Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-06
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8814
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 05, 2012 8:25 pm    Заголовок сообщения: 2012-06 Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012060501
Тема| Опера, фестиваль, Бартоли, Ковальски, Шоль, Ярусски
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Цезаря записали в НАТО
Новая постановка оперы Генделя в Зальцбурге
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2012.06.04
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1950045
Аннотация| В Зальцбурге прошел очередной Pfingstfestspiele — "младший брат" основного тамошнего фестиваля, летнего. Его новая художественная руководительница, знаменитая итальянская певица Чечилия Бартоли, приняла участие в нескольких событиях фестиваля. Главным из них стала постановка оперы Генделя "Юлий Цезарь в Египте". Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

На сей раз тема фестиваля формулировалась как "Клеопатра: в лабиринте эроса и власти" и, соответственно, программы так или иначе строились вокруг образа последней царицы Египта. И из всех опер, выводящих на сцену Клеопатру, генделевский "Юлий Цезарь" — самая по нынешним временам ходовая. Это не вопрос какого-то специального интереса к Генделю или барокко вообще — так уж получилось.
Хотя исполнителей именно со специальной точки зрения культуры барочного вокала подобрали на славу. В оркестровой яме — "Il Giardino armonico" под предводительством Джованни Антонини, который, положим, нового слова в интерпретации "Цезаря" не сказал, но провел спектакль исключительно ясно, расчетливо, увлекательно и красиво. При максимальном почтении к партитурной букве, разумеется: ни такта не исключили даже из речитативов, наоборот, добавили одну арию из второстепенной редакции. Клеопатру пела сама Чечилия Бартоли, и при всем скепсисе насчет выступлений ее, номинально меццо-сопрано, в сопрановых партиях, спела роскошно. Не моргнув глазом, доводила композиторские колоратуры до ощущения рискованного циркового номера импровизированными abbellimenti, выводила нежнейшую кантилену в более распевных ариях и вообще с небесной точностью и правдивостью откликалась на тот калейдоскоп барочных аффектов, который предложен ее героине — от кокетства до утробного горя.
И своего главного партнера она, пожалуй, перепела. Уж на что голос Чечилии Бартоли любят аттестовать как "маленький" и "студийный", но сопоставление с ней все равно вредило прославленному немецкому контратенору Андреасу Шоллю, который в роли Цезаря звучал довольно сухо, совсем камерно и с пугающим стремлением все колоратуры петь sotto voce, а в экспрессивных речитативных репликах сползать в баритон. Задуманный парад контратенорового вокала, впрочем, было кому спасать. Кристоф Дюмо (Птолемей) полнокровно "давал злодея" в партии Птолемея, Филипп Ярусски спел Секста Помпея не только с положенной психологичностью (мальчуган, взрослеющий на глазах), но и с неожиданно объемным и звонким звучанием в высокой меццо-сопрановой тесситуре. Ветеран-контратенор Йохен Ковальски с умильной надтреснутостью выступил в роли наперсника Клеопатры, Нирено, которого тут — в соответствии с одной из авторских редакций (и, видимо, для пущей юмористичности тоже) — решили представить комической старухой. Картину дополняли два сочных баритона (Рубен Дроле — Ахилла, Петер Кальман — Курий) и еще одно знаменитое меццо, шведка Анне Софи фон Оттер, мягко, кротко и с немножко возрастным оттенком спевшая Корнелию, злосчастную вдову Помпея Великого.
Впечатление идеальной постановки "Юлия Цезаря" как могли подпортили сами постановщики — тандем Моше Лейзера и Патриса Корье, приглашенный новым зальцбургским интендантом Александром Перейрой. При их многолетней работе в Цюрихской опере обращение с генделевским "Юлием Цезарем" против ожидания отдает шаловливой наивностью: ура, мы посмотрели "Цезаря" в постановке Питера Селларса и поэтому нашпиговываем спектакль аллюзиями на Ближний Восток, а потом мы увидели чудесный спектакль Дэвида Маквикара с Глайндборнского фестиваля — и поручили Клеопатре немножко пританцовывать. Ну, и кое-что надо добавили от себя. Мастурбирующий с порножурналом в руках Птолемей, Цезарь в амплуа жадного натовского чиновника, залезающий в постель к Клеопатре, сама египетская царица, радующаяся не спасению Цезаря, а спасенным нефтяным вышкам, забавная сцена соблазнения, когда Цезарь в 3D-очки наблюдает эротичный полет Клеопатры на крылатой ракете — это все публика еще переварила. Финальную сцену, где Цезарь с Клеопатрой смачно перемежают "тещин язык" с марихуанным косяком, тоже вытерпели. Но вот когда Секст обмотался поясом шахида, а на финальных аккордах раскрылись дальние сценические ворота и с улицы показался танк, направивший дуло в зрительный зал,— возмущенные вопли "Буу!" побили рекорды за последние лет семь.
Уныло-провокационный, бессвязный и беззубый при всех своих якобы актуальных намеках, откровенно кэмповый спектакль — не новинка в Зальцбурге, но в качестве дебюта нового интенданта (ясно же, что госпожа Бартоли — только рекламный фантик для деятельности нового руководителя) это выглядит уж очень нервозно. Остается надеяться, что главные театральные достижения приберегли для летнего фестиваля — хотя и этого "Цезаря", не считаясь с затратами, летом покажут опять.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22331
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 06, 2012 10:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012060601
Тема| Опера, Персоналии, Дмитрий Хворостовский.
Авторы| Ольга Никонова
Заголовок| Дмитрий Хворостовский.
Природа музыки.

Где опубликовано| Журнал "Совершенство" (СПб)
Дата публикации| 2012 июнь
Ссылка| http://www.perfect-magazine.ru/stars/dmitriy_hvorostovskiy.php
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



20 июня, в день открытия мероприятий XVI Петербургского международного экономического форума на Дворцовой площади состоится грандиозное событие – концерт «Букет оперы», в котором примет участие выдающийся оперный исполнитель Дмитрий Хворостовский.Концерт обещает быть самым необычным подарком жителям города, ведь Дмитрий будет петь вместе с блистательной оперной дивой Суми Йо и совсем юной исполнительницей Джеки Иванко. Три голоса, как три бутона в одном букете, раскроют всю свою красоту и подарят слушателям наслаждение настоящей, живой музыкой.

Концерт на Дворцовой площади станет первым в гастрольном списке артистов, далее он будет представлен в других городах России. Одна из целей проекта – организовать благотворительную акцию по сохранению лесопарковой зоны и высадке деревьев – «Богатство голосов в защиту богатства природы!»О новом проекте, о планах, которые расписаны на несколько лет вперед, о мечтах и буднях артиста наш разговор с одним из лучших баритонов мировой сцены – Дмитрием ХВОРОСТОВСКИМ.

– Дмитрий, вам не привыкать выступать на масштабных площадках при большом скоплении публики. Но Дворцовая площадь – это такой огромный «концертный зал»…

– Я уже пел на Дворцовой площади, хотя это было достаточно давно – тогда я выступал с песнями военных лет. Это были абсолютно незабываемые впечатления! И мне очень хотелось повторить этот опыт, поэтому я с удовольствием откликнулся на предложение принять участие в новом проекте.



– Знаете ли вы, что проект «Букет оперы» призван привлечь внимание к проблемам охраны окружающей среды. Вам действительно близка эта тема?

– Я считаю, что, живя вместе на нашей планете, мы все должны беречь и сохранять ее!

– Какие произведения прозвучат в концерте?

– Классические произведения, фрагменты сцен и арии из опер, песни в жанре cross over, где я и Суми Джо исполним фрагменты из наших уже состоявшихся проектов с Игорем Крутым – «Дежавю» и нового проекта с Ларой Фабиан.

– Как вы восприняли идею привлечь к концерту совсем маленькую девочку – Джеки Иванко? Не было у вас внутреннего сопротивления: достойна ли талантливая, но весьма юная исполнительница петь на одной сцене с такими мастерами, как вы и Суми Йо? И вообще, не испытываете ли вы по отношению к Джеки некоторой зависти – вы над своим голосом трудились, шлифовали его многие годы, а ей Бог дал голос сразу, без труда?

– Джеки Иванко очень талантливая девочка, получившая возможность правильно реализовать свой талант. Известен формат так называемых child prodigy, когда промоутер максимально реализует детский талант, но потом, когда ребенок вырастает, его карьера, как правило, заканчивается. Примеров достаточно – небезызвестный Робертино Лоретти, гремевший в 60-х, а ныне, кажется, владелец ресторана; Шарлот Черч, которая, став взрослой, завершила карьеру певицы, при этом, кстати, достаточно заработав себе на жизнь... Джеки может пойти этим путем, но может и остаться в музыке – тогда ее ждет такая же постоянная работа над собой, как и всех нас. Труд и мастерство артиста классического жанра не сравнимы с работой певца в жанре cross over. К сожалению, большинство необразованных в музыкальном отношении людей этого не в состоянии понять...



– Между тем, и вы все чаще выступаете не только как оперный певец, но и как исполнитель в стиле crossover…

– Для меня этот жанр является еще одной возможностью познакомить большее количество людей с классической музыкой – я знаю, что, побывав на моих концертах, многие люди начинают ходить в оперу. И это очень хорошо. Кроме того, мое участие в проектах в жанре crossover обусловлено еще и личной дружбой с Игорем Крутым, который пишет для них музыку.

– Поделитесь ближайшими планами – какие новые проекты и постановки нас ждут?

– Впереди лето, полное гастролей, фестивалей, записей, и, наконец, в августе отдых!!! Ну а потом, осенью новая постановка «Бала-маскарада» Верди в Метрополитан Опера с трансляцией HD по всему миру и в России. И много чего друго-го...

– Вы часто исполняете произведения на разных языках. Какими иностранными языками владеете?

– Я говорю по-английски, по-итальянски и немного по-французски.



– На каком языке говорите в семье?

– Дома говорим по-русски!

– Считается, что жизнь оперного певца полна ограничений: слишком много условий нужно соблюдать, чтобы сберечь голос. Какое из имеющихся ограничений кажется вам наиболее тяжелым?

– Невозможность жить дома, с семьей – вот что по-настоящему тяжело!

– По графику ваших выступлений можно изучать географию – вы, без преувеличения, объездили весь мир. А есть ли на глобусе места, в которых вам хотелось бы побывать не ради концертов, а по зову сердца? Куда вы обычно отправляетесь в отпуск?

– Мое сердце всегда зовет меня в Лондон, туда, где мои жена и дети. А отдыхать я люблю у моря, но там, где поменьше людей!

– То есть лучший отдых для Дмитрия Хворостовского – это…

– Море и солнце.



– Оперные певцы прошлого нередко имели весьма внушительную внешность и вес – считалось, что это необходимое условие для хорошего голоса. А сегодня мы видим на сцене подтянутых и стройных исполнителей. Что-то изменилось в подходе к вокалу или мода на здоровый образ жизни докатилась и до оперных кругов?

– В подходе к вокалу, как, впрочем, и ко всему другому появились некомпетентность, дилетантство и желание получить все и сразу. Настоящее классическое пение требует большой и кропотливой работы. Чем лучше школа у певца или музыканта, тем подготовленнее он к большой и долгой карьере. Что касается здорового образа жизни, то здоровье – это удел образованных и, подчас, обеспеченных людей. Потому что внимание и забота о своем теле требуют не столько труда, сколько определенной культуры. Для артиста заниматься своим телом, своим здоровьем, быть в форме – необходимый атрибут профессии.

– Сегодня многие представители сильного пола считают, что ухоженная внешность нужна не только женщинам. Как вы, мужчина, которого не раз признавали секс-символом, относитесь к косметическим процедурам?

– Я всегда пользуюсь увлажняющими кремами для лица, особенно зимой.

– В своих интервью вы часто признаетесь, что спорт стал для вас одним из основных антистрессовых средств. Какой именно?

– Я истязаю себя физическими упражнениями, забивая физической усталостью эмоциональную. Для этого все виды спорта хороши: плавание, бег, тяжелые веса, гимнастика, боксинг и т. д.

Совершенство от Дмитрия Хворостовского:

«Cовершенство – это миф, но к нему всегда хочется стремиться».

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22331
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 07, 2012 10:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012060701
Тема| Опера, Персоналии, Хосе Кура
Авторы| Ксения ИВАНОВА
Заголовок| Хосе Кура: «Возможность петь — огромное счастье»
Где опубликовано| СПБ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ВЕСТНИК
Дата публикации| 2012-06-07
Ссылка| http://www.nstar-spb.ru/articles/article_3218.html
Аннотация| блиц-ИНТЕРВЬЮ

Этим летом Петербург вновь посетит оперная мегазвезда Хосе Кура. Единственный концерт всемирно знаменитого аргентинского тенора пройдет 16 июня в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии в рамках юбилейного ХХ фестиваля «Дворцы Санкт-Петербурга».



Выдающийся мастер оперной сцены, «тенор XXI века», покоривший сцены Метрополитен-оперы, Ковент-Гардена, Ла Скала, Венской оперы, Хосе Кура известен и как талантливый дирижер и композитор.
Его считают четвертым тенором, дополняющим знаменитую триаду «Паваротти — Доминго — Каррерас». Певец обладает мощным, «породистым» голосом темного, баритонального отлива, который так идет всем героям опер Верди и Пуччини.
Прочно властвующий в королевстве своих лучших ролей — непревзойдённый Каварадосси, Отелло, Канио, Калаф и Самсон, певец давно утвердился на самом пике оперного Олимпа. Его наперебой ангажируют лучшие оперные театры мира, но уже не только как выдающегося певца, но и как интересного режиссера и удачливого продюсера. Его рабочий график расписан на годы вперед. Популярные композиции, спетые Курой в разные годы с Сарой Брайтман и Эвой Годлевска-Малас, неповторимым голосом Фаринелли, завоевали многочисленные золотые и платиновые диски. Обожающие зрители голосуют за своего любимца очередями в кассы, раскупленными альбомами и шестизначными рейтингами посещений его интернет-страниц.
Выступив в нескольких гала в Москве и Петербурге, он обрел множество поклонников среди россиян. Концерт в Большом зале филармонии, без сомнения, станет главным событием юбилейного фестиваля «Дворцы Санкт-Петербурга» и блистательным завершением концертного сезона в культурной столице России.
В преддверии своего нынешнего визита в Санкт-Петербург Хосе Кура дал блиц-интервью «Музыкальному вестнику».

— Вас называют «тенором XXI века», звездой мировой оперной сцены и т.д. Вам знакома звездная болезнь?

— В последнее время мне не попадались такого рода эпитеты. Это клише мелькало в прессе лет 10 назад, по-моему, сейчас оно уже позабыто. Что же касается звездной болезни, подобная глупость может испортить не только вашу артистическую, но и личную жизнь. Об этом лучше спросить того, кто ее пережил.

— Что вам ближе или, если так можно выразиться, важнее: вокал, дирижирование, композиция?..

— Несомненно, я получаю, гораздо большее удовлетворение, когда руковожу постановкой или дирижирую, но возможность петь… — это редчайшая привилегия и огромное счастье.

— В последнее время вы занимаетесь постановкой оперных шоу. Что подтолкнуло вас к этому?

— Если концерт устраивается на сцене театра, то и его оформление должно быть театрализованным. Публике это, конечно, интереснее, чем традиционный классический концерт. В конце концов, оперное искусство — это всегда театр, а не только музыка.

— Как вы относитесь к современной оперной режиссуре?

– Мне кажется, дело вовсе не в том, современная постановка или старая, а в том — умная она или дурацкая.

— Какое событие вы считаете своей самой большой жизненной удачей?

– Рождение моих детей.

— Какой образ России сложился в вашем воображении?

– Это слишком объемный и сложный вопрос, чтобы я смог сразу на него ответить. Мое представление о русских людях сформировано под влиянием русской музыки, с ее захватывающей силой и ностальгическими интонациями. Что же касается целостного образа такой необъятной страны как Россия — воистину невозможно его составить, посетив только Москву и Санкт-Петербург. Правда, однажды я был и в Екатеринбурге, где встретил очень много талантливых и радушных людей… Надеюсь, что когда-нибудь мне удастся познакомиться и с другими уголками вашей невероятной страны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8814
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июн 13, 2012 1:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061302
Тема| опера, премьера
Персоналии | Бенджамин Бриттен, Кристофер Олден, Уильям Лейси, Артем Крутько
Авторы | Валерий Кичин
Заголовок| Много шума из ничего
Скандал вокруг московской премьеры оперы "Сон в летнюю ночь" бесславно лопнул

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5805 (132)
Дата публикации| 20120613
Ссылка| http://www.rg.ru/2012/06/11/son-site.html
Аннотация|

На премьеру спектакля "Сон в летнюю ночь” в Московском музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко собралось рекордное количество телекамер: все ждали скандала, криков "Позор!”, эксцессов в ходе действия и обструкцию в финале.
Спектакль прошел с триумфом. Редко зал кричал так единодушно "Браво!”. Редко так долго и с таким энтузиазмом аплодировала публика. Она, похоже, с облегчением стряхнула с себя этот морок, который усердно муссировали пресса и ТВ, вопя о педофильских страстях, гомосексуальных половых актах и мочеиспускании на сцене академического театра. Скандал охотно использовали для самораскрутки многие "эксперты", веско рассуждая в телекадре о безднах, куда свалился современный театр, - теперь они проснутся в грандиозной луже: сотворили много шума из ничего.

Наэлектризованная всем этим публика ждала скандала и теперь была в восторге - оттого, что театр обманул ее ожидания. Люди на сцене тоже были счастливы: они с честью выдержали долговременную и весьма подлую осаду.
Спектакль, напомню, создан в качестве копродукции МАМТ и Английской Национальной оперы и после года показа в Лондоне перешел на московскую сцену, где постановочная бригада осталась английской, но в игру вступили российские исполнители. Мои сомнения насчет успешности переноса действия оперы Бенджамина Бриттена из Афинского магического леса в английскую школу середины ХХ века московская премьера развеяла лишь частично: громоздящееся на сцене школьное здание одним своим видом разрушает зыбкую атмосферу неверных страстей и призрачных надежд, из которой соткана музыка оперы. Все становится жестким и прозаичным. Оберон - мифологическое андрогинное существо с его болезненной склонностью играть чужими страстями - стал безликим на вид школьным учителем, его супруга Титания - сухопарой училкой, населяющие лес эльфы щебечут о зорях и птичках на уроке пения, а юный лесной дух Пэк и герцог афинский Тезей объединились в одном персонаже, пришедшем в школу поностальгировать о страстях молодости. Поначалу несоответствие увиденного законным ожиданиям должно разочаровывать, и я понимаю, почему первые - лондонские - зрители спектакля приняли его гораздо прохладней, чем уже подготовленные скандалом московские. Но здесь театр вовремя напоминает, что он - музыкальный.
Один из известнейших режиссеров-экспериментаторов Кристофер Олден задал действу труднейшие условия, целиком положившись на способность музыки творить и свою атмосферу и свои смыслы поверх того, что происходит на сцене. И тем создал спектакль более многослойный, захватывающий конфликтами между этими нежнейшими переливами арфы или волшебными разливами струнных - и грубоватой простотой отношений нормальных школяров. Между поэзией и прозой. Между вечностью и не ведающей о ней современностью. Олдену удалось то, что мало кому удавалось, - сделать Шекспира живым и безусловным, современным не по антуражу, а по духу. И, как ни странно, возвращаться в магические леса традиционных версий "Сна..." расхотелось.
Олден доверился музыке, и вся магия сосредоточена в руках британского маэстро Уильяма Лейси. Он сумел сообщить непростой для восприятия партитуре редкий драйв: с первой прозвучавшей ноты вас подхватывает некий мощный поток, который и пронесет слушателя через все удивительные музыкальные испытания, не давая ни секунды для передышки. Свобода и органичность, с какими оркестр театра и его блестящая труппа овладели новым для них музыкальным языком - источник дополнительного эстетического переживания.
Лишенные сказочных костюмов и мифологических масок, облаченные в школьную униформу солисты должны целиком полагаться на свой артистизм. Олден отказался даже от маски осла, в которого влюбляется очарованная Титания (вот был бы дополнительный повод обвинить Шекспира в пропаганде зоофилии!). Более всего пострадал при этом образ Оберона - у приглашенного из Челябинска Артема Крутько бывший Царь эльфов стал действительно безликим и с авансцены ушел куда-то на третий план, это был не лучший вечер для набирающего популярность одаренного контратенора. Зато звездные минуты выпали на долю таких певцов-актеров, как Евгения Афанасьева (Титания), Лариса Андреева (Гермия), Мария Пахарь (Елена), Артем Сафронов (Лизандр), Дмитрий Зуев (Деметрий), и особенно Антон Зараев (Боттом, имя которого с легкой руки Щепкиной-Куперник переводят с нелепой целомудренностью - "Основа", хотя у непочтительного Шекспира это просто Задница). Им удалось сохранить индивидуальности своих персонажей, у каждого в действе свой голос и своя перекличка с современными нравами. Любовный морок, который у Шекспира изображен как истома, непрерывная и неразборчивая, теперь предельно заземлен: Деметрий, к примеру, грубо отталкивает влюбленную в него Елену, ибо ему просто не до нее - ждут приятели с футболом, что, понятно, важнее. А волшебный - условный - сон, навеянный магическим зельем, становится сном наркотическим, т.е. безусловным, возвращающим нас на современную грешную землю.
Смысловой и зрелищной кульминацией вечера стал излюбленный Шекспиром "спектакль в спектакле", где Мастеровые (теперь школьная обслуга) разыгрывают кровавую драму о любви Пирама к Фисбе - своего рода "пародию на пародию": на импровизированных подмостках уморительно разыгрываются только что на полном серьезе просвистевшие страсти. И здесь театр берет реванш за аскезу спектакля: идет почти капустник, смешной и противоречащий всем канонам утонченного вкуса, отсылающий как к шекспировскому простонародному карнавалу, так и к сегодняшним шоу уровня "Наша Раша".
А что с детьми, которые участвуют в действе и о которых так пеклись неведомые авторы доносного письма? Дети заслуживают отдельного восхищения: они сумели выучить и для взрослых-то сложную партитуру и безукоризненно ее исполнить, внеся в спектакль необходимую дозу сказочности и чистоты. С детьми театр обошелся с предельным тактом: все, условно говоря, рискованные мизансцены происходят без них. Дважды подчеркну это "условно говоря": рискованности здесь не больше, чем в "Кармен" (тоже, как известно, требующей участия детского хора), и неизмеримо меньше, чем в типовом драматическом спектакле, не говоря о кино и всегда доступном детям телевидении. Так что актуальная забота о нравственном здоровье детворы, как всегда у нас, устремилась в русло кому-то выгодных спекуляций. И в таком непотребном виде только скомпрометировала благую идею, перевела ее в ранг паранойи. Соглашусь с гендиректором театра Владимиром Уриным: инициированный кем-то и раздутый телевидением скандал нанес психике детей гораздо больший ущерб, чем "вегетарианский", по выражению критика Алексея Парина, спектакль.
И здесь пора задуматься о том, на какую опасную тропу мы вступили, с такой безоглядной злобой реагируя на самый дикий навет-анонимку, и тем самым возрождая "презумпцию виновности". "Сегодня вынужден оправдываться один из лучших театров страны, - сказал на пресс-конференции худрук Детского музыкального театра имени Натальи Сац Георгий Исаакян. - Завтра придется оправдываться руководителям Большого театра, или "Геликона", или мне. Еще не так давно подобное кончалось расстрелом Мейерхольда и убийством Михоэлса. Мы к этому идем?". От себя напомню, что не так давно подобный набег закончился безвременной смертью интереснейшего спектакля Большого театра "Дети Розенталя", так исчезла с глаз людских талантливая опера Леонида Десятникова, впервые за век заказанная театром современному композитору. И никто не понес наказания за это убийство.
Новый скандал бесславно лопнул: публика сама рассудила, кто прав, и наградила театр шквалом оваций. Но телевидение и теперь делает вид, что дыма без огня не бывает. Ему это выгоднее: на скандал идут рекламодатели, а о такой категории, как совесть, у нас чаще вспоминают только в бессовестных демагогических анонимках.
Премьера МАМТ на самом деле очень важна для оперной жизни России: мы получили не только новый опыт международного сотрудничества с одним из авторитетнейших мировых театров (в этом деле Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко бесспорный лидер), но и пример освоения новых музыкальных пространств, современного прочтения современной оперы. Только такими акциями вечно склонный к летаргическому сну жанр пробуждается к активной жизни.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Пн Июн 18, 2012 7:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061801
Тема| опера, театр Станиславского и Немировича-Данченко, премьера, "Сон в летнюю ночь", Персоналии, Бенджамин Бриттен, Кристофер Олден, Уильям Лейси,
Авторы | Лейла Гучмазова
Заголовок| Вам и не снилось
Премьера «Сна в летнюю ночь» в МАМТе
Где опубликовано|
Дата публикации| 20120613
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-opera/2012/25/179177.html
Аннотация|



У этой премьеры была славная увертюра. В лучших традициях незабвенной борьбы с космополитизмом накануне премьеры наверх поступил сигнал: британский режиссер Кристофер Олден воспевает нетрадиционные сексуальные отношения, примите меры. У свежеиспеченного министра культуры Мединского хватило здравого смысла мер не принимать, однако привкус остался. Взбудораженные родители занятого в спектакле детского хора написали ответ с заголовком «Здравомыслящим людям от родителей оперных артистов», всколыхнулась сетевая общественность, премьерные ожидания накалились.

Между тем корреспондент «Итогов» выяснила, что скандалы нынче не те. Пороху им не хватает. Ни блюстителей нравственности с хоругвями (как на «Благовещении» Прельжокажа), ни юнцов с унитазом (как на «Детях Розенталя» в Большом) перед спектаклем не обнаружилось. Ждали важную даму из службы контроля за оборотом наркотиков, но она не пришла. Даже толп подогретых скандалом любопытных не наблюдалось. А напрасно: в Москве после полувекового перерыва наконец-то появилась опера классика ХХ века Бенджамина Бриттена в отличной постановке. Разочарую страждущих: клубнички там нет, разве что мальчика гладят по головке, а влюбившаяся дама носится по сцене в лифчике. Упадка нравственности на сцене в разы меньше, чем в среднестатистическом «семейном» сериале. Из прихотливой пьесы Шекспира со снами, ворожбой и влюбленными, случайно меняющими партнеров, трудно было создать внятное либретто, но Бриттен и Питер Пирс с ним сладили. Именно Бриттен отдал партию Оберона контртенору, а эльфов поручил исполнять хору мальчиков. Режиссер Кристофер Олден усложнил и без того запутанный сюжет собственными идеями. Он перенес место действия в хорошую английскую школу наших дней со всей свойственной ей спецификой, и вместо античных героев населил ее коренными обитателями. Главная ссорящаяся пара, Оберон и Титания, — школьные учителя, повздорившие из-за любимого ученика. Круг «вторых влюбленных» — Лизандр, Гермия, Деметр и Елена — старшеклассники с буйными гормонами. Смирные эльфы здесь забитая мелкая школота, готовая превратиться в посланцев Матрицы. Околдованные сном детки при случае привязывают однокашника к стене, чтоб не буянил. Парочки ведут возвышенные разговоры о зеленом лесном склоне на фоне оцинкованных баков школьных задворок. Речитативы Пэка неотличимы от скаутских речовок, а самодеятельный театр ремесленников, причастных к школе как обслуга, напоминает клуб любителей ролевых игр. И, главное, все перипетии сюжета от ссоры Оберона с Титанией до относительно счастливого финала с тремя свадьбами ощущаются как морок, наваждение и, в конечном счете, полный фирменного британского абсурда хоррор. Он то упрятан в пластику героев, то проступает в дыме школьного пожара. Налицо ее величество традиция, поддержанная с талантом и тактом. Если Шекспир был для Бриттена не догмой, а руководством к действию, то и Бриттен для Кристофера Олдена не икона, а направление движения. Внимательная и чуткая режиссура дополняет и усложняет прежних авторов, наращивает смыслы, выворачивает в странные параллели. Вряд ли постановщик полагал, что возня старшеклассников на школьном дворе напомнит ироничную Impressing the Czar Уильяма Форсайта, а умница-манипулятор Оберон — одного из самых популярных героев современной культуры Стивена Фрая.

Ансамбль солистов и оркестр с дирижером Уильямом Лейси звучат так, будто всю жизнь исполняли только Бриттена. Разве что добавить, что «Сон…» вообще-то совместная постановка с Английской национальной оперой, мировая премьера которой с успехом прошла в Лондоне год назад. МАМТ знал, что приобретает качественный продукт. Жаль, борцы с космополитизмом не в курсе. Ну их-то уже не перевоспитаешь — даже на хороших образцах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Пн Июн 18, 2012 7:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061802
Тема| опера, театр Станиславского и Немировича-Данченко, премьера, "Сон в летнюю ночь", Персоналии, Бенджамин Бриттен, Кристофер Олден, Уильям Лейси,
Авторы | Сергей Ходнев
Заголовок| Хор и отлично
"Сон в летнюю ночь" в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20120614
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1957604
Аннотация| Премьера опера

В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко прошла премьера оперы Бенджамина Бриттена "Сон в летнюю ночь". Переехавшую в Россию из Английской национальной оперы постановку Кристофера Олдена, которую некие доброжелатели незадолго до московской премьеры попытались ославить как возмутительно непристойную, посмотрел СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

Разбирать в этом случае претензии ревнителей благонравия (незнакомых, судя по всему, даже с шекспировским первоисточником и уж тем менее представляющих себе, кто такой Бриттен) — занятие бессмысленное. Не будешь же заводить сократические беседы с гопником, вопрошающим: "Семки (вар.: безнравственность) есть? А если найду?" Вот точно так же не станешь и сводить достоинства спектакля к тому, что он на самом деле, ей-же-ей, вовсе не похож на ту описанную в анонимном доносе гремучую смесь черной мессы и непотребного балагана, "пропагандирующую" разом педофилию, алкоголизм, мочеиспускание и черт-те что еще.

Режиссер действительно представил действие оперы сном, который видит безымянный до поры до времени протагонист (Роман Улыбин) — очевидно, накануне собственной свадьбы. Снится ему мрачновато-гротескная мешанина, в которой, как это иногда в сновиденьях и бывает, переплетены неизжитые подростковые страхи, абсурдные чувственные порывы и незалеченные подростковые же душевные травмы: добросовестно (и даже без особых натяжек) разыгрывая шекспировский сюжет, персонажи при этом оказываются обитателями закрытой школы для мальчиков.

Времена давнишние, судя по показывающемуся иногда портрету молодой Елизаветы II. Молчаливый сновидец периодически видит со стороны и самого себя тогдашнего: его юное alter ego — это не кто иной как Пэк (Иван Дерендяев), втянутый в неоднозначные отношения со старшим учителем-Обероном (Артем Крутько). Две пары влюбленных, заплутавших в афинском лесу,— соответственно, старшеклассники, эльфы — младшие школьники, мастеровые-актеры — колоритная банда школьного техперсонала. Ну а Титания (Евгения Афанасьева) — еще одна преподавательница, плохо скрывающая гормональный раздрай под имиджем строгой училки и ссорящаяся с Обероном из-за мальчика-ученика, нездоровый интерес к которому Оберона вызывает у Пэка сложное чувство досады. Заканчивается все, как и у Шекспира,— тройной свадьбой (и бурлескным действом о Пираме и Фисбе), причем здесь уже протагонист выходит на сцену в качестве главного новобрачного, Тезея. Впрочем, его взрослое примирение со своим подростковым "я", как показывает финал, не такое уж и безоблачно-целительное.

Психопатология замкнутого мальчукового сообщества, особенно в виде закрытых школ — не ахти какая новая тема, достаточно вспомнить хоть Роберта Музиля, хоть Николая Помяловского. Возможно, Кристофер Олден имеет в виду и какие-то специфически английские подробности школьных нравов, но в любом случае к реалистическому бытописанию он не стремится; его цель, не злоупотребляя совсем уж наглядными деталями,— создать картину искривленно устроенной среды, которая, при всей скучной благонадежности своего фасада, склонна калечить тех, кто в нее вовлечен. Исходную волшебную траву в спектакле, судя по всему, заменяет каннабис, но и он, в сущности, только выпускает на поверхность те малосимпатичные склонности, что и так клубятся в душах всех этих подростков и взрослых.

Режиссер на всякий случай оправдывается тем, что отталкивался-де от биографии самого Бриттена, много натерпевшегося в положенные годы примерно в такой вот школе. Как голый метод это небесспорно и уж слишком просто, но подход Кристофера Олдена, кажется, явно содержательнее — если судить по тому, как отчетливо он слышит и как дотошно транслирует саму музыку, в которой добренькой детской сказки почти нет вовсе. И по тому, как занятно рассматривать под таким углом и саму шекспировскую пьесу, в которой, если начать разбираться, светлой веры в человека и его чувства ну ни на грош.

Учитывая намеренно скупой визуальный ряд (неприветливый угол школьного двора — вот и вся декорация, оживляемая только в третьем акте подмостками для свадебного представления), без хороших актерских работ такой затягивающий спектакль не сделаешь. Они здесь есть в избытке, но все-таки еще приятнее, что Музтеатру оказалась совершенно впору музыкальная часть бриттеновской оперы. Удивительный класс оркестра (во главе с приглашенным из Англии Уильямом Лейси) — достижение практически такого же уровня, что и успех столь же непривычных "Пеллеаса и Мелизанды" несколько лет назад. Петь партию Оберона, которую Бриттен написал для фактически первого знаменитого контратенора в новейшей истории оперы —Альфреда Деллера, театр пригласил Артема Крутько (во втором составе поет также приглашенный Олег Безинских), но и штатные певцы театра выступают очень неплохо. Где-то и блестяще, как в случае изящных работ Марии Пахарь (Елена) и Дмитрия Зуева (Деметрий) и уморительного ремесленника Дудки (он же Фисба в "трагичном увеселеньи", которое Бриттен, естественно, превратил в пародийную мини-оперу внутри оперы большой) в исполнении Сергея Балашова. Ну а детский хор, из-за участия которого в постановке и поднялся в свое время шум, убедительно показал, что с этими детьми и с их хормейстерами театру очень повезло. Как повезло и со здравым смыслом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Пн Июн 18, 2012 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061803
Тема| опера, театр Станиславского и Немировича-Данченко, премьера, "Сон в летнюю ночь", Персоналии, Бенджамин Бриттен, Кристофер Олден, Уильям Лейси,
Авторы | Кирилл Матвеев
Заголовок| Упорно не вижу порно
В Музыкальном театре показали оперу «Сон в летнюю ночь» Кристофера Олдена
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20120613
Ссылка| http://www.gazeta.ru/culture/2012/06/13/a_4623937.shtml
Аннотация| Премьера опера

Премьера оперы Бриттена «Сон в летнюю ночь» прошла в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Публика и эксперты разбирались, скандальна ли постановка режиссера Кристофера Олдена, нашумевшая задолго до премьеры.

Опера «Сон в летнюю ночь» написана Бенджамином Бриттеном в 1960 году. Режиссер Кристофер Олден в 2011 году сделал свою версию шекспировского сюжета в Английской национальной опере. Спектакль – копродукция лондонского и московского театров: после серии представлений в Англии Олден перенес опус на Большую Дмитровку.
Напомним, что шум в обществе начался после обличительного письма, направленного по нескольким официальным адресам и срывающего маску с ужасов, якобы творящихся в готовящемся спектакле. Там, писал автор опуса, разгул секса, наркомании и педофилии, что разрушает неокрепшую детскую психику.

Правда сразу озадачили странности: фамилия конкретного автора «безобразий» в письме не педалировалась, зато фамилия Титель (так зовут худрука оперы «Стасика») смаковалась и так и сяк. Возникла версия, что мишенью авторов «сигнала» был вовсе не Олден.
Действие оперы перенесено в английскую закрытую школу для мальчиков, и оно весьма мрачно. Бывший обитатель школы по имени Тезей (он же Пэк – в детстве) перед свадьбой приезжает проведать место учебы, громадное серое казенное здание. Закурив во дворе школы сигаретку, герой грезит в соответствии с шекпировским «представьте, будто вы заснули и перед вами сны мелькнули».
Беды героев вообще происходят от курения: нет никакого волшебного цветка с соком, есть лишь потребление «травки», от которой мучают глюки и пробуждается скрытая до поры до времени агрессия.

Олден ничего такого не пропагандирует – наоборот, он показывает, как мучительно-жалки люди, не владеющие собственным телом и душой.
А без курения героев постановки обуревает депрессия. Ею болеют все: и вальяжный школьный наставник Оберон, сдержанно покровительствующий одному из маленьких учеников, и мрачная учительница пения Титания, тоже положившая на ребенка глаз, и ученик–подросток в пубертате Пэк, страдающий от невнимания Оберона…
Даже четверо старшеклассников – Деметрий, Лизандр, Елена и Гермия. Хоры же эльфов (здесь – младших учеников школы) выступают в роли бесстрастных комментаторов массового буйства подсознания. Лишь простецкий обслуживающий персонал школы в ус не дует, разыгрывая фарс о Пираме и Фисбе под портретом молодой королевы Елизаветы II (действие происходит в начале 50-х годов прошлого века).
Какие основания для такого расклада были у Олдена? Во-первых, сам великий Уильям – его двусмысленные коллизии и площадной юмор.
Как трактовать спор Титании и Оберона из-за мальчика? Что думать о любви женщины к ослу? Или о развязных репликах ремесленников, шутящих на тему венерических болезней?
Во-вторых, биография композитора Бриттена – гея, подвергшегося сексуальному насилию в детстве. Плюс атмосфера в иных английских школах, где, как утверждают очевидцы, косячок можно достать запросто. И общий дух нашего времени, в котором насилие не редкость, что радикал Олден и стремился, как он говорит, отразить в нелицеприятной форме – и не только в этой постановке.
Да, в сценических снах Тезея-Пэка нет идиллии. А у Шекспира она есть с самого начала? А детство разве всегда и у всех идиллично? К тому же спектакль развертывается как бы во сне, а сон, как известно из Фрейда, – вещь непредсказуемая. И главное, музыка Бриттена не так проста.
В ее вроде бы волшебной атмосфере, даже в финальном апофеозе счастья, есть подспудная доза яда, некое противоречие гармонии, которое можно уловить, если хорошо слушать.
Аргументы противников спектакля можно было б вообще не рассматривать, поскольку «тревожный сигнал» поступил практически анонимно – за подписью дамы, как выяснилось, не существующей в списке родителей детей-хористов.
Реакция же негодующей общественности плодилась по советскому принципу «я Пастернака не читал, но…». Между тем рискованные сцены в постановке не показываются, а лишь подразумеваются.
Это принципиальная разница – как между легкой эротикой и жестким порно. И вообще спектакль не об «этом». Олден не ставил целью смаковать «клубничку». Он сделал жесткий и честный рассказ о мире, в котором жестокость обыденна у детей и у взрослых – и часто при встрече первых со вторыми.
Такую точку зрения подтвердили эксперты, присланные на премьеру городским комитетом по культуре. Среди них художественный руководитель театра «Геликон» Дмитрий Бертман и глава Детского музыкального театра имени Сац Георгий Исаакян.
Начальник отдела Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков Елена Каткина прийти отказалась, заявив, что не может взять на себя такую ответственность.
В антракте режиссеры вышли к журналистам, чтобы сообщить: ничего «жареного» в спектакле нет, все происходившее до премьеры – абсурд и «неприличное шельмование», а театральный катарсис как раз и приходит при показе человеческих страданий.
За всеми треволнениями многим было уже не до сути, то есть не до музыкальных характеристик постановки. А они заслуживают внимания.
Говоря коротко, это большая удача Музыкального театра.

Британский дирижер Уильям Лейси провел спектакль с уверенной тактичностью, по-британски сдержанно, но глубоко переживая партитуру и приведя оркестр «Стасика» в состояние повышенной работоспособности. Пели и играли – почти все – превосходно. Контртенор Артем Крутько (Оберон) демонстрировал три октавы диапазона и красивый, звучный и одновременно «матовый» тембр. Пэк (Иван Дерендяев) уверенно играл в скоростной «говорок», прописанный этому герою Бриттеном. Лизандр (Артем Софронов) и Деметрий (Дмитрий Зуев) были так же вокально убедительны, как и их подруги – Елена (Мария Пахарь) и особенно Гермия (Лариса Андреева). Ткача Основу (Антон Зараев) и блистательную Флейту-Фисбу (Сергей Балашов) хотелось слушать еще и еще. И, что особенно радовало, детский хор с честью вышел из предпремьерных передряг.
Театр разумно написал на сайте, что спектакль не рекомендуется к просмотру детям до 14 лет. Остальное за родителями. Пусть перед походом на искусство они подумают, куда именно ведут ребенка, а не вслепую (как у нас сплошь и рядом происходит) отправляют своих чад на абстрактную «волшебную сказку». Но отцам и матерям неплохо бы помнить: если огульно осуждать «Сон», куда спрятать от детей соответствующую явь?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Пн Июн 18, 2012 7:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061804
Тема| опера, театр Станиславского и Немировича-Данченко, премьера, "Сон в летнюю ночь", Персоналии, Бенджамин Бриттен, Кристофер Олден, Уильям Лейси,
Авторы | Марина Гайкович
Заголовок| Закрытая школа
Премьера спектакля "Сон в летнюю ночь" прошла без скандала
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20120614
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2012-06-14/8_school.html
Аннотация| Премьера опера

На премьере оперы «Сон в летнюю ночь» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко можно было ожидать скандала – по меньшей мере с «буканьем», а то и с транспарантами. Тем не менее пресловутые «родители детей из хора» предпочли провести выходной на даче вместе с вымышленными детьми, а постановку Кристофера Олдена приветствовали криками «Браво!».

Обозреватель «НГ» как ни силилась, пропаганды педофилии – против которой так яростно держали оборону авторы анонимного письма – так и не увидела. Тема, конечно, возникает, но совсем не в одобрительном ракурсе. Пожалуй, самое парадоксальное в этой постановке то, что она – про школу, но не для школьников. Возрастной ценз здесь на самом деле не лишний.

История «Сна» разворачивается в английской школе для мальчиков – заведении в нашем представлении закрытом, со строгими учителями и довольно суровыми законами, что, в общем, недалеко от истины. Действие происходит в середине прошлого века, уже при нынешней королеве (о чем сообщает ее портрет, под которым ремесленники дают свое представление). На сумрачной сцене – фасад здания, иногда освещаемый тусклыми фонарями (художник Чарльз Эдвардс, художник по свету – Адам Сильверман). В окнах – ученики в серых костюмах (эльфы) затягивают гимн под руководством учительницы Титании.

В другом окне – Оберон, еще один наставник мальчиков. Все они – призраки, воспоминания мужчины, решившего накануне свадьбы навестить альма-матер. Погружение в прошлое ничего, кроме страдания, не приносит, и самое страшное, что этот багаж – навсегда. Он, уже муж (свадьба шекспировских Тезея и Ипполиты – его бракосочетание), предпочитает брачному ложу школьный двор – оплакивать Пака. А может быть, себя? Пак – отвергнутый фаворит Оберона, со сломленной волей, остается навсегда в моральном подчинении учителя (тот же отвоевал у Титании, как она ни старалась, ангельского вида первоклашку). В абсолютном бессилии он корчится у школьной стены, в то время как – по Шекспиру – воспевается счастье. Это ли пропаганда сами знаете чего?

По требованию Оберона Пак выполняет манипуляции со старшеклассниками. Те – как любые школьники – переживают первую любовь, разделенную (Лизандр и Гермия) и нет (Елена), они – лидеры (Деметрий) и забитые изгои (Елена). Они только познают зов плоти (пусть и во сне), в то время как взрослые, здесь – Титания, только в наркотическом забвении могут дать волю своей чувственности: очевидно, что у них с мужем спальни отдельные.
Самые откровенные сцены (коли уж постановку называют рассадником разврата) – в ужасно смешном представлении ремесленников. Вот здесь «правильные» чувства, без рефлексий: Лев изнасиловал Фисбу (как всегда, артистичная работа Сергея Балашова), Пирам (Антон Зараев) не смог с этим смириться – лишил себя жизни, а за ним, очухавшись, отправилась и возлюбленная. Плюс еще пара скабрезных шуток (типа общения через щель в стене) – но это же не просто театр, а театр в театре, то есть условность в квадрате, то есть только чтоб посмеяться.

Удивительно, что музыка Бриттена, написанная в жанре фантастической волшебной оперы (а по Шекспиру – комедии), идеально вписалась в пессимистический и даже трагический рисунок постановки. Оркестр и артисты театра под руководством Уильяма Лейси совершили просто подвиг. Театр в очередной раз доказал, что его оперной труппе любая музыка по плечу, за единственным исключением все партии исполнили солисты и стажеры: Евгения Афанасьева (Титания), Роман Улыбин (Тезей), Артем Сафронов (Лизандр), Лариса Андреева (Гермия), Мария Пахарь (Елена), Дмитрий Зуев (Деметрий). Единственный приглашенный артист – солист Челябинского театра контртенор Артем Крутько (Оберон) – певец с большим будущим.

Наконец в Москве можно послушать, да еще в хорошем исполнении, хотя бы одну «взрослую» оперу Бриттена (в Мариинке, к слову, идут даже две) – детский спектакль «Давайте создадим оперу» идет в театре имени Покровского. Жаль только, что идти спектакль будет нечасто, как сообщается на сайте театра, блоками, один-два раза в сезон. Так что торопитесь, сегодня – последний раз в этом сезоне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Пн Июн 18, 2012 7:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061805
Тема| опера, театр Станиславского и Немировича-Данченко, премьера, "Сон в летнюю ночь", Персоналии, Бенджамин Бриттен, Кристофер Олден, Уильям Лейси,
Авторы | Мария Бабалова
Заголовок| Эльфы превратились в младших школьников
Московский музыкальный театр выпустил громкую оперную премьеру последнего времени – «Сон в летнюю ночь
Где опубликовано| Труд
Дата публикации| 20120615
Ссылка| http://www.trud.ru/article/15-06-2012/277440_elfy_prevratilis_v_mladshix_shkolnikov.html
Аннотация| Премьера опера

Московский музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко под занавес сезона выпустил самую, пожалуй, громкую оперную премьеру последнего времени в столице – «Сон в летнюю ночь» Бенджамина Бриттена по комедии Шекспира. Правда, таковой она стала благодаря не столько художественным качествам постановки, сколько загадочному открытому письму, обвинявшему театр в пропаганде педофилии, распространенному еще до премьеры и тогда же признанному фальшивкой. Но обещанный в этом послании сеанс непристойности распалил людское воображение до предела. Из-за чего аншлаг с элементами истерики сопутствовал премьере, которую не без удивления посмотрел и корреспондент «Труда».

Если бы не шумиха вокруг спектакля, засвидетельствовать появление в столице «Сна в летнюю ночь» великого английского композитора пришли бы в театр только меломаны. Но, как и следовало ожидать, скандал (или, быть может, придуманная по законам «черного пиара» рекламная акция?) разгорячил общественность почти до площадных страстей, наподобие тех, что кипели весной 2005 года, перед показом «Детей Розенталя» Леонида Десятникова и Владимира Сорокина в Большом театре.

В данном случае на повестке дня оказалась совсем не шуточная тема: могут ли дети принимать участие в играх для взрослых, пусть даже ради целостности воплощения художественного замысла? Дело в том, что у Бриттена хор эльфов поет детскими голосами, а режиссерская концепция американского постановщика Кристофера Олдена построена на особенностях образа жизни композитора и его сексуальности. Как известно, у Бриттена часто возникала очень крепкая дружба с мальчиками, а на склоне лет он признался в том, что в детстве подвергся сексуальному насилию со стороны своего учителя. Выходит, спектакль пропагандирует педофилию, гомосексуализм и наркоманию?
Надо заметить, что режиссерское стремление покопаться в грязном белье создателя произведения искусства, а не в глубинах самого сочинения, чрезвычайно редко приводит к достойному результату и уже порядком набило оскомину. Правда, для сегодняшней Европы (московский спектакль – копродукция с Английской национальной оперой) вопрос посягательства наставников, в первую очередь католических школ, на учеников крайне актуален. Ряд громких разоблачений уже сотряс Италию, Германию и Англию. Даже легендарный Джеймс Бонд – Роджер Мур рассказывал, что не избежал подобного трагического опыта в детстве и долгие годы страдал от психической травмы.

Но у нас разговор на значимую тему превратился в дурную пародию. С видом бурной деятельности оживились и чиновники, и представители РПЦ. В результате даже организовали экспертный совет, призванный постановить – пропагандирует или нет человеческие пороки данный спектакль. Эксперты (среди них известные режиссеры Дмитрий Бертман и Георгий Исаакян) быстренько, уже в антракте, прямо в микрофоны прессы вынесли вердикт: зрелище не вступает в конфликт с Уголовным кодексом. А еще вспомнили о том, что марихуану уже «курили» на сцене «Стасика» в опере Гершвина «Порги и Бесс», и бриттеновский «Сон», несмотря на неоднозначную репутацию композитора, ставили в Большом театре. Причем все это – в «застойные» советские времена. А детский хор как был, так и остался обязательным элементом оперного театра, он задействован в таких совсем не детских спектаклях, как «Богема», «Кармен» или «Пиковая дама», и о печальных нравственных последствиях этого ничего не известно.

Но самое смешное, что вся эта неуклюжая ломка этических копий не имеет отношения к премьере. То есть дети в спектакле заняты, в количестве не меньше 40 человек. Однако они ни при чем порицаемом не присутствуют. Да и взрослым, откровенно сказать, смотреть особо не на что. Скучный, серый (художник – Чарльз Эдвардс) школьный двор, напоминающий тюремный, – вот и вся фантазия. Эльфы превратились в младших школьников. Тезей впадает в бредовый сон, где веселый дух Пак выглядит ловким наркодилером, царь природы Оберон – учителем-извращенцем, царица эльфов Титания – вредной училкой. Ей-богу, для «переосмысления» Шекспира с Бриттеном это все как-то мелковато.

Живость, юмор и скабрезность (но в дозах не больших, чем в открытом доступе по ТВ предлагает, например, Comedy Clab) обнаруживаются в финальном акте – интермедии «О Пираме и Физбе». Зал хохочет. Но новыми смыслами опера от этого не прирастает.
А вот музыкальный уровень исполнения жутковато-мрачной, но мощной партитуры и солистами, и оркестром под управлением английского дирижера Уильяма Лейси очень достойный, но это мало кого из присутствующих интересовало. Все были озабочены поднятой волной вокруг спектакля, который в целом производит среднестатистическое, провинциально-европейское впечатление. Имело ли смысл импортировать подобный товар – тоже вопрос.

Любопытно, что получится у Большого театра с другой оперой Бриттена – «Билли Бад», где также можно многое найти о темных сторонах человеческой жизни, – когда в 2016 году в Москву для постановки пожалует уже не Кристофер Олден, а его брат-близнец и более знаменитый режиссер Дэвид Олден.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Вт Июн 19, 2012 3:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061901
Тема| Опера, Мариинский театр, Премьера, «Борис Годунов»,
Авторы| Юлия Иоффе | The New Yorker
Заголовок| "Борис Годунов" в Санкт-Петербурге
Где опубликовано| ИноПресса
Дата публикации| 20120605
Ссылка| http://inopressa.ru/article/05Jun2012/newyorker/godunov.html
Аннотация| Премьера опера

Постановка оперы Модеста Мусоргского "Борис Годунов" на сцене Мариинского театра не произвела ожидаемого впечатления на корреспондента The New Yorker Юлию Иоффе.
Она пишет: "Режиссер Грэм Вик, британец, так старался втиснуть оперу в канву нынешней политической ситуации, что совсем потерял нить. Там, конечно, были политические параллели, которыми он мог поиграть: поднаторевший в своем деле, но не совсем легитимный правитель? Есть. Народные волнения? Безусловно. Но кто такой, к примеру, терзаемый тревогой Борис Годунов? Если это Путин, то кого тогда Путин убил, чтобы взойти на трон? И почему он в начале действа пинает лежащий на полу большой позолоченный советский герб? Может быть, это скорее Борис Ельцин, который распустил Советский Союз? И кого он убил? А кто такой этот Лжедмитрий? У антипутинских протестов еще нет настоящего лидера, замечает Иоффе и продолжает: "Да, это мощное зрелище, когда ОМОН в характерной голубой форме обрушивает град ударов на поющих манифестантов. Но почему эти манифестанты просят хлеба, хотя ядро московских протестов составляют белые воротнички и верхушка среднего класса? И почему даже не имеющее оправдания насилие со стороны полиции, которое вроде бы должно было прозвучать столь правдоподобно, получилось таким эмоционально выхолощенным?".

Во-первых, опере, по мнению Иоффе, не пошла на пользу шумиха, созданная вокруг нее с самого начала участниками московских акций протеста, "которым страстно хочется услышать отголоски своего бунта хоть где-нибудь за пределами их относительно узкого круга". Кроме того, Вик мог просто не до конца разобраться во всех нюансах политической ситуации, которую инсценировал, пал жертвой стереотипов. Левак из поколения бэби-бума, он не смог отстраниться от западных клише, которые, в частности, предполагают неверное, с точки зрения автора статьи, сравнение московских протестов с событиями "арабской весны".

В качестве положительного контрпримера журналистка указывает на постановки Кирилла Серебренникова, а именно на "Золотого петушка" и "Трехгрошовую оперу". Серебренников работает "в лучших традициях российской политической сатиры и тонкого издевательства над власть имущими". Возможно, в силу погруженности Серебренникова в "атмосферу политической одержимости, царящую среди московской культурной элиты, он знал, что ему не нужно выводить на сцену ОМОН или кого-то избивать, чтобы публика уловила все заложенные им в пьесу аллюзии. Он знал: тайное подмигивание и фигу в кармане зрители не пропустят".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Вт Июн 19, 2012 3:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061902
Тема| Опера, Мариинский театр, Премьера, «Борис Годунов»,
Авторы| Том Парфитт (Tom Parfitt)
Заголовок| «Годунов» в британской режиссуре повествует о протестах против Путина
("The Telegraph", Великобритания)
Омоновцы в синем камуфляже и черных касках лупят дубинками клокочущую толпу россиян, которые пытаются прорвать полицейские заслоны.
Где опубликовано| ИноПресса
Дата публикации| 20120604
Ссылка| http://www.inosmi.ru/europe/20120604/193103592.html
Аннотация| Премьера опера

Это похоже на очередное жестокое столкновение между полицией и рассерженными гражданами в ходе протестов против правления Владимира Путина.
Но действие происходит не на московской улице. Это британский режиссер по-своему представил одну из классических российских опер.
Грэм Вик (Graham Vick) в собственной интерпретации показал «Бориса Годунова» - оперу о корыстном деспоте из 16-го века, который уничтожает своих соперников - поставив ее в бывшей столице империи Санкт-Петербурге.
Годунов, чьи агенты, согласно ходившим в то время слухам, перерезали горло потенциальному претенденту на трон, стал царем в 1598 году после нескольких лет регентства.
Премьера оперы, основанной на пьесе российского поэта Александра Пушкина, состоялась на прошлой неделе в Мариинском театре.
Режиссер как по мановению волшебной палочки переносит нас прямо в 2012 год, и его внимание к противоречиям между Годуновым и русским народом является явной аллегорией на современную Россию.
В острой постановке фигурируют священники с ноутбуками, стриптиз. А в один из самых драматичных моментов полицейские в форме современного ОМОНа отгоняют голодающих крестьян, умоляющих царя дать им хлеба. Тот же самый ОМОН использовался для подавления недавних протестов оппозиции в Москве и поддержания порядка на улицах, которые стояли пустыми, когда кортеж Путина ехал 7 мая в Кремль на его третью церемонию инаугурации.
Эту церемония, а также передачу власти Путину из рук его предшественника Дмитрия Медведева многие сравнивали с престолонаследием, а не с Место показа постановки вызывает удивление и является неожиданностью, потому что Маринкой руководит верный сторонник Путина Валерий Гергиев. Хорошо известно, как он организовал концерт на развалинах Цхинвали в Южной Осетии после того, как Россия вырвала власть над этой самопровозглашенной кавказской республикой из рук Грузии в результате короткой победоносной войны, прошедшей четыре года тому назад.
Получить комментарии по поводу оперы у самого Вика в пятницу не удалось, потому что он был в Токио, где излагал планы своей постановки «Набукко» Джузеппе Верди в нью-йоркском Национальном театре весной будущего года.

Его театральный агент Джонатан Гроувс (Jonathan Groves) сообщил, что режиссер после прошедшей премьеры не склонен обсуждать политику в своей работе. «Результаты его воодушевили, но он хочет, чтобы постановка и исполнители говорили сами за себя», - сказал Гроувс.
Российские отклики на постановку Вика были неоднозначные. В Moscow Times ее похвалили за весьма выразительную сцену, в которой Годунов сам надевает на голову символ верховной власти царя шапку Мономаха, отказываясь от помощи слуги. Это такая параллель с правлением Путина.
«В постановке Вика сцена коронации неслучайно превращается по сути дела в самопомазание на царство. Этот триумф вопиющего цинизма бьет точно в цель, - пишет автор статьи в Moscow Times. - Каким бы ни был режим - монархией, коммунистической диктатурой или управляемой демократией, российские правители не нуждаются ни в чьей помощи, чтобы забраться на трон». Однако другие критики отмечают, что в «Годунове» Вика отсутствует утонченность.
Дмитрий Ренанский из газеты «Коммерсант» отмечает, что его попытка постановки оперы в стиле «динамичного политического триллера» оказалась «тяжеловесно-смехотворной».
Кремль постановку оперы не прокомментировал.
Оригинал публикации: British director's production of Russian opera echoes anti-Vladimir Putin protests
Опубликовано: 03/06/2012 16:23
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Вт Июн 19, 2012 6:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061903
Тема| Музыка, Авторское право
Авторы | Ярослав Тимофеев
Заголовок| Верховный суд решит, сколько платить композиторам
Московская филармония хочет скорректировать законодательство в области авторского права
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20120617
Ссылка| http://izvestia.ru/news/527687#ixzz1yFkedIE6
Аннотация|

18 июня в Верховном суде будет рассматриваться иск Московской филармонии к правительству России: крупнейшая концертная организация просит пересмотреть нормы авторских отчислений композиторам, действующие с 1994 года.

Суть проблемы заключается в том, что исполнители сплошь и рядом чередуют в одном концерте музыку классиков и современников, живых и мертвых. За Щедрина и Губайдулину платить нужно, а вот нужно ли — и кому — платить за Бетховена?
Постановление правительства РФ № 218, принятое 21 марта 1994 года, оставляет этот вопрос без ответа — там лишь сказано, что с каждого концерта автору следует выплачивать 10% от сбора.

Зато четвертая часть Гражданского кодекса, вступившая в силу 1 января 2008 года, гласит: если композитор почил более 70 лет назад, его творения становятся общим достоянием, и платить за них уже никому не нужно.

Исходя из этого положения, Московская филармония с начала прошлого сезона стала считать деньги иначе: специалисты определяли временную долю «охраняемой» музыки в концерте и сокращали 10-процентную ставку в зависимости от этой доли. Скажем, если в программе вечера были 30-минутное сочинение Гии Канчели и часовая симфония Густава Малера, живому грузинскому классику уходило не 10%, а 3,33% от сбора.
Прошло полгода, и РАО (Российское авторское общество) не выдержало: юристы этой организации, ощутившей потери от выпадающих доходов, подали в суд на столичную филармонию (а заодно и на филармонии Екатеринбурга и Нижнего Тагила, поступившие аналогично московской).

28 марта 2012 года Тверской районный суд Москвы частично удовлетворил иск РАО, но филармония вскоре подала апелляцию.

Теперь, как сообщила «Известиям» главный юрист филармонии Марианна Гайсинская, концертная организация будет отстаивать свою правоту в Верховном суде. В иске к правительству РФ утверждается, что постановление № 218 противоречит Гражданскому кодексу, принятому позднее, и потому должно быть изменено.

Ранее единственная попытка плательщиков изменить пресловутое постановление № 218 окончилась неудачей. В 2010 году сеть кинотеатров «Кристалл-Палас» просила отменить трехпроцентную ставку за трансляцию музыки в кинокартинах (по закону композитор должен получить эти 3%, даже если все права на его сочинение проданы и принадлежат другим лицам). В качестве аргумента приводился все тот же Гражданский кодекс. Однако суд не увидел здесь противоречия и оставил норму неизменной.

Однако в деле филармонии шансы на победу представляются бóльшими, ибо ответчик (Министерство культуры, выступающее от лица правительства РФ), в общем-то, на стороне истца: задолго до суда Минкульт отправил в РАО письмо, где предлагал принять новый порядок расчетов, совпадающий со взглядами филармонического руководства.

Большинство опрошенных «Известиями» композиторов сочли хронометражный подход к делу справедливым.
— Хотя для нас такая позиция не очень хороша, если рассуждать логически, она правильна, — признал председатель Ассоциации современной музыки, композитор Виктор Екимовский. — Когда сыграна фитюлька, а платят как за симфонию — это странно.
Лауреат Госпремии, композитор Владимир Мартынов сказал, что, хоть и доволен работой РАО, но осознает правоту филармонии:

— Может, с точки зрения композитора я что-то не то говорю, но, конечно, нужно судить по хронометражу. В любом случае нам платят настолько комариные деньги, что это даже не предмет для разговора. Я получаю гонорары за свою музыку в кино и на телевидении, а что касается филармонических концертов — не знаю, кто из нашей нищей братии видит эти отчисления. Зато если те же правила начнут действовать в попсе, вот там будет революция: они всех зубами перегрызут за такие деньги.

Президент авторского совета РАО, народный артист СССР, композитор Андрей Эшпай был раздосадован возможным сокращением авторских отчислений:
— Композиторы живут трудно. Но если государству требуется уменьшить и то малое, что раньше полагалось, пусть уменьшает. Можете вообще ничего не платить.
Московская филармония — самая масштабная академическая концертная организация в России и одна из крупнейших в мире. Проводит более 1 тыс. концертов в год, содержит несколько десятков музыкальных и танцевальных коллективов, продюсирует молодых артистов. Финансируется из госбюджета и из собственных доходов от концертов, привлекает спонсорскую поддержку.

РАО является общественной организацией, объединяющей более 26 тыс. членов. В 2010 году (более свежая статистика на официальном сайте РАО отсутствует) сумма аккумулированных обществом отчислений составила 2,693 млрд рублей (т.е. в среднем около 100 тыс. рублей на одного члена). При этом сумма, выплаченная творцам, составила 1,551 млрд рублей (за вычетом налогов). На свои административные расходы РАО удержало 22,87% всех сборов. Юристы общества в 2010 году вели 1338 судебных дел, 95% из которых выиграли.
Самая крупная статья доходов РАО (1,141 млрд) была связана именно с исполнением музыки в концертах. При этом в иске РАО к филармонии значилось, что объем выпавших доходов за сентябрь–декабрь 2011 года составил около 2,6 млн рублей. Учитывая солидный удельный вес филармонии в исполнении современной музыки в России, нетрудно подсчитать: даже если Верховный суд полностью встанет на сторону истца, для РАО это будет означать довольно скромную брешь в годовом бюджете.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Вт Июн 19, 2012 6:27 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061904
Тема| Опера, Фестиваль, й Pfingstfestspiele, "Юлий Цезарь в Египте" Генделя, Персоналии, Д. Антонини, Чечилия Бартоли, Кристоф Дюмо, Андреас Шолль
Авторы | Сергей Ходнев
Заголовок| Цезаря записали в НАТО
Новая постановка оперы Генделя в Зальцбурге
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20120604
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1950045
Аннотация| Фестиваль опера

Постановщики нашли в барочной опере Генделя не только аллюзии на современные ближневосточные конфликты, но и откровенный эротизм
Фото: Hans Jörg Michel


В Зальцбурге прошел очередной Pfingstfestspiele — "младший брат" основного тамошнего фестиваля, летнего. Его новая художественная руководительница, знаменитая итальянская певица Чечилия Бартоли, приняла участие в нескольких событиях фестиваля. Главным из них стала постановка оперы Генделя "Юлий Цезарь в Египте". Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

На сей раз тема фестиваля формулировалась как "Клеопатра: в лабиринте эроса и власти" и, соответственно, программы так или иначе строились вокруг образа последней царицы Египта. И из всех опер, выводящих на сцену Клеопатру, генделевский "Юлий Цезарь" — самая по нынешним временам ходовая. Это не вопрос какого-то специального интереса к Генделю или барокко вообще — так уж получилось.
Хотя исполнителей именно со специальной точки зрения культуры барочного вокала подобрали на славу. В оркестровой яме — "Il Giardino armonico" под предводительством Джованни Антонини, который, положим, нового слова в интерпретации "Цезаря" не сказал, но провел спектакль исключительно ясно, расчетливо, увлекательно и красиво. При максимальном почтении к партитурной букве, разумеется: ни такта не исключили даже из речитативов, наоборот, добавили одну арию из второстепенной редакции. Клеопатру пела сама Чечилия Бартоли, и при всем скепсисе насчет выступлений ее, номинально меццо-сопрано, в сопрановых партиях, спела роскошно. Не моргнув глазом, доводила композиторские колоратуры до ощущения рискованного циркового номера импровизированными abbellimenti, выводила нежнейшую кантилену в более распевных ариях и вообще с небесной точностью и правдивостью откликалась на тот калейдоскоп барочных аффектов, который предложен ее героине — от кокетства до утробного горя.

И своего главного партнера она, пожалуй, перепела. Уж на что голос Чечилии Бартоли любят аттестовать как "маленький" и "студийный", но сопоставление с ней все равно вредило прославленному немецкому контратенору Андреасу Шоллю, который в роли Цезаря звучал довольно сухо, совсем камерно и с пугающим стремлением все колоратуры петь sotto voce, а в экспрессивных речитативных репликах сползать в баритон. Задуманный парад контратенорового вокала, впрочем, было кому спасать. Кристоф Дюмо (Птолемей) полнокровно "давал злодея" в партии Птолемея, Филипп Ярусски спел Секста Помпея не только с положенной психологичностью (мальчуган, взрослеющий на глазах), но и с неожиданно объемным и звонким звучанием в высокой меццо-сопрановой тесситуре. Ветеран-контратенор Йохен Ковальски с умильной надтреснутостью выступил в роли наперсника Клеопатры, Нирено, которого тут — в соответствии с одной из авторских редакций (и, видимо, для пущей юмористичности тоже) — решили представить комической старухой. Картину дополняли два сочных баритона (Рубен Дроле — Ахилла, Петер Кальман — Курий) и еще одно знаменитое меццо, шведка Анне Софи фон Оттер, мягко, кротко и с немножко возрастным оттенком спевшая Корнелию, злосчастную вдову Помпея Великого.

Впечатление идеальной постановки "Юлия Цезаря" как могли подпортили сами постановщики — тандем Моше Лейзера и Патриса Корье, приглашенный новым зальцбургским интендантом Александром Перейрой. При их многолетней работе в Цюрихской опере обращение с генделевским "Юлием Цезарем" против ожидания отдает шаловливой наивностью: ура, мы посмотрели "Цезаря" в постановке Питера Селларса и поэтому нашпиговываем спектакль аллюзиями на Ближний Восток, а потом мы увидели чудесный спектакль Дэвида Маквикара с Глайндборнского фестиваля — и поручили Клеопатре немножко пританцовывать. Ну, и кое-что надо добавили от себя. Мастурбирующий с порножурналом в руках Птолемей, Цезарь в амплуа жадного натовского чиновника, залезающий в постель к Клеопатре, сама египетская царица, радующаяся не спасению Цезаря, а спасенным нефтяным вышкам, забавная сцена соблазнения, когда Цезарь в 3D-очки наблюдает эротичный полет Клеопатры на крылатой ракете — это все публика еще переварила. Финальную сцену, где Цезарь с Клеопатрой смачно перемежают "тещин язык" с марихуанным косяком, тоже вытерпели. Но вот когда Секст обмотался поясом шахида, а на финальных аккордах раскрылись дальние сценические ворота и с улицы показался танк, направивший дуло в зрительный зал,— возмущенные вопли "Буу!" побили рекорды за последние лет семь.

Уныло-провокационный, бессвязный и беззубый при всех своих якобы актуальных намеках, откровенно кэмповый спектакль — не новинка в Зальцбурге, но в качестве дебюта нового интенданта (ясно же, что госпожа Бартоли — только рекламный фантик для деятельности нового руководителя) это выглядит уж очень нервозно. Остается надеяться, что главные театральные достижения приберегли для летнего фестиваля — хотя и этого "Цезаря", не считаясь с затратами, летом покажут опять.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Вт Июн 19, 2012 6:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061905
Тема| Персоналии, Ж. Мортье
Авторы | Ольга Манулкина
Заголовок| «В России оперу понимают как опиум для народа»
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20120601
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1948350?themeID=688
Аннотация| Интервью


На Дягилевском фестивале в Перми была вручена премия Дягилева за лучший проект в области исполнительских искусств. Учрежденная в 2003 году премия вышла на новый уровень: представительное международное жюри, семь европейских спектаклей в шорт-листе и ?50 тыс. победителю. Премия-2012 присуждена директору Манчестерского фестиваля Алексу Путсу за спектакль «Жизнь и смерть Марины Абрамович» Роберта Уилсона и генеральному менеджеру варшавского «Нового театра» Каролине Ошаб за спектакль «Африканские сказки Шекспира» Кшиштофа Варликовского (3 июня его покажут в Санкт-Петербурге). С председателем жюри — интендантом мадридского Teatro Real ЖЕРАРОМ МОРТЬЕ беседовала ОЛЬГА МАНУЛКИНА.

В этом году шорт-лист премии включает только европейские проекты. Это признак интеграции в европейский контекст, международной значимости премии или неконкурентоспособности российских проектов?

— Видите ли, это первый раз, а мы всегда учимся на ошибках. В следующем году у нас будет больше членов жюри из России, лучше осведомленных о том, что здесь происходит, и больше русских номинантов. Я уверен, что есть русские проекты, которые могли бы войти в список. Но Дягилевская премия — это награда не за лучшую постановку (потому что тогда бы я номинировал «Руслана и Людмилу» Дмитрия Чернякова, это великий спектакль!), а за постановку в духе Дягилева, предполагающую сотрудничество музыкантов, живописцев, литераторов, хореографов. Номинации были очень интересные, но не все они соответствовали этому духу. Мы должны выработать более четкие критерии и включить больше русских участников в жюри, по крайней мере треть.

Теодор Курентзис ведет в Перми грандиозное музыкальное строительство: на глазах возникает новый небывалый оркестр, новый музыкальный уклад, который кажется воплощенной утопией. Это вызывает не только восторги, но и протесты, хотя и это, конечно, в духе Дягилева. Как вы видите происходящее здесь?

— Вначале всегда много трудностей. Я уверен, что и раньше в Перми было много хорошего и Дягилевский фестиваль уже существовал. Я вижу, чего хочет добиться Курентзис: создать отличный, очень профессиональный оркестр. В Большом театре ему пришлось сражаться с частью музыкантов, но он добивался фантастического исполнения — в «Дон Жуане», в «Воццеке». MusicAeterna Курентзиса — оркестр, где нет рутины, где оркестранты живут ради музыки. И получают они не так много, хотя больше, чем местные музыканты. Для такого города, как Пермь, это может стать очень позитивным явлением. Вчера на концерте я был потрясен тем, с каким энтузиазмом реагировала молодая публика. Фестиваль, безусловно, вызовет международный интерес. Но будет трудно. Все новое дается с трудом. Станиславский должен был сражаться за свои новации.

За новации в русском оперном театре сражение идет уже немало лет, но страсти все накаляются, как показывает «Руслан» Чернякова.

— Из всех художественных форм опера наиболее традиционна и руководствуется вкусами публики, которая не хочет ничего знать о своем времени. Но ситуация в России, на мой взгляд, не сильно отличается от ситуации в Нью-Йорке, Мадриде или Лондоне. Страны, в которых оперный театр в большей степени является частью интеллектуальной жизни, это Германия и Франция, и во Франции это произошло во многом благодаря Дягилеву. Россия не исключение, скорее здесь оперу понимают традиционно — как опиум для народа. Опера не должна ничего говорить о нашем времени, только прекрасная музыка и исторические костюмы. Но это совершенно неверно. Композиторы: Глинка, Мусоргский — все говорили о своем времени. Софокл использовал сюжеты тысячелетней давности, чтобы рассказать о своем времени. «Руслан и Людмила» — это русский метод сказать о нашем времени. Когда политики говорят, что опера не должна об этом говорить, они идут против композиторов. Но негативная реакция лучше, чем когда публика спит, потому что часть публики идет в оперу, чтобы показаться на людях или хорошо выспаться. В России многое меняется, а это требует времени. Я привез сюда «Махагони», и в конце концов это был большой успех. Конечно, некоторые уходили со спектакля. Зал всегда первыми покидали самые красивые девушки со спутниками много старше себя: они были шокированы, увидев себя, как в зеркале. «Евгений Онегин» Чернякова уже получил признание; через пять лет, я уверен, «Руслан» будет считаться классикой.

Однако в России, кажется, этот процесс достиг недавно новой стадии, усилился государственный контроль над оперным театром. Впору вспомнить, что пристального внимания власти опера удостаивалась в 1936 и 1948 годах.

— В России так было всегда — и при царе, и после. Когда я поставил «C(h)oeurs» на хоры из опер Вагнера и Верди, член испанского правительства позвонила мне и сообщила, что больше субсидий театру не будет. Я сказал: ОК, это ваша проблема, не моя. Покуда я здесь, я буду делать политический театр — не о политической ситуации, но об обществе. Театр всегда об этом говорил.

Но в России директор театра не может сказать: это не моя проблема, будь то вмешательство правительства или церкви.

— Это часть более широкой проблемы — власть, которой наделена церковь. И не только здесь: в Испании церковь снова входит в силу. В своей новой книге Петер Слотердайк говорит об этом как об одной из величайших опасностей сегодняшней Европы. Добавьте к этому фанатизм: на проповеди в Страстную пятницу один епископ сказал, что женщина, сделавшая аборт, никогда в жизни больше не заснет и что все гомосексуалы — проститутки. И это церковь, которая ныне стремится оправдаться от обвинений в педофилии! Эта церковь обвиняет театр! Невероятно! Они должны взглянуть на себя, что они творят в школах, и тогда мы снова поговорим.

Каковы ваши вагнеровские планы на 2013 год? Никакого «Кольца»?

— Нет, в год Вагнера и Верди я не ставлю ни того ни другого. Я только что сделал в Мадриде «Риенци», который там не шел с XIX века. А с Вагнером я подожду до 2014-го. В 2013-м все будут его ставить, певцов на всех не хватит. Что касается «Кольца», сделать хорошую новую постановку так трудно! Для меня единственный, кто на это способен, это Дмитрий Черняков, но у него множество других планов. Кшиштоф Варликовский мне очень нравится, но это психологический театр, с ним у нас премьера «Поппеи» Монтеверди в июне. Я снова вернусь к «Тристану» с Питером Селларсом и Биллом Виолой, планирую новые постановки «Лоэнгрина», «Парсифаля» и «Мейстерзингеров».

Вагнер в последнее десятилетие вернулся в Россию, а вот барочная опера все еще остается белым пятном.

— Я не поклонник барокко. По-моему, возродили слишком много барочных опер, которые совсем не являются великими. Монтеверди — это вершина, без него оперы бы не было. Но за исключением некоторых шедевров Генделя и Рамо… Почему, например, ставить Кавалли, а не современную оперу? Конечно, «Каллисто» — прекрасная опера, но я бы сказал, что «Руслан» не менее интересен. Вивальди хорош для певцов, но я никогда не буду ставить Вивальди, как не буду ставить «Искателей жемчуга» Бизе или «Немую из Портичи» Обера. Многое в барочной опере интересно с точки зрения музыки, но не театра. Для меня это самый реакционный тип театра: на нее идут ради колоратуры, ради развлечения. Конечно, если сделать хорошо…

Вы возглавили мадридский Teatro Real вместо New York City Opera. Что, по-вашему, сейчас происходит в оперной жизни Нью-Йорка?

— Я считал очень важным, чтобы в Нью-Йорке было два оперных театра и чтобы в меньшем театре можно было полемизировать с тем, что происходит в большом. Что сделал Питер Гелб в Метрополитен? Он постарался пригласить новых режиссеров, которых открыл вместе со мной, многие из них приезжали в Зальцбург — Робер Лепаж, Черняков. С Нью-Йорком проблема в том, что он не только приглашает режиссеров, но также создает обстоятельства, в которых их могут принять спонсоры и публика, на мой взгляд, не очень подготовленная к новому представлению об опере. Кроме того, огромный механизм Мет — а это фантастический театр! — не то место, где можно детально выстроить спектакль. Я сказал Чернякову: имей в виду, что в Мет может не быть тех условий, которые мы для тебя создаем. Гелб добился большего успеха в области оперных трансляций, чем в реновации театра. Большинство режиссеров становятся в Мет консервативными. Например, «Кольцо нибелунга» Лепажа не было новаторским. Не Лепаж изменил Мет, но Мет изменил Лепажа, и это большая опасность. Успех же трансляции опер — на первый взгляд это хорошо, на второй — теперь по всему миру пропагандируется эстетика Метрополитен.

Как Голливуд.

— Да, так что нам нужно больше авторского кино в опере. В New York City Opera это бы получилось, но очень характерно, что в Нью-Йорке не нашлось достаточной поддержки интеллектуальной оперы. Нужно было не так много — $60 млн, бюджет Метрополитен — $240 млн, но они нашли только $36 млн. Я заказал для New York City Opera две новые американские оперы; теперь я сдержу слово и поставлю их в Мадриде. В январе 2013-го будет премьера «Истинного американца» Филипа Гласса об Уолте Диснее. В 2014-м — «Горбатая гора» Чарлза Вуоринена. Эта опера — размышление о любви между двумя людьми, не важно, какого пола, но любви невозможной, как у Тристана и Изольды. Так что я поставил их в программу рядом. Это прекрасное либретто, трагическая история, великая опера. И мы отправим в православную церковь приглашение на премьеру.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Вт Июн 19, 2012 6:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012061906
Тема| Пермский театр оперы и балета, Дягилевский фестиваль, Персоналии, Т. Курентзис
Авторы | Дмитрий Ренанский
Заголовок| Пермь берет исполнительскую власть
Завершился Дягилевский фестиваль
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20120601
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/1947945
Аннотация| Фестиваль музыка

В Перми завершился Дягилевский фестиваль, программа которого в этом году впервые была полностью сформирована художественным руководителем Пермского театра оперы и балета Теодором Курентзисом. Итоги форума подводит ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.

Теодору Курентзису представился шанс превратить Пермь в музыкальную столицу России

Десятидневный марафон собрал немало западных артистов с громкими именами и мировым реноме — от выдающегося греческого режиссера Теодороса Терзопулоса до легендарного франкфуртского Ensemble Modern, однако главными героями фестиваля стали, безусловно, его хозяева. Без исключения все выступления оркестра и хора MusicAeterna под управлением Теодора Курентзиса — российская премьера оперы Паскаля Дюсапена "Медея-материал" (см. "Ъ" от 25 мая), революционные и одновременно эталонные интерпретации трех балетных партитур Игоря Стравинского ("Петрушка", "Свадебка", "Жар-птица") плюс участие в заключительном концерте сводного фестивального оркестра — прошли под знаком неслыханных на отечественной сцене перфекционизма, бескомпромиссности и стилевого универсализма. Центральное свершение MusicAeterna — давшая старт форуму радикальная трактовка "Петрушки": следуя завету Всеволода Мейерхольда, ставившего не "Ревизора", но "всего Гоголя" и призывавшего интерпретировать не отдельно взятое произведение, а мир художника в целом, Теодор Курентзис знакомит юного автора "Русских потешных сцен" со зрелым Стравинским-неоклассицистом и поздним Стравинским-сериалистом, открывая "Петрушку" ключами "Персефоны" и "Агона".
Следствие впечатляющей художественной результативности форума — его внушительные социологические итоги. Дягилевский фестиваль-2012 уточнил место, занимаемое сегодняшней Пермью на музыкальной карте России: благодаря активности Теодора Курентзиса Пермский театр оперы и балета стал тем "местом силы" начала 2010-х, каким в 1990-е и в первую половину 2000-х был Мариинский театр. Повторяя петербургский путь, Пермь последовательно превращается в стратегический объект паломничества лучших музыкантов со всей планеты, столичных культурных туристов и статусных западных продюсеров ранга Жерара Мортье. Здесь устанавливаются профессиональные стандарты, зажигаются сверхновые звезды (вроде ставшей открытием нынешнего фестиваля сопрано Надежды Кучер) и начинаются блестящие международные карьеры (под занавес форума из Брюсселя пришла новость о том, что концертмейстер MusicAeterna Андрей Баранов выиграл престижный конкурс имени королевы Елизаветы). Налицо и ключевое сходство: что двадцатилетней давности Мариинка, что современная Пермская опера — театры одного дирижера.
Правомочность этой на первый взгляд неожиданной параллели подчеркивается основными различиями проектов "Гергиев в Мариинском" и "Курентзис в Перми": первый осуществлялся в годы небывалого театрального взлета, достижения которого удалось счастливо приспособить под нужды оперной сцены, второй реализуется в эпоху всеобщего режиссерского кризиса — и потому, не противореча духу времени, ограничивается прорывами в сугубо музыкальной сфере. Фестивальные выступления Теодора Курентзиса напомнили о том, что процесс смены элит в отечественной дирижерской традиции успешно завершился, и ясно дали понять, что российский исполнительский процесс ближайших лет будет развиваться под знаком конкуренции двух дирижеров, разменявших в начале этого года пятый десяток и оставивших далеко позади старших коллег по цеху,— лидера MusicAeterna и назначенного в начале сезона худруком ГАСО Владимира Юровского. Предсказать итог этой схватки двух титанов сегодня проблематично: Дягилевский фестиваль-2012 доказал, что едва ли не впервые в новейшей истории российской культуры истинный музыкальный центр страны имеет все шансы сместиться из столицы в регионы — в том лишь, разумеется, случае, если деятельность нынешнего руководства Пермской оперы будет поддержана новой властью Пермского края.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 1 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика