Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 19, 2012 9:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121904
Тема| Балет, Париж, Персоналии,
Авторы| Мария Сидельникова
Заголовок| Золотые па-де-де
Мария Сидельникова о балетах Парижской оперы

Где опубликовано| "Стиль (Рождество)". Приложение, №59 (190)
Дата публикации| 2012-12-19
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/2082803
Аннотация|


Фото: Anne Deniau / Opera national de Paris

Отмечать Новый год, не говоря о том, чтобы отправиться по такому случаю в театр, совсем не в традициях Старого Света. В то время как в Москве новогодний спектакль в Большом по-прежнему остается одним из самых кассовых за сезон, "Ла Скала", Берлинская опера и Амстердамский музыкальный театр запросто позволяют себе 31 декабря устраивать выходной. "Щелкунчика" дает разве что лондонский "Ковент-Гарден", и то только днем. На фоне европейских соседей Париж все-таки держит марку, и в афише главного французского театра сразу два спектакля — на исторической сцене Парижской оперы и на новой — на площади Бастилии.

"Слишком много золота! Слишком дорогой мрамор! Скромнее надо быть, месье!" — это лишь некоторые из претензий, которые в 1860-х годах сыпались на голову архитектора Жана Луи Шарля Гарнье. На все нападки, от которых он оборонялся на протяжении 15 лет строительства Оперы, Гарнье разом ответил в своей книге "Le Nouvel Opera de Paris": "Мне казалось, что театр должен быть ярче, чем тюрьма, а женщина, которая идет на бал, должна быть одета красивее, чем посудомойка. Но я, похоже, ошибся, и надо заменить занавес похоронным покрывалом". Молодой француз искренне недоумевал, как месье в черном фраке и белом галстуке, как мадам в шелках, с обнаженными плечами и в бриллиантах, как весь этот блеск и шарм высшего света богатой Второй империи окажутся в здании, которое не сможет достойно их принять? Видел бы он сегодня этих французов, взлетающих по парадной лестнице в уггах, прижимая к себе вместо роскошной дамы мотоциклетный шлем, а затем спешно заталкивающих пуховик под красное бархатное кресло. Так вот новогодний гала — один из немногих вечеров, которые не разочаровали бы месье Гарнье: публика старается соответствовать блеску его Оперы.

31 декабря на исторической сцене покажут современную программу балетов Уильяма Форсайта и Триши Браун. В свое время эти классики американской хореографии сделали подарок парижской труппе, поставив специально для нее свои спектакли. Сегодня труппа делает подарок зрителям, собрав их в один вечер: "In the middle, somewhat elevate "(1987), "Pas / Parts" (1999), "Woundwork 1" (1999) Форсайта и "O Zlozony / O Composite" (2004) Браун.


"In the middle, somewhat elevate" Уильяма Форсайта — творческий манифест мастера, созданный в 1987 году
Фото: Anne Deniau / Opera national de Paris


Поэтичный балет "O Zlozony / O Composite" отвечает за романтическое настроение вечера. Хотя Триша Браун не меньший провокатор, чем Форсайт, к танцевальным экспериментам в Опере она подошла с женской чуткостью.

Делом жизни американской постмодернистки стали поиски нового танцевального языка. Для этого она без устали придумывала для каждой из 26 букв латинского алфавита свои движения. Французским артистам (Орели Дюпон, Мануэль Легри, Никола Ле Риш), которые в 2004 году приехали в Нью-Йорк для изучения языка Браун, она предложила пойти дальше и изобрести не только свои алфавиты, но и составить из букв танцевальные фразы таким образом, чтобы в них гармонично уживалась классика и современность. Получился в прямом смысле белый балетный стих.

Но все же главное событие вечера — балеты Уильяма Форсайта. Артисты заходят с беспроигрышного "In the middle...". Этот одноактный балет стал не просто творческим манифестом Форсайта, он причислил хореографа к живым гениям. "Язык никогда не стареет, дата есть только у почерка,— говорил он в 1987 году.— Я не задаюсь вопросом, классический я хореограф или нет, но говорить на языке классического балета мне удобнее. Я владею алфавитом, который я могу использовать для написания современной истории".

Историю он писал ногами молодой солистки Парижской оперы Сильви Гиллем. Ее тело, готовое к любым экспериментам, ее неукротимый темперамент были для Форсайта идеальными инструментами. Он разрушал позиции, смещал оси, перестраивал точки опоры, загонял темп — пощечины-батманы сыпались чуть ли не на каждый такт. Форсайт гонял артистов, доводил до исступления зрителей, и в одну секунду схватка обрывалась, оставляя ощущение, будто тебя окунули в ледяной источник.


"Дон Кихот" в постановке Рудольфа Нуреева — балетный блокбастер для семейного просмотра
Фото: Julien Benhamou / Opera national de Paris


С 1987 года "In the middle..." стал хрестоматией, за прочтение которой берутся все кому не лень, выдавая в лучшем случае бездумную гимнастику. Но за качеством исполнения своего репертуара в Опере Форсайт следит лично — накануне премьеры этой программы он приезжал в Париж на репетиции. В балетах "Pas / Parts", "Woundwork 1", поставленных в 1999 году, он продолжил свои эксперименты с танцевальным языком. Это все те же абстрактные ребусы, зашифрованные в форсайтовских символах и разложенные на дуэты, трио и четверки.

В противоположность интеллектуальному сеансу в Гарнье на сцене Opera Bastille 31 декабря дают блокбастер для семейного просмотра — балет "Дон Кихот" в хореографии Рудольфа Нуреева. С этого балета началась карьера молодого танцовщика Кировского балета в СССР, его же одним из первых Нуреев поставил на Западе. Сперва по заказу Венской оперы в 1962 году, затем повторил в Цюрихе, в Норвегии и, наконец, в 1981 году директор Opera de Paris Розелла Хайтауэр предложила Нурееву перенести "Дон Кихота" на парижскую сцену. Вслед за спектаклем в Париж переехал и он сам, сменив Хайтауэр на ее посту.

Все действие Нуреев уложил в три акта с прологом, добавил в спектакль испанских мотивов на свой вкус, комических моментов, но в целом сохранил схему великолепного дивертисмента. Десять лет назад в Парижской опере "переодели" спектакль своего экс-худрука, попытавшись максимально точно восстановить колорит и декорации московского исходника.

Но сколь бы роскошны ни были живописные сады Гранады, порт Барселоны, веера и шуршащие испанские юбки, успех "Дон Кихота" зависит от исполнителей главных партий. 31 декабря зрителей ждет лучшая Китри в сегодняшней французской труппе — Дороте Жильбер. Жизнелюбие и авантюризм этой балерины заразительны, а техника исполнения — безупречна. Правда, ей в пару достался не самый эмоциональный партнер (Базиль — Карл Пакетт), но темперамента Жильбер с лихвой хватит и на двоих.

31 декабря, 19:30, Opera Garnier, Форсайт/Браун

31 декабря, 19:30, Opera Bastille, "Дон Кихот"
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 19, 2012 9:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121905
Тема| Балет, L'ecole de danse, Париж, Персоналии,
Авторы| Мария Сидельникова
Заголовок| Танец маленьких крысят
Показы балетной школы Парижской оперы

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №240 (5025)
Дата публикации| 2012-12-19
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/2093358
Аннотация|

В Париже на сцене Opera Garnier проходят ежегодные показы учеников французской L'ecole de danse — старейшей балетной школы, которая в 2013 году отпразднует свое 300-летие. Открытые уроки предваряют масштабные юбилейные торжества, запланированные на апрель, и призваны укрепить международную репутацию французской школы, исправно поставляющей балету Парижской оперы идеально обученных артистов. Сценическую версию учебной программы посмотрела МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.


Уже 300 лет в L’ecole de danse работает правило — выживает здесь только сильнейший
Фото: Davis Elofer - mention Obligatoire


В Париже на сцене Opera Garnier проходят ежегодные показы учеников французской L'ecole de danse — старейшей балетной школы, которая в 2013 году отпразднует свое 300-летие. Открытые уроки предваряют масштабные юбилейные торжества, запланированные на апрель, и призваны укрепить международную репутацию французской школы, исправно поставляющей балету Парижской оперы идеально обученных артистов. Сценическую версию учебной программы посмотрела МАРИЯ СИДЕЛЬНИКОВА.

Традиция открытых показов по итогам первого триместра учебного года, равно как и ежегодный выпускной спектакль, датируется 1977 годом и принадлежит Клод Бесси — директору-реформатору балетной школы Парижской оперы. До этого "маленьких крысят", как принято называть учеников, задействовали лишь на вторых ролях в грандиозном дефиле в начале сезона. Нынешняя начальница, бывшая прима Оперы Элизабет Платель, принявшая эстафету руководства в 2004 году, решила все традиции не только сохранить, но и упрочить. Ведь именно на них держится непоколебимый авторитет французской школы классического танца, основы которой заложил еще Людовик XIV. "Король-солнце", покровитель балета, изначально придумал Королевскую академию танца исключительно для совершенствования мастерства придворных артистов. "Танец делает человека более ловким на службе королю как на поле битвы, так и в его развлечениях",— говорилось в указе. И лишь спустя полвека, в 1713-м, школа принялась за исполнение своих сегодняшних обязанностей, а именно за воспитание артистов балета для труппы Парижской оперы.

Учебный процесс представляют в три декабрьских выходных. На это время сцена Opera Garnier становится балетным классом, а ученики (утром — младших классов, после обеда — старшеклассники) и их педагоги — артистами. Всего шесть уровней обучения, на каждом мужской и женский класс. Таким образом на глазах у зрителей — а зал заполняется даже в десять утра — маленькие tendu превращаются в большие батманы, простые вращения в воздушные туры, а высокие полупальцы вырастают до пуантов. Самым юным ученикам восемь лет. С их первых школьных дней и вплоть до выпуска педагоги не устают твердить азы: чистые позиции, четкие направления, строгая вертикаль корпуса, на прыжках толкаться ногами, а не всем телом, на пуанты мягко подниматься, а не вскакивать, и железная техника не отменяет танцевального верха и мягких рук.

Впрочем, французская школа сегодня может гордиться не только образцовой академической выучкой, но и сильными классами современного танца. Почти половину репертуара Оперы составляют балеты современных хореографов, и говорить на их языке, отличном от классического, детей в школе приучают с самого начала. Во втором отделении те же малыши, которые только что старательно фиксировали "два плеча — два бедра", свободно "разбирают" свои тела на части. Головы, шеи, плечи, бедра шустро работают изолированно друг от друга. Тут же были представлены и фрагменты уроков по народно-характерному и историко-бытовому танцу. "Не забывайте, что вы танцуете все вместе и для зрителей",— жестко пресекала педагог любые попытки учеников выделиться из строя.

Одним из самых эмоциональных и эффектных уроков оказался класс пантомимы. Французы ценят актерское мастерство в балете едва ли не выше виртуозности, поэтому с малолетства ученики занимаются этим предметом не просто прилежно — вдохновенно и радостно. Надо видеть, как живо по команде учителя они удивляются, негодуют, возмущаются, ссорятся и мирятся. Учебный этюд на тему повседневной жизни (семья на пикнике в парке) выдал блестящую галерею парижских типажей: нервно фыркающая по сторонам мадам, флегматичный отец семейства, непослушные дети, прогуливающийся неподалеку сноб и даже маленькая глупая собачка.

О том, какой ценой даются сценическая легкость и естественность, французы предпочитают не говорить. Железная дисциплина, никаких поблажек, и выживает (то есть попадает в труппу Парижской оперы) здесь сильнейший. Это правило работает вот уже 300 лет. И за свою мечту ученики готовы лечь костьми, что они и продемонстрировали в финале, выстроившись на сцене в сакральное слово — "Opera".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 19, 2012 9:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121906
Тема| Балет, Концерт "Три века петербургского балета"; БЕНЕФИС Илзе Лиепа, Персоналии,
Авторы| Евгений МАЛИКОВ
Заголовок| Блеск ассамблей
Русский танцевальный календарь и две его даты

Где опубликовано| ©"Литературная газета", №51 (6397)
Дата публикации| 2012-12-10
Ссылка| http://www.lgz.ru/article/20558/
Аннотация|



Первое мероприятие планировалось таковым, что я, получив приглашение, начал искать на картонке white tie. Указание на dress code виделось мне столь важным, что я не поленился позвонить в театр для прояснения вопроса.
Решил воспользоваться советом кузена Джаспера из «Возвращения в Брайдсхед». Помнится, он говорил Чарльзу Райдеру, герою романа Ивлина Во, что одеваться в Оксфорде следует, как в загородном доме. Выбрав стиль smart casual, я оказался прав.
Что хорошо для Оксфорда, университету которого насчитывается 895 лет, то должно подойти и для другого учебного заведения «с традициями»: Академии русского балета, чьё 275-летие отмечалось концертом, состоявшимся на сцене Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.
Питерцы немного подморозили московский зал, привыкший к более непосредственному выражению сценических эмоций, чем это принято в Северной столице, но сказать, что балетоман скучал, нельзя.
На сцене царила главная звезда русского балета – Ульяна Лопаткина. Она единственная появилась дважды, доказав, что лучше сейчас никого нет. Выбор остальных участников был бесспорен, хотя допускал вариативность. Игорь Зеленский показал разволновавшееся чуть больше, чем следовало, юное дарование Кристину Шапран, но довёл совместное выступление до конца мастерски и твёрдой рукой. Ожидаемо порадовала Евгения Образцова, станцевавшая традиционный для себя «Венецианский карнавал». Симпатичная Олеся Новикова показала нам Джульетту из рода сомнамбул. Диана Вишнёва, исполняя скучный фрагмент из «Манон» сэра Кеннета Макмиллана, заставила усомниться в бездарности данной хореографии. Крутила фуэте девочка, в которой просвещённая публика узнала Ксению Жиганшину. В чём поклясться не могу, но чему верю, ибо видел, как умеет вертеться упомянутая мадемуазель. Но наибольший интерес вызвала очаровательная ученица Светлана Стребко, внешнее сходство которой с нашей Анжелиной Воронцовой отметили все, и все предрекли ей хорошее будущее. Это говорит о том, что зритель требует, чтобы нормы телесности и сам расовый тип русской балерины неуклонно приближался к чаемому: блондинка классических пропорций.
Саму эту блондинку мы увидели во вторник: Анжелина Воронцова дебютировала в роли Лизы в балете «Пиковая дама» Ролана Пети. А случилось это во время бенефиса Илзе Лиепы, который с куда как большей помпой, чем концерт Вагановки, прошёл на новой сцене Большого.
Отмечу сразу, что Лина была безупречна на сцене, а её педагог – Николай Цискаридзе – придушил скептиков: и танцовщик, и партнёр он ещё от «вполне» до «более чем». Анжелине же свойственно занимать если не всё время спектакля, то всё воображение зрителя по окончании. Не стала исключением и «Пиковая». Невероятно, ослепительно красивая балерина, пробыв на сцене исчезающе мало, оставила после себя терпкое послевкусие торжествующей женственности, здоровья, телесного совершенства. Ещё, Лина, ещё!
Не одной лишь, впрочем, Анжелиной был славен концерт, вызвавший скепсис знатоков. Мне всё показалось достойным и пристойным. Раскритикованный кое-кем первый спектакль вечера: «Клеопатра – Ида Рубинштейн» Патрика де Баны порадовал адекватностью Русским сезонам Дягилева, к которым я отношусь без придыхания. Коммерческое мероприятие средней руки с отличной пиар-поддержкой. Это мы увидели и на бенефисе. Ярко и много – вот два слова, характеризующие избыточность, а значит, и праздничность вечера. Илзе Лиепа в роли Иды не разочаровала. Однако Патрик де Бана не понял суть Илзе – Рубинштейн: богатой еврейке не хватало статичности образа, хотя балерина проявляла наибольшее величие именно в спокойствии. Тем более уместном, что если обыденное сознание считает признаком благородства деньги, то каббала – неподвижность, основной атрибут Б-га. Впрочем, те моменты балета, которые отсылали к синематографу начала ХХ века, были неплохи.
Были красивые гости, роскошные цветы, сверкающие автомобили Maybach, ожидающие всадников у входа. Статус мероприятия приблизился к black tie – блистательный бенефис частного капитала!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 19, 2012 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121907
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| «Новости культуры».
Заголовок| В Большом театре представили балет для детей "Мойдодыр"
Где опубликовано| Телеканал Культура
Дата публикации| 2012-12-19
Ссылка| http://tvkultura.ru/article/show/article_id/70105
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

«Умывальников Начальник и мочалок Командир» в Большом. На новой сцене главного театра страны состоялась презентация балета-фантазии по мотивам сказки Корнея Чуковского «Мойдодыр» на музыку Ефрема Подгайца. Для создателей балета было важно отобразить эпоху Чуковского. Поэтому в спектакле в числе привычных персонажей будет и сам Чуковский, и Репин, и Ахматова. Премьера «молодёжного триллера», так иронично называют его авторы, назначена на 21 декабря. Но и на презентации главными зрителями стали дети.Рассказывают «Новости культуры».

За кулисами герои – словно сошли со страниц сказок Корнея Чуковского. Эпоха, далекая-близкая, почти неизвестная современным детям, хорошо знакома их мамам и папам. Теперь стихи Чуковского о том, что «надо, надо умываться по утрам и вечерам» практически гимн Большого – с любого места назубок.

«Сама сказка – две страницы, не больше, а у нас – двухактный балет со спецэффектами, новыми персонажами», – говорит артист балетной труппы Большого театра Иван Семиреченский.

На презентации постановщики балета один на один со своими потенциальными зрителями, которым не больше шести. Ведут разговор на равных. Вот эскизы костюмов – у художника Андрея Севбо улетала пачка бумаги в день – не только шляпы, платья и пальто. Чайники, умывальники, мочалки….мир повседневных вещей, ставший на эти два часа настоящим волшебством.

«Они нарисованы слегка небрежно, – рассказывает Андрей Севбо. – Но это специально, эта легкая эскизность не делает их опасными, туда может проникнуть ребенок и дополнить своей фантазией».

Композитор Ефрем Подгайц музыку к «Мойдодыру» переписывал дважды. Выиграв конкурс в Большом, на лучшее музыкальное произведение для детей – год перелопачивал партитуру. Ориентировался на дочерей.

«Младшей было два года – она говорила, папа сидит «титетуру» пишет, партитуру так называла», – рассказывает композитор.

С его руки Большой приобрел новые ударные инструменты, даже свисток теперь есть.

Юрий Смекалов, солист Мариинки, в хореографических постановках – не новичок. Но впервые ставит для детей. Чтобы наверняка – со своими идеями, эскизами, переписанной сказкой пошел к детскому психологу. Надо же знать, как отреагирует подсознательное маленького человечка на бегущие ботинки, танцующий самовар или Крокодядю…

«Я когда создавал спектакль – понимал, что должен ориентироваться на ребенка в себе и здесь не может быть серьезной тематики, – рассказывает Юрий Смекалов. – Взрослые начинают думать, накручивать, искать подводные течения, думать… Ребенок так не думает. Для него главное впечатление».

Смекалов переписал сказку заново, за что и получил прозвище «доктор Смекалиус», придумал новых персонажей, от которых волосы дыбом стали у литературного отдела Большого театра.

«Мы долго спорили, – говорит художественный руководитель балетной труппы Большого театра Сергей Филин. – Литературный отдел Большого театра не соглашался печатать, говорили, что употребляются не печатаемые слова, в результате мы ввели в обиход эти слова».

До премьеры несколько дней, но многие СМИ уже упрекают театр в низкопробности материала. В Большом так не считают. На успех «Мойдодыра» работают все цеха – три состава исполнителей, девяносто артистов на сцене, детский спектакль здесь делают всерьез, по законам настоящего искусства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 9:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122001
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Умывальников начальник и мочалок командир — «Мойдодыр» на сцене Большого
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 2012-12-20
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2012/12/20/lifestyle/562949985364343
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


ИТАР-ТАСС

В Большом театре подготовили новый спектакль для детей. С 21 по 23 декабря здесь показывают балет «Мойдодыр» по мотивам сказки Корнея Чуковского. Постановку на музыку композитора Ефрема Подгайца делает хореограф Юрий Смекалов.

Большой театр шел к этой работе четыре года, с тех пор как Подгайц выиграл открытый конкурс на создание оперы и балета большой формы для детей и юношества. Конкурс ставил три цели — уменьшить дефицит российских музыкальных спектаклей для детей, привлечь в театры современную музыку и заинтересовать новых, маленьких зрителей — с дальним прицелом на формирование взрослой аудитории завтрашнего дня. Экспертный совет во главе с композитором Андреем Эшпаем, работавший полтора года, отобрал девять победителей из 89 претендентов. Один из них мог получить главную награду — постановку в Большом театре.

Счастливчиком оказался Ефрем Подгайц, автор более 200 опусов, весьма востребованный сочинитель, автор, много работающий для детей. Обещанный ГАБТом спектакль планировался на сцене театра еще в сезоне 2010/11 годов, но по разным обстоятельствам откладывался. Особенно затянулся поиск хореографа. Постановку предлагали и Алексею Ратманскому, и Раду Поклитару, но за дело взялся молодой балетмейстер из Петербурга Юрий Смекалов.

Бывший артист Театра балета Бориса Эйфмана, а ныне танцовщик Мариинского театра давно пробует силы в хореографии, создавая концертные номера и одноактные постановки. Спектакль в Большом театре — его первая масштабная работа. Смекалов приложил руку к либретто, а композитор под это дело переделал партитуру, в результате «Мойдодыр» теперь предназначен не только для малышей. Хореограф шутя назвал новую версию «молодежным триллером», оформленным, впрочем, эстет­ски, в стиле 20-х годов прошлого столетия. Декорации обещают сделать узнаваемыми: никто не усомнится, что на сцене «мамина спальня» или, к примеру, Таврический сад.

Девочка-Чистюля и Мальчик-Замарашка знакомятся в Ленинграде, но, поскольку несносный ребенок «бравирует своей чумазостью», его начинает воспитывать армия Великого Умывальника, которой противостоит главный грязнуля — Трубочист со свитой. Мораль балета, по поводу которого постановщик консультировался с детскими психологами: «Если ты отрицаешь внутреннюю и внешнюю чистоту, дружба и отношения с противоположным полом тебе не светят».

«Мойдодыр», наглядно обнажающий конфликт хорошего с плохим, обещает быть и зрелищем с юмором. В густонаселенном балете появятся эксцентричные персонажи — Генерамылиус, Котобенок (Кот-ребенок), Волшебник (сам Чуковский), Крокодядя и Солдачисты. Будут плясать Дождекаплики, Полотенце и Самовар, Чулки и Брюки, Грамматика и Арифметика, Расческа и Волосы, Зубная щетка с Зубной пастой, есть даже танцы Зубов.

В балете занято 80 артистов, а солируют лучшие силы труппы — Мария Александрова, Екатерина Шипулина, Нина Капцова, Дмитрий Гуданов, Руслан Скворцов, Семен Чудин, Артем Овчаренко, Денис Савин и Игорь Цвирко. Новый спектакль станет вторым после «Чиполлино» детским балетом в афише театра.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 20, 2012 9:15 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 9:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122002
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| В Большом театре завелся умывальников начальник
Котобенок и Крокодядя выйдут в балетной премьере для детей

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 26123
Дата публикации| 2012-12-20
Ссылка| http://www.mk.ru/daily/newspaper/article/2012/12/19/789837-v-bolshom-teatre-zavelsya-umyivalnikov-nachalnik.html
Аннотация|

В то время как все остальное человечество 21 декабря готовится встретить конец света, аккурат в самый день предполагаемого Апокалипсиса в Большом задумали премьеру детского спектакля. И не какого-нибудь — «Мойдодыр» известен у нас в стране каждому ребенку.



Презентация публике проекта случилась именно в тот день, когда популярнейшему произведению Корнея Чуковского стукнуло 90! Хотя случилось это не намеренно, а совершенно случайно — организаторы сами с удивлением узнали о круглой дате прямо на сцене от выступавшего специалиста по творчеству Чуковского Павла Крючкова. И в этот же самый день обнаружилось, что сошлось несколько дат — 120 лет балету «Щелкунчик», на который билеты под Новый год не достать, а также 130 лет со дня рождения самого Корнея Ивановича, имеющего прямое отношение, конечно, к «Мойдодыру», а не к «Щелкунчику». В общем, звезды сулили «Мойдодыру» на премьере успех. Тем более что по пути на сцену проект претерпел многочисленные злоключения…

Почти 5 лет назад Большой театр и Союз театральных деятелей провели конкурс на лучшее музыкальное произведение для детей, победителем которого и стал Ефрем Подгайц — автор 30 опер для детей и юношества, которые с успехом шли и идут на сценах различных театров. Но вот чтоб увидеть свой балет на сцене главного театра страны (а такую награду обещали победителю конкурса его устроители), автору эксклюзивной музыки (ведь для балета в наше время оригинальную музыку не заказывают и не пишут) пришлось ждать почти 25 лет. Либретто одного акта балета еще в 1989 году написал Геннадий Малхасянц. За это время распался Советский Союз, закрыли на реконструкцию и вновь открыли Большой, а дело никак не сдвигалось с мертвой точки. Пока наконец за реализацию проекта не взялся нынешний балетный худрук Большого Сергей Филин. Именно он предложил экс-премьеру труппы Бориса Эйфмана и нынешнему солисту Мариинского театра Юрию Смекалову, имевшему опыт постановки нескольких «короткометражек» на сцене Мариинки, сочинить хореографию.

Кипучей деятельности и неуемной энергии, которую проявил в процессе создания этот молодой и амбициозный хореограф, может позавидовать целый творческий коллектив. Помимо сочинения собственно хореографии, переработав либретто, он заново написал «сказку-триллер», придумал и ввел сюда таких удивительных персонажей, как Генерамылиус (то бишь сам «великий умывальник» Мойдодыр), Котобенок (то есть Кот-ребенок), Крокодядя (тот самый, что «мочалку, словно галку...»). Есть здесь и Солдачисты, и Дождекапельки, а также Волшебник (сам Чуковский), Чистюля (его внучатая племянница) и еще множество таких же забавных персонажей. А чтоб не травмировать хрупкую психику ребенка, хореоавтор не поленился даже обстоятельно консультироваться с детским психологом!

Обо всем этом собравшимся зрителям Юрий Смекалов, Ефрем Подгайц, Сергей Филин, Павел Крючков и Катерина Новикова поведали со сцены. Из оркестровой ямы (случай небывалый!) подключился к разговору и давал свои комментарии и дирижер-постановщик Алексей Богорад. Из их рассказов выходило, что не только они, но и вся балетная труппа, оркестр, детский хор, оперные певцы (заняты даже они!) работают с энтузиазмом и захвачены творчеством. При этом авторы спектакля дали возможность посмотреть зрителям два довольно больших фрагмента премьерного спектакля, высвечивая на заднике эскизы костюмов…

То, как реагировали на увиденное дети, собравшиеся в зале в довольно большом количестве (благо что вход на презентацию бесплатный и свободный), как они смеялись, а самые маленькие визжали от восторга, завидев на сцене скачущую подушку-лягушку (а на самом деле переодетого в нее танцовщика Алексея Матрахова), пускающего в луже кораблики Замарашку, строгого Милиционера, позволяет надеяться на счастливое сценическое будущее нового детского произведения.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 9:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122003
Тема| Балет, США, "Щелкунчик", Персоналии,
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| Молодые танцовщики в балете «ЩЕЛКУНЧИК»
Где опубликовано| РУССКИЙ БАЗАР №51 (870)
Дата публикации| 2012-12-20 - 2012-12-26
Ссылка| http://russian-bazaar.com/ru/content/108648.htm
Аннотация|



Балет «Щелкунчик» на музыку П.И.Чайковского – это в Америке почти что символ Рождества, почти такой же, как разукрашенная ёлка, завернутые в разноцветную бумагу подарки под ёлкой или в специально красочных «чулках», подвешанных у камина. Из поколения в поколение родители водят детей на этот балет в Рождественские каникулы.

В этом году в Нью-Йорке идут одновременно восемь «Щелкунчиков» в самых разных редакциях: показывают свою постановку балетные школы, приехавшие на гастроли театры из других городов. И – естественно – в декабре танцуют этот балет крупнейшие труппы Нью-Йорка: Городской балет – в постановке Джорджа Баланчина и Американский балетный театр – спектакль Алексея Ратманского, штатного хореографа театра.

Первая постановка балета «Щелкунчика» П.И.Чайковского состоялась в 1892 году на сцене Мариинского театра. Мариус Петипа, который собирался сочинять балет, заболел, постановку поручили второму балетмейстеру театра - Льву Иванову. Балет считали неудачным, он не сохранился (за исключением некоторых танцев). Да и музыка оказалась сложна для постановки. Трагическое адажио второго акта не вязалось с абсолютно бездумно-пряничной фабулой балета (Петипа, сочинавший либретто по сказке Эрнста Теодора Амадея Гофмана «Щелкунчик и мышиный король», сказку эту читал, повидимому, только в переложении Дюма для детей). В дальнейшем крупнейшие русские хореографы ХХ века пытались – каждый по-своему – совместить либретто и свое понимание музыки, придать балету более мистический характер, свойственный сказке Гофмана. Петипа по ошибке назвал девочку Кларой, это имя в сказке на самом деле носит ее кукла. Героине в России вернули имя, данное ей Гофманом, – Мари или Маша. На западе героиня так и переходит из спектакля в спектакль под именем своей куклы. Не в этом дело, это скорее курьез.

В Америке я видела только две постановки, которые приближаются к музыке Чайковского – Михаила Барышникова и черного хореографа Дональда Бёрда. Баланчин поставил в Нью-Йорке спектакль для своей школы по тому балету Иванова, в котором сам танцевал, будучи учеником Петербургского театрального (балетного) училища. Это постановкаисключительно детская, она превратилась в эталон для большинства американских хореографов.

Ратманский решил спектакль по-своему, насколько ему позволило либретто, на которое написана музыка. Но он также отверг трагические интонации, тему крушения мечты, которая заложена в музыке второго акта, и поставил также абсолютно детский спектакль, еще и придав ему иронический характер, где только нашел воможным. Неожиданным исключением оказалась небольшая сцена в конце балета, последняя картина. Закончилось путешествие девочки Клары и Принца-Щелкунчика в страну сладостей, на сцене – спальня в доме Штальбаумов.Утро. Клара спит в своей кроватке. А по бокам сцены стоят два Принца (поскольку в этом балете участвуют одновременно две пары героев: дети, ученики балетной школы имени Жаклин Онасис, и танцовщики АБТ), мальчик-Принц (ученик) и Принц-юноша (солист театра). Пауза. Ратманский умеет придумывать неожиданные окончания. Проснувшись, Клара видит обоих Принцев. Не очень понятно, но интересно и вполне сказочно. Девочка бросается к одному Принцу, тот делает шаг назад и изчезает в кулисах, тогда она бросается к другому – та же пантомима. Клара плачет, но эти детские слезы мгновенно сменяются радостью, как только она находит в своей кроватке игрушку-Щелкунчика. Такой безмятежный финал, конечно, соответствует всему балету Ратманского, а полумистическое появление принцев из сна в реальной спальне – остается сценой как будто из другого спектакля.

Труппа АБТ танцевала «Щелкунчика» на сцене Бруклинской академии музыки. Главные роли Принца и Принцессы (так названы роли взрослых героев) исполняли по очереди не только балерины и ведущие танцовщики труппы. Так в одном из спектаклей Принца танцевал кордебалетный танцовщик Джозеф Горак. Во время предстоящего летнего сезона АБТ советую обратить на него внимание: красивый, в высшей степени профессиональный танцовщик. Он несомненно вскоре станет солистом.

В том спектакле, который я видела, танцевали молодые премьеры труппы: Принцессу – Хи Сио, а Принца – Кори Стерн. Стерн очень удачно выступил в этой роли. Танцовщик вырос творчески за последние два года. Кори был улыбчив, обаятелен, танцевал, как и положено премьеру. Сио еще не почувствовала себя на сцене балериной, хотя не в первый раз танцует ведущие партии. Очень плохо исполнял Роман Журбин роль Дроссельмейера (персонаж и у Гофмана и в балете –мистический). Дроссельмейер Журбина был реалистически- скучным персонажем, таинственность ему придавал только кюстюм. Но замечательно танцевали дети – ученики школы. Держались на сцене естественно и танцевали «в характере» (особенно надо выделить Джастина Сурьё-Левайна в роли смешного мышонка). Маленьким артистам выступление в спектакле явно доставляло удовольствие, и их настроение передовалось в зал, оживляя спектакль. Можно поздравить педагогов школы!

Но какову бы ни были постановки «Щелкунчика», волшебная музыка Чайковского увлекает все сердца в сказочную страну, и балет остается в воспоминаниях маленьких зрителей прекрасным символом праздничных Рождественских каникул.

Фото Джина Шиавоне
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 9:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122004
Тема| Балет, НОУ, Гастроли в Москве, Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Украинцы станцевали британский рок в Кремле
«Radio and Juliet» Эдварда Клюга на музыку Radiohead

Где опубликовано| "Коммерсантъ-Online",
Дата публикации| 2012-12-19
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2094161
Аннотация|


Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

На сцене Кремлевского дворца избранные солисты Национального театра оперы и балета Украины выступили с концертом, хитом которого стал одноактный балет «Radio and Juliet», поставленный хореографом Эдвардом Клюгом на музыку британской группы Radiohead.

Визит украинцев во главе с художественным руководителем балетной труппы Денисом Матвиенко почитателей Radiohead взволновал гораздо сильнее, нежели балетоманов. Что довольно странно: 33-летний Денис Матвиенко — артист с мировым именем, проведший пару сезонов в Большом в качестве приглашенного солиста и до недавних пор являвшийся премьером Мариинского театра,— и сам по себе фигура весьма известная. Тем более любопытно было взглянуть на сливки киевской труппы, которую он недавно возглавил. Однако большую часть зрителей далеко не переполненного зала составляли молодые пары, с откровенной скукой пережидавшие классический дивертисмент, представленный киевлянами в первом отделении. Впрочем, и для любителей классики зрелище было не искрометным, хотя танцующий худрук выступал дважды (в па-де-де из «Корсара» и «Дон Кихота») и репутации не уронил: танцевал чисто и элегантно, вертелся как перпетуум-мобиле, запросто делая по 10–11 пируэтов, трюковые излишества подавал без видимых усилий, а на jete en tournant и вовсе летал, обжимая кулисы гигантской сцены. Но других звезд в труппе обнаружить не удалось. Получалось как у гоголевской Агафьи Тихоновны: то техника крепкая, да форма подкачала, то ножки хорошенькие, да слабо работают, то данные есть, а используются не на полную мощь.

Ко всему прочему, разнокалиберные па-де-де получились у киевлян на одно лицо: и коды почти одинаковые, и прыжки, и вращения, и стиль. Похоже, украинцы искренне полагают, что все это (включая «Щелкунчик» Вайнонена и «Дон Кихот» Горского) придумал один древний старикан по фамилии Петипа — во всяком случае, так было указано в программке.

К современности у киевлян отношение куда более внимательное: балет Эдварда Клюга «Radio and Juliet», поставленный им в прошлом году в Мариборе и перенесенный в Киев, артисты станцевали со знанием предмета и искренним чувством. Для часовой композиции хореограф использовал 11 песен Radiohead из культовых альбомов «OK Computer» и «Kid A». Альтернативный рок оказался пригодным для танца: атмосферным, эмоциональным, достаточно ритмичным и в то же время дающим простор воображению.

Хореограф Клюг поступил мудро, исключив из названия балета имя веронского любовника и избежав, таким образом, упреков в вольном обращении с первоисточником. В его спектакле для шести танцовщиков и одной балерины конкретных персонажей нет: девушка в трусах и шнурованном лифе, мужчины — в одинаковых костюмах-двойках на голое тело. Есть сцены-знаки, отсылающие к главным сюжетным поворотам: зарождение влечения, массовая драка (мастерски, кстати, поставленная), коленопреклонение перед воображаемым алтарем, убийство, самоубийство. Есть черно-белое видео, снятое дрожащей камерой: облупленный, некогда роскошный барочный дом, пустая квартира, на матрасе девушка. Отдельно — ее стопы, раздолбанные балетным трудом, отдельно — прекрасные глаза. Ожидание у окна, трогательная ключица. К финалу — мнимое самоубийство в ванной. Все происходит сегодня, вчера или завтра в любой стране.

Обрисовав таким способом концепцию балета и собственные задачи, Эдвард Клюг столь же последовательно утвердил тождество всех молодых людей: его персонажи изъясняются на одном языке. Нервном и импульсивном: конечности выдергиваются из суставов, корпус идет зигзагами, несгибаемые в коленях ноги крестят четвертые позиции — тела буквально вопят о тотальном одиночестве и одновременно об агрессивном стремлении навязать себя этому миру. Мизансцены повторяются из эпизода в эпизод: из стройной шеренги молодые парни один за другим вырываются на авансцену для отчаянного и краткого монолога. Ноги танцовщиков — самая малоподвижная часть их тел, пространство для самовыражения ограничено парой квадратных метров и только подчеркивает интенсивность хореографического языка, за лихорадочную эмоциональность которого отвечают в основном руки и корпус.

Сексуальности в этом балете мало, любовь здесь тоже обозначена движениями-символами, выражающими скорее доверие и взаимопонимание, чем эротическое влечение. При первой встрече парень и девушка, стоя лицом к лицу и глядя друг другу в глаза, синхронно вращают шеями, торсом, всем телом, постепенно увеличивая амплитуду кругов — трудно более доступно выразить идею завороженности друг другом. Столь же наглядно и столь же условно финальное самоубийство: сидящая рядом с неподвижным телом любовника девушка делает резкое движение шеей — темнота скрывает дальнейшее.

Во вдохновенных артистах, чувствующих себя на удивление свободно в жестко акцентированной, рваной хореографии трудно было признать тех ремесленников, которые с искусственным воодушевлением вымучивали классические па в первом отделении. Особо поразило преображение Юлии Москаленко из фальшиво-благостной Феи кукол, вскакивающей на пуанты с таким усилием, будто каждое ее releve последнее в жизни, в отчаянно-резкую и беззащитную Джульетту-тинейджера, пытающуюся обрести точку опоры в этом распадающемся на части мире. Разницу между мертвой классикой и живой современностью безошибочно прочувствовали и зрители, наградившие «Radio and Juliet» полновесными аплодисментами, которые, учитывая безнадежно глухую акустику Кремлевского дворца, вполне можно приравнять к овации.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:47 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 10:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122005
Тема| Балет, Гамбургский балет, Персоналии, Диана Вишнёва (МТ)
Авторы|
Заголовок| Вишнёва станцует в балете "Иллюзии как "Лебединое озеро" в Гамбурге
Где опубликовано| РИА Новости.
Дата публикации| 2012-12-19
Ссылка| http://ria.ru/culture/20121219/915492512.html
Аннотация|


© Фото: Дмитрий Четверухин

Балерина Диана Вишнёва впервые станцует в балете "Иллюзии как "Лебединое озеро" в хореографии балетмейстера Джона Ноймайера на сцене Гамбурского оперного театра 20 и 22 декабря.

"Для меня это станет премьерой. Хотя я не в первый раз работаю с Ноймайером", — сказала РИА Новости Вишнёва.


© Фото: Holger Badekow
Сцена из балета "Лебединое озеро" в Гамбургском оперном театре


По словам балерины, она частый гость в Гамбурге — это связано с постановкой "Диалог", которую хореограф сделал специально для нее в 2011 году, с участием в его известном спектакле "Дама с камелиями", а теперь и с "Лебединым озером".

"Это особенная история. Это не то "Лебединое озеро", где девушка превращается в птицу. Здесь главные персонажи — король и польская принцесса Наталья, роль которой я исполняю, — говорит артистка. — Моя героиня хочет спасти короля — очень странного, в чем-то даже сумасшедшего".

Как рассказала Вишнёва, идея спектакля пришла к Ноймайеру после того, как он посмотрел фильм "Людвиг" Лукино Висконти. Премьера балета на музыку Чайковского с использованием хореографии Мариуса Петипа и Льва Иванова состоялась в 1976 году, спустя четыре года после выхода фильма.

"Он был так воодушевлен этим фильмом, что создал свою историю короля Баварии. Ноймайер не называет его Людвигом, это просто король, но понятно, что какая-то часть истории соприкасается с биографией", — пояснила она, добавив, что линия ее героини Натальи придумана хореографом.

Главный герой балета все время находится в своем мире — он тратит деньги на создание сказочных замков, одержим лебедями, у него есть театр, а рядом с ним всегда идет "черный человек", его тень, которая вводит короля в состояние сумасшествия.

"Моя героиня единственная понимает короля и его мир, она влюбляется в него и хочет его спасти. Но, к сожалению, ей это не удается", — рассказала Вишнёва.

Как говорит артистка, в России эта версия "Лебединого озера" малоизвестна, а в Гамбурге очень часто идет под Рождество.


© Фото: Holger Badekow
Сцена из балета "Лебединое озеро" в Гамбургском оперном театре


Диана Вишнёва также станцует легендарное "Болеро" Мориса Бежара на сцене Оперного театра швейцарской Лозанны 17 февраля 2013 года. Это станет знаковым событием и для балерины и для России — в последний раз из русских танцовщиц этот танец исполняла Майя Плисецкая в 1975 году.

Вишнёва — российская балерина, народная артистка России. С 1996 года в балетной труппе Мариинского театра. Неоднократно выступала в крупнейших театрах мира. Лауреат множества премий, среди которых "Золотая Маска", Государственная премия РФ, "Бенуа де ла Данс", "Танцовщица года". Участвует в международном проекте "Звезды балета XXI века", в 2010 году получила приз "Балерина десятилетия".

Джон Ноймайер — американский и немецкий балетмейстер. Учился в Королевской балетной школе Лондона, затем в Королевском датском балете в Копенгагене. В 1963 году был приглашен в Штутгартский балет. Будучи солистом этой труппы, начал работать как балетмейстер-постановщик. В 1973 году возглавил Гамбургский балет. Известен своими работами "Дама с камелиями", "Смерть в Венеции" и многими другими. Был отмечен рядом наград, среди которых "Премия Дягилева" и "Бенуа де ла Данс". Является кавалером ордена Почетного легиона. В ноябре 2012 года президент России Владимир Путин наградил Ноймайера орденом дружбы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122006
Тема| Балет, Ла Скала, Забастовка, Персоналии,
Авторы| Павел Ященков, Ян Смирницкий
Заголовок| Баста, Ла Скала!
Возможны ли театральные забастовки у нас?

Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 2012-12-20
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2012/12/20/790005-basta-la-skala.html
Аннотация|

Ла Скала бастует: враз отменена премьера балета «Ромео и Джульетта», тем самым сорвано начало нового балетного сезона. В заявлении артистов говорится, что «пение в хоре, сопровождаемое в тяжелых костюмах, должно оплачиваться отдельно». Но руководство Ла Скала, настаивает на том, что вся оплата за работу труппы прописана в основном контракте, который не предусматривает никакого другого вознаграждения.

Забастовки в миланском театре Ла Скала по любому поводу, как и в других европейских театрах – ситуация можно сказать будничная, и никого этим уже не удивишь. Во многих оперных театрах профсоюзы диктуют театральным руководителям свою волю. Например, в прошлом год, по причине забастовки отложилось полноценное начало сезона в Парижской опере, опера "Фауст" была дана без костюмов и декораций.

Также из-за забастовки работников транспорта против правительственных пенсионных реформ, которые прокатились по всей стране, была отменена мировая премьера балетной постановки знаменитого английского хореографа Уэйна Мак Грегора «Genus».

Но то, что, постоянно происходит в театре Ла Скала, и на таком неблагополучном общеевропейском фоне поражает. Даже вступление в должность нынешнего худрука балета Ла Скала Махарбека Вазиева в конце 2008 года сопровождалось забастовкой.

И больше двадцати лет назад ситуация была ничуть не лучше. «Опять скандал в «Ла Скала». Бастующие танцоры дремлют на репетициях, задавленные нелепыми законами, диктующими им правила работы. Я решаю прекратить всё за неделю до премьеры «Голубого ангела». Это решение, после стольких спектаклей, созданных на пределе сил, кажется невозможным. И тем не менее на сей раз невозможное кажется единственным разумным выходом из положения. Прошу о встрече одного известного миланского адвоката, и тот организует мой уход из театра так, чтобы я смог сохранить лицо» - рассказывает в своей книги «Я танцевал на волнах» ныне уже покойный французский классик Ролан Пети. Так что, ничто не ново под луною.

Но возможно ль появление столь могущественных профсоюзов у нас? «МК» консультирует Геннадий Смирнов, заместитель председателя Союза театральных деятелей:

— В России артисты борются за свои права через голодовки, или проводят митинги на площадях, или делают заявление непосредственно перед премьерой, но я не припомню случая, чтоб в советском (российском) театре по причине забастовки хоть раз отменили спектакль. Отменяли из-за болезни артиста. И тому есть ментальная причина: когда человек говорит «это — наш театр!», он имеет виду не только тех, кто там работает, но и тех, кто приходит, то есть зрителей. И если в театре задерживается спектакль хоть на пять минут (монтировщики там что-то не успевают) — это всегда трагедия за кулисами. А отменить вообще — так это просто ЧП.

— То есть подобного у нас не наступит?

— Если вы имеете ввиду форму протеста — наступить может всё что угодно, сегодня мы видим и Марши несогласных и чего только нет из того, о чем раньше и подумать не могли. А что касается профсоюзов... не верю я, что у нас будут сильные профсоюзы. Не только в театре, а вообще. Мы — другая страна немножко, у нас упование на то, что приедет барин и барин всех рассудит. Вы же понимаете, что если в доме нет воды, надо писать письмо президенту. Так что нет у меня веры в профсоюзы на нашей почве...


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:49 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 3:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122007
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Виктория Иванова
Заголовок| «Моя сказка про Мойдодыра — триллер»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 2012-12-20
Ссылка| http://izvestia.ru/news/541954
Аннотация| ПРЕМЬЕРА, ИНТЕРВЬЮ

Юрий Смекалов — о том, как заставить балерин танцевать мочалок


Фото: Игорь Захаркин

В Большом театре состоится премьера нового детского балета «Мойдодыр» в постановке Юрия Смекалова на музыку Ефрема Подгайца. С хореографом встретилась корреспондент «Известий».

— Как появилась идея балета?

— Три года назад Большой театр вместе с Союзом театральных деятелей проводил конкурс на создание детского балета. Всего было около 100 номинантов, и в итоге победил Ефрем Подгайц. Он работал в соавторстве с Геннадием Малхасянцем, вместе они писали либретто, но Малхасянц, к сожалению, скончался после первого тура, и Подгайц дописывал либретто самостоятельно. Сергей Филин пригласил меня ознакомиться с материалами, и я сказал, что буду работать, только если напишу собственную сказку. Детям, которые сегодня приходят на спектакли, нужно что-то другое, с динамичным развитием. С появлением фильмов о Гарри Поттере, Властелине колец, компьютерных игр сказка о птичках, цветочках и колокольчиках вряд ли попала бы в формат сегодняшнего дня.

— А вы создали триллер?

— Об этом судить уже зрителю. Я попытался внести в историю динамику сегодняшнего дня, «чуковщину», как говорила Агния Барто про Чуковского.

— Триллер — это кровожадный жанр.

— У нас ценз «6+». Какая тут кровожадность? Тем более в Большом театре. Прежде чем утверждать либретто и эскизы, я общался с ведущими психологами, всё проверял. Конечно, есть немного жутковатые моменты: появление Мойдодыра с армией солдочистов или попадание Замарашки в потусторонний мир Таврического сада. По картинке здесь и возникают элементы триллера. Но крови или убийств — нет. Этого не предполагал сам Чуковский. Еще у нас есть танцующие зубы.

— А как вы заставили ведущих балерин театра танцевать мочалок?

— Они сами с удовольствием согласились. Артист, способный к творческому росту, не выбирает для себя партии только аврор, жизелей и сильфид. Ему важно разнообразить свое амплуа и открыть новые грани, только тогда будет творческий рост. Балерины, танцующие в моем спектакле мочалок, всегда в творческом поиске, стопроцентно относятся к своей профессии, в них нет ни фальши, ни неискренности.

— А новые персонажи как появились? Что за существо «котобенок»?

— Стихотворение Чуковского короткое, но с глубокой мыслью, для воплощения которой в сценических образах дополнительные персонажи необходимы. К тому же эти персонажи нужны мне в новой истории. Они реализовывают драматургический конфликт: перевоплощение Замарашки, стремление его к совершенствованию. Главная мораль — если ты будешь отрицать социум, никакая дружба с противоположным полом тебе не светит, важно сохранять внешнюю и внутреннюю красоту. А котобенок — это кот-ребенок. Изначально в музыке Подгайца был похожий персонаж, в партии детского хора было прописано «мяу». Я не хотел вводить кота, но композитор попросил сохранить это «мяу» — дети хорошо поют.

— На что вы опирались при постановке хореографии?

— На собственное ощущение. В процессе работы мы вносили корректировки, исходя из особенностей каждого танцовщика. Я знал, на кого ставлю роли, и в сложности хореографии исходил из их возможностей.

— Не думали сами станцевать? Сейчас это модно.

— Кто сказал, что это модно? Я иногда танцую свою хореографию, но это не модно, просто так сложилось. В балете это не совсем этично и правильно: хореограф ценен тогда, когда его хореографию могут станцевать другие. Но если надо будет, я станцую.

— Как вы относитесь к идее возрастного ценза как такового?

— Ценз нужно ставить обязательно. Дети все разные: есть гиперактивные, неусидчивые, и их присутствие в зале может создать неправильную атмосферу. «Мойдодыра», например, надо смотреть внимательно. Начиная с шести лет ребенок осознанно воспринимает сам поход в театр, для более раннего возраста есть другие места. Моей дочке три года, она первый раз побывала в театре в 2,5 года. Но она из театральной семьи, очень воспитанная, и если я говорю ей сидеть смирно, не шелохнется. Но когда ставят «12+», «9+» — не совсем понятно. Те же «Спящая красавица» или «Щелкунчик» — детские спектакли, их надо начинать смотреть в раннем возрасте, чтобы прекрасное влияло на эстетические воззрения ребенка. Очень важно, чтобы он воспринимал музыку, движение, красоту, гармонию.

— Какие у вас планы после «Мойдодыра»?

— Планов много, есть несколько написанных спектаклей, готовых к реализации. Но сейчас «Мойдодыр» полностью поглотил мое сознание и я ни о чем другом думать не могу, про дальнейшие планы буду разговаривать только после премьеры. Я перфекционист, и для меня важно, чтобы постановка была реализована максимально. Я рад, что «Мойдодыр» ставится именно в Большом — я могу делать то, что хочу: пригласить художника, которого хочу, сделать декорации. Лучше пусть будет реже, но чтобы работало.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 11:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122101
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Корр. ИТАР-ТАСС Ольга Свистунова
Заголовок| В Большом театре отметят 90-летие "Мойдодыра" премьерой одноименного балета
Где опубликовано| ИТАР-ТАСС
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://www.itar-tass.com/c15/606467.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото ИТАР-ТАСС

Конечно, это совпадение, но весьма символичное. Так сложилось, что знаменитый "Мойдодыр" Корнея Чуковского пришел к читателям в декабре 1922 года, и вот теперь, ровно 90 лет спустя, он увидит свет рампы в новом спектакле, премьера которого состоится сегодня в Большом театре. Правда, хорошо знакомые с детства стихи о том, как "из маминой из спальни, кривоногий и хромой, выбегает умывальник и качает головой", тут скорее всего будут переосмыслены. Ведь в данном случае речь идет о балете.

Его ждали давно. Он появился еще несколько лет назад, став победителем конкурса на лучшее музыкальное произведение для детей, который был объявлен Большим театром и Союзом театральных деятелей России. Музыку к балету "Мойдодыр" сочинил известный композитор Ефрем Подгайц. Конкурс либреттистов выиграл 70-летний Геннадий Малхасянц, успевший, впрочем, написать только один акт /он умер, не дождавшись результатов первого тура/, так что композитору пришлось самому дописывать сюжет двухактного балета. Потом долго искали хореографа, которому можно было бы поручить столь ответственное дело - поставить спектакль для юных зрителей. Наконец, худрук балетной труппы ГАБТа Сергей Филин остановил свой выбор на 32-летнем солисте Мариинского театра Юрии Смекалове. Он, надо сказать, не только проявил себя как талантливый танцовщик, но и успешно выступает на балетмейстерском поприще. Свидетельством тому - награды, полученные в номинации "хореограф" на Х1 Международном конкурсе артистов балета и хореографов в Москве и УП Международном конкурсе балетмейстеров под патронатом Всемирного совета танца ЮНЕСКО в Новосибирске.

Однако в Большом театре начинающего хореографа ждал непростой дебют - ему предстояло впервые поставить полнометражный балет. И Юрий Смекалов не спасовал перед трудной задачей. Смело взявшись за работу, он во многом переработал сказку Чуковского, приблизив ее к новому времени. Так, в его сценарии появились девочка Чистюля и мальчик Замарашка, который по ходу балета из антисоциального грязнули и лоботряса превращается в нормального мальчишку. Есть среди действующих лиц и персонаж "маркизового происхождения" по имени Генерамылиус, являющийся предводителем армии Мойдодыра. А противостоит аристократу плебей Трубочист, которого хореограф охарактеризовал как главного злодея.

Известно также, что танцевать в спектакле будут Зубы во главе с Зубной пастой и Зубной щеткой и кордебалет Волос под эгидой Расчески. Экзотики добавят Крокодядя, Котобенок, Солдачисты. Примечательно, что главные партии исполнят примы, премьеры и первые солисты Большого, в числе которых Нина Капцова, Анастасия Сташкевич, Мария Александрова, Екатерина Шипулина, Андрей Меркурьев, Руслан Скворцов, Семен Чудин, Вячеслав Лопатин, Денис Савин, Артем Овчаренко и многие другие.

"Всего для "Мойдодыра" подготовлено три равноценных состава, - уточнил хореограф. - В балете занято примерно 90 артистов, для которых пошито около 140 сценических костюмов". Статистика действительно потрясает. Но еще больше покоряет наглядное впечатление, которое производит изобразительное решение спектакля, выполненное замечательным художником Андреем Севбо. За дирижерским пультом - маэстро Алексей Богорад. В общем, Большой театр подошел к созданию детского спектакля по-взрослому.

"До сих пор у нас был, пожалуй, лишь один детский балет - наш старожил "Чиполлино", - признал худрук балетной труппы ГАБТа Сергей Филин. - И нам очень хотелось пополнить репертуар новым оригинальным произведением для детей, потому мы особенно рады, что наша мечта сбылась".

И хотя жанр балетного "Мойдодыра" его постановщик определил как "молодежный триллер", он же при этом уверяет, что спектакль не будет травмоопасным для глаза подрастающего поколения. Согласно заключению ведущих психологов, он рекомендован для просмотра зрителям, начиная с шестилетнего возраста. Кстати, все свои сказки Корней Чуковский адресовал малышам от двух лет и старше. Что же касается самого писателя, то этот год для него юбилейный - исполнилось 130 лет со дня рождения выдающегося литератора. Так что премьера "Мойдодыра" пришлась вовремя.
© ИТАР-ТАСС
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 20, 2012 11:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122102
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Алексей Яблоков
Заголовок| Мочалкин пляс
Где опубликовано| Ведомости -Пятница 49 (331)
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/friday/article/2012/12/21/24921
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Спецкор «Пятницы» побывал на репетиции балета «Мойдодыр» в Большом театре



Парковка перед Большим театром оказалась размером с небольшое кладбище. «Поровнее станьте», — напутствовал меня режиссер автомобильного балета. Я встал как можно ровнее. Потом еще раз встал. В этот вечер я вообще был готов на все — лишь бы попасть на репетицию двухактного балета «Мойдодыр» (Новая сцена, вход с угла, подъезд № 5). Во-первых, премьера назначена на 21 декабря, а значит, создатели балета не только не боятся конца света, но и бросают ему вызов. Во-вторых, детских балетов Большой театр не ставил уже тридцать пять лет. В-третьих, и в главных, я читал либретто «Мойдодыра», вывешенное на сайте театра. Даже заучил некоторые отрывки наизусть. Например: «Все в восхищении от прекрасной девочки, а с мальчиком-грязнулей никто не хочет разговаривать. Только Крокодядя относится к нему с пониманием, поэтому Замарашка видит в нем своего друга. Делая вид, что на девочку не обращает внимания, сорванец бравирует своей чумазостью».

Я вошел в служебный подъезд № 5 и остановился между двумя металлоискателями. Пока размышлял, какой выбрать, мимо пролетела группа школьников, причем один все время танцевал, даже внутри рамки. Я пошел за ним.



Встреча с хореографом-постановщиком балета Юрием Смекаловым проходила в служебном буфете. Глядя на красиво жующих, широкоплечих людей, я подумал, что это явно заслуженные, а то и народные артисты. Один зычно попросил у буфетчицы каши. «Остались только вторые блюда», — ответила та с ударением на последний слог.

Юрий Смекалов пластично пил чай и рассказывал, на каких условиях он согласился приехать из Петербурга в Москву и ставить балет.

— Мне предложили постановку. Я прочитал либретто и сказал: «Странная история». Мне кажется, для сегодняшних детей, выросших на «Гарри Поттере» и «Властелине колец», она не совсем актуальна. Сегодняшние дети по-другому воспринимают советскую поэзию… В общем, я послушал музыку и сказал: «Я согласен, только если я сам перепишу либретто, сделаю свою сказку». Позвонил композитору, Ефрему Подгайцу, и говорю: «У вас такая классная музыка, могу ли я переписать либретто?» И он сказал: «Давайте попробуем».

Нового «Мойдодыра» Юрий писал целое лето. В результате получилось то, что сам он называет «молодежным триллером». Сценарий наводнили персонажи со сложными именами: Генерамылиус, Дождекаплики, Котобенок (кот-ребенок), Грязнуля-Толстуля и т.д. Впрочем, Юрий говорит, что лишь гиперболизировал суть стихотворения. Было видно, что он искренне восхищается автором.

— Чуковский — выдающаяся личность, которая сформировала сознание многих детей и их родителей. «Мойдодыр» — произведение, в котором отразилась и биография самого Чуковского. Что мы о нем знаем? Отец бросил семью до рождения сына, мать — полтавская крестьянка… Заметьте, что в «Мойдодыре» у мальчика нет папы, там есть Крокодил и Мойдодыр, в которых как бы проявляется образ отца. Крокодил — образцовый отец, — продолжал Смекалов. — Помните, там за героем мочалка гонится? Так он ведь ее сначала проглотил, то есть спас мальчика, а потом уже на него зарычал.

Впрочем, это детали. Главное, что Смекалов в своей трактовке «Мойдодыра» шагнул значительно дальше гигиенической морали.

— Когда у мальчика в 7-9 лет прорезаются творческие задатки, иногда хочется идти против правил, — объяснял он. — Главный герой балета Замарашка идет против социума. Он не умывается, это его протест.

Все, однако, меняет встреча с девочкой Чистюлей в Таврическом саду.

— Он предлагает ей дружбу, — увлеченно рассказывал Смекалов. — Но она в демонстративной форме отказывает. А он же с позицией! Снова протягивает ей руку. А она: «Ты что! С таким грязным? С ума сошел! Иди умойся!»

В дело включается Мойдодыр, благодаря которому Замарашка становится чистым и красивым. Протест, таким образом, проваливается, зато Чистюля протягивает герою руку.

— У вас получается либо любовь, либо нонконформизм, — заметил я.

— А в жизни так и бывает. Просто не каждый это понимает.

Мы отправились на репетицию. Шли бесконечными коридорами — то ли подземными, то ли надземными, понять невозможно. Прошли дверь с надписью «Раздевалка ЦО и ЭОС ХПЧ». По дороге спор продолжался. Я сказал, что Нуреев и Нижинский выбрали путь Замарашки и снискали мировую известность. Юрий возразил, что Нуреев умер от СПИДа, а Нижинский сошел с ума. Так что еще неизвестно, были ли они счастливы. И вообще, заключил хореограф: лучшее в жизни — это дети. А если ты не познакомишься с хорошей девочкой, их у тебя не будет. Такой вот балет.

Наконец мы пришли в зал. Оркестранты уже были в яме. Во втором ряду сидели худрук балетной труппы Сергей Филин и художник-постановщик Андрей Севбо. По проходу сосредоточенно прогуливался композитор Ефрем Подгайц с толстой партитурой под мышкой.

Свет погас. Дирижер взмахнул палочкой, и оркестр двинул мелодию — таинственное арпеджио: гонги, вибрафон, контрабасы. За занавесом оказался полупрозрачный экран, по которому мчались какие-то длинные белые нити. «Отличный видеоконтент», — сказал кто-то в темноте.

После видеоконтента открылись виды. Дело действительно происходило в Таврическом саду. Замарашка с родителями (отец — фотограф, мать — домохозяйка) пришел на прогулку. Мальчик был одет в матроску и белые штаны. Некоторое время он прыгал и вертелся, пока под нежную музыку на сцену не выплыла Чистюля. Ее тут же обступили восхищенные «прохожие». «Обалдели! — командовал из зала Юрий. — Рты раскрыли! Шире! Эрик, рот открой! Не стесняйся! Еще шире! Молодцы!»

Я смотрел на сцену и размышлял, что на месте постановщика добавил бы балету современных черт. Скажем, Грязь у меня бы появлялась завернутой в американские флаги. А по Таврическому саду прогуливались бы Уго Чавес и депутат Госдумы Екатерина Лахова.

Во второй картине на сцене возникла комната Замарашки — с перекошенными, непропорциональными стенами, гигантской кроватью, печкой и каким-то помостом. Из разных углов комнаты полезли, пробужденные к жизни, предметы. Проснулись Свечка и Самовар. Промчались через сцену гигантские Брюки. Из оркестровой ямы выскочил резиновый контрабас и, мелко семеня, побежал куда-то в кулисы. «Нет, давай еще раз! Сеня, еще раз!» — кричал контрабасу Смекалов, но тот, видимо, не слышал, потому что не вернулся. В довершение на сцену вывалился громадный Медведь и стал крутить головой, вызывая неуемное веселье в зале.

— За кулисами все лежат! — сообщил худрук балетной труппы, возникая у меня за спиной. — Это просто конец света. Главное только, чтобы до премьеры ничего этого в фейсбуках не появилось. А то за что люди пять тысяч платят? Каждый раз на те же грабли наступаем: все в сеть выкладывается, и начинают критиковать. Ты на премьеру приди, а потом уже скажи, что это плохо.

На сцене в это время кружились в танце Совок и Веник. Однако Смекалов остался ими недоволен. А тут еще куда-то задевалась Наволочка от Подушки. «Ну и где Наволочка?» — страдал Юрий.

— В «Икее», — тихо ответил худрук.

Мойдодыра выкатили из маминой спальни, в соответствии с каноническим текстом. Выглядел он, примерно как летательный аппарат из фильма «Кин-дза-дза», только сверху у него был приделан громадный душ с подсветкой. Композитор Ефрем Подгайц шепнул, что установил дома такой же. У Мойдодыра двигались руки и ноги — когда чтец в оркестровой яме произнес: «Если топну я ногою», гигиенический аппарат взмахнул всеми конечностями сразу. В зале зааплодировали.

В разгар репетиции оркестр вдруг в полном составе встал и вышел. Я принял это за находку постановщика, но выяснилось, это у них официальный перерыв, согласно профсоюзным нормативам.

— Ефрем Иосифович, — попросили композитора, — может, вы поиграете пока?

Подгайц залез в яму по узкой лест­нице, сел за пианино и заиграл. Играл он лихо, музыка, которая лилась из ямы, не имела ничего общего с нерешительным исполнением оркестра. Это была жесткая музыка со сложными размерами, синкопами и диссонансами. Ничего детского в ней не было, скорее это напоминало совместную работу Римского-Корсакова и Прокофьева, если бы оба вдруг наслушались Гершвина.

— Ваша музыка не похожа на дет­скую, — сказал я, когда объявили общий перерыв и композитор вылез из ямы.

— А что такое вообще детская музыка? — возразил Подгайц. — Для меня детские композиторы — это Бах, Моцарт, Шуман, Прокофьев. Потому что дети слушают и играют их с удовольствием. Я много работал с детским хором, знаю, что любят шестилетние дети: яркие, контрастные вещи. У меня в этом балете много необычных инструментов, — продолжал композитор, — два саксофона, например. Они играют в дуэте Трубочиста и Замарашки. Большая группа ударных — целых пять человек. Есть цуг-флейта, сирена, губная гармошка. А еще я очень люблю контрафагот. Прекрасный инструмент — совершенно непонятно, что он играет, но окраска замечательная! Вот сегодня выяснилось, что вариации для Самовара не хватает. Я потом допишу пару ноток, как раз для контрафагота.

Подгайц рассказал, что «Мойдодыра» начал придумывать еще в 1989 году — по заказу детского балетного театра. Наброски пролежали в столе до 2008 года, пока Большой театр и Союз театральных деятелей не объявили конкурс на лучшее произведение для детей и юношества. В результате «Мойдодыр» победил среди 89 представленных работ. Интересно, что в первом варианте либретто был любовный треугольник: Девочка, Замарашка и Чистюля (тоже мальчик). Девочка предпочла его Замарашке, но Чистюля оказался трусом.

После перерыва на сцену вылетел кордебалет Мочалок в розовых трико — да так, что зал застонал. «Может, нам написать на программках 16+?» — предложил Подгайц. Мочалки заулыбались, одна подмигнула. На авансцене трепетала главная Мочалка — заслуженная артистка РФ Екатерина Шипулина. Ею Смекалов остался очень доволен.

Впереди было еще много интересного — судя по либретто, на сцене должны были появиться Зубы, Волосы, Пожилой художник Репин, а также Поэт-Футурист и Молодая поэтесса. Подразумевалось, что это Маяковский и Ахматова. Смекалов объяснял мне, что в персонажах, помимо всего прочего, хотел воссоздать окружение Чуковского в 1920-е годы.

— Все-таки «Мойдодыр» довольно странный выбор для вашего театра, вам не кажется? — спросил я на следующий день у Анатолия Иксанова, генерального директора Большого.

Иксанов ответил, что вовсе не странный. Выбор произведения — продуманный шаг в развитии творческой политики театра.

— Это вопрос восполнения зрительской аудитории, — сказал Иксанов. — Мы должны растить и готовить юную публику.

И правда. Побывав на встрече штанов с художником Репиным, публика будет готова к чему угодно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 5:02 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 10:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122103
Тема| Балет, Юбилей, Бенефис, Премьера, Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Евгений Ю. Додолев,
Заголовок| Лиепа = бренд мировой
Где опубликовано| Московская правда
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://old.mospravda.ru/issue/2012/12/21/article34266/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Народный артист России & автор проекта "Русские сезоны ХХI века" Андрис Лиепа провел свой юбилейный вечер в Государственном Кремлевском Дворце. А бенефис Илзе Лиепа в преддверии юбилея танцовщицы прошел на Новой сцене Большого театра. В первом отделении состоялась российская премьера спектакля "Клеопатра - Ида Рубинштейн" (Андрис разглядел в сестре сходство с Идой, прославленной дилетанткой эпохи Серебряного века). Во втором отделении была показана "Пиковая дама" - балет Ролана Пети, за создание которого хореограф был удостоены Государственной премии России. В чествовании балерины приняли участие не только профессионалы, но и воспитанники Школы-студии Илзе Лиепа. В студии авторского проекта "ПРАВДА-24" (канал "Москва-24") с прославленным юбиляром побеседовал Евгений Ю. Додолев, которого Андрис Лиепа научил фирменному "большовскому" приветствию.

I. Русские сезоны XXI века

- "По-большовски" - это вот так. "Крабы". "Большовские крабы".

- Понятно. Откуда это? Когда это рукопожатие возникло?

- Такое братство есть артистическое: ребята, с одной стороны, соперники, как спортсмены, а с другой стороны, все равно все работают один за другого, даже если какая-то травма, один должен за другого "входить" прямо в спектакль. Если что-то случается, обязательно есть дублер, как в космосе, если что-то там не то, то сразу же дублер выходит, и поэтому вот такие крабы, это как бы ты передаешь свою энергию своему другу, чтобы он выступил не хуже, чем ты.

- А известно, когда это возникло, в XIX веке, в прошлом, когда?

- Это возникло, когда я работал в Большом театре, начиная с восьмидесятого года прошлого века. Значит, уже прошло 30 лет.

- То есть это ваше ноу-хау?

- Мы учились у Александра Александровича Прокофьева, такой был замечательный педагог. И он как-то так нас сумел сплотить. Мы часто к нему ездили, артисты разных поколений. Когда выходили на сцену, у нас такое было "свое", а сейчас я уже режиссер, ставлю концерты, спектакли, и я перед спектаклем обязательно подхожу к артистам и говорю: "Наши в городе".

- А кто назвал это "крабами"?

- Я назвал.

- 27 ноября в Кремле прошел концерт, посвященный...

- Юбилею.

- Значит, вот чего я не понимаю. 50 лет исполнилось 6 января. А отмечаем мы в конце ноября, то есть почти спустя год. Почему так?

- Мой день рождения действительно накануне Рождества, в Сочельник рождественский мама родила меня. Так получилось, что сцена Кремлевского Дворца для меня не просто сцена. Это сцена, на которой я впервые оказался в роли артиста балета. Я поступил в хореографическое училище в подготовительную группу, был поставлен балет, который назывался "Школьный двор". И я посмотрел по своим запискам, в 1971 году я впервые вышел на сцену Кремлевского Дворца съездов. Это была школьная постановка московского академического хореографического училища, "Школьный двор". Зрительный зал Государственного Кремлевского Дворца вмещает до шести тысяч зрителей, там большая сложная сцена...

- А сцена, коллеги ваши говорят, очень неудобная, она там скользкая, неуютная, с какой-то энергетикой нехорошей.

- Жень, сейчас скажу. С девяти лет я выступаю на этой сцене. Наверное, она сложная. Но она настолько для меня родная, потому что я танцевал свою первую "Коппелию" на этой сцене, я танцевал там "Золушку" с Максимовой Екатериной Сергеевной, "Макбета" Васильева, "Жизель" свою первую танцевал именно в этом театре. Это была вторая сцена Большого. Поэтому у нас один день спектакль шел на сцене Большого театра, а второй день - на сцене Кремлевского Дворца. В настоящее время с "Кремлевским балетом", с Андреем Борисовичем Петровым, его художественным руководителем, мы делаем проект, который называется "Русские сезоны XXI века". Шесть лет подряд мы реально рождаем новые спектакли - очень красивые ремейки того, что было у Дягилева.

- Я, конечно, могу просто взять сейчас прочитать, что там было в программе, но я предпочел бы все-таки из первоисточника услышать.

- "Русский танец" подготовили для победителя конкурса детского благотворительного фонда "Андрюша" из Челябинска. Был показан фильм "Танцует Андрис Лиепа". В первом отделении представлен балет "Шехерезада" Римского-Корсакова (именно "Шехерезада" была восстановлена Андрисом Лиепой в 1993 году, он стал украшением гастрольных турне "Русских сезонов ХХI века". - Е.Д.), и я сам вышел на сцену в образе Шахрияра. Выступили моя сестра Илзе и Николай Цискаридзе, а также артисты театра "Кремлевский балет". Дягилев когда-то вывез "Русские Сезоны" на Запад и тем самым "пробил окно в Европу" для русского искусства. Я же в начале XXI века решил, что эти спектакли нужно вернуть, они принадлежат России, хотя и были сделаны для Франции. Начало XX века у нас ассоциируется с прорывом, который совершил Дягилев в Париже, а мы этот проект везем на Урал. Да, так случилось, что я мечтал всю свою жизнь вернуть на русскую сцену фантастический спектакль из Дягилевского репертуара с декорациями Бакста, с хореографией Михаила Фокина, который называется "Шахерезада" на музыку Римского-Корсакова. Наверное, это одна из самых запоминающихся мелодий. Человек, который ничего не знает про музыку, но слышал эту знаменитую мелодию, уже её не забудет. Её даже использовали в "Кавказской пленнице" - та, та-да, та-да, да... (напевает)

- Это оттуда, да?

- Да, это оттуда как раз мелодия. И мне кажется, этот спектакль очень любим. Я этот спектакль поставил на сцене Кировского театра. Это теперь Мариинский театр, а тогда это был Кировский театр, это был 93-й год прошлого века. И вот практически 20 лет он не сходит со сцены Мариинки. Сейчас этот спектакль идет в "Кремлевском балете". Мы с Георгием Георгиевичем Саакяном планируем новую постановку в следующем сезоне - "Золотой петушок", но очень хотел бы, чтобы "Шахерезада" тоже шла, и дети приходили и смотрели сказку с фантастическими декорациями Бакста. Там уже идут "Петрушка" и "Жар-птица" с Головиным и Бенуа в постановке Фокина. Это великолепные, красивые спектакли, очень хочется, чтобы наши зрители видели их.

Когда-то мы делали фильм, который называется "Возвращение Жар-птицы", снимали на Мосфильме, и мне пришлось там выйти в роли Шахрияра, снимал это все Павел Тимофеевич Лебешев, совершенно фантастическая была история в моей жизни. Я запросил костюмы из Кировского театра, дирекция пошла мне навстречу. Очень благодарен Петру Михайловичу Шаболтаю, генеральному директору Кремлевского Дворца, который дал нам эту дату, дата очень хорошая - перед Рождеством, перед Новым годом, потому что год-то юбилейный.

- Прозвучала фамилия Цискаридзе. Я не могу не зацепиться за это и не узнать - говорят же, он будет директором. Вы считаете, он подходит для этой роли?

- Ну слушайте, Коля - самый удивительный персонаж в нашем балетном мире.

- В смысле?

- Во всех смыслах. Он образован, он профессионален, у него есть какие-то идеи. Я просто знаю, что в течение пяти лет балетом в Париже руководил Рудольф Нуреев, тоже очень непростой персонаж. Это лучший период в истории "Гранд-опера". То есть честно скажу, я не против того, чтобы Николай попробовал себя на другом поприще. Я ему очень доверяю как профессионалу, как человеку, который проработал в Большом театре всю свою жизнь, поэтому, если ему понадобится, я его поддержу и помогу.

II. Perestroika Kid

- Вы упомянули Рудольфа Нуреева. Насколько я помню, вы рассказывали, что встреча с ним в Париже перепахала вас, то есть вы поняли, что советский балет на самом деле в чем-то отстает.

- Ну, сейчас это, наверное, не так актуально, как это было в 90-е годы прошлого столетия. А я с ним познакомился в 1986 году в Париже на гастролях с труппой Большого театра. Нам тогда даже не разрешали подойти к Гранд-опера, которой он руководил.

- Да ладно!

- Да, я попросил разрешение у директора балета, он пригласил на премьеру его "Золушки". Мне сказали: если ты даже близко подойдешь к этому театру, тебя тут же депортируют из Франции, и ты больше никогда никуда не выедешь за рубеж. Поэтому пришлось встречаться нелегально. Знакомые организовали встречу после его генеральной репетиции у него дома на набережной Сены. И конечно, эта встреча стала какой-то судьбоносной. Потом я танцевал его "Лебединое озеро" в Гранд-опера. Он был, конечно, обижен, что я уехал в Америку и работал у Барышникова два года. Существует такая ревность между руководителями крупных компаний. Но мне кажется, что сегодня все, что могу, делаю для того, чтобы память о Нурееве оставалась на должном уровне. Следующий год его - юбилейный, 75 лет. Мы сделали очень хороший фильм о нем, двухсерийный. И я в этом фильме ведущий.

- Вы ведь были первым, по-моему, советским танцовщиком, которого отпустили работать в Штаты. Это было официально, потому что остальные уезжали ценой потери гражданства.

- Да, да, это было совершенно фантастически. Михаил Барышников, принимая меня на работу, сказал: Андрис, я очень хочу, чтобы ты у меня работал, только не хочу проблем с Советами, он так тогда сказал. Я ответил: Миш, я сделаю все, чтобы этого не было. И так получилось, что я женился на американке, и у меня был официальный повод попросить разрешения на работу в Соединенных Штатах. И вот тогда впервые в 89-м году мне дали разрешение, знаете, тогда же ставили выездные визы, и мне поставили многократную выездную визу, такая же была у пианиста Виардо, он работал во Франции, и у меня, который работал в Америке. Так что в Соединенных Штатах, когда я приехал, в заголовках газет меня называли Perestroika Kid, то есть "дитя перестройки".

- Я в Facebook'е попросил, чтоб мне накидали вопросы для вас. Вот такой вопрос. "Русские сезоны" сделали потрясающий спектакль "Павильон Армиды" на музыку забытого композитора Черепнина. Спектакль один раз показали в Москве и теперь катают только за границей. Что с этим спектаклем дальше?

- Дело в том, что Москва - очень дорогой город для того, чтобы получить площадку. И практически репертуарные театры не дают эти площадки. Вот в прошлом году мы показали "Павильон Армиды" три раза в Михайловском театре в Санкт-Петербурге. Провезли его по десяти городам России. Так что "Павильон Армиды" видели не только в Москве, видели в Екатеринбурге, Перми, Челябинске. "Павильон Армиды" - это очень большой, крупный спектакль с декорациями Александра Бенуа, восстанавливала его Анна Нежная (они у нас лежат в хранилище, поэтому существуют). И на сегодняшний день просто нет такой возможности - ездить по России. Если появится такая возможность - мы задумали фестиваль Дягилева - если он получится, то мы, конечно, возвратим спектакль в репертуар. Он не показывается в Москве просто по объективным причинам. Сейчас мы представили премьеру Илзиного творческого вечера с "Кремлевским балетом" на сцене Большого театра.

III. Дела семейные

- Да. Но ведь Илзе Лиепа - молодая мама сейчас, у вас племянник или племянница?

- Племянница Надежда. Это надежда русского балета и семьи Лиепа.

- Она тоже будет Лиепа, то есть возьмет мамину фамилию?

- Вы знаете, нет. Она Паулюс (Владислав Паулюс - супруг моей сестры). Но, может, она будет Паулюс-Лиепа. Илзе вышла замуж за литовца, а я - латыш.

- Да, я знаю.

- Получилось так, что я родился в Москве, и родители меня отправили в Ригу, на три года.

- Я перебью. Мама русская у вас?

- Мама русская, да, драматическая актриса Маргарита Жигунова, которая очень долго работала в театре Пушкина, это тот, который напротив "театра имени Дантеса". Когда построили новый МХАТ, он такой был страшный и мощный напротив маленького театра Пушкина, и все говорили, что это театр имени Дантеса построили. Отец приехал в Москву и стал первым европейцем, как в документальном фильме сказал Михаил Леонидович Лавровский, его друг и соратник, с которым он много танцевал: "Ну что вы, это был первый европеец в Большом театре". Марис действительно приехал с каким-то своим отношением, с каким-то лоском, с подачей, с возможностью по-другому общаться с партнершами. Он всегда им дарил цветы, всегда поздравлял их с днем рождения. Это выглядело очень элегантно и красиво. Вот. Ну и Латвия для меня стала таким homeland, то есть второй родиной. Я знаю латышский язык, у меня есть латышское гражданство. Действительно была принята такая поправка к конституции - Гидон Кремер имеет двойное гражданство.

- В конституции латвийской поправка, да?

- Да. Потому что она не подразумевает двойного гражданства. Теперь, значит, у Гидона Кремера есть и у меня.

- То есть исключение было сделано только для...

- Да, я получил "Орден трех звезд". Кстати, это был такой удивительный момент, пять лет назад мне его вручили и вручали одновременно с Вией Артмане, замечательной латышской актрисой. Я ее видел тогда последний раз, через некоторое время ее не стало. Уникальная женщина! Как-то так получилось, что и отец, и Вия Артмане были народными артистами СССР.

- Вот именно, она советской актрисой была, да.

- То есть они вышли за рамки латышского, если так можно выразиться, пространства и стали героями сначала Советского Союза, а потом и мирового кинематографа и балета.

- Ну, а националисты вас не считают перебежчиком, кремлевским соловьем, бла-бла-бла, разве не относятся вот так вот?

- Наверное, кто-то свои мысли на этот счет имеет. Но все, что возможно хорошего для Латвии, мы делаем. Мы обязательно ездим туда на русский сезон, каждый год делаем вечер, посвященный Марису. Планируем открыть памятник, посвященный отцу.

- А где будет памятник?

- Рядом с Театром национальной латвийской оперы нам нашли очень красивое место. В принципе, Сейм и городская дума это утвердили.

- А кто автор?

- Устроили конкурс международный на лучший проект. И сейчас рассматриваем работы...

- То есть еще не определились, да?

- Первый этап нам не очень понравился, мы продолжаем.

- Когда вы говорите "мы", вы имеете в виду себя, сестру?

- Фонд Мариса Лиепы...

- Ну а в Фонде кто, кроме вас?

- Илзе.

- Ну да, вы и сестра.

- Да. А еще есть латышский Фонд Инары и Бориса Тетеревых, который нам помогает, так что мы двумя фондами это осуществляем. Ну и нам очень помогает театр, Андрис Жагарс, мой тезка, очень известный режиссер латышский и директор оперного театра. На самом деле человек, который работает в театре, может быть и режиссером, и руководителем театра, если у него на это хватает времени и какой-то ментальности. Директором надо родиться. Стать им просто так нельзя.

IV. Травмы & рефлексы

- По-моему, вашими усилиями доска памятная в честь отца...

- Это благодаря Владимиру Викторовичу Васильеву, директору Большого театра, он помог нам, и это было ходатайство посла Латвии Яниса Петерса. Тогда совместно две организации подали прошение Юрию Михайловичу Лужкову, и это была такая очень красивая акция - открыли на доме мемориальную доску. А там еще есть доска Екатерины Васильевны Гельцер, первой народной артистки РСФСР, Качалова и Леонидова - это звезды МХАТа. Дом специально для артистов построил Щусев. У каждого артиста было по этажу. Сейчас я живу в бывшей квартире Гельцер. Так она мне по наследству перешла. Я родился в 1962 году, а ее не стало в том же году, детей у нее не было, квартира перешла в Большой театр, в его фонд, потом апартаменты передали отцу.

- А кто в те времена решение принимал, кому какая квартира пойдет?

- Ну так как у Гельцер не было наследников, квартира пошла в фонд Большого театра. И так как она была очень большая, ее разделили на двоих: Марису Лиепе и Александру Копылову, дирижеру Большого театра. Потом мне удалось откупить вторую половину, и теперь вся квартира наша, она стала мемориальной.

- Понятно. Это, наверное, любимое место в Москве? Какие вообще в Москве есть любимые места?

- Я обожаю Ленинские горы: мы с отцом каждый день практически, когда он был в Москве, выезжали туда. Так что сейчас там я с дочкой Ксюшей катаюсь, она - на роликах, на самокатах, я люблю скейт: отец мне купил когда-то скейтборд, первый в Москве, ни у кого такого не было, я по улице Нежданова, это теперь Брюсов переулок, съезжал до Консерватории.

- Но это же травматичный очень вид спорта, все-таки при вашей профессии...

- Женя, мне 50 лет, я ни разу ничего не сделал себе плохого на доске. А вот моя профессия очень травматична, и действительно была травма серьезная в 92-м году: я разорвал крестовидную связку. Но это балет. У нас практически у всех очень серьезные травмы.

- Но сейчас ведь совсем другая медицина, не такая, которая была, ну скажем, 20 лет назад, сейчас всякие титановые заменители костей...

- Жень, травма получается не только физиологическая, но она ментальная. Ты начинаешь бояться на сцене делать то, что ты делал совершенно запросто. А когда этот страх появляется, как и у спортсмена... а вы когда-нибудь видели травмированного спортсмена, который первый раз вышел на игру после больницы. Он бегает и боится, что кто-нибудь сделает подкат, и он опять попадет на операционный стол.

- Это на уровне рефлекса, это даже не из головы.

- Это что-то такое, инстинкт самосохранения, наверное. И я сделал операцию, но мне сказали, что гарантию никто не дает: то есть это не значит, что вы на сто процентов восстановитесь и никогда у вас больше ничего подобного не будет. Я перешел на режиссерскую работу. С 32 лет я начал заниматься режиссурой. И знаете, есть такое выражение у нас: десять лет ты работаешь на имя, потом имя начинает работать на тебя. Я проработал в балете очень много, десять лет работал на свое имя балетное, а потом начало имя работать на меня. И вот точно так же в режиссуре. Теперь уже имя работает на меня, и, например, несколько лет назад я поставил очень хорошую оперу на сцене Театра Галины Павловны Вишневской, подарил ей к дню рождения "Евгения Онегина". В прошлом году мы эту постановку вывозили на ее юбилей в Париж и в Театре Кардена показывали. Очень красивая постановка.

- Вы знаете, имя-то вы себе сделали, но имя вашего отца уже работало на вас, когда вы родились. А имя Лиепа, оно работало на страну всегда. Я сейчас говорю не про Латвию, я говорю про Державу, и имя это великое работало на отрасль, на балет.

- Это очень большая ответственность, Жень. Вот когда вы сказали, вот сейчас, вы сейчас нагрузили...

- Я нагрузил?

- Нет, просто если бы мы родились в простой семье, может быть, путь наш был бы гораздо проще. У меня никогда не было комплекса "сына знаменитого отца". Я сознавал, что на меня всегда будут смотреть с повышенным вниманием. Это заставляло меня выкладываться не на сто, а на двести процентов. На мне до сих пор лежит двойной груз. Просто пробиваться самому и делать что-то от себя лично иногда бывает проще, чем нести бремя ответственности всей семьи.

- Вы честь бренда "Лиепа" никогда не уроните, уверен. Успехов!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Дек 23, 2012 7:30 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 21, 2012 10:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012122104
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Новости культуры
Заголовок| Детский триллер на сцене Большого театра
Где опубликовано| Телеканал Культура
Дата публикации| 2012-12-21
Ссылка| http://tvkultura.ru/article/show/article_id/70464
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



На новой сцене главного театра страны – парад чайников, трещоток и мочалок. Сегодня здесь «чистая» премьера – балет «Мойдодыр», поставленный по одноименной сказке в стихах Корнея Чуковского. Композитор Ефрем Подгайц, чья музыка легла в основу постановки, считает, что писать для детей надо также как для взрослых, только гораздо лучше. На генеральном прогоне музыкального триллера побывала съемочная группа «Новостей культуры».

Футуристичный, великий и ужасный – умывальников начальник и мочалок командир на сцене Большого. Юрий Смекалов, солист Маринки, в прошлом ученик Бориса Эйфмана, создал не просто детский балет – молодежный триллер.

«Страх только для того, чтобы было понятно, по какой причине Замарашка переоценивает всю ситуацию, переоценивает свою позицию в обществе, – поясняет Юрий Смекалов. – И по какой причине он хочет измениться к лучшему».

Смекалов или, как его теперь прозвали «доктор Смекалиус», переписал сказку заново. Хотел удивить ребенка в себе. Из сюрреалистических фантазий родился Котобенок, трехметровые бегущие штаны, контрабас, выпрыгивающий из оркестровой ямы, танцующие Зубы и кордебалет Волос под предводительством Расчески.

Четыре картины с эпилогом на ноты переложил Ефрем Подгайц. Автор семи опер для маленьких, за балет взялся впервые. «Мойдодыра» переписывал дважды, увлекся ударными.

«Их очень много разных инструментов, – отмечает композитор. – Их больше двух десятков, и даже пришлось Большому театру специально для исполнения этой партитуры заказывать некоторые инструменты, которых в арсенале оркестра еще не было».

Теперь есть – губная гармоника, сирена и флексатон. Под стать новым звукам и новая линия, практически любовная: мальчик Замарашка не только становится чище, но и добивается благосклонности Чистюли. Самый правильный образ достался приме Нине Капцовой.

«Мне хотелось, какую-ту яркость в ней показать, какую-то индивидуальность, возможно, она не просто аккуратистка, не просто поучает, – рассказывает Нина Капцова. – А тоже заинтересована в дружбе с этим мальчиком Замарашкой».

Семен Чудин готовился к «Мойдодыру» в перерывах между «Жизелью» и «Аполлоном Мусагетом». Детского балета ждал, как испытания. И сложнее, и интереснее. За пару часов превратит Замарашку из уличного танцора в классического премьера.

«Из оригинального, рэпперского брейкданс-характера нужно было потом перерождаться в классического принца аккуратненького, в Чистюлю, – говорит Семен Чудин. – Это была главная задача хореографа, показать именно это перерождения».

Кристина Кретова, как и многие, на репетициях плакала от смеха и не жаловалась на тяжесть костюма. Исполняет партию главной мочалки, правой руки Мойдодыра.

«Я не помню, чтобы так работал коллектив, – признается Кристина Кретова. – Слаженно, дружно весело, задорно. Мне очень нравится».

Последний раз спектакль для столь маленьких зрителей в Большом ставили больше 30 лет назад. Поэтому к делу подошли с недетской серьезностью. 10 главных партий, три состава исполнителей и девяносто артистов на сцене. Авторы и танцовщики уверены – экспериментальный балет-фантазию самые главные зрители точно оценят.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 6 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика