Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 14, 15, 16  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 09, 2011 9:32 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011110902
Тема| Балет, Опера, Драма, Петербургская театральная премия "Золотой софит",
Персоналии,
Авторы| ЕЛЕНА ГЕРУСОВА, ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО, ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ
Заголовок| Всем "Сестрам" по серьгам //
В Петербурге назвали лауреатов "Золотого софита"

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ С-Петербург", №209 (4749),
Дата публикации| 20111109
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y/1811728
Аннотация|

7 ноября в Михайловском театре прошла торжественная церемония награждения лауреатов главной петербургской театральной премии, "Золотой софит", за сезон 2010-2011 годов. Комментируют ЕЛЕНА ГЕРУСОВА, ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО, ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ.


Торжественной церемонии "Золотого софита" минувшим летом предшествовала нота недоверия, выраженная экспертным советом по драматическим театрам в адрес номинационного совета, составляющего итоговый список лауреатов. Получивший огласку в прессе скандал, помимо художественных разногласий, выявил явные сбои в организационной структуре премии ("Ъ" писал об этом). Никаких оргвыводов, впрочем, сделано не было. А к ноябрю о скандале и вовсе забыли все, кроме разве что самих экспертов. Тем более что финальный список победителей этого года вышел убедительным. Главным образом потому, что вызывавшие разногласия экспертов и номинаторов претенденты в него просто не вошли, а канули в архивы номинационных списков. Более всего "Софитов" по праву — и даже без особой борьбы — собрали "Три сестры" Малого драматического театра — Театра Европы. Конкуренты были очевидно слабее. Продолживший этим спектаклем свою чеховиану Лев Додин назван "лучшим режиссером", Ирина Тычинина (Ольга) стала обладательницей премии за "Лучшую женскую роль", Александр Завьялов (доктор Чебутыкин) — за "Лучшую роль второго плана", а вся постановка выиграла главную драматическую номинацию "Лучший спектакль на большой сцене".


Лучшим спектаклем на малой сцене стали другие "Три сестры", поставленные Львом Эренбургом в "Небольшом драматическом театре". Отличный спектакль с замечательными эксцентрическими ролями стал дебютом этого давно и неоднократно отмеченного общероссийской "Золотой маской" театра на городском "Софите". "Софит" за лучшую мужскую роль присужден Сергею Дрейдену за короля Лира в Брянцевском ТЮЗе. К огромному сожалению, без награды остался Игорь Волков за исполненную на высочайшем пределе психофизиологических возможностей роль Гоголя в спектакле Александринского театра "Ваш Гоголь". К не меньшему сожалению, жюри не сочло возможным отметить и сам спектакль, и работу Валерия Фокина. А ведь "Ваш Гоголь" — это мощный эксперимент, открытая театральная лаборатория.


Из всех актерских ансамблей выбран действительно сильнейший, по-настоящему горький, напряженный, трагичный — Владаса Багдонаса и Леонида Алимова в спектакле "Москва — Петушки" Театра-фестиваля "Балтийский дом". Несколько обидно, что награды не получила актриса Наталья Парашкина за острокомедийную, даже хулигански эксцентрическую роль Ангела в этом же спектакле. Но конкуренция была сильнейшая, и доктор Чебутыкин Ангела обыграл честно и убедительно. Впрочем, обе работы такие, что и "вторым планом" их стоит считать только условно. Особым вниманием "Софита" был отмечен по непонятным причинам выведенный из конкурса спектакль Андрея Могучего "Счастье", поставленный в Александринском театре — отныне он имеет официальное звание "Событие сезона". Надо ли считать эту номинацию главным конкурентом "Лучшего спектакля", устроители сезона не поясняют.


Номинация на лучший балетный спектакль этого года была на редкость полноценной: три заметные премьеры — Анжелен Прельжокаж и его "Парк", балеты Начо Дуато "Without Words", "Nunc Dimittis", "Duende" и Вячеслав Самодуров c "Минорными сонатами". Выиграл Дуато: его интеллектуальная хореография, сочиненная жарким испанцем на пронизываемых холодным ветром невских берегах, оказалась необычайно созвучной мистицизму Петербурга. А решение заданных им пластических ребусов оказалось увлекательнейшим занятием, которое по достоинству оценили петербургские театралы, истосковавшиеся по чему-то разумному и рациональному в современном балетом театре. Конечно, "Парк" Прельжокажа без премии не остался бы ни за что — элементарный математический расчет показывал, что как минимум одна награда ему достанется: мало того, что этот спектакль присутствовал во всех балетных номинациях, так в "мужском" разделе на главную награду претендовали исключительно исполнители главной роли "Парка". Вот уже второй год не везет Константину Звереву в любви (в прошлом его "прокатили" на "Софите" за амурные подвиги Вронского), в этом году более искушенным в куртуазных играх признали Юрия Смекалова. Приз за лучшую женскую роль ушел Диане Вишневой за тот же "Парк". С затяжным полутораминутным поцелуем не могли соперничать ни сладострастная Эгина Екатерины Кондауровой в "Спартаке", ни аскетично-готическая Екатерина Борченко в "Nunc Dimittis", с прозорливостью сфинкса разгадавшая все хореографические загадки господина Дуато.


А вот с итогами оперного конкурса вышла и вовсе анекдотическая ситуация. Высокий градус абсурда был задан еще номинационным советом, выдвинувшим в категории "лучший спектакль" одновременно мариинские "Мертвые души" Василия Бархатова и проект "От Петербурга до Миргорода" Александра Петрова и театра "Зазеркалье", а в категории "лучшая работа художника" — сценографов этих спектаклей Зиновия Марголина и Александра Храмцова. Уравнивание "Мертвых душ", очевидного лидера прошлого сезона, работы серьезной и значительной — с коллекционирующей самые расхожие режиссерские штампы юбилейной "залепухой" автоматически обессмысливало конкурс. "Мертвые души", как и следовало ожидать, получили три премии — за лучший спектакль, лучшую сценографию и лучшую мужскую роль Собакевича (Сергей Алексашкин). Однако наутро после вручения призов оргкомитет спешно опубликовал уточняющий пресс-релиз, в котором сообщалось, что произошла ошибка — и приз за лучший спектакль вручается сразу двум постановкам: и "Мертвым душам", и "От Петербурга до Миргорода". Решения музыкального жюри, из года в год упорно заставляющего сомневаться в собственном профессионализме и неангажированности, в принципе, уже давно никем в музыкально-театральном сообществе не воспринимаются всерьез, но в этом году "Золотой софит" прямо-таки превзошел сам себя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 09, 2011 9:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011110903
Тема| Балет, Премьера, Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Татьяна Сергеева
Заголовок| Мировая премьера балета Бориса Эйфмана состоится в Санкт-Петербурге
Где опубликовано| Интернет-телеканал «Искусство ТВ»
Дата публикации| 20111109
Ссылка| http://www.iskusstvo-tv.ru/News/2011/11/09/mirovaya-premera-baleta-borisa-eifmana-sostoitsya-v-sankt-peterburge
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


В Петербурге состоялась пресс-конференция, посвященная мировой премьере балета Бориса Эйфмана «Роден». В пресс-конференции приняли участие художественный руководитель-директор Академического театра балета Борис Эйфман, ведущий солист театра Олег Габышев и руководитель пресс-службы театра Сергей Ильченко.

Балет «Роден» рассказывает о судьбе и творчестве выдающихся скульпторов Огюста Родена и Камиллы Клодель, их любви, страсти и трагедии жизненного пути гениев. Эйфман использует в спектакле язык современного психологического балета для осмысления уникальности творческого процесса, драмы человеческих страстей двух мастеров. «Единство противоположностей, любовь, ревность. Страсть, которая убила не только любовь, но и уничтожила самих великих художников», - именно это видит в своей постановке Борис Эйфман. Спектакль поставлен на музыку М.Равеля, К. Сен-Санса, Ж.Масне.

По словам Эйфмана, работа над спектаклем всегда мучительна для артистов, существует несколько вариантов танца на одну музыку для достижения совершенной формы. «Сложно показать творческий процесс создания скульптуры, как появляется новый шедевр», - говорит Олег Габышев о своей партии Родена в балете. Солистки петербургского театра балета Любовь Андреева и Нина Змиевец исполнят в спектакле ведущие партии возлюбленной Родена Камиллы и его жены Розы.

Борис Эйфман, блистательно поставивший «Онегина», «Чайку», «Анну Каренину», поделился своими мыслями о «Родене». «Есть вещи, которые невозможно не рассказать языком танца», - пояснил он.

Премьера балета «Роден» состоится в Санкт-Петербурге 22 ноября на сцене Александринского театра. Европейская премьера спектакля пройдет в Большом театре в Москве 22, 23 и 24 мая следующего года в рамках Открытого фестиваля искусств «Черешневый лес».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 09, 2011 12:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011110904
Тема| Балет, Кино, Премьера, Персоналии, Дима Выскубенко, Наталья Выскубенко
Авторы| Ян Смирницкий
Заголовок| Автограф на фасаде Большого //
Барышников в Россию не приехал, но прислал танцорам свое имя

Где опубликовано| «Московский комсомолец»
Дата публикации| 20111109
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2011/11/09/641139-avtograf-na-fasade-bolshogo.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В сезон открытия исторической сцены Большого театра режиссер Поволоцкий сделал всем любителям балета изящный подарок: в Москве состоялась премьера его картины «Мой папа – Барышников». А кстати, исполнитель главной роли – 14-летний танцор Дима Выскубенко взял приз за лучшую мужскую роль на грандиозном фестивале «Амурская осень» в Благовещенске… Как легендарный Барышников стал его папой он поведал «МК», а помогала в беседе Димина мама – балерина Наталья Выскубенко.


Дима Выскубенко и его мама. Фото: Ян Смирницкий.

Перестройка, нищета, беснующаяся очередь за зелеными сосисками, облезшие подъезды (как сказал кто-то – «хочется вытравить из наших душ всё пожравший евроремонт»). И в таком антураже растет и крепнет маленький мальчик-безотцовщина – танцор-неудачник хореографического училища. Его мама (Анна Михалкова) чуть не гулящая женщина, постоянно отсылающая сына «к бабушке». Красивые девочки героя нашего не любят, статные «коллеги»-танцоры брезгуют дружбой, заворачивая в ковер… Но однажды Диме в руки попадает «подпольная» запись репетиций Михаила Барышникова, уже запрещенного в Союзе. У юноши мгновенно вырастают крылья. Сравнив свой и Барышникова профиль, манеру держаться, он делает вывод, что Михаил Николаевич – его отец. Мать дурно хохочет, слыша это, а вот училище постепенно встает на уши.

– Разумеется, мы не могли использовать имя артиста без его согласия и благословения, – начинает Дима, – сам он, впрочем, поначалу отреагировал двойственно…


– Ну мало ли – сколько халтуры сейчас снимается!

– Вот именно. Он и предположил, что это может быть халтура, в советских режиссеров не очень-то верил… «Ну вы снимите, а я посмотрю», – сказал. Получится – не получится. Потом, однако, дал согласие и на имя, и на архивную съемку, которая тянется лейтмотивом по всему фильму.

- Ну да, тонкий ход, благодаря которому Барышников стал чуть не вторым главным героем…

– Да его и сниматься хотели пригласить! Но… отказался приезжать в Россию. Хотя все его хотят здесь видеть, он – легенда. На него равняются, любят, уважают, потрясающий актер и потрясающая личность.

– И пусть даже он был в запрете, – с жаром вступает в беседу мама Наталья, – он реализовался там так, как никогда бы не реализовался в Союзе.


– Кстати, и режиссер Дмитрий Поволоцкий – «ваш человек»?

– Да, он закончил нашу академию как артист балета, а потом уехал в Америку, пришел в труппу, где директором как раз был Барышников… но с балетом не очень сложилось, преуспел в другом. Поэтому фильм – наполовину его биография. Пронзительная.

– Ну и что, он был дотошен в мелочах?

– Нет, давал много свободы, – Дима отвечает, – как по кастингу выбрал, так и поверил в конкретный, схваченный образ. Хотя я был младше моего героя и всех сокурсников. Мне на тот момент – всего 13, а мои 16-летние друзья, куда более натренированные физически, запросто поднимают партнерш на плечо! Его я, конечно, не мог. К тому же ключевая сцена – когда я сравниваю свое лицо, наклон головы с Барышниковым – мне далась очень непросто. Не чувствовал нашу схожесть. Но режиссер мне уступил, в итоге сыграл сцену по-своему.

– Когда режиссер испросил родительского согласия, – добавляет Наталья Выскубенко, – мы, прочитав сценарий, взяли паузу подумать. Вести весь фильм – огромная ответственность. На домашнем «совете в Филях» Дима тут же крикнул «хочу, хочу!», а мы ему – «вот представь, тебе придется резко заплакать». Но, по счастью, режиссер предупредил нас, что актерское мастерство артиста балета отлично от поведения обычного актера. Димин козырь – в его естестве. Не надо напускных жестов. Только лицо. Только глаза. Без «игры». И вот – первая премия на фестивале!

– Слушай, Дим, в фильме показаны чуть не все ужасы балетного воспитания – «упал – отжался», «помой пол!», «сделай стойку». И до сих пор всё так сурово?

– Режим – первое дело. Надо вовремя ложиться спать, чтобы успеть отдохнуть. Нагрузка-то идет колоссальная – и на мышцы, и на мозг, и на – как сказать – духовное начало (мы же актеры, нас учат делать движения с душой!). Так с 10 лет и живу…

– А почему не с пяти?

– Да упаси бог, организм еще неокрепший для профессиональной нагрузки. Из того, что нельзя – нельзя кататься на лошади, на коньках, никакого футбола. Всё это приводит к косолапию, ноги кривые будут. Да и травму легко получить.

– Ой, мы с таким напрягом с бабушкой глядим, когда Дима на скейте катается! – Охает мама. – Когда я училась, к нам вообще не брали ребят из гимнастики – таких, казалось бы, пластичных и растянутых. Сначала у них всё здорово, а потом – неправильная фигура…

– А курить можно?

– Нельзя, но артисты балета и часто курят, и выпивают, чтобы снять стресс.

– Наталья, а как вообще изменилось хореографическое образование – что лучше, что хуже?

– В первую очередь, выросла техника. Сейчас все выше, быстрее, современнее…

– То есть Матильду Кшесинскую даже не взяли бы в училище?

Нет, у Матильды главное – её танцевальность. Как раз то, что мы сейчас теряем. Жутко обидно. Ибо всё искусство наше есть пантомима. Ты должен так создать партию, чтоб люди понимали тебя, не глядя в программки. Техника – это хорошо, «ножки выше поднимаем», прыгаем, выворачиваем, но людям неинтересно жить одной лишь техникой, получается, что балет скатывается в спорт… Разве этого хотела Ваганова, создавая свою систему, беря все лучшее от Франции, Испании и Италии, благодаря чему Россия и оказалась «впереди планеты всей»?

Друзья, вот в музыке сложно сочинить новую мелодию. А можно ли в балете сочинить что-то новое?


Отчего ж? Можно создать свой стиль. Мир движений неисчерпаем, все ж мыслят по-разному. Но это с неба не падает, надо давать нашим хореографам возможность ставить, развивать их. А то ведь шанса не дают. Всем ведь всего сразу хочется, поэтому приглашают западного хореографа с именем. Но их работы далеко не всегда удачны и близки нашему зрителю. Танец нашего мастера, воспитанного на русской школе, во-первых, будет соответствовать музыке, во-вторых, пластика подойдет нашим телам, это очень важно. У нас балерины утонченные и удлиненные, на Западе – по-другому…

Опять мы – особенные?

Конечно! Единственное, в современном мире надо больше владеть чистотой – чистотой исполнения, позиции, чтоб все аккуратненько было, а то ведь часто танцор держит партию на актерском мастерстве – куда понесло, туда и побежал, а как побежал – плевать. Нет, все это надо причесывать.

…Любопытно, что в последний момент изменили концовку фильма. Героя изгнали из училища: гэбисты поймали на Красной площади – фарцевал шмотками. И вот парень сидит удрученный дома, вдруг звонок в дверь: как снег на голову вернулся его настоящий отец. С зоны. Сидел за махинации с валютой. Но надо помнить, что это еврейская семья, а потому новый папа не спился под забором, а оказался не менее достойным, чем сам Барышников: так увлеченно стал помогать сыну в подготовке к повторному поступлению в училище, что зал во время премьеры невольно зааплодировал.

Так вот по сценарию, мальчик должен был станцевать на экзамене столь феерично, что его непременно бы приняли. Не прошло – танец не был настолько убедительным. (Ну каких прыжков чрез всю сцену требовать от 13-летнего ребенка? Хотя для своих лет он отлично танцует!). А потому Диму обратно не приняли, да еще и участковый пришел «окучивать» всю семейку валютчиков – и отца, и сына. Прошло 20 лет, наш герой вырос, стал президентом крупной компании и его имя (в качестве спонсора) оказалось на афише вновь открывающегося Большого театра…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 09, 2011 2:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011110905
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Николай Цискаридзе
Авторы| Инна Новикова
Заголовок| Николай Цискаридзе: Большой меня погубил
Где опубликовано| «Правда.ru »
Дата публикации| 20111109
Ссылка| http://www.pravda.ru/society/fashion/couture/09-11-2011/1098018-Ciskaridze-0/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Посмотреть в отдельном окне


В гостях у главного редактора "Правды.Ру" Инны Новиковой премьер Большого театра, народный артист России Николай Цискаридзе. Он приоткрывает нам закулисье жизни большого балета, не только от многих из нас скрытой, но часто и непонятной. Но и сами артисты скрыты занавесом от мира обывательского: Николай признался, что узнал о событиях 90-х годов в России лишь из записей "Намедни".

— Здравствуйте. Спасибо большое, что вы пришли, Николай. Мы очень долго вас зазывали в гости, и вы все-таки пришли, в сложное и ответственное время для вашего театра, которому вы отдали 20 лет. В одном из интервью вы сказали, что в мире есть только три театра.

— Для меня да, только три.

— Это Большой театр, Гранд Опера и Мариинский. Большой театр для вас по-прежнему остается великим театром?

— Он, вообще номер один для меня есть, был и будет.

— А ведь вы были совсем маленьким мальчиком, когда сказали: "Хочу туда". Мне самой такое знакомо: когда я приехала поступать на факультет журналистики МГУ, здание которого находится на Моховой, увидела мраморную лестницу, свод, то сразу сказала, что хочу здесь учиться. А что вас поразило в Большом театре?

— В детстве меня потрясло вообще все здание Большого — мне так нравились эти колонны, эта квадрига, композиция. А когда мы зашли внутрь, то зал просто горел. Сейчас он поблескивает, потому что сусального золота там осталось четверть от того, сколько там должно быть. Вместо лепнины, покрытой сусальным золотом, теперь пластмасса, приклеенная на клей ПВА. Там очень мало осталось от того, что должно быть.

Там нет больше бронзовых канделябров, бронзовых бра с хрусталем. Там все заменено. А тогда — в детстве — все это меня потрясло. А потом, когда открылся золотой занавес и я увидел все то чудо, которое там происходило… Вот это меня и погубило.

— Сколько лет вам было?

— Ну, я в Большой театр попал, когда мне было десять лет. Но до этого меня регулярно водили в другие театры, например, я в Венский попал, когда мне семь с половиной было где-то.

— Не погубил, да?

— Нет, просто он камерней, и сочетание бирюзового и золотого — оно не так восторгает, как кроваво-красный, который был в Большом театре, вместе с золотом. Действительно, это все горело просто. Ну, я в оперно-балетный театр хожу с трех лет.

— То есть вы занимались и вас водили неслучайно?

— Я ничем не занимался, меня просто водила мама.

— И тогда вы ей сказали, что хотите танцевать?

— Нет, я не танцевать хотел — я просто хотел на сцену. Я хотел вот туда — в эту картинку. Мне казалось, что там живут какие-то волшебники, что там какая-то сказка. Я не понимал. Мама допустила одну ошибку — она стала меня отговаривать, но ей надо было меня завести за кулисы, чтобы я спектакль увидел с "обратной стороны" — из-за кулис.

— А почему вы говорите: "Меня это погубило, она совершила ошибку"?

— Ну, она таким образом меня отговаривала. Все, что она говорила, — все оправдалось.

— А что ужасного она вам говорила?

— Она говорила, что это мир подлецов, лжи, фальши и что там нет порядочных людей, что там одни козни. Я не верил в это.

— К нам недавно приходил актер Театра на Таганке Владислав Маленко, так он назвал Большой театр террариумом единомышленников.

— Да, это террариум единомышленников и есть. Все точно. Вот и мама моя как бы предупреждала меня тогда. И потом она мне объясняла, что это очень сложная профессия.

— А откуда она все это могла знать?

— Она меня родила все-таки в 43 года — она догадывалась о том, что такое жизнь. Я тогда был десятилетним мальчиком, а она-то уже была опытным человеком за пятьдесят.

Но почему я говорю, что она допустила ошибку? Надо было не говорить мне, потому что вообще я мальчик "наоборот", если мне надо так — я поступлю иначе. Меня надо было просто повести и показать, все.

— А что было бы, если бы она так и поступила?

— Я бы увидел, что это не сказка — это труд. Может быть, сам не захотел бы больше туда.

— А тогда чем бы стали заниматься?

— Ну, я не могу точно сказать. Но я, например, считаю, что единственная профессия, которая достойна большого уважения, — это врач. Я просто снимаю шляпу перед теми людьми, которые занимаются спасением человеческой жизни. Да, перед ними снимаю шляпу, а перед французами — только шапку.

— А учителя? Разве это менее важная профессия? Ведь они занимаются формированием личности.

— Я, как сын учителя и сам учитель, могу вам сказать, это очень сложная профессия, она очень важная, но она никогда не оплачивается хорошо. Жить на это нельзя.

— А врачи?

— Вот это совсем другое.

— Хорошо, актеры Большого театра, извините, лопатой деньги что ли гребут?

— Когда я пришел туда, артисты Большого, во-первых, были привилегированным классом, а во-вторых, все артисты высокого уровня получали министерский оклад. Министры и артисты Большого театра получали зарплату 550-600 рублей.

Плюс еще бесплатные пяти-, шестикомнатные квартиры, дачи, пайки и выезд за границу и т. д. А в 92-м году страна рухнула, и всего этого не стало.

— Вот вы приехали, закончили школу при Большом театре… Мама приехала с вами? Вы же все-таки жили не в интернате для одаренных людей, а в семье?

— Мама сказала, что она не отпустит меня в интернат.

— Ну, а в интернате, там ведь общение было какое-то?

— Мне и так хватало общения: у меня школа начиналась в 9:00 утра и заканчивалась в 20:30 вечера. Поэтому общение у меня было, можно сказать, круглые сутки.

— Кстати, в этой школе, где вы занимались, были же не только танцы, но и обычные предметы.

— Все образование балетное — это вообще самое универсальное образование, по нашему примеру потом построил это образование весь мир. Это сочетание трех школ: общеобразовательной, хореографической и музыкальной. Мы все заканчивали восьмилетку музыкальную по классу фортепиано.

— Вот вы сказали, вы закончили и сразу пошли работать в Большой театр. Как это? А как же тяжкий карьерный путь, образно выражаясь, от слесаря до директора завода?

— В то время было только так — если вас сразу не берут в Большой, дальше шансов попасть туда уже не будет. Только после школы брали — и правильно делали.

— Вы знаете, я в свое время общалась с женщиной, чья дочь закончила школу при ансамбле Моисеева. И она рассказывала, как туда сложно было поступить, насколько он был супертребовательным, просто, говорит, тиран…

— Потому этот ансамбль был лучшим в мире.

— Она сказала, что про блат там никогда никакого разговора не было вообще, даже близко, а что в школу Большого театра было гораздо проще и попасть, и учиться в ней.

— Нет, там был очень серьезный блат всегда. Везде был блат, везде были звонки и т. д. Но, дело в том, что из школы ансамбля Моисеева ребята, те, кто не попадал дальше в состав ансамбля, уходили только в народные коллективы. Их было гораздо меньше, чем балетных театров. К тому же, в то время московское училище готовило кадры для всей страны, для всех республик союзных. Были училища хореографические во многих городах. В каждой столице союзной республики также были обязательны училище и театр, но Москва еще учила всех, именно мы поднимали балет. И еще такая глупость была, как учебные делегации из Монголии, Вьетнама.

— Они приезжали учиться?

— Да, учились у нас. Вот, вы представляете, приезжает 16 детей. Эти 16 детей восемь лет живут за счет советского государства, их выучивают профессии, они уезжают к себе на родину, и все.

— И все?

— Да, потому что они никуда не могут пойти, но тогда это были соцлагери, и нам надо было всех образовывать, делиться опытом, мастерством.

— Вы знаете, один раз я сама попала на подобный "восточный балет". Причем организатором этого "просветительского мероприятия" была секта "Аум Синрике". Это было, бог знает в какие годы, 90-е, наверно. Члены секты привезли в Москву японский балет. Напустили каких-то газов на сцену. Все это действо олицетворяло жизнь после смерти или жизнь после жизни. Люди на сцене танцевали, а точнее, дрыгали ножками, да так, что все зрители сразу поняли, что после смерти очень плохо, прям беда полная. И тут вышел глава секты и сказал: "Японский балет — младший брат русского балета"…

— Ну да, научили не только японцев танцевать — мы весь мир научили танцевать во времена Советского Союза.

— Вряд ли и тех, кого привезла эта секта, потому что они просто дрыгали ножками.

— Возможно, но, тем не менее, учили хорошо. Просто хореография — это искусство, требующее от человека соответствия определенным физическим, антропометрическим критериям. И это тожеважно. Наверное, у этих японцев был просто какой-то модерновый балет. А вы этого модерна не поняли. Балет же бывает не только классический.

— А недавно проходил концерт "Звезды балета в Кремле". Я туда пошла вместе с детьми. Но это тоже был какой-то авангардный балет — они танцевали почти в темноте. Это было очень красиво, но так темно. Только и было видно, как они руками машут. И тогда я поняла, что классика мне нравится все-таки больше.

— Россияне вообще больше любят классический балет.

— Наверное, да. Но в этом кремлевском балете были постановщики какие-то очень знаменитые.

— Понимаете, в чем дело, когда человек знаменит — вы его имя запоминаете.

— Я человек не балетный.

— Какая разница? Я не литератор, но знаю ведущих мировых писателей. Я не смогу вам сказать о каких-то ремесленниках, но о больших писателях скажу. То же самое про балет, то же самое про кино, то же самое про театр — больших, серьезных людей видно сразу, и они запоминаются. Запоминаются благодаря таланту, масштабу.

— Скажите, вот вы уже много лет преподаете, а сколько лет вы на пенсии?

— Мне полагалось, как и всем моим коллегам, кто всегда был премьером и балеринами, после 15 лет стажа. Но времена, когда театром руководил Владимир Васильев, для нас были очень тяжелым периодом. Он был великий танцовщик, но не очень грамотный менеджер. Может быть, он сознательно всем жизнь портил, может быть, по незнанию. В общем, он нас все время увольнял и снова принимал на работу. Потому нам всем пришлось дорабатывать. Так что лично я оформил пенсию в 35 лет.

— Сейчас вы преподаете и участвуете в приеме детей в школу?

— Нет, я не участвую в приеме в школу, но я какое-то время участвовал в приеме детей в Большой театр.

— А что детей в Большой театр тоже принимают?

— Когда они выпускаются, мы же принимаем их на работу.

— То есть вы имеете в виду выпускников.

— Да, но для меня они дети.

— Но вы сами еще молоды.

— Мне 37, ну 38. Но между мной и ними большая разница. Как человек я, конечно, еще очень молодой. А как артист я очень взрослый. Но последний год я уже не принимал участие в отборе. А о тех, кто принимал, нужно вообще в милицию сообщать, в Интерпол. У меня было ощущение, что люди целенаправленно наносили вред русскому народу.

— Что значит в Интерпол? Бандитов принимали, что ли?

— Ну то, что сделано, — это бандитизм, по большому счету. Принимали некачественный продукт, так скажем. В Большой театр всегда принимали лучших.

— А почему так? Был маленький конкурс? Или по какому принципу принимали?

— Я не знаю, по какому принципу — я к этому не имел никакого отношения. Я вообще в то время был в отпуске. Я увидел новый набор, когда уже вернулся. Но я, как и другие работники Большого театра, не имею права голоса, поэтому мы все вынуждены мириться.

— Ну как это вы не имеете права голоса?

— Конечно, не имею. Вы думаете, что если я вам сказал здесь и сейчас об этом, то что-то изменится? Я вам объясню. У нас есть сайт, который называется "Друзья большого балета". Люди, занимающиеся этим порталом, дружат с нашим генеральным директором, который им делает бесплатные пропуска в Большой театр. Это целая прикормленная команда, которая в интернете создает обманчивое мнение о том, как все прекрасно. Они же обсуждают мою деятельность, как плохо я все делаю, разбирают каждое мое интервью по косточкам. Конечно, в таком ключе — покоя нет.

— Насколько влиятелен этот сайт?

— Дело не во влиятельности, дело в массовости. Люди на это тратят большое количество времени, потому что когда, допустим, надо будет отчитаться в Министерстве культуры, то им покажут сайт, а не нашу с вами передачу. Я вам рассказываю факты. В этом году был юбилей гениального нашего мультипликатора Гарри Бардина. У него уже достаточно серьезный возраст. Но ему до сих пор не дали ни заслуженного артиста, ни народного, никакого. Никакого звания, Министерство культуры забыло про это. Это я сейчас факт вам говорю.

Дальше юбилей очень известного и действительно хорошего хореографа Генриха Майорова, который поставил балет "Чиполлино". Он много спектаклей поставил, но "Чиполлино" — это хит. Он идет во всех театрах страны. Даже никакого поздравления от Министерства культуры не было. А у человека, который модератор вот этого "Друзья Большого балета", — у него был какой-то юбилей, он физик, он обыкновенный человек. Так министр культуры ему присылает поздравления. Позавчерабыл юбилей Галины Павловны Вишневской, и на церемонии не было министра культуры.

85 лет — одна из самых великих примадонн мира. На сцену не вышел министр культуры, не сказал ни слова, не принес цветы. Мало того, его не было в зрительном зале. Там не было и руководства Большого театра, примадонной которого она была 22 года.

— А вот вас называют премьером. Ведущий балерун. Вообще, премьер для меня лично — это премьер-министр. Прима, я понимаю, а премьер мне как-то сложно. Это у вас звание — премьер?

— Это должность.

— Это должность, как завотделом?

— Ну нет, это не завотдела. Это круче, как генеральный директор.

— А сколько премьеров в Большом театре?

— По-моему, семь. Очень сложно сейчас сказать точную цифру.

— А в чем заключается премьерство?

— Ну это те люди, которые ведут главные партии в спектакле.

— То есть как солисты?

— Нет, солистов может быть много. Солисты могут быть те, которые вчетвером выбежали. Это тоже солисты. А премьер — это тот, который выходит в "Лебедином озере" или в "Жизели" в белом.

— Это звание дает некие привилегии, возможности?

— Ну, просто другая зарплата.

— А совещательный голос?

— Вы знаете, сейчас это звание дает только одно. Насколько ты близок к руководству. Как говорится, и "пуще всех напастей и барский гнев, и барская любовь". Но дело в том, что без барской любви на сцену ты не попадешь. Мы крепостные. Несмотря на то что крепостное право отменили ровно 150 лет назад, русских артистов никто не раскрепостил.

— Я недавно ездила в Суздаль. Там я была, в том числе, и в Покровском монастыре. И вот что интересно, на территории монастыря расположен ряд черных деревянных изб где-то эпохи Ивана Грозного. И они были точь-в-точь как те декорации, что я видела в Большом театре на опере "Царская невеста". Я это говорю, чтобы проиллюстрировать мысль о том, что Большой театр сопричастен не только искусству, но и великой истории нашей страны.

— Вы понимаете, в чем дело, Большой театр — это самый великий театр был, почему? Потому, что там работали самые-самые: лучшие художники, лучшие композиторы, лучшие музыканты, лучшие певцы, лучшие танцовщики. Когда я пришел уже работать в театр, то в оркестре у нас были только профессора Московской консерватории.

За дирижерским пультом стояли только суперпрофессионалы. На сцену выходили только гениальные певцы, чего нет сейчас. Например, на открытии Старой сцены не было ни одного русского певца с мировым именем. Вообще, позор это — чтобы открывался Большой театр без звезд оперы Большого театра. Поют иностранные певцы, потому что менеджер, крепкий менеджер, погубил оперу полностью. У нас некому петь. Я вас спрошу, кого вы знаете из современных звезд Большого театра?

— Елену Образцову, Ильзу Лиеппе, вас…

— Ну все, кого вы называете — это уже вчерашний день. В смысле, уже другое поколение. Я про сегодняшний спрашиваю, про молодежь.

— Я не знаю.

— Вы понимаете, вот в чем ужас. Потому, что…

— Были имена, были известные.

— Всё. Вы уже ответили. Да, все верно. Нет этих имен. К сожалению, это трагедия Большого театра сегодня. Потому что, я еще раз говорю, 11 лет ничего не делается для театра. Все делается для себя. Но не для театра.

Мы обнулились, мы дошли до нуля. Либо мы начнем опускаться, либо мы все-таки пойдем наверх. Мы живем пока победами старыми, живем за счет нашего имени. Словосочетание "большой балет" на людей действует магически. Но мы же должны регулярно подтверждать.

— Знаете, о том, что Россия кончилась, говорили и в прошлом веке, и в позапрошлом. А Россия все равно живет, она все равно есть.

— Умом Россию не понять. Понимаете, мы сейчас с вами говорим конкретно о судьбе достаточно обособленного мира, но для имиджа нашей страны очень важного. Конечно, если сегодня закроют Большой театр и вообще отменят весь балет, ничего в мире не произойдет. Это не нефть, это не энергоноситель или другое жизненно важное сырье. Но это производитель хороший. Театр — это, так сказать, производитель хороших впечатлений, хороших эмоций.

— Да, производитель каких-то моральных принципов, правильного взгляда на жизнь…


— Ну, никто не может сказать, что правильно по-настоящему — это вещь спорная. Да, извините, Марина Цветаева и Лев Толстой не любили балет, но они от этого менее великими не стали. Другое дело, что общество должно понять — либо нам это нужно, либо нет. Если нужно, то давайте мы все-таки будем соответствовать тому, что заложено не одним десятилетием нашей культуры.

— А вы с детства осознали себя гением в балете?

— Я не могу сказать, что я осознал. Я в какой-то момент понял, что мои способности природные в этом — в этой области, вот именно в балете. Они меня ставят выше остальных. Только по одной причине — я всегда стоял в центре, все восемь лет пока учился, начиная с 84-го года, как переступил порог хореографического училища. Все вокруг меня двигались: кто-то становился хуже, кто-то лучше, кого-то ставили во вторую линию, кого-то в первую. А вот в первой линии и в центре стоял только я. Всегда.

— Как-то это повлияло на вашу личность, на формирование вашего характера?

— Если бы этого не было, я знаю сам по себе — я бы не стал этим заниматься. Я бы искал ту область…

— Где могли бы стоять в центре?

— Да. По своему характеру просто. Я не умею делать что-то наполовину. Допустим, я умею водить машину, я хорошо вожу всякие там вписывания, но я не вожу ее в городе, потому что я считаю, что делаю это плохо. У меня есть водитель.

Если я что-то делаю — я делаю это хорошо либо не делаю вообще. Я никогда с вами не буду говорить или спорить о журналистике, потому что вы в этом профессионал, а я всего лишь навсего обыватель. Я вам могу просто высказать свою позицию как гражданин.

— Вот вопрос, наверное, сложный, может быть, абстрактный. Получается, что вы всю жизнь вот в этом жили, да? В том, что я вот самый лучший... А как же, с кем же вам общаться-то было?

— Как, ну у меня было огромное количество знакомых…

— А друзья?

— Друзей в этой профессии не бывает.

— А что, у вас только по профессии друзья?

— А как иначе? Если я приходил в школу в 9:00, в 20:30 уходил. Какие друзья? У меня нет воспоминаний до 27, в принципе, кроме закулисья.

— То есть вы не ходили на футбол, не ходили на ипподром?

— Какой на фиг футбол? Я не знал, что такое вообще по улице пройти. Я живу всю жизнь на Фрунзенской, так как хореографическое училище — на Фрунзенской. Мама сняла комнату там, и потом, потихонечку, мы выкупили комнату. И теперь я живу в этой квартире один. Моя дорога всегда простиралась от Фрунзенской до Театральной площади, это была как бы основная моя дорога. Как-то получилось так, что я приехал в Питер. Я готовил там спектакль и очень долго жил. Я купил диски "Намедни" Парфенова и стал смотреть. Цикл там начинается с 61-го года или около того. И когда пошли серии про годы 90-е, я их смотрел, как детектив.

— Это та страна, в которой прошли мои лучшие годы, да? Что там происходило?…

— Мало того, я прекрасно помню, как я выходил на Охотном ряду и стояли эти пикеты, стояли люди со знаменами, кто-то с кем-то ругался.

— Но про реформу Гайдара-то вы знали?

— Нет, ничего не знал. Я забегал в этот театр, там сидел целый день. Белый дом бомбили, когда мы были в Японии, танцевали там спектакль "Ромео и Джульетта". Мы все в ужасе смотрели по телевизору, но ничего не понимали.

— CNN трансляцию смотрели?

— Нет, мы были в провинциальном городе, там CNN не показывали.

— CNN давала кадры — их по всему миру показывали.

— Мы по японскому ничего не понимали, потому что японский никто не знал.

— Хоть Белый дом-то вы узнали?

— Ну, мы узнали — мы видели, как его бомбили в телевизоре.

Мало того, я сосед Мавроди. Он в соседнем доме живет. И когда развалилась МММ и брали приставы мой дом, я помню очень хорошо, как я сквозь толпу по Комсомольскому проспекту пробирался к метро.

— И не знали, что происходит?

— Да, я не знал. Я это все посмотрел у Парфенова в фильме, как детектив. Я думал, как я мог прожить двадцать с лишним лет… Но я жил в другом мире, я был занят другим. Вот потому, когда вы говорите, были ли друзья — какие друзья? У меня не было времени на это. Я работал.

— А вообще, в чем, по-вашему, смысл жизни? Быть лучше всех, чтобы все тебе хлопали? В чем здесь радость?

— Я просто занялся чем-то… В чем радость? Теперь не знаю. Теперь я вам не отвечу. Когда был маленьким, мне казалось, в каких-то свершениях. А сейчас я вам даже не скажу. Радость для меня, наверное, в спокойствии. Я очень устал.

В детстве в "Мастере и Маргарите" я никак не мог понять, как это "они недостойны света — они достойны покоя". А теперь я понял. Боже, какое счастье, покой! Это лучшее, что может быть!

И еще одно очень важное открытие, которое я для себя сделал, — ни в коем случае нельзя осуждать. Я никогда никого не осуждаю вообще.

— А как вы сами относитесь к критике в свой адрес?

— Смотря к какой критике. Если это делает профессионал… Для меня критическая статья — показатель. Петр Ильич Чайковский, допустим, был обозревателем газеты, если не ошибаюсь, "Биржевые ведомости". И он писал критику на неплохого композитора Вагнера, чьим поклонником он являлся. Он не оставляет камня на камне, но это написано с таким пиететом, уважением, знанием дела, что когда ты читаешь этот текст, тебя потрясает масштаб личности.

— И того, и другого.

— И того, и другого. И ты понимаешь, что человек просто высказывает свое мнение, мнение профессионала — почему то или другое плохо. Вернее, не плохо, а недостойно гения Вагнера. При этом говорит, как он перед ним преклоняется. Такой подход восхищает.

А когда какая-то серая мышка, которая, допустим, закончила то же учебное заведение, что и я, да и закончила не под номером один, а вообще, по блату и ей еще ничего не удалось в жизни, смеет обо мне писать гадости! К этому можно относиться только так: шла собачка, к сожалению, нагадила, и теперь это пахнет. Лучше это обойти, конечно.

— В одном из интервью вы сказали, что живете на Фрунзенской и ездите каждый раз в Большой театр по Кремлевской набережной, смотрите вокруг и говорите: "Боже мой, какая красота! Вот эти купола, это небо, река. Боже мой, красивый, замечательный город! Как хороша жизнь". Ну это я уже от себя немного добавила. У вас было: "Боже мой, какая красота и как здорово вокруг".
На самом деле, у нас с вами получился разговор на достаточно грустные темы, но я все равно считаю, что вы человек, который умеет радоваться жизни.



— Очень умею.

— Она у вас очень необычная, и, наверное, другой жизни вы бы просто не смогли принять. Я даже как-то вдохновляла одного из наших журналистов на написание материала этой вашей фразой: "Ты понимаешь, Николай Цискаридзе сказал: "Посмотри вокруг, какая красота!" А мне говорят: "Так это ж надо голову поднять, чтобы посмотреть, что вокруг".

— Я уже давно понял одну вещь. Моя мама воспитывала меня в строгости. Мы жили в аристократической части Тбилиси, мама была из хорошей семьи, и в этой семье, и в этой среде многие вещи было нельзя делать. И однажды я пошалил, за что получил наказание. Но я стал выпрашивать у мамы переноса "экзекуции" на другой день. Я стал говорить, что за такую утсупку сделаю то-то и то-то. Тогда мама меня еще больше выругала за то, что я посмел себя унизить, и сказала: "Запомни, ты потомок древнейшего грузинского рода". И когда потом в школе мы учили грузинский танец, я вспомнил мамины слова о том, что в грузинском танце нет поклона.

Вот вы говорили сейчас о том, что надо поднять голову — я ее не склонял никогда и не склоню. Я готов стоять коленопреклоненным перед талантом, перед великим деянием, но я не хочу ни врать, ни лицемерить, я не хочу себя заставлять общаться с тем, с кем не хочу. И грибоедовская фраза "Служить бы рад, прислуживаться тошно" стала для меня очень важной. Я никогда не буду прислуживаться.

— Я вам желаю успехов. Думаю, что вам уже много в жизни говорили красивых слов, мне не хочется повторяться.

— Вы знаете, они всегда не лишние. Это я не к тому, что я хочу их от вас все-таки услышать. Я говорю, что вообще положительная эмоция — она никогда не лишняя, для кого угодно. Хорошее слово и кошке приятно.

— Тогда скажу просто, что мы вас очень любим и гордимся, что вы с нами — тот человек, который делает историю России.

— Спасибо.

— Спасибо вам.


Интервью к публикации подготовила
Любовь Головина
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 09, 2011 3:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011110906
Тема| Балет, труппа Аterbaletto, Персоналии, Мауро Бигонцетти
Авторы| Наталья Сурнина
Заголовок| «Провожу опыты над танцовщиками. Они такие же сумасшедшие, как я» //
Мауро Бигонцетти — о любви к экстриму, обнаженному телу и русской музыке

Где опубликовано| «Известия»
Дата публикации| 20111109
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/506261
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Мауро Бигонцетти, фото: ИТАР-ТАСС/ Валерий Шарифулин

10 и 11 ноября на сцене РАМТа гастролирует одна из лучших европейских трупп — Аterbaletto. В программе — «Ромео и Джульетта» Прокофьева, где герои стали байкерами. С руководителем итальянского коллектива Мауро Бигонцетти встретилась корреспондент «Известий».

— В «Ромео и Джульетте» артисты танцуют с байкерским шлемом, надетым вместо туфли, и залезают на 10-метровую стену. К чему этот экстрим?

— Я всегда стараюсь проводить какие-то опыты над танцовщиками, иначе скучно. Обычно в моих работах не бывает оформления, для меня черный кабинет и танцовщик — самое главное. Но я хочу создавать препятствия. Впрочем, такие вещи я могу делать только в своей компании, потому что мои артисты такие же сумасшедшие, как я.

— Вы уже придумали следующее испытание?

— У меня много идей, но это секрет.


— Вы ставите балеты на музыку Прокофьева и Шостаковича. Вас привлекает эмоциональность русских композиторов?

— Безусловно. Но я люблю всех русских: Стравинского, Римского-Корсакова, Глинку. Только что я сделал «Весну священную». Там много ритмов, энергии, но внутри этой музыки невероятно красивое дыхание, оно буквально разливается в крови. Я бы хотел показать «Весну» в России.

— В октябре вы представили в Москве балет «Jazzy Five» — в рамках программы «Королей танца. Опус 3». Это мужской аналог Cinque — вашей композиции для женского проекта «Отражения». Для вас важно показать разные возможности мужского и женского тела?

— Я больше люблю соединять тела, нежели искать разницу. Проект с девочками был основан на том, что они имеют одну школу — московскую, а мальчики — выпускники разных школ. Школа и культура — исходный фактор. Поэтому с мальчиками было сложнее, но интереснее. Делая балет для девочек, я был более сосредоточен на каких-то интеллектуальных вещах, а с мальчиками думал не головой, а нутром.


— В мужском проекте участвовали настоящие мастера. Как бы вы определили каждого из них?

— Марселло Гомес — элегантность, Гийом Котэ — музыкальность и красота. Леонид Сарафанов тоже элегантный танцовщик, но его физические возможности совсем иные, чем у Марсело. Иван Васильев — это чистая энергия, у Дениса Матвиенко — сочетание энергии и прекрасной сценической культуры. А Дэвид Холберг такой воздушный, абстрактный. Он — как белое облако. Но при этом невероятно качественный танцовщик.

— В ваших балетах много работают руками. Они для вас важнее, чем ноги?

— Работа рук — это знак моего стиля. Руки могут передать множество эмоций, и мы, итальянцы, часто используем движение рук при общении. Когда-то я сделал номер для аргентинского танцовщика, который назывался «Руки»: он стоял на месте и работал только руками. Через какое-то время я поставил этот номер для девочки из моей компании, там был совсем другой образ, но тоже здорово.

— Обычно ваши герои одеты по минимуму. Нагота принципиальна?

— Мне нравится тело, я хочу чувствовать тело без костюма. Именно от тела я получаю энергию, вдохновение. Мне кажется, цвет тела — это лучший цвет, который может быть. И я хочу видеть тело — потное, блестящее, сверкающее.

— В балете «Карты Россини» девушка танцует большой дуэт топлесс. Иначе было нельзя?

— Для Россини были важны три вещи: еда, музыка и женщины. И прежде всего женская сексуальность. Полураздетая девушка — для меня больше момент романтический. Я хотел не столько подчеркнуть сексуальность, сколько чувственность, музыка Россини очень чувственна. В его операх я чувствую запах женщины.

— Ваш хореографический рисунок всегда сложен: или быстрый виртуозный танец с трюками, или затейливые комбинации в медленных текучих дуэтах. Ищете предел возможностей человеческого тела?

— Все хореографы его ищут. Когда работаешь с танцовщиками высокого уровня, всегда думаешь, чтобы еще такого придумать. Это же наш хлеб.

— И как по-вашему, есть предел?

— Не думаю, что вообще есть такая проблема. Мы же говорим об искусстве, а оно пределов не имеет. Это как художник, который все равно рисует, или архитектор, который все равно строит. Как человеческая жизнь: она всегда продолжается.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 09, 2011 3:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011110907
Тема| Балет, Премьера, Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Глеб Борисов
Заголовок| Борис Эйфман представит в Петербурге балет о жизни Родена
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 20111109
Ссылка| http://www.ria.ru/theatre/20111109/484692390.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балет "Роден", мировая премьера которого состоится 22 ноября в Александринском театре, будет посвящен отношениям знаменитых скульпторов Огюста Родена и Камиллы Клодель, рассказал на пресс-конференции автор постановки, руководитель Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Борис Эйфман.

"На основе известных фактов мы создаем нечто неизвестное. Наша цель - заглянуть во внутренний мир героев через пластику", - заявил Эйфман, подчеркнув, что во время работы над балетом он старался не отталкиваться от конкретных мемуаров и других исторических материалов.

Исполнителем главной роли выступит Олег Габышев, Камиллу Клодель сыграет новая солистка театра Эйфмана Любовь Андреева, а роль жены Родена досталась Нине Змиевец. Музыкальной основой для спектакля стали драматические сюиты Массне, "Пляска смерти" и другие произведения Сен-Санса, а также сочинения Равеля. "Эта музыка не очень популярна и ранее не использовалась в балете", - подчеркнул Эйфман.

Хореограф напомнил, что знаменитый балетмейстер Леонид Якобсон уже ставил миниатюры, также посвященные Родену. Однако Эйфман признался, что сознательно отказался от принципа ожившей скульптуры. "В нашем спектакле отражен, скорее, процесс, а не результат работы Родена", - добавил он. В одном из пассажей мир, окружающий скульптора, будет как раз замирать, превращаясь в неподвижную композицию.

Автор спектакля также заявил, что не видит ничего странного в том, что история жизни известного художника будет переложена на язык балета. "Конечно, есть вещи, которые невозможно рассказать языком танца, но ведь есть и то, что иначе кроме как пластикой, танцем передать нельзя", - подчеркнул. По словам исполнителя главной роли Олега Габышева, изложение событий из жизни французского скульптора будет построено совсем не линейно.

Рассказав, что в новом балете поднимается тема безумия, Эйфман пояснил свой выбор героя: "Роден мне понятен и близок".

После мировой премьеры в Александринском театре труппа представит "Родена" в марте следующего года в Нью-Йорке, а затем в мае в Москве состоится европейская премьера.

Балетмейстер отметил, что такой разрыв между показами естественен для театра, у которого нет собственного здания. Официальной датой окончания строительства Дворца Танца, где расположится знаменитая труппа, считается 2016 год, однако сам Эйфман не решился давать прогнозы. По его мнению, этот проект, безусловно, будет завершен, так как находится в федеральном ведомстве, но на данный момент для скорого окончания строительства не хватает политической воли.

В то же время Эйфман подчеркнул, что уже к концу следующего года начнет свою работу Академия танца, строительство которой городские власти фактически уже заканчивают, правда, от точных прогнозов хореограф воздержался. Он заявил, что видит учебное заведение как "балетное Сколково", куда будут приезжать преподаватели со всего мира, так как в России на данный момент в этой сфере "царит колоссальный кадровый голод".

Именно с Академией Эйфман сейчас связывает свои ближайшие рабочие планы, однако упомянул, что получил в Италии предложение поставить балет "Ромео и Джульетта", действие которого будет разворачиваться на описанных Шекспиром площадях и улицах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 10, 2011 10:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111001
Тема| Балет, программа "Диалоги", Персоналии, Диана Вишнева
Авторы| Мария Кингисепп, Санкт-Петербург
Заголовок| «Собираю людей, близких по группе крови, и выступаю в роли двигателя»
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 10 ноября 2011
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/506321
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Диана Вишнёва — о диалогах с публикой, окружающим миром и собой


Фото: ИЗВЕСТИЯ

16 и 17 ноября прима-балерина Мариинского театра Диана Вишнёва представит в Москве проект «Диалоги». Это три одноактных балета — «Лабиринт» Марты Грэм, «Диалог» Джона Ноймайера, «Объект перемен» Пола Лайтфута и Соль Леон. С артисткой встретилась корреспондент «Недели».


— Сложно ли осваивать современную хореографию танцовщику с классической школой?

— Безусловно. Еще 10 лет назад я не была к этому готова: совершенно другая гравитация, положение ног и тела. Мышцы, которые никогда не были задействованы, должны проснуться и работать, меняется баланс и центр движения... Я даже не ожидала, что будет так трудно. Понадобились смелость и огромное желание. Вся наша классическая школа балета нацелена «на воздух», на движение вверх, а у Марты Грэм — наоборот. Мне не довелось быть на уроках Грэм, но я подробно изучала ее технику, узнавала, откуда каждое движение возникает, как это связано с дыханием, с эмоцией.


— С Ноймайером было легче?

— С ним у меня многолетние отношения. В новой работе он никак не мог остановиться, воодушевленно репетировал часов по пять каждый день. Мне временами казалось, что просто не хватит сил этого выдержать: Джон до предела использовал как физические, так и эмоциональные мои возможности, чтобы получить двадцать пять минут драматического действа.


А с Полом Лайтфутом и Соль Леон мы стали одной семьей, и я окунулась в абсолютно новый мир пластического высказывания. Современная хореография построена так, что ты вытаскиваешь из себя человеческое, личностное — то, что обычно глубоко спрятано. Хореографы помогают тебе открыться с неожиданной стороны. Тогда игра превращается в твою собственную правду. Но сначала нужно максимально точно и кропотливо овладеть стилем и техникой.


— Кто с кем ведет «Диалоги»?

— Я — со зрителем, миром, партнером, хореографом, музыкой, персонажами... Здесь можно интерпретировать как угодно. Диалогов много, а название всему вечеру дал балет Ноймайера.


— Вы продолжите эксперимент со стилями и жанрами?

— У меня постоянная потребность в самовыражении. Кто бы мог подумать, что я буду сниматься у Рустама Хамдамова в фильме «Бриллианты»? Но случилось же!


— В новом проекте вы впервые взяли на себя административную часть работы.

— Я просто выступала в роли «двигателя». Должна была вникать во все детали — от юридических и художественных до технических. Вплоть до того, в какой цвет покрашен стул, который во втором акте стоит на сцене. Ноймайер перед самой премьерой решил, что он должен быть серым, а не коричневым. Понятно, что я сама не буду красить, но должна сделать так, чтобы этот стул был покрашен в срок. С любыми проблемами или вопросами подходили в первую очередь ко мне.


«Диалоги» — проект, где я инициатор, поэтому за все несу персональную ответственность и должна сделать так, чтобы все были довольны как процессом, так и результатом. Многое для выпуска «Диалогов» было сделано силами моего фонда (Фонд содействия развитию балетного искусства Дианы Вишневой. — «Известия»). Иной раз приходилось «работать своим авторитетом», чтобы все было на самом высоком уровне. Но я стараюсь собирать людей, которые близки мне по духу, по группе крови. На подготовку одноактного балета, который идет на сцене менее получаса, приходится потратить несколько лет и столкнуться с сотней проблем. Это каторжный труд.


— Зачем вам такое напряжение?

— Пока я — действующая балерина, хочется по максимуму вложиться в собственные проекты. Как оказалось, лучше не ждать годами, пока родной Мариинский театр и зарубежные хореографы договорятся, а самой предложить им способ объединиться. В результате «Диалоги» — проект новаторский: впервые хореография Грэм была представлена в России и впервые Лайтфут и Леон работали с русскими танцовщиками. Это дорогого стоит.


«Диалоги», 16 и 17 ноября, 19.00. Московский академический музыкальный театр им. К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 10, 2011 12:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111002
Тема| Балет, Государственный театр оперы и балета Удмуртской Республики, Персоналии, Николай Маркелов
Авторы| Нина ПУЗАНОВА
Заголовок| Балетная феерия
Где опубликовано| газета «Удмуртская правда»
Дата публикации| 04 ноября 2011
Ссылка| http://udmpravda.ru/articles/baletnaya-feeriya
Аннотация|

В эти дни обновляется республиканская Доска почета, что установлена рядом с Государственным театром оперы и балета Удмуртской Республики, и на ней в числе других появится фотография главного балетмейстера этого театра Николая МАРКЕЛОВА.



Тридцать два фуэте и многое другое на сцене Театра оперы и балета

Он работает в Ижевске шесть лет, но за это короткое время превратил наш город в балетный, а зрителей в балетоманов. Произвели большое впечатление его авторские постановки «Унесенные ветром», «Не ревнуй меня к Бродвею», «Ромео и Джульетта - XX век», «Виват, Дягилев!», а также перенесение классики: первым серьезным опытом стала «Спящая красавица» П. Чайковского.

Весной, перед закрытием сезона, театр и молодой постановщик преподнесли зрителям ценный подарок – балет «Дон Кихот» на музыку Л. Минкуса. Он был сыгран пятью спектаклями. Волнами по городу раскатился слух очевидцев, которым посчастливилось на него попасть: «Фантастически красивое зрелище, праздник на сцене, такого у нас еще не было».

«Дон Кихот» был задуман не интеллектуальной пищей, а блестящим, умопомрачительным, говоря современным языком, шоу, в том виде, как это понималось в девятнадцатом веке. Премьера этого балета с хореографией Мариуса Петипа состоялась в 1869 году в Большом театре, а в 1900 году там же балет был поставлен в редакции Александра Горского, который внес много нового в хореографию Петипа, в частности, темпераментные испанские и цыганские танцы. Эта редакция, которую Горский позднее дорабатывал, стала самой популярной и взята за основу спектакля, поставленного в Ижевске Николаем Маркеловым. Как воспитанник санкт-петербургской балетмейстерской школы он взял за основу вариант, который идет до сих пор в Мариинском театре, внеся некоторые авторские коррективы.

В первом акте, где зрители знакомятся с героями балета: очаровательной и лукавой Китри, ее парнем - цирюльником Базилем, отцом Китри - расчетливым трактирщиком Лоренцо (Владимир Морозков), который мечтает выдать дочь за богатого дворянина Гамаша (Петр Овчинников), тореадором Эспадо (Максим Мельников), уличной танцовщицей (Наталья Коробейникова), жителями этого городка, преобладают массовые сцены. В Мариинском театре в них немало пантомимы, а значит, статики.

Н. Маркелов придумал много подтанцовок, чтобы артисты не стояли, глядя, как танцуют другие, а двигались, жили, общались. Цыганский танец из второго действия стал более фактурным. Сцена «Сон Дон Кихота» представлена полностью в версии Николая Маркелова. Он постарался не повторить стиль Мариинки и вместе с тем построил его на основе классических комбинаций, опираясь на симметрию, которую так любил на сцене Петипа и не любил Горский, предпочитавший асимметрию в линиях балета.

Еще одна новинка – ноу-хау нашего театра – участие солистки меццо-сопрано в сцене в таверне, где она появляется с вокальным номером – романсом «Испанское болеро», посвященным пиренейским красавицам. Весной зрители аплодировали в этом выходе Ларисе Поминовой, которую, к сожалению для наших меломанов, летом «перехватил» Питер.

«Дон Кихот» предъявляет очень высокие требования к техничности солистов. И потому пока в театре решили приглашать на ведущие партии сильных исполнителей из других коллективов. На премьерных представлениях Китри и Базиля танцевали Мария Сокольникова из петербургского Имперского балета и Михаил Тимаев из Академического театра оперы и балета им. Мусы Джалиля Республики Татарстан, а также солисты Марийского государственного театра оперы и балета им. Э. Сапаева Коике Саори и Егор Мотузов. Эта же пара будет занята и в заявленных на 5-6 ноября спектаклях. Правда, оба солиста уже перебрались в Москву в Кремлевский балет.

Озорная улыбчивая Китри в исполнении японской танцовщицы Коике Саори, оставшейся в России,– легкая, искрометная, зажигающая зал. От нее так и веет всепобеждающей женственностью. Она с блеском исполняет сложные па классического балета – прыжки, вращения, трюки, которыми изобилует ее партия, включая знаменитое фуэте из тридцати двух оборотов в вариациях третьего акта. Ее арабески -точеные и элегантные, как статуэтки мейсенского фарфора. Поддержки ее партнера Егора Мотузова такие точные и сильные, что кажется, балерина взлетает в воздух на крыльях. Публика не уставала аплодировать.

Артисты нашей балетной труппы также не подкачали. Хорош Максим Мельников в партии тореадора Эспадо. Элегантный, мужественный, сильный. Уличная танцовщица Натальи Коробейниковой – настоящая темпераментная испанка, ловко обходящаяся в танце с веером. Романтический образ создает Елена Казанцева - повелительница дриад в сцене сна Дон Кихота. От Петра Овчинникова, Владимира Морозкова и Александра Ситникова потребовалось незаурядное актерское мастерство, чтобы создать комедийные образы: богатого дворянина Гамаша, рассчитывающего жениться на красавице Китри, тщеславного отца девушки, мечтающего о знатном женихе, незадачливого слуги Дон Кихота, которому сильно попало от городских парней. Самая сочная работа из этой троицы, на наш взгляд, у Петра Овчинникова. Ярослав Куксенок являет нам благородного, трогательного, мечтательного рыцаря печального образа, воюющего с мельницами, влюбленного в Дульсинею и помогающего молодой паре – Китри и Базилю - соединиться. Его танцевальный язык – пантомима. Как всегда в этом балете, большое оживление публики вызывает живая лошадь, которую выводит на сцену Дон Кихот. Надо заметить, что и у Минкуса, и Петипа с Горским, так же, как и на ижевской сцене, Дон Кихот - не главный герой, хотя по развитию сюжета в либретто он стоит в центре. На первый план выходит история любви Китри и Базиля, их борьба за свое счастье.

Поддерживают атмосферу радости, молодости и праздника многочисленные народные испанские танцы, в которых занята вся балетная труппа. Балетмейстер не поленился дать каждой группе артистов сценическую задачу. Во время репетиций педагоги М. Кузнецова, Я. Осеева много работали с кордебалетом и солистами над характерными танцами, которые преобладают в этом балете. И артисты прекрасно справляются со своей задачей. Испания живет в танцах тореадоров, в фанданго, сегидилье.

Оживить на сцене эту прекрасную страну, ее культуру и историю помогают художник-постановщик Сергей Новиков из Санкт-Петербурга и художница по костюмам Наталья Копысова. С. Новиков нарисовал реалистичные живописные декорации, по которым мы в этом театре, честно сказать, уже истосковались. В первом действии хорош задник сцены, расписанный пейзажем. На переднем плане - городские строения, за которыми - обрыв в море, грозовое небо. В цыганской сцене палитра сумрачная, в сцене сна – в зелено-голубых тонах. Таверна так подробно и уютно выписана, что хочется туда зайти и посидеть вместе с героями. Третий акт сделан в мавританском стиле.

У Николая Игоревича Маркелова в планах много новых работ. Ставя очередной новый спектакль, он продолжает обдумывать будущие премьеры. Он считает, что в нашем театре, на родине П.И. Чайковского, нужно поставить в первую очередь классическую версию балета «Лебединое озеро» в редакции К. Сергеева. Потом возьмется за «Щелкунчика». Надеется, что после ремонта, который уже не за горами, театр оперы и балета поднимется на новую высоту по части творчества и финансирования, и мы сможем удерживать в своей труппе талантливых артистов, расширять балетный состав. А пока Н. Маркелов готов дарить зрителям радость и праздник такими своими постановками, как «Дон Кихот».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11801

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 10, 2011 12:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111003
Тема| Фестиваль современного танца DanceInversion, танцевальная компания «Атербалетто», «Ромео и Джульетта», Персоналии, Мауро Бигонцетти
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Шекспир с адреналином
Где опубликовано| РБК daily.
Дата публикации| 09.11.2011
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2011/11/09/lifestyle/562949981990881
Аннотация|

В рамках фестиваля современного танца DanceInversion в Москву приезжает танцевальная компания «Атербалетто». Она покажет оригинальную версию балета «Ромео и Джульетта», придуманную хореографом Мауро Бигонцетти. Спектакль пройдет 10 и 11 ноября на сцене Театра Армии.

«Атербалетто» была основана в 1979 году и стала первой в Италии балетной труппой, решившейся уйти в свободное плавание: артисты начали работать вне структуры оперного театра. С 1997 года коллектив возглавляет хореограф Мауро Бигонцетти. Он известен российской публике как автор постановок для проектов «Отражения» и «Короли танца» с участием международных звезд балета.
Балет «Ромео и Джульетта», поставленный пять лет назад, — плод союза балетмейстера и Фабрицио Плесси, актуального художника, автора многочисленных инсталляций. Историю веронских любовников соавторы называют «культурным мифом западной цивилизации». Элементы этого мифа — страсть, конфликт, судьба, любовь и смерть.
История враждующих родов Вероны, как и треволнения Меркуцио и Тибальда, авторам концепции не особо интересна. По мысли постановщиков, балет рассказывает о беззащитности человека перед чувствами, эмоциями и «ударами любви». И об адреналине, который «найдет экстренную траекторию, ведущую прямо к сердцу».
Плесси любит делать проекты, в которых льется вода, пылает огонь и дует ветер. Эти природные стихии задействованы и в спектакле, главным образом в виде проекций. Ромео и Джульетта любят друг друга в недрах огромного ветряного электрогенератора. Музыка Прокофьева — фон для ультрасовременной по виду истории: герои балета похожи на полуголых байкеров. Они одеты в кожаные наплечники и наколенники, между которыми скромно смотрятся плавки и купальники. Сцены физической любви решены и откровенно, и целомудренно: голое тело — это обтягивающие детали одежды телесного цвета.
Сценография базируется на черно-белых цветах: так подчеркивается символизм истории. Городских интерьеров а-ля Ренессанс вы не увидите: их заменяют жесткие «металлические» кубы, не оставляющие места сантиментам. Это сделано не просто так. На фоне бездушной геометрии нешуточная страсть, сковавшая героев, выглядит инородным телом, но мысль постановщиков такова: и урбанисты любить умеют.
Безумная любовь приводит к насилию, безрассудству и столкновениям. Ромео и Джульетта, как и прочие персонажи балета, носятся с большой скоростью, но могут продемонстрировать и эффект замедленных ритмов. Они активно пользуются богатым арсеналом танцевальных средств: могут красиво проделать классические антраша и тут же ужом проползти по полу. Бигонцетти добивается в танце эффекта ожившей скульптуры: тела артистов спортивны и мускулисты, а их позы и движения тяготеют к брутальной кинетике.
Финальный катарсис неизбежен: как уверяют авторы, «каждый из нас знаком с подушками безопасности, защищающими от удара, который может последовать в любой момент». Но подушек, которые могли бы защитить душу, не существует.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 10, 2011 1:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111004
Тема| БТ, Реклама, Билеты
Авторы|
Заголовок| Большое продвижение
Где опубликовано| Личные Деньги
Дата публикации| 10.11.2011
Ссылка| http://www.personalmoney.ru/txt.asp?sec=1528&id=2537447
Аннотация|



Большое театр не перестает удивлять своего зрителя, да и простого обывателя. Открывший 28 октября обновленную, сверкающую золотом и хрусталем, историческую сцену главное культурное заведение страны с успехом отбилось от "злых языков" и замяло все сопутствующие реконструкции скандалы. Триумф премьеры затмил разыгравшуюся трагедию потраченных более 20 млрд государственных, а, значит, народных денег. Вы думаете это все? Ошибаетесь. Сегодня театр нуждается в… продвижении. Проще говоря, рекламе. И готов потратить очередные миллионы. А насколько оправданы эти траты? Да и нуждается ли Большой театр в рекламе в принципе?

В конце октября в России состоялось грандиозное культурное событие, равного которому в современной истории государства найти сложно. Большой театр открыл двери после многолетней реконструкции. Многотысячная армия строителей, реставраторов художников.., непокладая рук и "не щадя живота своего", денно и нощно с 2005 года практически беспрерывно трудились на благо искусства и исторического наследия страны.


За шестилетнюю историю, спрятанную за закрытыми дверями главного входа, главная сцена государства обросла массой слухов, скандалов и сплетен. Заводились уголовные дела, менялись исполнители. Но… главное - результат! И он превзошел ожидания многих скептиков.


Воочию убедиться в том, что народные деньги были потрачены, смогли немногие. Зато "на удаленном доступе" результат оказался доступен миллионам граждан всей России. Одно только то, что открытие исторической сцены транслировалось чуть ли не по всем федеральным каналам, "отрекламировало" Большой театр на долгие годы вперед. В Интернете, печатных СМИ информацию не опубликовал только ленивый (вряд ли такие нашлись в журналистском корпусе). Помимо прочего, гала-концерт транслировался в 600 кинотеатрах по всему миру: в Европе, Латинской Америке, США - что обеспечило обновленному театру мировую славу.


Широкая рекламная кампания прошла и до открытия. Реставраторы с упоением рассказывали как и чем они заделывали дырочки, ломали возведенные "несведущими в искусстве" преграды, расшивали вручную гардины… Кстати, с большой долей уверенности можно отметить, что все озвученное присутствие в средствах массовой информации проходило на бесплатной основе. Репортажами о Большом грезили и телевидение, и радио, и газеты, и журналы… Любой эксклюзив полезен изданию в части подъема рейтинга. Тем более, когда информация касается столь грандиозного события. Так что взаимоотношения со СМИ у театра сложились на взаимовыгодной основе. Работники журналистского цеха получали "горячие" новости. Большой театр - бесплатную рекламу.


Поддерживали популярность культурного заведения и многочисленные скандалы. Опустим историю "расходования" денежных средств - о ней писали не только СМИ, но и представители правоохранительных органов, историю с неверно истолкованными словами Цискаридзе, критические выступления Архнадзора и т.д. Остановимся на последнем. Хотя… характеристика "последний" вряд ли подходит. Скорее, это вялотекущая ситуация, с которой сталкивается любой гражданин, неожиданно пожелавший посетить народное достояние.


Вопрос касается билетов. Москвичи, уже давно привыкшие к спекуляциям на театральном рынке, разумеется, морально были готовы, что придется действовать по отработанным двум путям: либо приобретать билеты в Интернет-агентствах, либо - у перекупщиков. Однако, даже "видавших виды" такие возможности несколько озадачили. Точнее, озадачили цены предлагаемых билетов. Так, на открытие (куда билеты и вовсе не распространялись) "лишний билетик" в Интернете стоил от 90 тыс. руб. до 2 млн руб. С просочившейся информацией пообещало разобраться министерство культуры, которое, кстати, признало, что некоторые билеты действительно ушли из администрации президента перекупщикам и попали в руки поклонников искусства с тугим кошельком.


Скандал докатился и до главы государства, благо Дмитрий Анатольевич частенько интересуется свежими новостями во всемирной паутине. "Так. Билеты в Большой не будут по 2,5 млн руб. Это чушь", - написал президент на своей странице в Facebook.


И, действительно! Билеты "подешевели"! При этом купить их можно посредством все тех же озвученных выше двух схем - либо в Интернете (но не на сайте театра, речь идет исключительно об исторической сцене), либо у перекупщиков. Есть еще один вариант - отстоять ночь у касс Большого вместе с последними. И тогда, возможно, Вам достанется билетик по госцене, минимальная, кстати, которая начинается со 100 рублей. Не досталось - извините. Тот же билетик Вам обойдется в 4 тыс. руб. (это самый дешевый). При этом Вы заранее должны будете морально себя настроить на то, что это - цена в музей "Большой театр", а не на оперу, балет, концерт. За эту стоимость Вы сможете насладиться исключительно обновленными вокруг декорациями и внутренним интерьером помещения. Все! Зрелище пройдет мимо Вас отдаленными звуками музыки.


Впрочем, есть и более стоящие места. В прямом и переносном смысле слова. В Интернете предельная стоимость мест, где Вы сможете хоть что-то увидеть (например, последние ряды в боковом бельэтаже) обозначена 14 тыс. руб. Но, если Вы не зритель-одиночка (таких, как правило, единицы), умножайте эту сумму на число сопровождающих. Цены в партере, мы назвать постесняемся...


При этом, наивно предполагать, что ажиотаж граждан в ближайшее время пойдет на спад. По некоторым данным, билеты в Большой раскуплены вплоть до февраля следующего года. И вот теперь возникает вопрос: зачем учреждению, у которого и без того хватает как позитивной, так и негативной рекламы (причем бесплатной), тратить деньги на продвижение? Для того, чтобы поддерживать этот ажиотаж? или есть другая подоплека планируемой акции?


Кстати, о бюджете планируемой рекламной кампании. Тендер на размещение наружной рекламы размещен на сайте госзакупок. Так что информация доступна не только журналистам, но и многочисленным министерствам и ведомствам, которые вполне могли бы заинтересоваться планами театра. Согласно данной информации, Большой готов потратить… 43 млн рублей! Стоит ли говорить, что вряд ли еще какое-нибудь культурное заведение России способно составить ему в этом вопросе конкуренцию. Впрочем, конкурентов у Большого и быть не может. Нигде. Ни в части затраченных средств, ни в части скандалов, ни в любви к своему зрителю…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20644
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Ноя 10, 2011 6:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111004
Тема| Балет, Премьера, Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Мария Голубкова, Санкт-Петербург
Заголовок| Муки совести и ностальгия по Камилле //
Мировая премьера балета Бориса Эйфмана "Роден" состоится в Петербурге

Где опубликовано| "Российская газета-Неделя" - Северо-Запад №5629 (253)
Дата публикации| 20111110
Ссылка| http://rg.ru/2011/11/10/reg-szfo/ballet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Борис Эйфман готов репетировать "Родена" три раза в день. Фото: Дмитрий Кощеев

22 ноября на сцене Александринского театра состоится мировая премьера балета "Роден".

Корреспондент "Российской газеты" первым увидел фрагменты будущего спектакля Театра Бориса Эйфмана, побывав на репетиции.

Сейчас, за несколько дней до премьеры, репетиции идут три раза в день с одним выходным в неделю. В спектакле всего три главные роли - самого скульптора, его гражданской жены Розы Бере и музы Франсуа-Огюста Родена, его соавтора, возлюбленной и подруги Камиллы Клодель, которая после расставания с Роденом закончила свои дни в сумасшедшем доме.

- Две линии идут параллельно. Одна и та же история рассказана с позиции мук совести и ностальгии Родена по прекрасной Камилле, - рассказывает о своем замысле Борис Эйфман. - А с другой стороны - это бред безумной эриннии, ненавидящей человека, которому отдала все и который обокрал ее, как она считала, и погубил как личность, и как художника, и как женщину.

Сейчас "Родена" репетируют три состава танцовщиков, и если Родена в премьерном показе будет танцевать Олег Габышев, то партии Розы и Камиллы разучивают три танцовщицы, и сам хореограф пока не знает, кого выведет на сцену Александринского театра. При этом все артисты признаются, что работа над ролью требует большого напряжения как физических, так и душевных сил. Нина Змиевец, исполнительница Розы Бере, рассказала, что даже побывала в музее Родена в Париже, а Любовь Андреева, которая сейчас репетирует в паре с Олегом Габышевым, призналась, что технически спектакль очень сложен, "так как хореография Бориса Эйфмана кардинальным образом отличается от всего, с чем имеешь дело в классическом театре".

- Борис Яковлевич требует от артистов не только технически безупречного исполнения, но и полной эмоциональной вовлеченности в процесс, - добавляет Олег Габышев. - "Играть", "изображать" тут нельзя. Скорее, приходится срастаться с ролью. А подобная задача требует, чтобы артист был полностью "в материале".

Интересно, что в спектакле обыграны некоторые произведения Родена, например "Вечный идол". Его, кстати, назвали в числе своих любимых Олег и Нина. А Любовь Андреева призналась, что ее всегда завораживали "Врата ада". Этот скульптурный портал должен был украсить здание нового Музея декоративного искусства в Париже, но музей так и не был создан, а Роден работал над "Вратами" до самой смерти и так их и не закончил. Эта работа также отражена в спектакле, однако говорить о том, что "Роден" - это танцующие изваяния, не приходится. В спектакле есть моменты, где фиксируется скульптурность поз, но это средство выражения чувств героев, а не цель хореографа.

- Мы не танцуем скульптуру, не "анимируем" ее, - поясняет Олег Габышев. - Скорее, пытаемся с помощью языка балета показать, что же происходило в душе Родена и Камиллы.

Кстати, солисты, репетирующие сейчас "Родена", отчасти сравнивают себя с исходным материалом скульптора - глиной. Но если Олег Габышев хочет видеть себя соавтором своей роли и говорит о том, что заражается идеями хореографа - "начинаешь жить ими, переосмысливать их", - то Люба Андреева, как истинная женщина, с радостью подчиняется.

- У каждого мастера есть свои методы обработки глины, а Борис Яковлевич - подлинный мастер своего дела, - говорит она.

Любопытно, кстати, что эти мнения артистов фактически отражают позицию их персонажей - неистовый, созидающий Роден и покорная, любящая Камилла. Позже разрыв с Роденом приведет ее на край гибели, но, по мнению хореографа, даже это не означает, что жизнь Камиллы Клодель была несчастной или прошла зря.

На репетиции балетмейстер, кажется, все время переходит от воодушевления к отчаянию. Вот он хвалит Любу Андрееву, приговаривая: "Молодец, молодец". Но сразу же просит сделать то или иное движение немного иначе, сравнивает полученный эффект. А потом в отчаянии бросает артистам: "Ну почему вы не слушаете то, что вам говорят? Я пятнадцать тысяч раз должен повторять одно и то же, вот в чем трагедия".

- Думаю, что если когда-нибудь создам балет, где смогу выразить себя на все сто процентов, то потеряю творческий азарт, перестану творить, - говорит он. - Совершенство недостижимо. Но возможность хоть на два-три шага приблизиться к нему стимулирует художника. Искренне надеюсь, что при работе над спектаклем "Роден" эти важнейшие шаги были сделаны.

Мировая премьера балета "Роден" состоится в Петербурге, и это будет всего один спектакль. Зрители вновь увидят его только через полгода - в конце мая в рамках Открытого фестиваля искусств "Черешневый лес" на сцене Большого театра в Москве. Хореограф признается, что организация гастролей в Петербурге - это всегда большая проблема. Своя сцена для Театра Бориса Эйфмана вот уже много лет находится только в проекте, а аренда технически подходящих для него площадок стоит дорого, и к тому же все они принадлежат репертуарным театрам, у которых есть своя афиша. Гастроли же в Москве были запланированы заранее.

- Обычно мы даже не знаем, когда у нас будет очередная возможность выступить в Петербурге, - рассказывает Эйфман. - Временной разрыв между двумя премьерами не смущает. Важнее, что у нас есть все условия для проведения показов "Родена" в Петербурге и Москве на действительно мировом уровне.

Борис Эйфман о Родене:

- Далеко не всегда можно понять, чего в судьбе того или иного гениального художника было больше - светлого или черного, потому что внешняя биографическая канва почти никогда не говорит о его духовной жизни. О том, что мучило или вдохновляло гения. И трагичный, на первый взгляд, жизненный путь может сочетаться с ощущением полной внутренней гармонии, которая возможна лишь тогда, когда посланный небесами дар получает исчерпывающую реализацию.

Одно можно сказать наверняка: гениальность - это крест, ноша, которая никогда не бывает легкой.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Авг 21, 2016 10:47 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11801

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 11, 2011 11:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111101
Тема| Балет, Персоналии, Д. Вишнева
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Диалоги на пуантах
Диана Вишнева становится приглашенной солисткой Большого театра
Где опубликовано| Российская газета
Дата публикации| 20111111
Ссылка| http://www.rg.ru/2011/11/11/vishneva.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Диана Вишнева выступит в Москве в новой сольной программе. Фото: Васенин Виктор
Несколько лет назад программа "Диана Вишнева. Красота в движении" обозначила уникальное положение петербургской звезды в мировом балете: безупречной петербургской академистке оказались к лицу самые радикальные хореографические эксперименты. Теперь Вишнева приезжает в Москву со своей новой программой "Диалоги", премьера которой состоялась месяц назад на сцене Мариинского театра.
Ее составляют три одноактных спектакля: легендарный "Лабиринт" - и это первая постановка в России великой модернистки Марты Грэм; "Объект перемен" Пола Лайтфута и Соль Леон, входящих в число ярчайших современных хореографов, которых отечественной публике тоже открывает Вишнева; мировая премьера "Диалога", созданного Джоном Ноймайером специально для этой программы.

В преддверии московской премьеры, которая пройдет на фестивале Dance Inversion, Диана Вишнева рассказала о недавнем прошлом и ближайшем будущем.

РГ: Спектакли Грэм, Ноймайера и дуэта Лайтфута-Леон представляют три автономные системы танца. Наверное, соединить их в одной программе пытка для балерины?

Диана Вишнева: Когда в начале своей карьеры я готовила "Спящую красавицу" и "Ромео и Джульетту", это тоже не было легко. Процесс овладения чем-то новым всегда труден, другое дело, что классическая основа тебе знакома и понятна с детства. Но развитие в том, чтобы делать новое, и я думаю, что, привозя в Россию совершенно незнакомую здесь хореографию и хореографов, я обогащаю не только свой мир в профессии - вместе со мной растет и развивается наш зритель. На творческом пути невозможно останавливаться на достигнутом, нужно расширять репертуар новыми работами, интересными идеями, встречами с абсолютно незнакомыми тебе стилями. Но ни десять, ни пять лет назад для меня это не было возможно: к этому нужно прийти. Поэтому я создала свой фонд, само название которого несет созидательный и просветительский характер: Фонд содействия развитию балетного искусства. И "Диалоги" стали первым большим шагом этого молодого фонда. Труппа Марты Грэм никогда не была в России, для меня это стало откровением. Пол Лайтфут и Соль Леон впервые работают с русской балериной и показывают в России полноценный спектакль.

РГ: Насколько легко удается добиться согласия на совместную работу от хореографа, работающего не в балете, а в современном танце?
Для тела травмоопасно сразу после Марты Грэм, где я танцую босиком, подниматься на пальцы. А после снова, снимая пуанты, погружаться в глубокие "плие"

Вишнева: Это сейчас они сразу откликаются на мои предложения. Хотя для них это такая же необычная история, как и для меня: когда недавно я приехала в NDT (Netherlands Dans Theatre), чтобы репетировать с Полом Лайтфутом и Соль Леон, все вокруг поражались: "Неужели настоящая балерина приехала!" Так же была шокирована Пина Бауш, когда я подошла к ней на одном спектакле: "Я никогда не работала с классической балериной. Ты хочешь попробовать? Ну, хорошо..." Я благодарна судьбе, что успела, станцевала хоть небольшой отрывок из балета Бауш, хотя планировала это развить и сделать с ней спектакль, даже знала какой - "Ифигения". Кто же думал, что через несколько месяцев ее не станет...

РГ: Как вы чисто технически готовитесь к "Диалогам"? Ведь это технологически абсолютно разная хореография, и от такого смешения направлений в одном вечере можно получить травму.

Вишнева: Да, для тела травмоопасно и очень непросто сразу после Марты Грэм, где я танцую босиком и движения в корне противоположны классике, потом подниматься на пальцы, где центр тела и нагрузка меняются. После этого я снова, снимая пуанты, погружаюсь в глубокие "плие", делая необычные движения хореографии Пола Лайтфута. Я психологически настраивалась и пыталась понять, как подвести себя к этому, потому что тут справиться можно только самой - никто не поможет. Для этого и нужен опыт. Теперь я вижу, что рассчитала все правильно: готовила не все три балета одновременно, а начала работу с Марты Грэм, потом съездила к Полу Лайтфуту, осмотрелась, почувствовала его, сделала перерыв, потом вернулась к нему вновь. И только после этого поехала к Ноймайеру, который работает просто как часы. Он был очень воодушевлен, и постановка была сделана настолько быстро, что я даже очень удивилась: он очень скрупулезен и тщателен, а тут его фантазия прямо лилась. Хотя, конечно, было трудно, мы репетировали по многу часов в день. Все это время идет какой-то внутренний процесс, что-то внутри работает, и когда через время возвращаешься к тому, что уже сделано, становится легче, отдача идет другая, тело откликается легче.

РГ: В сентябре вы танцевали в Москве в "Звездах XXI века", но вас сейчас очень редко можно увидеть среди участников гала-концертов, хотя они как никогда популярны в России.

Вишнева: В гала-концертах я участвую в редких случаях. Предпочитаю полноценные спектакли, где танцуешь не отрывок, а ведешь роль от начала до конца, и в этом я вижу профессиональный рост и развитие личности. Я не против гала-концертов, если это привлекает внимание к балету и находит отклик или если это какое-то событие. Тогда в этом есть смысл. И также для молодых, наверное, приятно танцевать вместе со звездами, оценить свои силы, пробовать станцевать что-то для себя новое.

РГ: Что вам в жизни доставляет наибольшую радость?

Вишнева: Мне доставляет удовлетворение, удовольствие то, во что я окунаюсь. Особенно если я этого долго хочу, долго жду: того или иного спектакля, того или иного хореографа. Раньше я очень много времени посвящала драматическим спектаклям, ходила на спектакли Додина и БДТ. Сейчас время все сжимается, его практически нет, ритм жизни становится быстротечней. Так получается, что теперь в театры я хожу больше в Нью-Йорке или в Европе.

РГ: Недавно было объявлено, что вы будете приглашенной солисткой Большого театра.

Вишнева: Это действительно так. Сережа Филин приглашал меня, еще когда был художественным руководителем балета Театра Станиславского, но мы согласовали планы, только когда он стал худруком в Большом. Пока мы договорились, что в этом сезоне я подготовлю "Утраченные иллюзии" и, если смогу вырваться, "Драгоценности".

РГ: Почему ваше внимание привлекли "Утраченные иллюзии", вы ведь много танцевали балеты Ратманского?

Вишнева: Это, в первую очередь, связано со временем, с нашими расписаниями. Как вы понимаете, мне интересны новые спектакли в моем репертуаре. Когда Леонид Десятников писал музыку для балета "Утраченные иллюзии", он говорил мне, что хотел бы увидеть меня в этом спектакле. А когда Алексей Ратманский узнал о нашем разговоре с Сергеем Филиным, он обрадовался, сказав, что эта роль мне очень подойдет. Я люблю работы Алексея, я нахожу для себя много интересного в его постановках.
Хотелось бы еще станцевать "Дочь фараона", но Сергей так внезапно все предложил, когда у меня график на год уже был составлен. Может быть, потом...

РГ: А "Эсмеральда", которая идет в Большом, вас не привлекает?

Вишнева: Мне надо было бы станцевать Эсмеральду, но ни в Мариинском, ни в других театрах, где я работала, не было этого спектакля. Всему свое время, сейчас, когда я имею такой большой выбор, я хочу потратить время на балеты, которые близки мне на сегодняшний день.

РГ: Зато в этом году должна исполниться ваша многолетняя мечта - в Американском балетном театре вам предстоит дебют в "Онегине" Кранко.

Вишнева: На Западе этот спектакль - как у нас "Лебединое озеро" или "Жизель": об этом балете мечтают и компании, и танцовщики. И я также ждала этого спектакля, надеясь, что он вернется в репертуар Американского балетного театра, где я прима-балерина уже 8 лет. Хотя сейчас, после того как станцевала балет Джона Ноймайера "Дама с камелиями" на сцене театра "Метрополитен" в Нью-Йорке, меня бы не так огорчило, если бы это вдруг не случилось.

РГ: Как вы относитесь к тому, что некоторые упрекают вас в том, что в русскую классику вы вносите западные традиции?

Вишнева: В западных редакциях и школах так же, как и в наших, есть много хорошего, сильного, и не использовать это было бы для меня неразумно. Я убеждена в том, что спектакли должны быть живыми и постоянно развиваться. Это также относится к классическому репертуару. Став лучшей ученицей Вагановской школы, освоив весь классический репертуар Мариинского театра и дисциплинируя себя каждодневной работой над этими спектаклями, я никогда не отходила от традиций русской балетной школы, и это считаю своей самой сильной стороной. В Мариинском театре я работала с Ольгой Ченчиковой, сейчас работаю со своим педагогом профессором Людмилой Ковалевой, с которой мы неразделимы со времен моего поступления в Вагановскую школу. На Западе я работаю над классическим репертуаром с Ириной Колпаковой и Натальей Макаровой, в уровне и вкусе этих легендарных балерин и мастеров невозможно сомневаться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11801

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 11, 2011 12:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111102
Тема| Балет, "Диалоги", БТ, Персоналии, Д. Вишнева
Авторы| Ольга Федорченко
Заголовок| Индивидуальная антология балета
Ольга Федорченко о «Диалогах» Дианы Вишневой на DanceInversion
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20111111
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc/1809906
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Новая сольная программа Дианы Вишневой, премьера которой недавно состоялась в Петербурге, будет показана и в рамках фестиваля DanceInversion. Сергей Данилян, продюсер удачной "Красоты в движении", собравшей три "Золотых маски", не изменяет главному художественному принципу: в центре танцевального проекта находится госпожа Вишнева, и только она. Творческие поиски 2011 года привели Диану в "Лабиринт", где она ведет довольно внятный "Диалог" на тему "Объекта перемен": из этих балетов Марты Грэм, Джона Ноймайера и Поля Лайтфута — Соль Леон состоит ее новая программа.
"Лабиринт" Марты Грэм, сочиненный в 1947 году на музыку Джан Карло Менотти, впервые был показан Вишневой прошлым летом на фестивале "Звезды белых ночей" и стал первым исполнением этого балета в России. Древнегреческий миф о героическом Тесее и нити Ариадны сужен до эмоций Ариадны, оказавшейся в замкнутом пространстве лабиринта. Дивная античная красота госпожи Вишневой в этом спектакле контрастирует с пластической корявостью Минотавра. На исполнителе нет никакой головы быка: лишь полумесяц рога, воткнутый в лоб, и мощные руки, распятые на палке, но страшно все равно. Лаконичность и намеренная аскетичность хореографии восполняются обилием эмоций. Минимум действия заполняется материализацией чувственных переживаний. Балерина танцует физически осязаемый страх перед черной дырой неизведанного. Черно-белый "Лабиринт" (спектакль идет в темноте, костюмы на исполнителях выполнены в черно-белой гамме), хроникальный репортаж из загробного мира — истинная жемчужина танцевального интуитивизма госпожи Вишневой.
Признанный интеллектуал современного балета Джон Ноймайер специально для этого проекта Дианы Вишневой сочинил "Диалог" на музыку Фредерика Момпу. Маленький балет или большое pas de deux с участием стульев — так можно определить это сочинение. Спектакль кажется некоей импровизацией: хореограф, что вполне в его стиле и методе работы, предложил исполнителям сочинять балет вместе, взяв в качестве основ сюжета... самих себя. Самораскрытию эмоций и чувств способствует третий равноправный участник дуэта — пианист Алексей Гориболь.
Третий балет — "Объект перемен" — принадлежит творческому дуэту из Нидерландского театра танца (NDT) Полю Лайтфуту и Соль Леон. Он — педантичный и точный англичанин, воспитанник Королевской балетной школы в Лондоне (ныне — артистический директор NDT), она — эмоциональная испанка со взрывным темпераментом, учившаяся в Мадриде. Жизнерадостная пара (по крайней мере, именно такими они показались на пресс-конференции) предложила Диане Вишневой балет восьмилетней давности "Объект перемен", создание которого было отягощено обстоятельствами трагическими: смертельной болезнью подруги хореографов (и бебиситтера по совместительству). Печальный сюжет решен, впрочем, вполне оптимистично: госпожа Вишнева предстает забавной клоунессой, чье жизненное пространство с каждым мгновением сжимается, словно шагреневая кожа. Равноправный участник действия — огромный красный ковер, который, словно ковер-самолет, способен унести свою героиню в туман сладких грез.
"Диана Вишнева: Диалоги". Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. 16, 17, 18 ноября, 19.00
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11801

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 11, 2011 12:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111103
Тема| Балет, "Диалоги", БТ, Персоналии, Д. Вишнева
Авторы| Камила Мамадназарбекова
Заголовок| Диалоги» Дианы Вишневой.
Рекомендует Камила Мамадназарбекова
Где опубликовано| Ведомости. Пятница.
Дата публикации| 20111111
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/1418106/v_kakih_amplua_vystupit_prima_diana_vishneva
Аннотация| ПРЕМЬЕРА В Москве пройдет вечер примы Мариин¬ского театра

Новую программу Вишневой и продюсера Сергея Даниляна, премьера которой состоялась в прошлом месяце в Петербурге, язык не повернется назвать нафталиновым словом «бенефис». Это кураторски продуманный проект, триптих, подтверждающий интерес танцовщицы к со¬временному искусству. Недавняя виртуозная работа Вишневой в балете Эдуарда Лока в рамках гала «Звезды балета XXI века» показала, что ей даются даже самые сложные его формы. Входящие в состав «Диалогов» три камерных одноактных балета легко рифмуются между собой — девушка и смерть, девушка и страсть, девушка и страх, но главное тут не сюжет, а язык. В первом отделении прима представит американский modern dance, толком не известный отечественному зрителю, во втором — мировую премьеру лирической миниатюры Джона Ноймайера, в третьем — новое для нас имя, которое давно интригует российских любителей современного танца. Три направления, стиля и даже эпохи окажутся лицом к лицу. Диалогическое начало поддержит и видео, в котором хореографы говорят о своей работе.

Музейная редкость — экспрессионистский опус Марты Грэм «Лабиринт» (1947) на музыку Джанкарло Менотти. Работы создательницы американского танца модерн, чье влияние на современную хореографию сравнивают с влиянием Пикассо на живопись, никогда не исполнялись в России. Миф о Минотавре интерпретирован в ее балете в психоаналитическом ключе: главной героиней становится Ариадна, ее нить и ее страхи. Угрожающая двурогая скульптура — доминирующий объект сценографии — придумана американским авангардным дизайнером Исаму Ногучи. В образе поедающего девственниц полубыка появляется танцовщик Труппы Марты Грэм Бен Шульц. Темперамента и экспрессии Вишневой хватит не только на путешествие в лабиринт Грэм, но и на собственную интерпретацию, ей очень к лицу все эти резкие взмахи головой, ломаные линии рук и ног и перечеркнутое черными узорами белое платье.

Следующее поколение хореографов представляет еще один классик, но живой — Джон Ноймайер. Миниатюра, которую он создал специально для Вишневой, называется «Диалог» (2011) и представляет собой мелодраматическую зарисовку с объятиями, слезами, страстными встречами и расставаниями под звуки «Вариаций на тему Шопена» испанского композитора Федерико Момпоу. Изящный балет-пантомима между женщиной в вишневом и мужчиной в черном (солист Гамбургского балета Тьяго Бордин) разворачивается на почти пустой сцене, из предметного мира здесь только два стула и рояль. За ним — прекрасный пианист Алексей Гориболь.

Ну и, наконец, супруги Пол Лайтфут и Соль Леон. Они принадлежат к тому блистательному поколению Нидерландского театра танца, которое сформировалось под влиянием хореографии Иржи Килиана и сегодня гремит по всему миру (Начо Дуато, Йорма Эло, Йохан Ингер и другие). Их «Объект перемен» (2003) — торжественное и печальное сочинение, написанное под впечатлением от неизлечимой болезни подруги. В основе его вторая часть квартета Шуберта «Смерть и девушка», которую Малер переложил для струнных. Хрупкое существо отчаянно борется за жизнь, пытаясь не сойти в стремительном танце с квадратного алого ковра, который четверо в черном раскатывают, кружат, ставят стеной или неумолимо сворачивают. В одной из сцен эти силы судьбы тащат ковер вместе с балериной в темноту, а в другой — разрывают мелодию сдавленными криками.

«Лабиринт» интересен как экспонат, часть упущенной традиции, «Диалог» — как личное отношение Ноймайера к своеобразию и таланту Вишневой. «Объект перемен» — еще и свидетельство разнонаправленности ее творческого поиска, для современной балерины международного уровня качества едва ли не обязательного.

16-18 ноября, на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, ул. Б.Дмитровка, 17, тел. 629 28 35
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11801

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 11, 2011 12:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011111104
Тема| Современный танец, Bill T. Jones/Arnie Zane Dance Company, «Американские сезоны в России»
Авторы| Антонина КОВАЛЕВА
Заголовок| Давайте поговорим без слов
Впервые в Россию приезжает именитая труппа современного танца Bill T. Jones/Arnie Zane Dance Company
Где опубликовано| Новая газета
Дата публикации| 20111111
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/arts/49414.html
Аннотация|



Одна из самых влиятельных и оригинальных команд в мире современного танца представит «Classical Music Program» в Москве и Волгограде. Гастроли проходят в рамках «Американских сезонов в России».
В свой 30-й, юбилейный сезон труппа покажет три постановки: «Spent days out yonder», «Continuous replay» и «D-Man in the waters». Спектакли пройдут с живой музыкой, для чего были приглашены российские музыканты — «Романтик-октет». И еще один россиянин примет участие в гастролях — Денис Бородицкий. Танцовщик и хореограф, номинант «Золотой маски», в начале 2000-х он работал в этой труппе. В московских спектаклях Денис появится в балете «Continuous replay».
Труппа Билла Ти Джонса существует уже почти 30 лет. Основанная им в 1982 году в сотрудничестве с Арни Зейном, она покорила балетный мир, создав и исполнив более 140 балетов. Кроме того, Билл Ти Джонс ставил спектакли и для Alvin Ailey American Dance Theater, Бостонского балета, Балета Лионской оперы и Балета Берлинской оперы.
Коллектив Джонса завоевал множество премий в области танца и исполнительского искусства (например, «Bessie»). В 1999 году труппа была номинирована на премию Лоуренса Оливье в категории «Выдающееся достижение в области танца и лучшая новая танцевальная постановка» за балет «We Set Out Early… Visibility was Poor». Сам Билл Ти Джонс дважды награжден премией «Tony» (2007 и 2009) и причислен к членам Зала славы Национального музея танца.
Труппа состоит из танцоров разных рас: одной из главных тем балетов всегда были секс и расовая принадлежность. Смелые постановки, откровенные темы и безграничная фантазия коллектива обеспечили ему статус одной из самых новаторских и влиятельных в мире современного танца. Эмоциональные, яркие и даже скандальные постановки раскрывают философские и насущные, социальные и личностные проблемы человека. Например, в балете «D-Man in the Waters» рассказывается о людях, которые борются с водной стихией, помогают друг другу и в итоге освобождаются. Таким образом, они доказывают, что Смерть никогда не сможет остановить Танец и победить Жизнь.
Билл Ти Джонс — легендарная личность: хореограф, режиссер, философ, неудержимый экспериментатор. «Guardian» писал о нем: «Билл Ти Джонс всегда любил разговаривать с публикой… И даже когда он не раскрывает рта, его спектакли громко говорят о политике и страстном отношении к поднимаемым в них вопросам, будь то секс, раса, искусство или смерть».

Выступления Bill T. Jones/Arnie Zane Dance Company пройдут 15 и 16 ноября в Российском академическом молодежном театре в Москве и 20 ноября на сцене «Царицынской оперы» в Волгограде.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 14, 15, 16  След.
Страница 3 из 16

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика