Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 12, 2012 12:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081201
Тема| Балет, фестиваль «Балетные дни в Савонлинне». Персоналии,
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Dance open на финском
Петербургский балетный фестиваль соединился с оперным в Савонлинне

Где опубликовано| Новое время - The New Times
Дата публикации| 2012-08-11
Ссылка| http://newtimes.ru/articles/detail/55567/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ



Миру пока что больше известен оперный фестиваль в Савонлинна — он учрежден был аж сто лет назад, и меломаны давно привыкли планировать визиты в июльскую Финляндию. С недавних пор в качестве десерта добавлялись и балетные вечера, но лишь с этого года организаторы взялись за дело всерьез. Теперь танцевальной программой занимаются менеджеры петербургского фестиваля «Dance open» — того самого, что каждой весной привозит в Питер по дюжине мировых звезд, — и Савонлинна начинает существовать по правилам этого феста. 11 августа здесь — гала-концерт.



Отличительная черта «Dance open» — школьная программа. Уже более десяти лет этот фест дает возможность подросткам со всего мира позаниматься у педагогов Вагановской академии, а потом показать результаты на ученическом гала. Это — зрелище для знатоков и настоящих фанатов, мечтающих вычислить среди тощих птенцов будущих лебедей, тех, из-за кого завтра будут ссориться мировые театры. В Савонлинне теперь тоже есть эта программа — и у станка рядом с десятком строгих учениц Вагановского трудятся тридцать с лишним финских тинейджеров из нескольких балетных школ. Наши, конечно, узнаются мгновенно — по абсолютной выворотности, фирменным «вагановским» мягким рукам; финские же девчонки более разномастны и более свободны. Не факт, что всем им светят классические труппы (хотя есть очень любопытные юные танцовщицы, которых, будем надеяться, увидим потом в Финском национальном балете и других театрах) — но вот тот кайф, что все они испытывают от работы, дает большие надежды на будущее искусства танца как такового.

Школьники выступают в уютном концертном зале Савонлинны, взрослые — артисты Большого и Мариинского театров Екатерина Осмолкина, Михаил Лобухин, Артем Овчаренко, Филипп Степин, Анастасия Сташкевич — в финальном концерте в замке Олавинлинна. «Линна» — это «крепость», и эту крепость основал король-викинг Олаф: его скульптурный портрет стоит в одном из залов музея. По местному преданию, каждое полнолуние он сходит с постамента и обходит замок дозором. Путешествие неизменно заканчивается в винных погребах, откуда древний правитель выходит изрядно нагрузившимся, потому при возвращении на постамент не очень контролирует себя и одна нога высовывается с постамента. (Балетные дети страшно расстроились, что во время феста нет полнолуния; присматривающие за ними взрослые вздохнули с облегчением). Но Олафу танцев не видно — фестиваль занял внутренний двор замка, а не музейные интерьеры.



Балетный фестиваль в старинном замке Олавинлинна — одна из лучших идей, что могут прийти в голову человеку. Ведь классический балет — Бродский, конечно же, прав — действительно «замок красоты», защищающий на время от «прозы дней суровых». Во дворе временно выстроены сцена и внушительный (более тридцати рядов) амфитеатр. Задником стала крепостная стена, а сверху от возможных дождей (что в Финляндии в августе не редкость) публику закрывает поднятый купол (с крепостной стены кажется будто несколько гигантских серых птиц сели на площадь и соприкасаются крыльями). Балетный народ будто подзаряжается от этих стен, от этого сконцентрированного времени — и «Лебединое озеро» обретает вроде бы почти забытую детскую наивность, классическое па-де-де Гзовского (от века называемое «па-де-де Обера») становится, как и должно быть, встречей юных правителей замка, и даже гопак из позабытого балета «Тарас Бульба» смотрится выступлением разошедшегося на королевском пиру посланника из далекой страны.

В Савонлинне всего 28 тысяч жителей, и значительной статьей дохода местного народа является туризм (лето год кормит). Национальные парки Линнансаари и Коловеси, на озере Сайма только в районе города шесть тысяч островов, и путешественники завороженно странствуют по ним и рядом (на некоторые невозможно и высадится — такие они крохотные). Конечно, добираться до городка без своей машины непросто (на автомобиле-то ерунда — 340 километров от Питера), но кто-то едет на автобусах с пересадкой от станции Вайниккале, кто-то летит местным рейсом из Хельсинки. Теперь здесь еще один прочный маяк уже для балетоманов, и можно надеяться, что фестиваль станет знаменит не менее своего оперного собрата.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Авг 12, 2012 10:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081202
Тема| Балет, Ш Международный конкурс балета (Istanbul International Ballet Competition), Персоналии, Екатерина ХАНЮКОВА
Авторы| Лариса ТАРАСЕНКО
Заголовок| Три состояния влюбленности
Где опубликовано| газета "День" №138
Дата публикации| 2012-08-08
Ссылка| http://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/tri-sostoyaniya-vlyublennosti
Аннотация|
Екатерина ХАНЮКОВА — о Международном конкурсе в Стамбуле и победе трех наших танцовщиков

В Турции прошел Ш Международный конкурс балета (Istanbul International Ballet Competition). В Стамбуле три солиста Национальной оперы Украины заняли призовые места! Так, Екатерина Ханюкова и Андрей Писарев получили первые премии, а Елизавете Чепрасовой вручили «бронзу». Жюри конкурса возглавлял выдающийся хореограф Юрий Григорович (Россия), а Гран-при судьи присудили американскому танцовщику Баку Бруклину. О том, как проходили соревнования, «Дню» рассказала балерина Екатерина Ханюкова.


Фото Александра ПУТРОВА
Задорная Китри (Екатерина Ханюкова) в балете «Дон Кихот»


«ВЗЛЕТИШЬ ЛИ ТЫ НА ГРЕБЕНЬ?»

— Я человек азартный и очень хотела победить, иначе нет смысла принимать участие в конкурсах, — призналась Екатерина Ханюкова. — Конкурсы — это новые знакомства, связи (не обязательно деловые), разные школы, мастер-классы. Это погружение в концентрированную «смесь» если и не лучшего, то активно стремящегося к идеалу современного балета. Вливаешься в такой мощный поток, где только от твоей подготовки и способностей, от целеустремленности зависит, взлетишь ли ты на гребень или только подпираешься этой мощью для будущих стремлений?

— Расскажите, что включает в себя понятие подготовки к конкурсу. Ведь вы опытный «боец» в хореографических соревнованиях. Плюс имеете сильный «козырь», так как активно задействованы в репертуаре театра как солистка главной балетной труппы нашей страны. Ради поддержки хорошей формы ежедневно выкладываетесь на 100%?

— Это само собой. Но на конкурc нужен настрой особый. Одно дело — классический номер, заученный до автоматизма. Совсем другое — когда ты исполняешь специальный номер, да еще и в современной хореографии. Для конкурса в Стамбуле я попросила свою подругу-хореографа Ольгу Иванову поставить миниатюру в стиле контемп. Оля молодая, малоизвестная, но очень талантливая, и она досконально знает техники современного танца. Она сомневалась, сможет ли придумать такой танец, который не стыдно показать на международном конкурсе. Получился такой динамичный, виртуозный номер, что уже я засомневалась, смогу ли исполнить его, ведь на современную хореографию нужно полностью перестраивать работу мышц. И преодолев первое сопротивление, вновь и вновь убеждаешься, насколько неисчерпаемы возможности человеческого тела. Номер называется «Нечто большее», он практически бессюжетный, но создает образ. Моим партнером в конкурсе выступал наш замечательный танцовщик Сергей Сидорский, может быть, без него бы и не получилось то, что в результате так понравилось и зрителям, и судьям. Я благодарна Сергею за его надежность, дружбу, за его человечность, внимательность, за опыт, которым он охотно делится, за уверенность, которую ощущаешь, находясь рядом с этим партнером на сцене. Наряду с моим педагогом Аллой Вячеславовной Лагодой, которая гоняла меня перед конкурсом до седьмого пота, выжимая все, на что я способна; Сидорский мне тоже очень помог. С таким партнером не нужно беспокоиться о поддержках, арабесках — ты просто в надежных руках, главное — не напортачить самой. Сергей был со мной до победы, но в гала-концерте, к сожалению, участия не смог принять. Сразу после третьего тура он улетел в Японию, где проходят гастроли нашего балета.

— Как вы узнали о Istanbul International Ballet Competition?

— О нем я узнала в прошлом году в Сеуле. После выступления к нам с Андреем Писаревым подошла дама и пригласила на будущий год приехать в Стамбул на конкурс. Как потом мы выяснили, проводится он раз в два года Главным управлением государственных театров оперы и балета Турции. Специфика в том, что участвуют в нем танцовщики, прошедшие отбор по предоставленным заранее в комиссию видеоматериалам, включающим класс и несколько вариаций, что соответствует первому туру. То есть реальные участники приезжают сразу на второй тур, который записывается для телетрансляций. Атмосфера в Стамбуле была очень дружеская. Третий тур и гала-концерт в прямом эфире транслировались по национальному телевидению Турции. Конкурсанты за кулисами имели возможность (на специальном экране) смотреть выступления своих соперников, а ведь в этом ценность соревнований — не только себя хорошо показаться, но и увидеть, как выступают коллеги из других стран.

ПОБЕДА И ЧЕТЫРЕ МИНИАТЮРЫ О ЛЮБВИ

— Сколько стран было представлено в конкурсе?

— Для участия во втором туре было отобрано около тридцати конкурсантов из более десяти стран. На заключительный тур прошло всего пять танцовщиков и четыре балерины. Присуждались только Гран-при и три премии, которые не делились, никаких дипломов, специальных поощрительных призов. Достаточно жесткая система оценивания. Из обязательной программы мы с Сергеем Сидорским выбрали па-де-де из «Дон Кихота» и современный номер в постановке потрясающего киевского хореографа Раду Поклитару. В прошлом году мы с Андреем Писаревым уже исполняли его в Сеуле, так что силу воздействия на зрителей уже знали. Номер называется «Маленькая история» и включает на самом деле целых четыре истории, повествующие о различных состояниях или стадиях, или даже вариантах — выбирать зрителю — влюбленности. Удивительная миниатюра, как любая из хореографических историй Поклитару, полных драматизма, концентрированного сюжета и абсолютной завершенности. Знаете, меня поражает, как Раду Витальевичу удается за несколько минут рассказать то, на что другим бы потребовался целый спектакль. Я благодарна конкурсу за возможность исполнить его хореографию, ведь в повседневной деятельности крайне редко мы с Сергеем Сидорским можем танцевать что-то подобное, и горжусь, что мы смогли победить именно с этим номером!

— Не может не радовать, что Украину очень достойно в Стамбуле прославили вы и коллеги по киевской сцене — Андрей Писарев и Елизавета Чепрасова. Какую программу представили они?

— Лиза Чепрасова — очень хорошая балерина с питерской школой — и Андрей Писарев во втором туре исполняли па-де-де из балета «Пламя Парижа» Б. Асафьева и современный танец в постановке хореографа из Минска. В третьем туре был еще один его номер и па-де-де из «Дон Кихота». Это как бы абсолютная классика, что-то вроде планки любого конкурса, поэтому его, как правило, и оставляют на финал. Конечно, привезти на Родину три призовых места с международного конкурса — это огромная радость. Это настоящая победа, хотя Гран-при выскользнуло, и его получил представитель американской балетной школы — Бак Бруклин. Он очень яркий, техничный и обаятельный танцовщик, с которым мне посчастливилось познакомиться ближе и даже танцевать в гала-концерте. Из-за того, что Сергей Сидорский уехал раньше, мне пришлось для заключительного концерта танцевать только свою вариацию, но тут Бак предложил станцевать все па-де-де из «Корсара» с ним, и так мы после одной репетиции (!), что довольно авантюрно, вышли на сцену. Такое впечатление, что танцевала всегда с Баком Бруклином! Кстати, известный танцовщик Владимир Малахов, который не только судил конкурс, но и танцевал в заключительном концерте, был поражен спонтанностью такого решения и слаженностью нашего выступления.

— Можно ли говорить о Турции как о новой балетной стране, какие хореографические школы доминировали на конкурсе?

— Как минимум три театра объединены под руководством Управления оперно-балетными театрами, которое и организовали конкурс в Стамбуле. Судя по педагогам, работавшим на конкурсе, можно говорить о двух школах — бакинской и русской. Из общения с ребятами я поняла, что многие из Турции дальше едут учиться и работать в Германию, Америку, Швейцарию. То есть идет активный процесс формирования на хорошей апробированной базе.

— Если учесть, что конкурс — это полная концентрация сил, как физических, так и душевных, то после организм наверняка нуждается в отдыхе. Однако Сидорский и Писарев с Чепрасовой сразу отправились на другой конец света — на гастроли в Японию. А вам удалось отдохнуть?

— Теоретически отдых, конечно, нужен. Но на том адреналине, который выбрасывается во время конкурса, работоспособность не снижается, особенно если знаешь, что расслабиться не придется. Из Турции я сразу же полетела в Аргентину, где в рамках гастролей театра танцевала в «Дон Кихоте» с партером Виктором Ищуком. А если учесть, что там сейчас зима, то с летним гардеробом я испытала настоящий шок: температура воздуха была +5 (в аэропорту после 40-градусной жары в Стамбуле я выделялась среди пассажиров коротким летним платьем), а мой чемодан оказался полный бесполезных вещей. Пришлось покупать что-то теплое. Кстати, мой день рождения пришелся на эту поездку, и я смеялась, так как раньше не праздновала его при такой бодрящей температуре! Теперь вернулась домой, могу отдохнуть и набраться сил перед новым театральным сезоном.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 26, 2016 10:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 14, 2012 7:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081401
Тема| Современный танец, фестиваль Tanz im August, Персоналии,
Авторы| ОЛЬГА ГЕРДТ
Заголовок| Дрожь бестелесности
В Берлине стартовал фестиваль Tanz im August

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ", №149 (4934)
Дата публикации| 2012-08-14
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/2001076
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Что тут подлинник, а что отражение — не определить в призрачном пространстве
Фото: Bengt Wanselius


Спектаклем японского хореографа Сабуро Тэсигавары "Mirror and Music" в Haus der Berliner Festspiele открылся Tanz im August, один из крупнейших европейских фестивалей современного танца. Чем заслужили такую честь компания Karas и ее все еще танцующий 59-летний основатель, разбиралась ОЛЬГА ГЕРДТ.

Karas в переводе с японского означает "Ворон". Компания с этим мрачноватым названием появилась в Токио в 1981 году. После того как ее создатель Сабуро Тэсигавара выиграл хореографический конкурс во Франции, посетил Ballett Frankfurt по приглашению Форсайта и поставил свою версию "Весны священной" в Баварском балете, Karas узнали в Европе. С тех времен у Тэсигавары статус безусловной звезды. Это при том, что от соотечественников, подсадивших иностранцев на буто — жутковатый по духу и виду послевоенный "танец тьмы", он сильно отличался, тяготея к более знакомым европейцам источникам. Включая только утверждавшийся в 1980-е на международной сцене жанр немецкого театра танца: первые гастроли Пины Бауш в Японии произвели на Тэсигавару сильное впечатление.

Чем сразил космополит Тэсигавара зрителей 30 лет назад, легко понять и сегодня. В проекте 2011 года "Mirror and Music" ("Зеркало и музыка") он, 59-летний, выходит на сцену и наглядно демонстрирует, сколь условны любые дефиниции и ограничения. Поджарый лысый человек перемещается по сцене как невесомый легконогий ребенок. Его тело кажется бескостным, сама техника движений — результатом какого-то нетривиального, но органичного сращения буто и постмодернистского танца. От одного — хрупкость, филигранная пропись мелких шагов и жестов, бесшумность шага и эффект бестелесности. От другого — техника вращений, пробежек и манера конструирования высокоскоростной минималистской хореографии. Впрочем, есть еще одно — что-то от рок-культуры. Его то замирающее в недоуменных тишайших позах, то сотрясаемое мелкой дрожью тело выразительно, как электрогитара. Огромное соло Тэсигавары, как и несколько сопутствующих ему маленьких, плюс участие в дуэтах и массовых эпизодах — все это ошеломляет. В первую очередь тем, что движение как будто не требует от него физического усилия вообще. Чтобы достичь подобного эффекта танцовщики буто готовы тренироваться годами.

Но амбиции Сабуро Тэсигавары куда глобальнее простого преодоления физики. В "Mirror and Music" его спонтанная и одновременно рациональная хореография не меняется в зависимости от того, сопровождается ли она техногенными шумами или фрагментами европейской барочной музыки. Кружащие с запрокинутыми головами и распахнутыми руками человеческие фигурки — самостоятельные частицы и часть медитативной инсталляции, состоящей из музыки, света и движения. "Mirror and Music", где Тэсигивара автор не только хореографии, но и сценографии, светового дизайна и костюмов,— абсолютно чистая визионерская работа. Что тут подлинник, а что отражение — не определить в призрачном пространстве, формируемом то вспышками стробоскопа, то гипнотизирующей игрой света и тени. Тут и реальность самой сцены под вопросом: в четырех светящихся сценических рамах танцовщики то размножаются, то исчезают — как кролики в шляпе фокусника.

Вопрос аутентичности Тэсигавара ставит в этом проекте так тонко, что сводит его в итоге на нет. Копаться — где тут копия, где оригинал и как отразились Европа с Америкой в японской традиции,— оказывается делом неуместным и непристойным. Мир един, дух бесконечен, и Тэсигавара знает, как дать нам это понять. В финале хореограф и семь танцовщиков, изумительно работающих в его непростой технике, трепыхаются минут десять, двигаясь навстречу зрителю и обратно с болтающимися, как у тряпичных кукол, кистями рук и перебирая ногами так, что, кажется, фигуры парят над полом. Этот упертый бег на месте с постепенно растворяющимися в полумраке фигурами — гениальный хореографический эквивалент звучащему заупокойному хоралу. Перед этим исходом все равны — и спускающийся в ад барочный Орфей, и вызывающие духов танцовщики буто. Момент исполнен такого величия и скорби, что спектакль даже сочли посвященным событиям на атомной станции "Фукусима", хотя поставлен он раньше. Но правда в том, что японцам в их печальных культурных диалогах с тенями поводы не нужны. В этом смысле их главный танцкосмополит Сабуро Тэсигавара верен традиции.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 16, 2012 6:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081601
Тема| Балет, История, Персоналии, Наталья Дудинская
Авторы| Александр ЧЕПАЛОВ, доктор искусствоведения, Харьков
Заголовок| Королева быстрых темпов
Знаменитой харьковчанке, звезде классического танца Наталье Дудинской исполнилось бы 100 лет

Где опубликовано| газета "День" №144
Дата публикации| 2012-08-16
Ссылка| http://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/koroleva-bystryh-tempov
Аннотация|


Фото из архива Мариинского театра
ДУЭТ МАСТЕРОВ БАЛЕТА — ДУДИНСКАЯ И НУРЕЕВ В СПЕКТАКЛЕ «ЛАУРЕНСИЯ» АЛЕКСАНДРА КРЕЙНА ПО ДРАМЕ ЛОПЕ ДЕ ВЕГА «ОВЕЧИЙ ИСТОЧНИК»


Наталью Михайловну Дудинскую и Галину Сергеевну Уланову называли «первыми танцовщицами советской эпохи». Расцвет мастерства Дудинской пришелся на страшный период сталинизма — она была ведущей балериной, а затем педагогом-репетитором Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова — ныне Мариинского театра, но всю жизнь оставалась оптимисткой, несмотря на трудности, выпавшие на ее долю.

В Харькове начинался путь Натальи Дудинской в большое искусство, в ее честь будет исполнен балет «Спящая красавица» артистами Харьковского театра оперы и балета им. Лысенко. Планируется установить к юбилею мемориальную доску недалеко от дома, где родилась будущая звезда балета. Кстати, первые уроки балетного танца Наташа получила от матери, Натальи Александровны Дудинской (1877—1944 гг.), выступавшей на сцене под псевдонимом Тальори.

Бабушка великой балерины, Александра Николаевна Гриппенберг, преподавала в Харьковском институте благородных девиц. Наталья Михайловна позже рассказывала, что она продолжила педагогическую династию женской половины своей семьи.

Бабушка, мама и дочь были очень похожи — со старых фотографий с достоинством и мягкой улыбкой смотрят благородные и утонченные женские лица. Кстати, в 1995 году Наталье Михайловне вручили диплом о дворянском происхождении и таким образом вернули титул княгини. Это звание не противоречило комплекту традиционных советских наград, в том числе сталинских премий, орденов, которые Наталья Михайловна надевала в особенно парадных случаях...

О своем отце Дудинская не любила говорить, объясняя это тем, что он умер в ее раннем детстве. «Я только помню, что он был очень добрый», — мягко уходила балерина от ответа. — Могли обвинить в том, что он офицер царской армии, — как то вырвалось у нее, — а кем же еще он мог быть до 1917 года?»

Зато мать Наталья Михайловна боготворила, подчеркивая, что ей обязана всем, чего добилась в жизни. Дудинская-Тальори с 1914-го до осени 1923 года воспитала не менее ста учеников в своей харьковской студии. Многие из них составили основу балетной труппы Харьковского оперного театра в 1925 году. Некоторые пришли в искусство другими путями — например, цирковая укротительница Ирина Бугримова, эстрадная певица Клавдия Шульженко. Они всегда с большим теплом отзывались о своей учительнице танцев.

Студия отличалась от многочисленных частных заведений, характерных для начала ХХ века: в одной учили бонтону и салонным танцам, в другой воспитывали «босоножек»... Педагогические способности Дудинской-Тальори были универсальными и соответствовали ее собственным дарованиям. По словам Дудинской, во время обучения в Петербургской консерватории Александр Константинович Глазунов считал ее мать одаренной скрипачкой. Наталья Александровна прекрасно играла на фортепиано и была всесторонне образованной личностью.

Уже в возрасте десяти лет Наташа Дудинская выделялась живым темпераментом, открытой эмоциональностью, непосредственностью. По соседству с их домом находился цирк, где легче всего было отыскать девочку после занятий. Цирковые артисты пускали юную Наталью на репетиции, которые она наблюдала с восхищением. Мечтала о том, чтобы покачаться на трапеции под куполом цирка. Думаю, сложись жизнь иначе, она легко могла бы заменить Ирину Бугримову в клетке со львами.

Опытный педагог, ее мать, рано подметила в Наташе, которая к тому времени стала любимицей харьковскойпублики, способности и вовремя решила дать полноценное хореографическое образование...

Новый этап обучения Натальи Дудинской начался в школе Агриппины Вагановой — знаменитого мастера балетной педагогики. Но бурный темперамент юной воспитанницы сложно было ограничить рамками академической школы. И это до конца не удавалось никому.

Дудинская стремительно ворвалась в мир классического танца. Драматичные сюжеты балерина превращала в «оптимистические трагедии». Можно вспомнить ее Лауренсию из одноименного балета (в киевской постановке этого спектакля в 1939 году Н. Дудинская потрясла своим выступлением зрителей. Как, впрочем, и на сцене Кировского театра).

Об этом образе и его «взрывоопасной силе» муж и партнер Дудинской Константин Сергеев писал, признаваясь в любви к таланту артистки и тем качествам, которых не видел в других партнершах. А возможно, и ревнуя к тому, чего сумел достичь постановщик балета В. Чабукиани, он же первый партнер Дудинской.

«Сильный характер Лауренсии, ее независимый нрав, женская гордость удивительно совпадали с индивидуальными особенностями артистки», — восхищался К. Сергеев. — В этом спектакле торжествовал ее танец, его героическая тональность. Вся экспрессия танцовщицы с ее героико-трагедийным накалом, широкий, волевой жест, патетический характер пластики превращали хореографический монолог Лауренсии в поистине клокочущий гневом поток. Тело ее выражало предельную экспрессию, руки, сжатые в кулаки или воздетые к небу, звали к восстанию. На наших глазах рождалась хореографическая актриса, и мы такой Дудинскую увидели впервые».

Наталья Дудинская выступала в качестве первой исполнительницы и в балетах современного репертуара «Пламя Парижа», «Медный всадник», «Тарас Бульба». Балерина также с блеском создала на сцене образы Лауренсии в одноименном балете Вахтанга Чабукиани, Золушки в хореографической сказке Константина Сергеева на музыку Сергея Прокофьева. После Чабукиани, пожалуй, лишь один партнер мог соответствовать ее победительному темпераменту, свободе и внутренней раскованности. Это Рудольф Нуреев.

«Мне всегда очень приятно вспоминать «Лауренсию», которую я танцевала с Рудольфом Нуреевым, которому я отдала кусочек своего сердца, потому что когда танцуешь, равнодушным быть невозможно. У меня много фотографий, где мы танцуем вместе. Он ведь не просто танцовщик, он актер, великий актер», —вспоминала Н. Дудинская.

Р. Нуреев признавался: «Дудинская дала мне вдохновение и понимание того, каким должен быть классический танец. Время останавливалось для меня, когда она танцевала... Это были такие прекрасные спектакли как «Дон Кихот», «Спящая красавица», «Раймонда», в которых ведущие роли никто не мог исполнить лучше, чем она...»

В жизни Н. Дудинская была решительным и деловитым человеком. На сцене это качество преображалось в победный танец, не растерявший при этом традиционного балетного аристократизма. За сочетание противоположностей и обожали Дудинскую, причем не только балетоманы, но и петербургские интеллигенты: она была любимой балериной академика Дмитрия Лихачева. Когда балерина вылетала на сцену — как будто проносился порыв ветра: не зря ее называли «королевой быстрых темпов». Ее ураганные вращения по кругу, которыми она блистала в «Лебедином озере», лучше пояснений либретто объясняли, почему принц увлекся таким Черным лебедем. Каждый спектакль Дудинская превращала в личный бенефис и праздник для зрителей.

На старых кинопленках видно, что для Дудинской танец был праздником, для которого не столько важны полутона и прозрачность рисунка, сколько броский и победительный порыв. Возможно, потому в фильме 1954 года «Мастера русского балета» ее коллеге Галине Улановой поручили танцевать «белые» сцены из «Лебединого озера», а Наталье Дудинской создать образ Черного лебедя.

Нынешняя прима Мариинского театра Ульяна Лопаткина — лучшая ученица Натальи Дудинской, очень точно подметила, что «в те времена, когда была тотальная цензура на свободу выбора и выражения, цензуру на эмоции в балетном искусстве было наложить сложно. И балет служил своеобразной отдушиной для людей. Но кроме яркости балетного дарования, которое в своем роде так и осталось непревзойденным, Наталья Михайловна была очень сильной и оптимистичной женщиной. И эти свойства передавала своим ученицам».

Эти уроки оптимизма и настоящего мастерства получили харьковские артисты конца 1970-х — начала 1980-х годов, когда Наталья Дудинская совместно с Константином Сергеевым поставили в Харьковской опере балеты «Спящая красавица» и «Дон Кихот». А позднее Наталья Михайловна шлифовала на сцене, где начиналась когда-то ее артистическая карьера, «Пахиту». Эти легендарные спектакли до сих пор задают камертон в репертуаре Харьковского национального академического театра оперы и балета им. Лысенко.

На педагогическом поприще Дудинская трудилась более полувека. До последнего времени она была ведущим профессором Академии русского балета имени Вагановой. Ее ученицы украшают труппу Мариинского театра, работают на сценах многих стран Европы, Азии и Америки.

Балерина снималась в кинокартинах «Дон Сезар де Базан» и «Я вас любил». Ее творчеству посвящены фильмы «Класс Дудинской» и «Диалог со сценой»...

Наталья Михайловна умерла 29 января 2003 г. и похоронена на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге рядом со своим супругом — Константином Михайловичем Сергеевым (солистом балета, балетмейстером и педагогом).


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 26, 2016 10:40 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 16, 2012 7:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081602
Тема| Балет, Чехия, Персоналии, Ульви Азизов
Авторы| Нармина ВЕЛИЕВА
Заголовок| «Я должен стараться быть первым во всем…»
Где опубликовано| "Region plus" Выпуск #155
Дата публикации| 2012-08-16
Ссылка| http://regionplus.az/ru/articles/view/1712
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Известный азербайджанский болеро Ульви Азизов мечтает станцевать в балете легендарного хореографа Джона Ноймайера «Дама с камелиями»



Имя танцовщика Ульви Азизова хорошо известно ценителям балета. Он обладатель престижных премий «За вклад в развитие балетного искусства и высокий уровень профессионального мастерства» на XVI международном фестивале «Звезды мирового балета» имени Рудольфа Нуреева, а также People’s Choice Award на XVIII международном гала-концерте «Звезды мирового балета» в Будапеште под патронажем Венгерской национальной оперы. Сегодня он живет в Праге, продолжая радовать мир своим талантом. R+ удалось встретиться с Ульви АЗИЗОВЫМ и побеседовать с ним.

- Когда вы осознали, что балет - это любовь на всю жизнь?

- В 16 лет я начал целенаправленно заниматься балетом. И, кстати, до сих пор пребываю в состоянии влюбленности в этот вид искусства.

- Повлияло ли мнение вашего отца - народного артиста Азербайджана Рафига Азизова на выбор профессии?

- Конечно. С самого детства я был очень активным ребенком, увлекался спортом, не сидел на месте. Интересы у меня всегда были разнообразными: пение, каратэ, футбол, кинология. Мои собаки однажды даже получили первую премию на чемпионате республики. Одним словом, я был очень энергичным и деятельным. И родители решили направить эту энергию в правильное русло.

- Слава и статус отца помогали или мешали вам во время учебы?

- Отец помогал советами. Он был моей опорой. Если у меня не получалось на занятиях хореографии то или иное движение, папа показывал мне, как следует это делать. Я старался изо всех сил. Хотел доказать окружающим, что сам чего-то стою. Что могу добиться успеха без отцовской протекции. Помню, как папа часто повторял мне, что я должен стараться быть первым во всем.

- Самые яркие воспоминания из детства, связанные с вашим отцом.

- Когда мне было лет шесть, отец взял меня с собой на концерт, который проходил в нынешнем Дворце имени Гейдара Алиева. До сих пор помню, как все оборачивались, когда мы шли, подходили к нам и с большим уважением здоровались с отцом. Тогда это произвело на меня очень большое впечатление. Еще папа рассказывал, как в 1970-е годы к нему приезжал в гости великий Михаил Барышников. Они должны были вместе поехать на фестиваль во Францию. Вечером крепко выпили, а наутро отец пригласил Михаила на хаш, который быстро бодрит. Но даже после хаша у друзей заплетались ноги - так душевно посидели накануне.

- Бытует мнение, что организм танцовщика изнашивается намного быстрее, чем балерины, поскольку ему нужно еще и «таскать» на себе партнершу. Это правда?

- Чтобы организм не изнашивался, нужно много работать над собой, уделять внимание правильному питанию.

- А какой должна быть партнерша?

- Самое важное - профессионализм партнерши, ее отношение к танцу. Мне приятно, когда партнерша уверена в том, что она делает, когда понимает, что именно танцует. Она должна быть естественной и артистичной одновременно.

- Что для вас сцена?

- Не просто работа, а любимое дело жизни.

- У вас есть любимая партия?

- В последнее время моими любимыми партиями стали принц Зигфрид в балете «Лебединое озеро», принц Дезире в «Спящей красавице», Альберт в «Жизели» и Базиль в балете «Дон Кихот».

- Ваша супруга Ольга тоже связана с балетом? Расскажите, как вы познакомились.

- Ольга по образованию экономист. Закончила Латвийский университет. Занималась балетом только в детстве, а сейчас является основателем и художественным руководителем гала-концерта «Etoile Ballet Gala». Нам очень интересно вместе, ведь мы занимаемся общим делом. Мы всегда поддерживаем друг друга.

- Ульви, расскажите, над чем работаете в данный момент?

- Совсем недавно вернулся из Саратова, где участвовал в 25-м юбилейном международном фестивале «Собиновский фестиваль». Танцевал в балете «Жизель» в роли графа Альберта. Впечатления потрясающие! Великолепная организация и очень теплая атмосфера. В ближайшее время планирую принять участие в двух гала-концертах «Звезды мирового балета». Один пройдет в Варне в честь закрытия грандиозного юбилейного XXV Международного балетного конкурса, который, к слову, был основан в 1964 году и стал первым профессиональным международным балетным конкурсом в мире. В свое время в нем участвовали такие мастера сцены, как Владимир Васильев, Наталья Макарова, Михаил Барышников, Сильви Гилем и др. Второй гала-концерт состоится в Майами в честь закрытия Международного балетного фестиваля, который пройдет с 24 августа по 16 сентября. На нем выступят также артисты из парижской Гранд-опера, Берлинского государственного балета и др.

- Есть ли увлечения в жизни кроме балета?

- Мне нравится путешествовать, ходить в театры и музеи, посещать кинотеатры. Недавно с женой были в Пражском Граде, который расположен в Градчанах на высоком холме, возвышающемся над Прагой, он исключительно богат архитектурными, художественными и историческими сокровищами. Невероятные впечатления!

- О какой партии мечтаете? Ваши планы на будущее?

- Мечтаю станцевать в балете легендарного хореографа Джона Ноймайера «Дама с камелиями». Что касается планов, то их у меня предостаточно. В процессе воплощения в жизнь я обязательно поделюсь ими с читателями. А пока мне есть над чем работать.

- У вас есть семья, есть любимое занятие, постоянные гастроли, спектакли, перелеты. Нет желания остановиться, заняться домом и семьей?

- Для нас с супругой балет - общее дело. Она также не пропускает ни одного моего спектакля, всегда рядом. По мере возможности выезжает со мной на гастроли, ведь и со своей точки зрения ей это очень интересно - она может увидеть и познакомиться с артистами и пригласить их на гала-концерт, который организует, поэтому понятие «остановиться, заняться домом и семьей» немного к нам не соотносимо.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 26, 2016 10:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 17, 2012 8:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081701
Тема| Балет, проект «Большой балет», Персоналии,
Авторы|
Заголовок| «Большой балет» ждет эфира
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" № 154
Дата публикации| 2012-08-17
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10290966@SV_Articles
Аннотация|

В самом большом павильоне «Мосфильма» завершились съемки проекта «Большой балет» – телевизионного конкурса, организованного телеканалом «Россия – Культура».



Это первый в истории отечественного телевидения балетный конкурс молодых исполнителей. Участниками проекта стали дуэты из шести ведущих российских театров Москвы, Петербурга, Казани, Екатеринбурга и Перми. Как признались сами участники, «это был очень полезный и ценный опыт, который поднял каждого на новую ступеньку в карьере».

На съемочной площадке «Большого балета» молодые артисты столкнулись с такими сложностями, о которых не подозревали. Ровная без наклона сцена, яркий ослепляющий свет, отсутствие рампы, зрительный зал – почти на расстоянии вытянутой руки, камеры в самых неожиданных местах – все это только усложняло жизнь в танце. Поначалу многие терялись, даже Ульяна Лопаткина, приглашенный гость проекта, сказала, что телевизионный формат – тяжелое испытание для опытных танцовщиков. Ведь помимо безупречной техники нужно продемонстрировать зрителям и свой драматический талант, причем совсем не так, как в театре, где нет камер, буквально заглядывающих в глаза артистам.

Дуэты преодолевали трудности, с каждым новым днем уверенности и опыта прибавлялось, а совместная работа с художниками по свету помогала полнее раскрыть настроение каждого танца.

Несмотря на состязательный характер шоу, участники искренне переживали неудачи и радовались успехам друг друга. Равнодушных не было ни в зале, ни за сценой. Педагоги и хореографы поддерживали своих подопечных и старались использовать любую свободную минуту, чтобы еще раз отточить сложные элементы программы.

Знаменитый английский балетмейстер Дэвид Доусон оставил дела в Лондоне и приехал репетировать «Серую зону» с парой из Большого театра – Анной Тихомировой и Артемом Овчаренко. По признанию Доусона, хореографа довольно строгого, он с первого взгляда влюбился в свою пару. В зрительном зале переживал за своих Эмиль Фаски. Бывший премьер Мариинки, а ныне художественный руководитель Екатеринбургского государственного академического театра оперы и балета Вячеслав Самодуров не отходил от своих воспитанников – Ларисы Люшиной и Андрея Сорокина. Остался в Лондоне Акрам Хан, поставивший номер паре из Пермского академического театра оперы и балета им. П. И. Чайковского, но работа с ним, по признанию Александра Таранова и Ксении Барбашевой, оказалась едва ли не самым ярким впечатлением в их жизни. Тем более что это сотрудничество стало возможным только благодаря проекту «Большой балет». За свою пару (Андрей Ермаков и Виктория Терешкина — на снимке) переживала и Алла Сигалова, выступившая на проекте и как ведущая в паре со Святославом Бэлзой, и как хореограф.

Председатель жюри – народная артистка России Диана Вишнева. Суровые, но, по признанию танцовщиков, объективные замечания Владимира Деревянко (художественного руководителя балетной труппы флорентийского Teatro Communale), строгость Владимира Малахова (интенданта объединенной труппы Государственного балета Берлина), взыскательность выдающейся российской балерины Аллы Осипенко и педагога-репетитора школы балета Мориса Бежара в Лозанне Азария Плисецкого могли выбить из колеи даже закаленных балетными конкурсами участников. Замечания заставили пару из Мариинского театра (Андрей Ермаков и Виктория Терешкина) даже изменить конкурсную программу. Они рискнули, и этот риск оправдался.

Естественно, жюри отмечало и успехи участников. Каждая программа «Большого балета» становилась удачей кого-то из конкурсантов. Так, Диана Вишнева отметила одно из выступлений Ольги Смирновой из Большого театра. По словам примы, молодой балерине, возможно, удастся примирить вечный спор между московской и вагановской школами, взяв все лучшее из обеих. Андрей Ермаков из Мариинки, в сжатые сроки подготовивший конкурсную программу с Викторией Терешкиной (партнерша Ермакова отказалась от участия в проекте буквально за несколько дней до старта), получил предложение от Владимира Малахова задуматься о продолжении карьеры в Берлине. Азарий Плисецкий, Владимир Малахов, Алла Осипенко, Владимир Деревянко и Диана Вишнева неоднократно превращали обсуждения выступлений участников конкурса в мастер-классы, которые, по признанию танцовщиков, дали им очень много.

В новом телевизионном сезоне в течение двух месяцев в вечернем эфире телеканала «Россия – Культура» зрители увидят не только парадный фасад главного из искусств, но и многое из того, что обычно скрывают стены репетиционных залов, – частью проекта станут репортажи о подготовке конкурсной программы.

Пара – победитель проекта получит «Гран-при» – созданную специально для конкурса статуэтку из золота работы художника Татьяны Хромосеевой, автора ювелирной коллекции «Образы русского балета».

Во время телевизионной премьеры пройдет зрительское SMS-голосование, по итогам которого будет вручен приз зрительских симпатий.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 26, 2016 10:44 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 17, 2012 8:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081702
Тема| Балет, Персоналии, Алла Осипенко
Авторы| Марина Алексинская
Заголовок| «БАЛЕРИНА — ЭТО ЗВАНИЕ...»
Народная артистка России — в гостях у «ЗАВТРА»

Где опубликовано| газета "Завтра" № 33(976)
Дата публикации| 2012-08-15
Ссылка| http://zavtra.ru/content/view/balerina--eto-zvanie/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ




14 июня Мариинский театр дал балет "Легенда о любви" в честь балерины Аллы Осипенко. Этот балет ставил на Аллу Осипенко (Мехмене Бану) и Рудольфа Нуреева (Ферхад) Юрий Григорович в далеком 1961 году. Нуреев только начинал свою ошеломительную карьеру, а Алла Осипенко была солисткой театра, баловнем судьбы.

В 1956 году Алла Осипенко стала первой в Советском Союзе балериной, удостоенной высшей балетной премии — премией имени Анны Павловой. "Мы видели эфирную Аллу Осипенко, — писали французская пресса. — Она напоминает скорее благоухание, чудесный образ, чем танцовщицу из плоти и крови". "Не нахожу слов, — вторил Сергей Лифарь, — чтобы охарактеризовать поэтическую душу Осипенко, её воздушность линий, её лицо, утопающее в грёзах. Вся она русская, пушкинская — певуча и музыкальна! Она с гордостью может носить в себе свою павловскую преемственность".

"Легенде о любви" Осипенко с Нуреевым не суждено было свершиться. Зато сама Алла Евгеньевна стала легендой. Легендой Ленинграда. "Чудесный образ" балета — эмоции, переплавленные в отстраненность; балет — кисейный занавес, за которым… Россия, полная величия и берущей в плен красоты.

16 июня Алла Осипенко отметила 80-летие. А недавно побывала в Москве, где приняла участие в теле-проекте канала "Культура" "Большой балет".



"ЗАВТРА". Алла Евгеньевна, сегодня смысл и значение многих понятий размыты совершенно. Вот я хотела бы спросить у вас: что значит — балерина?

Алла ОСИПЕНКО. Сегодня об артистах Мариинского или Большого театра говорят "балерина". Даже у девочки хореографического училища спросишь: "кто ты?" И она ответит: "я — балерина". "Балерина" как-то стала профессией. Но это неверно. Профессия — танцовщица. А балерина — дарованное звание, звание Императорского театра. Кшесинская, Павлова были балеринами. Карсавина — балерина. Ваганова получила звание "балерины" после семнадцати лет работы в Мариинском театре, а до этого была танцовщицей. Вот ушло почти "заслуженная артистка" или "народная артистка", сегодня это не значит того, что значило в советское время. Остаётся только имя. И если к имени возможно добавить — балерина, то можно считать я ответила на ваш вопрос. Балерина — это звание. Это великое звание.

"ЗАВТРА". Кто из танцовщиц советской эпохи — балерины?

А.О.
Вы знаете, я не была поклонницей Улановой, но Уланова — балерина в самом высоком значении этого слова. Конечно, балерина — Семёнова, у нас в городе — Дудинская, безусловно, — балерина. Всегда шли споры вокруг имени Шелест, у неё была непростая карьера, что-то, наверное, не ладилось в отношениях, но Шелест была выдающейся балериной.

"ЗАВТРА". Ваши личные пристрастия?

А.О.
В разное время — разные пристрастия. Когда училась в школе, была страстной поклонницей Наталии Дудинской. Она была необыкновенно технична. Я завороженно смотрела на Дудинскую на сцене и понимала: мне таких высот никогда не достичь. С годами менялись привязанности, преклонения. Одно время была увлечена балеринами, которых я увидела на Западе. Это — русские балерины Вырубова (племянница фрейлины, что она тщательно скрывала), Берёзова, балерина Гранд Опера — Иветт Шовире. Они вызвали другое преклонение… нет, не тридцать два фуэте… Вы знаете, это был сложный для меня период, одним словом не скажешь.

"ЗАВТРА". Магия балерины, в чём она?

А.О.
Я так скажу. Магия была и в Улановой, и в Плисецкой — двух таких абсолютно разных балеринах. Магия Дудинской была столь велика, что в Ленинграде её называли "эталоном" балерины. В Дудинской была интеллигентность, и это сильно отличало её от других. Она была безумно интеллигентна, интеллигентным был её танец. Одним словом — генеральская дочка. Дудинская могла нравиться, могла не нравиться, могла лучше танцевать, могла хуже. Но её интеллигентность публику зачаровывала. Сегодня даже нет таких. Сегодня можно говорить чаще: "хабалка".

"ЗАВТРА". А какие-то человеческие качества свойственны понятию "балерина"?

А.О.
Видимо, свойственны… Шелест, любимая ученица Вагановой, была удивительно скромна. Шелест была из хорошей семьи, её отец был в Ленинграде знаменитым врачом… Сейчас говорят: "из хорошей семьи"? Так вот, Шелест — была из хорошей. Дудинская — дочь царского генерала, была удивительно достойна, но при этом она вела себя как премьерша… Премьерша в том старинном понимании слова. О скромности Улановой ходят легенды.

"ЗАВТРА". Из того старинного времени, перешедшего в советское, в Кировском театре работала Елена Люком. Хотелось бы вспомнить это имя.

А.О.
Елена Михайловна Люком была очаровательна. С огромными голубыми глазами, нежная… Как танцовщица, она сохранила необыкновенную женственность. Неповторимую женственность. Такой женственной танцовщицы, как Люком, не было ни до, ни после. К сожалению, со временем всё это уходило. Люком училась в хореографическом училище, начинала работу в Мариинском театре еще в царские времена. Она пользовалась большим успехом, за ней ухаживали и молодые, и не очень молодые великие князья. А замужем она была за богачом, известным в Петербурге купцом Латониным. Она много рассказывала мне, как Николай, цесаревич еще, приходил на улицу зодчего Росси. Приходил он, конечно, к Кшесинской, но каждой балерине дарил конфеты. Помню еще, рассказывала, как она отдыхала на даче в Стрельне, и великий князь, не помню его имени, встал перед ней на колени, а в дверях появился Латонин (улыбается)… Елена Михайловна была человеком очень уютным. Когда спектакль проходил хорошо, она приходила в гримерную, давала конфету и говорила: "Едем пить шампанское!" И мы ехали к ней домой. А если спектакль проходил плохо, она не давала конфеты, не приглашала пить шампанское, а быстро одевалась, заворачивала вокруг шеи шарф — говорить уже было не о чем, и уходила.

До революции она жила в квартире из двенадцати комнат. Потом её выселили в одну комнату. И когда я приходила к ней в гости, она доставала из-под кровати бутылочку винца и говорила: "Алла, одна комната — это очень удобно". В комнате её, метров двадцать шесть, стояли и спальня "Наполеон" и столовая мебель из красного дерева… Я рада, что одно поручение Елены Михайловны выполнила. В 1956 году я впервые выехала на гастроли в Париж, и Елена Михайловна попросила меня передать её сестре небольшую посылочку. Я это сделала. И привезла еще от сестры подарок в Ленинград Елене Михайловне.

"ЗАВТРА". Тогда вы стали первой русской балериной, получившей премию Анны Павловой.

А.О.
Вы знаете, я тогда не знала даже, что это такое — премия Анны Павловой. Тогда еще у нас никто не знал, что есть такая премия. Я вернулась домой и положила её в сундук и очень долго к ней не обращалась. Об этой премии я стала говорить уже совсем поздно, уже многие наши замечательные балерины были удостоены этой премии, и как-то было уже не очень удобно говорить, что первая была у меня. Сейчас диплом в театральном музее. На дипломе подписи Матильды Кшесинской, Ольги Преображенской, Сергея Лифаря… Там, в Париже, я встретилась с первой эмиграцией. Были еще живы поклонники величайших русских балерин. Они принимали меня, как подарок судьбы, потому что я была из Ленинграда. Я только тогда поняла: как люди могут любить родину. Они так любили Родину, Россию! И они не могли понять, что происходит теперь в России. А я была из Ленинграда-Петербурга, для них: и памятью о прошлом, и тем, что они не знали о настоящем. Я не знаю, виной ли тому та моя поездка в Париж? Но я понимаю — я люблю свою родину. Советский это Союз или не Советский Союз — это моя родина. И Невский проспект, где я родилась, где жила моя мама, бабушки — это моя родина.

"ЗАВТРА". Расскажите о своих педагогах.

А.О.
Мне, моему поколению, повезло необычайно: у нас были удивительные учителя, педагоги. Моим педагогом была Марина Николаевна Шамшева. В Кировском театре она была просто балерина, не солистка, но она была удивительного ума женщина. Удивительно интеллигентна, кстати, из профессорской семьи, и муж её был тоже профессор. И вероятно её ум, её отношение ко всему окружающему вынуждало ее относиться к нам с какой-то повышенной требовательностью. Не просто с требовательностью профессиональной. Кроме профессионального обучения, которым она владела блестяще, Марина Николаевна заставляла нас интересоваться окружающим — музеями, литературой, то есть, она воспитывала личность.

"ЗАВТРА". Можно еще сказать, что Лидия Михайловна Тюнтина вернула вас на сцену после серьезнейшей травмы.

А.О.
Да, да, тогда многие врачи мне говорили: "о балете забудь". И я уже думала о другой профессии, хотела поступать в университет. И вот Лидия Михайловна Тюнтина — я училась у нее еще в начальных балетных классах и дружила с ее сыном Шуриком Грачом — взяла меня с собой на отдых. Мы жили в совхозе или колхозе — сейчас не помню — имени Чкалова. Это было недалеко от Сочи, там еще гастролировал Тбилисский театр, и мы ездили на спектакли с Чабукиани. Мы жили там месяц, и каждое утро начиналось для меня в шесть часов утра. Лидия Михайловна будила меня, будила своего сына, и мы начинали заниматься. В проёме двери Лидия Михайловна устраивала палку, и чтобы она не ездила из стороны в сторону, палку держал её сын, Шурик. Благодаря занятиям я, к удивлению врачей, восстановила форму и вернулась на сцену. И, конечно, я благодарна Лидии Михайловне Тюнтиной бесконечно. Она была ученицей Вагановой, не только как танцовщица, но и как педагог.

"ЗАВТРА". Что вынуждало педагогов относиться к подопечным с такой материнской заботой?

А.О.
Вы знаете, сегодня очень поменялись отношения между людьми. Для нашего поколения, для старшего поколения, старшие нас научили этому — неважен был вопрос меркантильный. Люди были преданы делу, у них было одно желание — помочь. Желание помочь было необыкновенное.

"ЗАВТРА". Что характерно было тогда в отношениях между педагогом и учеником?

А.О.
С одной стороны была, конечно, огромная дистанция между ними. С другой стороны, педагоги были гораздо ближе к подопечным, чем мы, например, сейчас к своим ученицам. Агриппина Яковлевна Ваганова была строга со мной и говорила: "Осипенко! Со своим характером закончишь свою карьеру в мюзик-холле", — что и случилось. Но только после её смерти я узнала, что Ваганова была клиенткой моей крёстной. Крёстная была известной в Ленинграде портнихой. На уроках я только смотрела на жабо блузки Вагановой и думала: "Ну, надо же — такое жабо моя крёстная шьет!" Или: "Надо же! Платье, какое моя крёстная недавно сшила!" Единственный раз, когда Ваганова меня как-то выделила, это во время её болезни. Агриппина Яковлевна приглашала меня к себе домой на занятия. Она лежала на кровати, я за столом или за стулом делала экзерсисы под её руководством. Она давал мне урок, крича на меня на весь дом на Гороховой. Потом угощала меня конфетами.

"ЗАВТРА". Есть ли сегодня такая Ваганова?

А.О.
Нет, конечно, нет. Не знаю, есть ли в Москве? Понимаете, Ваганова — это личность. И от природы одарённейший педагог. Манера отношения к ученикам, манера обучения — сегодня такого нет. Ваганова — это явление, которое бывает раз в сто лет. И окружали её педагоги — люди всё неординарные.

"ЗАВТРА". Алла, вам от педагога перешла еще и балетная реликвия.

А.О.
Серенький гипюровый пиджачок. Когда я уезжала в Париж на гастроли, Марина Николаевна Шамшева пригласила меня к себе и сказала: вот была такая балерина Вера Каралли, ее пиджачок перешел ко мне в руки, и я хочу передать его Вам — они же на Вы были с ученицами — храните, помните. Вера Каралли была московской балериной, красавицей, часто бывала в Петербурге, она была возлюбленной великого князя Дмитрия Павловича. И сегодня я тоже думаю… У меня есть кольцо с топазом, которое мне подарил Рам Гаппал в Париже. Он меня отозвал в кулисы и сказал: вот это кольцо мне подарила Анна Павлова. Пусть оно Вам напоминает и о нашей встрече, и о том, что Вы — наследница Анны Павловой. Сам он в труппе Анны Павловой еще мальчиком танцевал. Я редко надеваю это кольцо, потому что камушек один раз выскочил, и я боюсь теперь его потерять. Я думаю, что я тоже не могу передать эту реликвию родственникам или отдать в музей… Хочу передать его своей любимой ученице, чтобы она его берегла и тоже кому-нибудь передала в свое время.

"ЗАВТРА". Два ваших дня рождения связаны с Рудольфом Нуреевым.

А.О.
Да, 16 января 1961 года, в мой день рождения, состоялся побег Нуреева на Запад. Моё мнение — его вынудили на этот поступок. Я тогда осталась без партнера, и надо было срочно вводить Юрия Соловьева прямо в Лондоне, куда мы вылетели из Парижа. Потом Нуреев был уже руководителем парижской Оперы, он пригласил меня быть педагогом и вспомнил, что сбежал в день моего рождения. В этот вечер в свой дом Нуреев собрал всех, кто был свидетелем тех давних дней. Он жил напротив Лувра на набережной Вольтера. Когда я вошла, увидела анфиладу комнат. Их было всего две, но они преогромнейшие, и где-то далеко впереди сидел за клавесином Нуреев и музицировал. Его дом был обставлен очень красивыми вещами, и он чрезвычайно вписывался в него. Когда я вошла, Рудик даже не слышал: он весь был погружен в музыку, которую играл. Тогда для меня открылся его внутренний мир. Нуреев оставался в памяти скорее таким дерзким, резким, каким он и был на самом деле. Но Рудик за клавесином в самом конце анфилады был совершенно другим. И еще я хотела бы заметить. Видите ли, говорят, что Нуреев был солист-одиночка. Это так. Но я хочу сказать: если он относился к человеку с уважением, то он платил ему сторицей. Я никогда не осуждала Нуреева, наоборот, помогала, как могла, чем могла его сестре, занималась с его племянницей. Нуреев очень ценил тех, кто его не предал.

"ЗАВТРА". Как бы вы определили, что такое честь?

А.О.
Я не могу вам дать определение. Для меня честь — такая вот семейная история. Моя бабушка была замужем за Александром Александровичем Боровиковском — сыном сенатора, тайного советника Александра Львовича Боровиковского. Родным братом бабушки по матери был мой дядя Лукаша, Лука Максимыч. Он был большевиком, профессиональным революционером. В 1905 году дядю посадили в "Кресты", центральную тюрьму Петербурга. Александр Львович поехал к начальнику тюрьмы, ну и, говоря современным языком, дал ему взятку за устройство Луке побега. Дядя Лукаша удачно совершил побег, но на границе с Финляндией, в Гельсингфорсе при проверке документов забыл имя, под которым бежал из тюрьмы. Очень простое было имя, чуть ли не Иван Иванович Иванов… Его вернули в "Кресты". Через несколько дней в квартире Боровиковских, в доме 63 по Невскому проспекту появился начальник тюрьмы. Он привез деньги, сказав, что не может принять их, так как вновь арестованного дядю Лукашу вновь вернули в тюрьму. И как ни пытался сенатор возражать, что это не его вина, чтобы он оставил деньги при себе, начальник тюрьмы наотрез отказывался от денег. Но Боровиковский деньги не принял категорически.

"ЗАВТРА". Алла Евгеньевна, что самое дорогое в вашей профессии?

А.О.
Самое дорогое — имя. Имя — единственное, ради чего стоит жить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 17, 2012 9:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081703
Тема| Балет, Азербайджан, Персоналии, Джамиля Керимова
Авторы| Гюльнара АЛЕКПЕРОВА
Заголовок| «Лебединое озеро» для Джамили Керимовой
Молодая балерина прославилась исполнением одной
из самых сложных партий мирового репертуара

Где опубликовано| газета "Азербайджанские известия"
Дата публикации| 2012-08-15
Ссылка| http://www.azerizv.az/news/a-11079.html
Аннотация|

В тот вечер, когда сложнейшую в мировом репертуаре главную партию Одетты и Одиллии в балете «Лебединое озеро» в Азербайджанском государственном театре оперы и балета исполняла Джамиля Керимова, в зрительном зале царила далеко не будничная атмосфера.



Завсегдатаи знали, что на сей раз, пожалуй, впервые в мировой практике, вести эту партию доверили выпускнице балетной школы, которой всего двадцать лет, а это событие из разряда неординарных. И не только потому, что дебютантке предстоит с видимой легкостью исполнять виртуозные пируэты и прыжки, логически завершающиеся выпеваемыми пластикой тела скульптурными позами и многозначительными паузами. Тут необходимы творческий опыт и способность трансформировать в характеры великую музыку и определенный балетмейстером-постановщиком рисунок танцевальных сцен, а это…

Но все идет как нельзя лучше, и когда видишь, как покоряется юной Джамиле партия, давно ставшая труднодосягаемой вершиной для балерин высокого класса во всем мире, конечно же, вспоминаешь о том, что, заканчивая Бакинское хореографическое училище, она верила в свое достойное, но такое «трудоемкое» балетное будущее. Что на пути к нему успела получить уроки педагогов такой прославленной школы, как Московская академия хореографии при Большом театре России, где целый учебный год проходила стажировку вместе с жившими в специальном интернате девочками и мальчиками из Японии, Финляндии, Мексики, Италии, Кореи.

Партию Одетты-Одиллии она начала готовить в Москве. Ведь безупречная техника и на редкость искреннее эмоциональное прочтение трудной роли не приходят сами по себе… Поначалу ей казалось, что она делает это в дополнение к основной нагрузке — занятия по классике, упражнения, позволяющие добиваться ширины шага, высоты прыжка, скорости и четкости вращения. Словом, каждодневная задача отрабатывать часто не замечаемые зрителями, но важные для профессионалов элементы и нюансы казалась единственно важной. А оказалось, что за профессиональными наставлениями учителей так много из их личного богатого практического опыта, чем, собственно, и славятся престижные, признанные школы!

Если, скажем, на уроке нужно четко исполнять движения классического танца, то на сцене все «это» надо… танцевать. А это, как говорится, две большие разницы.

Ради заботы о ближайшем будущем выпускников-стажеров, с мыслью о том, как они сумеют в жизни освоить «сценический репертуар», в программу академии включаются номера для показа на сцене школьного театра. Джамиле Керимовой для такого случая поручили готовить вариацию Одиллии из третьего акта «Лебединого озера». И сегодня она показывает всю огромную партию главной героини «Лебединого озера». Сказались занятия в классе такого многоопытного педагога по дуэтному танцу, как Георгий Гусев, а также весьма благосклонное отношение к молодым в бакинском театре оперы и балета, куда она возвратилась после стажировки к началу только что закончившегося сезона.

И, конечно, талант многоопытного партнера Гюльагаси Мирзоева. А еще в первую очередь — репетиции с главным балетмейстером, народной артисткой Азербайджана Тамиллой Ширалиевой. В свое время Тамилла ханым получила прекрасную классическую закалку и впитала в себя безграничную любовь к балету в классе народной артистки СССР, первой азербайджанской балерины Гамэр ханым Алмасзаде, да и в московской школе прошла стажировку у много лет возглавлявшей ее Софьи Головкиной. Ведущая балерина Азербайджанского театра оперы и балета, главный балетмейстер театра и репетитор труппы, многоопытный педагог и художественный руководитель БХУ Тамилла Ширалиева — человек-труженик, обладающий обширным кругозором, профессионал высочайшего уровня.

В послужном списке Джамили рядом с Одеттой-Одиллией встал неоднозначный, непростой по художественному прочтению образ девушки из захолустной французской деревеньки, прелестной Виветты, которую предал возлюбленный Фредери, из одноактного спектакля под названием «Арлезианка» на музыку Жоржа Бизе (романтическая поэма о любви, хореографическим языком интерпретирующая истинную драму героев новеллы Проспера Мериме). А в одноактном балете на музыку великого Шостаковича «Барышня и хулиган» балерина Керимова предстает в полном драматизма образе хрупкой учительницы — способной на сильное чувство девушки, разглядевшей за бравадой непрезентабельного на вид юноши его нежную романтическую душу и способность на большую любовь.

Уже сложилась традиция, по которой буквально с первых же после открытия занавеса шагов по сцене героини Джамили выделяются внутренней уверенностью, которой она наделяет их, вызывая у зрителей ощущение праздника и судьбоносности, сопровождающих спектакли с ее участием. При этом главным, как и положено в балетном спектакле, остается одухотворенное выполнение сложных движений, красивые линии, выразительные позы и даже паузы. А еще — эмоции, передающие не имеющее отношения к стажу и опыту внутреннее ощущение сильного характера.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 17, 2012 9:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081704
Тема| Балет, Париж, Костюм, выставка, Персоналии,
Авторы| Инна Осиновская
Заголовок| Штрихи к балету //
От Бакста до Кензо — в Париже показывают эскизы театральных костюмов, сделанные художниками и модельерами

Где опубликовано| газета "Ведомости"
Дата публикации| 2012-08-17
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/friday/article/2012/08/17/19421
Аннотация|


coll. bnF / bmo

На парижской выставке «Костюмы XX века», организованной Opera National de Paris и Национальной библиотекой Франции, показывают эскизы к костюмам оперных и балетных постановок, в том числе сделанные известными художниками и модельерами XX века. К работе над костюмами живописцев с именем — Леона Бакста, Фернана Леже, Джорджо де Кирико — привлек директор Opera Жак Руше. Все выполненные ими эскизы можно видеть на выставке.


Фото: coll. bnF / bmo
На фото: Кристиан Лакруа, 1987


Придумать костюмы для своего балета «Собор Парижской Богоматери» хореограф Ролан Пети в 1965 году пригласил Ива Сен-Лорана. Эскизы Сен-Лорана — это скорее наброски характеров, а также беглые зарисовки целых сцен. А например, Кензо Такада, который в 1998 году разрабатывал костюмы для «Волшебной флейты», делал рисунки уже в жанре эскизов к модным коллекциям. Из этих работ можно получить представление и об особенностях кроя, отделки, и о фактуре ткани. Так же детально прорисованы эскизы Кристиана Лакруа к балету «Падшие ангелы» 1987 года, на каждом из них есть рукописные пометки дизайнера, для которого сотрудничество с театром было так же важно, как работа над подиумными коллекциями. Лакруа был одним из первых модельеров, перенесших театральность в обычную моду.

«Выставка призвана показать, как костюмы из исторических иллюстраций к спектаклям постепенно превратились в самостоятельные произведения искусства, в которых помимо историзма видно и влияние современной моды», — отмечает Матиас Оклер, главный хранитель библиотеки Opera National de Paris. На выставке также показывают театральные костюмы и архивные документы и фотографии, на которых можно видеть закулисную жизнь.

До 30 сентября,


Фото: coll. bnF / bmo
На фото: Роже Шаплен-Миди, 1954




Фото: coll. bnF / bmo
На фото: Поль Колен, 1931
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 18, 2012 4:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081801
Тема| Балет, фестиваль «Балетные дни в Савонлинне». Персоналии,
Авторы| Мария Трапакова
Заголовок| Горячие русские танцы
Где опубликовано| газета "Культура" № 30-31 стр. 9
Дата публикации| 17-30 августа 2012
Ссылка| http://www.portal-kultura.ru/articles/theater/179/
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

В финской Савонлинне танцовщики из Мариинского и Большого театров показали настоящий русский класс. Фестиваль Dance Open в этом году заменил собою ежегодный финский балетный смотр. И вот уже крепость Олавинлинна на один вечер превратилась в балетный замок, а маленькая Савонлинна — в эпицентр мирового балета.



В начале ХХ века Савонлинна, в то время носившая имя Нейшлот, была маленьким финским курортом, куда трижды в неделю пароходы из Петербурга привозили путешествующее русское дворянство. С тех пор как в 1912 году здесь прошел первый оперный фестиваль, жизнь города изменилась. Сегодня в Савонлинне, сорок процентов территории которой занимают озера чистейшей воды, есть свой драматический театр, два кинотеатра, порт, вокзал, судостроительная верфь, университет, четыре библиотеки.

В одной из них хранится уникальный архив. В газетной подшивке за 1912 год — на первой полосе — большая статья, посвященная первому оперному фестивалю. «Она написана высоким поэтическим стилем, как стихотворение», — комментирует наш гид Яна Консти. Здесь же — фотография красавицы Айно Акте, первой финской оперной певицы, снискавшей мировую славу. Именно она придумала проводить в Савонлинне национальный оперный фестиваль. К тому же проявила незаурядную изобретательность — одновременно с оперным смотром организовала в Савонлинне спортивные соревнования. В город приехало неслыханное количество гостей. Днем они соревновались и болели за спорт, а вечером отправлялись в крепость Олавинлинну — слушать оперу.

Фестиваль просуществовал недолго, возродился в конце 60-х. Одним из тех, кто восстановил утраченную традицию, был Пентти Саволайнен. Он же без малого тридцать лет фестиваль возглавлял. Писал книги, собрал коллекцию фотографий премьер начала века. Говорит, сейчас, спустя сто лет, как и в 1912-м, больше всего в Савонлинне гостей из России.

Несколько лет назад в Савонлинне воплотилось второе увлечение Айно Акте — продолжением оперного стал фестиваль балетный. Сегодня мало кто помнит, что эта яркая, разносторонне талантливая женщина не только пела, но и прекрасно танцевала классические балетные партии. В этом году главным и единственным событием Савонлинского балетного фестиваля стал русский Dance Open.

Звезды Мариинки, Большого, а также два специально приглашенных американских солиста — Джозеф Гатти и Эрман Корнехо — показали финнам настоящие балетные сливки — отрывки из «Спящей Красавицы», «Дон Кихота», «Анны Карениной», «Талисмана». Директор Dance Open Екатерина Галанова говорит, что программу составляли в том числе с оглядкой на романтическую атмосферу Олавинлинны. Не часто приходится выступать в таких необычных исторических декорациях. После каждого номера зал наполнялся аплодисментами и фирменным финским топаньем ногами — знак особого признания.

Для маленькой Савонлинны фестивали стали во многом градообразующим фактором. Мэр города Янне Лайне озвучивает ошеломляющую статистику: из 250 миллионов ежегодного дохода от туризма — почти 100 приходится на фестивали. В это время в Савонлинну подтягивается более 70 тысяч зрителей и просто туристов.

Балет в Финляндии не так популярен, как опера. Для спортивных нордических финнов это все-таки экзотика. Причины, впрочем, не только в темпераменте. Против Большого, Мариинского, Михайловского, Музыкального театра имени Станиславского в России — в Финляндии только одна балетная площадка — Национальный оперный театр в Хельсинки. Пробиться туда — невероятное везение. На мастер-классах, проведенных преподавателями Академии имени Вагановой, выяснилось, что большинство финских детей занимается больше для походки и осанки, без надежды на настоящую балетную карьеру. Только одна из тридцати трех юных финских балерин была отобрана для учебы в Академии в Москве.

Но вот смотреть балет в Финляндии действительно любят. Билеты на русский гала — по цене от 30 до 105 евро — были распроданы заранее. Свободных мест в зале не наблюдалось. Проект фестиваля Dance Open рассчитан еще на два года. Но, возможно, русский балет обоснуется в Финляндии всерьез и надолго. От Петербурга до Савонлинны всего-то чуть больше 300 километров. Здесь так же, как над Невой, разводят мосты. Хотя различия есть: воду пьют прямо из озера, добровольно и бесплатно ездят косить траву в исторических местах, а об интервью с мэром города договариваются смс-кой... Но балет любят искренне.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Окт 05, 2012 10:59 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Авг 18, 2012 4:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081802
Тема| Балет, Балет в прямом эфире, Персоналии, Оливье Пате
Авторы| Елена Федоренко
Заголовок| Оливье Пате: ! Я против уродства в современном балете"
Где опубликовано| газета "Культура" № 30-31 стр. 12
Дата публикации| 17-30 августа 2012
Ссылка| http://www.portal-kultura.ru/articles/item/188/?sphrase_id=77
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В наступающем сезоне Большой театр продолжит показ балетных спектаклей в кинотеатрах Европы, Бразилии, Японии. Первой станет «Сильфида» — 30 сентября. Оливье Пате, в недавнем прошлом солист Парижской Оперы, член Международного Совета Танца при ЮНЕСКО (CID-UNESCO), член жюри фестиваля артистов балета имени Сержа Лифаря в Киеве, стоял у истоков этого инновационного движения, объединяющего в режиме реального времени любителей балета со всего мира. «Культуре» Пате рассказывает о балетах в прямом эфире и о своей творческой жизни.



культура: Вы начинали балетную карьеру, когда самого понятия «Сеть» в привычном сегодня смысле не существовало…

Пате: Мама мечтала о балете, занималась в одной из студий, куда заглядывала сама Ольга Спесивцева. Но родители выступили против, посчитав профессию танцовщицы непристойной. В буржуазной Франции 30-х годов артисток балета сравнивали — не больше, не меньше — с путанами.

Четырехлетним мальчиком меня показали двум балетным педагогам, те принялись растягивать мне ноги, в итоге я от них убежал. В восемь лет меня привели в балетную школу Парижской Оперы, где мне поначалу не понравилось. Удержало только то, что там было много красивых девочек. К концу первого года обнаружились способности, меня хвалили, появился стимул…

По окончании школы, в 16 лет, меня взяли в Парижскую Оперу, где я довольно быстро начал танцевать сольные партии: в балете Ролана Пети «Фантастическая симфония», в спектакле «Вальс» Джорджа Баланчина, Голубую птицу в «Спящей красавице», крестьянское па-де-де в «Жизели». Ролан Пети специально для меня придумал роль молодого любовника в балете «Нана». Через несколько лет получил звание первого танцовщика и новые партии: Эспада в «Дон Кихоте», Солист в «Этюдах» Ланде. Хорошие были роли в балетах Лифаря, Ноймайера, Григоровича.

культура: А сейчас Вы работаете как хореограф или педагог?

Пате: Больше — как педагог. Работаю в разных труппах, даю мастер-классы во многих странах, в том числе в России. Мой балет на музыку Бриттена с Хосе Мартинезом шел в Парижской Опере и в Японии. На Кубе я поставил для труппы Алисии Алонсо «Историю солдата» Стравинского. Последние два года сотрудничаю с Большим театром.

культура: Вы имеете в виду прямые трансляции балетов?

Пате: Спектакли одновременно видят зрители кинотеатров ста городов: во Франции, Германии, Италии, Америке, Бразилии, Японии. В прошлые сезоны показывались «Спящая красавица», «Щелкунчик», «Корсар», «Светлый ручей», «Раймонда». Я работал консультантом большой компании GAUMONT-PATHÉ, сейчас на ее основе создана компания PATHÉ-LIVE, демонстрирующая балеты Большого театра в кинотеатрах благодаря спутниковым системам.

культура: Показы пользуются успехом?

Пате: Огромным! Количество стран и кинотеатров растет. Жаль, что зрители российских городов не могут увидеть этих балетов.



культура: Теперь они видят их на канале YouTube, о чем, кстати, наша газета уже рассказывала.

Пате: Это хорошо, но показы на мониторе компьютера и на экране с диагональю в двадцать метров дают разные впечатления.

культура: Как возник проект, и кто определяет его афишу?

Пате: Решает, конечно, дирекция Большого театра. В 2009 году провели первые переговоры с дирекцией ГАБТа. У нас было требование: спектакли должны идти в воскресенье. Учитывая режим прямой трансляции, нам хотелось, чтобы Европа видела их в дневное время выходного. Когда в Москве вечер, у нас 16 часов.

культура: Почему это так важно?

Пате: Опыт в организации концертов и гастролей балетных трупп показывает, что во Франции, да и во всей Европе, на выступления приходят семьями, чаще всего с детьми. Вторая половина дня в воскресенье — самое подходящее время.

культура: Сколько времени ушло на организацию проекта?

Пате: Почти десять месяцев — с первой встречи до пробного показа на 15 залов Франции. Балет «Пламя Парижа» с Натальей Осиповой и Иваном Васильевым транслировался в апреле 2010. Проверили технику, убедились в интересе со стороны публики. Сейчас балеты показываются в 700 кинотеатрах мира, во многих работает система абонементов, билеты покупают охотно.

культура: Вы считаете, что уровень в Большом театре так высок, что Парижу стоит поучиться? Я правильно поняла?

Пате: Да. Русский классический балет для меня — первый в мире. Здесь есть и качество, и живость, и энтузиазм, и музыкальность, и лиризм. На моих глазах нет шор, и мне очевидно, что в последние годы прошлого века Большой театр переживал не лучшие времена. К счастью, они миновали. Сейчас такой период наступил в Парижской Опере, ее уровень понизился и исполнительски, и в плане хореографии. Да и Нью-Йорк Сити балле, который в баланчинский период производил потрясающее впечатление, сейчас умирает. Большой и Мариинский танцуют Баланчина гораздо лучше.

культура: Не говорит ли в Вас обида? Ведь Вы работали в Гранд Опера, когда балетом руководил Нуреев, и отношения не сложились…

Пате: Я сформирован французской школой, пришел в театр, когда там работали разные хореографы, атмосфера была удивительная. На наших глазах Ролан Пети тщательно и вдумчиво работал над композиционными построениями. Мне посчастливилось участвовать в конференциях Сержа Лифаря, которые он проводил в Сорбонне, рассказывая о своем сотрудничестве с Дягилевым, Стравинским. Большой амфитеатр Сорбонны всегда был полон, мы, солисты Оперы, показывали отрывки из известных постановок.



Нуреев пришел в театр, когда я уже проработал там восемь лет, и он меня, как и многих, задвинул. К появлению Нуреева я был средним поколением, а Рудольф, как и многие начальники, хотел сформировать свою молодежную команду. Он выбрал Лорана Илера, Мануэля Легри. Они были талантливы, но только начинали и не имели официального статуса первых танцовщиков, однако Нуреев занял их в ролях премьеров без всякого конкурса. Это, конечно, бывает в труппах, но в театре государственном такого быть не должно. Должны работать законы.

культура: Поясните.

Пате: В Парижской Опере каждый год проходит конкурс на места солистов. Решает жюри, куда входят педагоги, балетмейстеры — всего 10 человек, председатель имеет два голоса. Каждый артист танцует вариации, а жюри голосует. Система проверена и работает до сих пор.

культура: Разве в этом своеобразном худсовете не было Нуреева — директора балетной труппы?

Пате: В дни показа его часто не бывало. Он много гастролировал, продолжал личную звездную карьеру. Собственно, по этой причине ему и не продлили контракт.

культура: Как относились к Нурееву в труппе?

Пате: Кто-то был «за», а многие — «против». Непростая ситуация складывалась. На репетициях он был импульсивен, нетерпелив, раздражителен. Много сквернословил, все мы понимали это по интонации. Я дружил с Азарием Плисецким и произнес ему слово, которое чаще всего повторял Рудольф в сердцах, а заодно спросил — что ему ответить? Азарий подсказал, я и ответил Нурееву другим русским выражением. Он перестал меня обзывать.

Сейчас, со временем, понимаешь, что Нуреев был яркой художественной личностью, его уважали как артиста и как человека, фанатически преданного танцу. После него у балета Парижской Оперы уже не было подобного руководителя.

культура: Вы ушли или продолжали работать?

Пате: Доработал до определенного возраста и в 1997 году ушел на пенсию. Мне уже предлагали контракты.

культура: Складывается впечатление, что Вы — приверженец классики. Как относитесь к современной хореографии?

Пате: Я отвергаю намеренное уродство в современном балете и совсем не ратую за свободу, похожую на вседозволенность — что хочу, то и делаю. Хореографы говорят: жизнь — подлая и жестокая, значит, пусть и спектакли будут об этом. Но тогда в театр ходить не стоит.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Авг 31, 2012 9:12 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 20, 2012 8:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012081803
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии,
Авторы| Дмитрий Циликин
Заголовок| МИХАИЛ МЕССЕРЕР: Людям становится не до шуток
Где опубликовано| Деловой Петербург, № 142, сс. 12-15
Дата публикации| 17.08.2012
Ссылка| http://www.dp.ru/a/2012/08/20/Mihail_Messerer_Ljudjam_s/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Балетмейстер Михаил Мессерер в интервью "ДП" вспомнил, как в детстве играл с самолетиком Василия Сталина, и поведал, как генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман относится к титулу "банановый король".



С кого начались Мессереры как знаменитая артистическая семья?


— С моего деда Михаила Борисовича. Зубной врач по профессии, он был безумно театральным человеком. Из восьми его детей пятеро стали заметными деятелями искусств. Старший — Азарий — был выдающимся актером. По совету Вахтангова взял звучный псевдоним Азарин Азарий. Михаил Чехов писал ему: «Ты, дорогой Азарич, мудр своим талантом».


Следующая — Рахиль. Потрясающей красоты женщина, звезда немого кино, под псевдонимом Ра Мессерер в 1920–е сыграла с десяток главных ролей. Выйдя замуж за Михаила Плисецкого, стала Рахиль Мессерер–Плисецкая. Дальше по возрасту — Асаф Мессерер. Он первый, кто в нашей семье пошел в балет. Премьер Большого театра, Асаф был идеально профессионален, добился небывалой по тем временам виртуозности. Многие движения, которые теперь делают практически все, придумал он. Потом стал знаменитейшим педагогом, 45 лет вел класс усовершенствования, где занимались все звезды Большого театра 1950 – 1960–х годов: Уланова, Плисецкая, Васильев, Лиепа…

Наконец, младшая сестра — Суламифь, моя мама, прима–балерина Большого театра и чемпионка СССР по плаванию. Помню, у нас дома стоял приз — фигурка пловчихи — в 1928 году мама выиграла всесоюзную спартакиаду.


Следующее поколение — дети Ра и Михаила Плисецкого: Майя, Александр и Азарий. Все трое танцевали в Большом театре. Александр умер довольно рано. Азарий после Большого уехал на Кубу, сейчас он педагог в знаменитой труппе Мориса Бежара Bejart Вallet Lausanne. Про Майю (Плисецкую. — Ред.) все знают. Сын Асафа — театральный художник Борис Мессерер. Как известен брак Майи с Родионом Щедриным, так известен и брак Бориса с Беллой Ахмадулиной, которая не так давно ушла из жизни.


Говорят, отношения вашей мамы и Майи Плисецкой были не безоблачны.


— После того как мы убежали из Советского Союза (1980 г. — Ред.), мама из своих воспоминаний о родных вычеркнула все неприятное и оставила только положительное, обо всех отзывалась с любовью. Мама обожала Майю. Когда ее отца, крупного советского чиновника, расстреляли, а мать отправили в ГУЛАГ, Майя жила у моей мамы, которая ее воспитывала, следила за тем, чтобы девочка продолжала учиться в школе Большого театра. И, когда пришли забирать Майю в детский дом для детей врагов народа, где, разумеется, ни о каком балете не могло быть речи — то есть мир лишился бы великой Плисецкой, — мама легла на пороге: «Через мой труп!» Можете себе представить: в 1938–м! Как сказали маме, единственным законным путем избежать детского дома было усыновить (дурацкое слово, но именно так, а не удочерить) Майю. Что она и сделала. Когда люди открещивались от мужей, жен, родителей, детей, мама ходила и пробивала это усыновление. Мама была героиней!


Вашей маме, народной артистке РСФСР, лауреату Сталинской премии, по рангу было положено танцевать правительственные спектакли. Вы Сталина не видели из–за кулис?


— Все–таки я родился в 1948–м, а он сдох в 1953–м. Но зато к маме в гости ходил Василий Сталин, до того как его арестовали после смерти отца. Он, будучи генералом, командующим ВВС Московского военного округа, дружил с ней. И внучки, уже третье поколение Сталиных, у нас бывали, когда мне было года три–четыре. До сих пор вспоминаю любимую игрушку — потрясающий самолетик от Васи Сталина.


Приходила Светлана Аллилуева, которая была любительницей театра и тоже дружила с мамой. Когда в феврале 1980–го в Японии мы с мамой убежали от советской власти и прилетели в Нью–Йорк, одной из первых нас встретила Светлана. Мудрейшая женщина, она рассказывала, как вести себя в эмиграции, — я просто подчинился этим наставлениям, запомнил ее советы и много раз внутренне к ним обращался.


Как вы решились на побег из СССР?


— Конечно, решиться трудно. Хотя мы с мамой давно это обсуждали. Сейчас молодежи не понять того времени. Было противно без конца слышать ложь из ящика, от коллег. Люди были вынуждены постоянно врать друг другу и, в конце концов, врать самим себе, заставляя себя верить в то, как они обожают режим, боясь, что иначе вранье получится не очень убедительным. Когда солист Большого Саша Годунов остался в Америке, по возвращении труппы в Москву на собрании все обязаны были заклеймить «мерзавца–отщепенца». Помню, главный балетмейстер театра Юрий Григорович произнес речь, над которой артисты моего поколения потом долго смеялись: «Он скатится туда же, куда скатились их ленинградские предшественники Макарова и Нуреев…» А что ему, бедному, оставалось говорить?


Главная сенсация последнего российского балетного сезона — переход из Большого в Михайловский Натальи Осиповой и Ивана Васильева…


— С глубочайшим уважением отношусь к Большому театру, к его директору господину Иксанову, я сам из Большого, у меня много друзей там, поэтому не считаю правильным это комментировать. Но мне кажется, для российского искусства важно, чтобы ребята имели базу в России, а не переехали, допустим, в Нью–Йорк.


Но можно ли сказать, что они инвестировали в Михайловский театр свои талант и славу?


— Безусловно, для нашего театра это ценнейшее приобретение.


В этом сезоне они станцевали ваши «Лебединое озеро», «Лауренсию» и новые редакции «Баядерки» и «Дон Кихота». Понятно, что вы, педагог, можете им дать.

А что они вам?



— Работать с ними — удовольствие. Даже на репетициях порой дух захватывает — обращаюсь в благодарного зрителя, вынужден заставлять себя делать замечания, повод для которых, несомненно, есть. Я ведь и сам всегда стараюсь учиться у своих учеников. И у Сильви Гиллем, и у Тамары Рохо — называю звездные имена, потому что они известны, но иногда и у начинающей девочки, у молодого мальчика есть чему поучиться. И у коллег нужно учиться всю жизнь, нельзя останавливаться.


Как распределяются обязанности между вами и художественным руководителем балета Михайловского театра Начо Дуато?


— У нашего театра свой путь. Вектор развития нашей труппы — стать самой современной в России, а желательно — и в Европе. С этой целью Начо ставит спектакли: переносит свои известные работы и создает новые. Что может быть лучше для наших артистов, чем работать с корифеем современной хореографии?


Сам я новых текстов не сочиняю, моя специальность — классика. Мне важно, чтобы качество ее исполнения у нас не уступало качеству исполнения современной хореографии. Мне очень помогают наши педагоги–репетиторы. Но каким бы замечательным ни был репетитор, он неизбежно будет тянуть в свою сторону. Каждый — творческий человек, и он точно знает, как лучше. А если его не менее выдающийся коллега на то же самое имеет противоположный взгляд, кто–то должен принимать решение. Если не следишь за спектаклем как единым целым, он расползется на лоскуты.


Отечественные балетные консерваторы считают, что все лучшее — в советском прошлом. Но тоска по тому времени — это ведь обыкновенная тоска по молодости. Как провести грань между действительно ценным и рухлядью, памятной с детства, а потому любимой?


— Да, пожалуй, молодость лучше старости… Но неверно зацикливаться на том, что было в твои лучшие годы. Придя в Михайловский театр, я сначала предложил директору Владимиру Кехману поставить «Лебединое озеро» Матса Эка или Мэтью Боурна. Однако он выбрал классическую «старомосковскую» редакцию Александра Горского, которую я действительно знаю и люблю с детства. И это решение Кехмана оказалось правильным, спектакль получился удачным.


Как вы находите общий язык с Кехманом — человеком совершенно другой среды и опыта?


— Но он на этой должности уже 5 лет, из которых я близко наблюдаю его года четыре. Идеальных людей не существует, однако должен заметить, что лучшего директора театра мне трудно представить. От него — бизнесмена (Владимир Кехман владеет компанией — импортером фруктов JFC. — Ред.) можно было ожидать организаторского таланта, но то, что человек в кратчайший срок поймет столько про музыкальный театр, причем в мельчайших деталях, стало приятной неожиданностью.


Мне кажется, Кехман стал разбираться в предмете лучше многих окружающих его профессионалов.


Притом все эти годы про него принято писать: «Банановый король занялся театром…»


— Что до этого дурацкого ярлыка, то, во–первых, его бизнес — не только бананы, и даже далеко не только фрукты, а во–вторых, Володя относится к таким вещам с самоиронией. У него, слава Богу, прекрасное чувство юмора, выгодно отличающее его от множества директоров, с которыми жизнь сводила меня на Западе. Правда, если он сталкивается с малейшим разгильдяйством, то людям становится не до шуток… Он никогда не кричит, это не его стиль менеджмента, но одного его взгляда порой бывает достаточно.


Недавно Кехман объявил, что в январе 2013 г. выйдет ваше «Пламя Парижа». То есть вы продолжаете линию восстановления сталинских драмбалетов.


— Работая 30 лет на Западе, со стороны я видел зияющую брешь: в российском балете потеряны замечательные спектакли 1930 – 1950–х. Потому приветствую Мариинский театр, восстановивший «Спартака» и «Шурале» Леонида Якобсона. Это не значит, что должны идти только такие спектакли, но не годно их терять. Если кто–то обвинит меня в ретроградстве, то не приму этот упрек. Четыре года назад, возглавив Михайловский балет, я сразу договорился с французским хореографом Жаном–Кристофом Майо, чтобы он поставил у нас свою гениальную «Золушку», то есть первым в России его пригласил Михайловский. И только теперь Большой позвал его на постановку. Договорился я и с молодыми английскими хореографами Алистером Мариоттом и Лиамом Скарлетом — только что они потрясли лондонских зрителей и критиков своими работами в программе, посвященной многолетнему художественному руководителю Королевского балета Монике Мейсон.


Коротко

⇢ Главный приглашенный балетмейстер Михайловского театра. Один из самых авторитетных балетных педагогов в мире.

⇢ Работал в Ковент–Гарден, Американском театре балета, Парижской опере, Ла Скала, Английской национальной опере и других балетных компаниях Европы, Азии, Америки, Австралии.

⇢ Среди его постановок в Михайловском театре: "Лебединое озеро", "Лауренсия", "Баядерка", "Дон Кихот".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 20, 2012 11:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012082101
Тема| Балет, История, Персоналии, Наталья Дудинская
Авторы| Лариса АБЫЗОВА
Заголовок| Она танцевала счастье
Где опубликовано| газета "С.-Петербургские ведомости"
Дата публикации| 2012-08-21
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10291060@SV_Articles
Аннотация|

Сегодня исполняется 100 лет со дня рождения легендарной балерины Наталии Михайловны Дудинской. Она была самой крупной звездой ленинградского балета на протяжении тридцати лет.



Наталия Дудинская танцевала на сцене Кировского (Мариинского) театра с 1931-го до 1962 года, и это время стало особой эпохой в истории балета XX века. Рядом с ней выступали многие блестящие танцовщицы, но были области, где сравнений с Дудинской никто не выдерживал. В искусстве вращений и в больших прыжках балерина не знала себе равных.

Публика обожала Дудинскую. В свою очередь артистка платила такой же любовью своим зрителям. Не было случая, чтобы она закапризничала, отменила спектакль. Даже в разгар войны она стремилась в блокадный Ленинград. В историю нашего города вошли два концерта в Филармонии, на которые в сопровождении истребителей прилетели Наталия Дудинская, Фея Балабина и Константин Сергеев. У Дудинской не было личных причин рваться в эту поездку, ее мама была вместе с ней в эвакуации в Перми. Цель была одна: танцевать для тех, с кем разлучила война.

Любое выступление артистки было праздником для зрителей, партнеров, ее самой. Она была настоящей балериной праздников и, как никто другой, умела танцевать счастье.

Ныне принято считать, что балетная техника шагнула вперед. К сожалению, почти нет документальных записей танца Дудинской, но и нескольких минут старой кинопленки достаточно, чтобы иметь представление о фантастическом искусстве танцовщицы.

Сохранились кадры ее выступления с Вахтангом Чабукиани в «Баядерке», где Дудинская с шиком делает пять туров. А дьявольские вращения ее Одиллии в «Лебедином озере» – идеальной формы туры в бешеном темпе по огромному, опоясывающему всю сцену кругу. Константин Сергеев вспоминал, как трудно было партнеру удержаться на ногах, принимая в руки такой смерч.

Творчество Дудинской пришлось на годы торжества хореодрамы, чуждой ее индивидуальности. Классические спектакли «Баядерку», «Лебединое озеро», «Корсара», «Раймонду» упрекали в старомодности. От исполнителей требовали «реализма» – умения маршировать с винтовкой, бросать гранаты, вязать снопы, стирать белье. Это было не для Дудинской. Ее доведенная до фантастического совершенства техника сама по себе становилась произведением искусства. Дудинская была в числе тех, кто своим виртуозным танцем не дал исчезнуть шедеврам старой классики, сохранил для нас наследие мастеров прошлого.

Дудинская – уникальный случай – создала два незабываемых и совершенно разных дуэта с Вахтангом Чабукиани и с Константином Сергеевым. Дуэт с Чабукиани восхищал соперничеством равных по темпераменту танцовщиков, а дуэт с Сергеевым – единством противоположностей.

Для своей партнерши Чабукиани поставил «Лауренсию», Сергеев – «Золушку». Обе такие не похожие друг на друга роли несли портретное сходство с Дудинской. Образ Лауренсии, зовущей на подвиг во имя свободы, естественно рождался из масштабного, не знающего преград танца балерины. В партии Золушки виртуозная техника артистки нашла отражение в сложной хореографии, а трудолюбие (его отмечали все очевидцы творчества Дудинской), доброе отношение к людям, скромное достоинство – качества, равно принадлежавшие Наталии Михайловне и ее героине. Сказка имела продолжение: Сергеев, Принц по сцене, стал мужем, преданным другом, счастливый союз с которым длился до смерти Константина Михайловича в 1991 году.

Дудинская была любимой ученицей Агриппины Вагановой, а затем стала строгой последовательницей ее методики. Оказавшись талантливым педагогом, профессор Дудинская до последнего дня жизни возглавляла кафедру классического танца Академии русского балета имени А. Я. Вагановой. Здесь на ее счету было 15 выпусков. Питомицы Дудинской танцуют по всему миру, но большинство хранят верность сцене Мариинского театра. Маргарита Куллик, Ирина Желонкина, Вероника Иванова снискали славу своей совершенной классикой, Галина Рахманова и Полина Рассадина – известные солистки характерного танца. А фантастическая карьера Ульяны Лопаткиной стала главной победой Дудинской-педагога.

До последних дней жизни (Наталия Михайловна скончалась 29 января 2003 года) она оставалась в центре театральных событий, была высшим авторитетом в искусстве балета. Кроме того, Дудинская была настоящей светской дамой – отлично воспитанной, безукоризненно причесанной, элегантной, одетой по последней моде.

У Дудинской было три десятка наград со всего света, но главной давно стала та, которую не запишешь ни в один список: это любовь петербуржцев к своей единственной, несравненной балерине. Не случайно известный историк балета Вера Красовская назвала ее последней балериной-assoluta, что значит безусловная. Лучшей оценки роли Дудинской в русском балете нет.

Мариинский театр отдаст дань признательности великой артистке, дав в ее честь 19 сентября первый балет нового сезона – «Раймонду», где Дудинская исполнила одну из лучших своих ролей. Не забыла своего педагога и Академия русского балета имени А. Я. Вагановой, посвятив ей выпускные спектакли этого года.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 26, 2016 10:46 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 21, 2012 9:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012082102
Тема| Балет, История, Персоналии, Шамиль Терегулов
Авторы| Нина Жиленко
Заголовок| Эпоха благородного рыцаря
Где опубликовано| газета "Вечерняя Уфа"
Дата публикации| 2012-08-18
Ссылка| http://vechufa.ru/culture/358-epoha-blagorodnogo-rycarya.html
Аннотация|



На излете лета, 29 августа, Шамилю Терегулову могло бы исполниться шестьдесят пять лет. Всего шестьдесят пять... А мастера уже четыре года как нет с нами. Сказать о том, что всем нам его не хватает, значит, не сказать ничего. Шамиль Ахмедович был необыкновенным человеком, многогранной творческой личностью - ярким танцовщиком, талантливым педагогом, самобытным хореографом и театральным деятелем. С его уходом чувствует себя осиротевшей не только балетная труппа, но и весь Башкирский государственный театр оперы и балета, вся республика. Ведь вклад Терегулова в искусство неоценим. Не то что страницы, а целые главы вписаны в его историю этим художником в самом высоком смысле слова. Больше всего на свете Шамиль боялся, что наступит момент, когда он не сможет придумать, сказать, показать, дать что-то новое... Но этого не случилось, поскольку по сути своей он Творец, таким оставался до конца. Душа его живет в нестареющих и востребованных зрителем постановках, в сердцах друзей, коллег, учеников. Он не просто улыбается им с портрета в Большом балетном зале, носящем имя мастера, а словно говорит: "Ребята, я с вами!"...


...Творчество Шамиля Терегулова не трогало бы так сердца и души зрителей, если бы не озарялось его личным обаянием, потрясающей добротой, деликатностью, тонким юмором. Его знали и любили повсюду. Его имя было своеобразным паролем, открывающим ворота в мир творчества, дружбы и доброты. И даже теперь, когда Шамиля Ахмедовича нет с нами, оно продолжает притягивать, пробуждая в людях самые благородные чувства и помыслы.
В книге "Гран-па башкирского балета" главу о Шамиле я назвала "Эпоха Терегулова". Первые рецензенты высказали опасение: "Не слишком ли?". Я начинала приводить аргументы - все соглашались: "А ведь правда...". Как хорошо, что настояла тогда, не сдалась, и фраза "эпоха Терегулова" прижилась. И как важно то, что человеку воздают должное при жизни. Я много писала о Терегулове - его ролях, постановках, учениках, поездках, планах, мечтах... И сейчас меня гложет сомнение: смогу ли сказать что-то новое... Но ныне, кажется, тот случай, когда не грех еще раз вспомнить, напомнить и пусть даже что-то повторить.

Точка отсчета

Заслуженный артист России, народный артист Башкортостана Шамиль Терегулов - это, без всякого преувеличения, личность, определявшая жизнь башкирского балета на протяжении почти двух десятилетий, когда он руководил труппой. А если добавить сюда годы яркой, самобытной танцевальной карьеры, то получается почти полвека.
После окончания Пермского хореографического училища (класс заслуженного деятеля искусств России Юлия Плахта) Терегулов двадцать три года танцевал в Башкирском государственном театре оперы и балета. Кстати, первые "балетные шаги" он сделал в театральной студии, где преподавали Халяф Сафиуллин, Фаузи Саттаров... Было у кого учиться!
Ценители балетного искусства больше запомнили Шамиля Терегулова как яркого характерного танцовщика, хотя он исполнял и лирические партии. Например, принцев в балетах Чайковского, в "Золушке" Прокофьева. Но его коварный, сумрачный Дервиш в спектакле "В ночь лунного затмения", зажигательный Эспада в "Дон Кихоте", злой Шурале, а также властный Нурали в "Бахчисарайском фонтане" особенно западали в душу. Терегулов был из тех танцовщиков, на которых держится репертуар.
...И вот с таким ценным профессиональным опытом он приходит к художественному руководству труппой. С именем Шамиля Терегулова связан взлет башкирского балета, престиж коего признали не только в республике, но и на российской и международной сценах. Лишь за последнее десятилетие труппа гастролировала в Италии, Египте, Португалии, Тайланде, Мексике, Бразилии, Финляндии, Германии, Чехии, Латвии...
Вспоминая начало 90-х годов, анализируя и подытоживая сделанное, можно понять, какой сложный путь пройден.
В 1990-м в труппе по списку было всего тридцать пять человек. Положение - катастрофическое. Люди уходили в новые театральные коллективы, а таковых рождалось множество в столичных городах. Принимали, не спрашивая о прописке.
Помогло то, что в Уфе открылось хореографическое училище. Терегулов преподавал там с самого начала. Приходилось учиться вместе с воспитанниками, хотя педагогический опыт был: репетиторство в театре, в ансамбле народного танца... Да еще студентом Пермского училища Шамиль преподавал в балетной студии Закамска. Вставал чуть свет, ехал на электричке, потом шагал пешком - в стужу, в дождь... Но ему это безумно нравилось, приносило чувство удовлетворения, осмысленности бытия. С открытием хореографического училища в Уфе и острой необходимостью преподавателей этот интерес вспыхнул с новой силой. Леонора Куватова, жена, коллега, единомышленница Шамиля Ахмедовича, рассказывает, что по всей их квартире были разложены книги о методике преподавания классического танца, об особенностях психологии подростков... Книги с многочисленными закладками и постоянно открытые на важных страницах.
Первый выпуск - в 1993 году. Ждать некогда. И Терегулов пошел на смелый эксперимент - привел в театр учеников, пятнадцати-шестнадцатилетних мальчиков и девочек. Стали ездить на конкурсы, побеждать, завоевывать авторитет. В Баку на Всесоюзном конкурсе впервые позвучало имя талантливого Романа Рыкина. Потом вошло в систему - ежегодно брать на работу в театр пятый класс, первый курс училища. И постепенно труппа выросла до девяноста человек.
Шамиль Терегулов хорошо понимал, что нужно в первую очередь сформировать репертуар. С приглашенными постановщиками возобновляет "Сильфиду" Левенсхольда, сам восстанавливает "Вальпургиеву ночь", "Пахиту", "Кармен-сюиту", "Шопениану". И колоссальная, этапная работа - возобновление в 1997 году жемчужины башкирской хореографии - балета "Журавлиная песнь". В этой редакции спектакль идет по сей день.

В ритме вечного двигателя

Кроме всего 90-е озарились и светом сотрудничества с гениальным хореографом Юрием Григоровичем, рождением Нуреевских фестивалей, художественным руководителем которых Шамиль Терегулов был до последнего своего земного года. Он не скрывал, что для него образец творчества - Юрий Николаевич. Ему близок был девиз Григоровича: "Цель творчества - самоотдача". С благодарностью говорил о том, как много получил от совместной работы с ним.
- И наверное, мой спектакль "Журавлиная песнь", - признавался Шамиль Ахмедович, - получился благодаря влиянию Юрия Николаевича. Когда он работал у нас, я постоянно находился рядом. Он - великий режиссер балета. В общении с ним начинаешь постигать ход его размышлений, понимать, Что и Как нужно делать в балете. Приятно, что и Григорович ценил творческую устремленность и профессиональную подготовку нашей труппы...
А еще, помимо совместного творчества, их связывала, теплая, светлая дружба, что не тускнеет с годами и расставаниями.
Вдохновленный сотрудничеством с Юрием Григоровичем, Шамиль Терегулов работает как балетмейстер насыщенно, плодотворно. После восстановления "Шопенианы" (1999) увлекся балетом для детей "Буратино" на музыку Наримана Сабитова. Сам пишет либретто, сочиняет оригинальную хореографию, привлекает к сотрудничеству московского художника Леонида Подосенова (декорации) и молодую художницу БГТОиБ Фанию Низамову (костюмы). Премьера спектакля под названием "Тайна золотого ключика" состоялась в конце сезона - в июне 2000 года. Яркий, праздничный, динамичный, с остроумными хореографическими и сценографическими находками, он полюбился юным зрителям, на него ходят семьями.
В 2001-м, бережно сохранив хореографию Мариуса Петипа, Терегулов представляет свою версию "Спящей красавицы". Премьера состоялась в рамках VII Нуреевского фестиваля. Аврору танцевала Карин Аверти из Гранд-опера, Дезире - солист Большого театра России Илья Рыжаков. Во втором спектакле главные партии исполнили тогда совсем юные Гульсина Мавлюкасова и Ринат Абушахманов.
С постановкой "Спящей красавицы" БГТОиБ получил уникальное преимущество перед другими российскими театрами: в нашем репертуаре теперь все балеты Чайковского.
В новый век труппа вступила, не изменяя приверженности классике. Афишу украшают испытанные временем шедевры мировой хореографии, поставленные также Шамилем Терегуловым: "Жизель" Адольфа Адана (2002), "Голубой Дунай" Иоганна Штрауса (2003), "Баядерка" Людвига Минкуса (2003), "Ромео и Джульетта" Сергея Прокофьева (2004). Первые три спектакля сделаны в содружестве с дирижером Алексеем Людмилиным, музыкальный руководитель "Ромео и Джульетты" - Роберт Лютер. Стало традицией, что постановки Терегулова оформлял московский художник Дмитрий Чербаджи, в котором балетмейстер нашел верного и тонко понимающего соавтора-единомышленника.
В 2004 году, через сорок лет после первой постановки, вернулся на башкирскую сцену балет Сергея Прокофьева "Ромео и Джульетта". Это результат творческих радостей, мук, поиска Шамиля Терегулова. Очень смелый поступок - попытаться создать свое после великих балетмейстеров, среди которых Лавровский, Григорович, Макмиллан... Терегулов поставил целью передать в танце накал шекспировских страстей, показать силу любви молодых людей, которые своей гибелью, как бы парадоксально это ни звучало, возвысились над смертью, победив ее.
Художественный руководитель балетной труппы Башкирского государственного театра оперы и балета неоднократно получал приглашения поработать за рубежом. В творческой биографии Терегулова немало периодов, когда ему приходилось на время оставлять родной театр и ехать в разные уголки планеты. Шамиль Ахмедович как балетмейстер был востребован в России, странах СНГ, в дальнем зарубежье. Например, в Мерсинском театре поставил оригинальный двухактный балет "Королева Аба" на музыку азербайджанского композитора, живущего в Турции, Ферхарда Хусейнова. Состоялась мировая премьера, билетов было не достать, спектаклю сопутствовал полный успех у публики и специалистов. Чуть позже турецкие зрители увидели в постановке Шамиля Терегулова "Вальпургиеву ночь" на музыку Шарля Гуно и "Голубой Дунай" Иоганна Штрауса. Он проводил мастер-классы на конкурсе в городе Джексоне (США), на международном конкурсе "Арабеск-2000" (Пермь)...
А еще преподавал в Японии, работал главным балетмейстером в Турции, ставил балеты в Казахстане, Бурятии... Летом 2008 года интересное приглашение ему сделала Международная ассоциация профессионального танца, активные деятели которой - испанские танцовщики Лаура Ормигон и Оскар Торрадо, давние друзья БГТОиБ, многократные участники Нуреевских фестивалей. Почти две недели, с 18 по 30 августа, уфимский балетмейстер преподавал классический танец в мадридском Центре профессионального танца. А уже в сентябре Терегулов с труппой отправился в Таиланд, чтобы принять участие в юбилейном Х Международном музыкальном фестивале в Бангкоке. Именно там состоялась премьера нового балета "Раймонда".
Шамиль любил вспоминать о первой своей зарубежной командировке - в Японию (1993), где работал с Леонорой Куватовой. Он считал, что именно там выдержал экзамен как балетмейстер. Произошел казус из-за неточности в переводе контракта. Подписывая бумаги, Терегулов был убежден: ему предстоит поставить один акт балета "Раймонда", а на месте выяснилось, что нужно сделать "полнометражный" спектакль. В экстремальных условиях, без всяких энциклопедий и пособий, только за счет своего опыта, ума, творческой фантазии, да разве что еще из желания доказать, не сесть в лужу, он блестяще справился с задачей.

Лебединая песня

Последняя работа балетмейстера - "Бахчисарайский фонтан" на музыку Бориса Асафьева. Не про каждый балетный спектакль скажешь: "Смотрится на одном дыхании". Шамиль Терегулов сделал "Бахчисарайский фонтан" динамичным, лаконичным. Взяв от типичного творения так называемого драмбалета только достоинства (например, выразительность драматической игры исполнителей), он создал собственную хореографию с богатой танцевальной лексикой, к минимуму сведя пантомимные и жестовые мизансцены. Источником вдохновения балетмейстер называл поэзию Александра Пушкина и музыку Бориса Асафьева. Первый, польский акт пленяет разнообразием и выразительностью танцев - торжественный полонез, жизнерадостный краковяк, изящная мазурка... Во втором акте грациозны танцы невольниц гарема, зажигательны массовые мужские, особенно татарский, который воины Гирея исполняют после казни Заремы, стараясь развеселить своего правителя. Шамиль, сам некогда блистательно танцевавший военачальника Нурали, выписал эту партию с особым вдохновением, наполнив ее сложными прыжками, стремительными пробежками и вращениями. Основную философскую идею - перерождение "дикой души" (выражение Виссариона Белинского) под воздействием очищающей любви - несет образ Хана Гирея. Выразительность всех сцен усиливают великолепные декорации и костюмы, рожденные благодаря таланту Дмитрия Чербаджи. Шамиль особенно гордился финалом, который они придумали вместе с дирижером Робертом Лютером. К фонтану Бахчисарайского дворца приходит Гирей. Теперь он не тот беспощадный завоеватель, которого мы видели в первых эпизодах. Он уже бросил в пропасть свой кинжал - в знак прекращения войн и убийств. Перед нами мечтательный поэт, романтик. Ему являются видения любимых женщин - Заремы с красной розой и Марии с белой... Они танцуют под хоровой вокализ и звуки прелестного романса Александра Власова на пушкинские стихи "Фонтану Бахчисарайского дворца" (по очереди его исполняют ведущие сопрано оперной труппы):

Фонтан любви,
фонтан живой...
Ах, лейся, лейся,
ключ отрадный!
Журчи, журчи
свою мне быль...


Именно этот спектакль был выбран для юбилейного вечера, когда коллектив театра, интеллигенция столицы торжественно отметили шестидесятилетие со дня рождения и сорокалетие творческой деятельности Шамиля Терегулова. Артисты танцевали в честь своего наставника. Гузель Сулейманова (Мария), Ильдар Маняпов (Вацлав), Гульсина Мавлюкасова (Зарема), Ринат Абушахманов (Гирей), Дмитрий Марасанов (Нурали), другие солисты, кордебалет своим вдохновением, мастерством, артистизмом покорили и публику, и своего строгого, скупого на похвалы художественного руководителя. Выразительно звучал оркестр под управлением Роберта Лютера. Все поняли, что такие чувства, как любовь, ревность, верность, никогда не устареют, вечно будут волновать сердца...
...Во время юбилейного торжества, как и последние три с лишним десятилетия, рядом с Шамилем Терегуловым была его муза, жена, любимая партнерша, надежный тыл - народная артистка России и Башкортостана Леонора Куватова. Питомица ленинградской школы, она продолжила традиции Зайтуны Насретдиновой, Гузели Сулеймановой, Майи Тагировой... Работала педагогом и художественным руководителем в хореографическом училище, репетитором в театре. Потом состоялось ее второе пришествие на должность худрука училища, которое теперь стало называться Башкирским хореографическим колледжем имени Рудольфа Нуреева. Среди ее учениц - балерина с мировым именем, прима Дрезденской Земпер-оперы Наталья Сологуб, нынешние звезды башкирского балета Гульсина Мавлюкасова, Римма Закирова. Не случайно среди юбилейных поздравлений прозвучало и такое:

Эпоха Терегулова пришла,
И новое дыханье обрела
Душа башкирского балета.
И с верной музой
Терпсихорой -
Нет-нет, простите,
ЛЕОНОРОЙ -
Творят они великие дела!


И, конечно, не случайно после смерти мужа Леонора Сафыевна взяла на себя, не оставляя колледжа, еще и художественное руководство балетной труппой театра.

Душа танца

Балеты, поставленные Терегуловым, прошли испытание временем, пережили и преодолели нападки критиков, а самый главный экзамен выдержали перед многочисленной зрительской
аудиторией. Попробуйте с ходу попасть на "Ромео и Джульетту"! Ничего не получится. Касса БГТОиБ атакуется сразу, как только спектакль обозначится в афише. Зал всегда полон, а среди почитателей и пенсионеры, и театралы среднего возраста, и, что особенно отрадно, очень много юных почитателей - ровесников героев балета. Шамиль чувствовал, что людям нужно в наш век! Большим успехом пользуется и "Голубой Дунай". В нынешнем году, так складывались обстоятельства, этот балет каждый раз выпадал из месячного репертуара и появился в афише лишь под занавес сезона - в июне. Публика мгновенно раскупила билеты со словами: "Мы целый год ждали этот спектакль!".
Журнал "Балет" присудил Шамилю Терегулову (в год его шестидесятилетия) приз "Душа танца" в номинации "Рыцарь балета". Это так подходит ему! Потому что его личность, творчество, отношение к жизни, людям насквозь пронизаны духом благородного рыцарства.


После премьеры "Бахчисарайского фонтана" с балериной Гузель Сулеймановой (Мария)


Шамиль Ахмедович репетировал со страстью…


В балете "Золушка" с Леонорой Куватовой.


В балете "Чиполлино" с Леонорой Куватовой

Фото из архива театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 16940
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 23, 2012 9:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012082401
Тема| Балет, МАМТ, Персоналии, Артем Ячменников
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Балетный возвращенец
Артем Ячменников: «С нашей профессией не будешь тусить 365 дней в году»

Где опубликовано| газета Московский Комсомолец № 26023
Дата публикации| 2012-08-24
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/interview/2012/08/23/740202-baletnyiy-vozvraschenets.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В России наблюдается новое и любопытное явление — люди, уехавшие работать за рубеж, начинают возвращаться. Балетные артисты одними из первых покидали отечество (вспомним знаменитый побег Рудольфа Нуреева в 1961 году), но первыми же потянулись назад, к родным пенатам. Артем Ячменников — бывший солист Мариинского и Большого театров, экс-премьер Голландского национального балета и «Балета Сан-Франциско» — после Сергея Полунина стал еще одним «возвращенцем». В статусе премьера он вошел в труппу «Стасика» (Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко).



— Все рвутся на Запад, в знаменитые балетные труппы, а ты, наоборот, приехал с Запада. Что тебя заставило принять такое решение?

— Жизнь актера настолько скоротечна, что засиживаться в одном театре — это очень скучно. Ты ездишь по миру, ты знакомишься с новыми хореографами, растешь в творческом плане, узнаешь новые компании, тебе представляются новые возможности.

— Но ты уже поменял четыре компании...

— Так смотрят у нас в стране. Творческая жизнь скоротечна — 20 лет, и все. В 38 уже пенсия. На Западе это нормально, у нас... Я знаю людей в Европе и Америке, которые меняют по десятку компаний за свою жизнь. Наверное, в творческом отношении это правильно, потому что ты берешь максимум от каждого театра, реализуешь себя, ищешь новые пути для развития, новых хореографов. Работаешь с другими педагогами, которые дают тебе что-то новое и интересное. А сидеть на одном месте, в замкнутом пространстве, слишком скучно. Если ты много лет просидел в одном театре — идет повторение, например, танцуешь одни и те же партии...

— А что ты думаешь по поводу хореографии Ролана Пети, которую тебе тоже предстоит танцевать в новом для тебя театре?

— Я никогда не участвовал в его постановках. Но всегда мечтал об этом, потому что, когда у нас в Мариинском театре шла его «Кармен», мне нравился этот балет, и я очень хотел его станцевать. «Юноша и смерть» в исполнении Барышникова меня просто потряс! Поэтому опять же для меня это будет что-то новое и интересное, так как ни в одном театре, когда я работал, не шла хореография Пети. Его балет «Коппелия» очень комичный, тут много актерской игры. Можно, что называется, «прожить на сцене», что для творческого человека очень важно. Здесь есть не только танец, поддержки, кульбиты, прыжки, а еще и актерская игра — можно себя показать.

— А если сравнивать с классической «Коппелией»?

— Классическую «Коппелию» я тоже танцевал. Ролан Пети, наверное, более интересен для меня: за свою жизнь классики я уже много станцевал, и попробовать что-то другое мне всегда интересно. Хотя и неклассическую «Коппелию» я танцевал в Голландии. Я люблю эксперименты. Посмотрим, что из этого получится на этот раз.

— Расскажи, пожалуйста, о новом проекте Андриса Лиепы, в котором ты участвуешь. Мировая премьера балета «Клеопатра» только-только состоялась в Париже...

— Андрис каждый год делает «Русские сезоны. XXI век» — это дань дягилевским сезонам. В этом году немножко отошли от формата дягилевских балетов. Балет «Клеопатра» замечательный. Он абсолютно новый. Тут все по-другому, не так, как было у Дягилева. Среди героев есть и Ида Рубинштейн, и Нижинский, и Робер де Монтескью — денди и балетоман, прообраз барона де Шарлюса в романе Пруста «В поисках утраченного времени» — его я и исполняю. Хореограф — Патрик де Бана. Он поставил несколько балетов в Вене — очень интересный хореограф, и я надеюсь, что в России тоже пройдет эта премьера.

— Когда тебя Ратманский пригласил вернуться в Россию, переехать в Большой театр, ты не думал ни одной минуты?

— Ну конечно, я думал. Потому что в Амстердаме я был номер один и очень много терял. Там все вокруг меня строилось. Но для меня это был какой-то вызов, я люблю вызовы по жизни, мне это было интересно. Потом Ратманский проявил такую заинтересованность во мне! Я был уверен в себе.

— Говорят, Большой театр обламывает людей. Тебя обломали?

— Просто там есть какие-то свои устои, сложившиеся традиции, они вообще к чужакам относятся очень настороженно. Мало кто там уживался. Ратманский — человек европейского склада, он современным взглядом смотрит на твои персональные качества и мало обращает внимания, закончил ли ты московское училище и есть ли в тебе кровь московской школы. Он смотрит на человека как на профессионала. Поэтому с ним было очень комфортно, и никаких проблем не было. Но после ухода из театра Ратманского политика там изменилась, и, проработав в театре два года, я тоже решил уйти — уехал в Сан-Франциско.

— Я знаю, что после ухода из Большого у тебя был тяжелый период — были травмы. Как ты все это преодолевал?

— Без травм не обходится ни один танцовщик. В этот момент ты ощущаешь себя психологически некомфортно, потому что, когда ты постоянно в творческом процессе и выбываешь из привычного состояния, не находишь себе места, появляется страх, что это никогда не пройдет. Психологически трудно перестроиться. Очень важную роль играла поддержка семьи. Надо было найти хорошего врача, который мне объяснил, что не все так плохо, что все пройдет.

— Артем, ты ведь, закончив Вагановскую академию, пять лет проработал в Мариинском театре, жил в Санкт-Петербурге. Но из Сан-Франциско возвращаешься в Москву...

— Я всегда мечтал работать и жить в Москве. Это мой размер! Мне нравится масштаб этого города, его суета. Здесь как нигде чувствуется жизнь, все насыщенно. В Питере хорошо, но немножко однообразно.

— Но ты жил в Амстердаме — мировой столице развлечений! Там-то тебе не скучно было?

— Там совсем труба! Если Питер по сравнению с Москвой — это деревенька, Амстердам — хуторок. Да, туда люди съезжаются со всего мира. Но с определенной целью: потусить, повеселиться. Но ты же не будешь тусить 365 дней в году, особенно когда занимаешься такой профессией, как наша. Она требует очень много сил, эмоций. Ты должен отдыхать, спать. Ты не можешь жить амстердамской жизнью. Да, там здорово, там классно. Но в какой-то момент это все надоедает: становится скучно.

— Артем, почему ты все-таки выбрал «Стасик», а не Большой или Мариинку?

— В первую очередь из-за худрука — Игоря Анатольевича Зеленского. Мне импонирует его уверенность относительно будущего этого театра. У него очень много интересных проектов и прекрасных балетов, которые позволяют создать альтернативу Большому в балетном пространстве. Чтобы зритель шел смотреть непосредственно на «персоналити», на актеров, а не «выгуливать» бриллианты, как это делают люди, которые идут в Большой. Ведь туда идут в основном на бренд. У Зеленского же есть идея — сделать Музыкальный театр театром актеров в первую очередь или делать ставку на какую-то эксклюзивную продукцию.
-------------------
другие фото - по ссылке


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Июл 26, 2016 10:48 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4  След.
Страница 2 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика