Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-03
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 9, 10, 11
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17001
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 21, 2015 11:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013033217
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Илзе Лиепа
Авторы| Беседовала Юлия Смолякова
Заголовок| Прима в образе и вне
Где опубликовано| журнал Eclectic
Дата публикации| 2013-03-05
Ссылка| http://eclectic-magazine.ru/prima-v-obraze-i-vne/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

На Новой сцене Большого театра состоялся бенефис народной артистки России Илзе Лиепа, где она предстала в своих самых ярких образах: в первом отделении — легендарной танцовщицей, покорившей Париж своей пленительной царственной величавостью, а после антракта — роковой старухой из пушкинского творения.

За день до масштабного выступления грациозная актриса в маленькой гримерной в интервью для Eclectic говорила о самом важном – о том, что значит для нее премьерный балет «Клеопатра – Ида Рубинштейн», и о том, что, не считая «Золотой маски» и Государственной премии, привнесла в ее жизнь постановка Ролана Пети «Пиковая дама».

Илзе, что для вас значат ваши спектакли?

Спектакли всегда живут. В этом их прелесть, их движение. Когда мы, спустя несколько лет после премьеры, танцевали «Пиковую даму» в Японии, Ролан Пети сказал нам с Николаем Цискаридзе: «Как хорошо, что вы столько всего привнесли в спектакль! А мои французы, как я им поставил его когда-то, так с тех пор и танцуют. Как здорово, что вы, русские, столько вносите в спектакли!» А может, действительно в этом и есть суть русской балетной школы? Нам все время кажется, что надо что-то искать, осмысливать то, что делаешь, – и все это невольно дает движение спектаклю и роли. Я вижу, как раскрываются мои замечательные партнеры: и главные исполнители, и кордебалет. «Клеопатру – Иду Рубенштейн» – мы танцуем вместе с «Кремлевским балетом». Эту труппу возглавляет Андрей Петров, соратник и друг Андриса, мы на протяжении многих лет вместе. Я очень люблю этих ребят и вижу, как они вживаются в хореографию Патрика де Бана, как она становится их, как они «купаются» в этом произведении. Я вижу каждый раз



Наслышана, что либретто спектакля «Клеопатра – Ида Рубинштейн» построено на воспоминаниях самой Рубинштейн о том, как создавался балет «Клеопатра», в котором она впервые исполнила главную партию и где вместе с ней блистали Анна Павлова и Вацлав Нижинский. Везде, где бы ни шел этот спектакль, были аплодисменты и крики «браво». Между тем к постановке этого балета вы шли долго – вам никак не давался материал о балерине, чье имя обросло легендами…

Даже после неоднократного исполнения этого спектакля у меня остается огромное количество вопросов. Личность и творчество Иды Рубинштейн интересовали меня и моего брата на протяжении многих лет с того момента, когда мы увидели один из ее образов – партию Зобеиды из балета «Шехерезада».
Ида была первой исполнительницей этой роли. Нам казалось, что она должна родиться на драматической сцене или, может быть, в кино, мы думали именно об этом. Даже пьесы писали. Но Ида не хотела рождаться в драме, и не хотела в кино, вероятно, пыталась дождаться момента, когда мы поймем, что она хочет быть именно в балете. И когда появился хореограф Патрик де Бана, тогда идея Андриса сделать спектакль об Иде Рубинштейн стала реальностью… Как-то вдруг все совпало. О ней говорили как о мифической женщине, у нее откровенный образ был – великий Леон Бакст одел ее или даже раздел! Сценограф, художник, он любил Иду Рубинштейн как модель и актрису на протяжении всей жизни, оформлял ее дома. И все вспоминали об этом невероятном голубом парике, в котором она появилась перед огнями рампы. Она стала женщиной-мифом. И до сих пор остается им. О ней очень многое неизвестно. Да и сама Ида старалась, чтобы информации было как можно меньше. Стоит хотя бы сказать, что на ее могильной плите выбиты только две буквы – «И. Р.». И больше ничего. Она велела скрыть даже дату смерти. Никто не знал, когда умерла Ида Рубинштейн, никто не делал никакого оповещения. И эти две буквы – разве не тайна, которую хочется разгадать? Вот и наш спектакль в каком-то смысле и есть путь к загадке, к которой можно разве что только попытаться приблизится.

Патрик де Бана, Ролан Пети… Чем вас так привлекают постановщики из Франции?

Знаете, балетная профессия очень зависимая. И я была бы счастлива выбрать Ролана Пети. Но это Ролан Пети выбрал меня! Что касается Патрика де Бана – это какая-то судьбоносная встреча. Потому что, как выяснилось потом уже, Андрис танцевал с Патриком, когда тот работал в труппе Мориса Бежара. И они встречались, общались, а спустя годы Патрик увидел пленку с моей «Пиковой дамой». И сказал, что хочет увидеться со мной. Он позвонил, предложил исполнить с ним дуэт. Мы начали репетировать, и завязалась наша дружба, родилось желание сделать что-то еще.



Для меня – очень хороший знак, когда с партнером просто за чашкой чая хочется завести речь о дальнейшей совместной деятельности! Это значит, возникает некая химия, на основе которой могут получиться новые отличные проекты. И вот мы сидели с Патриком де Бана, и я говорила ему: «Патрик, мне хочется еще что-то сделать с тобой». Он вторил: «Мне тоже!» Идея Андриса, желание Патрика, Ида Рубинштейн, как Клеопатра, – все совпало, как будто эта идея только и ждала своего воплощения!

Понятное желание – начать бенефис с премьеры. Но почему все-таки для своего отчетного выступления вы выбрали «Пиковую даму» Ролана Пети?

«Пиковая дама» – один из знаковых моментов для меня, для Николая Цискаридзе, балет, который сделан в любви, создан специально для нас. Он на протяжении нескольких лет является большой удачей Большого театра. Сам Ролан Пети назвал «Пиковую даму» в пятерке своих лучших спектаклей, хотя на его счету около 200 постановок. Актерская профессия – зависимая, а балетная – зависимей в десять раз, век балетного артиста очень короток. И на этом небольшом отрезке так непросто встретить хореографа, который влюбился бы в тебя, захотел ставить на тебя спектакли.

Но это и есть самое большое счастье нашей профессии, когда ты вместе с хореографом, маститым и великим или начинающим и дерзким, создаешь спектакль, становишься соавтором. Мне очень повезло, не смотря на то, что был заметный отрезок времени работы вне стен Большого театра. Вероятно, к моменту встречи с Роланом Пети я и внутренне, и профессионально была к этому готова. Просто он смог использовать то, что я успела наработать во время периода, когда искала только одного – творчества. И поистине, когда ты его ищешь, оно к тебе обязательно приходит. А вот приходит ли после этого известность и популярность? Думаю, когда не гонишься за успехом, за славой, за признанием, за популярностью, все это находит тебя само. Но это уже абсолютно неважно. От нас уже не зависит. Поэтому исполнить «Пиковую даму» – мое естественное желание.

О чем вы мечтали, когда были артисткой кордебалета, и о чем мечтаете теперь?

Я ни о чем не мечтала. Просто было внутреннее убеждение, что так не может быть, чтобы со мной ничего не случилось. Я никак для себя это не расшифровывала, просто знала, что так не может быть. И Господь вел меня по этому пути, на котором встречались удивительные люди, они помогали делать те шаги, на которые мне бы не хватило дерзости, смелости, сил и возможности. Это было буквально с первых моих выступлений. Это дали мне мои педагоги.

Вы – кумир для тех, кто любит балетное искусство, но для многих являетесь еще и нравственным ориентиром. Публика имеет возможность не только любоваться вашими ролями, но и читать ваши книги, заниматься хореографией по вашей методике. Почему вам понадобилась реализация в этих направлениях?

Книги я пишу, потому что есть у меня такой дар, и я признательна за него Богу. В издательстве сейчас лежит книга моих сказок. А упражнения – это серьезное дело, которое занимает большую часть моей жизни. Это школы, которые называются «Школа-студия Илзе Лиепа», их уже четыре, и мы открываем пятую. Это совершенно новый концепт и балетной школы, и хореографической студии для взрослых, и он оправдывает себя уже пять лет. Мы с моей подругой и партнером Марией Субботовской отдаем школе много времени и сил. К примеру, есть «Илзе Лиепа Метод», и я вижу очень хорошие результаты. В студиях занимаются взрослые и дети, начиная с двух с половиной лет, и, как мы говорим, у нас есть все, но нет спорта. Это большая часть жизни, которой я живу.

Когда-то вы признавались, что роли в драматических постановках и кинофильмах возникали от того, что не было достойной реализации в балетном искусстве. А создание собственных методик, совершенствующих тело, и увлечение прозой случаются в вашей жизни по этой же причине?

Иногда я просто чувствую невероятную потребность схватить лист, ручку и набросать что-нибудь – я пишу от руки. Так родились сказки, когда я ждала свою дочку Надечку. Я не знала еще, что жду именно ее, но меня переполняли чувства, которые вылились в итоге в книгу «Театральные сказки». Последнюю я написала уже после появления дочери и даже по ее заказу – история о лягушке, которая родилась в фонтане театра.

Балетное искусство – это ваша судьба и наследие от отца. А есть хоть какой-нибудь шанс, что ваша дочь пойдет иным путем, не станет балетной артисткой?

Кто знает… Мне очень важно, чтобы она заразилась духом творчества. Потому что мой отец – Марис Лиепа и моя мама Маргарита Жигунова, замечательная актриса театра им. Пушкина – дали нам возможность существовать в удивительном творческом пространстве, даже просто благодаря тому, какими людьми были они сами и какие гости приходили к нам в дом. И какое счастье, что они никогда не ставили преграду между миром взрослых и детей, когда за одним столом сидели мы, дети, и, например, великая балерина Марина Семенова и другие выдающиеся деятели искусства. А какой была атмосфера в доме отдыха Большого театра «Серебряный бор»! Мы неоднократно разговаривали, гуляли со знаменитым хореографом Ростиславом Захаровым, и все было так запросто. Приходили к нам и дирижеры: Борис Хайкин, Евгений Светланов и многие другие. И я благодарна своим родителям за ту возможность дышать творческим воздухом. Мне бы очень хотелось, чтобы и у Нади это было. Ну, надо стараться. Я делаю это посредством своего балетного и писательского творчества.



Фотографии: Леонид Максимов,
Дмитрий Коробейников, из архива Илзе Лиепа
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17001
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Июл 30, 2016 1:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013033217
Тема| Балет, НГАТОиБ, Персоналии, Роман Полковников
Авторы| ?
Заголовок| Роман Полковников
болеем за Спартака

Где опубликовано| © Denis Ivanov Magazine, № 8, с.28-31 (Новосибирск)
Дата публикации| 2013-03-27
Ссылка| http://denisivanov.ru/magazine/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



РОМАН ПОЛКОВНИКОВ – ОДНА ИЗ ГЛАВНЫХ ЗВЕЗД НОВОСИБИРСКОГО ТЕАТРА ОПЕРЫ И БАЛЕТА, ИСПОЛНИТЕЛЬ ГЛАВНЫХ ПАРТИЙ В «ЛЕБЕДИНОМ ОЗЕРЕ», «ЩЕЛКУНЧИКЕ», «СПАРТАКЕ» И ПОСЛЕДНЕЙ ПРЕМЬЕРЕ СЕЗОНА – «ВЕСНЕ СВЯЩЕННОЙ» НА МУЗЫКУ СТРАВИНСКОГО. А В РЕАЛЬНОЙ ЖИЗНИ ОН ИГРАЕТ В ФУТБОЛ, СЛУШАЕТ ЭЛЕКТРОНИКУ И СОВЕРШЕННО НЕ ТАНЦУЕТ.

– Этот театральный сезон завершился для вас постановкой балета «Весна Священная» Игоря Стравинского. Как прошла премьера?

– Просто слов нет. Все получилось даже лучше, чем мы ожидали. Я сам танцевал на премьере, а на следующий день посмотрел спектакль уже с другим составом. И знаете, только из зрительного зала я окончательно понял замысел Патрика (Патрик де Бана – хореограф- постановщик спектакля – Прим. ред.). Все сошлось, все совпало – свет, декорации, музыка, необычная постановка. Мне кажется, нам повезло, что именно в нашем театре состоялась эта премьера и нам удалось поработать с Патриком.

– Что было самым сложным при работе над спектаклем?

– У Патрика де Бана африканские корни. И он нам рассказывал, что раньше у племен, живущих в Африке, был такой обычай: если рождаются близнецы, то это считается плохим знаком, поэтому мать тут же выгоняют из племени, а детей приносят в жертву. Собственно мы и играем этих двух близнецов-альбиносов. Так вот самое сложное – изображать те чувства, которые ты сам никогда не испытывал. Как можно сыграть человека, которого через полчаса убьют?! Патрик старался настроить нас эмоционально, вложил в нас много информации во время репетиций. И мне кажется, нам удалось донести его замысел. В этом спектакле это и завораживает: вы видите, вы смотрите в глаза человеку, для которого уже все кончено, который обречен… Если говорить о самом танце, то у каждого хореографа свой стиль, свое направление, и понять его, научиться ему непросто. Но повторю еще раз: главная сложность была не в этом. Патрик большую часть времени уделял именно эмоциям, тому, как мы делаем каждый шаг, с каким чувством. Он не раз повторял, что не так важно, как высоко мы прыгнем или как перевернемся, важно передать саму суть движений.

– Сколько длились репетиции?

– У нас было пять недель. Для одноактного балета, который идет полчаса, это нормально. Но когда Патрик приехал в Новосибирск 2 мая, он сказал, что времени на постановку такого балета, как «Весна священная», у нас катастрофически мало. И действительно спектакль получился настолько насыщенным всевозможными нюансами, что сейчас я с ним полностью согласен.

– Лично вам что интереснее – классический или современный балет?

– Мне ближе современный танец. Для меня это словно любимое хобби. Там нет рамок, нет ограничений. Так, во время работы над «Весной Священной» Патрик де Бана все пять недель нас настраивал, репетировал с нами, а потом сказал: «Все, забудьте все, я вам говорил – теперь это ваше дело, вы должны действовать», – и предоставил нам полную свободу. В этом и заключается смысл современного танца: в нем ты можешь полнее выразить себя.

– Но не чувствуете ли вы, что здесь, в Новосибирске, ваши возможности реализовать себя в современном балете ограничены? Не хочется ли уехать, попробовать себя в какой-то столичной или европейской труппе?

– Можно, конечно, куда-то уехать, устроиться в театр, где будет сплошной модерн, но… В каждой ситуации есть свои минусы и плюсы. До Новосибирска доходит не так много современных постановок, но то, что мы видим, проходит такой серьезный фильтр благодаря вкусу, опыту Игоря Анатольевича Зеленского, что можно с полным правом утверждать: нам показывают все самое лучшее, интересное, специфическое. Безусловно, хочется все увидеть, попробовать самому, но пока что серьезных поводов уезжать из Новосибирска у меня не возникало. Кстати, не так давно я принял участие в постановке московского Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко «Первая вспышка» – также благодаря Игорю Анатольевичу. И я намерен периодически там выступать и дальше. Но знаете, везде хорошо, а дома лучше.

– Вместе с новосибирским Театром оперы и балета вы были на гастролях в Китае, Корее, Испании, Франции. Отличается ли зарубежная публика от нашей?

– Конечно. Например, на гастролях в Китае мы танцевали большой блок «Лебединых озер». И на первом спектакле мы подумали, что они нас просто не понимают. Мы же привыкли, что у нас акт поделен на отдельные танцы, мизансцены, вариации, после каждой из которых зрители аплодируют. А тут вдруг абсолютная, пугающая тишина. Даже дирижеры привыкли к нашему традиционному приему и потому делали паузу после каждого танца – в итоге мы стояли в абсолютной тишине и не понимали, что происходит… Оказалось, что в Китае во время действия они не позволяют себе как-то реагировать, отвечать, хлопать. Зато в финале нам устроили бурную овацию.

– Есть ли у вас какое-то балетное амплуа? Какие роли, партии удаются или нравятся больше всего?

– Наверное, мне ближе роли в таких балетах, как «Спартак», «Баядерка», «Корсар», в современных постановках. Но и от других спектаклей – «Спящая красавица», «Лебединое озеро» – не могу отказаться. Я всегда считал, что нужно всесторонне развиваться, не зацикливаясь только на своих плюсах. У меня даже был смешной период еще в училище, когда я в течение двух месяцев чистил зубы, ел только левой рукой. Она же у меня не так хорошо развита, как правая, значит, нужно ей работать… И так всегда: если я замечаю, что начинаю сосредотачиваться только на чем-то одно, тут же говорю себе: «Что-то я увлекся. Нужно минусы срочно подтягивать!»

– В балете все легко и просто: есть негодяи, есть принцы, есть принцессы, короли… А в жизни вам какая роль ближе?

– Ну не принца точно. Многие люди считают, что мы немного не от мира сего. И знакомясь со мной, они даже не верят, что я совершенной обычный человек, не такой, как там, на сцене. Да нет у меня каких-то железных принципов, как у принца. Я простой, общительный парень. Все, больше ничего не знаю. Чтобы делать какие-то выводы, надо самому попасть в экстремальную ситуацию. Вот как я буду себя вести в опасности: буду ли вас спасать или сам побегу быстрее всех? Не знаю. Да и никто не знает, что он будет делать, когда настанет прямой эфир.

– Что бы вы назвали своим главным достоинством и недостатком?

– Если говорить о положительных качествых, то я прост. Просто прост.

– То есть звездной болезнью не страдаете?

– Не мне судить, но я всегда этого боялся, особенно когда начал танцевать ведущие партии. Иногда бывали такие неприятные моменты: я старался со всеми здороваться и порой перебарщивал – и здоровался второй раз. А люди делали вывод: он уже не обращает внимания, к кому обращается, значит, зазнался.

– А главный недостаток?

– Недостаток? Замечал за собой, что я порой… нудноват. Это так раздражает!

– Есть ли у вас хобби, увлечения? Где и как планируете провести отпуск?

– В отпуск я пойду в августе дней на 40. Но что буду делать, пока не знаю. Все так непредсказуемо! Может появиться какая-то интересная работа. Да запросто! Поэтому я никогда ничего не планирую, не беру путевки. Я просто не знаю, что будет завтра. У нас в театре даже расписание всегда только на один день вперед составляется. А хобби… Я обожаю футбол: сам играю, слежу за матчами как болельщик. А когда был маленьким, часов десять на поле проводил. Люблю в кино сходить. А иногда хочется и просто по улице пошататься! А вообще свободного времени нет совершенно, поэтому скорее мое хобби – лежать на диване с закинутыми ногами.

– А в клубы ходите? Танцуете?

– Да, в клубы хожу, чтобы послушать электронную музыку, встретиться с друзьями, на людей просто посмотреть. Но танцевать? Нет, мне хватает рабочего дня, чтобы натанцеваться

– Если говорить о гастрономических предпочтениях: ваша любимая кухня, заведения?

– Не могу выделить какой-то один ресторан. Наверное, любое из заведений Дениса Иванова – тут уж точно не промахнешься. Я предпочитаю итальянскую кухню, потому что мне нравится паста. Макароны, медленные углеводы – это вообще для меня спасение: я приучил себя не есть после шести, да и без этого часто не бывает возможности перекусить вечером, поэтому я ем, к примеру, в 4 часа пасту – и энергии мне хватает до конца дня. Получается, что я сижу на макаронной диете.

– Роман, последний вопрос: есть ли у вас мечта?

– Мечта или цель? Цель у меня не слишком оригинальная: хочется заработать имя, уважение, за которыми потянется и финансовая стабильность. И конечно, семья, которая будет главным стимулом в карьере. А вот мечта… Я с детства мечтал попасть в Диснейленд. И когда мне было 18 лет, мы поехали в Сеул на гастроли: танцевали «Спартаков», сам Юрий Григорович в зале – представляете, какая ответственность? Когда выдался выходной, корейская сторона организовала для всей труппы поездку в местный Диснейленд. У меня на следующий день снова спектакль, а я еще не успел восстановиться после вчерашнего – ноги болят. И вот выезд назначен на 11.00. Я проснулся в 9, два часа мучился – так велик был соблазн. Но я себе переборол! А потом в 11.20 ко мне постучались два моих однокурсника: они просто проспали. Понимаете: проспали! Возможно, сейчас мне Диснейленд уже не так интересен, но я все равно съезжу туда обязательно!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17001
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 14, 2017 11:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013033218
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Наталья Осипова, Иван Васильев
Авторы| Интервью Катерины Павлик
Заголовок| ИНТЕРВЬЮ НАТАЛЬЯ ОСИПОВА ИВАН ВАСИЛЬЕВ
Где опубликовано| © Международный танцевальный журнал DANCE EUROPE № 171 (Танец Европа)
Дата публикации| 2013 март
Ссылка| http://www.danceeurope.net/sites/default/files/R-009_0.pdf
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ







У вас есть особая привязанность к хореографии Ролана Пети?

Васильев:
Мне удалось поработать с Пети над балетами Юноша и Смерть и Арлезианка. Ролан Пети был гений и как человек и как хореограф, и я очень благодарен ему, потому что он открыл мне дверь в то время и ту эпоху. Это был другой мир. Я рад и мне повезло, что я стал свидетелем этого. Я искренне благодарю его.

Какие балеты вы будете танцевать в Лондоне?

Осипова:
Сейчас самая интересная постановка для меня - Жизель, потому что мы с Иваном впервые будем танцевать в этом спектакле вместе в Лондоне.

Как вы лично видете отношение между Альбером и Жизель?

Осипова:
Моя героиня несомненно верит, что Альбер любит её. Она не может поверить или представить мир, где есть обман и ложь, потому что она сама выросла в счастливых условиях, у неё слабое сердце, и мир вокруг неё был создан реальной любовью. Так, когда она впервые испытывает ощущение настоящей любви, она не может поверить, что Альбер мог бы обмануть её, потому что она сама не знает, что такое обман, не может это представить.

Васильев: Для роли Альбера...мне не нравится обсуждать это, потому что я могу много сказать, но важно то, что видит зритель. Но я скажу так, что мой Альбер не может играть в любовь, если он любит, то любит по-настоящему.

Каким был ваш опыт с Начо Дуато и его более современной хореографией?

Осипова:
Мы теперь работаем и в АБТ и в Михайловском как постоянные артисты, и у нас много работы, не только с Начо Дуато, но и в других театрах. Мы счастливы. Работа Начо Дуато очень привлекательна, потому что он очень музыкален. Хотя пока он не поставил большого количества работ для Михайловского, я станцевала его Спящую Красавицу и Ромео и Джульетту. Было очень интересно, он открыл нам новый взгляд на этот балет. Он один из лучших хореографов нашего времени, поэтому работать с ним огромное удовольствие и счастье. В декабре (2012) мы первый раз танцевали его Ромео, и теперь это одна из моих любимых постановок. Она отразилась на моей работе, я смогла посмотреть на танец с другой точки зрения, через его балет, потому что у него совсем другой подход.

Васильев: Ромео Дуато отличается, потому что он обычно не ставит сюжетные балеты, и еще его балет отличается гармоничностью хореографии.

У вас есть любимый хореограф?

Осипова:
Я не могу любить только одного хореографа. Я люблю всё, что я танцую, потому что каждый балет и каждый хореограф - это новая история, которая открывает для тебя что-нибудь новое, что ты раньше не танцевала. Я, конечно, люблю классику, я выросла с классикой и Петипа. Но помимо Петипа есть Баланчин и Ратманский - великий русский хореограф. Есть также Дуато, Форсайт, Килиан -- слишком много, чтобы перечислить всех. Мы - артисты балета; нельзя говорить плохо о том, что мы танцуем, мы артисты и любим всё.

Васильев: У меня нет любимого балета, но мне бы хотелось станцевать Ноймайера. Очень давно хотел танцевать Нотр Дам де Пари. Есть много балетов, которые я бы хотел попробовать. Мне бы хотелось станцевать всё, от модерна до классики. Артисты хотят попробовать себя немного во всем.

Ваши мысли о будущем Русского балета?

Осипова:
Сложно прогнозировать развитие балета, потому что есть взгляд артиста и взгляд зрителя. Как артист, хочу получить всеобъемлющий опыт, охватить все, каждый тип хореографии. Даже то, что может быть неинтересно зрителю, привлекает артиста, потому что наши рабочие жизни очень короткие, и помимо классического репертуара есть много других интересных работ. Мне 26 лет, а годы до 35 лет - самый лучшие годы в жизни танцовщицы. Хочется попробовать всё, что можно. Надеюсь, что балет будет развиваться как в классическом направлении, так и в современном. Я говорю это как артист, потому что артисты всегда хотят танцевать больше.

Есть у вас определённый педагог в Михайловском?

Васильев:
Нет определённого человека...я работаю везде. В Большом, Юрий Кузьмич Владимиров был моим педагогом. Я сейчас с ним не работаю, но когда Большой поедет в августе в Лондон, надеюсь с ним там поработать. В Нью-Йорке работаю с Кевином Маккензи и Ириной Колпаковой.

Осипова: Марина Кондратьева была моим любимым педагогом в Большом театре...но теперь, когда я в Нью-Йорке, также работаю с Ириной Колпаковой. В каждой труппе, где мы работаем, мы знакомимся с добрыми приятными педагогами. И это не важно, что у них нет русских традиций. Да, у нас особые традиции в России, но мы с Иваном работаем с педагогами из других стран. Балет сегодня - смесь школ (методик), и нам интересно изучать что-нибудь новое с другим педагогом. Новые педагоги дают новый опыт.

Какой спектакль оставил у вас самое сильно впечатление?

Осипова:
Самые запоминающиеся постановки или спектакли обычно те, которые недавно танцевали. Лично для меня, пять лет назад я бы назвала другой балет. Но сегодня я бы сказала Ромео и Джульетта Кеннета Макмилана. Потому что он очень реалистичный и один из моих любимых. Мне также нравится Ромео Дуато, но первый раз я танцевала Ромео в версии Макмиллана, поэтому ту версию я больше всего вспоминаю. И если не выбирать постановку, то я бы сказала сама роль Джульетты, потому что это ближе к моей индивидуальности. Когда я была моложе, я предпочитала танцевать более темпераментных и страстных героинь. Но когда ты старше и более опытна в чувствах и любви, то героини, у которых есть эти качества, впечатляют тебя больше. И когда я стану ЕЩЕ старше, я уверена, что будет еще один спектакль, который я предпочту другим. То, что ты любишь в качестве ролей, меняется с возрастом.

Что было самый страшным на сцене или перед спектаклем?

Осипова
: Самое страшное, когда на сцене происходит что-то, что ты не можешь контролировать: когда твои ленточки на пуантах развязываются и ты не можешь ни снять пуанты, ни перевязать ленточки; или когда костюм развязывается или волосы распускаются, или когда ты падаешь на сцене -- это страшные ситуации и ты не знаешь, как их избежать или выйти так, чтобы не выглядеть неловко или глупо. Этого всегда трудно избежать. Во время моей премьеры в Симфонии до мажора Баланчина в Большом театре -- балете, который очень сложный для девушек, потому что там много прыжков -- мои ленточки развязались в самом начале. И при этом ты не можешь остановиться и снять туфли или перевязать ленточки. Моя мама была в зрительном зале, и она сказала мне, что зрители во время моего танца не видели ничего кроме моих ленточек. Они смотрели чтобы увидеть, что будет, упаду я или нет. Слава Богу, я станцевала до конца, но было очень жаль, ведь это была моя премьера и она была испорчена.

Как вы выдерживаете постоянно поездки и гастроли -- как избегаете травм?

Осипова:
Как танцовщицы, мы никогда не застрахованы от травм. Ты изучаешь как согреться и заниматься правильно, для того чтобы всё было в порядке и правильно подготовлено. Но травмы обычно банальные: например, что-нибудь случается когда вы переходите улицу. Это обычно происходит не во время спектаклей, а во время репетиций, может быть, когда вы менее осторожны. К сожалению, в балете ты не застрахован от травм, и ты никогда не знаешь, что надо делать или не делать, чтобы избегать их.

Вам удается найти время, чтобы отключиться от балета? Читать книги или пойти в кино?

Осипова:
Когда я работаю, надо концентрироваться на работе, потому что балет - это честное искусство, и желательно не отвлекаться; надо работать. Конечно, когда вы достигаете определенного этапа, можно отдохнуть как обычный человек, но это обычно только после спектакля, и как правило не удается совмещать работу и отдых. Надо соблюдать строгий режим и сохранять фокус...

Васильев: У нас очень мало свободного времени, но я пытаюсь делать всё, что мне интересно. Люблю оперу. Мы оба любим кино. И русскую баню.

Вы пара и на сцене и в жизни. Что происходит, если вы ссоритесь? Как вы разделяете или совмещаете профессию с личной жизнью?

Осипова:
Мы просто должны отделять эти стороны жизни. На работе у нас профессиональные отношения и ничего личного. А в жизни у нас личные отношения. Мы научились отделять работу и личные отношения и всё стало очень просто и легко. Эти два аспекта жизни совсем не мешают друг другу.

Васильев: Согласен, мы должны разделять балет и личное. Но иногда это сложно, например, потому что мы пришли домой и Наташа делает па де буррэ, и я должен ей сказать, Наташа, мы дома сейчас, а не в зале.(он смеется)

Где вы ожидаете быть через 10 лет?

Осипова:
Я не хочу заглядывать так далеко в будущее, есть русская пословица Хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Но очень надеюсь, что через 10 лет я еще буду в мире балета, буду танцевать, работать и радовать зрителей. Надеюсь, что у меня будет замечательная семья и дети, и мои родители будут рядом. (её родители еще в Москве). Я очень скучаю по ним, потому что я их очень редко вижу. Но что касается того, где буду жить и в каком театре работать, сложно сказать.

Васильев: Через 10 лет невозможно представить, где я буду, но надеюсь, что буду счастлив. И мой ответ такой же как у Наташи: надеюсь, со мной рядом будет моя семья, дети и родители.

Как работа в Нью-Йорке отличается от работы в России или Европе?

Осипова:
Атмосферы очень разные. Зрители разные, также как культура и стиль каждой труппы, поэтому надо адаптироваться к месту, где работаешь. Мы привыкли честно выполнять нашу работу и хотим это делать настолько хорошо, насколько мы можем. Так что мы работаем на 100% и это помогает нам наблюдать за другими педагогами и также смотреть спектакли местной труппы -- где бы мы не были. В нашей профессии надо использовать свою индивидуальность, понимание, и интерпретацию роли, но нужно исполнить роль, применяя технику и мастерство труппы, где ты живешь. В сущности, также как мы говорим на разных языках, можно танцевать в разных стилях. Наши выступления в одном балете, например, Дон Кихоте, отличаются в зависимости от того, где мы танцуем. Я соотношу темперамент и роль с тем местом, где мы танцуем, и его специфическими традициями. Потому что если ты приходишь и танцуешь как хочешь, без какой-либо адаптации, это не создает хорошего впечатления.

Васильев: Согласен, каждая компания имеет свой стиль, и танцор должен адаптироваться, потому что ты не можешь просто прийти и принести свой стиль. Ты должен настроить спектакль для местной площадки, но при этом сохранить свою индивидуальность.

В чем состоит лучшая часть вашей карьеры?

Осипова:
Возможность работать в других труппах и строить карьеру так, что я могу танцевать и в Петербурге, и в Нью-Йорке, и Милане - жизнь очень разнообразная. Каждый месяц несет изменения, и это хорошо и необычно. Я очень рада, что моя карьера развивается в этом направлении.

Васильев: Лучшая часть моей карьеры - согласен на 100% с Наташей, потому что что может быть лучше для актёра, чем возможность путешествовать и получать большое удовольствие? Не могу представить что-нибудь лучше.

Недавно было совершено нападение на художественного руководителя Большого театра Сергея Филина, когда неизвестный плеснул ему в лицо кислотой. Вы можете прокомментировать?

Васильев:
Что касается Филина, могу сказать, что это неприемлемо, не только что это случилось в мире балета, но что случилось в мире вообще. Я не могу представить, что это произошло. Желаю ему быстрого восстановления и скорейшего выздоровления.

=========================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 9, 10, 11
Страница 11 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика