Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Пт Фев 08, 2013 5:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013020811
Тема| Музыка, Опера, Золотая маска 2013
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Занимательная театральная география
Лучшее на «Золотой маске»
Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend"
Дата публикации| 07.02.2013
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2120964
Аннотация| Золотая маска

Формально фестиваль "Золотая маска" уже идет, однако в регулярную фазу он вступит только 15 февраля и продлится до 16 апреля. Weekend выбрал 15 спектаклей, которые обязательно надо посмотреть, если вы еще не успели этого сделать

"Cosi fan tutte"
Театр оперы и балета им. П.И. Чайковского, Пермь

Игривый водевиль и безжалостное препарирование человеческого сердца, кокетливый смешок и демонический хохот, барочная пылкость и предромантическое томление — в трактовке Теодора Курентзиса партитура "Cosi fan tutte" кажется невиданно богатой смыслами и оттенками. Мнимо легкомысленная, а на самом деле чуть ли не самая загадочная из моцартовских итальянских опер, в Перми получила "исторически информированное" исполнение отличного европейского класса, со смелым оркестром, отточенными ансамблями и очаровательной непринужденностью речитативной речи. В качестве приятного бонуса прилагается сделанная немецкими постановщиками милая костюмная "картинка": кринолины, пудра, парики, неаполитанское солнце.

"Новая опера", 18 февраля, 19.00

"Граф Ори"
Театр оперы и балета, Екатеринбург

Екатеринбургский оперный театр привозит в Москву не шедшую в России с николаевских времен россиниевскую оперу, впервые поставленную в Париже в 1828 году — игривый анекдот о запутавшихся амурных предприятиях аристократа-селадона, по прихоти либреттиста Эжена Скриба разыгрывающийся в суровую эпоху крестовых походов. По нашим условиям, где к французскому Россини относятся еще боязливее, чем к итальянскому, это совсем уж отчаянное дерзновение, однако результативное. Спектакль Игоря Ушакова внятен и не пошл, а музыканты и певцы с невымученной старательностью осваивают стиль оперы, о которой Гектор Берлиоз писал: "Может быть, нигде, за исключением "Цирюльника", композитор не был так остроумен и весел".
"Новая опера", 17 февраля, 19.00

"Руслан и Людмила"

Большой театр, Москва

Грандиозная постановка Дмитрия Чернякова, хоть в ней и нет ничего мультяшно-слащавого,— самый сложный и увлекательный театральный текст из тех, что презентует в этот раз оперная программа "Золотой маски". Костюмированное свадебное пиршество в кокошниках, голливудское мертвое поле, сады Наины с провокационным цветником прелестниц и гламурные сады Черномора, где злобного карлы не обнаруживается вовсе — можно долго перечислять, чем этот спектакль непохож на традиционные версии "Руслана и Людмилы", но нельзя не заметить, что издевки или иронии в нем куда меньше, чем необычно трогательного режиссерского сопереживания главным героям. И стараний представить оперу, что, как оказалось, очень идет первоисточнику, просвещенческой мистерией со счастливым исходом.

Большой театр, 11, 12, 14 апреля, 18.00

"Сон в летнюю ночь"

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, Москва

Режиссер Кристофер Олден не оставил от общеизвестных коллизий шекспировской комедии камня на камне — но зато заставил по-новому увидеть зыбкость, горький сарказм, уклончивость и недосказанность, которые тут и там проглядывают в атмосфере бриттеновской оперы. На сцене английская закрытая школа пятидесятилетней давности, и тяготы взросления, подростковые заморочки, подспудное влечение и прочие "детские" сложности, которые должны контролироваться благодетельными взрослыми, на самом деле получают с их одобрения еще более уродливую окраску. Спектакль, ставший жертвой анонимных доносов с обвинениями в безнравственности, на самом деле сделан тонко и бережно, вдобавок качество музыкальной части вполне заслуживает того, чтобы выдвинуть "масочные" показы оперы в разряд главных событий юбилейного года Бриттена.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, 31 марта, 1 апреля,

19.00
"Сказки Гофмана"
Мариинский театр, Санкт-Петербург
Опера Оффенбаха, лирический оммаж гофмановской прозе, в постановке Василия Бархатова приобретает интригующую двуплановость звучания. С одной стороны, отклики на реальную репутацию немецкого романтика, и житейскую и литературную — вплоть до того, что в одной из сцен перед зрителем дефилирует когорта гофмановских персонажей во главе с Щелкунчиком. С другой — настойчиво современная по своим внешним приметам, но на самом деле универсальная анатомия сумасшествия, в которой грань между священным творческим безумием и вульгарной клиникой пугающе прозрачна. Спорные детали избыточно-фантасмагорического зрелища уравновешивают сильные вокальные работы Сергея Семишкура (Гофмана) и Ильдара Абдразакова, который поет всех зловещих антагонистов главного героя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7410
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021201
Тема| Музыка, Опера
Авторы| Ирина Муравьева
Заголовок| «Татьяна и медведь»
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20130211
Ссылка| http://www.rg.ru/2013/02/11/opera.html
Аннотация| Спектакли Латвийской Национальной оперы - "Евгений Онегин" и "Лючия ди Ламмермур" в постановке Андрейса Жагарса, прошли с привычными уже для визитов ЛНО в Москву аншлагами.

Как и в прежние свои гастроли на сцене Большого театра - в 2003-м и в 2007 году, ЛНО предстала в Москве в имидже современной европейской сцены, работающей с оперными партитурами в модернистском ключе, однако соблюдающей при этом баланс радикальности и традиционалистских устоев. Роскошный стиль Латвийской оперы - с безупречным дизайном сцены, с шиком дорогих костюмов, с тщательным кастом певцом, среди которых всегда присутствуют "звездные" голоса, не оставили публику равнодушной и на этот раз. Два спектакля Андрейса Жагарса - "Евгений Онегин" и "Лючия ди Ламмермур", казалось бы, диаметрально противоположные по музыкальной и сценической эстетике, продемонстрировали, между тем, то общее, что присуще сегодняшней рижской сцене. И нельзя не отметить, что одна из деталей исполнительского стиля ЛНО могла бы служить эталоном для российских певцов: безупречная артикуляция. Это редкий случай, когда на "Евгении Онегине" не пропало ни одно пушкинское слово, хотя в спектакле были заняты и латвийские солисты, и чешский тенор Павел Чернох (Ленский), и польская меццо-сопрано Малгожата Панько (Ольга).
Сам спектакль оказался умеренной "провокацией" для московской публики, не так давно еще свистевшей на "Руслане и Людмиле" при виде обнаженных чресел персонажей Глинки - Пушкина, а теперь только тихо ахнувшей, когда в сцене "эротического" сна Татьяны к ней явился медведь - "Онегин" с накладной меховой мордой и голым телом. Тем более, уже никто не ахнул при виде "актуального" быта семейства Лариных, где о помещичьем "варенье" даже речи не шло: Ольга с Татьяной были здесь не патриархальными барышнями из "золотого" века русской усадьбы, а пользовательницами нетбука, мать Ларина и няня Филипьевна - сестрами, одна из которых выступала в гротескном амплуа молодящейся "звезды", вторая - в роли ее верной компаньонки, участвующей во всех перипетиях жизни "звезды" и племянниц. Но "Евгений Онегин" у Жагарса не развивается в одном "бытовом" измерении: здесь есть и вечный мир круговорота "времен года" Чайковского в видео-инсталляциях - с зелеными рощами и буреломами, снежными пейзажами и образом помпезного Петербурга, по каналу которого мерно плывет многометровый лайнер "Абай" (художник Катрина Нейбурга). Здесь есть и гротеск петербургского "мифа" - с кошмарным мороком сновидений, с призрачным шествием фигур в жутковатых нарядах, оказывающихся наяву публикой на презентации романа, написанного Татьяной Греминой (Лариной). Здесь есть и тонкие душевные подробности истории Татьяны (пронзительно лирическая Кристине Ополайс) и Онегина (выразительный Янис Апейнис), и ироничные подтексты.
Спектакль оказался умеренной "провокацией" для московской публики
Однако надо заметить, что в первый вечер "Онегина" певцам и оркестру было сложно адаптироваться в новой акустике исторической сцены Большого театра: звук казался более "мелким", тусклым, словно продирающимся сквозь "невидимое". А на Новой сцене в спектакле "Лючия ди Ламмермур" - наоборот, голоса звучали слишком форсированно для "игристого" Доницетти. Однако финальные арии Лючии (Сонора Вайце) и Эдгара (Мурат Карахан) буквально взорвали зал - завораживающими музыкальными линиями со сложнейшим рисунком фиоритур и актерским темпераментом, позволяющим Лючии-Вайце переживать в состоянии "безумия" героини все мимолетные трансформации ее больного сознания, а Эдгару-Карахану - магнетизировать зал "пограничным" тоном переживаний героя. В рижской "Лючии", действие которой Жагарс сместил в страшное время итальянского фашизма, было достаточно и других "сюрпризов" для публики: овчарки на сцене и фашистские формы, жених Лючии, лорд Артур - наци, и монолитный образ спектакля - глухое "каре" мраморных стен, в котором художник Андрис Фрейбергс уместно соединил времена ренессансных палаццо (мир Лючии) и стиль миланской "Семерки", творившей в 30-е годы канон монументальной эстетики фашизма.
Теперь, после визита в Москву ЛНО развернет подготовку к своему следующему масштабному проекту: к 200-летию Вагнера на Летнем фестивале театра будет представлен цикл "Кольца". Осилить такой проект сегодня смогли только несколько театров в мире.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7410
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 3:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021202
Тема| Музыка, Опера
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Татьяна рижская душою
В Большом театре прошли гастроли Латвийской национальной оперы
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 11.02.2013
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/2124234
Аннотация| На Основной и Новой сценах Большого рижская ЛНО продемонстрировала свои постановки "Евгения Онегина" Чайковского и "Лючии ди Ламмермур" Доницетти — обе с режиссурой директора театра Андрейса Жагарса. Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

Труды и дни рижской оперы хорошо знакомы не только меломанам-путешественникам — это был уже третий ее визит в Москву за последние десять лет (а Андрейс Жагарс вдобавок на правах приглашенного режиссера успел поработать и в московской "Новой опере", и в петербургском Михайловском театре). Поучительная история превращения, по сути, провинциального театра в деловитого арбитра изящества (у ЛНО теперь есть даже собственное полное "Кольцо нибелунга", шутка ли) тоже много раз пересказывалась в отечественной прессе. Но нет-нет да и заинтересуешься новостным фоном, сопровождающим такие события, а там нынче то и дело проскакивает желание напугать. Известие о том, что действие "Лючии ди Ламмермур" перенесено в муссолиниевскую Италию, еще не очень котировалось, зато о том, что в "Онегине" действие разворачивается вокруг постели, а Татьяна вместо книжки прижимает к сердцу — о ужас — ноутбук, в репортажах докладывали с без пяти минут паническими настроениями. Ясно же, как оперно-балетная тематика — так уж по крайней мере провокация, если не уголовщина, такие настали времена.
Что сказать, фраза "действие разворачивается вокруг постели" хоть и справедлива формально, но выглядит бесконечно более похабно, чем сама действительность рижского "Онегина". Безразмерный квадратный подиум в первых четырех картинах оборачивается не только постелью, но и именинным столом, и урбанистическим пятачком, где происходит дуэль Онегина с Ленским; но даже в "постельном" амплуа он выглядит символом скорее несбыточной тоски по спокойствию и душевному уюту. Их Татьяне так недостает в доме взбалмошной, шумной матери: что Ларина (Кристина Задовска), что, хоть и в меньшей степени, Филипьевна (Илона Багеле), превращенная в тетку Татьяны, неожиданно крепки вокально и экспансивны. И порядком блеклая Ольга в исполнении Малгожаты Панько в общем куда менее годилась в "веселые и резвые пташки", чем ее мамаша.
Есть, правда, две сцены сновидений: в первой под звуки хора "Девицы, красавицы" над спящей Татьяной в порядке переклички с фантазмами главной героини у Пушкина нависает некто голый в медвежьей шкуре. Во второй абсурдистски умножающийся кошмар, где преломляются и история с Татьяной, и дуэль с Ленским, снится Онегину, пока оркестр играет полонез, но тут сцена заставлена уже множеством не то кроватей, не то постаментов. Которые, в свою очередь, превращаются в столики для светского события: и это не бал, а презентация книги Татьяны, ставшей при поддержке Гремина успешной писательницей.
Писательница или придворная дама, французский роман или ноутбук — в сущности, все это детали не первого значения на фоне холодновато-разреженной психологической атмосферы, которая держится на недовысказанных желаниях, снах и метафорах. Точно так же и в сценографии Катрины Нейбурги сами жесткие декорации не так важны, как текучая реальность видеопроекций: лесные пейзажи в первых картинах, оживающие фотографии на стене ларинской гостиной, величественный вид Невы с Петропавловской крепостью в финале. Помножить бы все это на столь же изысканное музыкальное качество — но тут рядом с отменной Татьяной Кристине Ополайс и старательным, хоть и поверхностным, Ленским в исполнении чеха Павла Черноха были Янис Апейнис, скучно и не совсем чисто доложивший в этот раз Онегина, и неровный оркестр под управлением Модестаса Питренаса.
В "Лючии ди Ламмермур" дирижером выступил Александр Вилюманис, обеспечивший, несмотря на пару неудачных соло, мягкое и красивое оркестровое звучание, а пара заклятых врагов — брат Лючии Генри и ее возлюбленный Эдгар — выступила вполне приятным свидетельством кастинговых возможностей театра. Их пели соответственно баритон Валдис Янсонс и ангажированный аж из Турции молодой тенор Мурат Карахан, увлеченно и с благородством проведший финальную сцену и тем до некоторой степени компенсировавший впечатление от главной героини спектакля. Прима ЛНО Сонора Вайце, очевидно, простыла, и в ее сухо и резко спетой Лючии, с мукой и натугой выдававшей положенные верхние ноты, увы, было решительно невозможно узнать дивную генделевскую Альцину, которую она пела в Москве в 2003-м. Замена кинжалов и мечей на пистолеты, а колетов и кринолинов — на фраки и муссолиниевские мундиры тут, в сущности, опять-таки не производит никакого фраппирующего впечатления, если учитывать, что в постановке преобладает не социально-политическая острота, а исподволь тревожащая мрачная помпезность, которую только подчеркивают мраморы выстроенной Андрисом Фрейбергсом "тоталитарной" декорации.
И все-таки главным впечатлением от гастролей ЛНО в очередной раз оказалось само умение, несмотря на сочетание сиюминутных удач и неудач, четко и с достоинством держаться своего уровня, своих ориентиров и своего тона, так непохожее, скажем, на артистические метания того же Большого театра. В России, где оперный театр все никак не может определиться на предмет того, что он для общества — дорогая великосветская игрушка или вольный простор для артистического эксперимента, этой последовательности невольно завидуешь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 4:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 20130203
Тема| Опера, Латвийская опера, Гастроли в Москве, «Евгений Онегин» и «Лючия ди Ламмермур», Персоналии
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Разборки в мраморе
Латвийская опера показала в Москве два спектакля
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20130211
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-02-11/177427-razborki-v-mramore.html
Аннотация|

Гастроли Латвийской оперы состоялись на сцене Большого театра. Рижане представили москвичам постановки режиссера и по совместительству директора Латвийской оперы Андрейса Жагарса. Это «Евгений Онегин» и «Лючия ди Ламмермур».

Рижский спектакль «Евгений Онегин» на музыку Чайковского по концепции напоминает версию, что идет на сцене Большого театра. Действие также осовременено, но в большой степени так же условно. Если в постановке Дмитрия Чернякова предметом-лейтмотивом был громадный стол, то у Жагарса это громадная кровать. На ней проходит вся жизнь: здесь не только спят, но и едят, ссорятся, работают в Интернете, пишут письма, стреляются на дуэли и объясняются в любви. В финале эта площадка эмоциональных боев, она же – лабиринт без выхода, разлетится на куски, и публика поймет, что разбившиеся судьбы Татьяны и Онегина тоже нельзя собрать. Но до этого пока далеко. Пока в загородном доме Лариной добрая, но нелепая хозяйка вместе с преданной сестрой (а не няней) имитирует шик, пытаясь ходить на высоких каблуках, которые все время подворачиваются. А пьяненькие гости поют народные песни и, хихикая, скачут по полу в мешках, предвкушая лежащих на столе осетра и поросенка.

Ольга (Малгожата Панько) и голосом, и манерой пения больше похожа на роковую женщину, чем на жизнерадостное дитя («меня ребенком все зовут»). Пугливая идеалистка Татьяна (сопрано Кристина Ополайс, сделавшая хорошую мировую карьеру) читает книжки в ноутбуке и мечется на ложе в эротическом сне: взятый из Пушкина медведь-оборотень гладит ее бока и сбрасывает шкуру, оборачиваясь голым – со спины – молодцем. Это нормально: поет же – в другом месте – Татьяна «Я вся горю!». Эгоцентричный Онегин (Янис Апейнис) случайно застрелит бывшего приятеля Ленского (молодой голосистый тенор из Чехии Павел Чернох) на пороге их примирения и тоже впадет в страшный сон: сплошные «мальчики кровавые в глазах». Поскольку Чайковский сна не писал, для эпизода использована музыка торжественного полонеза из первой петербургской картины. Но это всего лишь спорное режиссерское решение. Хуже, что Апейнис, не так давно успешно спевший Онегина в Михайловском театре, на громадной сцене ГАБТа как-то потерялся и то и дело пел не в ноты.

Вместо бала у Жагарса презентация: преуспевающая Татьяна написала книгу (интересно какую – дамский роман или пособие «Как удачно выйти замуж»?) и раздает гостям автографы. Дальше – все, как обычно, вплоть до финального «позор, тоска, о, жалкий жребий мой», только объяснение героев происходит среди скомканных простыней и подушек. Фрейдистские страсти в оболочке прибалтийской сдержанности в итоге образуют достаточно цельное зрелище, историю тотальной «невстречи» героев с самими собой и друг с другом. Вот только тишайший оркестр играл так, что понять, как дирижер Модестас Питренас трактует Чайковского, было решительно невозможно. Наверное, за одну репетицию рижане не успели приспособиться к акустике Основной сцены Большого театра.

«Лючия ди Ламмермур» – знаменитый образец бельканто – переполнена кровавыми разборками, в которых личная жизнь шотландских аристократов XVI века плотно смешана с общественной. Жагарс перенес действие в предвоенную Италию, и мерзкий солдафон Астон, насильно и обманом выдающий замуж свою сестру Лючию, здесь вылитый фашист и приспешник дуче. Хор – тоже солдаты и офицеры Муссолини. А любимый человек Лючии, Эдгар, он же заклятый враг Астона – вероятно, член соперничающего мафиозного клана. Или в лучшем случае оппозиционер-подпольщик, не расстающийся с пистолетом. Тут вооружены все. Даже кроткая героиня, которая, сойдя с ума, оставила после себя два трупа, застрелив своих жертв из пистолета. Потом она эффектно-зловеще измажет кровью лицо негодяя-брата и скончается сама. А Эдгар, спев душераздирающую предсмертную арию, кончит жизнь самоубийством под горестные причитания хора («Ужасная судьба!»).

Сценограф Андрис Фрейбергс замкнул действие в огромный мраморный ящик, навевающий мысли о старинных итальянских палаццо, европейской архитектуре 30-х годов и античных гробницах. Работа художницы по костюмам Кристине Пастернака весьма затейлива: платье любой хористки хоть сейчас посылай на Неделю высокой моды в Париж или Милан. Режиссура, тушуясь перед объемностью декораций и «говорящими» костюмами, часто сводится к простой расстановке персонажей, которым при таком раскладе очень удобно петь. Тем не менее Жагарс четко показывает, что героев-любовников (они – луч света в темном царстве лжи и корысти) еще до физической смерти морально убивает окружение.

Не столь изысканно, правда, пение: старательная Сонора Вайце (Лючия) так надрывалась, пытаясь освоить верхние ноты, что хотелось попросить певицу спеть на октаву ниже, но не мучиться. Хотя знаменитая перекличка «соловьиных» трелей сопрано и флейты ею была сделана усердно и тщательно. С исполнением бельканто в опере практически у всех были проблемы: желание «снять» трудные фиоритуры ощущалось, что называется, невооруженным ухом. Турецкий драматический тенор Мурат Карахан в партии Эдгара, хоть и выложился сполна в финальной предсмертной арии, тоже не порадовал игрой голоса, скорее его силой. Оркестр под управлением Александра Вилюманиса звучал не в пример громче, чем на «Онегине», но не был идеальным. Звук в иные моменты шел слишком громко, так что пение заглушалось. И слишком брутально для бельканто. Даже для такой беспросветно кровавой штуки, как «Лючия ди Ламмермур».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16980
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 4:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021204
Тема| Музыка, Персоналии, Владимир Мартынов
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Владимир Мартынов: «Музыка стала жвачкой»
Где опубликовано| газета "Культура"
Дата публикации| 10.02.2013
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/music/2783-vladimir-martynov-muzyka-stala-zhvachkoy/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Владимир Мартынов — композитор-концептуалист. Его причисляют к православным минималистам, и в этом определении сразу не разобраться. В среде современных композиторов он гуру, награжден Государственной премией, его книги, где он провозглашает конец композиторской эпохи, будоражат как неофитов, так и просвещенных читателей.



Во «Временах года», а именно на эту музыку поставлен новый спектакль камерного балета «Москва», Мартынов вступает в диалог, обмениваясь репликами с Бахом («Лето»), Вивальди («Весна»), Мендельсоном («Осень»), Пяртом («Зима»).

Напомним, что «Москва» состоит из двух трупп — современной и классической. Вслед за балетами на музыку Стравинского (их танцуют «современщики»), появился спектакль «Времена года» для «классиков». Столь активным ритмом работы театр обязан новому руководителю Елене Тупысевой. Мартыновская постмодернистская игра подхвачена и в хореографии. Каждая часть спектакля внятно перекликается с танцевальными раритетами. «Весна» — отклик на «Весну священную», «Лето» — на «Послеполуденный отдых фавна», «Осень» напоминает о пряном и легком дыхании обрядов, «Зима» ставит трагическое многоточие: вернется ли все на круги своя?

Хореографов трое — Кирилл Симонов (ему отдали две части), Анастасия Кадрулева и Артем Игнатьев. Все молоды, хотя не новички в хореографии. Пластические почерки пока едва различимы, но их общность, вероятно, входила в замысел спектакля. Ансамбль Opus Posth во главе с Татьяной Гринденко играет прямо на сцене, участвуя в создании атмосферы. В день премьеры Владимир Мартынов — композитор, писатель, философ — ответил на вопросы «Культуры».


фото ИТАР-ТАСС

культура: Для Вас это первая работа с балетом?

Мартынов: Личных встреч с танцем не было, но танцевальные спектакли на мою музыку уже ставились и в России, и за границей. Постфактум получал видеозаписи, на сей раз — предупредили.

культура: В подготовке принимали участие?

Мартынов: Минимально. Познакомил участников с концепцией и переделал какие-то связочки. Считаю, что автору текста, будь он композитор или сценарист, негоже вмешиваться в работу художника, режиссера или балетмейстера. Видеоряд и музыка должны идти параллельно, иногда и независимо друг от друга и напоминать своего рода игру в бисер, а не составлять поле для дискуссий. Результат меня удовлетворяет, и труппа, по-моему, замечательная.

культура: «Время композиторов прошло», — часто повторяете Вы. Эта мысль Вами уже додумана?

Мартынов: Она настолько очевидна, что не нуждается ни в каких обсуждениях. Сама тема закрыта и исчерпана. Что отнюдь не означает конца музыки. Это, может быть, только начало, и впереди — немало лучезарных перспектив. Я имею в виду музыку, четко привязанную к нотному тексту. В великих культурах древности — Египте, Индии, Китае — композитора нет, а результаты бывают и не менее значительны. Богослужебное пение, рага индусская, пекинская опера — они композитора не знают. В таких современных практиках, как джаз и рок, роль автора музыкального текста тоже сведена к минимуму.

Могущество композиторов было связано с нотопечатанием, изобретенным Гутенбергом. Когда на смену печатному станку пришел микрофон, то все уравнялись: к микрофону может подойти человек, не знакомый с нотной грамотой. Раньше — если автор не напишет ноты, то исполнителю нечего будет играть, а слушателю — слушать. А сейчас выйдет к микрофону какой-нибудь новоорлеанский джазмен и без всяких записей сыграет. Уже со второй четверти ХХ века фигура композитора оттеснена исполнителем. Почему исполнителем? Он ближе к микрофону. Тот, кто ближе к микрофону, тот и правит бал.

культура: Тогда парадоксальный вопрос — для чего нужна музыка?

Мартынов: В Cети вы найдете музыку под рубрикой Entertainment, то есть развлечение. Но если бы об этом узнал Пифагор, то он бы растер вас в порошок, потому что музыка — то, что организует жизнь человека и космическую жизнь. Правильная музыка — продолжение космического порядка. Неправильная — разрушает космическую гармонию. Нам-то это смешно. Музыка девальвировалась и стала жвачкой: вы заходите в лифт — она звучит так же, как в супермаркете или ресторане. Но по-прежнему необходима: если этот «фон» отключить, большинство людей просто сойдут с ума.

культура: Получается, что музыка утилитарна?

Мартынов: Абсолютно. Она превратилась в продукт потребления и служит для поддержания жевательного рефлекса.

культура: Знала композитора, который мечтал сочинить музыку для коров — по его мнению, так повысятся удои молока.

Мартынов: Сермяжная правда в этом есть. Но такой уровень доступен шаманам или магам. Не случайно в архаические времена музыкой могли заниматься только сакрально посвященные люди. Композиторской музыке такое не под силу. Простой пример: все знают замечательные оперы Глюка и Монтеверди на сюжет Орфея и Эвридики. Пение Орфея — великая музыка, но она не войдет в контакт с адскими силами, для этого она должна звучать как пение буддистских монахов. Только оно и может повлиять на удои коров, композиторская музыка — ни в коем случае.

культура: Ваша музыка влияла на какие-то процессы?

Мартынов: В 1974 году ждали столкновения Земли с кометой, о чем объявлялось заранее. Я специально написал пьесу и сказал, что она предотвратит космическую катастрофу. Через несколько месяцев после исполнения комета изменила орбиту. Но это было давно, сейчас я бы уже не смог такого сделать.

культура: Готовясь к интервью, пересмотрела на YouTube ваш мультфильм «Шкатулка с секретом», и вдруг следом включилась «Весна священная». Просто мистика какая-то — наверное, в том было напоминание спросить у Вас о Стравинском, о Вашем особом к нему отношении…

Мартынов: Я даже встречался с ним. Получилось так, что Стравинский меня благословил. Он был для меня и царем, и богом, и даже чем-то большим. Хотя это не газетная история, и она у Вас не пойдет. Но если настаиваете… Я-то думал, что Стравинский мне будет говорить о секретах композиторского мастерства, ожидал высоких материй, а он рассказал, что страдает предконцертной диареей. Поведал, какие есть средства борьбы с недугом, в рецепты сложным образом входили коньяк и виски. Когда я начал серьезно заниматься концертной практикой, у меня появились такие же симптомы. Тогда и понял, что встреча была шаманским прикосновением.

культура: Что такое «шаманское прикосновение»?

Мартынов: Когда знание передается невербальным путем. Через моток ниток или какую-нибудь ерунду, что засовывается в карман. Или через простое прикосновение. Человеку передаются силы и опыт.

культура: Как уживаются в Вас увлечение Востоком и православие?

Мартынов: К православию пришел через буддизм и даосизм, как и многие в моем поколении. Благодарность Востоку у меня пожизненная. У нас была крепкая школа востоковедения, и мне повезло познакомиться с учениками Дандарона — буддиста, замученного в байкальских лагерях. Повезло вновь, когда я соприкоснулся со старцами. Встреча с отцом Таврионом, жившим в Спасо-Преображенской пустыни под Ригой, перевернула мою жизнь. Я понял: только православие…

культура: И Вы начали преподавать в духовной академии Троице-Сергиевой лавры. Какие предметы?

Мартынов: Почти 18 лет преподавал историю церковного пения, крюковое письмо, а в регентской школе — гармонию и сольфеджио.

культура: Расскажите о Вашей духовной музыке.

Мартынов: Четыре года вообще не писал музыку, занимался изучением древнерусской певческой системы. А потом под руководством владыки Питирима — он очень интересовался ранними формами богослужебного пения — мы осуществляли реконструкцию певческих служб XVI–XVII веков, строчной и знаменной литургий. Позже начал писать авторские вещи на сакральные тексты, самые крупные из них — «Апокалипсис» и «Плач пророка Иеремии». Хоры на певческих фестивалях исполняли мои сочинения. Много писал католической музыки: «Реквием», «Stabat Mater» — один итальянский продюсер мне заказывал.

культура: А как в Вашу профессиональную жизнь вошел театр?

Мартынов: Анатолий Васильев поставил «Моцарта и Сальери», еще раньше — «Плач пророка Иеремии», со спектаклем мы объехали чуть ли не всю Европу. «Апокалипсис» ставил Юрий Любимов. Начинал я свою театральную работу с Романом Виктюком в середине 70-х над «Вечерним светом» Арбузова в Театре имени Моссовета, играли Жжёнов, Дробышева, Марков, Талызина.

культура: Вы, и не только Вы, отдаете предпочтение мультимедийным формам искусства. В этом — синтетическое восприятие мира человеком, его природа или что-то еще?

Мартынов: Имею в виду не синтетическое начало, а некий архаический синкретизм. Мы живем в расколотом мире: музыка — отдельно, поэзия — отдельно, танец — отдельно. А древнегреческая трагедия, пекинская опера изначально были синкретичными. Кажется, современное искусство снова стремится к архаическим началам. Сейчас мало кому интересна станковая живопись, налицо тяга к инсталляциям, перформансам. Можно по-разному относиться к этому процессу, но тенденция — поиск нового объединения видов искусств — существует.

культура: Вы много работали в кино, в «Сталкере» Тарковского звучит Ваша флейта. Последним фильмом был «Остров» Лунгина?

Мартынов: После Лунгина работал с Досталем над «Расколом» и «Завещанием Ленина». Всего более пятидесяти фильмов. Самое яркое впечатление от кино — «Сталкер», музыку писал Леша Артемьев, а я сымпровизировал соло флейты на тему старинного песнопения.

культура: Вас называют православным минималистом. Объясните?

Мартынов: Есть два минимализма… Минимализм современной музыки, это направление родилось в Америке, а потом захватило Европу и Россию. И минимализм природный, исконный, минимализм как естественное состояние музыки: архаический фольклор, знаменный распев, колокольный звон, григорианский хорал, буддистские мантры. Я тяготею к этому первичному минимализму. Неминималистическая музыка — Баха, Бетховена, Шуберта, Стравинского — маленький островок в океане всеобщего минимализма.

культура: Почему Вы назвали исключительно эти имена?

Мартынов: Их музыка меняла лицо музыкального процесса. Штокхаузен — один из самых последних великих композиторов, кто переменил лицо музыки. Здесь не работает категория: «нравится – не нравится». Нравится ли Вам Бетховен? Нравятся ли Вам египетские пирамиды? Есть в истории меты, столпы, фундаментальные вещи — безусловные, которые никак не обойдешь. Не придет же в голову спросить: как Вам формула Эйнштейна Е=mc квадрат? У великих композиторов существуют формулы и алгоритмы. Первенствуют среди них немцы, стоит добавить Вагнера, Малера, в ХХ веке русские вошли — в лице Стравинского.

культура: Можно глупый вопрос? Эту формулу Вы готовы вывести? Музыкально? Вербально? Как?

Мартынов: Если можно вербально выразить, то это не формула. Ее надо почувствовать с позиций определенного — исторического — музыкального процесса и с точки зрения тех, кто этот процесс выстраивает. У Шопена, Рахманинова, да много у кого, в музыке — величие, но формульности нет. Хотя их очень красивая музыка доставляет большое удовольствие.

культура: Ваш ежегодный авторский фестиваль «Дом» продолжает существовать?

Мартынов: Да, в центре «Дом», он состоится в конце февраля, в марте продолжится в Политехническом институте. Его название — Зона Opus prenatum, то есть «нерожденный», хотя я всегда занимался пространством Opus Posth — послеопусной эпохой. Будут участвовать ансамбль «Opus Posth», руководимый Татьяной Гринденко, Марк Пекарский, Гермес Зайготт, композитор Максим Трефан. Я буду играть новые саундтреки к немым фильмам Бунюэля и Рене Клера.

культура: Ваш коллега Леонид Десятников всегда подчеркивает любовь к Петербургу, а для Вас, коренного москвича, город важен?

Мартынов: Очень. Москва — среда моего обитания, хотя в этой среде уже совершенно невозможно обитать, но я могу жить только здесь. Люблю Кисловские переулки в районе консерватории, подступы к Арбату, переулки Петровки.

культура: Над чем сейчас работаете?

Мартынов: Над очередной книжкой.

культура: А музыку пишете?

Мартынов: Приходится. Согласился писать оперу на либретто Юрия Любимова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 7410
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 4:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021205
Тема| Музыка, Опера
Авторы| Петр Поспелов
Заголовок| Старушка Европа
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2013
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/393701/starushka_evropa#ixzz2KgziFgE5
Аннотация| В Москве в третий раз побывала Латвийская национальная опера. Удивлять российскую столицу передовому рижскому театру становится все труднее и труднее

Рижане привезли два спектакля — «Евгения Онегина» Чайковского и «Лючию ди Ламмермур» Доницетти, — совершив две репертуарные ошибки. И та, и другая оперы имеются в Москве в более интересных постановках, да и музыкально исполняются как минимум не хуже.
Экономкласса «Евгений Онегин» с видеопроекциями вместо декораций на исторической сцене Большого театра смотрелся совсем уж невзрачно. Режиссерские находки Андрейса Жагарса можно пересчитать по пальцам, одна — эротический сон Татьяны с Медведем без трусов, другая — кошмар Онегина с множащимися призраками Ленского. Прочее можно считать дежурным переносом действия из пушкинских времен в эпоху пиджаков и айподов. Актуальность вносит разве что длинная ржавая баржа, проплывающая по Неве. Надо понимать, именно с этого корабля на бал, как Чацкий, попал Онегин. Название баржи «Абай» скорее всего влезло в кадр дизайнера Катрины Нейбурги случайно, но в сегодняшней России оно удачно символизирует протестное движение, оставившее никому не нужного пушкинского героя за бортом.
Оркестр Латвийской оперы под управлением ее главного дирижера Модестаса Питренаса звучал опрятно (простим ошибки валторнисту), но воля молодого маэстро, прекрасно чувствующего фразировку Чайковского, не перелетала ямы — оркестр его слушается, а певцы пели кто во что горазд. Особенно это относилось к Янису Апейнису, спевшему всю партию Онегина мимо ритма, а кое-где и мимо нот.
На фоне жестковатого исполнителя главной роли выгодно слушался чешский тенор Павел Чернок в партии Ленского, тогда как звезда театра — международная знаменитость Кристине Ополайс — спела Татьяну досадно холодно и пресно. Хор преподнес свои сцены стройно, а вот лучшей в составе солистов оказалась Илона Багеле, исполнительница роли няни — что не лучшим образом характеризует вокальный уровень спектакля в целом.
Впрочем, осталось ощущение, что артистически исполнители способны на большее, направляй их содержательная режиссерская идея. Вон какой интересной Эльвирой была та же Ополайс в «Дон Жуане», который поставил во Франции Дмитрий Черняков. Но режиссура Жагарса в «Онегине» выглядит набором движений, а некоторые решения — многофункциональное устройство (кровать) в полсцены, самоубийство Ленского вследствие неосторожного обращения с оружием — заимствованы у того же Чернякова, как и идея заменить кем-то Трике — в рижской постановке вместо почтенного мсье Татьяну поздравляет пара геев.
Рижская «Лючия ди Ламмермур» вполне подошла более скромной Новой сцене Большого, но она не выдерживает сравнения с аналогичным спектаклем, идущим в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. И здесь, и там «Лючию» оформил один и тот же Андрис Фрейбергс. Можно спорить, где оформление удачнее, — факт, что квадратной геометрией оба решения похожи, Москва просто оказалась первой. Тяжеловесный мавзолей в рижском варианте корреспондирует с идеей Жагарса перенести действие в эпоху Муссолини — хоть и жаль, что благодаря пиджакам и пистолетам «Лючия» и «Онегин» сделались на одно лицо. Оригинальный сюжет в рижской постановке при этом не переосмыслен, хотя кровавых жертв оказалось на одну больше: безумная Лючия по ходу своего знаменитого монолога отправляет на тот свет еще и подлого егеря.
Лючию пела Сонора Вайце, и пела (автор этих строк был на втором представлении) очень хорошо — удивительно, почему при таких умениях именно эта рижская солистка не стала международной звездой. Ее голос красив, подходит для бельканто, певица обладает вкусом к украшениям и исправно берет все сверхвысокие ноты. И все же не скажешь, что она исполняет Лючию лучше, чем московская исполнительница этой партии Хибла Герзмава.
Вполне справился с партией Эдгара турецкий тенор Мурат Карахан, чей голос преодолевает напряжение и звучит ярко как раз на трудных верхах. Подлинным украшением состава стал баритон Валдис Янсонс, спевший Генри элегантно и броско, — именно этот артист оказался лучшим из всех, кто побывал в этот раз в Москве.
Приятно было увидеть в оркестровой яме опытного Александра Вилюманиса, в очередной раз вернувшегося в театр, которым некогда руководил, — он один из немногих дирижеров, работающих в том числе и в России, кто разбирается в итальянской опере: его темпы органичны и естественны, он умеет хранить верность композитору и быть внимательным к певцам одновременно.
«Лючия ди Ламмермур» — в отличие от «Онегина» — констатировала высокий уровень рижской оперной компании, которая первая на постсоветском пространстве стала работать по западным принципам и задавать тон соседям по бывшему Союзу. На первых московских гастролях, в 2003 г., рижане порадовали нас смелым обращением к репертуару барокко («Альцина» Генделя), виртуозной сценографией Фрейбергса и многообещающим вокальным уровнем труппы. На вторых гастролях, в 2007 г., когда директор театра Андрейс Жагарс уже заделался режиссером, мы отметили уверенное следование общеевропейскому театральному стилю, не слишком увлекательный музыкальный стиль (дирижировал Гинтарас Ринкявичюс) и мощных солистов (Айра Руране, Александр Антоненко) на ровном фоне остальных. Сегодня приятно видеть музыкальное разнообразие (дирижеры разных стилей и поколений), но огорчают надоевший театральный лексикон и неровный уровень труппы. Псевдосовременной режиссурой и международным кастингом сегодня уже никого не удивишь. Латвийской национальной опере придется брать новые рубежи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 5:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021206
Тема| Латвийская опера, Гастроли в Москве, «Евгений Онегин» и «Лючия ди Ламмермур».
Авторы| Кирилл Матвеев
Заголовок| Бельканто с овчарками
В Большом театре прошли гастроли Латвийской оперы
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20130211
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2013/02/11/a_4961929.shtmlНачало формы
Аннотация|

На основной сцене Большого театра показали две оперы из Риги – «Евгений Онегин» и «Лючия ди Ламмермур». Спектакли поставил директор латвийского театра, режиссер Андрейс Жагарс. Это третьи за последние 10 лет обменные гастроли Большого театра с Латвийской оперой.

«Онегин» — после невнятно и тихо прозвучавшей увертюры — начинается в густом лесу. Перед чащобой стоит богатый дом современной мещанки Лариной. На стенах висят портреты нелепых предков. Эпицентр дома — огромная кровать, она же лейтмотив режиссерского решения. Как пояснил режиссер, «на кровати человек рождается, грустит, бывает счастливым и умирает». В сцене с письмом Татьяна эффектно прижмет к груди двухметровое белое одеяло. Здесь ей приснится эротический сон, вызвавший перешептывание в зале, но добавленный Жагарсом по мотивам текста Пушкина: мужчина в шкуре медведя («искуситель роковой») крадется к девице, чтобы, нависнув над ней, скинуть звериную морду и уйти, сверкая красивыми голыми ягодицами.
Сцена проходит под женский хор «Девицы-красавицы, душеньки-подруженьки», и зрителям нужно привыкнуть к несовпадению простодушной «народной» мелодии и искушенной картинки.
По ходу дела ложе, придуманное сценографом Катриной Нейбурга, преобразуется в стол, затем в площадку для дуэли, чтобы в финальной сцене рассыпаться на кусочки, словно никчемная жизнь Онегина. Но пока кровать стоит крепко, как семейные устои.
В одном ее углу пьет кофе беспечная Ольга, в другом роется в ноутбуке замкнутая Татьяна.
Тут же прихорашивается к приходу гостей вульгарная Ларина (Кристина Задовская), опекаемая преданной Филипьевной (Илона Багеле) – кстати, две отменно сделанные и спетые роли. Кристина Ополайс, международная оперная звезда из Латвии, в роли Татьяны тоже хороша, хотя к некоторым особенностям голоса можно придраться. Жаль, что Татьяна не выходит в дуэте с Ленским: чешский тенор сдержанно-романтичный Павел Чернох (поющий по-русски с ужасным акцентом) мог бы составить с Ополайс достойную пару.
Но вот прибывают Онегин (Янис Апейнис) с приятелем — один в интересной меланхолии, со склонностью к нарциссизму, другой в восторженной наивности, переходящей в упрямство.

Правда, крепкий баритон Апейнис отчего-то был не в лучшей вокальной форме и периодически фальшивил, да и квартет главных героев под руководством дирижера Модестаса Питренаса пошел вразлад. В сцене ссоры с Ленским режиссер снайперски точно показывает, как жалок главный герой: он играет в сверхчеловека, презирающего толпу, и в то же время рабски зависит от мнения этой толпы. Жадное любопытство и сплетни перевозбужденных алкоголем обывателей (качественная работа хора) – причина, по которой друг убивает друга.

При всей точности социальных шаржей, Жагарс отнюдь не делает «реалистический» спектакль. Иначе режиссеру пришлось бы отвечать на вопросы наивной публики «откуда у приличных людей в наши дни берутся пистолеты» или «отчего Онегин поет «кто там, в малиновом берете», а на голове у Татьяны не то что малинового, никакого берета нет». Дуэль состоялась, потому что бывшие друзья в этой экзистенциальной истории рока должны выяснить отношения до конца.
Но Ленский погибает нелепо: он бросился к Онегину для примирения и напоролся на случайный выстрел.

Последний акт, со знаменитым полонезом, начинается с очередного сна, теперь уже онегинского. Тут снова серьезная работа для зрителя, привыкшего в этот момент видеть торжественно выходящие пары на балу. Вместо них здесь лежащий Евгений, грезящий кошмарами: в водовороте невнятных образов кружатся покойный Ленский в крови, девочка с куклой и прочие призраки. Вспышка света — и сна как не бывало,
на заднике плещется Нева, видны силуэты петербургских построек, а герой попадает на светский раут.

Это Татьяна Гремина, ставшая модной писательницей, празднует выход книги. Сцена последнего объяснения возвращает к началу спектакля. Опять сбитые в кучу белые подушки, смятые одеяла на осколках кровати — разбитый на части мир, подобно крушению льда на Неве, показанному в видеопроекции на заднике. Грядет динамичная «постельная» сцена:
обезумевший от страсти Онегин соблазняет женщину строками ее же письма к нему и валит Татьяну на ложе. Она вырывается, перескакивая с одного фрагмента постели на другой.
Два одиночества не сольются в одно целое. Именно об этом Жагарс и поставил свой красивый холодноватый спектакль.

«Лючия ди Ламмермур», написанная Доницетти в 1835 году, волей постановщика тоже не осталась в своем времени и месте действия. Режиссер не стал переносить шедевр бельканто в совсем уж крутые обстоятельства. Но действие происходит не в Шотландии 16 века (так было в романе Вальтера Скотта, по которому написано либретто), а в Италии 20-го. История Лючии, насильно выданной злым братом Астоном не за любимого ею Эдгара, а за влиятельного союзника семьи, а потому резко спятившей в брачную ночь, проходит на фоне красот режима Муссолини.

Первая сцена — облава военного патруля, бегающего в кромешной тьме, прорезаемой слепящими фонариками и живыми овчарками.

Понять спектакль просто: по мысли Жагарса, любовь становится заложницей политики, а обстоятельства сильнее воли индивида. Слушать эту «Лючию» уже сложнее. Рижский вариант Доницетти показал, что отношения с бельканто у латышских певцов такие же трудные, как у российских. Зато партия Лючии содержит много актерских возможностей для сопрано Соноры Вайце. Сперва ее героиня с ужасом отталкивала коробку со свадебным нарядом, точно ядовитую змею. Потом в безумном бреду пела арию Il dolce suono mi colpi di sua voce («Сладкий звук его голоса поразил меня! ») и, эффектно шатаясь, бродила по сцене в том же подвенечном платье, измазанном кровью. Она только что убила мужа из пистолета, потом – случайно — застрелила помощника своего брата, а перед этим исполнила в паре с Эдгаром (несколько «кричащий» тенор из Турции Марат Карахан) прощальный дуэт Verranno a te sull'aure («Мои пылкие вздохи донесет тебе ветер»).

Чтобы красота фиоритур бельканто отразилась в сценографии, художник Андрис Фрейбергс создал единую декорацию – мраморные стены с бесчисленными прожилками. Художник по костюмам Кристине Пастернака кроме галифе, мундиров и портупей на мужчинах придумала для номенклатурных (по сюжету) героинь изысканные туалеты в серо-черных тонах. На фоне внешнего великолепия четче вырисовывается гниль, царящая в нравах. Злобный чернорубашечник Астон — лишь частное проявление гнетущей тоталитарной атмосферы общества. И только непорочная Лючия вечно ходит в белом. Ну так ей и досталось больше всех.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 5:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021207
Тема| Музыка, Премия, вручения «Грэмми».
Авторы| Ярослав Тимофеев
Заголовок| Российские музыканты остались без «Грэмми»
Валерий Гергиев и Владимир Юровский не смогли покорить слух американских академиков
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20130211
Ссылка| http://izvestia.ru/news/544690#ixzz2KgbYKG6b
Аннотация|

В Лос-Анджелесе началась 55-я церемония вручения «Грэмми». Самые шумные поп-, рок- и рэп-номинации еще впереди, а пока под жидкие аплодисменты и несмелые вскрики вручены награды в сфере классической музыки. Поскольку для нас эта сфера традиционно единственная, уже можно сказать, что год, увы, урожайным не стал.
Оба российских музыканта, номинированных на золотой граммофончик, — Владимир Юровский и Валерий Гергиев, — уступили западным коллегам. Не помогло им даже мастерство лучших оркестров Туманного Альбиона: Гергиев шел в бой с Лондонским симфоническим, а Юровский — с Лондонским филармоническим.

Статуэтка за лучшую оперную запись отошла коллективу Метрополитен-оперы, задавившему конкурентов «Кольцом нибелунга» Вагнера. Добрый подарок для дирижера Джеймса Ливайна, уже несколько лет не встающего за пульт из-за тяжелой болезни. В тени Вагнера остались изящные «Похождения повесы» Стравинского, записанные Юровским.

Ну а Гергиев («Симфонические танцы» Рахманинова), с завидным упорством номинирующийся снова и снова, но так и не удостоенный ни единого «Грэмми», проиграл в номинации «Лучшее оркестровое исполнение» Майклу Тилсону Томасу (пышные опусы Джона Адамса).

Стойкое нежелание 20 тыс. американских академиков замечать существование Валерия Абисаловича хочется списать на политические причины — уж слишком шокирован был западный мир его концертом в Беслане и комплиментами в адрес мистера Путина. Но это совсем не объясняет равнодушия к либерально настроенному Юровскому.
Зато искренний патриотизм членов Американской академии звукозаписи объясняет многое. Почти все классические «Грэмми» в этом году, как и обычно, останутся в Штатах. В их числе хоровой диск Рене Клаузена и камерная пластинка Стивена Хартке, взявшие аж по две награды, свежий релиз американской альтистки армянского происхождения Ким Кашкашьян и «Поэмы» оперной дивы Рене Флеминг. Только альбому поляка Кшиштофа Пендерецкого удалось вклиниться в звездно-полосатую вакханалию.
Наши две номинации —конечно, хуже, чем одна статуэтка, но все же лучше, чем ничего: в прошлом году российских музыкантов вообще не было в списке.
А всего среди наших сограждан сейчас 10 здравствующих лауреатов музыкального «Оскара»: пианисты Евгений Кисин и Михаил Плетнёв, скрипачи Максим Венгеров и Гидон Кремер, дирижеры Владимир Ашкенази и Юрий Башмет, вокалисты Ольга Бородина, Ильдар Абдразаков и Екатерина Лёхина, а также Михаил Горбачёв, разделивший «Грэмми» с Биллом Клинтоном и Софи Лорен за выразительное прочтение «Пети и Волка» Прокофьева. Лишь каждый второй из отечественных обладателей премии в настоящее время живет в России.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 5:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021208
Тема| Музыка, Фестиваль «Королева оперы», Персоналии, Х. Герзмава
Авторы| Наталья Витвицкая
Заголовок| «Королева оперы»: голос в подарок
Хибла Герзмава представила новую сольную программу на сцене МАМТа.
Где опубликовано| Ваш досуг
Дата публикации| 20130211
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/69909/
Аннотация|

Это был третий концерт уникального проекта «Королева оперы». Сначала Москва услышала легендарную Джесси Норман, затем восхитилась Марией Гулегиной. Но будем честны, сольного выступления Хиблы Герзмавы меломаны ждали с особенным чувством. Она поет на лучших оперных сценах мира, считается звездой Венской, Парижской, Римской опер, на ее счету успех в Метрополитен-опера и Королевском оперном театре Ковент-Гарден. Уже давно «гражданка мира», в родном Стасике Герзмава появляется не так часто. Но титулы, как и гламурные составляющие больших проектов (обязательные корзины цветов, дизайнерские наряды и вип-приглашенные в ложах) ей как будто бы не важны. Даже получив статус дивы, Герзмава, умеет оставаться мягкой, лиричной и чарующе-женственной.

Программу, которую Герзмава представила на сцене родного театра, нельзя назвать легкой для восприятия. Певица не стала превращать сольное выступление в концерт по заявкам, но и не сделала из него претенциозное шоу для знатоков. Рядом с безоговорочными хитами соседствовали каверзные вещи. Аккомпанировал ей родной оркестр, но под руководством обладателя «Грэмми» дирижера Марко Армильято. Он считается специалистом по итальянской опере, и Герзмаву, судя по всему, обожает (маэстро приехал в Москву специально ради выступления певицы). На сцене их дуэт смотрелся органично — Армильято не давал оркестру сорваться в соблазнительное соревнование с артисткой, «вел» солистку с первой минуты концерта до последней. Чуткость к малейшим изменениям в интонациях явно льстила певице, — заручившись такой поддержкой, она, действительно, царила на сцене.
В этот вечер Герзмава примерила на себя образы лирических героинь мирового репертуара: Медоры из «Корсара» и Амалии из «Разбойников». Не забыла она и про героику: мстительная Вителлия из моцартовской оперы «Милосердие Тита» также вышла у нее выше всяких похвал.

Но «вишенками на торте» стали последний акт вердиевского «Отелло» (баллада о плакучей иве и молитва Дездемоны) и сложнейшая партия мирового репертуара — кавантина Нормы «Casta Diva» из оперы Беллини (самой знаменитой Нормой XX века была Мария Каллас). Герзмава справилась с ними безупречно, продемонстрировав прямо-таки чудеса на виражах. Ее Норма вознеслась в молитве, коларатуры прозвучали трепетно и нежно.

«На бис» артистку вызвали не раз и не два. Трогательно пританцовывая на месте, Герзмава с очаровательной улыбкой спела хит Рихарда Штрауса «Morgen», а также кокетливую и наивную песенку про букет из Ниццы. Но настоящим сюрпризом стала абхазская песня «Warada», исполненная ею вместе с мужским хором.
Оглушительные аплодисменты не смолкали больше 10 минут, — концерт стал еще одним доказательством мирового триумфа «Златоокой» певицы (именно так с ее родного абхазского языка переводится «Хибла»). А звучание ее солнечного сопрано — подарком для всех тех, кто понимает, что такое идеальная вокальная форма.

Проект «Королевы оперы» продлится еще два года. За это время планируется 12 концертов, в столице планируют выступить Анджела Георгиу, Суми Йо, Натали Дессей, Вальтрауд Майерр. Грандиозным финалом обещает стать гала-концерт 2014 года на Соборной площади Московского Кремля.


Последний раз редактировалось: Наталия (Вт Фев 12, 2013 5:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 5:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021209
Тема| Музыка, Фестиваль «Королева оперы», Персоналии, Х. Герзмава
Авторы| Мария Бабалова
Заголовок| Домашний концерт оперных королев
Где опубликовано| Вечерняя Москва
Дата публикации| 20130212
Ссылка| http://vmdaily.ru/news/domashnij-kontsert-opernih-korolev1360667547.html
Аннотация|

В театре Станиславского и Немировича-Данченко завершился фестиваль «Королевы оперы».

Проект открывала великая американка Джесси Норман, кого можно без преувеличения назвать «королевой», правда, уже отлученной от оперного престола. Следом выступила Мария Гулегина, также познавшая оперные вершины мира. Хибла Герзмава – другой случай.

Сегодня певица находится в самом расцвете таланта, хотя, быть может, не имеет возможностями жонглировать броскими титулами. Но ее имя, например, постоянно появляется на афишах Covent Garden в Лондоне, а бывает – и Metropolitan Opera в Нью-Йорке. Но Хибла сохраняет редкую для успешной певицы верность родному театру Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко.

Здесь ее любят и ценят. Именно для нее были поставлены «Любовный напиток» и «Лючия ди Ламмермур» Доницетти, «Травиата» Верди и «Сказки Гофмана» Оффенбаха, которые в итоге часто получали «Золотые маски». К своему «королевскому» выходу на родной сцене Хибла Герзмава подготовилась обстоятельно. Пригласила итальянского дирижера Марко Армильято, впервые приехавшего в Россию ради этого концерта, и предложила сложную и красивую программу из арий, которые дома она не исполняла. Начало получилось немного медитативным – прозвучали один из моцартовских мотетов и ария Вителлии из «Милосердия Тита», а завершила первое отделение сценой из последнего акта «Отелло» с песней об иве и молитвой Дездемоны.

А в финале спела знаменитую каватину «Нормы». Проект «Королевы оперы» продолжится в апреле концертом кореянки Суми Джо, а под занавес сезона, в июне выступит в Москве румынка Анжела Георгиу.


Последний раз редактировалось: Наталия (Вт Фев 12, 2013 5:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 5:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021210
Тема| Музыка, Фестиваль «Королева оперы», Персоналии, Х. Герзмава
Авторы| Марина Гайкович
Заголовок| Принцессы и королевы
Хибла Герзмава спела сольно
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20130211
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2013-02-11/10_opera.html
Аннотация|

Британская певица Салли Мэттьюз и наша соотечественница Хибла Герзмава на минувшей неделе дали сольные концерты в Москве, Герзмава – в рамках продолжающегося абонемента «Королевы оперы» на сцене родного Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко.

Британская певица Салли Мэттьюз, пожалуй, относится еще к рангу молодых, диплом она получила в 2000 году и за 12 лет сделала неплохую карьеру: начала в Ковент-Гарден и постепенно начала появляться на подмостках самых заметных оперных домов Европы, включая Баварскую оперу, Нидерландскую, брюссельский театр Ла Монне и, наконец, оба театра на берегу Дуная – «Театр ан дер Вин» и Венскую оперу. Интересно, что за Мэттьюз не закрепилась слава певицы одного репертуара или стиля, напротив – она поет и венских классиков, и бельканто, и даже ультрасовременную оперу.

В Москву же певица привезла монопрограмму моцартовских арий. Доля смысла в этом есть – к настоящему моменту Мэттьюз спела основные моцартовские партии, некоторые – в самое последнее время: в 2011-м – Донну Анну в Вене, в 2012-м – Графиню из «Свадьбы Фигаро» на прошлогоднем Глайндборнском фестивале, ее интерпретацию Фиордилиджи слышали в Мюнхене, а сейчас певица снова готовит Графиню – уже для Ковент-Гарден и вновь выступит в Глайндборне – с партией Констанцы из оперы «Похищение из сераля». Так что можно было ожидать мощного вечера с погружением в мир моцартовских героинь.
Не случилось: певица, кажется, не смогла раскрыться. То ли потому, что слишком ограниченной (в количественном смысле) вышла программа, то ли подбор произведений был не слишком выгодным. Распелась Мэттьюз на каватине Графини, почувствовала контакт с залом и в первом отделении спела еще две концертные арии – несмотря на то, что это не оперный репертуар, вышло довольно артистично и виртуозно; во втором – сцены Фиордилиджи и Донны Анны. Певица, безусловно, с хорошей школой, позволяющей легко исполнять колоратурные пассажи, на хорошем легато петь кантилену, кажется, не совсем попала в моцартовский стиль. Так и хотелось послушать в исполнении Мэттьюз что-то из ее собственных ближайших выступлений: скажем, Бланш из «Диалогов кармелиток» или Енуфу – героиню одноименной оперы Яначека.

В третьем концерте проекта «Королевы оперы» солировала Хибла Герзмава – солистка Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко пела на родной сцене, с родным оркестром, только вот за пультом стоял не главный дирижер театра Феликс Коробов, а итальянец Марко Армильято, очень точно и аккуратно исполнивший свою работу: поддержал певицу и не заставлял ее соревноваться с оркестром за темпы и динамику. Герзмава же была на высоте: пожалуй, из трех певиц именно она стала королевой оперы в полном расцвете сил и с большими перспективами; Джесси Норман, чей концерт открывал проект (коли уж название проекта нам дает право поиграть с титулами), – легенда, ну а Мария Гулегина, скажем, императрица или королева-мать. Певица не побоялась включить в программу, по ее словам, абсолютно новую, самые хитовые (и, разумеется, каверзные) вещи: первое отделение заканчивала сцена из последнего акта «Отелло» с песней об иве и молитвой Дездемоны, второе – Casta Diva из «Нормы», и обе были спеты безупречно. В мотете Моцарта (открывал концерт) ее голос звучал подобно облигатному инструменту – практически бесплотно, в вердиевских ариях, напротив, полнокровно, «жемчужные» пассажи колоратур сменяла глубокая лирика, наивная игривая песенка про «букет из Ниццы» (на бис) стала посвящением зрителям, а народная абхазская песня в сопровождении мужского хора – себе. n
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16980
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 5:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021211
Тема| Музыка, Опера, Национальная опера Украины Персоналии, Анжелина Швачка
Авторы| Татьяна Мамаева, фото: Сергей Елагин
Заголовок| Анжелина Швачка: «Пою Кармен в Казани не совсем здоровая…»
Где опубликовано| газета "БИЗНЕС Online
Дата публикации| 10.02.2013
Ссылка| http://www.business-gazeta.ru/article/74871/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

НА УКРАИНЕ ПОЛАГАЮТ, ЧТО ХОРОШИЙ ОПЕРНЫЙ ТЕАТР ФОРМИРУЕТ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ИМИДЖ СТРАНЫ

Одна из лучших Кармен Европы Анжелина Швачка приняла участие в фестивале им. Шаляпина, который проходит в эти дни в Казани. Пела с травмой, но спектакль удался, и публика ничего не заметила. Накануне выступления Швачка дала интервью корреспонденту «БИЗНЕС Online», в котором рассказала о финансовом положении музыкального театра в Киеве, о жестокости молодого зрителя, поделилась опытом, как можно укрощать режиссеров и дирижеров. И посетовала на то, что Кармен иногда бывает… лысой и на мотоцикле.




«ХОЧУ НАДЕВАТЬ ЧЕРНЫЙ ПАРИК И ПРИКАЛЫВАТЬ РОЗУ»

- Анжелина, без преувеличения можно сказать, что в Европе сегодня вы одна из лучших исполнительниц партии Кармен. Интересно узнать, когда вы впервые встретились с этим образом?

- Мне было 26 лет, когда я впервые исполнила партию Кармен. За это время я спела 153 раза эту партию, в Казани на фестивале мой 154-й выход в опере Бизе. Я участвовала в 18 постановках этой оперы, это были самые разные концепции. И традиционные, и авангардные. Авангардные чаще бывают, когда режиссеру нечего сказать, и он начинает выпендриваться.

- А самая близкая вам трактовка партии какая?

- Традиционная. Когда можно надеть черный парик и приколоть розу. Публика все-таки приходит на такую традиционную Кармен. Она ее так представляет, так и Мериме написал, и Бизе. Зритель, идя в театр на такую Кармен с розой в волосах, настраивается, а когда ему показывают что-то иное, у него возникает внутреннее противоречие. Вот вам понравится лысая Кармен в кожаных штанах, которая будет выезжать на мотоцикле?

- Нет, не понравится.

- Вот и большая часть зрителей в таком случае говорит: «Стоп, я хотел другое». Так что я больше все-таки люблю традиционные постановки. Вот на днях в моей родной Национальной опере Украины я спела такой традиционный спектакль, ночь не спала и уже в Казани сразу же провела две репетиции. На спектакле в Киеве я получила травму, и пою Кармен в Казани не совсем здоровая. Верхняя губа распухла и мне даже трудно говорить.

- Вам есть с чем сравнивать: вы пели в 18 постановках «Кармен». В Казни идущий спектакль ставил замечательный режиссер и хореограф Георгий Ковтун. Что вы можете сказать о его концепции?

- Постановка классическая, но в ней много наворотов балетных, понятно – ставил все-таки хореограф. Кое-что в мизансценах я бы поменяла, чтобы облегчить певцам дыхание. Но желание режиссера для меня – это закон. Я, например, как-то пела Кармен в Любляне, и перед премьерой у меня были уроки с женщиной – специалистом по фламенко. Она научила меня танцевать фламенко с кастаньетами, я танцевала правильно, красиво, так, как полагается. Мне это очень нравится, потому что передает дух Испании.

- В Казани «Кармен» сложная?

- Очень. Шаг вправо, шаг влево… Это не разрешено. Режиссер так видит, это его право. Можно только с его согласия чуть-чуть подкорректировать. Мне казанская постановка нравится тем, что она сложна. Петь в ней очень трудно. Когда я впервые увидела «Хабанеру», где певица ходит по рукам и падает, мне стало не по себе. Я подумала, что это для каждого человека, не балетного, просто невозможно. Но ничего, научилась и спела. Сложно, но возможно. А я к сложностям отношусь с уважением.



«ОНА ИСПОЛЬЗУЕТ МУЖЧИН»

- Ваша Кармен - далеко не жертва.


- Я раньше считала ее жертвой, думала, что во всем виноват бессовестный эгоист Хозе. Я думала, что она любила Хозе, потом думала, что она любила Эскамильо, теперь у меня новая версия.

- Какая?

- Если вы внимательно читали новеллу Проспера Мериме, то должны понять – она никого не любила и не любит. Вот такая у нее судьба. Мужчины используют ее тело, она, в свою очередь, использует их. У нее жуткое количество комплексов, и она вымещает их на мужчинах. Останься она в живых, она бы Эскамильо через какое-то время бросила так же, как и Хозе. Как бросала бы всех последующих своих возлюбленных. Я сталкивалась с такими женщинами, мне такая линия поведения знакома. Кармен сексуальна, она привлекательна, но она в действительности холодна. Все ее, казалось бы, увлечения – это игра, в глубине души она несчастна. Она стремится к свободе, но жизнь так складывается, что свободы у нее нет. В такой ситуации предпочтительнее смерть.

- Какая «Кармен» идет сейчас в у вас в Киеве?

- Нашему спектаклю 12 лет, он очень статичный. Поешь себе – и пой. Спела хорошо – молодец. Поешь сегидилью, можешь и не ходить вокруг Хозе.

В КИЕВЕ В ОПЕРЕ ВСЕ БЛАГОПОЛУЧНО

- А экономическое состояние оперы в Киеве каково?


- У нас все, слава Богу, очень благополучно. В этом году на День независимости я стала народной артисткой Украины. Я не могу пожаловаться на зарплату, у нас очень хорошие зарплаты. Их можно сравнить с зарплатами солистов в Большом театре. Я знаю, сколько они там получают, потому что пела Кармен и в Большом театре тоже. Там есть одно не очень хорошее правило: если солист, даже поющий первые партии, какое-то время не занят в репертуаре, он получает мизерную зарплату. У нас такого нет, у нас очень гуманный подход к артистам. К тем, которые работают в труппе, и даже к пенсионерам. За это я очень уважаю нашу дирекцию. В театре очень важна поддержка.

- А как происходит финансирование Национальной оперы Украины? У вас есть гранты?

- Национальная опера Украины – дотационное учреждение, нас содержит государство. Мы получаем гранты от президента страны, они даются постоянно, и эта практика неприкосновенна. Это правильно, потому что музыкальный театр – это лицо страны. Вот представьте, приезжают иностранцы в Киев. Днем их ведут гулять по городу, в Киево-Печерскую лавру, в соборы. А вечером? Конечно, в оперный театр. При всем желании они не смогут пойти в драматический театр, потому что просто не поймут спектакля. А в опере и балете у нас все понятно. Так что хороший оперный театр формирует положительный имидж страны. Поэтому Национальная опера - театр статусный, у нас все должно быть на очень высоком уровне.

- Я знаю, что у вас очень сильная труппа, ваши солисты часто приезжают в Казань.

- У нас собраны колоссальные силы. Сергей Ковнир, Сусанна Чахоян, Игорь Борко, Оксана Крамарева – это цвет нашей труппы, их хорошо знают и казанцы. У нас руководство театра держит такой курс, чтобы не давать певцам уезжать из Киева. Хотя, увы, все равно уезжают.

- У вас не было желания уехать?

- Нет, хотя вариантов было и есть очень много. Не вижу смысла. Для меня в нашем театре все такое дорогое, у нас даже запах кулис особенный. Так что я патриотка. Я в нашем театре люблю петь все – от «кушать подано» до Эболи. Все, все, все! Люблю нашего зрителя.



«ОТСУТСТВИЕМ ДЕНЕГ Я НЕ СТРАДАЮ»

- А что вас привлекает в Казани – интерес или деньги?


- Я отсутствием денег, к счастью, вообще не страдаю. Но я очень люблю казанскую публику. Есть люди, которые приходят специально на меня, и мне это очень приятно. Я, наверное, сентиментальная девушка. Не могу подвести публику.

- Ваш театр часто гастролирует по миру?

- Часто, мы, например, недавно вернулись из Японии, мы там постоянно гастролируем. Почти каждый год ездим в Данию. Балет у нас ездит чаще, чем опера. У них регулярные туры по Европе.

- Сейчас существует мнение, что молодая публика не очень расположена к опере. Как вы полагаете, это правда?

- Я с этим не согласна, мне постоянно говорят, что, например, в интернете организуются форумы, где обсуждаются наши спектакли. Так это же делает молодежь. На этих форумах бывает огромное количество отзывов, и там не только спектакли обсуждаются. Они там многие наши проблемы знают и обсуждают. Пишут, что нравится и что нет, высказывают пожелания. Естественно, что это все делают молодые люди. Старшее поколение не очень дружит с интернетом.

- Молодые зрители и публика старшего и среднего поколения различаются?

- Молодежь более требовательна. Пожилые люди прощают своим любимцам все, даже не взятую ноту, они все равно кричат: «Браво». Молодежь ничего не прощает. Если она идет на тебя, а ты спел немного не так, тебя так выставят на этих форумах! В щепки разнесут. Молодые зрители более жестокие.

- А насколько для вас важно установить взаимопонимание с режиссером и дирижером, когда вы репетируете или уже играете в спектакле?

- Это первооснова. Если не будет контакта с дирижером – все пропало. У режиссера можно попросить, предложить, где-то пропихнуть свою идею. У меня режиссерские идеи иногда просто фонтанируют. Возможно, попозже я буду пробовать ставить спектакли. А с режиссерами надо ладить, их нельзя гладить против шерсти. Режиссеры же у нас кто? Чаще всего мужчины. А мужчины – это дети. С ними надо только лаской. Сколько я ни работала в разных театрах, у меня никогда не было никаких конфликтов. С дирижерами я веду себя немного по-другому. Если у меня есть своя трактовка, своя версия, я ее стараюсь так преподнести, будто она принадлежит не мне, а самому дирижеру. Режиссеры и дирижеры – они люди амбициозные. Они кукловоды. Мы куклы. Хотя, когда выходишь на сцену, об этом забываешь. Играешь персонажа, как его чувствуешь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 6:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021212
Тема| Музыка, Фестивали, Неделя Моцарта, Персоналии
Авторы| Илья Овчинников
Заголовок| Дети – наше наказанье
В Зальцбурге закончился фестиваль "Неделя Моцарта"Моцарт стареет
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20130207
Ссылка| | http://www.ng.ru/culture/2013-02-07/8_mozart.html
Аннотация|

Ежегодный зимний фестиваль ко дню рождения Моцарта завершился в его родном городе. Он впервые прошел под руководством дирижера Марка Минковского и директора фонда «Моцартеум» Матиаса Шульца. Основной круг участников неизменен: дирижеры Саймон Рэттл и Айвор Болтон, пианисты Андраш Шифф и Пьер-Лоран Эмар, скрипачи Томас Цеэтмайр и Патриция Копачинская, но программа форума мало-помалу становится все более консервативной.

В середине фестиваля произошел перелом: за два дня дебютировали три дирижера, чьи выступления изменили общую картину. Впрочем, и афиша второй половины форума выглядела интереснее, нежели вначале. «Французскую музыку, – рассказывал Шульц, – играют незаслуженно мало, а там много шедевров, в которых можно найти связь с Моцартом, в первую очередь у Равеля. Будет и музыка Мессиана – он много работал в архивах нашего фонда, и ряд сочинений Стравинского, которые тоже можно считать частью французской программы». 35-летний Пабло Эрас-Касадо хоть и объявлен официально дебютантом «Недели Моцарта – 2013», стал ее гостем не впервые: год назад заменил заболевшего Джона Элиота Гардинера за пультом оркестра Баварского радио. С тех пор Эрас-Касадо дирижировал Фрайбургским барочным оркестром, Берлинской штаатскапеллой, Консертгебау, несколько раз выступал в Мариинке, его планы на ближайший год не менее масштабны.


Свой концерт с оркестром «Моцартеум» маэстро начал Симфонией in C Стравинского, которой даже поклонники композитора редко отдают должное. Эрас-Касадо показал, что партитура полна спрятанных чудес, представляя каждое оркестровое соло, каждый ансамбль как маленький шедевр. Из четырех частей наиболее эффектной оказалась третья – готовая музыка к еще одному балету Стравинского. Программу продолжила пьеса Segue Иоганнеса Марии Штауда (солист Жан-Гиэн Керас). В основу ее лег набросок Моцарта – Андантино для виолончели и клавира, из которого выросло самостоятельное произведение для виолончели с оркестром, расширенной группой ударных и баяном. За неполные полчаса Segue не дает заскучать ни на минуту, как захватывающая книга или кино. Во втором отделении – Адажио и фуга плюс 34-я симфония Моцарта.

Схожим образом строился концерт еще одного дебютанта днем позже, когда за пульт Малеровского камерного оркестра стал колумбиец Андрес Ороско-Эстрада. Ему также 35 лет, и в его послужном списке руководство рядом крупнейших европейских коллективов; в будущем году он возглавит Хьюстонский симфонический оркестр, один из лучших в США. Как и Эрас-Касадо, начал со Стравинского: Вторая оркестровая сюита с финальным галопом настроила аудиторию на праздник. Патриция Копачинская сыграла Четвертый скрипичный концерт Моцарта так, будто каждая фраза рождалась здесь и сейчас, не будучи известной заранее. После антракта звучали сюита «Пульчинелла» Стравинского и Двадцать пятая симфония Моцарта; яркое сопоставление эпох неоклассицизма и «бури и натиска» сделало дебютанта еще одним героем «Недели Моцарта».
Менее выигрышно выглядел зальцбургский дебют Теодора Курентзиса, хотя статус его концерта – с Венским филармоническим оркестром в Большом фестивальном зале – был несомненно выше. Увы, отношения к выбору программы дирижер не имел, репетиционного времени получил минимум. Только в «Линцской» симфонии можно было узнать Курентзиса, чьи концертные исполнения опер Моцарта несколько лет назад будоражили Москву. А открыла вечер Фантазия до минор Моцарта в оркестровке того же Штауда; Матиас Шульц рассказывал, что с трудом убедил Штауда взяться за эту работу, и немудрено. Фортепианный шедевр явно сопротивлялся оркестровому изложению; версия Штауда ни одной нотой не указывала на то, что сделана в XXI веке, и не кажется жизнеспособной.

Не слишком удачна и другая инициатива Шульца – создание Детского Моцартовского оркестра с участниками от 7 до 12 лет. Дебютный концерт Детского оркестра, прошедший в последний день фестиваля, относится не к области профессионального музицирования, а к области гуманитарной: для юных музыкантов это важный опыт, но слушать их совместную игру без зубной боли невозможно. К счастью, вечером ее прогнал оркестр «Академия Святого Мартина в полях»; скрипачка Жанин Янсен великолепно исполнила Второй и Пятый концерты Моцарта, а остальную часть программы отыграла за первым пультом в скромной роли
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Вт Фев 12, 2013 6:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021213
Тема| Мариинский театр, Премьера, «Дон Кихот», Персоналии, Фю Фурланетто
Авторы| СВЕТЛАНА РУХЛЯ, Санкт-Петербург
Заголовок| Рыцарь печального образа
В Северной столице партию Дон Кихота поет Ферруччо Фурланетто
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20130212
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2013-02-12/177482-rycar-pechalnogo-obraza.html
Аннотация|

Репертуар Мариинского театра пополнился оперой Жюля Массне «Дон Кихот». Уроженец Афин Яннис Коккос выступил здесь в качестве режиссера, художника-постановщика и художника по костюмам. Спектакль привлекает тщательностью и безыскусностью. В связи с отсутствием оригинальных сценических находок на первом плане оказывается музыка Массне.

Опера «Дон Кихот» была написана французским композитором для гениального русского баса Федора Шаляпина по настоятельной просьбе последнего. Странным образом Дон Кихот напоминал Шаляпину «дорогую Россию», был «мил и дорог» его сердцу. 67-летний же Массне был очарован в означенный период солисткой Парижской оперы Люси Арбель, которой со всей пылкостью влюбленного и посвятил партию Дульсинеи. После шумной премьеры, состоявшейся 19 февраля 1910 года в Монте-Карло, Массне назвал Шаляпина «идеальным Дон Кихотом», а героической комедии (как обозначил жанр своего произведения композитор) о Рыцаре печального образа было суждено прочно обосноваться на подмостках музыкальных театров.

Несмотря на то что роман Сервантеса признан лучшим романом в истории человечества (величайшей из книг почитал «Дон Кихота» и Федор Достоевский), в основе либретто Анри Кэна оказался отнюдь не первоисточник, а пьеса Жака Ле Лоррена «Рыцарь печального образа». Романтизация беззаветной любви, готовность к самоотверженным поступкам во имя Прекрасной возлюбленной были более близки создателям оперы, нежели философская «подкладка» и размышления о человеческом предназначении. Яннис Коккос не стал «дописывать» дополнительных смыслов, сфокусировавшись на извечном контрасте мира реального и идеального (т.е. вымышленного и существующего лишь в мечтах).

В центре повествования/действия/сцены – гигантская книга. Выполняя «практическую» функцию (персонажи возникают на ее развороте и даже совершают порой предписанные действия), она становится и некой чертой, разделяющей воображаемое и подлинное. В «голове» Дон Кихота – красота и гармония, которые он проецирует на окружающую действительность, в настоящем – хохочущая толпа и чванливая, высокомерная кокетка Дульсинея (Анна Кикнадзе). Силуэты деревьев и домов не менее условны, чем огромные фигуры с ведрами на головах и палками в руках, изображающие неистовое движение мельничных крыльев. Реальность груба и неказиста, в ней нет места ни для подвига, ни для душевного порыва.

Партия Дон Кихота – одна из лучших в репертуаре итальянского баса Ферруччо Фурланетто, признанного выдающимся исполнителем этой роли. Главными чертами злополучного рыцаря в трактовке Фурланетто становятся отстраненность от мира и предельная самоотверженность. Он словно «парит» над мелкими и суетливыми горожанами и горожанками, устремляясь то ли в небо, то ли в фантазии и увлекая за собой Дульсинею – не реальную, пустенькую и жеманную, а сотканную из фантазий, сливающуюся в его гаснущем сознании с блестящим светилом…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10131

СообщениеДобавлено: Чт Фев 14, 2013 7:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021401
Тема| Музыка, Фестивали, Золотая маска
Авторы| Юлия Бедерова
Заголовок| Сумрак в опере
Музыкальная «Золотая маска»: Бриттен, Дюсапен, Курентзис и Черняков
Где опубликовано| Лента ру
Дата публикации| 11 февраля 2013
Ссылка| http://lenta.ru/articles/2013/02/11/goldenopera/
Аннотация|

Формально фестиваль «Золотая маска» уже идет, но регулярные показы начинаются с 15 февраля. Плотное оперное расписание, в которое экспертный совет включил все главные или сколько-нибудь заметные события московского и питерского сезонов плюс пермские, екатеринбургские и астраханские премьеры, открывают спектакли Мариинского театра и Театра Станиславского и Немировича-Данченко. Всего в конкурсе участвуют 11 оперных представлений, что по «масочным» меркам много. В музыкальной «Маске» есть еще пять спектаклей в разделе «Оперетта/Мюзикл», которые добавляют фестивальной географии Новосибирск, а всей программе – легкую интонацию. Все прочее – от вида и звучания постановок до напряженной конкуренции во всех номинациях – как никогда серьезно.
Традиционный спецпроект «Золотой маски» «Премьеры Мариинского театра в Москве» (в свое время он был придуман для того, чтобы спектакли Мариинки появлялись в столице вне зависимости от того, участвуют они в конкурсе и укладываются ли гастроли в конкурсное расписание) в этом году совпадает с фестивальным календарем. В нем – два оперных спектакля: «Пеллеас и Мелизанда» Дебюсси идет вне конкурса (15 февраля на сцене Большого театра), а «Сказки Гофмана» Оффенбаха (17 февраля, там же) претендуют на «Маску» в двух номинациях: «Лучший спектакль» и «Лучшая мужская роль» (Ильдар Абдразаков). На те же дни назначены «масочные» показы оперы главного английского композитора XX века Бенджамина Бриттена «Сон в летнюю ночь» в постановке известного и востребованного во всем мире режиссера Кристофера Олдена, а также дирижера Уильяма Лейси (оба участвуют в конкурсе в соответствующих оперных номинациях – «Лучший режиссер» и «Лучший дирижер»).

Что примечательно, «Сон в летнюю ночь» – совместную работу Театра Станиславского и Немировича-Данченко и Английской Национальной оперы – в Москве покажут в последний раз. После «Маски» и вне зависимости от ее результатов спектакль, уже ставший одним из безусловных событий прошлого столичного сезона, вернется в Лондон и больше здесь не появится. «Сон» выдержал несколько серий показов (всеми спектаклями дирижировал Уильям Лейси, превративший оркестр, хор и солистов московского театра в бриттеновских специалистов), смог бы и больше, но контракт не позволяет. Жесткий, умный, с юмором и печалью спектакль стал репертуарно успешным, несмотря на то, что еще до премьеры его атаковали блюстители нравственности. Но как только «Сон» вышел, стало понятно, что спектакль не только необычен театрально и музыкально, но и художественно целомудрен. А также страшно внимателен к Бриттену, которого в Москве почти невозможно услышать ни в каком исполнении.

«Пеллеас и Мелизанда» Клода Дебюсси – тоже редкое для России репертуарное название, но все же знакомое. Опера немного шла в прошлом сезоне в том же Музтеатре Станиславского, причем под управлением знаменитого французского дирижера Марка Минковского. Спектакль же, который привозит в Москву Мариинка, поставил лондонский режиссер Дэниэл Креймер. И это имя тоже нельзя назвать незнакомым, в том числе московской публике. Креймер ставил для Гергиева оперу Бартока «Синяя борода», и ее тоже показывали в Москве на «Маске», шокировав и удивив публику жесткой режиссурой, мрачной сценографией и качественной работой с непопулярной оперной музыкой. Так что ни полная теней и намеков огромная антивагнерианская партитура Дебюсси, ни режиссерская манера Креймера, который ценит жанр психологического триллера больше других, не останутся не узнанными. Их сочетание в новой марииинской продукции – путано и страшно. Средневековый детектив в спектакле превращается в реальный хоррор и больше напоминает об американском кинематографе 80-х, чем об импрессионистском и символистском искусстве рубежа XIX-XX веков или о хрестоматийно нежном образе Дебюсси в музыкальной истории. Бесконечное действие пропитано саспенсом, как сиропом, и пугает сильнее, чем музыкальный гипноз Дебюсси.

Если «Пеллеас» не участвует в конкурсе, то «Сказки Гофмана» – реальный конкурент бриттеновскому «Сну в летнюю ночь». Спектакль поставил Василий Бархатов, регулярный участник мариинских сезонов. Сложный сюжет единственной оперы знаменитого автора оперетт Жака Оффенбаха Бархатов делает еще извилистее и многослойнее. Главный герой, прототипом которого у французского композитора был немецкий писатель, превращается здесь в сильно пьющего обывателя, события меняют географию и смысл, любовь становится бредом, а маскарад – дурацким розыгрышем. Снижая поэтический пафос оперы, режиссер повышает градус фантазии настолько, что карнавальная фантасмагория переливается через край. Но исполнителя сразу нескольких партий Ильдара Абдразакова, тем не менее, вполне можно рассмотреть при всей многофигурности пышной сценической композиции.

Еще два серьезных претендента на музыкальные «Маски» появятся в Москве во второй декаде февраля. Это пермские спектакли, которыми дирижирует Теодор Курентзис: «Так поступают все женщины» (Cosi fan tutte) и «MedeaMaterial». Оба в прошлом сезоне оказались громкими премьерами, собравшими в Перми не только местную, но московскую и питерскую публику. Спектакль «MedeaMaterial» (самый амбициозный участник «Маски» – опера современного французского композитора Паскаля Дюсапена на текст Хайнера Мюллера в постановке Филиппа Григорьяна) к тому же получил награду Дягилевского фестиваля. Надежда Кучер в партии Медеи претендует на «Маску» в номинации «Лучшая женская роль», где у нее как минимум две очень сильные конкурентки – Альбина Шагимуратова и Елена Заремба (Людмила и волшебница Наина из спектакля Большого театра «Руслан и Людмила» соответственно).

Теодору Курентзису – модному «исторически ориентированному» дирижеру, почти что авангардисту и любимцу широкой публики, уехавшему работать в Пермь и теперь бывающему в Москве наездами, за дирижерский приз тоже придется побороться. Как бы ни был энергично пышным его фирменный Моцарт, ни Уильям Лейси с утонченным Бриттеном, ни Феликс Коробов с величественным Прокофьевым (в нескольких номинациях выдвинут спектакль «Война и мир» Театра Станиславского), ни Павел Клиничев (со страшно редкой в России партитурой Джоаккино Россини «Граф Ори», которую с большой смелостью поставили в Екатеринбургском театре оперы и балета), просто так не уступят Курентзису ни в бодрости, ни в тщательности, ни в эффектах. Хотя в пермском спектакле «Так поступают все женщины», где чудесные кринолины и парики, – именно музыкальная часть особенно игрива и по-курентзисовски нетривиальна.

Если бы в дирижерской номинации еще был выдвинут Владимир Юровский (новый глава Светлановского оркестра, европейский дирижер с московскими корнями ставил в Большом «Руслана и Людмилу»), соревнование могло бы выглядеть битвой. Но Юровский после нескольких представлений отошел от дел, объяснив это сложными условиями в театре, и в «Маске» поэтому не участвует. А спектакль, ставший первой сенсацией на отреставрированной исторической сцене Большого, кроме женских актерских номинаций, представлен еще в мужской (Чарль Уоркмен в партиях Финна и Баяна) и режиссерской. Здесь на приз снова претендует Дмитрий Черняков, самый непредсказуемый, спорный и авторитетный разом российский оперный режиссер. Его «Руслан и Людмила» – сложная изощренная конструкция с кокетливым налетом провокационности. На вид это холодноватый театральный квест, но в то же время – вполне пылкое высказывание. В расписании фестиваля спектакль стоит уже в апреле, перед самым закрытием фестиваля и церемонией награждения.

В те же дни еще будет показана «Война и мир» Музтеатра Станиславского – героически освоенное многофигурное полотно огромных размеров, красиво расцвеченное Дамиром Исмагиловым (он один из постоянных претендентов на «Маску» среди «световиков»), а также два спектакля-участника фестиваля в жанре камерной оперы. Это «Дневник Анны Франк» в Камерном музыкальном театре им. Покровского и спектакль «Игра о душе и теле» Детского музыкального театра имени Сац, в действительности очень взрослое представление. Впрочем, все, что представляет фестиваль в этому году – по-настоящему серьезная, во многом даже суровая оперная продукция. В большинстве случаев она изысканно сделана и не рассчитана на то, чтобы дать публике расслабиться. Как будто бы в прошедшем сезоне на оперных сценах сгустился сумрак сложной музыки, прихотливой режиссуры, интеллектуализированных подходов и невеселых вопросов. Только отдельные отважные герои решались просто повеселить оперную аудиторию. Теперь на фестивале ей предстоит путешествовать от одного довольно мрачного спектакля к другому, пока один из них не победит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 2 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика