Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040507
Тема| Балет, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Кирилл Матвеев
Заголовок| Балет одурманенных
На сцене Большого театра проходят выступления Балета Мориса Бежара

Где опубликовано| «Газета.Ру»
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2013/04/05/a_5245073.shtml
Аннотация|


Балет «Весна священная» Мориса Бежара представил в Большом театре
Фотография: bolshoi.ru


Труппа Bejart Ballet Lausanne показывает на гастролях в Москве четыре одноактных балета — «Кантата 51», «Синкопа», «Приношение Стравинскому» и «Весна Священная». Гастроли проходят в Большом театре в рамках международного балетного фестиваля «Век «Весны священной» — век модернизма».

Труппа Мориса Бежара в Лозанне уже несколько лет существует без своего основателя, но традиции одного из лучших в мире авторских балетных театров здесь благоговейно хранят. Конечно, появляется новый репертуар, но балеты, поставленные самим Бежаром, жизнелюбом и философом, труппа по-прежнему исполняет замечательно.

Среди них балет «Кантата 51» на музыку Баха. Его тема — благая весть, если выражаться возвышенно, или хорошая новость, говоря языком светским. Действующие лица: ангел, дева, две девушки и хор из четырех юношей.

Но Бежар не был бы Бежаром, если б ограничился одной лишь иллюстрацией новозаветной истории.

Он, во-первых, хотел создать «видимый контрапункт пению» (а поет здесь Тереза Штих-Рендалл, не последнее сопрано в мире). Во-вторых, тема благой вести понимается метафорически — как любая возвышенная эмоция, например, благо высокого искусства. Дева лежит на боку; весть приходит к ней во сне. Танцовщик в белом осеняет ее, и это действие поставлено как нежный ритуал почти без прикосновений партнера, который сложными вращениями в воздухе как будто изливает энергию в пространство. Напитавшись энергией, девушка просыпается, и начинается активная общая радость, особенно убедительная потому, что классический танец так же легко дается бежаровским артистам, как и способы телесного расслабления: ведь в школе при труппе учат и тому и другому.

«Синкопа» поставлена в 2010 году Жилем Романом, который в последние годы жизни Бежара был ведущим танцовщиком труппы, одновременно помогая мастеру руководить. Теперь Роман — арт-директор Bеjart Ballet и действующий хореограф.

Короткая постановка исследует физиологию и психическую подоплеку впечатлений, производимых на танцующего человека смещением ритма, убегающего с сильной доли такта на слабую.

Правда, явных синкоп в хореографии как раз мало. Романа больше заинтересовал медицинский смысл слова «синкопа» (обморок, кратковременная потеря сознания или сердцебиения). Он строит балет как цепь номеров-ассоциаций на музыке швейцарской группы Citypercussion и на пластических «обмороках»: мизансцены внезапно обрываются, чтобы так же внезапно начаться. Все похоже на рваный сон, мучающий человека по утрам: какие-то обрывки, когда дремота то накатывает, то отступает, а ночной абсурд оказывается продолжением яви. Центральный дуэт в исполнении Габриэля Аренаса Руиса (дерганый юноша, проваливающийся сквозь огромное кресло) и Элизабет Рос (таинственная незнакомка в лиловых бриджах и светящейся шляпе-абажуре, то ли греза, то ли комнатный торшер) поражает резкой гибкостью, словно колеблются тонкие металлические прутья.

А вокруг кружится диковинный хоровод в духе картин Дали:

существа с прозрачными крыльями, дама-птица в огромном кринолине, существо огромного роста в черном плаще и прочие глюки, от которых герой не в силах избавиться, и в финале он замирает, судорожно всхлипнув во весь рот.

«Приношение Стравинскому» — знак внимания позднего Бежара композитору, дополняющий его знаменитую «Весну», точнее, подготавливающий московскую публику к ней. В балете две половинки.

Первая идет под запись оркестровой репетиции Стравинского, где звучит композиторский голос: забавный русский акцент Стравинского, по-английски командующего музыкантами, — сам по себе волнующий раритет. Это фрагмент балета «Игорь и мы», над которым Бежар работал перед смертью в 2007 году.

Голос визуален: танцовщик в черном фраке дарит спущенную с неба скрипку солистам второй части, исполняемой под музыку «Концерта для скрипки с оркестром ре мажор» в превосходной записи Бостонского симфонического оркестра с дирижером Сейдзи Озавой и солистом Ицхаком Перлманом. Дуэт Элизабет Рос и Жюльена Фавро снова, как и в «Кантате», рисует благодарного и благодарящего Бежара: это чувство признательности мировой культуре и ее гениям хорошо знакомо тем, кто читал его книги — «Мгновение в жизни другого» и «Чьей жизни?».

И, наконец, гвоздь гастрольной программы, легендарная бежаровская «Весна священная», спектакль 1959 года, манифест поколения «детей-цветов», предтеча сексуальной революции.

Бежару был не интересен языческий праславянский обряд, заложенный в основу «Весны» на премьере в 1913 году, но «архаическая» музыка Стравинского влекла его с нездешней силой. Хореограф, по его признанию, протер несколько виниловых пластинок, когда готовился к постановке. В брутальной «первобытности» музыки Бежар услышал вечный зов плоти, фатальный инстинкт размножения: «Я не стану делать ни русских крестьян, ни французских буржуа, ни греческих пастухов.

Это будут мужчины и женщины, точка».

Одурманивая себя музыкой и бесконечным счетом ритма (иначе это не станцуешь), не поддаваясь «по ходу дела искушению сделать покрасивее», Бежар отказывал исполнителям в индивидуальности на сцене. Ему требовались, как он говорил, не артисты, а их животная сила: ляжки и кулаки, внезапные и резкие движения голов, животы и выгнутые спины.

Результат оказался потрясающим. Три эпизода балета разворачиваются с неизбежностью физического закона. Есть два заряда с противоположными знаками — мужчины и женщины. Если заряды соединить проводником-танцем, возникнет и потечет электрический ток. Все эти напористые мужские «бодания» и агрессивное сравнение сил в первой части «Весны», вся женская боязливость, оборачивающаяся бессознательным призывом (вторая часть) выльются в живительное пульсирование финала. Разные полы встречаются, соитие наконец происходит, и соединившиеся в экстазе тела любовников — солирующая пара, блистательный Оскар Шакон и Екатерина Шалкина — взывают вверх, осеняемые кругом взметнувшихся рук кордебалета. Разумеется, здесь нет и намека на классический танец, нет декораций, а вместо костюмов телесного цвета трико. Зато есть чарующая полузвериная пластика, чередующая ласку и таску. И есть незабываемое ощущение бродящих в крови, как хмель, телесных сил, которое можно было вдохновенно воспеть лишь в эпоху, когда еще не знали СПИДа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 10:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040508
Тема| Балет, БТ, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Большой — не место для опытов
Где опубликовано| газета "Культура"
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/art/3575-bolshoy-ne-mesto-dlya-opytov/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Фестиваль «Век «Весны священной» — век модернизма», объявленный в Большом театре, завершится в конце апреля.


Фото: Елена Фетисова

Акцию приурочили к столетию гениальной партитуры Стравинского, повернувшей течение танцевального искусства. Разворот оказался столь крутым, что публика Театра Елисейских Полей пришла в негодование. Парижане уверяли, что получили пощечину от этих диких русских, то есть Стравинского, Нижинского, Рериха и Дягилева. Новый танец ХХ века прокладывал себе путь через свист, крики и топот премьерного зала «Весны». Спустя столетие — вновь недоумение, только вместо визгов — тишина непонимания.

Изначально «Весну священную» к фестивалю в Большом театре заказали хореографу Уэйну Макгрегору, поставившему здесь ранее спектакль Chroma с инопланетными телами-трансформерами в стерильном пространстве — на радость артистам и публике. Но напуганный «кислотной атакой» на Сергея Филина англичанин рабочий визит в Москву отменил. Выручила женщина — лидер российского современного танца, екатеринбурженка Татьяна Баганова.

«Весна», как и положено главной фестивальной премьере, шла во втором отделении. Предшествовала ей «Квартира» Матса Эка — спектакль, рожденный в Парижской Опере тринадцать лет назад. Напрасно скептики опасались присутствия биде и газовой плиты на сцене Большого театра. Сии предметы характеризуют место действия, и только. Замешанная на юморе хореография шведа в сочетании с извечной тягой русского артиста переживать роль не понарошку дала любопытные результаты. Осваивая ироничную манеру хореографии, артисты «вытягивают» сокровенные интонации и делают это — один лучше другого. Каждая миниатюра — история: от робкого кокетства через жар страсти к горечи расставания проходят безымянные герои Дианы Вишнёвой (звезда отложила все дела, чтобы поработать с Эком) и Дениса Савина. Персонажи Марии Александровой и Александра Смольянинова выясняют отношения на кухне, перебранка перерастает в поединок, сметающий семейное прошлое, и вынутая из духовки обгоревшая кукла (похожая на ребенка) становится символом несложившегося будущего. Дамский групповой ирландский танец с пылесосами захлестывает темпераментом и озорством. Минута — и в кресле перед телевизором вновь грустит задумчивое одиночество героя Семена Чудина. Настроения меняются от сцены к сцене и складываются в пеструю мозаику жизни. Хитрый Матс Эк исподволь призывает к тому, чтобы дорожить каждым ее мгновением, убеждая, что она прекрасна своим многообразием. Музыка шведского ансамбля Fleshquartet, играющего вживую на сцене, только подтверждает этот призыв.

От спектакля Эка хочется жить, пристально вглядываясь в нюансы каждого дня. «Весна священная» нагоняет полный мрак. «Весна» — не балет, и даже не спектакль. Скорее — актуальный перформанс. Нечто контактное, мрачное, подавляющее, — в носках и с лопатами. Татьяна Баганова услышала в музыке сверхусилие, и оно вылилось в жажду — всем, кто на сцене, нестерпимо хочется пить. Жажда превращает скопище людей в диких язычников. Они собраны в замкнутом пространстве какой-то заводской изнанки. Корчатся, трясут волосами, разрывают руками рты, сгибают тела в конвульсиях, валяются в пыли, мажут лица цементом, отчаянно падают ниц. Контактная импровизация или кинетическая аллегория (в понятиях можно плутать) априори лучше получается у «современщиков» — тех, кто воспитан на исполнении contemporary dance, а не балетной классике. Нескольких артистов рекрутировали из родной для Багановой труппы «Провинциальные танцы» и поселили на сцене Большого. Рядом с «аборигенами» БТ «современщики» не потерялись и выглядели убедительно. В системе contemporary dance использовать тела, тренированные классическими экзерсисами, — все равно, что забивать гвозди микроскопом. Неудобно, неловко, да и результат похуже.

Дело не в сроках постановки — хотя, конечно, они получились непоправимо сжатыми. Дело в том, что для Большого главное — все-таки танец, а не перформанс, через оформление танец поглощающий. Дизайнер Александр Шишкин задумал хаотическое пространство: в огромной зеленой капле бьется человек, другая капля — голубая — свисает с гигантского крана, повсюду канистры, лопаты, пыль, пластиковые бутыли. Хорошо тем, кто любит и понимает актуальное искусство, кому, например, вольготно в обществе красных человечков-уродцев или возле надкушенного зеленого яблока на улицах индустриальной Перми. В середине действия из-под колосников спускается размерами в целую сцену портрет человека в очках. Персонажа идентифицировать не удается, подходят многие, чей облик история запечатлела с этой самой приметой — очками. Может быть, сам Стравинский, может, Берия, а может, Антон Павлович или Константин Сергеевич. Когда на портрет злобно набрасывается обезвоженное людское стадо, становится понятно — тиран, и классики искусства здесь ни при чем. Едва наступает весна в партитуре Стравинского, на сцене появляется вода (под струями «оттаивает» население перформанса), и это едва ли не единственное совпадение с настроениями музыки. Во всех иных эпизодах усилия маэстро Павла Клиничева и оркестра совершенно напрасны.

Публика погрузилась в недоумение едва ли не с начала спектакля, самые нетерпеливые покидали зал во время действия. Предвкушая обвинения в косности и консерватизме, надо все-таки сказать, что Большой театр — не место для столь радикальных экспериментов. Наверняка, «Весну» Багановой ждет участь амбициозного проекта Анжелена Прельжокажа «А дальше — тысячелетие покоя», не задержавшегося в репертуаре. Что хорошо на фестивале современного танца, в Большом не катит, и публику можно понять.

Впереди фестивальная афиша обещает встречи с «Веснами» — опусами Мориса Бежара (4-7 апреля), Пины Бауш (11-14 апреля) и Вацлава Нижинского (18-21 апреля). Каждый из них сыграл важную роль в истории танца. Как, кстати, и советский спектакль Большого театра времен российской оттепели, принадлежащий Наталии Касаткиной и Владимиру Василёву. Жаль, что не подумали заранее, подставив под удар талантливого хореографа Татьяну Баганову.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 9:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040601
Тема| Балет, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Тела минувших дней
"Весна священная" в исполнении Bejart Ballet Lausanne

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №60 (5091)
Дата публикации| 2013-04-06
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2163424
Аннотация|


Мужской кордебалет Bejart Ballet Lausanne оказался главным источником первобытной энергии "Весны священной"
Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ


Вся галерея

На Новой сцене Большого театра выступили первые гости фестиваля "Век "Весны священной" — век модернизма": труппа Bejart Ballet Lausanne представила бежаровскую версию знаменитого балета, поставленную им в 1959 году. ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА обнаружила, что балет выглядит моложе своих лет.

С этой "Весны священной", собственно, началась мировая карьера Мориса Бежара. В 1959-м 32-летний реформатор полагал, что его творческая жизнь кончилась: маленькая компания, на которую он ставил свои первые балеты, распалась. Денег не было, ангажементов тоже. Предложение Мориса Гюисмана, только что назначенного директором Королевского театра De la Monnaie ("Ла Моннэ") в Брюсселе, возглавить балетную труппу и открыть сезон постановкой "Весны священной" давало надежду на спасение. Бежар согласился, хотя работать с незнакомыми артистами не привык, о Стравинском не помышлял, а исходная трактовка "Весны" как языческого обрядового действа ему категорически не нравилась. "Русские старцы, глядящие на молодую девушку, как на купающуюся Сусанну..." — фыркал хореограф-философ.

Он решил сразу: никаких обрядов, никакой архаики. "Весна" — это секс. Пробуждение первобытных сил земли, акт божественного творения, и символизирует его "человеческая любовь в ее физическом аспекте". Помимо сжатых сроков и сложнейшей партитуры перед Бежаром, привыкшим к артистам-единомышленникам, стояла еще одна, почти невыполнимая задача — превратить разрозненную толпу танцовщиков с разным уровнем подготовки в единый организм, способный выразить его идею со всей художественной и физиологической откровенностью. Сумасшествие многочасовых бесконечных репетиций увенчалось триумфом премьеры: 8 декабря 1959 года можно считать датой рождения "Балета ХХ века", культовой труппы Мориса Бежара, поменявшей имя на Bejart Ballet Lausanne, когда обстоятельства вынудили хореографа оставить Брюссель. И все это время "Весна священная" оставалась знаковым балетом в репертуаре труппы.

Однако увидеть его сейчас — спустя 53 года после создания — было страшновато: жив ли, не превратился ли в памятник истории и монумент былой славы? Да и труппа, осиротевшая шесть лет назад, возможно, утратила былую энергию.

На вечере в Большом, включавшем четыре балета из репертуара Bejart Ballet Lausanne, "Весна священная", исполненная под живую музыку (оркестром Большого театра дирижировал Павел Клиничев), выглядела безусловным лидером. Едва выступили из мрака распростертые на полу мужские тела, усеявшие всю сцену; едва первый из этих полуживотных-полулюдей вскинулся свечкой, подставив лицо забрезжившему лучу; едва это роскошное "стадо" встало на четвереньки и, пружинно покачиваясь, задышало как один гигантский организм, стало очевидно, что бежаровская концепция и его хореографические приемы по-прежнему завораживают зрителей. Причем не только тех, кто впервые попал под шквал эмоциональной мощи этой "Весны", но и знающих все подробности постановки.

Снова и снова поражает бежаровский дар захватывать пространство сцены; его умение прочертить драматургию балета с помощью композиции — всех этих линий, звезд, кругов, диагоналей и шеренг, в которые с удивительной быстротой и ловкостью перестраивается кордебалет; его талант изменять тональность сцены простой переменой ракурса кордебалетного строя. По-прежнему восхищает лаконизм и точность отбора движений каждой сцены и каждой комбинации. А знаменитые прыжки мужского кордебалета по лучу света из правой нижней кулисы в левую верхнюю (ошеломляюще простые saute с распахнутыми во второй позиции ногами и простертыми вперед руками, действующие, однако, с силой заклинания) по праву занимают в балетных анналах место рядом с величественным выходом "теней" в "Баядерке". И, конечно, только гению под силу устроить первобытный хаос с помощью идеальных геометрических фигур и таких естественных первичных движений.

Однако и гению не дано наделить харизмой исполнителей своей хореографии. Два лидера "Весны священной" — Избранник (Оскар Шакон) и Избранница (Катерина Шалкина) — отдали все силы этому балету. Но если живописный танцовщик с его поджарым выразительным телом мученика и гривой спутанных волос сумел удержать внимание в роли жертвы племени, то танцовщица, слишком исполнительная, слишком целомудренная и слишком робкая для жрицы, удерживающей самцов от немедленного насилия, почти провалила вторую часть своего соло. К концу — кульминационной сцене массового соития — выдохлась и вся труппа. Под обвалами музыки Стравинского оказались погребены и неистовые фрикции, и смачные сцепки тел, которыми бежаровская "Весна" уже полвека шокирует обывателей. В Большом это "слияние плоти Мужчины и Женщины, союз неба и земли, танец жизни и смерти" выглядело деловитой аэробикой. И только финальная мизансцена — два тела, взметнувшихся над лесом рук,— вернула спектаклю его ритуальный смысл.
Подробнее: http://kommersant.ru/doc/2163424


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:06 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 10:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040602
Тема| Балет, VI Сибирский фестиваль балета (Новосибирск), Персоналии, Кристина Шапран
Авторы| Татьяна ШИПИЛОВА; Фото Виктора Дмитриева
Заголовок| Love story только начинается
Где опубликовано| Советская Сибирь № 63 (26932)
Дата публикации| 2013-04-06
Ссылка| http://www.sovsibir.ru/index.php?dn=news&to=art&ye=2013&id=1695
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

С молодой столичной балериной Кристиной Шапран новосибирские зрители познакомились год назад на V Сибирском фестивале балета — это была любовь с первого взгляда. Похоже, ей не будет конца...



VI Сибирский фестиваль балета набирает обороты. Вторым блоком его программы — после выступления знаменитой американской группы современного танца Complexions — стал балет «Коппелия» Делиба в постановке современного французского хореографа Ролана Пети в исполнении артистов Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Изящная, по-французски остроумная постановка, конечно, радикально отличается от классической версии, что идет в НГАТОиБ. Это не столько история о мастере, мечтающем оживить любимую куклу, и девушке, борющейся за своего жениха, сколько ироничная и озорная история о противоборстве желаний и чувств участников любовного треугольника — Коппелиуса, Сванильды и Франца…

Ужель та самая Кристина?



Встреча эта для новосибирских поклонников балета была вдвойне приятной еще и потому, что в первом гастрольном спектакле москвичей в роли Сванильды, шаловливой, проказливой, упрямой, мы увидели Кристину Шапран — восходящую звезду российской балетной сцены. У новосибирской публики сложилась своя love story с этой балериной. Впервые мы были очарованы ею на Пятом фестивале в «Сильфиде» — это в буквальном смысле воздушное создание, девушка-мечта сразу покорила сердца сибиряков. Кроме того, с октября по декабрь мы болели за Шапран в телевизионном проекте «Большой балет», где она получила приз зрительских симпатий. К счастью, потом в новом, то есть нынешнем, сезоне Кристина не раз появлялась на сцене Сибирского Колизея, став приглашенной солисткой НГАТОиБ и станцевав партии Солистки в «Шопениане» и Жизели в паре с Сергеем Полуниным, танцовщиком мирового масштаба, премьером театра Станиславского и Немировича-Данченко и также приглашенным солистом НГАТОиБ.

Кристине 21 год. В 2011-м она с отличием закончила Академию балета имени Вагановой. После выпускного экзамена ее сразу пригласили в знаменитый столичный театр, где, как пишут критики, «Шапран стала украшением труппы благодаря классической петербургской школе и тонкому артистизму».

Короткое интервью перед спектаклем. Кристина, как и на сцене, ослепительно обаятельна и юна, многое в ее жизни только начинается или происходит впервые. Наверное, поэтому к ответам на журналистские вопросы она подходит ответственно и серьезно — как к заданию, которое непременно надо выполнить. Судя по всему, это сегодня ее кредо — не давать себе поблажек, трудиться, чтобы непременно двигаться вперед.

— Кристина, как давно вы танцуете «Коппелию»?

— С июня прошлого года, с премьеры. Я не танцевала классический вариант Петипа, и, в общем-то, мне этот больше нравится. Наверное, в первую очередь потому, что я танцую именно его… Еще, мне кажется, он очень легко смотрится. Такой шуточный спектакль, с которого ты уходишь с хорошим настроением. Моя младшая сестра, которая, признаться, с не очень большим пиететом относится к балету и, случается, скучает на спектаклях, эту «Коппелию» смотрела, можно сказать, взахлеб и попросила: «Возьми меня еще раз». А я ее мнением дорожу. По складу ума она скептик, но в балете разбирается. И, может быть, ее строгая оценка для меня самая важная. Если что-то плохо, она об этом скажет напрямую. Мама же смотрит совсем другими глазами: ей все нравится!

«Я пришла в театр ребенком»

— Вы стремительно вошли в профессию — сразу на первые партии. Не появилось за эти полтора года разочарования? Николай Цискаридзе, например, здесь, в Новосибирске, говорил нам об утомительной монотонности и даже механистичности балетного ремесла…


— Конечно, это тяжелый каждодневный труд: ты приходишь в зал и каждый день делаешь экзерсис, обязательный урок. Но если бы этого не было, я думаю, артист не смог бы существовать. Это как позавтракать утром. Еще многое зависит от того, с каким настроением ты приступаешь к уроку. Если думаешь: надо сегодня сделать что-то новое или что-то по-другому, то все это в радость. То же самое с партией — попробовать исполнить ее по-другому. Мне кажется неправильным, когда выучат что-то раз и навсегда и шпарят по этим штампам. Это не искусство...

— Что-то в вашей жизни поменялось после участия в конкурсе «Большой балет» на телеканале «Культура»?

— Я стала немного иначе смотреть на профессию. И вообще: я пришла из школы (Академии им. Вагановой — Т. Ш.) в театр таким ребенком-ребенком. Потом за сезон работа вроде поставила меня на другой уровень, сделала более взрослым человеком. Но после конкурса я заметно для себя самой повзрослела еще.

— Борьба закалила?

— Я не относилась к этому как к борьбе. Конечно, услышать мнение профессионалов о своей работе хорошо. Но когда это делается так публично — довольно серьезное испытание. Тебе говорят о недочетах, а в это время тебя снимают на всю страну и надо «держать лицо»! К тому же нельзя распускаться и после этого, поплакав в сторонке, наоборот, необходимо максимально собраться, потому что завтра у тебя другой номер. Словом, собрать себя в кулак, идти работать, чтобы показать результат, — такая профессия...

— Чем вам интересно участие в новосибирских спектаклях и как вы освоились на сцене нашего Оперного?

— Мне кажется, любые предложения рождают какой-то интерес, какие-то желания. А ваш театр такой радушный — в него хочется приходить и приходить. Здесь очень хороший репетиционный зал. Что касается зрительного зала и сцены — это шикарно.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 11:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040603
Тема| Балет, Ростовский музыкальный театр, Премьера, Персоналии,
Авторы| Виталий Иванов; Фото автора и Виктора Дашкина
Заголовок| Белоснежка и все-все-все!
Где опубликовано| "Ростов официальный" № 14 (957)
Дата публикации| 2013-04-03
Ссылка| http://www.rostof.ru/article.php?chapter=6&id=20131404
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Долгожданный балет «Белоснежка и семь гномов» увидели ростовские ребята на своих весенних школьных каникулах. То, что было показано на сцене Ростовского музыкального театра, стоит двухлетнего ожидания.



— Ростовчан нужно удивлять качеством, — говорил на пресс-конференции художественный руководитель театра, заслуженный деятель искусств России Вячеслав КУЩЁВ.

В отношении этого балета речь идёт, прежде всего, о сценографии. Если кто и совершил подвиг, создавая эту постановку, так это бутафорский и художественно-декорационный цеха. Изготовлены и представлены публике такие декорации, которых Ростов ещё не видел.

— Обычные декорации в балете — это «рамка» для танцев. У нас же бутафория и декорации постоянно в работе, — увлечённо объяснял Вячеслав Митрофанович.



И после увиденного можно было понять энтузиазм художественного руководителя — сотни квадратных метров разрисованной материи сменяли друг друга более 30 раз на глазах у изумлённой публики. Светлый двор замка, где живёт Белоснежка (заслуженная артистка России Елизавета Мислер), сменяет торжественная зала. После сумрачных покоев Королевы-мачехи (Мария Лапицкая) на зрителей надвигается сказочный лес, в котором «раскрывается» дом гномов. И всё это двигается в ритме музыки (дирижёр — Михаил Патузин), словно картинки в детской книжке.

Но и это ещё не всё. Запоминается огромное зеркало в покоях Королевы. Огромное её изображение появляется в нём как на экране, когда главная злодейка подходит к роскошной раме. А когда оно сменяется улыбающейся Белоснежкой, становится понятно, кто на свете всех милее. А чего стоит котёл с дымящимся в нём зельем, который тролли привозят по требованию колдуньи!

Словом, сказка во плоти, да и только. Стоит назвать имя художника, который придумал всю эту красоту. Это... Кентавр. Таков псевдоним Ласло Эркели, венгерского художника, который живёт сейчас в Великобритании и который согласился сотрудничать с Ростовским музыкальным театром.

Музыка балета написана в стиле мюзикла. В ней использованы мелодии танцевальных жанров фокстрота и танго, мелодии в стиле народных песен и даже мотивы, напоминающие диснеевские мультфильмы. Автор музыки — венгерский композитор Тибор Кочак.



На ростовской сцене состоялась российская премьера этого балета. До того он был поставлен в Будапеште и Таллинне. Хореографом-постановщиком «Белоснежки...» является Дьюло Харангозо. На пресс-конференции он признался, что хотел поставить балет нескучный — именно для детей, которым «взрослые» классические балеты тоскливы и непонятны. Цели своей Дьюло достиг — радость от танца льётся через авансцену в зрительный зал. То, что танцоры получают удовольствие от своей работы, видно невооружённым глазом. Недаром, по словам Вячеслава Кущёва, некоторые раскрылись в этой постановке с неожиданной стороны. Так, Мария Лапицкая исполнила партию Королевы, первую большую партию на этой сцене, и удивила всех своей характерной пластикой. Денис Сапрон, готовившийся стать Принцем, в итоге очень неплохо показался в партии Охотника.

Про гномов и говорить нечего. Танцуют все семь исполнителей превосходно, но так ведь ещё и играют: актёрское мастерство здесь важно, как ни в каком другом балете.

Отвечая на вопрос о бюджете постановки, Вячеслав Кущёв дипломатично сказал: «Достаточный». Впрочем, добавив, что где-нибудь в Сиднее она обошлась бы в 20 раз дороже.

Но какими деньгами можно измерить ту радость, которую получают дети, не отрываясь от сцены в течение двух часов! А ведь это первый детский балет, который Ростовский музыкальный показывает за всю историю своего существования.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 12:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040604
Тема| Балет, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Валерий Модестов
Заголовок| Триумф Бежара
Где опубликовано| Газета "Вечерняя Москва"
Дата публикации| 2013-04-06
Ссылка| http://vmdaily.ru/news/2013/04/06/triumf-bezhara-190790.html
Аннотация|

В Большом театре в рамках фестиваля «Век «Весны священной» – Век модернизма» состоялось выступление труппы «Bejart Ballet Lausanne», которая привезла в Москву четыре одноактных балета.

В Большом театре в рамках фестиваля «Век «Весны священной» – Век модернизма» состоялось выступление труппы «Bejart Ballet Lausanne», которая привезла в Москву четыре одноактных балета.

Открывала программу бежаровская «Кантата 51», вокально-хореографическая композиция о «благой вести», принесенной Ангелом в исполнении легкого, почти воздушного Масайоши Онуки. Танец в этом балете решен как зримый контрапункт возвышенной музыки Баха и сопрано Т. Штих-Рандалл.

Балет «Syncope» поставлен Жилем Романом – преемником Бежара. Эта талантливо сделанная фантасмагория о человеке, который потерял на миг сознание, а значит и контроль над собой, в то время как его мозг продолжает мыслить, мечтать и творить, рисуя диковинные пластические образы. В танцевальном калейдоскопе воображения они то солируют, то собираются в дуэты и трио. И всё это под синкопированную музыку «Citypercussion».

Увертюрой к «Весне священной» стал балет Бежара «Приношение Стравинскому». Его открывает запись голоса композитора, дающего указания музыкантам по-английски с забавным русским акцентом. Голос визуален: Кейзуке Насуно в черном фраке изящно оттанцовывает счет и реплики маэстро, а в затем дарит исполнителям спущенную будто с небес скрипку с «Концертом ре мажор» Стравинского. Так начинается благодарственное приношение Бежара великому композитору в исполнении Э. Рос и Ж. Фавро.

И, наконец, гвоздь программы – легендарная бежаровская «Весна священная». За полвека существования она не утратила своей первобытной чувственности, «увиденной» в завораживающем ритме музыки Стравинского и превращенной талантом хореографа в полузвериную пластику исполнителей, основанную на первородной мощи движений и простоте образов.

В спектакле нет обрядовых сцен, есть только две энергетически заряженные силы, две равновеликие толпы – мужчин и женщин, которые, следуя природному зову, сбиваются в пары. Мужчины-самцы, подобно оленям во время гона, бьются за призывно трепещущих женщин-самок. Экстаз тел перерастает в живительно пульсирующий финал. Солирующая пара, Оскар Шакон и Катерина Шалкина, достигает апогея любви, демонстрируя по-бежаровски целомудренную эротику. Лишенный искусственных красот и надуманных трюков балет Бежара воспевает телесное единение Мужчины и Женщины, союз Неба и Земли, вечный, как Весна, Танец жизни.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 2:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040605
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Оксана Бондарева
Авторы| Ольга Никонова; Фото Алиса Белоцерковская
Заголовок| Танец как жажда
Где опубликовано| журнал "Совершенство" (СПб)
Дата публикации| 2013 апрель
Ссылка| http://www.perfect-magazine.ru/stars/oksana_bondareva.php
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Оксану Бондареву называют одной из самых перспективных балерин России. Ее красота, обаяние, грация вкупе с отличной техникой, недюжинным трудолюбием и фанатичной влюбленностью в балет дают основание полагать, что эта танцовщица способна оставить свой яркий след в истории балета. Солистка Михайловского театра, победительница престижных конкурсов – она буквально живет танцем.



– Оксана, в детстве вы грезили о спортивной карьере. Не жалеете, что перешли в балет, а не стали, к примеру, олимпийской чемпионкой?

– С 4 лет я занималась спортивной гимнастикой и была влюблена в этот вид спорта: знала всех олимпийских чемпионок, обожала спортивные снаряды, особенно бревно. К 11 годам я уже выполнила нормативы кандидата в мастера спорта, но мой тренер уехала работать за границу, и настала пора принимать решение: идти дальше, в еще большие и травмоопасные нагрузки, или переключаться на что-то другое. И тут мама увидела объявление о наборе в балетную школу. Она сама когда-то, как все девочки, мечтала о балете, и можно сказать, что через меня решила реализовать свою мечту. В общем, все так сложилось, что расставание со спортом прошло довольно легко и вовремя. А олимпийской чемпионки из меня, увы, не вышло бы: мне сразу сказали, что с моим мягким характером высших перспектив в спорте у меня нет.

– Каково вам было оказаться в балетной школе после спортивной?

– После семичасовых тренировок, разнообразных нагрузок, к которым я привыкла, стоять у станка казалось очень утомительным и нудным. Спортивная подготовка помогала выполнять любое задание, все казалось легким. Мне и сейчас не стоит труда выполнить нужное количество пируэтов, сделать сложный элемент, зато приходится следить за пластикой, контролировать каждый жест – мой педагог Жанна Исмаиловна Аюпова, блистательная балерина, нет-нет да поправляет меня даже сейчас. Такой отпечаток оставила гимнастика, вид весьма жесткий и резкий. В общем, в первый год в балетной школе я откровенно скучала. Первым волнующим моментом стал день, когда нам выдали пуанты. Это было такое знаковое событие, как посвящение – столько радости и счастья получить такое сокровище! Девочка из моего класса даже уснула в пуантах. А настоящая любовь к балету ко мне пришла через сцену: в первый раз я выступила в класс-концерте в Днепропетровском театре. И вот тут я заболела: меня просто ошеломила сцена, ее магнетизм, не передать словами, что я тогда прочувствовала. Я поняла, что нужно быстрее научиться хорошо танцевать, чтобы тебя выпускали на эту волшебную сцену как можно чаще. Так началась моя балетная «зависимость». Я закончила Днепропетровский хореографический колледж. Завоевала Гран-при на конкурсе Ю. Н. Григоровича и получила приглашение от Марины Константиновны Леоновой пройти стажировку в МГАХ. Конечно, я мечтала работать в Москве, бредила Большим театром, но когда по окончанию стажировки получила приглашение работать в Михайловском театре в Петербурге, была очень рада, что все сложилось именно так.



– Неужели не было обидно, что не вам выпало блистать на сцене главного театра страны?

– То, что я сейчас на сцене Михайловского театра, – это судьба. Я уверена, что ничего случайного не бывает, и все идет своим правильным путем. Мне нужно было очутиться в этом замечательном месте – я мягкий человек, мне здесь теплее, здесь люди более спокойные, не такой темп жизни, больше свободы. Не уверена, что я смогла бы сразу комфортно чувствовать себя в Большом театре, – мне не хватило бы характера и стойкости, чтобы выстоять в конкурентной борьбе.

– Но ведь спортивного азарта и упорства вам не занимать! Мягкость характера – в чем она?

– Разумеется, я боец по характеру – спортивная закалка многое дает. Но есть люди, которые целенаправленно и упорно идут к своей цели, по головам, ломая судьбы, не жалея ни о чем. И добиваются успеха любой ценой. А я так не могу, я все принимаю близко к сердцу, переживаю по каждому поводу… Может быть, с возрастом я закалюсь и наращу панцирь, но пока мне уютнее в моем мире и в моем Михайловском театре.

– О конкурентной борьбе в балетной среде теперь столько говорят! А в Михайловском нет таких кровожадных историй, как в Большом?

– Ну что вы! Даже представить себе не могу ничего подобного. Очень больно узнавать о событиях, которые происходят сейчас в Большом театре, – он всегда был для меня эталоном, а теперь вместо творчества в театре занимаются перетряхиванием грязного белья.

– Насколько рассказы о жестокой борьбе за право выйти на сцену соответствуют истине?

– Порой борьба идет реальная, но я не понимаю людей, готовых на преступление и подлость ради того, чтобы выйти именно на эту сцену и именно в этой роли. Позиция: я хочу танцевать, а мне не дают, – мне непонятна совершенно! Не обязательно идти по головам к сцене Большого. Если ты действительно хочешь танцевать и именно творчество для тебя важнее всего, то пойди и докажи, что ты лучшая, на другой сцене. Есть миллион площадок и миллион предложений как в России, так и за границей. Звезду нельзя не заметить: если ты горишь, если ты действительно живешь танцем, то тебя обязательно увидят и пригласят на лучшие сцены. Лично я, пока еще только входила в репертуар Михайловского театра, танцевала везде, не брезговала ни одной площадкой: я знала, что, если буду ждать в кордебалете, ничего не получится. К счастью, мне не запрещали и не запрещают танцевать в других проектах, потому что это опыт, оттачивание техники, знакомство с публикой – все это важно.



– У рядового зрителя есть стойкое убеждение, что балет – элитарное искусство для избранных людей. Вы с этим согласны?

– Нет. Мне очень бы хотелось, чтобы как можно большее число людей полюбили балет, прониклись его волшебством, приходили на спектакли как на праздник музыки и красоты. Живой оркестр, артисты, которые танцуют именно для тебя. Это не пленка, которую можно сто раз перекрутить, – это встреча с настоящим искусством. Думаю, нужно больше пропагандировать балет, чаще показывать по телевидению наших звезд, таких как Диана Вишнева, Иван Васильев, Наталья Осипова. Обидно, что на Западе они широко известны, а в России о них знают только любители, тогда как в медийные персонажи часто выбиваются случайные люди, которые ничего стоящего для славы страны не сделали. К слову, у нас в Михайловском театре есть проект «Студенческие среды»: раз в месяц студенты могут приходить на лучшие спектакли, купив билет по цене, значительно ниже обычной, – так формируется новое поколение любителей балета.

– Что вы любите больше – классический балет или современную хореографию?

– Я люблю танцевать! Обожаю сюжетные балеты и настоящую классику, которую из поколения в поколение передавали педагоги. И с удовольствием танцую модерн – мне посчастливилось танцевать современную хореографию Начо Дуато. Здесь нет никакого противоречия – модерн раскрепощает, готовит тело к более сложным движениям, после него в классике чувствуешь себя намного увереннее.



– Балетный век до обидного короток. Вы не задумывались о том, чем займетесь после ухода со сцены?

– Конечно, задумывалась. Наверное, я посвящу себя семье, детям. Большого желания преподавать я в себе не нахожу, но это не значит, что моя дальнейшая жизнь не будет соприкасатся с балетом, нельзя знать заранее, что ждет нас впереди!

– Но многие балерины сегодня успешно совмещают семью, рождение детей и балет…

– Мне кажется, это не совсем правильно: когда у тебя появляется ребенок, ты стремишься к нему, тебя тянет домой. А если ты хочешь служить искусству, то нужно быть сосредоточенной только на этом. Пока ты выходишь на сцену, ты сам в душе должен оставаться ребенком: искренне верить в сказку, о которой рассказываешь людям своим танцем. Если ты сама не поверишь, что ты сегодня Аврора, которой предстоит уколоть пальчик веретеном и уснуть, то как же зритель тебе поверит? Весь день перед спектаклем я настраиваюсь на образ, вхожу в состояние моей героини. Зритель простит, если ты не дотянула стопу или не докрутила пируэт, но если ты сохранила образ, значит, довела до конца спектакль – твой маленький шедевр, рожденный здесь и сейчас.

– Как удается отдыхать после таких физических и эмоциональных нагрузок?

– Я очень люблю баню и стараюсь раз в неделю посвящать ей время. Причем со всеми ритуалами – веником, массажем, пилингом, душем Шарко. Это отличное и оздоровительное, и косметическое средство.

– А что из косметических процедур предпочитаете?

– У меня есть свой косметолог, которому я очень доверяю. Но пока делаю только маски, чистку лица. Но за новинками косметологии слежу – там все время появляется что-то интересное.



– За свою гастрольную жизнь вы, наверное, повидали много стран?

– Да, я объездила всю Европу, была в ЮАР, Чили, Израиле, Южной Корее, Канаде… Формально я объездила полмира, но видела мало что кроме кулис и сцен театров. Я очень ответственно отношусь к своей работе, поэтому немыслимо для меня в день спектакля бродить по городу, «исходить» ноги, потратить эмоции, а потом зрителю ничего не отдать. Я целый день настраиваюсь, потом отрабатываю спектакль, и мы переезжаем в следующий город. Выходит, если я что и видела, то урывками и из окна автобуса. Впрочем, и здесь бывают исключения: мне удалось посмотреть Иерусалим – древний, святой город, изумительные Афины, потусить в ночном Лас-Вегасе. Но самой прекрасной была поездка в Италию. Потрясающе красивая страна, и климат и люди, и традиции и кухня – все восхитительно! В Вероне я танцевала Джульетту. Это был спектакль на открытой сцене, на городской площади. Перед этим нам показали балкончик Джульетты, и я вся так пропиталась атмосферой этого города, этой истории любви, что получился очень одухотворенный, незабываемый спектакль. Теперь в списке моих туристических предпочтений Италия стоит на первом месте – когда я закончу танцевать, я посвящу себя семье и путешествиям. Точно.

– Но ведь можно отправиться в путешествие в отпуске!

– В отпуске я тоже танцую. Это для меня как наркотик, как жажда, которую невозможно утолить. Хочется все попробовать, проявить себя, хотя порой приходится репетировать по ночам, как было, когда мы готовили балет на музыку Олега Каравайчука, который поставила Вера Арбузова. Очень сумасшедший проект: мы танцевали в одном пуанте.

– Что же вас подпитывает? Что дает мотивацию?

– Любовь. Без нее ничего невозможно, это самая мощная мотивация. Это не обязательно любовь к другому человеку – она должна пронизывать все, что вы делаете! Меня подпитывают два потока – к работе и к конкретному человеку. Увы, но работа пока заполняет большую часть моей жизни…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Апр 06, 2013 7:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040606
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета им. К. Байсеитовой (Казахстан), Персоналии,
Авторы| Елена КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Медаль, еще медаль!
Где опубликовано| Республиканская газета „Казахстанская правда”
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/c/1365122977
Аннотация|

Новыми победами продолжают прославлять столицу Казахстана за рубежом солисты Национального театра оперы и балета им. К. Байсеитовой: золотую медаль конкурса-фестиваля «Танцевальный олимп» привезла из Германии Балкия Жанбурчинова, а «бронзу» из Будапешта – Айгерим Бекетаева, которая в дуэте с Таиром Гатауовым, ставшим дипломантом, успешно выступила на Международном конкурсе им. Рудольфа Нуриева.

Из Петербурга – в Астану

Балкия Жанбурчинова пришла в театр в начале нынешнего сезона. Могла бы раньше – на выпускном экзамене в Алматинском хореографическом училище летом 2011 года ее заметили главный балетмейстер НТОБ Турсынбек Нуркалиев и хореограф-педагог Галия Бурибаева, которые сразу предложили ей место в труппе. Но педагог Майра Кадырова настояла, чтобы Балкия и ее партнер Серик Накыспеков прошли годичную стажировку в Академии русского балета им. А. Вагановой в Санкт-Петербурге, тем более что уже не первый раз поддержал способных ребят Фонд Первого Президента.


фото Игоря БУРГАНДИНОВА

И этот год был для наших танцовщиков очень насыщенным: они ходили на занятия, осваивая тонкости академического вагановского стиля, работали с выдающимися мастерами балетного искусства – Константином Заклинским, Игорем Зеленским, Сергеем Вихаревым, испанским хореографом Начо Дуато. Художественный руководитель академии Алтынай Асылмуратова даже организовала выступление своих земляков-казахстанцев в спектакле театра им. Леонида Якобсона, где они станцевали главные партии в «Щелкунчике».

Сергей Вихарев, постановки которого с успехом идут на сцене НТОБ, подготовил с Балкией и Сериком па-де-де из «Арлекинады» Р. Дриго, и этот номер ребята показали на гала-концерте в Венеции с участием молодых исполнителей из разных стран. На сцене знаменитой Мариинки Балкия танцевала в выпускных спектаклях: трио из «Корсара», «Неаполь» А. Бурнонвиля и в балете «Мадригал», который поставил специально для академии Начо Дуато.

Да и само пребывание в культурной столице России, возможность посещать знаменитые театры, видеть сокровища Эрмитажа, Русского музея – очень обогащает.

– И хотя меня в свой коллектив приглашал Андриан Фадеев, художественный руководитель театра им. Л. Якобсона, я поблагодарила и отказалась – потянуло на родину, – рассказывает Балкия. – Причем Майра Шавкатовна Кадырова сразу советовала ехать в Астану. Во-первых, здесь дают жилье (поначалу, конечно, общежитие), и зарплата, и репертуар здесь больше – в афише много классики: «Коппелия», «Баядерка», «Эсмеральда», «Корсар»… Каждый год кто-то из балетмейстеров приезжает для постановок. Словом, кипит жизнь.

Встретили меня здесь очень хорошо. Конечно, я стою в кордебалете, но также мне доверяют сольные выходы и даже главную партию в «Щелкунчике», которую я танцевала 25 декабря с заслуженным деятелем РК Рус­темом Сейтбековым. Думаю, в другом театре не было бы такого быстрого продвижения. Со мной работает замечательный педагог Галия Исмаиловна Бурибаева, поддерживает Турсынбек Абдибаевич Нуркалиев, они и готовили меня на конкурс-фестиваль «Танцевальный олимп». Жюри там возглавлял Владимир Малахов, а в составе были Нина Ананиашвили (они давали мастер-класс), а также Валентина Козлова из США, которая пригласила меня на свой конкурс. В Америку я поехать не смогу, потому что летом будет премьера «Спящей красавицы» – спектакль, которым открывается «Астана Опера». Хотя, приятно, конечно, что заметили.

Когда Балкия пришла в театр, партии в «Спящей» уже были распределены, и работа шла, но она попросила разрешения ходить на сольные репетиции к педагогу из Большого театра Оксане Цветницкой, чтобы учить вариации фей (а фей в этом спектакле много – 7) и быть готовой в любой момент заменить солистку. Затем ей предложили готовить па-де-де Голубой птицы и принцессы Флорины.

Педагог Галия Бурибаева новой артисткой очень довольна:

– Есть в ней, помимо полного набора профессиональных качеств, удивительная сценическая красота, артис­тизм, она очень музыкальна и легко входит в работу. Словом, ценный кадр для театра. Вот пришла и в «Спящей» сразу освоила две сложные партии – феи Виолант и феи Хлебных крошек. Уже станцевала Одиннадцатый вальс в «Шопениане», Мирту и с партнером Азатом Жумагуловым па-де-де в первом акте «Жизели».

Балет – это коллективное творчество, поэтому важны и человеческие качества артиста, а Балкия очень контактная, неконфликтная, воспитанная, дисциплинированная. Мне кажется, у нее будет очень хорошая карьера солистки.

В отличие от многих балетных девочек, которых в училище приводят родители, мама Балкии не хотела отпускать единственного ребенка так далеко от дома – из Актау, где они жили, до Алматы на поезде четыре дня пути. Но руководитель танцевального ансамбля, в котором занималась девочка, очень советовала, и Маслим Шамшадиновна в конце концов сдалась. Теперь рада за дочку и уже три раза приезжала в Астану – сюда и дорога вдвое короче, и перспективы в новой столице широкие, и люди окружают добрые.

Бронзовый дубль

Совсем недавно мы писали об успешном выступлении Айгерим Бекетаевой и Таира Гатауова на гала-концерте «Молодые звезды мирового балета» в Германии. Летом поздравляли Айгерим с «бронзой» Варненского конкурса, и вот новая победа. В Международном конкурсе артистов балета им. Рудольфа Нуриева в Будапеште, который в 1992 году еще при жизни великого танцовщика организовал его друг Роланд Бокор, участвовали 60 танцовщиков из 17 стран.

В жюри – звезды мирового балета – Шарль Жюд, Ирек Мухамедов, Же Куэн Пак, Людмила Семеняка, Мария Аради, которая танцевала с Нуриевым, Эвелин Тери, Георги Закали.

Наша пара в первом и третьем туре показала классику – па-де-де из «Спящей красавицы» и из «Дон Кихота», а во втором – современную хореографию. Номер на музыку венгерского композитора Дьерди Лигети «Страх настроения», который поставила заслуженный деятель РК Галия Бурибаева, очень понравился профессионалам и зрителям, поэтому Айгерим и Таир станцевали его на зак­лючительном гала-концерте. Надо сказать, что солисты Национального театра оперы и балета им. К. Байсеитовой впервые представляли на этом конкурсе новую столицу Казахстана, которую в том числе и благодаря успехам артистов балета все больше узнают в мире. Так, Людмила Семеняка была председателем жюри на Втором международном конкурсе в Астане, а Же Куэн Пак, также бывавший у нас и восхищенный выступлением наших артис­тов в гала-концерте в честь 20-летия дипломатичес­ких отношений Казахстана и Кореи, пригласил Айгерим и Таира сразу на второй тур Сеульского конкурса – это большой кредит доверия. Но они отказались по той же причине, что и Балкия – в театре идет большая работа над «Спящей красавицей» в постановке Юрия Григоровича. Именно поэтому среди членов жюри будапештского конкурса не было и главного балетмейстера НТОБ Турсынбека Нуркалиева, которому коллеги передавали большой привет.

Но в культурной жизни нашей столицы грядет грандиозное событие – открытие нового Государственного театра оперы и балета «Астана Опера», где будут работать лучшие артисты не только Казахстана, но и разных стран мира, а отбирать их приезжает большая международная комиссия экспертов, поэтому сейчас идет напряженная подготовка. Чтобы, как говорится, показать «товар лицом», 19 апреля на сцене НТОБ дают «Лебединое озеро» с Айгерим Бекетаевой в главной партии Одетты-Одилии.

А пока они с Таиром с удовольствием вспоминают 10 счастливых дней в Будапеште, которые вместили и дорожные приключения (в Шереметьеве из-за сбоя в программе пропали их электронные билеты, и разбуженный звонком в 6 утра Турсынбек Абдибаевич улаживал проб­лему с агентством), и треволнения конкурса, где на подготовку перед выступлением на основной сцене давали каждой паре всего 10 минут, а в ходе соревнования имена артистов не называли, а показывали на экране, поэтому приходилось напряженно следить за очередностью. И тут опять техническая ошибка, из-за чего нашим ребятам пришлось буквально выскакивать на сцену вместо предыдущей конкурсантки, для которой неправильно поставили фонограмму. И уже радостное волнение при объявлении итогов, когда вдруг различаешь свою фамилию в потоке незнакомой речи…

Организаторы позаботились и о досуге своих гос­тей: в первый же день всем выдали проездные билеты, чтобы они могли посмотреть прекрасный город, особенно старый Пешт с его архитектурой в неоренессансном стиле, мостами и, конечно, оперным театром. Айгерим и Таиру повезло: прима этого театра – землячка Алия Таныкпаева – болела за них на конкурсе и пригласила на свой спектакль – «Онегин» в постановке известного британского хореографа Дж. Кранко. Впечатлило не только выступление, но и роскошь многоярусного зала, бархат лож, публика в вечерних нарядах… Но сов­сем скоро в родной столице они тоже будут видеть высокие ярусы, бархат кресел и наряды дам, но уже не из партера, а со сцены «Астана Опера», выходя на поклоны в «Спящей красавице».

Успеха!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 07, 2013 2:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040701
Тема| Балет, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Марина Худякова
Заголовок| Béjart Ballet Lausanne на московской сцене
Где опубликовано| © 2013 Наша Газета - NashaGazeta.ch.
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.nashagazeta.ch/news/15237
Аннотация|



Вчера состоялось первое выступление труппы Мориса Бежара на Новой сцене Большого театра, в рамках фестиваля, посвященного 100-летию "Весны священной" Игоря Стравинского.

Отношение москвичей к Морису Бежару и его постановкам особое. Приехав в первый раз в столицу со своей труппой в 1978 году, он покорил её, показав, что кроме классического балета существует балет, отрицающий все табу. Так, впервые у нас в стране узнали о современном классическом танце. Бежар сразу стал любимым зарубежным хореографом, что проявилось в особом знаке расположенности – публика присвоила ему отчество Иванович. Не удивительно поэтому, что участие лозаннской труппы Béjart Ballet в Международном фестивале балета «Век «Весны cвященной» - Век модернизма» стало большим событием.


Вчера в здании Новой сцены Большого театра собрались настоящие почитатели творчества Мориса Бежара, среди которых были и свидетели первых выступлений труппы хореографа в Москве. Надо было видеть, как эмоционально они делились впечатлениями, полученными когда-то в молодости, и с каким волнением предвкушали в антракте встречу со знаменитым балетом Бежара «Весна cвященная». Балетом, которому до сих пор нет равных по накалу страстей! Балетом завораживающим, пропитанным духом Бежара-«мистификатора», который бережно сохраняет его преемник - Жиль Роман.


Программа вечера состояла из трёх одноактных балетов Мориса Бежара («Cantate 51», «Приношение Стравинскому» и «Весна священная») и одноактной постановки Жиля Романа «Syncope». Все эти хореографии объединены уникальным стилем Бежара - сочетанием классического и традиционного восточного танцев. Этот стиль достойно смог воплотить в своём «cинкопированном ритме» Жиль Роман, что ещё больше покорило московских зрителей. 


Постановка Жиля Романа «Syncope» впечатлила ярко выраженным «миксом» традиционной восточной пластики и стилизацией обрядов. В своём творчестве благодарный ученик отдаёт дань великому учителю: один из танцев напоминает номер из балета «Ave Майя» - танец с веерами, поставленный Бежаром для Майи Плисецкой; не ускользнули из поля зрения хореографа и бродвейские тенденции, влияющие на развитие современного балета. И этим он подтверждает высказывание Мастера, что танец является объединяющим искусством для всех рас и народов.

Cвоеобразным языком выражения музыки и её восприятия стал балет «Сantate 51» на музыку Баха, в котором в свойственной ему манере Морис Бежар воплотил веру человека во Всевышнего, заставив танцоров движением «сыграть» музыку.


Нельзя отдельно не сказать об уникальной постановке «Приношение Стравинскому», во время которой звучал голос легендарного композитора. Cозданным незадолго до смерти мини-балетом Морис Бежар признался в любви к музыке русского композитора. Неординарность постановки состоит в синтезе слова, музыки и танца, которые подчёркивают остроту восприятия.

Гвоздь программы, «Весна священная», в своё время явилась прорывом в восприятии балета и послужила рождению нового стиля – модерн. В постановке искусно воплощена хореография, основанная на хатхе-йоге, асаны которой раскрепощают человека изнутри и делают его движения свободными и естественными. Отточенная техника выполнения элементов, несвойственных классическому балету, не воспринимается как отсутствие «школы», а привлекаeт внимание своим чётким синхронным исполнением, передающим всю страсть, вложенную хореографом в это произведение. За непродолжительное время спектакля зритель проходит вместе с артистами путь перерождения от животного к человеку, благодаря великой силе любви, приходящей с Весной.


Всем своим творчеством Морис Бежар доказал, что балет - это популярное зрелище, которое при этом не теряет своей элитарности и, что модерн тоже может быть классическим! Овации, устроенные вчера московскими зрителями, стали еще одним подтверждением его правоты.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:15 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 07, 2013 3:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040702
Тема| Балет, БТ, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| «Весна» спровоцировала сексуальную революцию
В Большом театре прошли гастроли труппы Бежара

Где опубликовано| © Московский Комсомолец № 26206
Дата публикации| 2013-04-08
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/theatre/article/2013/04/07/837553-vesna-sprovotsirovala-seksualnuyu-revolyutsiyu.html
Аннотация|

С «Весны священной» Мориса Бежара в 1959 году началась, как известно, не только история самой знаменитой труппы прошлого столетия «Балет XX века» и не только новая эра в хореографическом искусстве. Этот балет стал предтечей сексуальной революции в Европе, опередив ее на несколько лет! Приехавшая в Москву на гастроли легендарная труппа Bejart Ballet Lausanne, преемница «Балета XX века», в рамках международного фестиваля «Век «Весны священной» — век модернизма», показала в Большом театре самую известную и «сексуальную» версию этого балета Стравинского.

Балет этот стал для Бежара судьбоносным. Его небольшая труппа «Балле-театр де Пари» гастролировала в то время по испанским деревням и была на грани банкротства. Еще с отрочества в ответственные жизненные моменты сын знаменитого философа Гастона Берже обращался к конфуцианской книге перемен «Ицзин». Считается, что она написана императором Вень в XII веке до нашей эры и в ней есть ответы на все вопросы. Перед тем как дать ответ Морису Гюисману на его предложение поставить в недавно возглавленном им старинном «Театре де ла Монне» «Весну священную», Бежар подбросив монетки и, установив с их помощью одну из шестидесяти гексаграмм из этой книги, прочитал: «Блистательный успех благодаря жертве весной». Разумеется, Бежар сказал Гюисману «да» и с этого момента фактически закрыл тему. Теперь любая постановка этого балета невольно сравнивается с гениальной версией французского хореографа. После Бежара к этой теме обращаются все кому не лень, но превзойти его пока не удалось никому.

Несмотря на то что в этом балете с первоначальной концепцией Нижинского много общего, Бежар сразу отмел обозначенную в либретто идею славянского языческого обряда. В музыке Стравинского ему слышалось совсем иное. Он хотел сделать историю о совокуплении, вспомнив документальный фильм об оленях, спаривающихся во время течки, который когда-то смотрел. Весна в его балете показана как стихийная сила, которая повсюду пробуждает жизнь и любовь. Сначала на сцене витальная сила переполняет юношеские тела. Одна часть парней задирает другую, вызывая на драку. «Мне нужны не юноши, а ляжки, кулаки, внезапные и резкие движения голов, животы и выгнутые спины». Затем нам показывают готовых к совокуплению самок — раздвинутые ноги, дрожащие от возбуждения тела. В финале, разбившись на пары, люди предаются у Бежара массовому соитию. «Я хотел показать жизненную силу, которая толкает род людской к размножению. Я брал жизнь и швырял ее на сцену», — писал Бежар об этом балете. Именно так он исполняется и сегодня.

Балет, повергший в состояние шока советских граждан во время первых гастролей легендарной бежаровской труппы в 1978 году, восхищает своей эстетической мощью и сейчас, в исполнении уже совсем других артистов. Тогда, в 78-м, многие воспринимали бежаровскую «Весну» как порнографию. Сегодня это акт священного эротического обряда, поскольку танец у Бежара никогда не был оторван от религиозных корней, а обрядовость заложена в музыке Стравинского изначально. До краев наполненный витальной силой и первобытными инстинктами, балет исполняется работающей как единый организм труппой, по-прежнему мощно и точно. А новые солисты Катерина Шалкина и ее муж Оскар Шакон сливаются в эротическом экстазе, прославляя Любовь так же неистово, как самые первые исполнители (Жерминаль Касадо и Таня Бари).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:16 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Апр 07, 2013 11:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040801
Тема| Балет, БТ, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Примитив высшей пробы
Где опубликовано| © Ведомости № 60 (3322)
Дата публикации| 2013-04-08
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/429361/primitiv_vysshej_proby
Аннотация|

В Большом театре продолжается фестиваль «Век »Весны священной«- век модернизма», который не мог обойтись без эпохальной постановки Мориса Бежара


Ставший классикой финал балета труппа из Лозанны воспроизводит с доскональной точностью Фото: Д. Юсупов/Большой театр

Bejart Ballet Lausanne у нас хорошо знают — это компания, созданная самим Бежаром. Он основал ее после того, как ему пришлось покинуть Брюссель, где он обитал почти 30 лет со своим великим «Балетом ХХ века», для которого и были созданы его главные и лучшие произведения. Bejart Ballet Lausanne после смерти хореографа стала почти эксклюзивной обладательницей прав на исполнение его постановок.

Две из них, «Кантата 51» и «Посвящение Стравинскому», вместе с «Синкопой» нынешнего руководителя труппы Жиля Романа, вошли в программу нынешнего московского визита. Но оказались не более чем гарниром для «Весны священной». Этот балет Бежара, три года назад отметивший свое 50-летие, некогда был революцией, взорвавшей представление о хореографии как об искусстве куртуазном и не утрачивающем изящество манер ни в какой ситуации. Но именно самые радикальные произведения обычно первыми отправляются на свалку истории, обнаружив свою сиюминутность. Поэтому идти на ту самую «Весну» в живом исполнении было страшно: вдруг бы погиб один из самых красивых мифов в балетной истории.

Но на сцене «Весна священная» оказалась сильнее и ярче своего мифа. От ученической интерпретации, которую представили танцовщики Bejart Ballet Lausanne, она лишь немного поблекла. В то же время это исполнение не позволило хореографу скрыться за харизмой артистов, которая порой искажает истинную ценность постановки.

Бежар, поздние работы которого заставляют говорить о нем прежде всего либо как о мыслителе, либо как о гении массового искусства, в «Весне священной» предстает хореографом — в той полноте этого понятия, которую редко встретишь у современных постановщиков. Откровенным показом природных инстинктов, которым шокировал Бежар на премьере, теперь, после того как «Весну священную» стали танцевать и в обнаженном виде, и на горах насыпанной на сцене земли, не удивишь. Но физиологическое буйство этой «Весны» организовано хореографично: Бежар следует сложнейшим сменам ритмов Стравинского и выстраивает свою стаю то в шахматном порядке, то в шеренги, то раскручивает бумерангом круги так, что в этих балетных перестроениях афоризмом светится каждый жест, аранжированный из простейших балетных па в сочетании с бытовыми движениями. И когда Избранница, вытянувшаяся в струнку в луче света, просто выбрасывает руку с растопыренной ладонью, останавливая орду готовых наброситься на нее самцов, это тот художественный примитивизм, который и выдает высшую степень профессионализма постановщика.

Первопроходец

Сегодня «Весна священная» существует в сотнях версий. Но в 1959 г., когда ее поставил Бежар, партитура Стравинского исполнялась лишь в симфонических концертах – после Вацлава Нижинского и Леонида Мясина, создавших свои версии еще для труппы Дягилева, хореографы боялись к ней приближаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2013 7:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040802
Тема| Балет, БТ, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| В Москве выступила труппа Bejart Ballet Lausanne
Где опубликовано| © RBC Daily
Дата публикации| 2013-04-08
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/lifestyle/562949986478438
Аннотация|


Фото: Дамир Юсупов



Гастроли швейцарской труппы, основанной великим хореографом Морисом Бежаром, проходили на сцене Большого театра как этап международного балетного фестиваля «Век «Весны священной» — век модернизма».

Четыре балета программы созданы в разное время разными хореографами, три из них принадлежат Бежару. Мастер мог быть разным — и автором громадных представлений на стадионах, где братались разные виды искусств, и создателем относительно камерных, чисто танцевальных опусов, которые тем не менее становились событием в истории мирового балета. «Кантата 51», с которой начались показы, поставлена на музыку Баха и — в иносказательной форме — прославляет Благовещение. Здесь все залито светом, царит белый цвет, звучит изумительное «парящее» сопрано. Стремительные вращения танцовщика-ангела, совершающего променад в сопровождении соратниц — двух порхающих балерин, словно окружают возвышенной аурой спящую женщину.

Последующий общий танец, и на пуантах, и в свободной пластике, с участием «адресата», бережно несущего свое, преображенное отныне тело, знаменует преображение духа. Дева движется так, словно боится что-то расплескать, одновременно не сдерживая ликования.

Балет «Синкопа» тоже посвящен сну, но в другом разрезе. Спектакль отсылает к таинственному миру, который автор балета, глава бежаровской труппы Жиль Роман, называет «бессознательным состоянием, во время которого наш мозг может что-то вообразить, все выдумать, все пересмотреть».

Некий юноша (в тонком исполнении Габриэля Аренаса Руиса) то и дело падет в обморок, непонятно отчего. В забытьи герою предстают видения — сюрреалистический коллаж. Кресло становится дыркой, в которую можно провалиться, по комнате шастают (а может, летают) странные птицы и существа в прозрачных блузах. Даже лампа оживает и танцует (звезда труппы Элизабет Рус предстает стильной брюнеткой в фантазийной шляпе с подсветкой). Рисунок движений то чинный и медленный, то отрывистый и быстрый, как игры разума — они всегда прихотливы, не говоря уже о буйстве подсознания.

Маленькая композиция «Приношение Стравинскому» — дар Бежара композитору, чья музыка вдохновила хореографа на собственную «Весну священную» — один из самых ярких балетов XX века. Именно с партитурой Стравинского Бежар дебютировал как хореограф, поставив фрагменты «Жар-птицы». На склоне лет, перед кончиной в 2007 году, он создал балет «Игорь и мы». Оттуда фрагмент с мужским соло под голос Стравинского на репетиции. Звук голоса материализуется в танцовщике, одетом в дирижерский фрак. Он в свою очередь благословляет на танец балерину с партнером, и начинается красивое неоклассическое па-де-де на музыку Концерта для скрипки с оркестром ре мажор. Движения инспирированы не только Стравинским, но и главной драгоценностью — символически подаренной дуэту скрипкой.

Бежаровская «Весна священная» стала в свое время триумфальным возвращением балета в художественное европейское пространство. После двух версий в антрепризе Сергея Дягилева (первая сделана Нижинским в 1913 году, вторая — Мясиным в 20-е годы) никто особо не рвался исследовать глубины «варварской» музыки. Может быть, в Европе не забыли немыслимый скандал, разразившийся в Париже в момент премьеры Нижинского.

Бежар отважно взялся за дело — и выиграл. Он не стал повторять предшественников и ставить балет про архаический обряд плодородия с человеческим жертвоприношением. Посвятив танец «основному инстинкту» человека — его сексуальности, Бежар создал зрелище, от которого невозможно оторваться.

Кажется, что мужчины и женщины рождают брутальные телодвижения здесь и сейчас, на наших глазах, потому что время пришло, животворящая сила весны ударила по нервам, голова затуманилась желанием, а бушующая мускульная сила ищет разрядки. Здесь надо танцевать так, словно тела пронзило молнией. И большинство артистов демонстрируют это с захватывающей достоверностью.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:17 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2013 7:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040803
Тема| Балет, "Золотая маска", Мариинский театр, Музыкальный театр Карелии, Персоналии,
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Метла для хеппи-энда
Театры Петербурга и Петрозаводска показали свои балеты на гастролях в Москве

Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 2013-04-08
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-04-08/180686-metla-dlja-heppi-enda.html
Аннотация|

Мариинский театр привез в Москву балет «Сон в летнюю ночь». Музыкальный театр Республики Карелия показал «Золушку». Смотреть эти постановки подряд было все равно что пить квас после коньяка.


Фото: С САЙТА GOLDENMASK.RU

«Сон в летнюю ночь» – спектакль давний. Его в 1962 году поставил в Америке Джордж Баланчин, вспоминая при постановке балетное детство в России и участие в драматической версии пьесы Шекспира. Ностальгия дала красивые плоды. Балет во многом копирует старые постановки Мариинского театра с их обильной пантомимой и развернутым сюжетом. С другой стороны, опыт создания бессюжетных опусов в Америке для Баланчина зря не прошел. Шекспировская история превращена в дайджест, торопливо рассказанный в первом действии, а второй акт отдан чистой визуальности танца.

Баланчин и сценограф петербургского спектакля Луиза Спинателли бережно отнеслись к первоисточнику. Как только поднимается занавес, зритель под музыку Мендельсона попадает в залитый лунным светом лес, обиталище эльфов. Загадочность и торжественность – ключевые слова к череде танцевальных картинок. Загадочно машут крыльями и мелко перебирают пуантами бабочки и стрекозы, порхают волшебные женщины из свиты Титании, вприпрыжку носится неугомонный Пэк. Торжественно выступает царица волшебного царства навстречу владетельному супругу Оберону, не менее величаво выходящему из другой кулисы. Масштабно летит через сцену в диагонали прыжком царица амазонок Ипполита, сопровождаемая свитой псов. Только короткие комические посиделки поддатых ремесленников да ткач Основа с ослиной головой нарушают величавость. Да еще любовные конфликты, которых не чужды даже обитатели волшебного леса – что уж говорить о людях!

Количество отчаянно заламываемых рук, неистовых притяжений и дрожащих отталкиваний в отношениях двух пар влюбленных в какой-то момент зашкаливает, но к финалу первого акта резко снижается: лесные духи помирились, люди тоже. Грядет коллективная свадьба, которая у Баланчина стала поводом для развернутого хореографического ансамбля с тремя парами солистов и центральным лирическим адажио. В итоге все стихает, молодожены ушли, даже эльфы ложатся спать, а Пэк, как и положено по тексту Шекспира («я пришел сюда с метлой мусор вымести долой»), меланхолически подметает авансцену.

Метлу как атрибут спектакля публика ожидала и в петрозаводской «Золушке»: героиня балета Прокофьева, как известно, делает тяжелую работу по дому. Но хореограф Кирилл Симонов от традиционной сказки отказался. Он перенес действие в СССР сталинского времени, мотивируя это эпохой написания музыки. Ход не новый, и не в нем, на самом деле, суть, главное – что будет на выходе. Симонов отказался делать детский или семейный балет, поскольку услышал в партитуре предчувствие вселенских потрясений. «Если ее послушать вдумчиво, послушать сердцем, то сразу понимаешь, насколько она глубокая, трагичная, романтичная и местами очень и очень страшная», – говорит хореограф.

Действие происходит в Москве в конце тридцатых – начале сороковых годов. Сценография состоит из решетчатых огромных башен: сценограф Эмиль Капелюш подражает сталинской гигантомании и одновременно иронически снижает советский имперский стиль. Но в спектакле картинка находится в стадии распада («идея двойственности – мощи и разрушения – меня преследовала в этой работе»). Принц – иностранный дипломат «голубых» кровей, поселившийся в «Метрополе». Золушка работает тут же, в гостинице, которой заведует Мачеха. Фея невнятного происхождения сперва притворяется нищенкой, а потом – хозяйкой фешенебельного приема. Знакомство героев происходит так: Золушка вносит в номер Принца постельное белье, а он в это время моется в душе и выходит к героине в трусах. Это – в последующем дуэте – приводит героиню к сильному сексуальному потрясению. Вместо кареты – самолет, на нем Золушка в костюме советской летчицы летит на прием. Соответственно вместо кучеров и лакеев танцуют бравые покорители неба.

По воле Симонова в вечер бала начинается война, которая, впрочем, в балете остается за кадром, за исключением танцующей группы красноармейцев в мундирах. Но иностранный гражданин Принц надолго исчезает с горизонта, хотя находчивая героиня успевает кинуть ему вслед туфельку. После войны разочарованная Золушка выходит замуж: ее супруг обозначен в либретто как «известный сановник», но тоска по любви, конечно, осталась, и дуэт дамы с мужем полон его обожания пополам с женским отвращением. Вернувшийся Принц ищет девушку в Парке культуры и отдыха и в Главном театре страны (соответствующие танцы советской молодежи и балетных лебедей). Будучи замужем за сановником, Золушка почему-то продолжает подавать чай в номера, в один прекрасный день она снова входит в номер к заехавшему в отель Принцу. Поднос летит на пол, объятия очень нежны, но финал неопределенный: а мужа куда девать?

Логические несообразности либретто (обо всех не упомянешь) – мелочь по сравнению с хореографией балета, отчего-то выдвинутого на «Золотую маску», да еще в семи номинациях, большинство которых явно лишние. Ну не так хорошо танцует эта Золушка (Алевтина Мухортикова), чтобы претендовать на приз. И однообразных ужимок Мачехи (Игорь Пашко) недостаточно для получения наград. А сами танцы… Когда в десятый, а то и в двадцатый раз смотришь одну и ту же комбинацию, повторяемую автором с упорством маньяка, хочется закрыть глаза или уйти домой. А то, что Симонов снял с танцовщиц пуанты (отчего туфельки Золушки большей частью носят в руках), еще не делает затертую лексику интересной.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:18 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2013 8:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040804
Тема| Балет, Михайловский театр, Гастроли, Персоналии,
Авторы| МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА
Заголовок| Тишина не прозвенела
"Многогранность. Формы тишины и пустоты" в Лондоне

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №60/П (5091)
Дата публикации| 2013-04-08
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2164982
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Лондонская публика нашла в балете Начо Дуато "Многогранность. Формы тишины и пустоты" много смешного там, где хореограф был абсолютно серьезен
Фото: Виктор Васильев / Коммерсантъ


Вся галерея 4

Двухнедельные гастроли Михайловского театра в Лондоне завершились на лирической ноте. Последние три дня на сцене "Колизея" труппа танцевала балеты своего художественного руководителя Начо Дуато — "Многогранность. Формы тишины и пустоты" (постановка, которая считается одной из лучших работ испанского хореографа) и программу его одноактных сочинений, поставленных специально для театра,— "Nunc Dimittis" и "Прелюдия", а также известную ранее хореографическую миниатюру "Без слов". О "Многогранности..." — МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.

Для Начо Дуато, который с помпой переехал в Санкт-Петербург в 2011 году и стал первым иностранцем после Мариуса Петипа, возглавившим российскую балетную труппу, это первые гастроли с Михайловским театром в Лондоне. Они же и последние. Постоянный контракт с генеральным директором Владимиром Кехманом хореограф решил прервать уже в конце этого года, чтобы отправиться в новое плавание, на этот раз в Берлин, откуда он все-таки обещает присматривать за питерской труппой и всячески ее опекать. Сенсационные балетные трансферы и громкие творческие планы, в том числе связанные и с именем Дуато, давно вывели Михайловский театр в регулярные ньюсмейкеры лондонских газет (за новостями из России здесь следят как ни в одной другой европейской столице). Однако на гастролях испанец предпочел остаться в тени своих артистов. Его балеты не вызвали ажиотажа в прессе, а седовласых балетоманов в зале сменила публика помоложе. Не вышел он и на сцену: хотя 56-летний Дуато по-прежнему находится в достойной танцевальной форме (даже выдвинут на "Золотую маску" в номинации "Лучшая мужская роль в балете"), в Лондоне за "Многогранностью" он предпочел наблюдать со стороны.

Балет о музыке и на музыку Иоганна Себастьяна Баха Начо Дуато поставил в 1999 году по заказу Веймарского театра. Не претендуя ни на биографическое откровение, ни на конкретную историю, в двух актах он рассказал об обожаемом композиторе больше, чем любая книга. На залитой приглушенным светом сцене ожившие ноты и музыкальные инструменты пели об одиночестве и неминуемой смерти, идущей с творчеством рука об руку. Центром танцевальной партитуры, выстроенной на полутонах, хореограф сделал Баха, за которого разворачивается борьба двух женщин — Музы и Смерти, а его исповедальный монолог задавал почти религиозный тон всему действию. Перенесенная в Михайловский театр "Многогранность..." заметно преобразилась: спектакль теперь исполняют не под фонограмму, а с оркестром (дирижер — музыкальный руководитель театра Михаил Татарников). Преобразилась и труппа: питерские артисты заговорили на образном языке Дуато почти без академического акцента, а "Многогранность" оказалась на "Золотой маске" в номинации "Лучший современный балет".

В Лондоне спектакль словно растерял и многогранность, и тишину, показавшись просто красивым, стильно придуманным набором прилежно исполненных танцевальных дуэтов и трио, менуэтов и полонезов. Разрушала танцевальную магию Дуато и странная реакция зала. Во время знаменитого дуэта Баха (Марат Шемиунов) с Музой (умная работа Сабины Яппаровой), когда хрупкое тельце гибкой солистки во властных руках маэстро превращается в виолончель, зрители, вероятно, приняли скольжение смычка по телу танцовщицы за распиливание и очень развеселились. Как хохмы оценили даже невинные прогибы спины и выпячивание ягодиц. Противоположный эффект оказывала приглашенная прима театра Полина Семионова — при появлении этой хищной, сексуальной Смерти, рыщущей по сцене, словно водомерка по поверхности воды, в зале повисала гробовая тишина. В массовых сценах точностью поз и музыкальностью узнавался солист Леонид Сарафанов. Но в цельное, произнесенное на одном дыхании высказывание спектакль так и не собрался. Впрочем, едва ли эта блеснувшая не так ярко, как хотелось бы, грань отразится на итоговом впечатлении от гастролей Михайловского в Лондоне: свою многогранность театр показал сполна.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:19 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2013 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040805
Тема| Балет, Беларусь, Гастроли, Персоналии,
Авторы| Юлия ТЕЛЬТЕВСКАЯ
Заголовок| Апокалипсис балета. «На смену мэтрам приходит генерация циников»
Где опубликовано| Газета Аи­Ф Беларусь
Дата публикации| 2013-04-08
Ссылка| http://www.aif.by/ru/social/item/21628-balet.html
Аннотация|


Фото: www.peoples.ru

В преддверии гастролей коллектива Эйфмана в Беларуси «АиФ» пообщался с Борисом Яковлевичем, который признался: сегодня он всецело сосредоточен на своем новом балете «Братья Карамазовы»:

- Поэтому, если говорить о том, какое произведение искусства поразило меня больше всего за последнее время, было бы правильным назвать именно одноименный великий роман Достоевского. Это титаническое произведение не дает мне покоя на протяжении нескольких десятилетий. Я надеюсь, что новое пластическое осмысление текста Достоевского позволило мне приблизиться к тем тайнам бытия человеческого духа, над которыми бились герои романа и сам писатель.

О публике

- Балетный спектакль – это, прежде всего акт духовного общения и установления эмоциональной связи между артистами на сцене и зрительным залом. Не думаю, что ему в обязательном порядке должна предшествовать подготовка публики. На своих спектаклях мы рады каждому, кто способен открыть свое сердце нашему искусству. Я никогда не делю зрителей по географическому признаку. Мы с одинаковым удовольствием показываем наши балеты и в Петербурге, и в Минске, и в других городах мира.

Об артистах своей труппы

- Танцовщик моей труппы должен обладать яркой внешностью, безупречной технической подготовкой, а также особым психоэмоциональным складом, который позволил бы ему органично чувствовать себя в нашем репертуаре. Все просто, и никаких предубеждений здесь быть не может.
Я всегда готов попробовать поработать с артистом, который не достиг больших высот, танцуя в классической труппе, но при этом демонстрирует наличие сценической индивидуальности, хорошую обучаемость и интерес к новым хореографическим формам.

О современном балете

- С одной стороны, в современном балетном искусстве возрастает значение техники. Пластический рисунок становится более агрессивным, динамичным, изломанным. И это уже не столько особенности развития танца как такового, сколько примета нашей эпохи в целом, ее атмосферы, духа. В то же время, никакие стилистические нюансы или технологические новшества не в силах вытеснить духовную составляющую балета на второй план. Ведь хореографическое искусство всецело обращено к внутреннему миру людей.

О преемниках

- Это больной вопрос для меня. Я не вижу ни преемников себе, ни тех молодых мастеров, которые были бы способны стать новыми лидерами балетного мира. Почему так происходит – вопрос не ко мне. Учебные заведения сотнями выпускают хореографов, на их обучение тратятся немалые деньги. Но назовете ли вы сегодня имена тех, кто способен продолжить и развить великие традиции прошлого? На смену мэтрам, поколению служителей Терпсихоры приходит генерация циников. Мы стремительно приближаемся к балетному апокалипсису. Надеюсь, что именно Академия танца сможет стать убедительной антитезой этим негативным процессам.

О личном становлении

- Не могу сказать, что родные или друзья активно способствовали моему приобщению к миру танца. Скорее, я стал хореографом не благодаря обстоятельствам, но вопреки им, уже в довольно раннем возрасте, четко осознав свою жизненную миссию. Для окружающих в то время желание мальчика заниматься балетом, а не стать, к примеру, физиком или врачом, выглядело довольно странным.

В подростковом возрасте я начал вести дневник, в нем были довольно нескромные формулировки и оценки моей деятельности. Юности свойственна заносчивость. Но дело не в этом. Знаете, в жизни я видел немало печальных примеров того, как довольно одаренные люди мучились от невозможности обрести себя, найти свой путь. Это действительно драма – когда таланты пропадают впустую. Я в данном отношений счастливый человек: судьба не просто послала мне дар, но и помогла вовремя распознать его в самом себе. Как именно это произошло, не знаю. Очевидно, тут надо говорить о фатуме, провидении. Такова моя творческая и личностная природа. Но хочу заметить, что Божий дар, которым я обладаю, не только дает мне широкие возможности для самореализации, но и накладывает самую серьезную ответственность, подчиняет мою жизнь безостановочному жертвенному труду.

О стилях

- Безусловно, никакой вид искусства не может полноценно существовать и развиваться, будучи сведенным к гегемонии какой-то одного стилистического направления. Культура – очень сложная многоуровневая система. Упрощение, отказ от новых художественных форм и методов вредит ей.

Разумеется, стилистический канон не должен становиться самоцелью для творца. Для меня никогда не была приоритетной ни балетная классика, ни современный танец, хотя наша хореография строится как на одном, так и на другом. Различные стили – всего лишь инструментарий в руках художника. Самое же главное – стремление с максимальной эффективностью выразить в произведениях свою творческую идентичность, уникальное видение мира. И решению этой задачи могут быть подчинены различные эстетические методы.

О личных переживаниях на сцене

- Без личного отношения, без сопереживания своему герою никакие творческие успехи невозможны. Артист должен одухотворить материал, над которым он работает, впустить все изображаемые драмы и коллизии в самые потаенные уголки своей психики. Это тяжкий, изматывающий и даже опасный труд. Но только так можно достичь чего-либо в сценическом искусстве.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 11, 12, 13  След.
Страница 3 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика