Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-04

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12179

СообщениеДобавлено: Пт Сен 21, 2012 7:02 pm    Заголовок сообщения: 2011-04 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в аперле 2011 года (первый номер ссылки - 2011040101 означает: год - 2011, месяц - 04, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12179

СообщениеДобавлено: Пт Сен 21, 2012 7:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011042001
Тема| Музыка, МТ, Фестиваль, Пасхальный фестиваль, Персоналии, В. Гергиев
Авторы| Николай Зятьков
Заголовок| Валерий Гергиев: «Нужно иметь желание познать культуру других»
Знаменитый дирижер - о честном труде и истинных лидерах
Где опубликовано| Аргументы и факты
Дата публикации| 20110420
Ссылка| http://www.aif.ru/culture/article/42474
Аннотация| Интервью

Десятый - юбилейный - Московский Пасхальный фестиваль в этом году выйдет за границы России.

Фестивальный поезд проедет через Москву, Саратов, Оренбург, Челябинск, Екатеринбург, Омск, Уфу, Липецк, Воронеж, Калининград, Смоленск и остановится в Киеве, Минске, Вильнюсе, Астане, Алматы.
Это вообще в духе Гергиева - раздвигать границы, ломать барьеры. Об этом - о ломке стереотипов, целебной силе музыки и о том, где они - истинные духовные лидеры нации, - шёл разговор во время традиционного чаепития в гостях у главного редактора «Аргументов и фактов» Николая Зятькова.

В зеркале Гоголя

«АиФ»: - География у фестиваля широкая. Тесно вам стало, Валерий Абисалович, в столице?
Досье

Валерий Гергиев родился в 1953 г. в Москве, но вырос во Владикавказе (Сев. Осетия). Окончил Ленинградскую консерваторию им. Римского-Корсакова по классу симфонического дирижирования. В 1988 г. становится главным дирижёром Кировского театра, с 1994 г. - худрук оперной труппы, с 1996 г. по сей день - худрук Мариинского театра.

В.Г.: - Московский Пасхальный фестиваль давно уже перестал быть собственностью только города Москвы. А в этом году действительно впервые в своей истории он пройдёт в пяти странах. Там - в Литве, Белоруссии, Украине, Казахстане - многие по-прежнему говорят и думают по-русски. Да и все мы, вне зависимости от того, в какой стране сегодня живём, всё равно связаны друг с другом генетически. Я, к примеру, до сих пор помню, как когда-то выступал в Гомеле, - это был чуть ли не первый мой концерт после победы на Международном конкурсе дирижёров им. Караяна.

Мы, кстати, стараемся взятый темп не снижать. За прошлый сезон Мариинский театр 740 раз давал концерты - и в России, и с разными труппами мира. Хотя гастроли театра - балет, опера, оркестр - это дорогое удовольствие и огромные организаторские усилия, они окупаются. Мы учимся у этой искренней аудитории российской провинции их очищающему, естественному восприятию музыки. Там почти невозможно себе представить, чтобы кто-то пришёл в зал с мобильным телефоном да ещё, не дай бог, начал во время концерта отвечать на звонок. Что, кстати, в столице всё ещё бывает.

«АиФ»: - Да, нашим представителям власти или бизнеса порой не хватает внутренней культуры. А ведь если интересы человека ограничены службой, он, наверное, и в профессии своей не сможет добиться каких-то вершин?

В.Г.: - Понимаете, в каждом сезоне есть особые вехи - фестивали, выставки. Кто-то считает невозможным для себя их не заметить. А кто-то полагает, что в его важнейшей деятельности в качестве чиновника ни Эрмитаж, ни театр, ни какая-то литературная новинка не играют абсолютно никакого значения.

А я тем не менее не отчаиваюсь - в этом сезоне, к примеру, надеюсь познакомить как можно более широкий круг зрителей с новой постановкой Мариинского театра - «Мёртвыми душами». Это великая опера Родиона Щедрина, не я один, кстати, ставлю это произведение в один ряд с «Войной и миром» Прокофьева или «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича. С первой же минуты мы видим в гоголевских героях себя, это зеркало беспощадно метко показывает, как мы живём, какие мы жуткие и почему такими стали. Поразительно, но сегодня, в 2011 году, эта опера воспринимается гораздо острее, чем в конце 70-х, когда её впервые поставили. Гоголь обладал удивительным зрением и слухом. Только он мог увидеть и описать Россию так метко. Как вы думаете, кстати, когда было больше чичиковых - в 1977-м или в 2011-м?

«АиФ»: - Наверное, их количество увеличивается. Сегодня люди торгуют не только мёртвыми душами, но и воздухом, кладбищами, отходами. Президент приводил пример: казалось бы, ЖКХ - сфера сугубо внутренняя. Что там может быть? Канализация, вода. А деньги из этой сферы миллиардами вывозятся за границу. Вот вам, пожалуйста, Гоголь!

В.Г.: - Согласен. Многие из тех, кто уже побывал на спектакле, поразились, сколь актуален он сегодня. И тема христопродавцев, и пассаж о том, что «один там только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья». Зрители смеются в этом месте, но смеются-то они над собой. А потом задумываются о том, что почти два века прошло и при этом мало что изменилось. Только не воспринимайте мои слова как выступление музыканта, который торжествующе заявляет о том, что вот как опера обличает, развенчивает… Не в этом задача Мариинского театра! Наши задачи не обличать, а просвещать, постараться сделать так, чтобы в зале сидело огромное количество молодых зрителей. А также выдвигать молодых музыкантов на первые позиции и немедленно предлагать им проявить себя перед публикой. Так, событие для русской пианистической школы - выступления в Москве трёх из пяти лауреатов XVI Международного конкурса им. Ф. Шопена. А в память жертв чернобыльской трагедии состоится концерт Михаила Петренко - одного из лучших послов музыки с серьёзной международной репутацией, которого сегодня очень хорошо знают в Петербурге, а теперь смогут услышать и оценить и московские слушатели. Я настоятельно рекомендую не пропустить эти концерты.

Кто вылечит мир

«АиФ»: - Вы очень эмоциональный, неравнодушный человек. Сегодня, предположим, у вас концерт, но произошло землетрясение в Японии или началась бомбёжка Ливии. Вы как-то откликаетесь на произошедшее?

В.Г.: - В Японии у нас много друзей. Очень много! Безумно жаль людей, которые пострадали в катастрофе. Но поражаешься дисциплине, выдержке японцев - какая коллективная сплочённость невероятная! Мы посвятили жертвам японского землетрясения и цунами исполнение реквиема Верди в Концертном зале Мариинского театра. В рамках Пасхального фестиваля в Москве 4 мая исполним это произведение при участии Ольги Бородиной и Ильдара Абдразакова - это то малое, что могут сделать артисты Мариинского театра. Но я помню и то, как японцы откликнулись на трагедию в Беслане. Слушатели заполнили огромный Сантори-холл, где я с оркестром Венской филармонии через несколько недель после произошедшего давал благотворительный концерт. Мы собрали немалые средства, которые были переправлены в помощь семьям, пострадавшим в том страшном теракте. Такие вещи забыть невозможно, и память у меня не короткая.

Мне кажется, что у человека духовно развитого есть некий свод жизненных принципов: это и самоуважение к себе, к своей стране и культуре, и как минимум любопытство, желание познать культуру других. Это любопытство и нашим величайшим писателям, мыслителям, художникам было свойственно. Они ведь не замыкались в пределах Москвы и её истории или в бескрайних просторах России. И поэтому я уверен: мир будет зависеть от лидеров политических, но гораздо больше мир зависит от лидеров, может быть, невидимых, неформальных, которые имеют отношение к глубинной - духовной - жизни мира. И лечить, настраивать инструмент национальный и интернациональный будут не только политики, но и мыслители, писатели, кинорежиссёры, религиозные деятели. Это будут те настоящие лидеры, которые, собственно , и представляют народ. Ведь народ - это не только те, кто жжёт машины или объединяется в группировки. Самые яркие, талантливые, мыслящие личности витрины бить не пойдут.

«АиФ»: - В этом-то и проблема. Когда какие-то личности принимают решения, они ссылаются на интересы народа. Но потом страдает именно народ. Скажем, тот же Советский Союз - зачем его так быстро нужно было разваливать, вместо того чтобы искать нормальные формы сотрудничества?

В.Г.: - Не мне судить о том, можно ли было сохранить Союз. Но как человек, который привык действовать, я постараюсь сделать так, чтобы фестивальные выступления коллектива Мариинского театра в Белоруссии, Казахстане или на Украине стали событием. Потому что именно это закладывает столь долгожданное позитивное восприятие друг друга и страны в целом. Придёт на концерт Виктор Янукович или Александр Лукашенко, не придёт - это не является для меня вопросом номер один. А вот люди придут точно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12179

СообщениеДобавлено: Пт Сен 21, 2012 7:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011042201
Тема| Музыка, МТ, Фестиваль, Пасхальный фестиваль
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Гергиевский размах
Сергей Ходнев о X Московском пасхальном фестивале
Где опубликовано| "Коммерсантъ Weekend", №14
Дата публикации| 20110422
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1621187
Аннотация|

Вот уже десятый год Московский пасхальный фестиваль отмеривает себе ровно столько дней, сколько помещается в то сокращающемся, то растягивающемся отрезке между передвигающейся по календарю Пасхой и неизменным 9 Мая. Это значит, что в этом году продолжительность умеренная, две недели и один день. Но, как выясняется, напрасно было ждать, что по этому поводу Валерий Гергиев откажется от ставшего привычным феноменального географического размаха своего фестиваля, который уже давно не только московский и даже не только российский. Вот географический факт: за эти 16 дней музыканты оркестра Мариинского театра вместе со своим шефом намереваются посетить Саратов, Оренбург, Челябинск, Екатеринбург, Омск, Астану, Алматы, Липецк, Воронеж, Уфу, Киев, Калининград, Вильнюс, Минск и Смоленск. С точки зрения логистики это по обыкновению впечатляет, но к логистике еще надо прибавить и необходимость при всем том каждый день давать как минимум по одному концерту, зачастую буквально с колес и с минимальным временем на отдых. Нет, все знают, что так каждый год и бывает, но представить себя на месте мариинских оркестрантов по-прежнему страшновато.
Впрочем, если смотреть с эгоистичных позиций публики, то главное чудо состоит в другом. Понятно, что параллельным программам фестиваля, хоровой (с десятками концертов в столичных залах, храмах и социальных учреждениях) и звонильной, никакое секвестирование и не грозило. Но (хотя в это и сложно поверить, поглядев на вышеперечисленный график разъездов по городам и весям) и основная московская программа фестиваля тем не менее весьма сильна, перерывов в ней немного. Еще одна неожиданность — то, что чисто симфонические концертные события в московской афише МПФ как будто бы отошли на второй план, так что центральную программу даже неловко продолжать по традиции называть "симфонической". Во-первых, много серьезных вокальных событий: даже в программу концерта-открытия, помимо оркестровых опусов Лядова и Щедрина и Третьего фортепианного концерта Прокофьева (с Денисом Мацуевым в качестве солиста), поставлена кантата Прокофьева "Александр Невский", где будет петь Ольга Бородина. Будет и опера в концертном исполнении: к этому жанру Пасхальный фестиваль в Москве вообще обращался не так часто, но в этот раз событие выглядит чуть ли не серьезнее, чем, скажем, прошлогодние "Троянцы" Берлиоза. В заглавной партии в "Лючии ди Ламмермур" Доницетти выступит французская примадонна Натали Дессей, одна из эталонных белькантовых певиц,— оперных звезд такого калибра Валерий Гергиев обычно приглашает в Петербург, а не в Москву.

В первоначальных планах на этот год была и еще одна опера Доницетти, "Любовный напиток", причем обсуждался приезд в Москву по этому поводу Анны Нетребко и Эрвина Шротта. Но вместо нее теперь на 4 мая назначен концерт, посвященный пострадавшим от землетрясения в Японии,— Валерий Гергиев будет дирижировать "Реквиемом" Верди, причем в числе солистов будут Ольга Бородина и Ильдар Абдразаков, совсем недавно получившие "Грэмми" именно за запись "Реквиема" с Риккардо Мути. Это не единственный концерт мемориального толка, сольный вечер еще одной мариинской звезды, баса Михаила Петренко (26 апреля), посвящен жертвам Чернобыля, но там, правда, программа камерная — романсы Чайковского и Рахманинова.

Визитами видных пианистов московскую публику Пасхального фестиваля вроде бы не удивишь, но в этот раз фортепианному искусству посвящен специальный проект: 1, 2 и 3 мая в Зале Чайковского будут выступать с сольными концертами лауреаты последнего конкурса имени Шопена. Велик соблазн предположить, что тема международных конкурсов выбрана не случайно — все-таки именно Валерий Гергиев возглавляет конкурс Чайковского, который откроется всего-то через месяц с небольшим после окончания теперешнего фестиваля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12179

СообщениеДобавлено: Пт Сен 21, 2012 7:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011043101
Тема| Музыка, Фестивали, Фестиваль Ростроповича, Maggio Musicale Fiorentino, Персоналии, З. Мета
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| "Титан" образцового поведения
Зубин Мета завершил фестиваль Ростроповича
Где опубликовано| "Коммерсантъ"
Дата публикации| 07.04.2011
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1615455
Аннотация| Фестиваль классическая музыка

Второй фестиваль Мстислава Ростроповича завершился двумя концертами оркестра фестиваля "Флорентийский музыкальный май" (Maggio Musicale Fiorentino). Один из известнейших итальянских оркестров выступал под управлением своего многолетнего художественного руководителя, прославленного дирижера Зубина Меты. Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

По насыщенности большими музыкальными событиями первый квартал этого года как-то не задался, но надо признать, что теперешний фестиваль Ростроповича не потерялся бы и в более цветущей обстановке. Состоявшимся имиджем этот фестиваль, похоже, обзавелся, и имидж этот вполне благополучен: влиятельные гости-музыканты (Кристоф Эшендах, Гидон Кремер, Зубин Мета опять же), исполнительские имена и программы, искусно увязывающиеся с биографией Мстислава Ростроповича, и медийные лица в публике — так, на двух концертах фестиваля в зрительских рядах можно было видеть даже Юрия Лужкова, как ни в чем не бывало радостно раскланивавшегося с аудиторией.
Целых два концерта знаменитого дирижера со знаменитым оркестром — тоже вполне красноречивое достижение по теперешним временам, когда гастроли зарубежных оркестров в наших филармонических программах становятся все большей редкостью. За два вечера оркестр "Флорентийского музыкального мая" помимо увертюр к "Силе судьбы" и "Сицилийской вечерне" Верди исполнил "Концерт для оркестра" Бартока, Третий фортепианный концерт Бетховена (в первый вечер), 41-ю симфонию Моцарта и Первую симфонию Малера (причем в первоначальной, пятичастной редакции). Музыканты сразу расположили к себе увертюрой к "Силе судьбы", открывавшей первый концерт: новаций от заигранного до неприличия вердиевского шлягера можно было не ждать, но зато дивный баланс и лакомая колористика заявили о себе сразу. Впечатление мог только закрепить бартоковский концерт, прозвучавший, пожалуй, тоже витринной чередой свидетельств того, как замечательно держат марку все оркестровые группы флорентийцев.

Общепринятый заголовок Сорок первой Моцарта — "Юпитер", второй — "Титан", но уж к чему-чему, а к образам античной мифологии программное решение не сводилось точно (тем более что Малер, как известно, позаимствовал название у назидательного романа Жан-Поля Рихтера, но затем совершенно ушел в своей симфонии от размышлений над книгой). Перекликались, если уж на то пошло, скорее Малер и Барток. Балканский фольклор в "Концерте для оркестра" и грустное ухарство клезмерских мотивов из третьей (четвертой, если брать пятичастную редакцию) "Титана" равно увлекли и дирижера, и оркестр.
Необычайно живой вкус к конкретной образности вообще заметная черта флорентийского оркестра, и причем та, которую маэстро Мета с его любовью к эффектным и даже немного картинным трактовкам явно склонен использовать в первую очередь. Другое дело, что не все, как оказалось, может служить для этого удачным поводом. Третий концерт Бетховена исполнял с оркестром Денис Мацуев, старавшийся играть, сохраняя объективность и выдержку, но впадавший скорее в звонкую и скучноватую риторику. В 41-й Моцарта оркестр был декоративен и речист, но тоже не совсем по делу: симфония, сыгранная со слегка старомодной крупностью и велеречивостью, в смысле своего обаяния напоминала пышно разряженную куклу, внутри которой разве что комья надушенной ваты.

Так что более всего теперешние гастроли оркестра "Флорентийского музыкального мая" запомнились именно "Титаном". Это, может быть, не самое выстраданное исполнение Первой Малера; поразить, спровоцировать, озадачить, хотя бы слукавить — все это не из списка приоритетов дирижера в этом случае. Знаменитый шутовской "траурный марш" прозвучал без насмешки сурово, почти возвышенно, ласковая притягательность исключенного автором анданте, казалось, сполна оправдывала его возвращение в симфонию, хотя и не так, чтобы поставить именно на нем какой-то особый акцент, меняющий впечатление от симфонии. Но зато именно здесь наглядно и сильно прочитанная музыкальная драматургия, техническая стать оркестра и прямота дирижерских намерений сошлись на образцово-показательный лад.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12179

СообщениеДобавлено: Пт Сен 21, 2012 7:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011043102
Тема| Опера, «Ариодант» Генделя, Musica Viva, Персоналии
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Проверка Генделем
"Ариодант" Генделя в Зале Чайковского
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20110404
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1614339
Аннотация|

В Москве состоялось первое в отечественной истории исполнение "Ариоданта" (1735), одной из самых известных опер Георга Фридриха Генделя. Под управлением английского дирижера Кристофера Мулдса оперу исполняли на сцене Зала Чайковского московский оркестр Musica Viva и исключительная международная сборная певцов. Рассказывает СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

В отличие от десятков и сотен опер того же времени, где на сцене сопрано да альты царили практически безраздельно, "Ариодант" Генделя более сбалансирован. Там есть два героя-тенора: Луркания, импульсивного и не в меру щепетильного брата заглавного персонажа, в Москве пел совсем еще молодой британский певец Натан Вэйл, а придворного Одоарда (маленькая партия без арий) — солист Центра Галины Вишневской Станислав Мостовой. Есть бас: в партии Короля Шотландии, отца прекрасной Гиневры, из-за которой в либретто разворачивается нешуточная драма, прекрасно выступил итальянец Лука Титтото, положенную ему царственность и суровость очень искренне разбавлявший отцовским чувством.

Есть два сопрано: Гиневру и ее фрейлину Далинду, по наивности жестоко скомпрометировавшую свою госпожу, пели опытные мастерицы репертуара от Перселла до Генделя Розмэри Джошуа и Дебора Йорк. Есть мужская альтовая партия — коварный герцог Полинесс; эта партия досталась испанскому контратенору Хавьеру Сабате, работавшему самозабвенно, но оставившему впечатление, что роли "плохих парней" для его глуховатого голоса и агрессивной манеры действительно подходят больше.
А вот главный герой, принц Ариодант, поет меццо. В 1735 году кастрата Сенезино, создавшего целую галерею хрестоматийных генделевских героев (Цезарь в "Юлии Цезаре", Андроник в "Тамерлане", Бердарид в "Роделинде", Пор в одноименной опере и так далее), переманила враждебная Дворянская опера, и композитору пришлось подбирать новую команду. Ее новой суперзвездой стал Карестини, о котором, скажем, именитый современник и соотечественник Генделя, композитор Иоганн Адольф Гассе, отзывался так: "Кто не слышал Карестини, тот не знает, что такое вокальное совершенство".

Мы, разумеется, его не слышали и подавно, и как там на самом деле звучали чудо-голоса бесполых титанов оперной сцены осьмнадцатого столетия, неизвестно. Но в любом случае шведка Анн Халленберг, певшая Ариоданта в Москве, вполне заслуживала того, чтобы этот архивный комплимент переадресовать ей. Причем не только по впечатлениям от двух бравурных арий с двухоктавной тесситурой и сумасшедшими колоратурами, но и по тому классу, с каким она исполнила проникновеннейший номер оперы — "Scherza infida",— лучшего Ариоданта, пожалуй, сейчас просто нет. Впрочем, неизвестно, что получилось бы, не будь ей настолько комфортно с дирижером и оркестром. Дирижер Кристофер Мулдс, вот уже второй раз работающий с Musica Viva (в первый раз это была еще одна опера Генделя, "Орландо", исполненная два года назад), добился настолько органичного и убедительного результата, что впору удивляться тому, что у него нет ни одной генделевской записи.

Привычка к корректным и притом полновесным исполнениям опер Генделя своего рода лакмусовая бумажка, один из показателей разнообразия, осмысленности, интеллигентности — в общем, здоровья музыкальной жизни. Видимо, теперь мы не так уж далеки от этой привычки, если и Валерий Гергиев поговаривает о том, чтобы ставить Генделя у себя в театре, и Московская филармония вот уже второй раз предпринимает эксперимент с оперным творчеством композитора. И приятно, что тут предложение встречает, судя по переполненному залу и непосредственным бурям слушательского восторга, прямо-таки ажиотажный спрос.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5384

СообщениеДобавлено: Пт Фев 19, 2021 2:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011043103
Тема| Музыка, Персоналии, Сергей Невский, Михаил Мордвинов
Авторы| Катя Андреас
Заголовок| Интервью с Сергеем Невским и Михаилом Мордвиновым: «Новая академическая музыка не собирается сдаваться»
Где опубликовано| «Теории и практики»
Дата публикации| 2011-04-07
Ссылка| https://theoryandpractice.ru/posts/1760-intervyu-s-sergeem-nevskim-i-mikhailom-mordvinovym-novaya-akademicheskaya-muzyka-ne-sobiraetsya-sdavatsya
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Композитор Сергей Невский и пианист Михаил Мордвинов встретились с T&P, чтобы поговорить о тенденциях в новой музыкальной среде, грантах и конкурсах для молодых композиторов, а также Гленне Гульде, Родионе Щедрине и Хельмуте Лахенмане.

— Вы оба получали образование в Москве, потом оба продолжили его в Германии, периодически живете там. Скажите, чем наша музыкальная жизнь отличается от той, что происходит в Германии?

Сергей Невский: В Германии, особенно в Берлине, музыкальная жизнь более разнообразна, а образование в большей мере, чем в России, приближает композитора к реальным условиям, с которыми ему придется столкнуться. Ситуация меняется к лучшему во многом потому, что потихоньку приходит новое поколение педагогов, обновляется профессорский состав. Сейчас в Берлине композиторам более основательно преподают анализ современной музыки и все, что связано с новыми технологиями. Но образование — это только одна сторона местной жизни, потому что есть еще вторая — концертная. Этот город дает возможность слушать музыку, писать для существующих ансамблей и создавать проекты, которые не вписываются в существующие институции. Лично мне берлинское образование (я учился в Высшей школе Искусств) помогло прежде всего в изучении истории и теории музыки. Это была школа, которая в чем-то дополнила основы полученные в России в колледже при Московской государственной консерватории (там блестяще преподавались сольфеджио, гармония, полифония и анализ музыкальных форм), и в чем-то — например, в изучении музыки Ренессанса и Барокко, венской классики — вывела мои представления на совершенно новый уровень.

Михаил Мордвинов: Честно говоря, музыкальная культура жизни в Германии, наверное, более традиционна, так как для немцев музыка — это классическое времяпрепровождение, там было распространено домашнее музицирование. В России наличие фортепиано обычно считалось признаком достатка. А сейчас их все отдают. Это тоже о многом говорит.

— Интересно, о чем музыканты думают, но никогда не говорят?

Михаил Мордвинов: Композиторы, скорее всего, думают о том, кто их музыку будет играть, а также кто будет оплачивать партитуру. Это если говорить прямо в лоб. Я думаю, время требует от нас того, что нам уже пора называть вещи своими именами. У исполнителей проблемы тоже есть. Большинство погрязло в традиционном репертуаре. Как вы думаете, что хотят слышать сейчас на концертах люди?

— Cтандартный классический репертуар.

Михаил Мордвинов: Да, что-то знакомое, что они слышали раньше. И сдвинуть слушателей в этом плане очень трудно. Наверное, нужно играть больше музыки. Но здесь возникает еще и вопрос качества исполнения. Лично я лучше выучу новую сонату Шуберта, которую я люблю, чем новое произведение современного композитора, которое мне будет менее понятно. Есть люди, которые хорошо играют и разбираются в современной музыке. Я это тоже понимаю, но скорее головой. Во-первых, с современной музыкой бывает очень трудно. Знакомясь с новым произведением современного композитора, ты фактически осваиваешь новый язык. Во-вторых, есть концертный момент: допустим, ты предлагаешь сыграть концерт Рахманинова, Чайковского, Шопена — и тебя сразу приглашают. Это — классический стандартный репертуар любого пианиста.

— Считается, что у нас очень сильная школа игры на фортепиано. Принципиальны ли отличия в немецком образовании и нашем? Как вообще — в идеале — нужно обучаться пианисту?

Михаил Мордвинов: В этой профессии важно индивидуальное общение с педагогом, при этом не так принципиально, в какой стране это происходит. Важно у кого твой педагог учился, какой он по своей натуре, что из себя представляет. Поскольку я сам долгое время преподавал, могу сказать, что все можно объяснить за 10 минут, но никто за тебя ощущения не почувствует. Поэтому ты много раз повторяешь ученику одно и то же, но для меня важнее всего — заставить его что-то почувствовать и найти удобство во время игры. Ведь главная проблема в том, что люди не могут почувствовать себя удобно во время игры на инструменте. И вот на эти поиски уходят долгие годы и зачастую с нулевым результатом, к сожалению. Поэтому место как среда обитания — это второстепенный момент. На самом деле, все начинается с маленьких вещей, главное начинает происходить тогда, когда музыканту есть что сказать, ему становится удобно, и он себя находит. Германия, безусловно, позволяет молодым исполнителям завязать полезные связи, которые позволят провести концерты, поэтому пребывание там дает свои результаты с продюсерской точки зрения.

— Можно ли сделать большую карьеру быстро?

Михаил Мордвинов: Вообще, блестящая карьера подразумевает наличие больших финансовых вложений, особенно в самом начале. В классической музыке, как и в шоу-бизнесе, чаще всего встречаются два пути: делают людям большую рекламу, активно раскручивают, но потом имена с афиш очень быстро пропадают. А есть те, у кого была реклама, но они остались. Парадокс, но здесь как с вирусными роликами — куда лучше распространяется сарафанное радио. Поэтому многое зависит от того, насколько сильный ты музыкант.

— Есть ли такое ощущение, что композиторы более независимы в своем обучении, каждый композитор сам выбирает свой путь и фактически становится своим педагогом?

Сергей Невский: В отношении с педагогом возможны два варианта. Либо это харизматическая личность, отцовская фигура, которая мотивирует одним своим примером — отталкиваясь от него, преодолевая этот пример, вы строите свою эстетику. И потом вы со временем преодолеваете это влияние: то есть, как говорил Лахенманн, совершаете отцеубийство, чтобы позже примириться с тенью. Это нормально. И есть другой тип — это, если можно так выразиться, Фома Неверующий, человек, который не заражает своим примером, но все и вся подвергает деконструкции, оставляя студента в полном замешательстве. И когда ты это замешательство преодолеваешь, становится очень интересно: ты вынужден из обломков своих представлений заново конструировать свою собственную историю музыки и заново выстраивать свои взаимоотношения с контекстом. Пожалуй, этот тип педагога не менее продуктивен, чем харизматический лидер: у меня и моего друга Дмитрия Курляндского были именно такие учителя.

— Как сейчас состояться начинающим Гленнам Гульдам? Подать на грант, заявку на конкурс? Что нужно делать?

Сергей Невский: Ну, вот Михаил, вы ведь сидели в прошлом году в жюри конкурса молодых композиторов Youtube, расскажите?

Михаил Мордвинов: Очень интересная вещь оказалась. Замечательный проект, который пытался таким образом приблизить к массовой культуре современную музыку, которая сама себя ведет несколько отпугивающе…

— Ну это ведь просто маска.

Сергей Невский: Нет, это не маска. Так и есть. Это условия существования, связанные с аппаратом. Потому что в начале XX века, начиная с Шенберга, его «Пьеро» и «камерной симфонии», сложился ансамбль солистов, игравших только современную музыку. Шенберг также придумал исполнять современную музыку в специально организованных концертах для небольшой публики. Поэтому обычный оркестр и современная музыка часто оказываются, если можно так выразиться, по разные стороны баррикад.

— Значит, это Шенберг все испортил?

Сергей Невский:
Нет, это конечно не так. Тем не менее, именно благодаря Шенбергу и Стравинскому возник ансамбль солистов, который стал базовым медиумом для исполнения современной музыки. Таким образом, появился аппарат, который выделился из филармонической области и стал играть исключительно современную музыку. В России такие ансамбли появились в начале 70-х годов. Вначале это был Ансамбль солистов Большого театра под управлением Лазарева, потом — Московский ансамбль современной музыки, позже возникла Студия новой музыки и eNsemble в Петербурге. То есть появились коллективы, фестивали, концерты, благодаря которым возник некий условный формат современной музыки. А сейчас есть обратный процесс, когда современная музыка (не адаптированная к филармоническому аппарату как, например, музыка Родиона Щедрина, а по-настоящему экспериментальная) приходит либо в филармонию, либо в совершенно новые точки, где она раньше не была и активно конфронтирует с неподготовленным слушателем. То сегодня наблюдается все больше попыток преодоления формата.

— Адаптированная музыка «Очарованного странника» Родиона Щедрина получила, кстати, «Грэмми».

Сергей Невский: Да, и это очень хорошо. Вообще я более или менее основательно послушал музыку Щедрина совсем недавно, когда смотрел «Анну Каренину» на фестивале «Золотая маска».

— Возникло ощущение, что в этом спектакле потрясающая сценография, во многом благодаря польскому театру, на сцене которого и он был впервые поставлен. Но музыка и действие как будто существовали отдельно друг от друга.

Сергей Невский: Родион Щедрин сделал очень интересный набор макетов, симулякров, виртуозно имитирующих романтические первоисточники, прежде всего — Чайковского. Слушая эту, безусловно, замечательную музыку, я понимаю, почему новое поколение русских композиторов, в отличие, скажем, от немецких, так радикально мыслит. Потому что когда сидишь в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, который сам выдержан в некотором условном стиле модерн и слушаешь музыку, которая состоит из квазицитат из музыки 19-го столетия, то, естественно, первое желание нормального молодого композитора — взять все это и разрушить. Это вполне здоровая реакция. У молодых композиторов в этой связи часто возникает представление об актуальной ситуации как о некой табула раса. Разумеется, это впечатление обманчиво.

— В каких же молодым композиторам участвовать конкурсах?

Сергей Невский: У нас в стране есть несколько замечательных конкурсов для молодых композиторов, например «Шаг влево» в Петербурге. Там же существует другой конкурс — Пифийские игры — организованный фондом «Про Арте». В Москве есть международный конкурс имени Юргенсона. Проблема любых конкурсов в том, что они ставят ограничения по составу и способу презентации музыки в концертном зале. При этом музыка, которая создается сейчас, часто выходит за рамки концертной ситуации, она работает с электроникой, пространством, может содержать элементы перформанса, концепт-арта.
Если вы организуете какое-нибудь музыкальное событие, то каждый второй молодой композитор приносит вам пьесу с электроникой, кинетическими объектами, животными или стройматериалами на сцене, и обычно очень обижается, если вы ему как куратор говорите, что это будет трудно реализовать. Многим нужны специальные условия. И в России это особенно сильно проявляется, потому что во Франции, Германии, Скандинавии все куда более структурировано, и у всех типов музыкальных событий есть свои фестивали, своя ниша. В России же взрыв окостеневшей традиции происходит здесь и сейчас. Тут с одной стороны, ничего нельзя, а с другой — все можно. Поэтому возникает много новых форм. В этой ситуации задача организаторов — интегрировать эти формы в концертную жизнь, дать им адекватную оценку и найти для них возможность презентации — возможно по ту сторону ситуации концерта. И, конечно, благодаря возможностям новых медиа, появился огромный слой новой публики, которая воспринимает современную музыку не как продолжение традиций (которым она, несомненно, является), а как нечто странное, причудливое, резонирующее с их восприятием действительности. То есть сразу идет к авангарду, не знакомясь с классикой. Мы пытаемся свести эту новую публику с новой музыкой, а также пытаемся структурировать и выстроить контекст.

— Сергей, по-вашему, о чем чаще всего думает композитор?

Сергей Невский: Например, о том, является ли музыка трансформацией экзистенциального опыта. Нет, реально, это не смешно!

Михаил Мордвинов: Да, что бы это ни было, кстати говоря…

Сергей Невский: Еще композитор может задать себе вопрос: «А что есть искусство? Что есть материал? Где границы музыкального произведения?».

Михаил Мордвинов: Нет, не что есть искусство. Не совсем корректно говорить, что это вопрос. Это просто передача энергии, ты чувствуешь себя звеном. И есть, конечно, какая-то профессиональная часть. Какие тут могут быть вопросы?

— А если говорить о материальной стороне?

Михаил Мордвинов: Это да, другая вещь.

Сергей Невский: У меня есть заказы, например.

— Это у вас, известного композитора, есть заказы. А у молодых композиторов их нет.

Сергей Невский: А я стараюсь что-то делать для того, чтобы у молодых композиторов были заказы, если у меня появляется такая возможность. И другие мои коллеги тоже это делают: Борис Филановский, Дмитрий Курляндский, Олег Пайбердин со своим «ГАМ-ансамблем», например. Студия новой музыки при МГК только что дала 9 заказов молодым российским композиторам. Мы все по мере сил пытаемся создать структуры, которые позволят хоть немного поддержать молодежь. И, естественно, обращаться к уже существующим институциям.

— Молодые композиторы друг друга поддерживают. А в среде пианистов тоже так происходит?

Михаил Мордвинов: У исполнителей более резкая конкуренция. Есть поддержка, которая действительно не выходит за рамки только такого общения.

Сергей Невский: Михаил, вы можете меня поправить, если я глупость сейчас скажу, но дело в том, что российская система музыкального исполнительского образования, ориентирована на некий идеальный мир XIX столетия, которого на самом деле не существует. Люди с большим спектром возможностей воспитываются на сравнительно небольшом отрезке истории музыки.

Михаил Мордвинов: Как раз об этом я чуть раньше и говорил.

Сергей Невский: Отлично, тогда продолжу. Проблема состоит в том, что музыканту, если он все-таки вырывается куда-нибудь, особенно в англо-американский контекст, бывает довольно трудно убедить организатора концерта в том, что он играет не только Чайковского-Рахманинова, но что-то еще. Моим друзьям, там работающим, часто подолгу приходилось преодолевать эту инерцию мышления у западных менеджеров: «Зачем рисковать и доверять ему играть Брамса, Перселла, если он хорошо играет Чайковского и Рахманинова?».

Михаил Мордвинов: Тем не менее, это такой стандартный репертуар: Брамс, Перселл, Чайковский, Рахманинов.

Сергей Невский: Перселл все-таки уже менее стандартен. Есть среда, в которой любое отклонение от норм кажется безумным — если на конкурсе Чайковского играют Шостаковича, то у людей встают вопросы: «Зачем? А можно ли тут показать свою виртуозность?».

Михаил Мордвинов: Есть стандартные способы составления конкурсной программы. Все чаще и чаще, кстати, пианисты в требованиях не выписывают свои произведения. Стала модной формулировка «играйте, что хотите». И это хорошо. Поэтому тут же конкурсанты идут по проверенному пути: здесь я покажу это, а здесь мне выгодно это сыграть.

— Cуществует ли сейчас проблема слушания? Наша публика умеет слушать?

Михаил Мордвинов: Проблема слушания существовала всегда. Среди людей, которые приходят в концерт, есть те, которые приходят именно послушать, но гораздо больше тех, которые хотят показать свою светскость. Если концерт представляет собой интерес только для тех, кто хочет послушать что-то необычное, если сделать на него доступные билеты, минимум рекламы, то народу придет значительно меньше. Кто пойдет на такой концерт? Лучше пойти на раскрученное имя, обязательно должны быть дорогущие билеты и какая-то помпа, вот тогда придет настоящая публика.

— Если ты приходишь на концерт классической музыки, ты постепенно засыпаешь. Если приходишь на концерт современной — ты вряд ли заснешь.

Сергей Невский: Недавно у меня как раз был забавный случай: я смотрел очень известный балет в реконструированной советской хореографии и получил смс от коллеги, которая тоже была в тот момент в зале: «Не спать! Держаться».

— Музыка у нас, конечно, это такое развлекательное приложение к жизни. Как-то не возникает ощущения мощной культурной инициативы: консерватория живет отдельно и мало кто знает о том, что многие концерты там бесплатны.

Михаил Мордвинов: Это иллюзия, что на Западе все лучше. У нас все — приложение к жизни.

— Но вы же говорили, что в Германии лучше.

Сергей Невский: Михаил прав, это и правда исторически так сложилось. Потому что там все поют, все играют на инструментах, все что-то слушают.

Михаил Мордвинов: Если взять молодых людей — не нас, а новое поколение — то у них действительно своя, новая культура. Ты приходишь в концертный зал, но молодых людей видишь очень мало или совсем не видишь. Скорее всего, ты в России даже чаще увидишь молодых людей, чем в Германии. А если ты встретишь там молодых людей на концерте, вероятнее всего, это просто студенты музыкальных факультетов.

Сергей Невский: А у меня немного другая история, поскольку я живу в Берлине. И когда я пытаюсь прорваться на оркестровую пьесу Хельмута Лахенмана, потому что все билеты раскуплены, я вижу очень много молодежи.

Михаил Мордвинов: Берлин — это да, конечно, другая история. Я тоже там жил, там любят музыку.

Сергей Невский: И в Вене также я наблюдал лом на концерты современной музыки. Это результат долгой и тщательной программной политики. В России, конечно, существует некоторая инерция в составлении программ, но все это может преодолеваться умными кураторами и менеджерами, которые понимают как надо. Например фестиваль «Другое пространство», который Олег Пайбердин делал в филармонии, блестящий пример удачного программного концепта.
Как-то мне случилось общаться с Жераром Мортье, и он мне рассказывал, что делает сейчас большую современную оперу, а потом ставит Россини (чтобы заработать денег), но все равно совмещает программы, выстраивает их так, чтобы все время были современные оперы и режиссеры. Нужно держать баланс и воспитывать публику. Многое зависит и от самих исполнителей, насколько они сами готовы играть новые произведения.

Михаил Мордвинов: Я не думаю, что мне это подходит, потому что мне удобнее играть другой репертуар. В современной музыке мне не так комфортно — я знаю, что успеха не будет. Может быть, это и не очень приятная позиция, но зато честная.

— Может быть, уже пора объединить молодых композиторов и исполнителей и провести что-то вроде фестиваля?

Сергей Невский: Если получится, мы планируем уже в этом году сделать концертную серию в совершенно новом, нефилармоническом месте. Хочется с одной стороны вывести современную музыку к широкой и, как сейчас говорят, наивной публике, а с другой — дать блестящим филармоническим музыкантам шанс показать себя с тех сторон, с которых они не могут себя проявить в филармонической среде. Задача куратора — выстроить программу так, чтобы она все равно была магнитом для публики, чтобы у филармонического музыканта, ныряющего как в омут с головой в современную музыку, не было боязни, что программа не будет иметь успеха. Поэтому программы должны быть сами своего рода произведениями искусства. Еще мне было бы приятно, если бы у молодых композиторов 20-25 лет появилось больше возможностей себя проявить — например, получить заказы для ансамблей. Как это происходит, например, на мастер-классах ансамблей в Европе, когда композиторы сначала пишут бесплатно, а потом им дают заказы по результатам этих мастер-классов.

— Это очень хороший опыт.

Сергей Невский: Мои коллеги Курляндский и Филановский как раз пытаются делать похожие вещи в России. Например, ожидается, что с этого года будет проходить сессия Международной академии композиторов, она состоится в городе Чайковском с участием европейских звезд композиции. Уже спланирована программа мастер-классов до 2013 года, много участников подали заявки (даже из Австралии), но предстоит строгий конкурсный отбор — нужно выбрать всего 6 русских и 6 иностранцев. Многие из нас пытаются похожие вещи устраивать. Мы надеемся, что чем дальше, тем больше у нас будет для новой музыки, и следовательно, больше будет публики. Мы не собираемся сдаваться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика