. И в балетах Петипа, по которым учился автор этого «Сна», свадьбы всегда становились поводом для грандиозного танцевального дивертисмента. Существенно другое. Сочиняя все эти традиционные вроде бы ансамбли во главе с прима-балериной, строя балетную пирамиду с кордебалетным широким основанием и узкой венчающей пикой ведущего дуэта, Баланчин дополнил профессиональный архетип новыми акцентами. Никто не скажет, что второе действие этого «Сна» — калька с аналогичных сцен старинных спектаклей. Здесь, хоть и затуманенный классической гармонией, негласно проживается тот фирменный баланчинский неоклассический драйв, который «Мистер Би», не скрывая этого, заимствовал из современных спортивных парадов и урбанистических ландшафтов.

Даже в медленных темпах (не говоря уже о быстрых) заметно некое пластическое нетерпение, словно потенциальная энергия вот-вот превратится в кинетическую. А любование красотами академической партерной обводки, когда балерина, стоя на кончике одной ноги и подняв другую ногу в аттитюд (т. е. с согнутым коленом), медленно, как солнце вокруг земли, кружится усилиями почтительно поддерживающего ее кавалера, не мешает этой же балерине в другой момент непочтительно, по-кошачьи, выгнуть спину или чуть усилить движение бедра.

Не сказать, чтобы труппа Мариинского театра стопроцентно прониклась этим балетом, в котором правильность выполнения балетных па есть главный художественный закон: ведь у Баланчина ремесло автоматически переходит в эстетику.

Тут рецензенту придется углубиться в дебри балетной техники. Екатерина Кандаурова, номинантка на лучшую женскую роль за Титанию, была гибка и легка, но требуемую чистоту линий выдавала не всегда. Тимур Аскеров (Оберон) технически «булькал» в прыжках антраша. Ипполита (Александра Иосифиди) смущала тяжеловесностью прыжка и «приземистым» слегка корявым фуэте, хотя ее партия сплошь из этих элементов и состоит. Четверка земных влюбленных, вполне убедительная в первом акте, где можно было вдоволь «играть в чувства», во втором действии работала скучнее. Безымянная героиня большого лирического адажио Оксана Скорик была скорее не лирической, а оцепенелой и немузыкальной, хотя прямой, статной и на весьма красивых ногах. Кордебалет разочаровывал разнобоем:

казалось, что спектакля до показа в Москве долго не было в афише, да и перед гастролями его не особо репетировали.

Зато Бабочка (Светлана Иванова) уверенно пробежала свои извилистые дорожки на крепких выворотных пуантах, и дети — участники «Сна» порадовали выучкой, образцово ставя еще не совсем окрепшие ножки по всем правилам классического танца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 2:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040110
Тема| Балет, Нижегородский оперный театр, Премьера, Персоналии,
Автор| Наталья ХАЛЕЗОВА Фото Ирины Гладунко
Заголовок| Впервые за 25 лет в Нижегородском оперном театре «обновили» «Лебединое озеро».
Где опубликовано| Аргументы и Факты - Нижний Новгород
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.aif-nn.ru/culture/article/57058
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Премьеру приурочили ко Дню театра

«Лебединое озеро» - шедевр классического балета. Артисты мечтают танцевать главные партии в этом спектакле, а каждый театр старается наполнить постановку новыми красками…

Это восьмая постановка в театре. Первое «Лебединое» увидело свет в 1936 году. Последний раз спектакль обновляли в далёком 87-м. И вот жемчужина русского балета – снова на нижегородской сцене. Новая редакция балета создана балетмейстером, заслуженным артистом РСФСР Юрием Ветровым, в прошлом солиста Большого театра, впоследствии возглавившим его труппу.



- Тема новой редакции – поиск покоя и счастья, конфликт быта и мечты, поиск идеальной возвышенной любви по сердцу, а не по рассудку, - рассказывает балетмейстер. Первое удивление зрителей – балет уложился в два действия вместо четырёх.

Нижегородцы уже привыкли к трехчасовому спектаклю, с тремя антрактами. Сейчас действие сконцентрировано в 2 часа 20 минут. Балет – это праздник, так вот праздник решили делать незатяжным. Кстати, несмотря на сокращения, были введены новые номера, позволяющие сделать постановку более динамичной.



«Лебединое озеро» получилось лёгким и ярким во многом благодаря артистам. Образ «главного лебедя», балерины Юлии Ануфриевой воздушный, эфемерный, почти прозрачный, как мечта принца. Признаться, после двухмесячных американских гастролей Юля вернулась в родной театр одухотворённой, с новыми красками в танце и новыми оттенками в творческих эмоциях («Крылатые гастроли» - «АиФ-НН» № 10 от 5 февраля 2013 года).

- Порядок движений мало чем отличается, но очень много новых нюансов, работать было интересно и полезно! – говорит актриса. - Сейчас чувствую, партия вошла в мою копилку.



Как не раз признавалась Юля, для балерины «Лебединое озеро» - это возможность показать полярные образы, заглянуть вглубь своей души, чтобы найти там совершенно разные черты, обострить их, гипертрофировать, произвести на свет своего близнеца и развенчать его, победить в конце спектакля. Сама Юлия Ануфриева – это воплощение романтического образа, нежной, одухотворённой героини (но Юле больше импонирует чёрный лебедь). Пара Одетта (Ю. Ануфриева) – принц (Александр Лысов) получилась очень трепетной и очень романтично-нежной. Зигфрид так бережно держит в руках лебедя, боясь потерять «крылатую принцессу».



На фоне романтически-отвлечённого принца ярко и страстно выглядит злой гений – Ротбард в исполнении Василия Козлова. Получился очень яркий образ чёрного рыцаря, обречённого и по-своему страдающего. У зла тоже бывает обратная сторона.



Не обошлось, конечно, без ляпов и недопонимания. К примеру, в первом танце-противостоянии принца и Ротбарда освещение организовано так, что чёрного гения не видно совсем. Слишком резкий переход от бала во дворце и озера (которое больше похоже на скалистый берег моря) – в предыдущей редакции Зигфрид поехал на охоту.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 01, 2013 10:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040111
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Наталья Витвицкая
Заголовок| «Квартира» и «Весна священная» в Большом
Где опубликовано| «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/70212/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В честь Стравинского перекрыли воду и «поджарили» младенца.


В Большом стартовал масштабный проект, ознаменовавший начало празднования 100-летия со дня первой постановки «Весны священной». Первыми в списке поздравителей оказался легендарный хореограф Матс Эк (до сегодняшнего дня столичным балетоманам незнакомый) и завсегдатай «Золотой маски» — хореограф из Екатеринбурга и руководитель труппы «Провинциальные танцы» Екатерина Баганова. Первый перенес на сцену Большого собственный балет 13-летней давности («Квартира»), вторая поставила версию главного балета Стравинского. Обе премьеры, несмотря на громкую рекламу и закономерные ожидания публики, открытием не стали. Скорее ярким шоу.



«Весна священная» — знаковый балет. С него началась эра новаторства в танцевальном искусстве. А потому те, кто купил билеты на спектакли фестиваля «Век „Весны священной“ — Век модернизма» не должны были особенно удивиться, когда занавес открылся — и они увидели... биде. Эк ничего нового для русской версии своего балета не придумывал, его «Квартира» — это по-прежнему странные трагикомичные танцы возле и с этим самым биде, а еще....телевизором, газовой плитой и дверью. Кто-то скажет «абсурд в действии», другой разглядит внятную концепцию — мол, это про коммунальный быт. Или про разобщенность. Или про одиночество в толпе. На самом деле все концепции летят к чертям, когда начинает звучать музыка шведской группы Fleshquartet. Будем честны — биде на сцене сегодня уже ни разу не эпатаж. Но под звуки причудливой смеси джаза с тяжелым роком оно очень даже смотрится. Как элемент без пяти минут эстрадного шоу. И вот в нем-то как раз и обугленные младенцы из печки (как символ сгоревших чувств) и коллективные ирландские танцы с пылесосами, вполне понятны и даже оправданы.



Что касается «Весны священной» Татьяны Багановой, то это тоже не совсем балет. Баганова работала в тандеме с питерским художником Александром Шишкиным. Увы, буйство его фантазии затмило хореографические изыскания коллеги. Глядя на сцену, за танцами (к слову, редкими и вполне традиционными для багановского экспрессивного стиля) следить как-то и не хотелось. А вот за метаморфозами сценографии очень даже.



За основу в этом действии взята идея — «человечество мучает жажда». Шишкин эту идею буквализировал: установил на сцене гигантских размеров кран, из которого течет не вода, а песок. Также на этом кране виснет надувная капля — видимо, последняя. Парни-танцоры то и дело пытаются вскопать пол, а девушки поэффектнее вываляться в песочной пыли. Над всеми этим гордо реет нереальных размеров бумажный флаг-портрет. Изображено на нем какое-то очкастое чудовище. Наверное, именно оно не дает людям воды. Еще публике показывают задворки какой-то странной лаборатории, стеклянные банки и огромное нечто, похожее на корыто... Объяснить необходимость данных предметов на сцене, не представляется возможным. Как и то, что в финале у Багановой нет смерти (как у Стравинского). Совсем наоборот — на измочаленных артистов льется благодатный дождь. А, впрочем, смотрится эффектно. И никакой Стравинский не нужен.

фото Дамира Юсупова/пресс-служба Большого театра


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:51 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 02, 2013 6:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040201
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Ночные шалости в лесу: «Сон в летнюю ночь» Мариинского театра
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 2013-04-02
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/562949986424495
Аннотация|


Фото: Наталья Разина



Балет «Сон в летнюю ночь» показали на фестивале «Золотая маска». Спектакль Мариинского театра в постановке Джорджа Баланчина сделан по одноименной комедии Шекспира.

В мире существует более 140 танцевальных вариантов этой старинной пьесы. Версия Баланчина, выбранная Мариинским театром, идеально подходит для классической труппы, имеющей возможность выставить группу вымуштрованных солистов, отфильтрованный кордебалет и приглашенных из балетной школы детей. Это не совсем обычный балет, хотя все приметы «большого» спектакля присутствуют. Баланчин сделал его в 1962 году, и сюжет про пересечение двух миров — реального и нереального, человеческого и духов-фейри — разыгран хореографом не менее добросовестно, чем в какой-нибудь фэнтези-эпопее. Да и музыка Мендельсона ласкает слух, а всем известный Свадебный марш и впрямь играют в апогей соединения человеческих судеб.

Баланчин, предпочитавший storyless (балеты без повествования), редко ставил сюжетные спектакли, но если уж ставил, то не жалел красок. В его «Сне» бурно кипит жизнь. Порхают невесомые обитатели леса — эльфы, бабочки и стрекозы. Корчит рожицы хитрый проказник Пак с маленькими рожками на голове. Запутавшиеся в отношениях влюбленные в отчаянии гоняются друг за другом под сенью вековых дубов. Правящий герцог обнимает знатную гостью — царицу амазонок, прорезающую сцену диагональю мощных прыжков. Простонародье шатается туда-сюда в ночном лесу, смешно пугаясь собственной тени и ослиной головы, внезапно «подаренной» их товарищу. А «начальники» ночной нежити, Оберон и Титания, величаво выясняют непростые отношения, сбиваясь иной раз на мщение и обиды, совсем как простые смертные. Для торжественных манер аристократов, любовного угара молодежи и шаловливых прогулок фей Баланчин придумывает разный танцевальный язык. Балет тут причудливо перемешан с «грубыми» жестами ремесленников, гротесковым «хулиганством» Пака и дуэлью на шпагах, которые в волшебный лес приносят спесивые дворяне.

Но всю эту кутерьму Баланчин оставляет в конце первого действия, когда вселенская путаница наконец распутывается, обиды прощаются, колдовская ночь сменяется ясным днем, а каждая «тварь», и вечная, и смертная, в прямом смысле слова получает по паре. Второй акт балета отдан чистому классическому и неоклассическому танцу. Нет, для танца формально есть основание: это свадьба. Но главное не обряд, а торжественный праздник, в котором царит гармония: шутка ли, венчаются сразу шесть влюбленных! Баланчин делает развернутую танцевальную сюиту с парадным торжественным променадом, красивейшим медленным адажио и россыпью быстрых вариаций кордебалета и трех пар солистов, венчающих многолюдную балетную архитектуру, похожую на дворец.

Талант хореографа, обожавшего играть с подобными структурами и воспевать профессиональную иерархию классической балетной труппы, здесь развернулся во всю ширь. Он как будто выкладывает пространственный пазл из тел, превращая танец в динамический кристалл, сверкающий гранями. Единственное условие хореографа — предельная внятность, техническая аккуратность и музыкальность исполнения, что хорошо умели делать танцовщики его собственной компании и, как оказалось, хуже — артисты Мариинского театра. Конечно, Мариинка есть Мариинка: сказать, что это было плохо, — значит погрешить против истины. Но исполнители не раз упускали из виду важные мелочи, а в искусстве именно детали часто становятся решающими.

Балетная лексика «Сна» отчетливо графична, так что Екатерине Кондауровой, выдвинутой (за Титанию) на приз «Маски» в номинации на лучшую женскую роль, пришлось бы трудно, не владей балерина искусством завораживать публику. Ее удлиненные линии, крепкие точеные ноги, бьющая через край, но одновременно ненавязчивая, стильная женственность — то, что надо в балетах Баланчина. А мелкие технические недостатки на фоне таких достоинств можно простить.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:52 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 02, 2013 6:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040202
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Баланчину поправили акцент
"Сон в летнюю ночь" Мариинского театра

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №56 (5087),
Дата публикации| 2013-04-02
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2160061
Аннотация|


Екатерина Кондаурова (в центре) отработала роль Титании качественно, но без привычной харизматичности
Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ


В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко балет Мариинки представил двухактный спектакль "Сон в летнюю ночь", поставленный Джорджем Баланчиным в 1962 году на сборную музыку Мендельсона. В старомодном уюте этого балета не дремала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Баланчин и Мариинка — двух этих слагаемых достаточно, чтобы спектакль оказался на "Маске", несмотря на то что "Сон в летнюю ночь" не лучшее произведение американского классика: многоактные сюжетные балеты не его жанр. Считается, что тут мэтр предался ностальгии: малолетний ученик Петербургского театрального училища Жорж Баланчивадзе играл одного из эльфов в спектакле Александринки и в свой шекспировский балет вложил детскую любовь к волшебству театра вообще и к феериям Петипа в частности. Любовь, однако, не преобразила "мистера Би". Лучшим в его "Сне" оказался второй, "свадебный" акт: поток парадного танца от торжественных шествий и "менуэтных" церемоний до виртуозной общей коды, слишком похожей на коду "Хрустального дворца", чтобы счесть ее откровением. В первом же, кажущемся непомерно длинным действии торопливый пересказ сюжета перемежается обильными танцами как главных, так и отсутствующих у Шекспира персонажей. При этом хореографические отступления выглядят гораздо занимательнее режиссерских мизансцен и актерских партий, выстроенных так шаблонно и неостроумно, словно Баланчин желал спародировать штампы дореволюционного театра.

Выбирая именно этот балет классика, Мариинка явно не собиралась открывать новые горизонты — ни для артистов, ни для зрителей. Комфортная предсказуемость оформления (художник Луиза Спинателли в первом акте изобразила на заднике весьма романтичные лесные заросли, во втором — плафон с амурами в голубых небесах и не пожалела стразов для мужских колетов и женских пачек) ласкает глаз любителей всего прекрасного. Стерильная благопристойность пантомимы и убаюкивающе знакомые па (во "Сне" Баланчин то цитирует "вальс лебедей" с его сисонами и па-де-ша, то напоминает об обводках адажио с четырьмя кавалерами из "Спящей красавицы", то запускает почти школьные комбинации заносок и серии пируэтов с четвертой позиции) радуют сердце ревнителей строгой классики. Именно так, строго и классично, окончательно отказавшись от американского акцента "мистера Би", исполняют в Мариинке его ностальгический "Сон".

Оживленность исполнителей обратно пропорциональна их роли в балете. Веселее всех выглядят дети — две дюжины маленьких эльфов: они превосходно освоили стремительный баланчинский бег с дотянутыми острыми ножками, живо реагируют на происходящее и четко, как взрослый кордебалет, держат весьма непростой сценический рисунок. Радостно и точно, выдерживая быстрый темп, порхает четверка бабочек во главе с солисткой Валерией Мартынюк. Забавен и пластичный Пак (Василий Ткаченко), которому Баланчин подарил лишь несколько заметных комбинаций. Агрессивная Ипполита (Александра Иосифиди) с ее прыжковыми вариациями и фуэте тоже притягивает внимание, но лучше бы она стушевалась: общая корявость балерины и аварийность вращений в поддержках уж слишком бросаются в глаза.

Из прочих действующих лиц наибольшие актерские способности проявил Андрей Ермаков (Лизандр), явно взбодренный участием в ТВ-конкурсе "Большой балет". Остальные мужчины как на подбор: длинноногие, анемичные, с напыщенной жестикуляцией, невыразительной мимикой и мелко нашинкованными антраша. Опытная Дарья Павленко (Елена) танцует, конечно, четче юной Виктории Брилевой (Гермия), попросту не успевающей за музыкой своими изящными, но вялыми ногами, однако мимируют обе так схоластично, что баланчинские мизансцены кажутся еще неубедительнее, чем поставлены.

Выдвинутая на "Золотую маску" за лучшую женскую роль Екатерина Кондаурова (Титания) отработала качественно; но в этой высокой красавице не осталось и следа той харизматичности, которая заставляла не отрывать от нее глаз в балетах Форсайта. А главным сюрпризом "Сна" оказалась Оксана Скорик в центральном па-де-де второго акта. У новой примы Мариинки породистые ноги, отличная техника, прекрасно поставленный корпус и незаурядное самообладание. Коварства адажио, построенного на бесконечных обводках с переменой рук, она преодолевала сосредоточенно, будто шла по канату над пропастью, но бестрепетно и в безупречной форме. И хотя роль Скорик не требовала актерского мастерства, наблюдать за ее танцем было увлекательнее, чем за прочими перипетиями этого полезного, но скучноватого балета, похожего на гурьевскую кашу, сваренную по старинным рецептам.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:54 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18549
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 02, 2013 10:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040203
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии,
Авторы| Наталья Витвицкая
Заголовок| «Сон в летнюю ночь»: по старинным рецептам
Где опубликовано| «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2013-04-02
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/70222/
Аннотация|

Мариинский театр показал Москве балет-сказку Джорджа Баланчина.



«Золотая маска» продолжает радовать театралов столицы. Очередным подарком фестиваля стал балет Джорджа Баланчина в исполнении труппы Мариинского театра. «Сон в летнюю ночь» придуман легендарным хореографом в 1962 году. И тут важно вспомнить, что Баланчин был русским эмигрантом, состоявшимся в Америке. «Сон» стоит особняком в его творчестве. В отличие от традиционных бессюжетных и недлинных работ, здесь все, «как положено». И сложносочиненная история с драматической завязкой есть, как следствие — есть многоактность и даже мизансцены по шаблону. В общем, это, скорее, ностальгическая сказка о русском классическом балете, чем «типичный мистер Би».



Увидеть все балетные каноны сразу можно уже в первом акте. Шекспировский сюжет со всеми подробностями «вытанцовывается» именно здесь. Конечно, смотрятся пышные хореографические изыски и пантомимные отступления предсказуемо, зато адептам балетных традиций как бальзам на душу. В декорациях (которые легко назвать тоскливыми, поскольку в первом акте задник сцены изображена лесная чаща, во втором — ангелы в небесах) водят хороводы ночные эльфы и прочие сказочные персонажи. Разругиваются в пух и в прах их властители — супружеская пара Оберон с Титанией. Шалит лесной дух Пах, «перетасовывая» любовные парочки с помощью волшебного зелья... Следить за сюжетными перипетиями (как и за до зубного скрежета знакомыми па) скучновато, но что поделать. Старинный балетный рецепт — иллюстрация сюжета — Баланчину был необходим. Однако по-настоящему оценить красоту «Сна» можно только, посмотрев второй акт.



Формально он целиком посвящен многочисленным свадьбам (напомним, хэппи-энд с всеобщими примирениями случился еще в первом действии). Вот здесь хореография Баланчина, наконец, узнаваема. Он мастерски выстраивает фигурные композиции, словно проводит на сцене парад. Блестящий торжественный выход, демонстрацию возможностей каждого из солистов. Не почувствовать дух неоклассики, с ее любовью к сложным хореографическим нюансам и отчетливо ощущаемым джазовым драйвом, невозможно. Как невозможно оторвать глаз от коллективного танцевального дивертисмента в исполнении лучших танцоров Мариинки. Жаль только, что весь Шекспир оказывается не удел. Но ностальгия есть ностальгия: только отдав дань любви к русскому дореволюционному балету в первом акте, Баланчин разрешил себе акт второй.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3 ... 11, 12, 13  След.
Страница 1 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика