Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-03
На страницу Пред.  1, 2
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10330

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2012 3:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012052515
Тема| Музыка, ГСО им. Светланова, Персоналии, В. Юровский
Авторы| Антон Денисов
Заголовок| Юровский в следующем сезоне планирует больше времени уделять ГАСО
Где опубликовано| - РИА Новости
Дата публикации| 23/03/2012
Ссылка| http://www.ria.ru/culture/20120323/604079449.html
Аннотация|

Новый художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра им. Светланова Владимир Юровский планирует в следующем сезоне 2012/2013 уделять больше времени своему коллективу.

Предыдущий худрук и главный дирижер ГАСО Марк Горенштейн был уволен 28 сентября прошлого года приказом Минкультуры после длительного конфликта со своими оркестрантами. Контракт на три года был подписан с Юровским, однако одновременно он и главный приглашенный дирижер Лондонского оркестра, и руководитель Глайндборнского оперного фестиваля, успевший до этого посотрудничать со многими ведущими оркестрами.

По условиям контрактов с заграничными оркестрами, Юровский может быть лишь художественным руководителем ГАСО, а не главным дирижером. По причинам занятости за рубежом у него недостает времени вплотную заниматься этим коллективом. В этом сезоне маэстро дирижирует оркестром трижды - впервые они сыграли вместе в ноябре на юбилее ГАСО, второй раз - на юбилее Московской филармонии в январе, а третий - 24 марта на сцене Концертного зала Чайковского вместе с французским скрипачом Рено Капюсоном.
Однако, как признался журналистам в пятницу дирижер, ситуация постепенно исправится.
"Наших с оркестром концертных программ будет пять - на одну больше, чем в этом сезоне. И это если говорить именно о программах, а не о количестве концертов - хотя, как я и обещал раньше, буквальных повторов в Москве у нас не будет", - рассказал Юровский.
Он с трудом смог выделить какие-то концерты будущего сезона, признавшись, что для него "все важно с этим оркестром", но, тем не менее, рассказал о нескольких выступлениях.
Одно из них будет в октябре - в исполнении ГАСО прозвучит Пятая симфония Малера. В конце этого года оркестр собирается чествовать композитора Родиона Щедрина, которому 16 декабря исполнится 80 лет. В честь этого прозвучит программа, состоящая целиком из произведений композитора, в том числе "Поэтория" - концерт для поэта в сопровождении женского голоса, смешанного хора и оркестра на слова Вознесенского, однако кто будет участвовать в представлении, дирижер оставил в секрете.
В начале следующего года вместе с ГАСО и Юровским выступит пианист Рудольф Бухбиндер. Маэстро пообещал, что сезон будет богат на солистов, а также именитых дирижеров.
"Пока, к сожалению, я не могу гарантировать оркестру мое присутствие на большее количество программ. Я объяснял это еще в прошлом году - таковы условия игры, на которые оркестр и министерство культуры согласились изначально, поскольку я все еще связан другими проектами до 2014 года включительно", - отметил Юровский.
Тем не менее, по словам маэстро, даже несмотря на то, что в его отсутствие оркестром дирижируют приглашенные гости, он держит руку на пульсе.
"Большинство этих гостей приглашены или мной, или с моего согласия. За то время, пока меня не было, в оркестре побывали удивительные дирижеры. Потом, с оркестром работают мои ассистенты. Вернулись прекрасные музыканты, изгнанные из коллектива до этого. Да, в оркестре происходят движения, но это все запланированные изменения, связанные с той творческой политикой, которую я веду", - сказал Юровский.
По его мнению, оркестр должен быть более гибким, и чем больше хороших гостевых дирижеров у него будет, тем лучше.
"Оркестр гораздо более мобильный, даже с того времени, как мы с ним первый раз встретились в ноябре. Сейчас работа уже идет на другом уровне. Но, конечно, массу деталей еще нужно осваивать. В нашем деле, как и в любом органическом росте, не может и не должно быть немедленных результатов. Я пытаюсь заниматься не революцией, а эволюцией. Так что настоящие результаты будут еще нескоро, лет через пять", - считает дирижер.
Единственная проблема, которую на данный момент видит Юровский - это отсутствие у ГАСО репетиционной базы.
"Оркестр оказался в очень нерадостной ситуации - его историческая база была в Большом зале консерватории со времен основания, во время реконструкции зала оркестр переехал в Институт стали и сплавов, но теперь и там начался ремонт, причем без предупреждения, как у нас и бывает. И оркестр оказался на улице", - рассказал дирижер.
Он подчеркнул, что вины консерватории здесь, конечно, не видит, но надеется на понимание ее руководства.
"С первого дня моего прихода в оркестр я поднял вопрос в разговоре с министром культуры и ректором консерватории. Понятно, что у нее свои планы и вопрос так быстро не решится, но я надеюсь на скорейшее разрешение в нашу пользу - то есть, что оркестру предоставят право репетировать на сцене некоторое количество дней в неделю, в зависимости от консерваторского оркестра, который имеет приоритет", - заключил он.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10330

СообщениеДобавлено: Чт Июн 21, 2012 11:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012033201
Тема| Музыка, Персоналии, В. Юровский
Авторы Руслан Кривобок |
Заголовок| Дирижер Юровский назвал репертуарную политику Большого театра порочной
Где опубликовано| - РИА Новости
Дата публикации| 23/03/2012
Ссылка| http://www.ria.ru/culture/20120323/603921794.html
Аннотация|



© РИА Новости.

Художественный руководитель Государственного академического симфонического оркестра им. Светланова Владимир Юровский, дирижировавший оперой "Руслан и Людмила" Глинки, ставшей первой постановкой на главной сцене Большого театра после реконструкции, в пятницу на встрече с журналистами назвал нынешнюю репертуарную политику театра порочной и отметил, что планов работы с ГАБТ у него нет.

Оперой "Руслан и Людмила", которую публика и критика встретили неоднозначно, Юровский только в ноябре дирижировал шесть раз - ее после открытия давали в нескольких составах практически без перерыва.

"Я считаю, что та репертуарная политика, которую сейчас ведет Большой театр - порочна. Это не репертуар, каким он существовал в советские годы, но и не stagione, а симулякр какой-то. Потому что stagione - это когда приезжает одна команда, сидит с режиссером, дирижером и творческой группой в течение шести недель, выпускает спектакль и играет его в течение, скажем, двух-трех недель, чтобы между спектаклями были нормальные перерывы по два дня, а в таком случае как "Руслан", и три дня мало", - сказал Юровский.

Он считает, что "так работать нельзя". По мнению дирижера, артистам необходим перерыв - "тогда музыканты приходят отдохнувшими, и даже если оркестр играет что-то параллельно, у них не занята голова в течение четырех дней одной музыкой Прокофьева - от этого можно сказиться".

"А на вопрос: почему так происходит, ответ простой - потому что так удобно ХПЧ (художественно-постановочная часть), которая в театре заправляет всем. Декорации не надо разбирать, вот и все. Я считаю, что это компрометирует творческий уровень спектаклей. Я попробовал так один раз, потому что меня поставили в такие условия, так как это было торжественное открытие исторической сцены Большого, и мне это не подошло", - признался Юровский.

По словам дирижера, ему в этой ситуации жаль спектакль "Руслан и Людмила", который повторился с его участием на сцене Большого театра в начале нынешнего года - 16 и 17 февраля.

"Во второй раз уже было видно, что он, отлежавшись, показал свои положительные стороны, которых не было видно в прошлый раз. Я еще тогда говорил, что продукт был недопеченный. В феврале уже было лучше. И было бы еще лучше, если бы мы работали в один состав, а четыре спектакля были бы сыграны не подряд, а в десять дней, к примеру. Но таких планов в Большом театре нет, поэтому и у меня планов в этом отношении нет", - рассказал он.

Дирижер рассказал, что сотрудничество с Большим театром у него не запланировано на несколько лет вперед: "Может быть, спектакль и будет жить, но уже без меня, потому что на ближайшее время у меня нет ни одной свободной даты в календаре".

Кроме того, он отметил, что акустика стала хуже.

"Еще на открытии в ноябре было иначе, а вот в феврале со сцены пошло какое-то "мыло". Возможно, так и есть, а мое впечатление от открытия связано с тем, что мы на открытии пользовались в качестве эксперимента ромбовидными акустическими корректорами, которые изготовила ученый-акустик Светлана Седышева. Подозреваю, что это самое "мыло" связано с тем, что их просто покрали. Я самолично прикреплял эти корректоры в яме, но теперь и следа их там не осталось", - заключил Юровский.

Дирижер стал не первым, кто высказался негативно об итогах реконструкции Большого театра. Накануне открытия основной сцены артист балета Николая Цискаридзе раскритиковал обновленное историческое здание. Он, в частности, говорил, что в фойе вместо дубового паркета сделали скользкое венецианское покрытие, в коридорах вместо деревянных полов положили кафель, и перед выходом на сцену артисту балета невозможно погреться, а в новых репетиционных залах "нельзя поднять балерину, потому что она будет биться головой о потолок". На торжественное открытие его не позвали, а вскоре руководство ГАБТа и вовсе собралось расторгнуть с Цискаридзе договор о работе репетитором, но после поднявшейся в прессе шумихи передумало.

Вместе с тем, еще в ноябре Цискаридзе, после перехода премьера Ивана Васильева и примы-балерины Натальи Осиповой в Михайловский театр, прогнозировал отток кадров из Большого, что, по его мнению, свидетельствует о проблемах в театре, в том числе и творческих.

Открытие главной сцены Большого театра состоялось 28 октября прошлого года. Театр закрылся на ремонт в 2005 году. За этот срок был укреплен фундамент здания, увеличена до 80 тысяч квадратных метров площадь театра, сцена стала размером с шестиэтажный дом, притом полностью компьютеризированный. Были проведены работы с акустикой, для которой были привлечены лучшие специалисты в это области. Реставраторы поработали над интерьерами XIX века: восстановили закрашенные ранее росписи Белого фойе, а Круглому залу и Императорскому фойе были возвращены люстры и вензеля Николая Романова, гобелены и обивка стен из жаккардовых тканей. Позолотой интерьеров в течение года занимались 156 специалистов со всей России, потратив около 4,5 кг золота на 981 квадратный метр покрытия. Реконструкция всего комплекса Большого театра обошлась государству в 35,4 миллиарда рублей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17466
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Окт 21, 2012 12:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012033202
Тема| Опера, БТ, Персоналии, Зураб Соткилава
Авторы Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Зураб Соткилава: «Ум нужен и певцу, и футболисту»
Где опубликовано| газета "Культура"
Дата публикации| 16/03/2012
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/person/zurab-sotkilava-um-nuzhen-i-pevtsu-i-futbolistu/?sphrase_id=1370
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Выдающийся тенор, солист Большого театра, любимец публики Зураб Соткилава отмечает юбилей.



В свои 75 он сохранил не только редкий по красоте голос, но и характер — открытый, честный, неуспокоенный. Соткилава часто встречается с оперными слушателями, принимает участие в популярных телепроектах, ведет класс сольного пения в Московской консерватории. Годы не снижают привычного ритма его жизни.

культура: Юбилей всегда рождает ностальгию. Что вспоминается?

Соткилава: Золотые годы Большого театра, в первую очередь Борис Александрович Покровский и его спектакли: «Мертвые души» Щедрина, «Игрок» Прокофьева, «Отелло» Верди. Не забываю великий оркестр театра со Светлановым, Лазаревым, Симоновым, Жюрайтисом, Хайкиным, грандиозный хор Большого и его уникальных солистов. Лидеров было много, они ломали «железный занавес» и входили в мир западной культуры как свои, хотя выезжать за пределы страны было очень трудно. Говорю об опере, но в тот период и балет опережал планету. В 60–70-е годы да и 80-е тоже Большой был великим театром. Счастье, что я в нем служил.

культура: Все в прошедшем времени?

Соткилава: Как можно сравнивать! Дошли сегодня до того, что в премьере Большого театра не участвуют его штатные солисты. Зачем они нужны, если спектакль собирается из приглашенных иностранных солистов, пускай и заметных? На «Золотого петушка», русскую оперу, проводили кастинг в Вене. Не цирк ли это?

культура: Может быть, солисты Большого не соответствуют желаемому уровню? Или — неправильная политика?

Соткилава: Конечно, неправильная политика, выбора исполнителей в первую очередь.

культура: А «свои» солисты есть, на Ваш взгляд?

Соткилава: Несколько человек есть, и их, конечно, можно и нужно растить. Это непростой процесс — и обработка голоса, и воспитание культуры пения. Но делать это необходимо. Величие Большого было помимо прочего в том, что на спектаклях выявлялись возможности солистов — и вокальные, и актерские. Покровский поставил два разных спектакля «Отелло», хотя на афишах, разумеется, значился один. Первый был поставлен на Тамару Милашкину и Владимира Атлантова, второй — на нас с Маквалой Касрашвили. Режиссер ставил перед нашими дуэтами совершенно разные задачи, буквально кроил под нас, разных, мизансцены, подчеркивал в характерах наших героев то, что было логично нам и выгодно отличало сильные стороны нашего вокала: у Милашкиной и Атлантова были более героические голоса, мы с Маквалой брали лирикой. Сколько фантазии было у Покровского...

культура: Сегодня наверняка один из самых популярных вопросов к Вам: с высоты лет какие партии ближе?

Соткилава: Ричард из «Бала-маскарада», Радамес из «Аиды», Манрико из «Трубадура», все — Верди. Но как и раньше, ближе всех Хозе из «Кармен» и Отелло. Они всегда меня трогали.

культура: Кого из партнерш вспоминаете красной строкой?

Соткилава: Лучшие спектакли пел с Еленой Образцовой. С теплотой вспоминаю дуэт с Маквалой Касрашвили. Не потому, что я грузин и она грузинка, нет. Просто мы вместе очень много пели. А какими великолепными партнершами были Тамара Милашкина и Галина Калинина! Великие голоса — и по красоте, и по звучанию. Сейчас таких нет.

культура: Почему?

Соткилава: В опере, как в природе, происходят затишья. Хорошие по голосам труппы складываются нечасто. Заметил, что такое случается не раньше, чем через 30–35 лет. Хотя прекрасных вокалистов по отдельности всегда немало: Европа и Америка сейчас буквально забиты певцами из бывшего Советского Союза, среди них много украинцев и грузин. Раньше, в советское время, голоса в Большой театр собирали отовсюду — со всех союзных республик, из всех российских городов. И создавали великие спектакли. Центробежная сила иссякла: все разбежались, никто не помышляет петь в Большом. Не слышал, чтобы Анна Нетребко или Дмитрий Хворостовский мечтали спеть на этой великой сцене.

культура: Распад державы ударил по опере?

Соткилава: Россия и сейчас огромная страна. Народы стремились к собственной государственности, приобрели самостоятельность — это соответствует ходу истории. Но прежних контактов в сфере культуры уже нет и нет возможностей возить, как раньше, крупные коллективы в Грузию, в Армению, да и по России. Или, наоборот, принимать тамошних посланцев в Москве.

культура: А Вы сейчас ездите в Грузию?

Соткилава: Раз в год там бываю с концертами. Нынче поеду в июне.

культура: Последние годы Вы много гастролируете по России и признаетесь в любви к публике холодного Якутска, заполярного Мурманска и волжского Плёса. Не лукавите?

Соткилава: Раньше в основном выступал в Москве, Ленинграде и за границей. Сейчас получаю огромное удовольствие от концертов по России. Не лукавлю, нет. Новгород, Новосибирск, Иркутск, Красноярск — везде люди ждут встречи с классической музыкой. Это огромные города. Люблю ездить по небольшим республикам, в конце прошлого года был потрясен от встречи с мордовской публикой. Сейчас, когда оперные театры никто не строит, в Саранске открылся потрясающий театр с потрясающей акустикой. Откуда такая любовь к оперному искусству и классике? Я же всегда стараюсь привозить серьезную музыку. Не подумайте, что я заискиваю перед публикой, меня действительно потрясает чуткость реакции. Значит, опера нужна. Скажу больше: когда на проекте «Призрак оперы» Первого канала я спел арию Родриго из оперы Массне «Сид», то публика, которая пришла слушать Филиппа Киркорова, Сергея Лазарева, Диму Билана, встала и долго аплодировала.

культура: А зачем, к слову, Вам, приверженцу строгой классики, входить в жюри шоу-проекта? Что Вас в нем привлекло?

Соткилава: Было интересно, кто они — короли и принцы современной эстрады, на что они способны на самом деле. Правда, поверьте.

культура: Не жалеете о потраченном времени?

Соткилава: Нет, во всем разобрался. Знаете, в консерватории коллеги спрашивали: «Как ты там оказался? Зачем тебе это надо?» Я уточнял: «А вы смотрите?» И получал утвердительный ответ: мол, любопытно, что дальше будет. Подключились к «Призраку оперы» многие, у проекта был высокий рейтинг. Чем я был удовлетворен? Вышло интересное шоу, кое-кто и пел неплохо. Некоторые участники подходили и просили, чтобы я с ними позанимался. После двух-трех уроков пели совсем по-другому, и с каждой программой все лучше и лучше. Один популярный певец попросил совета: «Что мне делать, чтобы петь нефальшиво и не уставать?» Что я мог ответить, вы догадываетесь: «Надо заниматься». Оказывается, он восемь лет не занимался, а пел под фонограмму, представляете? Ребята потом серьезно занялись профессией — разве не результат? Добавьте популяризацию оперы и занимательный формат соревнования.

культура: Да, соревнование — это азарт и это Ваша сфера. В детстве и юности Вы готовили себя к карьере футболиста и гордитесь, что были капитаном молодежной сборной Грузии, выигравшей чемпионат Советского Союза. Есть ли общее между театром и футболом?

Соткилава: Интересный спектакль и увлекательный матч — это пища для ума, эмоции, чувства. Футболист и оперный певец несут почти одинаковую нагрузку: в футболе я терял пару килограммов за игру, так же, как и за спектакль. А после «Отелло» худел на 3–4 килограмма. Да и расписание жизни похоже — тренировки, репетиции, режим.

культура: Помню, как после концерта в Плёсе Вы доказывали, сколь важен для певца и футболиста интеллект.

Соткилава: Конечно. Чем интеллектуальнее артист, тем глубже созданный образ, а умный футболист всегда выстроит драматургию игры.

культура: Свой сияющий романтический голос Вы сохраняете долгие годы. Знаете секрет?

Соткилава: Он один. Чтобы хорошо петь, необходимо много работать, совершенствоваться. Техника отвечает за творческое долголетие. И конечно, стоит беречь здоровье.

культура: А как случилось, что в советские времена Вы попали на стажировку в Ла Скала?

Соткилава: Как случилось? Везение! Если помните, были молодежные фестивали, на которые отбирали певцов. На таком отборе для участия в Алжирском форуме меня заметили и предложили учиться в Италии. Тогда показалось, что это происходит не со мной: 1965 год, Ла Скала... Какая это была школа! Там пели замечательные тенора — Джанни Раймонди, Франко Корелли, Джузеппе ди Стефано, Карло Бергонци, в те годы дебютировал Лучано Паваротти. Стажировался я у знаменитого педагога Дженарро Барра, который ничего не скрывал от нас, и те, кто хоть что-нибудь понимал из того, чего он добивается, стали настоящими певцами, которым рукоплескал мир.

культура: Вы неоднократно говорили о недостатках реставрации Большого театра. Прошло время, спектакли идут. Смирились?

Соткилава: Что значит «смирился»? Знаете, как стали называть Большой? Большой мюзик-театр. Потому что опера с микрофонами и подзвучкой — это нонсенс. В оркестровой яме звук каждого инструмента теперь отдельно «бегает», запустили подзвучку оркестра. Хор не слышит оркестра, потому-то и сцену подзвучили. Вот и получается: подзвучка у хора, подзвучка у оркестра, а как петь бедным солистам? Подзвучили и их! Начудили!

культура: Исправить нельзя?

Соткилава: Как нельзя? Все можно, было бы желание. Вот ведь ваша газета возродилась, хотя и не было на то надежды в определенный момент. Поздравляю и с опозданием желаю «Культуре» долголетия.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17466
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 03, 2015 4:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки|2012033203
Тема| Опера, "Новая опера", Персоналии, Агунда Кулаева
Авторы| Фариза Хадашева
Заголовок| Агунда Кулаева: «Мечтаю спеть в Осетии»
Талант без труда - гроша не стоит

Где опубликовано| газета "МК - Ставрополь (Кавказ)"
Дата публикации| 2012-03-27
Ссылка| http://kavkaz.mk.ru/interview/2012/03/27/685667-agunda-kulaeva-mechtayu-spet-v-osetii.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Имя оперной певицы Агунды Кулаевой - солистки московского театра «Новая опера», хорошо известно среди истинных ценителей музыки. Осетинка, ныне живущая в Москве, славится своим проникновенным меццо-сопрано, тонким чувством стиля произведения, профессионализмом и музыкальностью.


- Хочется быть хорошей матерью, хорошей женой, хорошей хозяйкой, к тому же еще и хорошей певицей, профессионалом своего дела.

Любая партия, исполненная Агундой Кулаевой всякий раз подтверждает – она достойно представляет классическое искусство. Молодая певица искренна и убедительна в каждой из своих ролей. О том, как она пришла в мир оперы, о любви к музыке, творческих устремлениях, а также о своем отношении к Осетии – в нашем интервью.

- Агунда, расскажите, как Вы пришли в мир оперного искусства, чем был обусловлен выбор в пользу оперы? Вы помните, когда впервые вышли на сцену?

- Мой первый выход на сцену состоялся в четырехлетнем возрасте. И я сразу полюбила сцену. Всегда с удовольствием принимала участие в спектаклях, где работали мои родители, мне даже доставались небольшие роли и партии. Более серьезные выходы на сцену начались, когда я стала учиться в училище на дирижера. Я вообще собиралась стать дирижером и предпосылки были именно к этой профессии. Мой преподаватель Хосроев Тамерлан Ахсарбекович готовил меня к дирижерскому будущему, но гены взяли свое, и я стала петь. Закончила училище искусств им. В. Гергиева во Владикавказе по классу дирижирования и вокала, после чего поступила в Ростовскую консерваторию им. С.В. Рахманинова, где окончила два факультета по специальности «Дирижер хора» и «Сольное пение». Причем вокалу уже обучалась заочно, так как к тому времени занималась в Центре оперного пения у Галины Павловны Вишневской. После Центра по классике жанра попала в столичный оперный театр «Новая опера», также являюсь приглашенной солисткой Большого театра и Новосибирского государственного театра оперы и балета.

- Для молодой оперной певицы у вас очень богатый репертуар, а какая роль далась вам сложнее всего?

- Наверное, «Золушка». Для меня она особенная. Из всех партий «Золушку» исполнять технически сложнее всего. Но в тоже время в плане характера - это, пожалуй, самая простая партия - чистый образ, которых в моем репертуаре дефицит. Милая добрая восторженная девочка, положительный персонаж – в моем репертуаре такие роли редкость, достаются обычно стервы, мегеры, женщины-разлучницы…

- Вам свойственно волноваться перед выходом на сцену?

- Страха перед сценой никогда не чувствовала, потому что выросла на театральных подмостках. Я считаю, что страх перед сценой - это самый большой недостаток артиста. Он действительно мешает людям проявлять себя в полной мере, и многим нашим соотечественникам, весьма талантливым людям, это практически рубило всю карьеру на корню.

- Ваш профессиональный успех в мире оперного искусства - судьба, везение или неустанный труд?

- На мой взгляд, талант без труда гроша не стоит, но, в то же время, и без удачи не обойтись. Я, конечно, верю в судьбу, но труд - прежде всего. Если человек не будет над собой работать, он потеряет квалификацию и навыки. Невозможно две недели не петь, а потом вдруг исполнить сложную партию. Даже самые великие певцы, пусть не ежедневно, но через день, через три, репетируют. Можно, конечно, помолчать летом два месяца, что для связок очень полезно, но все равно - работать, работать, работать. Везение необходимо, но один раз, а дальше все зависит от человека. Мой приезд в Москву – это, в первую очередь, удачное стечение обстоятельств. Я не планировала переезжать в столицу, у меня все благополучно складывалось в Ростове, и в Ростовский оперный театр я практически уже попала. Но неожиданно позвонил мой бывший сокурсник и сказал, что есть возможность попасть в Центр Галины Павловны, если я приеду на следующий же день. Из Ростова я сразу вылетела в Москву, Галина Вишневская меня приняла, и с этого дня я стала у нее учиться.

- А что самое сложное в Вашей профессии?

- Затрудняюсь ответить на этот вопрос, мне как-то все легко дается. Самое сложное совмещать семейное счастье и карьерный рост. Хочется быть хорошей матерью, хорошей женой, хорошей хозяйкой, к тому же еще и хорошей певицей, профессионалом своего дела. На данном этапе мне, слава Богу, все удается. Хотя с рождением второго ребенка, делать это гораздо сложнее, в том плане, что не остается времени на отдых. А для артиста полноценный отдых очень важен.

- Вы уже семь лет являетесь солисткой Московского театра «Новая опера». Почему вы предпочли именно этот театр?

- Попасть в театр «Новая опера» было моей давней мечтой. Я еще не жила в Москве, но уже была его преданной поклонницей, изучала все резюме, отзывы и рецензии о солистах и исполнителях. Мне безумно нравилась работа маэстро Е.В. Колобова. А когда приехала в Москву и, просто постояв около здания, увидела входящих в театр солистов, которые казались мне настоящими небожителями, окончательно осознала - хочу работать именно здесь. Для меня это стало золотой мечтой. Опасаясь, что она так и останется несбыточной, решилась на прослушивание. Прошла положенные три тура и меня взяли. Сегодня я ведущая меццо-сопрано театра моей мечты.

- Кого Вы считаете своими учителями?

- Из педагогов самый большой вклад в мое профессиональное развитие внес Бадри Майсурадзе, тенор нашего театра, и, конечно же, Галина Павловна Вишневская. Учусь я и на пении Ирины Архиповой, Ольги Бородиной, отчасти на пении итальянской певицы Чечилии Бартоли.

- Мне известно, что Вы занимались преподавательской деятельностью. Что тяжелее учиться или учить?

- Да такой опыт у меня есть - преподавала вокал в Ростове-на-Дону. Это было в то время, когда я не занималась сольной карьерой. Когда человек начинает петь, ему очень сложно совмещать преподавательскую и вокальную деятельность. Сейчас за неимением времени, не преподаю, но, скажем так, на закате своей карьеры я обязательно этим займусь. Мне нравится учить, просто сейчас не могу себе это позволить – слишком большая нагрузка на связки.

- Никогда не хотелось работать в ином жанре, не оперном? Многие оперные певцы успешно сочетают классику с эстрадой.

- Очень люблю эстраду, и мне этот жанр удается, но пока в нем нет необходимости. У меня довольно часто бывают проекты, когда я сочетаю классику с эстрадой. Не так давно, в нашем же театре мы с джазовой вокалисткой Ириной Томаевой исполнили «Adiemus» Карла Дженкинса. Сочетание оперного и джазового пения с оркестром создают особую, ни с чем не сравнимую музыку. Наше исполнение, кстати говоря, можно прослушать на видеопортале «You Tube».

- У Вас очень много наград, есть среди них самая ценная для Вас?

- Каждая награда имеет свою ценность, но для меня большую представляет та, что была получена на международном конкурсе вокалистов Бориса Христова в Болгарии, где я стала лауреатом. Для многих вокалистов это желанный конкурс, потому что его третий этап заканчивается спектаклем.

- Что для Вас Осетия?

- Этот вопрос для меня достаточно больной, у меня есть некоторая обида на мою малую Родину, куда, к сожалению, нечасто приезжаю из-за многочисленных гастролей. Сейчас работаю на два города официально, и неофициально на всю Европу. Домой удается приезжать раз в год, навестить маму и брата. Меня в Осетии не знают, мой голос вживую здесь еще никто не слышал. Однако большое желание спеть для своих земляков у меня есть. И оно было близко к исполнению, но проект, который должен был состояться в филармонии, по причине ее ремонта был отменен. Надеюсь, мы в скором будущем наладим контакты с Осетией и я, наконец, приеду сюда петь.

- Агунда, когда-то Вы мечтали петь в «Новой опере», Вы осуществили эту мечту. А о чем Вы мечтаете сейчас, к какой цели идете?

- Я мечтала петь Кармен («Кармен» Ж. Бизе), Любашу («Царская невеста» Н.А. Римского-Корсакова), Реквием (Дж. Верди). Все эти три партии я спела, и мечтаю петь в нашем театре в новой опере «Кармен», которую у нас до сих пор еще не поставили. Хотела бы попеть в мюзиклах, так, для развлечения, это тоже очень интересно. Есть и другие мечты, о которых пока не хочу говорить вслух, потому что они уже «на носу». Осталось только подождать немного, чтобы понять: сбылись или нет. А вообще, конечно, мечта любой женщины, чтобы у нее было все в порядке в доме. Я из тех оперных певиц, для которых семья - это первично.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Газетный киоск Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2
Страница 2 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика