Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 12:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122105
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Ирина Муравьева
Заголовок| И мочалок Командир!
Сегодня на Новой сцене Большого театра пройдет мировая премьера балета "Мойдодыр"

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5968 (295)
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://www.rg.ru/2012/12/21/moydodir.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото: Дамир Юсупов

Балет "Мойдодыр" Ефрема Подгайца долго ждал своего сценического часа.

Еще в 2008 году эта партитура выиграла у ста конкурентных опер и балетов для детей, написанных российскими композиторами. Все эти партитуры участвовали в конкурсе, который проводил Большой театр вместе с Союзом театральных деятелей. И после "Детей Розенталя" Леонида Десятникова "Мойдодыр" должен был стать следующей мировой премьерой Большого театра. Однако детский спектакль опередил на сцене балет "Утраченные иллюзии", созданный тем же Десятниковым. Но сегодня вечером мочалки и щетки из "Мойдодыра" выбегут наконец на заветную сцену и публика почувствует особый драйв артистов, которые, может, уже и танцевали "луковиц" в "Чиполлино", но "зубами" и "пастами" не были еще никогда. Представляя свой балет, Ефрем Подгайц заметил: "Я не делю музыку на детскую и взрослую. Серьезные и прекрасные произведения для детей создавали Чайковский, Прокофьев, Бах, Шуман". О том, что предстоит увидеть зрителям на Новой сцене Большого театра для читателей "Российской газеты" рассказал художественный руководитель балета Большого театра Сергей Филин.

Прямая речь

- Инициатива постановки "Мойдодыра" исходила от Анатолия Иксанова. Дело в том, что призом для победителя конкурса на лучшее произведение для детей была постановка на сцене Большого театра. Об этом обязательстве мне и напомнил Анатолий Геннадьевич, как только я приступил в 2011 году к обязанностям художественного руководителя балета. Но в тот период у нас шла огромная работа: открытие сцены, переносы спектаклей. И мы не сразу могли приступить к этому, но я очень серьезно думал, кто может сделать постановку. В итоге решил предложить Юрию Смекалову, одному из самых перспективных наших молодых хореографов. Он познакомился с музыкой, ему очень понравилось, но он предложил кое-что переписать. Ефрем Подгайц согласился, они очень тесно работали. Либретто было почти полностью переписано, добавлены персонажи с забавными оригинальными именами: Котобенок - это котенок-ребенок, Крокодядя - дядя крокодил. Представьте: Таврический сад, огромное количество прохожих, не связанных друг с другом, они проносятся мимо, и среди них обязательно найдется такой "дядя крокодил". Это сказка не совсем даже детская. Художник Андрей Севбо погрузился в спектакль очень глубоко и создал удивительные декорации, а также 140 оригинальных костюмов, которые, казалось бы, не предполагали возможность в них танцевать. Ведь персонажи "Мойдодыра" - это метла, самовар, совок, медведь, подушка, зубные щетки. Но он все так прекрасно придумал, что артисты надевают эти костюмы и чувствуют себя в них комфортно. И выглядит все это очень красочно, наглядно: возникает сказочная атмосфера. То, что касается кастинга, то с моей стороны не было никакой жесткости. Когда Юрий Смекалов приехал в Москву, мы с ним прошли по классам, он посмотрел каждого артиста. Многих он знал. Потом он специально смотрел их в детском балете "Чиполлино", чтобы почувствовать их актерские возможности именно в детском репертуаре. Некоторые персонажи даже появились благодаря нашим актерам. А дальше случилось удивительное: я решил, что не буду никого уговаривать на эти роли. И Юрий Смекалов согласился со мной: кто сам придет, с теми он и будет работать. Но произошло обратное: в зал пришли все первачи. Маша Александрова вошла и сказала: "Я буду танцевать мочалку!". За ней в очередь встали Екатерина Шипулина, Кристина Кретова, Настя Меськова. Работали все зажигательно. Слава Лопатин сделал с Настей Сташкевич невероятный спектакль, но, к сожалению, накануне премьеры Слава получил тяжелую травму и пока не будет танцевать. Семен Чудин и Нина Капцова, Артем Овчаренко с Дарьей Хохловой - тоже великолепные работы. У нас три абсолютно разных состава, и это все - разные спектакли, они показывают разные истории. Так что смотреть нужно всех. Приглашаем!

Между тем

Балет "Мойдодыр" на Новой сцене Большого театра можно увидеть 21, 22 и 23 декабря. В новом году балет можно увидеть - 9 и 10 января.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 1:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122106
Тема| Балет, Итоги года, Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Внесценический дивертисмент
Как балет приняли за своего

Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend", №49 (294)
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2092088
Аннотация|

В театрах время отсчитывается сезонами. Календарный же год составлен из двух сезонных половинок: завершенного прошедшего и незаконченного настоящего. О трендах и тенденциях в такой ситуации судить некорректно: все самое яркое может оказаться в первой половине прошлого сезона или в еще не наступившем конце текущего. Так, собственно, произошло и на этот раз. В 2012-м состоялись яркие премьеры, свидетельствующие о повсеместном прогрессе: "Свадебка" Иржи Килиана в Пермском театре оперы и балета, "Многогранность" Начо Дуато в петербургском Михайловском, "Бессонница" того же Килиана в московском Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Грозно прошумел восстановленный в Большом театре "Иван Грозный" Юрия Григоровича. Изваял своего "Родена" Борис Эйфман. Однако ни один из этих спектаклей не был настолько революционным (или настолько реакционным), чтобы заслужить звание "премьеры года". Не обнаружилось и явного победителя в номинации "провал года".

Словом, год Дракона получился довольно деятельным, разнообразных происшествий было немало, но ни одно из них не оказалось судьбоносным. Впрочем, балетная жизнь и без катаклизмов протекает весьма увлекательно: новые имена, новые скандалы. Ведущие труппы страны, возглавляемые людьми относительно молодыми, вступили в период острой конкуренции. В результате в четверке театров-ньюсмейкеров ротировался один из ее постоянных фигурантов: в этом году активная Пермь вытеснила вялый Мариинский театр. По рейтингу "Ъ", список важнейших событий сезона — художественных, околохудожественных и совсем не художественных — выглядит так.

Персона года

Благодаря году Германии в России в центре всеобщего внимания оказался хореограф Джон Ноймайер. В 2012 году его Гамбургский балет дважды приезжал с гастролями в Россию. В Москве показывал эпическую "Третью симфонию Густава Малера", философский трактат в танцах, и "Нижинского", исторический байопик с детальным экскурсом в творчество русского гения. Лучшим образом Ноймайер не смог бы представить собственный творческий портрет — ведь Малер и Нижинский давно являются частью его личной жизни. Петербургу хореограф показал "Даму с камелиями" и раритеты из своей коллекции, посвященной Нижинскому. Из России же увез орден Дружбы народов, пожалованный ему Владимиром Путиным.

Премьер года

Это, безусловно, 22-летний Сергей Полунин, чье нежданное бегство посреди сезона из лондонского Ковент-Гардена переполошило всю мировую балетную общественность. Журналы посвящали целые очерки юному украинцу (ученик Киевского хореографического училища в 14 лет перебрался в Лондон, там доучился и в рекордно короткие сроки сделался премьером Королевского балета), худруки трупп гадали, в каком театре осядет непредсказуемый артист, угрожавший вовсе бросить танцевать. Неожиданно для многих Полунин выбрал московский Музыкальный театр имени Станиславского. Теперь там от публики отбою нет: зрители, полюбившие победителя телепроекта "Большой балет", валом валят на его "Дон Кихоты", "Жизели", "Коппелии" и "Лебединые" — натанцевавшийся авангарда в Лондоне, артист предпочитает традиционную классику.

Прима года

Претендовать на это звание могут несколько балерин — та же беглянка из Большого Наталья Осипова, на спектакли которой в Михайловский театр приезжает пол-Москвы. Но все же — хотя бы по количеству новых ролей — стоит выделить юную Ольгу Смирнову, выхваченную Большим театром в 2011 году прямо с выпускных экзаменов Академии Вагановой. Она, в отличие от статусных коллег, пока не делит свое внимание между разными театрами мира и уже заняла в Большом неформальное положение примы (формально девушка пока числится первой солисткой). От москвичек ее отличает педантичная чистота танца, неземной облик и чувство собственного достоинства — такое всепоглощающее, что вполне заменяет и харизму, и темперамент. За прошедший год Ольга Смирнова станцевала главные партии в "Баядерке", "Бриллиантах", "Изумрудах", "Аполлоне", "Дочери фараона", победила в телепроекте "Большой балет" и по популярности обогнала многих балерин более высокого ранга.

Пиар года

Телевизионный конкурс "Большой балет", организованный каналом "Культура", шел по воскресеньям в течение двух месяцев. Семь пар молодых солистов из шести театров страны, представшие в разнообразном репертуаре перед статусными, но не консервативными судьями во главе с Дианой Вишневой, вызвали большое волнение целевой аудитории. Конкурсантов обсуждали подробно и пристрастно, столь же ревниво оценивали каждого члена жюри и манеру ведущих, рьяно голосовали за фаворитов — словом, все, как в каких-нибудь "Танцах со звездами", только без пошлости и откровенной попсы. Итог: народ принял балет за своего.

Прорыв года

Пермский театр оперы и балета выстрелил несколькими премьерами, среди которых оказались две выдающихся: "The Second Detail" Форсайта и "Свадебка" Килиана. Впервые нестоличный театр взялся за живых классиков и сразу добился успеха, что следует считать не чудом, а естественным взрослением труппы, уже освоившей современных авторов рангом поменьше. До своего Форсайта, правда, пермякам предстоит еще дозреть — слишком уж почтительны они к этой дерзкой хореографии. А вот марьяж с Килианом сложился счастливо — уже на премьере труппа станцевала "Свадебку" с редкой свободой, точностью и адекватностью.

Порыв года

Письмо "независимого балетного профсоюза" Мариинки министру культуры Мединскому с просьбой учинить инспекцию в родном театре. Активисты жаловались на ненормированный рабочий день, на низкие зарплаты, на зависимость распределения президентских грантов от лояльности артистов руководству и конкретно — на заведующего труппой Юрия Фатеева и его зама. Порыв артистов погасил не министр, а музыкальный руководитель Мариинского театра: Валерий Гергиев объяснил, что письмо продиктовано эмоциями трех человек, что увольнять никого не собирается, а вот за увеличение бюджета собирается побороться всерьез.

Проект года

Большой театр изобрел формат wwb@llet.ru: под этим названием фигурировал международный вечер, на котором три труппы (Балет Монте-Карло, Балет Сан-Франциско и сам Большой) представили Москве свои свежие работы — так сказать, общение в режиме online. Наибольший эффект произвел балет Жан-Кристофа Майо "Дафнис и Хлоя", наименьший — выступление артистов из США: они ограничились фрагментами из разных спектаклей. Сам по себе вечер сенсацией не стал; проектом года его делает обещание худрука Большого Сергея Филина ежегодно устраивать подобные экспресс-встречи с ведущими труппами мира.

Прокол года

Претензия балетного премьера Николая Цискаридзе сделаться гендиректором Большого театра выглядела бы анекдотично, вроде желания пушкинской старухи стать владычицей морскою, если бы не была поддержана таким количеством уважаемых людей — от Алисы Фрейндлих и Елены Образцовой до Марка Захарова и Олега Табакова. Многие из них, конечно, были сконфужены оглаской, иные объясняли случившееся недоразумением, некоторые извинились перед гендиректором Иксановым. Но если оставить в стороне этическую сторону происшествия, примечателен сам факт, что умные, опытные и интеллигентные люди искренне полагают, что танцовщик без соответствующего образования и какого-либо управленческого опыта — прямо от балетного станка — сможет рулить такой махиной, как Большой. К счастью, министр культуры Мединский, подписав указ о продлении контракта с Иксановым, избавил многотысячный коллектив театра от опасности танцевального гендиректорства. Впрочем, до поры до времени — до конца 2014 года.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 5:07 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
luk
Активный участник форума
Активный участник форума


Зарегистрирован: 16.03.2004
Сообщения: 411
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 9:44 pm    Заголовок сообщения: Ballerina Maria Kochetkova Interview Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122107
Тема| Балет, Interview, Персоналии, Maria Kochetkova
Авторы| By Angela Tafoya, Photographed by by Anna-Alexia Basile
Заголовок| 1 Girl, 4 Looks: Peep A Dance Superstar’s Quirky Closet!
Где опубликовано| REFINERY29
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://www.refinery29.com/maria-kochetkova
Аннотация| Ballerina Maria Kochetkova Interview

1 Girl, 4 Looks: Peep A Dance Superstar’s Quirky Closet!
By Angela Tafoya, Photographed by by Anna-Alexia Basile

Allow us to boast for a moment: We've been beyond fortunate and met some of S.F.'s brightest style stars. And, there's no shortage in sight, as the eye candy just keeps rolling in. Case in point: S.F. Ballet's principal dancer, Maria Kochetkova, who recently showed us around the city's famed opera house — and her whimsical wardrobe.

Don't let her diminutive stature fool you, the artsy girl-about-town is always seen donning ensembles with big, big personality — when she's not traveling the globe or starring in top-notch dance productions, that is. Whether she's frolicking around galleries or practicing her Nutcracker moves, she's got style in spades. Click through to see some serious snaps that will keep you on your toes.


Photographed by Anna-Alexia Basile
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 10:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122108
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Юрий Смекалов: «В нашем «Мойдодыре» появится Котобёнок»
Где опубликовано| газета "Культура"
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/art/2460-yuriy-smekalov-v-nashem-moydodyre-poyavitsya-kotobyenok/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ

21 декабря Большой театр представляет премьеру: балет «Мойдодыр» Ефрема Подгайца в хореографии Юрия Смекалова.



«Мойдодыр» стал победителем конкурса на лучшее музыкальное произведение для детей, проводившегося несколько лет назад Большим театром и Союзом театральных деятелей России. Ефрем Подгайц — автор более десяти опер, среди которых «Алиса в Зазеркалье», «Принц и нищий», «Дюймовочка», «Повелитель мух», «Карлик Нос».

Петербуржец Юрий Смекалов — молодой хореограф и известный танцовщик, начинавший премьером труппы Бориса Эйфмана, а потом эмигрировавший в Мариинский. В промежутке станцевал в «Спартаке» Михайловского театра. Работа в Большом для него — первый полнометражный балет, где, кстати, заняты лучшие молодые силы главного театра страны. Накануне премьеры хореограф ответил на вопросы нашего корреспондента.

культура: Как попали в «Мойдодыр»?

Смекалов: Полтора года назад худрук балета Большого театра Сергей Филин предложил познакомиться с партитурой, которая лежала без дела несколько лет. Мое первое впечатление — невозможно поставить. Но понимал, что шанс — колоссальный: спектакль в Большом, тем более — детский, да еще в то время, когда детский репертуар — острый дефицит, несколько названий на всю страну. Я согласился с одним условием, что напишу свою сказку.

культура: А разве ее не написал Корней Иванович?

Смекалов: Он же не сочинял для сцены, тем более для балета. Я попросил у Подгайца разрешения на переделку — нужна была музыка для новых сцен. В сказке сохранился дух Чуковского, его мысли, но появились новые герои.

культура: Чуковский не так прост, как кажется. В его детских стихотворениях немало сатиры. Простая ли это сказочка «Мойдодыр»?

Смекалов: Он мечтал стать философом и писать трактаты, а стал в итоге критиком и литературоведом, сказки придумывал для своих детей, особенно для маленькой — любимицы Мурочки, умершей в детстве. Сложилось же так, что все знают Чуковского как детского писателя, а его комментарии к некрасовским сочинениям или исследования Чехова и Достоевского известны только специалистам. Почему Муха-Цокотуха, Бармалей, Тараканище, Мойдодыр заслонили все его труды? Да потому, что он был настроен на детский мир: умел точно доносить до малышей свои мысли.

Убежден, что как таковой сатиры в «Мойдодыре» минимум. Подтексты, начиная от маминого любовника («вдруг из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выбегает вдруг начальник и бежит к себе домой...») до борьбы с футуристами, от аллегорий с Крещением («Всегда и везде — вечная слава воде!») до политических иносказаний, — придумали взрослые.

Наша постановочная команда рассуждала, как сделать такое зрелище, чтобы оно запомнилось, увлекло. Я даже советовался со специалистом по детской психологии Марией Осориной: она рассказала о детском восприятии поэзии, раскрыла нюансы внутреннего смысла «Мойдодыра» с точки зрения детей. Для ребенка должно быть сразу ясно, кто — хороший, а кто — плохой.

культура: А Мойдодыр — какой? Положительный герой?

Смекалов: Да. И тут — перекличка с детством писателя. Чуковский был незаконнорожденным, страдал от положения «кухаркиного сына» и отсутствия отца, писал об этом как о большом переживании. Отец приезжал к нему, уже взрослому, мириться, но Корней Иванович его не принял — не смог простить детской боли. Оживший Мойдодыр — это парафраз к образу отца. С одной стороны — неведомый и даже пугающий, с другой — тот, кто призван сделать тебя лучше.

культура: Герой балета тоже растет без отца?

Смекалов: Отец есть, но он занят своим делом: фотографирует любимую жену и не уделяет времени сыну. Мальчик, он у нас — Замарашка, конечно, переживает и протестует: показывает, что не хочет быть таким как все, что он вне социума.

культура: Действительно, в балете появляется Чуковский?

Смекалов: Да, в образе волшебника, который оживляет игрушки и предметы. В Таврическом саду он гуляет в окружении своих знакомых: Ахматовой, Маяковского, Репина. Есть даже Солженицын — он тоже сотрудничал с альманахом «Чукоккала».

культура: В либретто много героев со смешными именами. Например, Котобёнок. Кто он?

Смекалов: Корней Иванович любил изобретать слова и имена и меня вовлек в эту игру. В балете есть легион солдачистов, Генерамылиус, Крокодядя, а девочка Чистюля и Мочалка — главные женские партии в спектакле. Котобёнок — это котенок-ребенок.

культура: Не проверяли ли на актерских детях — будет малышне понятно?

Смекалов: Самое верное — ориентироваться на себя, на ребенка, который живет внутри любого взрослого. Стараюсь отключиться от себя сегодняшнего и вспоминать свои впечатления в 8-9-летнем возрасте.

культура: В балете для детей всегда велика роль художника, согласны?

Смекалов: Художник — замечательный. Андрей Севбо. Он тоже петербуржец, из питерской интеллигенции, представляет старую театральную школу. С хорошим юмором, богатой фантазией. В Мариинском театре он ассистировал Шемякину, оформлял кукольные спектакли, работал в драматических театрах России и Франции. Я его настраиваю на 1930-е годы, а он меня останавливает: «Хорошо, стилизация в интерьерах и костюмах будет, но у нас же есть персонажи вневременные». В солдачистах армии Мойдодыра много современного — и в образах, и в пластике. Вне времени дождекаплики, олицетворяющие чистоту. Андрей говорит: «Мы должны создать спектакль немодный, что модно, то — сиюминутно». Он — прав.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 10:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122109
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Ирина ГУБСКАЯ, Санкт-Петербург
Заголовок| Замахнулись на Шекспира
Где опубликовано| газета "Культура"
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/obshchiy-plan/zamakhnulis-na-shekspira-/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Михайловском театре показали премьеру балета Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта» в постановке Начо Дуато.



В системе русского репертуарного театра подразумевается обязательность больших сюжетных балетов. Привлеченный Михайловским на должность худрука Начо Дуато — мировая знаменитость, идеальный хореограф «маломерного» репертуара и неофит в спектаклях крупного масштаба. Освоение этого формата он начал с постановки год назад «Спящей красавицы». Теперь — название из эпохи драмбалета. В багаже у Дуато нашелся 15-летней давности спектакль, который он и адаптировал к более многочисленной труппе и новым исполнителям.

Однако постановка все равно выглядит малонаселенной, а концепция расползается на обрывки. Действие по-современному пробегает массовые сцены — улица, бои… Дуато подкорректировал шекспировский сюжет, убрал вражду равных, тему кровной мести. И финал — примирение семей. Получилась история юношеского суицида. Душераздирающе, но не масштабно.

В спектакле Михайловского театра нет исторической базы — лишь необязательное «я так вижу» как повод сбежать от фабульного диктата, поставить внесюжетные танцы. Нет индивидуальных пластических характеристик — есть пластика Дуато вообще. И смешение солистов и кордебалета, не всегда уместное в большом сюжетном спектакле.

Спектакль поставлен без пуантов. Согнутые «утюжком» стопы, текуче-скользящие движения и поддержки напоминают хореографию фигурного катания. Как дань сюжетности — попытки пантомимных эпизодов и отдельные выразительно решенные пластические сцены. Мелкая дрожь ног Джульетты, выпивающей смертельное зелье, ее спор с отцом, вскидывающиеся руки влюбленных в склепе — жизнь и смерть приветствуют друг друга, кошачья пластика Ромео в маске. Но и смазанных моментов немало. В действии скрыта цитатность из других воплощений — не настолько заметная, как в «Спящей», но все же достаточная для ощущения несамостоятельности.

Главные исполнители на премьерных спектаклях — две пары с рокировками. Наталья Осипова — наверное, единственная в современном балете, кому хватает энергии, чтобы умирать на сцене четыре вечера подряд. В дуэте со своим постоянным партнером Иваном Васильевым она станцевала один спектакль — похоже, для такого состава нужна более драмбалетная версия «Ромео и Джульетты». Другой ее Ромео — Леонид Сарафанов — уравновешивал и оттенял эмоциональный порыв Джульетты. А в дуэте Сарафанова с Олесей Новиковой (приглашенной из Мариинского театра) возникла тонкая игра нюансов. Новикова по образу — боттичеллиевски нежная, но в ее Джульетте — предчувствие лета и знойной страсти, ведущей к трагическому исходу. У героев Новиковой и Сарафанова любовь — производное не только тела и эмоций, но и ума.

В Михайловском прошли пять ежевечерних премьерных спектаклей (плюс генеральная репетиция и прогоны). После премьерного марафона спектакль исчезнет из афиши до февраля. И основной вопрос его возвращения на сцену: кто будет танцевать? Театр в последнее время рассчитывает на звезд. Но в спектакле так и не появились приглашенные с этого сезона солисты Марсело Гомес (Тибальд) и Полина Семионова (Джульетта), о которых упоминали в планах. Есть дублеры главных исполнителей, но основной состав танцует почти без замен.

В принципе, особой необходимости ставить именно сейчас именно этот балет не было. Но в Михайловском стремятся утверждать собственный бренд через бренды, уже существующие. В данном случае их сразу несколько: автор, композитор, хореограф. Впереди на этом пути — «Щелкунчик» Дуато. Тоже кассовое решение.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 22, 2012 8:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122201
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Тимур АСКЕРОВ
Авторы| Р.ПИРИЕВ
Заголовок| Тимур АСКЕРОВ: "Развиться бакинскому балету препятствует недостаточная заинтересованность отдельных людей"
Где опубликовано| газета "Эхо" (Азербайджан)
Дата публикации| 2012-12-22
Ссылка| http://www.echo.az/index.php?aid=32501
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Интервью "Эхо" с единственным азербайджанским солистом Мариинского театра



- Сколько лет вы уже занимаетесь балетом?

- Начиная с 1998 года.Мое обучение профессии началось с третьего класса, так как первые два класса я отучился в общеобразовательной школе. В общей сложности, я учился тонкостям балета восемь лет и уже четыре года профессионально занимаюсь этой профессией. У меня 12 лет опыта. Это немало для профессионального артиста.

- Как отнеслись к вашему увлечению родители, близкие? Порой случается, что близкие люди не одобряют выбор другого человека.

- В этом плане, считаю, мне повезло. Мои родители всегда предоставляли мне право выбора. И это многого стоит. Ни мне, ни брату родители никогда не навязывали свое мнение и предоставляли выбор нам самим. При этом, признаюсь, выбирая балет, я не до конца понимал, что меня ждет. Единственное, что я знал - это то, что хочу танцевать. Родители с пониманием отнеслись к моему выбору и всячески старались поддержать.

Все началось в Гяндже. Учитывая то, что мой отец - военный, очень часто его переводили из одного города в другой. Когда его перевели в Гянджу на продолжительный срок, всей семье тоже пришлось переехать туда. Я стал учиться в русскоязычном лицее этого города, во вторую смену. Руководство лицея открыло кружок национальных танцев для тех, кто обучался днем и всем желающим предложили туда записаться. Кто-то из ребят туда записался, а я нет. И однажды, подходя к школе, решил посмотреть в окно, увидеть, чем дети там занимаются. В тот момент педагог учил их бальным танцам. Тогда мне было восемь лет и все эти танцы меня заинтересовали. На следующий день мама записала меня в кружок танцев и с тех пор начал учиться новым вещам. Кружок через месяц-полтора закрыли, а желание заниматься танцами у меня осталось. Тогда родители стали интересоваться, что делать дальше, куда меня записать. И, возможно, я один из немногих, чьи родители не стали препятствовать занятиям, наоборот, сказали, что я волен сделать свой выбор.

Тогда я даже не думал о классическом балете. Мне просто хотелось танцевать. На работу отцу сообщили, что в Баку есть специализированное хореографическое училище, в котором есть и общеобразовательные предметы. То есть мне не пришлось бы отделять танцы от школы, там всему обучали параллельно. Из предметов была исключена физкультура, взамен дети занимались танцами. И когда мы переехали в Баку, родители меня записали в это училище. В 2008 году я перешел на работу в Азербайджанский государственный академический театр оперы и балета, а в 2009-м - в Национальный академический театр оперы и балета Украины имени Т. Шевченко.

- А как вы попали в один из прославленных театров мира - Мариинский?

- Можно сказать, что мне помог случай. Дело в том, что в Киеве я работал с педагогом, который в свое время воспитал звезду мировой величины, одного из лучших танцоров балета Леонида Сарафанова. В то время он уже работал в Мариинском театре и, вернувшись в Украину, решил проведать своего педагога. В тот день, когда он пришел в Киевский театр, мы отрабатывали определенные упражнения. Он застал нас в рабочем процессе. Нас с ним познакомили, мы стали общаться и он посоветовал мне попробовать силы в Питере. Сарафанов замолвил обо мне слово перед художественным руководителем Мариинского театра, спустя месяц мне поступил звонок и приглашение на просмотр.

Это был сентябрь 2010 года и, откровенно, я не сразу согласился. Долго отказывал им, так как не мог принять окончательное решение. Именно в тот момент у меня пошел активный карьерный рост, мне стали больше доверять, чаще давать большие партии. Каждый месяц я готовил новый спектакль и понимал, что в такой момент очень опасно что-то менять и начинать все заново. Ведь в новом театре, где тебя еще не знали, пришлось бы все делать с нуля, показывать себя, завоевывать доверие, добиваться спектаклей, переучиваться, одним словом, многое менять. В итоге около четырех месяцев я тянул с ответом и только в декабре согласился поехать на просмотр. После этого руководители Мариинки настоятельно порекомендовали мне остаться и предложили выгодные условия сотрудничества. Художественный руководитель сразу предложил мне должность второго солиста. Это уже был шаг вперед, так как второй солист освобожден от массовых танцевальных номеров в кордебалете, в то время как в Киеве меня еще ставили в "восьмерку".

- Кроме смены места работы, вам пришлось поменять и город, страну, окружение...

- Признаться, это было одним из причин, по которым я не торопился менять Киев на Санкт-Петербург. Меня останавливала именно смена обстановки, места жительства. В Киеве я привык ко всему, у меня были друзья, круг общения, люди, которым я доверял. А тут приходилось все бросать и переезжать в другое место, где еще предстояла адаптация. Поначалу, конечно, было сложно, однако о своем решении по истечении времени я не пожалел.

- И как вас принял коллектив театра? Вспомните свои первые дни в Питере.

- Мариинский театр, как и любой другой большой театр, очень жесткий по отношению к новичкам. Там огромная конкуренция, и это естественно. Сейчас понимаю, почему это происходит, а тогда был в недоумении, почему люди ко мне так относятся, смотрят косо. Конечно, было и волнение, но с не первого дня. Первые три дня я больше испытывал счастье. Попасть в Мариинку - это огромная честь для меня. Эти залы, эта сцена, которую ты раньше видел только по видеозаписям, теперь перед тобой и есть шанс выступить на ней при полном аншлаге. А потом понял, что в этот зал еще предстоит попасть и выдержать конкуренцию. Ты попадаешь в абсолютно незнакомый для тебя коллектив и считаешься для местных артистов чужим человеком, конкурентом. Но постепенно страх и волнение прошли. Главное сделать первый шаг на сцену. Когда ты стоишь за кулисами и ждешь своего выхода, то весь трясешься от волнения. А потом выходишь и оно исчезает.

- Как давно вы работаете в питерском театре?

- В Мариинке я провел полтора сезона, в сентябре же этого года начался мой второй полный сезон.

- Ни для кого не секрет, что Мариинский театр считается одним из лучших в мире. В чем особенность этого театра? По каким причинам он лучше остальных?

- Основная причина, думаю, в том, что в Мариинском театре сохраняют верность традициям, уважают историю, классику балета. Здесь ставят именно те классические балеты, которые известны на весь мир. Порой так случается, что спектакль одного театра ставят на сцене другого. И случается произведение чуть меняют, вносят свои коррективы. В итоге теряется классическая постановка, ведь у каждого артиста, каждого театра своя стилистика.

Кроме того, Мариинский театр славится тем, что там танцуют внешне красивые артисты. Просматривая меня перед приемом на работу, художественный руководитель обратил особое внимание на внешние данные - рост, линию рук и ног. Уже потом он мне сказал, что я подхожу под размеры сцены и смотрюсь на ней хорошо.

В нашем театре сейчас уже больше работают иностранные хореографы. Приезжают специалисты из Америки, Франции, Италии. К примеру, недавно у нас прошел спектакль "Сон в летнюю ночь" Джорджа Баланчина. Приезжала балерина, которая с ним работала, и достаточно успешно сделала постановку. А часть труппы, которая занималась костюмами, была из Италии. Одним словом, сегодня к работе привлекаются специалисты из различных стран мира, что положительно отражается на качестве спектакля.

- Работа в Мариинском театре - мечта многих артистов. Теперь вы уже являетесь его солистом. Мечта полностью сбылась?

- Мечта сбылась, но частично. Да, я с детства очень хотел попасть в питерский театр, и в этом плане своего добился. Однако мне есть куда расти и к чему стремиться. До перехода в Мариинку я работал в Киеве и думал, что уже там и останусь. Однако в один прекрасный день меня пригласили в Санкт-Петербург, и это стало невероятно большим для меня событием. Однако я смогу сказать, что моя мечта сбылась, только тогда, когда попаду в историю Мариинского театра. В нашей профессии иначе просто невозможно. Добиваясь одной цели, ты ставишь перед собой новую, более высокую задачу, и только так прогрессируешь.

- Кто ваши наставники, педагоги в Мариинском театре?

- Все они известные в прошлом танцовщики балета, люди искусства. Это те люди, которые собирали в свое время полные залы, имели своих зрителей и поклонников. Они участвовали в тех спектаклях, на которых присутствовали руководители правительства, важные зарубежные гости. Постановщики театра - знаменитые в своей профессии люди, лучшие из тех, что выступали на сцене Мариинки. Среди них нет людей без регалий, они заслуженные, народные артисты. И каждый из них оставлял свой след в балетном искусстве, чем и заслужили честь руководить постановками Мариинского театра. Педагоги и репетиторы - это отдельная история. К сожалению, люди, воспитавшие не одно поколение талантливых танцовщиков, зачастую остаются в тени, вдали от славы. Их знают только те, кто находится внутри театра, а зрителю о них мало что известно.

- Санкт-Петербург считается культурной столицей России и, соответственно, жители этого города избалованы хорошими спектаклями, произведениями искусства. Наверняка питерского зрителя можно назвать капризным...

- Я бы сказал не капризным, а культурно-образованным. Он знает, где и как должен сыграть артист. Ему есть с чем сравнивать, так как жители Санкт-Петербурга всегда с большим желанием ходят на выступления как местного театра, так и иностранные постановки. Аплодисменты, конечно, очень важны для танцовщика, но это не главное. Гораздо важнее, как тебя принимает зритель. В этом плане за рубежом танцовщиков принимают гораздо лучше. В Питере публика более спокойная и когда ей нравится спектакль, ты это чувствуешь. Энергетика зала имеет очень важное значение для нас, артистов.

Часто случается, что известному артисту, только вышедшему на сцену, уже начинают аплодировать. То есть он еще ничего не сделал, но его уже принимают на ура. Это говорит о том, что он знаменитость, звезда для зрителя и признан публикой. Однако, за рубежом такого нет. Независимо от твоих регалий и популярности, там надо выкладываться по максимуму, каждый раз доказывать, что ты профессионал. Это огромная ответственность.

- Как часто случается, что вам надоедает играть одну и ту же партию по несколько раз в неделю, в месяц, в год? Ведь иногда гастроли театра могут длиться неделями и приходится ежедневно выходить на сцену.

- Признаться, порой это надоедает и нам становится сложно себе перебороть. Бывали случаи, когда танцовщики на протяжении 10-11 лет регулярно исполняют одни и те же партии, а по прошествии времени по его действиям на сцене чувствуется, что он танцует не с таким азартом, рвением, как раньше. В нашей профессии это называется переломным моментом. Артист начинает искать себя в чем-то новом, к примеру, отходит от классического балета и пробует себя в современных постановках, хореографии. С другой стороны, руководство театра тоже должно это понимать и ставить ежегодно новые спектакли, чтобы и зрителю, и танцовщику было интересно.

В нашем случае устать от своей работы очень сложно, так как репертуар Мариинки разнообразен и на то, чтобы станцевать все спектакли, требуется от шести до десяти лет. Представьте себе, в нашем репертуаре более 50 спектаклей и ежегодно их число только увеличивается. После того как артист станцует все это, он начинает изучать новые постановки, знакомится с хореографами и ставит с ним новые номера, ездит на конкурсы и соревнуется с другими танцовщиками, в составе других трупп участвует в новых постановках. Одним словом, наша работа очень интересная и устать от нее практически невозможно.

- Как часто вы чувствуете, что в том или ином отрывке спектакля могли бы выступить, станцевать лучше? Много ли замечаний делают вам педагоги, которые профессиональным взглядом оценивают действия на сцене?

- То, что я мог сыграть лучше, чувствую практически после каждого спектакля. Вообще творческие люди очень самокритичны. И порой педагоги ругают нас не за то, что мы допустили где-то ошибку, а потому, что чрезмерно самокритично относимся к своим действиям. Иногда, конечно, самокритика помогает, но нередко и мешает артисту раскрыться. Если на занятиях педагог хвалит тебя за отдельно отыгранную часть балета, а ты все равно недоволен, это вызывает критику со стороны репетитора. Считаю, что здесь важно соблюдать баланс.

- За свою карьеру вы выступали в трех театрах - Бакинском, Киевском и теперь Мариинском. Каждый театр отдельная школа. Чему вы научились в этих трех школах по отдельности?

- Бакинская школа дала мне очень многое. В первую очередь большую основу. В Азербайджане, помимо классического балета, также изучается народный фольклор, народные танцы. У нас прекрасные педагоги азербайджанских танцев, о чем можно судить по качеству выступления Азербайджанского государственного ансамбля народных танцев. За год работы в Азербайджанском государственном театре оперы и балета мне довелось станцевать лишь в одном спектакле - "Девичья башня", но он многое дал. Это прекрасный балет, в котором есть как классические движения, так и национальные. Работа в Баку стала хорошей подготовкой к выходу на более высокий уровень. Кстати, это отметили и высоко оценили хореографы следующих театров, где я работал.

В Киевском театре я познакомился с большими классическими произведениями. Это балеты "Лебединое озеро", "Щелкунчик" и "Спящая красавица". В Баку, к сожалению, "Лебединое озеро" ставят очень редко и его в основном танцуют иностранные артисты. Моим первым большим спектаклем стал "Щелкунчик". В Баку он идет в постановке Рафиги Ахундовой и, кстати, довольно неплохо посещается на Новый год, когда родители приводят своих детей в театр.

Что касается Мариинского театра, то здесь я познакомился с этими же балетами, но в их историческом виде. То есть так, как их ставили раньше, в оригинале. В целом, мне интересно наблюдать и учиться новым вещам, познавая новые грани в творчестве.

- Работая в Мариинском театре и гастролируя с ним, вам наверняка довелось видеть выступления различных театров мира, представителей всевозможных балетных школ. Какая школа нравится больше остальных?

- Лично для меня русская школа - самая сильная. Кроме нее, могу отметить французскую и итальянскую школы. Американский балет тоже очень силен, там больше уделяется внимание технической части. Они пытаются больше свертеть, выше прыгнуть, завести зал. И это в первую очередь связано с особенностью американского зрителя. Конечно, все театры по стилистике отличаются друг от друга, но каждый имеет высокую чистоту исполнения, класс. Во время гастролей Мариинского театра в Америке или Европе наши спектакли тоже пользуются большой популярностью.

- Общепринято, что искусство не должно иметь национальности. Тем не менее на вашей карьере в Мариинском театре не отражается тот факт, что вы азербайджанец?

- Нет, это не имеет для руководства никакого значения. Если ты талантлив, хорошо обучен и трудолюбив, то у тебя не возникнет никаких проблем в творчестве. Ни национальность, ни цвет кожи, ни язык не мешают артистам расти и прогрессировать в Мариинке. Хотя, повторю, внешний вид имеет значение для художественных руководителей нашего театра. Порой случается так, что в первый ряд кордебалета ставятся именно красивые мальчики или девочки. Мой педагог не раз говорил, что в Мариинском театре, или, как он назывался раньше, Кировском театре, всегда танцевали только красивые артисты. Уже потом обращали внимание на технику, мастерство танца.

С другой стороны, внешность артиста имеет значение во время выбора ролей. К примеру, если балерина играет Кармэн, то постановщики выбирают темноволосых девушек, или же настаивают на том, чтобы блондинка перекрасилась. Если же, к примеру, танцует в "Лебедином озере", то отдается предпочтение светлым девушкам. То же самое касается и нас, танцовщиков.

- В России наряду с Мариинским театром высоко ценится и Большой театр в Москве. Насколько серьезно соперничество между ними?

- Конкуренция очень жесткая и серьезная. Это чувствуется во всем. Летом мы были на фестивале "Золотая маска", куда каждый театр приезжает с 2-3 спектаклями и показывает их перед жюри. Главные призы вручаются как театрам, так и артистам, постановщикам, хореографам. И во время фестиваля я сам почувствовал конкуренцию между Мариинкой и Большим. На себе мне это ощущать не пришлось, но потом, читая прессу, разговаривая с критиками, деятелями искусства, понимаешь, что отношение к этим двум театрам разнится.

- Желания перебраться в Москву и танцевать в Большом театре у вас нет?

- Если брать с профессиональной точки зрения, то покидать Мариинку я пока не хочу. Если же оценивать условия жизни, то в Санкт-Петербурге очень суровый климат. Это восемь месяцев зимы, восемь месяцев серого неба, очень холодная погода, которая наводит тоску и вгоняет в депрессию. Начинает болеть все и сразу - спина, голова, кости рук и ног (смеется.). В первый год мне было сложно элементарно выспаться. Утром идешь на работу - еще темно. Возвращаешься с работы - уже темно. То есть ты весь день находишься в темноте. И это сказывается на людях, их настроении. Они становятся холодными. Вечно куда-то торопятся, не рады встречам на улице. Постоянные пробки на дорогах. В этом плане мне Киев больше нравился.

- Какую роль в вашем решении сыграет финансовый вопрос? Сможете ли покинуть Мариинку, если, к примеру, тот же Большой театр предложит вам условия, в разы превышающие те, которые вы сегодня имеете в Санкт-Петербурге?

- Вообще финансовые условия играют для артиста очень важное значение. Это стимул для нас, цель, новые возможности. Не скажу, что это главное условие в вопросе сотрудничества, но оно и не последнее. Финансовый вопрос не столько важен в начале карьерного пути, сколько в конце. Или в тот момент, когда танцовщик устает от своей работы и ищет перемен. Именно тогда его и можно заинтересовать хорошими условиями и переманить к себе в театр. Пока я не думал об этом, так как только начинаю работу в Мариинском театре и руководство создает все условия, которых я хотел. Руководство все чувствует, видит и при необходимости идет на изменения. К примеру, за полтора сезона работы в Питере условия сотрудничества со мной дважды пересматривались, в лучшую сторону.

- В сентябре начался новый театральный сезон. Какие спектакли вы уже отыграли или планируете отыграть?

- Мой первый спектакль в новом сезоне состоялся 27 сентября, я станцевал в постановке "Кармен". Потом у нас были большие гастроли в США, где мне довелось сыграть в двух спектаклях. Мы вернулись в Питер, где я станцевал в спектакле "Жизель". Недавно были гастроли в Корею и Японию. Одним словом, график был расписан на полгода вперед. А у больших артистов иногда строятся планы на 2-3 года вперед.

- В каких странах лично вам уже довелось побывать, гастролируя с театром?

- Точное число я не смогу назвать, но больше всего мне понравилось в Японии. Это очень красивая, культурная страна. Там высоко ценят российскую культуру. Впервые я побывал там, еще работая в Киевском театре. Мне понравилась Япония своей архитектурой, историей. Не знаю, смог бы я там жить, хотя... Все будет зависеть от предложений (смеется.). Очень понравилось в Канаде. Правда, там я был зимой, а это время года я не очень люблю. Тем не менее канадская зима показалась интересной. Был в Торонто, видел Ниагарский водопад.

- Оглядываясь с высоты солиста Мариинского театра, каким вам видится Бакинский театр оперы и балета? Что мешает ему выйти на высокий уровень и завоевать любовь широких масс?

- Мне кажется, проблема заключается не в школе, не в воспитании талантливых артистов, так как в этом плане в Баку все обстроит неплохо. Бакинская школа выпускает достаточно талантливых танцовщиков. Основная же проблема, по-моему, заключается в недостаточной заинтересованности отдельных людей. Как бы это громко ни прозвучало, но я считаю, что при желании и соответствующих финансовых возможностях Бакинский театр смог бы успешно ставить спектакли и гастролировать по всему миру.

- А как же зритель? Вы считаете, в нашей стране достаточно любят искусство в целом и балет в частности?

- Я бы не стал сваливать всю вину на зрителя. Ему ведь что нужно? Хороший, красочный спектакль. Шоу. И когда этого шоу нет, то он, естественно, перестает приходить в театр и не советует этого делать своим знакомым. Для того чтобы зритель приходил на спектакли, его надо заинтересовать. Хотя в Бакинском театре очень хороший, обширный репертуар. К примеру, у нас есть такие спектакли, которые не идут ни в одной стране мира. Великие композиторы - Кара Караев, Афрасияб Бадалбейли, Ариф Меликов и другие написали столько прекрасных балетов, что Азербайджан непременно должен считаться страной искусства. К сожалению, в последнее время новых постановок стало меньше, и это приводит к кризису в балетной сфере. Зрителя надо готовить к премьерам, новым спектаклям.

Считаю, что очень важную роль здесь играют и СМИ. В прессе обязательно должна идти постоянная реклама, статьи о новых постановках, рецензии специалистов. Думаю, что журналисты должны призывать публику обратить внимание на тот или иной спектакль, рассказывать о новых произведениях. В России в этом плане ситуация кардинально отличается. К примеру, будучи солистом Мариинского театра, я сам был свидетелем того, как все местные телеканалы в новостных блоках, после политических и светских событий, рассказывали, пусть и несколько секунд, о новых постановках и приглашали зрителей посетить премьеру. "Постановщики и руководство театра обещают, что зритель останется довольным новым спектаклем и всех приглашают на премьеру", - порой именно так завершают новость российские телеканалы. Хотя в Питере, повторю, публика все равно любит театр и искусство.

- Тем не менее, считается, что в Азербайджане всегда были талантливые танцовщики и балерины...

- Да, это правда. Бакинская школа ежегодно выпускает большое количество талантливой молодежи, однако, к сожалению, эти ребята малоизвестны. В Азербайджане много народных артистов, заслуженных артистов, однако им сложно набирать своих зрителей, публику. К примеру, когда я еще там танцевал, бывали случаи, когда на очень интересные спектакли приходила только половина зала. Причина тому все та же слабая заинтересованность в развитии отдельно взятых людей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 22, 2012 9:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122202
Тема| Балет, Ковент-Гарден, Персоналии,
Авторы| Людмила Яблокова
Заголовок| Новогодние балеты в Лондоне
«Щелкунчик» в Ковент-Гардене

Где опубликовано| Belcanto.ru
Дата публикации| 2012-12-22
Ссылка| http://belcanto.ru/12122201.html
Аннотация|



Лондон украсили к Рождеству. Великолепна сейчас и без того величественная, моя любимая Риджент-стрит. Но самая неотразимая, самая сказочная улочка находится в Ковент-Гардене, по пути в Королевскую оперу, на сцене которой танцуют сейчас «Щелкунчика». Она крошечная, эта улочка, всего несколько метров ширину и в длину. Между домами натянуты во множестве стальные нити, практически без просвета, с которых свисают длинные искрящиеся падающие капли. Хочется протянуть руки, и дождаться, когда такая капля упадет тебе на ладонь. Но чудо не происходит.

Зато чудеса не прекращается во время спектакля Королевского балета.

Великолепные декорации, имитирующие роскошную гостиную с нарядно украшенной елкой на заднем плане, милое семейство, готовящееся к торжеству, уютный, домашний, земной рождественский вечер (художница Юлия Тревельян Оман). Но вот завершается празднество, расходятся гости, и чудеса одно за другим сменяют друг друга.



Преобразуется сцена, и зритель видит, как увеличиваются в чудовищно огромных пропорциях елка, инвалидная коляска, в которой весь вечер мирно дремал старичок, а затем сцена превращается в снежное королевство, и огромные внушительные сосны вырастают на наших глазах, которые затем сменяются ажурной, хрупкой и опять-таки белоснежной Страной сладостей, куда несут золотые сани героиню нашей сказки — маленькую девочку Клару.

Потрясающая рождественская сказочная атмосфера,

приводящая в неописуемое состояние восторга и старого, и младого зрителя. Замечательный рождественский подарок для всех нас, эта традиционная постановка Питера Райта, созданная еще в 1984 году, пересмотренная в 1999 году, черпавшего свое вдохновение, однако, из оригинальной версии Льва Иванова от 1892 года, откуда и было привнесено ностальгическое, старомодное обаяние прошлого.



Это шоу с великолепной музыкой Чайковского, которая ритмична, приятна и понятна всем, не только русскому человеку, это шоу — восторг от начала до конца, но… если не вглядываться в детали.

Мне показалось, что репетиционный период для этого спектакля явно мог быть продлен. Ему явно не хватает завершенности, синхронности, отточенности, особенно в массовых сценах, и это типичная проблема английского балета. Во время премьеры артистам потребовалось минут десять-пятнадцать, чтобы «взлететь».

На сцене было полно небольших инцидентов

— в мастерской Дроссельмейера, в детских сценах, и только, может, быть, после танца кукол, в какой-то степени — вопреки всему — тоже инертного, температура стала явно подниматься, и зритель окончательно «согрелся» с Эммой Магир, живой, любопытной и очаровательной Кларой.



Удивительно, что и Королевский оркестр, что совершенно не типично для его высокопрофессиональных музыкантов, не мог найти нужный тон, и музыка Чайковского прозвучала вначале бесцветно, если не скучно. Дирижировал в тот вечер Коэн Кессельс, которого приглашают сюда достаточно регулярно с 2005 года, и который в прошлом сезоне дебютировал, в том числе, и в Большом театре. Но должна сказать, что после не совсем удачного старта дирижеру и музыкантам впоследствии удалось добиться, скажем, почти что совершенства.

Есть множество танцоров, которые привнесли свет, сказочное праздничное волшебство в свой танец.

В первую очередь, это, конечно же, солисты: очаровательная Эмма Магир (Клара) и Александр Кэмпбел (Щелкунчик). Эмму отличал высокий, уверенный прыжок, ей легко давались пируэты. Александр танцевал энергично, уверенно. Сахарная Фея Марианелла Нуньес и ее принц Тьяго Соареш — триумфальная пара, показавшая высокую танцевальную технику. И их танец происходил на фоне потрясающего королевства сладостей, созданного Юлией Тревельян Оман. Они мерцали ярко на сцене, подобно самым настоящим звездам, их танец был безупречным.



Король мышей Риойчи Хирано, упругий, энергичный русский танец в исполнении Тристана Дайер и Валентина Цуккетти были хороши. Китайский танец также снискал аплодисменты зрителей.

К сожалению, один из самых эффектных танцев — вальс снежинок, исполненный артистами Королевского балета, разочаровал. Я смотрю на фотографию, распространённую пресс-службой театра, с надписью «Восхитительно!», и

не нахожу на снимке хотя бы двух синхронно застывших на фото балерин.

Каждая из них танцевала сама по себе. То же самое можно сказать об арабском танце, одном из самых интересных, элегантных танцев, где партнеры Лоры Мак-Каллоч, Йоханнес Степанек, Эрик Андервуд и Томас Уайтхед даже вчетвером не смогли добиться чистоты и безукоризненности исполнения.



Я заметила, что после перерыва к гардеробу потянулись толпы зрителей, пришедшие на спектакль с детьми. Оно и понятно, ведь рождественские каникулы только начинаются. Поздний вечер, дети устали. Но мне кажется, что это была не единственная причина, почему уводили детей. Сказка закончилась!

Сказка закончилась в первом действии.

Второе действие — это просто концерт, состоящий из разных номеров, где танцоры выходили на сцену, «натянув» на лицо дежурную улыбку. И практически никакой связи с первым, разве только Клара со Щелкунчиком появлялись на мгновение и исчезали снова.



И все-таки, это был более чем приятный вечер! Это был сказочный вечер, и сказочное настроение удалось «донести» до дома.

Первое, что я сделала следующим утром — купила настоящую пушистую елку,

и украсила ее, хотя обычно мы ставим елку перед самым английским Рождеством, чтобы растянуть удовольствие аж до старого русского нового года. Но в этот раз, благодаря «Щелкунчику», все пошло по английскому сценарию.

Однозначно, что огромный коллектив Королевского балета потрудился на славу, чтобы создать это восхитительное — по атмосфере, по рождественскому настроению — шоу, но обидно, когда даже в дуэте партнеры начинают танец не с одной ноги. Не буду называть их имена. Наивно полагаю и верю, что зрители этого не заметили!

Фото: Johan Persson / ROH
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 23, 2012 7:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122301
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Дмитрий Циликин
Заголовок| MIDDLE-ТРАГЕДИЯ
Где опубликовано| Деловой Петербург
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://ptj.spb.ru/pressa/middle-tragediya/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Начо Дуато сочинил этот балет на музыку Прокофьева для своей испанской труппы в 1998—м, сейчас состав увеличен, спектакль заново обставлен и одет (дивные стилизованные под Ренессанс костюмы Ангелины Атлагич), но, судя по тем фрагментам первой постановки, что есть на YouTube, текст, в общем, не сильно изменился. И 14 лет назад сильные и слабые стороны хореографии Дуато были теми же.

Предыдущие его работы в Михайловском, балет которого он возглавляет уже второй год, распадались на две части. Когда Дуато говорит на своем оригинальном пластическом языке, вполне проявляется самая замечательная сторона его дарования — музыкальность. Тогда хореография становится овеществленной музыкой, от нее неотделимой. Когда же он вторгается на поле классики, не слишком ему послушной, получается необязательно: можно это движение заменить на то, вместо этой комбинации поставить другую — ничего не изменится. Так вышло и с прошлогодней «Спящей красавицей», и с нынешними «Ромео и Джульеттой».

Сценограф Джаффар Чалаби закрыл арьерсцену ребристой поверхностью—трансформером, в ней может открыться проем любой формы — например, патер Лоренцо появляется в просвете в форме креста. А в сцене у балкона Джульетта сначала в окне, потом из четырехугольника двери появляется только рука, Ромео бросается к ней, вытаскивает за эту руку робеющую девочку. В какой—то момент он пытается ее поцеловать, но она смущенно отстраняется, а в финале дуэта увлекает его с собой за дверь — и только там, судя по тому, как он, выйдя, потирает губы, наконец украдкой целует. Эти детали взаимоотношений куда убедительнее и правдивей, чем перемежающие их арабески, верхние поддержки, туры, жете, совместные пробежки с плащом и пр.

Точно так же знаменитый танец рыцарей на балу — никакой: в музыке устрашающая поступь, на сцене — достаточно произвольные телодвижения мужского со става, да еще и на заднем плане в этот момент Ромео разнообразно вожделеет к Джульетте, так что не знаешь, куда смотреть. Зато народный танец пятой картины, где горожане берут в руки платки, поставлен на фирменном дуатовском языке, без всякой неоклассики, — и сразу все становится увлекательным. Как и сцена, где Джульетта принимает роковое снадобье, — одно из самых потрясающих мест этой гениальной партитуры: являются два персонажа в зеленом (в программке — «Зелье») и танцуют с Джульеттой странное, завораживающее, царапающее трио. Но это ведь так психологически точно: овладевающий нами изнутри препарат мы воспринимаем как нечто от нас отдельное, внешнюю силу…

Разумеется, в этой премьере больше всего интриговали Наталья Осипова и Иван Васильев в заглавных партиях. Осипова, конечно, прирожденная Джульетта: девчонка—сорванец, с необычайной естественностью ломающая грацию классических линий хулиганскими стопами утюгом и бытовым шагом в невыворотной шестой позиции. Роль у нее сделана отменно, все ее легендарные невесомые прыжки и вихревые вращения с ней, но…

Коллега, сидя в ложе над оркестром, растрогалась слезами на глазах Леонида Сарафанова, танцевавшего Ромео накануне. Мне из второго яруса слез Ивана Васильева или Натальи Осиповой, если они и навернулись, видно не было, но, судя по реакции зала, ничего такого не заметили и зрители первых рядов партера. Во всяком случае, то магическое электричество, которое наполняет театр, когда на сцене эта пара, по какой—то необъяснимой причине не заискрило, и овации, устроенные преданными поклонниками своим кумирам на поклонах, оказались самой эмоционально горячей точкой в целом тепловатого спектакля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 23, 2012 7:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122302
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Елена Губайдуллина
Заголовок| В Большом театре Мойдодыра превратили в душевую кабину
Где опубликовано| "Известия"
Дата публикации| 2012-12-23
Ссылка| http://izvestia.ru/news/542123
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Молодежный триллер» по мотивам сказки Чуковского вызывает утрату чувства реальности


Фото Дамира Юсупова/Большой театр

Произведение для малышей искали долго — абы что в главном театре страны не поставишь, да и конкурировать с вечным «Щелкунчиком» непросто. Четыре года назад объявили конкурс для композиторов. Победил Ефрем Подгайц, автор множества сочинений для детей. Идеей «Мойдодыра» Подгайца увлек балетмейстер Геннадий Малхасянц, написавший лаконичное либретто. Изначально предполагался одноактный спектакль. Но когда дело дошло до постановки, Малхасянца уже не было в живых, и другой балетмейстер задумал все по-новому.

Балет длится теперь не двадцать минут, а два с лишним часа. Дописана музыка, а либретто появилось такое, что создатели приключенческих мультсериалов могут лопнуть от зависти. В программке значатся 48 персонажей, задействовано около сотни артистов и учащиеся Московской академии хореографии. Дирекция на постановку не поскупилась: костюмы, декорации, реквизит, видеоэффекты — все сделано с размахом и с избытком.

Юрий Смекалов, бывший премьер балета Бориса Эйфмана, а ныне — солист Мариинского театра, полнометражных балетов прежде не ставил. Тем не менее своего «Мойдодыра» решил сделать по образцу и подобию спектаклей имперского стиля. Краткий сюжет Корнея Чуковского утонул в бесконечных шествиях, дивертисментах, кордебалетных танцах, феерических чудесах и превращениях. Усилилась борьба разнонаправленных сил. Замарашку, не желающего умываться, третирует не только «умывальников начальник», но и несколько других злодеев, а коварный Трубочист жаждет заманить бедолагу в царство Грязи и Копоти. Венчает балет традиционное па-де-де.

Главные партии доверили лучшим солистам. Замарашку на премьере исполнил Семен Чудин. Спасительницу Чистюлю (она же — возлюбленная) станцевала Нина Капцова. Но правильная хореография, редко покидающая пределы школьного экзерсиса по программе четвертого класса, не позволила балерине и премьеру блеснуть мастерством. Лишь народная артистка России Мария Александрова в партии Главной Мочалки проявила недюжинный темперамент мстительной фурии. Обожгла остротой пуант, обольстила стремительностью вращений.

Художник Андрей Севбо фантазию укрощать не стал. Придумал свой облик каждому прохожему Таврического сада, очеловечил игрушки, предметы и книжки. Танцуют Улиционер и Няня с ребенком, Мамаша с коляской и Пожилой художник Репин, Поэт-футурист, Молодая поэтесса, Человек-непогода и еще много народа. Танцуют так долго, что о Замарашке, удивленно ползающем в луже, уже забыли.

Нет покоя и дома. Утварь, заполнившая детскую до краев, живая и анимационная, наступает на мальчишку со всех сторон. Пляску разбитых Чашек подхватывают Арифметика с Грамматикой, двигая огромными страницами, словно мехами гармони. Пляшут веник с совком, потягивается Котобенок (гибрид кота и ребенка). Нехотя улетает в окошко простыня. Монструозная подушка с ленцой и вразвалочку шагает подальше от кровати. Шаги брюк нечеловеческой величины довершают парад аттракционов.

Дети ждут чуда, взрослые — подвоха. В «молодежном триллере», как назвали новейшего «Мойдодыра» его создатели, хватает и того, и другого. Энциклопедию балетных курьезов можно писать заново. Сам Мойдодыр для пущего устрашения превращен в темную душевую кабину, опутанную гофрошлангами и электрогирляндами. Свита, отдаленно напоминающая римских легионеров из «Спартака», олицетворяет сборно-разборную сантехнику.

Не меньшее столпотворение творится на вражеской территории Копоти. Каждая Грязнуля, на несколько секунд выступающая из общей толпы, норовит продемонстрировать характер. Например, Толстуля в нелепом кринолине жестикулирует так жалостливо, что кажется сбежавшей из романа Достоевского, а не из сказки Чуковского.

Перечисляя дальнейшее, легко утратить чувство реальности. Танцующие зубы, па-де-катр волос и расчески, вариация Мыла Генерамылиуса (громоздкий костюм — не помеха виртуозным антраша Алексея Матрахова, мужественные артисты Большого преодолевали и не такое).

К буклету «Мойдодыра», написанному в игровой форме, приложен диск с фильмом о подготовке премьеры. Сочиняли азартно и весело. Но, судя по результату, увлеклись, перестарались. Хотели как лучше, а получилось… Впереди школьные каникулы и 18 «Щелкунчиков» на основной сцене, по-прежнему остающихся вне конкуренции.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 12:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122401
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Балет «Мойдодыр»: Впали в счастливое советское детство
Где опубликовано| "Ведомости"
Дата публикации| 2012-12-24
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/7484661/vpali_v_schastlivoe_sovetskoe_detstvo
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балет по мотивам стихотворения Корнея Чуковского стал первым за несколько десятилетий произведением для детей, созданным по инициативе Большого театра


Умывальников начальник сошел с книжных страниц на сцену Большого Фото: Д. Юсупов/Большой театр

Балет Ефрема Подгайца прорвал многолетнюю блокаду, в которой оказались ведущие академические музыкальные театры, на время зимних праздников давно уже превращающиеся в прокатные конторы неизменного «Щелкунчика». Создание детских спектаклей превратилось в такую проблему, что несколько лет назад решать ее сообща взялись Большой театр, Союз театральных деятелей России и Федеральное агентство по культуре и кинематографии. Еще в 2007 г. они объявили конкурс на создание лучшей партитуры спектакля для детей и юношества, победой в котором была объявлена постановка в Большом театре. Из 89 претендентов сначала было названо девять финалистов, партитуры которых рекомендовали для постановок в российских театрах. Большой выбрал среди них «Мойдодыра» Ефрема Подгайца. Это один из немногих композиторов, и без всяких конкурсов много пишущий для детей. Но, несмотря на очевидную танцевальность музыки, «Мойдодыру» долго пришлось ждать своего театрального воплощения: миниатюра Корнея Чуковского совсем не просилась в воображение хореографов.

Устрашающая история о бунте простыней, подушек, совка и свечки против мальчика — неряхи и грязнули не стала шлагбаумом лишь для молодого петербургского хореографа Юрия Смекалова, победителя последнего Московского международного конкурса хореографов. Он добился согласия на создание собственного либретто и придумал собственную сказку. В полном соответствии с балетным стандартом в «Мойдодыре» мальчик Замарашка получил мечту в виде девочки Чистюли, а также друга — мутанта Котобенка (увы, па-де-труа а-ля «Корсар» Смекалов не предусмотрел). Прямо из стихотворения Чуковского на сцену выпрыгнули брюки и рубашка, учебники грамматики и арифметики, крокодил, ставший Крокодядей, а там уж неуемная фантазия либреттиста добавила солдачистов, Генерамылиуса, Студента из Африки и Студентку из Иванова, Тетку с авоськой, Мамашу с коляской… Волшебник, он же Чуковский, Поэтесса, она же Ахматова, Поэт-футурист, он же Маяковский, Репин — все это персонажи смекаловского «Мойдодыра». Постановщик нашел беспроигрышную идею сделать спектакль не только для детей, но и для родителей. Ее эффектно поддержал художник Андрей Севбо, превративший балет в ностальгию по эпохе Чуковского и Петрограду 1920-х годов. Действие четырех картин с эпилогом попеременно происходит в Таврическом саду и комнате Замарашки, еще не превращенной в коммуналку и оставляющей большое пространство для маневров Зубов и Волос, роскошного бунта Подушки, дефиле гигантских Брюк и торжественного выезда светящегося драндулета Умывальника.

Появление и опознание каждого из персонажей вызывает звонкий восторг зала, подкрепленный драйвом исполнителей, — кажется, «Мойдодыр» (в разных составах которого занята элита: Мария Александрова, незабываемая в роли агрессивной Главной мочалки, Екатерина Шипулина, Нина Капцова, Дмитрий Гуданов, Руслан Скворцов, Семен Чудин, Артем Овчаренко, Денис Савин) удостоен энтузиазма, равного лишь «Спартаку» и «Ивану Грозному». Не хватает этому балету лишь режиссера, который помог бы молодому хореографу в его первом полнометражном балете избежать длиннот, вызванных вдохновенным буйством фантазии.

Долгострой
История «Мойдодыра» началась еще в 1989 г. Тогда хореограф Геннадий Малхасянц предложил композитору Ефрему Подгайцу написать партитуру для спектакля своего детского балетного театра. Но вскоре необычный коллектив прекратил существование.

Эта публикация основана на статье «Впали в счастливое советское детство» из газеты «Ведомости» от 24.12.2012, №244 (3258).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 5:08 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 1:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122402
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Надо, надо умываться
В Большом театре появился новый детский спектакль

Где опубликовано| "Новые Известия"
Дата публикации| 2012-12-24
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2012-12-24/175080-nado-nado-umyvatsja.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера балета «Мойдодыр» прошла на Новой сцене Большого театра. Спектакль по стихотворению Корнея Чуковского на музыку композитора Ефрема Подгайца поставил хореограф Юрий Смекалов.


Начинается действие балета, как и «завещал» Чуковский, прогулкой Грязнули в Таврическом саду.
Фото: ДАМИР ЮСУПОВ


Много лет в афише Большого театра числился один детский балет – «Чиполлино». Дефицит решили восполнить постановкой «Мойдодыра». Уклониться от этой чести было невозможно, поскольку Подгайц выиграл первую премию на всероссийском конкурсе музыкальных произведений для детей и юношества. По правилам конкурса победитель получал право на спектакль в главном театре страны. Поиски хореографа сильно затянулись – лет на пять. И, честно говоря, стоило поискать еще столько же, но найти кого-нибудь более оригинально мыслящего, чем петербуржец Юрий Смекалов, бывший артист балета Бориса Эйфмана, ныне – солист Мариинского театра.

До начала спектакля критики полагали, что рисунок танцев в «Мойдодыре» будет похож на постановки бывшего работодателя Смекалова. После просмотра коллеги, те самые, кто не жалует опусы Бориса Яковлевича, вздыхали: если б в «Мойдодыре» был хотя бы Эйфман! А не этот стандартный (и часто куцый) набор расхожих движений классики под названием «собери балет», благодаря которому спектакль похож на склад штампов из постановок разных лет и народов, причем в упрощенном виде. Да и драматургическая каша «Мойдодыра», сваренная из огромного количества персонажей, полна очевидных «комков», перечисление которых заняло бы страницу. Но есть своеобразная цельность: хореография по части качества мало отличается от музыки. О звуках и сказать-то трудно – слова не подберешь. Композитор нашпиговал партитуру общими местами, напоминающими о многом и ни о чем одновременно. Есть вроде и вальс, и джаз, и степ, и марш, даже лезгинка намечается, имеются напор и лирика, вообще все время что-то слышится родное, но в то же время ничего определенного не ухватишь, а в сумме – маловыразительность.

В том, что хорошего детского спектакля не получилось, Большой театр не виноват. Он сделал все, что мог. Усердно рекламировал будущий опус. Предоставил соавторам спектакля лучших танцовщиков труппы, которые периодически заставляли забывать об убогости танцев. Подготовил необычный буклет, в котором есть детские «раскраски» героев и вложенная игрушечная декорация-ширма, сущность балетного спектакля малышам объясняют Тотоша и Кокоша, а команда постановщиков более чем пространно, смакуя мельчайшие подробности, рассуждает о творческих методах. Смекалов, честно мечтавший устроить «праздник для детей, а родителей вернуть назад в детство», переделал историю Чуковского, создавая, как он выразился, «молодежный триллер».

В сочинении имен персонажей автор изобретательнее, чем в хореографии. В «Мойдодыре» действуют Солдачисты и Котобёнок (кот-ребенок), Дождекаплики и Улиционер, Генерамылиус и Крокодядя. Вставленный в действие Корней Чуковский стал волшебником, по мановению которого все и завертелось. Чародей имеет родственницу, пай-девочку Чистюлю, к которой неравнодушен главный герой Грязнуля – мальчик с повадками беспризорника и страстью к уличным танцам. В первой картине «Таврический сад» в умытом дождем Петрограде встречаются его жители начала 20-х годов: дама в шляпке, мамаша с коляской, девушка с веслом, тетка с авоськой, турист-иностранец, поэт-футурист с молодой поэтессой. И даже «пожилой художник Репин» (каким боком он сюда затесался, непонятно). Потом запляшут Зубная паста и Совок, Веник и Расческа, Грамматика с Арифметикой (книжки), Полотенце и Брюки, Волосы и Зубы, Чашки и Чулки. Разбитная Мочалка с сексапильными манерами будет бегать за мальчиком, отмахивающимся от нее папиной газетой. Черный Трубочист с подручными, похожий на мелкого фюрера, разбрызгивая пыль, поможет Грязнуле упорствовать в сохранении чумазости.

Кривляние немытых негодяев сделано интереснее пресных па чистоплюя-Волшебника, подозрительно похожего на Дроссельмейера из «Щелкунчика», хотя, глядя на обитателей печных труб, вспоминаешь свиту феи Карабос из «Спящей красавицы». Чистюля, по воле автора танцев имеющая темперамент коровы и приметы Маши из того же «Щелкунчика», отвернется от немытого кавалера и тем заставит его стать пай-мальчиком с чистыми ушами и в нарядном костюмчике. Напоследок возникнет стерильно-возвышенный, унылый дуэт, усложненный дважды повторенной поддержкой с подкруткой дамы в воздухе и моралью: если ты в нормальном прикиде, девушки тебя полюбят. В самом конце, в пандан к общему мюзик-хольному настрою спектакля (в нем много криков, пения, беготни артистов по залу и прочей развлекаловки), персонажи балета, отрабатывая поклоны и провоцируя аплодисменты, начнут приплясывать в коллективных синкопах.

И не стоит говорить «А детям нравится!». Детям много чего нравится, даже, как известно, ходить неумытыми. Но надо ли в этом потворствовать и, главное, прикрываясь детьми, оправдывать профессиональные огрехи постановки? И кстати, малышей может радовать общее зрелище, пестрое, как новогодняя елка, но они наверняка начнут скучать в моменты танцев. Во всяком случае, на первом спектакле и чада, и родители оживлялись в моменты сценографической игры, придуманной художником Андреем Севбо. И как не оживиться, если взбунтовавшиеся аксессуары, как и в стихотворении Чуковского, активно взаимодействуют, бегают и носятся в воздухе. Занавес похож на компьютер с мультиками. Музыкальный инструмент на ножках вылезает из оркестровой ямы. Героиня летает на воздушных шариках. А Мойдодыр из маминой спальни смахивает на бронированного робота...


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 5:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 9:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122403
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Замылили
«Мойдодыр» в Большом театре

Где опубликовано| "Итоги" №52 / 863
Дата публикации| 2012-12-24
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2012/52/185512.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА





Большой театр вспомнил о юном зрителе, десятки лет сидящем на диете из «Щелкунчика» и «Чиполлино». Объявленный конкурс выиграл опытный на этом поле композитор Ефрем Подгайц (несколько шедших с успехом опер для детей), постановку получил неопытный балетмейстер Юрий Смекалов (артист труппы Эйфмана, практиковавшийся в концертных номерах для коллег и программах для фигуристов). Театр же не поскупился и сделал детскую историю по-взрослому: развернулся на два акта, кинул лучшие силы количеством в 90 артистов, в том числе три состава солистов, сотворил почти полторы сотни технологически сложнейших костюмов. Но, честно сказать, даже гипнотическая музыка Подгайца не заслонила плоскую хореографию: ее автор застрял между нуждой раздать труппе традиционные дуэты с вариациями, чтобы «выглядеть достойным Большого театра», и естественным желанием сделать оригинальный контрапункт к звонким строкам Чуковского.

Но хореографу кинули спасательный круг. Художественным решением спектакля занялся Андрей Севбо, много работающий в знаменитом Санкт-Петербургском театре марионеток имени Деммени, он и вывез на себе большую часть затеи, включая режиссерские ходы. По сцене гуляют пузатый Самовар с сапогом на голове и зубастая Расческа, вертятся парой Веник и Совок, никак не могут состыковаться две Половинки разбитой чашки, а Подушка, как лягушка, выпрыгивает из-под и бежит от Замарашки. Севбо ввернул в этот мир приметы олитературенного быта двадцатых, поселив в него зеленую лампу и деревянную лошадку, сделал его уютным и вещным.

В итоге, несмотря на обещанный балет — дуэт Мочалки и Замарашки, танец с мыльными пузырями, вальс умывающихся цветов, — все это очень напоминает дефиле посуды из «Красавицы и Чудовища», а еще больше давнюю «Синюю птицу» театра Сац.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 9:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122404
Тема| Балет, НОУ, Премьера, Персоналии,
Авторы| ЛЮБОВЬ МОРОЗОВА
Заголовок| Трепанация чувств
Новый балет Эдварда Клюга в Национальной опере

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ Украина", №212 (1702),
Дата публикации| 2012-12-24
Ссылка| http://www.kommersant.ua/doc-y/2097231
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В Национальной опере поставили одноактный балет "Quatro" словенского хореографа Эдварда Клюга. Исполнять его будут в один вечер вместе с выпущенным весной спектаклем "Radio & Juliet" этого же балетмейстера. ЛЮБОВЬ МОРОЗОВА считает такое решение вполне логичным — ведь в обеих работах автор рассматривает любовную страсть сквозь призму пограничных состояний: шока, агонии и клинической смерти.


Балет «Quatro» исследует вечную тему болезненных отношений между полами
Фото: Александр Яловой / Коммерсантъ


С оригинальной версией балета "Quatro" украинские зрители познакомились полтора года назад, когда его станцевали на гастролях две супружеские пары тогда еще петербургских солистов — Денис и Анастасия Матвиенко, а также Леонид Сарафанов с женой Олесей Новиковой. Четверка великолепных артистов и добрых друзей заказала этот "семейный балет" художественному руководителю словенского Национального театра в Мариборе Эдварду Клюгу в 2010 году. Тогда же постановка стала номинантом российской национальной премии "Золотая маска". Не удивительно, что, возглавив балетную труппу Национальной оперы Украины, Денис Матвиенко предложил своему любимому хореографу перенести этот спектакль на сцену киевского театра. Тем более что поставленный тут весной балет Эдварда Клюга "Radio & Juliet" на песни рок-группы Radiohead неизменно собирает аншлаги.


Герои спектакля существуют словно автономно и лишь иногда на первый взгляд случайно синхронизируются с ритмами партнеров


"Quatro" — брат-близнец своего предшественника. Как и в "Radio & Juliet", в нем господствует все та же эстетика экспрессионистского минимализма, все та же нервно пульсирующая статика. Этот балет трепанирует болезненные отношения между полами, извлекая вместо причин и следствий десятки вопросов и отчаянных криков в пустоту. Герои этого спектакля в исполнении Дениса Матвиенко, Екатерины Метелкиной, Евгения Лагунова и Елизаветы Чепрасовой существуют в нем словно автономно и лишь иногда, на первый взгляд, случайно синхронизируются с ритмами партнеров наподобие того, как имеющие разную частоту и амплитуду колебаний маятники периодически входят в унисон. Маятникообразные, конвульсивные и инерционные движения являются фундаментом хореографической конструкции, архитектуру которой задает монотонная музыка Милко Лазара в исполнении пианистки Оксаны Горобиевской и виолончелиста Александра Госачинского, присутствующих во время представления на сцене и дополняющих его пластическую партитуру нарочито шарнирными движениями рук.

Разбитая на пять эпизодов получасовая постановка соткана из намеренных и случайных пересечений танцовщиков, чьи движения то совпадают, то диссонируют между собой. Их перемещения по сцене подвластны, кажется, лишь незримому кукловоду, подергивающему героев за невидимые нити. Здесь практически нет прыжков, ноги танцовщиков словно прикованы к полу, а руки имитируют фортепианную игру, вертятся лопастями мельниц или норовят схватить партнера за шею. Вместе с тем это очень чувственный балет, в котором экспрессионистские приемы только обнажают природу эмоций. Разыгрываемые в "Quatro" ситуации переполнены смыслами, которые публика вольна толковать как угодно. И несмотря на то, что балет не дает никаких готовых ответов на вопросы, он провоцирует зрителя искать их внутри себя самого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122405
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Людмила Лебедь
Заголовок| Умывальников начальник в Большом театре
Где опубликовано| Трибуна (г. Москва)
Дата публикации| 2012-12-24
Ссылка| http://www.tribuna.ru/news/culture/umyvalnikov_nachalnik_v_bolshom_teatre/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера детского балета «Мойдодыр» по сказке Корнея Чуковского, которую зачитывают до дыр вот уже 90 лет, состоялась в прошедшие выходные на новой сцене Большого театра.

По сути, это большое событие и для коллектива первого театра страны, и для его поклонников, так как в репертуаре театра был только один детский спектакль «Чиполлино» и вот к нему добавился «Мойдодыр», да какой! Новаторский, в жанре молодежного триллера. Что совсем не пугает малышей от 6 лет. Скорее наоборот: интригует, веселит и завораживает. Ну, где еще можно увидеть танцующие штаны, зубные щетки, расчески, и армию Мойдодыра, который выбежал из спальни мамы кривоногий и большой, под руководством Генерамылиуса. Впрочем, это чудище, держащее в страхе мальчика Замарашку, не выбегает, оно стоит в виде большой электронной машины и мигает лампочками, словно просвечивает чистоту помыслов всех героев, включая девочку Чистюлю и главного злодея Трубочиста.

Постановщик балета, артист Мариинского театра Юрий Смекалов вместе с композитором Ефремом Подгайцем многое добавили от себя в либретто, потому что переложить стихотворный текст на язык пластики, это не только архи сложная задача, но она требует и большой фантазии, каких-то современных аллюзий, понятных детям ХХ1 века.

Особенно приятно то, что театра подошел к этой работе, как к творчески обязывающему взрослому спектаклю. Только представьте: в нем занято 90 артистов и попеременно играет три состава исполнителей, меняющих костюмы в течение двух действиях, а их ни много – ни мало 140. Естественно, в такого рода представлении, большая нагрузка ложится на художника, поскольку детская аудитория – особенная, с одной стороны она требует достоверности, а с другой – смелой образности. Художник Андрей Севбо несомненно учел эти предлагаемые обстоятельства и буквально заворожил маленьких зрителей, пришедших на спектакль в сильный мороз вместе с мамами и папами. Дирижерская школа Большого театра тоже была на высоте, одно только звучание слаженного оркестра под руководством Алексея Богорада поднимало слушателей на большую высоту и вселяло великое чувство прекрасной гармонии. Конечно же, во время новогодних каникул балет «Мойдыдыр» будет идти на сцене Большого и его смогут посмотреть сотни маленьких зрителей, выучивших наизусть любимую сказку о мальчике Замарашке, превратившегося в чистюлю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18317
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 24, 2012 9:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122406
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Кирилл Матвеев
Заголовок| Мочалкин балет
В Большом театре прошла премьера балета «Мойдодыр»

Где опубликовано| Газета.Ru
Дата публикации| 2012-12-24
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2012/12/24/a_4904601.shtml
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фотография: Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС



В Большом театре поставили новый балет для детей. Это «Мойдодыр» по сказке Корнея Чуковского. Хореограф Юрий Смекалов «отанцевал» партитуру композитора Ефрема Подгайца, а сценограф Андрей Севбо ее разукрасил.

Почему Большой взялся за этот балет? Потому что Подгайц несколько лет назад победил в конкурсе музыкальных произведений для детей, а наградой полагалась постановка в ГАБТе. Музыка «Мойдодыра» оказалась, как бы это сказать, «среднеарифметической». Бессознательное выражение любви к великим предшественникам у автора вылилось в миражи – то облегченный Шостакович почудится, то упрощенный Прокофьев, даже «Танец с саблями» Хачатуряна. Сходным образом выразил восхищение коллегами разных эпох и постановщик танцев.

Это в тех случаях, когда танец вообще был, а не томили зрение простейшие комбинации двух-трех классических па.

А вот сюжет Смекалов переписал радикально, введя туда самого Чуковского в виде занудного (по движениям) волшебника, колдующего при помощи заклинания «Чукоккала!», и анемичную по пластике девочку Чистюлю (Нина Капцова). Из любви к ней энергичный и яркий непоседа Грязнуля (Семен Чудин) отрекается от грязи, проникшись тезисом «надо, надо умываться» и приобретя чистенький, но на редкость банальный танцевальный лоск.

В спектакле процветает уютный буквализм: одеяло убежало, простыня улетела, свечка отправилась в печку, в общем, «всё кругом завертелось, закружилось и помчалось колесом».

Но круговерть не всегда структурирована, а театральному спектаклю без этого никак: будет впечатление сценической суеты. Введены новые персонажи с чудными именами: Котобёнок, например, то есть кот-ребенок. Дождекаплики и Солдачисты. Крокодядя (крокодил в пальто). Генерамылиус, в просторечье кусок мыла. Из коротенького опуса, написанного для малышей, возник объемный «молодежный триллер» — так хореограф обозвал свой балет. Персонажей слишком много, иногда их не угадаешь, сюжетные линии то и дело обрываются, отчего возникает налет бестолковости, а во втором акте процветает откровенный дивертисмент. Добавлены элементы шоу: герои бегают по залу, кричат, игриво вертят бедрами, провоцируют финальные аплодисменты, ритмически выплясывая в шеренгах. Взять хотя бы агрессивную Мочалку (Мария Александрова). Схематичная модель женщины-вамп, слепленная из… но тут много источников: чуток Одиллии из «Лебединого озера», толика Эгины из «Спартака», капля «гёрлз» из мюзиклов.

Что было хорошо, так это идея выложить в финале детскими кубиками сперва настоящее имя автора «Мойдодыра» – «Николай Корнейчуков», а затем псевдоним – «Корней Чуковский».

Если брать в качестве оценщиков балета детей, то им эта суета понравится.

Какой ребенок не будет в восторге, если Расческа дружит с Волосами, а Веник – с Совком? Если Грамматика и Арифметика перелистывают свои страницы, Зубная щетка конкретно «чистит» Зубы (дети из московской Академии хореографии), а Полотенце, созданное из нескольких мальчиков, конкурирует в количестве улыбок в зале с пыхтящим Самоваром? Но, если рассматривать спектакль как взрослое высказывание не тему детства, то лишь работу сценографа придется оценить с плюсом. Андрей Севбо постарался: Таврический сад как ностальгическая элегия: в толпе гуляющих заметны «человек-непогода», негр из Африки, мамаша с коляской, тетка с авоськой и прочие «рабочие» и «студенты с книжкой». А еще — ночные трубы, создающие инфернальный образ города, комната мальчика, в которой оживают рисунки на обоях и царит металлический Мойдодыр со встроенным световым душем. Когда Подушка начала бегать, а огромные Брюки — прохаживаться, в зале воцарилось оживление, а в голову автора этих строк пришла мысль: может, ну их, танцы, вообще? Пусть и дальше будет парад движущихся костюмов.

Только главного злодея Трубочиста костюмам отдавать не хочется — уж больно хорош был Денис Савин в роли обаятельного мерзавца, как и Анна Окунева с Яниной Париенко в партиях его Свиты.

(Если не считать того, что хореограф решил танцы и пантомиму Трубочиста в манере начинающего Муссолини, а сценограф снабдил персонаж военным костюмом с галифе и сапогами).

Артисты Большого вообще вытянули незатейливый балет за шкирку, вложив в него много мастерства, хотя при этом возникла схема «микроскопом заколачивают гвозди».

Дети, конечно, этого не заметили: им хватает вылезающего из оркестровой ямы Контрабаса, радиоуправляемых ботинок, кивающего головой гигантского плюшевого мишки и прочей смешной динамики, усиленной видеопроекциями — как в мультфильме.

Смекалов и Севбо хотели показать атмосферу Петрограда 20-х годов, но хронологически сместили все, что можно. Вот персонажи «молодая поэтесса» и «поэт-футурист». С намеком, что перед нами Ахматова (хотя она вряд ли опоясалась бы таким пестрым «цыганским» платком) и Маяковский (поэт щеголяет в желтой кофте, не ошибешься). Это уместно хотя бы потому, что Чуковский знавал обоих творцов и даже написал о них статью. Но дальше забавно. Мало того, что по сцене бегает черно-бело-полосатая «девушка в футболке» с картины художника Самохвалова, написанной в начале 30-х. Она еще и загребает воздух невесть откуда взявшимся веслом. А что? Все знают, что, говоря о советском периоде, надо ржать над расхожей скульптурой – «Девушка с веслом», созданной в разных вариантах тоже в тридцатые годы.

Вот авторы «Мойдодыра» и посмеиваются, смешивая эстетику зрелого сталинизма с поэтами-футуристами.

Но что дальше? Одно из двух: либо драматургически обыгрывайте свою машину времени, либо не стройте ее вовсе.

Вы скажете – мелочи. Хорошо. Но откуда в «Мойдодыре» взялся персонаж по имени «пожилой художник Репин»? Тот самый Илья Ефимович, который после революции сидел в финском имении, а на уговоры большевиков вернуться в Россию отвечал отказом. Возможно, авторы полагали, что исторический кавардак с оттенком соцарта публике (не вдающейся в подробности) будет казаться прикольным. Ну, кому как.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 7 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика