Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 30, 2011 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083001
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| Старикова Лидия Владимировна
Заголовок| Спасенная Эсмеральда //
Известный балетмейстер Юрий Бурлака в Челябинске

Где опубликовано| «Южноуральская панорама»
Дата публикации| 20110830
Ссылка| http://up74.ru/rubricks/kultura/2011/avgust-11/spasennaja-ehsmeralda/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Юрий Бурлака вновь приглашен в Челябинский оперный для постановки балета «Эсмеральда» в хореографии Мариуса Петипа. Впервые этот спектакль был поставлен Бурлакой в соавторстве с балетмейстером Василием Медведевым в Большом театре, затем в Берлине.

История любви языком танца

— Юрий Петрович, чем обусловлен ваш выбор «Эсмеральды», в постановке Мариуса Петипа?


— Петипа сделал этот спектакль в конце ХIХ века. Это было время золотого сечения, когда выдающийся хореограф был на пике своего творчества. Именно тогда с высоты накопленного опыта он создал свои самые зрелые, масштабные спектакли, красота и гармония которых прошли проверку временем, оставшись навечно в истории российского и мирового балета. Как и сто с лишним лет назад, в спектакле прозвучит музыка Пуни и Дриго.

— Вы уже ставили такую «Эсмеральду» в Большом и в Берлине…

— Да, я делал спектакль для Большого театра, где труппа состоит из 220 человек. Грандиозная редакция 1899 года Петипа была сделана для Мариинского театра, где тоже было достаточно много артистов. И все же и в России, и Германии все по-разному. В Берлине спектакль был уже более компактным: это другая страна, другой численный состав, другая ментальность. В Челябинске будет отличная от этих — третья редакция. Но суть, главный облик, структура старого спектакля, постановочный хореографический принцип, аромат эпохи прошлого, — сохранятся. Хотя в Челябинске некоторые номера из-за численного состава придется поменять.

— В нашем театре на рубеже шестидесятых годов «Эсмеральда» тоже шла. Старшее поколение зрителей помнит блистательную Галину Борейко в заглавной партии, Светлану Адырхаеву, уехавшую затем в Большой театр, других исполнителей. Чем же будет отличаться ваша «Эсмеральда»?

— Либретто для оригинального балета написал сам Виктор Гюго, автор «Собора Парижской богоматери». И знаете, что любопытно? Он понимал, что балетный спектакль и роман — абсолютно разные жанры. Поэтому в конце балетной «Эсмеральды» он «спасает» главную героиню. И наш спектакль тоже будет позитивный, со счастливым концом. В нем целых пять картин, он очень интересен и артистам, которые смогут показать себя, и зрителям — ведь рассказанная танцевальным языком история любви волнует человечество и по сей день.

Массовка важна не меньше солистов

— Наша труппа готова к такой работе?


— Я достаточно высоко оцениваю состояние челябинской труппы. В этот приезд я вновь посмотрел свой «Золотой век» отстраненно, как бы со стороны. И хотя общий уровень все же чуть понизился, некоторые исполнители меня порадовали. Я не говорю о Татьяне Предеиной, Юлии Шамаровой и других ведущих балеринах, но как выросли девочки, с которыми я начинал работать: Дарья Демченко, Катя Тихонова! Других я пока не видел близко, но для таких, как Даша и Катя, «Золотой век» стал стимулом роста.

К сожалению, у челябинцев нет своего училища и молодые артисты приходят сюда с разными школами. У вас великолепные педагоги-репетиторы, такие, как Галина Борейко, Ирина Сараметова и другие. Но, честно говоря, я им не завидую. Работать с такими разными артистами очень сложно: надо выравнять ошибки разных школ, создать единый кордебалет.

И все же очень важно сохранить всех исполнителей. Сейчас осень и момент, когда в училищах прошли выпуски и можно было пополнить труппу, упущен. А без хорошего кордебалета очень трудно выстроить спектакль, поскольку массовые сцены не менее важны, чем работа ведущих солистов. Из-за малочисленности труппы некоторые спектакли в театре стали «одноразовыми», выпали из репертуара. Потому что, если из пятидесяти человек кто-то элементарно заболевает, заменить его некем. И показать сложный спектакль даже из репертуара, который есть, уже невозможно. «Слугу двух господ», к счастью, решено возродить.


Это эксклюзивный спектакль, зрелищный, — он не идет ни в одном театре страны, к тому же, там хорошие костюмы, декорации, что немаловажно. Работа предстоит огромная и сложная

— А по чьей инициативе возникла идея «Эсмеральды»?

— Вашего великолепного главного дирижера Антона Гришанина, который работал со мной в Германии, дирижировал премьерные спектакли. Он и предложил поставить этот балет в Челябинске.

— Вы создавали «Эсмеральду» с балетмейстером Василием Медведевым. Он тоже сюда приедет?

— Нет, он сейчас занят. Моим соавтором станет ваш новый балетмейстер Юрий Клевцов. Мы с ним вместе учились, давно знаем друг друга, совпадаем во взглядах. В свое время он танцевал в моей постановке «Корсара» в Большом театре. Я знаю его с самой лучшей стороны.

— Вы уже определились с составом?

— Да, примерные составы я уже вижу. В спектакле будет задействована вся труппа, кордебалет плюс миманс. Я уже знаю, кто будет танцевать главные партии. Работа предстоит огромная и сложная. Думаю, сил у труппы хватит. Хотя очень многое зависит от самих артистов, степени их трудолюбия, самоотдачи, желания вырасти профессионально.

— Юрий Петрович, не могу не задать и такой вопрос: почему вас тянет к старине? Почему именно потерявшиеся во времени первоисточники, ведь на поиски оригинальной хореографии приходится терять уйму времени? В России и мире этим занимаются единицы…

В старинных спектаклях — дух эпох

— «Просто балетмейстеров» у нас немало, хотя и не так уж много. Балетмейстеров, которые занимаются старинными балетами, их популяризацией, заполнением лакун прошлого, возращением бесценного хореографического наследия — единицы. Я заинтересовался этим еще во времена студенчества, благодаря своему учителю Герману Николаевичу Прибылову. Среди моего поколения есть еще Сергей Вихарев, — и это все. Мне это интересно, хотя, чтобы найти материалы для той же «Эсмеральды» мне понадобился целый год. Но старинные спектакли восхищают, они гармоничны, красивы, в них дух ушедших эпох.

— Но согласитесь, каждая эпоха вносит свои коррективы, сегодняшнее поколение смотрит другие спектакли, читает другую литературу, поет другие песни. Жизнь движется…

— Да, но вот что поразительно. Общество сохраняет старинные памятники искусства. Художники — полотна старых мастеров, музыканты — классическую музыку, вокалисты — аутентичное пение, в Европе очень бережное отношение к барочной музыке. Не возникает вопроса о литературном и поэтическом наследии. Но из этого ряда почему-то выпала старинная хореография, а это огромный культурный пласт. Без прошлого, как известно, нет будущего.

— Кстати, Юрий Петрович, сумела ли Россия сохранить архивы выдающихся хореографов прошлого? Вряд ли революционное правительство поощряло «буржуазное» искусство балета. В лихие революционные годы вопрос о классическом наследии ставился просто: «А новой стране, это надо?»

— К счастью и тогда нашлись умные понимающие люди, которые сумели сохранить, например, бесценный архив Мариуса Петипа, создателя множества лучших классических балетов. Именно с ним я работаю больше и чаще всего, благо, находится он в Москве: в 50-е годы внучка Петипа передала на хранение в Бахрушинский музей бумаги своего легендарного дедушки.

— Этого достаточно, чтобы восстановить весь спектакль?

— Нет, архив Петипа — это лишь часть, хотя и очень весомая, звено совокупной информации, необходимой для постановки. Это достаточно долгий, кропотливый процесс.
В каждом времени — свой «Корсар»

— Юрий Петрович, однако практически весь русский балетный репертуар — это, в основном, классика ХIХ века. Выходит, многое сохранилось?

— Сохранилось. Сценическая жизнь многих балетов достаточно длинная, однако претерпевшая множество трансформаций. Сейчас время, позволяющее взглянуть на все с другой стороны, оглянуться назад. В каждом времени был свой «Корсар», своя «Эсмеральда», свое «Лебединое озеро». Это нормально. И пусть в театрах идут версии и редакции разных лет: это все достаточно интересно. Но меня лично привлекают первоисточники, замысел создателей: либретиста, композитора, хореографа, художника-декоратора. На мой взгляд, такие спектакли интересны и для зрителей. Согласитесь, что и старое может быть привлекающим, новым.

Маленький мазок в общем полотне

— Для вас имеет значение, где вы ставите спектакль: в Москве, Берлине или Челябинске?

— Нет. Я работаю везде одинаково. Одинаково волнуюсь, нервничаю, если что-то не получается у артистов. Я всегда и везде добиваюсь того, чего хочу, не успокаиваюсь, пока не сделаю спектакль, каким его задумал. При этом все равно, и будучи артистом, и став балетмейстером, перед спектаклем страшно волнуюсь. Творческие сомнения всегда при мне.

— Сейчас вы уезжаете в Москву, когда вернетесь, чтобы начать репетиции?

— В декабре. Хочу еще заметить, что мне нравится Челябинск и работа в театре. По крайней мере, очевидно полное взаимопонимание с артистами, руководством театра, людьми, с которыми я сталкиваюсь.
Премьера «Эсмеральды предполагается в феврале-марте нового сезона.

— И последний вопрос: в свое время Эсмеральду танцевали такие звезды, как Кшесинская, Спесивцева, Гельцер, Уланова. И в первой редакции на сцене с Кшесинской появлялся необычный «персонаж» — настоящая козочка, которая даже жила у балерины, чтобы привыкнуть к ней. Какие у вас мысли на этот счет?

— Конечно, мне хочется, чтобы козочка была. Я уже поговорил на эту тему с Владимиром Досаевым, и он не возражает. Это не так просто, но я, по крайней мере, сделаю все возможное, чтобы рогатая артистка обязательно вышла на сцену вместе с главной героиней. Это маленький мазок в общем полотне спектакля, но все же достаточно яркий. Зачем им пренебрегать?

фото Ярослав Наумкова
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 30, 2011 11:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083002
Тема| Современный танец, фестиваль Tanz im AugustПерсоналии,
Авторы| Ольга Гердт
Заголовок| Бесчеловечные //
Гипноз и провокация на фестивале Tanz im August

Где опубликовано| газета «Московские новости» № 106
Дата публикации| 20110829
Ссылка| http://mn.ru/newspaper_culture/20110829/304450406.html
Аннотация| ФЕСТИВАЛЬ


Icosahedron Тани Карвало — гротесковый привет экспрессионистам и кубистам// © margarida dias

Берлинский Tanz im August не витрина достижений, а фестиваль тенденций современного танца. Поэтому иногда бывает невесело. В этом году, например, от обилия хореографических абстракций. Это когда одни — вроде Тани Карвало —два часа складывают из 20 танцовщиков двадцатигранник икосаэдр, теряя при этом человек двадцать в зрительном зале: кто сбежал, а кого пушкой не разбудишь. Другие, отрабатывая заложенную минималистами еще в 60-е программу, пятнадцать минут сосредоточенно ходят по кругу («Диалоги с Люсиндой» голландки Николь Бойтлер). Но все муки топтаний на месте забываются, когда количество бессмысленных движений вдруг переходит в потрясающее и, главное, новое качество танца. Как в случае с «Косым дождем» хореографа Гильерме Ботело.

Обитающему в Швейцарии бразильцу удалось сочинить один из самых красивых и завораживающих минималистских балетов, не изменяя при этом суровой эстетике contemporary dance. В театре Schaubuene 60 минут 16 танцовщиков самого разного вида — худые, плотные, длинные и коротышки — перемещались из левой кулисы в правую всеми возможными способами. На четырех конечностях, как неуклюжие доисторические животные. На руках, подтягивая тело, как выпавшие из колясок инвалиды с парализованными ногами. Кувыркаясь, стремительно кружась, плавно скользя, ползком, бегом, шагом танцовщики двигались по параллельным дорожкам почти всегда синхронно, на одной скорости, но на разном расстоянии. Монотонный электронный звук (музыка Фернандо Корона) не оставлял надежды на перемены. Когда кто-то из марафонцев вдруг останавливался, пытаясь вступить в контакт с соседом по движению, очередное пролетающее или проползающее мимо тело сбивало оппортуниста с ног, включало в общий поток, рисунок и ритм которого быстро восстанавливались, словно никто и не выпадал из обоймы.

Скучно не было ни секунды. Напротив. Наблюдательность хореографа, с дотошностью натуралиста описывающего движущийся мир во всем его многообразии, вызывала уважение. Воображение, позволяющее извлекать из банальной физики столько поэтической пользы, — восхищение. Тело, летящее мощно и целенаправленно, как камень, пущенный из пращи; утрированные движения, стирающие разницу между бегуном и страусом, — в уподоблениях Ботело человек, как выяснялось, никакой не венец творения. Так — один из объектов, который движется, чтобы процесс не кончался да жизнь продолжалась.

У хореографа из Лиссабона Тани Карвало еще более многолюдно — 20 танцовщиков тяжело и безостановочно работают в проекте Icosahedron. И еще более бесчеловечно. В том смысле, что из фигур в костюмах телесного цвета (или, точнее, из того, что от фигур осталось — у кого талия, у кого плечо, у кого нога или рука, окрашенныe в черный цвет, выглядят купированными) она складывает абстрактные ландшафты. Подчас куртуазные в духе оживающих скульптур Кокто. Иногда довольно противные — когда обрубки шлепаются на пол и начинают математически правильно по часовой или против часовой стрелки ползать, подтягиваясь на руках, чтобы через какое-то время столкнуться, слиться и образовать очередную художественную форму. Сопровождающий этот процесс звук — словно кто-то давит сапогом осколки — вызывает жутковатые ассоциации: так могла «звучать» погромная Хрустальная ночь. Сами игры с умирающей и оживающей материей напоминают эксперименты киноавангардистов 20-х с пленкой, пущенной вспять.

Почти два часа с антрактом Карвало собирает и разбирает многофигурные композиции, отсылающие то к кубистской «Гернике», то к первым киномонстрам — Голему и вампирам — режиссера Мурнау, то к монументальной ведьминской хореографии Вигман.

Скучно? Да. Тяжело? Невероятно. Копаться в культурных слоях интересно немногим, а вглядываться в темноту, в которой на пару минут обретающие форму обрубки снова тонут, больно для глаз. Один из зрителей, уходя, так демонстративно прошел через сцену и так громко хлопнул дверью, что оставшиеся проснулись и расхохотались. Но так и выглядит настоящая провокация: информации к размышлению в этом невыносимом спектакле оказалось куда больше, чем во всех, прилежно обслуживающих ожидания зрителей. Карвало, объединившая процессы в творчестве и реальной жизни понятием «эксперимент», напомнила о процессах отчуждения и «расчеловечивания» тела, которые в искусстве выглядели заманчиво, а в жизни — чудовищно. Ужасные видения первых экспрессионистов она трансформирует в полную печального гротеска финальную сцену, где многофигурный плач беззвучно разверзающей рты и беспомощно машущей руками телесной массы кажется бесконечным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 30, 2011 2:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083003
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Диана Вишнева, Джон Ноймайер
Авторы|
Заголовок| Джон Ноймайер и прима Мариинки Диана Вишнева вступили в "Диалог"
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 20110830
Ссылка| http://nw.ria.ru/culture/20110830/82043547.html
Аннотация|

Американский хореограф, руководитель Гамбургского балета Джон Ноймайер и прима Мариинского театра Диана Вишнева приступили к работе над постановкой "Диалог", премьера которого пройдет в октябре на сцене Мариинского театра.

Как рассказала РИА Новости Вишнева, для балета с ее участием Ноймайер выбрал "Вариации на тему Шопена" испанца Федерико Момпу.

"Хореография Джона всегда завязана на отношениях и чувствах, а музыка, несмотря на камерный характер, дает возможность показать всю гамму эмоций мужчины и женщины. Каждая вариация несет определенное настроение. Кроме того, стиль Ноймайера отличает подчеркнутая театральность, и это помогает создать яркие характеры. Как таковая история отношений героев рождается прямо сейчас", - поделилась впечатлениями после первой репетиции балерина.

В "Диалоге", в программе которого три одноактных балета, зрители увидят работы четырех хореографов, представляющих не только разные поколения, но и направления и стиль современного балетного искусства.

В первом отделении Диана Вишнева и солист труппы Марты Грэм Бенджамин Шульц исполнят балет "Лабиринт" (Errand into the Maze), созданный великой Грэм в 1947 году. Российские зрители могли видеть эту постановку на июньском бенефисе Дианы Вишневой в Мариинском театре, где балерина впервые показала на отечественной сцене хореографию Марты Грэм.

Во втором отделении будет представлен "Диалог", в котором партнером Вишневой станет солист Гамбургского балета Тьяго Бордин.

Заключением вечера станет созданный в 2003 году хореографами из Нидерландского театра танца, англичанином Полом Лайтфутом и испанкой Соль Леон балет "Возможны изменения" на музыку Франца Шуберта в обработке Густава Малера. Партнером Дианы Вишневой станет солист балета Большого театра Андрей Меркурьев (также в постановке примут участие артисты балета Мариинского театра).

Премьерные спектакли пройдут в Мариинском театре 22 и 23 октября и 13 ноября 2011 года, в Москве на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко 16, 17 и 18 ноября 2011 года.

"Диалоги" - совместный проект Мариинского театра и Фонда содействия развитию балетного искусства Дианы Вишневой (Фонд Дианы Вишневой) при участии американской компании "Ардани Артистс", в сотрудничестве с которой был создан предыдущий проект "Диана Вишнева: Красота в движении", получивший в 2009 году три российские национальные театральные премии "Золотая маска".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 31, 2011 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083101
Тема| Балет, "Kremlin Gala. Звезды XXI века", Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы|
Заголовок| Артисты Гамбургского балета Джона Ноймайера выступят в Москве
Где опубликовано| Lenta.ru
Дата публикации| 20110830
Ссылка| http://lenta.ru/news/2011/08/30/kremlin/
Аннотация|




Американский хореограф Джон Ноймайер, возглавляющий труппу Гамбургского балета, станет специальным гостем концертов "Kremlin Gala. Звезды XXI века", которые состоятся 17 и 18 сентября в Государственном Кремлевском дворце. Об этом сообщается в пресс-релизе, поступившем в "Ленту.ру".

В Кремлевском дворце выступят два ведущих солиста немецкой труппы - Элен Буше и Тьяго Бордин, которые исполнят два дуэта в хореографии Ноймайера: "Адажиетто" на музыку из Пятой симфонии австрийского композитора Густава Малера и па де де "Медитация" из балета "Иллюзии как Лебединое озеро".

Кроме того, в программу Kremlin Gala включен отрывок из балета Ноймайера "Дама с камелиями", который исполнят артисты Баварского государственного балета Люсия Лакарра и Марлон Дино.

В оба вечера на сцену Кремлевского дворца также выйдут артисты Большого театра, Мариинского театра, Штутгартского балета и Балета Бежара. 17 и 18 сентября состоится мировая премьера балета "Новая работа Эдуарда Лока" с участием примы Мариинки Дианы Вишневой.

Как сообщает РИА Новости, Джон Ноймайер приступил к работе над постановкой "Диалог", состоящую из трех одноактных балетов с участием Дианы Вишневой. Премьера "Диалога" состоится в октябре в Мариинском театре. В ноябре спектакль покажут в Москве на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Джон Ноймайер учился в Королевской балетной школе Лондона и Королевском датском балете в Копенгагене. В 1963 году его пригласили в качестве солиста в Штутгартский балет. В 1969-1973 годах он был главным балетмейстером балета во Франкфурте-на-Майне. Ноймайер возглавил Гамбургский балет в 1973 году.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 31, 2011 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083102
Тема| Балет, Большой театр Беларуси, Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Елена Бормотова
Заголовок| Белорусский балет продолжает покорять мировые вершины.
Где опубликовано| © Белтелерадиокомпания
Дата публикации| 20110830
Ссылка| http://www.tvr.by/rus/culture.asp?id=53700
Аннотация|

ВИДЕОСЮЖЕТ на сайте

На этот раз труппа замахнулась на гениальную постановку "Шахерезада" из знаменитых русских сезонов Дягилева. Классическую хореографию начала 20-го века на сцену нашего Большого переносит сам Андрис Лиепа. Балетмейстер, который спустя столетие возобновляет дело Дягилева.

Елена Бормотова наблюдала за творческим процессом.
Академическая хореография Фокина на сцене Большого театра Беларуси. Постановкой знаменитой "Шахерезады" из Дягилевских русских сезонов на нашей сцене занимается Андрис Лиепа.
Всего за неделю солисты разучили "Шахерезаду". Ради этого они раньше вышли из отпуска. Пять балетных пар работают над постановкой. Лиепа не только сам руководит процессом, но и снимает его. То, что не увидит глаз танцовщика и постановщика, - запишет камера.
(Андрис Лиепа, балетмейстер-постановщик спектакля "Шахерезада", народный артист России)
Договоренность о том, что Лиепа будет ставить на нашей сцене, была достигнута еще в прошлом году, когда танцовщик привозил в Беларусь спектакли из восстановленных Русских сезонов. Выбор пал на "Шахерезаду" - ее в нашем репертуаре не было. И спектакль "Тамар", который в свое время ставили для великой Тамары Карсавиной.
(Ольга Гайко, солистка Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь, заслуженная артистка Республики Беларусь)
(Денис Климук, солист Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь)
"Шахерезада" на белорусской сцене - точное воссоздание хореографии Фокина. В начале 20-го века танцевали Вацлав Нежинский и Ида Рубенштейн. Это один из шедевров из короны Русских сезонов начала 20-го века с ошеломляющими декорациями Бакста. Мастера, который родился в Гродно и стал величайшим театральным художником мира.
(Андрис Лиепа, балетмейстер-постановщик спектакля "Шахерезада", народный артист России)
Параллельно с "Шахерезадой" дали старт и работе над спектаклем "Тамар". Премьера обоих балетов произойдет в ноябре этого года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 31, 2011 4:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083103
Тема| Балет, Superior Management, Премьера, Персоналии, Мария Александрова, Геннадий Янин
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Балет с ушами
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 20110831
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/85576/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



На сцене Театра имени Станиславского Мария Александрова (которая сама-то из Большого) показывает премьеру балета «Винсент», где рядом с ней танцует уволенный со скандалом из Большого Геннадий Янин с завязанным ухом. Почему с ухом? Правильно. Потому что танцует Винсента Ван Гога, художника, не понятого современниками. После московской премьеры, которую покажут единственный раз 9 сентября, спектакль отправляется в Нидерланды, а оттуда — в трехлетнее турне.

Балерина Большого театра Мария Александрова — это Спящая красавица, которая пытается сама себя поцеловать — в надежде, что однажды вспорхнет от карьерного сна. У нее прочное высокое положение в труппе, да, но при этом Большой театр явно не знает, что с Александровой делать, и его можно понять. Девушка крупная, решительная и яркая, она явно не годится на роли нежных красавиц, способных умереть от любви и обмана, обожает балет, вообще склонный к романтическим преувеличениям. На роли героинь-цариц, несущих соблазн и смерть, она, впрочем, тоже мало подходит: внешность ее обманчива, и страстей в Александровой не так-то на самом деле много. Не Настасья, словом, Филипповна и не леди Макбет. Она умна. Предприимчива. Но в собственных проектах чаще всего притормаживает ровно в тот момент, когда надо смело наддать и перейти все грани­цы разумного. У нее, например, была отличная мысль станцевать мужскую роль Петрушки — главного трагического клоуна: критики сбежались смотреть, как Александрова бросает перчатку Нижинскому, Нурееву, Барышникову и всем великим балетным мужчинам. А потом разочарованно отползали, потому что Мария штаны-то надела, но сыграла какого-то Буратино и даже стеснялась дотронуться до партнерши-балерины. Это все к тому, что от ее нового проекта — балета про Ван Гога — тоже не очень понятно, чего ждать. На афише не указывают имя хореографа. Значит ли это, что Мария Александрова сама решила рискнуть? Или боится подставить проект ее партнер, скандально ушедший из Большого Геннадий Янин? Спонсирует все голландская продюсерская компания. А в бинтах на голове позирует все тот же Янин. Ясно только, что ждать от Марии Александровой авангардистской роли отрезанного уха точно не стоит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25079
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 04, 2011 10:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083201
Тема| Балет, Dance Inversion, Персоналии, Алвин Эйли
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| 50 лет откровениям
Где опубликовано| Музыкальная жизнь № », № 7/8 (1106), с. 17-18
Дата публикации| июль / август 2011,
Ссылка|
Аннотация|

Выступлением Американского театра танца Алвина Эйли звучно открылся на сцене Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко Международный фестиваль современного танца DanceInversion, возглавляемый креативным тандемом Владимир Урин – Ирина Черномурова.

Своё детище Алвин Эйли основал в 1958 году. После его смерти эстафету вдохновенно подхватила Джудит Джеймисон, которую сменил 1 июля 2011 года Роберт Баттл. Сией преемственной смене посвящен балет «Помазанник» (2010) Кристофера Хаггинса. Танцевальная субстанция Джудит Джеймисон с невозмутимым ликом сфинкса, воедино соединяет эпоху Эйли (солист в белом) и преемника Баттла (солист в красном), что символизирует вечное дыхание танца.

Впервые труппа посетила Москву в 1970 году с постановкой «Река», затем в 90-м, ныне – третьи гастроли. Со временем балеты Эйли не превратились в музейные реликты, они пульсируют жизнью. Труппа уникальна аутентичной фразеологией движения афро-американских танцовщиков, похожих на королей в танце. А высочайший профессионализм пластически одаренных солистов расширяет спектрально-танцтеатральные горизонты спектаклей. Труппа по своему художественному формату выходит далеко за рамки этнокомпании. Открытая любым экспериментам, она вбирает стилистический язык различных хореокультур – вплоть до «Жар-птицы» Мориса Бежара. Легендарная труппа на сей раз показала две программы: «шоу-презентабельную, бродвейскую» и «каноническую, серьёзную», раскрывшую глубинную суть жизни афро-американцев.

Джазовая феерия в голубых тонах Дюка Эллингтона-Алвина Эйли «Ночное существо» (1974) раскрывает звездный статус и яркие индивидуальности исполнителей. Тон тут задают Линда Селесте Симс, Сэмюэл Ли Робертс и Янник Лебрун. Оригинальные вкрапления классического танца привносят полифонический эффект многослойной слитности различных «тесситур» дансантности. В опусе «Охота» (2001) Роберта Баттла секстет полуобнаженных темнокожих красавцев в черных юбках с красной подбивкой препарирует с сакральной жесткостью пространство в мощном поиске новых ощущений. Непредсказуемые метаморфозы от языческих охотников-исполинов до галантно «вальсирующих» пар однодыханно приковывают взгляд публики. Монолог о боли «Крик» (1971) Эйли посвящен афро-американской женщине, мечтающей о счастье (точно исполнила Брайана Рид). А виртуозный и пронзительный монолог «Внутри» (2008) Баттла повествовал о внутренних мужских бурях. Венчал выступление труппы «энциклопедический» хит Эйли «Откровения» (премьера состоялась в 1960 году в Еврейском центре Нью-Йорка). Фактически этот балет – художественное рождение компании. Это пластически великолепные отражения спиричуэлс в танце. А синкопированный драйв хореографии, танцевальность и абсолютная фанатичная отдача артистов подняли весь зал.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25079
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 04, 2011 10:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083202
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Уэйн МакГрегор, Иржи Килиан, С.Лунькина, А.Окунева, В.Лопатин, Д.Савин, М.Суров
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Большой в контексте времени
Где опубликовано| Музыкальная жизнь № », № 7/8 (1106), с. 93
Дата публикации| июль / август 2011
Ссылка|
Аннотация|

На Новой сцене Большого театра России впервые показаны два одноактных балета: «Chroma» (музыка Джека Уайта аранжирована Джоби Тэлботом, хореография Уэйна Макгрегора) и «Симфония псалмов» (музыка Игоря Стравинского, хореография Йиржи Килиана).

Впервые в Большом представлен Килиан, впервые в России – Макгрегор. Для Большого театра - это креативный прорыв в современный контекст мировой хореографии. И никогда ещё артисты Большого не танцевали с таким пиететом к хореографическому тексту, так увлечённо и точно. Никогда ранее труппа не испытывала такого чувства ансамбля, такого сильного единения в танце. Просто не верилось в реальность происходящего. А завидные пластические возможности молодых артистов говорят о неисчерпаемом потенциале труппы.

Большой обзавёлся, пожалуй, самым стильным опусом «Chroma» из сферы современного танца, сочинённым Макгрегором пять лет назад для лондонского Королевского балета. Тонизирующий драйв музыкального перехлёста с широким использованием пентатоники мощной волной увлекает весь зал за собой. С белого «рабочего стола» инсталляционного «монитора», меняющего полихромные оттенки от малевичски чёрного до заморожено крембрюлейного, на сцену вышагивают десять «файлов»-танцовщиков в светлом нижнем белье нежных оттенков французского импрессионизма. Ртутная зыбь пластики и сверхфизиологические суставные «выверты» погружают в спектральную анатомию «отпрепарированных» движений. Жёсткий формат абстрактного холода мировосприятия Макгрегор предлагает заполнить личностным междустрочием движений. В удивительной мере это сполна удаётся лишь Светлане Лунькиной: безукоризненно растворившись в авторской стилистике, она необъяснимым образом расширяет границы видимых и невидимых диапазонов танца. Вячеслав Лопатин и Денис Савин – традиционно интереснейшие интерпретаторы современной хореографии. Завершённый лоск любых движенческих амплитуд Савина артикуляционно красноречив, а «по-негритянски» свободная пластическая юркость Лопатина восхищает. Форсайтовское открытие Анна Окунева и в «Chroma» ярко заявила о себе. Её чуткое тело реагирует на тончайшие блики танцевальных аббераций. Выступление Максима Сурова – первое звонкое антре молодого артиста в Большом.

«Симфония псалмов» спустя 33 года с момента создания смотрится ультрасовременно. В небо устремлена коллажная стена восточных ковров-«самолётов». В былые времена настенный ковёр был неотъемлемым атрибутом достатка и дизайна в каждом советском доме. Он тождественно замещал отсутствовавшие иконы, свитки Торы, суры Корана. Ковры задника сцены – орнаментально закодированные библейские псалмы – невероятный иконостас высших сфер декоративно-прикладного искусства, Любовь, созданная теплотой человеческих рук из шерсти агнцев. Гениальная музыка Стравинского (прекрасно вёл оркестр Игорь Дронов, а хор Большого театра выше всяческих похвал) вдохновенно покидает культовые рамки, уходя в космос. Опус Стравинского как одухотворённая поступь времени, и это Килиан лексически убедительно передал. Поступь танцовщиков, шеренгой рассекающих плоть сцены из кулисы в кулису, «хромает» нестройностью: кто-то выпадает из общей массы, кто-то ею поглощается. Ибо путь каждого индивидуально тернист и непредсказуем. Танцевали артисты чисто и точно воспроизводя килиановский текст, без малейшей «грязи». Однако молодые артисты труппы пока лишь формально подают «вышагивающие» па. Балет Килиана полифоничен и затрагивает различные сферы человеческого мироздания, он призывает к философской глубине постижения и духовному соучастию артиста. Музыка и хореография не терпят душевной фальши, властно требуют соборности, религиозного экстаза и исступления. Лишь к финалу спектакля артисты увлекаются стихией «Псалмов». А до блеска отшлифованные дуэты абсолютно вписываются в многоголосие балета. Церковная длинноюбочная строгость костюмов – стратегический конфликт с бунтующей свободой раскрепощённых тел танцовщиков. Симфонически полнозвучный оркестр килиановских тел – гимн языческой обрядности, закованной в жёсткие рамки христианских канонов. Путь от обуздания плоти и духа (от любых оков) к молитве блистательно подан в дуэтном слиянии танцевального и вокального хоров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25079
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Сен 04, 2011 10:22 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083203
Тема| Балет, бенефисы, Персоналии, Татьяна Чернобровкина, Диана Вишнева
Авторы| Александр Фирер
Заголовок| Soirée d'adieu Татьяны Чернобровкиной и Бенефис Дианы Вишнёвой
Где опубликовано| Музыкальная жизнь № », № 7/8 (1106), с. 110
Дата публикации| июль / август 2011
Ссылка|
Аннотация|

Soirée d'adieu (вечер, когда звезда прощается со сценой) проводят только в Парижской Опере своим балеринам-этуалям, но теперь он впервые был устроен в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко для своей прима-балерины Татьяны Чернобровкиной. С большим пиететом и любовью театр преподнёс яркий вечер балерине, которая стала эпохой. Был со вкусом организован интереснейший фотовернисаж «Чернобровкина на сцене и дома». Уже в юной ученице Саратовского хореографического училища внятно угадываются задатки индивидуальности примы: на пожелтевших черно-белых фото явственно виден эффект сценического присутствия (в повороте головы, в движении руки, во взгляде). Её приглашал Юрий Григорович в Большой, Олег Виноградов – в Мариинский, но она предпочла Музыкальный театр: её тут любят и ценят.

Лучшая московская парадная классическая балерина – воплощение самой красоты. В ней угадываются крови Марины Семёновой и Майи Плисецкой.

На прощальном вечере Чернобровкина с породистой осанкой примы, полная благородства и внутреннего достоинства демонстрировала абсолютную сценическую свободу и наполненность исполняемых ролей: Кармен (с Андреем Уваровым), Маргариты Готье (с Георги Смилевски). Её танец до краёв заполнял собою пространство сцены. В дивертисменте, где в её честь выступили артисты из разных театров, она впервые исполнила Шехерезаду (с Николаем Цискаридзе). В этом дуэте значима была она, партнёр был при ней.

На вечере присутствовала Майя Плисецкая, которая когда-то взяла с собой начинающую Чернобровкину впервые на гастроли в Японию, также – педагоги, артисты балета. Директор театра Владимир Урин произнёс трогательную речь, партнёры к ногам своей балерины подносили букеты цветов, а она стояла на пьедестале, и с колосников на неё летели лепестки роз. Зал устроил овации и недоумевал: Татьяна Чернобровкина прощалась в блестящей форме.

В Мариинском театре Диана Вишнёва отметила 15-летие своей творческой деятельности. Но она обожаема не только в своих родных пенатах, но и по всему миру. Вишнёва не просто профессионал высшей пробы, главное – она яркая индивидуальность в мировом балете, и таких уникальных балерин сегодня можно пересчитать по пальцам. Её танец чувственный, одухотворенный, импульсивный. Жаждой новизны она может сравниться только с Плисецкой и Гиллем.

На сей раз Диана Вишнёва и полуобнажённый, колоритный Бен Шультц впервые представили хореографию американской модернистки Марты Грэм в России. Балет «С поручением в лабиринт» (1947) основывается на мифе о Минотавре, Тесее (у Грэм этого персонажа нет) и Ариадне. Артистам удалось передать дух постановки. Плотский и брутальный Минотавр и борющаяся со страхами, действенная Ариадна. Эмоциональные позы, профильные движения как картинки остаются в памяти.

Чем сложнее задача, тем с большим интересом и азартом балерина «экспериментирует». Вишнёва всегда проникает в стиль хореографа: не исключение и дуэты из «Парка» Прельжокажа, «Дамы с камелиями» Ноймайера и «Поворотов любви» Дуайта Родена, которые балерина исполнила соответственно с партнёрами Владимиром Малаховым, Роберто Болле и Десмондом Ричардсоном. Разные стили, разные истории.

Сюрпризы Вишнёвой на этом не заканчиваются: осенью в Москве она покажет новые работы в хореографии Эдуарда Лока, Джона Ноймайера, Пола Лайтфута и Соль Леон.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25079
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 05, 2011 5:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083204
Тема| Музыкальный театр, итоги сезона 2010-2011
Автор| отдел музыки
Заголовок| Большой зал и иностранцы в России
Критики подводят итоги сезона
Где опубликовано| "Культура", № 29-30 (7789)
Дата публикации| 25 - 31 августа 2011г.
Ссылка | http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=972&rubric_id=207&crubric_id=1001539&pub_id=1144532

Музыкально-театральный сезон 2010/11 завершен. В преддверии сезона нового мы по традиции обратились к обозревателям центральных и специальных изданий, независимым музыкальным и балетным критикам, а также постоянным авторам газеты “Культура”с просьбой ответить на вопросы анкеты:
1. Событие сезона.
2. Антисобытие сезона.
3. Тенденция сезона.
4. Дебют сезона.
5. Персона сезона.


Мария БАБАЛОВА, “Известия”
1. Анна Нетребко в “Любовном напитке” Мариинского театра. Абонемент опер в концертном исполнении Московской филармонии.
2. Премьера “Дон Жуана” в Большом театре. Скандальная история вокруг реконструкции “Геликон-оперы”, чуть не погубившая театр и отодвинувшая сроки его открытия.
3. Любопытно, принесет ли, наконец, приход Василия Синайского на пост музыкального руководителя Большого театра внятную творческую политику? Впрочем, как и перемещение Теодора Курентзиса из Новосибирска в Пермь, где пока что, по гамбургскому счету, он отметился лишь разгоном оперной труппы.
4. Конкурс “Operalia” Пласидо Доминго, впервые за свою историю состоявшийся в Москве.
5. Валерий Гергиев за титаническую попытку реанимировать Конкурс имени П.И.Чайковского. А вот худрук ГАСО Марк Горенштейн, вновь обхамивший конкурсанта, имеет все основания именоваться антиперсоной. Вообще-то после таких поступков публичные люди должны уходить не на больничный, а в отставку.

Лариса БАРЫКИНА
1. При всех издержках – Конкурс Чайковского. Открытие нового Концертного зала в Омске: пока главные отечественные долгострои превращаются в бюджетные воронки, в Сибири всего за 9 месяцев поставили европейский зал с приличной акустикой.
2. Наезд “Архнадзора” на Театр “Геликон-опера” и Дмитрия Бертмана.
3. Из общекультурных – возвращение забытого старого: отчетливая идеологизация, желание властей разных уровней использовать культуру в качестве ручного механизма и приводного ремня. Все увеличивающаяся экономическая зависимость, как следствие – верховенство администраторов над творцами.
Из собственно художественных – современная западная хореография наконец-то на деле (об этом говорят с начала 90-х, а случился только Форсайт в Мариинке!) появилась на российских сценах. Причем творения мастеров первого ряда – Килиана, Дуато, Прельжокажа, МакГрегора – в главных театрах, а вполне себе мейнстрим – в региональных, например, проект “Видеть музыку” в Перми. Что уж кому по карману, естественно. Но главное, что зрители это увидели, и теперь уже бесконечные реанимации забытых “шедевров” просто стыдно выдавать за нормальный творческий процесс.
4. Начо Дуато – худрук балета Михайловского театра.
Молодые художники Валентина Останькович и Филипп Виноградов, авторы сценографии спектакля “Любовь к трем апельсинам” в Театре Сац. Венера Гимадиева в “Золотом петушке”.
5. Возвращение дирижера Евгения Бражника в серьезный общероссийский контекст: “Сказки Гофмана” в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко и “Любовь к трем апельсинам” в Театре Сац.

Юлия БЕДЕРОВА, “Московские новости”
1. Гастроли ансамбля “Les Arts Florissants”.
2. Скандальная выходка дирижера Марка Горенштейна на Конкурсе Чайковского, заставившая снова говорить о состоянии Госоркестра.
3. Неопределенность, смешанная с ожиданием новых имен, новых принципов организации, новых репертуарных подходов. И с одновременным пониманием, что на имеющихся ресурсах шансов дождаться всего этого крайне мало.
4. Дебюты солистов Молодежной программы в Большом театре, из которых трудно выделить какой-то один, но в целом они были заметны.
5. Анатолий Иксанов, с которым подписан контракт на три года, вопреки всем прогнозам. Кент Нагано, показавший, как могут играть российские и западные оркестры. Александр Лубянцев, не желая того, ставший возмутителем спокойствия на Конкурсе Чайковского.

Екатерина БИРЮКОВА, “OpenSpace.ru”
1. Переезд Курентзиса в Пермь и связанные с этим тектонические сдвиги, в первую очередь заявка на формирование высококлассного нового симфонического оркестра.
2. “Аул” Марка Горенштейна, который, наконец, продемонстрировал широкой общественности царящую в Госоркестре атмосферу.
3. Щегольнуть Конкурсом Чайковского во что бы то ни стало.
4. Венера Гимадиева, спевшая Шемаханку в Большом театре, и Татьяна Рягузова в Михайловском.
5. Владимир Кехман, чей Михайловский театр стал добиваться первых убедительных успехов.

Екатерина ВАСЕНИНА, “Новая газета”
1. Гастроли театра Элвина Эйли в рамках Фестиваля “DanceInversion” на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Золотая коллекция танцевального афроджаза наконец доехала до Москвы во всем своем великолепии сохранившейся школы. “Эоннагата” на Чеховском фестивале. Режиссер Робер Лепаж, хореограф Рассел Малифант, танцовщица Сильви Гиллем – разные, гармоничные, увлеченные и потому совпавшие и притершиеся друг к другу в этой работе. Спектакль о человеке двойного пола получился умным, чувственным, изящным и величественным.
5. Владимир Урин в связи с возрождением Фестиваля “DanceInversion” и неустанной пропагандой лучшего современного танца.

Вадим ГАЕВСКИЙ
1. Все-таки “Утраченные иллюзии” – с большими оговорками, касающимися неприемлемого либретто и удивившей меня неспособностью многих молодых артистов убедительно сыграть в современном драмбалете.
2. Ничего подобного устрашающей постановке “Золотого петушка” в балете, по счастью, не было.
3. Затянувшееся и опасное отсутствие лидера в главных балетных труппах России.
4. Сильви Гиллем в травестийной роли (“Эоннагата”, показанная в Москве на Чеховском фестивале).
5. Неунывающая Диана Вишнева.

Марина ГАЙКОВИЧ, “Независимая газета”
1. Гастроли ансамбля “Les Arts Florissants” и дирижера Уильяма Кристи, Филармонического оркестра французского радио и дирижера Мюнг Вун Чунга в рамках культурной программы Года Россия – Франция; реконструкция Большого зала консерватории; Конкурс имени Чайковского; “Operalia”.
2. Хотя Конкурс имени Чайковского, безусловно, стал событием сезона, факт разделения его на два города отнесем в рубрику “антисобытие”, а возможное закрепление этой ситуации – в “тенденции”. И по обоим пунктам проходят оперные премьеры прошедшего сезона, среди которых, к сожалению, нет ни одной, достойной статуса “событие”.
4. Победитель Конкурса Чайковского Даниил Трифонов.
5. Николай Петров как исключительно преданный профессии человек.

Анна ГАЛАЙДА, “Ведомости”
1. “Por vos muero” в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, “Herman Schmerman”, “Chroma” и “Симфония псалмов” в Большом. Гастроли балета “Opera National de Paris” в Москве, более камерные и менее звездные, чем хотелось бы, но подтвердившие, несмотря ни на что, высочайший уровень труппы. Два фестиваля высочайшего класса – “Benois de la Danse” в Москве и “DanceOpen” в Петербурге.
2. Интернет-кампания вокруг смены балетного руководства Большого театра.
3. Танец вырвался из балетоманской резервации. С расширением представлений о современном балете, которое происходит в последнее время благодаря фестивалям, проектам типа “Королей танца” и деятельности Большого и Мариинского театров, появляется все большее репертуарное разнообразие. Как и в прошлом сезоне, наиболее гибкими, быстро реагирующими на изменение вкусов остаются “вторые” столичные театры – Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко в Москве и Михайловский театр в Петербурге. В провинции признаки жизни подают по-прежнему лишь отдельные театры, но стоит отметить международный балетный симпозиум, прошедший в этом сезоне в Красноярске.
4. Дебют труппы Большого театра в новом для нее жанре contemporary dance. Дебюты целой группы ее же солистов в балетах Форсайта и МакГрегора: Анны Окуневой, Дениса Савина, Светланы Лунькиной, Екатерины Шипулиной, Виктории Литвиновой, Вячеслава Лопатина, Алексея Матрахова, Максима Сурова – всех даже не перечесть. Анастасия Яценко, Екатерина Шипулина, Юлия Гребенщикова в “Рубинах”. Екатерина Шипулина, Екатерина Крысанова, Денис Савин, Вячеслав Лопатин, Полина Семионова и Мария Кочеткова в проекте “Отражения”. Андрей Меркурьев – Дроссельмейер в “Щелкунчике”. Анастасия Сташкевич – Лиза в “Тщетной предосторожности”. В Театре Станиславского – Оксана Кардаш в “Затачивая до остроты”, Анна Хамзина в “Русалочке”, солистка Мариинского театра Евгения Образцова – Одетта-Одиллия в “Лебедином озере”. Дебют Дианы Вишневой в балете Марты Грэм. Отметила бы красноярскую балерину с неординарной индивидуальностью – Анну Гермизееву, ярко выступившую на Конкурсе Галины Улановой.
5. Начо Дуато – безумству храбрых поем мы песню.

Анна ГОРДЕЕВА, “Московские новости”, “Time out Москва”
1. Событий – немало, в том числе спектакли Начо Дуато в Михайловском и Московском музыкальном театрах, “Herman Schmerman” и “Симфония псалмов” в Большом, “Парк” Прельжокажа в Мариинке, “Radio и Джульетта”, показанный там же на бенефисе Дениса Матвиенко. Суперсобытий – ровно три: “Лабиринт” Марты Грэм, истово, восторженно, точно станцованный Дианой Вишневой в Мариинке; “Chroma” Уэйна МакГрегора в Большом, где Светлана Лунькина была волной и молнией одновременно; “Русалочка” Джона Ноймайера в Музыкальном, где Анна Хамзина – Русалочка и Мария Семеняченко – Принцесса были конгениальны великой хореографии. Еще, конечно, суперсобытием стал приезд труппы Мерса Каннингема на Чеховский фестиваль. Но – если бы эти гастроли состоялись лет на пятнадцать раньше…
2. Во-первых, решение жюри “Золотой Маски”-2011 в номинации “Работа хореографа”. Выбрать пристойную, но совершенно рядовую постановку пары голландских хореографов, а не выдающуюся работу Михаила Мессерера (воскрешение “Лебединого озера” Александра Горского – Асафа Мессерера в Михайловском театре)? Вердикт кажется результатом мелкой интриги, а не взвешенного решения обитателей олимпа.
Во-вторых, скандал в Большом, когда в Сеть попали откровенные фотографии завтруппой, который тут же им быть перестал. Снимки принадлежали не папарацци – герои смотрели в кадр; и поражало в этой фотосессии не количество и качество участников, а то, что люди, имеющие отношение к высокому искусству, сознательно участвовали в таком малоэстетическом деле.
3. Все главные события сезона связаны с именами зарубежных хореографов. У нас вообще перестали рождаться балетмейстеры? Или им расти негде? Кажется, надо срочно возрождать вечера дебютов – в духе “Мастерской новой хореографии”, что была задумана Алексеем Ратманским в Большом.
Почему бы что-нибудь подобное не затеять Музыкальному театру? Почему бы Мариинке не вспомнить, что и на ее сцене бывали вечера дебютантов? Или стоит навсегда привыкнуть, что хорошая хореография может быть только импортной – как хорошие телевизоры, например?
4. В Большом – Анна Окунева в “Herman Sсhmerman”, Екатерина Крысанова и Владислав Лантратов в “Утраченных иллюзиях”. В Мариинке – Виктория Терешкина в “Парке”, несколько важных дебютов Константина Зверева. И – отдельно: фантастический вечер Марии Александровой в Кремле, где она станцевала в трех балетах подряд (“Петрушка”, “Жар-птица” и “Болеро”), причем в “Петрушке” исполнила заглавную роль.

Лейла ГУЧМАЗОВА, “Итоги”
1. Гастроли Гранд-Опера и Американского балетного театра, масштаб нынешнего Чеховского фестиваля, скорректировавшего летние планы критического цеха: можно не рваться на фестивали, когда спектакли со всего света подают на блюдечке в Москве. Нехудожественные: разумное решение Махарбека Вазиева не прерывать контракта с Ла Скала ради горячего кресла балетного худрука в Большом. Последующий за ним “эффект домино” – переходы Сергея Филина в Большой, Игоря Зеленского в Музыкальный. Художественные события: “Сказки Гофмана” Оффенбаха в Музыкальном театре, “уставший балет” Ратманского – Десятникова “Утраченные иллюзии”; прецедент заказа музыки композитору театром оперы и балета. Прекрасный абсурд на стыке жанров “Оперетта понарошку” Школы драматического искусства. Социальное событие: опера в формате Большой театр плюс MTV – “Золотой петушок”. Пришествие в Москву Конкурса вокалистов “Operalia”. Все перечисленное – события, определяющие положение дел.
2. Итоги “Золотой Маски”, в результате которых без заслуженной минуты славы остались живые, настоящие, отлично сделанные “Иудейка” и “Лебединое озеро”. Сезон запомнился также отставкой заведующего балетом Большого театра Геннадия Янина. Безвестному режиссеру скандала могут завидовать авторы знаменитого “Прохоров в Куршавеле”. Методы похожи, только в нашем цехе все по-театральному экспрессивней.
3. Перемещение внимания с собственного репертуара на привозной. Хотелось бы трактовать его как активное включение в мировой процесс, а не как сползание в театральный третий мир.
4. Дебютантом в роли человека невербального театра оказался Вим Вендерс с фильмом о Пине Бауш.
5. Ушедшие один за другим Вадим Тедеев, Николай Петров, Петр Пестов, Ролан Пети, Сергей Бережной.

Елизавета ДЮКИНА, “Музыкальная жизнь”
1. Проведение в Москве самого престижного в мире вокального Конкурса Пласидо Доминго “Operalia”. Премьера оперы Прокофьева “Любовь к трем апельсинам” в Детском музыкальном театре имени Н.И.Сац – первая постановка Георгия Исаакяна в должности директора-худрука театра. Выпускной гала-концерт Молодежной оперной программы Большого театра (художественный руководитель Дмитрий Вдовин).
2. Премьера оперы Моцарта “Дон Жуан” в Большом театре в постановке Дмитрия Чернякова.
3. Настораживает постепенная потеря российской национальной премией “Золотая Маска” своего прямого назначения в области отечественного музыкального театра: слишком много было в этот раз присуждений премий зарубежным постановщикам и исполнителям.
5. Пласидо Доминго – великий певец и очень успешный театральный менеджер, создавший уникальный конкурс “Operalia”, реально помогающий одаренным молодым оперным певцам.

Наталия ЗВЕНИГОРОДСКАЯ, “Независимая газета”, “Городские кассы”
1. Вне зависимости от восторгов или разочарований событием сезона считаю первые за много лет гастроли Парижской Оперы, “American Ballet Theatre” и Американского театра танца Элвина Эйли.
2. Ситуация вокруг и внутри Большого театра. Беспокоят не только неясные художественные перспективы, но и мерзкие (и, главное, симптоматичные) методы “борцов за нравственность”.
Я бы назвала еще одно антисобытие. Как минимум недоумение вызывает тот факт, что жюри “Золотой Маски” не увидело очевидного и никак не отметило “Лебединое озеро”, поставленное на сцене Михайловского театра Михаилом Мессерером.
3. Сколько-нибудь определенные тенденции прослеживаются лишь во “вторых” театрах обеих столиц. В Музыкальном имени Станиславского и Немировича-Данченко и в Михайловском решительно осваивают новые техники и стили. Большой и Мариинский, по-моему, на распутье. Видимо, не слишком удовлетворенные тем, что предоставляет театр, примадонны и премьеры все активнее участвуют в разнообразных проектах на стороне.
4. Анна Окунева и Денис Савин в балете “Herman Schmerman” Уильяма Форсайта в Большом театре.
5. В сезон юбилея Майи Плисецкой надо ли искать другую персону?

Наталья ЗИМЯНИНА, агентство “Турне”, “Новая газета”
1. XIV Международный конкурс имени Чайковского. Не бог весть как удался – за такие-то ужасающие деньги, – но, по крайней мере, есть о чем подумать и поговорить – в отличие от предыдущего.
2. Постановка оперы “Золотой петушок” в Большом театре. Фонтан режиссерского нахальства.
3. Ходить на балет все интересней. Диву даешься изяществу фантазии, возможностям человеческого тела. Наверное, неслучайно на Чеховском фестивале снова было столько балетов, один другого лучше. “Эоннагата” Робера Лепажа – даже и не балет, так ведь с великой Сильви Гиллем! Эстеты наслаждались последний раз балетами Мерса Каннингема (труппу распускают). Мэтью Боурн поразил шокирующим прочтением “Золушки”, к которой, наконец, так подошла музыка Прокофьева. “Ботанику” Мозеса Пендлтона в обязательном порядке надо было смотреть и изучать всем театральным людям, хотя она абсолютно для всех – настоящее шоу! А вот ходить на оперу все тягостней и скучнее. Катастрофа какая-то. Очень интересно, чем дело кончится – в мире и у нас. Кто знает, вдруг в опере начнется мода на ретровампуку?
4. 1 мая на Пасхальном фестивале в КЗЧ наконец сыграл большой сольный концерт пианист Даниил Трифонов. Стыдно, что это инициатива Гергиева, а не филармонии. Трифонов – одна из наших жемчужин, а его в нашем навозе лет пять просто не замечали. Хотя он ведь довольно часто играл в Музее Скрябина, например. Но филармоническим продюсерам наплевать. Они не бегают, не рыщут, не ищут. У них все как катится, так и катится, тоска берет.
5. Конечно, Даниил Трифонов! Осенью получил третью премию на Конкурсе имени Шопена, в мае – первую премию на Конкурсе имени Артура Рубинштейна в Тель-Авиве. Наконец, только что заслуженную первую и Гран-при – на XIV Конкурсе имени Чайковского. Причем он – очень нетипичный его герой. Даже удивительно, насколько нетипичный! Как 20-летний человек, очень нежный и трогательный, вообще выдержал такую нагрузку? Умница. Он что-то решил для себя и добился. Что примечательно, никого не расталкивая локтями.

Екатерина КРЕТОВА, “МК”
1. Конкурс Чайковского. Не потому, что его удалось реанимировать в полной мере. Но шаг сделан.
2. В этой номинации могут соревноваться как минимум два проекта: “Князь Игорь” в Новой Опере в постановке Юрия Александрова и “Золотой петушок” в Большом театре в постановке Кирилла Серебренникова. Оба спектакля демонстрируют приоритет социально-политической ангажированности режиссеров над их художественными интенциями.
3. Не столько тенденция, сколько общее ощущение заурядности.
4. Василий Синайский в качестве главного дирижера Большого театра. При всей неоднозначности его работы над партитурой “Золотого петушка”, следует признать, что оркестр ГАБТа обрел профессионального лидера.
5. Александр Пантыкин. Композитор, предъявивший великолепный образец оперы XXI века – “Мертвые души”. И пусть никого не смущает, что она поставлена в Свердловской оперетте как мюзикл (и, на мой взгляд, поставлена, мягко говоря, спорно). Партитура “Мертвых душ” содержит настоящие открытия в жанре современной оперы, а потому у нее и ее автора – большое будущее.

Евгения КРИВИЦКАЯ
1. Завершение ремонта и реставрации Большого зала консерватории. XIV Международный конкурс имени Чайковского; гастроли “Les Arts Florissants” под управлением Уильяма Кристи в рамках Года Франции в России.
2. Отдельные негативные эпизоды Конкурса имени Чайковского. Учитывая государственный размах этого состязания, внимание общественности к конкурсу и его интернет-трансляции на весь мир, особенно заметны были неурядицы на конкурсе вокалистов и “странное” судейство его жюри; скандал на конкурсе виолончелистов в связи с неполиткорректным высказыванием М.Горенштейна в адрес одного из участников.
3. Очень разнообразный и интересный сезон. Были хорошие концерты: гастроли оркестра Радио Франс с Мунг Чунгом, юбилейные концерты РНО, в том числе “Валькирия” с Кентом Нагано, он же за пультом Баварского государственного оркестра, “Куллерво” Сибелиуса у РНО и Михаила Плетнева. Много интересных проектов опер в концертном и полуконцертном исполнении: “Ариодант” Генделя с Кристофером Мулдсом и “Musica Viva”, “Игроки” и “Большая молния” – совместный проект Симфонического оркестра Парижской консерватории и Центра оперного пения Галины Вишневской, оперы Верди у Госкапеллы Валерия Полянского, “Воевода” П.Чайковского с тем же коллективом под управлением Геннадия Рождественского. Отличные хоровые концерты, в том числе выступление хора мальчиков Вестминстерского аббатства в ММДМ, “Боярыня Морозова” Р.Щедрина в исполнении Госхора под управлением Бориса Тевлина в КЗЧ.
4. Победитель Конкурса Чайковского Даниил Трифонов, великолепное барочное сопрано Анна Горбачева, выступившая на Фестивале “Четыре века французского искусства” в Кремле.
5. Геннадий Рождественский, 80-летие которого (и замечательный фильм о маэстро, показанный по телеканалу “Культура”) заставило вспомнить прекрасные страницы прошлого нашей культуры.

Майя КРЫЛОВА, “RBC daily”, “Новые Известия”
1. Майя Плисецкая на вечере “Аве Майя”. Евгения Образцова и Матье Ганьо в “Жизели” Московского музыкального театра. Диана Вишнева и Лючия Лакарра в проекте “Звезды XXI века”. Полина Семионова и Мария Кочеткова в проекте “Отражения”. И сам креативный проект, несмотря на отдельные недостатки.
Гастроли балета Парижской Оперы. Хоть и говорят, что у труппы сейчас не лучший период, но мастерство, как говорится, не пропьешь.
Стивен МакРей (Королевский балет Великобритании) на петербургском Фестивале “DanceOpen”. И сам фестиваль достоин похвал: он собрал великолепных зарубежных танцовщиков. Бернис Коппьетерс (Балет Монте-Карло) на концерте “Benois de la Danse”. Дэвид Холлберг и Марсело Гомес на гастролях Американского театра балета. Гастроли Испанского театра танца на Чеховском фестивале. Музыка Леонида Десятникова в балете “Утраченные иллюзии”.
2. Компьютерный терроризм докатился до театров. Печальный пример – история с бывшим заведующим балетной труппой Большого Геннадием Яниным.
3. Смена худруков в балетных труппах Москвы. И перетасовка творческих кадров как следствие этого.
4. Анна Хамзина (Московский музыкальный театр) в главной партии балета “Русалочка”. Вячеслав Лопатин (Большой театр) – Колен в балете Аштона “Тщетная предосторожность”. Денис Савин, Алексей Матрахов и Анна Окунева – “Херман Шмерман” Уильяма Форсайта в Большом театре. Светлана Лунькина и Вячеслав Лопатин в балете Уэйна МакГрегора “Хрома”. Труппа Московского музыкального театра в балете Начо Дуато “За вас приемлю смерть”. Не так по-испански, как артисты Дуато, но по-своему выразительно. Владислав Лантратов и Ян Годовский в балете “Утраченные иллюзии” (Большой театр).
5. Начо Дуато, который мужественно приспосабливается к незнакомым российским условиям и в Петербурге пытается обновить свое творчество. Уэйн МакГрегор – “постмодернист с человеческим лицом”, обновивший привычки труппы Большого театра.

Татьяна КУЗНЕЦОВА, “Коммерсантъ”
1. Явление хореографа МакГрегора российскому народу: премьера его балета “Chroma” в Большом и – неотделимо – его отличное исполнение.
2. Безобразный скандал с публикацией компромата на Геннадия Янина, бывшего управляющего балетной труппой Большого.
3. Административная: массовая смена балетных худруков. Художественная: массовые постановки современных западных авторов.
4. Не дебют, а роль. Превосходная Анна Хамзина в партии Русалочки в одноименном балете Джона Ноймайера в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко.
5. Испанец Начо Дуато: первый после Петипа иностранец, возглавивший российскую балетную труппу.

Александр МАТУСЕВИЧ, “OperaNews.Ru”
1. В оперном театре, это, пожалуй, все-таки “Сказки Гофмана”, которые сработала команда Тителя – Бражника – Левенталя в Театре Станиславского и Немировича-Данченко – в целом получились очень красиво и эстетично: и с точки зрения картинки, и с точки зрения музыки – повеяло настоящей оперой. Конкуренцию этой работе может составить триптих “Голос женщины” в Новой Опере. Среди проектов “опера в концерте” очевидный лидер – “Ариодант” Генделя в КЗЧ.
2. Чудовищными оперными постановками Москва и Россия в целом все прирастают: разгул режиссерского произвола налицо. Даже трудно кому-то отдать “пальму первенства”: антихудожественным содержанием и волюнтаристским обращением с классикой отличались и “Золотой петушок” в Большом, и оба “Князя Игоря” от Ю.Александрова (в Новой Опере и в Ростовском музыкальном театре – показ в рамках “Золотой Маски”). Но, пожалуй, откровенным провалом оказался все же “Дон Жуан” в Большом – ярчайший пример безвкусицы и претенциозности как в режиссуре, так и в музыкальной интерпретации.
3. Миграция любителей оперы из московских стационаров в концертные залы, где можно послушать оперу с вокальными силами такого же, а зачастую намного лучшего качества, но без режиссерских извращений. Филармония и Дом музыки продолжали в основном радовать своими оперными проектами. Оборотная сторона этой медали – театры все чаще огорчали, в особенности это относится к Большому, чья репертуарная политика по части оперы не выдерживает никакой критики.
4. Блистательное появление в Москве нового тенора из Узбекистана Нажмиддина Мавлянова (главные партии в двух премьерах Театра Станиславского – “Сила судьбы” и “Сказки Гофмана”): большой сюрприз для всех. Всем парень взял: и голосом, и музыкальностью, и пониманием стилей, и внешностью. Удачные дебютные московские работы бывшего пермяка Георгия Исаакяна – в Театре Станиславского (“Сила судьбы”) и Театре Сац (“Любовь к трем апельсинам”).
5. Василий Синайский – много ожиданий было связано с приходом, наконец, на пост главного дирижера Большого театра достойного мастера. Итог: в спектаклях Синайского (“Царская невеста”, премьерный “Золотой петушок”) оркестр действительно зазвучал по-новому. Однако в целом ожидания не оправдались – маэстро предпочел заниматься “чистой музыкой”, никак не проявив себя в качестве художественного руководителя театра, определяющего его лицо и политику.

Марина НЕСТЬЕВА, “Музыкальная академия”
1. Высокий уровень пианистов на последнем Конкурсе Чайковского, более всего отечественных, сумевших удачно совместить в своем исполнительском творчестве лучшее, полученное как в русской школе, так и за рубежом.
2. Постановка оперы Римского-Корсакова “Золотой петушок” в Большом театре – вульгарный примитивный спектакль с поверхностными ассоциациями.
3. Долгожданное появление перспективных молодых дирижеров, которые уже заявляют о себе в нашей музыкально-театральной жизни. Назову Константина Хватынца, Валентина Урюпина. Стремительно развивается Павел Смелков. Можно назвать и других.
4. Елена Небера, выступившая в сложнейшей роли Императрицы в спектакле Мариинского театра “Женщина без тени” Р.Штрауса.

Петр ПОСПЕЛОВ, “Ведомости”
1. Восстановление и презентация авторского “Князя Игоря” (“Геликон-опера” на сцене Дома музыки).
2. Публичная травля Михаила Плетнева.
3. В музыкальной жизни стала заметнее фигура современного академического композитора благодаря множеству премьер и публичной деятельности Щедрина и Десятникова, инициативам молодых. Прошло и запланировано несколько композиторских конкурсов, спецпроектов, вышло много публикаций.
4. Сенг Чжин Чо, 17-летний корейский пианист, 3-я премия Конкурса имени Чайковского.
5. Александр Соколов, ректор консерватории, сохранивший Большой зал.

Валерия УРАЛЬСКАЯ, “Балет”
1. Много фестивалей, конкурсов, проектов – все это событиями не назовешь. Наиболее масштабные “DanceOpen” в СПБ, Чеховский фестиваль в Москве, “Новая волна” в Красноярске.
2. “Утраченные иллюзии” на сцене Большого театра.
3. По-прежнему восстановление ранее созданного в стране и мире – политика столичных театров ныне распространяется на театры страны.
4. Светлана Лунькина в балете Уэйна МакГрегора “Хрома”.
5. Диана Вишнева, отметившая свой творческий юбилей и активно проведшая весь сезон.

Александр ФИРЕР, “Музыкальная жизнь”
1. Исполнение “Болеро” Николя Ле Ришем (гастроли Парижской Оперы). Премьера балета “Хрома” в Большом театре. Премьеры балетов Начо Дуато в Михайловском театре и в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Чеховский фестиваль этого года активно “затанцевал” с оглушительным успехом, представив Сильви Гиллем, Марию Пахес, прощальный тур компании Мерса Каннингема, Национальный театр танца Испании (“Арканхело” и “Белая тьма” Начо Дуато потрясли художественным совершенством) и др. Украсили афишу выступление Каролин Карлсон в спектакле “Пороки и добродетели”, гастроли труппы Элвина Эйли на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Атмосферный балет “Семь сонат” Алексея Ратманского (гастроли Американского театра балета). Гала “Звезды балета XXI века” собрал вместе любимых артистов со всего мира.
2. Высказывания Николая Цискаридзе в программе Диброва и Губина “Временно доступен”.
3. “Экспансия” Начо Дуато.
4. Светлана Лунькина (“Хрома”). Наталья Осипова, Анна Окунева (“Херман Шмерман”). Вячеслав Лопатин, Денис Савин, Артем Овчаренко, Максим Суров (“Хрома”).
5. Татьяна Чернобровкина. На пике балеринской формы она в этом году красиво завершила танцевальную карьеру прощальным бенефисом.

Сергей ХОДНЕВ, “Коммерсантъ”
1. Пёрселл и Шарпантье в исполнении Уильяма Кристи и “Les Arts Florissants”. Анн Халленберг в “Ариоданте” Генделя.
2. Есть, во-первых, просто неудачная, с моей точки зрения, “Сила судьбы” в Театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Во-вторых, есть не то чтобы антисобытия, а скорее вполне себе большие события, на которые, соответственно, возлагались большие надежды, но в реальности оказалось слишком много разочарований. “Дон Жуан” Дмитрия Чернякова в Большом продемонстрировал, что даже очень тщательно сделанный спектакль может жестоко пострадать при переносе с одной сцены на другую, а Конкурс Чайковского – что помпезность, большие имена в жюри и неслыханное разделение состязаний между двумя городами вовсе не гарантируют бесспорных результатов.
3. Сезон прошел без Большого зала консерватории, что хотя бы на количестве событий не могло не сказаться, и вдобавок порождало опасения насчет того, будут ли сохранены акустические параметры БЗК. По счастью, опасения оказались напрасными, но проблема недостатка акустически совершенных площадок все-таки не снимается. По крайней мере, до тех пор, пока не пройдет обещанная акустическая переделка Светлановского зала Дома музыки.
5. Кент Нагано – главный гость на главном юбилее сезона (20-летии РНО).

Елена ЧИШКОВСКАЯ, радио “Культура”
1. Открытие БЗК, Конкурс Чайковского (событие, конечно, с оговорками, но все же событие) и Operalia.
2. Замороженная больше чем на полгода стройка “Геликона” и травля Дмитрия Бертмана со стороны “Архнадзора”.
4. Даниил Трифонов.
5. Дмитрий Бертман как борец за существование “Геликона”.

Павел ЯЩЕНКОВ, “МК”
1. Год был очень насыщенным. Достаточно напомнить, что в Москве в минувшем балетном сезоне прошли гастроли чуть ли не всех главных балетных трупп мира, как классических, так и современных. Знаковые премьеры в столичных театрах, приезд выдающихся танцовщиков… Я бы отметил балет Джона Ноймайера “Русалочка” в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко, “Анну Каренину” Бориса Эйфмана, “Золушку” Мэтью Боурна (конечно, не довольно однообразную хореографическую ее составляющую, а прежде всего крупную режиссерскую работу) на Чеховском фестивале; неизгладимое впечатление, которое произвел Николя Ле Риш, станцевав во время гастролей балетной труппы Парижской Оперы “Болеро” Бежара и, конечно, выступления Люсии Лакарра и ее партнера Марлона Дино.
2. “Порнографический скандал”, беспрецедентный по циничности и безнаказанности, разразившийся в главном театре страны весной этого года.
3. Смена художественного руководства в крупнейших балетных театрах страны. Новыми худруками в этом сезоне стали: Начо Дуато (Михайловский театр), Сергей Филин (Большой театр), Игорь Зеленский (Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко)…
4. К интереснейшим дебютам сезона, безусловно, отнесу Эсмеральду Светланы Лунькиной, а также партию принца Зигфрида в балете “Лебединое озеро” у Сергея Попова (бывшего солиста Мариинки, ныне премьера варшавского Большого театра), которую удалось увидеть этим летом, во время гастролей танцовщика в Санкт-Петербурге – удачнейшие и тонкие проработки образов этих балетных персонажей. Нельзя не отметить и работы самого яркого солиста московского Большого театра Артема Овчаренко в этом сезоне – Лорд Вильсон – Таор в “Дочери фараона”, Альберт в “Жизели”, солист в первой части “Симфонии до мажор” Баланчина. Удачно дебютировал в баланчинских балетах (солист в “Серенаде”, “Рубины”) и Денис Родькин. У перспективного ученика Николая Цискаридзе были в этом сезоне и другие интересные вводы: Рыбак в “Дочери фараона”, граф Вишенка в “Чиполлино”. Среди удачных дебютов сезона в Большом театре также: уличная танцовщица в “Дон Кихоте” и “Herman Schmerman” в хореографии Форсайта у Анны Тихомировой, французская кукла в “Щелкунчике”, “Рубины” (а также номера современной хореографии) у Михаила Крючкова.
5. Начо Дуато. Вся мировая балетная общественность с напряженным вниманием следит за новыми постановками выдающегося современного хореографа в Михайловском театре. Ролан Пети. Уход из жизни этого великого хореографа – конец целой эпохи в мировой хореографии.

КОММЕНТАРИЙ
Если рассматривать итоги данного опроса чисто арифметически, то абсолютным победителем в графе “Событие” оказывается Конкурс имени Чайковского. Однако слишком уж много произносится в связи с ним всяческих оговорок – “все-таки”, “несмотря на…” и т.д. Фигурирует это мероприятие и в графе “Антисобытие”. Зато “Operalia” Пласидо Доминго оценивается однозначно высоко, но, вероятно, из-за времени проведения (вторая половина июля) многие не смогли его посетить, поэтому он набрал лишь четыре голоса.

По итогам опроса у читателя может сложиться впечатление, будто минувший сезон выдался совсем уж неудачным по части оперных премьер. На самом деле это, конечно, далеко не так. По-настоящему интересных премьер было не так уж мало, только некоторые из них оказались неоцененными по достоинству или попросту незамеченными (например, “Контракт для Пульчинеллы с оркестром, или Посторонним вход разрешен” в Театре Покровского, “Сила судьбы” в Театре Станиславского и Немировича-Данченко). Лишь одна из них – “Сказки Гофмана” – удостоилась “рекордных” двух голосов. Другим повезло еще меньше: либо всего один голос (“Любовь к трем апельсинам” в Театре Сац), либо упоминание в графе “Антисобытие”. Подобная участь постигла “Золотого петушка” Большого театра и “Князя Игоря” Новой Оперы – спектакли столь же яркие, сколь и небесспорные. Но почему-то “вспомнили” о них сейчас лишь те, чье отношение изначально было сугубо негативным. Между тем, если поднять всю прессу по тому же “Петушку”, то отрицательные отзывы окажутся в явном меньшинстве. В отличие от другой премьеры Большого, “Дон Жуана”, где как раз почти не найти откликов позитивных. И вот теперь, в нашем опросе, эти спектакли оказались фактически уравнены по количеству “черных шаров”. Такой парадокс…

К сожалению, шумиха вокруг Конкурса Чайковского отодвинула на второй план открытие Большого зала консерватории. Между тем это-то и было по-настоящему главным событием сезона, а ректор Московской консерватории Александр Соколов, в полном соответствии со своими обещаниями завершивший реконструкцию точно в срок, в полной мере сохранив уникальную акустику, лишь один раз назван в опросе “Персоной сезона”, что явно несправедливо. Впрочем, больше голосов, а именно – два, получили лишь Николай Петров (посмертно) и Кент Нагано. Среди других в этой графе фигурируют Геннадий Рождественский, Пласидо Доминго, Валерий Гергиев, Евгений Бражник, Дмитрий Бертман, Александр Пантыкин, Василий Синайский, Анатолий Иксанов, Владимир Кехман…

В качестве дебютантов лидерами опроса стали победитель Конкурса имени Чайковского Даниил Трифонов (названный один раз также и как “персона”) и Венера Гимадиева в “Золотом петушке”.

Главным “Антисобытием” стал “наезд” небезызвестного “Архнадзора” на “Геликон-оперу”, когда на протяжении более полугода все, затаив дыхание, следили за разворачивающимся у нас на глазах театром абсурда. Правда, здравый смысл в итоге все-таки возобладал, но скольких нервов это стоило Дмитрию Бертману да и всей труппе… На пальму первенства в этой графе может претендовать и нашумевший “Аул” Марка Горенштейна…

Балетные критики также посчитали главным “Антисобытием” то, что случилось не на художественном, а на нравственном поле – скандал с распространением компромата на бывшего управляющего труппой Большого театра.

Самым же ярким событием в балете стало, по мнению опрошенных, качественное освоение российскими театрами образцов современной западной хореографии: Килиан, Форсайт, Дуато, Прельжокаж, МакГрегор. Особо отмечаются “Chroma” Уэйна МакГрегора и “Симфония псалмов” Иржи Килиана в Большом, “Русалочка” Джона Ноймайера и “Por vos muero” Начо Дуато в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, а также спектакли Начо Дуато в Михайловском театре. Главные события определили и основную тенденцию сезона: наиболее интересные премьеры оказались связаны с именами зарубежных хореографов. Это одновременно и радует, и рождает горький привкус. Невозможно не разделить пафос уважаемого критика: “У нас вообще перестали рождаться балетмейстеры? Или им расти негде?”

Фаворитом сезона объявлен Чеховский фестиваль, чья дирекция сумела привезти в столицу лучшие образцы мирового искусства, представив Сильви Гиллем, Марию Пахес, прощальный тур компании Мерса Каннингема, Национальный театр танца Испании, и это далеко не все.

Критики благодарны ушедшему сезону за богатые впечатлениями гастроли: балета Парижской Оперы, Американского Балетного театра (ABT) и Американского театра танца Элвина Эйли. Пусть с оговорками, но событием сезона трое критиков признали “Утраченные иллюзии” Леонида Десятникова – Алексея Ратманского в Большом театре. Правда, в одной анкете этот балет отмечен в категории “Антисобытие”. По три голоса набрали два фестиваля: “Benois de la Danse” в Москве и “DanceOpen” в Петербурге.

В качестве тенденции сезона называют смену худруков в балетных труппах и массовые постановки современных западных авторов, а также отсутствие лидеров в главных балетных труппах России.

В категорию “Дебюты” вошло немало артистов, выступивших в самых разных ролях. Лидерами стали солисты Большого театра: Светлана Лунькина, Анна Окунева, Вячеслав Лопатин, Денис Савин и Анна Хамзина из Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

В категории “Персона” оказалось немало замечательных людей: Майя Плисецкая, Диана Вишнева, Татьяна Чернобровкина, Владимир Урин, Уэйн МакГрегор, а также те, для кого этот сезон стал, увы, последним в жизни: Вадим Тедеев, Петр Пестов, Ролан Пети, Сергей Бережной. Но героем театрального года по количеству набранных голосов стал испанец Начо Дуато, возглавивший петербургскую труппу и заставивший с напряжением ждать новых работ Михайловского театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10615

СообщениеДобавлено: Вт Сен 06, 2011 8:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083205
Тема| Балет, Большой театр, итоги сезона 2010/2011, “А дальше – тысячелетие покоя”, “Chroma” “Симфония псалмов”
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| Без покоя
Балетный сезон в Большом театре прошел в репертуарном поиске авангарда
Где опубликовано| Культура № 27-28 (7787)
Дата публикации| 4 - 24 августа 2011г
Ссылка| http://portal-kultura.ru/archive/year/2011/
Аннотация|



Большой театр открывал свой сезон опусом амбициозного авангардиста Анжелена Прельжокажа “А дальше – тысячелетие покоя” (характерно его рабочее название – “Апокалипсис”), продолжил авангардной головоломкой Уильяма Форсайта, а “под занавес” театрального года представил спектакль-экстрим “Chroma” Уэйна Макгрегора и ставшую классикой “Симфонию псалмов” Иржи Килиана. Имена этих знаменитых западных хореографов впервые появились на афише Большого.
Уэйн Макгрегор только разменял пятый десяток, но его собственной труппе “Random Dance Company” больше двадцати лет, он не только модный хореограф для гурманов танца, его знает широкая публика по поставленным музыкальным спектаклям и фильму “Гарри Поттер и кубок огня”, где пластика – его рук дело. Спектакль “Chroma” появился на свет пять лет назад в Лондонском Королевском балете, имел колоссальный успех, а его создатель удостоился престижных наград (позже к ним добавился приз “Бенуа де ля данс” – в тот год, когда церемония проходила в городе Виченце) и был приглашен в Ковент Гарден в качестве хореографа-резидента. У Макгрегора широкий кругозор, и помимо танцев в сферу его интересов входит тайна знаков (семиотику он изучал в университете). Еще одно увлечение родилось позднее: Макгрегору захотелось определить потенциал возможностей тела, точнее доказать его безграничность. Как, собственно, Каннингему и Форсайту. Но Каннингем проверял эти возможности с помощью компьютерных программ, а Форсайт экспериментировал с “живым материалом”, проверяя артистов на растяжку-равновесие-баланс-гибкость. Макгрегора форма в ее чистом виде не увлекла, ему показалось важным проследить связь движения с психикой – и хореограф начал сотрудничать со специалистами факультета экспериментальной психологии Кембриджского университета. К “Chroma” это имеет непосредственное отношение: в этом странном спектакле действуют герои отстраненные, с обостренной нервной системой, со странными реакциями и по-своему свободные – знаете, такая своеобразная “Страна глухих” с собственными законами! По телам проходят заряды электрического тока и, откликаясь на импульсы, превращаются в “трансформеры”. Кажется, что это тела без скелетов: почти под острым углом выгибаются спины, вот-вот ноги расстанутся с суставами, а руки превратятся в едва оформленную цитоплазму. Инопланетяне показывают чудеса гибкости под музыку Тэлбота и Уайта – агрессивную, энергичную, острую (думаю, исполнять ее оркестру и маэстро Игорю Дронову было непросто, но справились достойно), в белоснежном убранстве сцены с большим прямоугольным экраном на заднике. Давний соратник хореографа художник-минималист Джон Поусон создал стерильное пространство операционной, а мастер света Люси Картер превращает его то в объемный аквариум, то в плоское полотно. Через черный проем экрана десять танцовщиков входят во “врачебный кабинет”, и, кажется, что где-то рядом специалисты фиксируют показания датчиков: движение – реакция сознания, нервное раздражение – пластический слом, мысль – танцевальный рефлекс. Для этого эксперимента неважна половая принадлежность, она стерта в костюмах, белые майки и трусы – на всех артистах (художник по костюмам – Моритц Юнге).

[i]Сцена из спектакля “Симфония псалмов”


Каким-то чудом танцовщики Большого с их выдрессированными классикой драгоценными телами азартно отозвались на “выверты” хореографа. Хороши все десять исполнителей, вскрывающих эмоциональную суть своих безымянных героев. Прививка аккуратности (классический абсолют в их телах навсегда) вкупе с бесшабашной увлеченностью выделила из поросли кордебалета Валерию Литвинову и Максима Сурова, сделала неузнаваемыми Яна Годовского, Владислава Лантратова, Игоря Цвирко, Артема Овчаренко. Полное бесстрашие, космическая скорость, отточенная скороговорка – в ярких Екатерине Шипулиной и Екатерине Крысановой. Невозможно узнать Светлану Лунькину и Вячеслава Лопатина – странные существа, хрупкие и эластичные одновременно, они вроде бы занимаются только тем, что пробуют себя на прочность. Но их подчеркнутая отрешенность становится естеством – иным, непривычным, из мира, где ломкая, вывернутая наизнанку неудобная пластика оказывается единственным средством коммуникации.
Репетируя шедевр живого классика Иржи Килиана “Симфонию псалмов” с артистами Большого, ассистенты хореографа объясняли, что каждый из них – та нить, без которой не соткать ковер дивной красоты. Персидские ковры на заднике – единственная декорация, на фоне которой рисуют прекрасные узоры танца 16 человек, никто из них ни на секунду не покидает сцены.
Пластика Килиана, замешанная на целительном соединении классики и модерна, стала основой для развития целого направления (“Симфония” поставлена в 1978 году). Так строится история балета – гений берет поражающую воображение высоту, а дальше формируется поколение мыслящих в открытой и сформулированной (конечно, невербально) им эстетике. Так было с Петипа, Баланчиным, Григоровичем, Килианом.
В “Симфонии псалмов” – два сюжета: судьба театра Килиана и личный мотив. В конце 70-х Килиану достался не очень сильный коллектив Нидерландского театра танца, состоявший из разочарованных артистов – тех, кому некуда было уйти (кто имел места отступления, ими уже воспользовались). Оставшихся надо было сплотить и увлечь. Килиан понимал, что нужен ансамбль, а при отсутствии крепкой и единой школы его строительство – дело долгое и без желания каждого недостижимое. И он создал балет, в котором общее выше частного, а коллективное выше личного.
В вере нуждался и сам молодой хореограф, не вернувшийся на родину после оккупации Чехословакии. Три псалма из Псалтири Давидова, объединенных одной длящейся темой, подходили к этому как нельзя лучше. Мольба о спасении от бедствий (39-й псалом со страшными образами рва и болота) переходит в сокрушение о своей греховности (40-й – голос больного и одинокого страдальца) и разражается ликующим благодарственным хвалением Богу, не оставившему несчастного в душевном одиночестве. Впрочем, “выстроил” эту драматургию об исцелении души Игорь Стравинский, объединив в своей мощной “Симфонии псалмов” оркестр и хор.
Босоногие танцовщики обращаются к Богу за помощью, просят услышать их. Из охваченных единым порывом пролетающих шеренг выпадают солисты и дуэты, и тогда на миг мы слышим сольные обращения. Килиан не ставит вопросов, балет – мольба о помощи и вера в то, что она придет. Только надо просить – истово, искренне, тихо, страстно, возвышенно, слезно, отчаянно. В общем, так, кто как может и как чувствует, – об этом соло и дуэты. Но просят все, и голоса тают в едином импульсивном порыве.
Этой общей, неподвластной разуму веры в таинство пока не возникло у старательных артистов Большого. Хотя финальный хвалительный псалом – распахнутый, пронизанный светом умиротворения – и на премьере показался убедительным. Окрыленностью молитвенной искренности звучал хор, и публика поддалась не только порыву музыки и танца, но и почувствовала грандиозность момента: великая хореография великого Килиана стала бесценным приобретением Большого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 12, 2011 4:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083206
Тема| Балет, спектакль «Короли Солнца», Персоналии, Никита Дмитриевский
Авторы| Нина ПОПОВА
Заголовок| Королевский подарок Будапешту
Где опубликовано| "Российский курьер" (Венгрия)
Дата публикации| 20110801
Ссылка| http://www.kurier.hu/node/1785
Аннотация| Интервью



Венграм грех жаловаться на отсутствие культурных программ. В ежегодном калейдоскопе фестивалей, концертов, спектаклей часто встречаются и русские имена. Но гастроли именитых российских коллективов стали все реже и реже. «Александровцы», правда, второй сезон подряд давали масштабные концерты на спортивной арене Папп Ласло, а так, чтобы Большой или Мариинка, не припомню...

Событие 2 августа - уникально. Истинно королевским подарком стал спектакль «Короли Солнца» Никиты Дмитриевского для всех ценителей русского балета в Венгрии. Организовать сегодня турне балетного коллектива в Европу - дело дорогостоящее. Нам повезло, что российская топливная компания ТВЭЛ по случаю своего 15-летнего юбилея помогла Никите Дмитриевскому провести гастроли в Братиславе, Будапеште и Праге.

Приятной неожиданностью стало известие, где состоится спектакль в Будапеште. Театр RaM Colosseum - дом культуры XIII района столицы, названный в честь Миклоша Радноти - расположен весьма удачно, недалеко от набережной Дуная, почти напротив термальной гостиницы «Хелия». Театр - современный, многофункциональный, вполне подходящий для балетного представления. Маловат, правда, по российским масштабам... Но давайте поговорим о главном - о балете, его создателе, о том, что мы увидим на сцене...

Никиту Дмитриевского за рубежом знают пока не многие. Простительно, ведь он совсем еще молод, хотя необычайно талантлив и амбициозен. Российская публика это уже оценила и попасть не его спектакли трудно.

Читаю биографию: «Родился в Москве. Мать балерина Большого Театра. Отец - кинооператор-постановщик, кинорежиссёр. Осенью 1989 г. поступил в МАХУ (МГАХ). С 1993 г. начинает заниматься акробатикой, брейком, степом, хип-хопом, йогой. Владеет многими танцевальными стилями. В 1995 году поступил в школу современного танца под руководством Николая Огрызкова, где впоследствии преподавал. С 1996 г. начинает заниматься преподавательской деятельностью в разных студиях, школах, театрах Москвы, где пробует создавать хореографию. В 1997 г. поступил в Большой Театр. 16 сентября 2000 г. стал единственным из России, кто выиграл конкурс и получил право на обучение и работу в NDT - Нидерландский Театр Танца Иржи Килиана. Во время работы в NDT работал и сотрудничал с разными коллективами Голландии...»

Но затем Никита Дмитриевский вернулся в Москву, в родной Большой театр, который имеет славу не самого дружного коллектива. Особенно трудно приходится молодым артистам, не говоря о хореографах. Столпы русской балетной школы незыблемы, а балетные мэтры не приветствуют реформаций. Окрыленный наставлениями Килиана, Никита приехал на родину с желанием творить в новом направлении. В Большом театре не получилось... Пришлось искать свой путь, наверное, к лучшему.

Сложно сказать, в какой момент молодой балетмейстер перестал быть просто хореографом и стал «явлением современной росийской хореографии». Всего за несколько лет Никита Дмитриевский смог осуществить 15 собственных постановок. Одновременно он стал экспериментировать с освещением в качестве художника по сцене, делал проекты как продюсер и арт-директор, получал заказы для кино, театра, участвовал в фестивалях и конкурсах.



«Короли Солнца» – постановка 2008 года, показанная с фурором в прошлом году в Софии. Это переплетённая с современностью средневековая мистерия, канвой для которой служат вдохновенная музыка и удивительные световые декорации. Вы не найдёте здесь явных сюжетных линий, не придётся следить за сюжетом. В гала-балете участвуют солисты ведущих балетных театров.

Со своей харизматичностью, с бешеной энергией и умением держать зал в постоянном напряжении, под яркую музыку и приглушенный свет они становятся творцами Прекрасного по задумке Маэстро. В своём грандиозном спектакле Никита Дмитриевский выстраивает единую логическую цепочку, основанную на понимании музыкальных традиций, использовании музыкально-хореографических парафраз.

А благодаря тому, что на сцене нет центральных персонажей, вокруг которых было бы закручено действие, каждый танцор «Королей Солнца» является солистом и показывает то, что ему действительно интересно и то, чем он живёт. Фееричному зрелищу удаётся передать сам ритм жизни.

Российская общественность, отрицательно относящаяся уже к самой возможности того, что русский балет может быть представлен «как-то иначе», рукоплещет танцорам и искренне признаёт: такого удивительно необычного, чувственного, красивого представления балетная сцена ещё не видела. Гала-балет собирает полные залы и своим посылом невольно наводит на мысли о знаменитых «Русских сезонах» Сергея Дягилева, сто лет назад потрясших Европу.

Дягилев предложил своё особое виденье балетного музыкального представления, Никита Дмитриевский пошёл тем же путём, предложив современный взгляд.

Встретиться лично с Никитой Дмитриевским оказалось довольно сложно, но СКАЙП помог сделать интервью. Итак.

РК: Почему для показа в Будапеште была выбрана именно постановка «Короли Солнца», при всем разнообразии ваших работ?

Н.Д.: «Короли Солнца» – уникальная программа, объединяющая не только артистов, но и современные направления хореографии разных стран. В ней представлены непохожие друг на друга постановки, выражены взгляды артистов и хореографов со всего мира. Зрители сделают, в какой-то степени, открытие для себя, поскольку артисты покажут современные, очень непростые работы на базе великолепной техники классического танца.

РК: На сцене выступят солисты Большого, Михайловского, Эйфмана, Статс Балета, Парижской оперы... Как Вам удалось собрать такую труппу?

Н.Д.: Это мои друзья. Они доверяют мне, я - им. При этом я знаю, чего конкретно хочу, даю артистам точную задачу, и они под возможности и параметры мероприятия готовят соответствующие номера. Я всегда даю артистам возможность творить самим, не предлагаю готовые варианты, чтобы это было максимально интересно для творческих личностей. Все танцуют только свои самые любимые номера. Все работы современные, нет ничего такого, что относится к эпохе классицизма или хотя бы отдаленно напоминает стандартные балетные гала.

РК: Помимо хореографии вы занимаетесь продюсированием. Это не мешает творчеству?

Н.Д.: Наоборот, я, во-первых, не нахожусь под чьим-то гнетом. Мне не нужно делать работы под заказ, я сам себе хозяин. А во-вторых, я не фокусирую проект на себе, предлагаю другим людям возможность творчества. Продюсированием я занимаюсь давно, потому что собственной сцены нет, а стремление к творчеству большое. И я очень благодарен тем, кто готов это стремление поддержать. В данном случае - топливная компания ТВЭЛ оказывает проекту «Короли Солнца» очень важную помощь. В рамках своего 15-летия эта компания проводит много интересных проектов, и я надеюсь, что наша гала-программа станет достойным подарком для Будапешта от ТВЭЛа.

РК: Вы жили и работали в Голландии, но вернулись в Россию. В Европе не тот масштаб и не те возможности для творчества?

Н.Д.:
Чувствую себя патриотом. Уехать очень просто, но в любом случае когда-то придется возвращаться. А возвращаться и начинать с нуля не хочется. Точку возврата я уже перешел до этого, и для себя решил, что правильнее начать раньше, чем позже. Я предпочитаю быть там, где я родился, и быть откровенным с самим собой, быть здесь, а не играть в игры в Европе. Хотя, то отношение, что я хореограф российский, спорно: я воспитан Россией, но учился и как хореограф в Европе, и там сформировал свой взгляд на искусство современного танца.

РК: Что самого важного вы вынесли из работы с Иржи Килианом, с которым сотрудничали несколько лет?

Н.Д.:
Это хореограф, который мне открыл глаза на то, что можно не искать штампы в ком-то другом, а находить собственные точки свободы. Очень интересные вещи я нахожу, конечно, у разных хореографов. Просто Килиан более глубоко смотрит на сцену. Он придаёт большое значение не только хореографии как таковой, но и свету, тени, движению, звуку, эмоции, драме. Все это находится в хорошем балансе, и благодаря этому, Килиан очень чутко задевает струны человеческого сознания.

РК: Впечатляет, спасибо, Никита за рассказ!

В этом представлении зритель не увидит ни балерин в привычных пачках, ни сценических декораций, не будет даже сюжетной линии, за которой надо следить... Зато будет гамма чувств и эмоций.

Любовь и смерть, страсть и предательство, одиночество и нежность, передающиеся зрителям посредством эмоциональных танцев в сопровождении самой разнообразной музыки – произведений Чайковского, Стравинского, Шопена, Десятникова, Виллемса, группы Apocalyptica и даже композиций из фильма «Амели». Это невообразимое по своей чувственности зрелище, которое иначе как магическим и не назовешь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 12, 2011 5:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083207
Тема| Балет, Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Елена Рагожина
Заголовок| Владимир Васильев: Все, что бог ни делает, – к лучшему
Где опубликовано| журнал "Новый Стиль" 2011/08 N 98 (Лондон)
Дата публикации| 2011 08
Ссылка| http://newstyle-mag.com/avtory/elena-ragozhina/vladimir-vasilev-vse-chto-bog-ni-delaet-%e2%80%93-k-luchshemu.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Владимира Васильева многие считают гением танца – за его экспрессивность, способность перевоплощаться, за талант постановщика, способного к неожиданным решениям. Более чем за шесть десятилетий танцевальной биографии произошло многое.

Танцевальные способности еще маленького Владимира в 1947 году (тогда ему было 7 лет) заметила педагог хореографического кружка Кировского дома пионеров Елена Романовна Россе. На следующий год он впервые выступит в составе хореографического ансамбля городского Дворца пионеров на сцене Большого театра. Через девять лет этот театр станет его домом – здесь на него обратит внимание великая Галина Уланова и предложит станцевать в фокинской «Шопениане». Здесь с ним станет работать Юрий Григорович – роли в его балетах и классических постановках быстро принесут молодому танцовщику признание и критиков, и зрителей. Он блистал в партиях в «Каменном цветке», «Дон Кихоте, «Жизели», «Ромео и Джульетте», «Спящей красавице», танцевал практически во всех классических и многих современных балетах, включая и постановленные им самим. В большинстве из них Васильев танцевал со своей партнершей и женой Екатериной Максимовой.

Известные балетмейстеры, пораженные техникой и драматическим талантом Владимира Васильева, ставили специально для него. А. И. Радунский – партию Иванушки в балете Р. К. Щедрина «Конек-Горбунок», Л. В. Якобсон - партию Раба в «Спартаке» А. И. Хачатуряна, партии в Танцевальной сюите и «Класс-концерте». К. Я. Голейзовский создал для Васильева номера «Нарцисс» и «Фантазия», балет «Лейли и Меджнун». Морис Бежар поставил для него «Петрушку» И. Стравинского, Лорка Мясин «Грека Зорбу» М. Теодоракиса.

В 1971 году состоялся дебют Васильева в качестве балетмейстера. Первым его балетом стал «Икар» на сцене Кремлевского дворца съездов. За ним последовали хореографические фантазии на музыку В. А. Моцарта, Дж. Торелли, А. Корелли, Ж. Ф. Рамо, а также русских композиторов, классические балеты «Дон Кихот», «Щелкунчик», «Жизель», оригинальные постановки «Макбет», «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», «Золушка», «Анюта», «Красный мак», а также оперы «Травиата» и «О Моцарт, Моцарт!», множество хореографических миниатюр и танцевальных сцен в операх и драматических спектаклях. Он также выступал как драматический актер, работал как хореограф, педагог, режиссер-постановщик на телевидении и в кино, занимался обширной общественной деятельностью.

С 1995 года В. В. Васильев был художественным руководителем–директором Большого театра. Многие связывают начало возрождения Большого именно с ним. Однако через пять лет, в сентябре 2000 года, после знаменательных гастролей Большого театра в Лондоне и Нью-Йорке, Владимир Васильев вынужден был покинуть родной театр. Официальная версия - «в связи с упразднением его должности худ-рука и директора», или из-за того, что его принципиальность могла помешать заинтересованным лицам осуществлять капитальный ремонт Большого.

Встреча с Владимиром Викторовичем состоялась в Лондоне, куда он приехал на гала-концерт памяти Галины Улановой, балерины, с которой его связывали многолетние творческие и дружеские отношения.

» Владимир Викторович, многие балеты ставили специально для вас. Когда вы пришли молодым в такой знаменитый театр, как вы себя чувствовали в прославленном коллективе Большого?

Все молодые артисты мечтают, чтобы для них поставили спектакль, написали музыку. Мне повезло – Родион Щедрин для Майи Плисецкой написал «Конька-Горбунка», когда я всего год проработал в театре. Режиссер увидел во мне типичного Иванушку. За этим спектаклем последовали другие – «Щелкунчик», «Спартак», «Петрушка». Даже в классических балетах было несколько редакций, одна – для меня. Я не думал, что буду танцевать классические балеты, – не любил партии принцев. Для таких ролей нужна определенная классическая форма, линии. Кроме того, у принцев тогда было мало собственно танцевальных сцен. А я хотел танцевать, а не ходить, как в драматических балетах, выполнять поддержки и только танцевать па-де-де в конце. Например, в версии «Спящей красавицы» Ю. Григоровича выход был сделан на меня специально – я не просто появлялся в роли принца с придворными, а просто вылетал на сцену. Такой порыв накладывал отпечаток на весь спектакль целиком, на настроение всех героев спектакля.

» В мире сложилось высокое мнение не только о женском, но и о мужском русском балете?

Его славу приумножили оставшиеся на Западе танцоры. Нуриев и Барышников оказали огромное влияние на мировой балет. Правда, Рудольф Нуриев в какой-то момент стал отрицать значимость русского балета, а зря. Я думаю, что все настоящие большие актеры являются носителями культуры, воспитавшей их, памяти и опыта людей, которые оказывали на них влияние. Яркий пример – Галина Сергеевна Уланова. Сейчас я приехал в Лондон на концерт ее памяти. Это очень трогательно, что такое событие состоялось. И не в Москве, а именно за рубежом. Наша родина необъятна, но мир больше, и когда об артисте пишут в Европе и Америке, когда его приглашают в Ковент Гарден, Метрополитен и Парижскую Оперу, в Ла Скала и другие мировые театры, тогда он по-настоящему может считаться мировой звездой.

» У вас были феноменальные партнерши – Екатерина Максимова, Майя Плисецкая, Галина Уланова…

Счастье – иметь таких партнерш. С Улановой мне повезло – мне было 18 лет, и танцевать с ней было настоящим счастьем. Танцевать «Жизель» мне также нравилось с Карлой Фраччи. Я танцевал «Жизель» и с Алисией Алонсо, когда она уже уходила со сцены. На этот спектакль приехала вся Латинская Америка, потом вышла книга «Васильев и Алонсо». С Майей Плисецкой я танцевал не так много. И всю жизнь лучшей партнершей для меня была Екатерина Максимова. Кстати, 3 июня исполнилось бы 50 лет со дня нашей свадьбы. Мы знали друг друга с первого класса школы.

» Это была любовь с первого взгляда?

Какая любовь может быть в первом классе? Тогда тебе либо нравится девочка, либо нет. Любовь приходит позже. Мы были знакомы с 1949 года и большую часть времени проводили вместе – работа, поездки, мы существовали в замкнутом пространстве.

» С вами было тяжело жить?

Наверное, но и мне было непросто с ней. Нам помогала сильная любовь. Это было самое интенсивное и прекрасное чувство, которое подкреплялось общими интересами, уважением. Я ведь наблюдал ее каждый день и в работе, и дома. Понимал, что она – человек необыкновенный, цельный. Но мы были очень разными по характеру: я – открытый, Катя – замкнутая, склонная к внутренним переживаниям. Она наружу ничего не выносила, не раскрывала свой мир чужим людям и из–за этого казалась кому-то очень гордой. Она была стайером, долго репетировала и готовилась. Я же часто терял интерес к работе, если что-то не получалось сразу.

» Для Екатерины Сергеевны вы поставили много балетов.

Она была идеальной танцовщицей для тех ролей, которые я предлагал. Катя намного раньше ушла бы со сцены, но я каждый раз просил ее продолжать танцевать. Было сделано столько новых номеров, когда ей было уже за сорок и даже за пятьдесят. Но спорили мы, конечно, часто, причем до такой степени, что кому-то могло показаться, что после такого вместе не живут.

» Когда вы были постановщиком балетов, чем вы руководствовались в своей работе?

Когда я сам танцевал известные партии, то мысленно всегда видел идеальное исполнение этой роли, но сам к этому идеалу так и не приблизился. Все мои роли были далеки от того, как я их задумывал. Когда ставил для других, то отталкивался от их характера. Но передо мной все равно стоял тот идеальный образ, я продолжал пропускать роль через себя. Иногда контакта не получалось – человек вроде бы делал, что я ему говорил, но не мог наполнить роль теми полутонами, которые необходимы для завершения образа.

» В вашей карьере были большие изменения – например, уход из Большого. Вы жалели о расставании с театром?

Мама говорила: все, что бог ни делает, – к лучшему. И это правда, надо только не замыкаться на той проблеме, которая существует. Я писал стихи, в которых выплескивал свои эмоции. Когда нас «удалили» из Большого театра в 1988 году, я не сильно переживал. Открылся мир, я мог смотреть любые интересующие меня спектакли.
Но мир открылся, когда нам было за сорок. Переживания рождали новые возможности – например, писать стихи, и они вдруг шли потоком, заполняя возникший вакуум. То же с живописью – сейчас она занимает больше времени, чем танцы. Я учился всю жизнь, потому что очень хорошо знал мир художников, любил живопись, у меня были друзья-художники. Начал писать маслом, позднее взялся за акварель – и сначала ничего не получалось.

Потом вдруг у меня появился неплохой эскиз, за которым последовала целая серия работ. Сейчас я почти каждый день пишу. А в августе традиционно на месяц уезжаю в Рыжевку, это – заброшенная деревня, где у меня есть свой дом, и рисую. Привожу в результате где–то 70-80 работ: это – как запой. Приблизительно три раза в год у меня проходят мои выставки.

» Это правда, что вы к тому же увлекаетесь теннисом?

Увлекался. Но начал я поздно, мне уже было за 40. А до этого я играл в волейбол и в настольный теннис, занимался немного боксом, фехтованием и плаванием. Спорт мне всегда был необходим. А для поддержания формы я ничего сейчас не делаю. Летом я иногда плаваю, обожаю солнце и море. Но не могу долго находиться на жаре – мне по душе лес, купание в озере или реке, сбор грибов.

» А для театров что вы сейчас ставите?

Я пересматриваю старые постановки, вношу изменения – ведь мы живые люди и, значит, меняемся все время. Современный зритель может иногда недоумевать, глядя на записи выступлений Карсавиной, Павловой – настолько их эстетика отличается от нашей. Поэтому я часто редактирую старые спектакли. До тех пор, пока существует наша школа, мы будем жить очень долго. Русский балет всегда требовал соединения чувства и мысли. Сейчас идет увлечение только техникой, но это временное. Невозможно при создании спектакля заниматься только пируэтами и прыжками, нужно ведь его наполнять и жизнью. Зрителя поражает, когда музыка и движение сливаются воедино, когда он видит, что человек, который танцует, как-будто сам рождает эту музыку и эти эмоции.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Окт 12, 2011 7:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083208
Тема| Балет, Иркутский музыкальный театр, Юбилей, Персоналии,
Авторы| Людмила Негода, специально для «Байкальских вестей»
Заголовок| Танец длиною в жизнь
Где опубликовано| "Байкальские Вести" №51
Дата публикации| 20110822
Ссылка| http://baikvesti.ru/archive/941-2011-08-22-10-14-26
Аннотация|

К 70-летию Иркутского музыкального театра



И снова в нашем театре праздник — юбилей театра. Конечно, мы думаем о нем, готовимся к нему. Уже сейчас, летом, продумываются номера к большому праздничному концерту. Мы пересматриваем фрагменты кинохроники Иркутска прошлых лет, пожелтевшие фотографии минувшего — и прошлое проходит перед нами… Обратимся к истории балета на иркутской сцене.



Первые шаги

Вот молодая красивая солистка балета 50-х лет минувшего века — В.Быкова, изящная прима-балерина тех лет Е.Кузнецова. В постановке Л.Барского в 1950 году иркутяне увидели балет «Штраумана», затем на сцене появились «Коппелия» Пуни и «Бахчисарайский фонтан» Б.Асафьева, «Эсмеральда» Ц.Пуни в постановке Т.Куржиямской.

В 60-е годы при театре существовала своя балетная студия, ее выпускники вошли в балетную труппу театра. Это позволило продолжить постановку балетов: зрители аплодировали балету А.Ш.Адана «Корсар», на сцене театра родился оригинальный балет на сибирскую тему «Даурия» на музыку иркутского композитора и дирижера А.Кулешова, в 1971 году — вновь «Бахчисарайский фонтан» в постановке Н.Пасиковой, где в партии Заремы блистала А.Щипачева.

В 60—70-е годы театр гордился талантливыми артистами балета В.Черненко, О.Кешишьянцем (ныне известный педагог и балетмейстер), В.Матлахом, А.Щипачевой, В.Федотовым, Н.Исаевым, Ю.Надейкиным.

В эти годы искусство балета Иркутска достойно представляли известные балетмейстеры: Е.Эджубова, Н.Пасикова, С.Хутыз, В.Громов, Л.Брунов и другие.

Эпоха Николая Катугина

Эстафету 70-х лет подхватил пришедший в театр заслуженный артист Карельской АССР Николай Катугин. Уже в Иркутске ему было присвоено еще одно почетное звание — заслуженный деятель искусств России. Вместе с ним в качестве репетитора по балету пришла и его верная спутница и соратница Е.Катугина.

Энергия Катугина била через край. Он сразил всех поклонников театра постановкой балетного дивертисмента в оперетте «Летучая мышь». Катугин мечтал о самостоятельном балетном спектакле, так появились балеты: «Ромео и Джульетта» на музыку Г.Берлиоза и спектакль по мотивам поэзии Гарсиа Лорки «Испанские напевы». Но самая блистательная его работа — балет, посвященный 300-летию Иркутска, воспевающий подвиг декабристов и их верных спутниц, по мотивам поэмы Н.Некрасова «Русские женщины», музыка композитора В.Кикты. Балет был назван в честь его главной героини Марии Волконской «Свет мой, Мария!». Этот поэтический, наполненный гражданским звучанием спектакль получил высокую оценку театральной общественности и выдвигался на соискание Государственной премии. Солисты И.Макеева, В.Раков, Л.Голованова, В.Сумкин, С.Черненко, В.Жилинский, исполнявшие главные партии балета, получили звание «Заслуженный артист РФ».


Новый статус — новые спектакли

С переходом в новое здание (с улицы Ленина — на улицу Седова) театр приобрел и новый статус — музыкальный театр. Это обязывало к постановке не только традиционных оперетт, но и опер, и балетов.

Но в конце 1989 года Н.Катугин ушел из жизни, и в театр был приглашен новый балетмейстер, энергичный Юрий Хисамов, бывший солист балета Мариинского театра.

Новый балетмейстер с энтузиазмом взялся за дело. Начиная с 1991 года каждый сезон в репертуаре появлялась премьера балетной классики и современной хореографии: «Шопениана», «Ангел» на музыку ансамбля «Биттлз», «Мелодии старой Вены» на музыку Штраусов, «Красный сарафан» на русские мелодии, «Пахита» Минкуса, «Эсмеральда» Пуни, «Кошкин дом» А.Кулешова.

Несомненно, ярким событием в театральной жизни Иркутска стала постановка балета Адана «Жизель». Для этой постановки была приглашена бывшая солистка Мариинского театра, одна из лучших исполнительниц Жизели, заслуженная артистка РФ К.Тер-Степанова. Партию Жизели танцевали также И.Козаренко, Т.Ослина.

В эти годы в балетную труппу театра влились новые исполнители: Л.Цветкова (нынешний главный балетмейстер), Л.Карпицкая, Т.Зубкова, А.Зубков, А.Каминский (ныне солист-вокалист Московской оперетты), А.Романенко, С.Калинин; выросло мастерство А.Ростовой, С.Курашиной, С.Логвиновой, И.Халеева, Е.Мастерчук, Н.Обуховой, В.Константиновой, О.Комаровой, С.Драницы, М.Жилинской, М.Демьяненко (ныне балетмейстер-репетитор в театре, художественный руководитель детской балетной студии).

На базе театра открылась детская балетная студия, лучшие ее воспитанники направляются театром в хореографические училища страны, чтобы после обучения вернуться на иркутскую сцену уже артистами балета.

Время вносит в переменчивую жизнь театра свои коррективы. В конце 90-х балетную труппу возглавил солист балета иркутской сцены 60-х годов, балетмейстер Ю.Надейкин. Его первая постановка в Иркутске — хореографические миниатюры «Мгновения любви», лирические танцевальные зарисовки понравились иркутянам. Затем последовали балеты: «Идол» на музыку ансамбля «Энигма», где дебютировала М.Чистякова-Стрельченко (ныне прима-балерина театра), балет «Порги и Бесс» на музыку Дж. Гершвина, «Кармен-сюита» Ж.Бизе и Р.Щедрина; балеты «Легенда о любви» Меликова и «Щелкунчик» Чайковского. Балет «Щелкунчик» был удостоен Губернаторской премии, а солистке И.Козаренко присвоено звание заслуженной артистки РФ.

Иркутский балет выходит на международную сцену



Вот уже десятый год балетную труппу театра возглавляет Людмила Цветкова, бывшая солистка балета. После успешно поставленных ею балетов «Сотворение мира» А.Петрова, «Чиполлино» с участием детской балетной студии театра руководство театра решило: зачем искать нового главного балетмейстера на стороне, когда в театре есть собственный талантливый балетмейстер, завоевавший уважение у балетной труппы и признанный зрителем? К постановке очередного балета «Серебряная нить» подключилась театральная рок-группа «Стихия» (ныне они называются «Экстраверты»); ими была сочинена и оригинальная музыка. Буквально потряс иркутских балетоманов страстный балет «Танго ночи» на музыку А.Пьяццоллы. Мировую балетную классику представил балет «Тщетная предосторожность» Гертеля (постановка В.Болонева, Улан-Удэ).

Людмила Цветкова получила звание лауреата Международного и Всероссийского конкурсов артистов балета и хореографов. На стажировку в области современной хореографии она была приглашена в Париж. Постоянными исполнителями хореографических миниатюр, поставленных Л.Цветковой, были ведущие солисты балета М.Стрельченко и С.Полухин.

Каждый сезон репертуарную афишу украшает новая премьера балета: романтическая, чудная «Золушка» С.Прокофьева, эмоциональный, трепетный балет «Ромео и Джульетта» С.Прокофьева; по оригинальным собственным либретто поставлены знаменитые балеты «Щелкунчик» П.Чайковского, «Пер Гюнт» Э.Грига и рок-балет «Кармен» Ж.Бизе, чья недавняя премьера прошла с большим успехом.

Огромный вклад в развитие балетного искусства кроме балетмейстера вносят, конечно, и сами артисты балета: прима-балерина М.Стрельченко, солисты Т.Садовая, Ю.Щерботкин, В.Гладких, Н.Гладких, М.Плесовских, Д.Ясницкая, Е.Горбунова, А.Ковалев, А.Россов и другие.

Нельзя не вспомнить о замечательных солистах балета С.Полухине, И.Халееве, об артистах балета Т.Алексеевой (ныне ассистент балетмейстера), В.Алексееве, И.Рымаревой, Н.Краевой, Н.Виноградовой и других. Труппу балета пополнили и совсем молодые танцоры.

Не уступает старшим коллегам и детская балетная студия, ставшая лауреатом множественных международных конкурсов во Франции, Германии, Болгарии, США, Испании, России (Москва, Санкт-Петербург). Силами студии поставлен прелестный балет «Дюймовочка», который они показывали на сцене Детского музыкального театра имени Натальи Сац в Москве.

На свой бенефис балетная труппа театра пригласила артистов иркутского балета всех поколений. Зал аплодировал стоя, на глазах у ветеранов балета были слезы. Славная танцевальная история нашего театра продолжается, год от года умножая славу иркутского балета.

И конечно, в программе юбилейного концерта театра, который состоится 4 ноября, зрителей снова будут восхищать мастера балета Иркутского музыкального театра.





Фото из архива театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 17950
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2011 7:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011083209
Тема| Балет, Башкирский Театр оперы и балета, Персоналии, Ирина Сапожникова
Авторы| Беседовала Лилия ЗИМИНА
Заголовок| Сапожникова в пуантах и без…
Где опубликовано| журнал "УФА" №8 (117)
Дата публикации| август 2011 г.
Ссылка| http://www.journal-ufa.ru/index.php?id=2276&num=117
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Грациозная походка и красивая осанка сразу выделяют Ирину Сапожникову из толпы. Кто эта девушка? Не балерина ли? Именно! Ирина - прима нашего Театра оперы и балета. Задействована практически во всех постановках. Нуреевский фестиваль - еще одна ступенька, где она блистала! Танцевала в балете «Семь красавиц», и зрители сразу выделили ее из всех. Нам Ирина рассказала о том, как ей удается успевать все, поведала о своих мечтах и планах, приоткрыла обратную сторону балета и даже разрушила несколько стереотипов.



- Как вы попали в балет?

- С детства любила танцевать, и брат мамы, наблюдая, как я, играя с подружками, пританцовываю, посоветовал отправить меня в хореографическое училище. Мне было уже 12 лет: для балета - переросток! Но у меня было такое огромное желание, что оно перевесило все доводы. Преподаватели сказали: «Приводите, возьмем!» Но тем же летом я сломала ногу. Думаете, меня это остановило? Как только сняли гипс, тут же отправилась на занятия, тренировалась, превозмогая боль в едва зажившей ноге. Все удивлялись моему упорству. Сейчас на профессиональной сцене уже седьмой год.

- Будучи лауреатом различных конкурсов, какой из них выделили бы?

- В прошлом году судьбоносным для меня стал II Международный конкурс артистов балета в Стамбуле. Были просто космические перегрузки. Все остальные конкурсы по сравнению с этим - цветочки. Танцевала вариации к балетам «Щелкунчик», «Дон Кихот», «Вальпургиева ночь», «Марионетки». В жюри входили известнейшие хореографы и танцовщики, возглавлял его Юрий Григорович. В полуфинал вышло 35 человек. Организаторы не стали разделять номинации на женский и мужской танец, а оценивали общее исполнительское мастерство. Я стала второй. Для меня этот результат - потрясающий.

- Есть ли секрет совершенствования в искусстве?

- Участие в конкурсах. Растущего артиста это приподнимает, стимулирует, выводит на новый уровень. На различных конкурсах я часто вижу московских, питерских танцовщиков, из Красноярска, из Донецка, уфимских - практически нет! Очень немногие наши балерины отваживаются выйти за рамки родного театра. А зря!

- Что сейчас актуально в балете?

- Модерн, импровизация, свобода выражения себя в танце, собственная интерпретация. Классикой сейчас никого не удивишь. Но наше искусство часто непредсказуемо, открытия происходят там, где порой и не ждешь. Однако парадоксы в искусстве обязательны! На это и идет зритель.

- Только не наш. Часто наблюдаю в зрительном зале пустые кресла…

- Это - наша беда. Меня удивляет, что на фестивальные спектакли просто так не попадешь, яблоку негде упасть, даже если цены зашкаливают, а начинается обычный театральный сезон - и видишь полупустой зал. Это всегда коробит нас… Поэтому ответить на вопрос,- на что идет зритель - сложно.

Конечно есть таланты-уникумы: кто-то феноменально прыгает, как Осипова, кто-то берет харизмой, артистизмом… Есть балерины, у которых невероятно отточена техника. Но техника все-таки не главное, я все больше и больше в этом убеждаюсь. Должно быть что-то, какая-то изюминка, которая и покоряет зрителя. Мой педагог Галина Сабирова как-то показала мне свои видеозаписи танцев - я была восхищена их красотой. Раньше не было принято высоко прыгать, подъем ноги был не больше, чем на 45 градусов, но как все это великолепно смотрится! Вот чем надо удивлять зрителя - артистизмом, легкостью! Часто же так получается, что артисту для того, чтобы привлечь к себе внимание, нужен эпатаж, скандал.

- Что назвали бы проблемой в современном искусстве танца?

- Подражание. Артисты становятся похожими друг на друга, нет индивидуальности.

- Развей мифы балета. Есть ли легкие спектакли?

- Нет. Легких не бывает. Прихожу после репетиции и даже пошевелиться не могу от усталости! Хочется просто лежать и не двигаться, вот такой это изматывающий труд. Хотя, конечно, у всех порог усталости разный. Но, если у тебя днем репетиции, вечером представление… Нет, не зря балерины уходят на пенсию в 40 лет.

- Чем питаются невесомые, как перышко, феи сцены?

- Ограничивать себе в еде приходится. Не знаю никого, кто позволил бы себе есть все, что хочет. Так не бывает! На отдыхе, без постоянного тренинга могу прибавить в весе килограмм - другой. Это очень много для нашей профессии! Поэтому нужно следить за собой всегда. Хотя физические данные у всех разные. К примеру, у меня подруга вообще никогда не поправляется, и вышла на сцену через три месяца после родов, но это - редкость. В основном, сплошные ограничения…

- Что отнял у вас балет?

- Да практически все. Я забыла, что такое прогулка, походы в кино. Просто, как все, посидеть с подругами в кафе..

- Однако и дал много…

- Открыл весь мир!

- Личная жизнь - тайна?

- Мой молодой человек работает в театре, так что мы вместе целый день.

- Вы отдали бы своего ребенка в балет?

- Если только у него будет огромное желание. Это - адский труд, здесь нужны талант и желание, силком тянуть ребенка в балет ни к чему. Некоторые родители хотят видеть своих детей артистами, но ведь это дано немногим, а заставлять ради своих амбиций - очень жестоко. С другой стороны - одно только желание «я хочу!», если оно есть у маленького человека, может сотворить чудеса. Правда, знаю многих выпускников хореографического училища, которые после его окончания ушли поступать в технические вузы, получать более земные профессии. А годы, проведенные в училище, были для них потеряны…

- Что назвали бы главной проблемой театра?

- Нет пропаганды нашего искусства. Нас вообще не знают. Как-то села в такси и попросила довезти до Театра оперы и балета, а в ответ слышу: «А где это?»

- У вас есть поклонники?

- Знаю точно, что мама, папа, друзья, близкие всегда в зрительном зале. Я чувствую их даже, если танцую в другом городе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 6 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика