Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2012-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 29, 2012 9:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012032911
Тема| Балет, конкурс «Щелкунчик приглашает», Персоналии, Роберт Габдуллин
Авторы| Наталья ПОДКОРЫТОВА
Заголовок| Русский балет по-прежнему впереди планеты всей
Где опубликовано| Областная газета
Дата публикации| 2012-03-29
Ссылка| http://www.oblgazeta.ru/news.htm?top_id=5400
Аннотация|

В Екатеринбурге прошел конкурс «Щелкунчик приглашает» для начинающих классических танцовщиков.

Второй раз на Средний Урал съехались будущие Одетты и Жизели, Спартаки и Зигфриды — 247 юных артистов балета от 10 до 17 лет из 23 городов России, а также Украины и Болгарии. Жюри во главе с главным балетмейстером Большого театра Сергеем Филиным два дня наблюдало и оценивало будущее российского балета.

«Щелкунчик» — по сути единственный серьезный конкурс, где могут показаться действительно юные, начинающие, только пробующие пуанты и встающие на пальцы танцовщики. «Наш балет настолько далеко впереди от того, что происходит в мире. То, что мы увидели сегодня, этих маленьких детей — подтверждение тому и надежда. Они демонстрируют настоящую работу. Фестиваль — не точка, а ещё один маленький момент, на который надо обращать внимание», — говорил после финального гала-концерта председатель жюри.

Когда опустился занавес, он был щедр на добрые слова, на слова восхищения и одобрения тем, кто отважился вступить в творческое соревнование. Пожалуй, больше досталось педагогам, которых члены жюри критиковали за излишнее пристрастие к техничности в ущерб артистизму. Как бы то ни было, конкурс состоялся (и на гораздо более высоком уровне), награды розданы, хоть и не отважились на Гран-при. Правда, Сергей Филин, «повинился», что одну из танцовщиц увидел только на финальном концерте, и она явно заслуживала главного приза фестиваля.

Заключительный аккорд — большой балетный вечер. На сцене театра оперы и балета танцевали лауреаты конкурса, выпускники театра балета «Щелкунчик», работающие сегодня в разных труппах страны (Сергей Кращенко, Александр Меркушев, Роман Овчинников) и даже в Европе (Роберт Габдуллин), а также ярчайшие представители современного российского балета — солисты Большого театра Светлана Лунькина, Ольга Смирнова, Павел Дмитриченко и Семён Чудин. «Артисты Екатеринбургского театра, которые вышли из «Щелкунчика» — высочайшая культура исполнения. И не знаю, кто лучше», — итожит председатель жюри.

Победители конкурса

l Номинация «Соло» Екатерина Толуенко (Можайск) и Анастасия Бурлакова («Щелкунчик». Екатеринбург).

l Номинация «Малые формы» дуэт Елизавета Васильева и Никита Гордеев («Эсста». Екатеринбург).

l Номинация «Ансамбль» Ансамбль театра балета «Щелкунчик» и студия классического танца «Классик-Лайн» (Миасс)

Среди тех, кто оценивал выступления юных танцовщиков и один из лучших выпускников «Щелкунчика», ныне премьер Польского национального театра Роберт Габдуллин.

- На родной сцене когда последний раз танцевал?

— Шесть лет назад. Соскучился. Да и мама четыре года не видела. Она была в зале, и я танцевал для неё, для тех, кто меня помнит, знает. Меня же оценивают, кем был и кем стал и хотелось показаться хорошо. Опыта стало больше, правда, недавно была травма, и, чувствуя, что не совсем физически восстановился, постарался компенсировать артистизмом. Публика почувствовала это. Для танцовщика — идеальный зритель тот, что не просто хлопает, где ни попадя, а реагирует там, где знаешь, что получается. Тогда возникает кураж. И даже если устал, тебя несет, новое дыхание открывается. На сцене происходит выброс адреналина, который позволяет быть ярче, чем в репетиционном зале. Выходить перед людьми, смысла нет, если не хочешь этого, если нечего показать.

- «Щелкунчик» часто вспоминаешь?

— Это родной театр, давший школу. Она отличная. Да, у нас нет системы как в профессиональных училищах, где занимаются каждый день. Но огромный плюс, что мы с детства выходили на сцену. И Михаил Аронович (Коган — авт.) не в готовые спектакли нас впускал, а вместе с нами создавал их, мы развивались и раскрывались в «Итальянском карнавале», «Волчонке», «Чиполлино». Это помогает, на любой сцене себя чувствую уверенно.

- Что танцуют сегодня в Европе? Из чего складывается репертуар больших балетных трупп?

— Современная хореография на первом плане, неоклассика. Привычная классика заметно отличается от нашей. Она скорее в английском стиле, более жестком, более отточенном, строгом. Идеальная, холодная, эмоционально выхолощенная красота. Самая популярная — хореография Форсайта, которую никто пока не перешагнул. У меня пока авторитет классического танцовщика, но уже дают современные постановки.

- И классику и современное танцует одна труппа?

— Да. Довольно демократичный репертуар и амплитуда огромная. Есть классическая «Золушка» в хореографии Фредерика Орсена и самый отдаленный от него «Весна священная» Мориса Бежара или Нижинского. У Польского театра нет славы Ковент Гардена или Большого, но он стремительно развивается. В нем очень сильный мужской состав, и большие перспективы.

- Уже можешь говорить о себе — кем был, кем стал?

— Больше опыта, это точно. Мечтаю станцевать в Екатеринбурге полнометражный спектакль, чтобы понять, кем я стал. Чтоб было все — образ, роль, мизансцены а не только па-де-де. Например, Солора в «Баядерке». Я танцевал его в Испании в варианте Натальи Макаровой. Станцевал бы Конрада в Пермском театре в хореографии Василия Медведева. Это герои уже, не принцы. Недавно в Варшаве разогревался перед спектаклем и вспомнил как много лет назад в «Щелкунчике» готовился к Принцу Лимону. Волновался: как выступлю. Теперь знаю, чувствую свои мышцы, и мне становится легко от того, что я более уверен в себе. Это дает силы. Теперь уже все зависит от тебя — успех, форма, травмы. Никто не будет заботиться так, как Михаил Аронович.

- Каково быть членом жюри?

— Я был самым добрым, всем высокие баллы ставил. Я же видел, как все старались, помню и знаю, что это такое. На сцене мешает волнение или костюм неудачный, и с этим нужно научиться справляться. Но дух конкурса был, состязательность присутствовала: дети приехали не просто выступить, но победить.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 29, 2012 11:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033001
Тема| Балет, "Золотая маска", Пермский театр оперы и балета, Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Мрачно, нервно, красиво //
Татьяна Кузнецова о балете «Видеть музыку» из Перми

Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend", №11 (3656)
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/1897360
Аннотация|


Фото: Антон Завьялов

В конкурсе "Маски" Пермский балет присутствует регулярно. Обычно он отвоевывал себе место среди лучших театров России с помощью американских классиков. Ради Джорджа Баланчина и Джерома Роббинса, которых труппа осваивала долгие годы под неусыпным попечением американских фондов, пермякам прощались и провинциальность исполнения, и чрезмерное благолепие программ.

Но на сей раз все по-другому. Амбициозный худрук Пермского балета, экс-петербуржец Алексей Мирошниченко рискнул выбраться из уютного загончика проверенной западной классики на дикие просторы современного балета. Программа "Видеть музыку" — это три (вернее, четыре, считая 17-минутный жанровый номер Каэтано Сото на музыку Баха) одноактных балета малоизвестных (точнее, вовсе неизвестных) в России хореографов. Не олимпийцев и живых классиков, а тех беспокойных и не слишком уверенных в себе неврастеников, из которых в основном и состоит всемирное братство кочующих по труппам хореографов. Впрочем, своих трех авторов Мирошниченко подобрал вовсе не на обочине балетного мира: у всех хореографов солидный послужной список, включающий постановки в ведущих компаниях — от New York City Ballet до Штутгартского балета.

Из всех троих только испанец Каэтано Сото поставил в Перми уже готовый балет. 20-минутную композицию Uneven ("Неровности") на принципиально нетанцевальную, раздражающе-монотонную музыку минималиста Дэвида Ланга он сделал в 2010 году для американской труппы Aspen Santa Fe Ballet. Хореограф мучил на репетициях трех балерин и пять танцовщиков, находясь в состоянии крайней депрессии, вызванной, как ни странно, собственной востребованностью: от бесконечных перелетов с континента на континент у него пропало чувство пространственной самоидентификации. "Часто, проснувшись утром, я сам не понимал, в какой точке планеты я нахожусь",— прокомментировал автор психологический фон, на котором взошли его "Неровности". Задранный угол лежащего на полу белого линолеума придает пространству некую катастрофичность и визуально дополняет нервную вздыбленность хореографии, чередующей нарочитую скрюченную косолапость со столь же преувеличенно распятой выворотностью. Спектакль идет под живое виолончельное соло (аккомпанемент в записи) и представляет серьезное испытание для тех зрителей, кто привык искать в балете гармонию тела и духа.

Мрачновато настроен и итальянец Лука Виджетти. Название своего 22-минутного балета, поставленного специально для пермской труппы,— Meditation on Violence ("Медитация на темы насилия") — он позаимствовал у режиссера Майи Дерен, вдохновившись ее поэтическим кинематографом. Приверженцы хореографии итальянца находят в его абстракциях метафизическую дымку самого Антониони. Тумана у Виджетти действительного много — и содержательного, и самого буквального: сцену временами заволакивают прямо-таки клубы пара. В черном пространстве с колосников свисает и крутится огромная черная раковина, напрашиваясь на разнообразные метафоры. Музыка Паоло Араллы — зловещее гудение, будто исходящее из сердцевины этой конструкции. Фигуры артистов подолгу замирают в шатком равновесии — сложившись в низком плие или вытянувшись на полупальцах. Мужчины, захватив женщин в плен поддержек, чертят их пуантами магические круги по полу, словно выписывая астрологические карты. Словом, вам предстоит приобщиться к настоящему современному интеллектуальному балету — темному и многозначительному.

И лишь британец Даглас Ли не побоялся сделать свое 25-минутное "Воспоминание" не слишком авангардным — в смысле не заторможенным и не мрачным. Музыку минималиста Гэвина Брайерса он увидел в романтическом флере и двинулся по следу старых добрых британских классиков — Фредерика Аштона и Кеннета Макмиллана. Как и они, хореограф Ли исключительное внимание уделяет разнообразным поддержкам, плетя с их помощью хореографическую паутину вокруг обращенного в прошлое героя.

Пермские артисты танцуют поставленную специально для них хореографию с почти молитвенным экстазом, нежданной профессиональной зрелостью и вполне европейским достоинством. Программа иностранных авторов превратила застенчивых провинциалов в полноправных игроков на поле современной хореографии. И чтобы увидеть это преображение труппы, стоит приобщиться к вселенской балетной тоске.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 03, 2012 8:44 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 29, 2012 11:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033002
Тема| Балет, "Золотая маска", Михайловский театр, МТ, Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Иностранная честь русского балета
Татьяна Кузнецова о балетах из Михайловского и Мариинского театров на «Золотой маске»

Где опубликовано| Журнал "Коммерсантъ Weekend", №11 (3656)
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://kommersant.ru/doc/1897361?themeID=123
Аннотация|


"Парк"
Фото: Валентин Барановский / Коммерсантъ


Два главных театра Петербурга покажут все свои хореографические достижения и приобретения прошлого сезона. Михайловский балет и балет Мариинки будут гастролировать друг за другом: первый, 2 и 3 апреля,— в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, второй, 4-6 апреля,— на Новой сцене Большого.

Главным ньюсмейкером "Маски" станет, несомненно, Начо Дуато. Знаменитый испанец, 1 января 2011 года занявший пост худрука Михайловского балета, с тех пор не вылезает из репетиционного зала и за это время понаставил столько, сколько отечественным хореографам и не снилось. На "Маску" номинированы и его былые шедевры (один из них — "За вас приемлю смерть" — 6 апреля представит московский музтеатр Станиславского, другой — "Дуэнде" — покажет Михайловский балет), и эксклюзивные работы, сделанные хореографом для его петербургской труппы. Таким образом, испанец будет состязаться сам с собой: три спектакля одного автора в конкурсе "Маски" — это абсолютный рекорд.

Самой интригующей выглядит программа одноактных балетов Михайловского театра — по ней можно наглядно проследить эволюцию одного из самых именитых хореографов мира, увидеть разницу между "западным" Начо и Начо "русского периода". "Дуэнде" на музыку Клода Дебюсси, поставленный Дуато больше 20 лет назад для труппы NDT,— признанный шедевр балетного импрессионизма. Нежный, текучий, с раздумчивыми паузами, легкими шалостями и невесомой грустью, он идеально ложится на музыку и похож на лирическое прощание с юностью. Так, собственно, и было — как раз в это время Начо Дуато сделался самовластным хозяином Национального балета Испании и своим "Дуэнде" прощался с нидерландской труппой, в которой вырос как танцовщик и хореограф.

Два других балета инспирированы первыми российскими впечатлениями Начо Дуато. Премьера "Nunc Dimittis" на музыку Арво Пярта и Давида Азагры состоялась в прошлый Великий пост и, по словам петербургского рецензента "Ъ", стала "зримым воплощением душевных устремлений православных христиан в период усиленного покаяния и погружения в молитву". Духовная строгость балета сродни литургии, главная героиня в исполнении Екатерины Борченко ассоциируется с Богородицей, пафос хореографии чист и неподделен — и, возможно, именно открытая религиозность постановки отпугнула экспертов от этого "благотворного сретения "ветхого завета" русской классической школы и танцевального мирового авангарда" — балет в номинанты "Маски" не попал. На конкурс выставлена 40-минутная "Прелюдия", сочиненная на причудливый коллаж из музыки Генделя, Бетховена, Бриттена — по отзывам, наиболее "русский" балет испанца. Очевидцы премьеры нашли в нем и национальный романтизм, и "достоевщину", и нерв современного города, и флер белых ночей. Похоже, сгущенно-петербургская атмосфера спектакля действует совершенно колдовским образом, превращая в поэтов даже критиков, выдающих такие, например, описания: "Бродя по сумрачным аллеям хореографического постмодернизма, выходишь на залитый светом простор чистейшей классики, чтоб оттуда рвануть в нирвану космического бытия".

В качестве бонуса Михайловский балет привозит совсем свежую, внеконкурсную "Спящую красавицу" — в декабре прошлого года Начо Дуато представил собственную версию знаменитого балета Петипа — Чайковского. Вообще-то от хореографа ждали большей радикальности или хотя бы оригинальности. Но и для этой несмелой "Спящей" у поклонников Дуато нашлось эффектное определение — "хореографический бриколаж, в котором узнаваемые лексемы Петипа складываются в причудливую постмодернистскую мозаику". Главные роли в спектакле исполнят Ирина Перрен и Леонид Сарафанов, променявший статус ведущего премьера Мариинки на счастье работать с хореографом Дуато.

Гастрольный репертуар Мариинского театра выглядит более скромно. Его программа одноактных балетов на "Маску" не выдвинута и, похоже, неспроста: Бенжамен Мильпье, перенесший на петербургскую сцену свой американский балет "Without" на музыку Шопена и Эмиль Фаски со своим опусом "Simple Things" на музыку Арво Пярта — авторы не того ранга, которого заслуживает труппа Мариинского театра. Третий балет — исторический раритет "Лабиринт" Марты Грэм, повествующий о борьбе женщины со своим внутренним Минотавром,— появился в программе благодаря Диане Вишневой, героически осваивающей различные хореографические стили, в том числе и классический американский modern.

Ставку Мариинка сделала на "Парк" — балет Анжелена Прельжокажа на музыку Моцарта, сочиненный хореографом-радикалом для Парижской оперы в 1994 году и ставший гордостью французской труппы. Недавно парижане показывали на гастролях в Москве этот трехчастный спектакль, напоенный чувственностью и соблазном, единственным сюжетом и смыслом которого является любовь — "магический ритуал, заставляющий людей забыть о быте и повседневности", как выразился о теме своего спектакля сам хореограф. Изысканные костюмы отсылают в век Ватто и "Принцессы Клевской", лапидарные декорации с черными колоннами деревьев — к постиндустриальным пейзажам будущего. Соединяют эпохи четыре персонажа, названные Садовниками — бесстрастные стражи времени, неустанно культивирующие сады страсти.

У Прельжокажа, конечно, нет и не может быть пуантов, вращений, прыжков и прочих балетных виртуозностей. Зато много профанаций и провокаций — вроде ползающих на четвереньках благородных кавалеров и дам в кринолинах, отдающихся партнерам прямо под трубообразными деревьями парка. Но все это — фон, среда, почва, из которой вырастают отношения главных героев. Без них — вернее, без двух харизматичных актеров-танцовщиков,— "Парк" рискует зачахнуть. В московских спектаклях главные роли исполняют по очереди Виктория Терешкина и номинированная на "Маску" Диана Вишнева. Их партнерами будут соответственно Александр Сергеев и Константин Зверев.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 03, 2012 8:46 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 7:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033003
Тема| Балет, "Золотая маска", Михайловский театр, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Испанские страсти из Петербурга
Где опубликовано| РБК daily
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2012/03/30/lifestyle/562949983401330
Аннотация|



В программе фестиваля «Золотая маска» участвуют спектакли петербургского Михайловского театра. Они будут показаны на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. 2 апреля пройдет «Спящая красавица», а 3-го — три одноактных балета. Гастрольные постановки сделаны Начо Дуато, испанским руководителем балетной труппы театра.

Фестивальный проект «Михайловский театр в Москве» начнется с шедевра Чайковского. На его «Спящую красавицу» Дуато покусился по просьбе дирекции Михайловского театра. Неожиданному факту своей биографии испанский маэстро, наверное, удивляется по сей день: когда Дуато, магистр современного танца, переезжал в Россию, он вряд ли планировал делать классические спектакли. Тем не менее первый блин выпечен, а вот вышел ли он комом — на этот счет мнения полярно разделились.

Многие не смогли простить постановщику легкости, с которой он манипулировал всем известной старинной хореографией, при том что перед премьерой Начо раздавал интервью с репликами вроде «ни па из Петипа» (то есть, что его, Дуато, спектакль будет полностью оригинальным). На практике получилось иначе, хотя современный хореограф, как известно, ничего не заимствует, он всего лишь цитирует. Так или иначе, но Дуато перекроил любимые в России балетные штампы. Это касается не только танцевального языка, в котором появились неклассические акценты. Хореограф, известный тонкой музыкальностью, в «Спящей красавице» ушел от прямого «отанцовывания» ритма и метра, за что его обвинили в неумении работать с партитурой Чайковского. Балет получился спорным, но любопытным, в нем есть хорошие актерские работы, а удачная сценография в палевых тонах добавила спектаклю уютности.

Среди трех одноактных балетов Михайловского театра два — «Прелюдия» и Nuns Dimittis — поставлены Дуато уже в Петербурге, а третий, «Дуэнде», взят из богатых запасников хореографа. Он сочинен в 1991 году на музыку Дебюсси, и танец подражает мгновенной импрессионистской изменчивости партитуры. Словом «дуэнде» в Испании называют таинственные потусторонние силы, всяческих волшебных духов, в то же время «дуэнде» обозначает особую поэтическую чувственность. Это одна из лучших постановок хореографа: в отсутствие внешнего сюжета отчетливо прочитываются сюжеты музыкальный и эстетический. Тела танцовщиков похожи на игру стихий и полутонов, подобных быстрым переменам света и тени — от солнечной яркости к лунной сумрачности.

«Прелюдия», как и Nuns Dimittis, напрямую связана с российской жизнью Дуато. В первом балете он разбирается со своими эмоциями творца: смешав в кучу Бетховена с Бриттеном, а также привычный модерн-данс с непривычной классикой, хореограф ищет третье танцевальное состояние, получающееся при встрече пластических антиподов. Второй опус, сочиненный на музыку Арво Пярта, посвящен впечатлениям испанца от России и ее традиций. Тут есть колокольный звон и отсвет молитв (кстати, название балета по-русски звучит как «Ныне отпущаеши»), сарафаны на танцовщицах и даже намек на распятие. Конечно, можно придраться к некой странности дуатовского взгляда: видно, что это делал человек, внешне знакомый с русскими реалиями. Но всегда поучительно узнать, что думают и как понимают страну иностранцы. Да и требовать полной адекватности взгляда невозможно: наверняка испанцы тоже удивляются, смотря российские опусы про Испанию, в том числе и наш любимый балет «Дон-Кихот».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 7:33 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033004
Тема| Балет, "Золотая маска", Персоналии,
Авторы| Камила Мамадназарбекова
Заголовок| Балетные новинки театров Санкт-Петербурга на «Золотой маске»
Где опубликовано| Ведомости Пятница
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newsline/news/1582038/baletnye_novinki_teatrov_sanktpeterburga_na_zolotoj_maske
Аннотация|



Спектакли знаменитых хореографов Марты Грэм, Начо Дуато, Анжелена Прельжокажа приезжают в Москву

В первые дни апреля «Золотая маска» не оставляет балетоману ни одного свободного вечера: в спецпрограммах национальной театральной премии — новинки двух главных музыкальных театров Петербурга.

Фея Карабос, лесные травы и колокольный звон

Михайловский театр привезет прежде всего балеты Начо Дуато — то, что испанскому хореографу удалось сделать за первый сезон на посту худрука. Это «Спящая красавица» и программа из трех одноактных балетов «Прелюдия», «Дуэнде» и Nunc Dimittis, два из которых были созданы специально для танцовщиков питерской труппы, а третий перенесен автором на росссийскую сцену.

«Спящая красавица» — редкий для Дуато полнометражный балет, да к тому же классический, многоактный, в пышных сказочных декорациях. Намереваясь поначалу только освежить классическую редакцию Петипа, Начо Дуато в итоге решился переписать хрестоматийный хорео­графический текст, лежащий в основе всей русской танцевальной культуры. Особенно интригует партия феи Карабос (Ришат Юлбарисов) — у нее появилась свита из шести тараканов в костюмах из черной кожи и таких же масках, и именно в этой роли должен проявиться присущий хореографу юмор.

Вечер одноактных балетов откроет «Прелюдия» — сюжетом 40-минутного произведения стала встреча классического и современного танца. Гендель здесь соседствует с Бриттеном, балерины в юбках-«шопенках» — с юношами в трико, а пуантный танец взаимодействует с фирменной «текучей» пластикой хореографа. Вместе с «Прелюдией» в конкурсе фестиваля оказался восстановленный шедевр «Дуэнде» 1991 года, который в прошлом году уже привозили в Москву. «Дуэнде» в переводе с испанского — «эльф», «дух леса». В музыке Дебюсси Начо Дуато угадывает звуки природы: движения танцовщиков повторяют колыхание лесных трав или линии переплетающихся стеблей.

Третий одноактный балет был придуман для балерины Екатерины Борченко. Вслед за духовным сочинением Арво Пярта он озаглавлен Nunc Dimittis — с этих латинских слов начинается Песнь Симеона Богоприимца, благодарного Господу за то, что тот дал ему перед смертью увидеть Спасителя. Хореография Начо скульптурна и патетична (поза распятия, руки, воздетые к небу), а кроме музыки Пярта здесь звучит колокольный звон, написанный испанским композитором Давидом Азагра. Во втором оригинальном балете на сцене Михайловского хореограф задействовал куда больше оказавшихся в его распоряжении возможностей — в Nunc Dimittis принимает участие хор.

Жанна Д’Арк на фоне лилий и нить Ариадны

В программе «Премьеры Мариин­ского театра в Москве» тоже один длинный и три коротких балета. Классика ХХ века здесь представлена «Парком» Анжелена Прельжокажа. Навеянные духом Мадам де Лафайет и Шодерло де Лакло кавалеры и дамы времен Людовика XIV шуршат платьями и плетут любовные сети. Архитектура регулярного парка передана абстрактными формами. Самый прекрасный в истории балета поцелуй в бесконечно долгой круговой поддержке происходит под чувственное адажио Моцарта. Исполняют опасный номер Константин Зверев и номинированная за эту роль на национальную театральную премию Диана Вишнева.

В следующий вечер будут показаны три одноактных балета: Simple Things, Without и «Лабиринт». Первый поставил ученик Джона Ноймайера и выпускник Вагановского училища Эмиль Фаски на музыку Арво Пярта. Последовательного повествования тут нет, однако по светящимся на небесно-голубом заднике королевским лилиям и отсветам пламени, а также по небольшой свите в костюмах, напоминающих доспехи, можно понять, что героиня Екатерины Кондауровой на самом деле — Жанна Д’Арк. Во втором балете, Without, французский танцовщик и хореограф Бенжамен Мильпье (получивший широкую известность после работы над фильмом «Черный лебедь») сплел цепочку лирических дуэтов на фортепианную музыку Шопена. Последний спектакль в этой программе — «Лабиринт» создательницы американского танца-модерн Марты Грэм. Соло на музыку Джанкарло Менотти трактует миф об Ариадне через психоанализ и феминизм — героиня Дианы Вишневой совершает путешествие в лабиринт своих страстей и страхов.

2-4 апреля, «Михайловский театр в Москве», 4-6 апреля, «Премьеры Мариинского театра в Москве», www.goldenmask.ru
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 7:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033005
Тема| Балет, 17-й Международный балтийский фестиваль балета, Персоналии,
Авторы| Алла ПЕСКОВА
Заголовок| Балет идет!
Где опубликовано| Телеграф (приложение LifeNews)
Дата публикации| 2012-03-26
Ссылка| http://www.lifenews.lv/news/balet-idet
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Организаторы Балтийского фестиваля балета рассказали о его программе.

Яркими спектаклями, выступлениями мастеров с мировым именем и еще невиданными проявлениями танцевального жанра от классики до авангарда будет отмечен 17-й Международный балтийский фестиваль балета, который пройдет в Риге и Прейли. С годами фестиваль стал чудесной традицией танцевального жанра и значительным культурным событием международного уровня, в рамках которого в этом году с 27 апреля по 28 мая состоятся спектакли танца и балета, фотовыставка, особые сеансы кинофильмов, а также танцевальное шоу. С 5 марта начата уже продажа билетов на все мероприятия фестиваля.

«Рада тому, что во всей своей красочности и многообразии уже семнадцатый год в Латвии проходит Международный балтийский фестиваль балета, предлагающий такие грани искусства танца, которые невозможно переоценить, выдающийся парад балета. И его зрителей увлечет вихрь танцевальной страсти», — говорит директор фестиваля Лита Бейрис.

Продолжая начатую традицию, концерт открытия фестиваля состоится 27 апреля на Рижском железнодорожном вокзале и будет доступен каждому интересующемуся. А уже 30 апреля все любители танца приглашаются в Латвийскую Национальную оперу на самое интригующее событие фестиваля — гала-концерт с участием звезд мирового балета из Нидерландов, Филиппин, России, Южной Кореи, Португалии, Грузии, США, Литвы, Эстонии и, конечно, Латвии.

Одним из особых сюрпризов этого фестиваля станет танцевальная группа из Франции Beau geste с еще невиданным в Латвии спектаклем-шоу «Необычный транспорт» (Transports exceptionnels) 8 мая на Рижской привокзальной площади, в котором действующими лицами являются танцовщик и экскаватор. В свою очередь, самая художественно яркая компания Испании — балет Виктора Ульята (Victor Ullate Ballet) 14 мая в Латвийской Национальной опере предлагает спектакль «Волшебство искусства танца» (El arte de la Danza), в котором различные академические приемы классического балета объединены с огненной страстью испанской школы и чувственной пластикой латинских танцев.

В рамках фестиваля в Galerija Centrs будет представлена персональная выставка великолепного московского фотохудожника Игоря Захаркина, а в кинотеатре Splendid Palace с поддержкой Института Гете в Риге на особых сеансах 26 и 28 апреля будет показан документальный фильм Вима Вендерса «Пина». 16 мая в Институте Гете в Риге все заинтересованные могут бесплатно посмотреть также немецкий документальный фильм «Танцевальные сны — молодые танцуют в спектакле Пины Бауш Kontakthof».

Начатый два года назад танцевальный марафон в этом году продолжат латвийские танцевальные группы в концерте «Ритмы танца» 9 мая в Доме культуры ВЭФ. Со своей стороны латвийский национальный балет порадует жителей Прейльской области спектаклем «Танго плюс» — «Сон Марии» — Pas de Quatre 24 мая в Центре культуры Прейльской области.

Как заключительный аккорд фестиваля 28 мая в Латвийской Национальной опере впервые в Латвии в рамках своего европейского тура выступит Элвин Эйли, одна из самых популярных танцевальных компаний США Ailey II, в основном составе которой 12 танцовщиков и которая с большим успехом показала себя во всем мире.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 8:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033006
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Ирина Тарасова
Заголовок| Игра в Баха
Где опубликовано| «ВашДосуг.RU/VashDosug.RU»
Дата публикации| 2012-03-28
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/spb/theatre/article/68428/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Музыкантам известен главный парадокс произведений Баха: работа над ними требует постоянного интеллектуального напряжения, расчета и выверенности до миллиметра. И в то же время музыка Баха у исполнителя вызывает сильнейшее эмоциональное потрясение. Сильнее, чем, скажем, музыка романтиков. Для хореографического решения Бах и просто «задача с множеством неизвестных». Решить ее рискнет только мастер особого таланта.



Выбор Начо Дуато в качестве очередной премьеры знаменитого балета «Многогранность. Формы тишины и пустоты» непрост, но понятен: спектакль этот уже проверен временем в нескольких странах, «Многогранности» почти 13 лет, но Начо практически ничего не изменил в своем балете, выстроенном на 22 музыкальных фрагментах из произведений И.-С. Баха.

Не секрет, что испанского хореографа в театре боготворят (и справедливо!), и труппа уже «звучит» в его руках, практически как родной Дуато инструмент. Известно и то, что новый музыкальный руководитель и дирижер оркестра Михаил Татарников взялся эту премьеру, понимая, насколько непростую задачу он должен решить: впервые создать живую музыкальную ткань спектакля, где камерные произведения Баха сменяет орган, за ним может следовать клавесин или хор. И, наконец, к этим непростым условиям задачи добавим последнее: авторская хореография Дуато до сих пор неоднозначно воспринимается в консервативном Петербурге, где за исключением нескольких постановок в Мариинке, редких гастролей да столь же редких фестивалей, где промелькнет пара-тройка современных номеров в гала, современный балет и увидеть-то негде.

Вспомним недавние гастроли Hubbard Street Dance Chicago в том же Михайловском, когда зритель в недоумении покидал зал просто от непонимания происходящего на сцене. А на сцене были безумно интересные, но слишком для нашей публики радикальные Алонсо Кинг, Твайла Трап и Охад Нахарин. Судя по всему наш «отечественный балетный газон» придется стричь еще лет двести. Так что рисковал Мастер Дуато серьезно, но благодарное внимание публики к творению Начо, что удивительно, было не меньшим, чем преданная влюбленность в него балетной труппы.

Идея «Многогранности» Начо Дуато довольно известна: баховская полифония становится для балетмейстера главным хореографическим лейтмотивом спектакля, где роль «нот» или музыкальных тем исполняют солисты балета. Развитие многоголосия и «многотемия», по сути, и ведет хореографический сюжет спектакля, единственным нарративом которого можно считать, разве что, линию судьбы самого композитора, творца музыки, то есть Иоганна-Себастиана Баха, и историю его непростого отношения к творчеству. Но, право слово, кажется, что по-хорошему балет мог прекрасно обойтись без ведущей роли «Дроссельмейера» или, во всяком случае, без буклей, парика и камзола. Останься «кающийся» Дуато на сцене после первого эпизода – он в роли Баха был бы абсолютно адекватен.



Собственно, адекватен Дуато и самому гению Баха своей хореографической многогранной изобретательностью: от восхитительного эпизода «Прелюдии из сюиты для виолончели», где балерина не просто божественно покорная руке музыканта виолончель (правда, крохотная Сабина Яппарова сравнима скорее со скрипкой), но сама музыка, рождающаяся из кисти музыканта, до почти детской игры в «танцы театра теней» под такую же «школярскую» музыку из «Нотной тетради Анны Магдалены Бах», знакомой каждому первокласснику музыкальной школы.

Все-таки Дуато – волшебник (хоть и не Дроссельмейер), легко превращающий ноты в клавиши, клавиши в тело танцора, тело балерины – в виолончель, смычок виолончели – в шпагу… Волшебник, одаренный абсолютным слухом к музыке и бесконечно креативный в хореографии. Смотрите, как он умеет шутить вместе с барочным Бахом, будто подслушав грубоватый немецкий хохоток гения в знаменитом полонезе и превратив его в забавный «танец мальчиков», где к усеченным кринолинам не хватает разве что мушек на щетине щек да намека на декольте на накачанных торсах. И ведь даже в таких хореографических шутках вкус не изменит Дуато – вот уж настоящий образец стиля для псевдо-стильного Петербурга.

Дуато может быть и необыкновенно серьёзен, и до болезненности трагичен. Опять-таки, когда великий музыкант позволяет это хореографу: каждому уху знакомая органная токката и фуга ре-минор Баха для хореографа повод задуматься над человеческими страстями, неподвластными даже церковному смирению. Не случайно именно этот фрагмент «Форм тишины и пустоты» часто трактуют как размышления испанского хореографа о причинах церковной инквизиции, хотя сам он, быть может, даже не предполагал такой трактовки. Тот же Дуато может быть и певуче-лиричен в хореографических дуэтах, и почти кинематографичен в выстраивании массовых сцен.

Может быть, великолепные этюды-миниатюры Дуато по-русски пока выглядят не так отточенно, как испанские или немецкие (замечают критики). Но ведь премьера еще только «отзвучала». Зато, определенно, руководитель Михайловского балета уже хорошо слышит звучание каждой «ноты» своей труппы. И многие знают, с каким смирением некоторые примы и премьеры работают у Дуато, не претендуя на «первую скрипку». А те, кому в классике доставался лишь кордебалет, у хореографа начинают танцевать свободнее и ярче.

Впрочем, у Баха, как известно, полифоническая музыка и требует абсолютного равноправия разных тем – иначе развития этих самых тем не случится, не будет и диалога, и собственно полифонии. Именно в руках Дуато архитектура полифонии Баха превращается в архитектуру хореографии, многозначительная музыкальная тишина – в пустоту пространства, где на наших глазах проявляются линии тела и рисунок танца. И все это свершается на фоне великолепных декораций, созданных, кстати, архитектором.

Впрочем, о чем я вам здесь так горячо рассказываю? Это всего лишь надо увидеть…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 8:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033007
Тема| Балет, балетный фестиваль «Русские сезоны XXI века», Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Елена ПЕТРОВА
Заголовок| Родом из Петербурга
Где опубликовано| Аргументы и факты - Петербург№13
Дата публикации| 2012-03-28
Ссылка| http://www.spb.aif.ru/culture/article/47032
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ
Отсюда русский балет триумфально шагал по миру

Со 2 по 5 апреля в Петербурге пройдёт балетный фестиваль «Русские сезоны XXI века» в честь Мариса Лиепы. Его организатор - сын знаменитого танцовщика Андрис Лиепа.

Вслед за отцом

- С Петербургом нашу семью связывает многое, - рассказал Андрис. - Отец бывал здесь на гастролях, снимался в кино - в знаменитом фильме-балете «Галатея» исполнил партию Хиггинса. А в сериале «Шерлок Холмс и доктор Ватсон: ХХ век начинается» сыграл драматическую роль полковника Уолтера. Отец танцевал в труппе Бориса Эйфмана.
У отца здесь было много друзей. Ну а я нашёл в этом городе свою супругу. Познакомился с Катей, когда пригласили в Мариинский театр. Она тогда только что закончила Вагановское училище и тоже танцевала в театре. Венчались мы в Никольском соборе.

Все семь лет моей работы в Мариинке - самые счастливые, они пролетели, как одно мгновение. Я много танцевал, много ставил, даже оперы. Именно тогда восстановил балеты знаменитых «Русских сезонов» Дягилева - «Петрушку», «Жар-птицу», «Шахерезаду». Они до сих пор в репертуаре.

Интересом к «Русским сезонам» меня увлёк отец. Он - первым, ещё в советское время - восстановил «Видение розы» в хореографии Фокина. Это было непросто, ведь после революции все эти спектакли ушли на Запад, уехали и их создатели. Осталась небольшая часть артистов, которые даже не могли рассказывать, что они работали с Дягилевым и Фокиным. Только в 1992 году благодаря Театральной библиотеке я смог увидеть архивы, которые Михаил Фокин, умерший в Америке, завещал прислать в Петербург. Я был первым, для кого их открыли.

Вернули Рериха

Петербург - колыбель «Русских сезонов», именно отсюда началось в ХХ веке триумфальное шествие русского балета по миру. Все спектакли создавались здесь, а потом Дягилев вывозил их в Париж. Поэтому ваш город должен видеть балеты, которые мы восстанавливаем, возим во Францию. Так, впервые восстановили «Половецкие пляски» с декорациями и костюмами Николая Рериха. В своё время они поразили парижан, а сейчас хранятся в музее в Лондоне.

То же самое - с «Шопенианой». Петербуржцы впервые увидят этот балет в декорациях Александра Бенуа. Это будет 2 апреля на сцене БКЗ, а в Михайловском театре с 3 по 5 апреля - спектакль «Павильон Армиды» также в декорациях Бенуа на музыку Николая Черепнина. Когда мы позвонили внуку композитора в Америку, он сказал, что к нему впервые за 25 лет обратились с просьбой предоставить музыкальный материал.

Чтобы воссоздавать балеты, приходится ездить по всему миру. В Нью-Йорке в Метрополитен-музее сохранилось 10 минут танцев из «Золотого петушка», поставленных Фокиным. Причём на цветной плёнке. У самого хореографа тоже была камера, и в «Фонде Михаила Фокина» в Америке есть 36 часов документальных съёмок. К примеру, как он с сыном Виталием танцует на крыше небоскрёба Арлекина из «Карнавала». Я это видел, так что перед глазами - живые образы от самого мастера. Это помогает вернуть спектаклям энергетику.

Трудно поверить, что «Жар-птице» или «Шехерезаде» сто лет. Никто не скажет, что спектакли - несовременные. Насколько Дягилев был провидцем! А то, что создаётся сейчас, не выдерживает и трёх лет. Поставили, сезон прошёл - сняли. Я же привык работать с тем отношением к искусству, которое передал отец: эксклюзивно, темпераментно, от души.

Он ушёл из жизни в 52 года. Раньше мне казалось, что это серьёзный возраст, но сейчас, когда сам перешагнул 50-летний рубеж, понял, что это не так. Марису Лиепе в этом году исполнилось бы 75 лет, поэтому мы посвящаем фестиваль его памяти. Я убедился, что отец оставил неизгладимый след в сердцах зрителей. И память о нём не исчезла.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 8:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033008
Тема| Балет, "Золотая маска", Пермский театр оперы и балета, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Авторы| Нелли Бикбаева
Заголовок| Алексей Мирошниченко о спектакле "Видеть музыку"
Где опубликовано| Рифей-Пермь
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://rifey.ru/wall/words/show_id_3862/30-03-2012-aleksey_miroshnichenko_o_spektakle_videt_muzyiku
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Театр оперы и балета, Пермь

когда: 31 марта

где: Большой театр, Новая сцена

Алексей, как появилась идея создать единый хореографический проект "Видеть музыку", составленный из самостоятельных одноактных балетов приглашенных западных хореографов?

Идея создания этого проекта была простая: желание пополнить репертуар балетной труппы. В репертуарной политике театра на данный момент четыре основных направления: сохранение имеющегося классического репертуара, пополнение классического репертуара, современная хореография и приглашенные авторы, и, собственно, моя авторская хореография как художественного руководителя и главного балетмейстера пермской балетной труппы. Хореографические проекты, куда приглашаются западные хореографы, у которых иная школа и иной пластический язык, позволяют как бы заново открыть уже состоявшиеся балетные имена, показать другие грани их таланта и возможности. Например, как это было с Натальей Моисеевой, прима-балерина театра в постановке Дагласа Ли "Видеть музыку" открылась с совершенно другой стороны. Она – балерина классической школы, где "шаг вправо или шаг влево" абсолютно невозможен. Тем не менее, уже в балете "Дафнис и Хлоя" она проявила себя как хорошая современная танцовщица, но у Дагласа Ли, все равно другое направление, неоклассическое, но с большим присутствием contemporary dance. И вот здесь, Наталия открылась как потрясающая современная танцовщица!

Поделитесь нюансами Вашей работы как организатора всего проекта: почему обратились именно к этим западным хореографам, а не пригласили российских?

Что касается приглашенных авторов, то в России существует обойма "топовых" имен, таких как: Иржи Килиан, Джон Ноймайер, Уильям Форсайт, Начо Дуато, Матс Эк (которого долго никто не решался у нас ставить), еще раньше был популярен Морис Бежар и, собственно, все. Пик карьеры этих хореографов состоялся 30-40 лет назад. На сегодняшний день все наши главные театры уже обзавелись их постановами двадцатилетней давности. Это, безусловно, очень хорошо, я сам, в течение пяти лет репетируя балеты Форсайта в Мариинском театре, уже тогда понимал, что это не только классная хореография, которую безумно любят танцевать наши артисты. Это еще и возможность переосмыслить классический танец, ведь хореография Форсайта очень классична и требует даже гиперболизации классических позиций ног и рук. И это не секрет, что те танцовщики, которые танцевали Форсайта, после, стали лучше и "взрослее" танцевать классику. (Кстати, на следующий год наш Пермский балет тоже ставит Форсайта.) Но сейчас в Европе появилось столько интересных хореографов! И, к сожалению, их имена российскому зрителю совершенно не известны. Однако эти хореографы заявили о себе постановками в таких театрах как: "Нью-Йорк Сити Балет", "Шведский Королевский Балет", Лондонский "Ковент-Гарден", "Королевский Балет Фландрии", "Австралийский Балет" и т.д. Поэтому мне, прежде всего, хотелось, чтобы эти ребята создали оригинальные постановки специально для артистов Пермского балета, и познакомить публику – пермскую, а теперь и московскую – с людьми, которые стоят в первом ряду создателей современной хореографии. Более того, всех приглашенных хореографов я очень хорошо знаю, мы вместе уже работали, пересекались на постановках в различных театрах, поэтому не представляло труда их пригласить в этот проект. И они сделали очень достойную работу. Конечно я думал и о российских хореографах, но, к сожалению, их так мало на сегодняшний день! Я пригласил в наш проект Алексея Ратманского, но он в силу чрезвычайной занятости не смог принять участие.

Главная беда, и даже катастрофа российской хореографии в том, что ни на государственном, ни на местном уровне наших хореографов не поддерживают и не способствуют их развитию, как в других европейских странах или в Америке. Вот, например, при "Нью-Йорк Сити Балет" есть хореографический институт. Дважды в год туда приезжают хореографы, им платят стипендию, предоставляют труппу для постановок. То же самое в "Ковент-гарден" или в Бельгии. Это такой планомерный, стабильный процесс поиска бриллианта в тоннах руды. В России таких начинаний практически нет, поэтому откуда взяться современным хореографам? Совсем не из патриотизма, а для объективности следует сказать, что в Персмком крае, на сегодняшний день, ситуация выглядит лучше. В Пермский театр приехал работать Теодор Курентзис (в качестве художественного руководителя). Годом раньше я. Это говорит о том, что в крае хотят видеть руководителями творческих коллективов не менеджеров, а сочинителей и создателей спектаклей, как, кстати, это было раньше: во главе балетной труппы всегда стоял хореограф. Поэтому и возникали собственные оригинальные постановки, а не только экспорт, как сейчас.

Вина за отсутствие российских современных хореографов отчасти лежит и на критике. Я уважаю нашу критику, но она зачастую уничтожает любое начинание. Западная критика всегда настроена положительно, поддерживает (особенно "своих"), даже если у них бывают не совсем удачные показы. У нас все наоборот. Какое-то пост-советское сознание, ориентированность на западное в ущерб российского, какое-то предвзятое отношение: "если свое – то плохое".

Поэтому отсутствие в российской балетной среде авторов именно современной хореографии, заставило меня обратиться к западным хореографам, причем к людям, которые предлагают не постановки двадцатилетней давности, а то, что было сочинено здесь и теперь, специально для пермских артистов. Из этого контекста неожиданно выпал лишь Каэтано Сотто. За полтора месяца до своего приезда в Пермь он порвал ахилл на репетиции, и проект чуть не пропал. Но я попросил приехать его с ассистентом и поставить свой свежеиспеченный месяц назад балет (на репетициях которого он и травмировался), а заодно и еще один маленький балетик, который очень хорошо разряжает атмосферу всего вечера.

Не было ли сомнений у хореографов в том, стоит ли приезжать в Россию и работать с российскими танцовщиками, известными, прежде всего, своей приверженностью к классике?

Если труппа обладает хорошей классической школой – ей все по плечу. Да, у каждого из этих хореографов свой язык. Пермской балетной труппе, обладающей хорошей классической школой, какое–то время понадобилось, конечно, чтобы освоить новый пластический язык, но мы справились, я думаю, успешно.

Алексей, это Вы предложили в качестве объединяющей метафоры для всего хореографического проекта – "Видеть музыку"? Почему именно она?

Размышляя над тем, как объединить балеты в один хореографический вечер, я вспомнил одну известную балетную историю. В одном из знаменитых диалогов Джорджа Баланчина со Стравинским, Баланчин, характеризуя смысл балетной постановки, произнес: "Видеть музыку". А Стравинский парировал: "И слышать хореографию". Фраза Баланчина и стала названием моего проекта.

Балетный спектакль "Видеть музыку" уже был успешно показан в мае прошлого года в рамках международного фестиваля "Дягилевские сезоны-2011: Пермь – Петербург – Париж и получил многочисленные положительные отзывы зрителей. Какие ожидания в связи с представлением проекта в рамках театрального фестиваля "Золотая маска"?

Главное ожидание – чтоб артисты станцевали хорошо, а зрители получили радость от нашего спектакля. Что касается лауреатства, то мы знаем что, конкурс в этом году очень сильный. Это и "Herman Schmerman" (хореография Уильям Форсайт, Большой театр), и "Утраченные иллюзии" (хореография Алексей Ратманский, Большой театр), и "Русалочка" (хореография Джон Ноймайер, Музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко), и балеты Начо Дуато ("Прелюдия", "Дуэнде", Михайловский театр). Кстати, по поводу "Утраченных иллюзий" (как бы кто не относился к этому спектаклю): это беспрецедентный случай! Ведь после Шостаковича трехактный балет никто из композиторов больше не писал. Поэтому получить в этом году "Золотую маску" – крайне сложная задача, но независимо от конечного результата попадание в шорт-лист и участие в престижном фестивале – это уже само по себе говорит, что те хореографические проекты, которые мы делаем, достойного профессионального качества. Очень хочется, чтобы на нашем спектакле произошел обмен положительной энергий между артистами и аудиторией, чтобы зритель испытал радостные переживания, и, конечно же, "увидел музыку"!

Источник: Mask Book
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 7:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033009
Тема| Балет, Фестиваль "Мариинский", Труппа Мориса Бежара, Персоналии,
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| «Бежар Балет» взошел над Мариинкой //
Фурцева о нем говорила: «У него только секс да Бог, а нам ни того ни другого не надо»
Где опубликовано| Газета Московский Комсомолец № 25905
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2012/03/30/687503-bezhar-balet-vzoshel-nad-mariinkoy.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

То тут, то там мелькают известные каждому приличному балетоману лица. Кого только нет в зале: Борис Эйфман, Начо Дуато, Микаэль Денар, Хосе Мануэль Карреньо, Диана Вишнева… Гастроли всемирно известной компании «Бежар Балет Лозанна» — главное событие проходящего в Петербурге фестиваля «Мариинский».


фото: Doron Chmiel

Это первый приезд бежаровского балета в Россию с тех пор, как не стало великого хореографа. Он умер в Лозанне в 2007-м, а 1 января 2012 года мир отмечал 85-летие со дня его рождения. Его наследник, нынешний руководитель труппы Жиль Роман, хранит наследие мастера, но не дает превратиться труппе в музей. На фестивале он показал новинку — свою недавнюю премьеру «Там, где птицы».

Балет представляет собой пластический ребус, навеян стихотворением Чень Шень Лая «Очарование жизни» и скульптурами Марты Пан, знакомой художницы Бежара, чьи работы выставляются по всему миру. Одна из них — «Равновесие» — задействована в балете. Это странный красный предмет на вращающейся оси, в котором зрители не сразу опознали... женский половой орган. В него, как в футляр, укладывается человек и вращается, точно космонавт в центрифуге. «Жизнь — смерть — перерождение — замкнутый круг — Инь и Ян — равновесие» — передает Жиль Роман содержание стиха и разгадку шарады.

Но главное событие гастролей — сам Бежар, его хореография. Работы, созданные великим балетмейстером в 60-х и 70-х годах, смотрятся очень современно. Конечно, чтоб танцевать бежаровское «Болеро» — знаковый спектакль-манифест, перевернувший историю мировой хореографии, — нужен харизматичный исполнитель. И чтобы хотя бы немного приблизиться к Хорхе Донну или Майе Плисецкой, надо обладать харизмой не меньшей, чем у Николя Ла Риша, заставившего в прошлом году на гастролях Гранд-опера с балетом «Болеро» биться в истерике чопорную публику Большого театра. Но и нынешняя исполнительница Элизабет Рос в Мариинке накалила страсти. И в ее исполнении было что-то магическое.

«У него только секс да Бог, а нам ни того ни другого не надо», — сказала про Бежара тогдашний министр культуры Екатерина Фурцева, когда в 1978 году готовила первый приезд гремевшей по всему миру труппы в СССР. «Ведь только об этом думает Бог — о Человеке, Любви и Смерти» — строчкой Зинаиды Гиппиус можно описать темы бежаровских балетов. Строчкой или многостраничными философскими трактатами: Бежара всегда привлекала философия, и сын французского философа Гастона Берже (Бежар — псевдоним) вволю философствует в своих балетах.

В этом ряду и показанный на гастролях балет «Что рассказывает мне любовь». Так названа шестая часть Третьей симфонии Малера. На музыку из этой симфонии и поставлен балет с таким же названием. Христианская тема Благовещения развивается в «Кантате 51» на музыку Баха — хотя балет, в общем-то, в духе баланчиновского неоклассицизма и его бессюжетных одноактовок. Но все это, в сущности, не так важно. В балетах легендарного балетмейстера, показанных в рамках фестиваля, прослеживается невероятное единство хореографического текста и музыки. А также использование, в общем-то, простых хореографических движений и создание на их основе красивейших и сложнейших хореографических форм. Их можно было бы сравнить с дифференциальными уравнениями, если бы высшая математика и этот хореограф не были бы так далеки друг от друга.

Санкт-Петербург


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Май 03, 2012 8:48 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 7:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033010
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, Владимир Кехман
Авторы| Эдуард Дорожкин, Фотографии: Максим Шер
Заголовок| Гастроли Михайловского в Москве. Как театр бизнесмена Кехмана стал одним из лучших в стране
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 2012-03-29
Ссылка| http://www.afisha.ru/article/upswing-of-mikhailovsky/
Аннотация|

(на сайте Афиши есть еще фотографииЪ

В рамках фестиваля «Золотая маска» в Москву едет Михайловский театр — с танцовщиками, сбежавшими из Большого, и режиссером Начо Дуато во главе. Эдуард Дорожкин объясняет, что случилось с Михайловским за последние пять лет.


Выпускник Башкирского хореографического училища Ришат Юлбарисов занят в кордебалете спектакля «Многогранность. Формы тишины и пустоты», посвященного Баху, где есть женщины-виолончели, танцовщики-клавесины и мужчины-скрипки

Заняв кресло директора Михайловского театра, фруктовый король Владимир Кехман начал, как и положено зрителю, с вешалки. Пятьсот миллионов рублей из личных сбережений предпринимателя пошли на реставрацию зала и вообще всей зрительской части, и сейчас бывший императорский справедливо гордится нарядным залом, вкусным буфетом, опрятным туалетом, удобной парковкой — и не по-петербуржски вежливым персоналом, выпестованным в ходе реконструкции иного рода, также предпринятой новым начальником. Владимир Кехман распрощался с большей частью административного аппарата и привел, ну да, будем смотреть правде в глаза, своих людей — в результате исчезла спекуляция билетами, ушли откаты, снизился градус интриг, и театр стал работать не как бог на душу положит, а как швейцарский часовой механизм. После того как директор расстался и с несколькими творческими работниками, не пожелавшими жить по-новому, Питер взорвался. Владимира Кехмана обвинили едва ли не в том, что он собирается торговать на площади Искусств шаурмой — а театр превратить в универмаг (хотя универмаг у него, кажется, есть), то есть стали писать и нести с экрана какую-то уж совсем невообразимую чушь. Тут директор и сам подставил себя под удар, приняв участие в спектакле «Чиполлино». Вообще, это очень смешно — и по-настоящему театрально, зрелищно, — когда человека, столько лет жизни отдавшего фруктам, выносят на сцену в качестве Принца Лимона. Но петербургская общественность, самое непримиримое крыло, подняла страшный визг: директор сам себя назначает исполнителем! Директор тем временем обзавелся профильным высшим образованием и ценными советниками — Еленой Образцовой и Фарухом Рузиматовым. С большой теплотой к нестандартному руководителю отнесся Юрий Темирканов. «Чем больше будешь делать, тем сильнее будут лупить», — напутствовал он его.

На самом деле для того чтобы понять, зачем Владимиру Кехману Михайловский, достаточно провести пару часов в директорском кабинете и поговорить с сотрудниками. Ну нравится ему музыкальный театр, нравится общество музыкантов, хореографов, критиков. Доставляет удовольствие наклейка на афише: «Все билеты проданы». Но «нравится» — не значит быть профессионалом. Однако в построении академического театра нового типа (а в этом и состоит, кажется, его задача) Владимир Кехман — разумеется, не в силу озарения, а с багажом западного опыта — предпринял вполне точные шаги.

Убежденный враг спекуляции, он поднял цену ровно до того уровня, когда «простой зритель», этот фетиш всех людей со стороны, рассуждающих о культуре, еще может прийти в театр, а вот у перекупщика возможности заработать уже нет. Тот факт, что билеты на московские представления «Спящей» почти целиком попали к спекулянтам и билет с номиналом в 7000 р. теперь продается за 18000 р., Кехмана не только расстроил, но и обрадовал: значит, ждет московский зритель, но в самом Михайловском спекуляции объявлен бой не на жизнь, а на смерть.

Был создан «Клуб друзей» театра, дающий участникам привилегии — от раннего бронирования билетов до возможности присутствовать на оркестровой репетиции. Перед началом представлений в Михайловском читают лекции; история создания спектакля, герои, редакции, немного об исполнителях — вводят зрителя в курс дела. Сайт театра — как телетайпная лента ТАСС, только с твиттером. От других театров не добьешься состава исполнителей и за неделю до спектакля, а в Михайловском заявленные звезды — часть контракта. Заболела, не смогла приехать звезда — вернем деньги. Это особенно важно для балетного зрителя, потому что билет на балет стоит дороже, чем на оперу, и, разумеется, театр продает Наталью Осипову и Ивана Васильева дороже, чем, скажем, Олесю Новикову и Леонида Сарафанова. Это естественно. Мариинка поступает так же: Лопаткина и Вишнева стоят дороже Терешкиной и Образцовой.

Переход звездной пары из Большого, лучшего Спартака и лучшей Китри мира, Ивана Васильева и Натальи Осиповой, в Михайловский наделал много шума. Он случился в самый неудачный для Большого момент: только открылась основная сцена, и лучшие силы, казалось бы, должны были изо всех сил рваться на нее. А они взяли и написали в разгар сезона заявление об уходе. Сами артисты объяснили свой поступок стремлением к большей творческой свободе и большему числу выступлений. Творческая свобода — ценность относительная, а вот с выходом на сцену у двух виртуозов теперь проблем точно нет. Они приняли участие и в премьерой серии «Спящей красавицы», и в «Баядерке», и в «Лауренсии». Пожалуй, именно «Лауренсия» стала для питерского зрителя их визитной карточкой. Виртуозность за гранью возможностей человеческого тела, артистизм, молодость и естественность воспламенили зал, составленный преимущественно из традиционной петербургской публики — людей с претензиями, вялых, словно лишенных витамина А. И все эти мрачные люди двадцать минут не могли освободить помещение — били в ладоши и неистово кричали «Браво». Были в зале и москвичи: поездка на балетный уикенд в Петербург становится классикой «комильфошного» жанра.

За классическое наследие в Михайловском отвечает Михаил Мессерер, представитель великой балетной династии, обладатель звучной фамилии, огромного опыта и, что для взрывного Владимира Кехмана, должно быть, очень важно, весьма спокойного характера. Ему Михайловский обязан отличными «Лебединым озером» и «Лауренсией». После прихода в театр Васильева и Осиповой перед Мессерером естественным образом возникли новые задачи: привести всю классику, имеющуюся в репертуаре, в вид, достойный таких исполнителей. Первой подверглась лифтингу «Баядерка», за ней следует «Дон Кихот» Петипа–Горского, который Михаил Григорьевич избавляет от наслоений последующих времен. Его следующая большая работа — «Пламя Парижа» — намечена на следующий, юбилейный, сто восьмидесятый сезон, и хореограф обещает быть значительно ближе к букве блистательного оригинала, чем Алексей Ратманский, сделавший эту вещь в Большом.

Балетные репетиционные классы «классик» Мессерер делит с главной хореографической надеждой Михайловского театра — испанцем Начо Дуато. Это самая серьезная ставка нового директора. В Москву приедет вечер одноактных балетов мастера — «Прелюдия», «Дуэнде», «Nunc Dimittis», два из которых выдвинуты на «Золотую маску», и «Спящая красавица», вызвавшая неоднозначную реакцию балетной критики.

Известие о том, что Дуато колдует над партитурой Чайковского и либретто Всеволожского, вполне тянуло на сенсацию: легенда работает над легендой, да еще где — в Петербурге, то есть в городе, непосредственно причастном к рождению великого балетного мифа. «Спящая» у Дуато вышла очень зрелищная — со знаменитой лесной панорамой-задником, со свежими костюмами, с дорогими декорациями. От Светланы Захаровой и Натальи Осиповой в партии Авроры глаз было просто не оторвать — хотя, конечно, танцуют они очень по-разному. Леонид Сарафанов, бывший солист Мариинки, теперь работающий в Михайловском, выдал образцового принца Дезире. Феи вышли подготовленными, способными творить добро вполне квалифицированно.

Но концепция Дуато «ни па из Петипа» оказалась реализованной лишь на бумаге: среди имен создателей спектакля фамилии Мариуса Ивановича действительно нет. Владимир Кехман считает балет Дуато «очень хорошим», так же настроена и питерская публика, расхватавшая билеты на «Спящую» до конца сезона. Однако по большому счету этот новый спектакль является конкурентом именно старинной постановки, ни шатко ни валко, с тремя мучительными антрактами идущей в Мариинском театре. Где не заимствована буква — там пахнет духом Петипа. Образ феи Карабос, высоко оцененный некоторыми экспертами, тоже что-то напоминает. Что же? Ответ подсказывает сам Дуато: «Как известно, злая королева в «Белоснежке» отличалась удивительной красотой. Поэтому я хотел, чтобы Карабос была привлекательна, обаятельна и в то же время отпугивала». Такова королева-мачеха в «Белоснежке» Анжелена Прельжокажа. Идеи носятся в воздухе, что уж говорить.

А ведь сам Дуато в определенном смысле тоже Петипа. Впервые с той грандиозной поры в России на постоянной основе работает столь успешный западный хореограф. Директор Михайловского называет 2014 год «годом Дуато», Мессерер отмечает, что Начо — «феноменальный педагог современного танца», петербуржцы его работам рукоплещут, труппа — в восторге от такого художественного руководителя. Чего еще желать? У нас вот, в Москве, нет теперь Спартака, нам тоже не до жиру.


Михаил Татарников стал главным дирижером и музыкальным руководителем Михайловского только что: 1 января 2012-го

Отношения Михайловского с Мариинкой, чрезвычайно важные для оперной части, могли бы вообще стать темой большого приключенческого романа, если бы недавно не произошло чудо. Маэстро Гергиев, до того не одобрявший сотрудничества своих солистов с Михайловским театром, вдруг изменил отношение к этому вопросу. Видимо, переход на должность главного дирижера музыкального руководителя Михаила Татарникова, ведшего в Мариинке значительное количество спектаклей, заставило его по-новому взглянуть на коллег-конкурентов. «Нетребко завтра же у нас петь, конечно, не будет, но молодежь рвется вся», — радуется Владимир Кехман. Молодой, изящный Татарников заменил в Михайловском крупного, опытного Петера Феранеца, дирижера-постановщика той самой «Богемы», которую Михайловский показывает в Москве жюри «Золотой маски»: спектакль выдвинут на главную театральную премию аж по восьми номинациям. Однако Феранецу, по мнению директора театра, «не хватало амбиций» — и теперь от оркестра, в котором есть абсолютно выдающиеся солисты, следует ждать нового музыкального качества. «Именно музыкальным качеством должны отличаться оперные премьеры Михайловского», — считает Владимир Кехман, которого несложно заподозрить в большей любви именно к опере, а не к балету. Однако и постановочные решения не должны быть скучно прямолинейными, поэтому на 2013 год запланировано сотрудничество с такими режиссерами, как Люк Бонди, Вера Немирова и Вилли Деккер. Дмитрий Черняков? Василий Бархатов?

«Повторяю: мы не идем путями других театров. У музыкального театра номер два в России — своя дорога». — «А кто же первый?» «Это пусть они сами между собой решают», — отмахивается Кехман, подписывая очередной лист гастрольного графика.

Главные постановки Михайловского. Выбор Юлии Яковлевой

«Лебединое озеро»




Михаил Мессерер не сделал ничего вызывающего — обычную редакцию классического спектакля. Но умудрился перессорить и критиков, и балетоманов. Все согласились, что балет Михайловского здесь как-то по-особенному «задышал». Но что сделал это с петербургской труппой москвич — такого просто принять не смогли.

«Лауренсия»



За этот спектакль театру страшно благодарны все: один из лучших советских балетов теперь можно увидеть живьем. А Михайловский еще и подсыпал сенсацию: вывел в главных ролях бывших премьеров Большого — Наталью Осипову и Ивана Васильева, чей переход в эту труппу стал главным скандалом сезона.

«Спящая красавица»



На премьере зал чуть не лопнул от аншлага: Начо Дуато не редактировал русский классический спектакль, а ставил свой. Его версия не подорвала первоисточник, не стала вровень и вообще оказалась скорее полуудачей, но ее испанцу простили так охотно, что стало ясно: Алексей Ратманский теперь не единственный любимец русской публики.

«Прелюдия»



Первый по-настоящему петербургский балет Начо Дуато, после которого он из почетного гостя, смешивающего на репетициях испанский и английский, вмиг стал «нашим Начо Ивановичем»: тончайший и точнейший балет про Петербург, белые ночи и Достоевского, хотя ничего такого в программке не стоит.

«Nunc Dimittis»



Последний раз иностранец стоял во главе петербургской труппы сто лет назад, и это был Мариус Петипа в Мариинке. Приглашение Начо Дуато главным хореографом в Михайловский — сенсация, от которой долго не мог оправиться никто. А первые работы испанца в Петербурге доказали, что и хореограф, и труппа способны обеспечить свои амбиции.

Спектакли Михайловского театра «Спящая красавица», «Nunc Dimitris» и «Богема» можно увидеть в Москве 2, 3 и 4 апреля на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 30, 2012 8:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033011
Тема| Балет, Михайловский театр, Премьера, Персоналии, Начо Дуато
Авторы| Лариса Абызова, доцент Академии русского балета им. А.Я. Вагановой
Заголовок| Нотные линейки превращаются в путь на Голгофу
Где опубликовано| "Невское время"
Дата публикации| 2012-03-30
Ссылка| http://www.nvspb.ru/stories/notnye-lineyki-prevrashchayutsya-v-put-na-golgofu-47966
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Известный испанский хореограф Начо Дуато, с 2011 года занимающий пост художественного руководителя балета Михайловского театра, предъявил на суд петербургской публике очередную новинку – «Многогранность. Формы тишины и пустоты» на музыку Иоганна Себастьяна Баха.

Сам по себе спектакль не нов – его премьера состоялась в Веймаре в 1999 году, однако в петербургском варианте все же есть существенное изменение: впервые за свою достаточно долгую жизнь он идет под музыку в исполнении живого оркестра (музыкальный руководитель постановки и дирижер Михаил Татарников). Такое решение закономерно, поскольку труппа располагает высококлассным оркестром, да и не принято у нас, чтобы театр уровня Михайловского давал балеты под фонограмму.

Балет начинается с появления самого Баха. Марат Шемиунов в роли великого композитора смотрится великолепно: высоченный, стройный, с гордой выправкой – настоящий повелитель звуков музыки и оркестра. Начо Дуато тоже выходит на сцену в роли самого себя, то есть хореографа, задумавшего сочинять на баховские произведения. Дуато почтительно просит композитора благословить его труд. И далее перед зрителями проходят чередой плоды этого труда.

Два акта балета складываются из многочисленных отдельных фрагментов (в первом акте их 15, во втором – 9). Здесь прихотливо сочетаются моменты, где композитор сочиняет музыку, ее воспроизводят оркестранты, представлено, как эта музыка звучит в пластике танцовщиков. Сюжета нет, но через весь спектакль мелькает ряд связанных между собой эпизодов, вносящих в происходящее мистическую ноту: периодически на сцене появляется таинственная женщина в маске (Татьяна Мильцева). Для Баха она несет угрозу. Останется неясно, чем эта женщина притягивает композитора и почему он поддается ее чарам. Понятно только, что гармонию творчества гения эта дама сумеет нарушить, а в финале и вовсе обернется Смертью.

Начо Дуато много лет работал со знаменитым хореографом Иржи Килианом. И этот факт положительно повлиял на творческую манеру испанского мастера. Среди эпизодов спектакля алмазиками блестят те, что окрашены юмором, сродни килиановскому. Остроумен краткий эпизод на музыку из цикла Музыкального приношения в исполнении Альфы Н’Гоби Олимпиады Саурат и Леонида Сарафанова, изображающих: она – клавесин, он – музыканта, играющего на этом инструменте.

Забавен и неоднозначен номер, в котором шесть танцовщиков-мужчин под музыку аllegro из Концерта для двух скрипок с оркестром ре минор соревнуются друг с другом, вооружившись предметами, которые оборачиваются то шпагами, то смычками. Изысканных скрипачей, создающих пленительные мелодии, сменяют задиры мальчишки, повздорившие без причины. Хореограф насмешничает, но вдруг заставляет подумать, как хрупка грань между высоким искусством и дуэлью-поединком.

Самым запоминающимся фрагментом спектакля стал номер на музыку Прелюдии из Сюиты для виолончели соло № 1 соль мажор. Свое сочинение Бах исполняет на виолончели – теле танцовщицы (Сабина Яппарова). Хореограф и здесь показывает своих героев в разных ипостасях. С одной стороны, они действительно похожи на музыканта и его инструмент, с другой – это образ творца и его музыки. Кажется, что живое трепетное тело танцовщицы действительно рождает звуки.

Еще раз Сабина Яппарова как символ музыки появится в конце балета, когда ее, музу композитора и его творение, будет терзать уже упомянутая таинственная дама в маске. Трио этих персонажей (Яппарова, Мильцева и Шемиунов), где будет идти борьба за душу композитора, за власть над его талантом, окрашено искренним трагизмом.

Но не все составляющие оказались такими же удачными. Затянуты с точки зрения хореографической драматургии два номера в исполнении женской части труппы: на музыку Концерта для четырех клавесинов ля минор и Lento из Сонаты для органа № 6 соль мажор.

Бах у Начо Дуато показан великим композитором, но почему-то очень мрачным. Впрочем, весь спектакль в прямом смысле погружен во мрак: черный пол, черные кулисы, черные декорации. На этом фоне еще и танцовщики в черных костюмах. Декорации первого акта смахивают на выхваченную робким лучом света из ночной тьмы палубу крейсера – огромные трубы, леера. Во втором акте трубы исчезают, но светлее не становится, конструкции, которые сперва можно принять за нотные линейки, превращаются в путь на Голгофу. Сценография сделана Джафаром Чалаби, а художником-постановщиком и автором костюмов выступил сам Дуато. Следовательно, такова принципиальная позиция испанского хореографа. Потому не удивляет и зловещий финал: Бах умирает, его музыка становится достоянием вечности, а Смерть за руку уводит хореографа.

Начо Дуато появляется в балете дважды – в начале и финале спектакля. Говорят, что это случается далеко не всегда. В Петербурге Дуато на сцену вышел, танцевал в полную силу, продемонстрировал эталон собственной пластики, к которому должны стремиться все участники его постановок. Кроме того, испанец, которому в январе исполнилось 55 лет, восхитил своей отличной физической формой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 31, 2012 9:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033101
Тема| Балет, , Персоналии, Сильви Гиллем
Авторы| Екатерина Беляева, Париж
Заголовок| Браво, Сильви!
Где опубликовано| Газета "Культура" № 10 стр. 8
Дата публикации| 2012-03-30 - 2012-01-04
Ссылка| http://portal-kultura.ru/articles/balet/bravo-silvi-/
Аннотация|

Лучшая балерина мира Сильви Гиллем начала европейскую часть турне своей новой программы 6000 miles away. В скором времени ее обещают привезти в Россию. Правда, пока непонятно, которой из двух столиц достанется этот подарок.



Название 6000 miles away возникло спонтанно — в репетиционном зале в Лондоне, когда Гиллем учила с Уильямом Форсайтом новый балет Rearray, что в переводе с английского означает «переустанавливать порядок», по аналогии с переустановкой операционной системы на компьютере. Это было 11 марта 2011 года, в день трагических событий в Японии. Лондон от Японии отделяют как раз 6 тысяч миль. Таким образом, с помощью 6000 miles away балерина выразила японцам свою поддержку.

Однако во Франции Гиллем переадресовала 6000 miles… организации «Защитников моря», которая на 99 процентов состоит из добровольцев и занимается охраной океанических вод и всего, что в них водится.

К настоящему моменту 47-летняя Гиллем, чья физическая форма все так же уникально прекрасна, почти свела на нет свои отношения как с пачечной классикой, так и с опусами всех знаменитых хореографов-авангардистов. И то и другое ей — королеве танца — просто-напросто надоело. 25 лет назад в Парижской опере она стала главной музой Форсайта. Именно благодаря Гиллем широкий зритель начал отделять в своем сознании хореографию американца от саги английского писателя. Со шведом Матсом Эком балерина сделала незабываемый фильм «Смок» — его не раз показывал телеканал «Культура». А начиная с середины нулевых, Гиллем открывала миру новые хореографические имена — Рассела Малифанта, Акрама Хана, работала с драматическим режиссером Робером Лепажем.

Но человеку свойственно возвращаться к прошлому. И вот Гиллем заказывает балеты старым друзьям. Пусть все театры мира становятся в очередь ради спектакля Эка или Форсайта, Гиллем получила эксклюзивные премьеры у мэтров сейчас и сразу. Более того, свою лепту в организацию вечера 6000 miles away внес еще один патриарх из триумвирата лучших хореографов мира — чех Иржи Килиан.

Согласно заветам какой-то загадочной религии, Килиан уже не ставит нового, но предложил включить в программу дуэт «27’52”», который исполняют танцовщики Нидерландского театра танца. На самом деле ставить любовные дуэты Килиан не умеет, но всякое его неумение регулярно материализуется в роскошное приключение для зрителя. Например, из неумения рассказать толком сюжет возник уникальный спектакль «Кагуя-химэ» про лунную принцессу из японского фольклора. В «27’52”» хореограф выводит ссорящихся любовников, которые двадцать минут изнуряют друг друга. Но как только мужчина умирает, женщина понимает, что не может без него жить, и с горя умирает вслед за ним. Вроде бы банально, однако, когда это рассказано беззвучной красивой пластикой, получается шедевр.

Что до Форсайта, то на первый взгляд он поставил для Гиллем свою не самую талантливую вещь. Rearray — это череда темных и светлых сценок в стилистике сонного компьютера, который вяло мигает блеклыми скринсейверами. Когда свет зажигается, мы видим все ту же энергичную Гиллем и ее давнего партнера по Парижской опере Николя Ле Риша, выстреливающих грандиозными батманами, сигающих в па-де-ша и па-де-шаль. Ни их техника, ни харизма, ни молодецкий задор не потускнели, но внутри они уже совсем другие: движения их не остры, а плавны, не упруги, а эластичны — мудры, в общем.

Вот это изменение в больших артистах почувствовал Форсайт и смог передать — тем, кто хотел увидеть и услышать. Но зал Театра Елисейских полей оказался слеп и глух к столь изящному месседжу, и этуалям класса люкс после Форсайта достались вялые аплодисменты. Зато на более броское искусство Матса Эка зрители реагировали как сумасшедшие: минут пятнадцать стояли и вопили «Сильви, браво!» Гениальный швед сделал простенький, но умный спектакль Bye («Прощай») на музыку последней фортепианной сонаты Бетховена. Получилась история о том, как одна сильная духом молодая женщина решила поиграть со временем. Она вообразила себя старушкой и начала ею притворяться…

Эк поставил спектакль про реальную Гиллем, которую никогда не интересовало, что думают о ней окружающие. Она ведь всегда делала, что хотела.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Авг 01, 2016 9:51 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 03, 2012 10:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033201
Тема| Балет, Пермь, Фестиваль, Персоналии,
Авторы| Екатерина ОБОРИНА
Заголовок| Покорители Европы
Где опубликовано| Газета "Пермский ОБОЗРЕВАТЕЛЬ"
Дата публикации| 2012-03-31
Ссылка| http://www.permoboz.ru/txt.php?n=9110
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ

Министр культуры Прикамья Александр Протасевич пообещал «чем смогу – помогу», но пока так и не помог.



3 апреля на сцене Пермского театра оперы и балета выступят «Покорители Европы» – выпускники Пермского хореографического училища (колледжа) (ПХУ), солирующие сегодня в труппах ведущих театров России, Европы и Японии. Они исполнят только любимые и всем известные номера мирового репертуара.

Николай МИТЯШИН, организатор фестиваля (выпускник ПХУ, 1982): «Зрители увидят как классические, так и современные – но лучшие номера участников».

В течение одного вечера зрители насладятся мастерством танцоров Нидерландского национального балета, Мариинского и Михайловского театров, Театра балета им. Л. Якобсона, Музыкального театра им. Станиславского, K-Ballet Company, SemperoperBallet, театра «Кремлевский балет».

«Покорители Европы»

Татьяна Предеина – народная артистка России, прима-балерина Челябинского театра оперы и балета им. Глинки

Николай Вьюжанин – лауреат международных конкурсов, ведущий солист K-Ballet Сompany (Токио)

Денис Вегиний – лауреат международных конкурсов, первый солист Semperoper (Дрезден)

Сергей Мершин – лауреат международных конкурсов, премьер Пермского театра оперы и балета им. Чайковского

Артур Шестериков – дипломант международных конкурсов, солист Нидерландского национального балета (Амстердам)

Александр Абатуров – ведущий солист Театра балета им. Якобсона (Санкт-Петербург)

Дмитрий Хамзин – дипломант международных конкурсов, солист Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко (Москва)

Егор Мотузов и Саори Коике – лауреаты международных конкурсов, солисты театра «Кремлевский балет» (Москва)

Сергей МЕРШИН (выпускник ПХУ, 1980):

– Мы считаем, что это очень интересный проект. Идея возникла давно, в кругу артистов нашего балета. После окончания училища все разъехались кто куда. Но мы не потерялись, поддерживаем связи по телефону, по Интернету, встречаемся... И однажды решили: «А давайте встретимся! Давайте попробуем». Серьезно начали заниматься фестивалем полгода назад. Надо было согласовать время проведения, ведь у каждого свой график выступлений и гастролей.

– А руководство театра?

– Наш директор, Анатолий ПИЧКАЛЕВ, сказал, что мешать не будет, но и помогать тоже, вроде, не до того. Выделил на фестиваль один день, как раз образовалось «окно» – 3 апреля.

– А Курентзис?

– Как можно договариваться с человеком, которого постоянно не бывает в Перми? А к нему надо обращаться лично, а не через кого-то. Мне об этом сказал его помощник – Марк де МОНИ: «если будет что-то интересное – говорите».

– На какие средства проводится фестиваль?

– На деньги самих артистов… Проблема в том, что никто не заинтересовался нашей идеей. Мы во многие фирмы и организации разослали пресс-релизы с просьбой даже не финансировать фестиваль, а просто помочь. Но практически никто не откликнулся. Даже «Аэрофлот», компания, кстати, наполовину государственная, отказался оплатить билет Николаю Вьюжанину под предлогом, что они спонсорством не занимаются.

– Хотя бы приблизительно – во что обойдется фестиваль?

– Примерно в полмиллиона. Потянуть сложно, но по сравнению с «Арабеском» каких-то «полмиллиона» – тьфу. Чтобы сделать рекламу, мы обратились к людям, для которых культура и искусство что-то значат. Они помогли выпустить листовки и объявления, сделать несколько программ на радио.

– То есть артисты не получат за свое выступление ни копейки?

– Так, выходит.

– А где они будут жить?

– Кто у друзей, кто у знакомых. Три человека поселим в гостинице «Динамо».

– Оркестр тоже будет бесплатно играть?

– Оркестра не будет. Мы бы хотели, чтобы играли музыканты, ведь все па-де-де очень хорошо смотрятся под живую музыку. Но у нас нет на них средств. Поэтому каждый привезет свою фонограмму.

Вверенное Александру ПРОТАСЕВИЧУ ведомство пока ни единого рубля в фестиваль не вложило. Городской комитет по культуре тоже. Объясняют тем, что все средства на этот год расписаны.

Отметим, что нынче уже состоялся один международный фестиваль, организованный без какого-либо участия властей, – The Beatles Day, прошедший очень успешно. Будем надеяться, что и это начинание, которое организаторы надеются сделать ежегодным, пройдет на «ура». Между тем они пригласили краевых чиновников на свой фестиваль. Может, тогда чиновникам станет стыдно?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18658
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Апр 06, 2012 11:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2012033202
Тема| Балет, Тбилисский национальный театр оперы и балета имени З.Палиашвили, История, Персоналии, Рузана Арутюнова
Авторы| Беседовал Борис ШАХНАЗАРОВ
Заголовок| "МОИМ ПЕДАГОГОМ БЫЛА МАРИЯ ПЕРИНИ"
Где опубликовано| Газета "Вечерний Тбилиси" № 21 (18445)
Дата публикации| 2012-03-17
Ссылка| http://www.vechernitbilisi.net/item.asp?id=3396
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

22 марта ей исполняется 90 лет. Несмотря на солидный возраст, сохранилась стройность, легкая походка, ясный ум. Более 70 лет ее жизнь была связана с Тбилисским национальным театром оперы и балета имени З.Палиашвили. Из них 25 лет выступала в балетных спектаклях. У нас в гостях заслуженная артистка Грузии, кавалер ордена Чести Рузана Арутюнова. Поздравляем ветерана сцены с наступающим юбилеем и желаем крепкого здоровья.

- Балет - это ваш выбор или выбор родителей?

- Скорее все же мой, хотя было и обоюдное желание. Отец Карапет Давидович, коренной тбилисец, работал бухгалтером на обувной фабрике, мама Лидия Константиновна Тер-Асатурова, родом из Нагорного Карабаха, тоже была бухгалтером. Моя сестра Флора закончила музыкальный техникум, а потом продолжила семейную традицию - работала в одной из центральных сберкасс и удостоилась звания заслуженного бухгалтера Грузии. А на мой выбор профессии повлияло и увлечение отца классической музыкой.

- У кого вы учились классическому танцу?

- У грузинской балерины и балетмейстера итальянского происхождения Марии Перини. Она окончила балетную школу Королевского театра оперы и балета в Турине. Отработав один сезон в театре, приехала в Грузию и поступила в балет Тифлисской оперы, где исполняла ведущие партии. В 1916 году она основала балетную школу. Это было первое в Грузии заведение подобного профиля. Школа размещалась в нынешнем здании Академии художеств. Здесь она жила и работала. Мне было девять лет, когда я туда поступила. Помню ее слова: “Танец может рассказать о состоянии души героя, о разных событиях, рассказать безмолвно, движением тела, мимикой, выражением лица, жестом”. И действительно, у нее были удивительно выразительные руки - танец она показывала и оживляла руками.

- Помните ваше первое выступление на сцене?

- Для меня и моих подруг еще в пору учебы в балетной школе Перини дебютом стал “Танец часов” в опере “Джоконда” Понкиелли. Я танцевала Утро, Янина Ясинская - День, Анна Церетели - Вечер, Ирина Метревели - Ночь. До сих пор мы с Ириной , которой пошел 92-й год, вспоминаем наш дебют.

- В здании Академии художеств при участии посольства Италии в Грузии торжественно отметили 90-летие студии Марии Перини.

- Школа заслуживает такой памяти - она оставила заметный след в культурной жизни: там учились народный артист Грузии, популярный спортивный комментатор Котэ Махарадзе, режиссер, широко известный театралам Грузии и Украины, Дмитрий Алексидзе, блистательный театральный художник Солико Вирсаладзе и, конечно же, звезды балета Вахтанг Чабукиани и его сестра Тамара, Нино Рамишвили, Елена Чикваидзе (мать знаменитого танцора и балетмейстера Михаила Лавровского), Лили Гварамадзе, Мария Бауэр... В 1937 году Марии Перини предложили принять гражданство СССР, но она предпочла остаться гражданкой Италии. В том же году расстреляли ее супруга, художника Генрика Гриневского. И тогда она уехала в Ниццу.

- Когда состоялся ваш уже профессиональный дебют?

- В 1940 году меня и моих подруг приняли в труппу театра имени З.Палиашвили. А спустя год главным балетмейстером театра стал чародей танца Вахтанг Чабукиани. Он по праву считается создателем героического балета, который пришел на смену романтической эпохе Мариуса Петипа. Вместе с великой Галиной Улановой он выступал в Ленинградском Мариинском театре (в те годы он назывался Кировским) в балете “Эсмеральда”. А в Тбилиси его партнерами были Елена Чикваидзе, Татьяна Вечеслова, Вера Цигнадзе, Раиса Стручкова. С Майей Плисецкой он танцевал в “Дон Кихоте”. Для нее же поставил в Большом театре “Лауренсию” Александра Крейна.

- В прошлые годы я видел вас в спектаклях, поставленных Вахтангом Чабукиани.

- Я участвовала во всех постановках Вахтанга Михайловича: в первом грузинском балете “Сердце гор”, музыку к которому написал замечательный композитор Андрей Баланчивадзе. В “Горде” Д.Торадзе мы втроем с Аллой Двали и Яниной Ясинской исполняли танец одалисок, в “Синатле” Г.Киладзе в паре с Ириной Алексидзе - танец невесток. Была занята и в других постановках Вахтанга Михайловича - “Лебедином озере”, “Лауренсии”, “Дон Кихоте”, “Жизели”... Танцевала в первой линии кордебалета, в “двойках”, “тройках”... Вахтанг Михайлович ценил меня, как он не раз отмечал, за артистичность. Я всегда ощущала его доброжелательное отношение ко мне: обычно, отработав 20-летний трудовой стаж, балерины уходят на пенсию. А Чабукиани отпустил меня со сцены после 25 лет, но и тогда я продолжала служить балету, только в другом качестве.

- В годы второй мировой войны вы участвовали в концертной бригаде.

- Мы, в основном, выступали в Батуми, в горных районах Аджарии перед ранеными бойцами. У меня сохранилось фото тех лет, где я снята с участниками нашей группы - Надеждой Харадзе, Ириной Метревели, Яниной Ясинской и другими артистами оперы и балета.

- После Вахтанга Чабукиани пост главного балетмейстера театра занял Георгий Алексидзе.

- Сын известного театрального режиссера, народного артиста Грузии и СССР Дмитрия Алексидзе, он обладал большим талантом, прошел петербургскую школу балета. Его балетные миниатюры “Вечера камерного балета”, которые он поставил в Ленинграде, получили высокую оценку в балетном мире. Мы все очень любили этого обаятельного человека за его чуткость и отзывчивость.

- Вы упомянули, что после завершения карьеры балерины остались в театре.

- Меня назначили помощником режиссера Горского. Сурен Григорьевич учил меня вести спектакль. Эта роль, невидимая зрителям, включает целый букет обязанностей, требует строгой дисциплины, ответственности. В день спектакля, в назначенное время надо организовать сбор участников балета, оповестить дирижера, музыкантов оркестра, проследить за декорациями, не упустить ни одну мелочь, а потом еще и вести спектакль.

- Успешно освоили эту науку, и после ухода из театра Горского были назначены режиссером. И опять не было никаких сбоев. Ну неужели за все время не произошло ни одного курьеза?

- Как же, всякое бывало. Хотя старалась не расслабляться, не отвлекаться от главного. Но когда очень “завинчиваешь гайки”, чтобы чего-то не упустить, от напряжения можно отключиться. Вот и я, обращаясь к артистам: “До выхода на сцену осталось 15 минут”, вдруг выдала: “До выхода на сцену осталось 15 рублей”. Моя оплошность очень развеселила всех, но никак не расхолодила. Спектакль шел по заведенному порядку.

- Вы продолжили работать в качестве режиссера и после того, как из Москвы возвратилась легендарная балерина Нино Ананиашвили и возглавила балетную труппу театра.

- С приходом в наш театр она наряду с уникальным даром танцовщицы, показала и талант организатора: в течение сезона в театре ставят 10-15 спектаклей. Очень требовательна и к себе, и к артистам. Коммуникабельна и проста с коллективом. Проявляет большую заботу о ветеранах балета.
У нее дружная семья, чудесная пятилетняя дочка, ее супруг Григол Вашадзе присутствует на всех спектаклях с ее участием и неизменно преподносит Нино корзину цветов.

- А как складывалась ваша личная жизнь?

- В театре я познакомилась с артистом балета Давидом Эситашвили, который запомнился зрителям ярким, темпераментным исполнением грузинских танцев в балете “Горда”, в операх “Даиси”, “Абесалом и Этери”. В годы второй мировой войны он добровольцем ушел на фронт. Я писала ему письма, часто в стихах. Может быть они были далеки от высокой поэзии, но писала от души. Когда Давид вернулся с фронта, мы поженились. Но счастье оказалось недолгим. Вскоре Давида не стало. Война оставляет рубцы... Моим вторым мужем стал концертмейстер оперного театра, заслуженный артист Грузии Валентин Сухоруков, с которым мы прожили 17 лет.

- А дети?

- Для меня стали родными детьми сыновья моей сестры Флоры - Сергей и Константин Авсаркисовы. Сережа и его супруга Талина постоянно навещают меня, приносят продукты. Котик с семьей обосновался в Санкт-Петербурге.

- Сколько языков вы знаете?

- Тбилисские старожилы, как и в нашем роду, говорили, как минимум, на четырех языках - грузинском, русском, армянском, азербайджанском. О себе скажу, что хорошо владею грузинским и русским. Кстати, русской речи меня обучала грузинка Полина Сидоровна Руруа. Благодаря ее урокам я приобщилась к миру русской культуры. Почувствовала обаяние романса. Этот жанр всегда находит отклик в душе. Недаром такими замечательными исполнителями русского и грузинского романсов стали Тамара Церетели, Кето Джапаридзе, Нани Брегвадзе. Эта традиция, видимо, идет от проникновенного грузинского городского романса - в нем отразилась душа нашего города, который стал частью нашей жизни, определил судьбы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 9 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика