Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 12, 2012 5:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121208
Тема| Балет, МАМТ; Персоналии, Сергей Полунин
Авторы | Александра Мартынова
Заголовок| Сергей Полунин: "Новый год - это самый веселый праздник"
Где опубликовано| Телеканал Культура
Дата публикации| 2012-12-12
Ссылка| http://tvkultura.ru/article/show/article_id/69362
Аннотация|ИНТЕРВЬЮ



Победителя телевизионного конкурса «Большой балет», премьера Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Сергея Полунина на сегодняшний день с уверенностью можно назвать одним из самых востребованных молодых артистов балета. Его график расписан на несколько месяцев вперед. Он плотно занят в Москве, выступает как приглашенный солист в Новосибирском театре оперы и балета, в ближайшее время планируется его триумфальное возвращение на сцену лондонского «Ковент-Гарден», где он должен танцевать «Маргариту и Армана» вместе с прима-балериной Тамарой Рохо. Кроме того, Полунин не оставляет мысли о съемках в кино… Одним словом, некогда думать об отдыхе. И все же в жизни любого человека должно быть место празднику. Бросив все дела и репетиции, Сергей приехал на съемки новогоднего вечера канала «Россия К», чтобы в очередной раз порадовать телезрителей своей безупречной манерой исполнения уже полюбившихся многим номеров. Атмосфера всеобщего веселья, которая царила в Московском международном Доме музыки, захватила абсолютно всех участников съемочного процесса.

- Сергей, для новогоднего выступления вы подготовили номер «Буржуа» хореографа Бена ван Кавенберга и вариацию из балета «Коппелия». Насколько вам тяжело исполнять фрагмент, вырванный из контекста спектакля?

- Легче, конечно, танцевать в спектакле, потому что там сначала идет па-де-де. То есть ты уже не волнуешься, выходишь с разогретыми мышцами, с подготовленной к работе головой и свободно плаваешь. А здесь, конечно, надо настраиваться буквально в секунду. Ну а номер «Буржуа» я, если честно, вообще не готовил. Мне только вчера сказали о том, что я буду его танцевать, так что это была первая репетиция после съемок «Большого балета».

- Как вы считаете, эти номера подходят для новогоднего праздника?

- «Коппелия» точно подходит. Я вообще думаю, что она должна идти в репертуаре именно в декабре – это такой праздничный балет. И «Буржуа» – тоже веселый, с алкоголем, шампанским…

- А как вы сами будете отмечать Новый год?

- Буду пить, курить (смеется)… Не знаю пока, у меня еще тут сзади сидит проверка (показывает на сидящего неподалеку художественного руководителя балетной труппы Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Игоря Зеленского, - прим. ред.).

- Да в Куршавель он поедет отдыхать! - мгновенно реагирует Зеленский.

- А, да? Спасибо! – отзывается Полунин.

- Поздравляю, отличная перспектива! А что вы можете пожелать зрителям телеканала «Культура» в Новом году?

- Это самый веселый праздник, и пожелать я могу только счастья, здоровья, любви и каких-то невероятных сюрпризов в жизни! А по поводу самого канала «Культура» хочу сказать, что я очень часто его смотрю. Иногда, переключая кнопки, вдруг нахожу что-то интересное и только потом обращаю внимание, что это именно «Культура». Вы мой любимый канал, правда!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 13, 2012 9:00 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 12, 2012 10:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121209
Тема| Балет, про­ект «Боль­шой ба­лет»; Персоналии,
Авторы | Игорь СТУПНИКОВ
Заголовок| После бала
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2012-12-13
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10294621@SV_Articles
Аннотация|

В течение семи воскресных вечеров, с 21 октября по 2 декабря, а затем и в минувшее воскресенье любители хореографии были прикованы к экранам телевизоров: телеканал «Россия – Культура» представлял свой проект «Большой балет».


Одна из пар-победителей – Анна Тихомирова и Артем Овчаренко (Большой театр).

В проекте были задействованы лучшие театры страны – Большой, Мариинский, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, театры оперы и балета Казани, Екатеринбурга и Перми. Участниками стали семь пар артистов в возрасте от 18 до 26 лет, которые прошли предварительный отбор. Для постановки новых номеров были приглашены признанные хореографы – от лондонца Акрам Хана до екатеринбуржца Вячеслава Самодурова. Программа каждого вечера включала самые разнообразные номера – по жанру, по времени создания, по эмоциональному настроению.

Жаль, что дирекция и организаторы проекта не прислушались к совету хореографа Аллы Сигаловой. У нее была логично выстроенная концепция: один тур посвятить классике, другой – балетам дягилевской антрепризы, третий – классике ХХ века, четвертый – современной хореографии и т. д. Все исполнители были бы в равных условиях. Отказавшись от этого замысла, организаторы проекта поставили жюри во главе с Дианой Вишневой в затруднительное положение.

Как, к примеру, сравнивать танцовщиков, исполняющих классический дуэт из балета «Баядерка» Петипа, с их коллегами, погруженными волей хореографа Акрам Хана в мир «медитации души» с ярко выраженной пластикой индийского танца? Программа вечера превращалась в коктейль стилей, терялся критерий оценок. Во время обсуждения и выставления оценок в жюри разгорались нешуточные страсти.

Возникали и парадоксальные ситуации: члены жюри высказывали исполнителю ряд серьезных замечаний, но общая оценка оказывалась, к удивлению зрителей, много выше, чем можно было предполагать. Создавалось впечатление, что никто никого не хотел обижать. Электронный способ голосования способствовал бы более объективной системе оценок.

Снимать балет для телевидения – особое искусство. Показывать танцующих исполнителей сверху бессмысленно, зритель видит лишь их макушки; ничего не добавляют эстетическому восприятию номера отдельно снятые крупным планом пуанты. Во многих случаях грешило световое оформление, проекции на задний план, нередко безвкусные, мешали рассмотреть исполнителей, чьи костюмы сливались по цвету с общей гаммой оформления.

Уже после первых туров стало ясно, что в репертуаре фестиваля лидирует классика: Петипа, Бурнонвиль, Фокин, Пети – именно в их сочинениях наиболее ярко раскрылись дарования молодых танцовщиков. Задолго до финала победу пророчили Ольге Смирновой, воспитаннице Академии Вагановой, а ныне – солистке Большого театра. Пророки не ошиблись: Смирнова удостоена звания «лучшая балерина». Танцовщица выступила в жанрово ограниченном репертуаре, ее козырной картой стали сцены из балета «Баядерка», где она проявила филигранную технику и красоту линий. Но танцевала балерина слишком холодно, лишь обозначая чувства своей героини, почти геометрически точно выверенный рисунок роли не был согрет внутренним теплом.

По итогам sms-голосования лучшей балериной стала Кристина Шапран из Музыкального театра им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко, тоже вагановская выпускница, танцовщица изящная и трепетная. Очаровали ее хрупкая, неуловимая Сильфида, драматичная в своей любви Маргарита Готье, исполненная страсти Манон. В классическом репертуаре сверкал недюжинный талант Сергея Полунина из того же театра, по праву завоевавшего звание лучшего танцовщика. Звания «лучший дуэт» удостоены две пары исполнителей: Анна Тихомирова и Артем Овчаренко (Большой театр) – самобытные танцовщики, смело осваивающие разнообразный репертуар – от драматизированного дуэта из «Ромео и Джульетты» до острой хореографии модерна; артисты из Пермского театра оперы и балета Ксения Барбашева и Александр Таранов стали вторым «лучшим дуэтом» по решению Дианы Вишневой, имеющей право дополнительного голоса как председатель жюри.

Мариинский театр выступил в проекте более чем скромно. В конкурсе участвовал всего один его танцовщик – Андрей Ермаков, числящийся в табели о рангах вторым солистом. До начала съемок случилось неожиданное: партнерша Ермакова Оксана Скорик отказалась от участия в проекте, предоставив своему партнеру самому выбираться из сложной ситуации, что могло бы повлечь за собой полную смену репертуара. Положение спасла балерина Мариинского театра Виктория Терешкина, отрепетировав с Ермаковым весь дуэтный репертуар (сама Терешкина, по условиям конкурса, принимать в нем участие не могла).

Удивило равнодушное отношение руководства Мариинского театра ко всему происходящему. Прежде всего возникает вопрос: почему лишь одну пару подготовили к такому заметному имиджевому конкурсу, почему не позаботились о «запасном варианте»? Слишком заняты гастрольными поездками, которые длятся месяцами? Почему выбор пал именно на Ермакова и Скорик? В составе труппы, изобилующей талантливыми танцовщиками, можно было найти пару солистов и посильнее.

Загадочные отношения складываются последнее время между Академией им. Вагановой и Мариинским театром. Академия ежегодно выпускает немало одаренных танцовщиков, которые, как ни странно, не стремятся в Мариинский театр, предпочитая ему Михайловский, труппу Бориса Эйфмана или московские театры. Расстояние между столицами невелико, и слухи о вагановских талантах распространяются очень быстро.

Летом 2011 года на выпускные спектакли академии приехали главный балетмейстер Большого театра Сергей Филин и репетитор Марина Кондратьева с явным намерением увезти в Москву одну из ярких выпускниц – Ольгу Смирнову. «Тяжба» между Мариинским и Большим закончилась победой Большого. А вслед за ним еще одну звездочку – Кристину Шапран забрал в столицу Московский театр им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Чем московские театры привлекли юных петербурженок? Разнообразием репертуара, большим количеством премьер, возможностью работать с целым рядом российских и зарубежных балетмейстеров, условиями труда? Вероятно, всем этим.

Так или иначе, но телевизионный проект показал, что в области балета на берегах Невы не все так благополучно, как нам бы хотелось.

ФОТО с сайта www.tvkultura.ru


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:02 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
NOVODEVIS
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 18.04.2010
Сообщения: 7166

СообщениеДобавлено: Ср Дек 12, 2012 11:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121301
Тема| Балет, Персоналии, Джой Аннабель Вомак
Авторы | -------
Заголовок| "Русская душа - это тонкая вещь"
Где опубликовано| BEAUTY metro №9 (69)
Дата публикации| 2012-12-13
Ссылка| http://issuu.com/metro_russia/docs/20121203_ru_metro-beauty/17
Аннотация| монолог балерины

Личное дело:
Джой Аннабель Вомак родилась 20 апреля 1994 года в Беверли Хиллз.
Стала первой американкой, закончившей русский курс Академии Большого театра.
Гран-При мирового балетного конкурса YAGP-2012.
В России - с 2008 года.

"Когда мне было 12 лет, я на YouTube просматривала видеоуроки балета, так как занималась им у себя дома, в Америке. И нечаянно наткнулась на передачу "Билет в Большой" российского телеканала "Культура". Из того, что там говорили, я не поняла ни слова, но отрывки с танцами Наталии Осиповой и Светланы Захаровой меня потрясли. Я не могла отвести глаз. Такая экспрессия, артистичность, техника, гибкость, свобода! Такого я еще не видела! Я стала искать видео с другими танцовщицами Большого театра, и все они были прекрасны. Мне ужасно захотелось научиться танцевать так же, как они. Но, конечно, я и мечтать не могла оказаться на сцене Большого в качестве балерины.
Вскоре я стала учиться в Кировской академии балета в Вашингтоне - школе, похожей на Вагановское училище. И вот однажды на обычном открытом уроке ко мне подошли и сообщили, что меня приглашают продолжить обучение в Академии Большого театра. Это было что-то невероятное, я не могла поверить в то, что судьба подарила мне такой шанс. При этом в Академии есть специальный курс для иностранцев, но меня взяли именно на русский курс. Я стала первой американкой за всю историю театра, которая окончила русский курс, и первой в истории театра иностранкой, станцевавшей главную партию в выпускной постановке Академии.
Так как я училась на русском курсе, то и педагоги ко мне относились как к русской ученице: на меня могли накричать, унизить, ударить. В первое время это, конечно, шокировало. В Америке такой педагог имел бы огромные проблемы. Но постепенно я осознала, что должна быть благодарна именно за такое отношение к себе: чем больше меня ругают и кричат на меня, тем я становлюсь сильнее, опытнее. Я поняла, что балерины, которые изначально восхитили меня на YouTube, они получились и балгодаря такому воспитанию тоже. В балете не должно быть лояльности. Педагог может добиться от ученика гораздо больших результатов, не опасаясь разгневанных родителей.
В России не существует личного пространства, а в Америке оно свято. Когда я только приехала в Москву, жила в общежитии Академии. Однажды, вернувшись раньше обычного с урока, я застала в нашей комнате воспитательницу. Она рылась в моем шкафу. У меня даже дыхание перехватило: "Что вы делаете? Это же мои личные вещи!Так нельзя!" Но она спокойно мне заявила, что она воспитатель и миеет полное право делать все, что захочет.
После первого года обучения мы готовились к торжественному вечеру в Большом, очень много репетировали, и в какой-то момент у меня стала ужасно болеть нога. Но я узнала, что в этот вечер с нами на сцене будет танцевать Наталия Осипова, и решила, что никакая травма меня не остановит, я не допущу, чтобы кому-то досталась моя роль. Ко дню выступления нога разболелась невыносимо. Мне сделали искусственную заморозку, и я пошла танцевать. Когда делала арабеск, почувствовала в ноге такую боль, какую не испытывала ни разу в жизни. За кулисами я обливалась слезами, но вынуждена была снова и снова выходить на сцену. После выступления меня отвезли в больницу, и выяснилось, что я танцевала с переломом".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 13, 2012 9:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121302
Тема| Балет, БТ, Бенефис Илзе Лиепа; Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Бенефис Илзе Лиепа не обошелся без нового балета
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 2012-12-13
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/7132181/kleopatru_potrevozhili_zrya
Аннотация| БЕНЕФИС

Бенефис Илзе Лиепа прошел на Новой сцене Большого театра. Он включал «Пиковую даму» Ролана Пети, без которой уже сложно представить эту танцовщицу, и спектакль, недавно специально поставленный для бенефициантки, — «Клеопатра — Ида Рубинштейн»


Илзе Лиепа неотразима в любом образе Фото: С. Красильников/ИТАР-ТАСС

Для посетителей балетных вечеров со стажем имя Илзе Лиепа ассоциируется со всем актуальным и современным, что происходит в хореографии. В то время когда перестроечная Москва оказалась отрезана от всех западных гастролеров, танцовщица одной из первых начала устраивать собственные творческие вечера, открывая в них новые имена коллег-артистов и постановщиков. Но нынешний бенефис был организован иначе. В своей традиционно длинной речи, которыми открываются все мероприятия благотворительного фонда имени Мариса Лиепы, председатель правления фонда Андрис Лиепа выразил уверенность, что двойная роль Клеопатры — Иды Рубинштейн станет для сестры такой же знаковой, как и Графиня в «Пиковой даме».

Андрис Лиепа и стал автором идеи нового балета, разглядев в сестре сходство с Идой Рубинштейн, прославленной дилетанткой эпохи Серебряного века, скучающей миллионершей и светской львицей, танцовщицей Фокина и моделью Серова. Бесконечно удлиненные и изломанные линии Лиепа действительно напоминают знаменитый портрет, а экспрессия тоскует без экзальтированности фокинских фантазий.

Выбор хореографа для нового балета тоже принадлежит брату — он вызвал в Москву своего старого друга Патрика де Бана, доверив известному танцовщику и молодому хореографу спектакль, который лишь формально считается одноактным. Событий и персонажей в нем с лихвой набирается на полнометражный спектакль. В нем Ида Рубинштейн, сидя то ли на террасе виллы, то ли прямо под открытым небом, которое держат атланты на каменных руках (сценограф — Павел Каплевич), предается воспоминаниям о былом: спектаклях дягилевской антрепризы и парижских салонах, о Дягилеве, Павловой, графе Монтескью, брате и сестре Нижинских, своей великой любви, зашифрованной под именем мистера G, и сценическом триумфе в роли Клеопатры.

Чтобы воспроизвести на сцене этот жизненный поток, де Бана нарезал фрагменты музыки Массне, Равеля, Римского-Корсакова, Стравинского, Глазунова, Форе и соединил их в полуторачасовую фонограмму. Ида переходит бытовым шагом из гостиных в балетный зал, оттуда в будуар и на парижскую сцену, знакомится с одним энциклопедическим персонажем за другим, кланяется, жмет руки… Илзе Лиепа становится центром действия не потому, что так решил хореограф. Она демонстрирует дар быть абсолютно естественной в умопомрачительных нарядах (их автор — Екатерина Котова) и в самых банальных мизансценах. Зачарованный хореограф предоставляет исполнительнице самой заботиться о собственной роли. Но Лиепа со времен советского диетического балета научилась придавать осмысленность даже пустому движению. Просто балет оказался не об Иде Рубинштейн и ее Клеопатре, а об Илзе Лиепа и семейной любви к дягилевской антрепризе и харизматическим личностям Серебряного века.

Ломоносов в юбке

Круг интересов Илзе Лиепа велик. С юности она успешно работает в кино, позже попробовала себя в драме, не так давно открыла собственную балетную школу и только что выпустила книгу для тех, кто следит за своей физической формой.

Эта публикация основана на статье «Клеопатру потревожили зря» из газеты «Ведомости» от 13.12.2012, №237 (3251).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:05 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 13, 2012 10:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121303
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера; Персоналии,
Авторы| Корр. ИТАР-ТАСС Олег Сердобольский
Заголовок| Михайловский театр покажет новый балет Начо Дуато "Ромео и Джульетта" на музыку Сергея Прокофьева
Где опубликовано| ИТАР-ТАСС
Дата публикации| 2012-12-13
Ссылка| http://spb.itar-tass.com/c344/598666.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Фото ИТАР-ТАСС

Четвертую жизнь на подмостках Михайловского театра начинают сегодня герои балета "Ромео и Джульетта" на музыку Сергея Прокофьева. Спектакль поставил художественный руководитель балетной труппы Начо Дуато, считающий, что прокофьевская партитура - "самое потрясающее, что когда- либо было создано для балетной сцены".

"Шекспировский сюжет я хотел полностью рассказать языком танца, и для меня важно было совместить легендарную историю двух влюбленных с аурой, в которой она разворачивается. Драматическая динамика событий выплескивается на улицы и площади Вероны, и в спектакле появится особый средиземноморский дух, с которым у меня всегда ассоциируется Италия", - сказал испанец Начо Дуато, который с началом петербургского периода своего творчества впервые стал проявлять интерес к сюжетным балетам. Первой пробой сил для него на этой стезе стала "Спящая красавица" Петра Чайковского.

Самой важной для себя работой в новом сезоне назвала партию Джульетты прима-балерина труппы Наталья Осипова. "С Начо Дуато мы как будто учимся новому языку, сложному и красивому, и пытаемся уловить его восприятие музыки - очень тонкое", - сказала танцовщица. Говоря об атмосфере, царившей на репетициях, она призналась, что это, по ее мнению, и есть та творческая свобода, о которой она мечтала, что именно так воплощается ее стремление к интересным ролям.

Музыку балета "Ромео и Джульетта" при первом прослушивании в Ленинграде и Москве в 1936 году сочли "нетанцевальной". В России впервые балет был поставлен в 1940 году Леонидом Лавровским в Кировском /ныне Мариинском/ театре с Галиной Улановой и Константином Сергеевым в главных партиях, что стало началом его поистине триумфальной жизни и международного признания. Он имеет в мире множество хореографических трактовок. В Михайловском / тогда Малом театре оперы и балета/ балет ставили трижды: Олег Виноградов /1976 и 2008/ и Николай Боярчиков /1988/.
© ИТАР-ТАСС
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 13, 2012 8:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121304
Тема| Балет, БТ, Бенефис Илзе Лиепа; Персоналии,
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| В Большом театре разоблачили Клеопатру
Где опубликовано| Московский Комсомолец № 26118
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://www.mk.ru/daily/newspaper/article/2012/12/13/787323-v-bolshom-teatre-razoblachili-kleopatru.html
Аннотация| БЕНЕФИС

Это стало уже традицией: к своему бенефису Илзе Лиепа всегда готовит что-нибудь новенькое

И в этот раз на Новой сцене Большого театра российская премьера: одноактный балет «Клеопатра — Ида Рубинштейн». Мировая премьера этого спектакля прошла еще летом на сцене парижского Театра Елисейских Полей. Грандиозную затею в рамках проекта «Русские сезоны XXI века» придумал Андрис Лиепа — родной брат народной артистки.




Говорят, что на детях великих природа отдыхает. Дети Мариса Лиепы — прямое доказательство несостоятельности этого изречения. И Андрис, и Илзе добились в своей профессии признания и успеха. Андрис — молниеносно взлетел на вершину балетного олимпа. Зато у его сестры путь к славе оказался долог и тернист. Ради того чтобы дочь взяли даже не в кордебалет, а миманс Большого театра, великий танцовщик покинул свою alma mater — таково было условие руководства балета Большого, пытавшегося любой ценой выжить строптивца из труппы. А партию, которая позволила артистке войти в анналы балетной истории, она получила случайно, практически под занавес своей карьеры в Большом — роль Графини в балете Ролана Пети «Пиковая дама» лучшая в ее творчестве и потому также была выбрана для бенефиса в Большом.

Знаковой для Илзе является и фигура Иды Рубинштейн.

ИЗ ДОСЬЕ "МК"

В России Ида Львовна стала известна еще до своего парижского триумфа, но не благодаря актерскому дарованию, а из-за облика декадентской мадонны и эксцентричного поведения. С ней хотел работать Станиславский, но его заповедь «полюбите искусство в себе, а не себя в искусстве» оказалась не про нее. Благодаря своим немалым средствам дочь банкира-еврея выбрала для постановки находящуюся тогда на пике моды «Саломею» Оскара Уайльда и Всеволода Мейерхольда в качестве режиссера. Однако незадолго до премьеры Святейший синод запретил показ, назвав готовящийся спектакль антицерковным. И тогда Рубинштейн решила представить зрителям только входивший в спектакль «Танец семи покрывал», поставленный для нее балетмейстером-реформатором Михаилом Фокиным. Добившись успеха, она отправилась с ним и в Париж, но там патриархально настроенные еврейские родственники артистки, возмущенные ее скандальным поведением, упрятали эксцентричную даму в дурдом. Этот-то «Танец семи покрывал», с таким трудом пробивавшийся на сцену, как и сам костюм, разработанный Львом Бакстом, и вошел потом в измененном виде в фокинский балет «Клеопатра» как сцена разоблачения египетской царицы, свел с ума половину Парижа и даже затмил гастрольный успех Павловой и Шаляпина.

Именно этой загадочной и яркой артистке Серебряного века, воплощавшей собой эпоху декаданса, и посвящен балет Патрика де Бана «Клеопатра — Ида Рубинштейн». Надо сказать, что «Клеопатра» — знаменитый балет «Русских сезонов», с 1909 года остававшийся хитом дягилевской антрепризы, — не сохранилась. Однако постановщикам пришла в голову удачная идея: частично используя сюжет той дягилевской «Клеопатры», создать совершенно новый спектакль, ничего общего с дягилевским не имеющий. Действие начинается с того, как в конце 50-х принявшая католичество (темный костюм, напоминающий монашеское одеяние) и живущая затворницей постаревшая «декадентская мадонна» вспоминает свою молодость. На сцене возникают образы ее великих современников: Вацлав Нижинский, Анна Павлова, Михаил Фокин, Сергей Дягилев, даже Робер де Монтескью — денди и балетоман, прообраз барона де Шарлюса в романе Пруста «В поисках утраченного времени», без которого невозможно представить культурный и балетный Париж эпохи дягилевских сезонов. Идет подготовка к балету «Клеопатра», который в качестве «балета в балете» покажут в конце спектакля…

Если что и удалось в новом спектакле — так это образ самой Иды Рубинштейн. Илзе — с ее фантастической пластикой и без того напоминающая легендарную артистку — тут попадает в десятку. Имеется и еще несколько зрелых актерских работ: у Артема Ячменникова граф Монтескью выделяется на сцене своей элегантностью и художественной цельностью, а образ Бога танца — Вацлава Нижинского — удается раскрыть Михаилу Мартынюку. Кроме того, к несомненным удачам можно отнести роскошные, меняющиеся для каждого персонажа по нескольку раз костюмы Екатерины Котовой и грандиозные декорации Павла Каплевича — гигантские петербургские атланты, непонятно каким образом оказавшиеся на берегах Сены (должно быть, как напоминание о петербургском периоде героини спектакля). В остальном же пирожок оказался ни с чем. Хореография Патрика де Бана никак не скрашивает и без того чересчур затянутое и скучноватое действие. Да и оригинальностью она не отличается. Структура балета элементарна до чрезвычайности, без разработки какой-либо четкой драматургии: действие практически не движется, идет банальная череда соло, дуэтов (среди которых, впрочем, есть несколько занятных), ансамблей. Кордебалетом, полностью составленным из артистов Кремлевского балета, хореограф толком не распорядился. Задействован он крайне скудно, в основном в сценах светского Парижа.

Гораздо интересней спектакль смотрится в ориентальных сценах вставленного в него мини-балета «Клеопатра». Что неудивительно: будучи артистом, де Бана долгое время сотрудничал с труппами Бежара и Начо Дуато — и уж что-что, а сладострастную восточную негу привнести в свою хореографию умеет. Хотя и тут знаменитая и описанная многими свидетелями сцена разоблачения одежд (со спеленатой, точно мумия, Иды Рубинштейн восемь черных рабов и рабыни снимают сначала саркофаг, а потом освобождают ее тело от расписанных египетской символикой разноцветных покрывал) в новом балете прошла почти скомканно и без должного эффекта — ни тебе рабов, ни покрывал…


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:09 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 8:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121401
Тема| Балет, БТ, Премьера; Персоналии, Юрий Смекалов
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Чистый триллер
Татьяна Кузнецова о премьере «Мойдодыра» в Большом театре

Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend", №48 (293)
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/2083477
Аннотация| премьера


Фото: Дамир Юсупов/Большой театр / Коммерсантъ

В Большом театре — беспримерное событие: там поставили новый детский балет. То есть новый, с иголочки: музыка, сценарий, хореография никогда раньше не существовали. Это благополучный финал эпопеи с конкурсом на лучшее музыкальное произведение для детей, лет пять назад объявленным Большим театром и Союзом театральных деятелей России. Провели конкурс довольно оперативно, за год: победителем-композитором стал 60-летний Ефрем Подгайц с балетом "Мойдодыр". Конкурс либреттистов выиграл 70-летний Геннадий Малхасянц, успевший, впрочем, написать только один акт (он умер, не дождавшись результатов первого тура), так что композитору пришлось самому дописывать сюжет двухактного балета. Потом дело застопорилось: сперва долго думали, кому из балетмейстеров поручить это серьезное дело, потом в Большом менялись художественные руководители балета и было не до детских утренников. В прошлом сезоне с хореографом наконец определились: худрук Большого Сергей Филин выписал из Мариинского театра солиста Юрия Смекалова. Тот раньше работал у Бориса Эйфмана и уже года три настойчиво заявлял о своих балетмейстерских амбициях концертными номерами с отчетливо драматичным содержанием: особо запомнилась разборка между супругами почти кухонного накала напряженности.

2-летний хореограф-дебютант (это его первый полнометражный спектакль) не стал робеть перед опытным композитором, а деятельно принялся за переработку сценария в соответствии с собственным представлением о педагогике. Сказку Чуковского (а вместе с ней и музыку балета) пришлось изрядно подправить в соответствии с новой моралью стихотворения, сформулированной хореографом в интервью газете "Большой": "Если ты отрицаешь внешнюю и внутреннюю чистоту, то дружба и отношения с противоположным полом тебе не светят". "Противоположный пол" в балете представлен девочкой Чистюлей, внучатой племянницей Волшебника, под которым подразумевается сам Чуковский. "Отношения" с Чистюлей предстоит выстраивать мальчику Замарашке, который по ходу балета, по мысли автора, "из антисоциального грязнули и лоботряса превращается в нормального мальчишку". За перерождение Замарашки разворачивается настоящее сражение во главе с Генерамылиусом, предводителем армии Мойдодыра. Военачальник этот не простой, а "маркизового происхождения" — в сказку оказались включены и элементы классовой борьбы. Противостоит аристократу плебей Трубочист, которого хореограф охарактеризовал как главного злодея. Похоже, в спектакле сохранится и сам Мойдодыр. Но будет ли он "кривоногим и хромым" и действительно ли появится "из маминой из спальни" — удастся узнать только на спектакле.

Зато известно, что танцевать в спектакле будут Зубы (интересно, рядком или вроссыпь?) во главе с Зубной пастой и Зубной щеткой, а также кордебалет Волос под эгидой Расчески. Зубоволосные массы привлечены из московской Академии — кордебалет Большого здесь не занят. Зато в остальных партиях (а среди них встречаются весьма экзотические вроде Крокодяди, Котобенка, Солдачистов) задействованы лучшие силы театра — примы, премьеры и первые солисты: Андрей Меркурьев, Руслан Скворцов, Семен Чудин, Вячеслав Лопатин, Артем Овчаренко, Нина Капцова, Анастасия Сташкевич, Мария Александрова, Екатерина Шипулина и многие другие.

Несколько сюрреалистический полет фантазии хореографа поддержал художник Андрей Севбо, поместивший персонажей в соответствующие декорации: циклопическая комната Замарашки будет выглядеть до оторопи натурально и Таврический сад можно будет опознать по всем признакам — от фрагментов ограды до мостиков через Фонтанку,— но все это готово в любой момент явить свою иррациональную изнанку. Сам Юрий Смекалов жанр своего балета определил как "молодежный триллер" с возрастным цензом от пяти лет. Но, заверил хореограф, "это не будет травмоопасно для детской психики: и сказку, и эскизы мы обсуждали с ведущими детскими психологами Санкт-Петербурга и тщательно анализировали их пожелания".

Большой театр, 21 декабря, 19.00, 22 декабря, 12.00 и 19.00, 23 декабря, 12.00




Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:15 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4233

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 5:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121402
Тема| танец, Платформа, "Диалог-данс", "Code Unknown", премьера; Персоналии, Евгений Кулагин, Иван Естегнеев, Гильермо Вейкерт Молина
Авторы| РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ
Заголовок| Мужчины распределились в пространстве
Театры из Костромы и Риги на "Платформе"
Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №235 (5020)
Дата публикации| 2012-12-12
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/2087726
Аннотация| Проект "Платформа" устроил на своей площадке на Винзаводе мини-фестиваль "Диалоги", в рамках которого компания "Диалог-данс" из Костромы показала премьеру спектакля "Code Unknown", а рижский независимый Dirty Deal Teatro приехал на гастроли со спектаклем "Мальчики пахнут апельсинами". Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.


В спектакле "Code Unknown" мужской дуэт рассказывает уложенную в две трети часа историю отношений, выросших из случайной встречи
Фото: Дмитрий Лекай / Коммерсантъ


Собственно говоря, всю свою программу, состоящую из четырех направлений — театр, танец, музыка и медиа — проект "Платформа" мог бы определить как "Диалоги". Или хотя бы как поиски диалогов: соседство в афише разных жанров и видов искусства должно приучить новую аудиторию к мысли, что в современном мире нет границ между исполнительскими искусствами. Теперь все друг в друге отражаются, все со всеми перекликаются и друг на друга влияют. Все со всеми вступают в диалог, даже если отказываются в этом признаться. На "Диалогах" неизбежность соседских пересечений была явлена буквально, физически: три пространства — для музыкальной программы, для театра и для танца — были устроены как анфилада залов. Каждый вечер устраивали по три события, так что можно было приобщиться к чему-то одному, а можно было испытать на себе популярную формулу "три в одном".
Открылись "Диалоги" новым спектаклем одноименной костромской компании: Евгений Кулагин и Иван Естегнеев, прославившие в последние годы свой "Диалог-данс", показали сочинение испанского хореографа Гильермо Вейкерта Молины под названием "Code Unknown". Мужской дуэт рассказывает уложенную в две трети часа историю отношений, выросших из случайной встречи, буквально из одного слова. "Раздевайся" — велит брутального вида герой Евгения Кулагина появившемуся у него на пороге гибкому незнакомцу (Иван Естегнеев). Слов больше не будет, но появится иной, более сильный, инструмент воздействия и катализатор единения — таблетка, о действии которой догадаться несложно. Очевидно, что она изменяет сознание, и отношения, в основе которых можно было бы заподозрить лишь минутную страсть, на самом деле вырастают в сюжет о совместном путешествии прочь от реальности.
Иногда их дуэт напоминает механизм, каждая из частей которого действует по неизвестно кем заданной программе. Движения выразительны, но отрывочны, и любое намерение словно не доводится до воплощения. Кажется, эти двое действительно нашли друга, но в основе их взаимоотношений — желание переделать и подчинить себе второго. Один — хозяин положения, другой — послушный материал, а через минуту они меняются местами. И не так уж важно, кто кого и в какой момент хочет сделать верным псом или поп-звездой. Важно, что они неизбежно исчерпывают друг друга, отгораживающие их от пустоты стены из легкого, дрожащего полиэтилена рвутся, и в финале двоим ничего не остается, как буквально сидеть и выть на Луну — но в этом опустошении вдруг чудится та самая нежность, которой каждому, наверное, не хватало.

Статья полностью
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 4233

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 5:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121403
Тема| танец, фестиваль «ЦЕХ», Staatstheater Tanz, "Ahead"; Персоналии, Ян Пуш
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Свобода должна быть с париками
Немецкий "Ahead" на фестивале ЦЕХ
Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №237 (5022)
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2089153
Аннотация| В Культурном центре ЗИЛ Staatstheater Tanz из Брауншвейга показал спектакль своего руководителя Яна Пуша "Ahead", сделанный в лучших традициях немецкого танцтеатра. В хитросплетениях метафор, хореографических изобретений и тупиковых вопросах разбиралась ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.


Жизнь, задающая людям коварные задачки, в спектакле "Ahead" принимает облик глумливого трансвестита
Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ


Благодаря году Германии в России (а стало быть, содействию Культурного центра имени Гете, Минкульта РФ и департамента культуры Москвы) 12-й международный фестиваль театров танца ЦЕХ получился наполовину немецким. Ключевым пунктом этой части программы стал приезд Танцтеатра из Брауншвейга в полном составе. Шестнадцать человек, ангажированных два года назад Яном Пушем, новым руководителем старинной труппы, представили его спектакль "Ahead" — полуторачасовое исследование на тему детерминированности и свободы воли, в котором текст, хореография и режиссура сплетены в неделимое целое. Четко выстроенный, очень логичный и совершенно иррациональный "Ahead" воздействует на разум и чувства с одинаковой мощью. Он выглядит идеальным образчиком классического немецкого танцтеатра — куда более совершенным, чем поздние постановки легендарной Пины Бауш или спектакли ее преемницы Саши Вальц, которые видела Москва в последние годы.

Действие начинается в палатке-шатре: пятеро путешественников, одетых как выехавшие в Египет англичане времен Агаты Кристи, обнаруживают, что это вовсе не то место, куда они стремились попасть. Дискуссия о том, что следует предпринять, моментально соскальзывает в абсурд не только по содержанию разговора, но и по его форме. Героями, как марионетками японского театра Бунраку, манипулируют ожившие тени — одетые в черное артисты, казавшиеся до начала разборок тюками или пнями, на которых отдыхали вымотанные путники. Весь темный, скрытый от человека мир (будь то импульсы подсознания или нейронные процессы в мозговых клетках, эзотерические учения или мистические откровения — словом, то, что невозможно осознать и проконтролировать) Ян Пуш умудрился вытащить на свет, придав ему материальную сценическую форму.

На слепяще-светлой сцене, ограниченной полушарием белых панелей (сценограф Гелке Гайкен), хореограф ставит гигантский — по меркам танцтеатра — танцевальный фрагмент на музыку Баха: 16 артистов в черных париках-каре и черных же лохмотьях заполняют стерильное пространство тонко просчитанным хаосом движений. Техническую отмычку к этому импульсивному, отчаянно резкому танцу, полному непредсказуемых прыжков и падений, подобрать не удается. Только уверишься, что все основано на "изоляции" (это когда ноги, руки, шея, хребет взбрыкивают, как им вздумается, как бы независимо от воли танцующего), как тут же возникают эпизоды почти джазовой органичности, связывающей все части тела артистов единым импульсом и эмоцией. Только глаз зафиксирует логику перемещений и взаимодействия фигур, как в момент все законы рушатся — игра продолжается по новым правилам, которые еще только предстоит разгадать. Комбинаций, единых для всех танцующих, нет в принципе: одновременно разрабатываются четыре-пять хореографических тем — в разных ракурсах, с разными точками отсчета, в разных концах сцены. Это дивное, но грозное движение завораживает как исполинский калейдоскоп с неограниченным набором узоров.

Абстрактно-хореографическую метафору иррациональности Ян Пуш дополняет весьма метафорами вполне иллюстративными. Красавица в бальном туалете тщетно скребет ногами посреди сцены: длинный шлейф платья, конец которого за кулисами держит чья-то железная рука, не дает ей сделать ни шагу. В акробатическом дуэте ловкая и прилипчивая, как муха, девица, перелетая с головы на ключицу, на голень, на шею своего партнера, вынуждает того искривлять и ломать свое тело, как ей заблагорассудится. Толпы людей кутаются в белые пуховики, как в облака снов, и, вконец запутавшись, тушками падают на землю, тщетно пытаясь разглядеть в сценическом поднебесье значение сновидений. На корпоративном торжестве разудалый ведущий принуждает застенчивую сотрудницу сказать речь, раздевая ее до исподнего под пристальными взглядами присутствующих,— и жгучий стыд, который испытывает бедняжка, ощущается почти на физиологическом уровне.

В финале отвертеться от самоанализа не удается никому. Конферансье-трансвестит, паясничая, задает публике задачку: мчится поезд без тормозов и управления, на одном пути пятеро дорожных рабочих, на другом — дряхлый старикан, вы — стрелочник, у вас пять секунд для принятия решения. Условия варьируются: на другом пути — целующиеся влюбленные, нобелевский лауреат по медицине, многодетная семья. Делать внутренний выбор под издевательское покачивание тросточки наглого фигляра становится все труднее, напряжение в зале растет, и лишь дилемма "трое детей против Меркель--Обамы--Путина" разряжает накаленную атмосферу дружным хохотом зала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 8:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121404
Тема| Балет. Танец, XXV Международный фестиваль современной хореографии; Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Татьяна Пастернак, «НС».
Заголовок| Владимир Васильев: «Не дай Бог достичь идеала!»
Где опубликовано| Газета Народнае слова (Витебск)
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://nspaper.by/2012/12/14/vladimir-vasilev-ne-daj-bog-dostich-ideala.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В этом году жюри XXV Международного фестиваля современной хореографии возглавлял народный артист СССР России, лауреат самых престижных премий и наград, кавалер орденов и медалей России, Франции, Италии, США, Бразилии, Аргентины, Литвы, Японии и ЮНЕСКО Владимир Васильев.

Люди старшего поколения помнят, как блистал танцор на сцене Большого театра! Он исполнил все ведущие партии классического и современного балета, на спектакли с его участием невозможно было достать билеты. В свое время В. Васильев совершил революцию в мужском танце и вошел в историю балета как первый и главный новатор. Ему было тесно в рамках амплуа, его свободный танец преодолевал границы пластических систем. О нем говорили: он не просто танцовщик редкого таланта, а феномен в истории балета, настоящий гений танца.


В. Васильев – человек ренессансного склада, многогранная личность. Ставит балетные спектакли по всему миру, в том числе на лучших театральных сценах: «Метрополитен Опера», «Ла Скала», Римская опера, «Штаатс Опер» и других. Более десяти лет возглавлял балетмейстерский факультет ГИТИСа, готовил новое поколение хореографов страны. С 1995 по 2000 годы руководил Большим театром. И сегодня В. Васильев востребован как хореограф, актер, режиссер. Кроме того, он возглавляет Фонд Галины Улановой, снимает фильмы о своем поколении, пишет картины и создает декорации для спектаклей. В Бразилии его усилиями открыта балетная школа Большого театра – единственная за рубежом. Он сочинил танцы для спектакля-долгожителя «Юнона и Авось» в театре Ленком. А еще В. Васильев пишет стихи.

В рамках витебского фестиваля была организована встреча с председателем жюри. Наша газета не могла не воспользоваться возможностью задать легендарному танцору и свои вопросы.



– Как вы относитесь к современной хореографии?

– Когда мое сердце бьется в унисон с артистами, мне все равно, классическая это хореография или современная. Классика хороша тем, что она сюжетна, поэтому близка каждому. Часто современные танцы полуабстрактны, это рождает ощущение сухости, как будто просто исполняются упражнения. Главное, чтобы хореограф понимал, зачем он что-то делает. Я, например, обожаю брейк-данс, у меня сердце останавливается, когда ребята так здорово его исполняют. Среди конкурсных работ на витебском фестивале увидел произведения, которые заставили поволноваться, даже слезы подступали к глазам.

– Какими критериями руководствовались в оценке конкурсных работ?

– Единственный критерий – сравнительный анализ, вся моя жизнь. Чем больше мы знаем, видим, тем выше планка. Конечно, я обращаю внимание на технику, артистизм. Без последнего вообще не признаю искусства.

– А вам самому не захотелось поставить балет в современном стиле?

– В современной хореографии я не большой специалист, но как хореограф использую ее элементы при постановке спектаклей. Современный язык танца обязательно вплетается в романтическую, классическую лексику. Я не согласен с утверждением, что классике подвластны все темы. В балетах на современную тему, поставленных в классическом стиле, всегда ощущаю фальшь. Поэтому никогда не хотел за это браться. Но классика, со своей стороны, должна отвечать и сегодняшнему дню, быть новаторской. В свое время я терпеть не мог роли принцев, потому что они были ходульные, фальшивые. Обязательно надо было стать в позочку, ногу отставить. А музыка подсказывала другие движения, более правдивые и простые.

– О периоде, когда вы танцевали на сцене, сегодня говорят как о золотом времени балета…

– В этом есть доля правды. Мастерство было на высочайшем уровне и достигалось оно неразрывной связью со школой. Мы с детских лет наблюдали, как живут на сцене артисты старшего поколения. Наш класс делился на две группы: одним нравилась Ольга Лепешинская, другим – Галина Уланова. На доске писали мелом фамилии своих кумиров. Я был среди тех, кто симпатизировал Лепешинской. Восхищался ее открытостью, искрометностью на сцене, потрясающей техникой. А когда стал постарше, все больше и больше склонялся к Улановой. Потому что в ней гораздо больше загадок.

– Были ли кумиры в балете, которым хотелось подражать?

– У меня никогда не было идолов. Восхищали многие исполнители, но я не молился на них, никогда не хотел повторить кого-то. Всегда желал стать лучшим, первым. У меня была своя планка. И сегодня говорю: никогда за всю свою жизнь не станцевал так, как, мне казалось, могу станцевать. Были спектакли лучше, хуже, но ни разу не достиг идеала. Идеальное представление о личном творчестве можно сравнить с линией горизонта. Думаешь: вот уже дошел до края, а там – беспредельность. И не дай Бог достичь идеала!

– Как-то вы признавались, что не любили стоять у станка. Это правда?

– Правда. Прибегал к разным хитрым уловкам, чтобы не стоять у станка. Постоянно врал. В 13 лет рассуждал: зачем мне разогреваться, я уже горячий. Но главная причина была в другом: стоя у станка, видел в зеркало, что мои сокурсники лучше меня. И это не нравилось, я всегда хотел быть лучшим. Потом отношение изменилось. У меня как классического танцовщика были свои слабые места. Вращение, прыжки давались легко, а вот над постановкой рук работал постоянно. Они мне достались от отца, большие, рабоче-крестьянские. У стан­ка становился за Майей Плисецкой с ее потрясающей линией верха и старался перенять у нее движения. Но самое странное – балетная критика часто хвалила меня именно за руки.

– Легко ли быть легендой русского балета?

– Легко. Самое главное, чтобы легенда не обрастала небылицами. Хотя это и неизбежно. Как-то по телевизору уважаемый мною ведущий популярной передачи об известных артистах рассказывал о событиях, свидетелем которых я тоже был. Диву давался фантазиям рассказчика.

– Многие артисты вашего поколения уехали за границу. У вас не возникало такого желания?

– Ни у меня, ни у Кати (жена В. Васильева известная балерина Екатерина Максимова. – Т. П.) никогда не было желания уехать из страны. Почему уезжали другие? Там платили в десятки, сотни раз больше. Но главное – мир, который открывался перед артистом, был огромнее нашего СССР. Такому величайшему мастеру, как Ростропович, например, мало было и земного шара. Будь возможность, он давал бы концерты на каких-нибудь планетах, лежащих за тысячи световых лет от Земли. Есть люди неуемные. Не могу сказать, что мне хватало СССР, но у меня и у Кати была возможность выступать за границей. Нас выпускали, а некоторые стояли перед выбором: либо там, либо здесь. Один раз прижали к стене, загнали в угол, второй... Тогда и задумаешься: ехать туда, где открывается большой мир, или оставаться здесь. Но эти мысли пришли потом. А тогда я рассуждал: как могу бросить наши березки, страну, язык, на котором мы мыслим? Держали и друзья, а их у нас было очень много.

– Вы дипломированный хореограф. Прежде писали в дипломе «сочинитель танцев». Может, это точнее?

– Не важна формулировка. Для меня понятия режиссер, сочинитель неразрывны. Большая беда в том, что все меньше становится людей, которые могут поставить целый сюжетный балет. Григорович удивительным образом чувствовал спектакль в целом, таких хореографов сегодня очень мало. Все новые движения придумывают сами танцовщики, а не балетмейстеры. Они могут сочинить фразу, но слова принадлежат исполнителям новых поколений.

– Что для вас живопись? Когда себя ощутили настоящим художником?

– До сих пор не ощущаю себя настоящим художником, но без живописи не могу жить. И в Витебске сделал несколько набросков. Живопись на данный момент занимает большее место, нежели хореография. Как в свое время не мог жить без балета, так сейчас без живописи. У меня накопилось огромное количество работ. Подумываю о том, чтобы найти помещение для них. Делаю декорации к собственным спектаклям.

– В Витебск вы приехали сразу после премьеры спектакля «Балетные шедевры в оперной классике» в Воронеже…

– Мне интересно было прикоснуться к хореографии замечательных мастеров прошлого века, созданной для оперных постановок Большого театра: Ростислава Захарова, Леонида Лавровского, Касьяна Голейзовского. В свое время многие ходили посмотреть именно танцы в опере. Они гениальны! В этом я убедился, когда сам прикоснулся к ним. Музыка дает такой простор для воображения!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 8:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121405
Тема| Балет, Михайловский театр; Персоналии,
Авторы| Начо Дуато
Заголовок| «Мое пожелание — для всех нас»
Где опубликовано| Газета "Известия"
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://izvestia.ru/news/541556
Аннотация|

Худрук Михайловского балета Начо Дуато — о своем новом спектакле «Ромео и Джульетта»


Фото: Глеб Щелкунов

У меня знаменательный день, только что состоялась премьера «Ромео и Джульетты» — моя очередная, уже, кажется, пятая по счету премьера в Михайловском театре. Я выдохнул — если честно, очень волновался.

Публика в Петербурге не настолько однородна, как об этом принято думать. Она консервативна, несколько холодна — это верно, но лишь отчасти. По моим впечатлениям, она ждет и ищет новизны и способна оценить эмоциональную насыщенность постановки. Мне кажется, в этот вечер это произошло.

В моем распоряжении были фантастические танцовщики. Джульетту на премьере танцевала Наташа Осипова. Мы провели вместе месяц в репетиционном зале, я очень ценю ее включенность и абсолютную увлеченность ролью. Это уникальная танцовщица!

Ромео танцевал Леонид Сарафанов, но у меня есть другой чудесный Ромео — Иван Васильев! Они с Леонидом разные. Иван очень активный, моторный, мне кажется, иной раз ему трудно совладать со своей энергией, ввести ее в заданные рамки; у Леонида есть врожденная чистота линий и высокая степень самоконтроля. Я любой балетной стране желал бы такого соперничества, по-моему, это просто свидетельство очень высокого уровня русского балета в целом.

Сравнительно с испанской постановкой конца 1990-х исполнителей стало больше в три раза. Массовые сцены — по-настоящему массовые. Па-де-де главных героев поставлены с учетом возможностей их феноменальной техники — раньше в моем распоряжении не было таких замечательных исполнителей.

Мне нравится работать в Михайловском театре, мне комфортно работать с Владимиром Кехманом (генеральный директор Михайловского театра. — «Известия»). Очень ценю его принципиальный подход: он не ограничивает моей свободы. Я сам решаю, каким будет мой спектакль. Более того, поскольку я получаю массу предложений на постановки из других стран, то должен был бы ожидать каких-то возражений со стороны дирекции, но наоборот, меня даже поощряют к работе в других труппах. Я сам ограничиваю себя, я принимаю только те предложения, которые по-настоящему творчески мне интересны.

Сейчас я думаю о «Щелкунчике». Надеюсь, если я отойду от привычных классических канонов, меня не осудят очень строго? Ведь хрестоматийного текста нет, так? И сюжет позволяет включить воображение? Отдамся на волю фантазии. Премьера намечена на декабрь, то есть у меня есть ровно год. Но прежде, весной, будет еще один балет, не буду говорить, какой именно, главное, что я к нему готов.

Перед новым годом принято желать чего-то хорошего — друг другу и самому себе. Я не отделяю себя от своих танцовщиков. Мое — для всех нас. Я часто говорю, что когда перемены происходят вроде бы незаметно, итог может оказаться колоссальным. Мы прошли уже очень значительную часть пути, и давайте не будем останавливаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 9:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121406
Тема| Балет, Академия русского балета имени А.Я. Вагановой; Персоналии, Алтынай Асылмуратова
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Алтынай Асылмуратова: «Балет и деньги — несовместимые понятия»
Где опубликовано| Газета "Культура"
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/art/altynay-asylmuratova-balet-i-dengi-nesovmestimye-ponyatiya-/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Накануне концерта художественный руководитель Академии русского балета имени А.Я. Вагановой, народная артистка России Алтынай Асылмуратова, в недавнем прошлом прима-балерина Мариинского театра, ответила на вопросы «Культуры».



культура: Сегодня нет-нет да и раздаются разговоры, что методика великой Агриппины Вагановой устарела…

Асылмуратова: Наверное, это закономерно — время от времени подвергать ревизии неоспоримые ценности. Сейчас многие западные школы возвращаются к вагановской методике. Наших педагогов по классическому танцу приглашают к себе, мы же готовы принимать специалистов по танцу модерн. Потому что у нас своего модерна вообще-то нет, мы держимся на приглашенных педагогах.

культура: И все-таки — в чем суть системы Вагановой?

Асылмуратова: Ваганова выстроила программу, благодаря которой вырабатываются не только сила, техника, выносливость, но появляется та органика движения, где все связано воедино — голова, руки, корпус, ноги, стопы. Если грамотно пройти ее уроки, то танцовщик сможет вести любой классический репертуар и осваивать с успехом разные современные стили. Если сомневаетесь, можете спросить у Начо Дуато.

культура: Спрашивала, он действительно считает, что вагановская методика воспитывает идеальный инструмент — тело, способное откликаться на любую пластику. Дуато теперь рядом, и ваши воспитанники танцуют его балет «Na Floresta».

Асылмуратова: Мы так ему благодарны! Пока я была в раздумьях, как обратиться к Начо Дуато с просьбой порепетировать с нашими учениками, он меня опередил. Сам пришел и, не получая ни копейки, стал заниматься с детьми.

культура: Московский и петербургский балетные стили — исторический миф или реальность?

Асылмуратова: Просто посмотрите в окно, пройдитесь по улицам этих городов, поговорите с прохожими: иная архитектура, другие характеры. Так и в балете.

культура: Но выпускники вашей академии уезжают в Москву. Не обидно ли, что воспитанники предпочитают иные труппы?

Асылмуратова: Наша школа универсальна, и ее выпускники могут служить в любом театре. Сейчас время, когда артисты могут выбирать, где им работать. Считаю, что не имею права давить на выпускников. Зачем? Чтобы потом услышать: вы сломали мне жизнь? Но, конечно, я переживаю. Мы-то мечтали об одном — попасть в Мариинский. Готовы были на любое положение в труппе, лишь бы остаться в родном театре. Помню, когда мы с подругами узнали, что нас взяли в театр, сразу побежали в Никольскую церковь ставить свечи.

Никогда в жизни, даже в самые трудные годы я не думала уйти из Мариинского театра: он оставался для меня святым местом. Да и в 1999 году, когда я стала художественным руководителем Академии, все хотели в Мариинку. Так что нынешняя ситуация для меня — болевая точка.

культура: Руководители балетных школ сетуют на небольшой конкурс и проблемы с мальчиками, которых на вступительных экзаменах становится все меньше.

Асылмуратова: У нас конкурс большой — 25-30 человек на место. Правда, в конце 90-х – начале 2000-х желающих, действительно, стало мало, а ведь в советское время просматривали 5000 детей для того, чтобы взять 60, многие ехали из союзных республик. Сегодня попасть на экзамены ребенку из Владивостока или Хакасии — трудно, не все могут позволить себе расходы на проезд и проживание. Поэтому, как и раньше, педагоги отправляются в разные города для просмотра детей. Ну, а мальчиков, идущих в балет, всегда меньше, не только у нас, но и в мире.

культура: Сейчас многие учебные заведения выживают за счет воспитанников, обучающихся на коммерческой основе.

Асылмуратова: Балет и деньги — несовместимые понятия. Если начнется коммерциализация, закончится балет. Академия русского балета — федеральная бюджетная организация. Кроме того, нам помогает город, например с ремонтом здания. Вообще, таким вниманием со стороны городских властей может похвастаться далеко не каждое учебное заведение страны. Благодаря президентскому гранту педагоги получают достойную зарплату.

культура: Разве среди школьников нет иностранцев?

Асылмуратова: Нет, хотя раньше это практиковалось. Мы долго совещались перед тем, как принять решение не учить иностранцев. Дети отвыкают от своего языка, от семьи. Мы не можем пригласить родителей и сказать им, что ребенка необходимо забрать из балета. Иностранцев принимаем только на стажировку, и это единственная коммерческая составляющая в нашей Академии: за десять месяцев стажировки выпускнику одной из балетных школ мира необходимо заплатить 15 тысяч долларов, в эту сумму входит оплата образования, проживания, медицинского обслуживания. Это средняя мировая цена.

культура: Что запланировано на юбилейный сезон?

Асылмуратова: Все мероприятия, в которых участвует Академия, посвящены 275-летию. Уже состоялось несколько концертов в Эрмитажном театре, главное событие — вечер в Александринском театре, намеченный на июнь, ждем посланцев балетных училищ России и мира.

Диана Вишнёва: «Чистота танца — наш знак качества»



Безумно рада, что состоялся юбилейный концерт в Москве, и я могу поблагодарить родную школу не только словами, но и выступлением вместе с нынешними учениками. Мне кажется, это очень важно. Все заветы моих педагогов всегда со мной. Вагановская школа — это классическая база, и чистота танца — знак ее качества. Я сразу могу определить выпускника вагановской школы — по пластике, как он начинает движение, по постановке рук, по подъему на пальцы и даже по форме ног. На улицу Росси попадают единицы.

Картинка, которую хранит память, — как впервые переступила порог училища на вступительном экзамене: вышла на ковер и стала выполнять задания — попрыгай, потанцуй, прогнись. Помню, было жутко холодно, помню, как комиссия отметила мой природный прыжок, остальное, видимо, не впечатлило. В Академию я прихожу к моему педагогу Людмиле Валентиновне Ковалевой, с которой продолжаю работать, то есть возвращаюсь сюда как ученица. В школе сейчас другая жизнь, с нашим детством ее трудно сравнивать. Да и надо ли? Нашим миром был балет, он ограничивался стенами училища и счастьем, если вечером нас повезут в театр, где мы трепетали перед артистами, чье служение сцене казалось нам священным. Театр казался нам сказочным, волшебным и нереальным. Сейчас все легче, нынешние дети — совершенно другие: интернет, айпады, айфоны и… распахнутый мир, где так мало тайн. Это не плохо, просто так изменилась жизнь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 14, 2012 9:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121407
Тема| Балет, Концерт "Три века петербургского балета"; Персоналии,
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Заповедник на пуантах
Где опубликовано| Газета "Культура"
Дата публикации| 2012-12-14
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/art/zapovednik-na-puantakh-/
Аннотация| Юбилейный концерт АРБ

В Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко на Большой Дмитровке в Москве отметили 275-летие Вагановской академии с улицы Росси, что в Петербурге.


(фото: Михаил Логвинов)

Весенним днем императрица Анна Иоанновна — большая любительница балов — подписала указ об учреждении Танцевальной Ея Императорского Величества школы, дав августейший ответ танцмейстеру Жану Батисту Ланде. Челобитную учитель танцев Сухопутного шляхетного корпуса подавал еще осенью, убеждая Ее Величество в необходимости открыть училище для «малолетних детей». 4 мая 1738 года Ланде возликовал: его идея воплотилась в жизнь.

Концерт «Три века петербургского балета» — не только увертюра праздничного года, но и юбилей великой идеи, благодаря которой родилась русская школа классического танца. Ее дорогу к мировому признанию не отклоняли от академических традиций ни исторические обстоятельства, ни политические ветра. Императорской школе служили великие хореографы — от Дидло до Петипа. Кумирами разных поколений становились легендарные воспитанники: от Авдотьи Истоминой до Галины Улановой и Марины Семеновой, от Матильды Кшесинской и Анны Павловой до Наталии Макаровой и Ирины Колпаковой, от Вацлава Нижинского до Рудольфа Нуреева и Михаила Барышникова.

Петербургскую балетную школу всегда любили и всегда дарили вниманием государевы люди. Нынешний благотворительный концерт прошел под патронатом губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко. Похоже, и сегодня «балетный заповедник» остается под надежной опекой. Да и вниманием публики по-прежнему не обделен: среди зрителей на Большой Дмитровке замечено немало знаменитостей из политической и культурной элиты.

Режиссер Юрий Лаптев попробовал взлететь, вырвавшись из прозаического формата балетного гала: «Нам не хотелось делать привычный дивертисментный концерт, решили провести зрителей по театрализованной истории Академии, не раз менявшей свое имя, не жалевшей отдавать выпускников в театры, что разбросаны по всем концам света. Рад, что согласились участвовать в нашем концерте Государственный русский хор имени Свешникова под руководством Евгения Волкова и Образцовый оркестр Военно-Морского Флота имени Римского-Корсакова под управлением Алексея Карабанова». Полет получился, хотя — как должно — отдали дань и пафосным променадам. С имперским размахом прозвучали «Торжественная фанфара», кант XVIII века «Радуйся, Росско земле», «Коронационный марш» Чайковского, а под занавес маэстро Антон Гришанин соединил всех участников в парадном глиэровском «Гимне великому городу». Против истории не погрешили: российский официоз всегда рифмовался с державной музыкой и величием русского балета. Проекции царских автографов и кадры кинохроники под комментарии густого баритона настраивали на торжественный лад. Расстраивали этот лад синие дыры пустующих кресел (так часто бывает на статусных мероприятиях) и свет в зрительном зале (видимо, оставленный для телевизионщиков, снимавших концерт).

Нынешние воспитанники (сегодня в Академии 300 учеников, и треть прибыла в Москву) исполняли традиционный «детский» репертуар — Мазурку из «Пахиты» и Розовый вальс из «Щелкунчика». На фоне известного портрета Российской императрицы пера Луи Каравака учитель со скрипочкой (вероятнее всего, основатель школы) давал первоклассникам урок менуэта. Ребятишки в белых паричках, камзолах и платьицах с кринолинами казались куколками со старинных гравюр. Фрагмент из «Класс-концерта» заставил вспомнить Агриппину Ваганову — королеву вариаций и строгую царицу экзерсисов.

Действующее поколение «вагановцев» разбавил только один инородец — партнер абсолютной примы Дианы Вишнёвой — пылкий Марсело Гомес. Страстный дуэт из балета «Манон» стал одной из кульминаций вечера. Как и танец выдающейся балерины Ульяны Лопаткиной, чьи изысканные и трагические па-де-бурре в «Умирающем лебеде» и сцене из «Эсмеральды» — будто прочертили великий путь Вагановской академии от истоков до сего дня.

Легкая пара — Олеся Новикова и Владимир Шкляров — воспела юношескую бескомпромиссность веронских любовников в сцене у балкона из «Ромео и Джульетты». Премьеры Венской оперы Ольга Есина и Владимир Шишов исполнили адажио из «Летучей мыши» с поэтической чистотой, генетически проявляющейся в питомцах Академии. Впрочем, благородное происхождение не могли скрыть ни скудная хореографическая мысль в номере Фаруха Рузиматова, ни срывы в танце Кристины Шапран. Последней достались долгие аплодисменты благодаря телепроекту «Большой балет» и рыцарскому партнерству с начальником — худруком балета Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Игорем Зеленским.


Ульяна Лопаткина: «Мысленно обращаюсь к Вагановой»



Недавно с одноклассниками решили отметить юбилей нашего выпуска — собрались вместе, пошли в школу и… растерялись — не знали, куда идти. Школа новенькая, отремонтированная, появились неведомые нам коридоры и переходы. Особенно впечатляет новый огромный зал, который прозвали «Седьмое небо». Возникло смешанное чувство: радость за новое поколение, что танцует на удобных полах в школе, приобретшей торжественно-праздничный вид, и грусть от невозможности увидеть ту школу, где учились мы. Как же не вспомнить пробежки по коридорам, скрип старого пола под нашими ногами: мы скользили в балетных тапочках на поворотах, торопясь на уроки. Все осталось в памяти.

Вагановская система, по которой нас учили, мне настолько близка, что с годами я все подробнее и внимательнее стараюсь работать над элементами экзерсиса: положениями рук, плеч, корпуса. Сейчас еще больше стремлюсь не выходить за рамки школы. Потрясающе, что я вхожу в наилучшую танцевальную форму тогда, когда исполняю замечания и указания Агриппины Яковлевны Вагановой — по ее великой книге. Мысленно часто к ней обращаюсь. Ее уроки дают свободу танца — на себе опробовала и четко поняла это именно сейчас, во взрослом состоянии, не под давлением педагога, а по собственным ощущениям.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Дек 15, 2012 3:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121501
Тема| Балет, НГАТОиБ; Персоналии, Анна Жарова
Авторы| Татьяна ШИПИЛОВА
Заголовок| Коронованная особа
Где опубликовано| Газета "Советская Сибирь" № 236 (26859)
Дата публикации| 2012-12-15
Ссылка| http://www.sovsibir.ru/index.php?dn=news&to=art&ye=2012&id=6557
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Прима-балерина Анна Жарова — о верных друзьях, балете и о том, почему она с оптимизмом ожидает 21 декабря



Прима-балерина Новосибирского театра оперы и балета Анна ЖАРОВА — гордость нашего города, а ее искусство — радость для многих и многих поклонников далеко за пределами Сибири и России.

Крестики в календаре



Анна — обладательница первой персональной «Золотой маски» в новосибирской балетной труппе. Причем это был «Специальный приз жюри» для исполнительницы, не номинированной на премию, однако благодаря своему уникальному таланту, обаянию, артистизму и мастерству эту награду триумфально получившей. Ее Сванильда в «Коппелии» Делиба в 2002 году покорила Москву, похоже, навсегда: всякий раз, когда в афише Национальной театральной премии теперь появляется ее имя, зрители восторженно замирают, а столичные критики, что для них редкость, на удивление щедры на похвалу. Так, кстати, было и нынче, в апреле 2012-го, когда прима-балерина танцевала заглавную партию в легендарном балете Ролана Пети «Кармен». Зал театра Станиславского и Немировича-Данченко буквально разрывался от оваций, а газетные рецензенты долго пеняли жюри, что их любимица не была вновь коронована лауреатством.

— Анна, вам, вне всяких сомнений, делали немало предложений оставить провинцию, Сибирь. Но вы, как и ваши почитатели, чувствуется, человек верный…

— Предложений было много всегда, но есть причины, по которым я не могу оставить родной город. Здесь я выросла, здесь моя семья, друзья, моя любимая публика. В общем, я, можно сказать, патриот… Поехать ненадолго поработать, как я ездила в Японию, Корею и другие страны, — это возможно. Но не больше чем на месяц. Это — максимум, предел, потом у меня начинается жуткая ностальгия по России, родному городу, и я принимаюсь зачеркивать в календаре дни, которые мне осталось «отбывать» пусть даже в комфортном и интересном с творческой точки зрения месте.

— Декабрь — время подведения итогов года и составления планов на будущее... Самое ожидаемое для вас событие ближайшего времени?

— Мы будем с друзьями отмечать 20-летие нашей дружбы в мой день рождения, 18 января. Сейчас занимаемся определением формы этого торжества — готовим фотографии, видеозаписи… Думаю, это будет нечто выдающееся (смеется).

— Судя по сроку, дружба эта началась с хореографического училища?

— Да, однажды на нашей школьной дискотеке я как-то интуитивно выбрала людей, которых хотела бы видеть на своем дне рождения. С тех пор и организовалась наша компания из пяти человек, которые абсолютно совпали друг с другом. Компания, которой я невероятно дорожу. Я никогда не разочаровывалась в этих людях, культивирую нашу дружбу и очень трепетно к ней отношусь. Для кого-то счастье и смысл существования только в карьере, и ради нее они готовы через многое переступить, для меня на первом месте такие понятия, как дружба, любовь и понимание близких.

— С чего в творческом плане начнется год?

— В тот же день, 18 января, я танцую в «Снежном шоу» — гала-концерте с участием солистов театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. С тех пор, как Игорь Анатольевич Зеленский стал худруком и в этом театре, стали возможны новые формы сотрудничества… Причем я танцую па-де-де из «Спящей красавицы» с Сергеем Полуниным…

— Объясним непосвященным — лучшим танцовщиком 2011 года по версии Британской академии балета и лучшим танцовщиком 2012 года по итогам конкурса телеканала «Культура» «Большой балет».

— Да, он великолепный! Я хотела станцевать с ним, как только увидела его на сцене, поэтому несколько взволнована предстоящим нашим с ним совместным творчеством. Надеюсь, что впереди еще будут проекты, и мы станцуем не один раз…



Конец света: от и до

— Что еще впереди?


— Можно сказать, некий сплав чрезвычайно важных для меня событий. Меня пригласили в жюри «Золотой маски», где, кстати, мы встретимся с Сергеем Геннадьевичем Вихаревым, который очень много сделал для моего становления как балерины, бывшим балетмейстером нашего театра, постановщиком «Коппелии». Это очень почетно, очень волнующе, тем более что судить мы будем спектакли в том числе с участием таких мировых звезд, как Диана Вишнева и Виктория Терешкина. Эту работу придется совместить с весенней сессией в академии.

— Вы будете управленцем в сфере культуры?

— Так далеко я не загадывала. Но учиться мне очень интересно: замечательный преподавательский состав, интересная программа. Я с юности интересовалась философией, психологией и управлением в целом, поэтому мне все это по душе.

— Когда вы все успеваете? Вы плотно заняты в театре, расписан график фестивалей и гастролей. Кроме того, знаю, много времени и сил отдаете деятельности вашего Фонда поддержки развития детского классического танца Анны Жаровой...

— В том-то и проблема, чтобы все совместить. Но балерины сильные. Хореографический колледж — больше, чем армия (улыбается). Закаляется все — трудолюбие, дисциплина, выносливость. Ты с детства привыкаешь к тому, что нельзя позволить себе не то что лениться — схалтурить, расслабиться и просто полежать на диване… Ты с утра до вечера должен быть в работе, причем, по привычке, до изнеможения. Но это хорошо, поскольку стимулирует тебя на постоянное преодоление обстоятельств и победы в течение всей твоей жизни.

ВОПРОСЫ НА ЗАСЫПКУ

— Вы отдадите свою дочь в балет?


— Маше сейчас пять с половиной лет. Она занимается английским, фигурным катанием, ходит в школу развития. Оперные спектакли, как выяснилось, любит больше, чем балет: оперу «История Кая и Герды» мы с ней слушали семь раз, собираемся еще. Вообще-то, я не желаю ей этой участи, но посмотрим — не буду же я ее судьбу ломать…

— Какое меню вы можете себе позволить в день спектакля?

— Ем в последний раз в 12:45 что-нибудь очень-очень легкое. Накануне желательно «сушиться», то есть подсушить мышцы, что значит — ничего не пить. Разве что «пи-и-сят грамм» коньячку (смеется). В 4 часа выпиваю полчашечки кофе с конфеткой и иду на сцену. За спектакль, случается, сбрасываешь полтора килограмма, а после так утомлен и перевозбужден, что об ужине и думать не можешь.

— Вы верите в «назначенный» на 21 декабря конец света?

— И одновременно в начало. Я действительно верю, что должно закончиться все плохое и начаться что-то очень хорошее — новая эпоха нравственности и духовности. Очень много грязи накопилось в мире. Хочется, чтобы люди одумались, сказали: «Стоп!» — и что-то изменилось в лучшую сторону. Хотя бы для начала прекратили говорить про конец света.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 4:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25600
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 16, 2012 2:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012121601
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Йорма Эло, Иржи Килиан
Авторы| Александр Фирер
Фото предоставлены пресс-службой Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.
Авторы – Светлана Постоенко, Олег Черноус
Заголовок| За вспышкой – бессонница
Где опубликовано| Музыкальная жизнь №12 сс. 21-23
Дата публикации| декабрь 2012
Ссылка| http://mus-mag.ru/mz-jrn-arhiv/j-2012-12.htm
Аннотация|

В Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко показали балетные премьеры «Первая вспышка» Йормы Эло и «Бессонница» Йиржи Килиана.

Московский Музыкальный театр сегодня – плацдарм современного танца. Тут смогли создать уникальную атмосферу «любимого театра» - уютного, интригующего, стильного, выпускающего продукцию эксклюзивную, высокого художественного уровня. Последние премьеры балетной труппы – ожидаемый и заслуженный успех, во многом обусловленный продуманной репертуарной политикой театра. Публика валила валом, на премьерных спектаклях в зале яблоку негде было упасть: были и балетоманы, и артисты балета Большого театра, и бомонд из смежных театральных сфер.

Пляска троллей на млечном пути

Вечер одноактных балетов открыла «Первая вспышка» финна Йормы Эло (постановка 2003 года в Нидерландском театре танца, NDT), чья театрально-артистическая карьера и формирование хореографического мировоззрения прошли в недрах NDT под креативным патронажем Йиржи Килиана.



"Первая вспышка". Секстет нот-танцовщиков контр-софитно балансируют в хроматической зыбкости.

Музыка скрипичного концерта ре-минор Яна Сибелиуса с использованием фонограммы с солисткой Анне-Софи Муттер (я бы предпочел с Давидом Ойстрахом) – базис и точка отсчета Эло. Если попробовать облечь архитектонику этой гениальной музыки в структурно-схематические строки анализа, то повествует она о клокочущих безднах мятежной человеческой души, об исповедальной патетике меланхолии. Мелодика концерта наднациональна, а скрипичные (почти альтовые) истеричные кометные вспышки безжалостно поглощаются оркестровым макрокосмом. Серая гамма костюмов – удачное цветомузыкальное решение. Это нейронный холод млечного пути, палитра высокоспециализированных структур. Вдобавок и цвет троллей. Периодически слепящие глаза огни софитов над сценой будто сопла реактивных двигателей или атакующие жерла инопланетных космических кораблей. А может, это взрывы-вспышки рождающихся или нерожденных звезд Вселенной.



«Первая вспышка». Марина Золотова, Ольга Сизых, Дмитрий Хамзин. Словно вспышки трех рождающихся звезд.

Для хореографа это непростой опыт психологического танцевального восприятия. Градус художественного абсолюта концерта Сибелиуса объективно недосягаем для танцевального переложения, поэтому любая хореография будет иллюстративна или только абстрактным движением. Наверное, поэтически или в живописи эта музыка предстала бы адекватнее. Свои хореографические высказывания Йорма Эло пытается черпать из психоанализа. Сама же хореография музыке не мешает, она скоростная (танцовщикам задуматься некогда), непроста по координации, ассиметрична по построению, необычна по последовательности движений. Артисты не вторят в точности движениям друг друга. Но они все вместе создают удивительный ансамбль в своих загадочных появлениях-исчезновениях. Танцуют отменно, в удовольствие, выкладываясь без остатка, Марина Кудряшова, Анастасия Першенкова, Сергей Кузьмин, Георги Смилевски, Сергей Мануйлов и во втором составе – Марина Золотова, Мария Тюрина, Семен Величко, Дмитрий Хамзин.

Три пары танцовщиков воздухоплавательными объектами растворяются в невесомом пространстве лексики, базирующиейся на классических па с обилием арабесков, пластической «расшарнированности», систолическом мышечном темпераменте. «Мультипликационно» перетекающая кантилена насыщенных «осциллографических» построений создает густой фон. В кульминации танец напоминает некую «пляску троллей». А в финале, как послевкусие, по завершении звучания концерта Сибелиуса танец его длит: музыка рождает пластическую свободу мышечной памяти. А последняя вспышка, как хвост далекого полета кометы, оставляет плазменную траекторию: постмузыкальное излучение вызывает трепетанья рук объятой партнером танцовщицы, лебединой песней продолжающие щемящий мотив меланхолии.

В гармонии сознания и подсознания

Другая российская премьера в Музыкальном театре – хореографический шедевр «Бессонница». Балет поставлен Йиржи Килианом в 2004 году для молодежного состава NDT, сейчас его прекрасно исполняет молодежь московской труппы. Этот психологический балет не похож ни на один его другой, как и почти все балеты мэтра. Музыкальную концепцию и план создал Килиан, на основе которых, используя произведение Моцарта «Адажио и Рондо для стеклянной гармоники и квартета», Дирк Хаубрих написал авторское музыкальное полотно с позиций стиля хай-тек. Шестеро танцовщиков появляются, исчезают, рождаются, скрываются между створками восьми белых экранов-«жалюзи» - неких белых простыней сновидения. Это пластическое эссе о тонкой грани между сном и бессонницей, зыбком полубессознательном состоянии стремящегося к успокоению рассудка, о тех неуловимых мгновениях гармонии сознания и подсознания – колыбели рождающихся желаний. Человек истинно не знает чего хочет. В лаборатории сновидений он подсознательно ищет ответы на насущные вопросы, освобождается от комплексов. Вкрадчивая пластика тела, обуреваемого страхом перед лавиной неконтролируемых во сне сомнений и желаний, прерывается синкопированными танцевальными «диссонансами» и конфликтами: тут единственным спасением остается засасывающая толика бодрствующего рассудка. Искаженная до неузнаваемости скрежещущая канва мелодии Моцарта у Килиана тождественна извращенной гиперболе желаний, идущих из недр человеческой природы, подавляемых рассудком и инстинктивно высвобождающихся во сне. Мудрые твердили, что своим желаниям надо следовать, ибо они истинны. Но суровая реальность бытия диктует иные условия, уничижительно сковывая рамки поведенческих возможностей субъекта в социуме. Остаются лишь полеты во сне, но не наяву. В нескончаемых лабиринтах бессонницы есть где развернуться. Из-за висящих экранов ростками выползают отдельные кисти, руки, ноги, голова – лейтмотивная герника сновидческих наваждений. Кто-то переходит грань и остается в бессознательном мире, кого-то он стремительно засасывает, а для кого-то поднимется экран и сотрутся грани сознательного и бессознательного. Танцевальное взаимодействие мужчины и женщины в килиановских дуэтах пронизано магнетическим притяжением инь и ян, чувственными «ухватами» поддержек, полифонической кантиленой блуждающих траекторий движения. Вычурная лексика танца акцентирует выразительные возможности человеческой кисти, стопы, руки в их бессловесной фуге пластического красноречия. Изобилующий в хореографии крылатый абрис распростертых рук-крыльев – отражение и свободно-полетной, и химерической природы сновидений.



"Бессонница". Мария Тюрина. Метафизическое слияние с тенью происходит за таинственной плотью белого экрана.

Начинается же и заканчивается спектакль с диалога танцовщицы со своей тенью на экране. Метафизическое слияние с тенью происходит за таинственной плотью белого экрана, приотворяющего свое всепоглощающее чрево. Створки черной камеры-обскуры или черной дыры театрального зазеркалья за приподнятым занавесом манят танцовщицу. Текучая пластика сближения женщины и тени отражает волнообразный путь самопостижения с отливами-приливами состояния души.



«Бессонница». Валерия Муханова и Семен Величко. Дуэт пронизан магнетическим притяжением инь и ян.

Венчали вечер килиановские «Маленькая смерть» и «Шесть танцев». В планах театра приобрести еще один опус Йиржи Килиана, который позволит сделать монографический вечер (некую килианиану) из четырех его разных балетов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 4 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика