Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-12
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 02, 2012 9:11 pm    Заголовок сообщения: 2012-12 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120201
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера; Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| В Перми поставили The Second Detail
Где опубликовано| Российская Газета
Дата публикации| 2012-12-02
Ссылка| http://www.rg.ru/2012/12/02/balet-site.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Пермский театр оперы и балета стал третьей отечественной труппой, которой удалось обзавестись спектаклем главного хореографа конца ХХ века. Причем уральцы не стали повторять выбор Мариинского и Большого театра, их заинтересовала практически неизвестная в России The Second Detail.

Еще четыре года назад вообразить появление в Перми легендарного балетного радикала было равнозначно утверждению того, что нынешнее поколение будет жить на Марсе. Тогда оперный театр решил сделать вечер современной хореографии и пригласил молодого петербургского хореографа Алексея Мирошниченко перенести свой балет "Ринг". Труппа в невинных модернизациях оказалась на грани провала: ускоренный темп, аранжировка классических движений, сам импровизационный дух оборачивались свинцовой тяжестью. Вероятно, ущемленная профессиональная гордость компании, имеющей почти официальный статус третьей в России, заставила вскоре позвать Мирошниченко на должность главного балетмейстера.

Вечер одноактных балетов, финалом которого стала The Second Detail Форсайта, открывается "Вариациями на тему рококо" - прошлогодней премьерой Мирошниченко. Пачечный балет, поставленный в стиле Баланчина, выглядит взаимным объяснением в любви хореографа и его труппы. Он не только подарил танцовщикам очередную возможность танцевать боготворимого в Перми Чайковского (там сам оперный театр носит его имя), но и продемонстрировал во всей красе особенности местной школы с ее любовью к мягким точеным ногам с огромным подъемом, обморочной замедленности темпов и огромной амплитуде движений. Они же изо всех сил стараются соответствовать легкости, мобильности и взрывчатой энергии Мирошниченко. Souvenir англичанина Дагласа Ли также демонстрируют стремительно пройденный огромный путь освоения современной хореографии. Эмблемой этих трансформаций становится Наталья Моисеева. Народная артистка и прима-балерина, начавшая свой 25-й театральный сезон, первоклассная исполнительница классических балетов, она в середине своего профессионального пути нашла новый образ благодаря встрече с балетами Баланчина и Роббинса. В спектакле Дагласа Ли она оказывается самой органичной из исполнителей: выпестованный и отточенный дар танцевальных метаморфоз превращает Моисееву в центр композиции.

В балете Форсайта среди тринадцати танцовщиков заняты все, кто успел засветиться в последних экспериментах театра. Но есть и те, чьи имена еще мало что говорят даже пермякам: хореография Форсайта требует не только свежих сильных мышц, но и открытого сознания. Хотя в России для адаптации авангардного хореографа к местным условиям выстроена прекрасная теоретическая магистраль наследия "Петипа - Баланчин - Форсайт", стиль американца взрывает все представления об устойчивости и неизменности мира - те основы, на освоение которых русская академическая школа тратит восемь лет обучения. 22-минутная композиция, поставленная на электронные звуки Тома Виллемса, постоянного композитора Форсайта, изначально лишена любой симметрии - гармонии в понимании классической хореографии. В этой системе нет солистов и кордебалета: каждый из танцовщиков на какие-то мгновения может оказаться в центре, мужской и женский ансамбль то соединены общим танцевальным потоком, то противопоставлены друг другу. Но их объединяет то свойство, которое хореограф зафиксировал в названии одного из своих балетов - "головокружительное упоение точностью".

Отечественные танцовщики прекрасно знают и чувство головокружения, и точности. Но традиционный академический репертуар не требует их соединения в каждом мгновении пребывания на сцене. Форсайт же без этого микста невозможен. Постоянный ассистент хореографа Ноа Гелбер работал с артистами Мариинки и Большого театра, поэтому как никто понимает проблемы российских танцовщиков при освоении метода Форсайта. В пермяках нет той ледяной рассудочности, с которой некоторые виртуозные в современной хореографии компании представляют эту хореографию, словно под микроскопом изучая атомное строение каждого движения. Наноточности исполнению The Second Detail пока не хватает, но танцовщики бросаются в эту хореографию с отвагой и нагнетают то высоковольтное напряжение, что пожирает сцену и зал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Дек 02, 2012 9:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120202
Тема| Балет, юбилейный гала-концерт; Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Целую крепко, ваш Лиепка…
В Кремлевском дворце отметили 50-летие Андриса Лиепы

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 26108
Дата публикации| 2012-12-03
Ссылка| http://www.mk.ru/daily/newspaper/article/2012/12/02/781940-tseluyu-krepko-vash-liepka.html
Аннотация| ЮБИЛЕЙ

Белокурый сказочный принц, символ балета 80-х… Этих слов вполне достаточно, чтобы понять, что речь идет об Андрисе Лиепе. Выдающийся танцовщик последней четверти XX века отметил в Кремлевском дворце свое 50-летие.


фото: РИА Новости

Андрис всегда жил в тени имени своего отца — гениального Мариса Лиепы — и из скромности никогда не придавал собственной фигуре в истории классического танца большого значения. Он создал Фонд имени Мариса Лиепы, ведет большую работу, посвященную его памяти, даже подписывается так же («целую крепко, ваш Лиепка»). Между тем талант его как лирического танцовщика, идеального балетного принца превосходит отцовский, да и известен во всем мире он гораздо больше. Николай Цискаридзе любит вспоминать, как во времена его ученичества все балетные мальчики мечтали походить на Андриса. Девочки же рисовали идеальные пропорции его фигуры в своих тетрадках и, закрыв глаза, воображали себя Ниной Ананиашвили. Пара до отъезда Лиепы в Америку находилась на пике популярности.

Подражают им и сейчас — Михаил Крючков и Ана Туразашвили, сегодняшние артисты Большого театра, обликом и манерами чем-то напоминают этих артистов. Нина и Андрис были первыми, кто сумел поработать в баланчинской труппе «Нью-Йорк Сити Балле», и приобрели в Америке такую популярность, что хитом компании «Трокадеро де Монте-Карло», делающей пародии на балет и состоящей из одних мужчин, долгое время оставался номер, изображающий их дуэт.

Об этапах жизни знаменитого артиста рассказывала кинохроника, открывавшая юбилейный гала-концерт. Андрис успел побывать премьером не только Большого или Мариинки, но и Американского балетного театра (ABT), где «дитя перестройки» (как называла его американская пресса) танцевал по приглашению Михаила Барышникова.

Довелось Лиепе-младшему поработать и с Хорхе Донном в труппе Бежара. Тогда он и познакомился с Патриком де Бана, солистом бежаровской труппы. Выступление этого танцовщика и хореографа в дуэте с экс-этуалью Парижской оперы Мануэлем Легри, нынешним директором Венского балета, который также приехал поздравить юбиляра, придало гала-оттенок чувственности. Пластические изыски, показанные Легри и де Бана в номере из балета, и стали тем главным сюрпризом, который Андрис, режиссер собственного юбилейного вечера, приготовил искушенной московской публике.

Но сюрпризы на этом не закончились. Директор Венского балета привез с собой и своих артистов — приму этой труппы Людмилу Коновалову и ее партнера Роберта Габдуллина, которые в качестве подарка преподнесли Андрису несравнимое ни с каким другим по сложности и красоте нуреевское па-де-де из балета «Щелкунчик».

Денис Родькин и его партнерша, прима Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Мария Семеняченко, прекрасно показались в другом па-де-де Чайковского — из балета «Лебединое озеро». Ученик Николая Цискаридзе в Большом Зигфрида пока не исполнял. Но несмотря на то, что подготовил для вечера лишь концертный номер, своей наполненной нюансами игрой, а также впечатляющим техническим уровнем доказал, что вправе претендовать на эту статусную партию в хореографии Григоровича.

Еще одним танцующим директором, украсившим гала-концерт, оказался Денис Матвиенко. Нынешний худрук балета Национальной оперы Украины находится в отличной форме и впечатляюще выступил в па-де-де из «Дон Кихота» в финале юбилейного вечера. В его танце, конечно, чувствовалась и культура исполнения, чего несколько не хватило чернокожему американцу с гигантским прыжком Бруклину Маку в вагановском номере «Диана и Актеон» (Дианой в паре с премьером Вашингтонского балета вышла солистка Бостонского балета Уитни Дженсен).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 06, 2012 6:32 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 7:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120301
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера; Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Принципиально беспринципный балет
"The Second Detail" Уильяма Форсайта в Перми

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №228/П (5013)
Дата публикации| 2012-12-03
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/2081297
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


С форсайтовской позы croise и началась ревизия академических навыков пермской труппы
Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ


Вся галерея

В Пермском театре оперы и балета впервые поставили Уильяма Форсайта "The Second Detail" на музыку Тома Виллемса — 20-минутный балет для 14 исполнителей в Пермь перенес постоянный ассистент хореографа Ноа Гелбер. Из Перми — ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

"The Second Detail" завершал трилогию современных опусов — кроме "Детали" в программу вошли "Вариации на тему рококо" Алексея Мирошниченко и "Souvenir" Дагласа Ли. Инициатор постановки, худрук пермской труппы Алексей Мирошниченко,— один из главных отечественных форсайтоведов-практиков: в Мариинском театре, первым в России освоившим продукцию знаменитого хореографа, он был бессменным репетитором форсайтовских балетов. Теперь же по неистребимой, чисто петербургской склонности к классическому искусству худрук Мирошниченко составил программу из поздней балетной неоклассики, надеясь объяснить публике, что далеко не все современное стоит называть модерном.

Действительно, "The Second Detail", поставленная Форсайтом в начале 1990-х в Канаде,— одна из самых классичных работ этого признанного деконструктора классики, сознательно разрушавшего базовые принципы традиционного балета и заставлявшего тела артистов балансировать на грани физических возможностей. В "The Second Detail" — редкий случай — форсайтовская хореография выглядит почти академично. Недаром на авансцене водружена табличка с определенным артиклем "The": определенность формы танца позволяет описывать целые фрагменты в традиционных терминах классического экзерсиса, да и одеты артисты почти в репетиционное — серые трико и купальники. Балет начинается с поз efface и croise, которые проходят в первом классе хореографических училищ: плечи развернуты в один угол, голова — в другой, правая нога открыта вперед — строго напротив правого плеча. Трансформируют классическую позу руки, затянутые назад, за пределы плеч: от этого нарушается строгая вертикаль корпуса — он прогибается дугой и перекашивается вбок.

Вот так — то невинно утрируя, то остроумно шаржируя академические па, Форсайт подшучивает над манерами артистов-классиков. Над их привычкой тщательно устраиваться в пятой позиции перед началом движения; над деловой походочкой — с пятки, которой они гордо удаляются с центра класса-сцены после успешного исполнения особо навороченной комбинации; над сугубо производственными отношениями между партнерами; над умением подчинить себя кордебалетному стаду и одновременному стремлению выделиться из массы. Выделиться позволено каждому из 14 участников: в череде молниеносных соло и дуэтов, вспыхивающих среди мерного аккомпанемента дисциплинированных корифеев, заложены немалые риски — внезапный и резкий прогиб во время больших туров; зигзаг корпуса, непомерно осложняющий вращение; выброс ноги по беззаконной траектории и прочие волюнтаристские эскапады.

Ближе к финалу среди разбушевавшихся "производственников" появляется босая девушка в кое-как сконструированном белом платье. Ее экспрессионистские метания среди стройных шеренг напоминают танец жертвы-избранницы из какой-нибудь "Весны священной". Руки то неистово обрисовывают "беременный" живот, то выламываются из суставов, подскоки лишены даже намеков на академизм, тяжелый бег с пятки и бурное сотрясение всех частей тела отсылают к праисторическим шаманским пляскам. После серии неистовств "шаманка" бахается на пол навзничь и замирает, "академики" довольно механистично продолжают исполнять свои па — и, когда уже кажется, что ничего в их мире не изменилось, один из танцующих вдруг прерывает упражнения и опрокидывает ногой "The", зачеркивая этим актом всякую — в том числе эстетическую — определенность.

Пермские артисты, которых набралось на три состава (что само по себе достижение, ведь даже в ведущих балетных труппах страны танцовщиков, приспособленных к современному танцу, наскребается не более трех десятков), исполняют "The Second Detail" с благоговением и старанием, будто какую-нибудь "Баядерку". Изломы и вывихи классических па они воспроизводят с усердной робостью, словно боясь "вывихнуться" не по правилам. Приученные работать в балетах, где у каждого свое определенное место в иерархии, они стесняются демонстрировать тот агрессивный индивидуализм, без которого испаряется революционный драйв форсайтовских пассажей, оборачиваясь скромной шалостью на заданную тему. Показательно, что лучшими (то есть наиболее приближенными к духу и букве стиля Форсайта) в "The Second Detail" оказались не чистые солисты-классики, а танцовщики, что называется, demi — то есть неявно выраженного амплуа: Тарас Товстюк, Роман Тарханов, Евгения Ляхова, Артем Мишаков, Наталья Макина. И, конечно, красотка Анна Поистогова — стильная, эротичная, будто самой природой созданная для форсайтовских экстримов, солировавшая на премьере на четвертом месяце беременности — под собственноручную расписку об осознании и принятии всех рисков.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 06, 2012 6:34 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 7:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120302
Тема| Балет, проект «Большой балет», Персоналии,
Авторы| Галина Куличкина
Заголовок| Пермская балетная пара – вторая в России
Где опубликовано| Новости Перми и Пермского края
Дата публикации| 2012-12-03
Ссылка| http://permnew.ru/news?post_id=11839
Аннотация|



ВСЕ ФОТО

2 декабря вечером по итогам конкурса уникального и масштабного проекта «Большой балет» на канале «Культура» второй парой страны признаны молодые солисты Ксения Барбашева и Александр Таранов из Пермского академического театра оперы и балета. Это большая победа, если учесть, что на конкурс было отобрано семь пар исполнителей из ведущих театров России.

Впереди юных пермяков оказалась пары из Большого театра - Анна Тихомирова и Артем Овчаренко. По сути пермский балет в их лице признан вторым в России после Большого.

В течение двух месяцев на глазах не только российской, но и международной телепублики (об этом было специальное сообщение на канале «Культура») молодые танцовщики показывали, на что они способны в искусстве балета. Требовалось показать шесть разных номеров и продемонстрировать не только безупречную технику классического наследия, но и владение языком современной хореографии, проявить артистизм, творческую индивидуальность. Молодых исполнителей оценивало на глазах многотысячной аудитории очень даже придирчивое жюри, в которое вошли под председательством примы-балерины Мариинского театра Дианы Вишневой звезды мирового балета- художественный руководитель балетной труппы Флорентийского театра Maggio Danza Владимир Деревянко, репетитор балетной труппы Bejart Ballet Lausanne Азарий Плисецкий.

Ситуация на конкурсе развивалась для пермяков не всегда благоприятно. Жюри и зрителей, видимо, сразу покорил Александр Таранов в роли Шута (премьера балета «Шут» на музыку Прокофьева состоялась в Перми в прошлом году). Особенно жюри восхитил момент, когда у Саши ослаб на ноге тапочек, и он его в большом батмане так изящно сумел выкинуть за кулисы, что некоторые этого не заметили. Для Ксении роль Шутихи стала премьерной на конкурсе в Москве. Балерина волновалась, и это было заметно. В следующем выходе на сцену с сольным танцем она опять была не уверена в себе, что тоже ей помешало блеснуть. По итогам голосования жюри Ксения поначалу отставала от Александра, который шел уверенно в первой пятерке конкурсантов. Но к середине проекта на наших глазах из двух танцовщиков все-таки родилась пара. Сначала признаки настоящей балетной пары мы увидели на показе Венгерского танца Брамса в постановке Алексея Мирошниченко, а перелом их совместного сценического существования наступил в исполнении номера в индийском стиле (танец, в основном, руками и телом), поставленном для них Акрамом Ханом (Великобритания). Наконец балетная пара состоялась окончательно, с точки зрения зрителей, в финальном концертном выступлении «Ноктюрн», хореография А. Мирошниченко на музыку Леонида Десятникова.

По поводу исполнения сочинения индийского хореографа пермяками Владимир Деревянко отметил, что это очень трудный номер, в нем главное - медитация как источник для полета души, и «у них это получилось». Другой член жюри Владимир Малахов вспомнил, что видел подобную хореографическую медитацию в исполнении прославленной Сильви Гиллем, и признал, что для Ксении это огромный шаг вперед. Азарий Плисецкий назвал их номер «завораживающей статичностью». И если раньше Ксения всегда получала от жюри меньше баллов, чем Александр, то на этом номере они оба получили от каждого члена жюри по высшей оценке - «десятке».

Можно рассказать отдельную историю, как Александр и Ксения съездили к Хану в Лондон, единственные из всех конкурсантов приобрели опыт зарубежного творческого тура. Но скажем самое главное: именно их, а не кого-то другого Акрам Хан выбрал для постановки своего номера в проекте «Большой балет».

На церемонии вручения наград Ксения и Александр поблагодарили не только жюри, организаторов проекта «Большой балет». Сердечную признательность они выразили репетитору Виталию Полищуку (пермские балетоманы помнят его как многолетнего бессменного Принца пермского балета), который их поддерживал в Москве. А также художественного руководителя пермского балета и автора номеров для телепроекта Алексея Мирошниченко. Думается, к их признательности присоединяются все пермяки: только команде под силу такие творческие достижения.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 12:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012113103
Тема| Балет, МАМТ, Премьера; Персоналии, Иржи Килиан, Йорма Эло
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Танцы ни о чем
Премьера балетов «Первая вспышка» и «Бессонница» в МАМТе

Где опубликовано| Журнал ИТОГИ №49 / 860
Дата публикации| 2012-12-03
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2012/49/184847.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Разговоры о смене трендов в музыкальном театре обычно полны натяжек. Если их допускать, нынешние премьеры могли бы обозначить любопытный тренд: московская сцена приглушила голод по шедеврам полувековой и четвертьвековой давности и обратилась к свежему мейнстриму. Что из этого мейнстрима станет нетленкой, покажет время, пока же интересно на него просто посмотреть. Выбранные МАМТом одноактные балеты «Первая вспышка» и «Бессонница» сделаны соответственно Йормой Эло и Иржи Килианом в 2003—2004 годах для Нидерландского театра танца (это лучший в мире стимулятор процесса). Качество у них разное, но уже понятно, что к безусловным шедеврам их не причислить в отличие от непремьерных «Шести танцев» и «Маленькой смерти» Килиана, приобретенных МАМТом года два назад и показанных для комплекта в тот же вечер. Но в качестве примеров того, чем дышал в нулевых и продолжает дышать сейчас современный балет, они приемлемы.

Йорма Эло реагирует на художественные вызовы по-фински спокойно и рационально. Для «Первой вспышки» он выбрал концерт соотечественника Сибелиуса, и были опасения, что два финских темперамента на один балет — немного слишком. Классик, однако, выглядел человечнее. А Йорма Эло еще раз обнаружил, что он немножко Кай и ему непременно надо сложить из льдинок слово «вечность». Только пользуется он не палочкой, а чем-то технологичным, хотя вряд ли в этом признается. Оттого движения танцовщиков разнонаправлены и по-особому прихотливы — так могла бы двигаться толпа в мегаполисе, будь у нее хорошее хореографическое образование. Три пары героических солистов МАМТа справляются с чудовищной сложности текстом, и как им, воспитанным на «ручках крендельком», это дается, можно догадываться.

Иржи Килиан, прямо или косвенно считающийся учителем финна, выглядит в таком соседстве человеком постарше (что, собственно, и есть), и его по давней формуле волнует, не как движутся люди, а что ими движет. Сеанс психоанализа в телесном искусстве требует радикального решения, и Килиан придумал сценографический ход, ставший скелетом спектакля: сцену перегораживает белый экран, прорези в котором становятся входом и выходом в подсознательное. Необязательно, что из ниоткуда возникают именно артисты: это может быть рука, стопа, треть корпуса, даже бунюэлевский глаз. Встреча с потусторонним не особо приятна, но соло и дуэты позволяют артистам выговориться. Тут, конечно, Килиан прекрасен как хореограф и безупречен как меломан, услышавший в саундтреке Дирка Хаубриха разъятого на звуки Моцарта.

Директора обычно сетуют, что столь любимые критикой современные бессюжетные одноактовки продать куда труднее, чем заросшее тиной «Лебединое озеро». Публика МАМТа опровергла это правило как минимум на премьере. МАМТ сам себе эту публику воспитал, как-то обдуманно рискуя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 1:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012113104
Тема| Балет, Азербайджанский Государственный Академический Театр оперы и балета; Персоналии, Мария Аллаш, Александр Волчков (БТ)
Авторы|
Заголовок| Звезды Большого театра блистали в "Лебедином озере" на бакинской сцене – ФОТО
Где опубликовано| Day.Az
Дата публикации| 2012-12-03
Ссылка| http://news.day.az/culture/370188.html
Аннотация|



В первый день зимы на сцене Азербайджанского Государственного Академического Театре оперы и балета с аншлагом прошел спектакль "Лебединое озеро" Петра Чайковского с участием ведущих солистов Государственного академического Большого театра России – прима-балерины, народной артистки России, лауреата международных конкурсов артистов балета Марии Аллаш и заслуженного артиста России, лауреата международных конкурсов артистов балета Александра Волчкова.

Спектакль состоялся в рамках совместного проекта с Межгосударственным фондом гуманитарного сотрудничества стран СНГ под названием "Новое передвижничество". Данный проект направлен на возрождение и активизацию культурных контактов между странами-участницами СНГ.

Высокий постановочный уровень спектакля и, как следствие этого, постоянные приезды звезд как Большого, так и Мариинского театров - это результат ежедневной кропотливой работы руководства театра, которое по мере своих возможностей старается поддерживать высокий профессиональный уровень как премьерных, так и "рядовых" спектаклей, тем самым подтверждая звание одного из "культурных островов" в общественной жизни нашей столицы.

С большим успехом в спектакле выступили и азербайджанские артисты балета - Камилла Гусейнова, Римма Искендерова, Елена Скоморошенко, Юлия Фершдант, Сабина Гаджидадаш, Нигяр Ибрагимова, Макар Фершдант, Гюльагаси Мирзоев, Ислам Исламов и др.

Спектаклем дирижировал народный артист Азербайджана, профессор Джаваншир Джафаров.

После спектакля прима-балерина Большого театра Мария Аллаш сказала следующее: "Я впервые выступаю на бакинской сцене, и рада предоставленной возможности выступить в вашем прекрасном городе. Я была приятно удивлена профессиональным уровнем ваших танцоров, у вас замечательная балетная труппа. Бакинский зритель очень чуткий и доброжелательный. И если мне представится возможность еще раз выступить на сцене вашего замечательного театра, то я с удовольствием это сделаю".

ФОТОРЕПОРТАЖ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 3:40 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 6:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012113105
Тема| Балет, МТ; Персоналии, Владимир Шкляров
Авторы| Вера ЧИСТЯКОВА, фото: Ирина ЛЕПНЁВА
Заголовок| Путешествие принца Зигфрида из Петербурга в Москву
Где опубликовано| Проект "Танцевальный Клондайк"
Дата публикации| 2012-12-02
Ссылка| http://dancerussia.ru/publication/296.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

По приглашению художественного руководителя балетной труппы Большого театра Сергея Филина в спектакле «Лебединое озеро» на сцене Большого театра выступил любимец московской публики, премьер Мариинского театра Владимир Шкляров. Вера Чистякова встретилась с артистом после дебюта.



- Ваши впечатления от обновлённой исторической сцены Большого?

- Впервые я выступил на ней в апреле этого года – на концерте памяти Мариса Лиепа. Сцена непростая – огромная, с непривычным «для чужих артистов» наклоном. Но невозможно не оценить то, что здесь всё сделано для того, чтобы артист выходил и показывал самый высокий уровень танца.

- А узнаваем ли театр в целом? Было ли ощущение, что Вы вернулись в то время, когда совсем юным артистом исполняли на сцене Большого балет «Этюды» (в рамках фестиваля «Золотая маска»).

- Нет, ощущения возвращения в прошлое не было. И театр изменился, и я стал другим. Когда я приезжал выступать сюда восемь лет назад, я был солистом с двухлетним стажем работы в театре. Всё вокруг меня очень впечатляло и вдохновляло – я ходил по старому театру, вдыхал его запах, и с трепетом думал о том, что здесь, именно здесь! выступали такие великие мастера, как Галина Уланова, Владимир Васильев, Марис Лиепа… и я – мальчишка, сейчас невольно наступаю на их следы… впитываю в себя их энергетику…
Всё движется вперёд и искусство, и техника. Сегодняшняя сцена Большого театра не могла сохранить в абсолюте свой прежний вид, от которого «пахло историей», но зато она стала очень удобной для современных спектаклей. Наш Мариинский театр тоже идёт по этому пути – в мае планируется открытие Мариинки-2, а наше очень-очень любимого старое здание закроется на реконструкцию. Это неизбежно.

- Вы ходили на утренний класс в Большом театре. Понравились ли новые репетиционные залы?

- Очень! Я ходил заниматься в первый зал, который находится на седьмом этаже в историческом здании. Насколько я понял, он повторяет размеры и покат исторической сцены – это очень удобно для артистов. У нас в театре на время утренних классов ребята приносят железные палки (станки) и ставят их в центр зала, потому что не всем хватает места. А в Большом можно придерживаться старинной традиции: балерины и премьеры стоят у центрального станка и смотрят на себя в зеркало, кордебалет занимается сбоку.

- Сколько дней ушло на подготовку дебюта в Москве?

- Шесть. Больше не было возможности в связи с моей колоссальной (без кокетства) занятостью. У нас была договорённость с художественным руководителем балетной труппы Большого театра Сергеем Филиным о том, что в начале этого сезона я станцую спектакль с труппой Большого театра, мне этого очень хотелось, и как только у меня выдалась свободная неделя, я рванул в Москву.

- Работать с Андреем Меркурьевым, как с педагогом-репетитором, это Ваш выбор?

- Так сложилась ситуация. Я должен был подготовить свой дебют с педагогом-репетитором Большого театра Александром Ветровым, но он был очень занят на постановочных репетициях «Ивана Грозного». Я боялся упустить время. Нужен был взгляд со стороны с первых шагов работы в зале. И я благодарен Андрею за его отзывчивость – он приехал на первую мою репетицию помочь. Мы давно знаем друг друга и понимаем (работали вместе в Мариинском театре). И для меня, и для Сергея Юрьевича Филина важен был конечный результат – спектакль – поэтому вопрос, является на данный момент Андрей Меркурьев официальным педагогом театра или не является, оказался вторичным.

- Вы были знакомы с версией «Лебединого озера» Юрия Григоровича раньше?

- Мне присылали видеозаписи из Москвы – спектакли в исполнении Андрея Уварова и Руслана Скворцова. В Москве перед своим выступлением посмотрел уже «живой» спектакль Руслана Скворцова – у него хорошо сделана роль.
Версия Юрия Григоровича сложная – очень много танцевального языка – красивого, благородного, мужского – задействован весь технический арсенал танцовщика. Много возможностей показать себя, как артиста, раскрыть разные черты своей натуры, показать перемену характера. Это «Лебединое озеро» создано для сильных духом молодых людей, в которых есть харизма.



- Ваш Зигфрид Московский перенял манеры Зигфрида Петербургского или стал совсем другим персонажем?

- Московская и петербургская школа сильно отличаются. Версии «Лебединого озера» в Мариинском и в Большом отличаются тоже. Времени у меня было немного. Что я мог сделать? Выучил хореографию и станцевал – так, как умею. Осознаю, что к моменту дебюта «обмозговать» до конца философский спектакль Григоровича не успел. Но признаю, что приобрёл бесценный опыт, открыл для себя много нового. С удовольствием станцевал бы этот балет опять. Уже по-другому.

- Расскажите свою историю Принца Зигфрида.

- В спектакле Юрия Григоровича всё иносказательно. Белый лебедь – это первая любовь, очень чистые отношения, которые влекут за собой очень непростые последствия. Чёрный лебедь – плод фантазии влюблённого, который видит не правду, а то, что хочет видеть. В разлуке с девушкой, которая действительно дорога его сердцу, но в силу определённых обстоятельств труднодоступна, неуловима, Зигфрид, мечтая, наделяет иную девушку её достоинствами. Злой Гений – разум Принца – творит чёрное дело, в то время как сердце изнывает в сомнениях. Мысленно Принц убеждает себя в том, что Одиллия – та же Одетта, и что с ней он обретёт то самое счастье, которого желал. Но Зигфрид жестоко обманывается. Жизнь выбрасывает его на пустой берег – ошеломлённого. Финал – это не реальные события (то есть, Зигфрид не приходит на озеро, не встречается с Одеттой, не просит прощения у неё, не становится свидетелем её реальной смерти). Финал спектакля – это опять-таки размышления Принца, его неизбежный приговор самому себе, диалог его сердца, которое не хочет расставаться с верой в счастье, и разума, который лишает Принца этой веры. Одетта не гибнет – она жива, но безвозвратно ушла её любовь из жизни Зигфрида, Принц больше никогда не сможет быть с нею вместе. Нет живого трепетного сердца, нет глаз, за которыми хочет лететь душа… Даст ли жизнь второй шанс? Вопрос остаётся без ответа.
Это один из вариантов интерпретации образа, спектакля, но их множество… Не хочу никому навязывать своего мнения. Не только каждый артист, но каждый зритель волен понимать спектакль по-своему. И я говорю сегодня так, но допускаю, что завтра мой взгляд на это «Лебединое озеро» изменится.

- Московские зрители отличаются от петербургских?

- В Москве публика шумная и весёлая, меня принимали очень тепло – это лестно! В Петербурге публика более холодная, как и наш город. Но если тебя там полюбили, то точно не на один вечер – навсегда.

- Как Вы чувствуете музыку балета? Светлое или тёмное начало
доминирует в ней?

- Они равны. Поэтому и счастливый финал нашего петербургского спектакля, и трагичный финал Вашего московского оправданы. Люблю счастливые финалы в красивых историях. Все их любят. Но они редко случаются. И Григорович не зря закончил балет на пессимистичной ноте.

- Московская версия «Лебединого озера» не стала Вам ближе петербургской?

- Нет, конечно. Мне всё равно ближе наш спектакль. Я танцую его уже на протяжении восьми лет, он продуман до мелочей. Мне нравится долгие годы жить в одном спектакле, это интересно. И ещё… я люблю сказки.

- А Вы считаете, в нашей жизни есть место сказке?

- Да. Это свет глаз любимого человека в ответ на твоё стремление порадовать или удивить.

- Романтические истории, подобные тем, что случаются с Вашими персонажами в спектаклях, случались с Вами в реальности?

- Рассказывать об этом никогда не стану…

- Когда можно назвать любовь счастливой, а когда несчастной?

- Вы знаете, люди наверное могут быть счастливы и счастливой, и несчастливой любовью, как бы это парадоксально не звучало. Но я считаю, что отношения между мужчиной и женщиной должны строиться исключительно на уважении и понимании друг друга, на доверии, на дружбе. Такое, вроде бы, банальное выражение, как «семья – одно целое», много значит для меня. Бережно нужно относиться друг к другу.

- Вы танцевали спектакль с Екатериной Крысановой (Одетта-Одиллия) и Юрием Барановым (Злой гений). Насколько я знаю, это Ваше первое творческое сотрудничество с этими артистами…

- Да, первое, но мне было очень комфортно и приятно танцевать с ними. Я чувствовал их увлечённость спектаклем, их любовь к нему, и чувствовал, что они относятся ко мне не как к гостю, а как к родному, желают «посвятить меня во все тайны». Благодарю!

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 7:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120306
Тема| Балет, проект «Большой балет», Персоналии, Андрей Сорокин и Лариса Люшина
Авторы| Ирина Клепикова
Заголовок| «Большой балет» стал для уральских танцовщиков «эскалатором, бегущим навстречу»
Где опубликовано| Областная газета
Дата публикации| 2012-12-03
Ссылка| http://www.oblgazeta.ru/culture/4781/print/
Аннотация|

Завершился большой праздник балета. В течение двух месяцев 13 танцовщиков, 13 хореографов, 13 членов жюри держали в напряжении зрителей телеканала «Культура»: кто победит? В минувшее воскресенье на гала-концерте, в котором, помимо конкурсантов, приняли участие ещё и 13 приглашённых звёзд балета, были объявлены итоги: «Большой балет» вручил два (!) гран-при — дуэтам из Большого театра и из Пермского оперного. Уральские танцовщики Андрей Сорокин и Лариса Люшина заняли 12-е и 13-е места.


Лариса Люшина и Андрей Сорокин с «Мелодией» Глюка. IV тур конкурса. Одна из трудностей номера — искусство владения шарфом в танце. Фото Алексея Яковлева.

Мнения уральцев, болевших за земляков, разделились на прямо противоположные. Одни, приходя на спектакли Екатеринбургского оперного, отыскивали в портретной галерее театра фото Ларисы и Андрея и с искренним уважением шептали: «Это наши — с «Большого балета»! Другие жаждали расправы: раз занимают последние места в конкурсе — уволить из труппы. Смешно слушать, ей-богу! Если с таким радикализмом относиться ко всем профессиональным соревнованиям, то не-лидеров конкурса «Славим человека труда» надо четвертовать, а стабильно проигрывающий «Автомобилист» поставить к стенке или лишить гражданства (надеюсь, у читателей хватит чувства юмора отнестись к аналогиям с пониманием).

«ОГ» еженедельно сообщала читателям результаты каждого тура «Большого балета», переживала за невысокие рейтинги уральской пары, но не поддавалась на предложения доброхотов «раздолбать проигрывающих». Балет — не спорт. И уж тем более не «война на поражение».

К тому же мы знали то, о чём иные зрители и не догадывались: все шесть туров «Большого балета» были записаны заранее, с 15 по 23 июля. За девять дней. И к началу конкурса в эфире ребята уже знали свой результат (но, как и все участники, дали подписку о неразглашении). ТВ растянуло для зрителей шоу на два месяца, а потому и нам не следовало развенчивать интригу. Причины же такого результата уральцев были очевидны.

Для тех, кто в сердцах негодовал, «мол, надо было послать на конкурс от Урала более опытную пару», сообщу: у конкурса были достаточно жёсткие возрастные рамки, в которые попадали именно Лариса Люшина и Андрей Сорокин. И танцовщики, и художественный руководитель Екатеринбургского балета Вячеслав Самодуров, и театр понимали весь риск. Оба танцовщика в труппе — около года, к сольным партиям только подступают, а самое главное — до конкурса они не танцевали дуэтом (остальные участники в своих театрах — уже сложившиеся пары). И всё-таки невозможно было не использовать шанс «Большого балета», даже при том, что именно на дни подготовки и записи конкурсных туров в Москве выпадала... свадьба Ларисы Люшиной. Документы в загс были давно поданы, и «Перенести, конечно, нельзя...» — не столько спросил, сколько констатировал, узнав о свадьбе, В.Самодуров. Но именно эту пару он видел перспективной для участия в телевизионном балетном конкурсе. Именно на них, специально для проекта, поставил сложный, на вырост, номер «Пассакалия».

Они рискнули. И с честью, несмотря на невысокие баллы, выдерживали ежедневный конкурсный напряг. Урок, репетиция, репетиция в студии «Мосфильма» по свету, съёмка, снова — репетиция до 11 часов вечера, но уже номера на следующий тур. А с утра — всё по новой. Даже когда организаторы конкурса устроили для участников два выходных дня, они продолжали репетировать, осваивать и шлифовать новые для них номера. По девять часов в день. А когда Лариса улетела на свадьбу, Андрей продолжал репетировать в одиночку. «Одному, правда, репетировать труднее, — смеётся он сейчас. — Конкурс и так напоминал эскалатор, который бежит тебе навстречу, и надо превысить его скорость, его сопротивление, чтобы продвигаться вперёд».

Кто смотрел все выпуски «Большого балета», знает: 13 участников — хоть и красивое для шоу число, но... вынужденное. Планировалось участие семи дуэтов. Одна из солисток московского театра «сошла с дистанции» ещё до начала конкурса, на стадии его подготовки. Быть избранником беспрецедентного, первого в России шоу-конкурса оказалось непросто. Уральцы выдержали. И получили за девять дней одного года уроки, на которые в театре обычно уходят годы. Молодость преходяща. А неопытность им помогали преодолевать их худрук Вячеслав Самодуров, который мудро «не пришпоривал коней», бывшая прима столичного театра Любовь Кунакова (она репетировала с ними номер из «Ромео и Джульетты») и члены жюри. Самый главный совет мэтров балета, который Лариса и Андрей вынесли с конкурса, — по духовной наполненности образов. Ну, а это дело наживное.

«Большой балет», признаются, на какое-то время опустошил их. Андрей, вернувшись домой, проспал... 17 часов подряд. У Ларисы, отправившейся с мужем в Новосибирск к родителям, не было сил и желания ни на какие новые впечатления — даже просто смотреть из окна. Но, как и всем участникам конкурса (их впечатления — в интернете, на балетном форуме), эти девять дней запомнятся Ларисе и Андрею навсегда. «Большой балет» заставил их иначе взглянуть на профессию.

Мнение


Фото Сергея Гутника.

Вячеслав Самодуров, экс-премьер Мариинки и Королевского балета Ковент-Гарден, художественный руководитель балета Екатеринбургского оперного театра:

—Не надо слишком серьёзно относиться к результатам «Большого балета». Это всё-таки шоу. А в нём любая иерархия и рейтинг достаточно субъективны.

Нисколько не сожалею об участии Ларисы и Андрея в проекте. Напротив — рад: возможность для артистов провинциальных театров посоревноваться с премьерами театров столичных — большая удача. Да ещё в таких экстремальных условиях: каждый день — новый тур конкурса. Ни мне, ни кому-либо из членов жюри (а это люди выдающиеся) никогда не приходилось быть под таким «творческим прессингом». Уж поверьте! И ребята показали, что они — настоящие бойцы.

Наш дуэт ехал на «Большой балет» не выигрывать, а учиться. Лариса и Андрей ещё очень молоды и в сравнении с другими участниками конкурса малоопытны. До «Большого балета» они жили только в нашем творческом мире, точнее — мирке. Теперь увидели: горизонты гораздо дальше, чем казались прежде. Они примерили на себя новые роли, хореографию разных балетмейстеров. Поняли, что балет — это не только хореография, но и личность артиста. Узнали мировые стандарты и требования к танцовщикам. И уже сегодня, по возвращению, очевиден на сцене их творческий рост.

Кроме того, участие солистов Екатеринбургского театра оперы и балета поставило и сам театр на мировую карту в нашем жанре. К «Большому балету» — международный интерес. После проекта в мире балета узнают теперь и наш театр. Разве плохо, когда об уральском театре говорят по Би-би-си? Мы должны знать мировой контекст и своё положение в нём.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 11:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120401
Тема| Балет, проект «Большой балет», Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Двое на пуантах
О завершившемся проекте "Большой балет" рассказывают победители

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5952 (279)
Дата публикации| 2012-12-04
Ссылка| http://www.rg.ru/2012/12/04/balet.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Один из главных призов проекта достался солистам Большого театра Анне Тихомировой и Артему Овчаренко. Фото: Алексей Яковлев/РГ

В течение полутора месяцев каждый воскресный вечер на телеканале "Россия К" был отдан "Большому балету" - проекту, который пока не имеет в мире аналогов. Он представил семь молодых балетных пар из ведущих российских театров.

Жюри под председательством Дианы Вишневой отсмотрело шесть программ. Приз зрительских симпатий достался Кристине Шапран из Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Лучшей балериной была признана одноклассница Шапран по Вагановской академии Ольга Смирнова, ныне представляющая Большой театр. Лучшим танцовщиком назван Сергей Полунин, еще одно недавнее приобретение Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Главный приз достался двум парам - Ксении Барбашовой и Александру Таранову из Перми и солистам Большого театра Анне Тихомировой и Артему Овчаренко.

Как вы оказались среди участников "Большого балета"?

Анна Тихомирова:
Примерно полгода назад в театр приходили люди с телекамерами и снимали репетиции, классы. Как я понимаю, это и был кастинг. Для меня было большим сюрпризом, что нам с Артемом предложили участвовать в проекте, потому что в театре у нас нет общего репертуара.

Артем Овчаренко: Нужно было репетировать по два-три номера для ТВ с утра на Мосфильме, а потом мы ехали в Большой.

Кто у вас был стратегом и выбирал репертуар?

Анна Тихомирова:
Я старалась найти репертуар, который никогда не исполняла в театре.

Артем Овчаренко: Мы могли бы использовать свои многочисленные партии. Но организаторы поставили условие: только дуэтные номера, поставленные в XX или XXI веках. Каждый номер готовился всего по 2-3 дня.

С другой стороны, когда бы еще вы смогли поработать с Дэвидом Доусоном, балеты которого в России не идут.

Анна Тихомирова:
Дэвид Доусон нам сказал: "Я хочу поставить для вас что-то совершенно новое". Но когда он приехал, всего на пять дней, первые три дня мы никак не могли с ним даже встретиться. Дэвид не понимал, что происходит, нервничал. Мы только звонили и объясняли, что у нас все время съемки других номеров. Первый раз с ним мы встретились ночью после съемок "Колыбельной" Раду Поклитару, когда нам члены жюри единодушно поставили все десятки. В двенадцать ночи приехали в театр. Охранники решили, что мы сумасшедшие, но открыли зал. Дэвид оттаял буквально в процессе репетиции, потому что мы на кураже, на адреналине работали два часа без остановки.

Обычно артисты боятся травм, когда параллельно приходится танцевать классический спектакль и репетировать современную хореографию.

Анна Тихомирова:
Это действительно сложно: в современной хореографии задействована каждая мышца, и болит все тело. Но когда чего-то хочешь очень сильно, то можно добиться невероятных результатов. Мне кажется, это было счастливое время: у меня ничего не болело, потому что я от испуга просто не могла себе позволить это почувствовать.

Вы ощутили результаты проекта?

Артем Овчаренко:
Точно можно сказать, что участие в нем нас профессионально обогатило.

Анна Тихомирова: Я, честно говоря, никогда не хотела танцевать с Артемом. Видела, что многие пары ссорятся на репетициях. Я импульсивная, эмоциональная, а он - спокойный, уверенный - мне всегда помогал, шел на все уступки. Я его открыла с новой для себя стороны. И поняла, как важна в балете пара.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 03, 2012 11:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120402
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера; Персоналии,
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Балет The Second Detail в Перми: Запустили пламенный мотор
Где опубликовано| Газета "Ведомости"
Дата публикации| 2012-12-04
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/6768411/zapustili_plamennyj_motor
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Пермский театр оперы и балета поставил The Second Detail Уильяма Форсайта. До этого бескомпромиссный хореограф-авангардист сотрудничал в России только с Мариинским и Большим театрами


Стиль Форсайта освоили и в Перми Фото: Пермский театр оперы и балета

В Перми мысль о постановке Форсайта внедрил Алексей Мирошниченко. Молодой главный балетмейстер приехал на Урал из петербургского Мариинского театра, где как раз был «главным по Форсайту» — репетитором его программы. Три года назад эта идея казалась прекраснодушной иллюзией: пермская труппа танцевала величаво, торжественно и очень медленно. То есть строго перпендикулярно тому, чего требует от исполнителей Форсайт, чьи опусы заточены, кажется, для каких-то космических существ, у которых вместо суставов — расплавленная плазма, а вместо сердца — пламенный мотор.

The Second Detail, который выбрали для пермского дебюта, создан еще в тот период, когда хореограф не перешел к сложнейшим танцевальным перформансам, а изучал возможности балета, уже не совсем классического, но еще пуантного. Старые конструкции Форсайт развинчивал и соединял в немыслимой последовательности, нагревая до кипения стремительными темпами музыки Тома Виллемса, охлаждая функциональными купальниками-трико и нагнетая давление с помощью космических перегрузок хореографии. Он безжалостно скручивал и выкручивал суставы танцовщиков, запускал их в немыслимых поддержках, заставлял вращаться во всех плоскостях, игнорируя законы физики.

Вот в этом стерильно-точном мире предстояло поселиться уральским принцессам, которые с негой танцевали даже Баланчина. Причем пермской труппе бросили настоящий вызов: The Second Detail в отличие от многих других хитов Форсайта рассчитан не на штучных мастеров, а на полтора десятка танцовщиков. В электрическом свете балетной операционной безжалостно четка каждая фигура в серебристом трико. Но с шоком телесного несовершенства труппа справилась. Гораздо сложнее было выныривать из безликой группы в центр сцены, а в The Second Detail это постоянный прием Форсайта. Потери темпа и промазанные финальные точки обычно случались именно на первом плане. Зато безостановочные пулеметные очереди комбинаций почти не позволяли душевных рефлексий, которые любят подпустить в эту высшую математику отечественные артисты. Механизм высших сил действовал идеально и бесперебойно. Когда в финале эта энергия инопланетных существ столкнулась с неожиданно врывающейся в центр девушкой в белом платье, закоротило именно так, как и задумано в спектаклях Форсайта. Так и пермская премьера The Second Detail неуклонное движение мира не остановила, но у кого-то из зрителей представление о балете навсегда

Контрастный душ

Этим летом пермская труппа впервые станцевала балет Иржи Килиана – «Свадебку», чуть раньше Мирошниченко поставил собственные «Вариации на тему рококо», а между ними уместился великий советский драмбалет «Бахчисарайский фонтан».


Эта публикация основана на статье «Запустили пламенный мотор» из газеты «Ведомости» от 04.12.2012, №230 (3244).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 15, 2016 3:41 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 04, 2012 11:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120403
Тема| Балет, Михайловский театр; Персоналии, Михаил Мессерер
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Молодежь идет просматриваться в Михайловский, минуя Мариинку
Где опубликовано| Газета "Известия"
Дата публикации| 2012-12-04
Ссылка| http://izvestia.ru/news/540696
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Михаил Мессерер — о том, что банкротство гендиректора Кехмана не сказывается на стремительном прогрессе Михайловского театра


Михаил Мессерер. Фото: Игорь Захаркин

Главным приглашенным балетмейстером Михайловского театра в следующие три года будет Михаил Мессерер, с которым администрация труппы продлила контракт до декабря 2015-го. С известным хореографом и педагогом встретилась обозреватель «Известий».

— Помнится, вы не хотели более оставаться в Михайловском, собирались вернуться в Лондон, к семье.

— Да, собирался. Но меня заинтересовали планы театра — обширные и прописанные до 2016 года. К тому же давно хотел поставить «Пламя Парижа» — в июле 2013-го состоится премьера. В конце марта — начале апреля пройдут гастроли Михайловского балета в Лондоне, едут два моих спектакля — «Лауренсия» и «Дон Кихот». Некогда задуманное мной Гран-при Михайловского театра (ежегодный конкурс учеников балетных школ — «Известия») выйдет на международныый уровень: в следующем году приглашаем школы Королевского балета Великобритании и театра Ла Скала. Кроме того, готов технический проект расширения репетиционного пространства театра, будет где работать.

— По примеру Мариинки построите второе здание?

— Нет, пока сделаем вторую, репетиционную сцену. У нас сейчас проблемы с залами. Есть большой, где все хотят работать, есть поменьше — похуже, и третий, совсем маленький. Когда готовится премьера, то пару недель до нее мы не даем спектакли, потому что на сцене идут репетиции. И зритель страдает без спектаклей, и театр теряет. Репетиционная сцена позволит репетировать вплоть до премьеры, не останавливая репертуар. Работы по реконструкции начнутся в апреле 2015 года, хотим все сделать быстро, захватить конец сезона и начало следующего, плюс отпуск, чтобы в 2016-м уже начать работать в новых условиях.

— Расскажите, как будет выглядеть «Пламя Парижа».

— В отличие от замечательного авторского спектакля Алексея Ратманского в Большом театре, наша постановка будет придерживаться хореографии Василия Вайнонена. Вопреки расхожим представлениям от нее осталось немало. Воссоздадим также сценографию Владимира Дмитриева. Я ребенком участвовал в «Пламени Парижа», юношей – не раз видел постановку, слышал рассказы первых исполнителей — мамы (Суламифь Мессерер, балерина Большого театра — «Известия») и моего дяди Асафа Мессерра. В ГИТИСе моими педагогами были Стручкова и Лапаури, которые тоже танцевали в этом балете, и они проходили с нами куски из него. Естественно, какие-то вещи придется стилизовать, что-то сократить, чтобы спектакль смотрелся в наши дни. Постараюсь сделать так, как, на мой взгляд, сегодня поставили бы Вайонен и Дмитриев. «Пламя» вписывается в нашу концепцию — хотим, чтобы у нас шли балеты, которых нет или почти нигде нет.

— Не секрет, что «Пламя Парижа» мыслится спектаклем экспортным.

— Да, мы везем его в Париж. Французам это будет интересно: они ценят свое прошлое, им нравится, то что касается их революции, хотя крови с обеих сторон было пролито немало. У нас прекрасные исполнители на все роли – от ведущих до эпизодических. Много интересной работы для кордебалета. Кстати, молодые ребята идут к нам, минуя Мариинку. Недавно просматривал несколько человек. Говорю: вы хорошие, вас бы и Мариинский театр взял. А они в ответ — нет, мы хотим к вам. Шансов, что недавние выпускники вскоре начнут танцевать сольные и ведущие партии, у нас, конечно, больше.

— Гендиректор Михайловского театра Владиир Кехман признан лондонским судом банкротом. Как это событие скажется на благополучии коллектива?

— Пока не сказывается. Мы не почувствовали никаких изменений в финансировании, хотя спектакли готовятся очень дорогие. «Пламя Парижа», в частности, будет стоить около миллиона долларов. Зарплаты у наших артистов не меньше, чем в Мариинке, хотя, заметьте, наш бюджет меньше в девять раз. Сейчас Кехман своих денег в театр не вкладывает, финансирование обеспечено партнерами нашей труппы.

— Банкротство — не только материальная, но и репутационная потеря. Спонсоры могут это учесть и ограничить вложения в театр.

— Я бы не стал усматривать в понятии «банкротство» что-то столь негативное. На Западе, где я долгое время жил, банкротство — довольно частое явление. Если люди одалживают деньги, и не могут их вовремя вернуть, суд признает их банкротами. Но это не унижение. Суд дает человеку возможность отсрочить возвращение долгов, встать на ноги и затем расплатиться с кредиторами. Эта процедура не ассоциируется с потерей репутации. Банкротом в молодости был объявлен не кто иной, как Авраам Линкольн, впоследствии великий американский президент. Или вот, например, Дональд Трамп был признан банкротом, но затем поднялся и баллотировался в президенты. Меня гораздо больше беспокоит, что разговоры о том, что Кехман уходит, а они идут уже пятый год, вызывают в театре нервотрепку. Люди переживают, что кто-то может воспользоваться его проблемами в бизнесе и лишить театр энергичного директора, или ему надоест, и он сам уйдет.

— Вам энергии тоже не занимать. Помимо Михайловского, вы же еще в других театрах ставите, и мастер-классы даете.

— Да, хотя Михайловский и забирает основное время, но в конце декабря поставлю в Римской опере «Дон-Кихота», ту же редакцию, что сделал в Петербурге. Несколько раз за сезон езжу в Нью-Йорк в Американский балетный театр — давать там мастер-классы я начал ещё в 1990-х. В этом году опять поработаю с Английским национальным балетом. А недавно в свой отпуск съездил в Чехию.

— В чешских труппах чехи еще остались?

— Остались. Есть чехи, есть словаки, но в основном, украинцы, белорусы, русские — в общем, представители отчественной школы. В Американском балетном театре тоже много русскоязычных. Задашь вопрос на английском, а ответят тебе по-русски. Русский балет сейчас везде.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 04, 2012 2:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120404
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера; Персоналии,
Авторы| Юлия Баталина
Заголовок| Очень важная Detail
Где опубликовано| Газета Новый Компаньон №42 (721)
Дата публикации| 2012-12-04
Ссылка| http://www.nk.perm.ru/articles.php?newspaper_id=972&article_id=24288
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балеты Уильяма Форсайта — сплошная загадка, начиная с названия. Вот, к примеру, идущий в Мариинском театре In the Middle — «В середине». В середине чего? Попробуй догадайся. Одноактный балет The Second Detail («Вторая деталь»), премьера которого в Перми состоялась 28 ноября, из этой же серии. Что за деталь? Если эта — вторая, то где первая? Сам балет не менее загадочен. Даже привычные, казалось бы, к бессюжетному танцу пермские зрители замучили пиар-службу театра вопросом, на который ответа быть не может, — «Про что это?»

Исполнительный директор Пермского театра оперы и балета Анатолий Пичкалёв, приветствуя зрителей на премьере, словно в оправданье, произнёс: «Балеты бессюжетные, но о-очень красивые!» Прозвучало трогательно и простодушно.

Между тем, загадка Форсайта — из тех, что разгадать очень хочется. Волнует, раздражает, покоя не даёт. Пермь, спокойно переварившая Баланчина и благодушно встретившая вечер современного балета «Видеть музыку», по поводу The Second Detail резко разделилась на два лагеря: одни восприняли эту премьеру с безоговорочным восторгом, другие — со столь же безоговорочным неприятием. Аргументов нет ни у тех, ни у других: разговор идёт на уровне «понравилось — не понравилось».

На самом же деле, премьера балета Уильяма Форсайта важна, прежде всего, как факт. Если раньше в Пермском театре оперы и балета ставили либо творения хореографов, уже ушедших в мир иной (того же Баланчина или Гарольда Роббинса), либо опусы начинающих (Каэтано Сото, Лука Веджетти и Даглас Ли в «Видеть музыку»), либо «своих» (художественный руководитель труппы Алексей Мирошниченко), то на сей раз взялись за творение ныне здравствующего мэтра, живого классика, капризно относящегося к труппам, стремящимся к сотрудничеству с ним.

Алексей Мирошниченко считает, что постановка The Second Detail — это результат трёхлетнего интенсивного развития труппы и начало следующего этапа. Не случайно в театре премьера проходила под слоганом «Прыжок в XXI век».

Новинку Мирошниченко удачно совместил с двумя более ранними работами труппы — собственными «Вариациями на тему рококо» на музыку Чайковского и Souvenir Дагласа Ли на музыку Гэвина Брайерса. Получился вечер балетной неоклассики, построенный по принципу нарастания радикализма в использовании пуантного танца и всесторонне иллюстрирующий принципы этого направления в современном балете. Если кто-то задался целью понять, что такое неоклассический балет, то он получил исчерпывающую информацию — по крайней мере визуальную, если не теоретическую.

Неоклассика, в отличие от классики «махровой», построена на полутонах, на нюансах, на тонкостях. Здесь нет громоздких поддержек, многосоставных фуэте или прыжков через всю сцену по диагонали. Вся красота — в точности движений и их причудливых сочетаниях. От танцовщиков требуются совершенно особые качества, в том числе и внутренние — это интеллектуальный балет, здесь спортивно-конкурсные достижения не помогут. Тем более приятно, что ассистент Форсайта Ноа Гелбер собрал в Перми целых два состава по 14 танцовщиков. А иначе проект не состоялся бы — таково было условие Форсайта.

В неоклассическом балете практически нет «солистов» и «кордебалета», все партии в многофигурной композиции равны, каждая балерина, каждый танцовщик должен быть точен, красив и исполнен внутренней энергии. Именно такой и предстала пермская труппа на премьере. Трудно было выделить лучших — это было великолепно собранное эстетическое единство.

Знатоки, конечно, обменивались мнением об отдельных исполнителях, например, радовались тому, как раскрылся Сергей Клочков, перешедший из «Балета Евгения Панфилова», или тому, как достойно, без лишней «звёздности» держится финалист «Большого балета» Александр Таранов. Настоящей героиней вечера стала солистка Анастасия Костюк — эта барышня танцует в труппе не первый год, но до Ноа Гелбера её почему-то никто не видел... Прекрасное состояние труппы — это был первый отзыв каждого, кому вечер понравился.

Чрезвычайно живая, жизнерадостная и полная внутренней логики The Second Detail, созданная на музыку постоянного композитора Форсайта Тома Виллемса, вряд ли может быть названа полностью бессюжетным балетом, скорее, это балет бесфабульный. Сюжет в нём всё-таки имеется.

Между отдельными танцовщиками и их группами выстраиваются причудливые взаимоотношения, во всей хореографической конструкции присутствует внутренний ритм, состоящий из чередующихся фаз движения и покоя, так что паузы здесь столь же многозначительны, как и танцевальные па. Жизнь этого танцевального социума интересна сама по себе, но когда появляется солистка, оказывается, что эта жизнь была стабильной на грани застоя — поскольку новая фигура, вызывающе босоногая на фоне обутых в пуанты коллег, каждым движением контрастирует с прежней «картиной жизни», разрушая её и в то же время обновляя.

Компания одетых в серо-голубые трико индивидуумов сначала с недоумением взирает на стремительную барышню, извивающуюся в рваных движениях рэпа, но постепенно перенимает этот стиль жизни... Ну, может, не буквально каждый жест, но в целом... Можно подумать, что появление танцовщицы в белом подобии платья невесты — это метафора работы самого Форсайта, которого теоретики окрестили «деконструктором» классического балета. А в более широком смысле — это метафора всего нового.

Так что на вопрос «Про что это?» ответ всё-таки есть.

ФОТО
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 05, 2012 11:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120501
Тема| Балет, труппа Бежара; Персоналии, Диана Вишнёва
Авторы|
Заголовок| Русская балерина станцует "Болеро" Бежара впервые с 1975 года
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 2012-12-05
Ссылка| http://ria.ru/culture/20121205/913476226.html
Аннотация|

"Лучшие танцовщики мира хотят танцевать этот балет, а театры - иметь "Болеро" в репертуаре. Если говорить о русских танцовщиках, то после единственной исполнительницы этого балета Майи Михайловны Плисецкой почти 40 лет назад никто не получил права это станцевать", - рассказала РИА Новости прима-балерина Вишнёва.

Российская балерина, прима Мариинского театра Диана Вишнёва станцует знаменитое "Болеро" Мориса Равеля в постановке Мориса Бежара на сцене Оперного театра Лозанны 17 февраля 2013 года.

Вишнёва уже приступила к репетициям с труппой Бежара.

"Гениальная музыка Равеля и хореографические решения Бежара в этом балете превратили "Болеро" в шедевр. Для исполнителя, пожалуй, главная сложность в том, что тело как бы разделено на две части: беспрерывный ритм в течение 16-18 минут ты должен держать ногами, а корпус тела и руки — это мелодия. Но это абсолютно завораживает зрителя", — рассказала РИА Новости Вишнёва по телефону из Турина, где в настоящий момент проходят репетиции.

"Лучшие танцовщики мира хотят танцевать этот балет, а театры — иметь "Болеро" в репертуаре. Если говорить о русских танцовщиках, то после единственной исполнительницы этого балета Майи Михайловны Плисецкой почти 40 лет назад никто не получил права это станцевать. Для балетного артиста — это уникальный эксклюзив", — добавила собеседница агентства.

При жизни Морис Бежар лично давал разрешение на исполнение его версии "Болеро" танцовщикам, которые отвечали его критериям хореографического стиля. Он начал разучивать "Болеро" с Майей Плисецкой в 1975 году, позже оно было заснято на пленку. Среди других исполнителей балета — Душка Сифниос, Хорхе Донн, Марсия Хайди, Сильви Гиллем. Уникальность "Болеро" еще и в том, что это один из немногих балетов, у которого существуют и женская, и мужская версии.

"Если говорить о сегодняшней ситуации в мире, то сейчас в труппе Бежара "Болеро" танцуют всего два исполнителя. В "Гранд-Опера" танцует три артиста, директор труппы "Гранд-Опера" Брижит Лефевр получила права на "Болеро" еще при жизни Бежара. Больше ни одна компания не получила прав, за исключением японской труппы "Токио Балет", у которой были действительно многолетние отношения с Бежаром, и там чаще всего можно увидеть "Болеро" в исполнении Сильви Гиллем. Каждый исполнитель привносит свое в интерпретацию "Болеро", поэтому он заведомо должен обладать сильной индивидуальностью", — пояснила балерина.

По словам Вишнёвой, ее путь к этой роли был долгим. "Конечно, мне всегда хотелось танцевать "Болеро", но я также знала, как трудно получить это право, и не осмеливалась спрашивать. Но теперь это случилось и я, наконец, приступила к работе, — говорит она. — Наверное, сыграло свою роль и то, что я в свое время работала с Бежаром, и то, что в течение всей моей карьеры меня знал Жиль Роман (преемник Бежара, после смерти мастера возглавивший труппу). Это было его решение — сделать "Болеро" со мной".

Для Дианы Вишнёвой это не первая встреча с работами выдающегося хореографа. С самим Бежаром она работала, когда танцевала в спектакле "Кольцо вокруг кольца" на сцене театра Staatsoper в Берлине. Эту роль балерина считает одной из самых значимых в своей карьере.

"Конечно, это незабываемое время — работа с великим хореографом Бежаром. "Кольцо" — одна из ключевых и любимых работ в моей карьере. Масштаб этого спектакля неописуем: лучшие партии и арии четырех огромных опер Вагнера были собраны в четырехчасовой балет", — рассказала собеседница агентства.

Самым трудным, по ее словам, было то, что в этой работе нужно "танцевать на голос".

"Впервые я столкнулась с тем, что нужно было танцевать на арии, танцевать в одном балете и на пуантах и босиком. Помимо этого, ты должен чувствовать голос и танцевать с ним. Голос и движение в этом балете Бежара выражают историю, характер и силу героя. В "Кольце" мне довелось станцевать две роли: Фрики и Брунгильды", — вспоминает артистка.

Еще один балет "Бахти" в версии Бежара Вишнёва танцевала на сцене Мариинского театра.

"Фрагмент "Бахти" со мной выучили танцовщики, получившие разрешение от Бежара, когда он приезжал в Петербург. При этом у меня самой тогда даже не было формального разрешения танцевать это. Но мне всегда очень хотелось прикоснуться к творчеству Бежара, а в то время не было другой такой возможности. Теперь, я надеюсь, смогу станцевать этот балет полностью и поработать непосредственно с мастерами труппы балета Бежара", — говорит она.

Диана Вишнёва — российская балерина, народная артистка России. С 1996 года — в балетной труппе Мариинского театра. Неоднократно выступала в крупнейших театрах мира. Лауреат множества премий, среди которых "Золотая Маска", Государственная премия РФ, "Бенуа де ла Данс", "Танцовщица года". Участвует в международном проекте "Звезды балета XXI века", в 2010 году получила приз "Балерина десятилетия".

Морис Равель — французский композитор-импрессионист, один из реформаторов музыки XX века. "Болеро" было написано композитором в 1928 году и изначально задумывалось как музыка для балетной постановки. Продолжительность произведения от 15 до 18 минут, если исполнять его без ускорения темпа.

Первую постановку "Болеро" осуществила Бронислава Нижинская для вечера балерины Иды Рубинштейн в парижской "Гранд-Опера", который прошел 22 ноября 1928 года. В разное время произведение ставили хореографы Морис Бежар, Алексей Ратманский, Нина Юшкевич, Валентин Елизарьев и другие.

Одна из самых известных постановок "Болеро" — в редакции Мориса Бежара (1927-2007) 1961 года. В главной роли тогда выступила танцовщица Душка Сифниос. Следующим исполнителем стал Хорхе Донн. В 1978 году редакцию Бежара повторила Майя Плисецкая. Через десять лет после этого хореограф доверил свою постановку приме Сильви Гиллем.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 05, 2012 10:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120502
Тема| Балет, МТ, Академия русского балета имени Вагановой; Персоналии, Диана Вишнёва
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Право стать примой
Балерина Диана Вишнева - о знаменитой "вагановской школе"

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5954 (281)
Дата публикации| 2012-12-06
Ссылка| http://rg.ru/2012/12/06/vishneva.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Диана Вишнева - прима Мариинского театра

Завтра старейшая российская балетная школа - петербургская Академия русского балета имени Вагановой отметит свое 275-летие на сцене Музыкального театра имени Станиславского. В Москву приедут и первоклассники академии, и выпускники разных лет, работающие во всех концах мира. В концерте выступит и прима Мариинского театра Диана Вишнева - балерина, воплощающая само понятие вагановской школы. Накануне обозреватель "РГ" дозвонился до Вишневой в итальянский Турин, где она работает с педагогами труппы Мориса Бежара над "Болеро".

Что значит для вас Академия русского балета имени Вагановой?

Диана Вишнева: Школа - это наше все, залог успешности и продолжительности нашей профессиональной жизни. Но везде важно, к каким педагогам ты попал: начиная от начальных классов, когда тебя ставят в позиции и объясняют азы методики, до самых выпускных. Хотя, когда я попала на Запад, то поняла, что в нашей школе есть и определенные минусы. У моих коллег разное отношение к Вагановской школе, но я испытываю к ней огромную любовь. Ее самые сильные стороны - постановка рук, спины, дыхания в движении, этого не даст ни одна другая школа.

Цитаделью вагановского метода остается сегодня академия балета в Петербурге, но одни не видят развития ее метода, другие говорят, что принципы Вагановой не соблюдаются...

Диана Вишнева: Думаю, если бы Ваганова была жива, она бы все усовершенствовала. В свое время она взяла лучшее, что было в балетном мире и соединила в своей методике. И если бы она увидела направление, в котором развивается сегодня западный балет, она бы учила иначе.

Почему, вы думаете, метод Вагановой не развивается в наши дни?

Диана Вишнева:
Чтобы вагановская система развивалась, в балетной педагогике должны появляться личности. А сейчас я таких людей не вижу. Последним был Константин Сергеев: он следил за изменениями, за новыми веяниями в хореографии. Когда я училась в третьем классе, Константин Михайлович Сергеев поставил мне высший балл, который обычно не ставят ученикам такого возраста. Возможно, он заметил новую эстетику, привнесенную в школу новым поколением. Я также не могу не сказать об Игоре Дмитриевиче Бельском, который всегда чувствовал, что время идет вперед и важно привносить изменения в учебную методику. (купюра) Однако традиция - важнейшее понятие в нашей профессии, и школа должна ее хранить, но не забывать, что люди, создавшие эти традиции, всегда были в поиске и в развитии. Ученицы Вагановой рассказывают, что она подходила к каждой из них индивидуально.

Говорят, Ваганова повторяла своим ученицам слова Наполеона: "Солдаты, 20 веков смотрят на вас с вершин пирамид". А вы ощущали, что вашей школе - почти три века?

Диана Вишнева:
Он был в стенах, в людях, - везде, и я поняла, что хочу там остаться. Сейчас, когда я бываю в школе, мне кажется, что это немножко не та школа, в которой я училась. Конечно, ремонт важен, но что сделать, чтобы сохранить атмосферу и историю предыдущих поколений?

Сейчас бываете в школе?

Диана Вишнева: В течение всех лет работы в Мариинском театре я приходила к моему педагогу Людмиле Валентиновне Ковалевой, и продолжаю работать с ней.

Студенты, на ваш взгляд, изменились со времени вашей учебы?

Диана Вишнева:
Мне кажется, раньше каждая ученица была более индивидуальной. Сейчас свое лицо имеют единицы, и иногда перспективную девушку или юношу приходится ждать 3-4 года. Не знаю, чем это объяснить.

Учусь всему, что дает западная школа. Мне Вагановская школа дает свободу двигаться в любом направлении

Вы много работаете и на Западе, и в России. Какое, думаете, место занимает сегодня Вагановская академия в ряду других балетных учебных заведений?

Диана Вишнева:
По-прежнему в первых рядах. Это одна из лучших школ. Когда я впервые приехала в American Ballet Theatre, я очень переживала, потому что мне предстояло танцевать балет английского классика Кеннета Макмиллана. Ко мне подошла Ирина Александровна Колпакова (педагог АВТ, ученица Вагановой - А.Г. ) и сказала: "Что ты переживаешь, у тебя же Вагановская школа!" Но ведь танцевать все по-вагановски неправильно. Когда я танцевала Нуреева, все удивлялись: ты не меняешь ни одного движения, но получается так красиво! Я стараюсь научиться всему тому, что может дать западная школа. Мне вагановская школа дает абсолютную свободу двигаться в любом направлении.

Вы уникальный пример балерины, сделавшей большую международную карьеру без разрыва с родным Мариинским театром. Как вам это удалось?

Диана Вишнева:
Главное, надо иметь голову. Важно быть коммуникабельным, суметь стать частью коллектива и доказать на сцене, что ты имеешь право быть примой. Когда приезжаешь в другие труппы и новый хореограф, новые педагоги видят твою отдачу, в ответ они открываются.

Еще тридцать лет назад кочующие по миру звезды балета были редким явлением. Сейчас танцовщики летают по миру почти столько же, как и певцы. Не ждет ли балет будущее оперных компаний, в которых постоянный состав только у хора, а звезды одновременно сотрудничают с десятками театров?

Диана Вишнева:
Мир в процессе глобализации стал более открытым. В то же время, танцовщиков, которые могут вести балеты, principal, сейчас стало намного меньше. Дефицит определяет гостевые контракты. Раньше в ABT танцевало 2-3 русских, сейчас сезон строится на русских. Это не потому что там нас любят, но им нужно продавать билеты, а без звезд театр обанкротится. Так уж получилось, что русские танцуют лучше всех, если мы говорим о классическом репертуаре.

На Западе вы сотрудничали с ведущими современными хореографами. Как думаете, почему люди этой профессии уже много лет не появляются в России?

Диана Вишнева:
Во-первых, за 70 лет советской власти любые начинания у нас на корню прерывались. Сначала были Якобсон, поколение хореографов драмбалета. После Григоровича уже никого не появилось. И сейчас нужно наверстать все, что мы пропустили.

На весну запланирован перенос американского балета Алексея Ратманского Concerto DSCH. Предполагается ли ваше участие в премьере.

Диана Вишнева:
Это, кстати, хорошая новость. Наверное, да, буду участвовать. Я знала, что будет открываться новая сцена Мариинского театра, поэтому сделала себе короткий сезон в ABT. Я приезжаю в Петербург как раз в то время, когда начинает работу Ратманский. Надеюсь, что попаду в состав, если не буду полностью занята его же "Золушкой" - планируется ее запись на ДВД, если не отменится в одночасье, как уже однажды случилось.

В прошлом сезоне Большой театр объявил о том, что вы стали его приглашенной балериной. Будет ли продолжено сотрудничество?

Диана Вишнева:
15 января я приезжаю в Москву и приступаю к репетициям балета Матса Эка "Квартира" в Большом театре.

Планируете ли создание новых сольных программ?

Диана Вишнева:
Сейчас я приступила к работе над "Болеро" Бежара, потом еду в Гамбург танцевать "Иллюзии как "Лебединое озеро" Джона Ноймайера, так что конец этого года и начало следующего у меня очень насыщенное освоением новых балетов, новых стилей. И одновременно работаю над новым проектом.

СПРАВКА "РГ"

Академия русского балета имени Вагановой основана в 1738 году как Танцевальная Ее Императорского Величества школы. В петербургской школе преподавал Дидло, училась Истомина, воспетые Пушкиным. Среди ее выпускников Кшесинская, Павлова, Карсавина, Нижинский, Баланчин, Семенова, Уланова, Дудинская, Сергеев, Чабукиани, Григорович, Нуреев, Макарова, Барышников, Асылмуратова, Лопаткина, Рузиматов, Зеленский, Захарова.

Диана Вишнева - выпускница Академии имени Вагановой, прима Мариинского театра, самая востребованная русская балерина на Западе, танцевала с Opera National de Paris, Токио-балетом, Berliner Staatsballet и другими ведущими компаниями. В последние годы работает в Мариинском театре и нью-йоркском American Ballet Theatre, создает уникальные сольные программы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18538
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 06, 2012 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012120601
Тема| Балет, Премия Кеннеди-центра; Персоналии, Наталья Макарова
Авторы| Олег Сулькин
Заголовок| Наталья Макарова: «Я считаю себя гражданином мира»
Где опубликовано| "Голос Америки"
Дата публикации| 2012-12-05
Ссылка| http://www.golos-ameriki.ru/content/us-makarova-interview/1559330.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Легендарная балерина – о награждении премией Кеннеди-центра, харизме Обамы и русских березках


Наталья Макарова, Дэвид Леттерман, Барак Обама и Дастин Хоффман на вручении ежегодной премии Центра исполнительских искусств им. Джона Кеннеди. Вашингтон, округ Колумбия. 2 декабря 2012 года

НЬЮ-ЙОРК — Американская балерина и балетмейстер русского происхождения Наталья Макарова стала лауреатом ежегодной премии Центра исполнительских искусств им. Джона Кеннеди в Вашингтоне. Вместе с ней награды получили актер Дастин Хоффман, блюзовый музыкант Бадди Гай, шоумен Дэвид Леттерман и музыканты британской рок-группы Led Zeppelin.

Родившаяся в Ленинграде в 1940 году, Наталья Макарова стала одной из ведущих балетных звезд советской сцены, примой-балериной Кировского (ныне Мариинского) театра. В 1970 году, будучи на гастролях в Лондоне, она попросила политического убежища в Великобритании. Много танцевала в ведущих балетных театрах Европы и США, получила мировое признание, множество высоких наград и титулов. В настоящее время ставит балетные спектакли в разных странах мира.

С Натальей Макаровой по телефону побеседовал корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Наталья Романовна, поздравляю вас с великолепной наградой.

Наталья Макарова: Когда ко мне так обращаются, по имени-отчеству, я пугаюсь. Можете называть меня Натальей или Наташей.

О.С.: Прекрасно. Наташа, ваши впечатления от церемонии награждения? Что показалось интересным?

Н.М.: Во-первых, это дорогое для меня место – Кеннеди-центр. Ведь я выступала на церемонии открытия центра в 1971 году. Для меня очень важное событие – официальное признание моих профессиональных достижений в Америке, в стране, которая дала мне возможность полностью себя реализовать. Причем не только как балерине, но и как женщине, которая обрела здесь семейное счастье, мужа и сына. Кстати мой сын Андрей был свидетелем этого замечательного события. Андрюшу, как я его называю, представили президенту Обаме, он пожал ему руку, они даже обменялись мнениями о жизни, представляете? Мой сын, рожденный в Калифорнии, был горд и взволнован не менее чем я.

О.С.: Чем Андрей занимается?

Н.М.: Финансами, инвестированием. А хобби у него – борьба айкидо, у него черный пояс. Занимается также искусством, окончил двухгодичные курсы при аукционном доме Christie’s.

О.С.: Женат?

Н.М.: Еще нет. К счастью.

О.С.: Почему – к счастью?

Н.М.: Потому что я еще не хочу становиться бабушкой (смеется). Шучу. Ну, наверное, он идет по стопам отца, который тоже женился на мне первым браком, когда ему было за сорок (муж Натальи Макаровой – американский бизнесмен-мультимиллионер Эдвард Каркар, магнат в сфере электроники. – О.С.).

О.С.: Церемония была разделена на две части. В первый день состоялся прием в Госдепартаменте. Вам удалось пообщаться с Хиллари Клинтон?

Н.М.: Конечно. Меня безумно тронула ее речь на обеде в честь лауреатов. Клинтон сказала, что балерина Наталья Макарова есть связующий элемент между искусством и дипломатией. И напомнила важное событие в моей жизни, когда в 1988 году, перед самой перестройкой, я получила разрешение советских властей выступить в Лондоне с труппой гастролировавшего там Кировского театра. Первый раз после 18-летнего запрета. На поклонах после спектакля в какой-то момент все отодвинулись вглубь сцены, оставив меня одну с залом, а я повернулась к труппе и поклонилась. И эту историю напомнила госпожа Клинтон. Я была потрясена! Выступила и моя любимая актриса Мэрил Стрип и такую артистическую речь произнесла! Откуда она знает подробности моей биографии и карьеры? А еще она сказала, что у меня длинные ноги, это было очень смешно.

О.С.: Как проходил второй день торжеств, в Белом доме? Ваши впечатления от Барака Обамы?

Н.М.: Я в него просто влюблена. Абсолютно! Харизма, ничего не скажешь. Очаровывает простотой общения. Обнимал, целовал, сам предложил сфотографироваться на память. Мишель Обама тоже очень трогательно обняла меня и поцеловала по-русски три раза. Вообще-то, Обама – пятый президент США, с которым я общалась. До него были Рейган, Картер, Буш-старший в бытность вице-президентом и Клинтон. Атмосфера приема мне очень понравилась – теплая, неформальная. Дэвид Леттерман очень галантно целовал мне руки. Давным-давно, в 1983 году, когда я получила премию «Тони» за участие в бродвейском мюзикле «На пуантах», я была приглашена на шоу Леттермана. Видимо, его неважно информировали, потому что он меня первым делом поздравил с рождением baby girl. Я так возмутилась, вы себе не представляете! Как вы такое могли сказать, набросилась я на него, у меня boy, a beautiful boy! Такой непростительный faux pas с его стороны. Леттерман, кстати, пригласил меня на свое шоу, кажется, на 11 декабря. Думаю, может, отказаться...

О.С.: Наташа, ни в коем случае! Не лишайте нас удовольствия увидеть, как вы ему напомните про baby girl.

Н.М.: (Смеется). Нет, я просто возьму с собой Андрюшу.

О.С.: С другими лауреатами общались?

Н.М.: Конечно. Дастин Хоффман – очаровательный мужчина. Был любезен, постоянно шутил. Оказывал мне знаки внимания. Его жена несколько раз вытирала ему пот со лба. А я его один раз даже попудрила. С рок-музыкантами из Led Zeppelin общались мало, я вообще-то некомпетентна в этом музыкальном жанре. С Бадди Гаем мы все время сидели вместе. Он был со своей старшей сестрой. Такой довольно молчаливый, но улыбающийся господин.

О.С.: Собираетесь смотреть телетрансляцию гала-торжеств 26 декабря?

Н.М.: Постараюсь. А вы посмотрите в тот же день записанное со мной интервью в программе CBS Morning News. Приезжали ко мне домой, долго меня мучали.

О.С.: Вы себя считаете русской или американкой?

Н.М.: Я себя считаю гражданином мира. В то же время горжусь, что я русская.

О.С.: Вы живете в Нью-Йорке?

Н.М.: У нас квартира в Нью-Йорке. А наш дом в долине Напа, в Калифорнии, полтора часа езды от Сан-Франциско, там, где вино делают.

О.С.: Я где-то читал, что в вашем доме...

Н.М.: (Перебивает, поет). В в-а-а-ашем до-о-о-ме... Какая-то оперная ария (Смеется).

О.С.: Так вот, пишут, что у вашего дома все русское – высаженные березки, православная часовня. Это так?

Н.М.: Да. У меня много русских друзей – в Америке, Петербурге и Москве.

О.С.: Какие у вас намечаются новые постановки?

Н.М.: В августе я была в Петербурге, встречалась с художником Вячеславом Окуневым, который сделал декорации для моей будущей постановки «Баядерки» в Киеве, в Национальной опере Украины. Премьера намечена на февраль. Кстати, этот балет в моей постановке будет возобновлен в Лондонском Королевском балете. В будущем году моя «Жизель» будет поставлена в Королевском Шведском балете в Стокгольме. А летом моя постановка «Баядерки» будет ставиться в Москве, в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко. Этот проект меня особенно волнует.

О.С.: Вы часто вспоминаете Лондон, 1970 год?

Н.М.: Когда мне напоминают, как сейчас вы, тогда вспоминаю. Мне это тяжело, очень драматичный момент моей жизни. Поэтому предпочитаю не вспоминать.

О.С.: Как вы реагируете, когда вас называют лучшей балериной 20-го века?

Н.М.: Господи! (Смеется). Думайте, как вам хочется. Как я могу реагировать?!

О.С.: Вы можете, например, принимать позу Ермоловой на известном ее портрете.

Н.М.: Это как?

О.С.: У нее величественная поза человека, который знает себе цену.

Н.М.: Не без этого. Я же не буду говорить, что я самая плохая балерина. (Смеется). Я сделала что могла, что мне Бог дал, а я знаю, что он мне дал талант.

О.М.: Что для вас идеал свободного времени?

Н.М.: Лежать, читать русскую книгу. И еще бокал хорошего красного вина. Высшее удовольствие!

О.С.: Кто из партнеров, с кем вы выходили на сцену, вам наиболее дорог?

Н.М.: Первым был Иван Надь, венгр. Я с ним танцевала «Жизель» в Нью-Йорке, вскоре после моего бегства. Затем Энтони Доуэлл, солист Лондонского королевского балета. Очень дорог мне был Эрик Брун, датчанин, он танцевал в Американском театре балета. Очень близок мне был по нутру, спиритуально.

О.С.: А соотечественники?

Н.М.: Очень сложный разговор. Давайте не будем о них сегодня.

О.С.: Хотя бы назовем по именам?

Н.М.: Я много танцевала с Барышниковым, много с Нуреевым. Но не спрашивайте о них.

О.С.: Да что спрашивать, все уже знаем. Читал я, например, как вы в Париже поссорились с Нуреевым, и он в отместку специально «уронил» вас на репетиции.

Н.М.: Я не подтверждаю и не отрицаю. Давайте закроем тему. В общем, не верьте всему, что пишут. У меня к вам просьба. Меня приглашают на юбилейные торжества Вагановской академии в Москву 7 декабря, но я не могу приехать и даже не успеваю записать приветствие для телевидения. Можно через вас? Вагановская академия – моя дорогая, любимая альма матер, которой я столь многим обязана. Это мое богатство, без которого я не смогла бы вообще состояться в своей профессии. Желаю родной академии счастья и процветания!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 1 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика