Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Ср Май 16, 2012 6:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012051602
Тема| Музыка, Персоналии, Д. Хворостовский
Авторы| Ярослав Тимофеев
Заголовок| «Когда требуется сделать нечто экстраординарное, я собираю силы и выжимаю скорость»
Дмитрий Хворостовский — о том, как положить публику в карман
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 2012-05-15
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/524466
Аннотация| Интервью

18 мая «Черешневый лес» зашумит под сводами Большого зала Московской консерватории: концерты Дмитрия Хворостовского невозможны без оглушительных оваций. Сольный вечер российского баритона задуман как музыкальная кульминация фестиваля. Перед прибытием в Москву Дмитрий Хворостовский дал эксклюзивное интервью «Известиям».

Ваш концерт анонсирован как премьера новой программы. По какому принципу вы ее составили?

— Это не новая программа, Москва — предпоследний город, в котором она будет исполнена. Но я ее слегка скорректировал: по просьбе моей звукозаписывающей компании романсы Форе заменены на романсы Рахманинова. Причина в том, что у меня только что вышел рахманиновский диск, записанный в Большом зале. Музыку Чайковского я включаю в свои программы почти всегда. А Танеева раньше изучал как дирижер-хоровик, его романсы мне были не так знакомы. Оказалось, что он принимается очень хорошо во всех странах мира.

Каков процент русскоязычной аудитории на ваших западных концертах?

— Не знаю, не считал. Но в связи с моей работой в популярных жанрах, во всех странах мира ко мне стало приходить гораздо больше русских. Впрочем, и раньше я не испытывал проблем с заполнением залов.

— Но вы ощутили увеличение объемов продаж после совместных проектов с Игорем Крутым?

— Безусловно. Не то что продаж — я ощутил большой интерес публики, далекой от классического искусства. Иногда он выражается в курьезной форме. Приходят не совсем подготовленные русские, не знакомые с традициями классической музыки: кричат, просят что-то. На днях во время концерта в Минске мне передали записку с целым списком популярных песен, которые я должен был исполнить.

— Будут ли у вас новые проекты в жанре crossover?

— Да, Игорь Крутой полон планов и надежд на будущую работу. Сейчас он записал потрясающий диск с Суми Чо, Ларой Фабиан и мной. Одну или две песни Игорь сочинил на слова Лары.

— Вы записывали диск Рахманинова уже после реставрации Большого зала консерватории. Какие ощущения от новой акустики?

— Очень люблю Большой зал, особенно когда он пуст: по ночам там совершенно неописуемая, сказочная атмосфера. Кажется, после ремонта акустика не изменилась в худшую сторону. Но во время записи еще летала известковая пыль, это было не слишком полезно для голоса.

Недавно вы стали обладателем американской премии Opera News. Существуют ли награды, дорогие вашему сердцу?

— Буду банален: самая лучшая награда — это зрительские симпатии. Никакие премии мира не заменят интереса публики, на который я пожаловаться не могу. Помню, как получал звание народного артиста России — кажется, я был одним из самых молодых. Помню, как Ельцин вручал мне госпремию. Тогда я относился к наградам как к должному. Сейчас, глядя в прошлое, понимаю, что это был большой аванс.

В юности вами завладела страсть к хард-року. Это было притяжение «запретного плода» или настоящая любовь?

— Конечно, это был запретный плод. Мой отец — человек, беззаветно и бескомпромиссно любящий классическую музыку, — был в ужасе, узнав, что я занимаюсь таким делом. Но именно этого я и хотел. В подростковые годы человек толкается локтями, доказывает что-то себе и другим. С другой стороны, выступления в столь раннем возрасте дали мне многое: я почувствовал уверенность в себе, вкус к сцене. Тот опыт помогает до сих пор, я продолжаю искать себя: ищу баланс, чувство свободы, раскрепощенности.

— Не подумываете ли вернуться к року?

— Нет.

— Как вы будете отмечать 50-летний юбилей, до которого ровно пять месяцев?

— Буду репетировать оперу «Бал-маскарад» Верди в «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке. Я не сторонник пышных празднеств и не хочу делать ничего намеренно. Если друзья захотят приехать ко мне в Нью-Йорк, будет прекрасно. Я их пригласил. А в январе будет еще концерт «Хворостовский и друзья», на котором я спою с Барбарой Фриттоли, Рамоном Варгасом, Ильдаром Абдразаковым и Екатериной Губановой.

— В Московской консерватории со мной учился один баритон, который подражал вам до беспамятства — и прической, и поведением, и голосом. Как вы относитесь к клонам?

— В студенчестве я тоже подражал многим певцам. Человек должен искать прототипы, модели для своего голоса и сценического имиджа. В этом ничего нет предосудительного, если, конечно, сохранять чувство меры.

— На каком языке вы думаете?

— Думаю на русском, но когда нахожусь в другой языковой среде, начинают сниться сны на местном языке — если язык знаком, конечно.


— Гонщики говорят, что главное удовольствие их работы — в контроле за тем, что почти невозможно контролировать, то есть за скоростью. Есть ли в вашей профессии похожие ощущения? Приходится ли контролировать свой голосовой аппарат?

— Безусловно, причем у вокалистов контроль многоплановый. Не только технический, но и интерпретаторский: ведь на сцене в тебе присутствует второе существо — то, о чем ты поешь. Особый контроль нужен, если выступаешь в ансамбле. Ты контролируешь эмоциональное состояние партнера: помогаешь или давишь, противопоставляешь ему что-то. Ну и публику, конечно, тоже надо контролировать. Если чувствуешь, что упускаешь аудиторию, надо приложить особые эмоциональные усилия, чтобы положить публику к себе в карман.

— Ваши отношения со своим голосом и с публикой изменились за последние годы?

— С возрастом оцениваешь ситуацию более холодным рассудком. Молодости присуща самонадеянность. В свои 20 лет я думал, что я волшебник и могу делать на сцене нечто невероятное. Абсолютно честно верил в это. С годами я во многом разочаровался в самом себе. Но вместе с мастерством приобрел определенное количество штампов, которые помогают делать свое дело, не прилагая особых усилий. Потому что на сцене всегда нужно работать процентами: не на все сто, а гораздо меньше. Всегда должна быть подушка. А в момент, когда требуется сделать нечто экстраординарное, я собираю силы и — если уж сравнивать с гонщиками — выжимаю скорость.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 18, 2012 3:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012051801
Тема| Музыка, Фестиваль «Звезды белых ночей», МТ, Борис Годунов
Авторы| Ольга Манулкина
Заголовок| Пришло время «Бориса»
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 201205
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/89843/
Аннотация| Премьера

Двадцатый фестиваль «Звезды белых ночей» открывается «Борисом Годуновым» в новой постановке, которую осуществляет британский режиссер Грэм Вик. Дирижирует Валерий Гергиев, Бориса поет Евгений Никитин, впервые исполнивший заглавную партию десять лет назад.

Это уже четвертый «Борис» за гергиевскую эпоху в Мариинском. В 1990 го¬ду в театр — тогда еще Кировский, где с 1986 года шел «Годунов» Бориса Покровского, — была перенесена из Ковент-Гарден постановка Андрея Тарковского 1983 года. В 1997-м «Бориса» поставил Александр Адабашьян. В 2002-м — Виктор Крамер. В 2006-м была возобновлена постановка Тарковского. То есть в среднем каждые пять лет «Борис» в Мариинском обновляется. При этом чередуются редакции оперы: Тарковский ставил вторую, с польским актом и Мариной Мнишек, Адабашьян и Крамер — первую. Ее же ставит Грэм Вик.

Еще в 1990 году Гергиев говорил, что всегда найдутся люди, которые спросят: «Почему опять «Борис Годунов»?» Его ответ был: «Борис Годунов» — опять и всегда! Потому что это и история нашего театра, где прошла премьера оперы, и история нашей страны. А эталонной постановки нет и не может быть». Следующее двадцатилетие полностью оправдало этот тезис.

Впрочем, интерес к «Борису Годунову» редко когда исчезал — не только в Мариинском и не только в России; в последнее десятилетие «Борис» стал особенно актуален на Западе — какая еще опера с такой жесткостью ставит вопросы, какой ценой куплена власть и кто занимает трон.

В предпремьерных комментариях Грэм Вик говорил о российской специфике сюжета, об отношениях народа и власти в России, об их неизменности на про¬тяжении столетий и их ущербности. Едва ли события последних недель и месяцев не затронут нового «Бориса».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 18, 2012 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012051802
Тема| Музыка, Фестиваль «Звезды белых ночей», МТ, «Борис Годунов» , Персоналии, Грэм Вик
Авторы| Гюляра Садых-заде
Заголовок| Грэм Вик: Российское общество взбудоражено? Понимаю
Где опубликовано| Ведомости
Дата публикации| 20120518
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/1756073/rossijskoe_obschestvo_vzbudorazheno_ponimayu#ixzz1vCzYDMg3
Аннотация| Премьера

Грэм Вик, неугомонный и жовиальный, сидел в директорской ложе Мариинского театра и, поблескивая стеклами очков, азартно рассказывал о грядущей постановке «Бориса Годунова»

Британский режиссер ставит в России не впервые. Его последняя работа здесь — «Волшебная флейта» Моцарта в Большом театре. Но «Борис Годунов» — совсем другое дело: трудно вообразить оперу, более актуальную.

— Часто ли вам приходиться ставить русские оперы?

— Довольно часто. За свою жизнь я три раза ставил«Евгения Онегина», дважды —«Пиковую даму», один раз —«Опричника», два раза — «Леди Макбет Мценского уезда».

— «Борис Годунов», пожалуй, самая репертуарная и популярная в мире русская опера. Наверное, потому, что ее материал удивительно пластично отзывается на вызовы текущего исторического момента. Интересно, будет ли отражена в вашей интерпретации специфика текущего непростого момента русской истории?

— Отвечу вопросом на вопрос: какой период в русской истории не был сложен? Опера всегда резонирует с настоящим моментом. И, кстати, в«Борисе» прослеживается очень важная для меня мысль — о цикличности, повторяемости русской истории.

А еще в «Борисе Годунове» в свернутом виде заключены базовые архетипы русского бессознательного. В центре оперы — ключевой вопрос об отношениях народа и власти и, как производный от первого, — вопрос взаимоотношений народа и властителя.

— Для меня огромным преимуществом является то, что я ставлю своего первого в жизни «Бориса» именно здесь, на исторической сцене Мариинского театра, а не где-то в другой стране. Упомянутые вами архетипы, неосознаваемые, запрятанные в подсознание, и по сей день живут в русской публике. Так что я могу надеяться, что буду понят правильно. Конечно, впервые ставить «Бориса» в Мариинском театре очень самонадеянно с моей стороны. Быть может, в этом проявляется мое экстремальное высокомерие…

Ну почему же? Назовем это амбициозностью.

— Признаюсь, я амбициозен. Есть нечто весьма воодушевляющее в том, что я ставлю «Бориса» там, где прошла историческая премьера оперы. Это пугает и возбуждает одновременно. В том, что мы ходим по сцене, где композитор впервые увидел свою оперу воочию. Это все равно как ставить «Отелло» в Ла Скала. Я чувствую некие магнетические токи, идущие со сцены, чувствую, ощущаю связь с историческим прошлым оперы.

Зритель, пришедший на спектакль, разумеется, будет воспринимать вашу сценическую интерпретацию в диалоге со всеми предшествующими постановками этой оперы. За последние 15 лет первая, авторская, редакция«Бориса Годунова» 1869 года была поставлена на этой сцене трижды. Почему вы выбрали именно эту редакцию?

— Она взрывная, экстремально страстная, стремительная. Слово и музыка слиты, нераздельны, психологические характеристики удивительно точны и остры. В ней крупным планом показана внутренняя жизнь человека — автор словно выворачивает наизнанку героев оперы, их мысли и побуждения. И потом: первая редакция — это то, что спонтанно вылилось из Мусоргского: почти неотредактированный, непричесанный материал, но в нем Мусоргский ухватывает и запечатлевает моменты жизни во всей ее полноте, стереоскопичности. Когда автор, написав текст, вновь возвращается к нему — а так было с Мусоргским, когда дирекция императорских театров предложила ему отредактировать рукопись, дописать Польский акт, — то в тексте появляется вторичность. Исчезает непосредственность выражения, импульсивность передачи. Первая редакция — это первая волна вдохновения, которая подхватила автора. Это качество музыки — импульсивность, непосредственность — мне очень импонирует. Что касается обозначенной вами темы «Народ и власть», то я должен абсолютно твердо заявить: я никогда не описываю свои постановки и не объясняю, что они значат, перед премьерой. Собственно, для того я и ставлю спектакли, чтобы зритель, увидев их, сделал какие-то умозаключения, выводы. Такова моя работа. Я гораздо лучше умею ставить спектакли, чем говорить о них. Я понимаю — российское общество взбудоражено. Что ж, могу привести в пример слова дьяка Щелкалова: в своем ариозо «Православные! Неумолим боярин…» он и увещевает, и угрожает народу нестабильностью, обосновывая необходимость звать на царство Бориса.

Мне близка ваша позиция не превращать оперу в музей, но постараться вдохнуть в
нее живую жизнь, насытить злободневной проблематикой. Однако же русская аудитория крайне консервативна. Вы сами могли это почувствовать на премьере «Волшебной флейты» в Большом театре лет шесть тому назад…

— Премьера как раз прошла довольно успешно. Но генеральная репетиция… это был жуткий, просто жуткий опыт. Пришла театральная публика, люди из театра: все комические сценки, репризы, шутки встречались гробовым молчанием. Я думал, я умру на этой генеральной. Но на премьеру пришла уже другая публика — более открытая, податливая, современная, эти люди реагировали живо, так что все прошло хорошо. Не стоит смотреть на русскую публику свысока и думать, что они косные и негибкие. Это не так. Но и не стоит пестовать у публики лень — надо побуждать ее мыслить, понимать сценический текст и интерпретировать его.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 18, 2012 4:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012051803
Тема| Музыка, Дягилевский Фестиваль, Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Т. Курентзис
Авторы|
Заголовок| Художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Т.Курентзис: "Важно, чтобы люди в Европе и мире начали произносить эти пять букв – "Пермь
Где опубликовано| ИНтерфакс
Дата публикации| 20120516
Ссылка| http://www.interfax-russia.ru/Povoljie/exclusives.asp?id=315013
Аннотация| Интервью

Амбициозный пермский проект, претендующий на завоевание статуса "Культурная столица Европы" для Перми в 2016 году, с уходом инициировавшего его экс-губернатора Олега Чиркунова рискует остаться неосуществленным.
Новый губернатор Виктор Басаргин хоть и не высказался против, но заявил, что продолжаться "культурная революция" будет только при определенных условиях, как то "работа на имидж региона, а не отдельных персон", "одновременное развитие культурных традиций". Исключил возможность работы в новом региональном правительстве и один из активных участников и исполнителей проекта - бывший министр культуры, а позднее вице-премьер правительства Борис Мильграм. Один из главных реализаторов проекта Марат Гельман тут же назвал это "угрозой" для его осуществления.


Впрочем, один из ключевых участников проекта – дирижер с мировым именем Теодор Курентзис, полтора года назад возглавивший Пермский театр оперы и балета - рисков для воплощения задуманных, по крайней мере, им грандиозных проектов не усматривает. В интервью агентству "Интерфакс-Поволжье" он рассказал о своем видении ситуации, планах на следующий год и открывающемся на этой неделе "Дягилевском фестивале".

- С учетом того, что произошло, я имею в виду смену губернатора, не могу начать разговор с вопроса – что, по Вашему, мнению, будет с проектами в области культуры, с Вашими, в частности?

- Во-первых, я не считаю, что искусство имеет какое-то отношение к политике. Во-вторых, Олег Анатольевич (экс-губернатор О.Чиркунов – ИФ), безусловно, очень многое сделал для развития культуры в Перми, и частью этого культурного развития является мое назначение на должность художественного руководителя Пермского академического театра оперы и балета. Но когда мы говорим об адекватном успехе Перми и пермских проектов на мировом уровне, не возникает никакого сомнения, что это благо для города. И, думаю, любой политик, понимая это, будет сторонником дальнейшего развития заданного курса.

С другой стороны, хочу сказать, что это было достаточно рискованно и сложно: делать культурные проекты такого уровня и мощи, подобных которым нет ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге. Каждый город должен иметь некий образ, посредством которого он может заявить о себе и презентовать свою уникальную специфику. Многие делают ставку на промышленность, а для Перми именно культурный проект стал визитной карточкой.

Благодаря тем постановкам, которые мы уже осуществили, мы имеем возможность заявлять о себе по всему миру. А это очень важно для города: чтобы люди в Европе и мире начали произносить эти пять букв – "Пермь". Многие европейцы, с кем я общался, прежде не знали о существовании такого города. Это несправедливо. Например, все знают Дортмунд, а он меньше Перми. Штутгарт был разрушен во время Второй мировой войны, но в процессе восстановления он сделал ставку на культуру, и теперь его название у всех на слуху. А Пермь - нет. Почему?
Если мы не будем интересоваться будущим и прикладывать все усилия для создания того, чем мы могли бы гордиться, а будем просто проживать нашу жизнь, тогда, к сожалению, не будет прогресса. И это единственная причина, по которой я нахожусь здесь, - я очень хочу создать в Перми своего рода "музыкальную электростанцию", которая будет вырабатывать энергию не только для своего города, но и для всей России.

- Но сможет ли Пермский академический театр оперы и балета реализовать все свои грандиозные планы без поддержки властей, в том числе и финансовой?

- Нет, не сможет. Но… не знаю, как насчет других культурных проектов, но в моем случае я не чувствую какой-то настороженности. Потому что не может быть сомнений в том, что наши проекты - это самая интересная стадия "культурной революции".

- Но будет ли Вам самому интересно продолжать здесь работать, если придется убеждать чиновников в значимости и ценности проекта?

- Я не считаю, что придется кого-то убеждать. Конечно, не все чиновники в России являются специалистами в классической музыке, но это не значит, что у них нет представления о хорошем и плохом. Я оптимист.
Что касается нового губернатора, мне еще предстоит с ним познакомиться. Но, так или иначе, какие у него могут быть основания не любить музыку, не поддерживать культурные проекты? Если создано что-то хорошее, нужно это продолжать.

- Ваши слова обнадеживают. Расскажите о Ваших планах в Перми на следующий год?

- Мы готовим целый ряд оперных и балетных премьер. Перечислю те, что ожидают зрителей в первой половине сезона 2012/ 2013. Это "Свадьба Фигаро" - вторая опера Моцарта на либретто Лоренцо да Понте (в прошлом году театр представил премьеру первой оперы из трилогии Моцарта - Да Понте - Cosi fan tutte ("Так поступают все женщины") с участием мировой команды музыкантов - ИФ). Премьера состоится уже в сентябре. Мы готовим оперу Перселла "Дидона и Эней" с музыкальным прологом Майкла Наймана - это в октябре. Далее, в ноябре - "Дуэнья" Прокофьева и два балета: "The Second Detail" живого классика, хореографа Уильяма Форсайта и "Геревень" в постановке Раду Поклитару, на музыку, написанную по заказу Пермского театра оперы и балета композитором Владимиром Николаевым. В декабре состоится премьера оперы для детей "Малахитовая шкатулка". И, немного забегая вперед, анонсирую февральскую премьеру - оперу "Носферату" современного композитора Дмитрия Курляндского. Это совершенно новая музыка, написанная по заказу нашего театра.

Вот это мечта, понимаете? Мы делаем театр, который будет интересен разным людям, чтобы отвлечь их от рутины. Репертуар, который в театре сохранился, убогого качества, его никому нельзя показать, но сейчас я не могу отменить эти спектакли, потому что пока им нет замены. Поэтому мы готовим новые проекты, чтобы постепенно полностью обновить репертуар.

- 18 мая в Перми открывается "Дягилевский фестиваль" - первый, программа которого составлена полностью Вами. Ее называют революционной, предназначенной для продвинутого зрителя. Вы согласны с таким определением?

- Это фестиваль для всех. С моей точки зрения, в театре должна существовать качественная продукция на любой вкус. Если зритель хочет посмотреть классический, традиционный спектакль, мы должны его предложить, но он тоже должен быть сделан на высоком уровне, как, например, "Cosi fan tutte". С другой стороны, мы должны соответствовать театральным тенденциям России и Запада - нам нужны современные спектакли.

Если работать только в одном направлении, мы лишим зрителя шанса вновь прийти в театр в том случае, если ему не понравилось уже увиденное. Поэтому мы предлагаем спектакли разных направлений и самых разных авторов: классический и современный балет, классическую и современную оперу.

Что касается Дягилевского фестиваля- 2012, то я хочу обратить внимание зрителей на несколько премьер. Во-первых, это опера выдающегося французского композитора нашего времени Паскаля Дюсапена Medea material, которая впервые будет исполнена в России. Во-вторых, балет "Петрушка" Игоря Стравинского в хореографии Николо Фонте. Это уникальная история, потому что за сто лет, со времен Дягилева и Фокина, в России не появилось достойной новой версии этого балета, которая могла бы расширить контекст этого произведения. В-третьих, я приглашаю всех на потрясающий проект от оркестра Ensemble modern - Chaplin operas: музыканты исполнят саундтреки к трем фильмам Чарли Чаплина, которые режиссер сочинил сам. Еще одно большое событие - встреча на сцене выдающихся пианистов Кристофера Тейлора, Антона Батагова и Ивана Соколова. Не пропустите этот концерт.

- Еще один грандиозный проект - открытие в Перми консерватории. Насколько реально его осуществление?

- Консерватория крайне необходима городу. Чтобы сохранить достигнутое, нам нужно думать о следующем поколении музыкантов. И это должны быть не приезжие музыканты, а выучившиеся здесь. Чтобы мечта о превращении Перми в культурный центр осуществилась, нужно создать консерваторию с лучшими педагогами. И тогда "культурная революция" станет свершившимся фактом.

Я могу сказать, какова главная идея. Работая в Европе, я вижу там огромное количество студентов музыкальных специальностей из России. Каким же должен быть спад музыкального образования здесь, чтобы русские студенты уезжали учиться в Германию? Раньше все было наоборот. Поэтому я хочу создать здесь такой стиль образования, чтобы молодые музыканты могли приезжать учиться в Пермь, а не уезжать из России, и чтобы студенты из Европы тоже стремились обучаться у нас.
Невозможно дальше терпеть такое поражение в культуре. Надо перестать думать, что мир заканчивается там, где заканчивается подъезд, а что будет на улице - и вовсе безразлично. Надо думать о своей стране. Россия не имеет права быть второй. Но недостаточно только политической силы, чтобы стать первыми, свое первенство нужно каждый день доказывать культурными проектами.

- Тем не менее, несмотря на то, что многие уезжают учиться и работать в Европу, у нас до сих пор есть ощущение, что мы лучшие. Соответствует ли это, как Вам кажется, действительности?

- К сожалению, это не так. Я говорю это как большой поклонник России и русской культуры. В России рождаются и живут талантливые люди. Но до тех пор, пока они будут сидеть не на своих местах, играть не свои роли, не наступят перемены в культуре. Возьмем, к примеру, первый оркестр в Москве и сравним его с четвертым оркестром в Германии - московский проиграет по всем параметрам.
Лучшие российские инструменталисты не хотят сидеть в оркестре, все хотят быть солистами. Только нам удается объединять в оркестре MusicAeterna первоклассных солистов, лауреатов международных конкурсов.

Есть нюансы образования: на Западе музыканты изучают несколько иные
дисциплины, там другое отношение к интонации, другая школа и, с чем не поспоришь, лучше менеджмент. Но у них нет одухотворенности, которая есть в русских исполнителях. Поэтому мы должны взять все то хорошее, что есть у них и у нас, объединить, и тогда мы сможем перенести центр музыкального образования из Запада в Россию.

- Вы верите, что именно Пермь может стать таким центром образования, куда поедут и со всей страны, и из Европы?

- Мы планируем приглашать лучших педагогов из России, Германии, Голландии, Англии. Почему немцы преподают в Цюрихе, англичане - в Нью-Йорке, американцы - в Париже, а в России - только русские?
Россия не закрытая тоталитарная страна, нужно налаживать международное сотрудничество, и тогда к нам будут приезжать учиться, жить и работать отовсюду, как в XIX веке ехали в Санкт-Петербург.
Я верю, что это возможно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 18, 2012 4:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012051804
Тема| Музыка, Литовская национальная опера, Премьера, «Евгений Онегин», Персоналии, В. Бархатов
Авторы| Дмитрий Ренанский
Заголовок| И лучше выдумать не могли
Дмитрий Ренанский о «Евгении Онегине» Литовской национальной оперы
Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend",
Дата публикации| 20120518
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1930528
Аннотация|

Литовское искусство ассоциируется в России прежде всего с драматическим театром — любимыми, почитаемыми и не требующими представления Meno Fortas Эймунтаса Някрошюса, Малым театром Римаса Туминаса, OKT Оскараса Коршуноваса. Литовская же национальная опера с развала СССР и по сей день остается эдакой черной лошадкой даже для профессиональной части российской публики — на вопрос о том, как обстоят дела с музыкальным театром в прибалтийском регионе, специалисты в первую очередь вспомнят о Латвийской национальной опере и ее харизматичном лидере Андрейсе Жагарсе, а о вильнюсском оперном доме скорее всего предпочтут ревниво умолчать. Все дело в том, что в отличие от всех перечисленных выше трупп, из года в год поддерживающих интенсивные контакты с российским театральным рынком, Литовская национальная опера (LNO) предпочитает существовать подчеркнуто и даже демонстративно независимо от бывшей метрополии - на зависть российским конкурентам последовательно ориентируясь на западную культурную модель и успешно работая по европейским лекалам.

О сегодняшнем дне LNO красноречиво говорит сама афиша театра: чего ни хватишься — все есть, включая наиболее дефицитные для постсоветских оперных компаний репертуарные позиции. Наряду с джентльменским набором коммерческих названий от "Кармен" до "Травиаты" присутствуют и Рихард Вагнер ("Валькирия" с "Летучим голландцем"), и Рихард Штраус ("Саломея"), и представленная творчеством одного из ключевых западных авторов рубежа веков Петера Этвоша современная опера — не говоря уже о совершеннейших специалитетах вроде "Иудейки" Галеви или сценической версии баховских "Страстей по Иоанну". Впечатляет и список постановщиков: в нем национальные классики вроде того же Эймунтаса Някрошюса прекрасно уживаются с вездесущими Франческой Замбелло, Арно Бернаром и Мариушем Трелинским, но хватает и по-настоящему значимых в мировом масштабе имен уровня Роберта Уилсона или Дэвида Олдена.

На таком фоне ключевая в нынешнем сезоне премьера LNO — "Евгений Онегин" Петра Чайковского в трактовке Василия Бархатова и Зиновия Марголина — в локальном литовском контексте воспринимается лишь очередным успешным менеджерским ходом: знаковую русскую оперу театр получает в постановке знакового тандема, в изрядной степени определяющего своей интенсивной деятельностью облик современной русской оперной сцены. Между тем для новейшей сценической истории "Онегина" — да и для всего, что уж там скрывать, отечественного музыкального театра — вильнюсская премьера событие отнюдь не рядовое, а вполне этапное. И в том обстоятельстве, что оно происходит вне России, нет никакого противоречия — по-другому и быть не могло.

Вне зависимости от доминирующих в российских околооперных кругах консервативных настроений, эталоном режиссерского прочтения партитуры Чайковского уже который год заслуженно остается спектакль Дмитрия Чернякова в Большом театре. Власть этой обезоруживающе подробной, точной и в конечном счете бесспорной постановки оказалась столь сильной, что сама мысль о том, что "Евгений Онегин" может выглядеть как-то иначе, долгое время казалась просто кощунственной. Совершить следующий шаг в истории интерпретации оперы Чайковского можно было только в пространстве, свободном от каких-либо стереотипов относительно музыкального первоисточника и от представлений о том, каким образом его должно представлять на сцене. Таким пространством для Василия Бархатова и Зиновия Марголина стала LNO. Попытаться представить "Евгения Онегина" с чистого листа в Вильнюсе, ориентированном на менее герметичный, а значит более открытый эксперименту и поиску западный театральный контекст куда логичнее, сподручнее и дальновиднее, чем на любой отечественной оперной сцене.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 18, 2012 5:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012051805
Тема| Музыка, Персоналии, А. Шагимуратова
Авторы| Марина Гайкович
Заголовок| Альбина Шагимуратова: "Мечтаю выступить в классической постановке"
Певица восхищается старой школой и иногда спорит с современными режиссерами
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20120517
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2012-05-17/8_shagimuratova.html
Аннотация| Интервью

Альбина ШАГИМУРАТОВА стала лауреатом премии «Золотая маска» как лучшая певица прошедшего сезона за роль Лючии ди Ламмермур в спектакле Татарского театра оперы и балета. За последние пять лет Альбина покорила все лучшие сцены мира, но вот в России выступает крайне редко. О прелестях и трудностях карьеры – в интервью корреспонденту «НГ» Марине ГАЙКОВИЧ.

Вы ожидали, что победите?

– Даже не рассчитывала, честно могу сказать. Слишком много достойных номинанток и действительно сильные работы были, так что это было очень для меня неожиданно.

Это правда, что вы ради выступления в Москве отменили ангажемент в Венской государственной опере?

– Переговоры по поводу участия в «Маске» шли еще полгода назад, и я объясняла руководству фестиваля, что у меня в это время контракт, я им давала сроки своих спектаклей. Получалось, что я прямо после спектакля должна лететь в Москву, петь труднейшую партию Лючии – и на следующий день в Вене у меня был «Любовный напиток». Это физически трудно. К тому же согласиться на это было бы по меньшей мере безответственно. Поэтому мне пришлось сделать трудный выбор. Это был риск, конечно, – я не знала, получу ли я «Маску», но я так редко выступаю в России... И само участие в фестивале для меня было очень важно.

– И каково это, отказаться от контракта в Венской опере? Чем это грозит?

– Слава богу, ничем. Директор театра Доминик Майер, к счастью, все правильно понял.

– В следующем сезоне вы будете петь в России – у вас запланированы выступления в Доме музыки.

– Да, я выступаю с Семеном Скигиным – в совершенно новом для себя амплуа, буду петь камерную музыку. Я слышала, что он очень хороший музыкант, с ним интересно работать. Когда выступала с ним на юбилее Дмитрия Вдовина, в этом убедилась. Мы встретились буквально за три часа до концерта, и нам этого хватило, чтобы подготовить номер. Программа, которую мне предложил сделать Скигин, называется «Цветы» – это немецкие, французские, русские романсы, которые так или иначе связаны с этой довольно редкой, но прекрасной темой. Я настолько загружена в оперном и концертном репертуаре – я имею в виду выступления с симфоническим оркестром, что это будет мой первый концерт камерной музыки. Это очень сложно: в две минуты романса надо вложить столько, сколько в опере растягивается на три часа.
К тому же я никогда не пела французские романсы. И опера на французском мне только предстоит – «Манон», да еще и в Люксембурге, где этот язык один из государственных. Усиленно готовлюсь, занимаюсь с коучами.

Какой из ваших дебютов вам запомнился?

– Дебют в Метрополитен, когда я пела Царицу ночи без единой репетиции на сцене. В театрах типа Метрополитен репетиции на сцене – это роскошь, слишком дорого. В этой постановке, очень красочной, моя героиня въезжает на сцену на машине в громоздком японском костюме, который помогают «нести» еще пять человек-невидимок. И вот произошел какой-то компьютерный сбой, и машина не поехала, работники сцены вручную выкатывали автомобиль. А у Моцарта выход Царицы ночи начинается с колоратурного пассажа – представляете, какие чудеса мужества я должна была проявить? Требовались и стойкость, и выдержка. Мне кажется, я справилась.

– Можно сказать, что Царица ночи – та партия, на которой вы, как на автомобиле, въехали в двери крупнейших театров?

– Да. Это действительно та партия, которая открывает двери во все театры. По-настоящему ее поют четыре-пять человек по всему миру, и вот мы переезжаем из одного театра в другой. Началось все с того, что я заменила Диану Дамрау в Зальцбурге, когда она отказалась петь.

Это сразу после вашей победы на конкурсе имени Чайковского?

– Да, буквально через неделю я пела прослушивание у Рикардо Мути, и меня пригласили.

– А следующая ваша коронная западная партия?

– Лючия. Я спела ее первый раз в Казани, это пробный шар был – как видите, удачный. Потом я спела Лючию в Хьюстоне, и уже после этой постановки меня пригласили в Метрополитен, Ла Скала и Ковент-Гарден.

– А русский репертуар удается на Западе петь?

– В Парижской опере будет концертное исполнение «Ивана Сусанина» с маэстро Ведерниковым.

Вы – солистка Татарского театра оперы и балеты. А там как часто вам удается выступать?

– Очень редко. Слава богу, Рауфаль Сабирович Мухаметзянов не просто меня отпускает, но в какой-то степени приветствует мои странствия – он понимает, что я развиваюсь, выступаю с крупнейшими дирижерами, солистами, режиссерами. Петь с Мути, например, была моя мечта.

Я слышала, как вы пели народную татарскую песню. Кроме того что это очень красиво, для академической сцены есть какая-то польза?

– Вы знаете, фольклор дает возможность почувствовать проникновенность, душевность, искренность, открытость. Это можно перенести в оперу, но в опере другие задачи. Вот «Лючия» – здесь в первую очередь перед певицей стоит техническая задача, это наисложнейшая белькантовая партия. Сцена сумасшествия требует полнейшей концентрации, и если певица не умеет петь пассажи, верхние ноты – не справится. Я эту партию готовила с Ренатой Скотто, так вот она внушила мне такую истину – нужно голосом передавать драматизм роли. Можно носиться по сцене, бегать, прыгать – но это никого не тронет, если эмоция не передается голосом. Он открывает слушателю внутренний мир певца – если ему есть что сказать, он может стоять – и зритель его поймет.

– Публика любит похлопать певцу во время спектакля. Это мешает или помогает?

– Если бравурная ария – то да, если нет – тяжело. Например, в Вене публика настолько воспитанна, что она даже после бравурной арии хлопать не будет.

А итальянцы?

– Если удачно ария спета – обязательно хлопают.

Вы хорошо понимаете своих героинь? Или этого и не нужно, нужно просто идти за постановщиками?

– Если нет своего понимания образа, можно даже не начинать работать. Полностью отдаться концепции режиссера – это утопия. Я участвую в основном в современных интерпретациях и, должна сказать, что сейчас мало талантливых постановок. А мечтаю выступить в хорошей классической постановке типа «Травиаты» Дзеффирелли. Хочется почувствовать дух того времени, почувствовать, какая же была Виолетта. Ее поступки я как женщина понимаю. Мне, например, не всегда понятны поступки Лючии ди Ламмермур. Но есть оговорка – у нее тонкая психика. Она же не просто так с ума сошла. Часто говорят, что в начале оперы она абсолютно нормальный человек. Но я не согласна. Если почитать роман, то понятно, что мать ее не любит, она с самого детства лишена родительской любви, выросла без матери... Есть все предпосылки, чтобы изначально играть сумасшедшую чуть-чуть, на грани. А поступок брата, который выдал ее замуж из меркантильных интересов, спровоцировал приступ.

Сейчас как часто бывает: режиссер сказал: руку – туда, ногу – сюда, иди налево, направо, ты постоянно должна быть в движении – не должна стоять больше чем полторы минуты. А почему? Часто ответа нет. Поэтому и происходит бессмыслица. Я как-то пела «Травиату», и в сложной арии в первом акте она бегает, а на мне – корсеты, кринолины. И режиссер просил меня задирать юбки, снимать каблуки, снимать парик, который и париком-то не назовешь. Все эти несусветные вещи Виолетта бы не делала. Достаточно почитать роман Дюма, чтобы понять, как героиня может себя вести.

– Вы все время первоисточники читаете?

– Обязательно. Сначала прочитать, потом пропустить все это через призму Альбины Шагимуратовой и только затем – в репетиционный процесс.

– А с Дмитрием Черняковым в «Руслане и Людмиле» вам как работалось?

– Непросто. Сначала я совсем не понимала, чего он добивается. Лишь незадолго до премьеры «въехала» в то, что он хочет от меня. В каких-то вещах я с ним не соглашалась, и он иногда принимал мою точку зрения. Например, сцена у Черномора – это исключительно мое отношение к этому образу. Мне кажется, что здесь эта постановка недооценена. На Западе она произвела бы фурор. Она очень смелая. Даже дело не в голых статистках, а в том, что Черняков сделал из Руслана такого парня, а из Людмилы такую девушку. А как зал реагирует? «Победа, победа, Людмила!» – и зал смеется.

А что ему еще делать? Вы себя мысленно в зал перенесите. Она в трансе, а он кричит – победа…

– Она, когда выходила замуж, не понимала, что любит Руслана. Она прошла все эти круги ада, которые ей устроила Наина. Не Черномор, его ведь нет в этой постановке – именно Наина, потому что сама была несчастна и хотела посмотреть, выдержит ли это Людмила. И когда качок ее забирает после лезгинки и, по замыслу режиссера, насилует... Вот с этим я долго не могла примириться. Но иначе как она повзрослеет? Должно произойти что-то в жизни, какое-то событие, которое в корне тебя поменяет... Жалко, что в этой постановке не было никакого элемента сказки. А все так, как в реальной жизни, как в XXI веке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052501
Тема| Музыка, МТ, Фестиваль «Звезды белых ночей», Премьера, «Борис Годунов»
Авторы| Ирина Муравьева
Заголовок| Новый Годунов
Где опубликовано|Российская газета
Дата публикации| 2012-05-25
Ссылка| http://www.rg.ru/2012/05/25/godunov.html
Аннотация| Премьера



"Борис Годунов", Мариинский театр, 25, 26 мая

Новая постановка оперы Модеста Мусоргского "Борис Годунов", открывающая ХХ фестиваль "Звезды белых ночей", станет десятой по счету для сцены Мариинского театра. За сто с лишним лет здесь шли "Годуновы" Мейерхольда, Сергея Радлова, Федора Федоровского, Бориса Покровского, Андрея Тарковского и др. В спектакле Мейерхольда (1911 год) партию Бориса Годунова в Мариинке пел Федор Шаляпин, для которого Борис стал образом-абсолютом, его легендой, фирменным - шаляпинским - знаком в мировом искусстве. Именно от этого Бориса - трагического русского царя, тоскующего, мощного, пожирающего себя душевной мукой и страшными живыми галлюцинациями, до сих пор отталкиваются современные интерпретаторы самой знаменитой русской басовой партии. В новой постановке британского режиссера Грэма Вика Бориса будет исполнять мариинский бас Евгений Никитин.
Спектакль пойдет в первой авторской редакции партитуры, созданной Мусоргским в 1869 году и забракованной, как известно, дирекцией Императорских Санкт-Петербургских театров, не оценившей новаторства музыки Мусоргского, его оригинальных приемов драматургии и отсутствия любовной интриги (образ Марии Мнишек по замыслу Мусоргского в опере не предполагался). Для Мусоргского была важна драма царя и народа, столкновение амбиций власти и сил истории. Валерий Гергиев и Грэм Вик решили вернуться к авторскому варианту партитуры: без Польского акта, без Мнишек, без Сцены под Кромами. И хотя эта редакция уже с 1997 года существует в афише Мариинки (сначала в постановке Александра Адабашьяна, а в 2002-м - Виктора Крамера), новая попытка артикулировать в спектакле эту самую актуальную сегодня для российского общества коллизию должна вызвать живой отклик. Вик чувствует в "Борисе" дух шекспировских хроник, одержимость идеей власти, политические маневры с целью упрочения земной власти. Детали предстоящей премьеры постановщики держат в строгой тайне, но по растекающимся слухам, в спектакле перед публикой предстанет иконостас московского Успенского собора (художник Стюарт Нанн), Кремлевский Дворец съездов и некое пространство, отсылающее к событиям Болотной площади.
"Борис Годунов" станет первой премьерой юбилейного ХХ марафона "Звезды белых ночей", который продлится два месяца и представит на театральной и концертной сценах Мариинки сто музыкальных программ и спектаклей с участием мариинских звезд и приглашенных гостей. Среди предстоящих премьер: двухактный балет Джорджа Баланчина "Сон в летнюю ночь" на музыку Мендельсона (6 июня), "Реквием" Верди в постановке Даниэля Финци Паски (20 июня), возобновление одноактного балета Стравинского "Весна священная" в хореографии Вацлава Нижинского (13 июля). Фестиваль продлится до 15 июля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052502
Тема| Музыка, МТ, Фестиваль «Звезды белых ночей»
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Штатный юбилей
Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend", №19
Дата публикации| 2012-05-25
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1935461
Аннотация|

Свой петербургский фестиваль Валерий Гергиев проводит в этом году в двадцатый раз. Для постсоветской музыкальной жизни это и в абсолютном смысле цифра серьезная, а если вспомнить о том, насколько благоприятны были обстоятельства для основания больших международных фестивалей двадцать лет назад, то она, может быть, станет еще более серьезной. Впрочем, ничего экстравагантно-юбилейного в общей картине фестиваля в этот раз не приметно, и проходить двадцатые "Звезды белых ночей" будут в режиме, который по меркам последних лет можно назвать штатным. По-прежнему солидный календарь (с 25 мая по 15 июля — в Зальцбурге, скажем, на летний фестиваль отводят 35 дней), по-прежнему густая афиша (в основном по два события в день, иногда даже и по три, потому что небольшую толику концертов, в дополнение к основной сцене театра и его концертному залу, принимает у себя эстонская лютеранская кирха святого Иоанна), по-прежнему массированное присутствие уже известной публике собственной продукции Мариинского театра, и оперной, и балетной. Обычно бывает так, что какие-либо магистральные сюжеты в этой парадной веренице программ не прочитываются — к этому тоже все привыкли, в конце концов, публику "Звездам" делают явно не концептуальные затеи в духе европейских интендантов. На сей раз Валерий Гергиев, однако, решил продолжить взятый на только что закончившемся Пасхальном фестивале монографический тон и посвятил часть "Звезд белых ночей" исключительно музыке Брамса: на фестивале прозвучат все симфонии композитора и все его инструментальные концерты, хотя их, как известно, не так уж много, чтобы их исполнение могло решительно определять впечатление от настолько масштабного фестиваля — четыре симфонии, два фортепианных концерта, один скрипичный да еще Двойной концерт для скрипки и виолончели с оркестром. Есть и сюжеты более камерные. Например, в виде шести интересно устроенных концертов фестиваля современной музыки "Новые горизонты", который теперь проходит под эгидой своего более могущественного фестивального собрата и с участием Валерия Гергиева и его музыкантов. Или в виде цикла всех фортепианных сонат Моцарта, которые должен будет исполнить за три вечера Кристиан Блэкшоу. Или в виде мини-смотра молодых фортепианных звезд дальневосточного происхождения — на фестивале выступят китаянка Юйцзя Ван (в Москве выступавшая совсем недавно, на фестивале Ростроповича, с заправским хладнокровием ниндзя расправившись с Третьим концертом Прокофьева), немка с японскими кровями Элис Сара Отт и слепой пианист из Японии Нобуюки Цудзи.
В основном же знаменитости-солисты разных поколений, именами которых щедро расцвечены афиши "Звезд белых ночей", здешней публике хорошо известны, и редко какой фестивальный проект Валерия Гергиева в последние годы обходится без них, будь то скрипач Леонидас Кавакос, пианист Ефим Бронфман или же Денис Мацуев. Хотя есть и гости более редкие — так, среди приглашенных на фестиваль скрипачей есть и заслуженный израильский маэстро Пинхас Цукерман (он вместе с виолончелисткой Амандой Форсайт будет солировать в Двойном концерте Брамса), и голландка Янин Янсен, чей Прокофьев стоит всяческого внимания. На недостаточное разнообразие концертных программ не посетуешь, коль скоро наряду с вечерами традиционного филармонического толка обещаны и музыка современных композиторов под маркой "Новых горизонтов", и концерт "Очарование танца" от камерного ансамбля The Philharmonics (в нем играют музыканты Венского и Берлинского филармонических оркестров) с нетривиальным набором музыки от Шуберта до Пьяццоллы и от Брамса до Чика Кориа, и выступление знаменитой перкуссионистки Эвелин Гленни. Помимо симфонического оркестра Мариинского театра, на фестивале даст два концерта Filarmonica della Scala — концертный оркестр театра "Ла Скала".
Впрочем, какой бы невежливостью это ни выглядело по отношению ко всем этим досточтимым музыкантам, рискну предположить, что самое интригующее сосредоточено в оперной программе "Звезд белых ночей". Фестиваль откроется премьерой новой постановки "Бориса Годунова" в первой авторской редакции 1869 года, той, где нет ни линии с Мариной Мнишек, ни "польского акта", ни народной сцены под Кромами. Не то чтобы мы плохо себе представляли, как Валерий Гергиев и его артисты исполняют оперу Мусоргского (тем более что это отнюдь не первая новая постановка "Бориса" за последние двадцать лет), но как факт обращения именитого английского режиссера к одной из главных русских опер это уже занимательно. Особенно если учитывать, что на Западе "Борис Годунов" воспринимается как опера о мистической, иррациональной и, в общем, недоброй природе не столько власти вообще, сколько российской власти в частности. Грэма Вика, как говорят, навело на размышление уже то, что боярский совет и нижняя палата современного российского парламента зовутся одинаково — так что, зная манеру режиссера, можно себе представить, что от аллюзий на современную действительность в спектакле будет жарко. Если проделками сегодняшнего самодержавия Вик интересуется в самом деле пристально, у него, как режиссера, наверняка вызвал известное эстетическое удовольствие забавный параллелизм: в "Борисе Годунове", если помните, сначала есть сцена у Новодевичьего монастыря, где по указке думного дьяка Щелкалова толпа зовет боярина Бориса Годунова на царство, а затем следует сцена коронации. Вот и за три недели до премьеры "Бориса" разыгрывались в Москве несколько похожие мизансцены. Мы опять видели крестный ход в Новодевичьем — практически по букве либретто: "Облекайтесь в ризы светлые, поднимайте иконы Владычицы". А на следующий день, как раз тогда, когда Валерий Гергиев исполнял в Киеве (то есть, по меркам годуновского времени, "в Литве") совсем другую оперу Мусоргского, ту, что о стрелецком бунте, подоспела и коронация, с той разницей, правда, что на "вольный пир" сзывали не совсем "всех от бояр до нищего слепца". Учитывая внезапно активизировавшуюся позицию отдельных граждан, желающих подвести некоторые оперные постановки под Уголовный кодекс, новый "Борис Годунов", сулящий актуальные политические обертоны, выглядит со стороны Валерия Гергиева довольно смелым программным решением.
В оперной программе "Звезд белых ночей" полным-полно и более благообразных событий: даст сольный гала-концерт Анна Нетребко, Ольга Бородина выступит в "Хованщине", Владимир Галузин — в "Хованщине", "Турандот", "Пиковой даме" и "Тоске", Ферруччо Фурланетто — в "Аттиле", Ильдар Абдразаков — тоже в "Аттиле", Мария Гулегина — в "Аттиле" и "Тоске". Но в ряду премьер есть и еще один радикальный проект: "Реквием" Верди, поставленный Даниэле Финци Паска в виде полноценного спектакля. Давно уже утвердившаяся в Европе манера делать из больших духовных и ораториальных опусов театральные произведения, в общем-то бесконечно более спорная, чем любой Борис Годунов в пиджаке или Онегин в джинсах, будет таким образом чуть ли не впервые представлена на отечественной почве.

Санкт-Петербург, Мариинский театр, с 25 мая по 15 июля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052503
Тема| Музыка, МТ, Фестиваль «Звезды белых ночей»
Авторы| Дмитрий Циликин
Заголовок| Скромность украшает
В Петербурге открывается ХХ музыкальный фестиваль «Звезды белых ночей»
Где опубликовано| Московские новости
Дата публикации| 2012-05-23
Ссылка| http://mn.ru/culture_misic/20120523/318670731.html
Аннотация|

Можно предположить, что худрук Мариинского театра Валерий Гергиев отнесся к своему детищу не как к фестивалю, для которого 20 лет — возраст солидный, но как к человеку, которому в столь юные лета прилична скромность. Прежде программа «Звезд» искрилась именами супероркестров и суперсолистов, причем многих фестиваль представлял в Петербурге впервые. На сей раз звезды, конечно, зажгутся, но главным образом по принципу «старый друг лучше новых двух». Впрочем, от Гергиева всего можно ждать — к примеру, в прошлом году уже по ходу фестиваля сюрпризом образовался концерт Йонаса Кауфмана.

К старым друзьям относится маститый английский режиссер Грэм Вик, не раз сотрудничавший с Мариинским театром еще с 90-х. Нынче он обратился к «Борису Годунову», премьерой которого фестиваль открывается 25 мая. Вик ставит первую редакцию оперы 1869 года (без польского акта и сцены под Кромами), деталей не раскрывает, но обещает корреляцию с современной политической обстановкой в России. На премьере заявлен превосходный певец и актер Евгений Никитин в заглавной партии.

Никитин — один из многих питомцев Мариинки, привычно слетающихся на зов театра, где некогда началась их славная карьера. Первое меццо-сопрано мира Ольга Бородина явится в «Хованщине» (этот традиционный костюмный спектакль Леонида Баратова 1960 года идет почти на каждых «Звездах» с большим подъемом; нынче в честь их 20-летия состав будет особенно нарядным) и Реквиеме Верди. Ее муж — отличный бас Ильдар Абдразаков споет два спектакля. Несколько раз на мариинскую сцену выйдет знаменитый тенор Владимир Галузин. Сольные концерты дадут Анна Нетребко и Василий Герелло. Снова на «Звездах» ждут Марию Гулегину и Ферруччо Фурланетто. Оперная труппа театра будет представлена всеми поколениями, от ветеранов-мастеров Геннадия Беззубенкова и Сергея Алексашкина до молодых и прекрасных Екатерины Семенчук и Анастасии Калагиной. Новое для фестиваля (но не для Петербурга) имя — Александр Антоненко, великолепный драматический тенор, певший несколько лет назад «Отелло» Верди с Риккардо Мути в Зальцбурге. Теперь ему предстоит проделать то же с Валерием Гергиевым.

Имя Верди осеняет и афишу второй оперной премьеры фестиваля — его Реквием ставит известный цирковой режиссер Даниэле Финци Паска, в прошлом году приспособивший «Аиду» к пространству концертного зала Мариинского театра, нынче его фантазия разыграется на исторической сцене.

А концертный зал, как всегда, ждет публику на симфонических и камерных программах. Оркестр приезжает один — «Ла Скала» (он даст два концерта под управлением Гергиева и Фабио Луизи), несколько ансамблей и целая обойма солистов-инструменталистов. Большинство — завсегдатаи «Звезд» (пианисты Рудольф Бухбиндер, Кристиан Блэкшоу, Элен Гримо, Денис Мацуев, скрипачи Николай Цнайдер, Леонидос Кавакос, Пинхас Цукерман), а лауреатов прошлогоднего конкурса Чайковского председатель его оргкомитета Валерий Гергиев таковыми старательно делает — их имена в афише и прошлого, и нынешнего фестиваля.

Новинка этого года — расширение территории еще и на зал эстонской церкви «Яани Кирик». Ее здание, стоящее как раз между Мариинским театром и его концертным залом, недавно отреставрировали. На «Звездах» оно станет основным пристанищем мини-фестиваля «Новые горизонты», где обещано множество свежей музыки. Что до музыки старой — в этом году лейт-композитором маэстро Гергиев назначил Брамса, но и кроме него всякий сможет сыскать в программах «Звезд» автора на свой вкус. Например, на мой личный вкус безусловного внимания заслуживают транскрипции, которые делает ударница Эвелин Гленни. Эта феноменальная шотландская музыкантша не первый раз в Петербурге, но впервые в партнерстве с гергиевским оркестром.

Балетная часть фестиваля заставляет вспомнить название шоу Филиппа Киркорова — «Лучшее, любимое и только для вас». Звезды труппы во главе с Ульяной Лопаткиной выйдут в привычных партиях. Премьер грядет полторы штуки: много лет осваивали бессюжетные сочинения Баланчина, теперь дошло дело и до сюжетного — «Сна в летнюю ночь». Кроме того, после большого перерыва возвращается в репертуар «Весна священная» Нижинского. Актуальная современная хореография представлена не будет, потому что Диана Вишнева, почти единолично отвечающая за нее в Мариинском театре, сама попросила не ставить в афишу «Звезд» первоначально заявленную ее программу «Диалоги» — балерина хочет сосредоточиться на двух фестивальных спектаклях «Ромео и Джульетта», которые будут писать на DVD. То есть Джульетта Вишневой отправляется в историю.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Май 25, 2012 12:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052504
Тема| Музыка, Израильский филармонический оркестр, Гастроли в Москве, Персоналии, З. Мета
Авторы| Сергей Бирюков
Заголовок| В 75 потянуло на родину
Израильский оркестр приехал в Россию, как к себе домой
Где опубликовано| Труд
Дата публикации| 2012-05-22
Ссылка| http://www.trud.ru/article/22-05-2012/276450_v_75_potjanulo_na_rodinu.html
Аннотация| Интервью

В Москве с единственным концертом выступил один из самых знаменитых симфонических оркестров мира – Израильский филармонический, которому в эти дни исполняется 75 лет. Для нас этот коллектив – не просто желанный гастролер, ведь 50 процентов его музыкантов – выходцы из бывшего СССР.

Об этом рассказал перед концертом всемирно прославленный дирижер Зубин Мета, бессменно руководящий оркестром с 1969 года. Гастролям в столичном зале Чайковского был придан характер государственного визита: сцену украшали флаги России и Израиля, а в своем предваряющем слове израильский посол Дорит Голендер сказала о «потрясающем сотрудничестве с министерством культуры России и другими организациями, помогавшими устроить концертную поездку». А представитель Российской академии художеств вручил дирижеру диплом и мантию Почетного доктора РАХ. Неожиданно (вроде бы г-н Мета в изобразительных искусствах не так прославлен, как в музыкальном), но все равно приятно.

Конечно, самый яркий пример «потрясающего сотрудничества» показали в этот вечер оркестр и наш известный пианист Денис Мацуев, сыгравшие Первый концерт Чайковского. Перед выходом на сцену Зубин Мета рассказал, что репетиции этого произведения словно вернули его на 30 лет назад, когда, находясь во главе Нью-Йоркского филармонического оркестра, он записал концерт с легендарным советским пианистом Эмилем Гилельсом. «На ту запись нам пришлось испрашивать разрешения у Госконцерта, – поделился дирижер. – Гилельс получил за нее 600 долларов, с финансовой точки зрения это было ужасно, но нас грела мысль, что мы помогли великому музыканту записать великое произведение».
Мета признался, что впервые встретился с Денисом два года назад во Флоренции, играя Третий концерт Рахманинова. Российский музыкант так очаровал сердца всех оркестрантов, что с тех пор и Израильский филармонический, и сам Зубин Мета открыты для сотрудничества с ним.

Чайковского музыканты сыграли действительно увлеченно, хотя временами не без лихой небрежности.

Кроме того, в программу вечера вошли «Эгмонт» и Седьмая симфония Бетховена. В Бетховене израильтяне, как ни странно, подчеркнули не столько проломную эмоциональную силу, сколько немецкую упертость и методичную ритмичность. Нельзя сказать, что великого композитора этим активно принизили, но то, что поубавили его вселенской широты – для многих слушателей факт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052505
Тема| Музыка, Израильский филармонический оркестр, Гастроли в Москве, Персоналии, З. Мета
Авторы| Сергей Ходнев
Заголовок| Оркестр заглушили церемониями
Зубин Мета в зале Чайковского
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 2012-05-23
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/1940672
Аннотация| Гастроли классика


В Концертном зале имени Чайковского (КЗЧ) прошел концерт Израильского филармонического оркестра. Вместе со своими израильскими подопечными в Москве в очередной раз выступил знаменитый маэстро Зубин Мета, носящий титул пожизненного художественного руководителя этого оркестра. Бетховена, Чайковского и речи слушал СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

Поводов для речей нашлось сразу несколько, самый официальный состоял в том, что концерт был посвящен 20-летию возобновления дипломатических связей между Россией и Израилем, еще один был связан с юбилеем самого оркестра, отмечающего свое 75-летие. Ну а после антракта, на старте второго отделения, подоспела и еще одна оказия: выяснилось, что Российская академия художеств желает прямо тут же, на сцене КЗЧ, произвести маэстро Мету в почетные академики. В смысле колоритности жаль, конечно, что президент академии Зураб Церетели не пришел самолично вручить дирижеру комического вида мантию и шапочку с кисточкой, а прислал заместителя. Но зато последний блеснул, скажем так, не совсем академичным красноречием, чем окончательно сгустил повисшее в переполненном зале ощущение неловкости происходящего. Разрядил обстановку сам Зубин Мета своим кратким спичем в ответ на эту слегка отдававшую маскарадом почесть. На правах уроженца Бомбея он, улыбаясь, сказал (причем по-русски): "Надеюсь, что этот концерт поможет укреплению связей России, Израиля... и Индии".
Не то чтобы тут не было поводов всерьез, без протокола, поговорить о международных связях. Выходцев из бывшего СССР в Израильском филармоническом оркестре, понятное дело, столько, сколько едва ли наберется в каком-нибудь другом оркестре аналогичного мирового уровня. Вдобавок солировать в Первом концерте Чайковского позвали Дениса Мацуева. То, что Зубин Мета его действительно отличает, заметно не только по повторному приглашению (когда маэстро приезжал в прошлый раз, с оркестром фестиваля Maggio Musicale Fiorentino, без господина Мацуева тоже не обошлось), но и по тому карт-бланшу, который он фактически выдал солисту,— и в результате вежливый оркестр за шумом и яростью отечественного пианиста было не видно и не слышно. Что дирижер, что оркестранты, кажется, с олимпийским благодушием реагировали и на зрительские аплодисменты после каждой части концерта, с зашкаливающей эффектностью проведенной солистом, и на то, что пианиста после Чайковского и двух сольных бисов завалили цветами, словно бенефицианта.

Конечно, идеальным обрамлением для этого акта артистической скромности со стороны израильских гостей была бы какая-то из ряда вон выходящая подача возможностей оркестра — мол, на самом деле мы можем вот так. И бетховенские увертюра "Эгмонт" и Седьмая симфония, выбранные для концерта, казались в этом смысле весьма выгодными для оркестра, сыгравшего их четко, опрятно, не пережимая по части масштабности,— разве что с неожиданно массивной медью при сухой педантичности деревянных духовых. Другое дело, что сам маэстро Мета, похоже, никаких целей поразить и изумить себе не ставил, и в результате ни в "Эгмонте", вдохновленном гетевской трагедией, ни в знаменитом аллегретто из Седьмой симфонии заявок на индивидуальную остроту интерпретаторского чувства и на мучительные поиски смыслов не было. Ровно, живо, основательно, но довольно диетично в смысле драмы, этакий Бетховен на каждый день — к сожалению или к счастью, но дипломатическому календарю большие музыкальные достижения подчиняются редко
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052506
Тема| Музыка, Израильский филармонический оркестр, Гастроли в Москве, Персоналии, З. Мета
Авторы| Ирина Муравьева, Мария Бабалова
Заголовок| "Люди, воспитанные без музыки, бесполезны для общества"
В Москве выступил Израильский филармонический оркестр
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 2012-05-22
Ссылка| http://www.rg.ru/2012/05/22/orkestr.html
Аннотация| Интервью

Выступлению Израильских филармоников под руководством Зубина Меты в Концертном зале Чайковского придали государственный статус: в публике - дипломаты, со сцены - речи официальных лиц, государственные флаги на экранах. На сцене оркестр под запись телекамер исполнил сочинения Бетховена и Чайковского.

Свой юбилейный 75-й сезон филармонический оркестр Израиля отмечает концертами по всему миру: московское выступление приурочили еще и к 20-летию восстановления дипломатических отношений между Россией и Израилем. Как заметил со сцены Михаил Швыдкой, история этого оркестра доказывает, что музыка выше политики, поскольку израильский оркестр по возрасту старше самого государства Израиль. С Россией же филармоников Израиля связывают не просто дружеские контакты: почти половина музыкантов оркестра - из "бывших" российских. И именно поэтому в звучании оркестра мгновенно распознается яркий, эмоционально заряженный "русский" звук струнных. Эмоциональная напряженность и полновесный оркестровый звук - фирменный почерк и маэстро Зубина Меты. Его подход к партитуре определяется не филигранной детализацией драматургии, а выстраиванием крупными блоками звукового массива, где медленно вызревающее крещендо преобразуется в плотную "кипящую" массу оркестра или неожиданные артикуляции выбивают на первый план отдельные тембры и мотивы.

В Увертюре "Эгмонт", прозвучавшей в программе, Мета намеренно избежал бурного, мятущегося тона бетховенской музыки, спокойно разворачивая классическую ясность ее конструкции. В финале оркестр пришел в бурное движение, но звучал так плотно и напряженно, что поглощались даже возгласы труб и валторн. В Седьмой симфонии Бетховена маэстро сосредоточился на внутренней энергии звука, набирая грандиозные крещендо, "приближая" и "отдаляя" инструментальные группы, мягко "обновляя" звук через пиано. Во второй части таинственную красоту бетховенской "поступи" Мета собрал в строгий мерный шаг с воздушными струнными, а в финале симфонии развернул оркестр во всю динамическую мощь, и "интрига" здесь заключалась не в колористике тембров и тем, а в умении крепко держать эту мощь, лавину форте.

И в этом смысле стиль Меты удачно скрестился с исполнительской манерой Дениса Мацуева, впервые выступившего с Израильскими филармониками и исполнившего Первый концерт Чайковского: мощно, парадно, с техническим шиком и ударной энергией, заставившей зал устраивать неуместные овации после каждой части концерта. Впрочем, израильским музыкантам во время исполнения пришлось выдерживать не только атаки аплодисментов московской публики, но и мобильные звонки, и оглушительный шум работающих камер. Конечно, это вряд ли повлияет на "дружбу и сотрудничество", но осадок остался.

прямая речь

Мария Бабалова

Во время блицвизита в Москву Зубин Мета ответил на вопросы "РГ".

Чем для вас важно нынешнее выступление в Москве?

Зубин Мета: В мае 2012 года Израильскому филармоническому оркестру исполняется 75 лет. И 50 из них меня связывает с этим коллективом нечто большее, чем творческое сотрудничество. Оркестр прошел огромный путь в своем развитии. Сегодня половину коллектива составляют те, кто приехал из СССР. Но оркестр всегда был и будет олицетворением Израиля во всем мире, хотя государство финансирует его лишь на 10 процентов, остальное - это наши концертные сборы и, конечно, поддержка спонсоров, в первую очередь из США.

Признаться, на репетиции перед концертом я неожиданно расчувствовался. Вспомнил, как более 30 лет назад Первый концерт Чайковского я исполнял с Нью-йоркским филармоническим оркестром, а солировал Эмиль Гилельс. Тогда неимоверно трудно было выпросить у "Госконцерта" разрешение сделать запись этого концерта, за которую великий Гилельс получил всего 600 долларов...

А почему в Израильском оркестре так много музыкантов родом из СССР?

Зубин Мета: У вас очень высокие стандарты музыкального образования, поэтому все закономерно. Детей надо обязательно учить музыке по всему свету. По-моему, огромная трагедия в том, что, например, в США, музыке детей не обучают. Люди, воспитанные без музыки, бесполезны для общества в будущем.

Чем для вас сотрудничество с Израильской филармонией отличается от работы с другими мировыми оркестрами и театрами?

Зубин Мета: Думаю, нет никакой разницы. Музыка есть музыка везде. Разве что в Израиле, я вынужден исключать из своего репертуара Вагнера...

Как вышло, что Рихард Вагнер в Израиле под негласным запретом, а Рихард Штраус - нет, хотя в рейхе он был главой Имперской музыкальной палаты?

Зубин Мета: Штраус никогда не был нацистом! Более того, в 1935 году он написал оперу "Безмолвная жена" по либретто совсем не арийца Стефана Цвейга и потребовал, чтобы его имя стояло в афише. За что и поплатился должностью. У меня есть копия письма Мартина Бормана, где он рекомендует коллегам по нацистской партии "не относиться к Р. Штраусу как к члену НСДАП". По-моему, это суперкомплимент... Надеюсь, что в ближайшем будущем настанет и час Вагнера. Но в Израиле живет очень много людей, на чьих руках выжжены номера, присвоенные им в концлагерях.

Говорят, что из своей биографии вы не любите вспоминать две вещи: учебу на медицинском факультете и тот факт, что вы стояли у истоков проекта "Трех теноров". Почему, если не секрет?

Зубин Мета: Учеба - незначительный эпизод моей жизни. Я никогда не хотел быть врачом. Если же говорить о трех тенорах - это одно из самых дорогих, но и болезненных воспоминаний моего сердца. Никто из нас в 1990 году не предполагал такого грандиозного коммерческого успеха, который в итоге, я считаю, и погубил все. Мы, музыканты, виноваты в том, что выпускаем слишком много компакт-дисков. Мы оказались помешаны на идее создать нечто идеальное, но без погрешностей "живого концерта" любая музыка мертва.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052507
Тема| Музыка, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Сон в летнюю ночь
Авторы| Екатерина Кириллова
Заголовок| Театр Станиславского и Немировича-Данченко пропагандирует педофилию и разврат?
Постановка "Сон в летнюю ночь" вызвала возмущение общественности
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 2012-05-23
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2012/05/23/706656-teatr-stanislavskogo-i-nemirovichadanchenko-propagandiruet-pedofiliyu-i-razvrat.html
Аннотация| Премьера

Громкий скандал разгорается вокруг спектакля "Сон в летнюю ночь" по пьесе Уильяма Шекспира, который поставил в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко режиссер Кристофер Олден. Родители участников детского хора театра обвинили худрука в пропаганде педофилии и разврата.

Как передает "Интерфакс", в преддверие премьерного показа оперы "Сон в летнюю ночь", намеченного на 10 июня, родители участников детского хора обратились с гневным письмом к главе синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерею Всеволоду Чаплину с требованием повлиять на запрет спектакля.
"Эта постановка (совместная с Английской национальной оперой) является точным переносом на сцену концепции, декораций, мизансцен, костюмов и музыкального прочтения режиссером, не скрывающим своей гомосексуальной ориентации, - Кристофером Олденом", - говорится в письме.

"Главный герой - мальчик, который был изнасилован в школе учителем-педофилом, под влиянием выкуренной сигареты с марихуаной (в этой школе они легко доступны, марихуаной балуются не только бывшие выпускники, но даже мальчики начальных классов, не говоря о преподавателях и старшеклассниках) погружается в сон-воспоминание, так или иначе завязанный вокруг его альма-матер", - рассказали родители.
По мнению возмущенных взрослых, спектакль изобилует самыми изощренными непристойными сценами. "Все это происходит на глазах не только зрителей, но и детей, участников хора театра, которые во время действия стоят с сигаретами и спиртным. В то время, когда национальной идеей провозглашается возрождение духовности и укрепление религиозной морали, в храме искусства пропагандируется педофилия, гомосексуализм и наркомания", - говорится в письме.

По их утверждению, второй и третий акты спектакля "пронизаны развратными сценами совращений и призывов к сексу, оральных ласк гениталий, актов мастурбации, садомазохизма, пропаганды употребления алкоголя и наркотиков, мата, мочеиспускания на сцене".

Правда, на афише спектакля и на сайте театра указано "не рекомендован к просмотру детям до 14 лет", но вот только многим детям, поющим в "Сне", всего-то по шесть лет.
Авторы письма сообщили, что инициатором постановки является народный артист России, худрук оперы театра Александр Титель, которому в прошлом, в постановке оперы "Травиата" "уже удалось "протащить" на сцену пропаганду откровенных развратных действий".

Стоит отметить, что прошлом месяце Московский театр Станиславского и Немировича-Данченко получил две "Золотые маски". Лучшими были признаны постановка театра "За вас приемлю смерть", а также опера "Сказки Гофмана".


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Май 25, 2012 12:27 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052508
Тема| Музыка, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Сон в летнюю ночь
Гендиректор театра Станиславского обеспокоен истерией вокруг спектакля по пьесе Шекспира
Авторы| Екатерина Кириллова
Заголовок| Мединский разберется со скандальной постановкой "Сон в летнюю ночь
Павел Астахов просит нового главу Минкульта решить конфликт вокруг постановки Шекспира
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 2012-05-24
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2012/05/24/707342-medinskiy-razberetsya-so-skandalnoy-postanovkoy-quotson-v-letnyuyu-nochquot.html
Аннотация|

Уполномоченный при президенте России по правам ребенка Павел Астахов попросил нового министра культуры Владимира Мединского разобраться в скандале с участием детского хора в опере "Сон в летнюю ночь" по комедии Уильяма Шекспира на подмостках Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Как накануне писал "МК", родители детей из детского хора театра направили Астахову обращение, в котором выразили негодование тем, что их несовершеннолетние отпрыски задействованы в постановке спектакля с непристойными сценами.

Они утверждают, что опера содержит развратные сцены, а главным героем является мальчик, которого изнасиловал в школе учитель-педофил, выкуривший "косяк" с марихуаной.
Кроме того, в письме указано что второй и третий акты спектакля "пронизаны развратными сценами совращений и призывов к сексу, оральных ласк гениталий, актов мастурбации, садомазохизма, пропаганды употребления алкоголя и наркотиков, мата, мочеиспускания на сцене".

"Сложно дать оценку данной постановке, не посмотрев ее, но сигнал от родителей поступил, поэтому мы должны реагировать. Уверен, что новый министр культуры Владимир Мединский сможет разобраться в этом конфликте и принять оптимальное решение", - цитирует Астахова его пресс-служба.

Он подчеркнул, что участие малолетних детей в подобного рода мероприятиях может противоречить российскому законодательству и международным обязательствам России в сфере защиты нравственного и психического здоровья детей.

Администрация театра отреагировала на претензии, опубликовав на сайте открытое письмо.
"Речь идет о постановке, уже показанной в прошлом сезоне на сцене Английской национальной оперы в Лондоне и номинированной по итогам прошлого года на престижную британскую театральную премию имени Лоуренса Оливье... В Лондоне, как и в Москве, в спектакле был занят детский хор - такова партитура Бенджамина Бриттена. Однако это не стало предметом спекуляций", - говорится в письме.
Как рассказал в газете "Известия" худрук Музыкального театра Александр Титель, сама по себе пьеса Шекспира "Сон в летнюю ночь" не является детской сказкой и известна среди театроведов своей сложностью, что сказывается и на трактовке пьесы режиссером. Кроме того, он сообщил, что перед началом репетиций родителям рассказали о постановке и раздали каждому DVD-диски с трехчасовой записью постановки в лондонском театре, переведенной на русский язык, чтобы они могли для себя решить, пускать ли детей на репетиции.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10917

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 12:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012052509
Тема| Музыка, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Сон в летнюю ночь
Гендиректор театра Станиславского обеспокоен истерией вокруг спектакля по пьесе Шекспира
Авторы| Михаил Верный
Заголовок| Стон в летнюю ночь
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 2012-05-24
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2012/05/24/707583-ston-v-letnyuyu-noch.html
Аннотация|

Как писал уже "МК", разгорается скандал вокруг театра Станиславского и постановки "Сон в летнюю ночь". Родители мальчиков детского хора обвиняют худрука в пропаганде педофилии и разврата. Гендиректор театра удивлен истерией. Да, есть откровенные сцены в спектакле, признается он, но детский хор ведь существует во взрослом театре, а не в кружке пения, говорит Владимир Урин.

Напомним, что на этой неделе родители мальчиков детского хора при Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко направили письмо Всеволоду Чаплину, в котором пожаловались, что их дети задействованы в постановке спектакля с непристойными сценами.

Они сообщили, что спектакль по пьесе Шекспира "Сон в летнюю ночь", который ставится совместо с Английской национальной оперой, представляет собой нетрадиционную интерпретацию великой комедии. Родители сообщили, что одним из главных героев постановки является мальчик, который был изнасилован в школе учителем-педофилом, и затем под влиянием выкуренной сигареты с марихуаной погружается в сон-воспоминания.
Новость немедленно облетела все средства массовой информации. В четверг детский омбудсмен Павел Астахов попросил нового министра культуры разобраться в ситуации. Теперь судьбу оперы решат эксперты на предпремьерном просмотре.

В свою очередь спецпредставитель президента по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой посоветовал родителям обратиться в суд.
"Если интерпретация режиссера выходит за рамки общепринятой морали, нужно пользоваться законными методами", - сказал он.

Конечно, в такой ситуации генеральный директор Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Владимир Урин выразил крайнюю обеспокоенность "истерией, вызванной анонимным письмом".

Как сообщают РИА "Новости", Урин согласился с тем, что в спектакле есть откровенные сцены, но попросил не относится к этому, как в советские времена и не обвинять театр в пропаганде эротики.

"Театр никогда ничего не пропагандирует, он занимается исследованием проблем, которые существуют в обществе, - сказал Владимир Урин. - И эта советская манера некоторых людей выносить необоснованные обвинения в пропаганде абсолютно ошибочна. В этом спектакле действительно есть несколько довольно откровенных сцен, которые могут быть восприняты по-разному, одних это возмутит, а другие отнесутся к этому спокойно".
Он рассказал, что родителей предупреждали о наличии в спектакле откровенных сцен и они сами решали - будут ли их дети в этом участвовать.

"Главное, из-за чего началась эта неприятная история, состоит в том, что в спектакле участвуют дети. Поэтому перед началом работы мы собрали родителей, чьи дети участвуют в спектакле, рассказали им о том, что в спектакле будет ряд откровенных сцен, и сказали, что каждый вправе решить - будет его ребенок в этом участвовать или нет. Одни отказались, а другие нет, посчитав, что дети в театре занимаются замечательным делом, музыкально воспитываются", - рассказал гендиректор театра.

Также гендиректор считает, что родители и общественность должны понимать, что в данном случае речь идет о взрослом театре и взрослой постановке, в которой заняты дети, а не о детском кружке.

"Детский хор существует во взрослом театре, а не в кружке пения или рисования, и родители вполне осознают это. В театре маленькие артисты выступают не только в сказках - "Щелкунчике" и "Сказке о царе Салтане", но и в серьезных постановках, например в "Гамлете", где очень жесткий текст", - говорит Урин.

"Театр Станиславского и Немировича-Данченко никогда и ничего аморального, того, что находится за пределом искусства, не делал, - заверил Урин. - Мы к этому относимся очень ответственно и понимаем, чем мы занимаемся и каким "оружием" обладаем. Поэтому раздуваемая истерия по поводу спектакля, в которой неприглядную роль играет пресса, непонятна".

По его мнению, спектакль нужно оценивать и предъявлять ему обвинения тогда, когда он будет завершен, и его посмотрят, а не на основании анонимного письма.
Владимир Урин также рассказал, что теперь, после того как в прессе поднялась шумиха, детей из спектакля начали забирать даже те родители, кто ранее были не против участия мальчиков в постановке.

"На самом деле, ситуация в театре очень сложная, поскольку после публикаций в СМИ некоторые родители, давшие согласие на участие своего ребенка в спектакле, теперь отказываются от своих слов. И в результате сейчас под большим вопросом, состоится ли премьера. Еще раз хочу подчеркнуть, что нельзя безосновательно обвинять театр в безнравственности, уверяю, что наш театр очень осторожен в этих вопросах и понимает всю ответственность, которую он несет перед обществом", - сказал в заключении Урин.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
Страница 3 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика