Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 8:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040301
Тема| Балет, Star Gala в Crocus City Hall, Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Звезды в плохом освещении
Star Gala в Crocus City Hall

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №57 (5088)
Дата публикации| 2013-04-03
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2160417
Аннотация|


В "Интимной дистанции" (Intimate Distance) персонажи Беатрис Кноп и Дмитрия Семионова сошлись в нешуточном гендерном бою
Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ


Вся галерея 5

На сцене Crocus City Hall состоялся международный балетный гала-концерт с неоригинальным названием "Звезды мирового балета", организованный настолько провально, что ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА еле сориентировалась в балетной астрономии.

Концерт с безнадежно избитым заголовком обещал тем не менее оказаться оригинальным. Прежде всего потому, что спродюсировал его иностранец — худрук Балета Дортмунда Тобиас Эхингер, не первый сезон успешно занимающийся устройством подобных гала на Западе. В сущности, нам предлагали посмотреть на балетный небосклон в телескоп, установленный в другом полушарии: заявленные звезды действительно имеют высокий статус в почтенных труппах, но в России многие из них мало или вовсе неизвестны. К тому же участники гала сами выбирали репертуар, и любопытно было посмотреть, что модно в этом сезоне. Словом, готовился вполне серьезный ознакомительный тур, но организаторы концерта приложили максимум усилий, чтобы он выглядел как малопрезентабельный чес.

Сценическое освещение было подслеповато-тусклым, будто публику допустили на черновую репетицию. Фонограммы номеров слишком часто звучали плохо. Буклеты с биографиями участников гала исчезли задолго до начала представления; программки не были предусмотрены вовсе; экраны по бокам сцены оставались темными; закадровый голос не объявлял имена артистов — в результате зрители остались в полном неведении, кого им тут показывают и что эти люди танцуют. Корреспонденту "Ъ", правда, досталась по блату рабочая копия программки, но можно ли верить написанному — еще вопрос.

Концерт незатейливо перемежал классику с современностью. Из актуального репертуара наибольший интерес вызвало Па-де-де, поставленное Форсайтом на музыку Генделя: в исполнении пермской балерины Натальи Домрачевой и Ноа Гелбера (ассистента великого реформатора, переносящего в Россию все его постановки) оно выглядело почти академичным, удивив линейной стройностью и телесной гармонией. Пара из Национального балета Португалии, Филипа де Кастро и Карлос Пинильос, исполнила до боли знакомую "Кантату" Мауро Бигонцетти — коронный номер Натальи Осиповой и Ивана Васильева, идущий у нас под названием "Серенада". Знаменитые бешеные поддержки португальцам дались с явной натугой, однако отчаянные, на разрыв аорты, отношения героев показались более разнообразными. В целом же балетмейстерскими открытиями западный мир не поразил — все дуэты выглядели вариациями одного любовного конфликта: самодостаточные женщины отталкивали мужчин, мужчины скручивали их в бараний рог поддержек. Публика насилие одобряла, а одну из поз (когда перевернутая вниз головой партнерша повисла на руках партнера, почти касаясь головой пола и распахнув ноги в прямом шпагате) даже поприветствовала отдельными аплодисментами.

Классика оказалась в еще более трудном положении. Кубинцы Венус Вилья и Роландо Сарабиа исполнили то, что они называли хореографией Петипа. Вообще-то "белое адажио" из "Лебединого озера" принадлежит Льву Иванову, а па-де-де из "Дон Кихота" — Александру Горскому, однако на оригиналы они действительно походили мало: кубинцы предложили собственный вариант. Они подошли к делу по-спортивному: показали "обязательные элементы" — из тех, что у них получаются лучше всего, остальному отвели роль связок. Упитанная Венус с мягкими пухлыми ногами отличалась единственным исключительным умением — долго стоять на одном пуанте, подняв другую ногу в большой позе: именно этим она и занималась, опустив всякие там обводки и даже фуэте. Ее партнер Сарабиа, которого западные рецензенты окрестили "кубинским Нижинским", явно в рекламных целях (ни приличным прыжком, ни артистизмом он, в отличие от русского гения, не отличается) отпрыгал лишь самое необходимое — резко и невысоко, зато щеголял действительно великолепным вращением, запросто откручивая по восемь больших туров en dehors.

На редкость бездарное па-де-де из "Коппелии", якобы сочиненное Михаилом Барышниковым (не верится, что великий артист мог породить такую немузыкальную и топорную хореографию), солисты Национального балета Нидерландов Юргита Дронина и Исаак Эрнандес украшали по мере сил. Балерина, правда, слишком увлекалась демонстрацией выворотной стопы — так, что о музыке забыла вовсе; зато красавец Эрнандес, будто соскочивший с полотна Караваджо, с музыкой был в ладах, вдохновенно и свободно парил в воздухе, а пируэты крутил с легкостью ветряной мельницы.

С неурядицами концерта отчасти примирили Эшли Баудер и Хоакин де Лус из New York City Ballet, считающиеся лучшими исполнителями баланчинской "Тарантеллы". Пара станцевала свой коронный номер с залихватским азартом, невозможным в нашем классическом балете. Неуемная любовная перепалка маленького прыгуна (ну вылитый Том Круз) с крепконогой и остроумной партнершей, не упустившей ни единого пластического прикола "мистера Би", оказалась столь искрометной, что даже вялая публика "Крокуса" сподобилась на некое подобие овации.

Публику, заманенную на "мировых звезд" и оставшуюся в недоумении, конечно, жаль. Но жаль и достойных артистов, вынужденных выступать в таких обстоятельствах. А вот западному импресарио, явившемуся в Москву со своим самоваром, следовало бы поменять местных продюсеров и получше изучить российский рынок, без того перенасыщенный по-настоящему звездными гала.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:54 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 8:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040302
Тема| Балет, БТ, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Сергей Бирюков
Заголовок| «Танец от биде до кухонной плиты»
Где опубликовано| газета "Труд"
Дата публикации| 2013-04-03
Ссылка| http://www.trud.ru/article/03-04-2013/1291692_na_stsene_bolshogo_pojavilis_bide_i_kuxonnye_plity.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балетный фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма» начался в Большом театре


Балерина Анна Балукова на репетиции спектакля «Квартира» на сцене Большого театра. Фото: РИА Новости

В Большом театре стартовал международный балетный фестиваль «Век «Весны священной» — век модернизма», посвященный 100-летию самого знаменитого совместного творения композитора Игоря Стравинского и балетного гения Вацлава Нижинского. Для обозревателя «Труда» главной радостью стало то, что балетный коллектив ГАБТа впервые после нападения на его художественного руководителя Сергея Филина напомнил: он может поставлять и творческие новости.

Фестиваль открылся премьерами двух одноактных балетов, первую из которых можно назвать исторической: впервые Большой обратился к хореографии шведского мастера Матса Эка, чья «Кармен» с босоногой танцовщицей Анной Лагуной стала в начале 90-х сенсацией не меньшей, чем за четверть века до того «Кармен-сюита» Альберто Алонсо с Майей Плисецкой. Сейчас Эк перенес на московскую сцену свой спектакль «Appartement» («Квартира»), сочиненный для Парижской оперы. При всей несентиментальности Эка здесь все же больше французского шарма, чем русской суровости. Да, его герои проявляют себя в ситуациях вокруг самых приземленных предметов вроде кухонной плиты или даже биде, но ими движет любовь. Добавим крепкий дух совместной работы, когда на сцене нет разделения на звезд и фон, и все, включая прим Диану Вишневу и Марию Александрову, одинаково увлеченно работают на ансамбль.

«Весну священную» к открытию фестиваля должен был ставить британский хореограф Уэйн Макгрегор. Но, узнав о случившемся в театре, он отменил постановку — по крайней мере до возвращения Филина в строй. Выручить ГАБТ согласилась екатеринбургский хореограф Татьяна Баганова. Возможно, если бы у нее было больше времени, спектакль не произвел бы (по крайней мере на автора этих строк) такого впечатления клочковатости и надуманности. Идея Багановой сделать центральным мотивом поиски воды не вызывает возражений. Интересны некоторые придумки дизайнера Александра Шишкина, превратившего сцену в громадную неряшливую раковину с гигантским пересохшим краном. Но что означают красные бугры, разбросанные по сцене? Почему некоторые персонажи залезают в них головами и носят наподобие шляп? Что за верстак с красной лампой спускается с колосников? Почему мужчины вдруг надевают на головы шлемы-маски отвратительного «пиявочного» вида, а на женщин сверху спускаются какие-то метелки, после чего имитируется повешение этих бедняжек? Хотя все они в конце концов остаются в живых, и на них вместе с их мужчинами проливается живительный дождь.

Весь этот сюрреализм деталей, думаю, не так бы травмировал восприятие, будь они нанизаны на столь же внятный, как у Эка, танец. К тому же оркестр Большого театра под управлением Павла Клиничева играл классическое произведение так, будто впервые видел эту партитуру.

Напоследок о приятном: в апреле на сцене Большого нам покажут «Весну священную» в исполнении Балета Мориса Бежара, Театра танца Пины Бауш и Финского национального балета, причем в последнем случае это будет историческая хореография Нижинского.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
luk
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 16.03.2004
Сообщения: 412
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 11:47 am    Заголовок сообщения: Онегин Джона Кранко в балете Сан Франциско Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040303
Тема| Балет, Сан Франциско балет, Онегин, Три состава
Персоналии, Мария Кочеткова, Витор Луиз, Ян Ян Тан, Кори Стернс
Авторы| By Aimee Tsao in Reviews
Заголовок|San Francisco Ballet – Onegin (3 casts) – San Francisco
Где опубликовано| Dance Tabs
Дата публикации| 2013-04-02
Ссылка| http://dancetabs.com/2013/04/san-francisco-ballet-onegin-3-casts-san-francisco/
Аннотация| Review



Maria Kochetkova in Cranko’s Onegin.
© Erik Tomasson.

San Francisco Ballet
Onegin

San Francisco, War Memorial Opera House,
March 22, 23 and 27, 2013
www.sfballet.org

John Cranko’s Onegin has become the Swan Lake of the past quarter century. The 48-year-old ballet has now been performed by most of the major ballet companies in the world as well as by some lesser-known ones. Based on Alexander Pushkin’s verse nove, Eugene Onegin, the dramatic narrative provides some of the most emotionally complex characters in the ballet repertoire. They challenge the dancers to draw on all their artistic powers in bringing them to life. All five principal roles – Onegin, Lensky, Tatiana, Olga and Gremin – ideally need to be worked on collaboratively to ensure that each one’s interpretation fits in with all the others’ portrayals. On the other hand the music is a patchwork-quilt compilation of Tchaikovsky piano pieces (including parts of The Seasons) and portions of larger orchestral works – Francesca da Rimini, Romeo and Juliet and Symphonic Fantasy. Despite the fine orchestration by Kurt-Heinz Stolze and exceptional conducting by Charles Barker, the score still lacks the grand melodic and emotional sweep of his ballets – Swan Lake, Sleeping Beauty and Nutcracker. I wish that Cranko had used the music from the opera Eugene Onegin by the same composer to carry the ballet forward with an innate momentum. This season and last, the programming offered both Onegin and Yuri Possokhov’s Francesca da Rimini (yes, to the Tchaikovsky score) to make for some musical over-exposure. At least the orchestra will be playing well.

I first saw Onegin with Marcia Haydée and Richard Cragun when the Stuttgart Ballett made its New York debut in 1969. So when San Francisco Ballet premiered it in the 2011-12 season I was happy to meet an old acquaintance again. Last February I caught one cast and this time around I was able to see three casts which I will discuss presently. It proved quite interesting to see how radically different each cast was in each of the roles and how a dancer’s interpretation was capable of altering my perspective on the entire ballet.

Saturday evening’s Tatiana and Onegin are Vanessa Zahorian and Davit Karapetyan, a married couple when off stage. Zahorian plays the naive country girl of the first act quite well, but needs to find more passion when she pursues Onegin, especially in the mirror pas de deux when she dreams of being in his arms. If she doesn’t exhibit enough romantic ardor as part of her fantasies about the newcomer then there isn’t enough contrast to justify her feelings in the third act when she rejects his attentions. After the duel, however, Zahorian does show us a chilling change of heart as she finally sees Onegin for who he really is. She does extremely well in establishing her loving relationship with her husband, Prince Gremin, danced by the adoring and supportive Ruben Martín Cintas, in both the pas de deux at the ball and then again in the mime just before the final scene with Onegin. Her absolute resolve and steely restraint in the last pas de deux are, for me, far more powerful than any hysteria could ever be. She makes a decision and stands by it, despite having been tested by her own flickering memories of the past.

Karapetyan is a very dynamic actor as well as an excellent dancer. His characterisation of Onegin is one of a very self-absorbed man whose internal life sometimes overshadows his real one. At first he seems oblivious to the pain he is causing Lensky by flirting with his fiancée Olga, but once challenged to a duel, he reluctantly follows through only because Lensky refuses to listen to reason. His despair over killing his friend is wrenching. Years later he is till haunted by his past and again resorts to his own egocentric view by futilely pursuing Tatiana.

Dana Genshaft and Jaime Garcia Castillo as Olga and Lensky bring an astounding musicality to their first act pas de deux, one that actually erases the awkwardness of the choreography. Castillo goes on flawlessly to dance the solo before the duel with such heartbreaking emotion that I am moved to tears. Every arabesque, every turn is an eloquent word in a final farewell to life.

Sunday’s matinée has a last minute cast change and I am at first disappointed not to see Maria Kochetkova and Vitor Luiz in the lead roles. But the partnership between Yuan Yuan Tan and guest artist Cory Stearns of American Ballet Theatre brings a real surprise. Like Zahorian, Tan could be more swept away with Onegin in the first act. Her dancing is lovely – light, fluid and precise – and she seems to be inspired by her new partner, Stearns. She is also quite touching in the pas de deux with Gremin, danced solicitously by Damian Smith. The final pas de deux is very intense and emotional and she is completely distraught at the end, in fact, out of all proportion to any previous hints she may have given as to her feelings. The good news is that she has really made a personal break-through toward becoming a dramatic performer. Hopefully she will learn how to utilise that ability in appropriate ways. Stearns also starts out slowly and is quite bland in spite of his polished technique. Only when he is on his way to the duel does he finally show some substance. Although not as nuanced an actor as Karapetyan, he still creates a faceted Onegin. He also has marvelous partnering skills that show Tan off at her best. Castillo reprises his role as Lensky and is once more utterly moving.



Maria Kochetkova and Vitor Luiz in Cranko’s Onegin.
© Erik Tomasson. (Click image for larger version)

The best cast is the last one on Wednesday evening, with Kochetkova and Luiz as Tatiana and Onegin. Kochetkova manages the best balance between naiveté, passion and maturity. She shows her final internal struggle with complete clarity. Throughout the entire ballet her dancing is never less than a seamless unfolding of her character where the steps dissolve in the telling of her story – always impeccable and musical.

Luiz is terrific all around, as he passes through being bored, irritated, remorseful and passionate. His technique melded with his emotional expression, he builds a strong rapport with his partner. Clara Blanco is a marvelous Olga, both sunny and teasing, while Joan Boada forges his Lensky more with his acting than his dancing. Together they make the first act pas de deux look effortless.

I certainly hope that San Francisco Ballet continues to perform Onegin as it is a ballet that satisfies the audience and inspires the dancers to grow as artists.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 10:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040304
Тема| Балет, БТ, Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Премьера, Персоналии, Матс Эк, Татьяна Баганова
Авторы| Анна Гордеева, Лариса Барыкина
Заголовок| «Весна священная» в Большом: за и против
Мелкая неудача или попытка реванша российского contemporary dance на академической сцене?

Где опубликовано| Colta.ru
Дата публикации| 2013-04-03
Ссылка| http://www.colta.ru/docs/18590
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

ПРОТИВ

Анна ГОРДЕЕВА


На прошлой неделе в Москве показали три важных премьеры. Две из них очень удались.

Фестиваль «Век “Весны священной” — век модернизма» в Большом театре открылся «Квартирой» Матса Эка. Ну, так просто получилось — два балета в премьерный вечер, и «Квартиру» поставили первой. Но получилось правильно: форум, что принесет нам работы великих людей (на этой неделе — театр Бежара, на следующей — труппа Пины Бауш, затем финны станцуют Вацлава Нижинского и Иржи Килиана), должен с работы великого человека и начинаться.

Матс Эк сочинил «Квартиру» тринадцать лет назад для Парижской оперы; лучшая труппа мира тогда без напряжения воспроизвела эту анфиладу городских историй — каждый эпизод был вроде бы сам по себе и вместе с тем надежно связан с соседним. В Большом отдельные сцены «Квартиры» и существовали отдельно, но это не стало недостатком спектакля: балет не просто «сел» на труппу, он «сел» на сегодняшнюю нашу реальность, в которой люди с каждым днем все больше отдаляются друг от друга, несмотря на постоянно поминаемую всуе русскую душевность.

И эти сценки, происходящие на голых подмостках (средь пустынной глади разрозненными островками возвышаются биде, кресло, газовая плита и дверь), — хроники холода, хроники одиночества. Пускай Семен Чудин не слишком внятно воспроизводит роман своего героя с телевизором (из кулисы идет свет, как от экрана телеящика; перед кулисой пластается по креслу, стекает с него, отдается невидимому властителю герой; Чудин, кажется, стеснялся), зато отчаянный дуэт Марии Александровой и Александра Смольянинова у плиты был выше всяких похвал (артисты мгновенно совпали с вдруг взвинчивающейся интонацией спектакля и логично привели к жесткому финалу дуэта — с вытаскиванием из плиты обугленного младенца, символа убитой любви). Пять танцовщиц в дефиле с пылесосами выдают отличный драйв, а Диана Вишнева в дуэте у двери так вцепляется в Дениса Савина, будто от того, позовет ли он ее за собой, зависит вся ее жизнь. Камушки на ладони, зарисовки, сделанные у витринного окна парижского кафе (Эк в интервью рассказывал, что начал придумывать спектакль, глядя на пешеходов из окна бистро: в конце концов от «улицы» в «Квартире» осталась только одна проходная — прошу прощения за каламбур — сценка), московские артисты и мариинская гостья станцевали с тем пониманием стиля, что не всегда встречается даже в их работе с привычной классикой. И тем помогли публике выжить на «Весне священной».

Дело даже не в том, что Баганова музыку не тронула: она ее просто не заметила.

А это было непросто: второй фестивальный спектакль изрядно измотал зал. Тут, конечно, надо вспомнить про экстремальные обстоятельства, в которых выпускалась эта премьера, — изначально «Весну священную» должен был ставить Уэйн Макгрегор, пару лет назад перенесший в Большой свой сверхуспешный балет Chroma, но английская знаменитость после нападения на Сергея Филина в страну бандитов и медведей ехать отказалась. Нужна была срочная замена — и выбор пал на худрука екатеринбургской компании «Провинциальные танцы» Татьяну Баганову. Хотя особенного выбора у руководства театра на самом деле не было — у значимых хореографов график забит, переговоры с ними идут годами, и надеяться на то, что кто-то срочно сорвется в Большой выпускать незапланированную премьеру, было бы наивно. Рассматривался вариант с показом версии Наталии Касаткиной и Владимира Василева (уникальный советский артефакт, трогательный и глуповатый балет 1965 года, где прогрессивный герой вступает в борьбу с шаманизмом), но в конце концов было принято решение все-таки выдать мировую премьеру. Баганова уже появлялась в Большом, отвечая за пластику в опере «Огненный ангел», а главное — в ее биографии была сотворенная с собственной труппой дивная «Свадебка», за которую она в свое время получила «Золотую маску».

То есть предполагалось, что Стравинского хореограф чувствует и может что-то дельное на его музыку поставить.

Не случилось. Никто, разумеется, не ждал, что Баганова будет пересказывать ту историю о человеческом жертвоприношении в языческой Руси, что подразумевал, сочиняя свою партитуру, Стравинский, — рассказав ее со сцены сто лет назад, Нижинский фактически закрыл тему. Но внимание к музыке, к тому, как она меняет краски, как шарахает кульминацией и валится во временном упадке сил, ожидалось, а иначе зачем брать «Весну» в работу? То есть лично у меня нет никаких жестких табу на этот счет — я убеждена, что хореограф может трансформировать и резать музыку под свои нужды. Но дело даже не в том, что Баганова музыку не тронула: она ее просто не заметила. В яме оркестр под управлением Павла Клиничева воспроизводил партитуру — артисты же, двигаясь на сцене, принимали во внимание только ритм. С тем же успехом можно было танцевать, скажем, под большой барабан.



На сцене в бетонной коробке маялись от жажды полтора десятка человек. Тянули руки к гигантскому крану, что вылезал из левой стены (сценография Александра Шишкина), катались по деревянному столу, бродили с лопатами, оборачивая их вокруг себя и над собой, как герои боевиков класса Б — восточные мечи. Баганова, выпуская «Весну священную» в жесткие сроки, подарила Большому прежде всего охапку цитат из прежних своих спектаклей. Снова у танцовщиц были распущены волосы (кажется, и кастинг шел по принципу — у кого роскошнее шевелюра), и они окунали головы то ли в пыль, то ли в песок, а потом встряхивали головами, и мутное облако зависало над сценой (как в песке купались екатеринбургские танцовщицы в недавней багановской «Сепии»). Сияла прикрепленная к столу спираль в бутылкообразном сосуде; из крана вываливалась зеленая тряпочная капля; графическая карикатура на Стравинского с разинутым ртом спускалась с колосников и подвергалась раздиранию буйными танцовщицами. Весь спектакль в целом напоминал траекторию автомобиля, за рулем которого сидит абсолютный новичок, — то резкий удар по тормозам, то ускорение в неожиданном месте, то занос. То есть не совсем новичок — ну, допустим, мотоциклист, которому вдруг доверили управлением «КамАЗом»; зрелище в некотором роде впечатляющее, но лучше не оказываться рядом. Что ж, за попытку — спасибо.

Публика, потихоньку ругаясь, покидала зал, не дожидаясь окончания спектакля. Зрители утекали аккуратно, скандала не было — их способны спровоцировать лишь значительные произведения искусства (вон по поводу «Руслана и Людмилы» Чернякова в сети до сих пор идут битвы), здесь же случилась просто мелкая неудача. Одна из тех, без которых не бывает удач, — иначе театр, ориентируясь только на «проверенные образцы», превращается в музей, который посещают любопытствующие туристы. Но одно печальное последствие у этой неудачи все-таки будет: у значительной части премьерной публики, никогда раньше не интересовавшейся современным танцем, желание поинтересоваться им так и не появится — наоборот, зрители будут убеждены, что если лучший (хорошо, может быть, и не лучший — но уж точно самый известный) российский хореограф contemporary dance ставит так скучно, то и все направление в целом вовсе не стоит внимания.

Меж тем — безусловно, стоит. В нескольких кварталах от Большого, в Школе драматического искусства, сейчас выходит премьера, способная реабилитировать современный танец, — «Героиды». (В минувшую пятницу была генералка, во вторник и среду будут премьерные показы.) Хореограф Анна Гарафеева поставила пять женских монологов — Лаодамия и Филлида, Федра, Пенелопа и Сафо говорят о себе в танце под музыку Колена Роша. Решимость Лаодамии следовать за мужем даже во тьму (в каждом па Алины Чернобровкиной — никакой скорби, только целеустремленность); на глазах превращающаяся в дерево Филлида — Ольга Бондарева; прячущая лицо и выгибающаяся от плотского желания Федра (в движении Ольги Хоревой — та конгениальная степень откровенности, что пугает в оригинальном тексте). А еще — Пенелопа (Екатерина Аликина), что просто ждет, сидя на стуле, и рассматривает, как меняются — сохнут — руки и как по-старушечьи корчатся ноги. И, конечно, по-кошачьи вальяжная Сафо, что откровенно позирует на сцене и вызывающе разводит ноги, — сама Гарафеева. Пять монологов изобретательно придуманы и соединены с музыкальной точностью: современный танец жив, Большому же театру просто немного не повезло.


ЗА

Лариса БАРЫКИНА


За сто лет «Весну священную» ставили бессчетное количество раз. При этом по-настоящему важными вехами балетной истории стало лишь несколько спектаклей: мировая премьера Вацлава Нижинского (1913) плюс версии Мориса Бежара (1959) и Пины Бауш (1975), составившие основу программы масштабного фестиваля «Век “Весны священной” — век модернизма», приуроченного Большим театром к 100-летию партитуры Стравинского. Открываться форум должен был мировой премьерой «Весны» в постановке известного британского радикала Уэйна Макгрегора, но тот в самый последний момент ехать в Москву передумал. Хрупкое плечо Большому в итоге подставила женщина: выручить главный театр страны по предложению куратора фестиваля Павла Гершензона согласилась лидер екатеринбургской компании «Провинциальные танцы» Татьяна Баганова, взявшаяся осуществить постановку в рекордные шесть недель. Подчеркиваю: в эти сроки Багановой необходимо было не просто разучить с труппой Большого уже сочиненный хореографический текст, а создать новый спектакль, что называется, с нуля.


«Весна священная»

Заинтригованное балетное сообщество принялось ловить скудные «вести с полей», выжидая, чем обернется этот смертельный номер. Обнадеживающе прозвучала новость о заключенном Багановой союзе с художником Александром Шишкиным, умеющим придать актуальность любому театральному зрелищу. Потом мы узнали, что после смотрин-кастингов в проекте решено было задействовать лишь нескольких смельчаков из Большого, к тому же — танцовщиков отнюдь не первого положения в труппе. Участие в постановке пятерых артистов «Провинциальных танцев» и вовсе выглядело мерой вынужденной — запахло паллиативом, и можно было только догадываться, что заставило отважную Баганову, рискуя репутацией первой леди отечественного современного танца, ввязаться в эту историю (с другой стороны, хотелось бы посмотреть на хореографа, который посмел бы от подобного предложения отказаться). Баганова рискнула — и в конечном счете выиграла: более радикального зрелища, чем нынешняя «Весна священная», публика Большого еще не видела.

Бескомпромиссность, с которой Баганова и Шишкин выстроили на Новой сцене Большого театра концептуальный балет-инсталляцию, вызвала в зале шок и оторопь. Пускай и разного свойства: кто-то не мог оторвать от сцены глаз, те же, для кого современные визуальные практики пришлись в новинку, откровенно скучали — хотя, казалось бы, в отличие от многих образцов contemporary dance в спектакле Багановой наличествовала внятная сюжетная подоплека. «Группа лиц без центра» мечется в клаустрофобическом бетонном мешке, из одной из стен которого торчит гигантский водопроводный кран. Жажда — вот единственное чувство, обуревающее героев этой «Весны священной». Оно будет нагнетать саспенс, трансформировать поведение и свойства психики, заставляя бросаться из крайности в крайность, — пока наконец в финале на головы измученных не прольются струи спасительного дождя.

Главная претензия к Багановой по меньшей мере умиляет: Стравинский-де не при делах — ни тебе весны, ни сакральности.

Агрессивно-насыщенная сценографическая среда Александра Шишкина придает спектаклю неуловимый, но ясно ощущающийся политический подтекст, который превращает «Весну священную» Багановой в антиутопию в духе то ли Оруэлла, то ли Замятина (тему тоталитаризма «Провинциальные танцы», кстати, сценически осмысляют не в первый раз — вспомнить хотя бы удостоенный «Золотой маски» спектакль «Не про любовь»). Хотя заметно, что более всего хореографа, кажется, заботила необходимость научить танцовщиков Большого говорить на одном языке с ее «провинциалами»: задача оказалась нелегкой, и лексика танцев, как следствие, особым богатством не отличается. Но дело, конечно, не в количестве или отсутствии крупных движений, прыжков и сложных поддержек. Работая над «Весной священной», ставшие единым ансамблем артисты научились чему-то куда более серьезному: в работе занятых в спектакле танцовщиков были и внутреннее напряжение, и сверхконтактность, и то, что принято называть stage presence, — все то, что не востребовано классическим балетом, но совершенно необходимо в современном танце.

То, что конечный результат титанических усилий Багановой не смогут до конца принять и оценить ни публика, ни окружение Большого, никогда всерьез не воспринимавшие екатеринбургских адептов contemporary dance (да и к самой Багановой заочно относившиеся со смесью консерватизма и столичного снобизма), можно было предположить заранее. Неожиданно то, что заодно с непроснувшимися зрителями Большого оказалась большая часть отечественной балетной критики. Главная претензия к Багановой по меньшей мере умиляет: Стравинский-де не при делах — ни тебе весны, ни сакральности. Но у Багановой не было — да и не могло, в сущности, возникнуть — намерения интерпретировать партитуру «Весны». Пока современный танец не первый десяток лет занят поиском собственной идентичности, у многих постановщиков сформировалась стойкая боязнь впасть в зависимость от музыки, став послушным рабом ее эмоционального содержания, структуры и драматургии.


«Квартира»

С этим фактом — не важно, нравится он или нет (лично мне — не очень), — приходится считаться: такие уж сегодня правила игры. Но почему же вдруг то, что с легкостью дозволяется и даже приветствуется в практике contemporary dance, становится неприемлемым на сцене Большого? К тому же сегодняшнему театру известны и другие, далекие от традиционных, принципы взаимоотношения музыки и сцены, активно разрабатываемые современной оперной режиссурой, — когда, скажем, театральный текст не иллюстрирует текст музыкальный, а контрапунктирует ему: на этом приеме, к примеру, построена драматургия большинства спектаклей Дмитрия Чернякова. В то же время и в современном балете нередко встречаются образцы кричащей глухоты хореографов, никого из членов профессионального сообщества особенно как будто не раздражающие: что-то я не слышала подобных претензий к работам финна Йормы Эло — хотя бы к его идущему на той же Новой сцене Большого, что и «Весна священная» Багановой, балету «Dream of Dream». Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку? От такой политики двойных стандартов делается нестерпимо грустно.

Возможность поставить спектакль в Большом театре — всегда серьезный шанс, в данном случае — не только для самой Татьяны Багановой, но в ее лице и для всего по-прежнему пребывающего в андеграунде отечественного современного танца. Шестнадцать лет назад подобный шанс (и, кстати, тоже с подачи Павла Гершензона) Мариинский театр предоставил Евгению Панфилову, еще одному корифею российского contemporary dance. По приглашению Валерия Гергиева он осуществил постановку все той же «Весны священной» с мужским составом труппы, столкнувшись примерно с теми же проблемами, что и Баганова. В 1997-м артистам не удалось полностью прочувствовать и присвоить стиль новой для себя хореографии, а не признанный прорывом спектакль быстро сошел с репертуара. Но я и по сей день помню и собственное потрясение, и глаза 26 мариинских «героев-панфиловцев», которыми они смотрели на хореографа, предоставившего им возможность по-новому взглянуть на танцевальное искусство. Ждать повторной попытки реванша российского contemporary dance на академической сцене пришлось полтора десятка лет. Я далека от мысли считать последнюю премьеру Большого театра верхом совершенства, но «Весна священная» Татьяны Багановой стала, как ни крути, бесценным опытом и для артистов, и для публики. И, пожалуй, самое главное: иногда в истории искусства важнее не результат, а процесс, который так важно сделать непрерывным и перманентным.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:58 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 11:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040401
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, Персоналии,
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Супружескую ссору номинировали на " Золотую маску"
На театральном фестивале представлен "Сон в летнюю ночь" в постановке Баланчина
Где опубликовано| Московский Комсомолец № 26203
Дата публикации| 2013-04-04
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/theatre/article/2013/04/03/835749-supruzheskuyu-ssoru-nominirovali-na-quotzolotuyu-maskuquot.html
Аннотация|

«Золотая маска» в рамках ежегодного проекта «Премьеры Мариинского театра в Москве» представила свою главную приманку - спектакль Джорджа Баланчина «Сон в летнюю ночь». Знаменитое творение основателя американского балета Мариинка добавила в свой репертуар ещё в прошлом сезоне, а золотомасочные эксперты выдвинули его на номинацию, как лучший балетный спектакль.


Фото: goldenmask.ru

Спектакль этот для творчества Баланчина не совсем обычный. В балете «Сон в летнюю ночь» он явно ностальгирует, вспоминая свое русское детство: одноименного балета Петипа Баланчин в бытность в Петербурге конечно не застал, но когда-то на сцене Михайловского театра тогда еще никакой не Баланчин, а 7-летний мальчик Георгий Баланчивадзе играл эльфа в шекспировской комедии.

Вот с порхания волшебных эльфов, а также других фантастических существ со слюдяными крылышками под сборную музыку Мендельсона в великолепных костюмах и декорациях Луизы Спинателли, словно во сне, и начинается этот дивной красоты спектакль — настоящая жемчужина баланчинского репертуара.

Тем не менее, баланчинский «Сон» - это воспоминание, прежде всего, о красоте императорского русского балета. Как и во многих других своих произведениях, здесь Баланчин передает атмосферу великолепия петербургских балетных постановок. Да и построен его «Сон» явно в стиле гранд - балетов XIX века, со всеми его условностями (диалоги в пантомиме, торжественные выходы и т.п.). Скажем, есть в этом балете такой персонаж, как кавалер Титании (партию отлично исполнил Камиль Янгуразов), функции которого для современного зрителя не совсем понятны: ведь у Титании ко всему прочему есть муж Оберон, король фей и эльфов и главный герой разворачивающейся перед зрителем постановки. На ссоре этих сказочных супругов собственно и строится весь сюжет. Всё встает на свои места, если мы вспомним, что в старинных балетах главные мужские партии были малотанцевальными, по преимуществу «ходячими», по той простой причине, что зачастую исполняли их заслуженные и уважаемые, но отнюдь не молодые артисты. А вот на вариации в па-де-де вместо них выходили как раз молодые танцовщики способные таки исполнить виртуозную хореографию. Именно такие детали императорского балета и сохраняет в своем спектакле Баланчин.

Хотя и партия Оберона у него танцами тоже не обделена. Вышедший в ней мариинский премьер Тимур Аскеров так и напрашивался на номинацию: обладатель длинных и красивых ног не скупился на великолепные прыжки, чистые вращения, блестящие заноски. Дарование же выдвинутой на лучшую женскую роль Екатерины Кондауровой (Титания), хоть и не идет ни в какое сравнение с мариинскими примами более старшего поколения, тем не менее, вполне органичное. Номинантка хорошо вписывалась в спектакль своей актерской игрой, а в баланчинский стиль удлиненными пропорциями, однако чистотой танца удивила не она, а вышедшие в дивертисменте 2-го действия

Константин Зверев (вот уж в ком парода чувствуется за версту) и хорошо технически оснащенная Оксана Скорик.

В этом самом дивертисменте Баланчин и использует на всю катушку придуманный им принцип бессюжетности, поскольку собственно вся шекспировская история компактно уложилась у него в один (первый) акт: именно там происходит вся устроенная Паком (хорошо справившийся с партией Василий Ткаченко) путаница с влюбленными парами и комическая история с Титанией, влюбившейся (в результате колдовства и по прихоти её мужа) в осла. Второй же акт отдан чистому танцу: здесь звучит знаменитый Свадебный марш Мендельсона, венчаются сразу шесть новобрачных и наиболее выгодно, во всей красе и отточенности предстает мариинский кордебалет.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 3:59 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 03, 2013 11:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040402
Тема| Балет, VII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх», Персоналии, Анаис Шелендер
Авторы| Текст и Фото Галины МОЗОЛЕВСКОЙ, ЯСИА.
Заголовок| Анаис Шелендер: Я очень люблю танцевать Жизель
Где опубликовано| ЯСИА
Дата публикации| 2013-04-03
Ссылка| http://www.ysia.ru/ru/culture/3900
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Увидеть на сцене Жизель в совершенно аутентичном исполнении, и кого? — примы Английского Национального балета - это ли не счастье для всех поклонников балетного искусства?

Такую возможность подарила якутянам Анаис Шелендер, гостья VII Всероссийского фестиваля классического балета «Стерх».

Она и ее партнер - премьер Национального балета Нидерландов Жозеф Варга исполнили первые партии в трогательном балете А.Адана "Жизель". В другой заглавной роли — Мирты, покровительницы виллис, выступила еще одна гостья, артистка Большого театра России Ольга Сизых.

Дополнил звездное трио приглашенный дирижер Алексей Богорад, который также как и Ольга Сизых работает в Большом театре.

Не будет преувеличением сказать, что Жизели, подобной Жизели Анаис якутская сцена еще не видела. Она исполнила роль своей соотечественницы так, как это может сделать только француженка.

Нежый и одновременно трагический образ как нельзя лучше соответствует маленькой и хрупкой Анаис.

«Я очень люблю танцевать Жизель- хоть сейчас могу станцевать снова», - призналась Анаис после спектакля. Она также поделилась, что в ее жизни была похожая история. «Поэтому, я очень хорошо понимаю свою героиню».

В дуэте с Жозефом Варга она танцует во второй раз, и во второй раз Жизель. «Мне очень удобно танцевать с Анаис — мы очень хорошо понимаем друг друга», - отмечает ее партнер по сцене Жозеф Варга.

«Перед выходом на сцену я вдруг начала очень волноваться, но потом, когда спектакль начался- успокоилась. Думаю это потому, что я всегда смотрю на своих партнеров по сцене не как на танцоров, а как на обычных людей, таких же как и я — и это очень успокаивает», - говорит Анаис Шеллендер. - Вообще я хочу сказать, что выйдя на сцену сразу почувствовала себя в составе одной команды — все действовали очень слажено, я ощущала большую поддержку от партнеров - мы буквально ловили дыхание, каждый взгляд друг друга и это было чудесно. Оркестр тоже сыграл неплохо, очень ответственно, намного лучше, чем было во время репетиций».

Жозеф Варга рассказал, что он родом из Словакии, поэтому так хорошо говорит по русски. Он также сказал, что учился у преподавателей, которые являлись представителями русской школы балета, поэтому особой разницы в между своим стилем исполнения и стилем исполнения российских артистов не увидел. «Я сам воспитанник русской школы балета — у меня были учителя, которые также представляли русскую школу, два года я учился в Монте-Карло, где мой преподаватель немного смешивала русскую и французскую школы. Вообще я считаю , что это не так важно, потому что очень мало различий между русской, английской, французской школами балета — сейчас принято миксовать разные направления, здесь все зависит от артиста, его физических данных, темперамента, предпочтений».

Артисты также признались, что Якутия показалась им очень холодной, несмотря на весну, правда Жозеф добавил, что ожидал больших холодов. С сожалением они отметили, что посмотреть что-либо интересное в Якутии не удастся, так как утром после закрытия фестиваля они улетают домой.

Напомним, что фестиваль «Стерх» закроется сегодня, 3 апреля, Гала-концертом в 3-х действиях с участием всех гостей фестиваля, а также солистов Санкт-Петербургского театра балета им. Л. Якобсона и участников ТВ проекта «Большой балет» канала «Культура».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 04, 2013 8:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040403
Тема| Балет,Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Персоналии,
Авторы|
Заголовок| Балет Бежара покажет "Весну священную" в Большом театре
Где опубликовано| РИА Новости.
Дата публикации| 2013-04-04
Ссылка| http://ria.ru/culture/20130404/930874894.html
Аннотация|

Гастроли Балета Бежара, которые пройдут на Новой сцене Большого театра с 4 по 7 апреля, продолжат масштабный фестиваль "Век "Весны священной" — век модернизма", посвященный 100-летию знаменитого балета Стравинского. Перед репетицией в среду представители труппы рассказали журналистам о предстоящих гастролях.

По словам художественного руководителя, в прошлом танцовщика труппы, Жиля Романа, балет "Весна священная" не утратил своей актуальности, хотя был поставлен более 50 лет назад. "Это очень сильная музыка, которая не поддалась влиянию времени, и сам балет не утратил своей энергетики, в чем зрители, я надеюсь, смогут убедиться", — отметил Роман.

Хореограф и педагог, много лет работающий с труппой Бежара, Азарий Плисецкий подчеркнул, что "Весна священная" — знаковый балет. "Именно с него началась слава Бежара, — пояснил хореограф. — Морис поставил "Весну" всего за три недели, и это была настоящая бомба. Не эпатаж и не провокация, а прорыв в смысле отрицания всех существовавших табу. Конечно, ханжи протестовали, но время показало, что он был прав".

Помимо "Весны священной" Балет Бежара привез в Москву еще несколько спектаклей, которые будут идти в один вечер. Это еще один знаменитый балет Бежара "Кантата 51" на музыку Баха и спектакль Жиля Романа "Синкопа", премьера которого состоялась в 2010 году.

В программу гастролей вошло и еще одно название, которое ранее не было заявлено в фестивальной афише — "Посвящение Стравинскому". Здесь, как рассказал Роман, публика услышит голос самого композитора, записанный на одной из репетиций. Музыкальной же основой "Посвящения" стала третья часть Концерта для скрипки ре мажор Стравинского.

Триумфальную, практически сразу же ставшую знаковой для балетного искусства прошлого века, постановку "Весны священной" Бежар осуществил для Королевского балета Бельгии в 1959 году. Спустя год он основал в Брюсселе труппу "Балет XX века". Спустя четверть века труппа переехала в Лозанну. Так родился Балет Бежара, ныне всемирно известная балетная компания, сохраняющая наследие мастера и представляющая новые постановки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 04, 2013 8:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040404
Тема| Балет, VII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх», Персоналии,
Авторы| Ирина НИКОЛАЕВА. Фотографии Сергея САРКИСОВА.
Заголовок| Душой исполненный полет. В Якутске завершился фестиваль балета "Стерх"
Где опубликовано| ИА SakhaLife
Дата публикации| 2013-04-03
Ссылка| http://sakhalife.ru/node/61255
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Вот и отзвучали последние аккорды прекрасного фестиваля «Стерх». Все дни фестиваля зал был переполнен, на закрытии были заняты все проходы и пролеты, в театре не осталось свободных стульев, полный аншлаг.



На фестиваль в качестве почетного гостя приехал легендарный артист, самый титулованный и заслуженный балетмейстер страны, педагог, народный артист СССР, лауреат всех мыслимых премий и званий, худрук Московской академии хореографии, педагог-репетитор Большого театра Михаил ЛАВРОВСКИЙ. Великий русский артист, живая легенда, современник самых великих имен мирового балета, свидетель ярчайших и грандиозных событий в отечественной культуре. Такие имена на фестивале сразу поднимают его статус.

На фестивале помимо двух вечеров, Михаил Лавровский провел мастер-классы для учащихся хореографического училища и балетной труппы театра. Безусловно, это событие- самый шикарный подарок от фестиваля молодым и совсем юным дарованиям якутского балета.

Фестиваль приходит как добрый вестник весны, подобно своему собрату- стерху, белому журавлю. Традиция собрать в Якутске настоящих звезд мирового балета на одной сцене началась еще лет 20 назад, когда прошел первый международный фестиваль «Северный дивертисмент». Тогда такая смелая идея пришла в голову Борису МАТВЕЕВУ-премьеру якутской труппы, настоящей звезде и артисту. В ту пору у него уже были значительные успехи и победы на конкурсах артистов балета Всероссийского и международного уровня. То время было настоящим расцветом якутского балета. Борис Матвеев, Анжелика ЕРЮХИНА, Оксана АБРАМОВА, Владислав ПЕТРОВ, Дмитрий ДМИТРИЕВ, Игорь МЯСОЕДОВ, Айталина НОСОВА- имя звучало за именем. В стране и мире узнали, что есть такое явление как якутский балет, состоялись московские гастроли, пришли первые успехи к артистам на самых серьезных конкурсах.



Спустя годы, фестиваль немного видоизменился, поменялось название, но идеология осталась прежней: познакомить якутян с шедеврами мирового классического балета, привозить мастеров сцены из лучших театров мира.



Теперь он называется «Стерх». Особенное дыхание для свободного счастливого полета фестиваль обрел с момента сотрудничества с Натальей Михайловной САДОВСКОЙ. Она стала художественным руководителем и главным режиссером фестиваля. Наталья Михайловна- безусловно, имя в русском классическом балете. Именно ее авторитет и воля способствуют тому, что на фестиваль приезжают все новые и новые имена. Формируется неповторимый репертуар.

В течении фестиваля зритель смог насладиться искусством солистов Большого театра, Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича- Данченко, Санкт- Петербургского академического театра балета имени Л. Якобсона, Татарского академического театра имени Мусы Джалиля, Английского национального балета, Национального балета Нидерландов. Репертуар самый что ни на есть классический: «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», «Жизель», «Шопениана», «Спящая красавица».

Мысли после фестиваля

Фестиваль, как ему и подобает, прошел на высочайшем уровне. Это был настоящий праздник.

Конечно, восхитили гости фестиваля. Артисты самых лучших театров мира подарили зрителям незабываемые минуты. Оркестр в эти дни был отлично сыгран и бесподобен. Дирижировали Николай ПИКУТСКИЙ и дирижер Большого театра Алексей БОГОРАД.

Очень хорошие впечатления оставили наши, якутские артисты. Кажется, якутский балет приобретает новое дыхание. Молодое поколение артистов входит в свою золотую пору мастерства.



Особенно восхитили мужчины. Сдается, что такого сильного мужского состава в якутском балете не было давно. Артисты Ренат ХОН, Леонид ПОПОВ, Станислав МЕСТНИКОВ, Сарыал АФАНАСЬЕВ срывали аплодисменты ничуть не меньше чем приглашенные звезды. Радует, что помимо технического уровня, молодые люди обладают несомненной харизмой и актерским мастерством. Настроение, легкость, элегантность- хочется, чтобы артисты со временем не расплескали этот свой дар. Безусловно, именно эти имена могут сегодня привлечь в театр новое поколение зрителей. А Сарыал Афанасьев, по признанию многих, может украсить своим мастерством любую сцену мира. Он, безусловно, запоминается сразу артистизмом и эмоциональностью. Хочется пожелать молодому артисту еще более высоких успехов!



Конечно, следует сегодня почтить память выдающейся якутской балерины, педагога и общественного деятеля Натальи ПОСЕЛЬСКОЙ. Именно ее величайший труд сегодня позволяет нам насладиться настоящим классическим искусством. Ее детище- Якутское хореографическое училище, является гарантом того, что балет в республике будет всегда и будет развиваться. Ее ученики сегодня являются гордостью якутского балета.



Что касается репертуара, то на фестивале зритель смог увидеть и сравнить классические произведения в разном прочтении. Например, спектакли «Ромео и Джульетта» и «Лебединое озеро» на якутской сцене идут в постановке Юрия ГРИГОРОВИЧА в классической редакции Мариуса ПЕТИПА. А на гала-коцерте звезда Английского национального балета Анаис ШЕЛЕНДЕР и премьер Национального балета Нидерландов Жозеф ВАРГА представили совсем других Ромео с Джульеттой из балета в редакции английского хореографа МакМиллана и па де де из балета «Лебединое озеро» в постановке опять же англичанина Кристофера УИЛДОНА.



Приятно было увидеть победителей телевизионного конкурса «Большой балет» на телеканале «Культура», солистов Большого театра Анну ТИХОМИРОВУ и Артема ОВЧАРЕНКО с номером «Колыбельная» в постановке Р. Поклитару, ставшим настоящим открытием сезона.



Шедевр –миниатюру «Вестрис» в хореографии Л.Якобсона представил солист Санкт-Петербургского театра балета им Якобсона Владимир ДОРОХИН и сорвал просто гром аплодисментов.



Настоящими любимцами публики стали солистка Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Ольга СИЗЫХ, премьер Большого театра Александр ВОЛЧКОВ,



солист Татарского театра имени Мусы Джалиля Давид ЗАЛЕЕВ.



Отдельное спасибо ведущему Сергею КОРОБКОВУ, который вот уже на протяжении нескольких последних фестивалей без устали просвещает якутского зрителя, его вступления ко всем вечерам фестиваля готовят к правильному восприятию классического искусства.


И конечно же, большой балетный поклон от имени зрителей трем главным вдохновительницам всех фествиалей «Стерх»: Наталье САДОВСКОЙ, Лире ГАБЫШЕВОЙ и Марии САЙДЫКУЛОВОЙ.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Апр 04, 2013 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040405
Тема| Балет, VI Сибирский фестиваль балета (Новосибирск), Персоналии,
Авторы| Марина ШАБАНОВА
Фото Виталия МИХАЙЛОВА и Валерия ПАНОВА
Заголовок| Шестая вспышка
Где опубликовано| Ведомости Новосибирского областного Совета депутатов
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://vedomosti.sfo.ru/articles/?article=41519
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

VI Сибирский фестиваль балета приготовил для зрителей фейерверк открытий. Этот фестиваль продолжает каждую весну радовать нас приездом звёзд мировой балетной сцены и гастролями знаменитых театральных трупп.



Дружба со Станиславским

Весна — время, когда подобные фестивали проходят в больших городах и столицах мира, премьеры выпускаются на сценах Парижа и Лондона. Теперь эта традиция прочно «прописалась» в Новосибирске. К слову сказать, Сибирский фестиваль балета остаётся единственным в своём роде за Уралом.

Ярким открытием фестиваля 25 марта стало выступление легендарной американской труппы современного танца Complexions (Нью-Йорк). Коллектив Дуайта Родена и Дезмонда Ричардсона продемонстрировал совершенно новый стиль танца, выходящий за рамки эпох и культур. Это танец, отражающий меняющийся мир во всём его многообразии. Сибирский зритель увидел отдельные танцевальные номера, фрагменты из новых проектов и одноактные балеты «Луна над Юпитером» и «Pretty Gritty Suite». На сибирскую сцену вышел и сам основатель труппы, танцовщик с уникальной творческой биографией Дезмонд Ричардсон.

Современная хореография стала одним из главных акцентов фестиваля, в её палитре оказались разные краски — от новых трактовок классики до неожиданных соединений контемпорари и брейк-данса. Фестивальный марафон продлит удовольствие любителей балета на ближайшие два с половиной месяца. В его программу вошли гастрольные спектакли Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, спектакль «Где-то» танц-труппы Renegade в рамках Года Германии в России, лучшие спектакли самого НГАТОиБ, а завершится фестиваль премьерой «сибирского Колизея» — балетом «Весна священная» Игоря Стравинского, назначенной на 12—13 июня.

На этой неделе два вечера подряд — 3 и 4 апреля — на сцене театра оперы и балета шла «Коппелия» в исполнении артистов Московского академического музыкального театра (МАМТ) имени Станиславского и Немировича-Данченко. В отличие от нашей постановки, которую осуществил Сергей Вихарев, реконструировавший хореографию Мариуса Петипа 1894 года по записям из коллекций Гарвардского университета, театр Станиславского представил «Коппелию» в версии Ролана Пети, знаменитого хореографа века XX. «Наша постановка “Коппелии” в своё время, в 2002 году, получила “Золотую маску” как лучший балетный спектакль сезона, а Анна Жарова была удостоена специального приза жюри. Мы уже привыкли к этому спектаклю, и зрители привыкли. Теперь появилась возможность сравнить. Музыка одна, а постановка — совсем другая. Это всегда даёт возможность активизировать интерес и к театру, и к балету», — говорит директор Новосибирского театра оперы и балета Борис Мездрич, заслуженный работник культуры России.

С тех пор, как Игорь Зеленский, художественный руководитель балета НГАТОиБ, народный артист России, стал и художественным руководителем балета МАМТ имени Станиславского, в июне 2011 года, два театра дружат труппами. На этот раз наряду с классикой москвичи привезли в наш город современные балеты — свои недавние премьеры — «Бессонницу» в постановке знаменитого чешского хореографа Иржи Килиана и «Первую вспышку» на музыку Яна Сибелиуса в постановке Йормы Эло, а также уже полюбившийся новосибирской публике по прошлым гастролям балет «Маленькая смерть. Шесть танцев» на музыку Моцарта, признанный лучшим балетным спектаклем 2011 года в России.

«Новосибирский театр оперы и балета очень радушный, сюда хочется приезжать, здесь хороший репетиционный зал, а сцена и зрительный зал — шикарны, им могут позавидовать столичные театры, — рассказывает блистательная Кристина Шапран, солистка балетной труппы Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, приглашённая солистка НГАТОиБ, обладательница приза зрительских симпатий телепроекта “Большой балет” на канале “Россия К.” — Спектакль, который мы показываем на Сибирском фестивале балета, — моя первая “Коппелия”. Она легко смотрится, это шуточный спектакль, после которого уходишь из зала с хорошим настроением. Моя сестра, которой иногда бывает скучно на балете, “Коппелию” смотрела взахлёб».


Артист должен развиваться

Накануне фестиваля наш ведущий солист балета Роман Полковников выступал на сцене «Стасика», танцевал премьеру, и непросто вводом, а пройдя весь постановочный репетиционный процесс. И в нынешнее воскресенье, 7 апреля, он выйдет на сцену родного театра вместе с артистами МАМТ в одноактном балете «Первая вспышка / 1st Flash», где одним из его партнёров выступит бывший солист НГАТОиБ Семён Величко. «Нам повезло, что мы благодаря Игорю Анатольевичу стали дружить труппами. И я очень рад, что мне удастся станцевать “Вспышку” для новосибирского зрителя. В балете участвуют три пары, они хаотично взаимодействуют друг с другом. Так, у нас с Семёном Величко много дуэтных вещей. Мы с ним смеялись: сибиряки поддерживают друг друга… Конечно, было непросто, но интересно, я чувствовал большую ответственность, потому что это всё-таки Москва, и нужно было доказать, что мы здесь, в Новосибирске, нисколько не хуже», — говорит Роман Полковников. Журналистов интересовало, не уедет ли Роман из Новосибирска, однажды и навсегда выбрав столичную сцену. «Мне здесь нравится, меня всё устраивает, но есть желание развиваться. Я бы хотел работать здесь и больше ездить в гастрольные туры, чем менять место работы», — успокоил он.

Поддержал Романа и заместитель руководителя балета НГАТОиБ Александр Курков, заслуженный артист России, 20 лет танцевавший на сцене «Мариинки»: «Для артиста важно гастролировать. Без этого невозможно. Ведь нужно и себя показать, и на других посмотреть. А что касается москвичей, они думают, вот сейчас приедет артист из провинции, как выдаст, и всё встанет на свои места. Я не имею в виду конкретно Романа, а ситуацию в балетном мире в целом… Чем хорош наш фестиваль? Возможностью увидеть новое, это особенно важно для труппы. Ей всегда хочется какой-то новизны, эксперимента».

Эксперимент не заставит себя ждать: впервые в программу фестиваля включён вечер, посвящённый кордебалету нашего театра, который состоится 14 апреля. НГАТОиБ возрождает традицию 70-х годов, когда впервые по инициативе объединения любителей хореографии «Терпсихора» состоялся бенефис кордебалета. Несмотря на участие в этом вечере ведущих солистов театра, главными исполнителями, обещают организаторы, станут артисты, традиционно представляющие массовые сцены.

А ещё раньше, 12 апреля, Гёте-Институт в Новосибирске при поддержке министерства культуры Новосибирской области представит один из лучших танцевальных спектаклей 2012 года в Германии «Irgendwo» («Где-то»). В постановке участвуют четыре контемпорари-танцора и пять брейкдансеров, которых объединяет идея внутреннего противоборства с окружающим миром и отношение к жизни молодого поколения. Креативный хореограф Малу Айраудо черпает свои решения из сочетания различных стилей, энергий и техник. «Где-то» — это место, где открываются новые возможности. Может быть, это дом, город или местность. Танцоры создают пространства, которые позволяют им вести игру присутствия и отсутствия, встреч и расставаний. За каждым концом всегда следует начало — в другом месте, в другой жизни.

«Как танцовщица Малу Айраудо выросла на классической марсельской сцене. В 1973 году Пина Бауш пригласила её в недавно открывшийся театр в Вуппертале, и со временем Малу стала одной из самых именитых солисток. Год назад она возглавила престижную школу — Институт современного танца в Эссене. В Год Германии в России планируется целое турне спектакля «Где-то» — от Урала до Дальнего Востока. Мы, конечно, с замиранием сердца будем ждать, как новосибирская публика воспримет этот спектакль», — говорит директор Гёте-Института в Новосибирске Юлия Ханске.


«Весна священная» — летом

19 и 20 апреля в один вечер с «Шёпотом в темноте» Эдварда Льянга Новосибирский театр оперы и балета покажет премьеру: балет «Пульчинелла» Игоря Стравинского, который ставит сейчас на большой сцене театра Кирилл Симонов, известный новосибирцам по хореографии балета «Золушка», отмеченного национальной премией «Золотая маска», а также по хореографии «Вальпургиевой ночи» в «Фаусте» и медитациям в «Мессе». Художник-постановщик — Эмиль Капелюш, художник по костюмам — Стефания Граурогкайте, также некогда работавшие над нашей «Золушкой».

Самая большая интрига VI Сибирского фестиваля балета — это премьера балета «Весна священная» Новосибирского театра оперы и балета. Первое исполнение этого балета Игоря Стравинского состоялось 29 мая 1913 года в театре Елисейских Полей в Париже. Автором либретто выступил сам композитор в соавторстве с Николаем Рерихом. В этом году весь балетный мир празднует столетний юбилей балета. «Моей главной целью, начиная с прошлого сезона, было уговорить руководителя балета и директора театра поставить здесь “Весну священную”. Мы не могли пройти мимо такого юбилея. И я благодарен Игорю Анатольевичу, что он быстро нашёл талантливого хореографа для этой постановки, которым стал Патрик де Бана, — рассказывает Айнарс Рубикис, музыкальный руководитель и главный дирижер театра. — Если посмотреть афишу театра, получается, что у нас нынешний год — год Стравинского. Это опера в одном действии “Мавра”, балет “Пульчинелла” — мне хотелось, чтобы в театре было больше комедий. Когда постановщик Патрик де Бана сказал, что после “Весны священной” никто из артистов не сможет больше ничего танцевать, мы решили дополнить вечер музыкой Стравинского, чтобы это было на одну тему. Так что до балета прозвучит “Свадебка”».

Остаётся добавить, что хореограф постановки Патрик де Бана — известный современный хореограф, один из ведущих танцовщиков трупп Мориса Бежара и Начо Дуато, один из создателей проекта «Короли танца», хорошо известного новосибирской публике.


Роман ПОЛКОВНИКОВ:

— Мне здесь нравится, меня всё устраивает, но есть желание развиваться. Я бы хотел работать здесь и больше ездить в гастрольные туры, чем менять место работы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:03 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 10:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040501
Тема| Балет, "Золотая маска". Музыкальный театр Республики Карелия, Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| В программу забили гвоздь
Петрозаводская "Золушка" на "Золотой маске"

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №59 (5090)
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2161718
Аннотация|


Действие "Золушки" перенесено автором в сталинскую эпоху со всеми ее атрибутами, включая "сталинских соколов"
Фото: Василий Шапошников / Коммерсантъ


Вся галерея 5

На сцене Новой оперы выступил абсолютный лидер национального балетного конкурса: Музыкальный театр Республики Карелия представил "Золушку" Сергея Прокофьева в постановке Кирилла Симонова, получившую рекордное число номинаций. ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА так и не поняла, жертвой чего стала — тотального розыгрыша или масштабной глупости авторов и отборщиков.

"Золушка" балетмейстера Симонова (прославившегося тем, что в 24-летнем возрасте он заменил Алексея Ратманского на постановке "Щелкунчика" в Мариинке) уже побеждала на "Маске" — это была одна из самых скандальных побед за всю историю балетного конкурса. От той, новосибирской, "Золушки" память сохранила лишь босоногую фею-горничную, разгуливавшую по сцене с цинковым тазом, и панковский гребешок на голове упитанного принца. Петрозаводская, пожалуй, будет покруче: здесь хореограф окунулся в сталинское время, и количество запоминающихся курьезов возросло в геометрической прогрессии.

Впрочем, шутить Кирилл Симонов явно не собирался, объясняя выбор эпохи трагизмом музыки и обстоятельствами ее создания: Прокофьев вернулся из эмиграции, его жену-иностранку сослали в лагеря, предчувствие войны витало в воздухе. Мысль не нова: военную "Золушку" давно поставил и даже показал в Москве главный балетный постмодернист Мэттью Борн. Однако в отличие от идеально выстроенного, продуманного до малейших деталей спектакля остроумного англичанина, изобразившего нравы и быт военной Англии с гиперреалистической, почти гротесковой остротой и точностью, Кирилл Симонов создал сооружение хоть и монументальное, но убогое — как небоскреб, слепленный из строительных отходов.

Нет, денег на постановку не пожалели: сценограф Эмиль Капелюш выстроил на сцене исполинские деревянные макеты триумфальной арки и виселицеподобной высотки, у последней кулисы установил пропеллеры в натуральную величину, а на заднике написал "Дворец советов" в окружении дворцов калибром поменьше. Художница Яна Глушанок сочинила не меньше сотни костюмов самых разнообразных фасонов и цветов, а художник по свету Александр Мустонен учинил почти дискотечный разгул, щедро поливая сцену синим и гуляя по залу лучами прожекторов (все трое номинированы на "Маску").

В этом циклопическом пространстве, которое обозначает то вестибюль цековской гостиницы, то кремлевский парадный зал, то (когда на сцену выезжает суровая койка) номер люкс или спальню номенклатурного туза, разыгрывается типично балетная вампука со всеми ее благоглупостями. Хореограф Симонов с какой-то хлестаковской гордостью вываливает на сцену все, что изобрел: "сталинских соколов" (в летчика переодевается даже Золушка, прилетающая в Кремль на аэроплане) и сталинских маршалов (даже сам Усатый мимоходом подписывает на балу какой-то документ — видно, пакт Молотова—Риббентропа). Готовых к бою солдаток в форме и маршальских жен в атласе, развратно виляющих бедрами в Кремле. Благостного советского Сановника, за которого вышла Золушка, разлученная со своим "Наследным Принцем соседнего государства" начавшейся Второй мировой войной, и самого Принца, своей тараканьей суетливостью смахивающего на коммивояжера. В ход идут и давние открытия хореографа Симонова: управляющая цековской гостиницей интриганка Мачеха и ее зловредные дочери потирают лапки и трусят на полусогнутых коленках, совсем как мыши в его "Щелкунчике". А участники бала раз двадцать подряд исполняют одну и ту же комбинацию мазурки из "Лебединого озера", выученную Симоновым, похоже, еще в балетной школе.

Отношения главных героев — отдельный сюжет, сценическое развитие которого окончательно обращает в фарс антитоталитарные потуги либретто. Первая (еще до бала) встреча влюбленных происходит в номере гостиницы: одетый лишь в белые трусы Calvin Klein, Принц с доброй улыбкой прижимает к себе робкую горничную, но Золушка, наткнувшись рукой на явные доказательства его возбуждения (из-за чего в программке честно проставлено +12), в смятении убегает. Однако уже к балу чувства девушки крепнут настолько, что по ходу адажио она хватает Принца за грудки, притягивая его к себе с неженской силой, и завершает дуэт, лежа на партнере в самой недвусмысленной позе. Впрочем, присутствующие при этом международном любовном акте советские руководители наблюдают за вольностями героев с явным одобрением.

Комические эффекты спектакля гасит хореография. Она изнурительно однообразна. Главная фишка автора в том, что классические элементарности ног (типа па-де-бурре и балансе) он объединяет с буйным размахиванием руками вокруг головы и корпуса, отчего кажется, будто одни персонажи пытаются повеситься на собственных верхних конечностях, другие — просемафорить об этом доброжелателям в зале. Похоже, эксперты "Маски" приняли эти сигналы бедствия "за лучшую хореографию" (продукт Кирилла Симонова выдвинут и в этой номинации).

Что же касается номинированных актеров, то Мачеха (Игорь Плошко) очень похожа на Анну Ардову в телепередаче "Одна за всех", и поклонники такого рода телевидения обязательно оценят отважную работу танцовщика. Алевтина Мухортикова (Золушка) на пуантах стоять не умеет (как, впрочем, и вся труппа — спектакль исполняется в джазовках и на каблуках), тело имеет негибкое, и лучше бы ей не делать тот круг перекидных, который по явной неосмотрительности вставил в партию Золушки хореограф Симонов. Но переживает девушка искренне — чуть не плачет на сцене. К тому же ей предстоит соперничать не только с Дианой Вишневой, но и с драматической актрисой Ольгой Лерман, станцевавшей в Вахтанговском театре Анну Каренину — та, может, перекидных и вовсе делать не умеет.

Монументальная безвкусица "Золушки" явно сохраняет шансы на победу: публика аплодировала ей довольно дружно. Казалось бы, и бог с ней, с публикой — чего только она не любит. Но все-таки обидно, когда стараниями компетентных экспертов, поддерживающих образцово китчевые постановки провинциальных театров с такой истовостью, национальная "Золотая маска" на глазах превращается в подобие "Золотой малины".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:03 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 11:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040502
Тема| Балет, Михайловский театр, Гастроли, Персоналии,
Авторы| МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА
Заголовок| Революция привела к овации
"Лауренсия" Михайловского театра в Лондоне

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №59 (5090)
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2162243?isSearch=True
Аннотация|


Исполнители главных партий Наталья Осипова (слева) и Иван Васильев (справа) сделали все для того, чтобы "Лауренсия" вернулась на сцену не музейным экспонатом, а живым спектаклем
Фото: Robbie Jack


На сцене лондонского "Колизея" продолжаются гастроли Михайловского театра. Вслед за проверенной классикой, "Жизелью" и "Дон Кихотом", петербургская труппа представила свой эксклюзив — балет Вахтанга Чабукиани "Лауренсия" в редакции главного приглашенного хореографа театра Михаила Мессерера. Из Лондона — МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.

Почти неизвестный на Западе и забытый в России балет "Лауренсия" завершал классический блок гастрольной программы, впереди — современные сочинения Начо Дуато. И пока экзамен у привередливой английской публики и внимательно следящих за гастролями критиков Михайловский театр держит на уровне. Пусть зал не трещит по швам, но и не пустует, а пресса в целом выглядит благосклонной, определив петербуржцев в уверенные "хорошисты". К финишу первой половины гастролей "Жизель" и "Лауренсия" заработали от критиков в среднем по четыре звезды, а безусловным фаворитом — даже "пятизвездочником" — стал "Дон Кихот". Высших похвал за свои коронные партии удостоились Наталья Осипова и Иван Васильев, но не скупились англичане и на комплименты в адрес всей труппы, отметив редакцию Мессерера.

"Лауренсия" — его же рук дело. Посчитав, что советское балетное наследие незаслуженно забыто, главный хореограф Михайловского театра восстановил балет к столетнему юбилею его создателя — Вахтанга Чабукиани, который праздновали три года назад. Поставленный на музыку Александра Крейна и по мотивам драмы Лопе де Веги "Овечий источник" в 1939 году, этот соцреалистический балет о победе народа над похотливым самодуром-феодалом не стал долгожителем — уже к середине 70-х годов он бесследно исчез со сцены. Собирать "Лауренсию" пришлось с миру по нитке: в ход шли архивные записи, фотографии, воспоминания работавших с Чабукиани артистов. Декорации деревни Фуэнте Овехуна списали с версии Вадима Рындина 1956 года — крестьянский бунт разворачивается на фоне живописнейших пейзажей. Однако многое так и не удалось воскресить, что, возможно, и к лучшему, потому что от избыточности и повторов, за которые когда-то упрекали Чабукиани, не осталось и следа. Мессерер вычистил все, что ему показалось лишним, позаботился о сохранении народно-характерных танцев, пять картин стройно уложил в два действия, подредактировал финал (голову командора на пику сажает не один Фрондосо, а толпа разгневанных крестьян, как у Лопе де Веги) и поместил все это в документальную рамку, отсылающую к оригиналу. Спектакль открывается черно-белой афишей "Лауренсии", на фоне которой неистовствует темпераментный Чабукиани, а под конец в действие вмонтированы фрагменты одноименного фильма-балета: вооруженный топорами и дубинами народ приступом берет замок командора, чтобы освободить Лауренсию. А главная заслуга Михайловского театра в том, что спектакль вернулся из забытья не музейным экспонатом, а современным и очень живым балетом, где безудержное веселье соседствует с трагедией, хореография блистает взрывными танцами, а ярких характеров хватит на то, чтобы представить любую труппу с лучшей стороны. На руках у петербуржцев оказались все сильные карты, в том числе два главных козыря — исполнители Лауренсии и Фрондосо Наталья Осипова и Иван Васильев.

Но все же лондонская партия могла бы быть сыграна изящнее. Труппа подошла к заключительной "Лауренсии" как к финальному рывку, словно на последнем издыхании — сказалась изнурительность гастрольного убойного марафона. В первой же картине суета маленькой, точеной балерины Анны Кулигиной в роли Паскуалы обернулась досадной ошибкой в простейшем туре. Скрипач Менго (Никита Кулигин) присутствовал на сцене, но мыслями витал очень далеко. Артистки кордебалета расслабленно прогуливались вдоль кулис, и даже вылетевший на сцену под аплодисменты Иван Васильев, казалось, провел свою начальную вариацию стиснув зубы. Удержали первый акт Осипова—Лауренсия, безудержно флиртовавшая и дразнившая своего поклонника, и Оксана Бондарева, которая довольно убедительно провела монолог Хасинты, изнасилованной солдатами.

Впрочем, ко второму акту спектакль выправился и заиграл. Сплотившись в веселье на свадьбе у Лауренсии и Фрондосо, артисты удержали это единство и в борьбе со своим тираном. Революционный запал Натальи Осиповой передался каждому, и разъяренная толпа порвала в клочья ненавистного Командора да так правдоподобно, что на поклонах Михаил Венщиков за своего похотливого персонажа был награжден неодобрительным "бууу". Сомневающихся зрителей звездная пара уделала в два счета: финальные прыжковые вариации и вращения Осиповой и Васильева (запредельные па-де-ша, молниеносные туры, фуэте и неописуемые балетные трюки) заставили зрителей, позабыв обо всем, до последнего не отпускать артистов со сцены.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июн 15, 2015 4:04 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040503
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Юрий Клевцов, Мария Большакова
Авторы| Виктория ОЛИФЕРЧУК
Заголовок| Детский балет для взрослых
Где опубликовано| «Вечерний Челябинск» №26 (11637)
Дата публикации| 2013-04-01
Ссылка| http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=45851
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Пожертвовать Гофманом ради Чайковского.

Нового «Щелкунчика» в Челябинском оперном ждали долго и с нетерпением. И если у артистов перерыв в полгода между первой и второй премьерой сезона был занят приятными гастролями, то у зрителей — разговорами о необычности грядущей постановки и ожиданием очередного грандиозного зрелища. Как оказалось, не зря, по крайней мере в отношении последнего.

Старая добрая сказка

Занавес открывает зрительским взорам весьма живописную картинку. Настоящий рождественский вечер: приветливо светятся в сумерках окошки, хлопья снега летят с экрана, чинно-благородно прогуливаются бюргерские семьи. Атмосфера праздника, предвкушения чуда сохраняется и в гостиной у Штальбаумов. Полночь становится точкой отсчета волшебной истории: елка вдруг начинает стремительно расти. Стены комнаты раздвигаются, вещи увеличиваются в размерах — и вот Маша-Мари стала совсем маленькой и очутилась в кукольном царстве. Среди трех балетов Чайковского «Щелкунчик» занимает особое положение, он предоставляет постановщику выбор жанра: красивая рождественская сказка, мистический гротеск, философская притча… Первоисточник богат составляющими, а музыка Чайковского многослойна и тоже весьма стимулирует полет фантазии. В оперном остановились на первой, сказочной версии. Казалось, самый простой вариант, но на деле поставить настоящую сказку в театре совсем даже не просто. Надо отдать должное — постановщики приложили максимум усилий, чтобы сказка получилась не только красочной, но и волшебной: здесь есть неожиданные превращения, фокусы и даже полет на елочном шаре. Волшебный колорит поддерживают декорации, костюмы, большой экран с модной нынче 3D-анимацией. Словом, старая добрая сказка с использованием продвинутых технологий.

Балет плюс

Хореография также тяготеет к классическому прочтению, постановка хотя и оригинальная, но восходит к традициям того самого Петипа. Кстати, это первая работа в нашем театре главного балетмейстера Юрия Клевцова. Вторую скрипку в дуэте «сыграла» хореограф из Санкт-Петербурга Мария Большакова.

— Я пригласил другого хореографа, чтобы разнообразить сценический рисунок, — объясняет Юрий Клевцов. — Большакова делала танцы гостей во втором акте — испанский, восточный, хотелось, чтобы они отличались по пластике от основных сцен. И если я приверженец чистой классики, то Мария — немножко иной школы, ближе к современному танцу.

Ставки оправдались, это действительно разнообразило общую картину, как и принципиально отличный подход к постановке первого и второго акта.

— Мы пытались разделить: первый акт — драматически театральный, построенный на бытовой пластике, а второй — классически танцевальный, — рассказывает Мария Большакова. — Нам кажется, что это интересно, потому что, когда люди приходят в театр, просто танцевальные комбинации смотрят 30 процентов зрителей, которые увлекаются балетом. А вот когда есть возможность наблюдать за внутренними линиями героев, выделять каких-то отдельных персонажей, их взаимоотношения, это уже привлекает внимание 70 процентов.

Ноу-хау

Для оживления балетной жизни в первом акте ввели хоровые номера, а вот это уже ноу-хау нашего театра. Причем хористы не только исполняют привычное для них многоголосие, но и совсем непривычные танцевальные па.

— Не сразу все складывалось хорошо, но постепенно научились, — улыбается Клевцов. — Ребята с интересом репетировали, и те, кто находится на сцене, с удовольствием теперь и поют, и танцуют.

Риск — дело благородное, нововведение вписалось достаточно логично, правда, иногда хотелось бы еще разбирать слова, которые написал Константин Рубинский. В любом случае авторскому замыслу такой подход не противоречит: Чайковский и сам прописал в партитуре номера «Вальс снежинок» детский хор.

— И потом еще один момент: артистов балета не так много, а хотелось сделать массовую сцену, чтобы она была живая, многолюдная, — признался хореограф.

Тяготение к массовости и масштабности, похоже, уже тенденция, наметившаяся в последнее время в театре. Вот и «Щелкунчик», задуманный Петром Ильичом как «детский» балет-феерия, небольшой по масштабам, приобрел черты помпезности. Правда, помпезность и провинциальность — вещи трудно совместимые. К тому же, согласно законам физики, если где-то что-то прибыло, в другом месте непременно что-то убыло.

Пух от уст Эола

На взгляд пристрастного зрителя, не хватило легкости, полета, воздуха, волшебства, не в духе «бога из машины», а волшебства существования артиста на сцене, артиста балета на сцене. Интересная задумка — противопоставить первый акт, реальный, бытовой, второму, волшебному, сказочному, — удалась лишь частично. На удивление первая часть оказалась сочнее, живописнее второй. Разочаровал танец Цветов, которые после Снежинок выглядели довольно блекло. Не в смысле красок (цвет зимней розы выглядел кстати) — в смысле танцевального рисунка, который показался приземленным и статичным. Музыка стремилась ввысь, а балерины никак не могли оторваться от грешной земли, замерев в аttitude. Темпоритмы музыкальный и хореографический явно не сошлись. А прием контраста в данном конкретном случае показался неуместным. Надежды на па-де-де тоже не оправдались. «Она, // Одной ногой касаясь пола, // Другою медленно кружит, // И вдруг прыжок, и вдруг летит, // Летит, как пух от уст Эола». Увы и ах! Не было ни пуха, ни Эола. Героиня мила и… только. Низкий короткий прыжок, вместо presto максимум vivace, и впечатление, что все время на четверть тона, на одну тридцать вторую отстает. У Щелкунчика дела обстоят гораздо лучше, да вот беда: в классике ставка идет на примадонну. Как могли спасали положение «Вальс снежинок» и «гостевые номера». И в общем-то спасли — зрители дружно хлопали в финале. Что ж, неплохой результат.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 11:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040504
Тема| Балет, VII Всероссийский фестиваль классического балета «Стерх», Персоналии,
Авторы| Аита Шапошникова
Заголовок| «Стерх» прилетает к добру
Где опубликовано| Якутия № 61
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.gazetayakutia.ru/archive/item/4042-sterx-priletaet-k-dobru
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



С 30 марта по 3 апреля прошел VII Всероссийский фестиваль классического балета.

У якутов есть поверье, что увидеть танец стерха — к добру, а земля, на которой он вьет гнездо, несет знак высшего благоволения. Этой весной любители классического искусства с особым трепетом в седьмой раз дождались Всероссийского фестиваля классического балета «Стерх».


Самый северный балетный фестиваль планеты заслуженно пользуется профессиональным авторитетом, востребованностью и любовью якутян и далеко за пределами республики. Первую поддержку в 2000 году ему оказал первый Президент Якутии Михаил Николаев, и с тех пор он неизменно «прилетает» к нам раз в два года.
30 марта, в день открытия, Наталья Садовская, неизменный художественный руководитель и главный режиссер фестиваля, сказала зрителям: «Фестиваль «Стерх» в Якутии всегда проходит на высоте. Нынешний особенный. Было потрачено много сил и уговоров, чтобы в Якутск приехали лучшие солисты: примы и премьеры Большого театра России, Московского музыкального театра имени В.Немировича-Данченко, Татарского академического театра оперы и балета имени Мусы Джалиля, Санкт-Петербургского театра им. Л. Якобсона. Это Нина Капцова, Александр Волчков, Ольга Сизых, Анна Тихомирова, Артем Овчаренко, Анна Оль, Давид Залеев, Владимир Дорохин и многие другие. То, что удалось привлечь дивный дуэт из Лондона и Амстердама — Анаис Шелендер и Йозефа Варгу, огромная удача для нас. Фестиваль нужен зрителю, нужен культуре республики, труппе театра. Ведь это очень важно — иметь возможность видеть высокие образцы балетного искусства. Многие номера, которые мы привозили на прошлые фестивали, перешли в репертуар якутских солистов».
Без преувеличения можно сказать, что благодаря «Стерху» жители Якутска за эти годы стали заядлыми балетоманами. В этом немалая заслуга постоянного ведущего Сергея Коробкова. Ведущий балетный критик страны как никто умеет увлечь зрителей рассказами о балете и балетных звездах.

Пятидневный звездопад

За эти пять дней якутяне смогли увидеть в роскошном воплощении такие шедевры, как «Ромео и Джульетта», «Шопениана», «Спящая красавица», «Жизель», «Лебединое озеро», и замечательный гала-концерт, составленный из великолепных па-де-де, миниатюр и концертных номеров, исполненных как приглашенными солистами, так и молодыми артистами якутского балета.
Драгоценным украшением фестиваля были солисты Большого театра, заслуженные артисты России Нина Капцова и Александр Волчков. Они блистали в партиях Ромео и Джульетты, Авроры и принца Дезире. Нежная, воздушная Капцова и романтичный Волчков идеально вписались в образы юных влюбленных. Подлинными бриллиантами можно назвать зарубежных гостей — Анаис Шелендер, солистку Английского национального балета, и Йозефа Варгу, ведущего солиста Национального балета Нидерландов. Балет «Жизель» с ними в заглавных партиях произвел на зрителей волшебное впечатление. Тонкая, ранимая Жизель в исполнении Шелендер потрясает трагизмом и женственностью. А Варга с удивительным мастерством показал драму жизни аристократа Альберта.
Ничем не уступили им в красоте движений и легкости прыжков Ольга Сизых, танцевавшая Виллису, Екатерина Крысанова в роли Одетты-Одиллии. Приехавшие к завершению фестиваля Артем Овчаренко и Анна Тихомирова удивили зал экстравагантным номером «Колыбельная» под знаменитую песню Людмилы Руслановой «На улице дождик». Шквал аплодисментов сорвал миниатюрой «Вестрис» солист Театра балета имени Л.Якобсона Владимир Дорохин. Его пластика, уникальное владение языком тела ввергли в восторг всех зрителей.

Анна Оль: «Народ здесь теплый»

Во время антракта за кулисами театра мне удалось поговорить с солисткой Московского музыкального театра имени В.Немировича-Данченко, обладательницей приза «Душа танца» в номинации «Восходящая звезда» Анной Оль.
Анна Оль не в первый раз в Якутске, и всякий раз публика радует ее теплым отношением. «Я с удовольствием приезжаю сюда, хотя график моих выступлений очень плотный. Только что оттанцевала в театре роль Марии Вечеры в премьере балета Кеннета Макмиллана «Майерлинг» вместе с Сергеем Полуниным в партии принца Рудольфа, и прилетела сюда. Формат «Стерха» необычен тем, что он приглашает балетных звезд мировой величины, таких, как Анаис Шелендер и Йозеф Варга. В Красноярске, где я начинала, обычно случаются форумы молодых российских артистов, на которые из-за рубежа зовут только прессу. Народ здесь очень теплый, доброжелательный. Зрители искренне откликаются на каждую поддержку, каждый прыжок. Это так трогает!» Даже на улице люди очень добры. Спросишь, как пройти туда-то, и тебе сразу все объясняют и даже провожают».
На фестивале Анна Оль с солистом Татарского Академического театра оперы и балета имени Мусы Джалиля Давидом Залеевым исполнила адажио из балета «Щелкунчик». Давид до этого поразил всех виртуозным исполнением красивейшей партии Голубой птицы в «Спящей красавице» в дуэте с Ольгой Сизых в роли Принцессы Флорины. Надо отметить, что у этого артиста, несомненно, большое будущее. Он с успехом танцует как классические, так и авангардные балетные номера. Его «Демон», будто срисованный с трагической картины Михаила Врубеля, впечатляет страстью и нечеловеческим страданием.
Вообще фестиваль ошеломил обилием работ современных хореографов. Номера в постановке Раду Поклитару, Ольги Алферовой, Кеннета Макмиллана, а также якутских балетмейстеров выдали полную картину о течениях в балете последних десятилетий.

Пируэты крутят не боги

Большую ценность для молодой балетной поросли явили мастер-классы народного артиста СССР Михаила Лавровского. В первый день он дал урок студентам кафедры «Искусство балета» АГИИК. А это практически все молодые солисты ГТОиБ. Второй день пребывания в Якутске балетмейстер мировой величины с удовольствием посвятил ученикам хореографического колледжа. Будущие звезды балета слушали его как зачарованные и задавали очень много вопросов. Узнав, что мэтр мог крутить по пятнадцать пируэтов, они испытали шок. Но мастер утешил их, сказав, что неустанным трудом этого может добиться любой артист.
Наши солисты произвели на Михаила Леонидовича хорошее впечатление. Он сказал, что у ребят крепкая школа, они хорошо обучены всем премудростям балета. Лавровский имеет в Москве школу имени своего отца Леонида Лавровского. И в принципе при желании любой артист балета теперь может списаться с ним и поехать к нему на стажировку.
Кстати, 7 апреля в Якутск прилетает давний друг якутского балета балетмейстер Александр Полубенцев. К 12 апреля приурочена премьера его балета «Снежная королева». Сбылась давняя мечта педагогов хореографического колледжа. Ведь в этом спектакле будут танцевать только учащиеся колледжа. Партию Снежной королевы исполнит Венера Федотова, Маша Кузнецова выступит в роли Герды, а Каем будет Коля Попов.
Кому школа — кому дом родной
Зная театральный мир, могу утверждать: людей, более верных профессии, дисциплинированных и обладающих истинно командным духом, чем балетные артисты, сыскать трудно. Балетная труппа — целостный организм. А хореографическая школа для детей, попавших в нее, — родная семья. Благодаря Наталии Посельской и ее балетной школе искусство балета Якутии сделало феноментальный рывок вперед. Появилась плеяда солистов, танцующих ведущие партии на сцене театра. Балетоманы Якутии искренне полюбили их.
Заслуженный артист РС(Я) Ренат Хон, убедительно исполнивший в «Ромео и Джульетте» партию Тибальда, вновь блеснул отточенной техникой и немалым драматическим дарованием. Порадовал искрометным, полным жизни танцем молодой Сарыал Афанасьев в роли Меркуцио. Великолепна была в «Шопениане» нежная, утонченная Надежда Корякина, артистична и легка Юлия Мярина в па-де-де «Карнавал в Венеции». Очень приятно смотрелись среди гостей свадьбы Авроры в «Спящей красавице» Елена Ефимова, Станислав Местников, Сардана Сайдыкулова-Слепцова, Михаил Андреев, Александра Ларева, Елена Яковлева, Вера Слепцова, а также Леонид Попов в «Жизели».
Побывав на фестивале, якутяне еще раз убедились — ничто так не гармонизирует душу, как прекрасный танец под классическую музыку. В печали и радости человек всегда будет черпать в нем вдохновение и желание жить дальше.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 10:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040505
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Ксения Гогитидзе
Заголовок| Хореограф Начо Дуато: России нужно немного открыться
Где опубликовано| Би-би-си, Лондон
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://www.bbc.co.uk/russian/society/2013/04/130405_ballet_nacho_duato_interview_mikhailovsky.shtml
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Мастер бессюжетных коротких балетов Начо Дуато после трех лет работы в Петербурге признается, что вновь подружился с классикой, не любит, когда его называют "современным" хореографом и обещает до переезда в Берлин поставить в Михайловском театре нового "Щелкунчика".



"Я классик, когда делаю классический балет, как, например, "Спящая красавица", или более современный хореограф, когда ставлю одноактные балеты. Хотя да, это правда, мне ближе абстрактные балеты и меньший формат. Можно поставить "Жизель" свежо и по-новому, а можно поставить что-то "современное", но из него будет песок сыпаться", - объясняет Дуато.

Начо Дуато показывает в Лондоне "новое лицо" Санкт-Петербургского Михайловского театра. Лондонская национальная опера видит Дуато в последний раз в качестве руководителя петербурской балетной труппы: в следующем году маэстро уходит из Михайловского и переезжает в Берлин, где возглавит объединенную труппу государственного балета Staatsballett.

Для него приезд в Лондон примечателен еще и тем, что именно в Лондоне он начал танцевать - в 18 лет в Rambert School.

"У меня совершенно не было денег, приходилось подрабатывать в "Макдоналдсе", потом официантом в баре Food and Wine, спать в ночлежках, вспоминает Начо. - Спустя несколько лет я вернулся в Лондон танцором Cullberg Ballet и позднее приезжал в качестве руководителя Испанской балетной труппы. Жизнь абсолютно непредсказуемая штука".

"Я очень горжусь тем, что приехал сюда с Михайловским балетом. Лондонская публика знает и любит наших танцоров, приглашенных танцоров. Наталья Осипова, Иван Васильев, Олеся Новикова, Леонид Сарафанов, Полина Семионова, Денис Матвиенко - она ждет и любит их. Но, мне кажется, именно сейчас, они увидели не только отдельных танцоров, а весь театр, как нечто целое. Весь театр - сейчас звезда".

Первый иностранец за 100 лет

Два с половиной года назад балетный мир взорвала новость о назначении испанского хореографа на пост главного художественного руководителя одного из старейших театров Петербурга.

Перед Дуато, танцевавшим в труппе Иржи Килиана в Нидерландах, которого Начо до сих пор считает самым лучшим современным хореографом, стояла задача осовременить и вдохнуть новую жизнь в петербургский театр и вывести его из тени всемирно известной Мариинки.

Пригласил известного испанца Владимир Кехман, возглавивший Михайловский театр в 2007 году в качестве гендиректора. Кехман также был совладельцем крупнейшего импортера бананов в Россию - группы JFC, которая недавно была признана банкротом.

Согласившись в январе 2011 года возглавить Михайловский, Дуато не ждал быстрых перемен и не стремился к ним. Как он признает сейчас, у него "не было цели взять и перевернуть все с ног на голову. Нужно двигаться постепенно".

Он не стал увольнять танцоров и не стал ничего кардинально менять.

"Первые три года ты принюхиваешься, присматриваешься, - говорит Дуато, признавая, что можно судить о переменах в театре лишь через несколько лет. - Я увидел перемены в испанском театре после 10 лет работы. Когда я пришел в Михайловский, я сказал Кехману: может быть с этим театром перемены будут видны и раньше, лет через пять-шесть".

"Это же не фабрика, ты работаешь с живыми людьми и их чувствами, с публикой".

Так или иначе, Начо Дуато - первый после француза Мариуса Петипа иностранный хореограф, руководивший российской балетной труппой.

"Мы показали им новое лицо Михайловского театра. Михайловский открыл дверь, ведущую в новое. И мне кажется, это очень хорошо. Мы немного взбудоражили культурную жизнь, хотя бы даже тем фактом, что театром впервые за 103 года руководил иностранец. И публика отнеслась к тому, что мы делали, очень хорошо".

Он пришел к выводу, что подобная совместная работа возможна. Надо только захотеть меняться. А публика, по его словам, уже готова.



"Балет не стоит на месте, он развивается и меняется. Не нужно думать, что публика хочет видеть только древнюю классику. Никто не держит балетов столетней давности".

"Танцоры молодые, они хотят пробовать нечто новое, разное, другое. Им понравились мои движения, моя работа, подход, отношение к публике и они хотят продолжать в этом духе. И если они не найдут это в данном театре, они будут пробовать в других местах".

Дуато подарил танцорам Михайловского новые движения и постарался научить их своему хореографическому языку, а взамен вновь "подружился" с классическим балетом.

"До Михайловского я никогда не ставил классические балеты. Я взялся за "Спящую красавицу", потому что меня попросил об этом Кехман. Но я хотел сделать ее по-моему, моим хореографическим языком. Я не хотел копировать ни Петипа, ни кого-то другого. И мне очень понравилось работать над классическим балетом, говорить на классическом танцевальном языке. Балерины танцуют на пуантах, это балет, где есть сюжет. Я следую за музыкой".

Сам Начо Дуато не любит, когда его называют "современным хореографом". "Нельзя точно сказать, когда кончается классика, начинается неоклассика или модерн. Есть три этапа, ты волен делать, что хочешь", - говорит хореограф.

Хореографическое НКО

Прививать новое отношение к современности нужно с младых ногтей, уверен Дуато. В России молодые хореографы, желающие работать в этой сфере, пока не получают должной поддержки, признает он.

"Поэтому я считаю очень важным работу с детьми, юными танцорами. И я надеюсь мое сотрудничество с балетной школой Вагановой продолжится. Я преподаю и в других балетных школах, Австралии, Мадриде, Париже, Новой Зеландии, во многих странах".

Он называет это в шутку своей "некоммерческой организацией "Хореографы без границ"". "Я репетирую с ними, если получается поехать, я отправляю моих ассистентов и бесплатно предлагаю им мои балеты".

Когда Дуато подписывал контракт с Михайловским, то, по собственному признанию, думал, что это на всю жизнь. "Но вот мне предложили нечто новое, и я согласился".

"Сейчас после 20 лет работы в Испании, трех лет в Петербурге, я готов к Берлину. Я готов быть в центре Европы и руководить там балетной труппой. Я думал, что в моем возрасте мне больше никто не прдложит руководить балетной труппой. Но только за время моей работы в Михайловском мне поступило пять предложений. А Берлин зовет меня уже в третий раз. Я просто не мог не согласиться", - говорит 56-летний Дуато, которого называют одним из самых востребованных хореографов.

В Берлине у Дуато почти готово расписание постановок до 2016 года из расчета пять премьер в год. "У меня уже есть даты, время и в каком именно театре будет поставлен балет".

Впереди еще несколько месяцев работы в Петербурге, где хореограф планирует новые премьеры в апреле и мае. Завершить работу в театре Дуато планирует новой постановкой "Щелкунчика", а в будущем обещает приезжать время от времени в качестве хореографа.
Россия постепенно открывается

Одиночка и интроверт Дуато говорит, что сохранит в памяти огромный город с пустыми улицами. "Я люблю проводить время один, я не очень общительный человек. В Петербурге я был еще более одинок. Но это полезно".

"Мне повезло работать с выдающимися танцорами современности. Я никогда не забуду ощущения, когда я первый раз репетировал со Светланой Захаровой. Такое чувство, как будто перед тобой (а я не католик) Дева Мария. Это незабываемо. Это же ощущение возникает, когда работаешь с Натальей Осиповой, Леонидом Сарафановым, - одними из лучших танцоров современности".

Конечно, говорит Дуато, он понимает, что "театру, который хочет ставить классические произведения, необходимы громкие имена - никто не сможет смотреть длинные балеты, если у тебя нет в запасе красивых солистов и прим".

"Российские танцовщики более закрытые, относятся к тебе немного отстраненно. Это похоже и на саму страну. Россия все еще закрытая страна, ей немного нужно открыться. Медленно, но это постепенно происходит".

Недавний скандал с нападением на худрука Большого Сергея Филина не должен отпугнуть зарубежных хореографов, уверен Дуато. Это единичный случай, который никак не отражает того, что происходит в балетном мире, говорит он.

"Мы знаем о худших вещах, которые происходят в политике, в бизнесе, где люди просто исчезают. Этот случай [в Большом театре] не часть мира балета. Балетный мир - совершенно не тот, который показан в глупом фильме "Черный лебедь", который я даже не хочу смотреть. Большой - это очень красивый и чудесный театр. А тот, кто совершил этот поступок - просто сумасшедший, и место ему в сумасшедшем доме".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20208
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 05, 2013 10:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013040506
Тема| Балет,Фестиваль «Век «Весны священной» - век модернизма», Балет Бежара, Труппа Béjart Ballet Lausanne, Персоналии,
Авторы| Ольга Завьялова
Заголовок| «Весна священная» Бежара вернула Большой театр в каменный век
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 2013-04-05
Ссылка| http://izvestia.ru/news/548066
Аннотация|

Труппа Béjart Ballet Lausanne показала зрителям первобытные страсти


Фото: bolshoi.ru

В Большом театре продолжается парад балетов на музыку «Весны священной» Игоря Стравинского. Следом за премьерой Татьяны Багановой эстафету фестиваля «Век «Весны священной» — век модернизма» подхватила труппа Béjart Ballet Lausanne, основанная Морисом Бежаром в 1987 году.

Основное блюдо гастролеров — легендарная «Весна священная», которую Бежар поставил в 1959 году, своего рода история эволюции человечества, высшей точкой которой является объединение мужского и женского начал. Ее организаторы оставили на десерт, предварив тремя другими постановками: «Кантата 51» и «Приношение Стравинскому» Бежара и балетом «Синкопа» нынешнего художественного руководителя труппы Жиля Романа.

Хореографический опыт г-на Романа в программе был окружен творениями его великого наставника, что оказалось не на руку балету «Синкопа». В этой постановке ощущается влияние многих крупных хореографов, но особенно самого Мориса Бежара. Некоторые моменты напрямик отсылают к несколько эклектичному «стадионному» балету маэстро Ballet for Life на музыку Queen и Моцарта. Тем не менее зрителей спектакль Жиля Романа воодушевил. Скорее всего, их интерес подкупила не столько хореография, сколько многочисленные сценические эффекты и активная работа с предметами.

Главным украшением слегка затянутой «Синкопы» стало соло Элизабет Рос — танцовщицы, которая успела довольно много поработать с Морисом Бежаром. В балете «Приношение Стравинскому», где г-жа Рос исполняет одну из главных ролей, она во всех нюансах воспроизвела фирменную бежаровскую пластику, чего не вполне хватило ее коллегам, танцевавшим «Кантату 51».

Исполнение «Весны священной», безусловно, стало главной интригой вечера. От труппы, существующей уже более пяти лет без главного идейного вдохновителя, можно было ожидать весьма фривольной трактовки знаменитого балета. Но все опасения оказались напрасными: танцовщики представили вариант «Весны» довольно близкий к эталонному.

Партию Избранника исполнял Оскар Шакон. Танцовщик казался излишне худым и в сцене избиения соплеменниками выглядел совсем тщедушно. Несмотря на комплекцию, со своей непростой партией Шакон справился хорошо, но в отличие от Избранницы — Катерины Шалкиной ему порой не хватало «огня».

Танцовщики из массовки — диковатые брутальные мужчины и томные девы — отлично справились со своей задачей. Накал страстей сочетался с идеальной геометрией и синхроном, без которых балет бы «не выстрелил».

Зрителям, взорвавшим зал овацией, выступление гостей явно пришлось по душе. Да и Жиль Роман своими подопечными остался доволен: худрук, выходя на поклон, улыбался и всячески выражал одобрение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 11, 12, 13  След.
Страница 2 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика