Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 7:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022206
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Екатерина Кондаурова
Автор| Галина Столярова, Фото: Олега Зотова
Заголовок| Екатерина Кондаурова: К Анне Карениной у меня отношение сложное
Где опубликовано| Петербургский дневник
Дата публикации| 2013-02-22
Ссылка| http://www.spbdnevnik.ru/news/2013-02-22/eykaterina-kondaurova--k-anne-kareninoy-u-menya-otnosheniey-slolzhnoey/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Мариинском театре 5 марта в рамках XIII международного фестиваля балета «Мариинский» состоится бенефис Екатерины Кондауровой. Прима-балерина Мариинки выйдет на сцену в балете Джорджа Баланчина «Драгоценности», причем во всех трех частях.

"Петербургский дневник": Почему, планируя программу бенефиса, вы сделали выбор в пользу баланчинских «Драгоценностей»?

Екатерина Кондаурова: Устраивая творческий вечер, конечно, стремишься предстать перед своими зрителями с новой или неожиданной стороны, раскрыть новые грани своего творчества. Я отказалась от традиционного для таких случаев решения составить программу бенефиса из серии фрагментов из различных спектаклей. Возможность организовать творческий вечер выпадает редко, и хочется подойти к вопросу творчески. К сожалению, у меня не было возможности подготовить к этому событию новую хореографическую работу, поставленную специально на меня.

Исполнить сольные партии во всех частях балета «Драгоценности» мне очень интересно. Это огромный профессиональный вызов для меня. Я назвала бы это экзаменом как на выдержку, так и на способность перевоплощаться. Все три партии абсолютно разные, и если «Изумруды» и «Бриллианты» можно соотнести в той или иной степени с классическими балетными традициями, то «Рубины» – это стилистически совершенно другая, очень современная история.

"Петербургский дневник": Как отличается ваш подход к роли в зависимости от того, репетируете вы бессюжетный балет или спектакль, имеющий под собой сюжетную основу?

Екатерина Кондаурова: Наличие сюжета, безусловно, является довольно сильной опорой. В известном смысле многое за тебя уже придумал автор и не нужно изобретать велосипед.

Бессюжетные балеты танцовщик эмоционально наполняет сам. Здесь есть возможность проявить фантазию, максимально привнести в партию свою личную интерпретацию образа, самостоятельно творить своего героя. Я очень ценю такие шансы и не согласна с теми, кто саркастически называет бессюжетные балеты «зарядкой» и «гимнастикой». В «Рубинах», например, каждый взмах ноги заряжает тебя эмоцией.

"Петербургский дневник": Главная партия в балете Алексея Ратманского «Анна Каренина» принесла высшую российскую театральную награду, премию «Золотая маска». Как вы воспринимаете эту героиню, как складывались ваши отношения с партией Анны?

Екатерина Кондаурова: Анна Каренина вызывает у меня очень противоречивые чувства: это и любовь к ней, и непонимание. Работая над партией, я балансировала между осуждением, неприятием и сочувствием.

Честно говоря, поначалу я Анну несколько невзлюбила, и у меня до сих пор к ней сложное отношение. Моя героиня мне кажется эгоцентричным человеком, слишком зациклившимся на своих переживаниях. Безусловно, ее тяжелой жизненной ситуации можно и должно сопереживать и сочувствовать, и тем не менее она требовала от окружающих слишком много внимания. Принимая те или иные решения, Анна прислушивалась только к захлестывавшим ее эмоциям, считала только от себя. «Как мне плохо», «какая я несчастная» – от этих разъедающих душу мыслей она была не в состоянии отделаться. Но все это можно объяснить тонкостью ее натуры, повышенной чувствительностью и чувственностью, очень деликатной душевной организацией.

"Петербургский дневник": Анна Каренина – хрестоматийный персонаж. Изменилось ли ваше отношение к ней в процессе репетиций?

Екатерина Кондаурова: Я заново открыла для себя этот роман именно во время работы над балетом. Я даже не могу вспомнить, какие чувства у меня вызвала в школьные годы эта книга. Она прошла обязательным номером, но мимо меня. Перечитывая роман Толстого между репетициями балета, я и сформировала свое отношение к этой книге и ее героям.

Я искренне старалась понять Анну. В конце концов человеку очень трудно превозмочь собственную природу. Кроме того, свою роль в трагедии сыграла и зависимость героини от морфия.
Алексей Ратманский проделал огромную кропотливую работу, чуткую к идеям Толстого.

Все мизансцены балета перекликаются с внутренними монологами героев, их разговорами между собой. По движениям, созданным Алексеем, можно было в буквальном смысле читать «Анну Каренину».

"Петербургский дневник": Чем интересна для вас была работа над этим балетом?

Екатерина Кондаурова: Меня захватил этот балет. У меня появилась возможность передать массу противоречий, раздирающих Анну на части. Анна находится на пороге смерти, совершенно обессилевшая, обесточенная, и вдруг внезапно осознает, что наконец она обрела настоящую любовь, к которой так долго шла. Наедине с Вронским она невероятно женственная и ранимая, но потом внутренний конфликт, стремление вернуть себе место в светском обществе начинают разрушать ее. Очень много красок в моей героине. Очень сложно довести спектакль до конца, не снижая напряжения, и в то же время самой не потерять рассудок – настолько сильные эмоции нужно передавать в каждой мизансцене.

"Петербургский дневник": Что вы помните о своих первых шагах в балетном классе?

Екатерина Кондаурова: Где-то дома у меня сохранились первые пуанты, стоптанные в кровь. Еще в Москве, где я родилась, я пошла в хореографический кружок. Я помню занятие, когда мы впервые встали на пальцы. Педагог просто скомандовал: «Вставайте!», – и мы надели пуанты на голые ноги и начали заниматься. В конце занятия туфли были пропитаны кровью. Я не считаю их реликвией, но выбросить те пуанты у меня рука не поднимается. Это очень трогательное воспоминание детства – как первые сочинения, первые тетрадки по математике, исписанные каракулями.

"Петербургский дневник": По мере развития вашей балетной карьеры как менялась ваша «партия мечты»?

Екатерина Кондаурова: Будучи школьницей, я мечтала о сцене, хотелось танцевать буквально все. По мере осмысления своей профессии я в какой-то момент выбрала для себя в качестве ориентира Смерть в балете Ролана Пети «Юноша и Смерть». Я много раз смотрела этот глубоко потрясший меня балет. Дело не в движениях, которые делает Смерть, а в уникальном образе героини. Смерть у Пети – очень тонкая, отстраненная и одухотворенная женщина.

Как ни странно, я всегда очень спокойно относилась к балету «Лебединое озеро», который является заветной мечтой многих моих коллег. Меня привлекали яркие героини со сложным внутренним миром. Хотелось станцевать «Баядерку», «Легенду о любви».

Сегодня мои желания очень разнообразные. Мечтаю станцевать «Даму с камелиями» Джона Ноймайера. С огромным удовольствием репетирую балет Уильяма Форсайта «Там, где висят золотые вишни», возобновление которого состоится 3 марта на фестивале балета «Мариинский».

Форсайт – необыкновенный человек и уникальный хореограф, я с нетерпением жду встречи с ним: он приедет в Петербург и побывает на премьере возобновления своего балета.

"Петербургский дневник": Чем вам запомнилось сотрудничество с Анжеленом Прельжокажем, в балете которого «Парк» вы исполняете одну из главных партий?

Екатерина Кондаурова: Прежде всего маэстро поразил своей тонкостью, деликатностью. Все балеты, которые до встречи с этим хореографом составляли мой репертуар – будь то классические или современные спектакли, – предполагали совершенно иной подход к работе.

Прельжокаж открыл мне новый ракурс, новый взгляд на балетное искусство, за что я ему очень признательна.

«Парк» нельзя назвать легким балетом для танцовщика с точки зрения каких-то физических усилий.

Главное здесь то, что каждое движение продиктовано пониманием того, какая эмоция владеет тобой в тот или иной момент. Чтобы хорошо станцевать этот балет, нужно задействовать самые тонкие струны своей душевной организации.

"Петербургский дневник": Красоту какой женщины вы могли бы назвать идеальной?

Екатерина Кондаурова: Одри Хепберн. Она – воплощение женственности в моем понимании.

"Петербургский дневник": Чья версия балета «Жизель» вам ближе – Мариуса Петипа или Матса Эка?

Екатерина Кондаурова: Обе! И мне нравится тот контраст, который между ними существует. Жизель Матса Эка более телесна, осязаема, чем у Петипа. Это образ современной женщины, пережившей нервный срыв колоссальной силы. Для нее предательство мужчины совпало с личным кризисом.

А в традиционном спектакле главная героиня – сказочный образ, эфемерный цветок, архетип. Кроме того, Петипа создавал свои балет в то время, когда отношения между мужчиной и женщиной были гораздо менее откровенными, над ними довлела масса условностей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25220
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 23, 2013 7:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022301
Тема| Балет, Звезды XXI века, Персоналии, Соломон Тенсер (Тенцер), Надя Веселова-Тенцер, Сара Кларк
Автор| Михаил Берман
Заголовок| Соломон Тенцер: «Надо уметь все начинать сначала...»
Где опубликовано| Канадский курьер
Дата публикации| 2013-02-22
Ссылка|
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Michael писал(а):
Соломон Тенцер: «Надо уметь все начинать сначала...»

«Канадский курьер» 22.02.2013

Казалось бы, только что завершился юбилейный сезон «Stars of the 21st Century» - самого значительного проекта в мире балета, а уже в его историю вписана новая страница. Речь идет о международном конкурсе молодых артистов, прошедшем в Панаме под его эгидой. Потому так похоже его официальное название: «Star of the 21st Century».
Об итогах конкурса, о состоявшемся после него гала-концерте, ближайших и отдаленных планах рассказывает бессменный продюсер проекта Соломон Тенцер.
- Соломон, у вас совсем мало времени было на «раскачку», а ведь организация и конкурса, и нового гала – дело не из простых.
- Да, это правда. Совсем недавно в Линкольн-центре мы отметили двадцатилетие проекта, и в Театре Елисейских полей - пятнадцатый парижский сезон.
Как всегда, концерты прошли с большим успехом, но мы с Надей давно уже усвоили простую истину: на былых победах долго не продержишься, надо уметь каждый раз все начинать сначала.
Безусловно, высокий авторитет «Stars of the 21st Century» помогает, ведь за эти годы участники нашего проекта – выдающиеся артисты современности - покорили сердца зрителей Торонто, Нью-Йорка, Парижа, Канн, Панамы, Бухареста, Москвы.
Но этот авторитет надо вновь и вновь подпитывать следующими достижениями.
Международный конкурс молодых исполнителей, организованный компанией «Solomon Tencer Production» и Национальным институтом культуры Панамы, становится традицией – он проводился уже в четвертый раз. Его отличительной чертой по сравнению с предыдущими было то, что, во-первых, в нем приняли участие не только ученики балетных школ, но и профессиональные артисты (естественно, в отдельной номинации), во-вторых, до двадцати пяти лет был поднят возрастной ценз участников.
С каждым годом растет престиж конкурса: мы видим это и по вниманию прессы, и по составу членов жюри, а главное – по уровню подготовки соискателей на победу – представителей очень известных балетных школ. Теперь уже можно смело говорить, что конкурс занял почетное место в мировой «табели о рангах».
В этом новом детище мы с Надей черпаем огромное вдохновение: это же счастье - открывать молодые таланты, давать им дорогу в жизнь, иметь возможность выводить их в мир большого искусства!
Ну и самое приятное: обладательницей гран-при конкурса стала Надина ученица Сара Кларк.
- Кто б сомневался! Соломон Тенцер – организатор конкурса, Надя Веселова-Тенцер – председатель жюри, и что остается делать их «протеже», как не побеждать! Не находите здесь закономерности?
- Спасибо большое за этот вопрос, он действительно в данной ситуации абсолютно прогнозируемый.
Прежде всего должен сказать, что талант Сары не является ни для кого откровением. Придя к Наде в четыре года, она шаг за шагом от азов балета поднималась к высотам нашего искусства. Вот только один факт из ее биографии: увидев видеозапись с выступлением пятнадцатилетней Сары, ректор Московской академии хореографии Марина Леонова пригласила ее к себе в класс. Это был первый в истории случай, когда канадка стала студенткой знаменитой школы и в числе лучших учениц выходила на сцену Большого театра. Интересная деталь: ее сокурсницей и соседкой по комнате общежития оказалась Наталья Осипова – сегодняшняя мировая прима.
Позже была серьезная работа в Венгерском национальном балете, но каждый раз она находила «окошки», что бы возвращаться в родную школу, к первой учительнице. Надо было видеть, как она готовилась к этому конкурсу, как буквально с утра до ночи отрабатывала каждый жест, каждое движение!
О том, что Сара – ученица Нади, члены жюри не знали практически до финала. Но к нему она подошла столь блистательно, что уже ни у кого не оставалось сомнений: на сцену вышла победительница.
Об одном ее танце стоит сказать особо. Хореограф нашей школы Мелоди Ичимура поставила ее на французскую песню, звучавшую еще со времен Эдит Пиаф. Столько чувств в этом танце, сколько трагизма неразделенной любви, удивительно переданного балериной! И не случайно Сара Кларк вместе с гран-при приняла из рук членов жюри еще один приз – за лучшее драматическое исполнение.
Судьями же на этом конкурсе были известнейшие, авторитетнейшие специалисты в мире искусства. Это Давид Педен, ведущий педагог Королевского балета Лондона, Марек Ружицкий, заместитель художественного руководителя Берлинской государственной балетной школы, Мелани Персон, со-директор знаменитой нью-йоркской The Ailey School, Питер Старк, художественный руководитель балетной труппы из Тампы...
На очереди - сентябрьские концерты в Париже, и на французских афишах вместе с именами самых ярких звезд будет имя Сары Кларк. Такова дополнительная награда конкурса: обладатель гран-при становится участником парижского гала.
Кстати, бронзовой награды конкурса удостоена еще одна ученица нашей школы – Джемми Рид, сразу же получившая приглашение (подкрепленное приличной стипендией) в выпускной класс The Ailey School.
Маша Свирская до медали немного «не дотянула», но настолько понравилась представителю Королевского балета, что была приглашена в Лондон на летние классы. Трудно быть прорицателем, но кто знает, может быть из стен нашей школы сегодня выходит будущая звезда английского балета?
Наша мечта – дать конкурсу мировую прописку, сделать так, чтобы зрители не только Южной Америки, но и других континентов смогли стать его свидетелями. И почему бы не организовать его так, чтобы финальные аккорды этого праздника прозвучали в Москве? Все в наших силах!
- Соломон, кто на этот раз выступал в составе «Stars of the 21st Century» на панамской сцене?
- Гала-концерт последовал сразу за конкурсом, и естественно, в нем приняли участие победители, в нелегкой борьбе завоевавшие это почетное право. Вместе с Сарой Кларк это представители Южной Америки, других стран.
Украсили же концерт Элиза Кабрера и Михаил Канискин из Берлина –участники многих наших гала, Мария Кочеткова и Джоан Боада из Сан-Франциско, представители украинского балета Наталья Лазебникова и Андрей Гура, Итзияр Мендизабал из Англии, Жан-Себастьян Голау, выступавший как независимый танцовщик.
Как всегда это были блистательные выступления, и как всегда художественный руководитель проекта Надя Веселова-Тенцер сумела отдельные номера артистов превратить в единое действо, подчиненное общей идее.
- Вы уже рассказали вкратце о предстоящих гала-концертах в Париже. Но, насколько я знаю, на этом очередной сезон не заканчивается...
- Сразу после Парижа мы летим в Москву, где двадцать восьмого сентября, пройдет концерт в рамках объединенного проекта Kremlin Gala «Звезды балета XXI века» и «Stars of the 21st Century» в Государственном Кремлевском дворце. Этот праздник организован совместно с Фондом В. Винокура в поддержку культуры и искусства, и мы рады, что сотрудничество, начавшееся относительно недавно, очень быстро обретает крепкие корни.
Речь идет не только о деловом партнерстве, но и об очень теплых дружественных отношениях, сложившихся у нас с руководителями Фонда Владимиром Винокуром и Михаилом Шейниным. Это очень порядочные люди, и я рад, что теперь наши усилия объединились для добрых дел, которым, уверен, в ближайшем будущем будут рукоплескать зрители самых лучших театров мира.
Мне нередко приходится повторять, что несмотря на долгие годы жизни в Канаде, мы с Надей по-прежнему не чувствуем себя в отрыве от русской культуры. Более того, само существование нашей школы – это, в первую очередь, стремление на канадской земле раскрыть красоту русского балета, укрепить здесь те традиции, которыми по праву гордится Россия.
- Соломон, то что произошло недавно с руководителем балета Большого театра Сергеем Филиным, потрясло многих людей, с ним не знакомых. А уж что говорить о тех, кому он близок. Вы ведь давно с ним дружите...
- Действительно, эта дружба длится уже много лет. Сергей блистал как артист на наших гала в Нью-Йорке, Париже, и потому наши чувства к нему сродни родительским. Мы с Надей были очень рады его назначению на пост директора балета Большого театра. Убеждены, что Сергей Филин – лучший из тех, кто мог бы возглавить этот знаменитый коллектив. Недавняя наша встреча произошла в Нью-Йорке, где он был почетным гостем гала.
Случилось большое несчастье, при известии о котором у нас буквально остановилось дыхание. Тот, или те, кто задумал и исполнил это преступление, наверное рассчитывал, что, плеснув кислотой в лицо человеку, можно выжечь и его душу. Но этого не произойдет.
Сергей сильный человек, он сможет пережить боль, и мы знаем, что пройдет время, он вернется к любимому делу, и несмотря ни на что, останется таким же красавцем, каким знает его весь мир.
Что же касается этих мерзавцев и ничтожеств, то они должны помнить: жизнь их обязательно накажет самой страшной карой. Содеянное ими зло прощению не подлежит.
Думаю, что еще одна цель, которую они преследовали – разжечь страсти вокруг Большого театра, постараться уронить его авторитет. Но и этого не произойдет. Людям, приходящим в зрительный зал, важно, прежде всего то, что происходит на сцене, а не за кулисами. Талант режиссера, артиста – вот критерий, по которому определяется уровень театра. А то, что этот театр по-прежнему щедр на таланты – сомнений нет. Для всего мира – Большой есть Большой.

Вел беседу Михаил Берман
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25220
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Фев 23, 2013 9:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022302
Тема| Балет, Монако, Монте-Карло, Персоналии, Ж.-К. Майо, И. К. Йоханнессен, А. Экман
Автор| Александр Фирер, фото: Ангела Стерлинг и Алис Блангеро
Заголовок| В воронке времени
Балетное меню Монте-Карло
Где опубликовано| Музыкальная жизнь № 2, стр. 92-95
Дата публикации| февраль 2013
Ссылка|
Аннотация|

Самое маленькое государство Европы – княжество Монако – воплощенная инсталляция земного рая. Это заветное эльдорадо, нежно объятое волнами Лигурийского моря и цитрусовыми кущами респектабельных вилл юга Франции, известно не только благодаря своей знаменитой монархии, казино Монте-Карло и проводимому здесь этапу чемпионата Формулы-1 «Гран-при Монако», но и благодаря «Русскому балету» Дягилева, в начале прошлого века обосновавшемуся в здании Оперы Монте-Карло. Архитектор Шарль Гарнье соединил Оперу и казино в единый дворцовый комплекс, тем самым создав под одной крышей некий креативный Олимп наслаждений от азарта игры до упоения таинством музыкального театра.

Почти два десятилетия Балетом Монте-Карло плодотворно руководит Жан-Кристоф Майо. Многонациональная высокопрофессиональная труппа имеет прекрасную репетиционную базу - Ателье - с роскошными классами, которые трансформируются в камерные театральные залы с амфитеатром для зрителей. Есть Академия танца имени Принцессы Грейс, поставляющая будущих артистов в труппу, и арендуемый Балетом Монте-Карло огромный, уходящий под море Гримальди Форум, где показывают балетные спектакли и проходит ежегодный фестиваль «Монако Данс Форум». На этот раз участие в фестивале приняли такие известные труппы, как Театр танца Пины Бауш, компания Маги Марен и др. Венчал фестиваль вечер одноактных балетов в исполнении труппы Монте-Карло, включавший две мировые премьеры – «Слепую иву» Ины Кристель Йоханнессен, «Рондо» Александра Экмана, а также шедевр Жан-Кристофа Майо «По направлению к раю» («Vers un pays sage», 1995).

Норвежская авангардистка Йоханнессен, начав создавать спектакль по рассказу Харуки Мураками, под впечатлением от теракта, совершенного норвежским националистом, переключилась на слепоту сердца. Введя персонаж Фемиды, хореограф подчеркивает необходимость справедливости и беспристрастия в правосудии. Еще один персонаж спектакля – ширма-забор, то обволакивающая героев, то сжимающаяся до исчезновения, а то разрастающаяся во всю сцену. Как Фемида балансирует весами, так танцовщики нескончаемо долго искушают равновесие.

«Рондо» шведа Александра Экмана на музыку Баха, Моцарта и Ксавьера Кугата – это сплошной ритм. Действо проносится как пленка кинофильма. Захватывает вакханалия перкуссионистов, орудующих барабанными палочками. Обутые в туфли и пуанты танцовщики, не щадя себя, выдают изобретательную россыпь танц-комбинаций. Пять артистов мажорно отплясывают на пяти пианино, забирая полностью внимание зала. Они бьют веселую чечетку по клавишам, выделывают акробатические трюкачества, седлая инструмент, как дикого мустанга.


Сцена из балета «По направлению в рай». Стремительные прыжки вверх создают иллюзию существования танца между небом и землей.

Балет «Vers un pays sage» - посвящение Жан-Кристофа Майо своему отцу, художнику и сценографу Жану Майо. В замечательном опусе с тонким мастерством и вкраплениями проникновенного лиризма хореограф передает суть творчества художника. Более того, в названии балета есть закодированная игра слов, при этом прочитывается слово «пейзаж», что снова отсылает нас к живописному творчеству отца Жан-Кристофа Майо. Музыка американца Джона Адамса придает балету несвойственную ранее для Майо моторность. Перпетуум мобиле танца, густо насыщенного ансамблями, трио, дуэтами и соло, изобилует вихрями вращений, сложнейшими поддержками с переворотами в воздухе, вздымающимися вверх прыжками. Отточенное мастерство труппы достойно высоких оценок и похвал. В оптимистических метаморфозах жизни бурлит энергетическая радость движения, кинетический энтузиазм бесконечности, а стремительный лексический поток создает иллюзию существования танца между небом и землей (вперед и вверх) – и все это перекликается с полетным мироощущением художника. Не потому ли танцовщики в белом в конце спектакля растворяются в холсте реальной картины.

По окончании фестиваля была показана последняя премьера Майо «LAC» («Озеро» по мотивам «Лебединого озера») на музыку балета Чайковского в исполнении Филармонического оркестра Монте-Карло под управлением Николя Брошо. Сценография Эрнеста Пиньона-Эрнеста, автор костюмов - Филипп Гийотель, за драматургию отвечал обладатель Гонкуровской премии Жан Руо.

«Санта-барбарный» сюжет по хитросплетённости происходящего с похищением младенца, генеалогическими убийствами, головоломными вопросами и двумя любовными треугольниками может смело состязаться со сценариями латиноамериканских сериалов и даже с либретто вердиевского «Трубадура». Талантливый рисунок Мишала Батори украшает постер и обложку буклета: на красном фоне изображены в невероятной динамике и экспрессии крепко сжатые в кулак пальцы мужской руки с белым перьевым крылом, растущим прямо из ладони. Словно метеорит с кометным шлейфом, ядерный сгусток властного желания, энергетическая квинтэссенция страсти - это, безусловно, почерпнуто в глубинной сути музыки Чайковского.


Королева Ночи (Бернис Коппьетерс) и Архангелы Тьмы(Азьер Эдеско и Азьер Урягерека) терроризируют Короля (Альваро Прието), Королеву (Мимоза Коике) и Принца (Стефан Бургонд). Трое на трое: пока еще ничья.

Жан-Кристоф Майо как музыкально чуткий хореограф услышал в партитуре много философских вопросов. И в этом залог его успеха и художественной состоятельности. Лексически он ничего не взял «напрокат» из известных версий «Лебединого озера», создав оригинальную хореографическую ткань, и, более того, его танц-фразеология не вычурна по-балетному, но естественна и подобна льющейся речи. А персонажи - и художественные символы, и полнокровные характеры, поведенчески точные и понятные.

В оригинальном балетном опусе Майо (с пуантным танцем) не нужно выискивать ни абсолютной конкретики, ни явных аллюзий с отечественным «Лебединым озером». Это философское произведение, требующее от зрителя индивидуального осмысления. Родные наши Одетта и Одиллия в либретто Руо именуются Белым и Черным лебедем, а вместо злого волшебника-птицы Ротбарта, олицетворяющего в классических версиях «Лебединого» темные силы, предстает подиумно элегантная Королева Ночи (Бернис Коппьетерс), по совместительству являющаяся бывшей любовницей правящего Короля (Альваро Прието) и матерью Черного лебедя. В свою очередь Черный лебедь и Принц – единокровные сестра и брат. Эти аспекты – неиссякаемый источник «мигрени» и приступов ревности Королевы-матери (Мимоза Коике), любящее материнское сердце которой не исключает и железной хватки Леди Макбет. Колкая несговорчивость персонажей любовных треугольников (Белый лебедь-Принц-Черный лебедь и Королева-Король-Королева Ночи) предстает формообразующим звеном триллерной концепции спектакля. Обе Королевы в итоге «обагрят» руки кровью.


Белый лебедь (Аня Беренд) и Принц (Стефан Бургонд). Счастье было так близко.

В качестве пролога демонстрируется фильм «Пикник по поводу дня рождения маленького Принца». Юный Принц (Себастьян Ламбёле) категорически отказывается «дружить» с навязываемой ему дочерью (Эмма Ламбёле) Королевы Ночи (девочка предстанет по прошествии лет в образе Черного лебедя), но начинает испытывать первые нежные чувства к таинственной лучезарной подружке (Лакме Бонафу). Разгневанная Королева Ночи под оркестровые раскаты похищает будущую девушку-птицу. Взросление и превращение ее в Белого лебедя, видимо, будет проходить в неволе.



Принц (Стефан Бургонд) атакован лебедями- химерами.

Минималистскими сценографическими атрибутами являются три тронных кресла во дворце в первом акте и скалы – обитель химер-лебедей – во втором. Майо художественно осмысливает агрессивную природу лебедя, погружая жесткий спектакль в мрачную атмосферу трагедии. Действие первого акта развивается медлительно. Это и дружеское веселье сверстников повзрослевшего Принца (Стефан Бургонд), и дивертисментный выбор невесты для него. Вместо традиционного национального представительства европейских королевских дворов (испанская, польская, русская, венгерская и прочие невесты) претендентки олицетворяют подчеркнутые грани людского естества – тщеславие, ложное безразличие, ненасытность, распутство. В спектакле Жан-Кристофа Майо непривычно перекомпонованы номера партитуры, а дефилирующая проходка невест в мелком переборе стоп под тревожно-лирическую лебединую тему отсылает к иному взгляду на восприятие музыки.

Королева Ночи приводит свою дочь в образе Черного лебедя (Эйприл Бол) и, как и в детстве, навязывает ее Принцу. Все претендентки на статус супруги Принца, включая Черного лебедя, походят друг на друга в едином напористом желании захватить не столь активного, рефлексирующего Принца. И лишь Белый лебедь (Аня Беренд), ни на кого не похожий, которого Принц увидит позже в царстве химер, покорит его сердце. Эта девушка-лебедь - олицетворение самой чистоты.


Белый лебедь (Аня Беренд) и Королева Ночи (Бернис Коппьетерс). Во власти Тьмы.

Майо обрекает Принца делать по ходу спектакля невозможный выбор между белым и черным: и не только на балу, когда Королева Ночи подменяет Белого лебедя на похожего Черного, но и в лесу, когда Черный и Белый лебеди кружат спинами друг к другу, взявшись за руки, как единое целое. Черно-белый дуализм, как амплитудные границы спектральной шкалы жизни, свето-теневая траектория маятника судьбы, терзает героя.

В первом акте Королева Ночи появляется не одна, а в окружении зловещей свиты – двух Архангелов Тьмы (Асьер Эдесо и Асьер Урьягерека), словно модернистских графических видений. Создания в черных перьях активно включены в действие, а трио напоминает непредсказуемые полеты хищных птиц. Архангелы как крылья повелительницы. Королева Ночи, вторгающаяся во все повороты сюжета, в интерпретации харизматичной и стильной Бернис Коппьетерс – незабываемая актерская работа. Масштаб присутствия Бернис на сцене, роскошество полифонической пластики тела и тончайшая музыкальность впечатляют. Танцовшица недосягаема в аутентичной передаче авторского замысла, и монструозное излучение нуарной сути образа удается ей сполна. Именно два дуэта выделяются в финале первого акта: Королевы Ночи и Короля, освежающих былые чувства, и Принца с Черным лебедем. Чувствуя неладное и боясь потерять и мужа, и сына, Королева бьет тревогу, под маской невозмутимости заполняя нервно-пластическим контрапунктом танцевальное действо.

Безупречен в роли Друга Принца Йерун Вербрюгген. Он не только свободно танцует, но и дает живейшую эмоцию спектаклю, взаимодействуя со всеми персонажами балета, а главное дружески сопереживая Принцу: он чуть ли не сам участвует в выборе невесты. Чувство юмора никогда не покидает его.

Действие спектакля во втором и третьем актах резко набирает обороты. Принц оказывается в царстве диких агрессивных химер-лебедей, кисти которых облачены в перчатки-крылья, а на головах – крылатые «диадемы». Он видит Белого лебедя, крылья которого исчезают с кистей в полночь, и лебедь предстает в облике девушки. Именно такой ее представит Королева Ночи и на балу, где она окажется чудом, словно Золушка. Королева Ночи успешно реализует коварный план: на бал она привела девушку-птицу (Белого лебедя), и в момент счастливого головокружения Принца подменяет ее на свою дочь. В драматичном финале Королева-мать в приступе ярости в буквальном смысле сворачивает шею Черному лебедю. А Белый лебедь погибает от колдовства взбешенной Королевы ночи и ее свиты. Принц силой любви пытается спасти умирающую девушку-птицу, но обоих влюбленных накрывает погребальным черным конусом кружащийся над ними саван-шатер, словно затягивая в воронку времени или в черную макабрическую дыру. Неизбежный апофеоз тьмы смерти предопределен. Но это лишь один из витков времени, за которым наступает свет и новая жизнь. Об этом параллельный мажор, в который модулирует партитура финала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 25, 2013 7:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022501
Тема| Балет, «Ла Скала», Персоналии, Наталья Осипова
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Наталья Осипова закрепилась в Ла Скала
Где опубликовано| © РБК daily
Дата публикации| 2013-02-25
Ссылка| http://rbcdaily.ru/lifestyle/562949985871727
Аннотация|


Фото: Teatro alla Scala

Наталья Осипова, прима-балерина петербургского Михайловского театра и Американского балетного театра в Нью-Йорке, прославилась бравурной Китри в «Дон Кихоте». И в то время, когда в России все еще не утихают споры, позволено ли ей танцевать «Лебединое озеро» и «Спящую красавицу», она завоевывает мир разнообразием своих актерских возможностей. Театр Ла Скала позвал Осипову на «Собор Парижской Богоматери» Ролана Пети, который транслировался из Милана на весь мир.

Приблизившись к экватору профессиональной карьеры, 26-летняя Осипова оказалась в нелегком положении. В ее коллекции уже есть все мыслимые награды, она стала примой Американского балетного театра — главной копилки мировых звезд. При этом ее возможности столь велики, что до сих пор кажутся реализованными лишь частично. Вероятно, этим вызвано ее возвращение в Милан, где она предстала не залетной гастролершей, а в течение двух месяцев овладевала совершенно новым для себя балетом.

Ролан Пети, знаменитый француз, неутомимо ставивший балеты больше полувека, числится одним из первых в списке хореографов Осиповой: на первом году работы в Большом она станцевала солистку в его одноактной «Пассакалье», и это была первая главная роль балерины. Но, кажется, выйти в ней на сцену Осиповой удалось лишь однажды. Позже театр договорился о переносе для нее в Москву «Кармен», но Пети скончался, и уже на вечере его памяти Осипова исполнила дуэт из этого балета.

«Собор Парижской Богоматери», как и «Кармен», относится к высшим достижениям Ролана Пети. В 1960-х он произвел фурор мощью своей конст­рукции и своеобразием языка. В нем не оставлено места романтическим красотам в духе Гюго — сюжет жестко ограничен взаимоотношениями Квазимодо, Эсмеральды, Клода Фролло и Феба. Пластика каждого из них заострена до знака. В знаках существуют и музыкальные темы Мориса Жарра, и костюмы Сен-Лорана. Кордебалет превращен в аналог античного хора, танцы которого призваны лишь создавать атмосферу сцен.

Как и всякая революция, сегодня эстетика «Собора Парижской Богоматери» Пети кажется наивной и старомодной. Но труппа Ла Скала, с которой над возобновлением спектакля работал ассистент Пети Луиджи Бонино, танцует его так искренне, будто постановщик стоит в кулисах и наблюдает за каждым движением. Это оказывается единственно верный путь обращения с текстом — старый балет при этом вызывает сочувствие. И Осипова принимает эти же условия существования. Балерина, которую в Москве любили упрекнуть в расхлябанности (и порой она давала для этого поводы), станцевала Эсмеральду захватывающе чисто. При этом ее огромный прыжок поражал не мощью — сильфидной полетностью, а пируэты — идеальной линией вращения с фиксацией финальных позиций. И хотя и погоня Квазимодо, и любовный дуэт с Фебом, и колыбельная были разыграны с киношной подробностью, все же образ Эсмеральды решен в первую очередь танцевально. Неудивительно, что теперь Ла Скала решил надолго не выпускать балерину из поля зрения: еще в этом сезоне она вернется в Милан танцевать «Лебединое озеро» и «Манон».

Ла Скала был среди первых зарубежных театров, предоставивших юной Осиповой дебют в качестве приглашенной солистки. Тогда она танцевала свой беспроигрышный «Дон Кихот». Карьера балерины продолжила стремительно набирать обороты: она выступила практически со всеми главными труппами мира, сенсационно станцевала романтические партии, но, почувствовав необходимость перемен, рассталась с родным Большим театром.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 25, 2013 7:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022502
Тема| Балет, труппа Мориса Бежара, Персоналии, Диана Вишнева
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Одна на 36 мужчин
Где опубликовано| © газета Ведомости
Дата публикации| 2013-02-25
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/402421/odna_na_36_muzhchin
Аннотация|

Впервые за двадцать пять лет российская балерина выступила с труппой Мориса Бежара. Прима Мариинского театра Диана Вишнева станцевала в Лозанне


Диана Вишнева в «Болеро»: баланс точности и темперамента Фото: И. Школьник

Великое «Болеро», главную партию в котором исполнила Вишнева, стало финалом трехчастной программы Bejart Ballet Lausanne на сцене Лозаннской оперы. Оно соседствовало с премьерой нынешнего руководителя труппы Жиля Романа Anima Blues и возобновлением «Бакти» самого Мориса Бежара. Этот балет, входящий в число безусловных шедевров хореографа, оказался грустным свидетельством того, что никакое самое тщательное воспроизведение первоначальных па не способно заменить присутствия самого творца, который умел найти идеальных исполнителей во все новых поколениях танцовщиков. Но одно преклонение не способно оживить старую схему — нужна сила личности и сумасшедшая вера в то, что сквозь набор движений должен проступить некий смысл.

В силе личности Дианы Вишневой, кажется, сомнений уже ни у кого не осталось: она не только оформила свое место в сложной иерархии классических прим, но и создала несколько уникальных сольных программ, в которых малоизвестные постановки обретали новую жизнь рядом с совершенно новыми. Зато «Болеро» Бежара давно превратилось в босоногого «Умирающего лебедя»: на музыку Равеля и огромный красный помост в виде круглого стола реакция публики всегда однозначная. Технически набор движений «Болеро» Бежара, как и «Лебедя», может воспроизвести даже неофит — это аранжированные движениями рук припадания на ногу с редкими всплесками больших батманов и прыжочков. И этим скудным набором надо не только в течение 14-15 минут удерживать внимание зала, но и довести его до экстаза.

Вишнева с детства была известна кипящим темпераментом, смелостью и отвагой танца, что идеально сочетается со стандартами восприятия «Болеро». Но в последние годы она сознательно уходила от откровенной зажигательности и даже отказалась от своей некогда знаковой роли Китри в «Дон Кихоте».

В «Болеро» обтянутая повседневным балетным трико, на красном столе, она казалась особенно изящной и хрупкой. Отсутствие живого оркестра сначала казалось обременительным — музыка звучала очень замедленно. От балерины, партию которой хореограф назвал Мелодией, требовалась двойная доза энергии, чтобы соответствовать ритму и заводить огромный кордебалет мужчин, силой ее воли постепенно встраивающихся в танец и в унисон солистке двигающихся вокруг стола. Каждый жест рук Вишневой был скрупулезно вымерен, каждое пружинящее приседание хирургически точно. Эта мучительная спаянность записи и живого движения переводили танец в ритуал. Амплитуда движений нарастала почти незаметно. Даже батманы и жете были не восклицательными знаками, а строгой красной строкой в начале нового этапа. Но медитативное крещендо, полное сдерживаемой силы, обернулось настоящей лавой в финале. Этот затаенный диалог Вишневой с Равелем оказался не менее впечатляющим, чем привычные брутальные исполнения, — в тот момент, когда с финальным аккордом балерина упала среди протянутых к ней 36 пар мужских рук, вскочил на ноги зал Лозаннской оперы.

Лозанна

В Москву, в Москву!
Несмотря на то что с первого же появления в СССР Морис Бежар стал идолом наших балетоманов, в Москве его труппа выступала считанное число раз. Однако новый визит не за горами: с 4 по 7 апреля Bejart Ballet Lausanne танцует в Большом театре в рамках балетного фестиваля «Век «Весны священной» – век модернизма».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Фев 25, 2013 7:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022503
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии, Наталья МАКАРОВА
Авторы| Олег Вергелис
Заголовок| Легенда мирового балета Наталия Макарова: "Только Виктюк заставил меня плакать на сцене"
Где опубликовано| «Зеркало недели. Украина» №7
Дата публикации| 22 февраля 2013 г.
Ссылка| http://gazeta.zn.ua/CULTURE/legenda-mirovogo-baleta-nataliya-makarova-tolko-viktyuk-zastavil-menya-plakat-na-scene-_.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В Национальной опере Украины отгремели премьерные залпы: городу и миру явлен балет Л.Минкуса "Баядерка". Хореография М.Петипа, а вот постановка (и сценическая редакция) — Наталии Макаровой, легенды мирового балета. Она бросила все свои дела в Америке и по приглашению руководителя балетного подразделения нашего главного музтеатра Дениса Матвиенко приехала в Украину — радовать и удивлять местных балетоманов. В итоге киевская премьера "Баядерки" собрала "весь цвет" на сцене и в партере. И даже самые взыскательные ценители отметили "сочность" и выразительность постановки, замечательную работу солистов и кордебалета. Еще после генеральной репетиции — слегка уставшая, но все же победно сиятельная — г-жа Макарова рассказала ZN.UA о своих "па" на сцене и в жизни.


Наталия Макарова, Фото с сайта yuliya-teatr.livejournal.com

Тот, кто видел Наталию Макарову в лучшие сценические годы (в ее же лучших балетах), тот говорит о ней как о мифе. Как об иконе танца ХХ века. У ее ног были все ведущие балетные критики. Партнерами танцовщицы были Михаил Барышников, Александр Годунов, Рудольф Нуреев. Легендой ее жизнь стала в одночасье 4 сентября 1970 г., когда во время гастролей Ленинградского театра оперы и балета им. С.Кирова в Лондоне Макарова попросила политического убежища в Великобритании. С тех пор для одних она стала врагом народа, для других — запретным плодом (который сладок), а для третьих по-прежнему оставалась виртуознейшей балериной.

Жизнь в Европе и в Америке, естественно, никогда не позволяла ей почивать на лаврах. Завершилась успешная карьера балерины — начались ее постановки на разных континентах. Испытала она себя и в амплуа драматической актрисы, поработав с Робертом Пауэллом, Романом Виктюком.

В общем, одной этой жизни хватило бы на два десятка балетов. И теперь она скромно сидит в киевской гримерке — огромные красивые глаза, какое-то необычное энергетическое внутреннее свечение. Словно бы инкрустированная статуэтка… И я сразу предупреждаю: естественно, ни слова о ее мытарствах в СССР, о преследованиях КГБ, о дружбе с Барышниковым-Нуреевым (как правило, без этих шаблонных вопросов не обходится ни одно интервью с ней).

А она тем временем раскладывает на гримировальном столике ворох фотографий. Макарова и Барак Обама. Макарова и двое каких-то незнакомых видных мужчин...

— Обаму-то я узнал, а кто эти двое?

— Они — мое счастье и моя гордость. Муж и сын.

— Сын, судя по голливудским внешним данным, тоже занимается искусством, как и вы?

— Нет-нет. Он занимается финансами. Бизнесмен. А вот это фото, обратите внимание, где я с Обамой, сделано в Центре исполнительских искусств имени Джона Кеннеди в Вашингтоне. Тогда президент Америки вручил мне специальную премию за вклад в развитие американского искусства. Такая вот история: русская балерина получила награду за вклад в американское искусство.

— Замечательно! Вы, кстати, чудесно смотритесь рядом с Обамой. Как известно, вы живете с супругом в Калифорнии. И говорят, у вас роскошный дом. Виктюк там бывал и многим об этом рассказывал...

— Пожалуй, "дача" в Калифорнии — для меня наиболее комфортное место на земле. Во всяком случае, сегодня. Даже Сан-Франциско меньше люблю, чем этот дом…

— И это с учетом того, что вы по-прежнему много путешествуете по миру — постановка за постановкой. Давно были в родном Санкт-Петербурге? Каким сегодня видите этот город, цитируя Мандельштама, "знакомый до слез"?

— Уже прошло то время, когда между мной и Петербургом был "железный занавес". Теперь-то я езжу туда чаще — на фестивали, по другим делам. Вот совсем недавно была в Петербурге, чтобы обсудить с художником Вячеславом Окуневым детали постановки "Баядерки" у вас в Киеве. А мои дальнейшие маршруты? В ближайшее время будет возобновление балета "Жизель" в Стокгольме, поэтому вскоре отправляюсь в Европу.

— Наталия Романовна, "Баядерку" вы ставили… Где вы ее только не ставили… Список стран и городов впечатляет: Америка, Швеция, Италия, Финляндия, Чили, Австралия, Лондон, Сан-Франциско, Рио-де-Жанейро, Гамбург, Варшава, Токио… Практически весь земной шар. Какую из своих версий "Баядерки" вы считаете наиболее совершенной?

— Все они — мои. И все — совершенны.

— Хорошо. Сформулирую иначе. В каком городе мира этот балет вам удался более всего, исходя из художественных и технических слагаемых?

— В данном случае, пожалуй, в первую очередь стоит говорить об Американском театре балета, где в 1974-м и в 1980-м было мое обращение к "Баядерке". Далее — Ковент-Гарден… И в Японии в 2009-м была замечательная "Баядерка". Там вообще потрясающие артисты и сногшибательный кордебалет. У японских танцовщиков какая-то необыкновенная сценическая выносливость, самодисциплина. Вот они как стали на сцене, так и будут стоять на ней до бесконечности, если того потребует постановщик. Какой-то железный у них характер. И мне тогда казалось, что, если бы кто-нибудь из японских танцовщиков не вовремя или неправильно пошевелился, в тот же миг произошло бы харакири…

— В "Баядерке" потрясающая музыка, пряный сюжет…

— Подождите-подождите, а почему вы решили, что в "Баядерке" прямо-таки потрясающая музыка?

— Простите, а как можно говорить иначе о музыке Людвига Федоровича Минкуса?

— О ней можно говорить долго и хорошо. Это действительно прекрасная, замечательная музыка. Но это не великая музыка балета, как, например, у Чайковского — "Щелкунчик" или "Лебединое озеро".

— В таком случае скажите, удается ли вам каждый раз, когда заново входите в мир этой музыки и в пространство хореографии Мариуса Петипа, находить какие-то новые смыслы и неожиданные краски в этом классическом балете?

— Безусловно. Когда приходишь в новую труппу, всякий раз открываешь что-нибудь новое. И не может быть иначе. Я сама никогда не танцевала на сцене "одинаково" — ни один балет! Каждый раз по-разному, по-другому.

— Что в первую очередь пытаетесь открыть или проявить в незнакомых вам исполнителях?

— В зависимости от индивидуальности стараюсь вытащить из нее главное. А главное для меня — спиритуальность. Духовность. Если "сосуд" пуст, то меня это удручает. Но если хоть что-нибудь в человеке заложено природой, то хочется вдохновить исполнителя, дать ему возможность открыть в самом себе самом прежде неведомое. И мне кажется, я умею это делать.

— Ну вот вы пришли в коллектив нашего киевского театра. Непростая, но талантливая балетная труппа. Непростые, но объяснимые внутренние взаимоотношения (все никак не могут определиться, кто же "вожак" этой "стаи"). Хоть кто-нибудь вам искренне приглянулся из наших молодых? Хоть в ком-нибудь вы видите потенциал будущей звезды мирового балета?

— Ну конечно. Мне многие нравятся. Катя Чебыкина, Денис Недак, Ольга Голица. Некоторые другие. При успешном стечении жизненных и творческих обстоятельств у этих артистов может быть яркая карьера — и на родине, и на Западе.

— А что бы вы сказали об украинской балетной школе (как некоем собирательном явлении в искусстве)? Каким находите уровень этой школы? И о каких дефектах-недоработках можно было бы честно сказать?

— Если действительно честно, то некоторые из выпускников этой школы, как бы это помягче, "замороженные" немножко. Некоторые недостаточно экспрессивны. Их руки также требуют большей работы. Некоторые не умеют естественно вести себя на сцене — имею в виду некоторую пафосность, экстатичность, старомодность. А я требую от них органики. А для того чтобы ее достичь в балете, нужно очень много работать.

— Давайте перенесемся во времена вашей работы на драматической сцене. В 1992 г. Роман Виктюк специально для вас поставил знаменитую пьесу У.Гибсона "Двое на качелях", где вы играли Гитель. Кстати, сложнейшая драматическая роль.

— О мгновениях работы с Виктюком могу говорить долго. Потому что таких прекрасных мгновений было очень много. Сам он — человек-праздник, человек-фейерверк. Своей влюбленностью в пьесу и в наш спектакль он постоянно вдохновлял и меня, и моего партнера — актера Валентина Клементьева (он работает в Художественном театре у Татьяны Дорониной). Помню, в Москве мы репетировали с Виктюком в каком-то старинном помещении. И мой партнер по спектаклю вознес меня на руках высоко-высоко — и я как будто застряла под потолком среди каких-то страшных ржавых конструкций. Виктюк тогда ахнул от изумления: "Надо же — даже я бы до такого не додумался!" В общем, я очень благодарна ему за ту работу, за тот период. Хотя у меня было немало и других драматических спектаклей. Мой дебют как драматической актрисы состоялся на Бродвее в проекте "На пуантах". Затем — спектакль "Товарищ" по пьесе Ж.Дюваля (мой партнер Роберт Пауэлл). Были также спектакли по пьесам Ноэла Кауарда ("Неугомонный дух") и Бернарда Шоу ("Мезальянс")… Много чего было… Но в основном это роли комедийные! И только Виктюк в спектакле "Двое на качелях" заставил меня плакать на сцене.

— Скажите, а какой ваш балетный образ, по вашим же ощущениям, имел наибольшую власть над зрительным залом?

— Жизель, Манон Леско, Джульетта. Мне так кажется.

— А как относитесь к современной модной хореографии, к сценическим опытам Начо Дуато или нашего соотечественника Алексея Ратманского, который, поработав в Большом, вскоре оказался в "большом мире"?

— Я не очень хорошо знаю работы Начо Дуато, который, если не ошибаюсь, сегодня работает в Берлине. Потому и не берусь судить о нем. Ратманский — нравится. Правда, не все нравится из его опытов. В принципе, есть хореографы, причем очень талантливые, о которых думаю: вот с ним я бы не смогла работать, поскольку недостаточно агрессивна для его творческих замыслов.

— Наталия Романовна, никто меня не поймет, если не поинтересуюсь вашим мнением о ситуации в балете Большого театра России. Об этом пишут все западные СМИ. Чего, на ваш взгляд, в этой истории больше — личностного, политического, коррупционного?

— Это о ситуации с Сергеем Филиным, которого облили кислотой? Во всем этом — больше всего ужаса! Кромешного мрака. И мне кажется, я никогда бы не смогла работать в тех условиях. Не смогла бы творить в той атмосфере, которая сегодня в Большом. В свое время я даже в Кировском театре не посетила ни одно собрание. А тем более сегодня…

— А насколько в этом сюжете "концептуальна" роль танцовщика Николая Цискаридзе?

— Даже не спрашивайте меня о подобном! Что я могу ответить? Вы и без меня многое прекрасно понимаете…

***

…Щадя собеседницу и осознавая, что ее предпремьерное волнение еще не остыло, медленно перехожу к светской беседе о киевских достопримечательностях, о ее предпочтениях в мире кино и моды. И наверное, это уже не так интересно. Она делает жест — мол, надо прощаться. Впрочем, улетая в Америку, обещает вернуться. Если опять пригласят в Украину…

Из досье

Наталия Макарова родилась в Ленинграде. В 1959 г. окончила Ленинградское хореографическое училище. С декабря 1970-го — прима-балерина Американского театра балета, с 1972-го — приглашенная звезда Лондонского королевского балета. Танцевала в балетных труппах Марселя, Гамбурга, Штутгарта, Парижа. В 1974 г. дебютировала как балетмейстер, поставив в Американском театре балета акт "теней" из "Баядерки" Л.Минкуса, а в 1980-м этот спектакль поставила целиком. В декабре 1982 г. состоялся ее дебют на Бродвее как драматической актрисы.

Наталия Макарова

Киевская "Баядерка"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 27, 2013 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022801
Тема| Балет, Балетное образование, Германия, Персоналии,
Авторы| Элла Володина
Заголовок| Без бритв в пуантах, или Почему нет кровавых интриг в немецком балете
Где опубликовано| Deutsche Welle
Дата публикации| 2013-02-26
Ссылка| Deutsche Welle
Аннотация|

В немецкой балетной среде покушение на Сергея Филина вызвало шок. Ничего подобного в Германии никогда не было и вряд ли возможно, уверены ведущие хореографы страны.

"Балетмейстера облили кислотой, танцовщицы, опасаясь за свою жизнь, бегут за границу, директор пугает Путиным, а мафиози зарабатывают за кулисами огромные деньги. Это будни российского храма культуры - Большого театра... " В подобном духе, как на страницах британского еженедельника Newsweek, пишет и мировая пресса об "уродливой стороне прекрасного в России" после январского покушения на художественного руководителя и главного хореографа Большого театра Сергея Филина.

Вслед за известием о покушении в медийный мир поползли, как будто из открывшегося ящик Пандоры, одна за другой кошмарные подробности безжалостной конкурентной борьбы в российском балете. В борьбе за место на сцене и статус, судя по всему, все средства хороши: от угроз и клеветы до бритвенных лезвий в пуантах или серной кислоты в лицо...

В немецкой балетной среде известие о покушении на коллегу в Москве вызвало шок и изумление. Никто из хореографов и экспертов из мира немецкого балета, опрошенных информационным агентством dpa, не мог себе даже представить, что здесь возможны интриги, подобные московским. "Непредставимо", - заявил редактор журнала "tanz" Хартмут Региц (Hartmut Regitz). Конкуренция, разумеется, есть, как и в любой другой профессии. Есть зависть и интриги. Но, подчеркивает обозреватель, на его памяти за последние десятилетия не было ни одного инцидента, который хоть бы отдаленно напоминал покушение на Филина в Москве. Художественный руководитель Гамбургского балета Джон Нимайер тоже "ничего подобного не слышал", хотя работает в Германии вот уже более 50 лет.

Талант без работы не останется

Хореограф и танцор из Швейцарии Мартин Шлепфер (Martin Schläpfer), который возглавляет Дюссельдорфский балет, тоже говорит, что конкурентная борьба до последней капли крови в балетном мире Германии "безусловно, не имеет массового характера". Ему претит "имидж балета, как бесчеловечного вида искусства". И, вообще, нигде в Европе ему не доводилось наблюдать столь беспощадные внутренние разборки. Талантливый танцор в Германии имеет шанс сделать карьеру и без кровавых трюков, в этом убежден швейцарский хореограф. "Тот, у кого очень большой талант, я подчеркиваю, очень, у того не будет никаких проблем. Кто просто талантлив, тому будет нелегко".

Действительно, в последнее время конкурентную борьбу ожесточила ухудшившаяся финансовая ситуация, которая оказывает на всех негативное влияние, признает Мартин Шлепфер. "Если успех не приходит сразу, то новичок вылетает из категории многообещающих кандидатов. Лишь очень немногие художественные руководители готовы и дальше давать ему шансы снова проявить себя, если он не обеспечивает аншлаг. Бизнес стал очень жестким".

На жизнь хватает

В театрах Германии, финансируемых государством, постоянные договоры имеют, по данным Объединения театров Германии (Bühnenverein), почти 1400 танцоров и танцовщиц. Участники кордебалета получают в месяц согласно тарифному соглашению, в среднем, от 2400 до 3000 евро в месяц. Это больше средней зарплаты в Германии. Солисты обговаривают свои гонорары индивидуально с руководством театра. Профессия танцора большинству не позволяет разбогатеть, считает Иван Лиска, директор Баварского государственного балета, но, как говорится, "на жизнь хватает".

Немецкие балетные компании не занимают таких позиций в мировом рейтинге, как труппы из Нью-Йорка, Лондона, Парижа, Москвы или Санкт-Петербурга. "И все же они имеют определенный вес", - подчеркивает обозреватель журнала "tanz" Хартмут Региц. Репутация немецкого балета была заложена в 1960-е годы в Штутгарте, где работал легендарный хореограф Джон Кранко (1927-1973).

В Штутгарте начинали свою карьеру и работали такие ныне всемирно известные хореографы, как Джон Нимайер, Иржи Килиан и Уильям Форсайт. По сей день Штутгартский балет считается одним из самых лучших танцевальных коллективов Германии. Но и другие труппы "выдерживают конкуренцию в глобальном мире балета", подчеркивает Джон Ноймайер.

Благоприятные условия

Благоприятные условия для развития немецкого балета обеспечивает "фантастическая" театральная среда в Германии, подчеркивает Биргит Кайль (Birgit Keil), бывшая балерина Государственного балета Бадена. Директор Баварского государственного балета Иван Лиска с ней согласен: "У нас всегда были прекрасные творческие возможности благодаря государственным дотациям на муниципальном, земельном и федеральном уровнях. Эти дотации обеспечивают существование огромного числа театров. Кроме того, в Германии много независимых хореографических трупп".

Две половинки танцевальной карьеры

Успешно зарекомендовала себя как своего рода противоядие против чересчур острой конкурентной борьбы и структура балетного образования в школах при балетных коллективах. Такие школы есть, в частности, в Штутгарте и Гамбурге. Из них приходит пополнение в балетные труппы театров этих городов. Таким образом, исчезает необходимость в "open auditions", то есть в пробах, которые требуют от приходящих на них кандидатов огромного напряжения нервов, и которые благоприятно заканчиваются лишь для очень немногих. "На протяжении последних пяти лет я ни разу не проводил подробных открытых конкурсов, потому что всех новых танцоров и танцовщиц отбирал из числа учеников нашей школы", - рассказывает худрук Штутгартского балета Рейд Андерсон. Выпускники школы Джона Кранко, по его словам, почти всегда находят работу - и, главным образом, в Германии.

Кроме того, система подготовки танцоров при балетных театрах имеет еще один положительный аспект, подчеркивает Андерсон. Она позволяет заострить внимание на том бесспорном факте, что карьера танцора ограничена во времени. "Сегодня мы уже гораздо лучше готовим танцоров ко времени после окончания сценической карьеры", - считает Андерсон.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 27, 2013 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022802
Тема| Балет, Имперский русский балет, Персоналии, Гедиминас Таранда,
Авторы|
Заголовок| «Донжуан» русского балета Гедиминас Таранда
Где опубликовано| В Городе N
Дата публикации| 2013-02-28
Ссылка| http://www.vgoroden.ru/?id=253098
Аннотация|

Гедиминас Таранда, наполовину литовец, наполовину русский, в далеком 1994 году создал Имперский русский балет, известный теперь во всем мире. В Нижний Новгород худрук балета, заслуженный деятель искусств РФ, приехал неспроста. В минувшую среду, 20 февраля, Имперский русский балет выступил на сцене Нижегородского театра оперы и балета им. А.С. Пушкина с постановкой «Ромео и Джульетта». Но, несмотря на довольно плотный гастрольный график и колоссальную нехватку времени, Гедиминас нашел полчаса для беседы о своей труппе, будущих проектах и, конечно же, о женщинах.



Российская публика и заграничные гастроли

Труппа Имперского русского театра, состоящая из 40 человек, работает буквально без остановки с одним 15-дневным отпуском в году.

«График труппы Имперского русского балета сумасшедший, и многие ребята его не выдерживают. Они хотят спокойной жизни. Поэтому приходиться отсеивать тот молодняк, который сейчас приходит. В наше время многие живут по принципу: меньше работать, больше получать. В балете этот принцип не годится. Здесь надо вкалывать, вкалывать, вкалывать, и только потом ты начинаешь что-то получать», - говорит Гедиминас Таранда. О наитруднейшем пути к достижению успеха и славы бывший солист Большого театра знает не понаслышке.

«С начала нового года мы выступали в Мадриде, где дали 40 представлений за один месяц. К слову, так не работает ни одна труппа. После января мы отправились по городам России. Я вообще считаю посещение российских городов обязательным. То есть два месяца мы обязательно должны отдать посещению городов России – такова моя политика. Русская публика, она ведь другая, она отличается от заграничной, такой больше нет нигде. В России нас любят уже заранее. Вот начинается музыка, поднимается занавес, а зрители начинают громко аплодировать. За что?», - задается риторическим вопросом худрук Имперского русского балета.

Сомневаться в том, что у труппы одного из всемирно известных балетов напряженный гастрольный график не приходится. Оно и понятно, жить артистам балета на что-то надо.

«В Нижний Новгород мы приехали после трех дней пребывания в Москве. Потом отправимся в Ижевск, Киров, Пермь. Через день едем на Дальний Восток, где даем восемь спектаклей. 9 марта мы возвращаемся и 20 дней гастролируем по Среднему Поволжью (Самара, Энгельс и т.д.). В апреле нас ждет, как мы ее называем, «ближняя Москва» (Тула, Рязань, Владимир). Туда-обратно ездим на автобусе – дико тяжело! В мае отправимся на месяц в Китай, в июне-июле – в Бразилию. Летом у труппы будет 15-дневный отпуск, после которого три осенних месяца она проведет в Австралии. В общем, чем больше мы ездим, тем больше зарабатываем. Государственных дотаций у нас нет. Мы сами зарабатываем», - говорит Гедиминас.

Праздники - вдали от любимых женщин

26 февраля у основателя Имперского русского балета день рождения. Но как это бывает у людей творческих профессий, особенно у артистов, праздники Гедиминас проводит зачастую вдали от родных и близких.

«День рождения – очень сложный день. С одной стороны, тебя все помнят, любят, хотят поздравить, а с другой стороны, гораздо интереснее делать чужой день рождения, нежели свой собственный. Моей супруге уже сейчас звонят друзья, родные и спрашивают, где Таранда справляет день рождения. А я люблю уединиться в этот праздник где-нибудь в Литве или Финляндии. Конечно, южные страны я люблю, но северные – больше, особенно Финляндию. 8 марта я буду на Дальнем Востоке. Супруга и дочка в этот день будут дома без меня. А вот мои балетные девчонки ждут, что во Всемирный женский день я буду с ними», - говорит он.

Беременным женщинам – памятник!

Гедиминас, обладатель самой обаятельной и лучезарной улыбки среди российских танцоров, слывет любимцем женщин. Но, как выяснилось, и сам он с трепетом относится к прекрасному полу.

«Я, конечно, всегда относился к женщинам по-особому, и с годами отношение к ним менялось только в лучшую сторону, но после того, как я принял роды у своей супруги, и, кстати, не упал в обморок, понял, что женщинам в нашей стране не уделяется должное внимание. Приезжая в разные города России, я часто обращаюсь к мэрам с предложением поставить памятник женщине: беременная женщина держит за руку маленького ребенка, а рядом с ними обязательно должен стоять муж. Ни в коем случае она не одинока, обязательно в окружении близких людей. Вообще считаю, что беременная женщина должна стать модой. Сделаем беременность модой – повысим рождаемость. Наши чиновники, к сожалению, не понимают, что все можно пропагандировать через культуру, искусство. И беременность в том числе. Я уже придумал и разработал проект, который хочу осуществить в будущем. Он посвящен беременным женщинам, и должен будет проводиться в каждом городе России», - делится своими грандиозными планами артист балета.

Утечка кадров за рубеж

Не секрет, что многие выдающиеся танцоры балета, живущие и работающие за границей, русские. Дело в том, что в России артистам театров очень трудно заработать на жизнь, да и условия работы порой невыносимые.

«Пропаганда нашего балета, да и оперы тоже, идет очень слабо. Городские власти должны поддерживать театры оперы и балета, продюссировать их. И, конечно же, каждый артист должен знать, что такое гастроли. Гастроли для артиста – это все. Однако нельзя не отметить финансовое положение балетных артистов, работающих не в столичных театрах. Многие из них уезжают работать за границу. Италия, Франция, Америка, Германия – все эти страны буквально заполнены русскими артистами, можно сказать, лучшими нашими кадрами», - рассказывает Гедиминас.

Взрослые игры Большого театра

Не так давно, 17 января, в Москве было совершено покушение на худрука балетной труппы Большого театра Сергея Филина. После чего в адрес премьера Большого театра Николая Цискаридзе начали отпускаться намеки на его причастность к нападению на балетмейстера.

«Атмосфера в Большом театре сложная. Должно быть четко понятно, что приходит новый художественный руководитель, и на своей должности он будет 5 лет. Всё. И никто копать под него не будет. А то, что сейчас произошло с Сергеем Филиным, - это не только отражение Большого театра, но и всей действительности в нашей стране. Нельзя не заметить моральный спад нашего общества. В общем-то, мишенью в этой истории оказался Николай Цискаридзе. Его облили грязью. Могу сказать, что Колю фактически «убрали» с политической сцены Большого театра», - комментирует он недавние скандальные события в мире русского балета.

Творческий тандем Таранда – Маликов

В конце 2010 года во Франции прошли гастроли Московского театра «Новая Опера» совместно с Имперским русским балетом и популярным певцом и пианистом Дмитрием Маликовым с концертной программой «Симфоник-мания». С восторгом и блеском в глазах Гедиминас немного рассказал о совместном с Дмитрием Маликовым проекте.

«О, мы с Димой Маликовым задумываем такие грандиозные вещи! В позапрошлом году мы с ним ездили во Францию с проектом «Симфоник-мания», где дали 65 концертов. Французы просто ошалели! Оркестр – 100 человек, хор – 50, балет – 40, солисты оперы – 8, да еще и Дима Маликов. Это был настоящий шоу-спектакль. Потом мы привезли «Симфоник-манию» в Россию, и здесь, конечно, этот концерт оказался менее востребованным. В настоящее время мы с Димой Маликовым планируем еще один концерт на музыку из популярных советских фильмов», - делится планами на будущее основатель Имперского русского балета.

Валенок на льду Первого канала

Талантливый танцор и художественный руководитель балетной труппы, Гедиминас Таранда находит время и силы на участие в телевизионных проектах. Одним из них стал проект «Ледниковый период», в котором он принимал участие в паре с олимпийской чемпионкой Ириной Слуцкой.

«Безусловно, мне легче всего танцевать на сцене, где крепко стоишь на ногах. За время проекта моей главной целью было хоть как-то научиться двигаться, стоя на коньках. А после проекта меня еще и на гастроли взяли. Чтобы хоть как-то развеселить и развлечь публику, мы с моей партнершей Ириной Слуцкой придумывали различные сценки. Вообще, я долго не соглашался принять участие в этом проекте. Илье Авербуху пришлось уговаривать меня аж три года. Я сопротивлялся так, что Илья даже перестал со мной разговаривать. Однажды я прилетел из Японии, и на выходе из аэропорта меня встретил Илья Авербух, а на улице меня ждал Кадиллак. Оказалось, что сам Константин Эрнст (генеральный директор Первого канала – прим.) пригнал за мной этот автомобиль. Ну, думаю, сейчас какую-нибудь программу интересную предложат. Привозят меня куда-то, смотрю – каток. Тут я заподозрил неладное. Помню, заходит Константин Эрнст и говорит: «Гедиминас, не могли бы вы нам помочь?». Конечно, говорю, помогу. Он пожал мне руку. Следом довольный Илья Авербух протягивает мне коньки. Я спрашиваю, когда начнется проект? Оказалось, что начало через неделю. Нагрузка была колоссальная. Приходил после репетиций в 10 вечера и уходил на репетицию в 4 утра. Никогда я не стоял на коньках – валенок валенком. Но это был один из лучших проектов в моей жизни. Мне довелось стоять на льду с олимпийскими чемпионами. Я открыл их для себя не только как спортсменов, но и как великих артистов», - говорит танцор балета.

А на вопрос, какой самый сложный для него элемент на льду, Гедиминас Таранда с присущими ему юмором и искренностью заявляет: «Самый сложный элемент на льду для меня – просто стоять на коньках».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 01, 2013 8:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022901
Тема| Балет, МТ, XIII Фестиваль "Мариинский", Персоналии, Владимир Шкляров
Авторы| Анастасия ДОЛГОШЕВА
Заголовок| От Ромео до Хулигана
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" № 038
Дата публикации| 2013-02-28
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10296909@SV_Articles
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

На XIII фестивале балета «Мариинский», который начинается сегодня, на самый лиричный день, 8 Марта, выпадает бенефис, причем мужской. Премьер Владимир Шкляров, которому лондонская пресса дала бог знает сколько лестных определений после гастролей Мариинки в Ковент- Гарден и охарактеризовала как «артиста благородной стати» и которому «благородная стать» и привычный образ (такой «ах принц-принц») не помешали удивить недавно публику ролью Хулигана в балете «Барышня и Хулиган».
На бенефисе увидим Шклярова в «Рубинах» Джорджа Баланчина, в «Юноше и Смерти» Ролана Пети и в классике петербургского балета картине «В царстве теней» из «Баядерки».
Владимир и открывает фестиваль спектаклем «Ромео и Джульетта» вместе с Дианой Вишневой.
С Владимиром ШКЛЯРОВЫМ встретилась наш корреспондент.




– Владимир, слышала: у бенефисов в Мариинке довольно драматичная особенность...

– Да, странная история (улыбается). Бенефисы заканчиваются тем, что человек по той или иной причине прекращает свою деятельность в нашем театре. Ольга Николаевна Моисеева, народная артистка, прекратила свою педагогическую деятельность; погибла в ДТП педагог Нинель Александровна Кургапкина... Один из последних бенефисов был у Леонида Сарафанова – Леня ушел в Михайловский театр. После бенефиса закончила танцевать в Мариинке Юлия Махалина...

Кажется, только бенефисы Ульяны Лопаткиной и Дианы Вишневой – такое «нормальное», повторяющееся явление, но в целом тенденция тревожная. Очень хочется ее нарушить. Я рад, что бенефис выпадает на 10-летие моей службы в Мариинском театре. Для артиста балета 10 лет – это такой экватор: большинство ведь танцуют лет до 40. Надеюсь, мой бенефис принесет мне в дальнейшем только положительные результаты.

– Про вас писали: похож на баловня судьбы. Ничего себе баловень – пришли в балет толстоватым мальчиком, потом перестали расти и вас чуть не забраковали...

– Действительно, была временная остановка в росте, и меня сняли со сценической практики. А ведь это давало нам, детям, возможность выходить на сцену Мариинского театра в «маленьких» партиях. Мы бегали на каждый спектакль, знали всех артистов...

– Да вообще удивительно: у вас дед и папа – военные инженеры, вы учились в физико-математической школе, и вдруг балет.

– А мама как-то так сказала: «Давай попробуем!». Я: «Давай». Я не думал, что балет будет моей профессией. Думал, это просто этап. У нас вообще семья очень спортивная, поэтому для меня поначалу балет был скорее как спорт: сделать пируэт лучше всех, дольше всех держать ногу у уха, глубже на шпагат садиться...

В Академию русского балета я пришел в 10 лет, по сегодняшним меркам, поздно – все водят детей в подготовительные классы. Правда, до академии я занимался в ансамбле «Калинка», да и вообще мне с детства нравилось устраивать концерты: на даче на веранде собирались все бабушки-дедушки, соседи, я танцую, все хлопают... Внимание всегда нравилось.

В Вагановском училище мне было очень сложно. Абсолютно был не подготовлен к «подводным течениям». Пожалуй, соглашусь с тем, что в нашей профессии дружба редчайший случай – все соперники. Правда, того, о чем обычно рассказывают некоторые известные артисты – вот эта «классика жанра» про осколки стекла в балетной обуви, про намазанный жгучей мазью бандаж, – у нас такого не было. А, нет! Был смешной случай: кому-то действительно намазали бандаж мазью, но она абсолютно не жгла. Так что фокуса не вышло.

– Как думаете, почему исчез культ артистов балета? Именно балетные ведь были в фаворе у властей и при царях, и при генсеках.

– Я так скажу: прошло то время. Конечно, есть государственная поддержка, есть всемирно известные Ульяна Лопаткина и Диана Вишнева, но в принципе Мариинский театр – как такой завод: работает сам на себя, а не на артистов. Проекты, в которых артист раскручивал бы сам себя, не очень приветствуются.

– При этом вы понимаете, что зритель увидит вас в определенном количестве классических партий и, наверное, никогда не увидит в чем-то ультрамодерновом.

– Знаете... Ничего не поделать: ленинградцы-петербуржцы любят классический балет – «Жизель», «Спящую красавицу», «Лебединое озеро». Несмотря на ветхость декораций.

У нас в театре были попытки сделать что-то абсолютно авангардное, но такое не совсем приживается. Для примера: лет десять назад у нас впервые ставили балеты Форсайта, была мировая премьера (сейчас, кстати, их будут возобновлять) – и, чтобы привлечь публику, билеты продавали всего по 170 рублей. А билеты на «Спящую красавицу» уходили за полторы тысячи.

– Нет ощущения, что нашему балету просто удобно застыть в классике, где мы «великие и могучие», потому что в современном балете ни за что не догоним Форсайта или Прельжокажа?

– Если отвечать глобально – нужна смена поколений. За последние годы по пальцам одной руки можно пересчитать перспективных молодых артистов, которые выпустились из Вагановского и пришли в Мариинский театр. В последний год две хорошие девочки, которые выпускались с пятерками, уехали в Москву: одна, Оля Смирнова, сейчас в Большом театре (она выиграла в проекте «Большой балет» телеканала «Культура»), другая, Кристина Шапран, работает в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко... Обидно. Многие мои одноклассники уехали работать за границу и возвращаться не собираются.

– Может быть, потому что тут они были бы пятыми, а там – первые?

– Может, и это сыграло свою роль. Тем более что десять лет назад, когда выпускался наш курс, труппа Мариинского была на пике: много солистов, очень сильные корифеи, сильная линия кордебалета. Зацепиться, затанцевать было сложно. И если нынешний руководитель балетной труппы и мой педагог Юрий Валерьевич Фатеев дает возможность очень многим пробовать свои силы, то при Махаре Вазиеве прорваться можно было, только если в тебе видели потенциального премьера. Возможно, это было оправданно: у театра должен быть определенный уровень, а проба – всегда риск.

Кстати, именно сейчас за неимением пополнения из Академии русского балета Юрий Фатеев стал приглашать артистов из-за рубежа. У нас работает выпускник Ковент-Гарден Ксандер Париш, девочка из Бостона Кинен Кампа, кореец Ким Кимин.

– И как?

– Молодцы, очень стараются, но школа все-таки много значит. Неспроста же многие заслуженные артисты первым делом спрашивают: где учился, кто педагог? Ребята другой школы на сцене отличаются от остальных. Танцуют хорошо, а все равно «не по-нашенски».

– До Нижинского мужчина в балете был просто поддержкой для балерины, она была главной. Нижинский поломал эту традицию, мужчины тоже прорвались в звезды. Сейчас в балете кто главный?

– У Нижинского был свой Дягилев... Я всегда отвечаю так: задача танцовщика – показать балерину. Вообще балет – искусство для девушек. Но с годами мне все интереснее смотреть на дуэты, чем на одного танцора, пусть виртуозного. На сцене я всегда влюбляюсь в своих партнерш...

– Тогда хорошо, что и с женой вы иногда танцуете.

– Семейный дуэт – это не просто... С Машей (Ширинкиной. – Прим. ред.) – да, танцуем. Но это сложно: слишком стараешься, чтобы все было идеально, берешь на себя слишком большую ответственность: так хочется, чтобы Маша себя показала и все сложилось так, как надо!

Мне бы очень хотелось, чтобы рождались новые дуэты, как раньше: Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Наталья Дудинская и Константин Сергеев, такие звездные постоянные пары. Сейчас обыкновение – показать артиста с разными балеринами. Это интересно, но пара, на мой взгляд, должна лепиться годами, тогда это приносит больше самых интересных впечатлений.

– Для вас трагедия с худруком Большого театра Сергеем Филиным не совсем постороннее событие: по его приглашению вы танцевали в Большом. Я к чему: неужели нет настолько безусловного лидера, чтобы против него бесполезно было интриговать?

– То, что случилось с Сергеем Филиным, доказывает, что успешных людей не очень любят... А сам способ выражения своего недовольства просто за гранью моего понимания. Хочется пожелать здоровья и скорейшего возвращения Сергею Юрьевичу. И зло должно быть наказано!

– А вообще что в российском балете вас удручает?

– Удручает... Например, конкурсы. После международного московского конкурса я решил больше не участвовать в них. Хотя победил! Российские конкурсы – это дикий стресс, и не из-за самих состязаний. Просто плохо все: от организации до несправедливостей в судействе. Почему-то в России так устроено, что если у какого-нибудь Пети Васечкина важные папа или мама, то Петя будет репетировать перед конкурсом в лучшее время. И победить у не блатного – один шанс: быть не просто выше соперников, а на две-три головы выше.

Удручает состояние современной российской балетной критики. Я не могу, как на Западе, прочитав рецензию, твердо знать, что на этот спектакль нужно идти обязательно, а на тот – не стоит. У нас никаких гарантий: критик может разнести хороший спектакль с замечательным артистом или расхвалить посредственность.

Балет в Петербурге... Я считаю, что балет должен быть в Мариинском театре, в Михайловском, в Театре Бориса Эйфмана, в Театре миниатюр Якобсона. И все! Остальное – это пародия, но туда толпами ведут туристов. А потом мы слышим: «Видел я русский балет. Ничего особенного!». Я как-то присутствовал на одном спектакле... меня чуть из зала не вывели, потому что меня разбирал смех. Но это был нервный смех. Печально.

Еще... Безумно жаль, что множество поклонников балета просто не могут себе позволить купить билеты на наши спектакли. Сейчас появились какие-то абонементы на год по приемлемым ценам, но тут невозможно угадать с составом исполнителей... На третий ярус билеты не купить вообще.

– На кого вы равняетесь среди артистов мирового балета?

– Когда премьерами были Фарух Рузиматов, Игорь Зеленский – безусловно, они были теми людьми, на которых следовало равняться. Когда работали Леня Сарафанов, Андриан Фадеев – хотелось тянуться за ними. А если брать по гамбургскому счету – конечно, Барышников и Нуреев.

Западная школа... не знаю. Хочется больше души. Почему в мире любят Баланчина именно в исполнении труппы Мариинского театра – потому что говорят: «Вы танцуете это как-то по-русски». У нас не только техника.

А если где-то в мире есть гений балета, мне бы хотелось, чтобы он работал в моем театре. Наличие гения рядом подталкивает тебя к действиям наравне с подвигами.

Хочется нового. Абсолютно нового. Разного. Сейчас наше время, мы – материал, из которого можно что-то сделать. Не хочется довольствоваться только тем, что кто-то делал до нас. Я где-то уже говорил: какая потрясающая работа была сделана в Большом театре над балетом «Мойдодыр»! Позвали молодого хореографа Юру Смекалова, нашего солиста, – абсолютно новая сценография, новые костюмы. Да, в Мариинке был балет Ратманского «Конек-Горбунок», больше сказка для взрослых... А если поставить что-то грандиозное?! Это может обернуться неудачей, никто не застрахован, но нужно давать молодым хореографам пробовать себя.

– Сейчас, перед бенефисом, в каком режиме живете?

– Я «сова», причем какая-то безумная: засыпаю в 3 – 4 утра, вставать надо в полдесятого. Завтрак, урок...

– Слышала, конину едите?

– ...был такой период. Проблемы были со спиной, я ходил лечиться к одному православному казаху Даулету – он посоветовал есть конину, показал, как готовить. Довольно вкусно. Так... после урока второй завтрак, и только после этого начинается день. А день – это сначала репетиция классических партий, где я верчусь и прыгаю, потом репетиция с девочками, например «Рубины» или Ромео, потом репетируем «Юношу и Смерть», потом номер «101» – будет премьера... Вот такой сейчас режим.

ФОТО предоставлено пресс-службой театра


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Мар 01, 2013 8:38 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 01, 2013 8:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022902
Тема| Балет, Астрахань, Персоналии, Константин Уральский
Авторы| Анастасия Дмитривеа
Заголовок| Константин Уральский: «Все ждали, что я сложу сумочку и уеду»
Где опубликовано| «Каспий.Инфо»
Дата публикации| 2013-02-28
Ссылка| http://kaspy.info/kultura-novosti/6684-konstantin-uralskij-vse-zhdali-chto-ya-slozhu-sumochku-i-uedu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Главный астраханский балетмейстер – о себе и работе

Общественность продолжает обсуждать нападение на худрука Большого театра Сергея Филина. Между тем в схожей ситуации год назад оказался балетмейстер Астраханского музыкального театра Константин Уральский. Он был избит в подъезде своего дома неизвестным. О том, чем завершилось расследование дела о нападении, а также о том, почему угрозы не заставили его бросить работу в Астрахани, маэстро рассказал журналисту «Каспий.Инфо».



- Константин Семенович, вы хорошо знаете художественного руководителя балета Большого театра Сергея Филина. Тяжело, наверное, было услышать новость о том, что на него напали?

- Конечно. Мы коллеги и приятели уже лет 20. Сережа младше, но мы уже в таком возрасте, когда разница в годах не так заметна. Это очень хороший человек. Не так давно стал занимать руководящие должности, проявил себя в театре Станиславского и Немировича-Данченко, потом перешел в Большой. Я поддерживаю Сергея во всех начинаниях, у нас схожее понимание того, как руководить сегодня балетным коллективом. Он из тех, кто непреклонно стоит на традициях. А в нашем обществе проще продаться, быть профессионально непреклонным – бывает даже опасно.

- За свою профессиональную непреклонность и пострадал Сергей Филин?

- Да. Театр – это эмоционально сложная вещь, это работа с творческими людьми. Инцидент с кислотой связан с профессиональной деятельностью – это уже не вызывает никаких сомнений. Я не следователь, не владею информацией. Конечно, мы с коллегами обсуждаем какие-то догадки.

- У наблюдателя со стороны отношение к людям искусства – как к людям высокого духовного развития. И вдруг – кислота, какие-то разборки. Как это может совмещаться?

- Конечно, когда произошла история с Сережей, появились разные статьи, передачи, где проскальзывали самые неприятные мысли и теории. Между тем человек сильно пострадал, ему очень больно и очень тяжело. Вы говорите, откуда в театре все это берется? Театр – отражение общества, отражение того, в чем мы живем.

- Это чисто российский способ решения проблем? За рубежом в театре что-то подобное происходит?

- В любом государстве есть хорошие и плохие люди - вопрос в отношении к этому общества. Как контролируется? Как пресекается? Порицается ли? Мы с вами прекрасно знаем, что в обществе много негатива. Мы стали злее и невнимательнее. Мы это видим на улицах. Вы посмотрите, как общаются в магазине с кассиром покупатели, которым что-то не понравилось? Посмотрите, как разговаривает кассир с клиентами?

- Раньше писали, что на вас тоже напали – некий человек в маске. Как это было?

- Я шел домой, зашел в подъезд. Уже прошел к лестнице, когда мужчина попросил подержать входную дверь. Потом мне говорили: ты что, не знаешь правил вежливости в России? Никому ничего не поддерживать, никому ничего не открывать, будешь целее. Но я обернулся к двери, увидел мужчину в медицинской маске. Мужчина стал сильно кашлять. Первая моя реакция – раз он больной, надо держаться подальше. Я стал быстро уходить на лестницу, чтобы оказаться подальше. Пошел пешком в надежде, что мужчина поедет лифтом. К сожалению, он не оторвался, а стал меня догонять. В момент, когда я притормозил, чтобы пропустить вперед, мужчина несколько раз ударил меня по лицу кастетом.

- Насколько сильные травмы получили?

- Сильная травма нижней челюсти. Меня еще спасло, что я стал уходить от ударов. Должно быть, я закричал, после этого нападавший быстро скрылся. Первая мысль была – побежать за ним. Я даже не осознавал, что мне нанесены довольно ощутимые увечья.

- В этом человеке не узнали какого-то знакомого?

- Нет, абсолютно незнакомый человек.

- Полиция не продвинулась в поисках?

- Нападавший пойман и осужден. Получил год условно. Может, я реагирую как человек, который пострадал, но нападение было спланировано, продумано, я знаю, по причине чего это было организовано. Там была прямая связь с театром, как это принято говорить, с моей профессиональной деятельностью.

- Нападавший был нанятым уголовником?

- Нет, совсем не уголовник. Кто именно, не скажу – кто хочет, может получить информацию в полиции или суде. Скажем так – он был очень близок кое-кому из театра.

- Мотивы у него появились в связи с вашим назначением на руководящую должность?

- Ну да. Видимо, считали, что я уйду, сдам свои позиции, сложу сумочку и уеду. Кроме того, мне поступали серьезные угрозы по телефону. «У тебя, - говорили в трубку, - осталось две недели!»

- Правоохранительные органы не смогли установить, кто звонил?

- Следствие решило, что это тот же самый человек, который был осужден. Всем понятно, чем это было вызвано и кем это было вызвано. Но, к сожалению, ничего не доказано.

- Скажите, это первый подобный случай в вашей карьере? Конкуренты не пытались раньше строить козни?

- Я занимаюсь своей профессией уже много лет, с 90-х – на должностях, подобных нынешней. Долго работал за границей, руководящую карьеру начал в США. Могу сказать, что никаких угроз не слышал, пока не приехал в Российскую Федерацию. Но сначала угрозы были типа «Я тебе покажу!», «Будешь у меня прощения просить!» Неприятно.
Увы, у нас принято любой конфликт на улице разрешать хамством. Мы не говорим соседям «Доброе утро!» с улыбкой. Вместо этого: «Доброе утро, ты чего здесь стоишь?!» Тех, кто долго пробыл за границей, все это сначала очень раздражает.
Пока работал в Челябинске, у меня была такая привычка – каждое утро покупал бутылочку воды в киоске. Каждое утро была одна и та же продавщица. Она не могла не запомнить постоянного клиента. Но на мое «Доброе утро! Дайте, пожалуйста, бутылочку воды» она никогда не отвечала. Брала деньги. Говорил «Спасибо» - молчала в ответ. Потом однажды я спросил: «Ну почему же вы ни разу не пожелаете доброго утра, не скажете спасибо или пожалуйста?» Она посмотрела ненормальными глазами, на следующее утро улыбнулась: «Пожалуйста». Видимо, ей привычней видеть, как кидают деньги, и слышать «Дай!»

- Давайте теперь поговорим о хорошем. Что уже успело случиться приятного в Астрахани?

- Мы открыли сезон большой, значительной постановкой – «Лебединое озеро» Петра Ильича Чайковского в новой редакции. Масштабный спектакль к открытию новой балетной труппы. Приехало много гостей. Были народные артисты Советского Союза, представители Союза театральных деятелей, гости из-за границы. Премьера прошла очень удачно.
22 февраля у нас еще одна, небольшая, премьера. Это одноактный балет со старинной хореографией Жюля Перо 1843 года. Мы стараемся сохранить лучшие образцы хореографии, то, что ставилось в России в конце ХХ века, что войдет в список классики, возможно, через сто лет и таким образом сохранится.
«Наяда и рыбак» - небольшой, незатейливый балет. Сюжет: русалка решила пококетничать с рыбаком и попадает в деревушку, где живут рыбаки и их подруги. Постановка должна понравиться тем, кто любит классический балет.
В апреле у нас будет еще одна премьера – это один из моих собственных спектаклей, поставленный по произведениям Эриха-Мария Ремарка. Он называется «Танец белых орхидей».

- А еще вы курируете детскую балетную школу. Как оцениваете начинание?

- Балетная школа открылась здесь по решению Александра Александровича Жилкина, и я являюсь ее руководителем. У нас прошел очень серьезный отбор. Даже не ожидал, что придет столько детей. 11-летние мальчики и девочки в декабре уже показали свой полугодовой контрольный урок. И это теперь совсем другие дети, чем те, что к нам пришли, - посвященные в серьезную профессиональную работу.
Еще у нас есть группа старшего обучения, 13-14 лет. Они занимаются по другой программе, готовятся как артисты ансамбля. Глаза уже горят. Начинаю привлекать девчушек к эпизодическим ролям в спектаклях.
Школа не может существовать без театра. Театр, по большому счету, не может существовать без школы. Это взаимосвязанные вещи. И это в любых сферах так, думаю, в спорте, в журналистике.
Цикл нельзя ломать - одно без другого умрет.

- Раньше вы в Астрахани не бывали. Зато много жили за границей. Какое у вас впечатление от нашего города?

- Вспоминаю свой первый приезд, когда меня пригласила министр культуры Ирина Тарасова – встретиться, поговорить. Тогда театр еще не был достроен. Испытал весь эмоциональный спектр чувств. Я люблю старые города, люблю историю, историю России – это глубокие корни, глубокие традиции - церкви, кремль, узкие улочки. Больно смотреть, как погибают старинные двухэтажные дома. Понятно, что нет предпринимателя, готового в них вложиться, - ему проще построить быстро, из гипсокартона какой-нибудь склад.

- У вас в планах задержаться здесь надолго?

- Иначе бы не приехал. Я не в том возрасте, чтобы совершать какие-то карьерные шаги. У меня в жизни их уже было достаточно. Своим талантом и трудом добился положения одного из ведущих хореографов, известного в России и в мире. В моем возрасте уже не цепляются за должность когтями с мыслью «а потом я прыгну туда». Здесь, в Астрахани, очень интересное начинание, которому пригодились мои знания и опыт. Такой масштабный проект позволяет использовать все мои навыки. Я могу применить себя полностью в создании новой труппы балетного репертуара.

- Вас считают авангардистом, верно?

- Я уже немолодой человек, но я современный хореограф, разговариваю современным языком. Другое дело - я очень консервативен в вопросах классического наследия. Я не приемлю неуважительного отношение к традициям. От нас - и от меня, и от Сережи Филина — зависит, каким балет будет завтра, через 20 лет. Мы передадим его в руки тех молодых людей, что работают с нами. Работая, они невольно становятся нашими учениками. Хореографы, с которыми работал в Большом театре, за рубежом, были моими учителями. А их педагогами были мастера предыдущих поколений. Когда меня спросили в Америке, кто ваши учителя, я назвал Мариуса Петипа, Александра Горского, Юрия Григоровича, Леонида Лавровского. Да, я у них не учился, они умерли задолго до меня.
Русский балет – это наше достояние. Мы очень любим выплескивать с водой ребенка. А потом через 50 лет по крупицам восстанавливать. Восстанавливать храмы, выкупать обратно картины. Поэтому я очень консервативен в вопросах исполнения и сохранения классического наследия.
Помните, было такое выражение: «У нас есть космос, хоккей и балет»? Балет в советское время очень поощрялся правительством. Когда русский балет выезжал за границу – это было не только актом искусства, это было политическим событием. Не хочу сказать, что мы потеряли позиции, ни в коем случае. Но я приехал в Астрахань и увидел, что губернатор стоит на той же самой позиции. Поэтому я поверил, что нужно приехать в Астрахань.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 01, 2013 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022903
Тема| Балет, Фестиваль балета «Мариинский», Персоналии,
Автор| Ольга «Ъ» Федорченко специально для VTBrussia.ru
Заголовок| Мариинcкий нам покажет
Главные герои и события балетного фестиваля в Санкт-Петербурге

Где опубликовано| VTBrussia.ru
Дата публикации| 2013-02-27
Ссылка| http://vtbrussia.ru/culture/gamt/news/235139/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Фестиваль балета «Мариинский» символично появился в первый год нового тысячелетия, в 2001-м, и все эти годы поддерживается банком ВТБ. Прошло всего лишь десять лет с момента возвращения театру его исторического имени, и в избалованном фестивалями хореографическом мире властно утвердился новый бренд – Mariinsky. Концепция фестиваля обозначилась сразу: в художественных приоритетах организаторов – обязательная ежегодная премьера и приглашение лучших творческих сил.

Как молоды мы были, как верили в себя


Танцовщик Нью-Йорк Сити Балет Чейз Финли в спектакле «Аполлон». Вероятно, будущий любимец российской публики. © Paul Kolnik. Пресс-служба Мариинского театра

Первый «выпуск» фестивальной антологии остался в истории театра, наверное, как самый-самый. Самый эпатажный – премьера «Щелкунчика», где главная роль отводилась художнику: Михаил Шемякин оживил гофманианские видения собственной фантазии. Самый звездный – в Санкт-Петербург одновременно приехали ньюсмейкеры балетного мира, которых трудно застать не то что в один вечер в одном театре, но и в одной стране и на одном континенте: Владимир Малахов из Берлина, Николай Цискаридзе из Москвы, Хосе Кареньо и Итан Стифель из Нью-Йорка и Карлос Акоста из Лондона. Еще одной «фишкой» фестивальных дней стали «смешанные пары» – примы и премьеры ведущих мировых театров вместе танцевали репертуарные спектакли, предоставляя зрителям удивительную возможность увидеть различные художественные интерпретации. В рамках первого фестиваля состоялся самый длинный – в пяти отделениях – финальный гала-концерт. А еще, наверное, самый первый «Мариинский» сейчас воспринимается как один из самых ностальгических, напоминая, что труппа Мариинского театра в тот момент находилась на пике «спортивной формы», когда петербургскую регистрацию еще имели Светлана Захарова и Игорь Зеленский, когда еще танцевали Жанна Аюпова и Юлия Махалина, Фарух Рузиматов и Андриан Фадеев.

Час пик


Фестиваль открывается балетом «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева в хореографии Леонида Лавровского. За дирижерским пультом — маэстро Валерий Гергиев. В роли Джульетты — Диана Вишнева. © Наталья Разина. Пресс-служба Мариинского театра

Фестиваль утвердился с первого же раза. Звезды приезжали в Мариинский одна за другой, как поезда в метро в час пик. Второй форум запомнился массированным вторжением звезд Парижской Оперы в мариинский репертуар: Аньес Летестю станцевала «Лебединое озеро», Манюэль Легри – «Манон», а Орели Дюпон стала первой иностранкой, исполнившей легендарный балет Леонида Лавровского «Ромео и Джульетта». Вскоре петербуржцы уже привычно отбивали ладони и кричали «Браво!» Марии Ковроски, Паломе Эррера, Алине Кожокару, Лучии Лакарра, Роберто Болле, Йохану Кобборгу, Матье Ганьо. Были фестивали, так сказать, «женские»: в 2005-м прошла великолепная триада бенефисов Ульяны Лопаткиной, Дианы Вишнёвой и Дарьи Павленко; следующий форум уравновесили творческими вечерами Николая Цискаридзе, Игоря Зеленского и Фаруха Рузиматова.

Вряд ли еще сыщется театр, которому удалось заполучить к себе на постановку практически всех хореографических классиков современного балетного театра, и все это – в течение какого-то десятка лет! Интеллигент Джон Ноймайер и танцевальный радикалист Анжелен Прельжокаж; профессор высшей балетной математики Уильям Форсайт и порывистый Алексей Ратманский; упоенный стилист-романтик Пьер Лакотт и увлеченный хореограф-«архивариус» Сергей Вихарев; хореограф «Черного лебедя» Бенджамин Мильпье и супружеская пара Поль Лайтфут – Соль Леон.

Гастрольный сезон


Прима-балерина Мариинки Екатерина Кондаурова идет на рекорд: за один вечер она исполнит заглавные партии во всех трех балетах Баланчина из серии «Драгоценности». © Наталья Разина. Пресс-служба Мариинского театра

У фестиваля есть и своя изюминка – «творческие вечера» театральных трупп. Новый для фестиваля формат мини-гастролей понравился публике чрезвычайно и успех имел значительный. Эксперимент начался в 2007 году программой «Большой в Мариинском», когда московская труппа показала свои последние, самые горячие премьеры: «Игра в карты» (хореография Алексея Ратманского), Misericordes/«Милосердные» (Кристофера Уилдона), а также балет Твайлы Тарп «В комнате наверху». А солисты Большого Николай Цискаридзе, Мария Александрова и Наталья Осипова (которая в тот момент даже еще не была официально переведена в ранг первой солистки) приняли участие в балетах Мариинского театра «Баядерка» и «Дон Кихот». В 2010 году город на Неве посетила балетная труппа Лионской Оперы с эпатажной для российской публики, но ставшей уже классикой для европейцев «Жизелью» Матса Эка. В 2012-м пришел черед легендарного театра «Бежар Балет Лозанна» с хрестоматийными постановками мастера – и прежде всего «Болеро» на музыку Равеля. Фестиваль дал возможность высказаться азартному поколению молодых хореографов – практически ежегодно в рамках «Мариинского» проходили премьеры Кирилла Симонова, Никиты Дмитревского, Алексея Мирошниченко, Юрия Смекалова, Ноа Гелберта, Эмиля Фаски.

Фестивальная чертова дюжина

В восточном календаре 12 лет обозначают законченный цикл. Что ж, фестиваль балета «Мариинский» прошел один жизненный цикл. Таким образом, в 2013 году, будем надеяться, 13 фестиваль начнет новый виток своей истории. Что же готовит зрителям «Мариинский-2013»? Вот пять событий 28 февраля – 10 марта, которыми не стоит пренебрегать.

1. Звезды зажигают. Прежде всего стоит идти смотреть стартовые спектакли фестиваля, которые по традиции танцует звездный состав. 28 февраля и 1 марта балет «Ромео и Джульетта» исполнят Диана Вишнёва и Владимир Шкляров. Если не сможете купить билетов (что неудивительно), то имейте в виду: спектакль 1 марта будет транслировать европейский телеканал Mezzo.

2. Форсайт из первых рук. Возобновление балетов Уильяма Форсайта «Головокружительное упоение точностью»/The Vertiginous thrill of exactitude и «Там, где висят золотые вишни»/In the middle somewhat elevated (3 марта), которые не исполнялись несколько лет. В этот же вечер аутентичнейшие исполнители хореографии Форсайта – артисты «Forsythe company» представят двадцатиминутную работу мастера для четырех исполнителей «N.N.N.N.». Разумеется, в театре будет присутствовать сам мистер Форсайт.

3. Новые рекорды. 5 марта на необычный творческий эксперимент пойдет прима-балерина Мариинки Екатерина Кондаурова. В один вечер Кондаурова исполнит три главные партии в «Драгоценностях» Джорджа Баланчина, которые традиционно исполняются тремя разными балеринами, и соберет свою коллекцию ювелирных изделий – «Изумруды» (дебют), «Рубины» и «Бриллианты».

4. Специальное событие фестиваля – творческая мастерская молодых хореографов (9 марта в 15.00), на которой свои работы покажут Владимир Варнава, Никита Дмитревский, Илья Петров, Антон Пимонов, Юрий Смекалов, Эмиль Фаски. После показа пройдет обсуждение работ. Постановщики встрется с критиками и зрителями – и это, пожалуй, самый смелый проект театра.

5. Праздничный салют. На заключительном гала-концерте 10 марта выступят приглашенные звезды и солисты Мариинского театра: Чейз Финли, Ольга Есина, Ульяна Лопаткина, Олеся Новикова, Тимур Аскеров, Андрей Ермаков, Вадим Мунтагиров, Владимир Шкляров, Константин Зверев.

Автор: Ольга «Ъ» Федорченко специально для VTBrussia.ru

Фото: Пресс-служба Мариинского театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 02, 2013 8:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022904
Тема| Балет, БТ, Фестиваль wwb@llet. ru, Персоналии,
Автор| Вера ЧИСТЯКОВА, фото: Фатима БОЗИНА, Алексей ЯКОВЛЕВ
Заголовок| Большой "ловит в сеть" лучших современных хореографов
Где опубликовано| "Танцевальный Клондайк"
Дата публикации| 2013-02-28
Ссылка| http://dancerussia.ru/publication/313.html
Аннотация|

Для современного человека и современного художника жить жизнью всего мира – не роскошь, а необходимость. Именно поэтому художественному руководителю балетной труппы Большого театра Сергею Филину пришла в голову идея о создании международного фестиваля wwb@llet.ru Название придумано по аналогии с названием всемирной паутины (worldwideweb), но слово «паутина» заменено словом «балет» (worldwideballet). Последнее «ru.» говорит о том, что эпицентром мирового балета становится Россия (сцена Большого театра).



Художественная цель фестиваля – показать, что балет объединяет людей со всех концов земли, что хореографы и танцовщики разных стран находятся в постоянном взаимодействии, что балетный мир сегодня не имеет границ, что он по-настоящему свободен.
Первый фестиваль wwb@llet.ru познакомил с двумя зарубежными балетными труппами (Балетом Монте-Карло, Балетом Сан-Франциско), которыми руководят талантливые хореографы современности Хельги Томассон и Жан-Кристоф Майо. Балет Сан-Франциско приготовил в подарок русским зрителям щедрый дивертисмент. В программе были: Хельги Томассон, Кристофер Уилдон, Дэвид Бинтли, Эдварда Льянг. Труппа Балета Монте-Карло представила спектакль «Дафнис и Хлоя» о красоте и безумстве плотской любви и красоте человеческого тела, которая, в принципе, и привела к рождению танца на земле (шедевр Жана-Кристофа Майо (2010)на музыку Мориса Равеля).
В рамках фестиваля прошли две премьеры Большого. Артисты впервые исполнили балет Юрия Посохова «Классическая симфония» (музыка Сергея Прокофьева, поставлен в 2010-м году, как посвящение учителю — Петру Антоновичу Пестову, великому педагогу, «отцу» лучших принцев русского и западного балета) и мировую премьеру балета Йормы Эло «Dreamof Dream» (музыка Второго фортепианного концерта Сергея Рахманинова). Оба спектакля вошли в репертуар театра.
Для более качественной «перезагрузки» зрителей креативный худрук Большого организовал «беспроводное общение» между сценой и залом. В антракте в фойе театра каждый зритель мог обменяться глаза в глаза эмоциями с любимым артистом и получить от него на память подписанный постер. Для «внесценической жизни» артистам было выдано эффектное «спецобмундирование» – футболки с символикой фестиваля.



Мечты ЭЛО ...

Дай немного Любви!
Протяни на Ладони…
Я пущу её в Лабиринт
Дверей…
Дней…
Слов…
Жизни…
Вечности…
И Боли…


В балете «Dream of Dream» (хореограф Й. Эло) музыке Рахманинова с её патетической лирикой противостоит простота хореографических форм – возникает будоражащий диссонанс. Яркие монохромные костюмы с ясным акцентом на горизонталь интересно полемизируют с «вертикальными настроениями» движений. Импровизационного характера игра цветовых пятен и линий уже сама по себе является сюжетом. Однако танцовщики Большого балета не могли не прочувствовать всем сердцем Мечты Эло, бессюжетный балет превратили в психологическую драму.



Калейдоскопически накладываются друг на друга истории человеческой любви. Между парами невольно устанавливается некая связь: чувства отражаются, повторяются, существуют параллельно, противостоят друг другу, сплетаются в сложную паутину. Шагая по лабиринту судьбы, кто-то расстаётся с кем-то ради другой встречи. Созерцание этого гармоничного хаоса наводит на мыль о том, что в мире всегда есть тот, кто переживает то же, что ты сейчас, что у каждого человека есть эхо, которое он не всегда слышит, и что наша исключительность мнимая, что мир – это единство противостояний, контрастные унисоны, прекрасная музыка, управляющая нашими вечно сомневающимися душами.
Драматургическим центром спектакля становится скрытый конфликт счастливой пары (в исполнении Влада Лантратова и Ольги Смирновой) и Девушки - Одиночество (Екатерина Шипулина).
В дуэте влюблённых героев Ольги Смирновой и Владислава Лантратова не только идеальный физический контакт, но некая связь на уровне интуиции, какая бывает только между «слишком» родными. Партнёры словно два сообщающихся сосуда – чувства одного перетекают в другого, заполняют его душу до краёв и восторженной волной вновь накрывают того, кто явился их посланником. Желания партнёра угадываются лучше, чем свои собственные. Какое бы расстояние не разделяло их, они соединены вечным объятием глаз и сердец, они вечное единое целое.



По силе воздействия строгий и глубокий танец Екатерины Шипулиной равноценен музыке Рахманинова. Кричат, говорят, шепчут, поют линии танца балерины о девушке, для которой весь мир пуст и чужд – люди вокруг фатально оказываются «не её» и она фатально ничья. Она страдает от одиночества, и одновременно, остро нуждается в нём. Она мечтает о мечте, но мечта забыла думать о ней. Встречи происходят для расставаний. Человек, как жертва, и как провокатор собственной трагедии – вот Её тема в балете, которая невольно становится главной темой спектакля.

Классическая симфоия в исполнении оркестра Большого Балета

Балет «Классическая симфония» прозвучал в рамках фестиваля очень уместно. В балете задействована юная часть труппы – поколение next. Хореограф Юрий Посохов и танцовщики Большого нарисовали портрет современного человека – в серьёзности есть доля лёгкой иронии, привычное неожиданно оборачивается непривычным.



Сделав ставку на мужские синхроны, хореограф не прогадал. Танец харизматичных мужчин Большого был сокрушительно мощным и убеждал в том, что на мужской стремительной энергии и силе держится мир. В премьерный состав вошли: Семён Чудин, Владислав Лантратов, Артём Овчаренко, Вячеслав Лопатин, Иван Алексеев, Дмитрий Дорохов, Максим Суров, Артёмий Беляков.
Пара Семён Чудин – Кристина Кретова способна вызвать восторг у самого искушённого зрителя. Танец Кристины сочетает несочетаемое – мягкость и резкость, хаотичную ломкость и академическую строгость. Она властвует над хореографическим текстом, украшает им себя. Семён ловок, скор, изящен; как партнёр, безупречен – это подталкивает Кристину к очаровательному баловству в его сильных надёжных руках. Их дуэт виртуозен до крайности, но эта виртуозность будто случайна, в ней нет спортивной целеустремлённости, а есть жажда риска, которая интригует зрителей.
Очень ярко прозвучало в «Симфонии» соло Артёма Овчаренко. Это соло лукавого свободолюбивого хулигана. Танцовщик забавляется, дурачится, балагурит, «пугает» зрителей тем, что вот-вот его тело забудет о том, что такое равновесие, а потом вдруг демонстрирует железный контроль над ним. Руки и ноги будто убегают от хозяина, а он их любовно журит, призывает к порядку, возвращает «домой», придаёт телу строгий вид лишь для того, чтобы, мгновение спустя, снова сбросить оковы и забыть о всяких правилах хорошего поведения
Девушки Большого танцуют в эротичных пачках телесного цвета. Их капризный игривый ритмически изменчивый и пластически разнообразный танец то манит безмятежной легкомысленностью, то удивляет дерзкой остротой и создаёт портрет идеальной женщины дня сегодняшнего – сексуально раскрепощенной и недосягаемой.

Успех первого фестиваля wwb@llet. ru подтвердил, что он не зря появился на международной балетной карте. Художественный руководитель балетной труппы Большого театра Сергей Филин планирует сделать его ежегодным. В конце сезона в сети wwb@llet. ru вновь встретятся для творческого общения лучшие современные хореографы и танцовщики, а зрители Большого получат уникальную возможность оценить развитие нового искусства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 02, 2013 9:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022905
Тема| Балет, Львовский театр оперы и балета, Персоналии, Наталья Слободян
Автор| Татьяна КОЗЫРЕВА, «День» Львов
Заголовок| 27 февраля Наталья Слободян празднует на сцене свое... 90-летие
Где опубликовано| газета "День" №36, (2013)
Дата публикации| 2013-02-27
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/ru/article/kultura/bravo-ukrainskaya-ulanova
Аннотация| Юбилей


ГРАНД-БАЛЕРИНА И ПЕДАГОГ НАТАЛЬЯ СЛОБОДЯН У БАЛЕТНОГО СТАНКА / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ЛИТЕРАТУРНОЙ ЧАСТЬЮ ЛЬВОВСКОЙ ОПЕРЫ

Имя народной артистки Украины Натальи Васильевны Слободян знатоки балета ставят в один ряд с самыми известными звездами мира. Ее называли украинской Улановой, а прославилась львовская балерина прежде всего партиями Авроры в «Спящей красавице» и Одетты-Одиллии в «Лебедином озере» Петра Чайковского, Никии в «Баядерке» и Китри в «Дон Кихоте» Людвига Минкуса, Марии в «Бахчисарайском фонтане» Бориса Асафьева. Особая страница творчества Натальи Слободян — образы, которые танцовщица создала в украинских балетах: Маруся Богуславка («Маруся Богуславка» Анатолия Свечникова), Лилия («Лилея» Константина Данькевича), Дзвинка («Платок Довбуша» Анатолия Кос-Анатольского).

Во Львовском театре оперы и балета Наталья Слободян работает почти семьдесят лет (с... 1944-го)! В город Льва попала по окончании Киевского хореографического училища. На родной сцене Наталья Васильевна танцевала все ведущие партии европейского репертуара. В начале 1970-х перешла на преподавательскую работу — педагога-репетитора и до сих пор, несмотря на почтенный возраст, передает свой бесценный опыт молодым танцовщикам, ежедневно обучая их не только хореографическим тонкостям для создания лучшего сценического эффекта — последовательности шагов, движений, фигур, но и преданности балетному искусству, верности его традициям.

1 марта в Национальном театре оперы и балета им. С. Крушельницкой состоится гала-концерт в честь уважаемой юбилярши, участие в котором примут ее ученики, которые съедутся в этот день во Львов из разных городов Украины и из-за зарубежа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 02, 2013 10:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022906
Тема| Балет, Башкирский театр оперы и балета, Персоналии, Шамиль Терегулов
Автор| Ольга КУРГАНСКАЯ
Заголовок| «Благословляю все свои творенья…»
Где опубликовано| Газета «Истоки» (Уфа)
Дата публикации| 2013-02-13
Ссылка| http://www.istoki-rb.ru/detail.php?article=3570&sphrase_id=385372&#
Аннотация|



В 2008 году шестидесятилетним юбилеем завершился земной путь Шамиля Терегулова. С ранней молодости плененный божественной Терпсихорой, мастер не мыслил себя вне балета. С его именем открылась объемная глава в истории развития башкирского хореографического искусства.

Февральским вечером в театре оперы и балета состоялся концерт, посвященный заслуженному артисту России, народному артисту Республики Башкортостан Шамилю Терегулову, чьи сценические постановки живут и по сей день.

«Ушел, оставив сорок дел…»

На экране высветился знакомый образ художника. Над залом поплыли шопеновские звуки Седьмого вальса, на тихую и нежную печаль которых, казалось, откликнулся далекий поэтический голос Шандора Петефи:



Нетронутая приумолкла лира.

И, звон ее услышав в тишине,

Мы вспоминаем не о музыке оркестра,

А только лишь о лопнувшей струне…



Окончив Пермское хореографическое училище, молодой Шамиль Терегулов приехал в Уфу. Это был яркий танцовщик. Поклонники и друзья помнят его темпераментного Эспада в «Дон Кихоте», злого Лешего в «Шурале», властного Нурали в «Бахчисарайском фонтане».

Перейдя рубеж своего 40-летия, артист становится руководителем балетной труппы. На его долю выпало трудное время. В эпоху перестройки, когда всем было не до культуры, верноподданные музыки и танца верили в духовную силу искусства и ждали от него светлых, чистых чувств. Так, в те годы в редакции уфимского балетмейстера появился спектакль «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева, ставший настоящей сенсацией. Возобновив «Сильфиду» Хермана Левенсхольда, он обратился к «Кармен-сюите», «Шопениане» и восстановил «Вальпургиеву ночь». И наконец в год своего пятидесятилетия осуществил премьерную постановку балета «Журавлиная песнь», рассказав нам эту историю любви собственным сценическим языком.

Мы уже привыкли к традиционному фестивалю памяти Рудольфа Нуреева, который зародился в 1993 году по инициативе Юрия Григоровича. Но в трудные перестроечные времена, когда за рубежом отчаяния невозможно было углядеть страну счастья, праздничные огни уфимского фестиваля не погасли лишь благодаря Шамилю Терегулову. И на сегодня этот международный проект является одной из визитных карточек культуры Башкортостана.

Посвящается мастеру

В тот вечер сцену делили между собой мастера и подмастерья, воспитанники хореографического колледжа имени Р. Нуреева. Под мелодию Чайковского мы попадаем в «лебединое царство», где юные балерины резвятся в «Танце маленьких лебедей». А затем, выпорхнув в своих ярких костюмах на сцену, они закружились в праздничном хороводе «Испанских миниатюр».

Музыка и фантастические видения знакомых образов влекли нас на тот сценический перекресток столетий, где можно было встретиться с бессмертными веронскими влюбленными из трагедии Шекспира, с героями сказки Гофмана и с роковой Кармен, явившейся нам со страниц новеллы Мериме…

В постановке Юрия Григоровича звучит Адажио Чайковского из балета «Щелкунчик», представляющее великолепный дуэт Гузели Сулеймановой – Дмитрия Марасанова. Еще одна сцена этой рождественской сказки впечатлила пластикой движений и точностью хореографического рисунка солистов Ирины Сапожниковой и Ильнура Гайфуллина в сопровождении артистов балета и детских голосов оперной студии.

Монолог Тореадора из «Кармен-сюиты», озвученный хореографическим языком Алисии Алонсо, открыл нам имя петербургского гостя, представителя Академии русского балета имени А. Вагановой Алексея Атаманова. Монолог Кармен под музыку Бизе – Щедрина стал откровением души Гульсины Мавлюкасовой.

Почтить светлую память балетмейстера пришли артисты ансамбля народного танца имени Ф. Гаскарова. Представляя легендарную «Зарифу», они, как всегда, покоряют публику отточенной техникой, синхронностью движений и орнаментальным узором четких линий.

Нуреевский фестиваль прошлого сезона оставил в памяти премьерную постановку «Корсара», где роль разбойника Бирбанто исполнял эксцентричный Руслан Абулханов. А в гала-концерте его «Золотой божок» из «Баядерки» стал еще одним свидетельством высокой техники танцовщика. И вот новая встреча с ним – в современном балете «Тарас Бульба» Соловьева-Седого. Вариация Остапа захватывает мощью шпагатных прыжков артиста, отражающих воинственный характер и силу духа его героя. Впечатляет и молодой, столь же яркий характерный танцовщик Искандер Мурасов в образе Хулигана из балета «Барышня и Хулиган». Вот он, гроза заводских окраин, – городской костюм, сдвинутая на лоб кепка, руки в карманах… Его дивертисмент поражает отточенностью, раскованностью движений и полетностью устрашающих прыжков. И все эти действия сопровождает музыка Шостаковича, полная задора и юмора.

Выходя к публике, артист представляет не только сценический образ, но и труд своих закулисных коллег, без чьих рук не может состояться ни один спектакль. Их присутствие – и в успехе, и в эффектном облике танцовщика, когда жест, грим, костюм – всё в нём живет. И пусть в шуме аплодисментов эти «бойцы невидимого фронта» услышат зрительскую благодарность и признание их рукотворчества.

Фонтан любви, фонтан живой

Хореография Шамиля Ахмедовича всегда требовала от солистов не только технического мастерства, но и творческой мысли, которую нужно донести до зрителя. Его постановку Танца рыцарей из «Ромео и Джульетты» сегодня продемонстрировали Ильнур Гайфуллин и артисты балета.

Большой сценой из «Бахчисарайского фонтана» Асафьева завершился вечер, посвященный мастеру танца.



В Тавриду возвратился хан

И в память горестной Марии

Воздвигнул мраморный фонтан…

Младые девы в той стране

Преданье старины узнали,

И мрачный памятник оне

Фонтаном слез именовали.



Полный нежности и страстной тоски голос Резиды Аминовой и динамичное звучание хора внесли эмоциональный оттенок в танцевальную драматургию этой сцены, озвученной «языком мучительных страстей» Валерии Исаевой, Гульсины Мавлюкасовой и Рината Абушахманова.

…Грустно сознавать, что этого замечательного человека, талантливого балетмейстера и педагога нет среди нас. Но во всех постановках живет его мятежная душа, с каждым спектаклем возвращаясь на солнечный олимп – в истинное свое отечество.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18925
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 05, 2013 6:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022907
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Гастроли БТ, Персоналии,
Автор| Екатерина Ружьева
Заголовок| Большой театр в Екатеринбурге
Звёзд хватило на всех

Где опубликовано| Газета «Екатеринбургский государственный академический театр оперы и балета», №1 (33)
Дата публикации| февраль 2013
Ссылка| Спасибо форумчанке Русалка за предоставленную статью
Аннотация| ГАСТРОЛИ Большого театра

16 и 17 февраля 2013 года на Екатеринбургской сцене с большим успехом прошли выступления балета Большого театра России.
Этих гастролей на Урале ждали с нетерпением – почти все билеты на оба представления были раскуплены зрителями задолго до появления первых афиш. Инициировал выступления артистов Большого театра лично художественный руководитель балета Сергей Филин, он много раз бывал в Екатеринбургском театре, с большим интересом следит за развитием нашей балетной труппы и на этот раз собирался приехать в Екатеринбург первым. Но в январе театральную общественность повергло в шок страшное известие – на худрука Большого театра совершено зверское нападение. Спустя несколько тревожных дней стало ясно: жизни руководителя балета ничего не угрожает, но предстоит длительное лечение и реабилитация, и он не скоро вернется в строй. Едва оправившись от волнений за Сергея Юрьевича, екатеринбуржцы вновь забеспокоились: неужели выступления его подопечных придется отложить? Но подготовка гастролей шла строго по намеченному плану, и запланированные выступления состоялись точно в срок.



Уральской публике представили новинки – три одноактных балета «Аполлон Мусагет», «Классическая симфония» и «Dream of dream».
«Классическая симфония» на музыку Сергея Прокофьева в постановке Юрия Посохова и «Dream of dream» на музыку Сергея Рахманинова в хореографии Йормы Эло впервые были показаны в России в рамках Международного фестиваля балета WWB@llet.ru 29 июня 2012 года. Премьера третьего балета, который увидели уральские зрители – «Аполлон Мусагет» хореографии Джорджа Баланчина на музыку Игоря Стравинского, состоялась в Большом театре в начале октября 2012 года.
В балете «Аполлон Мусагет» в изобилии представлены классические мотивы, работа «Dream of dream» – ода современному балету с лёгким налётом авангардизма, и, наконец, балет «Классическая симфония» – своеобразный раздел между классической и авангардной хореографией.
Большой театр привёз в Екатеринбург свои лучшие исполнительские силы. В трёх одноактных балетах на сцену вышли те, кто на сегодняшний день составляет цвет российского балета. Уральские балетоманы рукоплескали великолепной Марии Александровой, виртуозной Екатерине Крысановой, изумительной Екатерине Шипулиной и их партнёрам, блистательным танцовщикам Семёну Чудину, Владиславу Лантратову, Артёму Овчаренко. В спектаклях участвовали и опытные солисты, покорившие публику безупречной профессиональной выучкой и артистизмом – Кристина Кретова, Анастасия Сташкевич, Анна Тихомирова, Анна Никулина и другие.



Уральские фанаты танца смогли увидеть и оценить также молодую поросль Большого балета и, вполне возможно, стали свидетелями рождения новых звёзд на небосклоне главного театра страны. Анжелина Воронцова, Артемий Беляков – имена, которые точно стоит запомнить.
Равноправным участником проекта стал оркестр Екатеринбургского театра под управлением главного дирижёра театра, дирижёра Большого театра Павла Клиничева.
Отметим, что Большой театр России и Екатеринбургский театр оперы и балета связывают отношения долгосрочного сотрудничества. Постановщики из Большого театра принимают участие в создании новых спектаклей в репертуаре нашего театра, солисты Большого театра выступают во многих концертных программах.
Большой театр также участвовал в юбилейных торжествах по случаю празднования столетия Екатеринбургского театра в октябре 2012 года.
Для Екатеринбурга это были уже вторые гастроли Большого театра, первые состоялись в 2008 году в рамках проекта «Большой – России».
Нынешние гастроли прошли при поддержке компании «Nespresso».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 6 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика