Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 9, 10, 11  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 06, 2013 10:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030604
Тема| Балет, Всероссийский конкурс молодых исполнителей "Русский балет", Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| "Русский балет" выходит в эфир
Создан новый балетный конкурс

Где опубликовано| Российская Газета
Дата публикации| 2013-03-06
Ссылка| http://www.rg.ru/2013/03/06/balet.html
Аннотация| КОНКУРС

Всероссийский конкурс молодых исполнителей "Русский балет" пройдет на Новой сцене Большого театра 12 марта. Он создан для поиска талантов среди самых юных - студентов хореографических школ и колледжей России. Его учредили министерство культуры России и Фонд социально-культурных инициатив, президентом которого является Светлана Медведева.

Для участия в конкурсе были приглашены выпускники нынешнего учебного года всех хореографических академий и колледжей России. Жюри возглавляет Юрий Григорович, под его руководством работают руководители балетных трупп Большого и Мариинского театров, Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, Московской и Петербургской балетных академий.

Первый тур просмотров был заочным и проходил по видеоматериалам. Ко второму, финальному, допущено 26 студентов из десяти учебных заведений. Это Московская и Санкт-Петербургская академии хореографии, Пермский, Новосибирский, Красноярский, Башкирский и Бурятский колледжи, Красноярское, Казанское и Краснодарское хореографическое училища. Финалисты имеют возможность выступать как в дуэтах, так и соло. Регламент конкурса демократичен: участникам предоставлена полная свобода в выборе программы. Для дуэтов она предполагает исполнение одного дуэта или па-де-де, для выступающих соло - две вариации.

В случае единогласного решения жюри главной наградой для лауреата станет годовая стажировка в Большом

Финал из Большого театра будет транслироваться телеканалом "Культура". Все его участники получат памятные медали и дипломы. Для лауреатов предусмотрены три степени наград. Победителю конкурса будет вручена бронзовая статуэтка работы Ольги Сидоровой. В случае единогласного решения жюри главной наградой для него станет годовая стажировка в балетной труппе Большого театра. Учебные заведения, воспитавшие лауреатов, также получат финансовую поддержку.

Генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов выразил уверенность, что новый конкурс позволит выяснить состояние балетных школ по всей России, и заверил в том, что театр заинтересован в развитии всех отечественных балетных заведений.

Тем не менее в отличие от многих современных конкурсов, допускающих участие студентов частных балетных школ, среди участников "Русского балета" нет ни представителей Нового гуманитарного университета Натальи Нестеровой, ни Школы классического танца Геннадия Ледяха, выпускники которых в последние годы стали солистами ведущих театров России. Но конкурс "Русский балет" планируется развивать - сделать ежегодным и проводить на знаковых для отечественного балета сценах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 06, 2013 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030605
Тема| Балет, Саратовский театр оперы и балета, Персоналии, Кирилл Симонов
Авторы| Беседовала Светлана Микулина
Заголовок| Не сонный балет
Где опубликовано| МК в Саратове №11 (812)
Дата публикации| 6-13.03.2013
Ссылка| http://www.saratovnews.ru/newspaper/article/2013/03/06/ne-sonnyi-balet/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ
Хореограф Кирилл Симонов: «Сложно добиться от людей, чтобы они выглядели… людьми»



Изящный, предельно вежливый, ироничный и аргументированный в своих суждениях — вот впечатление автора этих строк от моего недавнего собеседника. В гостях «МК» в Саратове» один из самых востребованных российских хореографов, лауреат многочисленных отечественных и зарубежных конкурсов, в том числе национальной театральной премии «Золотая маска», Кирилл Симонов.


— Кирилл Алексеевич, существует, уж не знаю мнение или миф, что русский балет «впереди планеты всей». Насколько подобный взгляд на этот вид искусства отвечает реальности?

— Скорее всего, подобный взгляд сильно мифологизирован. В советские времена, когда мы были отделены от мира железным занавесом, наш балет развивался суверенно. Мы не учились у западных школ, не вбирали в себя никакие, даже самые лучшие влияния. Да, «Лебединое озеро», еще несколько спектаклей, отмеченных классической хореографией, являлись знаковыми для отечественного балета. «Лебединое…» — технически сложнейший спектакль, и лучшие балерины, лучшие труппы из Советского Союза танцевали творение Петипа безупречно. Русский балет славится чистотой линий, особой одухотворенностью исполнения, стройностью и высокой технической подготовкой кордебалета, когда любая танцовщица демонстрирует класс исполнения. Но… мир меняется. Танцевать на протяжении десятилетий одно и то же — будь то «Лебединое…» или «Жизель», — ничтожно мало. В репертуаре любой уважающей себя балетной труппы должна быть и неоклассика. В Саратове я с изумлением столкнулся с тем, что здесь с таким понятием не знакомы в принципе. А ведь это академический театр оперы и балета! В Перми, в Новосибирске, в Казани, Екатеринбурге, в массе других, далеких от столиц городов балетные труппы знакомы с этим направлением. А для Саратова это что-то нереальное и непознанное.

— Насколько я понимаю, работать вам трудно?

— Сказать, что трудно, — значит ничего не сказать! Трудно было работать над «Дон Кихотом». А сейчас адски, запредельно сложно!

— Качества деспота проявляете?

— Не знаю, какие качества я проявляю. Иногда ношусь по сцене, иногда чуть ли не на коленях стою, и кричу, и шепчу, к сердцу, душе, к интеллекту исполнителей взываю. Все средства хороши, лишь бы получилось желаемое! Но не без горечи понимаю: того, что хочу, что задумывал, просто не может сложиться, потому что у людей нет соответствующей подготовки. Я вытаскиваю максимум того, что в них есть, и вкладываю максимум того, что они способны воспринять.

— Что самое трудное в общении с балетной труппой Саратовского театра?

— Вы не поверите: добиться от людей, чтобы они выглядели на сцене… людьми! Неоклассика есть предельная искренность эмоций. Это пластика, нацеленная на то, чтобы чувства переполняли тебя и хлестали через тебя. А еще это культ естественности. Если танцовщики обнимаются на сцене, это уже не условное балетное объятье-касание, а бурный взрыв любви или страсти всерьез. Неоклассический танец взывает к внутренней свободе. А подавляющее большинство артистов саратовской труппы боится даже просто стоять на сцене, потому что, по их мнению, они — в этой простоте — могут выглядеть недостаточно грациозно. Это бред! Артисты страшно, удручающе закомплексованы. Они страшатся себя, своего тела, не тех, как они обманчиво полагают, движений. Они боятся открыться, бегут от непринужденности, и я неистовствую от «замороженности» их пластики.

— Кирилл Алексеевич, так это, подозреваю, проблемы не только или, точнее, не столько балетные, сколько социальные. Люди — это система масок. И в большинстве своем они настолько привыкают к ним, что опасаются, а может быть, и разучились их снимать!

— Вы правы. За неготовностью к свободе движения таится страх самих себя, неуверенность в себе как в профессионале и личности и, конечно, неготовность к переменам. Отторжение их.

— Вы много перемещаетесь по стране и за рубежом. Как вам на фоне других городов показался Саратов?

— Здесь интересная архитектура. Много достойной старины. Консерватория красивая и старая, что свидетельствует о традициях музыкального образования. Музей живописи превосходный. Но вот что поразительно: некоторые не ценят этого. Я не столь уж редко, и отнюдь не только в общении с балетным народом — сталкиваюсь с пренебрежением и неприязнью к собственному городу. «Мы же глухомань, деревня, что с нас взять», — это печальное ерничество я слышал от подавляющего числа собеседников. Люди недовольны атмосферой в своем городе, тем, что здесь многое застыло, затвердело. Но почему тогда к этому острому недовольству не прибавляется стремление что-то видоизменить, облагородить, украсить?! Почему имеет место негатив, нытье и смирение, но у этих же скептиков не наблюдается настроения видоизменить свой город к лучшему?! Ведь жизнь — это движение. Обновление. Постоянное привнесение неких новых красок. Когда этого нет, наступает трясина. А трясина способна поглотить, если ей не сопротивляться.

— Насколько иным способно стать современное искусство?

— Это очень по-разному проявляется. Это может быть сцена, где нет кулис. Я ставлю спектакль в центре Мейерхольда, так там не только кулис нет, но и оркестровой ямы. То есть для артистов крайне непривычно. Но ради достижения высокого результата надо идти на риск, на крайности. Современному успешному артисту и вообще творческой личности необходимо, на мой взгляд, постоянно трансформировать себя во что-то качественно иное. Нужно экспериментировать над собой и постоянно поднимать планку своих возможностей. И самое главное — работать на пределе всех своих психофизических сил.

— В современном театре иногда имеет место не просто осовременивание спектаклей, но и опошление их. Можно легко заиграться, и тогда зрители увидят, например, абсолютно голую Кармен на авто или мотоцикле. Нужно ли подобное реформаторство зрителю в мире, где и без того полным-полно пошлости?

— На мой взгляд, и в оперной, и в балетной постановке приемлемо ЛЮБОЕ новаторство при условии, что оно талантливо, а значит, красиво и убедительно. Когда на «Золотой маске» я слушал «Аиду» Дмитрия Чернякова, который перенес действие оперы Верди в горячую точку нашей отечественной современности, я рыдал. Потому что там было все обоснованно и все жило и дышало под эту идею. Под ее умную реализацию. И поверьте, даже самого консервативного приверженца классики подобный подход не покоробит. Потому что это было сделано одаренным человеком. Пределов фантазии у творца быть не должно! Творчество не может, не имеет права быть цензурировано.

— В Саратове вы ставите «Сон в летнюю ночь», одну из самых волшебных пьес Шекспира. Ее ведь нелегко перенести на язык пластики?

— Я бы даже уточнил: почти невозможно. С «Ромео и Джульеттой» это сделать гораздо проще и гармоничнее. Многие остроумные, блистательные диалоги из «Сна…» — стопроцентно для драматической сцены. Обожаю эту пьесу, но чтобы она прозвучала на балетном языке, я изначально стремился и стремлюсь сделать ее, скорее, про Мендельсона, чем про Шекспира. Тем более что в этом балете сложнейшая, виртуознейшая, рафинированная музыка.

— Музыка — это симфонический оркестр. Как оцениваете его?

— Симфонический оркестр — то золото, которое есть в Саратовском театре оперы и балета. У меня нет претензий к оркестру. В нем работают компетентные и неординарные музыканты. Берясь за эту работу, я был нацелен на партнерство только с исключительно серьезным, думающим маэстро, и Юрий Кочнев — фигура, отвечающая моему пониманию и критериям таланта.

— Каким видите «Сон в летнюю ночь»?

— Мне хочется, чтобы получился спектакль про любовь. Про то, как люди и эльфы бегают и брызгают в глаза друг друга этим волшебным соком, и им открывается чудо любви. Любовь ведь самое главное в жизни. Чудо, к которому все мы идем, которого ждем и одновременно… страшимся. Знаете, мне представляется, что даже несчастливая любовь — счастье, потому что она дарит, рождает в тебе это невиданное упоение, эту высвобожденность чувств, особое дыхание жизни.

— Браво вашим проникновенным словам о любви! Кирилл Алексеевич, уж раз вы работаете над спектаклем, в названии которого фигурирует сон, не могу не спросить: а творческие сны видеть приходилось?

— Постоянно. Они помогают мне. Когда в Литве я ставил спектакль «Отелло», и у меня, и у исполнительницы роли Дездемоны, блистательной прима-балерины Эгле Шпакайте были очень интересные сны. И впоследствии из этого утвердилось: не акт первый, акт второй, а сон первый, сон второй. А еще танцовщица настолько изумительна, виртуозна, чувствительна — не только как танцовщица, но и как актриса (она, кстати, играла и драматические роли у самого Някрошюса!), что спектакль получил название не «Отелло», а «Дездемона». Она стала центром, сердцем смысла и в названии, и в действе.

— В балете вы предпочитаете делать акцент на женщину?

— Конечно, и это справедливо, потому что в этой сфере искусства всегда царствует балерина. Обожаю красоту, и женская красота и грациозность приводят меня в восхищение. В сегодняшнем балете больше женского таланта, чем мужского. Мужчины стали… инфантильнее, что ли. То, что проявляется в социуме, отражается и в балете. Почти нет мужской брутальности, неистовости, мощи, мужества, силы. Куда чаще наблюдается эдакая… томная слабость. Подпер собой стеночку и пребывает там в полусонной неге. И дай бог, чтобы не рассыпался от мнимых перегрузок. Все как в повседневной жизни.

— С вашего позволения, давайте обратимся к некоторым именам. С кем из исполнителей саратовской балетной труппы работать все-таки легче, интереснее?

— Вера Шарипова, бесспорно, профессиональная балерина. В ней есть эмоции, жизнь. Из молодых надо сказать добрые слова про пластичную от природы Юлю Танюхину. Наташа Колосова много, интересно и самоотверженно работает. Не всегда удается вытащить из нее то, что надо, но она идет тебе навстречу, и это внушает оптимизм.

— Ну а из мужчин-танцовщиков кого назовете?

— С мужским составом в Саратове хуже, как, впрочем, почти везде. Поэтому я ограничусь озвучиванием лишь одного имени — Алексей МИХЕЕВ.

— «Сон в летнюю ночь» — это пиршество для фантазии художника. Как вам работается с Болдыревым?

— Сергей Болдырев — крепкий профессионал, художник, наделенный чувством стиля. Не буду утверждать, что мы идеально понимаем друг друга, но у нас наметились точки взаимопонимания, и мы, как мне кажется, достойно и качественно делаем одно дело. Вообще тема балетмейстера и художника — из острейших для современного театра. Мне представляется, что для театра чрезвычайно важна тандемность в этом отношении. Такие профессионалы, как балетмейстер и художник, могут и должны развиваться параллельно, подпитывая друг друга идеями, озарениями. Между прочим, Григорович и Вирсаладзе всю жизнь работали вместе. И после того как скончался Вирсаладзе, Григорович уже не поставил ни одного спектакля. Разумеется, это могло объясняться не только уходом Вирсаладзе, но одним из компонентов творческого молчания Григоровича подобное, на мой взгляд, все же стало.

— А вы обрели своего художника?

— Да, мне повезло. Вот уже несколько лет я работаю с Эмилем Капелюшем, интереснейшим художником-сценографом. Это счастливый случай творческого и человеческого взаимопонимания. Мне комфортно и интересно общаться с этой талантливой личностью.

— В свое время вы работали с таким олимпийцем среди художников, как Михаил Шемякин. Поделитесь впечатлениями о взаимодействии с этой личностью?

— Он безумно талантливый человек, но работать с ним тяжело. С первого взгляда этот сумрачный мужчина в кепке и сапогах вообще способен испугать, но, пообщавшись с ним, попав под воздействие его фантастической ауры, понимаешь, насколько он одарен. С Шемякиным мне выпало сотрудничать дважды — над «Щелкунчиком», когда был совсем еще молод, каких-то 23 года, и ровно десять лет спустя мы ставили с ним «Коппелию» в Литве. Вот это был праздник! Шемякин вырос в Германии, по­этому ГОФМАН — все равно что его родной дом. Он много иллюстрировал немецкого классика еще до этой театральной работы и делал прямо-таки волшебные вещи! Когда мы встретились с Шемякиным в работе над «Коппелией», ко мне, как мне кажется, у него уже было другое отношение. Не как к мальчишке, а как к профессионалу.

— Балет — каторжная работа. Поделитесь, пожалуйста, опытом взаимодействия с другими труппами. Кто большие трудоголики — российские артисты или западные?

— В России, в отличие от Запада, к великому сожалению, почти нет системы развития дела. У нас подавляющее большинство людей в любой сфере деятельности не знает, что будет с ними или их творческими проектами завтра или сегодня к вечеру. У солидных балетных трупп на Западе работа расписана на несколько лет вперед. У нас же в большинстве российских театров возникает множество проблем. Кто будет художник по декорациям в очередном спектакле, кто балетмейстер? Все балансирует в неизвестности и подвешенном состоянии. Все сыплется, все видоизменяется, вопросов при рабочем процессе больше, чем ответов на них. Это нонсенс! Люди как-то… игрушечно работают. Словно играют в работу, а не делают ее. На Западе подобные специалисты были бы признаны социально неадекватными. А у нас ни шаткость ни валкость привычна.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 07, 2013 8:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030701
Тема| Балет, Гастроли танцевальной компании «Аспен – Санта-Фе балет» , Персоналии,
Авторы| Майя КРЫЛОВА
Заголовок| Янки дергают за нитки
В Москву приехали танцовщики с американского Запада

Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 2013-03-07
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-03-07/178887-janki-dergajut-za-nitki.html
Аннотация|ГАСТРОЛИ

Гастроли танцевальной компании «Аспен – Санта-Фе балет» прошли на сцене Российского молодежного театра. Проект, организованный Центром оперного пения Галины Вишневской, познакомил нашу публику с неизвестным доселе американским коллективом.



В название труппы включены имена двух базовых городов в разных штатах, где у коллектива есть «опорные точки»: Аспен – это Колорадо, а Санта-Фе – Нью-Мексико. Но большое расстояние между городами не мешает тесным контактам. Это компания, не имеющая собственного хореографа, но заказывающая балеты постановщикам-мэтрам со всего мира. Это представитель американской глубинки, предоставляющий зрителям вполне столичное качество. Таков «Аспен – Санта-Фе балет», два дня танцевавший в Москве в качестве культурного посланника госдепартамента США.

Коллектив активно гастролирует, но в России выступал впервые. Он существует с 1996 года и специализируется на коротких, часто бессюжетных постановках, стиль которых может быть разным. Сами американцы определяют сущность компании как «творчество на перекрестке истории танца, где стираются границы между балетом и современным танцем».

Программа началась балетом Overglow, который в 2011 году поставил хореограф Йорма Эло. Под музыку Мендельсона и Бетховена на сцене двигались полуголые мальчики в джинсах и девочки в коротких зеленых платьицах. Босые, спортивные и энергичные, они активно выявляли экспрессивную суть классических аккордов. Казалось, что неутомимые тела-марионетки кто-то большой и невидимый дергает за ниточки. Хореографию Эло – несколько суетливую – шесть исполнителей перевели в конфликт тяжести и легкости. Вот только что танцовщик вставал в возвышенную позу арабеска, протянувшись ввысь на одной ноге, а теперь уже вульгарно присел на пятки, расставив ноги и растопырив колени. Пространство между этими крайностями заполнено массой деталей: тут и пальцами трясут, и тремоло спины изображают, и вообще двигаются, похоже, так, как колышутся водоросли в воде. Комбинациям рваного и плавного нет числа: создается впечатление, что Эло задался целью сопроводить танцем каждый перелив струнных и каждый вздох духовых.

Балет Иржи Килиана Stamping Ground – самое «древнее» сочинение программы: ему уже 30 лет. В основе – «Токката для ударных» Карлоса Чавеса и ритуальные пляски австралийских аборигенов. Килиан берет их как пластические архетипы, давшие жизнь современному искусству. Из струящегося серебристого фона (вертикально подвешенные ленточки) один за другим выступают фигуры исполнителей. И начинается торжество перефразированного древнего обряда. Не всегда точно угадаешь, что перед тобой – охотничья или погодная магия, шаманское камлание или подражание повадкам животных-тотемов. Витальные силы, осмысленные древним человеком, Килиан транспонирует в изощренный модерн-данс, в котором ритуал возрождается в новом качестве – как способ рефлексии человека современного. Сначала музыки вообще нет, только хлопки ладоней по ногам или стук пяток об пол. Потом вступает барабанный бой, и армия ползущих или принюхивающихся, крадущихся и агрессивных, сексуально возбужденных или хищных существ кружится в вечном природно-человеческом водовороте.

Балет Last на музыку Хенрика Гурецкого недавно поставил американский испанец Алехандро Черрудо специально для этой труппы. Трудно переводимое название (как, впрочем, и остальные названия привезенных балетов) в любом варианте перевода отсылает к определенному смысловому полю. Что-то вроде «в последний раз», или «в финале», или даже «в конце концов». Для создания нужного настроения Черрудо смиряет свой испанский темперамент и делает тревожно-созерцательный спектакль, в котором есть две части. В первой общий танец следует за музыкой, которую эксперты называют «сакральным минимализмом». Движения то вторят медленным «переговорам» скорбной тягучей скрипки с не менее скорбным, но «отрывистым» роялем, то нервно, почти акробатически, устраивают лихую гонку, бросаясь вскачь за отчаянным галопом по принципу «живем один раз». Вторая часть балета – дуэт, возникающий после перезвона «колоколов» в партитуре: превосходный темнокожий танцовщик Джозеф Уотсон, поразивший еще в балете Килиана, здесь продолжил удивлять своей истинно негритянской, «кошачьей» пластикой. Медленно прощаясь, как бы бесконечно продлевая ритуал расставания со своей женщиной (а может, они вместе прощались с жизнью), Уотсон ужом обвивался вокруг партнерши, легко вздымая ее ввысь на могучих руках. Истинно, перед смертью не надышишься.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 07, 2013 11:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030801
Тема| Балет, МТ, Балетный фестиваль «Мариинский», Персоналии, Владимир Шкляров
Авторы| Яна Жиляева
Заголовок| 10 лет без права сожалений
Премьер Мариинского театра Владимир Шкляров: «Я пересек балетный экватор»

Где опубликовано| VTBrussia.ru.
Дата публикации| 2013-03-07
Ссылка| http://vtbrussia.ru/culture/gamt/news/236507/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балетный фестиваль «Мариинский», поддерживаемый банком ВТБ, в этом году открылся спектаклем «Ромео и Джульетта» с Дианой Вишневой и Владимиром Шкляровым в главных ролях. А 8 марта в театре бенефис Владимира Шклярова: «Рубины» Баланчина, фрагмент из балета «Баядерка» и «Юноша и смерть» Ролана Пети, где партию Смерти исполнит Екатерина Кондаурова.

О том, что такое 10 лет в Мариинском театре, какова роль мужчины в балете и чем хорош граф Альберт, Владимир Шкляров рассказал корреспонденту VTBrussia.ru.




- Владимир, как, по-вашему, в балете должен быть сюжет, мощная литературная канва?

- Я больше люблю сюжетные балеты, чтобы внутри была история. Даже если это современная хореография с абстрактной темой, я для себя внутренне стараюсь найти историю, мотивацию, чтобы танец состоял не только из набора движений, но и был осмысленным.

- Для вас важнейшим искусством является балет...

- Ну конечно.

- А говорят, вы к футболу неравнодушны.

- Ну это так, хобби в свободное от работы время. Я болею за наш «Зенит», клуб Санкт-Петербурга. Когда есть возможность, иду на стадион.

- А балет как зритель смотрите? Можете поехать куда-то специально, чтобы увидеть спектакль, смотреть в YouTube?



- Конечно. Последний пример – премьера в Большом театре балета «Мойдодыр» в хореографии замечательного молодого балетмейстера Юрия Смекалова. Но я бы хотел, чтобы современный балет был больше представлен у нас в Санкт-Петербурге. Потому что самая яркая премьера последнего времени – балет Анжелена Прельжокажа «Парк»... За развитием балета можно следить в интернете, в прессе. Но на самом деле балет такое искусство – его нужно смотреть прямо в театре. Его нельзя записать, засушить, перенести на видео, разместить в интернете. Это уже не то...

- У вас есть опыт исполнения хореографии и Баланчина, и Ролана Пети, и Уильяма Форсайта, и Джерома Роббинса, и Пьера Лакота, и Бенджамина Мильпье. А что сейчас хочется попробовать? С кем поработать?

- Со всеми хочется работать! Все хочется танцевать! Проще ответить: «Я так устал, я ничего не хочу!» А я могу честно сказать: «Очень не хватает работы! Такая жажда танцевать!» Я десятый год в театре. Это балетный экватор. Столько лет уже прослужил, и еще примерно столько же осталось.

- Что такое быть премьером Мариинского театра?

- Хорошо делать свою любимую работу. Все просто: я должен хорошо танцевать. Танцевать так, что когда выходишь на сцену, делать все возможное, чтобы люди забывали о своих проблемах... В общем, я считаю, что задача артиста убедить зрителей в том, что весна обязательно придет!

- Как сильно ваше личное настроение передается залу?

- Абсолютно! Если ты выкладываешься на сто процентов, то зал переходит на твою сторону. Но это тонкий момент. Должна быть грань, понимание меры...

- Вы готовы рисковать, участвовать в проектах совсем неизвестных, молодых хореографов?



- Сейчас я стараюсь сводить риск к минимуму, я должен быть абсолютно уверен, что все получится. Хотя я понимаю, что очень часто балеты, балетные миниатюры держатся на исполнителях, на харизме, природном обаянии...10 марта будет премьера номера 101 Эрика Готье. Номер очень интересный, необычный, и я бы очень хотел продолжить сотрудничество с Эриком. До меня никто этот номер в России не исполнял. Для Эрика это определенный риск, но тем не менее мы оба верим, что все пройдет хорошо.

- Вы танцуете с такими яркими балеринами, как Диана Вишнева и Екатерина Кондаурова. Вы можете позволить себе выбирать партнерш?

- То есть говорить так: с ней буду танцевать, а с этой нет, – такого, конечно, нет. Но мне бы очень хотелось вернуть традиции дуэтных танцев. А дуэт рождается только тогда, когда нет постоянной смены балерин, как это сейчас происходит со мной. Это требование театра, чтобы танцовщики были коммуникабельными и могли подстраиваться друг под друга. Универсальность достигается, но уходит другое. Глядя на новую пару, никогда не возникнет ощущения чуда, которое испытываешь, глядя на пару, которая уже 10 лет танцует вместе. То, как они чувствуют себя рядом друг с другом, как чувствует себя балерина в руках партнера, это дорогого стоит. Такая гармония в последнее время меня интересует больше, чем виртуозные пируэты. И я бы хотел как можно больше т! анце вать со своей женой Машей Ширинкиной, теперь Шкляровой.

- Вы 10 лет танцуете графа Альберта...

- Не 10 лет. Меньше!

- И всегда ваш Альберт в одном и том же настроении?

- Я в последний раз танцевал спектакль «Жизель» три года назад. Я по графу Альберту, по спектаклю очень соскучился! Много можно рассуждать о роли графа Альберта в истории Жизели, его можно сделать ужасным, отвратительным героем, а можно сделать его человеком, который понял свою ошибку и в конце концов раскаивается.

- В классическом балете у мужчин не много партий, где они могли бы выражать свои актерские дарования... Почему?


Рудольф Нуриев считается непревзойденным исполнителем балета Ролана Пети "Юноша и Смерть". Всякий раз, танцуя партию Юноши, Шкляров будто соревнуется с тенью Нуриева. © Наталья Разина, пресс-служба Мариинского театра

- Отвечу честно: искусство балета — это искусство для девочек, для балерин. Да, был Рудольф Нуриев, который ставил танцовщика выше балерины. Но, на мой взгляд, вопрос в партнерстве. Очень важен дуэт. Важно то, как ты относишься к своей балерине. Ее нужно, безусловно, показывать, поддерживать, помогать ей. Но при этом нужно понимать, что это совместная работа. Когда один тянет одеяло на себя, ничего хорошего не выходит, дуэта не будет, танца не будет, будет вещь, а к ней подставка. Нужно понимать, что высокий уровень спектакля возникает только при сотрудничестве друг с другом. И те, кто это понимает, становятся звездами первой величины.

- То есть сегодня мужчине, чтобы стать звездой, нужно быть в два раза сильнее балерины?

- В три раза сильнее. И физически, и актерски. И все равно бывает, что не хватает сил станцевать собственную вариацию. Но это оправданно, когда партнер преподносит ту, которая рядом с ним на сцене.

- Десять лет в Мариинском театре — суровая школа...

- Я прошел по ступенькам лестницы от танцовщика кордебалета до премьера. Не все могут это преодолеть. Сейчас очень важно оставаться на высоком уровне, поддерживать форму и ни в коем случае не останавливаться.

- Вы всегда в форме?

- Я с детства чувствовал себя лидером. И я всегда любил побеждать. Для профессии балетного артиста это незаменимые качества. Здесь нужно или быть первым, или найти какую-то другую профессию. Ты должен балет очень сильно любить. Потому что труд каторжный!

- Вы родились в семье потомственных военных, а как оказались в балете?



- Выбор сделала мама. Она сама хотела танцевать, быть балериной. Вот я за маму и отдуваюсь... Это было непростое решение. Я ведь должен бы был пойти в инженерное училище и стать военным строителем.

- А мама сейчас приходит на каждый спектакль?

- Мама с папой на каждом моем выступлении.

- Родители владеют балетной терминологией, могут провести грамотный разбор полетов

- Нет. Они приходят получить удовольствие от спектакля. У них зарезервирован столик в буфете. Они пьют шампанское в антракте.

Фото: Пресс-служба Мариинского театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 08, 2013 8:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030802
Тема| Балет, Государственный академический театр танца РК под руководством Булата Аюханова, Премьера, Персоналии, Юлия Моисеева
Авторы| Елена Брусиловская
Заголовок| Замок красоты для королевы балета
Где опубликовано| Казахстанская Правда № 87-88 (27361-27362)
Дата публикации| 2013-03-08
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/c/1362707556
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Государственный академический театр танца РК под руководством народного артиста Казахстана, лауреата Государственной премии РК Булата Аюханова показал премьеру балета «Лебединое озеро» на музыку Петра Чайковского.



Тонкий знаток классического танца Булат Аюханов второй раз за последнее время обращается к шедеврам мирового балетного искусства. Не так давно алматинцы рукоплескали его постановке «Анна Павлова – лебедь русского балета», и вот теперь на суд зрителей представлено «Лебединое озеро».

Главные партии и в том, и в другом спектакле исполнила талантливая молодая балерина, выпускница Алматинского хореографического училища им. А. Селезнева, лауреат международных конкурсов Юлия Моисеева, которая танцует в коллективе Булата Аюханова шестой сезон.

– Юля для меня – высший показатель академического содержания классического танца, – так характеризует свою ученицу Булат Аюханов. – Когда она только пришла из училища, то уже была готовой танцовщицей. Необыкновенно музыкальная Юля всегда старается проникнуть в образ, понять душу танца. Она – человек интеллектуального склада, способна размышлять и делать собственные выводы. Когда танцевала Анну Павлову, она попала в самую точку, собрав свой талант и свое старание, – считает Булат Газизович.

Действительно, Юлия Моисеева даже внешне чем-то напоминает Анну Павлову. Тоненькая, грациозная, она, не соперничая с гениальной балериной, воскресила лучшие балетные партии, в которых когда-то покорила мир несравненная Анна. Не случайно балет, по словам Булата Аюханова, это искусство, которое должно воспитывать у людей чувство красоты.

– «Зачем идти в театр, если ты не можешь исповедоваться?» Это не я сказал, а Лия Ахеджакова, но я тоже так думаю. Если человек не способен раствориться в образе, в музыке, зачем идти в театр? Ведь балет – это музыка во плоти. В одном из писем к Майе Плисецкой кто-то из молодых написал: «Майя Михайловна, помогите мне стать балериной». Она ответила: «Бог поможет». Вот Юля – из тех редких балерин от бога, – говорит Булат Аюханов.

Хотя, как мне рассказывала сама Юлия, поначалу она не стремилась стать балериной – в балетное училище ее привела мама. Но танцевать девочка любила всегда, сколько себя помнила – начало школьной жизни совпало с началом регулярных занятий в детском танцевальном кружке.

– Мне было семь лет, когда я случайно оказалась на концерте Булата Газизовича, и помню, как меня это буквально потрясло, – рассказывает Юлия,– я сразу влюбилась в балет, в сцену. И помню, Булат Газизович тогда сказал, может, в шутку, но я восприняла это всерьез: «Приходи сначала в хореографическое училище, отучись, а потом станешь у меня танцевать, солисткой будешь».

Эти слова мэтра отечественного балета определили ее дальнейшую судьбу.

– Я завязала на руке фенечку и загадала желание поступить в хореографическое училище. Два года носила ее не снимая, готовилась к поступлению, и мне повезло. А когда окончила училище, для меня не было проблемы выбора – я хотела танцевать только в балете Булата Газизовича.

С 11 лет Юля начала участвовать в различных конкурсах. Первым серьезным для нее испытанием стал международный конкурс юных артистов балета «Фуэте Артека», где она танцевала и отрывки из классических партий, и современную хореографию – «Танго мотылька». Видимо, жюри оценило юное дарование, и девочка стала дипломантом конкурса.

Потом были и другие победы – в международном конкурсе балета в Новосибирске, в международном конкурсе балетного искусства «Весна-2006», в республиканском фестивале талантов «Созвездие надежды».

И когда талантливая выпускница хореографического училища, ставшая к тому времени лауреатом многих конкурсов, пришла в Государственный академический театр танца РК под руководством Булата Аюханова , она думала, что ей сразу предложат главные партии. Но начинать пришлось с кордебалета.

– У нас особый коллектив, – рассказывает Юлия, – сегодня ты танцуешь соло, стоишь в первом ряду, кланяешься зрителям, а завтра танцуешь маленького лебедя. Но я считаю это нормальным, это всегда взаимовыручка, знание всех партий. И когда я пришла сюда, то поняла, чем конкурсы отличаются от сценической работы – в конкурсах всегда есть доля спортивной состязательности, что ли, – кто больше накрутит, кто выше прыгнет. Это отучает от привычки думать над образом. Поэтому для меня лучше не гоняться за победами, а серьезно работать. Тем более что Булат Газизович учит нас не механически запоминать партии, а думать над духовным наполнением образа.

– Я видела вас в «Анне Павловой», не страшно было воплощать на сцене идеал классического балета?



– Вы знаете, поначалу я даже не могла поверить, что мне доверили такую партию. Ну какая из меня Анна Павлова! Это очень высокая планка. И прежде чем начать работать над образом, я перечитала много книг об этой прославленной балерине. Мне хотелось понять, какой она была? Что любила в жизни, а что ей не нравилось? Почему она стала эталоном? Почему ради балета она жертвовала всем – семьей, детьми… И когда я приблизилась к этому пониманию, мне стало легко ее танцевать. Порой мне казалось, что я говорю с Анной Павловой, и какие-то детали в танце появлялись как бы сами собой, мне даже не приходилось их придумывать. Как будто меня кто-то вел, – признается она.

Действительно, у Юлии Моисеевой в «Анне Павловой» было поразительное проникновение в образ.

– У талантливой балерины танец всегда подобен оголенному нерву, так он должен обжигать, – считает Булат Аюханов. – Со сцены должен перекидываться мостик в зрительный зал, что удается Юле, ей два раза ничего объяснять не надо. Она понимает с полуслова, с полувзгляда. Это очень ценное и очень редкое сейчас качество. Юля – балерина с огромным потенциалом, в любой точке мира она будет примой. Она может все – танцевать и характерные партии, и современные, и классику. Причем танцует она безупречно. Иосиф Бродский когда-то сказал, что классический танец – это замок красоты. Уметь подарить эту красоту – искусство большого сердца и большой души. Не случайно Юля прекрасно смотрится и в Одиллии, и в Кармен, и в Татьяне Лариной, но самая удачная ее работа, как я считаю, это Анна Павлова. Когда она танцевала «Лебедя» на последнем спектакле, вы даже не представляете, что творилось в зале! Зрители плакали! Вот это уже знак мастерства. Юля очень повзрослела за это время, я с ней уже говорю как с Мастером.

По словам самой Юлии Моисеевой, современному балету она предпочитает классику.

– Современный балет, на мой взгляд, это некая смесь из спорта и акробатики, где немного классики. Поэтому мне нравится танцевать классику и те танцы, которые ставит Булат Газизович, он дает нам определенную свободу, не загоняя в жесткие рамки.

– Вы танцевали ведущую партию Одиллии и в последнем премьерном спектакле – «Лебединое озеро». Это очень серьезная работа, ведь в ней блистали лучшие балерины мира. А что еще хотелось бы станцевать?

– Моя мечта – станцевать Кармен в потрясающем балете «Кармен-сюита» на музыку Бизе.

– Аранжировку этой музыки специально для великой Майи Плисецкой сделал Родион Щедрин.

– Да, это была замечательная хореография Альберто Алонсо. Но мне очень нравится и наша постановка этого балета. Булат Газизович очень тонко чувствует музыку – каждая нота у него имеет смысл. И хореография настолько понятна и зрелищна, в ней ничего нет лишнего. Я считаю, что эта постановка – проверка артиста и на силу воли, и на понимание образа, и на умение держать себя на сцене.

– Много приходится работать, чтобы оттачивать свое мастерство?

– Да, мой каждый день начинается с 11 утра, сначала это просто тренаж, наработка техники, чтобы на сцене об этом уже не задумываться – техника должна идти на уровне автоматизма. Вообще, балет занимает все мое жизненное пространство, даже когда я просто прохожу мимо зеркала, то непроизвольно принимаю какую-то позу, знаете, как обезьянка у зеркала. Это уже на автоматизме, у меня дома к этому все уже привыкли.

– Когда вы рассказывали об Анне Павловой, о том, что ради балета она многим пожертвовала, вы не прикидывали это на себя – как вы намереваетесь строить свою жизнь? Может ли балерина совмещать высокий профессионализм с обычным женским счастьем материнства?

– Мне кажется, что этот выбор каждый для себя делает сам. Я считаю, что можно это совместить. Но Анна Павлова была уникальна… Во всем. Мы, конечно, тоже много работаем, но и остается время «на жизнь». Я, например, даже успела выучиться в Петербурге, причем училась, так сказать, с оглядкой на будущее, ведь век балерины очень короткий.

– И какую профессию приобрели?

– Управление в сфере культуры и искусства. Меня радует, что балет сейчас очень востребованный вид искусства. Думаю служить ему и дальше.

фото Юрия БЕККЕРА

Алматы
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 08, 2013 1:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030803
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Николай Цискаридзе
Авторы| Рамазан Рамазанов
Заголовок| Николай Цискаридзе: У меня в театре нет ни друзей, ни врагов. А на завистников мне наплевать. Настоящих королей никто не свергает
Где опубликовано| Вечерняя Москва
Дата публикации| 2013-03-06
Ссылка| http://vmdaily.ru/news/2013/03/06/nikolaj-tsiskaridze-u-menya-v-teatre-net-ni-druzej-ni-vragov-a-na-zavistnikov-mne-naplevat-nastoyashchih-korolej-nikto-ne-svergaet-186128.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Премьер Большого Театра Николай Цискаридзе о коварстве коллег и нравах, царящих в «главном храме искусства».
Фото: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"


Премьер Большого театра Николай Цискаридзе рассказал корреспонденту "Вечерней Москвы" о коварстве коллег и нравах, царящих в «главном храме искусства».


У каждого Моцарта в искусстве есть свой Сальери. Скажите, много вам делают пакостей ваши недоброжелатели?

- Мне кажется, что эти гадости-пакости служат лишь стимуляторами в преодолении преград и препятствий на пути человека. Ценна не сама преграда, а победа над ней. Я как раз тот человек, который всегда переступит. Награды и титулы мне давали в непростые моменты моей жизни. Как какая-то гадость в жизни, меня награждают очередным званием. Мне очень дорога награда 2005 года, данная мне Францией за «Вклад в искусство». Но этому предшествовала целая кампания по очернению моего имиджа и моей профессиональной деятельности. Завистников всегда хватает. Купленные балетные критики, которых наняли мои конкуренты, старательно выдавали гнусные статейки о падении моего профессионализма и творческой несостоятельности. Они все время пишут обо мне гадости в прессе и пытаются развенчать меня. И вот, в разгар этой газетной истерики, когда меня в очередной раз облили грязью в прессе, Франция вручила мне орден за вклад в искусство. Это было так кстати и ударило по морде всем этим купленным писакам, что лучше не придумаешь. Я торжествовал. Потому что Франция - та страна, которая придумала балет, и со времен Григоровича, Плисецкой и Васильева никто еще не получал подобного ордена. Я был следующий. И весь это «черный пиар» в одночасье лопнул как мыльный пузырь. Это было очень знаково.

- Коварство коллег закалило вас?

- Я просто привык к ним. Причем, с малых лет. Я был готов к подвохам с детства, ведь все начинается с детства. Я был лучшим учеником в школе и часто получал по башке за свое отличие от других. Зависть ведь не дремлет никогда. С моим приходом в балетную школу при Московском хореографическом училище, все поняли, что появился ученик, который затмит всех. Есть объективные вещи: во-первых, у меня были самые длинные ноги, во-вторых, способности, которых не было ни у кого во всей школе. Выпустился я в 1992 году, и по сей день из Московского хореографического училища мальчик с такими данными ногами не выпустился. Он просто туда не пришел.

- Может быть, их злил еще и тот факт, что простолюдин бил наотмашь своим талантом даже детей чиновников Большого театра?

- Возможно, но мне это было неведомо. Я просто трудился и трудился до седьмого пота. Я понимал, для чего я поступил в училище. К тому же всегда помнил наказ своей матери Ламары Николаевны Цискаридзе: «Сынок, будь или первым, или никаким». Именно благодаря ей, возможно, я и стал, кем стал. Мама в течение полугода усердно занималась со мной по всем дисциплинам, делала со мной все уроки, по сути, училась вместе со мной. Хотя, должен сказать, что поначалу она не особо и хотела видеть во мне балетного танцора и тайно надеялась, что со временем балет мне надоест. Но чем дальше, тем сильнее я влюблялся в это искусство. Мама, видя мою страсть к танцам, однажды пришла к Пестову и сказала: «Мне нужен результат. Если нужно бить моего сына - бейте, но мне нужно, чтобы мой сын не был в кордебалете, а блистал в основном составе». Я хорошо помню эти слова. Я хотел стать первым, и сегодня я премьер лучшего театра страны. Это не бахвальство, поверьте, а просто я называю вещи своими именами.

- Вы такой самоуверенный тип. Неужели никогда не сомневались в себе и своих возможностях?

- Я всегда знал, что должен быть первым. И все знали, что этот мальчик дойдет туда, к чему стремится, и я не раз за спиной слышал шепот театралов, что в Большой пришла новая балетная звезда. Поначалу они просто не могли выговорить мою фамилию и говорили: «гений с грузинской фамилией». Даже будучи в кордебалете, я все равно чувствовал себя первым. Помню, когда в свой первый сезон работы в Большом я стоял среди рабов в «Спартаке», у меня было ощущение, что все зрители смотрят только на меня. Еще с детства во мне присутствовало ощущение превосходства, словно я должен был стать первым. Моя няня всегда читала мне не сказки, как всем детям, а вполне взрослые книжки. В шесть лет я уже знал, кто такой Дзеффирелли, тогда как все мои сверстники были уверены, что это название какого-то страшного заболевания (смеется). В этом же возрасте я уже был знаком и мог вполне внятно пересказывать все трагедии и комедии Шекспира и знал причину, подвигнувшую Анну Каренину броситься под колеса поезда.

- А вы не боялись, что вам могут нанести физические увечья, дабы вывести вас навсегда из балетного строя?

- Разве я похож на трусливого человека?

- Нет. Я даже слышал, что в порыве ярости вы можете дать обидчику по лицу?

- Могу, и очень легко.

- А что вас может подвигнуть на такое?

- Да что угодно. Хамство людей и их гнусные поступки. Ненавижу хамов и проявление агрессии в любой форме. Меня легко спровоцировать на ответную реакцию, я очень быстро эмоционально вспыхиваю и могу рукоприкладствовать. По сути, я нормальный адекватный человек, пока кто-то не позарится на мою территорию. Вот тогда-то во мне закипает кавказская кровь. Я всегда все говорю прямо в лицо, и некоторым это не нравится, а мне наплевать. Из-за этого мне приписывают сложность моего характера, хотя это не так. Да. Я не умею и не желаю лебезить и предпочитаю прямоту в отношениях. Если кому-то не нравится такой Цискаридзе, не стану навязывать им свое общество. И меняться я тоже не собираюсь в угоду кому-то и чему-то. Благодаря своему упрямому характеру я и добился всеобщего признания и многочисленных наград. Бесхарактерный и бесхребетный человек не добился бы этого никогда.

- А вы знаете авторов интрижек против вас?

- Ой! Всех. Я просчитываю их действия сразу, но они этого не знают. Ходят по коридору и за кулисами, вежливо здороваются.

- А они знают, что вы знаете об их проделках?

- Думаю, нет. Очень часто думают, что они настолько умны, что их коварные планы не удастся раскрыть. Если ты хочешь выжить, ты должен шевелиться.

- У таких, как вы, как правило, много недоброжелателей. Они мешают вам жить?

- Ой, да много чего. Причем, это делают не только мне, но и другим. Просто никто об этом не рассказывает.

- Расскажите тогда вы. Или вы стесняетесь?

- А чего мне стесняться? Я же не ворую, я говорю о себе и знаю конкретно. Главное - переступить через это и вытерпеть, и выйти победителем. В самом начале, когда я получил первую роль Меркуцио в «Ромео и Джульетте» Юрия Григоровича, меня должны были носить на руках пятеро «друзей». Эта славная пятерка вся состояла из уже взрослых танцоров, и все они, как выяснилось, жадно претендовали на партию Меркуцио. Они извелись желчью от зависти, что роль досталась молодому, еще мало кому известному Цискаридзе. И решили они мне подгадить на репетиции. Они должны были периодически перебрасывать меня на руках, но делали они это так, что я пару раз «приземлялся» лицом в пол. А на одном из прогонов я получил серьезную травму. Григорович все это видел и, как потом выяснилось, все понял, но вслух ничего не сказал и лишь объявил назавтра трехчасовую репетицию. Мы все недоуменно переглянулись, но перечить не стали. Так вот, все три часа, эти горе-носильщики проносили меня на руках, а к концу репетиции буквально выползали из зала. Вот такое было наказание! А в Лондоне, где я танцевал в балете «Корсар», мне нужно было успеть за 20 секунд переобуться. Я стал менять обувь и вижу, что резинка на туфлях порвана. Я хватаю у костюмерши иголку и нитку, на автомате пришиваю резинку и выхожу на сцену как ни в чем не бывало. А сам думаю, что такого быть не может, я ведь всегда проверяю все наряды и обувь перед спектаклем. И уже вернувшись в Москву, когда стал отпарывать наспех пришитую резинку, обнаружил, что срезана она была бритвой.

- Поняли, чьих рук дело?

- Естественно. Ведь в комнату, где хранились мои туфли, имели доступ лишь трое - Денис Матвиенко, Сергей Филин и наш костюмер. Но винить кого-то конкретно я не хочу, бог им судья.

- Вы удивительным образом нашли общий язык с руководителями театра. Вам даже Васильев передал свой гримерный столик, к которому не подпускал много лет никого. Как удалось завоевать его внимание?

- У меня были непростые отношения как с руководителем. А в зале у нас были отличные отношения. Он большой художник, и в своей профессии он всегда точно знает кто чего стоит. Он ко мне всегда относился внимательнее, чем ко всем. Все свои балетные спектакли в период своего руководства, были поставлены им под меня. Кроме балета «Балда», там просто не было моей роли. Он выделил из всей массы меня сразу. А как с руководителем у нас было много пререканий.

- Как вас, такого ярого бунтаря, еще не выжили из театра?

- Я не бунтарь. Я просто нормальный, принципиальный человек, не терплю несправедливости. У меня есть свои убеждения, которые я отстаиваю. Я всегда помню фразу: «Служить бы рад, прислуживаться тошно». Я не люблю лебезить, вылизывать все места руководителям, говорить, какие они гениальные и умницы, если это не правда.

- Но ведь в Большом так было всегда, и покорность в нем поощрялась?

- Может быть, но всегда были личности, которые имели право голоса. Я тот самый человек, который имеет право голоса, и я его заслужил.

- Но многие из тех, кто высказывал свое право, были изгнаны из театра, вас же носят на руках?

- Нет, меня никто на руках не носит. А что касается тех самых изгнанных, пока они могли работать, никто их не трогал, но как только срок их годности истекал, им вежливо намекали, что пора и честь знать (смеется). Я не исключаю этого варианта и всегда готов к этому.

- А разве можно творить с такими мыслями?

- Только с такими мыслями и можно работать. Надо всегда быть готовым. Главное быть победителем. Ведь ты должен остаться честен с самим собой. Я знаю многих людей, которых мне искренне жалко, у них сильно не чиста совесть и им непросто придется в последний момент жизни. А я не хочу этого допускать. Я хочу, чтобы у меня совесть была чиста. Меня так воспитали.

- Большой театр всегда был террой инкогнито, куда многим вход был запрещен и где протекала понятная только ему жизнь. Здесь не принято было выносить информацию за пределы его стен.

- Ну почему? Просто был период, когда вообще ничего не говорили, только хвалили, а был период, когда только ругали. Но ведь жизнь разная, есть в ней и черные, и белые краски и стороны. Одно дело, когда зритель видит лишь фасад нашей жизни, не вникая во внутренние проблемы театра, тогда как их немало, как и в любой работе. Как на заводе, как и в научном институте. Такая же борьба.

- Вы были вторым человеком после Анастасии Волочковой, осмелившимся вынести сор из избы…

- Я не выносил сор из избы. У Волочковой другая история. Ее уволили, и она пыталась восстановиться. Со мной скандалов не было. Я давал отпор очень жестко. Понимаете, все время хотят тебе показать твое место. Это должны делать те люди, которые имеют на это право. Но когда это делают те, кто не имеет на это право, я не послушаюсь их.

- Много врагов нажили себе в театре?

- У меня в театре нет ни друзей, ни врагов, есть только коллеги. А на завистников мне наплевать. Это их проблемы. Зависть – тяжелое чувство. К зависти к себе я привык с 10 лет. Я живу с ней всю жизнь. У меня к ней выработался иммунитет. Страшно, когда никто не завидует, значит нечему. Настоящих королей никто не свергает.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 09, 2013 8:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013030901
Тема| Балет, Мужской балет Михайловского, Гастроли в Коми, Персоналии, Валерий Михайловский
Авторы| Ольга Афанасьева
Заголовок| Валерий Михайловский: «Когда я еще работал в театре, то мне подкладывали лезвие бритвы в балетное трико»
Где опубликовано| ИА "КомиОнлайн"
Дата публикации| 2013-03-09
Ссылка| http://komionline.ru/news/39439
Аннотация|

В Республиканской филармонии 8 марта танцевали мужчины в балетных пачках из Санкт-Петербурга. Валерий Михайловский 20 лет назад создал театр мужского балета. Труппа из пяти человек собрала целый зал, в котором заметен был и сильный пол. В первом отделении исполняли хореографию, а во втором зрители увидели пародию на женщин. Выступив, артисты охотно пообщались с журналистами.

Привык к эксклюзиву: был первым Мышкиным из «Идиота»,Воландом из «Мастера и Маргариты». И в своей труппе я хотел показывать что-то необычное. Чтобы люди приходили к нам и знали, что такого больше нигде не увидят.

В балете есть такая традиция, что на 8 марта мужчины устраивают капустник с переодеванием в женщин. Во втором отделении мы пародируем прекрасный пол. Пародия получается смешной, забавной, но она сделанная не со злостью, а с любовью. Большинство поклонниц у нас именно женщины. И они в восторге, ведь серьезность надоедает, и хочется прийти и получить заряд позитива. В тоже время нас обожают и дети, хотя наше творчество рассчитано на людей старше 16.

Ощущаешь себя зомби и не можешь двигаться, когда одеваешь парики, накладные ресницы. Все заколото, переколото, натянуто. А в пачках танцевать еще хуже. В маленькие балетные туфли мы просто втискиваем свои большие ноги.

Человеку, выступающему перед публикой непозволительно быть не идеальным. После двухчасовых репетиций ребята качают пресс и отжимаются. Так же поддерживаем форму в тренажерном зале, в бассейне. Правильно накладываем грим, ведь лицо дается одно и на всю жизнь.

Когда я еще работал в театре, то мне подкладывали лезвие бритвы в балетное трико. На сцене я не порезался, но когда снимал, полилась кровь. Много раз подпарывали костюмы. Вообще, на одно место восемь исполнителей. Выбил коллегу из строя — и танцуешь вместо него.

Нашему молодому танцору Эдуарду Ахметшину хлопали больше всех. Знаете почему? Он талантливый, трудоспособный и очень старательный человек, который хочет в этом искусстве чего-то добиться. Эдуард молился в танце, когда танцевал « Ave Maria». Он почувствовал этот свет, искал его. И свет вошел в него. Если не ощущаешь то, что танцуешь, то не стоит тогда выходить на сцену.

России нужен профессиональный балет на высоком уровне. У нас сильная классическая школа. Сейчас в норильском театре идут модерн-балеты. В Михайловском – испанский балетмейстер работает. И люди ломают свое тело, привыкшее к классике.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 8:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031201
Тема| Балет, МТ, Балетный фестиваль «Мариинский», Персоналии,
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Над дебютантами поставили опыт
Молодые хореографы на фестивале "Мариинский"

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №41 (5072)
Дата публикации| 2013-03-12
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/2143890
Аннотация| проект "Мастерская молодых хореографов"

На фестивале балета "Мариинский" наступила очередь полноценных премьер. Вместо одного, но очень большого спектакля показали шесть, но очень маленьких постановок — в рамках проекта "Мастерская молодых хореографов" свои работы представили балетмейстеры с опытом (Никита Дмитриевский, Юрий Смекалов, Эмиль Фаски, Владимир Варнава) и дебютанты (Илья Петров и Антон Пимонов). Хореографический вернисаж посетила ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ

Вся галерея - 6

Смелый эксперимент руководителя балетной труппы Юрия Фатеева удался: Мариинский театр отдал основную сцену под проект, творческие результаты которого никто не мог предсказать. Зал был переполнен, билеты на спектакль не продавались, а раздавались бесплатно творческой молодежи петербургских вузов и театров.

Свою танцевальную партию на шахматной доске большой хореографии начал Илья Петров. Его номер "Е2", впитавший в себя все на свете, от Иржи Килиана до японского танца буто, пока еще робкий дебют новичка, тем не менее отлично знакомого с правилами игры. Эмиль Фаски, постоянный поставщик хореографических новинок на фестивалях "Мариинский" последних лет, в этот раз показал фрагмент балета "Саломея". Любуясь отрезанной головой Иоанна Крестителя, Саломея переживает волнения плоти. Материализация чувственных идей (взятая из фильма "Формула любви") приводит к появлению ладного Алексея Ермакова, который послушно откликается на страстные ласки Саломеи. Влияние Юрия Григоровича вообще и дуэта Мехмене Бану и Ферхада в частности бесспорно и выдает в господине Фаски верного последователя великих традиций советского балета. Самый опытный из хореографической шестерки Никита Дмитриевский, имеющий в творческом резюме более 40 постановок, ввел зрителей в танцевальную "Эйфорию". В ней в разных позах на столе и стульях страдали две женщины и трое мужчин. Световая партитура по оригинальности решения порой превосходила хореографическую, а энергично перемещаемые столы и стулья приятно разнообразили танцевальную взвинченность.

"Intensio" Юрия Смекалова вызвал самые разнообразные ассоциации — от лыжников до инопланетян. В действительности же авторская программа, изложенная хореографом своим танцовщикам и вмиг разнесшаяся по театру, куда как глобальнее и актуальнее: природные ресурсы, их хищническое использование и грядущая экологическая катастрофа — такое ощущение, что господин Смекалов выиграл грант от Министерства природных ресурсов на освещение его деятельности. Творческое видение балетмейстера небанально: три геолога-разработчика исследуют недра, попеременно вступая в контакт с Нефтью, Газом и Лесом (три танцовщицы). После насильственных действий над природными ресурсами добытчики понимают величие мироздания и собственную ничтожность. На премьере произошла вынужденная коррекция смысла: Нефть слегла с высокой температурой и выбыла, превратив "Intensio" из секстета в квинтет. Номер сразу же наполнился напряженным драматическим содержанием, обнаружив, насколько хрупок и уязвим современный мир в отсутствии черного золота.

Антон Пимонов очаровал миниатюрой "Хореографическая игра 3х3" на музыку Пиксиса, в которой задорно и остроумно обыграл всевозможные танцевальные рифмы. Легкость замысла, точность воплощения, иронически-почтительное отношение к классике как к основе профессионального бытия принесли номеру Пимонова самое горячее зрительское признание и лестные похвалы профессионалов. Завершал дневной концерт мини-балет Владимира Варнавы "Окно в середину зимы", наиболее зрелый с хореографической точки зрения, но и наиболее загадочный. Он заставляет "вгрызаться" в танцевальный текст, решать пластические головоломки: во время исполнения женской вариации танцовщик закрывает исполнительнице уши, доказывая этим нехитрым движением несостоятельность тезиса о том, чем любит женщина.

Некоммерческий проект Мариинского театра реализован с несомненной творческой выгодой. Если стопроцентный успех "Мастерской" создали шесть хореографов, то получается, что каждый из них представляет 15,6% балетмейстера.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Май 13, 2014 11:08 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 11:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031202
Тема| Балет, НОУ, «Баядерка», Персоналии, Нина Ананиашвили
Авторы| Валерия РАДЗИЕВСКАЯ
Заголовок| "У москвичей мало шансов увидеть Нину Ананиашвили у себя. Приехали смотреть ее балет в Киев" ФОТО
Где опубликовано| Газета.ua
Дата публикации| 2013-03-12
Ссылка| http://gazeta.ua/ru/articles/culture/_u-moskvichej-malo-shansov-uvidet-ninu-ananiashvili-u-sebya-priehali-smotret-ee-b/486665
Аннотация|


Фото: Ольга Каменева

ФОТОГАЛЕРЕЯ - 18

49-летняя звезда грузинского балета Нина Ананиашвили приехала в Киев танцевать "Баядерку". Балет состоится на сцене Киевской оперы во вторник, 12 марта. Перед балетом Нина провела несколько репетиций.

- Умираешь, но не останавливайся! - кричит Нина Ананиашвили через большой репетиционный зал Киевской оперы высокому русому танцовщику, который репетирует партию золотого божка в "Баядерке". Молодой человек часто останавливается отдышаться между высокими прыжками. - А на спектакле как? - Продолжает Нина. - Низачто нельзя делать репетицию маленькими рывками. Сначала и до конца держись. А потом - фьють! - И второе дыхание открывается.

Танцовщик исполняет под аккомпанемент фортепиано свою партию целиком.

- Вот видишь, как хорошо, - подбадривает его Нина. - Теперь можешь пойти и вкусно поесть. Не надо быть напряженным на протяжении всего танца. В танце есть позы, на которых можно отдохнуть. Вот отдохни на этом эшапе, например, - подпрыгивает и на мгновение замирает, приземлившись, - так экономь энергию.

Нина в спортивных штанах, топе, гетрах и балетках становится у станка, разогревается, выполняя стандартные балетные упражнения на растяжку. В зале прохладно. На 20-ой минуте репетиции стягивает штаны и остается в черных лосинах и прозрачной короткой юбке. Поднимает ногу в вертикальный шпагат на 90 градусов. Движется так, как будто ее тело резиновое. Во время музыкального тремоло, когда мелко вибрирует носком одной ноги, касаясь икры второй, ее ноги похожи на хрупкие ножки насекомого.

- В ее возрасте мне по лестнице подняться было трудно, а она такое вытворяет. Техника впечатляющая - нога-голова-рука - сейчас никто так не делает, - комментирует полная женщина лет 60-ти, которая следит за репетицией. Называется Этери, фамилии говорить не хочет. Говорит, что работает менеджером в Большом театре и занимается организацией концертов. С Ниной Ананиашвили приехала в Киев, чтобы освещать ее "Баядерку".

- Ох и наедет сюда москвичей! - качает головой Этери. - Ее фаны из Москвы специально едут в Киев, чтобы посмотреть на танец Нины. Из-за политических обстоятельств - напряженные отношения России и Грузии - у москвичей почти нет шансов увидеть Нину у себя. Плисецкая танцевала до 55, но лишь те балеты, которые ставили под нее, а эта танцует всю классическую программу. Не может уйти со сцены. Потому что на ней вся грузинская группа держится. Она звезда с мировым именем. Молодые балерины в Грузии хоть и сильные, но на мировую арену им трудно пробиться, потому что туда грузинам обычно лежит путь через российскую сцену. Но в Большой их не пустят танцевать - все через ту же политику. Россия не хочет раскручивать грузинских танцоров.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Май 13, 2014 11:09 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 12:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031203
Тема| Балет, Краснодарский театр балета, Премьера, Персоналии, Юрий Григорович
Авторы|
Заголовок| Кукла наследника Франца
Где опубликовано| Краснодарские известия
Дата публикации| 2013-03-12
Ссылка| http://ki-gazeta.ru/rubrics/culture/49074.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В финале ушедшей недели завершились первые репетиции Юрия Григоровича с труппой его Краснодарского театра балета: народный артист СССР,лауреат Госпремии ставит второй по популярности после «Жизели» романтический балет «Коппелия».

Как рассказала «КИ» директор Краснодарского театра балета Людмила Мертвецова, пока состоялись только первые репетиции с кордебалетом, распределение же сольных партий еще впереди. С артистами работает педагог-репетитор Ольга Васюченко, уже известно имя художника спектакля - это постоянный соавтор балетмейстера художник Большого театра Михаил Сапожников. Премьера «Коппелии» запланирована на октябрь этого года.

«Коппелия» с обилием ритмов вальса и даже народных мелодий, жанровыми зарисовками и выписанными характерами станет восемнадцатым спектаклем хореографа на краснодарской сцене. Он, как и одна из первых работ маэстро в «Премьере» «Тщетная предосторожность» П. Гертеля, продолжает традиции балетного романтизма, как и последняя по времени работа маэстро «Спящая красавица» П. Чайковского.

Юрий Григорович приступил к репетициям фактически едва встав с больничной койки. После премьеры его «Ивана Грозного» в Большом театре балетмейстеру поставили диагноз «критическое сужение правой внутренней сонной артерии», он был прооперирован в клинике аортальной и сердечно-сосудистой хирургии 1-го Московского государственного медуниверситета им. Сеченова, а затем уехал на реабилитацию в Анапу.

- Насколько я знаю, последние два года Юрий Николаевич ни одного дня не был в отпуске, как и по большому счету все шестьдесят лет, что он на сцене, - говорит балетный критик кандидат искусствоведения Александр Колесников. - Вот и сейчас он, едва выйдя из клиники в Барвихе и восстановившись в Анапе, взялся за работу над «Коппелией». Ее появление в «Премьере» оговаривалось еще прошлым летом: Юрий Николаевич давал задания художникам и оркестру.

По словам Александра Колесникова, «две недели назад Юрий Николаевич говорил, что как минимум сорок минут спектакля готовы». Рисунок спектакля будет включать в себя элементы редакции «Коппелии» балетмейстера Императорских театров Александра Горского. «Яркие демихарактерные партии, танцы в народном стиле и многое другое: «Коппелия» - это большой балет классического направления, а политика Юрия Григоровича в его краснодарском театре - сочетать классику с современностью, потому что только так можно воспитать труппу», - считает Колесников.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 2:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031204
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Сергей Полунин
Автор| Елена ЛАРИНА
Заголовок| СЕРГЕЙ ПОЛУНИН: «В России ощущаю себя свободным»
Где опубликовано| "Трибуна"
Дата публикации| 2013-03-12
Ссылка| http://www.tribuna.ru/interview/main_section/sergey_polunin_v_rossii_oshchushchayu_sebya_svobodnym/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В прошлом году неожиданно для всех самый молодой премьер в истории Лондонского королевского балета предпочел подмосткам Ковент-Гардена сцену Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Отныне каждый спектакль с его участием проходит при абсолютном аншлаге.



– Сергей, после телевизионного конкурса «Большой балет», победителем которого вы стали, вас полюбила вся страна. А начали вы свой российский творческий период с постановки Ролана Пети «Коппелия». Именно этой работой вы впервые покорили московскую публику.

– Я никогда раньше не танцевал этот балет. В Лондоне предпочитают своих хореографов, таких как Кеннет Макмиллан, Фредерик Аштон. Поэтому с хореографией Ролана Пети я познакомился впервые в России. Партия очень тяжелая, я затрачиваюсь полностью. Но спектакль так хорошо поставлен, что если бы еще одно движение, кажется, я бы упал. Надеюсь, этого не случится. А если серьезно, то я получаю огромное удовольствие от этого балета. «Коппелия» веселый, игровой, сделанный с большим вкусом спектакль. И мне в нем нравится все.

– Ваше решение уехать из Лондона в Россию связано только с желанием расширить свой репертуар, или есть и другие причины?

– Одна из них заключается в том, что мы поссорились с моей девушкой. Другая – касается творчества. Мне стало скучно повторять шаг за шагом то, что когда-то было создано людьми свободными и талантливыми, а теперь они следят за тем, как бы я не привнес что-то свое. И поскольку меня больше ничего там не держало, то я подумал, что это хороший момент, чтобы уехать в Россию, потому что с ней я связываю надежды на свободу творчества.

– Для вас очень важно чувствовать себя свободным?

– Я действительно люблю свободу. Мне важно жить нормальной жизнью. Смотреть телевизор, ходить в кино. В Лондоне я даже открыл свой салон тату. Потому что мне казалось: люди с татуировками – свободные люди. Я и себе сделал татуировки, чтобы показать, что я тоже свободный человек, хотя это вызвало большое недовольство в Ковент-Гардене. Со мной разговаривала директор, по всему театру объявляли, что татуировки запрещены. Обо мне ходила слава, как о человеке, нарушающем правила. Но я сознательно стремился быть другим, не таким правильным, как все.

– Неужели в киевском хореографическом училище, где вы получили базовую школу, было свободы больше, чем в балетной школе Королевского театра?

– В Киеве я проучился четыре года и действительно получил там базовую подготовку, в основе которой лежит вагановская хореографическая школа. Если сравнивать методы обучения, то в Лондоне они более мягкие. Педагог не имеет право до тебя даже дотрагиваться. А в Киеве могли ударить, ущипнуть, просто чтобы ты запомнил. Ребенку ведь трудно понять, что нужно. В Англии тебе никто не говорит, что нужно. Ты должен сам понять, чтобы потом этого добиться. Такой подход закаляет.

– Я думаю, что ваш характер закалился уже в раннем детстве, когда вы занимались спортивной гимнастикой.

– Я занимался гимнастикой с 4 до 8 лет. Заниматься спортом было даже сложнее, чем балетом. Каждый день 6 часов активного физического труда. И каждую неделю соревнования. Я очень уставал. В спортивной школе были довольно грубые педагоги. В балетном училище меня не заставляли делать двойные сальто и лететь куда-то вниз головой. Но и в спорте, и в балете я всегда ставил себе цель и стремился к ней.

– И что это за цель?

– Когда я занимался гимнастикой, моей целью было олимпийское «золото». Я думал об этом каждый день. Как только я начал заниматься танцами, я каждый день повторял себе: «Лучший танцор мира». Иногда я подбрасывал десятикопеечную монетку, чтобы загадать десять желаний. И загадывал все десять одинаковых – стать лучшим танцором мира.

– Кто вел вас за руку все эти детские годы? Кто разделял ваши успехи и поддерживал в трудные минуты?

– Мама. Это все ее идеи. Отец работал строителем и все время зарабатывал где-нибудь за границей – в России, в Португалии. Родители переехали на Украину с Кубани. Я родился в Херсоне. Мама не работала до моего отъезда в Лондон и занималась исключительно моим воспитанием. Она меня направляла, но мне это очень не нравилось. Я хотел всего добиться сам. Поэтому когда в 13-летнем возрасте я попал в Лондон, то буквально наслаждался своим самостоятельным положением. Все зависело только от меня, и никто не вел меня за руку. Хотя было нелегко и одиноко. В младшей школе я был единственным иностранцем, не говорил по-английски. Школа находится в парке, где гуляют двести оленей, на деревьях сидят попугаи. И само здание школы очень красивое, называется «Белая ложа». Я ощущал себя Гарри Поттером в волшебном мире. Все было необычно, стильно, со вкусом. И уже с первой недели я понял, что не хочу возвращаться. Впервые мама увидела меня на сцене совсем недавно в Лондоне.

– Ваша карьера в Лондоне складывалась невероятно успешно. Вас полюбила и публика, и критика. Вы стали победителем нескольких престижных конкурсов. И в 19 лет вы стали самым молодым в истории Королевского балета премьером театра. Вы танцевали ведущие партии почти во всех спектаклях репертуара. И все-таки вы уехали.

– Мне показалось, что последние два года в Лондоне я перестал творчески расти. И меня увлек своими планами и предложениями Игорь Зеленский, художественный руководитель балета Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Когда-то во время обучения я по много раз смотрел кассету с записью «Лебединого озера», где партию принца танцевал Игорь. Он один из моих кумиров молодости наряду с Владимиром Васильевым и Мишей Барышниковым. Благодаря Игорю я увидел, на какие вершины можно подняться. И он готов помочь мне в этом. Я поверил ему. Спасибо Игорю за то, что он оставляет мне право иметь свое мнение по поводу того, что я хочу танцевать и как хочу танцевать.

– Игорь Зеленский подарил вам не только активную творческую жизнь в московском театре, но и сотрудничество с Новосибирским театром оперы и балета.

– Мне очень нравится в Новосибирске. Театр там в центре города, и люди любят ходить в него, посещаемость почти стопроцентная. Мне нравится сам театр, он огромный, сцена больше на два метра, чем в Большом. У Новосибирска есть свой характер, свой стиль, благодаря сохраненным деревянным домикам. Я даже думаю, что мог бы там жить.

– А что вызывает раздражение в России?

– Больше всего меня раздражают постройки из бетонных блоков, глядя на которые артисту сложно найти подпитку для творчества. Для меня самое важное – это красота. Это то, что человек впитывает постоянно. В Лондоне эту красоту соблюдают с XVIII века. Но в Москве свобода. В Лондоне она не чувствуется. Везде камеры, триста раз в день тебя снимают, начиная от самого дома. И на меня как эмигранта этот контроль очень давит, потому что я понимаю, что за любую ошибку тебя могут выслать из страны. В России этого нет, я чувствую здесь какую-то первозданную свободу. Москву я ощущаю как юный город, который только строится.

– Сергей, сейчас вы репетируете одну из самых драматических ролей балетного репертуара – принца Рудольфа в «Майерлинге». Премьера должна состояться уже в марте.

– Этот балет называют «английским Спартаком». Роль принца Рудольфа – одна из самых сложных мужских партий. Балет «Майерлинг» поставлен Макмилланом в Ковент-Гардене. Но там мне не пришлось его станцевать. А Игорь решил, что эта роль мне по силам. Я надеюсь, что постановка произведет сильное впечатление на российских зрителей. Обычно в работе над ролью мне помогает кинематограф. Работая над образом Рудольфа, я решил смотреть фильмы с Джеком Николсоном. В его игре, глазах можно найти что-то необычное. Ведь принц Рудольф был наркоманом, как и Джек Николсон, насколько мне известно. Я ищу в кино сильные мужские персонажи. Люблю смотреть Джонни Деппа, Микки Рурка.

– Насколько я знаю, вы только что вернулись из Лондона, где танцевали балет «Маргарита и Арман» с Тамарой Рохо, который записывался на DVD. В телевизионном проекте «Большой балет» вы блистательно танцевали дуэт Маргариты и Армана вместе с Кристиной Шапран. Появится ли этот балет на московской сцене?

– Я сам предложил Кристине станцевать этот дуэт. Она очень красивая и молодая, в отличие от всех моих лондонских партнерш, которым за 30 и даже за 40. Для меня это было неожиданной ситуацией, когда я оказался в роли наставника, стараясь чему-то научить начинающую балерину. В ближайшее время я буду танцевать этот номер со Светланой Захаровой на ее творческом вечере в Большом театре. А на сцене Театра Станиславского и Немировича-Данченко мы станцуем его осенью на моем творческом вечере.

– Где вы будете еще заняты в ближайшее время?

– Английская киностудия начала работу над масштабным проектом с моим участием. Это документальный фильм о жизни танцора. Съемки запланированы по всему миру в течение 9 месяцев. Я считаю, что танец можно передать только в 3D, чтобы сохранить эффект реальности. Над проектом работают опытные кинематографисты, которые будут снимать с 24 камер. В начале июля в Лондоне запланирован мой творческий вечер в зале Колизея на 2000 мест, где я буду и танцевать, и отвечать на вопросы зрителей. В рамках лондонских гастролей будут показаны шесть спектаклей «Коппелии», в трех из них буду танцевать я. Летом театр планирует запись двух спектаклей «Лебединое озеро» на DVD с моим участием. В планах театра постановка «Баядерки».

– В общем, каждый день расписан. Как удается восстанавливать силы в этом плотном графике?

– Самое приятное после рабочего дня это вкусная еда. Это то, чего я жду целый день – пойти в ресторан и вкусно поесть.

– Какие любимые блюда?

– Пельмени и шашлык.

– А какую музыку предпочитаете?

– Черный рэп. Я даже урок делаю под нее. А вот современную пластику не люблю. Думаю, что после «Весны священной» и «Петрушки» Стравинского она развивается в неправильном направлении.

– А сами бы хотели попробовать себя в качестве хореографа?

– Было желание. У меня в школе были самые высокие оценки по хореографии. Но потом я принял решение максимально реализоваться в качестве танцовщика. Хочу сначала сам все понять и увидеть все возможности танцора. Поэтому пытаюсь все впитывать. Как губка.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 4:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031205
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Владимир Шкляров
Автор| Елена ПЕТРОВА
Заголовок| Фанат балета.
Владимир Шкляров считает, что любовь петербургской публики заслужить непросто

Где опубликовано| Аргументы и факты - Петербург №10
Дата публикации| 2013-03-12
Ссылка| http://www.spb.aif.ru/culture/article/55412
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото Александра Гуляева

«Петербургская публика сдержанна, её любовь нужно заслужить», - считает премьер Мариинского театра Владимир Шкляров. В Женский день, 8 марта, состоится бенефис танцовщика на прославленной сцене

«Прыгну выше!»

- Это мой первый бенефис, - рассказывает Владимир. - Чтобы показать себя «разного», я специально выбрал три различных спектакля: «Рубины» Баланчина, «Юноша и смерть» Ролана Пети, «Тени» из «Баядерки». В этом году исполняется десять лет моей работы в Мариинском театре. А то, что бенефис выпал на 8 марта, - случайность. Но это день рождения моей мамы, да ещё юбилей, так что ей подарок

«АиФ-Петербург»: - А ведь, наверное, именно мама и привела вас в Академию?

- История, действительно, банальная: мама когда-то сама хотела стать балериной. А в Академию она заманивала меня так: «Вот тот мальчик, я думаю, сможет прыгнуть выше, чем ты». А я был заводной и отвечал: «Нет, я выше прыгну!»

«АиФ-Петербург»: - Увлеклись балетом быстро?

- Довольно скоро стал сумасшедшим фанатом! Брал дополнительные занятия. Ходил на все спектакли в Мариинский театр. Хотелось танцевать лучше тех, кого видел, хотя понимал, что это маловероятно. Технически современные артисты выросли, но у старшего поколения было то, чего нет сейчас: огонь в глазах. Тогда работали за идею, а не за деньги.

«АиФ-Петербург»: - А в чём, на ваш взгляд, особенность петербургского стиля?

- Лично для меня, в первую очередь, важен дуэт, я считаю это фирменным петербургским стилем. Мариинский театр всегда отличало трепетное отношение танцовщика к балерине. Раньше дуэты были постоянными, как, к примеру, у Дудинской и Сергеева. Сейчас тенденция, чтобы мы танцевали с разными актрисами, были универсальными партнёрами. За несколько репетиций технику можно освоить, но трудно добиться того, ради чего люди приходят в театр: посмотреть на чудо.

«АиФ-Петербург»: - Правильно ли я понимаю, что лучшая партнёрша та, которая меньше весит?

- Очень важно, как она ведёт себя на сцене. Если чувствуешь понимание, влюблённые глаза, - сам влюбляешься. Тогда можно разбиться в лепёшку и сделать всё! Больше всего я люблю танцевать со своей женой Машей Ширинкиной, теперь - Шкляровой. Но это не самые лёгкие спектакли, скорее - самые тяжёлые. Репетиции проходят напряжённо, ругаемся, потому что я максималист. Хочется, чтобы лучше не сделал никто.

Знать себе цену

«АиФ-Петербург»: - У вас есть устоявшийся круг поклонников?

- Честно скажу, что меня никто не ждёт после спектакля. Потому что всем тем, кто хотел бы быть рядом, я дал понять, что это моя личная жизнь. Любите меня на сцене. За пределами театра - моё свободное время. В нашей профессии нужно быть жёстким, знать себе цену - как на сцене, так и в жизни.

«АиФ-Петербург»: - А как различается российская и западная публика?

- Когда в Нью-Йорке состоялась премьера балета «Империал», был такой горячий приём, что подумалось - вот пришла слава! А через неделю этот же спектакль мы танцевали дома - вялые аплодисменты. Но в этой сдержанности «ленинградской» что-то есть, потому что когда тебя любят, то - всей душой. Нужно заслужить.

«АиФ-Петербург»: - Какие качества, кроме, разумеется, таланта, нужны, чтобы стать звездой?

- Хорошая голова. Ну и, конечно, работоспособность. Хочешь или нет, а каждый день - занятия. С возрастом становишься более ответственным, нет права на ошибку, риск нужно сводить к минимуму, рационально распределять силы. Раньше обо мне говорили: «Талантливый мальчик, виден огромный потенциал». Сейчас обязан показывать уровень, достойный премьера Мариинского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 4:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031206
Тема| Балет, НОУ, «Баядерка», Персоналии, Денис Матвиенко
Автор| Валерия РАДЗИЕВСКАЯ
Заголовок| "Неуважение - дешево оценивать нашу работу" - балетмейстер Денис Матвиенко
Где опубликовано| Газета.ua
Дата публикации| 2013-03-12
Ссылка| http://gazeta.ua/ru/articles/culture/_neuvazhenie-deshevo-ocenivat-nashu-rabotu-baletmejster-denis-matvienko/486750
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Ольга Каменева

12 марта звезда грузинского балета Нина Ананиашвили станцует балет "Баядерка" на сцене Киевской оперы. Ее пригласил в Киев художественный руководитель украинской балетной труппы Денис Матвиенко.

Танцовщик говорит, что из-за отсутствия государственной поддержки украинский балет не может похвастаться частыми премьерами, в отличие от грузинского.

- У нас артистов балета вдвое больше. В Грузии 70, у нас 170. И дай Бог, чтобы у нас одна большая премьера и две маленьких прошло. В Грузии же ежегодно 5, среди которых три крупных. Не все всегда думают, что мы единое целое и все должны работать на успех. Очень часто в таких организациях каждый думает о собственном успехе.

- Почему билеты на премьерный "Баядерки" были по 300 гривен, а сейчас доходят до 2000?

- Я сам удивлялся, почему на премьерный спектакль "Баядерка" билет стоил 300 гривен. Я сам купил на свою премьеру 20 билетов. Я мог вообще три ряда купить. Я не понимаю, почему так дешево, если честно. Знаю, что билет на балет должен быть доступным для всех. Но я считаю, что это неуважение - так дешево оценивать нашу работу. Практически цена билета в кинотеатр. Но кино можно смотреть по 10 сеансов в день, и ты увидишь то же самое.

У нас каждый выход на сцену - уникален. Театр - это не стадион стотысячный. Здесь 1200 посадочных мест. На мой взгляд, в первом театре страны должны быть аналитики, которые должны анализировать покупательную способность зрителей. Если у нас на рядовой спектакль - "Лебединое озеро" - билеты по 600-800 гривен, то как можно ставить цену в 300 гривен на премьеру? Это свидетельствует, что маркетинга в театре не существует.

- Долго убеждали Нину выступить в Киеве?

- Несколько недель она колебалась. Эта "Баядерка" с ее участием уникальная и возможно, последняя. Нина уже много лет на сцене. Я работаю не так долго, и уже чувствую тяжесть. Наши молодые балерины были удивлены: сама Ананиашвили, и так спокойно говорит на репетиции; не держит пальцы веером. Девушки вчера простудились, но все равно будут танцевать сегодня, потому что это на одной сцене с Ананиашвили.

- Как работаете с труппой?

- У меня есть электрошок для артистов балета - подзарядил, и они сразу лучше танцуют. Пытаюсь найти подход к каждому индивидуально.

- Насколько сегодня артисты балета Украины востребованы за рубежом?

- Украинские имена возглавляют лучшие театры мира. Наша земля всегда рождала талантливых красивых людей. Другое дело - наше государство никогда не ставило своей целью как-то удержать эти таланты и совершенно не реагировала на их отъезд. Возьмем того же Ратманского. Помню его первые шаги как хореографа в Киеве. Никому здесь это не было нужно. Я не говорю о зрителе, говорю о тех, кто может поддержать. Чем все закончилось - Ратманский поехал, сейчас он один из самых больших хореографов мира и возглавляет театр балета в Америке. Ну что тут скажешь?

- Как проходит ваше утро в день премьеры?

- После того, как у меня родился ребенок, я просыпаюсь автоматически в 7.15, с удовольствием в 8 меняю памперсы. После того, как я стал руководителем, стало немного сложнее. Если раньше в день спектакля я выключал телефон, абстрагировался и отдыхал, то сейчас я не могу себе позволить этого. Хотя иногда все-таки позволяю, потому что понимаю, что мне нужны силы. Чтобы быть в форме, мне нужно выспаться, хорошо поесть в 3-4 часа дня и сконцентрироваться перед спектаклем.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Май 13, 2014 11:10 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5509

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 7:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031207
Тема| Танец, фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия», Персоналии, Пи-Джей Саббаха
Автор| Инна Логунова
Заголовок| Станцевать жизнь с ВИЧ
//Международный фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия» покажет лучшие спектакли за свою историю
Где опубликовано| «Московские новости»
Дата публикации| 2013-03-11
Ссылка| http://mn.ru/culture_theater/20130311/339632715.html
Аннотация| С 13 по 17 марта фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия», существующий с 2007 года, впервые пройдет на сцене Гоголь-центра. Одним из его участников станет южноафриканская компания Forgotten Angle Theatre Collaborative. Ее хореограф Пи-Джей Саббаха (PJ Sabbagha) рассказал «Московским новостям» о том, как танец влияет на общество и противостоит распространению СПИДа.

— Вы и ваша труппа занимаете активную социальную и политическую позицию, в том числе в вопросе распространения ВИЧ и СПИДа. Как эти темы находят отражение в танце?
— Для нас тема ВИЧ — не медицинская. Обращаясь к этой проблеме, мы исследуем человеческое в человеке: что это значит — быть человеком? Присутствие ВИЧ в жизни конкретного человека открывает ему «правду» о самом себе. Он обнажает фасады, выводит на поверхность все, что скрывалось глубоко внутри. Чувства потери, скорби, ревности одинаковы для ВИЧ-положительных и ВИЧ-отрицательных. Как, впрочем, и для людей с любыми другими болезнями или психологическими травмами. Нас интересуют человеческие отношения их оттенки и интенсивность.
— В ваших постановках есть сюжет или это абстрактная хореография?
— Думаю, это своего рода ирреальный, похожий на сон поток сознания. Это не линейное повествование, как завтрак-обед-ужин. В то же время отношения между людьми в моих постановках динамичны — они зарождаются, развиваются, распадаются.
— Вашу труппу называют ведущим голосом протестного театра в ЮАР. В чем это выражается? Вы занимаетесь какой-то политической деятельностью?
— Главным образом мы выражаем свою позицию через творчество. В то же время мы работаем и на других уровнях. Мы часто инициируем какие-то программы или проекты, объединяющие близких по духу и мировоззрению художников или активистов для лоббирования изменений в художественном сообществе и в обществе в целом.
— В одном из интервью вы сказали, что сегодня в ЮАР молодые люди «научились вести диалог, не затрагивая расовый вопрос». Означает ли это, что общество стало более толерантным, преодолело расизм? Какие проблемы сегодня наиболее актуальны для Южной Африки? — Думаю, все зависит от места человека в общественной иерархии. Многие люди по-прежнему сталкиваются с расизмом. Сегодня вопросы расы, разницы культур, национальности, гендерного равноправия, сексуальности, бедности, безработицы все так же волнуют и разделяют общество. Люди вынуждены элементарно бороться за выживание и достойный условия жизни. В стране зашкаливает уровень изнасилований, случаев насилия в отношении женщин и детей. Далеко не все серьезные проблемы страны связаны с расизмом, но часто он становится фасадом, за которым они скрываются.
— От чего вы отталкиваетесь, когда придумываете танец: от музыки, эмоций, психофизики конкретных артистов?
— По-разному. Зачастую я иду от темы и начинаю вокруг нее выстраивать психологию отношений. Музыка для меня очень сильное художественное средство, но не она ведет за собой произведение. Мне более интересны возможности человеческого тела и личности танцовщиков каждый из которых по-своему перерабатывает первоначальный замысел.
— У вас есть собственная танцевальная техника? Что представляет собой ваш метод?
— Не думаю, что у меня какая-то особая техника. Можно, наверное, говорить об особом качестве танца. Скорее уникален подход к работе. Что касается физической составляющей хореографии, сегодня в современном танце, пожалуй, ни у кого нет собственной техники. Все так или иначе используют разработки прошлых лет, отталкиваются от модели «стимул-реакция» во взаимодействии танцовщиков. Уникальность каждого хореографа — в способе визуализации, представления своих идей, взгляде на мир. Хотя, думаю, что для российской публики современный южноафриканский танец будет все-таки довольно непривычным, экзотическим зрелищем. У него есть своя специфика, свой дух, отличный от того, что можно видеть в других странах.
— Этот дух — из традиционных африканских танцев?
— Да, безусловно, традиционные танцевальные формы нашли отражение в современном танце — насыщенности и страстности движения, особенностях ритмического рисунка. Соединение традиционных и современных форма танца — общая тенденция в ЮАР. Впрочем, в моей хореографии она не выражена.
— Может ли человек, не родившийся и не выросший в Африке, проникнуться этим духом, танцевать так, как африканцы?
— Я уверен, что каждый из нас способен понять и освоить чужую культуру. Просто для этого нужно время и главное — искрение желание, открытость чему-то новому.
—Какое место танец занимает среди других форм современного искусства в Южной Африке?
— В мире есть большой интерес к современному африканскому танцу, особенно во Франции и Германии, но в самой ЮАР он привлекает гораздо меньше внимания. Хотя я лично убежден, что современный танец — мощнейший источник развития искусства в целом, сейчас у нас на подъеме прежде всего визуальные искусства, графический дизайн и музыка.
— Расскажите о спектакле Back, который будет показан на фестивале «Диверсия» в Москве.
— Изначально он был создан для двух женщин. Через какое-то время мы восстановили спектакль, но уже с танцовщиками-мужчинами. Он об эфемерности момента, о том, что значит жить настоящим в настоящем, о мимолетности воспоминаний, прикосновения, физического контакта. Это очень деликатное исследование переменчивости отношений — о том, как моменты счастья сменяются полнейшим опустошением.
— Как вы работаете со сценическим пространством?
—Пространство, время, звук, изображение — все это элементы спектакля, дополняющие физическое движение, необходимые для создания образа и передачи идеи. Так, в спектакле Back двое прекрасных африканских мужчин, атлетичных и сильных, исполняют современную, невероятно сложную современную хореографию под классическую музыку Вивальди. Действие разворачивается на зеркальном полу, отражения танцовщиков тоже становятся его участниками. То есть это размышление о том, как наши отражения друг в друге вновь находят отражение внутри нас.
— Чувствуете ли вы, что ваше искусство, ваш танец что-то меняет если не в обществе в целом, то как минимум в головах?
— Все, на что мы можем рассчитывать, — это изменения в представлениях наших зрителей и наших собственных. Надеюсь, что постепенно накапливается какая-то критическая масса, и эти изменения находят выход во внешней среде. Но в принципе, изменения — вещь очень медленная. Мы можем сегодня и не замечать, что оказываем влияние на публику, но через два года вдруг неожиданно видим эффект и осознаем, что вопросы, которые ставились пару лет назад, не повисли в воздухе. Разумеется, мы не изменим общество — мы не настолько сильны — но мы абсолютно точно можем оказывать влияние на жизнь.

Спектакль Back будет показан на большой сцене Гоголь-центра 16 и 17 марта в 20.00


Южноафриканский хореограф Пи-Джей Саббаха один из основателей компании современного танца The Forgotten Angle Theatre Collaborative, широко известной социальной тематикой своих постановок. Саббаха также является художественным руководителем фестиваля искусств против ВИЧ и СПИДа When Life Happens: HIV and AIDS Arts and Culture Festival. Хореограф был номинирован на престижную танцевальную премию Daimler Chrysler Award. Его спектакли участвуют в фестивалях современного танца в Африке и Европе. В 2009 году состоялась премьера спектакля Zebra, копродукции «Диалог Данс» и The Forgotten Angle Theatre Collaborative. Эта постановка исследует хрупкие, недолговечные отношения в мире, где доминируют мужчины и мужские ценности.

Диверсификация
Первый международный фестиваль дуэтов современного танца «Диверсия» был организован компанией «Диалог Данс» и прошел в Костроме в 2007 году. Его задача — не только представить оригинальные дуэтные постановки, но и показать многообразие и неоднородность современного танца, который часто включает в себя элементы невербального театра и перформанса. Программа фестиваля ежегодно составляется его директорами и хореографами «Диалог Данс» Иваном Естегнеевым и Евгением Кулагиным. В этом году в Гоголь-центре будут представлены лучшие спектакли, в разные годы показанные на фестивале.
В программе — постановки и копродукции итальянских компаний Вирджилио Сиени и Zerogrammi, российской «Диалог Данс», чешской VerTe Dance Company и южноафриканской труппы Forgotten Angle Theatre Collaborative.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22871
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2013 10:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013031208
Тема| Балет, МТ, Балетный фестиваль «Мариинский», Персоналии,
Авторы| Лариса АБЫЗОВА
Заголовок| Балетный марафон завершен
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2013-03-13
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10297285@SV_Articles
Аннотация| фестиваль

Тринадцатый фестиваль балета «Мариинский» стал достоянием истории. Этого события любители балета ждут целый год.



Фестиваль «Мариинский» с самого рождения занял особое место среди множества фестивалей, поскольку его обязательным правилом была премьера новой постановки. На сей раз за премьеру сошло возобновление одноактных балетов американского хореографа и танцовщика Уильяма Форсайта «Головокружительное упоение точностью» на музыку Девятой симфонии Франца Шуберта и «Там, где висят золотые вишни» на музыку Тома Виллемса и Лесли Штука, уже шедшие в Мариинке девять лет назад.

Конечно, исполнители нынче другие. Радует и тот факт, что модные на мировой сцене опусы известного хореографа вновь войдут в репертуар. Но считать такую работу полноценной премьерой вряд ли возможно.

Приехавший на первое представление Уильям Форсайт привез с собой танцовщиков из труппы The Forsythe Company (Германия). Четверо мужчин под собственные вскрики, пыхтение, стоны исполнили его номер «N.N.N.N.».

Основная программа фестиваля состояла из дежурного набора классики. Из рамок обычных будней вышли «Ромео и Джульетта» с Дианой Вишневой и Владимиром Шкляровым в главных ролях (спектакль был показан дважды ввиду его видеозаписи для выпуска на DVD), «Жизель» со Светланой Захаровой, «Лебединое озеро» с Ольгой Есиной.

Светлана Захарова, бывшая прима Мариинки, где когда-то и дебютировала в партии Жизели, ныне звезда Большого театра. Она была в ударе, ей удалось все: и трудности виртуозного танца, и образ женщины, после собственной смерти силой любви спасшей избранника от гибели. Захарова привезла с собой столичного партнера Владислава Лантратова, который, к сожалению, стушевался рядом с балериной.

В «Баядерке» главной приманкой был Вадим Мунтагиров, выпускник Пермского хореографического училища, ныне премьер Английского национального балета. Молодой танцовщик обладает хорошим арсеналом технических средств, у него высокий прыжок, стабильное вращение, но актерски он не чувствует образа знатного воина Солора, запутавшегося в интригах и предавшего возлюбленную. Не помогла гастролеру и его однокашница по Пермскому училищу Оксана Скорик, выступившая в партии Никии с досадными техническими огрехами. В pas de deux из «Спящей красавицы» Мунтагиров подтвердил, что не чувствует манеры и стиля классической хореографии.

Ольга Есина в прошлом танцевала в труппе Мариинского театра, теперь же она – прима Венского государственного балета. За годы работы за рубежом балерина не растеряла петербургского стиля. Ее Одетта и Одиллия сделали «Лебединое озеро» незаурядным событием фестиваля.

Разнообразили афишу два бенефиса ведущих артистов труппы Екатерины Кондауровой и Владимира Шклярова. Кондаурова станцевала во всех трех частях балета Баланчина «Драгоценности» (на снимке). Шкляров тоже не обошелся без одной из частей «Драгоценностей», добавив к ним «Юношу и смерть» и картину «Тени» из «Баядерки». Танцовщик показал свое мастерство, но праздник подпортило неудачное выступление его партнерши Дороти Жилбер из Парижской оперы, партия Никии оказалась ей не по силам.

Кульминацией фестивальной программы неожиданно стал показ работ молодых хореографов. Руководитель балетной труппы Юрий Фатеев выбрал шестерых участников без конкурса и не ошибся. Номера разные, но все достойного уровня.

Миниатюра танцовщика Ильи Петрова «Е2» на музыку Антонина Дворжака с звуковыми включениями записи магнитосферы Юпитера несет отголоски хореографии Киллиана, однако по решению вполне самостоятельна и очень близка молодым исполнителям.

Балетмейстерским дебютом на Мариинской сцене Антона Пимонова стал номер «Хореографическая игра 3х3» на музыку Петера Пиксиса в исполнении Екатерины Кондауровой, Татьяны Тилигузовой, Надежды Батоевой, Александра Сергеева, Дениса Зайнетдинова, Алексея Недвиги. Он показал изобретательную фантазию хореографа и редкое качество – юмор, выраженный пластическими средствами.

Хореографы Юрий Смекалов, Владимир Варнава, Никита Дмитриевский и Эмиль Фаски уже не дебютанты. Юрий Смекалов, недавно отличившийся постановкой «Мойдодыра» в Большом театре, показал номер Intensio на музыку Александра Маева, застив зрителей разгадывать непростые отношения загадочных персонажей, похожих на инопланетян. Владимир Варнава в миниатюре «Окно в середину зимы» тоже интриговал таинственной неопределенностью. Эмиль Фаски был достаточно конкретен во фрагменте из балета «Саломея» на музыку Флорана Шмита. Никита Дмитриевский показал в «Эйфории» на музыку Франца Шуберта радость движения.

Как всегда с особым нетерпением зрители ждали заключительный «Гала-концерт звезд мирового балета». Наибольший интерес вызвали выступления гастролеров. Чейз Финли из труппы «Нью-Йорк сити балет» исполнил главную партию в балете «Аполлон» и номер «Всегда» на музыку Карен Ле Франк в хореографии Марсело Гомеса. Огромный успех выпал на долю Ольги Есиной и Владимира Шишова (Венский государственный балет) в pas de deux из балета «Летучая мышь» на музыку Иоганна Штрауса в постановке Ролана Пети. От гостей не отстали и представители Мариинки. Сложный виртуозный танец показали Олеся Новикова и Ким Кимин в балете «Этюды» на музыку Карла Черни в хореографии Харальда Ландера и Оксана Скорик и Тимур Аскеров в Grand pas classique на музыку Обера в хореографии Виктора Гзовского. Ульяна Лопаткина и Андрей Ермаков явили актерское мастерство во фрагменте из балета «Маргарита и Арман» на музыку Листа в постановке Фредерика Аштона. Особо отличился Владимир Шкляров – с энтузиазмом и юмором под счет, без музыки, он выступил в российской премьере миниатюры «Балет 101» в постановке Эрика Готье.

Балетный марафон, длившийся одиннадцать дней без перерыва и показавший публике двенадцать представлений, позади. Он тревожил сердца балетоманов – радовал победами, огорчал промахами. Главное, что не было равнодушных и на спектаклях был аншлаг.

ФОТО Наташи РАЗИНОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 9, 10, 11  След.
Страница 2 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика