Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2013-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25195
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 19, 2013 12:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013021902
Тема| Балет, Кремлевский балет, Персоналии, У. Иглинг, Д. Махатели, Вангелис, А. Тимофеева, М. Евгенов
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Отчего мыши не летают под звездами Кремля?
Где опубликовано| МУЗЫКАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ №2 стр.26-28
Дата публикации| февраль 2013
Ссылка|
Аннотация|

Театр «Кремлевский балет» на сцене ГКД показал мировую премьеру балета-фэнтези «Красавица и Чудовище».


Несмотря на многие «но», этот балет – безусловный креативный прорыв для труппы и репертуара Кремлевского балета. Спектакль поставлен хореографом Уэйном Иглингом с ассистентом Стивеном Джеффрисом (Англия) на музыку грека Вангелиса – пионера электронной музыки. Вдохновленный знаменитым эстетским фильмом «La Belle et la Bête» Жана Кокто Иглинг создал свою первую хореографическую версию «Красавицы и Чудовища» в 1986 году в лондонском Королевском балете в бытность автора премьером этой компании. Это был второй балет Иглинга, нашедшего в музыке Вангелиса свою путеводную звезду. Альянс Иглинга и Вангелиса стал весьма плодотворным для музыкального театра: сперва балет «Франкенштейн, или современный Прометей» по Мэри Шелли, затем – «Красавица и Чудовище» по сказке Лепренс де Бомон, известной у нас как «Аленький цветочек» Аксакова. Свой одноактный опус Иглинг ставил на аристократа английского стиля, танцовщика Энтони Дауэлла. Затем в партии Чудовища выступил известный Джонатан Коуп. Спектакль просуществовал несколько сезонов, и после более двадцати лет забвения премьер Королевского балета и продюсер Давид Махатели предложил худруку Кремлевского балета Андрею Петрову поставить этот балет в руководимой им труппе. Свой балет Уэйн Иглинг расширил до двух актов и изменил формат для семейного просмотра. Находясь в оковах болезни под круглосуточным наблюдением врача Вангелис по творческой дружбе, бесплатно (исключительно для Иглинга) дописал исправно в срок 45 минут музыки. Причем хореограф сначала создавал танцевальный текст на другую музыку, соответственно прикладную по сюжетному контексту. Далее Иглинг подробно сообщал метро-ритмическую основу уже созданной хореографии, и Вангелис «наращивал» на нее музыкальные фрагменты, которые оркестровали Жан-Паскаль Бентус и Сильвен Моризе. (Нечто подобное, но в иных обстоятельствах и ином алгоритме уже проделывали более века назад Мариус Иванович Петипа и Петр Ильич Чайковский).

Заочно, но мастерски написанная музыка Вангелиса подчеркивает хореографический замысел. По своей сути она кинематографична и усиливает эмоциональное наполнение.

Сложностью постановки была задача стилистического соединения первого (нового) акта со вторым (старым). Это подобно тому, как снимать фильм в обратном порядке. Иглинг добавил прелюдию-интродукцию перед занавесом, кратко повествующую как Принц под воздействием волшебного порошка превратился в Чудовище. Введены новые эпизоды и персонажи: тут и кредиторы, и отношения отца и дочери, и огромный «карнавал животных» в лесу. Иглинг, видимо, вторил танцам маленьких и больших лебедей в сюите белого акта «Лебединого озера». Но вместо продуманной режиссуры получился дивертисмент, по сути служащий лишь для заполнения спектакля танцами для детей. Хореограф хотел пластически передать звериную пластику конкретных представителей фауны. Но его идеи не нашли фактического воплощения в исполнении «кремлевских» артистов. Так женский кордебалет оленей с пышными гривами и рогами, двумя парами пуантов – на ногах и на руках – мог бы дать фору ослепительным красоткам кабаре, но артистки танцуют без лоска, юмора, с дежурной заурядностью. Непонятные постановочные проблемы купировали полеты летучих мышей под колосниками, и потому квинтет перепончатокрылых резвится лишь на планшете сцены. Жаль, что в таком сказочно-волшебном балете вообще не использованы современные достижения чудо-машинерии. Также летают по лесу голубица в руках двух голубей-самцов. Квинтет волков и волчицы напоминал аналогичный структурный ансамбль из баланчинских «Рубинов». Дурно исполняемые поддержки – слабая сторона лесных танцев. Бесконечно затянутые медвежьи сцены, когда борющиеся медвежата копошатся под присмотром большой медведицы, вымучены, неинтересны и «кашеобразны».

Второй акт интереснее, хотя он тоже дивертисментный, и тут тоже мало режиссуры и сквозного повествования. Все происходит скороговоркой: ожидания и страдания Чудовища, исчезновение и появление Красавицы, превращение Чудовища в Принца. На первый план выходит дворцовый дивертисмент. Декорации дворца (художник-постановщик Ян Пьенковски) сделаны скупыми средствами. Выполненные в местных мастерских полотна задника получились нарочитыми по рисунку, несколько вне стилистики спектакля. Будоражащие воображение руки с канделябрами перешли из фильма Кокто, но в виде кордебалета пажей, дефилирующих с высокими подсвечниками. Пляску четверки шутов (в неплохом исполнении Даниила Росланова, Максима Сабитова, Алексея Минкина, Евгения Королева) Иглинг разнообразит виртуозными вариациями. Жемчужиной спектакля стало па де де Солнца (Михаил Мартынюк) и Луны (Алиса Асланова) с красивым антре, когда балерина горделиво восседает полулунным серпом на плече кавалера. Это фактически готовый эффектный концертный номер, технически тернистый, поставленный по-балетному очень любовно, с легким юмором к напыщенной классике. Партия Солнца (артист в красном костюме с золотыми поясом и лучами солнца на шее) поставлена на виртуоза и ловкого партнера. Танцы Луны (артистка в белой блестящей пачке) рассчитана на балерину со стальным носком и завидным апломбом, чей мелкий перебор ног может поспорить со стаккатными арпеджио ксилофона. Этот номер высоко поднял дансантную планку спектакля, который поставлен в традиционной классической манере, но техническая казуистика хореографии с множеством деталей изобилует прыжками и вращениями, насыщена непривычными для отечественных исполнителей движениями, переходами и связками, необычными поддержками «четвертого уровня» сложности, скольжениями на пуантах.

Па де де «Солнце и Луна» являет дуалистическую аллегорию вечного возрождения, единства противоположностей, турбулентной драматургии созидательного и чувственного соединения в сакральной субстанции мужского-женского. С другой стороны этот дуэт в исполнении «придворных этуалей» Чудовища не что иное как ликование танца и одновременно декларационная мольба о любви, обращенная к сердцу Красавицы, будто пылкое письмо-объяснение.


Александра Тимофеева (Красавица), Михаил Евгенов (Чудовище). Воспитание чувств.
Фото Валерии Комиссаровой


Для труппы Кремлевского балета было непростой задачей передать стиль изменчивых переливов, напоминающий макмиллановский, требующий легкого владения техникой (без ее выпячивания, без ложного вхождения в состояние) и подчеркивания нюансов сферы эмоций. Исполнители главных партий Александра Тимофеева (Красавица) и Михаил Евгенов (Чудовище), не будучи лицедеями балетного театра, с чисто танцевальными непростыми задачами все-таки справились. Евгенов в партии Чудовища со звериным ликом, взъерошенной шевелюрой и устрашающим оскалом с гигантскими по-кабаньи торчащими нижними клыками стремился поведать об эволюции души, а не о метаморфозах Принца и Чудовища (тем более что хореограф задумывал показать сначала заурядного красавца, а потом безобразное существо, но глубоко чувствующее). Виртуозные соло и дуэты танцовщик провел технически достойно, но центром спектакля не стал: по пластике был неубедителен и весьма далек от мятежных душевных бурь. И только отчасти это объясняется режиссерской невыстроенностью его роли. Тимофеева же неожиданно расцвела в прежде невиданной у нее ипостаси дамской элегантности. Также балерина проделала колоссальную работу в сторону выразительности стоп, пластичности тела и певучести рук.

В последний момент, за несколько дней до премьеры, был определен оркестр «Новая Россия» Юрия Башмета, ансамбль солистов «Новая классика» (дирижер Игорь Разумовский). Их исполнение дополнительно позволяло артистам полнокровнее выражать себя в этом необычном балете.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 20, 2013 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022001
Тема| Балет, Киев, Персоналии, Наталья Макарова
Авторы| Таисия БАХАРЕВА,
Заголовок| Наталья Макарова: «Приняв решение остаться на Западе, я десять дней пряталась в лесу под Лондоном»
Где опубликовано| Факты и комментарии
Дата публикации| 2013-02-20
Ссылка| http://fakty.ua/158565-natalya-makarova-prinyav-reshenie-ostatsya-na-zapade-ya-desyat-dnej-pryatalas-v-lesu-pod-londonom-skryvayas-ot-kgb
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Знаменитая танцовщица приехала из Америки в Киев, чтобы поставить в Национальной опере Украины балет «Баядерка»

Имя легендарной российской балерины Натальи Макаровой долгие годы было под запретом в Советском Союзе. В 1970 году во время гастролей в Лондоне Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова (сейчас Мариинский) Наталья Макарова приняла решение попросить политического убежища. Она осталась в Лондоне, а затем переехала в Нью-Йорк. Лишь через 20 лет Наталья Романовна смогла вернуться в родной Питер и увидеться с матерью.

Сейчас Наталья Макарова живет с супругом и сыном в Калифорнии. Правда, в своем роскошном доме бывает редко. Завершив карьеру балерины, стала хореографом-постановщиком. На прошлой неделе в Национальной опере Украины состоялась премьера балета «Баядерка», режиссером которого стала известная танцовщица. Из Киева Наталья Романовна поедет на месяц домой, а затем отправится в Лондон, потом в Стокгольм, где ее уже ждут очередные постановки.

— Наталья Романовна, вас, наверное, сложно чем-то удивить?

— Отчего же? Жизнь так многообразна, что каждый день может произойти чудо.

— Неужели верите в него до сих пор?

— Опыт всей моей жизни показывает, что ничего невозможного нет. И это не значит, что ко всему надо прилагать огромные силы. Случаются и чудеса. Поверьте мне, я их видела. Скажите, разве не чудо, что мы сегодня с вами разговариваем вот так запросто в Киеве, в замечательном, красивом городе? А недалеко от гостиницы, где я живу, Национальный оперный театр, где только-только состоялась премьера балета в моей постановке! Это ли не чудо?! Могла ли я мечтать о таком, скажем, лет тридцать тому назад. Да и вообще, оглядываясь на прожитую мною жизнь, понимаю, что многое в ней случалось по каким-то законам свыше. К сожалению, так и не успела пройтись по киевским храмам. Я ведь в вашем городе впервые. Все, что видела сейчас, — балетный класс да гостиничный номер.


*Не раз Наталья Макарова выходила на сцену в паре с Рудольфом Нуреевым

— А вы приезжайте к нам весной во время цветения каштанов.

— Мне уже говорили, что это самое красивое время года в Киеве. А что, может быть, и приеду. По крайней мере, в вашем городе я была совершенно счастлива. Балет получился именно таким, каким я его задумывала. Было непросто, но в конце концов на премьере я увидела то, о чем мечтала. И хотя сама я уже давно не танцую, до сих пор не могу спокойно сидеть в партере и смотреть, как это делают другие. Так волновалась, когда смотрела свою «Баядерку», что у меня прямо сводило мышцы. Оттанцевала, по-моему, за всех. Сколько же это лет я уже не танцую?..

— Вы оставили сцену в 1991 году, значит, прошло 22 года. Помните, что вы тогда ощущали?

— Это было очень волнительно, эмоционально и драматично. Конечно, я до сих пор помню все, что ощущала тогда. Мне кажется, все ждали момента, когда я заплачу. Но я сумела собраться и сдержалась. Стояла на сцене родного Кировского театра в Питере и глотала слезы. Но, знаете, это были и слезы радости тоже, потому что, глядя в зал, я видела сидящую в царской ложе свою маму. Вот она плакала от счастья. Тогда я поняла, что это мой последний спектакль. Как говорится, «круг замкнулся». Я вернулась на сцену родного театра, в котором сделала первые шаги в балете. Подумала: «Это подходящий момент для того, чтобы оставить сцену».

— В балетную студию вас, маленькую девочку, привела мама?

— Нет, что вы, в моей жизни было не все настолько банально. Более того, мама была против того, чтобы я занималась балетом. Она считала, что профессия артиста какая-то несерьезная, куда более надежной считается работа инженера или врача. К тому же я очень хорошо училась в общеобразовательной школе и с легкостью поступила бы в любой институт. Но в моей жизни появился балет, причем, совершенно случайно. Вообще, оглядываясь назад, я понимаю, что многие судьбоносные события происходили неожиданно для меня. Поэтому свято верю в судьбу. Можно сказать, что я фаталистка. С детства увлекалась гимнастикой. Обо мне говорили, что я без костей, очень гибкая. В возрасте 13 лет поступила в академию русского балета имени Вагановой. Вот так и произошла моя первая встреча с балетом. Меня взяли в экспериментальный класс. Обычно балетом дети начинали заниматься с девяти лет, у нас же ребята были такого возраста, как я. Программу училища, рассчитанную на девять лет, мы должны были закончить за шесть. В конце обучения меня уже отметили, и я получила приглашение танцевать на сцене Театра имени Кирова.

— Помните свою самую первую балетную пачку?

— Конечно, я танцевала на школьной сцене адажио из «Лебединого озера». У меня была скромная белая пачка, украшенная редкими перьями. Несколько перьев было и в голове. В общем, ничего особенного. С этой постановкой связаны не очень хорошие воспоминания, не хочется даже говорить.

— «Лебединое озеро» стало для вас судьбоносным балетом.

— Пожалуй, да. Я танцевала его до конца своей карьеры на сценах Питера, Лондона, Нью-Йорка. Выходила в паре с Рудольфом Нуреевым. Собственно, он и поддержал меня, когда я осталась в Лондоне в 1970 году. Правда, наши отношения сложно назвать дружбой. Они были довольно тяжелыми. Нуреев был сложным человеком, непростым. Именно с Рудольфом состоялось мое первое выступление после того, как я отказалась уезжать в Питер с труппой родного театра. Но я не помню, чтобы тогда у меня было ощущение особой радости. Честно говоря, настали трудные времена. После того как я приняла решение остаться, мне пришлось десять дней прятаться в лесу под Лондоном, скрываясь от преследования КГБ. Конечно, меня пытались поймать и вернуть обратно. В Советском Союзе поступок мой был равносилен предательству Родины. Теперь даже сложно объяснить, что значило стать невозвращенцем. Надо было понимать, что связь с твоей прошлой жизнью в тот же миг обрывалась. Я не могла видеть своих близких, маму, но сама сделала этот шаг.

— Вы долго думали перед тем, как все же решиться на такой поступок?

— Не больше нескольких минут. Пошла на этот шаг очень спонтанно, не задумываясь над тем, что ждет впереди. Знаете, кажется, что в жизни меня все время кто-то ведет. Причем, достаточно твердой рукой.

— Никогда позже не пожалели о том, что приняли такое решение?

— Что вы, конечно, нет! Как бы не было сложно вначале, но моя творческая биография на Западе сложилась удачно. К тому же для женщины важна и личная жизнь. Я счастлива, что в Америке встретила своего супруга, бизнесмена Эдварда Каркара. Кстати, еще не будучи замужем за Эдвардом, да и вообще знакомой с ним, я дала ему свой автограф, который он бережно хранил много лет. Я счастлива, что Эдвард меня прекрасно понимает и поддерживает. К тому же у меня замечательный сын Андрей, он занимается бизнесом.

— Ведь он сопровождал вас на недавней церемонии Центра исполнительских искусств имени Джона Кеннеди в Вашингтоне. Вы стали лауреатом ежегодной премии, более того, награду вам вручал сам президент Америки Барак Обама!

— Это правда. Вместе со мной награду получали актер Дастин Хоффман, музыканты британской рок-группы «Лед Зеппелин», шоумен Дэвид Леттерман, музыкант Бадди Гай. Награждение проходило в Кеннеди-центре, кстати, много лет назад я выступала на церемонии его открытия. А за день до награждения состоялся прием в госдепартаменте, где меня тепло приветствовала Хиллари Клинтон (на фото). Оказалось, она моя давняя поклонница. Клинтон даже вспомнила, как присутствовала на моем выступлении в Лондоне с труппой гастролировавшего там Кировского театра. Это было за несколько лет до перестройки, тогда я получила разрешение выступить с родным коллективом. Вообще, очень тронули замечательные слова, сказанные в мой адрес и Хиллари Клинтон, и, конечно, Бараком Обамой. Он даже поцеловал меня и предложил сфотографироваться на память.



— Я видела фотографии с этого приема. Вы были очаровательны!

— Спасибо. Для женщины всегда очень приятно, когда делают комплименты. Я, конечно, готовилась к мероприятию в Кеннеди-центре, переживала, как буду выглядеть. И не смогла изменить своей страсти к шарфам и косынкам, повязав одну из самых любимых на голову.

— Вы когда-нибудь считали, сколько у вас платков?

— Никогда. Не могу назвать даже приблизительную цифру. Платки — моя страсть, об этом знают все близкие и при любой возможности одаривают ими. В моем доме в Сан-Франциско целый шкаф заполнен косынками всевозможных расцветок. Кажется, я могла бы открыть несколько магазинов шарфов.

— Это правда, что у вас возле дома настоящая березовая роща?

— Да, она напоминает мне о России. Я высадила березки, и все они прижились. А еще есть собственная небольшая деревянная церковь. Она потрясающе вписывается в окружающий пейзаж. Честно говоря, сегодня уже не верится, что когда-то в моей жизни ничего этого не было. Ведь в Америке пришлось начинать с нуля. Я приехала в Нью-Йорк из Лондона по приглашению знаменитого Американского балетного театра, практически не имея средств к существованию. Не знала английского языка, сложно воспринимала западный образ жизни. Но главное, что в Американском балетном театре были такие темпы работы, к которым я абсолютно не привыкла. Было тяжело, иногда даже страшно. Но, с другой стороны, безумная работа помогла справиться с ностальгией. Я, классическая балерина, должна была очень быстро овладеть всеми стилями танца, став лучшей. Хватала знания буквально на лету.


*В Центре исполнительских искусств имени Джона Кеннеди в Вашингтоне президент Америки Барак Обама вручил Наталье Макаровой специальную премию за вклад в развитие американского искусства


— Вы стали первой балериной, попросившей политического убежища на Западе.

— Женщиной-балериной. До меня на Западе работал лишь Рудольф Нуреев. В 1974 году за границей остался Михаил Барышников, потом Александр Годунов. Когда Барышников принял решение покинуть Советский Союз, я стала первой, кто его поддержал и помог устроиться на Западе. Правда, сейчас мы общаемся очень редко.

— У вас замечательная стройная фигура, на зависть многим юным девушкам. До сих пор стоите у станка?

— Каждый день. У меня есть свой набор упражнений, который позволяет поддерживать форму. Что касается диеты, то никогда ее особо не придерживалась. Единственное, чего себе не позволяла, — это сладкое. Не знаю толком вкуса пирожков, пирожных и тортиков. Во всем остальном себе не отказываю, пользуюсь радостями жизни...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 20, 2013 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022002
Тема| Балет, "Золотая маска", "Роден", Персоналии, Борис Эйфман, Олег габышев, Любовь Андреева
Авторы| Новости культуры
Заголовок| Балет Бориса Эйфмана "Роден" показали в Москве
Где опубликовано| Телеканал Культура
Дата публикации| 2013-02-20
Ссылка| http://tvkultura.ru/article/show/article_id/77781
Аннотация|



«Золотая маска» одного за другим представляет претендентов на благосклонность жюри, особое место в театральной истории и почёт у публики. Накануне на исторической сцене Большого театра прошла одна из самых громких постановок балетного сезона – «Роден» Бориса Эйфмана. В четырех балетных номинациях высшей театральной премии Петербурга, «Золотой софит», спектакль уже победил. Столько же номинаций у «Родена» и на «Золотой маске». Рассказывают «Новости культуры».

За кулисами Борис Эйфман дает интервью французскому телевидению. Узнав, что российский хореограф сделал балет о Родене и в марте покажет его на гастролях в Париже, съемочная группа прилетела в Москву на «Золотую маску». Роден для французов – национальное достояние. Художник, воспевший в мраморе красоту человеческого тела. Практически то же самое, только в танце, сделал Эйфман.

«Главным героем спектакля является человеческое тело, – говорит Борис Эйфман. – И мы работали с его возможностями, как языка, который способен выразить дух человеческий, эмоции человеческие. Это симбиоз тела и духа в этом спектакле откровенно представлен».

За кулисами гипсовые и глиняные скульптуры. Ведь это балет о великом Родене и его ученице Камилле Клодель. Олег Габышев даже пошел в тренажерный зал, чтобы накачать руки – у скульптора они должны быть сильными.

«Была задача найти новую пластику рук, – рассказывает Олег Габышев. – Это работа с человеческим телом, как с глиной – сложный процесс, как показать. Чтобы и театрально и не фальшиво».

Эйфман в Москве всегда собирает аншлаги. Каждый раз зрители настаиваются на острые ощущения. У хореографа есть две «Золотые маски» – и он снова в номинантах. В интервью Эйфман признался, каждый спектакль делает как последний, но Роден получился таким пронзительным, потому что природа творчества близка и понятна самому Эйфману.

«История скульптора – это, в какой-то степени, история хореографа, – отмечает Борис Эйфман. – И те драматические коллизии, та жертвенность, которую приносит художник ради достижения своих шедевров, то, что мне понятно и близко, поэтому так достоверно и ярко».

На сцене мир Родена обретет такую силу и мощь, что зритель поверит – все так и было. Кажется, что глина в руках Олега Габышева и в самом деле превращается в скульптуры. Их совершенство и красоту танцовщик видел на выставках в Санкт-Петербурге, Лионе, Сеуле. На этом круге, в луче света, Роден Габышева, создаст свое главное творение.

Эйфман вытащил самую драматическую и пронзительную историю любви Родена и Камиллы Клодель – аристократки, ученицы, музы скульптора. Любовь Андреева получив эту партию научилась лепить из глины и пластилина. Она не расстается с ним даже на сцене. Глина последнее утешение ее героини, когда измученная и преданная она попадет в сумасшедший дом. И все это передает танец Эйфмана тоже на пределе возможностей.

«Наш спектакль натянут, как струна, – говорит Любовь Андреева. – Постоянно ты находишься на какой-то грани между пропастью и между гениальностью. Она была гениальным скульптором, но была в тени».

В середине марта, когда «Золотая маска» будет в самом разгаре Роден отправится в Париж. Там в театре Шанс Элизе его уже ждут. Эйфман не боится пристрастного взгляда французов. Для него Роден спектакль уже состоявшийся.. поэтому страсти по Родену он оставляет французским критикам и членам жюри «Золотой маски».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 20, 2013 11:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022003
Тема| Балет, Московское хореографическое училище при театре танца «Гжель», Персоналии,
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Карнавал для «маленьких»
В зале им. Чайковского показали “Волшебство танца”

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 26168
Дата публикации| 2013-02-20
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/theatre/article/2013/02/19/814852-karnaval-dlya-malenkih.html
Аннотация|

Специальных программ, что приобщают детей разного возраста к миру балета, катастрофически мало. Традиционный концерт «Волшебство танца» Московского хореографического училища при театре танца «Гжель» не первый год пытается восполнить этот дефицит. Может, поэтому зал им. Чайковского, где днем и случается это самое «Волшебство» (в рамках цикла «Большая музыка для маленьких»), неизменно забит до отказа.


фото: Дмитрий Куликов

Формат, несколько лет назад придуманный худруком училища Владимиром Захаровым и постоянной ведущей Наталией Панасюк, увлекателен и прост. Ведущая занимательно и доходчиво объясняет, что мы называем балетом (от итальянского balletto — танцевать), кто такой хореограф, например, француз Мариус Петипа. А воспитанники училища иллюстрируют ее рассказ своими выступлениями. Репертуар у захаровского училища широк, да и уровень исполнения вполне приличный. Большинство балетов, как и заведено в классике, — на сказочные сюжеты. Здесь «Конек-Горбунок», классическая «Золушка» (в хореографии Константина Сергеева), «Белоснежка и семь гномов». Естественно, отрывки из всех балетов Чайковского — «Лебединое озеро», «Спящая красавица» и «Щелкунчик». Последнему — особое внимание: не за горами премьера, приуроченная к 120-летию создания этого шедевра. «Розовым вальсом» из «Щелкунчика» (хореография Юрия Петухова) ее и презентовали.

Но основная интрига — в знаменитом балете эпохи Серебряного века «Карнавал», который в этот день стал своеобразной премьерой училища.

Некогда популярнейшее сочинение Михаила Фокина сейчас целиком идет только в Мариинском театре, да и то пребывает там в весьма расхристанном состоянии. Московское училище не побоялось «замахнуться» на этот шедевр. Партию Арлекина доверили воспитаннику II курса Алексею Зуеву (педагог Сергей Орехов). Партия вполне подошла быстрому и стремительному в своих движениях танцовщику, хотя справиться с трудной, наделенной множеством нюансов ролью нелегко и бывалому артисту.

Облик Арлекина с нарисованной на лице полумаской и ромбами на костюме стилизован под исторический — Нижинский в костюме от Бакста примерно так и выглядел на премьере в Берлине и Париже. А вот платье Коломбины (ученица Натальи Пермяковой первокурсница Дарья Налетова) решили изменить, вместо белого оно стало алым. Отрывок, выбранный из «Карнавала» для училищного концерта, многонаселен, и свои таланты имели возможность продемонстрировать не только два солиста, но и их соученики: Артем Лепков вышел Флорестаном, а Владимир Карпов — Панталоне.

Удачно вписался в формат детского концерта фрагмент «Фея кукол» братьев Легат. Фрагмент из «Пробуждения Флоры» того же Мариуса Петипа вполне грамотно исполнили ученицы II, III курсов и 4-го класса, а изяществом поз и чувством стиля выделялись Варвара Прохоренко (педагог Ольга Шаройко) и Феличия Русу (педагог Елена Рябинкина).

Из досье «МК»: «Карнавал» — балет «с историей». На премьере, устроенной журналом «Сатирикон» в 1910 году, в роли Пьеро выходил, например, известнейший режиссер-модернист Мейерхольд. А ровно сто лет назад вокруг этого, казалось бы, «пустячка» (так его и называли) в стиле комедии дель арте в дягилевской антрепризе разгорелись нешуточные страсти. Одна из зрительниц, а именно взбалмошная венгерская аристократка Ромола Пульска, без памяти влюбилась в первого танцовщика труппы, увидев его на гастролях в Будапеште в партии Арлекина. Она писала: «Вдруг на сцену вылетел стройный, гибкий, как кошка, Арлекин. Хотя его лицо было скрыто раскрашенной маской, выразительность и красота тела заставляли осознавать, что перед вами — выдающийся танцовщик…» А после, «забыв обо всем, зрители в едином порыве поднялись с мест; они кричали, рыдали, забрасывали сцену цветами, перчатками, веерами, программками. Этим феноменом, потрясшим публику, был Вацлав Нижинский».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Июл 14, 2014 9:58 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 20, 2013 10:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022003
Тема| Балет, "Золотая маска", "Роден", Персоналии, Борис Эйфман, Олег габышев, Любовь Андреева
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Муки Родена
На "Золотой маске" представили балет Бориса Эйфмана

Где опубликовано| Российская Газета
Дата публикации| 2013-02-21
Ссылка| http://www.rg.ru/2013/02/21/roden.html
Аннотация|


В основе балета - любовь Огюста Родена к Камилле Клодель. Фото: РИА Новости www.ria.ru

На Основной сцене Большого театра петербургский Театр балета Бориса Эйфмана показал спектакль, попавший в конкурсную афишу: балет "Роден".

Когда-то, в 70-е годы прошлого столетия, спектакли, созданные Борисом Эйфманом на обочине Академического ленинградского и советского балета, закрепили за ним репутацию "балетного диссидента". Собственный отбор музыкального материала, броская театральность, экспрессивная мясорубка тел и чувств, истории любви с психическим надломом - Эйфман стоически верен себе и сейчас.

Обращение к фигурам Огюста Родена и Камиллы Клодель на волне возрождения всеобщего интереса к ним в мире - шаг снайперский. Франция переоценивает сегодня одаренность Клодель как скульптора: выставка ее работ в Париже произвела фурор, что, в свою очередь, оживило внимание и к ее роковой связи с Роденом. Французский хореограф Мари-Клод Пьетрагалла создала балет "Сакунтала", посвященный Клодель. А только что завершившийся Берлинский кинофестиваль запомнится неотразимой Жюльет Бинош в роли Клодель ("Камилла Клодель, 1915").

В основе либретто Эйфмана _ любовный треугольник: Клодель - Роден - Бёре. Натурщица Роз Бёре (Нина Змиевец), которую скульптор встретил на празднике винограда, стала его спутницей: олицетворяет жертвенность, преданность, бытовую ординарность, тыл. Клодель (Любовь Андреева) - страсть, безумие, талант, конкуренция в искусстве. Спектакль кинематографично построен на обрывках воспоминаний о зарождения испепеляющего чувства Родена (Олег Габышев) к Клодель и их творческих озарений. Натуралистичные сцены в психиатрической лечебнице, адюльтерные трио, разбавленные сценами вакхического праздника виноградарей и муленружным кабаре с канканом, задиранием юбок, визгами и эффектными падениями в шпагат, перемежаются с эротическими эпизодами ваяния скульптурных композиций с полуобнаженными натурщиками.

Запоминаются сцены парения Клодель в гигантских облаках черного полотнища, лепки скульптурных групп из тел артистов кордебалета и уничтожения своего детища "Клото" Камиллой, а в финале - экстаз Родена с обнаженным торсом в лучах софитов. Высокий эмоциональный драйв, мастерский динамизм двухактного режиссерского построения, ясность мысли, классическая музыка, эротика - беспроигрышный вариант, рецепт успеха у публики.

И все же - в спектакле легко узнаваемы и идеи, и минимализм избитой хореографической лексики: бесконечные раздиры ног, высокие поддержки, раздевания, лазание по полу и по движущимся конструкциям. Присутствует некая ущербность в ткани балета, а иные эпизоды грешат отталкивающей скабрезностью и заурядностью. Декларируемая глубина спектакля выхолощена репродукцией старого: "Роден" стал не откровением, но очередной серией эйфмановской саги о любовных диссонансах креативных личностей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 20, 2013 10:56 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022004
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Екатеринбурге, Персоналии,
Авторы| Юлия МАТАФОНОВА
Заголовок| Бал Аполлона
Большой Театр приехал в Екатеринбург с новой постановкой

Где опубликовано| © газета Уральскийрабочий
Дата публикации| 2013-02-20
Ссылка| http://газета-уральский-рабочий.рф/culture/6709/
Аннотация|



Программу из трех одноактных балетов, показанную два вечера подряд, открыл «Аполлон Мусагет» на музыку Игоря Стравинского.

Его автор, хореограф Джордж Баланчин (Георгий Мелитонович Баланчивадзе, 1904—1983), с 1933 года работавший в США, в начале своей балетной карьеры был тесно связан с труппой Сергея Дягилева.

Осенью 1924 года после выступлений в Германии Русский балет Дягилева направлялся в Лондон, а сам же он перед началом гастролей в Англии ненадолго заехал в Париж. Здесь Сергей Павлович и познакомился с группой русских танцовщиков — беглецов из советской России: Баланчивадзе, Ефимовым, Даниловой, Жевержеевой. Посмотрев эскизы их номеров, он принял всех в свою труппу.

«Аполлон Мусагет» относится к числу ранних балетов Баланчивадзе (позже ставшего более известным как Джордж Баланчин), у которого открылся еще и талант хореографа. На премьеру, состоявшуюся 12 июня 1928 года, собрался «весь Париж». Спектакль окончился бурной овацией. Триумф продолжался и в Лондоне.

Как вспоминал исполнитель центральной роли в этом спектакле Серж Лифарь, успех «Аполлона Мусагета» вдвойне порадовал Дягилева. Это сочинение Стравинского он считал событием в музыкальном мире, одним из шедевров композитора, плодом его подлинной художественной зрелости. «Стравинский стремится к величавому спокойствию… — писал он. — Хореографическая часть поставлена Баланчиным в полном согласии с духом музыки Стравинского. Это классика в современном аспекте…»

Действительно, Баланчин замечательно воплотил гармонию классики и красоту древнего мифа об Аполлоне — предводителе муз. Правда, в балете из девяти муз действуют только три: муза танцев Терпсихора (Екатерина Крысанова), Каллиопа — муза эпической поэзии (Анастасия Сташкевич) и Полигимния — муза священных гимнов (Кристина Кретова). Их светоносный наставник Аполлон (Артем Овчаренко) не просто одаривает каждую символами их искусства, но и взыскательно оценивает способности перед тем, как возглавить шествие на Олимп, где их ждут остальные боги. Аполлон несет с собой праздник. Услышав звуки его золотой кифары и пение муз, боги прекращали свои ссоры, и на Олимпе воцарялся мир. Даже природа застывала как зачарованная, а боги в веселом хороводе устремлялись в пиршественный зал.

Светлая хореографическая миниатюра об Аполлоне удачно избрана Большим театром как начало, образный и смысловой пролог вечера, скрепивший его в единый спектакль. Два последующих одноактных балета — «Классическая симфония» на музыку Сергея Прокофьева (хореограф-постановщик Юрий Посохов) и фантазия «Dream of dream» на музыку Сергея Рахманинова (балетмейстер-постановщик Йорма Эло) были едины в главном — демонстрации могущества балетного искусства.

Ошеломительный коллективный каскад легких, словно совсем невесомых мужских прыжков в «Классической симфонии» сменился драматизмом частных историй-дуэтов. А способы выражения проблем существования человека в современном мире в «Dream of dream» заставили вспомнить сомнения, мучившие в начале 1920-х годов великого бунтаря и созидателя Сергея Дягилева. В который уж раз он готовил труппу к большим переменам, размышляя о будущем любимого искусства. У того же Баланчина, например, его настораживали проявления «акробатизма»…

Ныне «акробатизм» никого не пугает — он органично нашел свое место в развитии и обновлении хореографического языка. Подтверждение тому — спектакль москвичей. Этот прием лишь прибавлял остроту виртуозно отточенным танцевальным дуэтам.

Мы благодарны Большому театру за то, что он дает нам возможность заглянуть «за кулисы» своих исканий. Во время первых гастролей повышенный интерес вызвал представленный москвичами «Вечер одноактных балетов» с именами таких хореографов, как Альберто Алонсо, Джордж Баланчин, Твайла Тарп. Балет последней «В комнате наверху» породил горячие споры. Сейчас опять: Джордж Баланчин, Юрий Посохов, Йорма Эло. Другое дело, что, привлекая новые имена, мы часто возвращаем себе свое же — выдающиеся творения русских балетмейстеров начала прошлого века. Возвращаем и имя Дягилева, у которого, при абсолютном признании значения великой классики, был поразительный нюх на все перспективное и талантливое.

И в заключение — о дружбе. Многие танцовщики нынешнего визита у нас не впервые: Мария Александрова, Екатерина Крысанова, Руслан Скворцов… Нам интересно следить за их творческим ростом. Возможность для этого еще будет. Заместитель генерального директора Большого театра Антон Гетьман заверил, что речь идет не о разовых акциях, а о серьезном партнерстве двух коллективов. После спектаклей 2008 года москвичи участвовали на нашей сцене в концертах, в торжествах в честь 100-летия театра. Теперь привезли показать работы 2012 года.

Ближайшая встреча — в марте. Ожидается гала-концерт с участием победителей шоу телеканала «Культура» «Большой балет» — солистов Большого театра Анны Тихомировой и Артема Овчаренко (номинация «Лучший дуэт») и нашей танцевавшей в «Большом балете» пары.

Оба нынешних вечера за дирижерским пультом стоял Павел Клиничев (Москва), дирижер Большого театра, главный дирижер Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Фев 20, 2013 11:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022101
Тема| Балет, АВТ, Персоналии, Максим Белоцерковский
Авторы| Корреспондент
Заголовок| Завоевание Америки. Звезда мирового балета рассказал о покорении Нью-Йорка
Где опубликовано| © журнал Корреспондент № 6
Дата публикации| 2013-02-15
Ссылка| http://korrespondent.net/showbiz/1508801-korrespondent-zavoevanie-ameriki-zvezda-mirovogo-baleta-rasskazal-o-pokorenii-nyu-jorka
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Украинец Максим Белоцерковский, одна из главных балетных знаменитостей США, - о том, как он вместе с женой и партнершей по сцене Ириной Дворовенко покорил Нью-Йорк, о коренных отличиях американского театра от отечественного и о том, каково быть соседом Стинга и Мадонны. Интервью опубликовано в №6 журнала Корреспондент от 15 февраля 2013 года.


Семья Максима Белоцерковского

Максим Белоцерковский и Ирина Дворовенко, звездный тандем американского балета, родом из Украины. За 18 лет в нью-йоркском Американском балетном театре, который наравне с New York City Ballet и San Francisco Ballet составляет тройку ведущих трупп США, эта супружеская пара киевлян не только перетанцевала главные партии во множестве спектаклей, но и покорила Америку - всерьез и надолго.

На представления с участием украинцев американская публика раскупает билеты, едва они поступят в продажу. Их друзьями и поклонниками себя называют именитые ньюйоркцы вроде бизнесмена Дональда Трампа и дизайнера одежды Кельвина Кляйна. Ведущие дома моды, среди которых Valentino и Christian Dior, создают специально для них одежду, а производители ювелирных изделий Harry Winston и Jacob & Co предлагают свои украшения для светских раутов.

Роскошь, улыбки и вызывающие восторги па на сцене - лишь парадная часть жизни украинцев. Их высший статус в американском балете подкреплен годами упорного труда.

Окончив Киевское хореографическое училище, молодые танцоры уже в начале 1990-х стали солистами главной отечественной сцены - Национальной оперы Украины. Амбиции не позволили им остановиться на достигнутом, и в 1994-м Белоцерковский уехал покорять Нью-Йорк, где сумел попасть в труппу Американского театра балета. Дворовенко присоединилась к супругу два года спустя. К 2000-му пара добилась наивысшей в театральной иерархии должности ведущих танцовщиков.

Покорив одну из главных театральных вершин мира, артисты остаются тружениками, и в их гастрольном графике, который охватывает Америку, Европу и Азию, до десятка выступлений в месяц.



Корреспондент разговаривал с Максимом Белоцерковским, находящимся в Нью-Йорке, по телефону, и во время этой продолжительной беседы знаменитый танцовщик демонстрировал подкупающие откровенность и открытость.

- Каковы были ваши первые шаги в Нью-Йорке?

- Это был 1994-й год. Ты один, и все начинается сначала. Нужно было моментально входить в репертуар, учить язык, плюс совершенно другие ценности, устои, другие взаимоотношения людей. Но самое тяжелое - это количество работы. Когда мне предъявили расписание, я ответил, что у нас [в Киеве] это было бы мое месячное расписание. А мне говорят, что нет, это на завтра. Ведущие артисты у нас никогда так не работали.

- А в какой момент вы поняли, что завоевали Нью-Йорк?

- Вести балеты мы начали очень рано, практически сразу, с 1996-го, но будучи на позицию ниже желаемой. Мы завоевали призвание публики, наши спектакли хорошо продавались, что в Америке играет огромную роль. Если ты продаешь зал, значит ты нужен, потому что приносишь деньги.

Поэтому когда в 2000 году меня и Иру перевели в ведущие танцовщики, они [руководство театра], по-моему, радовались больше, чем мы. Наш начальник сообщил об этом в конце сезона. После того как мы уже станцевали восемь недель спектаклей, мне кажется, мы с Ирой еле двигались, не было сил вообще ни на что реагировать.

Я шел к этому, знал, что это случится, но я хотел этого так долго, что, когда это произошло, реакции у меня никакой уже не было.

Конечно, мы были благодарны. Просто твоя позиция другая, твоя зарплата другая, твое положение в балетной индустрии изменилось, потому что ты стал на планку выше. И конечно, открылись двери мировых театров, мировых залов.

- Какие качества помогли вам добиться успеха в Америке?

- Единственное, что нам помогло пройти эту войну и добиться того, чего мы хотели, и того, что нам пророчили еще в Киеве, это то, что нас было двое. Мы помогали друг другу. Я видел много примеров талантливейших людей с прекрасной школой, выучкой, но у них не получалось. Или обстоятельства не позволяют, или слишком много солистов и нужно подождать. А начинаешь ждать - и вроде как желание уже проходит.

- В картине Черный лебедь с Натали Портман зрители увидели одержимых работой танцовщиц, готовых заполучить роль любыми средствами. Насколько такой образ театрального закулисья близок к реальности?

- Когда мы смотрели этот фильм в Нью-Йорке, меня поразило, что люди вздрагивали и всхлипывали. Мы с Ирой сидели спокойно: это каждый день нашей жизни. Кровь, мозоли, лишения.

Кино показало, конечно, экстремальную и преувеличенную версию того, что происходит в нашей индустрии. Но самое главное тут - это безудержное желание добиться успеха. Когда каждый день ты работаешь так, то психика, конечно, дает сбои. Нелегко выходить на сцену каждый день и знать, что 5.000 людей будут обсуждать тебя - как ты выглядишь, как танцуешь.

Если ты желаешь быть ведущим танцовщиком, это как контракт с богом. Нужны сильнейший характер и сила воли, надо быть очень-очень целостным, потому что если ты начинаешь распыляться на то, кто что скажет, кто как посмотрит, это заберет энергию.

Люди видят красоту, они видят спектакль, а что нужно сделать, чтобы добиться этой красоты, - это, как правило, не обсуждалось. Когда ты работаешь и почти без сознания падаешь на пол, а педагог к тебе подходит и что-то говорит о том, что ты только что сделал, а у тебя заложены уши, жила во лбу пульсирует… И педагог говорит: хорошо, полежи пять минут, потом поговорим.

- При такой тяжелой работе как вы отдыхаете?

- Это интересный вопрос, потому что балетные люди не умеют отдыхать. Мы не можем брать месячные отпуска, чтобы оторваться и ничего не делать. У нас расписание, это график на всю жизнь. Конечно, я убежден, что останавливаться нужно. Вот недавно мы вернулись с маленьких каникул — по русским понятиям это вообще не каникулы, четыре дня всего. Мы были в Мексике. Но полтора часа каждый день проводили в спортзале. Есть правило: столько дней, сколько ты проведешь без балета, столько же дней, умноженных на два, потребуется, чтобы войти в форму. Поэтому лучше отдыхать активно. Но отдых необходим. Иногда нужно просто остановиться, может, иногда отказаться от каких-то спектаклей или поездок, чтобы как-то наполниться, а потом продолжать опять.

- Вы водите дружбу со многими знаменитыми людьми…

- Очень интересно было [познакомиться] с Кельвином Кляйном. Это было давно, мы были на каком-то вечере, и нас представили. Мы-то стояли парализованные: вот стоит Кельвин Кляйн, это же невозможно! А он с тобой общается на равных. Он часто ходит на наши спектакли.

Часто ужинаем с [дизайнером одежды] Каролиной Эррерой. С ней можно обсудить политику, жизнь, моду, абсолютно все. Так же Дональд [Трамп]. Он невероятно открытый, простой, с чувством юмора. Когда мы с ним говорили, я делал вид, что что-то понимаю в недвижимости - он любит говорить о недвижимости. А его, как ребенка, интересовало все в нашей индустрии - как долго разучивается роль, сколько нужно репетировать, как можно запомнить два с половиной часа хореографии.

- Правда ли, что знаменитый певец Стинг - ваш сосед?

- У нас очень много соседей. Напротив, буквально рукой подать, недавно построили новый дом, там живет [оперная певица] Аня Нетребко. Если я посмотрю в другую сторону, там [район] 15 Central Park West, такой бомонд, там живет Стинг. Если посмотрю немножко налево, то вижу кусочек дома, где живет Мадонна, в доме направо, по-моему, по-прежнему живет Рики Мартин. Дом еще правее - там Майкл Дуглас, еще дальше - Роберт де Ниро. У нас на этаже живет Мария Гулегина, сопрано Метрополитен-оперы. По утрам она распевается, и наша малая [семилетняя дочь] открывает дверь, стучится и говорит: "Гулегина, выходи" и начинает вместе с ней [напевать] "та-да-да-да-да".

- Какие последние тренды нью-йоркской балетной сцены?

- Знаете, Лебединое озеро сколько существует - два века? И, тем не менее, идет каждый год. И это по-прежнему самый продающийся балет, потому что это гениально. У нас много современных балетов, но это на любителя. Там, как правило, довольно странная музыка. Какая бы ни была хореография, если музыки нет, я не могу перевоплотиться и раствориться на эти два часа. И предпочитаю балеты, которые имеют историю, где ты становишься актером.

- В чем коренные отличия украинской балетной школы от американской? Какие сильные и слабые стороны той и другой?

- Наша школа - это школа русского балета, в Киеве, Москве и Санкт-Петербурге одна система. У нас закладывалась очень сильная основа, и то, что нам прививалось, останется с нами до конца. Это не только правильные позиция рук, ног, это отношение к работе, коллегам, профессии.

В Америке мне пришлось столкнуться с балетами [хореографа Джорджа] Баланчина. Они обладают невероятной скоростью, которой мне первое время не хватало. У нас это не было частью образовательной программы. Балеты Баланчина покоряют скоростью, энергетикой, динамизмом, и сначала было конечно тяжело совладать со своим телом. Это было как выучить новый язык, вроде те же движения, те же позиции, но все по-другому. И зрителя, конечно, впечатляет, когда ты двигаешься очень быстро, чисто, хрустально.

А также знакомство с [хореографом] Твайлой Тарп. Это полный модерн. У нее в голове есть идея того, как балет пойдет, но при этом отталкивается она от того, кто стоит перед ней. И когда она начала мне показывать, как видит определенные комбинации, я был просто парализован. У нас школы современного танца не было, и все, о чем она просила, шло в полное противоречие с тем, чему нас учили, - держать тело, плечи расправлены, следить за осанкой, постоянно тянуться вверх. А она попросила все отпустить, отпустить все мышцы. Это изменило мой подход к классическому танцу. Я свое тело стал ощущать совершенно по-другому.

- Видели последние постановки Национальной оперы? Как впечатления?

- [Во время трехдневного визита в Киев прошлой осенью] мы пришли и посмотрели Кармен-сюиту и Шехерезаду, то есть те балеты, которые я знаю всю свою жизнь, видел их в исполнении от Майи Плесецкой до новой генерации. Я не увидел новой хореографии, но, поймите, я просто хотел прийти в театр, сесть на эти красные бархатные сидения, где я сидел 20 лет назад, хотел увидеть свой оркестр, своих дирижеров. Но публика принимала феноменально. Хотя театр не был забит битком, я сразу это отметил.

- Нью-йоркская публика другая?

- Там публика реагирует на все, что видит, и нет никаких барьеров. Как на стадионе. Они очень открытые, театрального этикета не существует. Конечно, очень приятно, когда ты ведешь балет и твое первое появление на сцене встречают бурными овациями. То есть тебя ждут, тебя любят, на тебя пришли. И реагируют абсолютно на все, они охают, ахают, и когда видят что-то очень красивое, они будут реагировать и они дадут тебе знать.

- Такая реакция не сбивает?

- Сначала было немножко трудно. Потом привык, просто этого не замечаю. Где-то это даже помогает. Когда мы находимся на сцене, я ведь зала не вижу, только огромную черную дыру перед собой. Иногда, когда начинаешь, допустим, новый балет и люди еще как-то не реагируют, нервозно немного: там вообще кто-то есть в зале? Ты танцуешь, и вот эта гробовая тишина немного подрывает нервы. А когда услышишь аплодисменты, тогда понимаешь: зал с тобой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 21, 2013 8:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022102
Тема| Балет, труппа Мориса Бежара, Персоналии, Диана Вишнева
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Диалог с Бежаром
Диана Вишнева станцевала легендарное "Болеро" Бежара

Где опубликовано| © Российская газета - RG.RU
Дата публикации| 2013-02-21
Ссылка| http://www.rg.ru/2013/02/21/balet-site.html
Аннотация|


Диана Вишнева исполняет "Болеро" Бежара. Фото: Илья Школьник.

Прима Мариинского театра стала первой за четверть века российской балериной, приглашенной выступить с труппой Мориса Бежара. Она исполнила мечту всех современных танцовщиков - заполучила в репертуар "Болеро".

Эталонная классическая балерина вагановской школы, в последние годы Вишнева активно расширяет границы своего репертуара. Премьерство в Американском балетном театре позволяет ей танцевать западную классику ХХ века, создание собственных сольных программ - находить раритеты и даже заказывать совершенно новые постановки. Пожалуй, сегодня не только в России, но и в мире не найдется другого представителя балетного мира, который бы с такой ненасытностью испытывал на прочность собственные технические, стилистические, актерские возможности. Репертуар Вишневой объединяет Петипа и Баланчина, Форсайта и Ноймайера, Крэнко и Марту Грэм, Лайтфута-Леон и Макмиллана, Ратманского и Ролана Пети, Фокина и Эдварда Локка. Однако эта уникальная коллекция продолжает пополняться: балерина готовит новую сольную программу, в Большом театре репетирует "Квартиру" Матса Эка и ведет переговоры с новыми хореографами.

Хореографию Мориса Бежара Вишнева тоже танцевала, причем получила из первых рук - постановщик работал с ней в Берлине над "Кольцом вокруг кольца", гигантской балетной версией "Песни о Нибелунгах". Тем не менее, теперь, после ухода Бежара из жизни, получить права на исполнение его самого знаменитого балета непросто. "Болеро" является предметом вожделения чуть ли не любого современного танцовщика. Парадокс состоит в том, что длящийся всего 14-15 минут спектакль для солиста (его партию - уникальный случай - может исполнять и мужчина, и женщина) и кордебалета не дает возможности продемонстрировать ни техническую виртуозность, ни мимическую выразительность: ведущий в центре красного круглого стола практически не имеет возможности сойти с места, реагируя на нарастание ритма сначала только ладонями, потом руками, легкими припаданиями и лишь ближе к финалу - редкими большими батманами. Это сеанс балетной магии в своем абсолюте: почти статичный танцовщик в репетиционном трико должен довести 36 окружающих артистов кордебалета и весь зрительный зал до экстаза. Судя по записям, одна из первых исполнительниц Таня Бари производила эффект своей откровенной сексуальностью в духе Бриджит Бардо. Майя Плисецкая била наотмашь темпераментом. Хорхе Донн превращал "Болеро" в ритуальный танец. Сильви Гиллем поражала стальной силой женственности.

Вишнева выбрала в "Болеро" совершенно неожиданный путь. Никаких буйных всплесков и южных эмоций. Ничего бескрайнего и безоглядного. На красный помост она вышла, как на хрупкий лед: сосредоточенная, невероятно сдержанная, запаянная в себе. И каждое движение, естественное, но отданное залу будто через силу, было знаком внутреннего диалога, преодоления себя, в отсутствии кипящих страстей особенно значительного. Эта внутренняя сила и превратилась в магию, которую аккумулирует бежаровское "Болеро".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 21, 2013 8:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022103
Тема| Балет, «Ла Скала», Персоналии, Наталья Осипова
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Живая сквозь патину
Где опубликовано| © газета Ведомости
Дата публикации| 2013-02-21
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/400381/zhivaya_skvoz_patinu
Аннотация|

Станцевав Эсмеральду в «Ла Скала», Наталья Осипова наглядно продемонстрировала, что нужно для того, чтобы балерину хотели видеть у себя все театры мира


Эсмеральда — Осипова победила Квазимодо — Болле Фото: R. Amisano/Teatro alla Scala

Официально «Собор Парижской Богоматери» для «Ла Скала» — не премьера, а возобновление: в 1990-х, еще до того как Ролан Пети стал национальным достоянием России, он нашел пристанище в Милане, куда перенес многие свои постановки. Но «Собор», один из лучших его балетов, выпал из репертуара в 2002 г., так что сейчас в труппе почти не осталось артистов, участвовавших в той работе. Луиджи Бонино, многолетний ассистент хореографа, приложил для возобновления немало усилий: патина времени хотя и покрывает модернизированную балетную готику, но выглядит она благородно — миланская труппа воспроизводит все старые неологизмы Пети с искренней верой в их мощь. Команда солистов тоже прекрасно ощущает стилистику Пети. Мик Зени в роли Фролло пластичен, как паук; молодой Эрис Нежа сочетает отличную фактуру классического премьера и ненавязчивый сарказм в роли пустоголового Феба.

Интрига была в том, как Роберто Болле, легендарный красавец международной балетной сцены, приблизившийся к критическому для принца возрасту, дебютирует в роли Квазимодо. Безболезненно сменить амплуа Болле не удалось — он тщательно следует тексту Пети, но превратить Квазимодо в главного героя, как задумывал хореограф, рядом с Эсмеральдой — Натальей Осиповой шансов нет. Потому что этой балерине не нужно ни эффектного соло бубна, ни колец в ушах, ни белоснежного платья от Сен-Лорана — она сразу становится центром притяжения и для партнеров, и для зала. Первая же вариация отменила все сомнения в праве Осиповой на роль. Некогда поставленная в расчете на французские «говорящие» ножки Зизи Жанмер, она была исполнена не только свободно, но и ликующе точно: с щегольской выворотностью, игрой стоп, невесомыми прыжками и хирургически точными остановками после пируэтов. При этом Осипова не утратила ни в масштабе танца (сцена «Ла Скала» превосходит даже размеры Большого), ни в его эмоциональности. Нюансов, которые предложила балерина в дуэтах со всеми своими партнерами, с лихвой хватило бы и на огромную старинную «Эсмеральду» Петипа, которую она некогда танцевала в Москве. При этом Осипова последовательно воплощала «примитивистский» стиль Ролана Пети 1960-х, подтверждая разнообразие своих возможностей. Но чтобы восхищаться ими, теперь нужно ехать в Милан: в июле она приглашена танцевать «Лебединое озеро», а в ноябре предстоит интригующий дебют в «Манон» Макмиллана.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 21, 2013 10:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022104
Тема| Балет, "Золотая маска", "Роден", Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Наталья Витвицкая
Заголовок| «Роден»: как в кино
Балет Бориса Эйфмана на сцене Большого театра.

Где опубликовано| «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2013-02-21
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/69977/
Аннотация|

Самый известный хореограф страны вновь привез в Москву своего «Родена». Впервые балет увидели завсегдатаи фестиваля «Черешневый лес», теперь же смогли оценить те, кто считает любую номинацию на «Золотую маску» гарантией спектакля высочайшего качества. Разочарованным не ушел никто: концентрированный Эйфман-style — всегда гарантия сильных впечатлений.

Те, кто знает творчество Эйфмана не по одному-двум его детищам, не нашли в «Родене» ничего нового. Хотя и отметили про себя, что этот балет — один из лучших в его творческой биографии. Неискушенные же зрители, как и предполагалось, пришли в небывалый восторг. Эффекты — вот в чем Эйфману-постановщику нет равных.


Он не слушает язвительной критики в свой адрес и раз за разом выбирает основой для своих балетов произведения, к которым даже гении редко подступались. Так, у Эйфмана уже «станцевали» и Нина Заречная, и Анна Каренина, и Дон Жуан, и Онегин, и даже братья Карамазовы. На смену великим героям и героиням пришли... просто великие. Биография Родена широко известна, и на раз превращается в мелодраму . Скульптор не мог творить без Музы, которой ему представлялась ученица Камилла Клодель. Но и без жены он тоже не мог. Результатом его метаний стали страдания одной и сумасшествие другой. Потерпев сокрушительное фиаско в личной жизни, Роден создал лучшие свои произведения.

Весь этот сюжет уложился в два часа сценического времени. Но каждую минуту этого времени Эйфман с расчетливостью гения повышал градус эмоций. Сначала творческий союз Родена и Камиллы перерос в союз физический и духовный, затем обиженная жена рвала супругу сердце своими слезами, чуть позже развернулась борьба самолюбий (Камилла ведь тоже была скульптор). Ну, а потом, Камилла не выдержала травли критиков, сошла с ума.



Трагедию прекрасные эйфмановские артисты танцуют как истерику. Их нарочитая взвинченность, умноженная на страстную хореографию сделала балет похожим на сериал. Всех интересует, что будет дальше. И никого — что здесь танцуют прямо сейчас. Умный ход, если учесть, что хореография в «Родене» неоригинальна. Все эти восхитительные шпагаты, раздиры и яростные прыжки — константа эйфмановского стиля. А красивости, вроде корчащихся тел внутри тянущейся ткани или шелкового занавеса, накрывающего всю сцену, вовсе не им придуманы. Главное в этом (да и в любом другом балете Эйфмана) — горячечный стиль танца, эмоциональный «сок» и, конечно, музыка. Под нарезку из Равеля, Сен-Санса и Массне взволнованная публика легко верит чему угодно на сцене. Ну а то, что увиденное вписывается в голливудские (читайте поверхностные) стандарты, так от других мы, видимо,отвыкли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 8:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022201
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии, Наталья МАКАРОВА
Авторы| Людмила ДЕНИСЕНКО
Заголовок| «Расплата за грехи» Натальи Макаровой
Где опубликовано| Еженедельник 2000 №8 (643)
Дата публикации| 22 – 28 февраля 2013 г.
Ссылка| http://2000.net.ua/2000/aspekty/art/88531
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Великий брамин Сергея Литвиненко поистине излучает величие. Сцена у священного огня
// Катерина ЛАЩИКОВА


Апофеозное разрушение храма и знаменитые «Тени» из второго действия — пожалуй, именно этих сцен с особым трепетом ожидали столичные театралы от балета «Баядерка» в постановке Натальи Макаровой. Слышали о них многие, а вот увидеть воочию доводилось единицам. Тем более что в Киеве Макарова впервые.

Заполучить ее как балетмейстера-постановщика и гениальную артистку, ныне американку, в прошлом советскую приму-балерину — большая удача для любого театра.

Премьера «Баядерки» Людвига Минкуса состоялась 14-го и 15 февраля в Национальной опере Украины. Впечатления от спектакля очень приятные. На мой взгляд, из всего театрального репертуара эта постановка самая красивая по оформлению, отлаженная по драматургии и презентабельная по возможностям балетной труппы.

Проект международный. Над ним трудилась Наталья Макарова (США), в качестве художника-постановщика выступил россиянин Вячеслав Окунев, помогала ему соотечественница Лариса Ивушкина, педагогов-репетиторов пригласили из Хорватии — Любинку Добрижевич и Бельгии — Ольгу Евреинову (Ольга Евреиноф), бессменного ассистента Макаровой в «Баядерке» и других балетах.

Правда, зрители ожидали премьеру еще в конце прошлого года, театр даже планировал приурочить ее ко дню рождения постановщицы — 21 ноября, но всякого рода сложности затормозили творческий процесс.

Тем долгожданней была встреча.

Индийские страсти

Балет оправдал ожидания: и в первый, и во второй день показа в зале был аншлаг. Билеты перед премьерой купить было невозможно, а в соцсетях и на форумах классики люди умоляли о контрамарке, готовы были не только сидеть на балконе третьего яруса под самым потолком, но если позволят, то и стоять на ступеньках.

Вкратце балетная история, действие которой происходит в давние времена в Индии, такова: храбрый воин Солор воспылал любовью к храмовой танцовщице (баядерке) Никии. В нее влюблен Великий брамин, но баядерка его отвергает. Снедаемый ревностью, он рассказывает о романе Никии и Солора радже, который вознамерился выдать за воина свою дочь Гамзатти. Слово раджи — закон, и Солор обручается с Гамзатти. На торжественном событии должна станцевать баядерка, здесь ей якобы от Солора преподносят корзину цветов, где притаилась змея. Яд убивает Никию. Во время венчания Солора и Гамзатти храм рушится, все умирают, а Никия соединяется с возлюбленным в ином мире.

Наталья Макарова трактует этот драматический финал как расплату за грехи или еще точнее — как преступление и наказание.

Балет «Баядерка» был и раньше в репертуаре Национальной оперы с 80-х годов прошлого века (постановщик Валерий Ковтун), но заслугу Макаровой в новой его редакции нельзя переоценить. Хотя как сказать — в новой. Впервые в 1974 г. Наталья Макарова поставила только одну его сцену — «Царство теней» для Американского театра балета, а в 1980-м представила полноценный спектакль. Главную партию — Никию станцевала сама, партнером был премьер лондонского Королевского балета Энтони Доуэлл.

Изначально «Баядерку» поставил Мариус Петипа в 1877 г. в Большом театре Санкт-Петербурга. Тогда спектакль был длинный — в четырех актах, да еще и с апофеозом.

Со временем этот оригинальный вариант претерпел изменения, так что уже к середине прошлого века никто толком и не знал, как выглядела постановка в годы жизни маэстро Петипа.

Хореографы, руководствуясь разными источниками, в том числе и собственными представлениями об этом спектакле, ставили «Баядерку» на сцене, ссылаясь на ее идентичность. К примеру, в 1941-м в Ленинграде постановку осуществили Владимир Пономарев и Вахтанг Чабукиани. Их редакция стала визитной карточкой многих театров. Они подсократили версию Петипа, добавили несколько номеров и кое-что поменяли местами.

Семь лет спустя точку в окончательной редакции Кировского (Мариинского) театра поставил танцовщик Николай Зубковский, он по сути сочинил для себя прекрасный номер — вариации Золотого Божка.

Эта редакция оставляла не совсем вразумительный конец, предлагая зрителям самим досочинить развязку истории. Заканчивался спектакль актом «Тени» — потусторонним миром, где Солора ждет Никия, без намека на катаклизмы — разрушение храма. То есть наказания за преступление, если говорить словами Макаровой, не было.

Основу ее реконструкции составляют документальные свидетельства о постановке Петипа, воспоминания современников, скрупулезно собранные постановщицей в архивах. Она воссоздала последний акт, без которого обходились предыдущие версии, более внятно выстроила сюжетную линию, убрала некоторые дивертисменты — танцевальные номера развлекательного характера, которые не несут никакой драматургической нагрузки. Музыкальная ткань балета тоже подверглась корректировке.

Во всяком случае дирижер-постановщик «Баядерки» Николай Дядюра, впервые выступивший в амплуа балетного дирижера, получил партитуру в оригинальной оркестровке (уже с необходимыми купюрами), созданную специально для спектакля Макаровой.

Пластика без перевода

На пресс-конференции, предваряющей премьеру, американская гостья упомянула, что от киевской труппы у нее остались положительные впечатления, а артисты в большинстве своем вдумчивые, глубокие. Хотя неприятное замечание, с которым, увы, согласятся завсегдатаи киевской оперы, все же прозвучало. Наталья Романовна констатировала: некоторые люди из труппы вообще не должны быть в профессиональном театре. Что в общем-то и накладывало определенные сложности в работе и отражалось на ее качестве.

Судя по всему, души и труда в киевскую постановку легендарная Макарова вложила немало. Такой симбиоз выразительного танца, великолепно звучащего оркестра, роскошных костюмов и прекрасных декораций не каждый день увидишь в спектакле.

В первый день в партии Солора блистал Денис Матвиенко, солист и художественный руководитель балета. Партия эта Денису хорошо знакома. Он не раз выступал именно в редакции Макаровой, ему уже рукоплескали в итальянском «Ла Скала», американском «Метрополитен-опера», театрах Финляндии, Варшавы.

В этот раз на него лег непростой груз ответственности. Дело в том, что он недавно занимает руководящую должность в театре и больше волновался не за себя, а за артистов из труппы.

Судя по тому, как безукоризненно он справился с ролью, Солор отрепетирован от и до. Не знаешь даже, что конкретно выделить из выступления: в сольных номерах Матвиенко был великолепен, после каждого такого выхода публика аплодировала. Как партнер в дуэтах тоже показал себя с лучшей стороны. А в некоторых прыжках заставил вспомнить классику, мол, отчего люди не летают, как птицы? Оказывается, у некоторых это получается.

Гамзатти танцевала прима Национальной оперы Елена Филипьева. Очень артистично она смотрелась на сцене, техническая сторона — без замечаний. Великолепно по драматичности выглядела сцена Гамзатти и Никии (Ольга Голица), когда дочь раджи убеждает баядерку отступиться от Солора, соблазняя богатством. В отчаянии и ревности Никия бросается с кинжалом на дочь раджи. Настолько выразительно, без перегибов это было исполнено, что внутри все трепетало.


Пронзительный дуэт Никии и Солора (Ольга Голица и
Денис Матвиенко) // Михаил ЧЕРНИЧКИН


Интересно раскрылась в партии Никии Ольга Голица — хрупкая красавица с очень гибким телом. Из шероховатостей можно отметить несколько смазанный момент в танце с шарфом. В общем, все объяснимо — волнение сказывалось, ведь из зрительного зала на нее смотрела великолепная Баядерка — Макарова.

Хочется выделить танец с цветами и укус змеи, когда Никия Голицы падает, как подкошенная. Ей предлагают противоядие, но увидев, как Солор и Гамзатти уходят вместе, она решительно отмахивается от спасительного глотка. Сыграно было достоверно, убедительно. Поневоле начинаешь верить накалу ее душевной боли.

Кстати, говоря о необычайной выразительности всех действующих лиц, я не перебарщиваю. Можно не заглядывать в программу, дабы понять, что происходит на сцене. Если Солор приходит с охоты на тигра, то мертвую добычу, привязанную к палке, выносят два воина. Обращение к священному огню тоже не требует перевода. Вот Никия клянется любить Солора вечно, призывая в свидетели яркое пламя, вот Великий брамин (Сергей Литвиненко) жаждет отомстить отвергнувшей его баядерке, воздевая руки к небесам и трясясь от гнева.

Декорации Вячеслава Окунева впечатляют. Хотя оформлением сцены Национальная опера никогда поклонников не разочаровывала, поневоле ожидаешь увидеть достойный уровень. Так и было в этот раз. Особенно эффектно смотрятся задники, придающие перспективу и глубину сцене. Например, залитый солнцем белый дворец с изящными колоннами или заросший лес, массивный, с резными стенами храм.

Балетоманы отметят, что танец Золотого Божка переместился из первого действия в третье — туда, где он и должен быть, если отталкиваться от драматургии спектакля. Его па в храме как олицетворение главной сущности этого культового места выглядит наиболее логично, ведь ранее танец напоминал просто вставной номер — дивертисмент.

В 2010-м в «Метрополитен-опера» торжественно отметили 30-летие балета «Баядерка» в редакции Макаровой, а в конце прошлого года Наталья Романовна получила из рук Барака Обамы престижную премию за выдающийся вклад в американскую культуру. Отрадно, что теперь и украинская публика тоже может увидеть частицу этого вклада.

12 марта в преддверии своего 50-летия (19 марта) партию Никии на сцене Национальной оперы станцует прославленная балерина Нина Ананиашвили. Она — единственная в мире исполнительница, которой Наталья Макарова разрешила по-своему интерпретировать образ главной героини в этой постановке.

В этой связи хочется надеяться, что вышколенная Натальей Макаровой киевская труппа не растеряет в «Баядерке» того психологизма, пластичности, синхронности и техники, чем, собственно, и порадовала публику на премьерных спектаклях.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -



Справка «2000»

Наталья МАКАРОВА
Родилась 21 ноября 1940 г. в Ленинграде.
Прима-балерина, балетмейстер, киноактриса и
театральный продюсер. Постоянно проживает в США.
До 1970 г. была ведущей солисткой Ленинградского
театра оперы и балета им. Кирова. 4 сентября 1970-го
во время гастролей в Лондоне попросила
политического убежища в Великобритании.
С декабря 1970 г. — прима-балерина Аmerican Ballet
Theater (ABT). Как приглашенная звезда танцевала во
многих ведущих театрах мира. В 1974-м дебютировала
как хореограф — поставила для АВТ акт «Тени» из
балета «Баядерка», а в 1980 г. осуществила полновесную
постановку этого балета. Также в ее послужном списке
постановки балетов «Жизель», «Лебединое озеро»,
«Спящая красавица» и др. Национальная опера
Украины стала первым театром на постсоветском
пространстве, которому удалось привлечь Макарову в
качестве хореографа-постановщика.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 8:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022202
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии, Наталья МАКАРОВА
Авторы| Светлана НАКОНЕЧНАЯ
Заголовок| «Баядерка»: стирая пыль с шедевра
Где опубликовано| Еженедельник 2000 №8 (643)
Дата публикации| 22 – 28 февраля 2013 г.
Ссылка| http://2000.net.ua/2000/aspekty/art/88532
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Это произведение занимает особое место в истории украинского хореографического искусства, ведь с него 2 октября 1926 г. начала свою деятельность балетная труппа киевского театра. На столичной сцене было воплощено несколько редакций шедевра Минкуса — Петипа. Последний раз «Баядерка» возобновлялась в 1985-м и с тех пор постоянно присутствовала в репертуаре, пользуясь успехом у публики.

Редактирование балетной классики — всегда определенный риск. И когда Денис Матвиенко, возглавив балетную труппу НОУ, заявил, что первым делом планирует возобновить «Баядерку», а в качестве постановщика пригласит мировую знаменитость Наталью Макарову, некоторые отнеслись к этому скептически. Дескать, зачем кроить хорошее, достаточно просто обновить декорации и костюмы, а хореографию лучше не трогать. Но в отличие от публики, опасавшейся, как бы киевская «Баядерка» не превратилась из красивой сказки о любви в современный триллер, Матвиенко не понаслышке знал, что собой представляет хореография «от Макаровой», поскольку за границей неоднократно танцевал в ее спектаклях.

«Баядерка» в версии Макаровой еще с 80-х годов идет на многих зарубежных сценах. Сюжетно она отличается от редакции, прижившейся в советских театрах.

— Советские хореографы сократили постановку таким образом, что сюжет немного потерял логику, — поведала Наталья Макарова украинским журналистам. — Например, для зрителя было совершенно непонятно появление Золотого Божка. В свое время я нашла в библиотеке Гарвардского университета информацию о том, что у Петипа в последнем акте четко прослеживалась тема наказания Гамзатти за сотворенное зло. Я вернула эту идею — спектакль завершается разрушением храма... Также для меня очень важным было, чтобы, скажем, сцена свадьбы не превратилась в обычный балетный дивертисмент. Я постаралась сделать так, чтобы каждый танец был логически обоснован...

Возвышенная красота

И все же большинство зрителей, отправляясь на балет, главным образом интересуются не хитросплетениями сюжета (для этого есть художественная литература и кино), а жаждут прикоснуться к возвышенной красоте, которой так не хватает в обыденной жизни. В этом смысле новая «Баядерка» не обманула наших ожиданий. Да, некоторых привычных танцев зрители не увидели. Например, нет номера «Ману» (танец с кувшином), в котором участвуют юные танцовщицы, что всегда вызывало умиление у публики. Зато в версии Макаровой хореографически более насыщенной выглядит партия Гамзатти. Если в старой версии эта роль по значимости уступала образу Никии, то в редакции Макаровой любовный треугольник стал равносторонним: дочь богатого раджи Гамзатти и баядерка Никия на равных борются за сердце отважного воина Солора.

Долго оставалось в секрете, кто же будет танцевать главные партии в дни премьеры. Решающее слово было за Макаровой. Хореограф-постановщик непосредственно работала с труппой в течение неполного месяца (начальную работу осуществили ее помощники). Наталья Макарова довольно высоко оценила уровень балетной труппы, отметив, что в театре есть ряд интересных исполнителей. Для премьерного показа были выбраны две тройки солистов. 14 февраля спектакль вели Ольга Голица (Никия), Елена Филипьева (Гамзатти) и Денис Матвиенко (Солор). На следующий день — соответственно Наталья Мацак, Екатерина Чебыкина и Денис Недак.

Денису Матвиенко пришлось заменить травмированного Сергея Сидорского. И хотя, по слухам, у руководителя труппы также побаливала нога, зрители этого не заметили. После вариаций Солора зал каждый раз взрывался шквалом аплодисментов.

Солор Дениса Недака был не менее «летающим». Кроме того, Недак в очередной раз показал себя как очень надежный партнер, который не затмевает балерину, а лишь подчеркивает все ее лучшие качества.

Женские образы у каждой из солисток были интересны по-своему. У Голицы Никия выглядела более нежной и жертвенной. У Мацак — ярче как технически, так и передачей образа. Любопытно было сравнить в одной и той же партии Филипьеву и Чебыкину. Не секрет, что 19-летнюю Чебыкину в кулуарах называют главным кандидатом на замену Филипьевой, чья карьера, скорее всего, приближается к завершению. В «Баядерке» Екатерина подтвердила, что потенциал у нее действительно очень высок, но для его реализации ей еще нужно работать и работать. По правде говоря, Никия Мацак в профессиональном плане выглядела более убедительно, нежели Гамзатти Чебыкиной.

Геометрия танца

А теперь — о кордебалете, который в «Баядерке» играет не меньшую роль, чем ведущие солисты. Одним из кульминационных моментов спектакля есть сцена «Тени», где задействовано несколько десятков балерин (в редакции Макаровой — 32). Неудачное исполнение «Теней» способно перечеркнуть впечатление от спектакля даже с очень сильными солистами, что, кстати, неоднократно бывало на киевской сцене. И нам остается только догадываться, каким образом Наталье Макаровой — женщине хрупкой и, по отзывам артистов, отнюдь не деспотичной — удалось добиться от кордебалета такой четкости линий и синхронности движений. На премьере в адрес «Теней» несколько раз раздавались крики «Браво!», что для нашего кордебалета большая редкость.

И еще о «Тенях». Из разных точек зрительного зала эта сцена смотрится неодинаково. Поэтому чтобы в полной мере насладиться ее красотой, желательно сходить на спектакль несколько раз. Будем надеяться, что исполнительская планка, на которую за неполный месяц подняла кордебалет Макарова, упадет не сразу.

И несколько слов о костюмах и декорациях. Оформление спектакля осуществил Вячеслав Окунев — один из ведущих театральных художников на всем постсоветском пространстве (именно он, кстати, оформлял и предыдущую киевскую постановку «Баядерки»). В целом убранство спектакля соответствует традициям индийского эпоса и радует яркостью красок. Хотя некоторые нюансы кажутся довольно спорными. Например, Солор в своем костюме внешне больше похож на принца из «Спящей красавицы», чем на воина. А корона на голове Никии, в которой она пришла на тайное свидание к Солору, здорово смахивает на русский кокошник. Впрочем, если русский язык похож на санскрит, то почему не может быть связи между женским костюмом в Индии и на Руси?..

Возможно, некоторые зрители, зная, что на постановку «Баядерки» было выделено, по словам бывшего министра культуры Михаила Кулиняка, полтора миллиона долларов, ожидали увидеть декорации и костюмы сплошь из серебра и золота. Но, как говорится, не все то золото, что блестит. В любом случае новая постановка «Баядерки» получилась очень добротной. А главное — в ней сохранился дух Мариуса Петипа. «Я не переписывала Петипа, а только стерла из его шедевра пыль», — так говорит о своей работе Наталья Макарова. И с ней нельзя не согласиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 8:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022203
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Форсайт
Авторы| Камила Мамадназарбекова
Заголовок| Событие недели
Танец. Рекомендует Камила Мамадназарбекова

Где опубликовано| Ведомсти
Дата публикации| 2013-02-22
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/friday/article/2013/02/22/26491
Аннотация|

В репертуар Мариинского театра возвращаются балеты Уильяма Форсайта


Dominik Mentzos (Сцена из спектакля N.N.N.N.)

В Петербурге пройдет вечер Форсайта с участием франкфуртской труппы хореографа и звезд Мариинки. В одной программе покажут «Там, где висят золотые вишни» (1987, оригинальное название In the Middle, Somewhat Elevated) и «Головокружительное упоение точностью» (1996) — оба этих балета были поставлены в Мариинском театре в 2004 году, но несколько лет не шли; теперь публику ждет премьера возобновления. Заключительным номером вечера станет камерный спектакль N.N.N.N. (2002) в исполнении танцовщиков The Forsythe Company, которые впервые приезжают в Россию.

«Привет всем. Меня зовут Билли Форсайт. Я — ученик Баланчина» — так он начал свою речь в 2004-м, впервые оказавшись в репетиционном зале Мариинки. Тогда Форсайту предстояло освоиться на родной сцене Баланчина, нагруженной историческим контекстом и школой, а танцовщикам — выразить нечеловече­ские скорости, энергию и точность его высокой геометрии. С этим блистательно справились и Дарья Павленко, и Екатерина Кондаурова, которые будут танцевать «Там, где висят золотые вишни» в возобновленной версии.


Фото: Наталья Разина
На фото: Сцена из балета «Там, где висят золотые вишни»


Именно с этой одноактовки, заказанной Рудольфом Нуреевым для Балета Парижской оперы, и началась мировая слава Форсайта. С тех пор этот балет стал чем-то вроде «Лебединого озера» неоклассической хореографии, его предпочитают иметь в репертуаре самые знаменитые труппы мира.

Рассекающие воздух, словно лязг железа, электронные импульсы композитора Тома Виллемса задают ритм девяти танцовщикам. Хореография Форсайта опирается на пуантный танец, но, эксплуатируя представление об академической виртуозности, хореограф удлиняет и ускоряет фигуры классического балета, смещает оси вращения.

Во всех странах спектакль известен под оригинальным названием In the Middle, Somewhat Elevated. Название — часть произведения, и оно содержит в себе вопрос, что же там такое «приподнято», да еще и «посередине». Возможно, это две крошечные золотые вишни, висящие высоко над черным планшетом сцены, — единственная деталь сценографии, контрастирующая своим блеском с аскетичными зелеными трико. И при этом единственный неподвижный элемент. Наблюдая за интенсивностью движений исполнителей, на вишни едва успеваешь поднять глаза.

Что же касается «середины», то в 1987 году балет просто стоял не в начале и не в конце программы. Форсайт подтвердил эту догадку через год, сделав его центральной лирической частью симфонии Impressing the Czar. Еще одна версия строится вокруг динамического равновесия в мизансцене. Это абстрактный балет, в нем нет сюжета, но драматургия напоминает отношения в труппе: соперничающие балерины и сменяющие друг друга дуэты как будто делят центр. Словно спорят, кто же из них достоин быть в центре внимания — in the middle.

«Головокружительное упоение точностью» — вторая часть диптиха Форсайта «Два балета в манере позднего ХХ века». Сугубо классические прыжки и великое множество шагов, которых хватило бы на полнометражный спектакль, пятеро танцовщиков успевают исполнить за 11 минут под Allegro Vivace Девятой симфонии Шуберта. В балете почти нет дуэтов, три пестрые желтые пачки и два красных трико вращаются и взлетают в виртуозных соло. В возобновленной версии мужские партии достались Филиппу Степину и Василию Ткаченко.

Заключительный спектакль программы — N.N.N.N. Этот мужской квартет — пример позднего творчества хореографа. Под электронную музыку того же Тома Виллемса мускулистые, буднично одетые парни повторяют друг за другом сначала простые, а потом все более сложные жесты. Из раза в раз возникающая фигура, когда четверо танцовщиков выстраиваются в линию и кладут руку друг другу на плечо, графически напоминает сочетание букв в названии.

3 марта, Петербург, Театральная пл., 1, www.mariinsky.ru


«Головокружительное упоение точностью»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022204
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии, Наталья МАКАРОВА
Авторы| Александр ЧЕПАЛОВ, доктор искусствоведения
Заголовок| И баядерки любить умеют...
Где опубликовано| газета "День" №31, (2013)
Дата публикации| 2013-02-20
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/ru/article/kultura/i-bayaderki-lyubit-umeyut
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Звезда мирового балета Наталья Макарова (США) поставила на сцене Национальной оперы Украины свою версию шедевра Мариуса Петипа


НАТАЛЬЯ МАКАРОВА ПОСЛЕ ПРЕМЬЕРЫ В КИЕВЕ / ФОТО АЛЕКСАНДРА ПУТРОВА

Дирижером-постановщиком спектакля выступил Николай Дядюра, а сценографом — Вячеслав Окунев из Санкт-Петербурга. Главные партии исполнили премьеры киевской сцены: Денис Матвиенко (Солор), Елена Филипьева (Гамзати), Ольга Голица (Никия), Игорь Булычов (Дугманта) и др.

Напомним, «Баядерка» — балет петербургского балетмейстера французского происхождения Мариуса Петипа, созданный в 1877 году на императорской сцене еще до судьбоносной встречи с Петром Чайковским. Автор музыки к балету о трагической судьбе баядерки Людвиг (Алоизий) Минкус — не худший из композиторов-капельмейстеров, создавших десятки «дансантных» партитур. Это означало, что все балетные номера должны быть подчеркнуто танцевальными — в форме вальсов и полек, галопов и маршей. Поэтому один и тот же танец мог переходить из одного балета в другой без особого вреда для смысла. Кстати, до Чайковского никто на это обстоятельство особо не сетовал.


СЦЕНА ИЗ БАЛЕТА «БАЯДЕРКА» / ФОТО АЛЕКСАНДРА ЧЕПАЛОВА

И еще при огромном количестве афишных названий надо было как-то разнообразить сюжеты, ориентируясь на вкусы заядлых балетоманов императорской сцены. В ход шла любая экзотика, в том числе восточная («Дочь фараона», «Ливанская красавица» и, конечно, «Баядерка»). К последнему балету «руку приложил» либреттист Сергей Худеков, автор четырехтомной «Истории танца», летописец петербургского (и не только) балета. К тому же он заложил Сочинский парк-дендрарий, первым напечатал в своей газете рассказ никому тогда неизвестного Антона Чехова. Кстати, из Рязани (откуда родом Худеков) на премьеру «Баядерки» в Киев приезжала большая группа исследователей его жизни и творчества, которые чтут память земляка и гордятся его именем. Худеков придумал историю о трагической любви баядерки Никии к воину Солору, его предательстве и уходе вместе с Никией в царство теней. Эта история обращена корнями в древний индийский эпос «Сакунтала», к поэме Гете «Боги Баядерка» (оба стали основой других балетов), а также десяткам подобных произведений, вплоть до популярной оперетты И.Кальмана «Баядера». Похожий сюжет о любви египетского полководца и эфиопской царевны предложили Верди либреттисты «Аиды».

Особую «пикантность» историям про баядерок придает то, что эти танцовщицы воспринимались и как служительницы культа в индийских храмах, находившиеся под покровительством богов, и как женщины — сладострастные, приносящие наслаждение мужчинам. Очевидно, «бесплотная» любовь классического балета не очень совмещалась с их последним предназначением. Потому и спектакль о баядерке, как правило, определяла логика «любовного треугольника» с любовью и ненавистью, предательством и расплатой.

В этом смысле новый киевский спектакль открытий не принес, тем более что в редакции бывшей петербургской балерины Натальи Макаровой он идет без изменений во многих балетных театрах мира — от Швеции до Японии, Австралии, Бразилии. Спектакль этот «женский» (в отличие, скажем, от варианта Рудольфа Нуреева или Валерия Ковтуна, где акцент сделан на главной мужской роли). Потому что Макарову интересовала не только судьба баядерки Никии (которую она мало танцевала, в отличие от роли ее соперницы Гамзатти). Так что прежде чем Солора с Гамзатти боги погребают под обломками дворца Раджи, Макарова восстановила танцы, которые в предыдущих редакциях постановщики сократили.

Впрочем, Наталья Романовна многие детали прежних постановок сама убрала. К примеру, в партии Никии был момент, когда баядерка вынуждена развлекать гостей «со слезами на глазах», то есть зная, что Солор ей уже не принадлежит. Эта драматическая раздвоенность из танца Никии исчезла и повлияла на трактовку роли талантливой балерины Ольги Голицы. Зато появилась длинная вариация Гамзатти в третьем акте. Она мало что добавляет к характеристике властной и мстительной дочери Раджи, которую выразительно танцует Елена Филипьева. Несмотря на «женский» акцент спектакля, партия Солора осталась такой же сложной и многоплановой. Денис Матвиенко уверяет, что не планировал выходить в премьерном составе (он будет исполнять Солора в марте во время гастроли Нино Ананиашвили). Но необходимость срочной замены заболевшего коллеги все же повлияла на качество его танца (нельзя сказать, что замечательный артист справляется с техническими трудностями играючи).

Лучше других выглядит в спектакле «среднее» звено, так называемые корифейки. Ведь от них требуется только исправно исполнить вариацию между выходами солистов, внести разнообразие в образную ткань хореографической композиции. Драматической игры, которая так нужна солистам, от них не ждут. Так же, как от исполнителей характерных танцев, где наиболее ярким оказался в «Баядерке» зажигательный «Джампе». Это танец — настроение, танец — вспышка, где образы неизменны с первой минуты выхода на сцену. Сложнее с мимическими ролями, которые нужно решить подобно драме, но без слов. Возможно, в хореографические школы и училища нужно вернуть курс балетной пантомимы?

Однако наиболее «крепким орешком» оказался для труппы второй акт «Тени», который часто исполняется как отдельный балет. Наталья Макарова написала в автобиографической книге, что, кроме Москвы, Петербурга и Парижа, ни один балетный коллектив не может представить эту композицию из тридцати двух артисток кордебалета. В лучшем случае, их находят всего двадцать четыре. В киевском спектакле максимальное количество (32!) не всегда переходит в качество. По замыслу Петипа, полифония движения девушек-«теней» — это имитация ночного марева, подчиненность высшим силам, которые не дают теням спуститься обратно в земной мир. От артисток кордебалета требуется «дыхание тела», высшая степень устойчивости, синхронности движений и плавных переходов от статики к поступательному движению. Это не приходит даже после технического освоения рисунка, требуется стилистическая точность, высокий исполнительский камертон.

В качестве такого камертона в Киеве приняли образцы петербургской сцены, где по сей день работает Денис Матвиенко, откуда родом и Наталья Макарова, и художник спектакля Вячеслав Окунев, как бы воссоздавший на сцене роскошные писаные декорации бывшего императорского театра. Они хорошо вписываются в позолоченный интерьер зала украинской столичной оперы. Правда, спектаклю подобного постановочного уровня не хватает выверенной световой партитуры — местами свет плоский, невыразительный или не сфокусированный на героях. В спектакле не удалось добиться «чистых перемен», когда зритель при поднятом занавесе не видит смены декораций и закулисной суматохи.

И все же очередная премьера «Баядерки» воспринимается как плоть от плоти магического искусства классика балета Мариуса Петипа, творчество которого остается пробным камнем для балетного коллектива любого уровня.

Кстати, с «Баядерки» начинался киевский балет в 1926 году, но в то время был подражательным, зависимым от хореографических трактовок, которые могли предложить ему московские и петроградские мастера танца. И не исключено, что с «Баядерки» 2013-го начнется новое возрождение киевского балета, о котором мечтает его нынешний руководитель балетной труппы театра Денис Матвиенко.

Наталья МАКАРОВА: «Моя цель — воздействовать на зрителей эмоционально»

«Баядерка» в том виде, в котором она существует на Мариинской сцене, является неполной — в ней нет реального финала. Балет Петипа про предательство и возмездие здесь предстает «преступлением без наказания». Поэтому в своей постановке я решила воссоздать финальный акт — «апокалипсис» Петипа, следуя в его реконструкции авторскому стилю и восстановив, по мере возможности, его драматическую структуру. В архивах Гарвардского университета я напала на обширный материал о первой постановке, прочитала множество критических статей того периода с описанием последнего акта. С большими трудностями удалось достать оригинальную партитуру, которую дирижер Джон Ланчбери аранжировал так, чтобы я смогла выполнить задуманное. Моя полная версия получилась в трех актах с «Тенями» посредине, поскольку я объединила первое и второе действие, сократив некоторые архаичные и пантомимные эпизоды, которые, с моей точки зрения, не вписывались в драматическую линию спектакля. К лучшей части балета — «Теням»— я прикоснулась лишь чуть-чуть: попыталась добавить в нее больше духовности и внутреннего смысла, что и считаю своим вкладом в «Тени». Когда я работала, у меня не было видеозаписей и отсутствовали контакты с Советским Союзом. Я могла полагаться лишь на воспоминания и свой артистический вкус, чтобы определить, что подходит нашему времени. Моей целью было воздействовать на аудиторию эмоционально, а не только развлечь ее. Моя версия «Баядерки» рождалась с помощью памяти, исследований и воображения»...

Из книги «Биография в танце»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18828
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 22, 2013 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2013022205
Тема| Балет, Кремлевский балет, Премьера, Персоналии, У. Иглинг, Д. Махатели, Вангелис, А. Тимофеева, М. Евгенов
Автор| Алла Михалева
Заголовок| Балетная версия любимой сказки
Где опубликовано| Московская правда
Дата публикации| 2013-02-20
Ссылка| http://mospravda.ru/culture_spectacles/article/baletnaya_versiya_lubimoi_skazki
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



В театре "Кремлевский балет" состоялась премьера - "Красавица и чудовище" на музыку греческого композитора-электронщика Вангелиса. Постановщик спектакля - хореограф из Великобритании Вэйн Иглинг, в прошлом премьер Лондонского королевского балета "Ковент Гарден". Именно на этой легендарной сцене в 1986 году он и поставил упомянутое произведение с готическим уклоном, где все внимание сосредоточено на пробуждении любви Красавицы к уроду и моральных страданиях последнего.

По словам самого хореографа, на постановку танцевальной версии сказки Шарля Перро его вдохновил одноименный фильм Жана Кокто, где Принца-Чудовище сыграл Жан Маре. Московский же театр предложил постановщику сделать спектакль для семейного просмотра. Для этой цели сгодился бы и русский вариант данного сюжета - аксаковский "Аленький цветочек". Но "Красавица и Чудовище" - это уже "бренд".

Надо отдать должное Иглингу: он "утеплил" достаточно жесткий сюжет, честно расширив первоначальную версию балета за счет сочинения новых сцен, предназначенных в первую очередь детям. В прологе - принц красуется перед зеркалом, пренебрегая неким условным нищим, который в отместку кидает ему в лицо тоже условный порошок. Красавец-принц становится уродом, а действие переносится в дом отца Красавицы, которого осаждают кредиторы, выражающие свои притязания каскадом прыжков. Самое впечатляющее в этой сцене - добротное оформление Яна Пьенковски (Великобритания). Домик, из которого выносят мебель и прочую утварь, деревья и сох-нущее на закатном солнце, колеблемое на ветру белье: на этом фоне прекрасно смотрится красивая печальная вариация гибкой и изящной Красавицы (Александра Тимофеева). Ее отец отправляется в порт, где, возможно, уцелел один из его кораблей: продав судно, можно расплатиться с долгами. Из пантомимы на сцене это непонятно, но о намерениях героя можно узнать из либретто. Путь отца лежит через ночной лес, где и разворачиваются хореографические эпизоды, адресованные юным зрителям: танцы зверушек, различимых в первую очередь благодаря костюмам. Впрочем, танец летучих мышей с эффектными крыльями, мирных оленей и агрессивных волков в чем-то индивидуален, но сказать, что каждой особи присуща какая-то свое-образная пластика, было бы преувеличением.

Самым умилительным выглядит несколько затянутый танец двух борющихся медвежат (один согнутый пополам танцовщик, чьи конечности изображают задние лапы животных, а на спине сомкнуты в объятии передние лапы и две звериные мордочки) и медведицы (ее, напротив, изображают два артиста). Наиболее выразительно и интересно здесь трио голубей, которые и указывают отцу путь в замок, где он срывает для дочери роковую розу.

Тут-то и появляется неведомо откуда взявшийся, ставший Чудовищем принц. "Неведомо откуда", потому как сцены в замке решены в такой темной колористической гамме, что разглядеть происходящее удается с трудом и приходится подключать воображение. Оно потребуется еще, чтобы понять, за какие заслуги Красавица полюбила Чудовище. После того как благородный урод отпустил отца, дочка отправляется в замок, где страшный лохматый хозяин устраивает в ее честь балы и угощает прекрасную гостью очень симпатичным танцем шутов в венецианских масках и па-де-де Луны и Солнца с акробатическими поддержками и гимнастическими шпагатами. Главные герои - Красавица и расколдованный ее любовью принц (Михаил Евгенов) - тоже получают неплохой дуэт, который искупает издержки сюжетных нестыковок. Кремлевские солисты отлично справляются со своими партиями, особенно если учесть наличие непривычных для российских артистов (тем более в парном танце) движений, поддержек и комбинаций. Остается признать, что английский "десант" свою миссию выполнил.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика