Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2004-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2004 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112303
Тема| Балет, Персоналии, Плисецкая М.М.
Авторы| ЕФИМОВИЧ Н.
Заголовок| Майя Плисецкая: В Москве я станцую!
Где опубликовано| Комсомольская правда (Москва) № 220
Дата публикации| 20041120
Ссылка| http://www.kp.ru/daily/23407/34233/
Аннотация|

Сегодня у великой балерины день рождения. Накануне мы позвонили в Мюнхен, чтобы поздравить ее и узнать, где и как она собирается отметить этот славный день

- 20 ноября я буду здесь, в Мюнхене, который нам с Щедриным очень нравится. Как отметим? Наверняка вместе с Родионом Константиновичем сходим в пивной бар, здесь отменное пиво, - призналась Майя Михайловна.

- А в Москву собираетесь?

- Конечно. 29 ноября в «Новой опере» фонд Андриса Лиепы устраивает специальный вечер с гала-концертом и презентацией новой книги, посвященной мне. Там будет около 300 фотографий. Многие из них публикуются впервые. Например, репетиции в Париже. А главное, к каждой фотографии я своей рукой написала небольшие комментарии. 300 фотографий - это ведь целая жизнь!

- А сами вы выйдете на сцену?

- Надеюсь. Это будет специальный номер «Аве, Майя!» на музыку Баха - Гуно, который для меня специально поставил Морис Бежар.

- Но ведь у вас в прошлом году случилась травма колена?

- Как раз в мой прошлогодний день рождения, на международном конкурсе балета в Риме. Все пили за мое здоровье, но вот не помогло. Всю зиму я провела в Паланге, там замечательные врачи. И сейчас могу даже станцевать номер Бежара. В Каннах, где этим летом мне вручили на международном фестивале балета специальную премию за жизнь в искусстве, я уже попробовала. Там участвовали премьеры со всего мира. Во Франции прошел также и десятидневный фестиваль музыки Щедрина.

- А что-то подобное в Москве ожидается в ближайшее время?

- Концерты музыки Щедрина пройдут в ноябре в Москве и Ярославле.


С праздником, Майя Михайловна!
Фото: ИТАР-ТАСС
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18670
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2004 7:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112304
Тема| Балет, БТ, Мастерская молодых хореографов, Персоналии, Ратманский А., Симонов К., Плотников В., Мирошниченко А., Бурлака Ю.
Авторы| Светлана НАБОРЩИКОВА
Заголовок| Большой театр открыл мастерскую
Где опубликовано| Русский курьер № 236, стр. 13
Дата публикации| 20041122
Ссылка|
Аннотация|

В БТ состоялась необычная -без афиш, билетов и рекламы - премьера. И место для нее было выбрано антипафосное: не помпезная основная сцена и даже не более демократичная Новая, а репетиционный зал, расположенный на самой верхотуре нового здания. Проект пока не предназначен для широкой публики, поэтому в числе зрителей оказались исключительно заинтересованные лица: педагоги, родственники и журналисты. Им предстояло оценить то, что худрук Алексей Ратманский заявил как мастерскую новой хореографии. На Западе такие акции именуют workshop, и это правильное название для показа балетов начинающих хореографов, еще не влившихся в хореографический мейнстрим или принципиально не желающих с ним
сливаться.
Суть их заключается в следующем: хореограф получает в свое распоряжение зал, танцовщиков и обслуживающую бригаду в составе концертмейстера и художника по костюмам, а также определенное количество времени, по истечении которого он должен представить эксклюзивный балет. Для начинающих авторов участие в подобных мероприятиях становится хорошим шансом выиграть путевку в жизнь. В частности, из воркшопа Школы американского балета, дочерней организации New York City Ballet, в свое время вышел молодой гуру современной неоклассики Кристофер Уилдон, которого Большой тщетно зовет уже не один сезон.
В России, где дефицит способных хореографов ощущается острее, чем в прочих балетных странах, такие акции пока редкость, хотя прецеденты имеются. Первопроходцем здесь выступил Мариинский театр, еще в перестроечные времена объявив поиск способных людей одним из приоритетов репертуарной политики. Олег Виноградов открыл для экспериментальных работ Театр камерного балета, организовав малую труппу. Со сменой руководства эксперименты перекочевали на основную сцену, где отметились покойный Евгений Панфилов с "Весной священной", Алексей Мирошниченко со "Свадебкой" и в то время еще солист Королевского датского балета Алексей Ратманский с одноактовками на музыку Стравинского, Ханина и Скрябина. Последний раз Мариинка предоставила свои ресурсы три года назад, пригласив к участию в вечере современной хореографии интернациональный состав авторов из России, Италии, Латвии и США. С тех пор никаких поползновений делать что-либо подобное не было. Одной из причин забвения идеи стала малая результативность: из всех показанных балетов более или менее долго удержался в репертуаре лишь "Средний дуэт" Ратманского.
Ратманского, инициатора московского проекта, неудача Петербурга не смутила. Результата он намерен добиваться не разовыми акциями, а регулярным упражнением. У Большого есть желание и средства делать такую мастерскую ежегодно. Тем более что помимо творческих соображений имеется еще и существенный прагматический резон. В мае, с постановкой основной сцены на реконструкцию, негде будет прокатывать огромные спектакли. Возникнет нужда в балетах малой формы для новой сцены, и одноактовки, культивируемые в воркшопах, могут помочь в решении этой проблемы.
Первый опыт не отличился чистотой эксперимента. Из семи номеров программы только три с полным правом можно назвать эксклюзивными, то есть созданными здесь и сейчас. Петербуржцы Кирилл Симонов и Алексей Мирошниченко показали соответственно "Не "Па де катр" на музыку Пуни и "Венгерские танцы" на музыку Брамса, а Виктор Плотников, в прошлом работавший в Киеве, а ныне в Бостоне, - композицию под названием "Ее сны" на музыку Баха. Уровень двух первых оказался таков, что включать их в репертуар (как обещал худрук в случае успеха) возбраняется и при остром репертуарном голоде. В "Не "Па де катре", отсылающем к культовому, прославившему прим романтического балета "Па де катру", четыре девицы в трико чередуют романтические позы с борцовским хождением вразвалочку и недвусмысленным верчением бедрами. В "Танцах", автору которых не дают покоя лавры Петипа - создателя "Раймонды", лихие мадьяры скачут галопом, понукая воображаемых коней, а лирический герой, отодвинув надоедливых партнерш, обнимает воображаемую героиню. В обоих случаях, кроме по-мальчишески нахального желания потревожить великие тени, налицо бедность и вторичность танцевального языка, помноженная на неумение соединять отдельные танцы в логическую последовательность.
Лирическое трио русского американца Плотникова (девушка не может выбрать меж двух кавалеров) сделано несравненно грамотнее. Имеется способность соединять движения в плавную вязь и создавать атмосферу, согласную настроению музыки. Правда, выбор музыки заставляет сомневаться в широте музыкального кругозора хореографа. Ария из соль-минорной сюиты, применяемая везде: от мобильников и рекламы до фигурного катания, настолько навязла в ушах, что уже при первых звуках вызывает нервный тик. И это при том, что у Баха масса незаигранных вещей, доступных и в записях, и в нотах.
Но что говорить о претенденте, когда сам худрук Ратманский обнародовал сочинение на музыку не менее попользованного "Болеро" Равеля, к тому же изначально не соответствующее идее воркшопа, поскольку было создано задолго до того. Так же не вписался в текущий день известный знаток старинной хореографии Юрий Бурлака, представивший реконструкцию фрагментов из "Пробуждения Флоры" и "Волшебного зеркала" - утерянных произведений Мариуса Петипа. Впрочем, эти прелестные вещицы лишь украсили мероприятие, хотя ясно, что для плодовитого властителя императорского балета это был отнюдь не шедевр, а рядовая, проходная работа. Можно сказать, повседневный воркшоп.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2004 10:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112305
Тема| Балет, БТ, Benois de la Danse
Авторы| Ева Милова
Заголовок| Балет пошел на поклон к меценатам
Прием «Круг друзей «Benois de la Danse»
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20041122
Ссылка|
Аннотация|

На прошлой неделе представители балетного мира при поддержке журнала Forbes, банка «Глобэкс» и компании «Стольный град» попросили денег у большого бизнеса на нужды приза Benois de la Dan-se, которым ежегодно награждают выдающихся танцовщиков и балетмейстеров. Желающих поддержать мировой балет пока оказалось немного.

В атриуме недавно открывшегося Новинского пассажа играл оркестр Юрия Башмета «Новая Россия». Прибывающие гости косились на стоящие по периметру зала пустые столы, накрытые белыми скатертями. Обычно на таких столах выставляют угощение. Но угощение не появлялось, зато на сцену поднялся Святослав Бэлза и начал рассказывать собравшимся о призе Benois de la Dan-se, который выступавший назвал балетным «Оскаром». Учрежденный в 1991 году Международной ассоциацией деятелей хореографии (сейчас Международный союз деятелей хореографии.— „Ъ") приз вручается ежегодно за наиболее талантливые работы в области мировой хореографии. И вот теперь, подытожил господин Бэлза, такое замечательное предприятие испытывает затруднения, а погибнуть ему нельзя никак. Взявшая за ним слово глава управления современного искусства Федерального агентства по культуре и кинематографии.

Майя Кобахидзе разъяснила ситуацию окончательно: «К сожалению, финансовых усилий нашего агентства недостаточно, поэтому сейчас мы вас немножко простимулируем. Надеюсь, ко всеобщему удовольствию».
Было не очень понятно, кого собрались стимулировать организаторы вечера. Кроме арт-директора приза Нины Кудрявцевой-Лури, генерального директора Центра Бенуа Регины Никифоровой, художественного руководителя государственного театра «Русский балет» Вячеслава Гордеева и народного артиста Михаила Лавровского в зале присутствовали президент премии «Золотая маска» Георгий Тараторкин, певица Алена Свиридова, актриса Амалия Гольданская, телеведущая Руслана Писанка, актриса Алика Смехова, актер Андрей Руденский, глава ювелирного дома «Петр Привалов» Марина Коротаева с подругой — генеральным директором агентства «Триада» Аллой Ругой — и спутниками, чуть позднее появился байер Bosco di Ciliegi Константин Андрико-пулос. При всем желании материально помочь мировому балету эти уважаемые люди были не в состоянии. На этом фоне выгодно выделялся известный своей меценатской деятельностью председатель Отечественного футбольного фонда Алим-жан Тохтахунов, который, как известно, не чужд балету — его дочь Лолита Кочеткова танцует в Большом театре. Остальные присутствовавшие в зале бизнесмены — генеральный директор «Стольного града» Константин Гусаков и старший вице-президент банка «Глобэкс» Татьяна Денисова — Benois de la Danse помогли уже без всякой стимуляции.

Выступивший перед публикой генеральный директор ОАО «Новинский бульвар, 31» Виктор Штиль о материальной помощи предпочел не распространяться: «Мы построили это здание, оно оказалось красивым, и сейчас здесь собрались красивые люди. Поверьте, видеть вас намного приятнее, чем строителей!» Когда объявили следующего выступающего — главного редактора русской версии журнала Forbes Максима Кашулинского, актриса Алика Смехова зашептала подруге: «О, это же такой известный журнал! У них редактора застрелили!»

После того как госпожа Денисова заявила об открытии счета для благотворительных взносов, гостям показали небольшой фильм об истории приза. И, наконец, предложили поужинать, ведь за время речей на столах появились горячее и закуски, а у рояля — певица Теона Контридзе, которая сразу объявила, что выглядит «как трансвестит», поэтому исполнять будет не джазовую программу, а «настоящий джаз-панк». Ее выступление побудило многих собравшихся к далеким от балета, но зажигательным танцам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2004 10:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112306
Тема| фестиваль «Кинотанец», Петербург,
Авторы| Мария Ратанова
Заголовок| Широкоэкранные танцы
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20041122
Ссылка|
Аннотация|

В Петропавловской крепости закрылся фестиваль с говорящим названием «Кинотанец», организованный школой джаз-модерн-танца «Каннон дане» и институтом Pro Arte. При всем разбросе в тематике и хронологии акцент был сделан на поисках общего между кино и танцем, считает МАРИЯ РАТАНОВА.

Стоит признаться, кинотанец в России все еще малопопулярная штука. Именно поэтому организаторы феста во главе с куратором из США Аллой Ковган, собирая программу, перерыли видеоархивы за последние десять лет и выбрали все, что показалось им в той или иной степени интересным. Причем решено было отбирать не только то, что соответствует простому определению «танец на пленке», но и образцы динамичного монтажа, создающего в кино иллюзию движения, и примеры «танца камеры», например как в известном фильме Михаила Калатозова «Я Куба». Вышла забавная штука: поначалу фильмы без танцев оказались интереснее фильмов с танцами. Так произошло с канадским режиссером Гаем Маддином.

Мастер фантастического хоррора, наследник немецкого экспрессионистского кино, Гай Маддин снимает черно-белые фильмы с эффектом «старой пленки» 20-х годов. Выходят захватывающие вещи. Но лишь до тех пор, пока режиссеру не приходится снимать собственно балет. Его немая короткометражка «Сердце мира» на музыку «Время, вперед» Георгия Свиридова, пародия на советские агитационные фильмы, действительно оказалась образцом «монтажной хореографии»: камера выхватывает то Ленина, запихиваемого в гроб, то огромные глаза девы в белом, то стальной фаллос, изрыгающий золото, то пульсирующее, в ожидании своей участи «сердце мира». Но после длиннющего фильма-балета «Дракула» стало ясно: пока Гай Маддин делает просто кино — выходит великолепно, а когда пытается сварганить киноужастик из драмбалета — получается скучно.

Уровень фестиваля спасла программа фильмов—победителей международных фестивалей, представляющих хореографов, использующих камеру и экран в качестве усилителей выразительности танца. Так, модный британский хореограф Уэйн Макгрегор предстал в новом фильме Оливье Мегатонна «Chrysalis» в виде постиндустриального человека-паука, ведущего странное существование в наполненной водой ванне. Фильм скандально известной и особенно ценимой российскими интеллектуалами британской труппы DV8 «Цена жизни» оказался далек от интеллектуальных сложностей. Артисты DV8 танцуют реальных персонажей улиц и пабов. Из их бедности и одиночества DV8 лихо вытягивает разноцветную романтику жизни. Два парня подрабатывают в пляжных балаганах. Один из них — без ног. Клоун и урод под стать Квазимодо — оба танцуют. Именно второй становится центром притяжения фильма. Его монолог-соблазнение несуществующей девушки в опустевшем пабе — на барной стойке герой буквально вальсирует на руках — неизменно вызывает прочувствованные аплодисменты в кинозале.

Знаменитый бельгийский хореограф Анна-Тереза де Кеерсмахер, напротив, любит эстетизм. Ее сотрудником по короткометражке «Роза» 1993 года оказался сам Питер Гринуэй. В барочном интерьере зала одинокая китаянка в черном платье снимает туфли и начинает танцевать. Сквозь элегантность облика прорывается яростная сексуальность. Под Сонату для скрипки Белы Бартока она дергано двигается, припадая к полу то коленом, то рукой, босые ноги судорожно чертят рисунок по полу. С появлением юноши в вечернем костюме начинается дуэт, и роскошный интерьер наполняет атмосфера диких инстинктов. Неудивительно, что именно эти три работы и оказались наиболее чистыми по жанру.

Добавили веса фестивалю и программы по истории танца. Лидером здесь оказался фильм 2003 года «Танец под свастикой» о судьбе немецкого танца в нацистской Германии. Завершился фестиваль программой, отмечающей полувековой юбилей японского танца буто. Мало какой танцавангард сравнится по экспрессии с этим жестоким зрелищем. Танцующие японцы рассказывали о себе с экрана скупыми жестами, эффект которых можно было сравнить с действием отвертки, ввинчиваемой в мозг или в кишки, как о детях солнца и атомной войны, древней культуры и моровой язвы. После просмотра фильма об отце-основателе буто Татцуми Хиджиката на режиссера фильма Араи Мисао обрушился такой шквал вопросов, какого он явно не ожидал. Похоже, интерес к кинотанцу в России наконец проснулся.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2004 10:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112307
Тема| Балет, БТ, МГАХ
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| «Щелкунчика» не раскусили
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20041123
Ссылка|
Аннотация|

На Новой сцене Большого театра Московская государственная академия хореографии (МГАХ) представила свою версию балета Василия Вайнонена «Щелкунчик». ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА не без внутренней борьбы осознала пользу этой премьеры.

Богатый фантазией хореограф Вайнонен ставил «Щелкунчика» неоднократно. Ветераны Большого до сих пор вспоминают версию 1939 года. Но московский вариант оказался прочно забыт, в отличие от более раннего ленинградского: постановку 1934 года свято хранит Академия имени Вагановой. Десять лет назад спектакль перенес на сцену Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко худрук Дмитрий Брянцев, ностальгирующий по ленинградскому детству. Вот этот-то «Щелкунчик» и поставила московская академия, урезав его с трех актов до одного с помощью репетитора музтеатра Михаила Крапивина.

Нельзя сказать, что спектакль обесценился от этой операции: в длиннющем драмбалете полным-полно танцев откровенно слабых и мизансцен откровенно проходных. Купюры тут допустимы, тем более что нехитрый сюжет и основные достижения хореографической мысли — Вальс снежинок, Розовый вальс и па-де-де — остались в неприкосновенности. Другое дело, что сам жанр драмбалета 1930-х подразумевает этакое неспешное повествование с богатыми «взаправдашними» декорациями, обилием бытовых подробностей, обстоятельными мизансценами и россыпью актерских работ. И тут московская академия оказалась банкротом. На оформление художников Анны и Анатолия Нежных жалко смотреть: серия тусклых слайдов, дополненных разрозненной сценической мебелью. Авторы отличаются пристрастием к завитку: кучерявится окно и видные сквозь него здания городка, загибаются коричневатые лапы елки, вихрятся сероватые разводы метели, в тортоподобном сказочном царстве закручивается буквально все — но ничего празднично-сказочного в этих разухабистых этюдах нет. С актерскими работами тоже беда: мальчики в сюртуках скукоженны, как призывники перед медкомиссией, девочки путаются в длинных платьях — где уж тут вспоминать про роли и манеры. В балете, освоенном прабабушками и прадедушками, современная молодежь явно чувствует себя по-идиотски. И трудно ей не посочувствовать, представив себя на месте 17-летнего парня, вынужденного ползать на четвереньках или семенить мелкими шажками, скрючив ручки у груди, изображая злую крысу.

Впрочем, остаются танцы «золотого фонда», чрезвычайно полезные для школьников. Однако польза не гарантирует художественного результата. Скажем, штурм тяжелейшего Вальса снежинок захлебнулся: одолев вращение «блинчиками» в арабесках, девушки так и не смогли вскарабкаться в большие jete — попытки видны были, прыжки — нет. Да и просто бегать по сцене они решительно не умеют: за шлепанье распущенными стопами и расшатанный корпус учителю снежинок стоит поставить неуд. Ровнее и пристойнее выглядел Розовый вальс: девочек спасали их длинные юбки, мальчиков — скромные обязанности кавалеров.

Среди многочисленных солистов обнадежили немногие. У маленькой Ольги Ивлевой, играющей героиню в детстве, замечательно красивая и не по-московски выворотная стопа, но удастся ли девочке сохранить это редкое достоинство до выпуска — еще вопрос. В Восточном танце выпускница Дарья Ворохобко решительно избавилась от десятилетиями культивируемой неги, наполнив старобалетные изгибы и извивы экспрессией современного танца. В Испанском щеголял изящными позами легкий Владислав Лантратов – чуть ли не единственный, кто танцевал свободно и с явным удовольствием. Китайский забавно исполняли японцы Саяка Охори и Ясумаса Омори, последний к тому же отлично выполнил нелегкую «щучку».

На роль Щелкунчика-принца ученика не нашлось — пригласили артиста Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Вячеслава Бучковского. Держался он скромно (мягкие ноги, чистые туры, никаких романтических порывов), а запомнился тем, что едва не грохнул свою партнершу головой об пол с верхней поддержки. Отважная Чинара Ализаде вовремя оперлась руками о его спину, не потеряв душевное равновесие и восстановив физическое. Эта девушка с точеной фигуркой, хрупкими ножками, изящными линиями адажио и легким, хоть и небольшим прыжком достойна похвалы не только за самообладание. Трудную партию она исполнила деликатно, чисто, хотя заметно обессилела к концу па-де-де. Актерскими приемами она не злоупотребляла — улыбку, надетую в начале партии, девушка не снимала до конца балета, что, впрочем, надежно уберегло ее от вульгарного хлопотания лицом.

Появление «Щелкунчика» в репертуаре Московской академии закономерно — даже странно, как до этого раньше не додумались. Во-первых, балет Василия Вайнонена поставлен на детей и для детей, во-вторых, его охотно покупают за границей — уже сейчас везут на гастроли в Грецию, в-третьих, и в отечестве на «Щелкунчике» зал обычно не пустует, особенно под Рождество. В Большом зрителей было много, особенно бабушек и родителей с детьми. В самом деле, разве не стоит поскучать минут сто ради приобщения ребенка к «золотому фонду»? Это же полезно — как рыбий жир.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 23, 2004 10:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112401
Тема| Балет, БТ, МГАХ, «Светлый ручей»
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| ЧТО ТАМ ВДАЛИ, ЗА АРАБЕСКОМ?
Школьный спектакль подтвердил, что проблема балета не в ногах, а в головах
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20041124
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2004-11-24/10_ballet.html
Аннотация|

Очередной утренник московской Академии хореографии в Большом театре оказался не просто концертом: после дивертисмента первого отделения во втором дали премьеру. Публика, почти сплошь состоящая из «своих», благодарно хлопала каждые десять секунд. Младшенькие и в самом деле радовали – им интересно танцевать. Но хореографические номера в исполнении старших учеников качества в нынешний уровень московской школы не добавили. Удручает даже не частое отсутствие балетной правильности, это в принципе поправимо, школьники все же, огорчают две крайности, в одной из которых погрязли ученики (стертая скучность танца), а во второй – некоторые ученицы (показуха «вот я какая!» на пустом месте, без всяких на то профессиональных оснований).

Нельзя сказать, что в ближайших выпусках совсем не предвидится талантов. Заслуживает похвалы Мария Сизова, сочно выплеснувшая на публику номер Леонида Якобсона «Деревенский Дон-Жуан». Подает надежды Мария Виноградова, еще не очень скоординированная, еще с испуганным лицом, но с заявкой на будущие успехи протанцевавшая вариацию Эсмеральды. Но безымянные девушки и мальчики, поименованные в программке как «учащиеся старших классов», так бестолково и непрофессионально станцевали мазурку из «Лебединого озера»... Кажется, что не один и не два, а больше старшекурсников явно не интересуются профессией. Оттого ли, что в свое время кое-кто поступил в академию не по таланту, а, скажем так, без особых хлопот или по иным причинам, но такое впечатление, что без пяти минут творцам танцы до лампочки и они вовсе не собираются работать по специальности после выпуска, а получив диплом, с облегчением разбредутся кто куда.

Во втором действии академия показала школьный спектакль – «Щелкунчик», дав ученикам возможность привыкать к профессии не в классе, а на сцене. Облюбованная школой довоенная редакция Василия Вайнонена для утренника особенно подходит, это вариант прочтения музыки Чайковского для детей, игнорирующий ее «взрослый» трагизм, но замечательно подчеркивающий сказочность и задушевность. Точно такую же идею пару лет назад осуществили в Мариинке, только там балет поставили целиком, получив, кстати, солидную прибыль от продажи билетов. В Москве ограничились избранными местами, объединенными в сюиту: Розовый вальс, Вальс снежинок, национальные танцы кукол, па-де-де Маши и Щелкунчика в финале. И стоило приходить на балет ради двух девочек: Катерины Кудрявцевой (Испанский танец) и главной героини – Маши в исполнении Чинары Ализаде. Когда Чинара научится правильно рассчитывать силы и не уставать к концу, из нее (тьфу, не сглазить бы!) получится незаурядная балерина.

На следующий день после школьного «Щелкунчика» в театр слетелись критики и балетоманы: в «Светлом ручье» дебютировали два народных артиста – Галина Степаненко и Николай Цискаридзе. Но мне хочется сказать о другом. Комедийный «Ручей» и трагический балет «Ромео и Джульетта» – два репертуарных спектакля ГАБТа, которые, когда ни посмотришь, артисты всегда танцуют с удовольствием, даже те, кто вначале отказывался и артачился. В этих постановках исполнители дают публике драйв, а не отбывают трудовую повинность, как это регулярно случается на классических балетах. В обоих случаях речь идет о новых спектаклях, и роли ставились специально для нынешнего поколения Большого, пробудив наконец их дремлющий артистизм. Может, именно в этом ключ к качеству для театра и для школы? Театр, судя по последним проектам, проблему понимает, а школа – не очень. Спору нет, «Щелкунчик» 1934 года – наше наследие, и никто не призывает его отменять. Но как было бы славно, если б дети в академии не росли с убеждением: наш балет завсегда лучший в мире, потому что мы знать не хотим ничего, кроме арабесков четырех видов. Перемена к лучшему наступит, когда ученики (а главное, педагоги) начнут понимать: за пределами эстетики вчерашнего дня мир не кончается. А там, глядишь, и классику научатся не только почитать в теории, но и танцевать без зевоты, и характерный танец отбивать с блеском.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 25, 2004 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112501
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Плисецкая М.М.
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Майя Плисецкая: у меня нет грусти по ушедшему
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20041125
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?DocID=528061
Аннотация|

В понедельник в "Новой опере" пройдет презентация-концерт по случаю выхода в свет нового фотоальбома "Ave Майя!", посвященного Майе Плисецкой и подготовленного благотворительным Фондом Мариса Лиепы совместно с американской компанией Val. G. Productions. На презентацию в Москву приехала героиня альбома. В эксклюзивном интервью МАЙЯ ПЛИСЕЦКАЯ рассказала о нем ТАТЬЯНЕ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ.


Фото: ЮРИЙ МАРТЬЯНОВ

– Как возникла идея этой книги-альбома?
– Два года назад, а может, и больше, когда Валерий Головицер стал собирать мои фотографии. Он уже делал такие альбомы – о Барышникове и о Васильеве с Максимовой. Ну, альбомы как альбомы – очень тяжелые, очень большие. И я даже не думала, что это будет так серьезно. Головицер собирал по всему миру мои фотографии, о существовании которых я даже не подозревала. Потом из полутора тысяч мы отбирали триста – долго и трудно. Участвовали два русских художника, еще Володя Шахмейстер. В этом альбоме вся моя жизнь: и спектакли, и репетиции, и детские фото, и какие-то вещи из альбома Кардена, и мои встречи, и награды. Еще статья Вадима Гаевского и Володи Васильева. И в конце концов Валерий мне говорит: "Может, вы подпишете эти фотографии – что, где, когда, с кем?" И я написала все, что вспомнила. Там не безумно подробно, но и не примитивно. И эти факсимильные подписи тоже вошли в альбом.
– Вы так доверяете своей памяти?
– Я всю жизнь дневники вела. Вот есть книга "Последние дни жизни Сталина" Роя и Жореса Медведевых, они по архивным документам ее написали. Там сказано, что перед смертью, 27 февраля, он смотрел в Большом "Лебединое озеро" со мной и Леонидом Ждановым. Я думала, такого быть не может – мы бы об этом знали, потому что, когда он приходил, все закулисье было заполнено штатскими. Из кулисы в кулису без пропуска нельзя было перейти – за лифом пачки пропуска держали. Это не смешно, это факт. И вообще на моей памяти он на балет не ходил, только на "Пламя Парижа". Вот в оперу – пожалуйста. В "Садко" я танцевала Рыбу-иглу, там такие движения вытянутыми пальцами в разные стороны, я не смела тыкать в сторону его ложи и тыкала в небо. Так по поводу "Лебединого". Я в дневник свой полезла – действительно, есть запись, мне тогда мама сказала, что это одно из пяти моих лучших "Лебединых". Значит, перед смертью Сталин приходил в театр инкогнито – без охранников.
– Кроме фотографий есть и кинопленки, на которых сохранился ваш танец. Что для вас важнее?
– С фильмами мне не везло – их закрывали один за другим. Был замечательный "Конек-Горбунок". Уехала за границу Щербинина, которая Конька танцевала,– закрыли "Конек". У Васи Катаняна есть кусочки из фильма: Васильев, я и черное пятно – это замазанная Щербинина. Убежал Годунов – закрыли "Анну Каренину". А "Болеро" Бежара с моего вечера просто уничтожили – по специальному заказу Иванова (в тот момент директор Большого.–Ъ) и Григоровича. Вся пленка порублена, засвечена частями. Это была настоящая война.
– Я недавно видела пиратскую пленку, где вы танцуете "Послеполуденный отдых фавна" с Алексеем Ратманским. За границей вы постоянно показываете что-то новое.
– Ну, а где я дома станцую? Никто не приглашает. Ничего не предлагает. Вот в Японии года три назад я станцевала в настоящем спектакле театра но, "Крылья кимоно" называется. Поразительно интересно – музыка, актеры в белых масках. Обожаю Японию. И еду их люблю, и воспитание, и театр. Недавно поставила танцы в японском мюзикле "Аида". Ну, это, конечно, не Верди, это их композитор, японский. Я сделала дуэт Амнерис и Радамеса и эпизод возвращения войск Радамеса. Они у меня были такие самураи. А танцевали девочки. Совершенно замечательно. Ведь у нас, например, считается – не можешь классику, танцуй модерн. А ведь это неправда, это профанация танца модерн. Я недавно была председателем жюри балетного конкурса в Японии, а в соседнем здании шел конкурс модерна. И я туда бегала каждую свободную минуту. Совершенно изумительно – такой модерн никакая классичка не сможет танцевать. Сейчас вообще Азия так и прет: все первые места берут корейцы, японцы. Китайцы и по классике берут золото – они такие высокие, стройные, выразительные, с потрясающими прыжками. Скрипачи, виолончелисты – все оттуда.
– У вас очень бурная жизнь.
– Иногда бывает стоп-кадр. Но не часто. После Москвы улетаю в Мюнхен, а потом сразу в Рим – судить детский балетный конкурс. На этом конкурсе я и разорвала связки колена в прошлом году, как раз в день рождения упала. Мне сделали операцию в Прибалтике, и всю прошлую зиму я лечилась в Паланге. Но это колено болело у меня всю жизнь, из-за него я даже два года не прыгала. Никогда в жизни не осторожничала, не береглась, у меня и травмы-то от этого. На мне ведь живого места нет. И все-таки танцевала долго, бесконечно.
– Вы чаще ломались на репетициях или на спектаклях?
– Спину я сорвала, когда снимала чемодан с антресолей. А ногу мне Трубчиков вывернул в "Чайке" – сам упал, и ногу мою из рук не выпустил. Три года у меня нога была вывихнута, и никто ничего не мог понять. Только в Испании врач сказал: "Нога-то не на месте". Взял и вправил.
– А классом вы сейчас занимаетесь?
– Как разорвала связки, так и перестала – сам Бог велел остановиться. Да и до этого филонила – раз-два в неделю занималась, не больше.
– Тем не менее на презентации вы будете танцевать бежаровский номер "Ave Майя!". А что станцуете в будущем году на собственном юбилее?
– Пока ничего не ясно. Большой театр закрывается на ремонт, и гендиректор Иксанов меня пригласил на Новую сцену. Но там же маленький зал. И сцена маловата. Есть разные предложения, но где юбилей делать и кто его будет делать, я еще не решила. (Вчера министр культуры сообщил, что основная сцена Большого театра закроется на ремонт только весной 2006 года.–Ъ.)
– При подготовке книги вам пришлось копаться в воспоминаниях. Это, наверное, грустно?
– Это жизнь и есть, у меня нет грусти по ушедшему. И я не опасаюсь за будущее. Мы же ничего не можем предотвратить. Что в наших силах сделать – надо делать, а что не в наших силах – об этом не надо думать. Сейчас мы можем сделать презентацию книги, чтобы она была симпатичной и интересной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 25, 2004 12:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112502
Тема| Балет, БТ, МГАХ
Авторы| Елена Федоренко
Заголовок| Ниточка русского балета для взросления души
Московская государственная академия хореографии поставила «Щелкунчика»
Где опубликовано| Культура № 46, 25.11-01.12.2004
Дата публикации| 20041125
Ссылка|
Аннотация|

"А у нас Новый год!" - то и дело "кричит" парфюмерная реклама. "У нас - тоже" - говорят в Московской академии хореографии, показывая на Новой сцене ГАБТа новый спектакль. Новая работа - это хорошо забытое "старое" - спектакль Василия Вайнонена "Щелкунчик" С начала 50-х годов прошлого столетия в течение десяти сезонов этот балет хореографического училища украшал репертуар филиала Большого театра. Вряд ли удастся найти мемуары великих танцовщиков, стоявших у станка в балетных классах полвека назад, где бы восторженно не упоминалось о легендарном "Щелкунчике" - волшебном московском спектакле "о взрослении души" Будущие звезды танцевали детей, мышей, стрекоз, кукол и бабочек, потом "дорастали" до снежинок, сказочных персонажей... "Щелкунчик" для воспитанников балетной школы был сюжетом отдельным: в нем крепли индивидуальности, осваивались законы сценической практики, здесь всем находились роли по силам. Потому сам факт возвращения к этому спектаклю не одобрить нельзя. Помимо того, что классические спектакли, прошедшие испытание временем, должны составлять основу школьного репертуара, они еще и всегда находят благодушного адресата - тут, что называется, зрительный зал попросту обречен на аншлаг Роли расходятся легко, да и детям полезно потанцевать своих сверстников и своим же сверстникам себя показать.

Работая над "Щелкунчиком" Вайнонен писал: "Ставлю детский балет для детей" - и к этому шедевру классики у хореографа было отношение особое, трепетное, потому и обращался к спектаклю неоднократно. Московская школьная версия в 60-е годы сошла со сцены. Санкт-Петербург оказался прозорливее - редакцию 1934 года вайноненовского "Щелкунчика" Академия имени Вагановой хранит семь десятилетий. В середине 90-х Дмитрий Брянцев вспомнил о балете Вайнонена и перенес его на сцену Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Сегодня педагог-репетитор этого театра Михаил Крапивин поставил сокращенный вариант балета с воспитанниками московского училища. Трехактный балет превратился в одноактный. Времена изменились, и купюры пошли спектаклю на пользу. Уже нет длинных проходов родителей в прологе, да и остальные "родительские" танцы сокращены. Исчезли куклы первого акта и все повествовательно-мизансценические пантомимы. Зато в неприкосновенности осталось лучшее: Вальс снежинок, Розовый вальс, Па де де. Сохранены в первоначальной редакции и танцы третьего акта.

Исполнение отличалось простодушием, бесхитростностью, а подчас и робостью - так и должно быть в детском спектакле. Маленькую Машу танцевала выразительная Ольга Ивлева, а Щелкунчика-куклу - трогательная Анна Окунева. Испанский танец осмысленно и вдохновенно провели Катерина Кудрявцева и Владислав Лантратов. Пытались быть кокетливыми и озорными Мария Сизова и Софья Ковалева в Трепаке, им вторил партнер, лихой Молодец Егора Шаркова. Задорно исполнили китайский дуэт ученики из Страны восходящего солнца Саяка Охори и Ясумаса Омори. Нежно танцевали Па де труа Дарья Хохлова, Мария Мишина и Алексей Корягин. В Вальсе снежинок ученицы были прилежны, хотя сложный ансамблевый текст им давался с трудом, и ошибки были заметны. Благополучнее прошел орнаментальный Розовый вальс. Машу-принцессу танцевала аристократически-хрупкая изысканная Чинара Ализаде. В этой изящной и грациозной девушке пока трудно разглядеть приму, но культура танца со стильными позами, красивыми арабесками и элегантной сдержанностью - уже не из чисто учебных задач. Щелкунчиком-принцем стал вчерашний выпускник, а ныне артист Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Вячеслав Бучковский. Его легкий и умный танец не сбивался на скороговорку и отвечал благородному вкусу первоисточника.

Сказать, что "Щелкунчик" бесспорно удался, было бы преувеличением. Равно как и утверждать, что ребята с радостью перевоплощались в мышиное войско или что актерские краски родителей и детворы, собравшейся в доме Штальбаумов, не грешат однообразием. Не в этом дело - на то он и учебный спектакль, чтобы учиться. Для процесса обучения необходимы особые условия: сцена и зрительный зал, перед которым "публикуются" результаты обучения. Художественный опыт может быть приобретен только при создании атмосферы действия - тоже особой, где игра не должна быть "поверхностной" а эмоции придуманными и вымученными. Однако этим "заповедям" упорно сопротивляется убранство сцены, а точнее - его отсутствие. Заменяющие декорации слайды серо-коричневых тонов, словно позаимствованные из другого спектакля, решительно мешают - делают сцену плоской и уничтожают дух рождественского торжества. Иногда же и вовсе вводят в полное недоумение - откуда же это взяться обильному снегопаду, если по сцене порхают стрекозы?

Так хочется, чтобы нашлись щедрые люди, не скупые на расходы: чтобы светилась "настоящая" елка в "настоящих" интерьерах бюргерского дома со всеми "настоящими" мелочами. Без этого антуража трудно вообразить путешествие "по розовому морю надежд" как писал о "Щелкунчике" Б.В.Асафьев, какое только и ведет к радостному празднику i для зрителей, и для тех, кто на сцене решает свои первые актерские задачи... Не потому ли спектакль подчас распадался на дивертисментные номера? В то время как концертный дивертисмент, предварявший по программе показ "Щелкунчика" уже благополучно завершился в первой части показа. В ней руководители МГАХ тоже сделали резонный выбор. Набивший оскомину репертуар претерпел программные изменения, пополнившись новыми танцами. Ученики младших и средних классов выгодно отличались от своих предшественников грамотной работой красивых стоп и явными актерскими преимуществами. Да и среди выпускников запомнились талантливые артисты. В стройности воспитательной программы и ясности педагогической мысли создателям концерта не откажешь.

После спектакля Никита Васильевич Вайнонен, сын хореографа и участник исторического спектакля, сказал: «Счастлив, что балет отца дожил до наших дней. Он многократно исчезал, переделывался и возобновлялся, многие поколения танцовщиков равнялись на него как на образец классического стиля. Особая благодарность - за бережное отношение к хореографии. На мой взгляд, школа совершила творческий подвиг, поставив труднейший по хореографическому тексту балет за несколько месяцев. Только в начале лета, когда ученики были на каникулах, ректор академии Марина Леонова обратилась к нам с братом с просьбой дать разрешение на постановку "Щелкунчика" Мы не сомневались, что эту зимнюю сказку будут в предпремьерной панике, как это обычно бывает в театре, доделывать к Новому году. И вдруг в середине ноября нас пригласили на прогон уже готового спектакля. Новый год наступил в ноябре! Важно, что полностью восстановлен Вальс снежинок, один из труднейших танцев во всей мировой хореографии. Особенно по рисунку: движения необычайно сложны при перестроениях. Недаром снежинок балетные завсегдатаи смотрят с колосников. Я-то считаю, что тот кто их ни разу не видел "сверху" тот вообще не видел всего "Щелкунчика" и не может его оценить. Радость от премьеры "перекрывает" замечания, хотя они есть: скованные руки, скупое оформление. Но главное - есть надежда: ниточка русского балета не прерывается».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 25, 2004 12:53 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112503
Тема| Балет, БТ, «Мастерская молодых хореографов», Персоналии, Симонов К., Плотников В., Мирошниченко А., Бурлака Ю., Ратманский А.
Авторы| Екатерина Беляева
Заголовок| В ожидании Петипа
Worshop молодых хореографов на Новой сцене ГАБТа
Где опубликовано| Культура № 46, 25.11-01.12.2004
Дата публикации| 20041125
Ссылка|
Аннотация|

В Большом репетиционном зале Большого театра прошли долгожданные workshops молодых хореографов. Уютный зал на 100 мест с балконом гарантировал, как казалось, креативную атмосферу вечера. Но, видимо, Большой театр может вести только большой диалог с большими людьми. Главные виновники этой акции - малоизвестные широкой публике хореографы и молодые артисты - остались вне всякого диалога. Такие показы носят рабочий характер, рампа не строго разделяет зрителя и артиста, однако самые заинтересованные в этом диалоге - критики -были отправлены на балкон и тем самым лишены возможности лично пообщаться с хореографами. Алексей Ратманский, который смело предложил провести эти workshops в Большом, недооценил косности академических порядков театра. Пропускная система, через которую прошли зрители, подготовила какой-то закрытый кремлевский показ. И Ратманский, будучи сам участником проекта, от волнения не справился с ролью ведущего и не представил ни хореографов непосредственно на сцене, ни артистов поименно. Но эти печальные оплошности не отменили практической ценности события, которое, надеюсь, станет ежегодным, и уже нынешнее даст выход новым именам.

Кирилла Симонова знают в Москве в связи со "Щелкунчиком" Шемякина. Тогда все посмеялись танцам на крохотном пятачке сцены, оставленном художником хореографу, но Симонов не растерялся - все же спектакль имел успех в Большом театре, получил "Золотую Маску',' а балерину, станцевавшую Машу, лично поздравил Президент За это время Симонов поставил симпатичный балет на Дарью Павленко и Наталию Сологуб (ту самую, которую отметил Путин) для вечера молодых хореографов в Мариинском театре, несколько номеров для фигуристов и в прошлом сезоне возглавил балет в Петрозаводске». Для «Мастерской новой хореографии» в Большом Симонов второпях сделал "Не "Pas de quatre" на музыку Пуни. В его спектакле четыре танцовщицы-легенды не соревнуются друг с другом в стиле и величии, как у Долина, но, наоборот, стараются научиться быть как все - носят трикотаж, закалывают волосы в пучки, занимаются гимнастикой, похоже, феминистки. Симонов уже разрабатывал эту тему в Мариинке, все уже было, но для девочек из Большого незнакомая практика купальников и трико полезна. Гармоничнее других выглядела длинноногая сомнамбулическая Юлия Гребенщикова - стало ясно, что она легко справится и с хореографией Форсайта, появись она на горизонте.

Совсем скучную работу показал Виктор Плотников - хореограф из Донецка, в последнее время работающий в Бостоне. Хотя в его подходе к делу чувствуется западный акцент – минибалет «Ее сны» имеет четкую структуру и жесткий сюжет, - ощущение какой-то провинциальной вторичности не отпускает Если мы в такого рода экспериментах отстали лет на сорок, то не стоит проделывать всего пути, можно и срезать. Старание Анастасии Яценко, правда, выше всяких похвал.

Ратманский представил не совсем новую работу, но для выпускников, первый год работающих в театре, "Болеро" Равеля стало настоящим авангардом. Думаю, что он намеренно стилизовал свой балет под художественный авангард: короткие белые юбки теннисисток, белые майки с крупным черным рисунком цифр, выдающих принадлежность их обладателей одной команде. Эта работа на первом workshop'e Большого символична: кроме западной практики, Ратманского волнуют мифы первых экспериментальных мастерских наших авангардистов Федора Лопухова и Касьяна Голейзовского. И его "Болеро" с красивыми аллюзиями на эксперименты 30-х годов (в 1928-м Равель написал "Болеро") великолепно легло на самых молодых артистов Большого. Лучшая работа у Натальи Осиповой - стильной экспрессионистки, созданной не для белого балета, а для самых жестких модернистских экспериментов.

Музыкальный стилист Алексей Мирошниченко попробовал с артистами Большого метод Роббинса по нанизыванию друг на друга разно-темповых танцев, примерно как в «Танцах на вечеринке». С другой стороны, ему хотелось поиронизировать над закостеневшим как класс характерным танцем. Но он не смог одинаково распределить свои силы на все части задуманной композиции «Венгерских танцев». Очень красивым вышло черно-белое трио (Дмитрий Гуданов, Нина Капцова и Елена Андриенко) на музыку анданте из до-минорного квартета Брамса, с парафразом Баланчин - Фаррел - балерина X, а венгерских танцев оказалось слишком много. Среди настоящих открытий Мирошниченко - Алексей Матрахов, мальчик из кордебалета со "скрытыми" спецэффектами: нечеловеческим подъемом и абсолютной партнерской скоординированностью.

Единогласным лидером этого странного вечера стал архивный исследователь старинной хореографии Юрий Бурлака. Неуверенный в себе антиквар-реставратор, Бурлака сидел со своими работами дома на позициях непризнанного гения, справедливо стесняясь больших сцен, где его хрупкие построения могут разбиться. А между тем его исследования давно шагнули за пределы отечественных хранилищ и перенеслись на Запад и в Америку. И какая разница, что колыбелью реконструируемых сегодня постановок Петипа был Мариинский театр, наследием гения пользуется весь мир, а способный реставратор живет в Москве. Четыре танцовщицы Большого, еще не успевшие обрасти пафосом большого стиля (резвая, точная, техничная Анна Никулина - Аврора и томная, фарфоровая Елена Кулаева - Геба), грациозно станцевали сюиту "Розарий" из балета Петипа 1895 года "Пробуждение Флоры" весьма популярную в конце XIX века мариинскую классику. Сохранились эскизы костюмов Пономарева к спектаклю - удлиненные пачки с пастельного цвета растительными украшениями, их восстановила Елена Зайцева (она же занималась костюмами для "Спящей красавицы"). Результат этой фрагментарной реконструкции превзошел все ожидания, теперь остается ждать, чтобы в план постановок Большого включили полную версию.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 26, 2004 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112601
Тема| Музыка, СПб, IV международный фестиваль танцевального кино "Кинотанец".
Авторы| Прокошева С.
Заголовок| ЕСЛИ СОЕДИНИТЬ КИНО И ТАНЕЦ...
Где опубликовано| Невское время
Дата публикации| 20041124
Ссылка| http://www.nv.vspb.ru/cgi-bin/pl/nv.pl?art=194976717
Аннотация| В Петербурге прошел IV международный фестиваль танцевального кино "Кинотанец".

Кинотанец (kinodance) - это взаимодействие двух языков: хореографического и киноматографического. "Если режиссер использует танец для фиксации какой-либо ситуации или хореограф приходит и ставит мюзикл, а потом просто снимает его на камеру, - это не кинотанец", - говорит Алла Ковган, международный директор фестиваля. Главное условие этого жанра - кино и танец не должны существовать отдельно.
Считается, что кинотанец появился, как только придумали кинематограф - в конце XIX века. Поэтому его отцами можно с полной уверенностью назвать постановщиков первых в мире фильмов братьев Люмьер. Уже тогда кинорежиссеры ставили нестандартные мизансцены - весь фильм мог быть построен на том, как люди откуда-то выходят и куда-то входят. Определение dansfilm этот жанр получил уже в 1946 году, тогда Майя Денон сняла фильм "Изучение хореографии для камеры" и написала эссе.
Действительно, в последние годы этот жанр достиг апогея. Ежегодно во всем мире проходит порядка 24 фестивалей. Только за последние 2 года их появилось 6. В Россию кинотанец пришел через Петербург. Впервые данный проект был представлен школой "Каннон Данс" в 2001 году в рамках фестиваля современного танца "Открытый взгляд". "Кинотанец" выделился в самостоятельный проект и с каждым годом развивается и растет. За четыре года спектр и количество программ, представленных на фестивале, значительно увеличились - с 3 до 11. В "Кинотанец-2004" были включены фильмы режиссеров из 18 стран (от США до Японии).
Картины, представленные на фестивале, Алла Ковган назвала "экспозицией идей для творческого взаимодействия между кино и танцем". Одни программы рассказывают об отдельном танцевальном направлении, например о японском танце Буто (в последнее время развивающемся в Петербурге). Другие представляют работы из определенного региона, например одна из программ была полностью посвящена фильмам из Скандинавских стран и Исландии, другая - ретроспективе шведского танцевального кино 1981-2003 гг. Временных рамок у фильмов нет - они длятся от 1 минуты до нескольких часов.
Но главное - в этом году "Кинотанец" провел первый конкурс русского танцевального фильма. Здесь были представлены работы, снятые в России за последние несколько лет. Грант на создание нового танцевального фильма в 1000 долларов поделили Николай Щетнев из Архангельска и Алексей Яковлев из Екатеринбурга. Фильмы-победители будут показаны на Танцевальном форуме в Монако в декабре этого года. "На мировых фестивалях по кинотанцу все страны спрашивают: "А в России что-нибудь создается?" - раньше я голословно оправдывалась, но теперь могу просто молча показать эти работы", - заключила директор фестиваля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 28, 2004 2:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112701
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Плисецкая М.
Авторы| Наборщикова С.
Заголовок| Майя в Москве
Легенда русского балета представит именной фотоальбом
Где опубликовано| Русский курьер
Дата публикации| 20041125
Ссылка| http://www.ruskur.ru/text.php?identity=15358
Аннотация|

Майя Плисецкая нечасто приезжает в родной город. В качестве постоянного места жительства она предпочитает баварский Мюнхен, любимый за гармоничное сочетание благ цивилизации с отменной экологией. Однако на сей раз у знаменитой четы Плисецкая-Щедрин имеется веский повод посетить неблагополучную Москву. Под конец осени Щедрину предстоят авторские концерты, а Плисецкая примет участие в презентации посвященного ей фотоальбома и последующем гала-представлении.

Мероприятие, которое пройдет 29 ноября на сцене Новой оперы, заслуживает внимания по двум причинам. Во-первых, Майя Михайловна собирается там танцевать, а танцующей Плисецкой столица не аплодировала со времен празднования ее последнего юбилея в 2000 году. Прошлой осенью балерина травмировала колено, и поклонники уже не надеялись увидеть ее на сцене, но врачи из литовской Паланги сделали чудо. Плисецкая восстановилась, и на летнем фестивале балета в Каннах, где ей вручили специальную премию за жизнь в искусстве, попробовала выступить. Московской публике будет представлена та же композиция – «Аве Майя», красивый номер с веерами, подаренный балерине Морисом Бежаром.

Во вторых, фотоальбом, о котором собирается рассказать гостья, обещает много интересного. Десять лет назад нечто подобное издал Пьер Карден, друг Плисецкой и создатель многих ее костюмов. В карденовской фотолетописи было собрано примерно двести снимков, запечатлевших артистку как в жизни, так и на сцене. Новый альбом включает уже триста фотографий, и каждая снабжена подробным комментарием, сделанным непосредственно Майей Михайловной. При этом надо учесть, что Плисецкая в слове, возможно, не менее любопытна, чем в танце. В свое время, когда эпоха откровенных признаний только начиналась, ее автобиография произвела эффект разорвавшейся бомбы, с такой великолепной раскованностью рассказала она о себе и своем окружении. В известном смысле новое издание можно считать своеобразным сиквелом этой книги, которую балерина, несмотря на многочисленные уговоры, так и не продолжила.

Кроме Плисецкой, в вечере, организованном фондом Мариса Лиепы, примут участие лучшие творческие силы. В одном из коронных номеров Майи Михайловны – «черном» па-де-де из «Лебединого озера» – устроители обещают премьеров Большого театра Андрея Уварова с Галиной Степаненко. Глава грузинского балета Нина Ананиашвили выступит в «Умирающем лебеде», где Плисецкая была, пожалуй, самой известной, после Анны Павловой, исполнительницей. Николай Цискаридзе с Илзе Лиепой станцуют фрагмент из «Пиковой дамы». Пианистка Екатерина Мечетина сыграет сочинения Бетховена и Шопена, звучавшие в балете «Айседора». Ожидается также выход поэта Андрея Вознесенского. Старый друг семьи Щедриных прочтет стихи, посвященные ее прекрасной половине.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 28, 2004 2:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112702
Тема| Балет, БТ
Авторы| Ян СМИРНИЦКИЙ
Заголовок| Большой унесут воды Неглинки?
Ремонт театра-брэнда уже 100 лет на носу
Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 20041126
Ссылка| http://www.mk.ru/numbers/1386/article43556.htm
Аннотация|

Новые слухи в связи с закрытием Большого театра заполнили город. В Москве несколько мест, “ремонт” которых тянется еще с хрущевских времен. Например, консерватория и, конечно же, Большой.

Но в среду министр культуры Александр Соколов заявил в Совете Федерации, что главный театр страны закроется на реставрацию весной 2006 года. Очень разумно, если учесть что 2005-й — год Красного Петуха. Конечно, министр уверил всех, что перебоев с раздачей культурной продукции не будет: все спектакли и премьеры пройдут на Новой сцене.

Но мало кто знает, что ситуация с Большим доведена до крайней точки. И дело не только в видимой ветхости, так бросающейся в глаза. Вчера я приватно беседовал с Родионом Щедриным, и композитор поведал мне о своем разговоре с директором театра г-ном Иксановым. Иксанов назвал другую дату “закрытия” — 1 июля следующего года, как раз когда сезон будет завершен. И главная проблема — отнюдь не в реставрации позолоты и росписи. Речь идет об укреплении фундамента Большого театра, конструкция которого, по словам Щедрина, деформирована под воздействием вод подземной реки Неглинки.

Пока нам не удалось “достучаться” до экспертов — уже были случаи, когда “размытые фундаменты” были лишь поводом привлечь на ремонт неоправданно мощные финансовые средства. Хотя в ситуации с Большим проблема, похоже, действительно есть.

Вопрос — сколько простоит театр на реставрации. Вдруг москвичи привыкнут обходиться без Большого? А потом и вовсе окажется, что неплохо бы на его месте сделать площадь...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25188
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Ноя 28, 2004 2:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112703
Тема| Балет, «Щелкунчик»
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Интернационал "Щелкунчиков"
Где опубликовано| Коммерсант, приложение «Стиль» от 25.11
Дата публикации| 20041125
Ссылка| http://www.kommersant.ru/archive/archive-material.html?docId=525619
Аннотация|

В декабре во всем мире начинается нашествие «Щелкунчиков». В этом балете Чайковского герои празднуют Рождество, получают подарки и отправляются в путешествие в Конфитюренбург – считается, что нет лучше спектакля для предновогоднего семейного похода в театр.

Однако «Щелкунчик» – твердый орешек. Нет в нем ни безмятежной уравновешенности «Спящей красавицы», ни романтического пафоса «Лебединого озера». Петр Ильич сочинял свой последний балет с отвращением. А что прикажете делать, если хореограф Петипа прислал ему немыслимый сценарий. В нем детальные технические указания («Для #8 музыка должна быть довольно серьезной. 8 тактов и пауза, чтобы показать кочан капусты. Еще 8 тактов и пауза для паштета») сочетались с невообразимыми пейзажами («В глубине фонтаны, бьющие оранжадом, оршадом и смородиновым сиропом. Среди всех этих фонтанов на реке из розового масла красуется павильон из ячменного сахара»). Сказка Гофмана в переводе Александра Дюма вызвала у престарелого хореографа совершенно непредсказуемые реакции – в сценарии значилась революционная «Карманьола» и загадочный «Да здравствует гул пушек!». Композитор Чайковский, честно отрабатывая такты, махнул рукой на всю эту галиматью и написал о своем, наболевшем – о судьбе, смерти и просветлении (в то время умерла его сестра). По несчастному совпадению у хореографа Петипа как раз тогда же скончалась любимая дочь, так что ставить балет он решительно отказался. Расхлебывать кашу пришлось его помощнику Льву Иванову – тому самому, который сочинил «белый акт» «Лебединого озера».

Господин Иванов (гениальный хореограф, но робкий режиссер) добросовестно ттанцевал все сценарные кисельные реки и молочные берега – и контраст между трагической музыкой и слащавым дивертисментом сразил даже видавших виды балетоманов конца ХIХ века. Премьеру обругали, но балет прижился – надо же куда-то водить детей под Новый год.


В Мариинском театре у Михаила Шемякина по цукатным колоннам ползают снежные мухи, а кордебалет утопает в кремовом торте. Фото: ИТАР-ТАСС

Весь ХХ век балетмейстеры разных стран ломали зубы о «Щелкунчика». Варианты предлагались самые экзотичные. Морис Бежар, большой любитель покопаться в подсознании, предложил фрейдистскую версию (балет на ура приняли в Париже пять лет назад). В его спектакле рождественскую елку заменила исполинская статуя Венеры, символизирующая вожделенную мать: играющая роль матери танцовщица выходила из полого чрева Венеры, чтобы станцевать любовное адажио с мальчиком Бимом (alter ego автора), после чего статуя оказывалась беременной. Отец (он же всемогущий Дроссельмейер) смахивал на Мефистофеля – одевался в черное, носил опереточную бородку и страшно ревновал жену к сыночку (www.bejart.ch).

Американец Дэвид Бинтли голову ломать не стал: взял сюиту из "Щелкунчика", неузнаваемо преображенную Дюком Эллингтоном, и поставил балетик про Америку 1940-х: солдатик прямо из окопов второй мировой попадает в бродвейский рай. Блюзы, джаз, девочки на все вкусы – хоть китаяночки, хоть арабки, хоть местные, упакованные в американский флаг. Фрачники бьют чечетку, морячки кадрят белокурых бебешек, солдатики танцуют кантри, ресторанные русские топочут сапогами, а среди неоновых огней Бродвея загораются купола Василия Блаженного и пушки стреляют золотыми блестками. Наибольшим успехом эта милая чепуха пользовалась в Англии – в исполнении Бирмингемского балета (www.brb.org.uk).

Фундаментальнее всех к делу подошли австралийцы: хореограф Греам Мерфи сочинил целую сагу, начав с того, как в Австралии русская старуха-эмигрантка встречает рождество с соотечественниками. Приняв в подарок матрешку и тяпнув "Столичной", бывшая балерина получает удар. Старушку, уложенную в постель домашним доктором, одолевают кошмары – большевики в виде гнусных мордатых крыс. Они размахивают красными флагами, душат бедняжку жирными хвостами и расстреливают ее любимого – офицера белой армии (в коего преображается врач, чрезвычайно похожий на Джеймса Бонда). Далее следуют лучезарные воспоминания: игра в снежки около Исаакиевского собора, балетный класс, венценосная семья на выпускном экзамене, пикник с любимым среди березок средней полосы, триумф на императорской сцене. Идиллию разрушает первая мировая – под музыку трепака избранника балерины находит немецкая пуля. Бедной женщине ничего не остается, кроме как отправиться в мировое турне, финиширующее в Австралии. На Зеленом континенте все ипостаси героини (девочка, девушка и старуха) собираются на одной кровати, чтобы счастливо испустить дух. В 1994 году эта постановка Австралийского национального балета стала хитом сезона (www.sydneyoperahouse.com).

В СССР со "Щелкунчиком" мало что вытворяли – сказка так сказка. Тем более что еще в начале 1930-х годов хореограф Вайнонен придумал для нее замечательную хореографию. Эту версию трепетно берегут в петербургской Академии имени Вагановой и ежегодно выдают серию спектаклей на сцене Мариинского театра. В этом декабре в афише значится три детских "Щелкунчика", в том числе и утром 31 декабря (www.vaganova.ru).


Морис Бежар устроил сеанс психоанализа: статуя Венеры символизирует его любимую мать, в чреве которой уместился не только мальчик, но и Богородица с младенцем

Несколько сезонов назад в Петербурге появился и "взрослый" "Щелкунчик" – детище Михаила Шемякина, выступившего в роли идеолога, режиссера, сценографа и художника по костюмам. Господин Шемякин решил обличить филистерство. Поэтому на кухне у добропорядочного советника в клетке сидит человек-муха, в гостиной развешены хари неведомых зверей и отрубленные кисти рук, а гости Штальбаумов – натуральные монстры в тумбах-макинтошах и с цилиндрами вместо голов. К сожалению, юный хореограф Кирилл Симонов не смог поддержать художника в гневном бичевании буржуазии – его танцы поставлены не просто по старинке, но еще и неталантливо. Этим "Щелкунчиком" побравировали года два, возили даже на смотрины за границу, но собираются вот-вот задвинуть в запасники (www.mariinsky.ru).

В Москве исторический спектакль Василия Вайнонена сохраняется в репертуаре Музтеатра Станиславского и Немировича-Данченко (www.stanislavskymusic.ru). Эта труппа рачительно распоряжается наследием, ежегодно вывозя его под Рождество за границу. В этом декабре смотреть добрую сказку будут лондонцы – на сцене Royal Festival Hall.

К греческим гастролям Московская академия хореографии лихорадочно готовит одноактный вариант вайноневского балета – этот купированный "Щелкунчик" покажут в Большом в конце ноября (www.balletacademy.ru).

В репертуаре же самого Большого театра почти сорок лет сохраняется нетленная версия Юрия Григоровича. Принято считать ее "философской сказкой", однако оригинальными концепциями она не перегружены: мыши как мыши, игрушки как игрушки, елка как елка – все по-рождественски нарядно. В декабре этот "Щелкунчик" пройдет шесть раз, а 31-го – даже дважды (впрочем, на вечерний спектакль дети не допускаются). В новогоднюю ночь партию Принца любил исполнять Николай Цискаридзе, отмечая таким образом свой день рождения (www.bolshoi.ru).

Европейские "Щелкунчики" этого года также не шокируют радикализмом. В Гамбурге уже лет тридцать возобновляют версию Джона Ноймайера. Хореограф, влюбленный в классический танец, поставил балет про балет. Героиня в нем – маленькая девочка, мечтающая стать балериной, Дроссельмейер – ее педагог (www.hamburgballett.de).

Берлинская опера показывает вариант Патриса Бара, экс-этуали Парижской оперы. Романтичный француз придумал пролог a la "Раймонда": вооруженные саблями средневековые сарацины, размахивая саблями, отбирают ребенка у грациозной женщины, одетой по моде ХIХ века. Наблюдавший за набегом Дроссельмейер спустя много лет находит девочку в чужом доме и возвращает безутешной матери. Тут возникает всеобщий праздник, особо радостный потому, что главную роль в этом балете обычно исполняет худрук Берлинской оперы Владимир Малахов (www.DeutscheStaatsoperBerlin.de).

Датский Королевский балет показывает "Щелкунчика" Алексея Ратманского, нынешнего худрука балета Большого театра,– хореограф порадовал датчан, перенеся действие в Копенгаген 1915 года (www.kgl-teater.dk).

В Лондоне Английский национальный балет побалует версией Кристофера Хэмпсона (www.ballet.org.uk). В Сан-Франциско руководитель местной труппы Хелги Томассон представляет собственную постановку – судя по его пристрастиям, "Щелкунчик" будет вполне консервативным (www.sfballet.org). А вот в вашингтонском Кеннеди-центре (www.kennedy-center.org) не следует ожидать святочных рассказов на пуантах – там современный "Джоффри-балет" показывает версию джазового модерниста Джеральда Арпино. Француз Тьерри Маланден тоже не увлекается классикой – его Ballet Biarritz представляет в Реймсе современную версию гофмановской сказки, дополненную историей уродливой принцессы Пирлипат и упакованную в очень стильные декорации (www.Balletbiarritz.com).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 29, 2004 10:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112901
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Цискаридзе Н.
Авторы| Осиновская И
Заголовок| "Дом поросенка должен быть крепостью". Николай Цискаридзе - ГАЗЕТЕ
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 20041125
Ссылка| http://www.gzt.ru/rub.gzt?rubric=dengi&id=64050700000037688
Аннотация| Артист балета Большого театра Николай Цискаридзе на сцене многолик: то он Зигфрид в «Лебедином озере», то Квазимодо в «Соборе Парижской Богоматери», то Германн в «Пиковой даме». Обозреватель ГАЗЕТЫ Инна Осиновская решила выяснить, каким бывает Николай Цискаридзе дома.

"Всех касалось, что происходит с его соседом"

- Каким был ваш первый дом?
- Я родился в Тбилиси. Жил в элитном районе. Там было необыкновенно красиво, много цветов. Няня водила меня гулять в парки, сады. Люди в Тбилиси были замечательные. Мы никогда не закрывали двери в квартирах. Доверяли друг другу. Если у кого-то были праздники - отмечали всем кварталом. Если у кого-то был траур, то весь дом не смотрел телевизор, не зажигал свет. Я жил в довольно большом доме, но всех касалось, что происходит с его соседом.

- В Москве не так?
- Квартира, в которой я живу, когда-то была коммуналкой. С соседями мне повезло. Замечательные были люди: инвалид один и женщина в возрасте, с которой мне всегда было очень интересно общаться. Потом соседи уехали, умерла мама. Я остался один.

Сейчас все сложнее. Правильно Булгаков сказал: «Людей испортил квартирный вопрос». Всем наплевать друг на друга.

Недавно была такая страшная ситуация. Я дома, и вдруг звонок. Я сразу открыл - всегда открываю сразу, нет у меня привычки смотреть в глазок. И вижу, стоит человек в белом халате и говорит: «Вы должны мне помочь тело перенести». Я не стал вдаваться в подробности, помог ему в этом печальном деле. Но что меня поразило - он даже «спасибо» не сказал. Столичные люди не только не умеют помогать, но и принимать помощь.

- Что для вас значит ваша квартира?
- Дом поросенка должен быть крепостью. Так учили нас в детской сказке. Всю жизнь живу с этим принципом. Дом - это место, где мне хорошо, уютно, куда хочется возвращаться.

- Кто автор дизайнерских идей в вашей квартире?
- Я и есть автор. Сам все оформлял. Никаких дизайнеров у меня не было. Так что все находки - мои.

- И это зеркало в коридоре, которое зрительно делает комнату в два раза больше?
- Да, это моя гордость. У меня повсюду много зеркал. Однажды в детстве я попал в Петродворец и был просто поражен. «Какая прелесть, какая красота эти зеркала, увеличивающие пространство», - подумал я тогда. Я решил, что, когда у меня будет своя квартира, обязательно буду раздвигать пространство. Если зеркало правильно обыграть, оно становится очень правильной вещью: дарит свет, уют и простор.

"Мечтаю сыграть лермонтовского Демона"

- А роль картин в интерьере какова, по-вашему?
- Это вы на моего Врубеля посмотрели... Его «Демон» - одна из самых любимых моих картин, а Врубель - мой любимый художник. Лермонтов сделал образ Демона очень интересным. Он с детства запал мне в душу, и я мечтаю сыграть лермонтовского Демона. Когда известный фотограф Екатерина Рождественская делала серию снимков, где загримировывала разных людей под героев известных картин, я сказал, что хочу сняться Демоном. Так что рядом с врубелевским Демоном вишу я в этом образе.

"Если кому не нравится, пусть не приходит"

- Судя по всему, вы любите красивые вещи, даже туалет у вас - произведение искусства.
- Да, такого больше ни у кого нет. Правда, гости иногда ругаются, что он слишком мал. Зато красиво. Честно говоря, мне все равно, как кто к чему относится в моем доме. Ведь это мой дом! Главное, что мне это нравится и мне это удобно. Если кому не нравится, пусть не приходит.

- Значит, вы не очень любите гостей?
- Желанных люблю, непрошенных - не очень.

- Вы готовите, когда к вам приходят?
- Нет, никогда ничего не готовлю. Не умею. Или скорее просто не хочу. Мне не доставляет никакого удовольствия этот процесс. Я люблю только потреблять пищу и не придерживаюсь никаких диет.

На моей плите никто не готовит. Моя домохозяйка однажды решила сделать ужин. Я предупредил ее, что эта штука сложная и дорогая. Она приготовила, а потом сказала, что у нее дома на обыкновенной плите все равно вкуснее получается. А вот микроволновкой я часто пользуюсь.

"Она у меня балерина, хоть балет не видела никогда"

- А как вы ладите с вашей кошкой?
- С ней у нас все просто. Она с первой секунды дала мне понять, кто хозяин в квартире. Спит в центре кровати, а я размещаюсь вокруг нее. Если пытаюсь ее подвинуть, она меня тут же лапой! Мол, это мое место.

Я всегда хотел иметь животное, но мне не разрешали. А полгода назад позвонил друг, предложил котенка. И я взял ее в день премьеры мюзикла «Ромео и Джульетта». Хотел назвать Джульеттой. Но потом понял, что уменьшительное от этого вычурного имени - Жулька, и передумал. Я пытался назвать ее по-всякому. Но как-то она что-то толкнула. И я сказал: «Ах ты растяпа!» И получился такой персонаж - Тяпа.

Она у меня балерина, хоть балет не видела никогда, только по телевизору. Но все время танцует.
Как говорил Сент-Экзюпери, мы в ответе за тех, кого приручили. Я взял кошку, потому что у меня есть человек, который будет за ней следить, когда я уезжаю, и мне не будет стыдно перед ней.

"Я не испытываю к вещам никакого сентиментального чувства, к людям - да"

- Что вам больше всего нравится в вашей квартире?
- Мне всегда хотелось жить рядом с Большим театром, чтобы до работы было близко. Хотя Фрунзенскую я тоже очень люблю и практически всю жизнь здесь живу. Любимое место в квартире - моя кровать, люблю лежать на ней, читать и смотреть фильмы. А вообще обожаю пространство, свет и не люблю мебель, ненавижу загруженность. От лишних вещей всегда избавляюсь. Захламленность - это не для меня.

- Есть вещи, с которыми вы никогда не расстаетесь и от которых никогда не избавитесь?
- Мой именной крестик - это, пожалуй, единственная вещь, с которой я не расстаюсь никогда. Я не испытываю к вещам никакого сентиментального чувства, к людям - да, но не к предметам. Вещи, которые меня окружают, должны быть удобными и функциональными. И вообще, тяжело иметь много вещей. Мы же не фараоны. Хоронить нас будут все равно в четырех досках. Поэтому не надо ни к чему привязываться.

- Подарки тоже не вызывают сентиментов?
- Подарки я люблю. И чем больше их, тем лучше. Многие из них храню. И в основном храню те, которые напоминают о приятных мне людях. Но подарки не выбрасывают. Это неприлично.

- У вас день рождения 31 декабря. По себе знаю, что это не очень хорошо: подарков в два раза меньше. Да и грустно как-то.
- Ну не знаю. У меня всегда подарков много! А тот, кто приходит с маленькими подарками, тот сразу уходит. Как же меня, любимого, дорогого и ненаглядного, можно не поздравить?! День рождения 31 декабря, по-моему, это очень приятно! Ведь весь мир празднует его вместе со мной. Для меня это не просто смена года, но и смена моего летоисчисления. Новый год я тоже очень люблю. В этот день я всегда исполняю «Щелкунчика», и после спектакля у меня очень хорошее, праздничное настроение.

- Как вы отмечали эти праздники, когда были маленьким и жили в Тбилиси?
- Я всегда выбегал на лестничную клетку, когда били куранты. Соседи устраивали салют, фейерверки. В Москве теперь новые русские занимаются такими вещами, а у нас в Тбилиси из каждого окна раздавались праздничные выстрелы. Было принято и из ружья стрелять. А я выбегал и смотрел в окно. Люди выходили на улицу, зажигали бенгальские огни. В общем, здорово было, весело. Настоящий праздник - с салютом и подарками.

"В итоге я стал делать свой театр"

- Расскажите о каком-нибудь самом приятном подарке.
- Когда я был еще совсем юным артистом, мы приехали в Японию. Гуляли по городу с моим педагогом Мариной Тимофеевной Семеновой. Я остановился у витрины со знаменитыми японскими куклами. Они были великолепны: фарфоровые, с настоящими волосами, очень дорогие. Я старался ничем не выдать, что мечтаю купить такую, но не могу себе позволить. Только смотрел и думал: ведь есть же счастливые люди, которые могут просто подойти и купить такую вещь за очень большие деньги.

Марина Тимофеевна заметила, как я стоял и смотрел на витрину. Она спросила: «Какая кукла тебе больше всего нравится?» Я ей показал. На следующий день мы, как обычно, пили чай. И вдруг она подарила мне эту куклу. Это было очень приятно. В тот день я танцевал свой первый серьезный спектакль.

Эта кукла мне с тех пор очень-очень дорога. После нее у меня было еще много других. Что-то я покупал сам, что-то мне дарили. Но она - первая.

- А как началось это увлечение?
- Однажды, когда я еще жил в Тбилиси, к нам приехал театр Образцова. Филармония была недалеко от нашего дома, и, пока они гастролировали, я ходил на каждый спектакль. Мне было интересно, как устроены куклы, как они двигаются. В итоге я стал делать свой театр. Сам шил кукол, делал декорации, свет, а потом издевался над мамой и соседями: показывал им свои спектакли. У меня были и сказки, и оперы, и балеты.

А вот моя любимая кукла. Изначально она была Дюймовочкой. Я ее сшил, когда мне было 10 лет. И она получилась такая красивая... Позже я ее переделал, нашил ей множество костюмов, и она по желанию теперь становится кем угодно - и Спящей красавицей, и Жизелью.

- То есть она в каком-то смысле ваш двойник. Вы ведь тоже перевоплощаетесь на сцене.
- Вот мой двойник! Я его прячу за занавеской. Потому что он мне не нравится. Как-то мне позвонили по домофону и попросили спуститься вниз. Когда я вышел, мне вручили «меня» в костюме Альберта из «Жизели». Мне было очень приятно, что кто-то подумал обо мне, сделал эту куклу, старался. Но, когда я на нее смотрю, мне всегда смешно. Это скорее Авраам Руссо, чем я.

- Какой подарок был самым неожиданным?
- Перчатка Аллы Пугачевой. Мне ее подарил мой родственник Егор Дружинин, знаменитый Васечкин. Он как-то работал в «Старых песнях о главном», а Алла Борисовна там снималась в образе голубки. Она пела с веером и в изящных перчатках. Когда все закончилось, она сняла перчатки. Егор, зная мое обожание Аллы Борисовны, украл у нее одну перчатку, принес мне и подарил. Она об этом так и не узнала.

- Сами вы любите делать подарки?
- Когда я учился в школе, мы жили небогато. Балетные туфли стоили очень дорого, и надо было их все время штопать. Нехорошо ведь в порванных туфлях ходить, и я все время штопал и штопал. А когда пришел в Большой театр, у меня появилось так много туфель, что штопать уже было не надо. Но привычка шить у меня осталась. И еще я вспомнил, чему меня учила няня. А меня учили всему: от вбивания гвоздей, сверления до вышивания. И я начал вышивать. Как-то вышил камелии и подарил их маме на 8 Марта. Ей понравилось.

Раньше с вышиванием было сложно: мулине нигде не продавалось, рисунок надо было придумывать самому. Сейчас хорошо: покупаешь салфетку красивую, садишься и вышиваешь. За тебя все посчитали, рисунок придумали. Удобно.

Я хорошо вышиваю и всегда раздариваю свои произведения.

Личное дело
Николай Цискаридзе родился 31 декабря 1973 года в Тбилиси. В 1992 году принят в труппу Большого театра. В 1997 году стал обладателем первой премии и Золотой медали на VIII Международном конкурсе артистов балета в Москве. В том же году признан заслуженным артистом России. Обладатель Национальной театральной премии «Золотая Маска» в номинации «Лучшая мужская роль» 2000 и 2003 года. В 2001 году Николай Цискаридзе стал народным артистом России, в 2003-м - лауреатом Государственной премии России. За свою театральную карьеру Николай Цискаридзе успешно исполнял роли Злого гения, Зигфрида и Короля в «Лебедином озере», Солора в «Баядерке», Германна в «Пиковой даме», Альберта в «Жизели», принца в «Щелкунчике», Квазимодо в «Соборе Парижской богоматери». Этой осенью Николай Цискаридзе дебютировал в мюзикле «Ромео и Джульетта» в роли Смерти. К премьере был сделан видеоклип на любимую арию Цискаридзе «Короли ночной Вероны».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 29, 2004 10:09 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004112902
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Плисецкая М
Авторы| Малыхин М
Заголовок| Майя Плисецкая: «Я обожаю футбол»
Где опубликовано| Новые известия
Дата публикации| 20041129
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/?id_news=16126&date=2004-11-29
Аннотация|Сегодня в театре «Новая опера» пройдет гала-концерт в честь Майи Плисецкой. Великая балерина, которой недавно исполнилось 79 лет (Плисецкая открыто говорит о возрасте), собирается танцевать номер, поставленный для нее Морисом Бежаром. Об этом она рассказала «Новым Известиям».

– Майя Михайловна, не так давно по всей Москве был развешан плакат: «Плисецкая – наша легенда». Как вы относитесь к подобным комплиментам?
– Я даже не знала об этом. Но отношение ко мне здесь действительно удивительное. Буквально вчера (в пятницу, 26 ноября. – «НИ») я была на творческом вечере Родиона Щедрина в Доме музыки. Когда вошла в зал, люди встали, раздались аплодисменты, у многих слезы на глазах... Такое отношение дорогого стоит. Это не великое, а величайшее счастье. Если тебя считают легендой – наверное, это хорошо, но ведь короля всегда играет окружение, а не наоборот. Самопровозглашенных королей редко принимают всерьез.

– А кто для вас является легендой?
– В настоящем, наверное, никто. А вот в прошлом – Анна Павлова, Вацлав Нижинский, Сергей Дягилев, Рудольф Нуриев. Они очень много сделали для искусства. Они прославили искусство, а Нуриев продолжал лучшие традиции..

– Но ведь он был и большим скандалистом. Говорят, во многом благодаря этому он и прославился...
– Нет, не поэтому. Он действительно много сделал в балете. Ведь в истории было много скандалистов, которые ничего не сделали для искусства. Их не помнят. Скандалы, которые себе создают люди, это для имиджа, обычно ничего не значат и не стоят.

– А вы по натуре революционер или конформист?
– Я не люблю слово «революция». У меня слово «революционер» ассоциируется с беспорядками. Просто я жила в таких условиях, когда все было запрещено. По непонятным причинам можно было танцевать только «Лебединое озеро» и старые балеты, причем всегда надо было носить длинные юбки, которые скрывали бы ноги. Когда я надела короткую юбку в «Кармен» – разразился скандал. Но тогда я восстала просто против советской глупости.

– Многие после этого заговорили о сексуальной революции. Сегодня же на сцене и на конкурсах красоты женщины практически полностью обнажаются – никого это не удивляет. Что вы думаете по этому поводу?
– Массово раздеться, устроить эдакий пляж на сцене... По-моему в этом нет ничего интересного. По крайней мере, не вижу в этом искусства. Обнаженное женское тело красиво в античных статуях или скульптурах Родена. Если же красивых обнаженных женщин много – это похоже на баню.

– Читая ваши интервью, складывается мнение, будто кроме балета вы ни о чем больше не думаете. Есть ли у вас какие-то другие увлечения. Чем вы живете сейчас?
– Сегодня я живу концертами, вечерами и премьерами моего мужа – Родиона Щедрина. Мне чрезвычайно интересно бывать с ним на разных континентах и слушать, как его произведения исполняют лучшие музыканты мира. К примеру, совсем недавно во Франции был его фестиваль, где исполнялись 22 его произведения. По заказу Нью-Йоркской филармонии Щедрин написал оперу на полтора часа «Очарованный странник» по Лескову для симфонического оркестра, большого хора и трех солистов. Дирижировал премьерой Лорен Маазель. Это блестящая музыка не только настоящего, но и будущего.

– Не жалеете, что он больше не пишет балетов для Большого театра?
– Нет, не жалею. Ведь все свои балеты – «Кармен-сюита», «Анна Каренина», «Дама с собачкой», «Конек-Горбунок» – он писал для меня.

– Вы как-то говорили мне, что у вас с Щедриным общая страсть – футбол. Это правда?
– Да, мы обожаем футбол. Всегда болеем за нашу сборную. Всегда хочется, чтобы российская команда выигрывала бы, но почему-то ничего не выходит. И вот этот позорный счет 7 : 1 принес в наш дом очень большое расстройство. Знаете, что странно, ведь потом наши футболисты уезжают за границу и там здорово играют. Посмотрите, как играет Смертин, как играет Шевченко! В советские времена я болела за ЦСКА, в балетной школе мы все за них болели. Мне лично очень нравился Виктор Понедельник, конечно же, Эдуард Стрельцов был гениальным, но советская власть его погубила. Впрочем, даже после того как его выпустили из тюрьмы, он лучше всех играл. Игорь Численко, Олег Блохин, Всеволод Бобров. Это великие люди. Вот это – настоящие легенды!

– Еще недавно вы говорили, что каждый свой день до сих пор начинаете с разминки у балетного станка. Продолжаете эту традицию?
– Нет, на станок у меня сегодня просто времени нет. И потом, в этом году у меня была травма ноги, хотя сейчас все в порядке и в понедельник на концерте я буду танцевать тот самый номер «Аве Майя», который поставил для меня Морис Бежар.

– В этот вечер, насколько я знаю, вы презентуете свой альбом...
– Да, там более 300 фотографий, к каждой из которых я написала специальный комментарий. Ведь у каждого снимка – своя история. Если фотографию делает мастер, да еще со вкусом, это всегда очень здорово. Лучше всех меня снимал Ричард Аведон, в Америке, но вы знаете, он умер недавно. Я очень высоко ценю его портреты, да и не только портреты, там есть снимки моих исполнений и в «Ромео и Джульетте», и в «Умирающем лебеде».

– В этот приезд вы бывали на спектаклях Большого театра, ведь ваш протеже Алексей Ратманский, насколько я знаю, почти полностью сменил состав балета, приведя туда молодых звезд...
– Нет, к сожалению, молодежь я еще не видела. Зато в Японии смотрела, как танцует новая прима театра Светлана Захарова. Очень хорошо станцевала Шахерезаду. Она мне понравилась. Думаю, в Большом теперь все в порядке.



Справка «НИ»

Майя ПЛИСЕЦКАЯ родилась 20 ноября 1925 года в Москве в семье инженера и драматической актрисы. В 1932 – 1934 гг. вместе с родителями жила на архипелаге Шпицберген в Северном Ледовитом океане, где ее отец работал начальником советских угольных рудников. В период сталинских репрессий 1937 – 1938 гг. отец Плисецкой был расстрелян, мать арестована. В 1943 г. Майя окончила Московское хореографическое училище и была принята в труппу Большого театра. Начало ее карьере положил блестящий дебют в «Бахчисарайском фонтане» (партия Заремы). С 1943 по 1988 г. она танцевала в Большом, исполняя главные партии в таких балетах, как «Лебединое озеро», «Каменный цветок», «Спартак», и многих других. С 1988 г. работает в основном за рубежом. В 1988–1990 гг. она – художественный руководитель «Театро Лирико Насьональ» (Мадрид). В 1994-м в Санкт-Петербурге состоялся Первый международный балетный конкурс ее имени – «Майя». Плисецкая – народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат премии Анны Павловой (1962, Париж), Государственной премии СССР, Ленинской премии (1964). Награждена французскими орденами Почетного легиона (1986) и степенью командора ордена Литературы и искусства (1984). В 2000 г. награждена орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 6 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика