Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 19, 2011 2:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011081903
Тема| Балет, Музыкальный театр Карелии, Планы на сезон, Персоналии,
Авторы| Николай Алексеев
Заголовок| В преддверии нового театрального сезона
Где опубликовано| © Администрация Главы Республики Карелия
Дата публикации| 20110819
Ссылка| http://gov.karelia.ru/gov/News/2011/08/0819_10.html
Аннотация| ПЛАНЫ НА СЕЗОН

Говорить о репертуаре будущего сезона в условиях, когда провинциальные (и не только) театры поставлены перед фактом самостоятельного поиска денег на новые постановки, довольно затруднительно. Яркий пример тому – прошедший сезон Музыкального театра Карелии. Было много планов. Окрыленные успехом «Ромео и Джульетты» на Золотой Маске в Москве, руководители театра с энтузиазмом приступили к подготовке постановки «Золушки» того же Прокофьева, амбициозно предполагая показать этот проект отборочной комиссии. Художественный руководитель балета театра Кирилл Симонов планировал также интересные постановки «Дафниса и Хлои» и «Пульчиналлы», «Спящей красавицы». Были изготовлены очень интересные макеты декораций, эскизы костюмов...

Пресловутый кризис отодвинул воплощение мечт на неопределенный срок. Обидно вдвойне, потому что успех «Золотой Маски» необходимо закреплять и тем самым доказывать, что он был не случайным. Но, нет худа без добра. Благодаря тому, что постановки Кирилла Симонова и его театра не участвовали в «Маске» этого года, он был приглашен в состав жюри и получил редкую возможность увидеть срез того, что сегодня происходит в стране в жанрах музыкального театра. По словам хореографа это было ему очень полезно, поучительно и, немного, удручающе. И, опять-таки, нет худа без добра: руководство театра, обложенное со всех сторон тяжелой данью, искусно балансируя между судебными решениями и необходимостью выживания, находит, хоть и минимальные, но все же средства на новые постановки. Театр выпускает довольно прилично отрепетированную, выдержанную в правильном, фокинском, стиле «Шопениану» (большая заслуга в успехе проекта принадлежит Екатерине Климковой – новоиспеченному директору труппы карельского балета – корифейке Мариинского театра) и, с большими трудностями, на грани авантюризма, в конце сезона состоялась премьера классического балета «Корсар»...

Теперь – сравните планы театра на прошлый сезон и их реализацию. Что называется – «почувствуйте разницу!» Художественный руководитель карельского балета сумел провести свой корабль сквозь надуманные рифы мирового финансового кризиса, сохранил труппу, при этом существенно повысив ее профессиональный потенциал. Это было отмечено руководителями ведущих хореографических учебных заведений России. В труппу были приняты выпускники Перми, Вагановской Академии. В театре теперь танцуют граждане Украины, Австралии, Японии, Румынии. Однако Симонов-хореограф в последние два года в Карелии ничего оригинального не создавал. И это была бы трагедия для молодого художника, если бы не реализованное в прошлом сезоне интересное предложение Литовского театра поставить «Коппелию» вместе с М.Шемякиным...

Надо учитывать еще и тот факт, что театр недавно открылся после более чем трехлетнего ремонта, и репертуар только-только нарабатывается. В этих условиях для выживания остро необходимо репертуар расширять. Для этого нужны средства, которых нет. Круг, больше похожий на удавку, замыкается, затягивается. Положение становилось отчаянным и безысходным. Было невозможно поверить, что шестилетний колоссальный труд хореографа и его сподвижников, возродивший карельский балет, был торпедирован полным непониманием местных властей. И справедливость восторжествовала: в канун закрытия сезона правительством Карелии были приняты поправки к бюджету, и деньги на новые постановки в следующем сезоне у театра появились. В результате, на сегодняшний день, можно с определенной степенью вероятности говорить о том, что в Петрозаводске 1-го октября 2011 года состоятся премьеры одноактных балетов «Пульчинелла» и «Свадебка» на музыку И.Стравинского, 17-го февраля 2012 года – долгожданная премьера «Золушки», 30-го мая 2012 года – оригинальная версия Симонова «Лебединого озера».

«Пульчинелла» была поставлена Симоновым в Новосибирском театре оперы и балета. Не рассчитанная на коммерческий успех, постановка, тем не менее, держалась в репертуаре достаточно для того, чтобы себя окупить. К музыке Стравинского Симонов тогда подошел очень трепетно (заметим, что так он поступает не со всеми балетными композиторами, но Чайковский, Прокофьев и Стравинский для него в этом аспекте – священное табу). Совершенно не перерабатывая сюжет комедии дель арте, хореографу удалось наполнить его современными эмоциями, что пользовалось успехом у новосибирской публики, и было очень интересно труппе театра: воплощать хореографические и драматические идеи постановщика. Но ставить ковер-версию в Петрозаводске Симонов не собирается: он поручает этот проект молодому талантливому танцовщику своей труппы – лауреату «Золотой маски», Владимиру Варнаве. К этому проекту он присоединяет «Свадебку» того же композитора. Эту работу будет делать датский хореограф шведского происхождения Мартин Форсберг. Швед – ровесник Кирилла, успевший поработать с Датским Королевским балетом и Куллберг балетом. Москвичи могли видеть его «Работу» в 2009 году в зале «Оливье» в проекте, организованном московским танцевальным агентством «Цех». Переговоры еще ведутся, и, возможно, вместо «Свадебки» будет выбрано другое произведение Стравинского. Но в любом случае получается своеобразный Work-Shop, не санкционированный балетный конкурс новых хореографов в Петрозаводске.

«Золушка», как и «Пульчинелла» Симоновым впервые была поставлена в Новосибирске. И даже получила «Золотую Маску». Тем интереснее познакомиться с новым прочтением гениальной музыки Прокофьева. Тем более, что и художник-постановщик Эмиль Капелюш, тот же, что и в новосибирской версии.

Под конец сезона планируется еще один «ремейк» Симонова – «Лебединое озеро». В 2008 году он уже ставил «Лебединое» в Петрозаводске. 4 акта тогда были сведены в четыре картины. Хореография и костюмы «белых» актов-картин остались не тронутыми. 1й и 3й акты танцевались в бальных туфлях (кроме «черного» Pas de Deux). Этот проект позволял приглашать солистов Мариинского театра на главные партии, пользовался успехом на зарубежных гастролях. Сегодня профессиональный уровень карельской балетной труппы позволяет обходиться своими собственными солистами. И, хотя логичнее было сохранить в репертуаре эту версию и ставить «Спящую красавицу», тем самым «закрыть тему» балетов Чайковского в Петрозаводске («Щелкунчик» уже был поставлен Симоновым в 2009 году), решение хореографа на данный момент именно такое: «Лебединое озеро». Вопросы о причинах принятия такого решения и о том, каким будет будущий спектакль остались сегодня без ответов...

К этим трем премьерным проектам в репертуар необходимо добавить уже существующие и пользующиеся популярностью среди петрозаводской публики балеты: «Ромео и Джульетта» – уже легендарный балет в Петрозаводске и «Щелкунчик» – самый кассовый проект, прошлого сезона. Костюмы и декорации были выполнены по сохранившимся эскизам премьерной постановки Мариинского театра 1892 года. Напомню, что 10 лет назад Симонов уже ставил «Щелкунчика» в Мариинском театре вместе с М.Шемякиным. В Петрозаводске же идет балет-стилизация, в котором сохранившаяся оригинальная хореография дополнена номерами Симонова в стиле «а ля Петипа».

И, конечно, нашумевший своей более чем успешной премьерой, эффектный и зрелищный «Корсар». Столичные профессионалы, которым удалось посмотреть этот спектакль, были приятно удивлены уровнем исполнения солистов и кордебалета. Конечно, среднестатистический уровень балетных данных труппы несравним с ведущими столичными компаниями, но общий уровень школы карельских артистов заметно вырос и очень хорошо виден именно в этом спектакле. Некоторые вещи (например, точность поз и синхронность кордебалета) удаются танцовщицам даже лучше, чем то, что мне удавалось видеть, скажем, в Мариинском. Интересно отметить, что Кирилл Симонов в этом спектакле выступил не только в роли постановщика, но и художника по костюмам.

За два сезона после ремонта Музыкальный театр не сумел еще наработать репертуар, позволяющий рассчитывать на ощутимый коммерческий результат. Но год за годом балет в Карелии становится все более и более популярным. Отрадно, что на спектакли приходит много молодежи. Это позволяет надеяться, что у карельского балета есть будущее, есть развитие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 19, 2011 2:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011081904
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| Светлана СИМАКОВА, специально для Chelyabinsk.ru
Фото Олега КАРГАПОЛОВА
Заголовок| Юрий Бурлака,
балетмейстер, заслуженный артист России:
«Мы никого не клеймим»

Где опубликовано| Chelyabinsk.ru
Дата публикации| 20110819
Ссылка| http://chelyabinsk.ru/weekend/426348.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Недавний художественный руководитель балета Большого театра Юрий Бурлака приехал в Челябинск поработать с нашей балетной труппой над спектаклем «Золотой век русского императорского балета», который он поставил в 2008 году. Однако в этом сезоне он вновь выступит в качестве балетмейстера – с Василием Медведевым они будут ставить на нашей сцене грандиозный балет «Эсмеральда» Мариуса Петипа на либретто Жюля Перро по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» и музыку Цезаря Пуни. Московская и берлинская публика уже оценила достоинство этого балетного шедевра.



«Эсмеральда» по-челябински

– Вы с Василием Медведевым поставили «Эсмеральду» в Москве и Берлине, это разные спектакли. Какой будет челябинская «Эсмеральда»?


– Если вспоминать историю этого балета, то в Лондоне 1844 года, где он был поставлен впервые, он был камерным. Попав в Россию спустя четыре года, «Эсмеральда» превратилась в имперский масштабный балет. Потому что по сравнению с труппой Лондонского театра труппы Мариинки и Большого были огромными – это сохранялось на протяжении всего 19 да и 20 века. Поэтому редакция Мариуса Петипа – это четыре акта с огромным количеством картин, с гораздо большим числом исполнителей на сцене. В 1926 году Тихомиров возобновил «Эсмеральду» в Большом, а в 1935 году Агриппина Ваганова сделала это в Мариинке. Эти постановщики по-своему трактовали сюжет внутри структуры спектакля. Большая история этого спектакля позволяет его трансформировать по-разному в каждом театре на основе главного. Два спектакля, которые мы создали с Василием Медведевым в Большом театре и Берлинской опере, действительно, отличаются друг от друга, потому что, если в труппе Большого театра 220 человек, то в Берлинском балете – 80. А в челябинском артистов сегодня около 50-ти. Поэтому здесь мы будем опираться на версию Берлина, но сделаем спектакль еще более динамичным и компактным.

– У нас будет «Эсмеральда» в двух актах, как в Берлинской опере?

– Да. Сейчас решается вопрос декораций и костюмов.

– Есть проблемы?

– Проблема в том, что в Челябинске не осталось нормальных цехов по производству костюмов и декораций. К сожалению, в определенный период нашей истории много чего развалилось. Поэтому сейчас решается вопрос, где будут изготавливаться декорации и костюмы. Их изготовление, кстати, потребует большего времени, чем сама постановка балета. Поэтому речь идет о премьере второй половины сезона. Не хочу повторения ситуации, которая возникла во время постановки «Золотого века русского императорского балета», – из-за неготовности костюмов премьеру пришлось на месяц переносить. Мы с художниками-постановщиками Альоной Пикаловой и Еленой Зайцевой тогда категорически настояли на том, что, пока не будет все доделано в деталях, премьеры быть не должно. Потому что мы отвечаем за свою работу.

– Судя по тому, что писали критики о спектаклях в Большом и в Берлине, балет получился очень богатым в плане декораций и костюмов. Немцев даже удивила такая роскошь. У нас все будет в десятки раз скромнее?

– Все, конечно, зависит от материальной базы. Если сравнивать Большой театр и Берлинскую оперу, то это тоже разные деньги, потому что Большой – первый театр страны, есть огромный попечительский совет, состоящий из известных людей, который дополнительно его финансируют. В Берлине все было гораздо скромнее. Тем не менее нам удалось из предложенных средств создать не менее имперский спектакль, потому что для нас важна история спектакля. Если мы беремся восстанавливать спектакль прошлого, то мы должны все слагаемые восстановить в гармоничном сочетании. Мы не говорим об аутентичном спектакле, но это должно быть очень близко к оригиналу Петипа.

– С Петипа в свое время работали известные художники?

– Это для Фокина в начале 20 века Бакст делал декорации и костюмы. А при Петипа к постановкам был несколько иной подход и существовала четкая специализация: одни художники занимались архитектурой, другие исключительно ландшафтом... Это все были скромные труженики своего времени, но прекрасно владеющие своим искусством, что сегодня утрачено в России. Только итальянцы в наши дни старательно выписывают все детали убранства спектаклей. Они сегодня считаются лучшими в мире театральными художниками. А мы с Алексеем Ратманским при постановке балета «Корсар» столкнулись с тем, что люди абсолютно разучились за ХХ век детализировать в декорациях и костюмах эпоху и стиль прошлых столетий.

– Для постановки в Челябинске вы привлечете свою команду художников?

– Скорее всего. Обычно я работаю с Альоной Пикаловой и Еленой Зайцевой – художниками-постановщиками из Большого театра.

– Костюмы будут отшиваться в Большом?

– Думаю, нет, потому что там сложный период – в октябре открывается историческая сцена театра, там будут премьеры, гала-концерт... Скорее всего, костюмы будут заказаны мастерским Красноярского театра оперы и балета. По декорациям вопрос пока не решен – возможно, это будет Петербург. Для такого объема ваш декорационный цех не годится. Утраченное всегда сложно восстанавливать, для этого нужно большое желание и материальные возможности.

– Сейчас вы проводите в Челябинске репетиции своего спектакля «Золотой век русского императорского балета», стало быть, нашу труппу знаете хорошо – готова ли она к постановке «Эсмеральды»?

– В этом плане душа постановщика всегда неспокойна. Чем всегда славился русский театр, так это своим кордебалетом, потому что педагоги-репетиторы добивались единого «дыхания» артистов на сцене, то есть превращали кордебалет в единый ансамбль сильфид, виллис, лебедей... В Челябинске труппа состоит из артистов разных балетных школ, и, соответственно, большая работа предстоит над единым исполнительским стилем.

– Судя по тому, что либретто «Эсмеральды» написано по роману Виктора Гюго – мастера массовых сцен, – большая нагрузка ложится как раз на кордебалет?

– Да, и здесь возвращусь к началу нашего разговора: для челябинского театра постановка «Эсмеральды» очень полезна, потому что это один из немногих спектаклей классического наследия, который как раз богат своим разнообразием. Здесь есть и характерные танцы, и классические, есть игровые партии... Все это помогает разносторонне раскрыть любую труппу. Я в этом уже убедился.

«Низы» и «верхи» вне политики

– Скажите, почему этот спектакль не возобновлялся в Большом театре после Второй мировой войны?


– Возникли другие спектакли, другие надобности, к наследию относились достаточно прохладно – Москва всегда была открытой и широкой, а потому разбрасывалась достижениями прошлого и только потом все спохватывались... Петербуржцы всегда к своему наследию относились более бережно, хотя над ними смеялись, издевались, считали их «сухарями», но, как показало время, они правильно все делали.

– Любил ли советский зритель балет «Эсмеральда»?

– Его очень любили и во времена Петипа, и позднее. Потому и Тихомиров с Вагановой к нему обратились в свое время, правда, в их версиях «низы» были приподняты в сюжете, «верхи», напротив, принижены – такова была политическая ситуация. Хотя у Гюго так, конечно, не было, было просто два мира, и зритель был волен симпатизировать персонажам из того или другого.

– Что в вашем спектакле происходит с «низами» и «верхами»?

– У нас абсолютно история Мариуса Петипа – все классические танцы «верхов» очень декоративны, классический танец всегда – красота и эстетика. А «низы» наши очень театральны, балетны – это псевдонизы и псевдоцыгане. Мы никого не клеймим, во всем красота и театральность.

Избалованные «Щелкунчиком»

– В Европе этот балет не был сохранен, хотя его история берет начало в Лондоне?


– Там исторически сложилось все по-другому. Россия была огроменной империей, и балет как жанр во всем своем разнообразии органично вошел в ее культуру и был сохранен, хотя родился балет в Италии, а его расцвет произошел во Франции. Но в то время как Россия продолжала расти и развиваться как империя, Франция, напротив, начала угасать. То же самое произошло с французским балетом – было время, когда в труппах мужские партии танцевали женщины, мужчины в балете перестали играть главенствующую роль. В упадок пришло танцевальное искусство. Поэтому к началу ХХ века ни в Англии, ни во Франции, ни в Италии классического балета практически не осталось. Почему и начал в этих странах развиваться жанр ревю – то, что потом стало мюзик-холлом. Вернули балет на западную сцену дягилевские танцовщики, которые после революции разъехались по всему миру и стали создавать балетные труппы. А все большие балетные спектакли – «Лебединое озеро», «Щелкунчик» и другие – на Запад пришли в 60-х годах ХХ века благодаря Рудольфу Нурееву, Наталье Макаровой, Михаилу Барышникову. Они познакомили зрителя сначала с фрагментами этих балетов, потом были воссозданы отдельные акты, а потом поставлены спектакли в их редакции.

– И благодаря возобновлению гастролей наших театров на Западе?

– Да, когда открылись границы для театральных коллективов в 60-е годы.

– Вы долго танцевали на сцене, чем дарила западная публика русских балетных артистов после таких гастролей, после представления именно классики?

– Я стал живым свидетелем недавних гастролей Большого театра в Лондоне, когда был художественным руководителем ГАБТа. Мы танцевали там три недели. Впервые Большой театр вывез сразу девять балетных названий, восемь из которых были классическими. Только на люстрах британцы не висели. И это был фурор. Только российские артисты балета могли продемонстрировать такую мощь, – когда огромное количество мужчин-танцовщиков одновременно выходят на сцену в «Спартаке», трудно передать, что творилось в зале, у меня самого дух захватывало. Это же здорово! А западная публика вообще не избалована такими спектаклями. К тому же «русская балетная школа» – это не пустой звук, это неповторимо, это особое дыхание. Плюс отличный от европейского подход к декорационной живописи и костюмам. Все это и дает тот эффект, когда в залах аншлаги и восторг. Не говоря уже о том, что такой репертуар сохранился только в России, потому что сохранен сам репертуарный театр. На Западе система абсолютно другая. Наш балет «Эсмеральда» в Берлине, который был поставлен в прошлом году, идет блоками: шесть спектаклей в октябре, к примеру, а на следующий год – несколько спектаклей весной. Все. Больше зрители не увидят этот спектакль в сезоне. У нас же «Лебединое озеро», «Щелкунчика» и другие балеты можно смотреть круглогодично. Наша публика в этом плане избалована.

– Не кажется ли вам, что эта избалованность привела к тому, что публика пресытилась классикой? Килиан и другие современные западные балетмейстеры вызывают у нее тот же восторг, что у англичан наш знаменитый «Щелкунчик»?

– Публика не пресытилась классическими спектаклями, а в Челябинске-то уж точно – слишком немногочислен ваш классический репертуар, что очень обидно. К тому же классика – база, основа любого академического театра. Другое дело, когда театр авторский, как у вас, – Ольги и Владимира Поны, – они занимаются своими вещами. И у Большого, и у Мариинки 70 процентов репертуара – классика, потому что это вечно, как в живописи, поэзии и музыке. Но, конечно же, в репертуаре должны быть спектакли, накопленные и в ХХ веке. Российские и зарубежные. Другое дело, что тот же Килиан не всем дает разрешение ставить свои спектакли и достаточно дорог для постановки. Но, конечно же, театр – не только классический репертуар, надо приглашать современных хореографов, должна быть соблюдена определенная пропорция.

Прибавлять к «золотому запасу»

– Как вы относитесь к тому, что региональный театр позволяет себе «одноразовые» спектакли? К примеру, несколько балетов поставил в Челябинске Герман Прибылов, но где они? Состоялись премьеры и все – не удержали их в репертуаре, хотя потрачены немалые средства – изготовлены были очень хорошие костюмы, декорации... И зрители уже отреагировали на постановку «Эсмеральды»: опять спектакль «на один сезон»? Не потому, что они не доверяют вам, как постановщику, а потому, что уже есть печальный опыт...


– Возможно, в этом виновата история с переменами в руководстве вашего театра, а также недостаточное количество артистов балетной труппы и, как следствие, невозможность показа разнообразных балетных спектаклей?

– Но в Большом театре руководство тоже меняется довольно часто. Там тоже «зачищается» репертуар?

– Нет, в Большом такого не происходит. Так как в балетной труппе 220 артистов, а количество спектаклей за 40, поэтому там всегда проблема – как прокатать весь огромный репертуар, а не количество людей его исполняющих. Каждый сезон добавляет два новых спектакля, но старые не убавляются. Притом что долгие годы в театре была только одна сцена.

– То есть мы одни такие – расточители?

– Не хочу никого оскорбить, но это не расточительность, а недалекость. Балет «Привал кавалерии» Германа Прибылова, насколько я знаю, прошел на вашей сцене всего три раза, хотя это совершенно чудный спектакль. Но залили декорации и почему-то никак их восстановить не могут, хотя костюмы новенькие. Я предложил не далее как сегодня взять в «Золотой век русского императорского балета» па-де-де из «Привала кавалерии», чтобы использовать эти костюмы, и чтобы артисты могли танцевать этот по-настоящему маленький шедевр. «Привал кавалерии» очень хорош для того количества артистов, которые сейчас есть в труппе, его стоит восстановить. Сейчас такого репертуара – позитивного – очень не хватает нашим театрам.

– Вы не просто репетируете «Золотой век русского императорского балета», но вносите некоторые изменения?

– Я хочу расширить границы спектакля, чтобы в случае необходимости, была возможность выбирать, трансформировать. И сегодня мне очень комфортно общаться с вашим новым руководством, в частности, с новым главным балетмейстером Юрием Клевцовым, потому что он меня понимает и поддерживает. Хорошо также, что решили восстановить в театре прекрасный балет «Слуга двух господ» Чулаки в постановке Марии Большаковой, я вчера пересмотрел этот спектакль в записи и могу сказать, что это замечательный, позитивный, живой спектакль, с хорошими костюмами и декорациями – настоящий эксклюзив. Нужно держать такой репертуар всеми силами, независимо ни от каких перемен. И к этому «золотому запасу» прибавлять и прибавлять.

– Что бы вы еще поставили для нашей труппы, зная ее возможности?

– Каверзный вопрос, мое мнение может не совпасть с мнением руководства театра. Театр должен строить репертуарную политику таким образом, чтобы она позволяла отличать его в пространстве других театров. Но я все-таки скажу, что рекомендовал бы ставить проверенные временем спектакли классического наследия. Это важно для профессионального роста труппы. Если говорить лично обо мне, я бы продолжил историю, начавшуюся с «Золотого века русского императорского балета», почему бы не сделать «Серебряный век русского балета»? Это работы Фокина, конечно же. Можно сделать и вечер советского балета – там столько всего замечательного накопилось: «Пламя Парижа», «Красный мак», балеты Якобсона, Голейзовского... И можно пригласить балетмейстеров, которые поставят что-то из западной классики ХХ века, там тоже очень много всего.

– Сейчас, когда вы покинули Большой, согласитесь ли занять место художественного руководителя в каком-то другом театре?

– Ни за что! (Смеется.) Художественным руководителем я уже был в двух театрах – «Русский балет» и ГАБТ – мне этого хватило. Это больше административная работа, а я – человек художественный, не зря же мой предшественник в Большом театре и одноклассник Алексей Ратманский по тем же причинам покинул стены этого театра. Мне хочется ставить, учиться на своих удачах и неудачах. Это гораздо интереснее. Люблю заниматься репетиторской работой, что и делаю сейчас в Челябинске, работая над своим вечером «Золотой век русского императорского балета», которым откроется сезон. Остаюсь педагогом-репетитором в театре «Русский балет», где работал долгие годы. А также остаюсь преподавателем Московской государственной академии хореографии и, надеюсь, продолжу исследовательскую работу в области классического наследия балетного театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 22, 2011 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082201
Тема| Балет, гала-концерт в Ханое, Персоналии, Анна Тихомирова, Артем Овчаренко
Авторы| Ольга Свистунова, Юрий Денисович
Фото Олега КАРГАПОЛОВА
Заголовок| Выступлением артистов балета Большого театра в Ханое завершился Конгресс ЮНЕСКО
Где опубликовано| © ИТАР-ТАСС
Дата публикации| 20110820
Ссылка| hhttp://www.itar-tass.com/c11/208220.html
Аннотация|


Оглушительной овацией и возгласами "Браво" в Ханое завершился сегодня УШ Конгресс Всемирной федерации клубов и обществ ЮНЕСКО. Такую восторженную реакцию делегатов из 60 стран вызвало выступление балетной пары из Большого театра Анны Тихомировой и Артема Овчаренко, которые стали участниками гала-концерта, посвященного закрытию форума.

Вьетнам впервые принимал у себя подобный саммит. И его организаторы старались, чтобы все было на высоте. К тому же Всемирная федерация клубов и обществ ЮНЕСКО в нынешнем году отмечает свой 30-летний юбилей. Это обстоятельство еще больше придало значимости событию.

На открытии Конгресса выступил вице-премьер правительства СРВ Нгуен Тхиен Нян. Видеообращение к форуму направила генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова. Помимо того, на саммите присутствовал ее личный представитель Коитиро Мацуура, который сам возглавлял эту организацию целых 10 лет - с 1999 по 2009 год. И таких заслуженных деятелей в Ханой съехалось немало, в целом же в работе Конгресса приняли участие свыше 200 делегатов со всего света.

На пленарных заседаниях, продолжавшихся в течение двух дней, они горячо обсуждали вопросы мира и безопасности, расширения сотрудничества государств в области образования. науки и культуры - собственно то, чем и занимается ЮНЕСКО.

Но словами, к счастью, дело не ограничилось. Устроители Конгресса постарались наглядно продемонстрировать достигнутые успехи, подготовив грандиозный интернациональный гала-концерт, в котором страны-участницы саммита были бы представлены лучшими художественными номерами. Затея удалась на славу. Зрители тепло принимали абсолютно всех артистов. В их числе были совершенно неординарные. К примеру, как можно не восхититься индийской танцовщицей, которая, установив на голове 8 серебряных сосудов. словно пава плывет по сцене, завораживая пластикой и виртуозностью движений.

Потрясающий номер представили публике и трое британских парней. Вооружившись скрипкой, гитарой и гармоникой, они пели народные английские песни так, что зрители не могли удержаться от аплодисментов, которые также послужили своеобразным аккомпанементом музыкантам Туманного Альбиона.

И все же главными фаворитами программы стали артисты балета Большого театра. Зал замер, как только зазвучала музыка Адана и на подмостках появилась красивая молодая пара - лауреат Московского Международного конкурса артистов балета Анна Тихомирова и восходящая звезда ГАБТа 24-летний Артем Овчаренко. Исполненное ими адажио из балета "Корсар" очаровало зрителей, которые устроили россиянам долго не смолкавшую овацию. Артистов вызывали на "бис", одаривали цветами, а потом к ним выстроилась длинная очередь за автографами. Анна и Артем не скрывали радости - им удалось подтвердить марку Большого театра, и они были счастливы.

Как сообщил ИТАР-ТАСС генеральный секретарь Всемирной федерации клубов и обществ ЮНЕСКО Нгуен Суан Тханг, принято решение направить руководству ГАБТа благодарственное письмо за предоставленную возможность показать на саммите ЮНЕСКО в Ханое высокое искусство Большого балета.

© ИТАР-ТАСС. Все права защищены
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 22, 2011 4:18 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082202
Тема| Балет, театр им. Станиславского и Немировича–Данченко, Персоналии, Алексей Любимов
Авторы| Мила МЕЛЬНИКОВА
Заголовок| Солист Московского театра им. Станиславского и Немировича–Данченко Алексей Любимов: «Хочу танцевать на саранской сцене!»
Где опубликовано| Известия Мордовии №125 (24.568)
Дата публикации| 20110822
Ссылка| http://www.izvmor.ru/article_13385.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



В плотном, расписанном на год вперёд творческом графике солиста Московского академического музыкального театра имени К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко Алексея Любимова – спектакли, гастроли по России и за рубежом: Европа, Америка, Япония, Китай, репетиции и премьеры новых постановок.

Сейчас в его репертуаре – ведущие партии в классических «Лебедином озере» (принц Загфрид), «Призрачном бале», «Штраусиане», принц в «Золушке», Парис в «Ромео и Джульетте», в «Снегурочке», «Эсмеральде». Несколько лет назад всемирно известный Джон Ноймайер, взявшись поставить в России свою «Чайку» по мотивам Чехова, на роль Кости Треплева выбрал Алексея Любимова. Потом эта «Чайка» с восторгом принималась не только в Москве, но и избалованной заграничной публикой.

И великий Григорович, решивший через почти полвека реанимировать сказочный «Каменный цветок», роль Данилы-мастера доверил не кому-нибудь, а именно Любимову, в котором удивительным образом сочетаются мужественность и чувственная романтичность.
Сам Алексей неоднократно признавался, что ему всё-таки ближе классика. Хотя он не менее востребован и постановщиками авангардной хореографии. А. Любимов занят в широко нашумевших бессюжетно-абстрактных спектаклях испанского хореографа Начо Дуато «Na Floresta» («В лесу») на музыку Вила-Лобоса и «Por Vos Muero» («За вас приемлю смерть») на средневековую старинную испанскую музыку под «аккомпанемент» поэзии Гарсиласо де ла Вега, «Slice to Sharp» («Затачивая до остроты») финна Йорна Эло, а также в одноактных, поставленных чехом Иржи Киллианом «Маленькой смерти» и «Шести танцах», которые в этом году завоевали национальную театральную премию «Золотая маска».

Тот же Джон Ноймайер, теперь готовящий к выпуску собственную «Русалочку», главную мужскую партию - принца Эдварда - опять поручил Любимову.

Это в родном «Стасике», где Алексей танцует уже более десяти лет. А ещё по приглашению и в других театрах он исполнял партии Ивана («Иван Грозный»), Принца («Щелкунчик»), одно время выступал в сольных программах Анастасии Волочковой.

А всё-таки тянет домой, в Мордовию. Потому что здесь – мама, бабушка, старые, ещё с самого детства, друзья. Потому что именно здесь, в Саранске, будучи учеником Республиканской хореографической школы, когда-то впервые вышел на большую, настоящую театральную сцену в настоящем серьёзном балетном спектакле «Щелкунчик» на музыку Чайковского, поставленном Лидией Акининой.

Повидав множество стран и крупных мировых столиц, Алексей с удовольствием любуется Национальным мордовским театром: «Здорово!». И фотографируется на фоне оригинального интерьера.

Несколько раз проходил мимо уже почти готового к открытию нового здания республиканского театра оперы и балета.

- Внешне очень впечатляет! Правда, как там внутри, пока не видел, но очень интересно!

- Только посмотреть? А самому выступить не хочется? Кстати, саранских поклонников балета огорчило, что среди участников последнего фестиваля, организованного Яушевским музыкальным театром, а там выступали замечательные танцовщики и примы из различных регионов страны и Белоруссии, не оказалось Алексея Любимова.

- Конечно, мне очень приятно! Я с огромным удовольствием выступаю в родном городе. Просто, увы, не всегда удается совместить занятость в Театре Станиславского, гастроли с предложениями выступить, к примеру, на том фестивале. В Москве у нас как раз были премьерные спектакли. Но осенью, на открытие сезона Якушевского театра мы с моей партнёршей Оксаной Кардаш участвовали здесь в гала-концерте.

- Да, конечно, мы помним ваше исполнение трогательных фрагментов из «Призрачного бала» в хореографии Дмитрия Брянцева. Алексей, а что бы ещё хотелось вам показать, если в ближайшую перспективу представится такая возможность? Тем более уже совсем скоро наш Музыкальный театр справит новоселье, откроется новая театральная площадка.

- Мне много чего хотелось бы станцевать тут, - задумывается. - …Хочется показать и классику, и балеты в модерновой стилистике. Потому что саранский зритель очень мало знает, что я вообще умею, как выглядит сегодня хореографическое искусство.

Только лишь одного, даже самого громадного, моего личного желания мало. Есть вопросы, касающиеся авторского права на хореографическое произведение и ещё масса нюансов, которые тоже необходимо учитывать и организационно согласовывать.

Но я с преогромным удовольствием приму любое предложение.

- А такой вариант – чтобы выступать в спектаклях местной балетной труппы?

- Конечно. Не откажусь.

Приехав на непродолжительные каникулы в Мордовию, Алексей успел-таки здесь немного отдохнуть от столичной сутолоки и суеты, встретиться с давними друзьями-приятелями. Заметил некоторые неудобства из-за пробок в центре города, обусловленные капитальной реконструкцией автомагистралей. И вместе с тем порадовался, что тут проводится Спартакиада.

Кстати, ему хотелось собственными глазами посмотреть торжественное открытие. Обычно он сам с коллегами создает яркие зрелища. А хочется ведь и со стороны глянуть, как оно получается у других!

А ещё Лёша навестил сельских родственников. Сходил на родники, испил чистейшей ключевой водицы. Да не просто погостил, посидел за столом. Ни за что не догадаетесь, чем солист балета занимался в деревне… Он, представьте, вместе с двоюродным братом крыл крышу бабушкиного дома.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 25, 2011 9:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082501
Тема| Балет, Музыкальные театры, Новый сезон, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Танцы с Ван Гогом //
В музыкальных театрах Москвы начинается новый сезон

Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20110825
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2011-08-25/150089-tancy-s-van-gogom.html
Аннотация| НОВЫЙ СЕЗОН в музыкальных театрах Москвы


Геннадий Янин и Мария Александрова в балете «Винсент».

Как правило, вал событий в оперно-балетной сфере столица переживает с глубокой осени. До этого театры постепенно раскачиваются, не торопясь с премьерами. Нынешний сентябрь – исключение из многолетнего правила. Балетоманам и меломанам стоит обратить внимание на афишу ближайших дней.

Большой театр начнет сезон в конце будущего месяца, но до этого – с 6 по 10 сентября – здесь пройдут гастроли Королевского мадридского театра «Реаль» с оперой Курта Вайля «Возвышение и падение города Махагони». Спектакль для московских гастролей отобрал Жерар Мортье – нынешний интендант мадридской компании, культовая фигура в мире музыкального театра: в былые годы он возглавлял Зальцбургский фестиваль и Парижскую оперу. Мортье любит говорить, что театр – это «вопрос страсти», и броское решение оперы Вайля тому порукой. Воображаемый город преступников Махагони, в котором правит культ удовольствия, у испанцев символически сложен из мусора и отходов: это сочная сатира на издержки цивилизации, а по содержанию партитуры – смесь традиционной оперы, джаза и атональной музыки. За дирижерским пультом будет Теодор Курентзис.

Юбилейный сезон Музыкального театра имени Бориса Покровского (в январе исполняется 100 лет со дня рождения основателя) откроется 8 сентября премьерой комической оперы Альберта Лортцинга «Царь и плотник» (1837). Смешная история о похождениях Петра I в Голландии у нас в стране появилась лишь в 1907 году: ранее действовал запрет на сценический показ царей из династии Романовых. Премьеру готовит немецкий постановщик Ханс-Йоахим Фрай. А 20 сентября здесь же сыграют спектакль, объединивший две монооперы: «Записки сумасшедшего» российского композитора Юрия Буцко и знаменитый «Человеческий голос» француза Пуленка.

Оригинальный проект задумала прима Большого театра Мария Александрова – 8 сентября она показывает балет «Винсент», посвященный Ван Гогу. Музыку к проекту написал молодой московский композитор Григорий Варламов. Объявлено, что «спектакль поставлен по мотивам 20 известнейших полотен» художника, а упомянутые артисты «исполняют все партии, каждые несколько минут меняя образ». Вокруг балета напустили таинственность: скрывается даже имя хореографа, зато партнер балерины Геннадий Янин на рекламных фотографиях позирует в роли Ван Гога с «отрезанным» ухом.

В Москву приедет Ростовский музыкальный театр – аж с пятью названиями. Гастроли продлятся с 12 по 17 сентября. Как и проект Александровой, показы ростовчан пройдут на сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Начав с «Князя Игоря» в постановке питерского режиссера Юрия Александрова, театр перейдет к балетам «Гамлет» и «Драма на охоте» (по Чехову), сделанным Алексеем Фадеечевым – бывшим премьером Большого театра, ныне худруком ростовского балета. Кроме того, будут опера «Царская невеста» и оперетта Дунаевского «Белая акация».

Грандиозный балетный вечер назначен на 17 и 18 сентября в Кремлевском дворце. Это бенефис знаменитой балерины Дианы Вишневой, приуроченный к ее личному юбилею – 15-летию творчества. Поздравить приму приедет знаменитая канадская труппа La La La Human Steps, представляющая мировую премьеру спектакля «Новая работа Эдуарда Лока». Этот знаменитый хореограф, ставящий танцы с сумасшедшей скоростью движения, соединил два мифологических сюжета: он скрестил «Дидону и Энея» с «Орфеем и Эвридикой», а музыку Перселла – с Глюком. В главной партии, естественно, Вишнева. Намечен и блестящий концертный дивертисмент: организаторы обещают «лучшие произведения современной хореографии в исполнении ведущих прим и премьеров планеты», от Берлинского балета до труппы Мориса Бежара. И что важно: программа не повторяется, во втором отделении концертов в оба дня будут представлены разные номера.

C 8 по 18 сентября в Большом зале Консерватории и Концертном зале имени Чайковского пройдет Третий фестиваль Российского национального оркестра. Это единственный в России проект такого рода: вокруг программ известного коллектива собираются звезды музыки и оперы, а программа варьируется в диапазоне от камерных ансамблей и балетов до джазовых, симфонических и оперных концертов. В нынешнем фестивале участвуют всемирно известные личности – скрипачка Сара Чанг, певицы Веселина Казарова и Сара Кобурн, певцы Лоуренс Браунли и Сергей Лейферкус, дирижер Томас Зандерлинг. Будет много музыки Моцарта и арий композиторов «бельканто». Вечер 11 сентября почтит память жертв террористических актов, произошедших в США десять лет назад. Будет исполнена симфония «Каддиш» Леонарда Бернстайна: композитор посвятил симфонию Джону Кеннеди, убитому незадолго до премьеры сочинения. В финале фестиваля прозвучит «Реквием» Верди с международной командой певцов, дирижирует Михаил Плетнев.

С оперой связан и другой проект: в рамках Года Италии в России с 12 по 17 сентября пройдет Международный конкурс певцов – исполнителей итальянской оперы Competizione dell’opera. С 2001 года конкурс проводился в Дрездене, но теперь полуфинал и финал впервые пройдут за пределами Германии, в Большом театре. Участники должны подготовить по шесть итальянских арий, от старинной музыки до современных опер, а оценивать их специфическое мастерство будет жюри, в котором работают оперные режиссеры, певцы, директора фестивалей и менеджеры.

Сентябрьская афиша завершится красивым балетным аккордом – гастролями французской танцевальной компании Монтальво-Эрвье. С 29 сентября по 1 октября балет «Орфей» можно будет увидеть в Музыкальном театре, в рамках «долгоиграющего» фестиваля современного танца Dаnce Inversion. Французский балет – это крутой коллаж из акробатов, мимов, классических танцовщиков, хип-хопа и африканского танца. Старинные и новейшие трактовки мифа о влюбленном певце замешаны на живом пении и видеоинсталляциях. Финал, несмотря на личную драму Орфея, оптимистический: одноногий главный герой, как гласит гастрольный буклет, преодолеет свое увечье силой искусства.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 17, 2016 11:47 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 25, 2011 9:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082502
Тема| Балет, Австралия, История, Персоналии, Анна Волкова
Авторы| Беседовал Владимир Кузьмин, Сидней
Заголовок| Последняя звезда Ballets Russes в Австралии
Где опубликовано| газета «Единение» (Австралия) №34 (3184)
Дата публикации| 20110822
Ссылка| http://www.unification.net.au/articles/read/1085
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Наш корреспондент беседует с бывшей балериной Анной Волковой, солисткой прославленного «Русского балета».


Анна Волкова, солистка балета Ballets Russes

В апреле 2011 года австралийский корреспондент Диана Плэтер написала статью в газете The Sun-Herald о русской балерине, живущей в Австралии. Мы связались с Анной Владимировной и попросили ее рассказать о жизни, и о самом влиятельном балетном ансамбле 20 века — «Русском балете», или, как он назывался на западе, Ballets Russes.
«Русские сезоны», а затем «Русский балет» был основан в начале прошлого века русским театральным деятелем Сергеем Дягилевым в Париже. В труппе работали такие мировые знаменитости как Вацлав Нижинский, Владимир Фокин, Серж Лифарь, Джордж Баланчин. После смерти Дягилева в 1929 году его дело продолжил бывший офицер, антрепренер Колонель де Базиль (полковник В. Г. Воскресенский). Его балетная труппа под именами — «Русский балет Монте-Карло», «Русский балет де Базиля», «Подлинный русский балет» танцевала до начала пятидесятых годов. Именно в ней блистали звезды балета Ирина Баронова, Тамара Туманова, Татьяна Рябушинская. Немало главных ролей было и у солистки балета Анны Волковой.



Сегодня, спустя более 60 лет после того, как молодая балерина последний раз танцевала на гастролях с «Русским балетом» в Бразилии, Анна Владимировна вспоминает о детстве и, конечно, о балете, который остался, по ее словам, «в крови на всю жизнь». Сидя в любимом кресле в уютной квартире в тихом северном сиднейском районе, она говорит на русском языке, практически без акцента, лишь иногда останавливается, чтобы подыскать нужное слово. «Я так давно не говорила по-русски», — немного волнуясь, говорит Анна Владимировна.

Из большевистской России

— Родилась я в Москве в 1917 году. Так что прожила я уже немало. Отец мой был морским офицером, а мать — из известной семьи Пастуховых. (Пастуховы были богатейшими купцами и промышленниками в Ярославле, о них даже упоминал в своих заметках Александр Дюма. Прим.ред.) Это было страшное время — война, революция. Я, конечно, была тогда совсем маленькая и этот период рассказываю со слов моих родителей.

Отец имел последнее назначение в Крыму. Когда в Ялту пришли большевики, они стали преследовать офицеров. Многие из них были убиты. Отец должен был скрываться в холмах за городом. Как-то поздно ночью он пришел домой и сказал маме, что она должна завтра взять корзинку и вместе с детьми идти, будто на базар. «Я получил для вас разрешение на пароход. Обо мне не думай, — сказал он. — Главное, чтобы вы попали на этот пароход. Ты должна спасти семью. Если я смогу, я тоже постараюсь пройти». Это был последний пароход из Ялты, он шел под Красным крестом и был наполнен ранеными военнопленными. Все каюты были заняты, нас послали на палубу, где были отгорожены места для семей. В последнюю минуту, когда мы уже отправлялись, мама увидела, как папа прошел на пароход. Первая остановка была в Севастополе.



Не помню, как мы добирались дальше, но, в конце концов, мы попали в Югославию. Мой отец думал, что это временно, и мы скоро сможем вернуться. Но пришлось как-то обустраиваться, чтобы выжить. Мама в свое прическе смогла вывезти кулон с бриллиантом. Это все, что у нас было. Когда его продали — этого хватило на еду пока мы оставались в Югославии. Поскольку у нас не было документов, через полтора года нам сказали, что мы должны покинуть страну.

Мои родители говорили дома по-французски

Родители в довоенные годы часто ездили во Францию, любили эту страну и дома между собой говорили по-французски. Поэтому они хотели попасть туда. Папа прочитал, что после войны район Эльзаса-Лотарингии (Alsace-Lorraine) отошел к Франции и туда требовались специалисты на заводы. Так и случилось. Вскоре мы оказались в этом районе Франции. Вначале произошел необычный случай, который повернул нашу жизнь в правильном направлении. Когда отец при приеме на металлургический завод рассказывал о себе, то упомянул, что мамина фамилия Пастухова. Оказалось, что директор французского завода раньше был в России и посещал металлургические заводы, которыми владела мамина семья. Все для нас сразу переменилось. Нам дали свой дом и папа, который, конечно, ничего не понимал в металлургии, получил работу по набору на завод рабочих из разных стран Европы. В этом ему помогло и то, что он говорил на нескольких языках. Мы прожили там около двух лет.
Вскоре произошло еще одно событие, которое вновь повернуло нашу жизнь. У меня было двое старших братьев. Они ездили на поезде из городка Нивож, где находился завод в ближайший большой город Тионвиль в школу, которая находилась у большой реки. Однажды во время сильных дождей река разлилась. Переходя через мост, один из школьников упал в воду и стал тонуть. Мой старший брат спас его. Многие взрослые наблюдали это и были восхищены его смелостью. Об этом написали в газете. Мой брат очень гордился этим. Вскоре родители с удивлением узнали, что правительство дало ему медаль и стипендию на обучение в любой школе страны.
Папа решил воспользоваться этим, оставить завод и переехать жить в Париж. Старшего брата устроили в хороший колледж с проживанием. Ну, а нам опять пришлось непросто. Папа был без работы, мама не умела ничего делать, и на руках у них было двое детей. У родителей были хорошие друзья из России — Краевичи, которые приютили нас на первое время. Вскоре папа получил работу бухгалтера в издательстве.



Впервые на сцене

Мне исполнилось семь лет, я пошла в школу и с 10 лет начала заниматься балетом. В детстве мне никогда не приходило в голову, что я стану балериной. Опять в мою жизнь вмешался счастливый случай. У мамы была знакомая, которая работала пианисткой в балетной школе, где преподавала Ольга Преображенская, бывшая прима-балерина Мариинского театра в Петербурге. Она предложила маме привести меня в школу. Платить нам было нечем, но Преображенская сказала маме: «Приведите ее к нам на неделю. Если она покажет способности, мы увидим». Через неделю меня оставили в школе. Она оказалась моя первая и последняя учительница. Я проучилась здесь 7 лет.
Вначале, должна сказать, меня эти занятия совершенно не заинтересовали. Примерно через четыре года наши уроки пришла смотреть группа каких-то людей. Оказалось, что один из них был Колонель де Базил, у которого была балетная труппа «Русский балет». Он предложил мне присоединиться к его балету на несколько недель в Лондоне. Я посоветовалась с родителями. Мой папа был совсем не строгим, но он хотел, чтобы я закончила школу, а потом могла сама выбирать, что я хочу делать. Поскольку поездка предполагалась недолгой, он согласился. «У тебя будет возможность практиковаться в английском», — сказал он. Так я в первый раз оказалась на сцене. Я танцевала сзади, в кордебалете. Мы выступали в одном из лучших театров, в Ковент Гардене. Получали мы за работу не много, едва хватало, чтобы прожить, но мы этого не замечали. У балета был такой успех, что вместо нескольких недель мы выступали в Лондоне четыре месяца. Затем балет, не вернувшись в Париж, сразу уезжал в США, получив контракт на пять месяцев.
Я поговорила с папой, но он был против: «Ты должна вернуться, получить школьный диплом, а потом езжай куда хочешь»,- сказал он. Мне тогда было пятнадцать лет и было ужасно жалко расставаться с балетной труппой. В этот момент я вдруг почувствовала, что балет это именно то, чем я хочу заниматься в жизни. В тоже время я понимала, как мало я знаю. И о балете, где находилась только в начале пути, и о том, как жить самостоятельно. Так я вернулась в школу к Преображенской. Дополнительно я стала брать уроки у другого педагога — Егоровой. Эти школы соперничали. Поэтому я ничего не говорила Преображенской, хотя думаю, она знала. В мире танцев трудно что-то утаить.
Закончив школу, я вернулась в балет де Базиля. Начались постоянные гастроли. Каждый год на три месяца мы выезжали в Лондон в Ковент Гарден. Когда недавно я смотрела фильм «Король говорит» об английском короле Джорже VI, я вспоминала, как на одном из наших представлений в Лондоне, он был на нашем балете и даже пришел за кулисы с женой — королевой Елизаветой.
Анна Волкова, балерина Ballets Russes



Гастроли в Австралии и Америке

— Прежде чем продолжить рассказ о вашей балетной жизни, расскажите, как сложилась судьба вашей семьи, ваших братьев.

— Оба брата стали военными, в последнюю войну (Вторую мировую. Прим.ред.) воевали во французской армии. Старший брат Владимир был на линии Мажино, которая, как предполагали французы, должна была остановить любого врага, но пала почти без боя. А второй брат попал в плен к немцам и оказался в лагере Stalag XIII, известном жестоким отношением к военнопленным. Но оба вернулись домой. Вначале старший, после подписания мира в Виши и оккупации немцами Парижа, а затем и второй. После войны старший брат стал журналистом, а второй Андрей — художником. Отец умер за год до прихода немцев, мама осталась одна. Когда я уже оказалась в Австралии, мама приехала жить ко мне сюда. А позже в Австралию приехал и брат Андрей с женой и тремя детьми. Оба брата, к сожалению, уже умерли.

— Вернемся к вашей балетной карьере и пути в Австралию.

— В 1936 году де Базиль сформировал вторую группу в нашем балете и отправил ее в тур по Австралии. В то время в Австралии мало знали о настоящем балете. Театры были лишь в больших городах. Первые гастроли прошли очень успешно. Я приехала на вторые гастроли в 1937 году. Гастроли длились 7–8 месяцев, и успех был невероятный.
Когда я уезжала из Австралии на пароходе, я встретила своего будущего мужа. Оказалось, что он был наслышан про выступление балета и про меня от своих друзей и был рад неожиданной встрече. Маршрут в Лондон длился 4–5 недель, поэтому время роману созреть вполне было достаточно. Джим Барнс занимался греблей и ехал в Англию выступать в спортивной регате в Хэнли. По приезду в Лондон мы начали наши выступления, и Джим каждый вечер был в театре. Затем он провожал меня домой, где я жила в маленькой квартирке с мамой, которая приехала меня навестить из Парижа. Пригласить внутрь я его не могла, так что мы садились на лестницу у моей квартиры и говорили. Нужно сказать, что обстановка в стране была очень гнетущая. Никто не сомневался, что впереди война с Германией. И вот однажды на лестнице он сказал, что должен вернуться в Австралию и предложил мне выйти за него замуж. Я не могла тогда выйти за него замуж и уехать с ним, оставив маму. Я сказала, ему: «Давай подождем, пока не кончится война». И после этой встречи пять лет мы не видели друг друга.
В конце войны я получила от него телеграмму. Я тогда была в Рио-де-Жанейро, в Бразилии. В телеграмме Джим написал: «Идет война или нет — я приглашаю тебя приехать ко мне в Австралию». И я ответила: «Да».

Здесь следует рассказать о том, что во время войны Колонел де Базиль сумел получить для нашего балета контракты на выступления подальше от военной Европы: в США и Южной Америке. Это было не просто. В труппе были артисты 19 национальностей. Одно получение виз могло вывести кого угодно из равновесия. Но де Базиль был хороший бизнесмен. Мы выступали во многих городах США и проехали 117 маленьких городов. Каждый день выступление было в новом месте. Это было тяжело, но мы все любили балет, он был у нас в крови. И это нам помогало выдержать нагрузки. Затем балет перебрался в Южную Америку. Вначале у нас были выступления в Аргентине, затем в других местах и завершились гастроли в Бразилии. Здесь де Базиль сказал нам грустную новость, которую мы уже подозревали, что после выступлений в Рио у нас нет больше контрактов, и нам предлагалось делать, что мы хотим.
У нас, русских, были нансеновские паспорта, но мы не могли вернуться во Францию, потому что она была оккупирована. Мы не знали, что нам делать. И опять, как часто бывало в моей жизни, произошло что то, что помогло мне. В последнюю неделю мы давали балет «Золотой петушок». Это красивый балет, прекрасная музыка, у нас были замечательные костюмы Гончаровой. Роль Петушка исполняла я. После спектакля я выходила из театра со своей подругой Таней Лесковой (ее дедушка был известный русский писатель). К нам подошел молодой господин и сказал, что он представляет казино «Копакобана». В Рио три больших казино, и «Копакобана» было самым богатым. Директор казино был в театре и видел наш спектакль, который ему понравился. В результате они решили пригласить меня выступать в их театре. С одной стороны это было просто чудо, так как деньги предлагали большие, а с другой стороны — казино после нашего балета!
Мы обсудили с Таней и решили, что вдвоем нам было бы не так страшно. И так мы подписали контракт на 7 недель.



Де Базиль, когда узнал, что мы уходим, не хотел отдать нам наши паспорта, хотя сам объявил, что контрактов больше нет. Директор казино, прослышав про истории с паспортами, нам сказал: «Я мог бы обойтись без вас, нанять других артистов. Но потому, что ваш директор так себя ведет, я ему докажу, что у меня больше сил». И, правда, в Рио он был, как король. Наши страхи по поводу казино оказались напрасными. Шоу было даже слегка «старомодным», никто не заставлял нас раздеваться или делать что-либо такое. Вскоре контракт продлили. Оказалось, что я задержалась там на полтора года, а Таня осталась в Бразилии на всю жизнь. Позже она открыла в Рио свою школу балета. Ставила балеты в различных странах. В 2007 году Таня приезжала в Австралию, ставить здесь балет.
A я, когда получила телеграмму от Джима, уже не сомневалась, я хотела создать семью, иметь детей. Было приятно, что Джим ждал меня столько лет.

Хозяйка поместья

Впрочем, когда я приехала после 9 месяцев ожидания австралийской визы, оказалось, что Джима, который был в армии, послали в Индию. Меня встречала его мать и сестра. Я не знала, из какой семьи Джим, есть у них деньги или нет. В молодости это всегда на втором плане. Оказалось, что у его родителей были дома в дорогих районах Сиднея на Воклюз и на Палм Бич, и большое поместье под Канберрой. Джим всегда интересовался лошадьми и прекрасно скакал на лошади, позже он был президентом Федерации конного спорта Австралии. Мы поженились, и я решила закончить с балетом. Борованский основал свой балет здесь, приглашал меня, но я решила, что у меня новый этап моей жизни.
Я стала женой, матерью двум мальчикам — Джимми сейчас работает ветеринаром в Ньюкасле, как и отец, влюблен в лошадей. А Джон уже во взрослые годы вернулся в университет и закончил его по специальности Искусство, сейчас делает докторат.

Еще один поворот в моей жизни произошел, когда мы поехали жить и управлять поместьем семьи Джима. Я в Англии бывала раньше на ферме, где было несколько десятков овец, но здесь были тысячи овец. Соседи, когда мы уже познакомились, рассказывали, что они спорили, как долго я проживу в поместье. Самый больший срок был — 6 недель. Я прожила там 19 лет. Даже открыла маленькую балетную школу. Мои два сына этим не интересовались, а у меня, как я говорила, балет в крови. Позже, когда Джим заболел, мы вернулись в Сидней. Сейчас его уже нет семь лет. Я живу одна, правда, мои дети не забывают, приезжают ко мне.

Я не могу простить

— Вас увезли из России, когда вы были еще младенцем. Затем вы жили во Франции, других странах, больше шестидесяти лет живете в Австралии. Практически не встречаетесь с русскими. Когда вам удалось так хорошо выучить русский язык. Вы ведь не ходили в русскую школу?

— Конечно, нет. В детстве, когда мы жили во Франции, наш отец дома заставлял нас говорить по-русски. В балете были русские, но больше говорили по-французски и по-английски. Сейчас, я очень рада, что могла говорить по-русски, и язык не забыт. Но мне трудно слушать русские новости, я не понимаю, дикторы говорят очень быстро.

— Вы прожили большую жизнь. Даже не верится, что вы с родителями бежали от большевиков сразу после революции. Когда мы разговаривали с Ириной Бароновой, уже в конце ее жизни, хотя ее жизнь сложилась очень успешно, у нее и тогда не зажила боль, что ее семье пришлось оставить Россию. Какие чувства у вас это вызывает?

— Боль остается на всю жизнь. Не за себя, я этого не видела. Я не могу простить из-за моих родителей. Отец до последних своих дней мечтал, что он сможет вернуться в Россию.

— А ваши дети, ощущают ли они, что у них половина русских корней?

— Да, они оба ездили в Россию. Старший, был там дважды. Младший, Джонни, три раза. Он очень русский, по душе и характеру.



Русская душа австралийского балета

— Вернемся вновь во времена Ballets Russes. Сколько человек было в вашей танцевальной группе?

— У нас в труппе было более 50 человек, 30 женщин-танцовщиц и около 20–25 мужчин. Старшая группа танцевала еще при Дягилеве.

— С кем еще из русских танцоров вам пришлось танцевать?

— У нас танцевала Ирина Баронова, Туманова, Рябушинская, Вершинина, Морозова, которая вышла замуж за нашего директора де Базиля. Перед самой войной де Базиль взял несколько молодых танцовщиц — Татьяну Лескову, Попову, Гончарову, Берман.

— Особый разговор о ваших костюмах. Сейчас в Канберре прошла выставка театральных костюмов Ballet Russes.

— После смерти Дягилева де Базиль купил дягилевские костюмы и старался поддерживать репертуар дягилевской труппы. Костюмы были от самых известных художников. У нас были костюмы по рисункам Пикассо, Гончаровой, Бакста, Бенуа.

— На сценах, каких известных театров вы выступали?

— В Англии, я говорила, это был известный Ковент Гарден, в США — театр Оперы на 42 улице, Опера Хаус в Рио, в Австралии мы выступали в старом здании Royal Theatre в Сиднее, Her Majesty в Мельбурне.

— А во Франции вы выступали?

— Нет, мне не пришлось. После войны де Базиль восстанавливал труппу во Франции, но я уже не выступала в то время.

— Русский балет во многом помог сформировать балет в Австралии, кто участвовал в этом?

— Несколько танцоров из нашей компании остались в Австралии после нашего последнего визита. Это были Кира Абрикосова, Серж Буслов, Эдуард Борованский, Раиса Кузнецова, Валерий Шаевский, Эдуард Собишевский, Тамара Чинарова. Они открывали студии, учили австралийцев. Борованский открыл очень известную балетную школу в Мельбурне. Я считаю, что именно он начал серьезный балет в Австралии.

— Я знаю, что Ирина Баронова была вице-президентом Королевской академии танца в Сиднее.

— Да, она учила детей во многих балетных школах и давала мастер-классы уже сложившимся артистам балета. Последние годы своей жизни она жила в Байрон Бэй, на севере Нового Южного Уэльса.
Балерина Тамара Чинарова из нашего балета выступала в 40-е годы в балете Борованского. Она была замужем за австралийским актером Питером Финч, и сейчас живет в Англии.

А в Австралии из Ballets Russes теперь осталась только я.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Авг 25, 2011 2:24 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 25, 2011 10:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082503
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии, Юрий Клевцов
Авторы| Евгений Валерьев, фото Вячеслава Шишкоедова
Заголовок| Юрий Клевцов: «Я за золотую середину» //
Разговор с новым балетмейстером Челябинского театра оперы и балета

Где опубликовано| Южноуральская панорама
Дата публикации| 20110825
Ссылка| http://up74.ru/rubricks/kultura/2011/avgust-11/jurij-klevcov-ja-za-zolotuju-seredinu/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ




С начала августа у челябинской балетной труппы новый художественный руководитель — народный артист России Юрий Клевцов. Корреспондент «ЮП» встретился с Юрием Викторовичем и поговорил с ним об Аргентине, турецких зрителях и будущем балетной труппы.

В Аргентине индейцев не застал

— Юрий Викторович, оглядываясь на вашу биографию, можно заметить, что помимо Большого вы были приглашенным солистом в балетной труппе аргентинского театра «Колон». Сильно ли, на ваш взгляд, отличается аргентинский балет от русского и какие воспоминания у вас остались от Аргентины?

— От Аргентины остались самые теплые воспоминания. Иногда даже закрадывается мысль съездить туда просто, как туристу. Буэнос-Айрес — замечательный город. Люди хорошие, еда вкусная — лучше мяса, чем там, нигде не ел!
Что до того, отличается ли чем-нибудь балет, — да ничем. Тут, впрочем, стоит заметить, что этот театр основали русские — танцовщики из труппы Анны Павловой. Так что там сильны корни русского балета.

— Но наверняка аргентинцы все же привносят в балет что-то свое?

— Естественно. Например, темперамент. Сами аргентинцы, кстати, имеют итальянские, испанские, русские, украинские корни. Что касается коренных жителей, я их не застал. Индейцев там не было (улыбается).

— А архитектура?

— Европейская. Центральные улицы у них довольно широкие.

В Стамбуле топали ногами

— Вы, насколько я знаю, исполняли также партию Ферхада на премьере балета «Легенда о любви» в Государственном театре оперы и балета в Стамбуле. Восточные народы очень эмоциональны. Интересно узнать, как вас встречали турки?

— Да, балет ставил Юрий Григорович. Премьера прошла на высоком уровне. Принимали нас, насколько мне помнится, топая ногами! (высшая степень восхищения восточных зрителей. — Прим. авт.)

Главные задачи на сегодня

— Наверное, сейчас всех зрителей Челябинского театра оперы и балета занимает вопрос, как будет выстраиваться культурная политика балетной труппы?


— Я бы хотел, чтобы существовал репертуар классических спектаклей, компанию же ему будут составлять современные постановки, которые тоже важны. Зрители должны смотреть и новые, современные спектакли! Будем привлекать различных интересных хореографов. Я уже много раз говорил о том, что это должны быть постановки специально на труппу челябинского театра.

Не просто перенос спектаклей откуда-то: чтобы спектакли ставились на челябинский коллектив, и тем самым театр имел свое лицо, свой репертуар, с которым можно было бы гастролировать как по России, так и за рубежом. Плюс уникальность материала: понимание того, что у нас демонстрируются такие балетные спектакли, которые не увидишь в других театрах. Поэтому, если ты хочешь на них посмотреть, необходимо либо пригласить этот коллектив к себе, либо самому приехать посмотреть. Также немаловажно развитие труппы — увеличение количества артистов. Это одна из главных задач на сегодняшний день. Ну и создание более комфортных условий для работы, нежели сейчас.


— Вы обмолвились о том, что будет симбиоз классических и современных постановок. Будет ли при этом все-таки перевес в какую-то сторону или вы сторонник золотой середины?

— Я за золотую середину. По моему субъективному мнению тот, кто не владеет академической техникой и классическим танцем, находит для себя нишу современного, — так гораздо проще. Станцевать «Спящую красавицу» сложнее, чем какой-то современный балет. Для этого не нужно обладать какими-то классическими данными, линиями, эстетикой. В современном балете тело не обязано быть таким же эстетичным, как в классическом танце.

Школа, на которую опираюсь

— Вы до Челябинска работали в Ростовском государственном музыкальном театре. Какой опыт перенесете в Челябинский театр оперы и балета?


— Безусловно, опыт у меня там накопился. Но это не только умение общаться с артистами и знания о том, как ставить спектакли, но еще и опыт наблюдения за руководством того театра. Например, за главным балетмейстером Алексеем Фадеечевым. Для меня это была хорошая школа. В какой-то степени я на нее опираюсь. На те знания, что мне были переданы.
С Большим будем сотрудничать

— Поскольку вы немало времени отдали Большому театру, не могу не спросить: следите ли вы за теми изменениями, что там происходят после того, как Большой возглавил Сергей Филин?

— Да, это мой одноклассник. И там, по-моему, все складывается нормально. Сергей — молодец! Большой театр — это, вообще, тема для отдельного разговора. Это первый театр страны, и условия работы в нем другие. Мы с Большим будем, скорее всего, сотрудничать. Будут приезжать молодые и талантливые артисты, танцевать с нашей труппой. Театр открыт как для диалога, так и для решения проблем. И когда идет такая поддержка — это здорово!

Евгений Валерьев,
фото Вячеслава Шишкоедова

ИЗ ДОСЬЕ «ЮП»

Юрий Клевцов родился в Москве. Окончил Московское академическое хореографическое училище, а также Московскую государственную академию хореографии и Российскую академию театральных искусств. Имеет диплом балетмейстера-постановщика.

Победитель престижных конкурсов: Всесоюзного конкурса артистов балета в Москве (I премия, Золотая медаль) и Международного конкурса артистов балета в Варне (II премия, Серебряная медаль). За время работы в Большом театре репетировал со многими известными педагогами и балетмейстерами.

Также гастролировал с Большим театром во многих странах мира и на всех известных площадках. Как балетмейстер, поставил несколько номеров и спектаклей. Неоднократно участвовал в международном проекте «Звезды XXI века», организованном канадским импресарио Надей Веселовой-Тенсер и Соломоном Тенсером (гала-концерты, представляющие звезд балета, проходили в Торонто, Париже, Каннах, Нью-Йорке, Токио. (— Прим. авт.).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082601
Тема| Балет, Музыкальный театр имени Натальи Сац, Планы на сезон, Персоналии,
Авторы|
Заголовок| "Волшебник изумрудного города" откроет новый сезон музтеатра имени Сац
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 20110825
Ссылка| http://www.ria.ru/culture/20110825/423710448.html
Аннотация| Планы на сезон

Столичный детский музыкальный театр имени Натальи Сац в новом сезоне, который откроется 17 сентября, покажет детям итальянских марионеток и английского Пиноккио, поработает с Большим театром и начнет первую за 32 года реконструкцию, сообщил художественный руководитель театра Георгий Исаакян на сборе труппы в четверг.

Музыкальный театр откроет свой сезон мюзиклом "Волшебник изумрудного города", но проведет множество событий еще до открытия. В День знаний, 1 сентября театр приглашает к себе на экскурсию, а для первоклассников даст концерт силами солистов театра. В День города, 4 сентября пройдут открытые репетиции и мастер-классы, а затем на летней площадке перед театром состоится симфонический концерт.

На сборе труппы Исаакян определил главное назначение детского театра и рассказал о грядущих планах сезона.

"С ребенком надо говорить обо всех проблемах. Мы не просто сказочные волшебники, а добрые друзья, которые проводят детей через все трудности, радости и сложности жизни. Я надеюсь, что у нас никогда не будет искушения использовать интерес детей, считая, что они могут принять все, а создавать для них самое лучшее", - сказал худрук, отметив, что уже в сентябре коллектив представит юным зрителям две премьеры: оперу Сергея Прокофьева "Любовь к трем апельсинам" и "Кошкин дом".

В этом году театр рассчитывает на обширное международное сотрудничество с театрами Европы, так, например, в рамках года "Италия - Россия" в гостях у них побывает итальянский театр марионеток "Карло Колло и сыновья" с оперой Верди "Трубадур", а в ноябре будет представлена масштабная англо-российская работа - опера "Пиноккио".

"Наш академический детский музыкальный театр изначально был задуман как международный музыкальный центр для детей, и к этой деятельности надо возвращаться. Работа с деятелями театров Европы - это первые шаги к международному сотрудничеству", - отметил Исаакян, добавив, однако, что зарубежных гастролей в этом году не ожидается; пока что намечены поездки театра в Ереван и Южно-Сахалинск.

Кроме того, в планах театра - сотрудничество с руководителем "Геликон-оперы" Дмитрием Бертманом, который поставит на сцене оперу "Иоланта". Александр Федоров из Театра юного актера будет работать над постановкой оперы "Маугли", которая предназначается самым маленьким зрителям.

Постановка балета "Щелкунчик" в хореографии Вайновича, худруком которой выступил премьер Большого театра Николай Цискаридзе, завершит 2011 год.

В рамках проекта "Большая опера" на сцене Детского театра "Классический балет" Натальи Касаткиной и Владимира Василева покажет в октябре балеты "Жизель" и "Спящая красавица". Этот проект Исаакян назвал важным для артистов, которые могут реализовать себя в большей степени и состояться в разных ипостасях. "Мы должны развивать и этот вечерний репертуар, это важно для зрителейи для артистов", - подчеркнул руководитель театра.

Кроме того, запустится проект "Детская филармония", в котором участвуют оркестр и драматические артисты ведущих столичных театров. Каждый месяц актеры будут в сопровождении музыкантов читать детям классические сказки.

Впервые с 1979 года, времени открытия театра, в здании проходят реконструкция и ремонт, рассчитанные на три года. Исаакян отметил, что первые финансовые вливания для начала ремонта сделаны, и рассказал, что реконструкция подразумевает ремонт сцены, замену оборудования, ремонт оркестровой ямы, фойе и закулисной части, также увеличение репетиционных залов, которых труппе, состоящей из 250 человек, не хватает. Первым результатом должно стать современное пространство, способное справиться с любыми техническими задачами, в которое превратится малая сцена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 10:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082602
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Диана Вишнёва
Авторы| Вадим Верник
Заголовок| Диана Вишнёва: «Я живу в нереальном мире»
Где опубликовано| журнал "ОК!" № 32 (247) 2011
Дата публикации| 20110810
Ссылка| http://www.ok-magazine.ru/stars/interview/item23492.php#center
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Сегодня Диана Вишнёва, пожалуй, самая харизматичная фигура на нашей балетной сцене. И самая востребованная российская балерина на Западе

Она разрывается между Петербургом и Нью-Йорком, Токио и Парижем, Лондоном и Берлином. Наша нынешняя встреча переносилась трижды, поскольку внезапно возникали новые гастроли, репетиции, спектакли. А совсем недавно Диана Вишнёва отметила 15-летие своей карьеры грандиозным гала-концертом в родном Мариинском театре.

Диана, мы столько лет знаем друг друга, а все еще обращаемся друг к другу на вы. Для меня это редкость, но мне трудно говорить вам «ты» — вы такая далекая и недоступная.

(Смеется.) Может, потому что вы в зале, а я на сцене — между нами оркестровая яма. Я ничего не имею против «ты», но мне кажется, мы с вами оба такие неземные. Я вообще живу в нереальном мире.

А в чем проявляется эта нереальность?

Театр — это мое государство. Если Мариинку вдруг перенесут — не знаю, в Китай, — я никогда не начну говорить по-китайски, потому что вся жизнь происходит внутри театра. Конечно, косвенно я связана с реальным миром — если нужно поехать в больницу или милицию, например. Но в основном я все время провожу в театре.

По какому поводу вы оказывались в милиции? Это были не приводы, я надеюсь?

(Смеется.) Нет. Не хочется акцентировать на этом внимание, но мою квартиру однажды ограбили, и в связи с этим я обращалась в милицию.

Я слышал об этом. А что вы тогда почувствовали? Ведь вторглись в ваше личное пространство.

Было мерзко, конечно. И жалко вещи, подаренные родителями, купленные, как это часто бывает, на последние деньги. Но не будем об этом: что было, то прошло. Талант же не украли.

Насчет таланта прекрасно сказано! Но тогда у вас произошла некая переоценка ценностей? Вот вы вся из себя воздушная, а получается, что любой может грубо опустить вас на землю.

Да нет, я всегда это знала. Переоценка происходит совершенно в другие моменты.

Диана, у вас есть титул «божественная», но в хореографическое училище вы поступили только с третьей попытки. Почему вы из года в год пытались попасть именно туда? Наверняка перед вами были открыты другие двери. Вы мне рассказывали, что ваш отец, которого вы называете «пан-спортсмен», приучал вас к спорту с детства. О спортивной карьере не думали?

Нет, что вы, никогда. Моя мама мечтала стать балериной и во мне воплотила свою мечту. Но меня ни к чему не принуждали. Сначала отдали в хореографическую студию. «Тебе нравится?» — «Да». Хотя не скажу, что я трепетала от восторга на занятиях, просто это было такое времяпрепровождение. Моя сестра играла на пианино, а я ходила на танцы. Потом меня повели в училище, и вот там я осознала, что это уже серьезно.

Я просто пытаюсь понять. Это ваша мама такая упорная, что три года подряд приводила вас в училище? Или это было ваше желание?

Мама видела, что балет не вызывает у меня отторжения. И меня не взяли не потому, что я была какая-то безнадежная, а потому, что нужны были определенные навыки — какие, мы не знали. И мама начала во всем этом разбираться, а я упорно выполняла все, что от меня требовалось. Не знаю почему, но я, услышав в училище «нет», поняла, что должна своего добиться.

Значит, упорство у вас все-таки в крови.

Наверное. И я всегда относилась к себе критически. Когда мама говорила «Ну давай отдохнем», я отказывалась, и мы делали упражнения. Мне это нравилось.

Вот эту собранность в вас воспитали родители, или это результат самовоспитания?

Это самовоспитание. Я не росла в строгости, в 10 лет попала в свой нереальный мир, а лет с 16 начала жить одна. И я всегда ощущала себя взрослой, не любила детские компании и всегда говорила: «Хочу сидеть за взрослым столом!»

Вы однажды мне сказали, что самостоятельность привела вас к закрытости, одиночеству. Почему так?

Когда возникают какие-то трудности, я редко делюсь переживаниями даже с близкими людьми. Мне кажется, лучше взглянуть на себя со стороны, чем бегать по друзьям и знакомым и просить совета. Характер такой, наверное.

Диана, а когда вам говорят нет, вы отступаете или берете крепость штурмом?

Нет, штурмом — это глупо. Я не пойду на баррикады, но буду отстаивать свои интересы. Не то чтобы я не люблю подчиняться, но я ищу свой путь. Вообще я с детства известный борец за справедливость. (Улыбается.)

Например?

В школе я горой стояла за одноклассников, могла взять на себя удар в любой ситуации. Я была лидером и, что бы ни происходило, чувствовала, что несу ответственность. В профессии то же самое.

А вы всегда адекватно воспринимаете себя? От заниженной самооценки не страдали?

Никогда не задумывалась. Наверное, нет. Меня всегда расстраивает, когда я сталкиваюсь со злостью, какой-то нелюбовью со стороны других. Я человек искренний, открытый, но эта открытость, как ни парадоксально, провоцирует закрытость, потому что чувствуешь, что тебе постоянно наносят раны. В таких ситуациях я сразу в свою скорлупу забираюсь.

У вас редкое имя. Я знаю, что вам нравится сравнение с мифологической Дианой, которая превращала в оленей всех, кто ее видел. Получается, общаться с вами опасно!

Да, я такой человек. (Улыбается.)

Какой?

Не могу сказать, что простой.

А в чем ваша сложность?

Я очень много требую от людей. Но не потому что хочу проявить власть, а потому что во мне силен перфекционизм, ответственность, чувство контроля, и людям это не всегда нравится.

Я однажды видел вас на репетиции «Лебединого озера», вы так жестко общались с партнером, что он уже не мог понять, чего хочет от него Вишнёва. Мне в какой-то момент даже стало его жалко.

(Улыбается.) Понимаете, я не буду требовать от человека того, к чему он не готов. Мои коллеги знают, что, выходя из зала, я становлюсь другим человеком.

А какая же вы в обычной жизни?

Дружелюбная. Я не играю такую звезду Диану Вишнёву.

К вопросу об опасности, которую вы в себе таите. Несколько лет назад Алексей Ратманский, тогда худрук Большого театра, хотел, чтобы вы танцевали в Большом. Не от случая к случаю, а постоянно. И почти все балерины театра взбунтовались. Тогда у вас было больше обиды или внутреннего торжества?

Ну, вы сами видите улыбку, которая у меня непроизвольно появляется. Я считаю, что это поражение балерин Большого театра. Взяли и признались в своей несостоятельности. Самое ужасное, что раньше я с этими балеринами общалась, а после той ситуации они со мной даже здороваться перестали.

Значит, вот какая сила в Диане Вишнёвой!

Это не моя сила. Это их страх. Но может, всё было не так и просто кто-то раскрутил потом эту историю. На моих отношениях с руководством Большого театра она никак не сказалась. Мое дело — выйти и станцевать. Сила Вишнёвой в этом. Только в этом. Всё происходит на сцене.

Диана, у вас такая лучезарная улыбка. Это от папы или от мамы?

От мамы. Вообще я папина дочка, но все говорят, что похожа на маму. Когда люди видят, как улыбается моя мама, то говорят: «О, мы знаем, кто ваша дочка!»

А я, Диана, знаю, кто ваш папа. Он очень серьезный человек, кандидат химических наук. Ваша гипертрофированная требовательность к окружающим — от него?

О балеринах говорят: ноги хорошие, зачем ей мозги? Вот ко мне это не относится. Я все должна пропустить через голову. Наверное, это от папы. Любое пластическое движение, которое вроде бы не требует никакой мысли, у меня должно быть четко выстроено.

А как же вдохновение?

Вдохновение тоже может быть выстроено. Другое дело, что через выстроенное вдохновение я могу поймать момент, как я его называю, божественного проявления, когда ты видишь и слышишь потоки, исходящие неизвестно откуда.

Не могу не спросить вот о чем. Вас приглашали в нашумевшую картину «Черный лебедь», а вы отказались приехать даже на пробы.

У меня были гастроли в Японии.

Гастроли гастролями, но неужели вам не хотелось попробовать себя в Голливуде? Это ведь другой мир.

Я понимала, что это невозможно. У меня уже был на руках весь репертуар, в театре вышел бы большой скандал, и мне бы это обошлось дороже.

То есть даже тени сомнения не промелькнуло? Может, ваша жизнь изменилась бы.

Нет, ни в коем случае. Мне очень дорого то, что я делаю. Нет, ну и потом, там была Натали Портман…

Ах вот в чем дело, рядом с Портман на второй роли быть не хотели!

Нет! (Смеется.) Я просто поняла, что меня приглашают не играть, а скорее ассистировать. Как балерину. Я не верю в чудеса, скорее всего, мне досталась бы эпизодическая роль. А ради эпизода устраивать скандал в театре…

Фильм смотрели? Не пожалели, что отказались?

Наоборот. С другой стороны, может, если бы я согласилась, фильм бы лучше получился. (Смеется.) Между прочим, Натали Портман сказала в интервью: «Куда мне до Дианы Вишнёвой!»

ПРОДОЛЖЕНИЕ ИНТЕРВЬЮ ЧИТАЙТЕ В ПЕЧАТНОЙ ВЕРСИИ ЖУРНАЛА


Диана в спектакле «Лебединое озеро» , автор: Владимир Глынин


«Бывают рабочие моменты, какие-то столкновения, их даже не назовешь интригами... Но без этого никак, это нормально. И сцена искупает всё» , автор: Владимир Глынин


Диана со своим любимым человеком Константином , автор: Владимир Глынин


«Когда в Америке в театре узнали, что ко мне приезжают родители, у них были круглые глаза! Но они поняли, что с этим даже спорить нельзя» , автор: Владимир Глынин


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 17, 2016 11:49 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 11:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082603
Тема| Балет, Азербайджан, Персоналии, Камила Гусейнова
Авторы|
Заголовок| Прима Театра оперы и балета: "На сцене важен не темперамент, а любовь"
Где опубликовано| журнал "ОК!" Азербайджан"
Дата публикации| 20110810
Ссылка| http://news.day.az/culture/285246.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Интервью журнала "ОК!" Азербайджан" с балериной Камилей Гусейновой.

- Вы с детства мечтали стать балериной?

- Да, у меня интерес к танцам был с ранних лет. Я всегда танцевала. Мой интерес к балету был очень велик. Я мечтала выйти на сцену. Как видите, моя мечта сбылась. Меня еще больше воодушевило и придало силы то, что мое желание стать балериной было поддержано моей семьей.

- Но эта ваша мечта, наверное, лишила вас всех детских удовольствий…

- Да, в отличие от многих, у меня не было беззаботных детских лет. Но я радуюсь, что все было именно так. Балет требует от человека раннего взросления, определенного отношения к жизни с самых ранних лет. Потому что человек начинает жить взрослой жизнью. Я тоже почувствовала это, когда училась. Много трудилась, все свое внимание уделяла образованию. Все остальное было на втором месте. Да, я выросла раньше, чем мои сверстники. Но должна сказать и то, что творческий деятель продолжает внутренне оставаться молодым даже в том случае, когда становится пожилым. Мы - пожилые дети! (улыбается). Могу отнести это как к себе, так и к своим коллегам.

Поверьте, отношение к окружающему миру молодых людей, которые приходят в наш театр, не отличается от нашего. Мы думаем так же, как они. Одним словом, моя душа очень молода.

- Быть балериной очень трудно. Вы когда-то думали оставить эту профессию?

- Были такие моменты. Но это происходило, когда я нервничала, окуналась в эмоции. Вдобавок, в это время о себе давала знать и усталость. Но я тут же брала себя в руки. Потому что раз вступишь на сцену, превращаешься в ее пленника, не можешь без нее жить. Это загораживает все отрицательные эмоции.

- Когда вы впервые ступили на сцену?

- Впервые ступила на сцену, когда была маленькой девочкой. Сейчас не могу вспомнить свои первые впечатления. Но то, что я вышла на сцену так рано, помогло мне побороть страх сцены. А потом, когда я начала работать в Театре оперы и балета, я влюбилась в сцену.

На сцене все по-другому. После того, как минуешь определенные трудности, все меняется, даже сама я меняюсь. Все проблемы, страх и сложности остаются позади. После того, как поборешь все это, входишь в образ, ступаешь на сцену и становишься совершенно другим человеком. Это связано с любовью, которую испытываешь к зрителям, их положительной энергетикой и, конечно же, с безграничной любовью к танцам. Я получаю удовольствие от того, что танцую на сцене!

- В театре бывает много закулисных сплетен и интриг. Не может быть, чтобы вы не сталкивались с подобными явлениями…

- В моей творческой биографии таких скандальных моментов не было. Сплетни и интриги - вполне нормальное явление. Они питаются от конкуренции. Если не будет конкуренции, то не будет и продвижения в творчестве. Интриги, сплетни и другие подобные явления были и будут всегда. В свое время я воспринимала все это очень болезненно, но сейчас к таким моментам отношусь философски (улыбается).

- Вы, можно сказать, получаете роли во всех постановках Театра оперы и балета. А какой образ кажется вам самым близким?

- Мне ближе всего лирические образы. Лирика мне роднее, это мой мир. Так я думала до тех пор, пока не получила приглашение исполнить партию Кармен. Скажу и то, что многим показалось странным то, что я сыграю Кармен. Я и сама вначале так думала, считая этот образ чуждым себе. Но я справилась с ролью. На сцене главное демонстрировать не темперамент или создавать лирический образ. Главное - любить это творчество. Каждый образ, над которым я работала, является мне родным.

- Что вы можете сказать о современном азербайджанском балете?

- Современный азербайджанский балет находится на пути эволюции. Каждый год наш балет завоевывает новые вершины. Это еще раз подтверждают широкий репертуар и положительные отзывы критиков. Азербайджанский балет ценится очень высоко, и мы стараемся быть достойными этого. Да, у нас есть и проблемы. Но наш балет отличается. Азербайджанский национальный балет вобрал в себя элементы как классического балета, так и национальных азербайджанских танцев. И это очень хорошо воспринимается за рубежом.

- Трудно быть примой?

- Трудно. Нелегко справляться с тяжелым физическим напряжением, которое растет не из года в год, а каждый месяц. Это требует больших физических и моральных сил. Для того, чтобы быть достойной титула примы, я должна всегда быть в форме и прилагать для этого очень большие усилия и много работать. Быть примой также является большой ответственностью, так как артисты, которые здесь работают, играют большую роль в формировании идей о балете. По мере увеличения поручаемых мне партий эта ответственность также увеличивается, я стараюсь еще больше поднять уровень своего профессионализма.

- Трудно приспосабливать личную жизнь к творчеству?

- Очень трудно. Несмотря на то, что моя дочь София еще маленькая, она понимает, что ее мать непростой человек, что она занята творчеством, и принимает это. Работа требует много времени. Увы, порой не могу уделять своей дочери нужное внимание. Это отрицательные стороны нашего творчества. Хотя, когда я иногда возвращаюсь с репетиций нервной, я обо всем забываю, смотря в глаза своей любимой дочери!

- Не каждая балерина решается стать матерью…

- Согласна. Но я осмелилась на это! Многие для этого ждут относительного затишья в своем творчестве, но я не подождала. Ребенок - это подарок Бога. Считаю, что женщина обязательно должна стать матерью. Ребенок - это продолжение жизни. София – это моя жизнь. Если когда-то у меня были какие-то желания и ценности, то после рождения Софии многое изменилось. Она является смыслом моей жизни. Сейчас моя жизнь стоит на втором плане. Что бы я ни делала, я делаю это для своей дочери.

- Профессия балерины недолговечна. В какой сфере в будущем вы себя видите?

- Балерина "живет" на сцене до тех пор, пока создает образы и танцует. Достаточно отдалиться от всего этого, чтобы потерять себя, творческую самоидентификацию, необычные чувства, которые дарует сцена. Да, профессия балерины не является долговечной, это факт. Но я не хочу отдаляться от балета. Не могу сказать, буду ли работать в качестве балетмейстера, но репетиторством буду заниматься обязательно. Таким образом я смогу передать свой богатый опыт тем, кто от всего сердца любит это творчество.

А пока я не думаю о том дне, когда завершится моя карьера, потому что живу сегодняшним днем. Я не из тех артистов, которые устают от игры. Я желаю новые роли. Я радуюсь, что не стою на месте, я стремлюсь вперед. Я человек, у кого есть ясная жизненная цель. Я желаю достичь успехов не только в балете, но также и в кино. Хочу сняться в кино и выражать свои чувства перед камерой не танцами, а игрой и словами. Верю, что скоро моя мечта сбудется.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Сб Сен 17, 2016 11:51 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 11:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082604
Тема| Балет, Улан-Удэ, Персоналии, Лия Балданова
Авторы| Беседовала Инесса Пылденова
Заголовок| 10 кратких вопросов балерине Лие Балдановой
Где опубликовано| Информ Полис - online
Дата публикации| 20110824
Ссылка| http://www.infpol.ru/news/667/81452.php
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Расскажите, как вы стали балериной?

- В девять лет родители отдали меня в балетное училище по настоянию тети.

Мы жили в г. Тында, Амурской области, а летом приезжали в Улан-Удэ к тете. Я постоянно у них носилась, прыгала, танцевала. Была таким несносным ребенком, который постоянно был в движении. И тетя предложила, мол, почему бы не пристроить ребенка на танцы? А Тында - город маленький, там нет профессиональных танцевальных студий. И я сама не знала, что такое балет, и никогда не видела его, только по телевизору. В итоге мы собрали деньги, папа прилетел со мной в Улан-Удэ, я автоматически прошла все три тура - меня зачислили.

Жила в общежитии, вдалеке от родителей. Когда окончила училище, у меня было три приглашения: в Новосибирский театр, Челябинский театр и в Краснодар. Но мне было страшно уезжать, я была немного домашней девочкой, и мама тоже против была. Поэтому я пришла в Бурятский оперный театр.

Чем отличалось ваше детство от обычного?

- Во-первых, у меня были очень большие физические нагрузки. Во-вторых, так как я жила в общежитии, гулять нас не отпускали. Каждый день один и тот же маршрут: из училища в общежитие, из общежития в училище. И получалось так, будто мы в какой-то закрытой спецшколе. Простые дети приходят в школу, в классе по тридцать человек, приходит педагог, дети получают знания, и у них остается куча свободного времени. У нас было все по-другому: в классе двенадцать человек, ты с утра до вечера в этом училище, всегда на виду у всех педагогов, и они относятся к тебе также, как к своим детям. Я не скажу, что у меня не было детства, но такие дети сразу приучаются к порядку, дисциплине, нагрузкам. Все зависит еще от характера.

В чем сейчас приходится себе отказывать?

- Если через месяц у меня какой-то сложный спектакль, я не могу себе позволить сходить куда-нибудь с подругами, потому что у меня каждодневные тренировки и нагрузки. Даже когда я прихожу домой, у меня нет сил элементарно держать прибор в руке. Я обычно готовлю бульон, выпиваю его, принимаю горячий душ и просто сваливаюсь спать, потому что больше ни на какие действия сил нет. Иногда я становлюсь такой зомби: получила долю физических, эмоциональных нагрузок, и домой прихожу выжатая как лимон. Я не могу полностью расслабиться, как хочу, много поесть от души, как я обычно люблю делать. И так в течение месяца, когда проходит подготовка к спектаклю.

Лия, вы очень ухоженная и стильная. У вас идеальная укладка и макияж. Сколько времени уделяете себе?

- Не знаю, это до автоматизма уже доведено, потому что мы постоянно гримируемся. Но я не сижу часами перед зеркалом, у меня как-то быстро все получается. Просто выглядеть так - мне нравится. Я считаю, пока я молода, то могу позволить себе одевать красивую одежду, выглядеть модно. Лет через двадцать я, возможно, уже не смогу одеваться, так, как мне нравится, носить определенные вещи. А сейчас, пока мне позволяют время и возможности, почему бы и нет. Мне кажется, в первую очередь надо любить себя.

Что делаете в свободное время?

- Самое любимое - это готовка еды. Я обожаю готовить торты, разные безумные салаты, блюда национальной кухни - но не одно и тоже, постоянно люблю разнообразить. Это меня успокаивает, снимает стресс. С ним борются все по-разному: кто-то занимается шоппингом, а мне достаточно пойти на кухню, найти новый рецепт тортика, и когда он готов, я получаю удовольствие. Кроме готовки еды, я люблю читать. Книга, которую я прочитала в последнее время - "Казус Кукоцкого" Людмилы Улицкой. А раньше мне нравилось рисовать.

Есть очень много стереотипов о профессии балерины. Говорят, они нервные и ради карьеры могут бросить все. Вы готовы разоблачить эти стереотипы?

- Нервные... Ну, может да, бывает иногда. Может у нас сейчас не такое время, да и не так хорошо оплачивается работа как хотелось, чтобы бежать, сломя голову, бросать все - дом, семью, детей. Может в больших театрах такое есть - большие амбиции, интриги, сплетни. Но в нашем театре все спокойно, степенно. У многих есть семьи, дети. Все свои нервы лечат по-своему.

Кстати, насчет семьи и детей.

- У меня есть дочь Малика, ей пять лет. Больше ничего не расскажу.

Я знаю, что у вас много поклонников. Были ли от них неожиданные подарки?

- Раньше мы постоянно гастролировали в Иркутске. И когда я приходила в театр, мне постоянно кто-то оставлял конфеты. Длилось это на протяжении месяца, но мужчина предпочел остаться неизвестным. А через два месяца мы случайно встретились в Улан-Удэ. Этот мужчина в возрасте спрашивает: "А вы Лия Балданова? А вам в Иркутске конфеты передавали?". Оказалось, что он мне еще и стихи на бурятском языке написал: "Я встретил тебя в божественной красоте". Еще однажды после выступления ко мне подошла пожилая женщина и подарила шкатулку с серебряными украшениями. Часто пишут, что не могут меня представить в магазине в очереди за хлебом или в маршрутке. Дети дарят шоколадки, игрушки. У меня разный зритель. Мне приятно.

Многие ваши коллеги заслуженно имеют звания «народных». Наверное, и вам есть чем гордиться за столь долгую карьеру?

- Для меня это не совсем удобный вопрос (смущается). Люди часто задают его, но пока мне нечем их удивить. Я проработала больше 10 лет, но пока нет ни одного звания. Не хотелось бы, конечно, чтобы тебя награждали после окончания карьеры, но век балерин недолог – скоро надо завершать карьеру, и хочется сделать это достойно.

Балерины очень рано "уходят на пенсию". Чем будете заниматься после балета?

- У меня есть голубая мечта - когда я уйду из балета, когда у меня будет достаточно денег, я открою маленькую кофейню, где будет очень вкусный кофе, классные тортики, пирожные, булочки. У меня будет выпечка хорошего качества, хорошая музыка, в общем, такое место, где можно будет расслабиться и совместить приятное с полезным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3701

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 11:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082605
Тема| Танец, спектакль «В Париже», премьера, Персоналии, Михаил Барышников
Авторы| Ольга Деркач, Владислав Быков
Заголовок| Барышников играет Бунина у Крымова
Где опубликовано| Новая газета
Дата публикации| 20110825
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/data/2011/094/20.html
Аннотация| Спектакль «В Париже» показали в Хельсинки



Нобелевский лауреат Иван Бунин. Российский режиссер Дмитрий Крымов. Мегазвезда Михаил Барышников, родом из СССР, нынче американец. Финская Фабрика культуры Korjaamo. Все вместе — спектакль «В Париже».
Пять августовских вечеров в бывшем трамвайном депо и мастерской (korjaamo — по-фински ремонтная мастерская), переделанных под выставочные залы и театральные площадки, царил безнадежный аншлаг. Охота за билетами открылась весной: в конце апреля государственная телерадиокомпания Yle оповестила публику, что в Хельсинки едет звезда балета Михаил Барышников. Почему в Хельсинки, бесхитростно объяснил исполнительный директор Korjaamo: рассказывают, что Барышников и Бродский поклялись друг другу никогда не возвращаться в Россию. Дальше словно ожил анекдот про ближайший ночной бар. Мировая премьера отпала Хельсинки по-соседски.
Почему Бунин? Я тогда погрузился в Бунина с головой, отвечает Дмитрий Крымов. Рассказы из «Темных аллей» превратились в спектакль «Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня…». А рассказ «В Париже» туда не вписался. И как-то встал особняком. Одинокий, как его персонажи — Николай Платоныч и Ольга Александровна. Как бунинские герои, ждал счастливой встречи.
Она случилась. Крымов с первой минуты знакомства почувствовал в Барышникове мощного актера, хотя никогда не видел его драматических ролей. Барышников согласился сразу. И пазл сложился: Крымов, Барышников, «В Париже», в Хельсинки. Легло в яблочко. Барышников должен был это сыграть — белого генерала, космическое одиночество. По-пушкински обманчиво-простой текст ожил в крымовском спектакле.
Барышников просто стоял с невероятной своей балетной выправкой, с которой только и можно сыграть истинного военного. Он стоял и смотрел, как публика взбирается в гору амфитеатра «Вагонного зала», отгороженного картонной стеной от настоящих трамваев прежних лет. Точно в 20.00 Николай Платоныч заговорил. Субтитры залили сцену, превращаясь в предмет искусства, художественный аналог бунинской словесной вязи.
В рассказе едва шесть страничек, из них прямой речи — десятая часть. Но Крымову и Барышникову слова почти что и не нужны. В крымовском театре, привычно обозначаемом как «театр художника», слову отведена своя, не главная роль. Здесь язык образа, пластики, музыки, звука, изобразительного ряда… высокопарно говоря, язык души. Николай Платоныч входит в бистро, вешает шляпу и пальто… и трижды упавшие с гвоздя они кричат о неудачливости и одиночестве, как не под силу никаким словам. Хор, выпевающий строчки «от автора», обращает бистро в храм будущей любви. Ольга Александровна собирается на свидание, а ее душа поет арию из «Кармен»: «Любовь, любовь…». И резкий бросок героини платьем ей в лицо — заткнись, душа, не рождай напрасных надежд… Потом мотив тореадора аукнется в финальном танце — танце смерти.
Из точности образов и обилия деталей возникает воздух абсолютной достоверности. Игрушечная собачка пускает струйку, Николай Платоныч ее перешагивает, «белая кость» иначе не может органически, как бы ни был важен момент. Ольга Александровна — наступает, она женщина, для нее момент — всё.
Отчего Крымов прежде не ставил спектакли на «балетных» — ведь они, как никто, способны говорить его театральным языком. Однако не каждый Крымову впору — надо быть Барышниковым, чтобы сыграть это: бунинское, крымовское. Барышников — несомненно — тот самый генерал, до сих пор рубающий Чапаева, который кощунственно превращается на сцене в киношного вампира. Он — тот самый белоэмигрант, по-старому воспитанный, с дворянскими представлениями «о правильном». И снова перехлест с жизнью: нужно быть невозвращенцем Барышниковым, чтоб это прочувствовать и передать, чтобы остаться там, пусть не в 20–30-х, а в 60–70-х, но все равно не современным нынешней России.
Публика ждала танца, и Крымов ожиданий не обманул. Красный подбой плаща — как мулета тореадора. Финальный танец 63-летнего Барышникова — полная гибель всерьез. Не поражение от смерти, а победа над ней. Вознесение.
Анна Синякина в роли Ольги Александровны (известная массовому зрителю как Катя в «Ворошиловском стрелке») в тени мегазвезды не гаснет. Пластична, музыкальна, точна. Достойна.
Можно разобрать спектакль на трюки, гэги, приемы — полет героини, картонное фото такси, играющее роль такси, тарелки, не падающие с опрокинутого стола, — но зачем? Каждый создает из этого свой образ, метафору, характер, а все вместе — единое, мыслью, как клеем, сцепленное целое. Чудеса случаются. Место высокому есть в самом обыденном. Одиночество лечат любовью — банальное, вечное.
Чудеса случаются. Мы — свидетели.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3701

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 12:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082606
Тема| Танец, спектакль «В Париже», премьера, Персоналии, Михаил Барышников, Алексей Ратманский
Авторы|
Заголовок| Михаил Барышников сыграл генерала-эмигранта
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20110825
Ссылка| http://www.izvestia.ru/news/498140
Аннотация| В Хельсинки состоялась мировая премьера спектакля «В Париже» — по мотивам одноименного рассказа Ивана Бунина

Режиссер постановки — Дмитрий Крымов. По сюжету пожилой русский военный (Михаил Барышников) встречает в Париже соотечественницу (Анна Синякина). Счастье длится недолго. Генерал умирает.
Сразу после Финляндии спектакль отправляется в голландский Гронинген, затем — во Францию и Тель-Авив. Россия в этот гастрольный тур не входит.
Накануне гастролей Барышников дал интервью французской газете «Монд», где рассказал о своей новой роли. По его словам, он принял предложение Крымова, поскольку был знаком со спектаклями «Лаборатории»: «Его постановки не имеют ничего общего с традиционным театром, мне нравится их метафоричность».
Выбор материала имел для Барышникова большое значение не только потому, что Бунин затрагивает в своем рассказе тему трагедии русской эмиграции, но и из-за небольшого объема текста. «В Париже» мало текста, и он очень простой. Я, разумеется, никогда не согласился бы играть в постановках Шекспира или Ибсена, ведь у меня нет необходимой актерской подготовки», — сказал Барышников.
Впрочем, великий танцовщик признался, что, играя в спектакле, он получает огромное удовольствие: «За последние сорок лет я не имел возможности так много говорить по-русски. Я заново открыл для себя язык прошлого. Мне повезло, что я нахожусь на сцене с великолепными русскими актерами, которые вселяют в меня уверенность».
«Известия» попросили очевидца постановки, худрука «Школы современной пьесы» Иосифа Райхельгауза поделиться впечатлениями от увиденного, а партнершу Барышникова — Анну Синякину рассказать о работе с выдающимся артистом.

Иосиф Райхельгауз:
— Все, кто приходит на спектакль, ждут встречи с Барышниковым, и эта встреча происходит очень быстро. Когда мы входим в зрительный зал, он уже гуляет по сцене со стаканчиком кофе в руках. Ходит, бродит, присаживается и поглядывает на нас, так же как мы поглядываем на него. У меня сложилось ощущение, что многие поначалу не понимают, что это и есть Барышников. Обычный человек, небольшого роста, мне показалось, даже чуть сутулый. Но когда начинается спектакль, от него уже невозможно оторвать глаз. Понимаешь, что это артист мощнейшего характера и мощнейшего содержания. При том что и Аня Синякина замечательно играет, и другие артисты крымовской «Лаборатории».
Там минимум текста. Крымов строит такие мизансцены, что понимаешь все без слов. Есть сильнейший режиссерский ход — когда незадолго до финала осознаешь, что Барышников танцевать не будет, возникает фантастически прекрасный эпизод — смерть героя решается пластически. Барышников надевает генеральскую шинель с красным подбоем, и начинается сильный, мощный танец смерти (хореограф Алексей Ратманский. — «Известия»). Тут уж понимаешь, что перед тобой не только великий артист, но и великий танцовщик.
После спектакля я задал ему, как сейчас понимаю, нелепый вопрос: «Почему бы вам не показать это в Москве?» Очевидно, вопрос этот настолько попал в его состояние, что в ответ я получил эмоциональный монолог. Мне показалось, что, несмотря на 40 лет разлуки с Россией, несмотря на творческую, человеческую и материальную независимость, в нем жива боль человека, насильно оторванного от родины. И что счеты с разлучниками не сведены. Он боится русской прессы, принципиально не дает интервью. Это далеко не закрытая для него тема. Когда он об этом говорил, его голос дрожал.
Думаю, что он уехал из страны и места, где ему было нехорошо. Как Горбачев позвал когда-то Сахарова, как немцы извинились за фашизм, кто-то из правителей должен сильно попросить Барышникова приехать. Это и сегодня не поздно. Если бы его позвали на самом высоком уровне, возможно, он ответил бы. То, что мы лишены такого явления, как Барышникова, — неверно.

Анна Синякина:
— Когда мы в Лаборатории Дмитрия Крымова работали над спектаклем по произведениям Бунина («Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня...» — «Известия»), я очень хотела сделать рассказ «В Париже». Дмитрию Анатольевичу он тоже нравился, но в спектакле ему не было места. А полтора года назад Крымов прислал мне сообщение — что познакомился с Барышниковым, предложил ему поставить спектакль и тот согласился. Крымов считает, что судьба героя рассказа напоминает судьбу Барышникова.
Он — очень хороший партнер. Демократичен, дружелюбен. Он не «засталбливает» рисунок и поведение внутри роли и всегда готов к импровизации. Когда я первый раз оказалась с ним на сцене, мне было трудно преодолеть себя, но он ни разу не позволил себе быть высокомерным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 3701

СообщениеДобавлено: Пт Авг 26, 2011 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082607
Тема| Танец, спектакль «В Париже», премьера, Персоналии, Михаил Барышников
Авторы| ВЕРА СЕНЬКИНА
Заголовок| Любовь невпопад
Где опубликовано| Новые известия
Дата публикации| 20110824
Ссылка| http://www.newizv.ru/culture/2011-08-24/150013-ljubov-nevpopad.html
Аннотация| Дмитрий Крымов рассказал историю двух русских эмигрантов


Михаил Барышников и Анна Синякина сыграли главные роли в спектакле по рассказу Бунина «В Париже».
Фото: МАРИЯ БАРАНОВА


В рамках финского фестиваля Stage состоялась премьера спектакля «В Париже» по одноименному рассказу Ивана Бунина из цикла «Темные аллеи». Спектакль – плод совместных усилий Лаборатории Дмитрия Крымова и Baryshnikov Art Center, родившийся по заказу фестиваля. Главные роли исполнили известный артист балета Михаил Барышников и ведущая актриса Лаборатории Крымова Анна Синякина.
Вслед за недавней московской премьерой «Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня...» Дмитрий Крымов вновь обратился к «Темным аллеям». В первом спектакле режиссер использовал несколько рассказов из бунинского цикла, создавая коллективный портрет юных героинь, искалеченных любовью. В новой же постановке его внимание концентрируется на одной истории, рассказывающей о том, как рождается любовь между двумя людьми, замученными и истощенными сознанием своего безвыходного одиночества и бесцельного существования. Это спектакль о двух героях, предпринимающих настойчивые, но наивные и для них уже непосильные попытки справиться с мучительным ощущением неизбежного конца, вернуть чувство жизни, поймать или хотя бы ухватить напоследок ее ускользающую искру. Выразительно об этом Крымов говорит уже в начале спектакля, в сцене, когда герой впервые приходит в столовую и вешает на гвоздик шляпу и пальто. За ним с любопытством наблюдает стоящая в стороне группа актеров, распевающая хором авторский текст. Каждый раз, как только герой хочет раскланяться, падает то шляпа, то пальто, вынуждая его покорно подбирать их с пола. Он проделывает это снова и снова, а звучащий текст с каждым разом сокращается – до фразы: «и сел за столик в самом дальнем углу».
Синякина и Барышников создают карикатурки на двух помятых и побитых судьбой неприкаянных героев, недотеп, «людей невпопад», олицетворяющих собой тоскливый остаток собственной жизни. Судьба запоздало предоставила им шанс дерзнуть, примерить на себя маски двух влюбленных, но эти маски то и дело сползают и съезжают с их лиц. Первая встреча в столовой, в сущности, и есть примерка разных масок: им – нарочитой галантности, молодцеватого удальства, ею – девичьей смущенности, хитрой кокетливости. Но каждая из них выглядит неестественно, фальшиво.
На поворотном круге сцены установлены три большие черно-белые фотографии офицера в белом мундире и двух дам в шляпах и платьях. Этими молодыми улыбающимися людьми героям хотелось бы стать вновь, в них видеть себя. Но они абсолютно не замечают своего нынешнего сходства с персонажами немой комедии 20-х годов. Это сходство особенно явно в сцене в кинотеатре, когда диалог между героями идеально по интонации и смыслу ложится на кадры из фильма с Чарли Чаплином.
Обращаясь к «метафорическому гротеску на грани шутовства», Крымов профанирует и снижает любое действие героев, неожиданно обрывая их разгорячившуюся фантазию. Он и она тщательно готовятся к свиданию. Он вглядывается в невидимое зеркало, разглядывает свое лицо. В этот момент зрители слышат звук старой, заезженной, закончившейся пластинки, напоминающий тяжелое и медленное биение сердца. Однако во время бритья под песню про разудалого Ваньку в герое начинает вновь просыпаться былое удальство. Но в самый патетический момент актер Максим Маминов, сипло поющий песню, подобно дребезжащему радио, испортит все дело – громко сглотнет или икнет, сильно смутив героя. В другой сцене героиня придумывает всевозможные наряды из одного- единственного платья, превращаясь под арию Керубино то в страстную роковую женщину, то в недотрогу. Но измотанная чередой перевоплощений и осознавшая, что тягаться с южным темпераментом не в состоянии, она сядет на пол, беззащитно обхватив худые детские колени. Синякина со свойственным ей обаянием и эмоциональной непосредственностью соединяет комичность с горечью и печалью.
Крымов монтирует отельные эпизоды-кадры, скрепляя их не психологическим развитием действия – единой тематикой. Однако порой места, в которых исполняется лишь авторский текст, образуют в сценическом действии существенные пустоты. Как и игра актеров, так и оформление выдержано в условно гротесковой манере. На сцену выносят картонный стул и стол с приклеенной к нему картонной посудой, картонный лист с изображением такси. Когда круг сцены начнет вращаться, зрители увидят примостившихся за авто или стенкой кухни других исполнителей, создающих с помощью бутылочек, ящиков со столовыми принадлежностями необходимые акустические эффекты. Вместе с декорацией на поворотном круге двигаются и сами герои. Зрители видят их, продолжающих невозмутимо вглядываться в вырезанное окошко такси, со спины. И оборотная стороны машины вдруг окажется старой исписанной открыткой. Этот картонный, наивный мирок Крымов постоянно иронично развенчивает. И тем трогательнее кажется вера героев в него, хотя они то и дело натыкаются на несуразности созданной обстановки. Крымов, в отличие от Бунина, смягчил финал, оставляя некоторое утешение героям: поэтичный конец и поэтичную смерть. Она в одиночестве парит над сценой, подобно влюбленной с картин Шагала. Он, сжав в руках свою серую летнюю шинель с кроваво-красной подкладкой, танцует свой последний танец, подобно тореадору, и затем тихо замирает на полу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18931
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 29, 2011 10:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011082901
Тема| Балет, Академический театр балета под руководством Бориса Эйфмана, Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Михаил Антонов, Фото Михаила Садчикова-младшего
Заголовок| Борис Эйфман: «Карамазовы» - для молодежи, «Дон Кихот» - для ветеранов
Где опубликовано| «Фонтанка. ру»
Дата публикации| 20110828
Ссылка| http://www.fontanka.ru/2011/08/28/042/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Академический театр балета под руководством Бориса Эйфмана 2 сентября проведет на сцене Дворца культуры имени Горького благотворительный спектакль «Карамазовы». Показ приурочен ко Дню знаний и состоится в рамках реализуемой театром социально-культурной программы «Искусство – путь к сердцу». Всемирно известный балет бесплатно увидит петербургская молодежь, в том числе юноши и девушки из неблагополучных семей и групп социального риска. Вот что рассказал об этом «Фонтанке» народный артист России Борис Эйфман.

- Борис Яковлевич, предстоящий вечер 2 сентября в ДК Горького будет благотворительным, спектакль «Карамазовы» посвящается Дню знаний, на него вы пригласили молодежь Петербурга. Это не столь частый пример для наших театров. Расскажите об этой идее, чем вызвана такая потребность, чем благотворительные спектакли отличаются от обычных?


- Сегодня много говорится о том, что наше общество расколото, людские сердца очерствели, и каждый живет по принципу «человек человеку – волк». Но если просто рассуждать об этом, то ничего не изменится. Ведь если не лечишь болезнь, а только дискутируешь о диагнозе, в конце концов, наступает печальный исход. Наш театр существует и работает уже довольно давно. У нас есть имя, авторитет. Было бы неправильно отвернуться от тех социальных и духовных проблем, которые назрели в современном обществе. Сегодня достаточно широкие слои населения оторваны от высокой культуры. Это происходит по ряду причин. К сожалению, финансовый фактор здесь не последний. А что остается людям, лишенным общения с подлинным искусством? Телевидение с его зомбирующими зрелищами? Поэтому наш театр старается сделать так, чтобы нуждающиеся в помощи люди смогли восстановить связи с культурой.



На спектакль «Карамазовы» мы пригласили несколько сот юношей и девушек. Билеты для них распространялись бесплатно. Особый акцент хотелось сделать на приглашении молодежи из неблагополучных семей, групп риска. Надеюсь, что показ «Карамазовых» будет способствовать популяризации среди молодых людей как нашего искусства, так и русской классической литературы. И если хотя бы несколько юных петербуржцев после нашего спектакля придут домой и раскроют роман Достоевского, я буду считать это победой.

- У вас ведь уже был подобный опыт благотворительного спектакля, когда вы приглашали ветеранов. Удался ли тот вечер? Какие эмоции вызвал у вас и у ваших молодых артистов?

- В 2010-11 годах мы провели два благотворительных показа балета «Я – Дон Кихот» на сцене ДК имени Ленсовета. Первый состоялся год назад и был посвящен 65-летию Победы. Второй показ прошел 27 января, в День снятия блокады Ленинграда. Это священный день для всех тех, чья судьба связана с нашим городом. Выступать в такой праздник – большая честь. Тем более что зрителями обоих спектаклей стали ветераны и жители блокадного Ленинграда. Это удивительная, невероятно благодарная и проницательная публика. Буквально все артисты театра были искренне тронуты тем, как тепло и сердечно они принимали нас.

Для нашего театра это был не первый опыт проведения благотворительного спектакля. Так, в ноябре 2009 года на сцене Санкт-Петербургской Консерватории мы исполняли балет «Красная Жизель». На спектакль были приглашены более 1700 гостей из государственных учреждений социального обслуживания - домов ветеранов войны, домов-интернатов для престарелых, обществ ветеранов войны, жителей блокадного Ленинграда, бывших малолетних узников фашистских концлагерей, учреждений по работе с детьми-сиротами и инвалидами. В декабре 2009-го наши артисты участвовали в концерте для детей-инвалидов и детей из неблагополучных семей в Эрмитажном театре.

- Какие еще формы благотворительности вы приветствуете? Какими занимаетесь сами?

- Форма может быть любой. Другое дело, какое духовное и эмоциональное содержание ты вкладываешь в эту деятельность. Занимаешься ли ты благотворительностью для самопиара, или, извините, отмыва денег, или же тобой действительно движет искренний благородный порыв. Все мои действия в данной области связаны с социально-культурной программой «Искусство – путь к сердцу», которую уже несколько лет успешно реализует наш театр. В ее рамках мы бесплатно показываем наши спектакли для ветеранов, сирот, инвалидов – всех тех, кто нуждается в помощи и поддержке. Хотя не исключаю, что и я сам, и мои коллеги будем придумывать и запускать новые благотворительные проекты. Доброты и тепла много не бывает.

- Борис Яковлевич, скажите, а когда вы сами лично почувствовали необходимость сделать доброе дело, помочь тем, кому тяжело, детям, инвалидам, малоимущим?


- Сложно ответить. Если живешь в современном мире и при этом не закрываешь сердце на замок, не делаешь из себя слепоглухонемого, то просто невозможно не прочувствовать всю несправедливость бытия. Я всегда старался быть неравнодушным. Потому что, если ты занимаешься элитарным искусством и говоришь со зрителем о высоком, а потом спокойно проходишь мимо того, кому плохо, грош тебе цена. Внутренняя потребность помогать нуждающимся была во мне всегда. Другое дело, что раньше у моего театра не было возможности заниматься социальной и благотворительной работой на серьезном уровне. Ведь нам самим приходилось выживать – без денег, без репетиционных помещений, под постоянным гнетом советской цензуры. Не легче стало и в 90-е, когда вся российская культура буквально стояла с протянутой рукой. Сейчас, слава богу, ситуация изменилась, благодаря гранту правительства. Мы можем думать не только о своей судьбе, но и о помощи другим.

- Понимают ли молодые артисты вашего театра важность и необходимость благотворительных проектов, или для них в этом есть некий элемент обязаловки?

- Я уверен в том, что все мои артисты – душевно зрелые, отзывчивые и мудрые люди. И выступая перед теми, кому действительно нужна поддержка, они не могут не ощущать той теплой, светлой энергии, которую дарит им зал.

- Анастасия Волочкова, с которой вы работали в свое время, шефствует над детским домом, постоянно придумывает благотворительные акции. Однако многие считают, что делает она это для пиара... Что думаете на этот счет вы? Приходилось ли вам сталкиваться с таким отношением недоверия, цинизма людей?

- Не хочу ни обсуждать, ни осуждать чье-то злословие. Бог им судья. Я уверен в своих собственных чувствах и намерениях. Также не сомневаюсь в искренности моих коллег по театру. А очернители и прожженные циники были всегда и во все времена.

- Верите ли вы в целительную силу искусства? Если можно, приведите какие-то примеры.

- Не стоит ждать от искусства чудес, каких-то случаев волшебного исцеления, мнимых или подлинных. Художник – не иллюзионист и не маг. Но в то же время у людей искусства есть огромная привилегия – затрагивать сердца и души людей, изменять их внутренний мир. А разве преображение человеческой души – не чудо?

- Почему на Западе благотворительностью занимаются все известные артисты (демонстрируя удивительные примеры бескорыстия!), а у нас единицы? Вы часто гастролируете по всему миру, много повидали… Что мы можем взять полезного из западного опыта благотворительной деятельности?


- По объективным историческим причинам у Запада гораздо более серьезный опыт ведения подобной работы. И культура благотворительной деятельности там значительно выше. Но это не повод опускать руки. Наоборот – нам нужно учиться у западных коллег. Перенимать их дисциплинированность, принципиальность, последовательность. Нужно стремиться вывести эту работу в нашей стране на современный цивилизованный уровень.

- Борис Яковлевич, позвольте еще раз поздравить вас с недавним юбилеем, пожелать здоровья и творческих побед! Скажите, легко ли вам "дался" этот юбилей, ведь пришлось дать сотни интервью, принять тысячи поздравлений, устроить банкет и проч. То есть погрузиться в атмосферу хлопот и забот, которая для творческого человека не совсем естественная…

- Необходимость отмечать юбилеи я уже давно воспринимаю как часть профессии. Как повинность (смеется). Честно говоря, прошедшие празднования меня не вымотали, потому что принципиально решил не устраивать пышных торжеств. Не подумайте, что я потерял интерес к жизни, к веселью. Творец, хореограф не имеет права быть серым и угрюмым человеком! Но честное слово: вся эта традиционная юбилейная мишура с речами и банкетами – не для меня. Поэтому свое 65-летие отметил серией выступлений нашей труппы в Александринском театре. В течение восьми вечеров мы показывали лучшие спектакли. Восторженный прием зрителей и аншлаги стали лучшим подарком на День рождения.

- Борис Яковлевич, поделитесь, пожалуйста, творческими планами вашего замечательного театра! А также скажите, довольны ли вы ходом строительств Театра Эйфмана?

- Сейчас все мои мысли связаны с премьерой балета «Роден», которая состоится в Петербурге в ноябре. Мы репетируем днями напролет, прерываем работу только ради гастрольных поездок. Очень хочу провести премьеру на самом высоком уровне.
Что касается реализации проекта Дворца танца, то должен, прежде всего, отметить: он ни в коме случае не будет «театром для Эйфмана». В его стенах, помимо нашего коллектива, будут работать две другие труппы – классическая, представляющая балет XIX века, и экспериментальная, занятая поиском новых пластических форм. Впрочем, и этим деятельность Дворца танца не ограничится. Я хочу, чтобы эта суперсовременная сцена была также доступна молодым хореографам, любительским коллективам, фольклорным ансамблям – всем, кто не может жить без танца. Сейчас идет согласование архитектурного проекта. Это сложный и ответственный этап. Но я верю, что уже в обозримом будущем в нашем городе появится этот новый мировой центр танцевального искусства. И свой следующий юбилей планирую отметить именно на его сцене.

- Ваш театр шефствует над каким-то детским домом?

- Нет, но работа в подобном направлении нами ведется. В настоящее время на Петроградской стороне полным ходом идет строительство Академии танца. Я очень долго вынашивал идею этого учреждения. Сейчас, к счастью, она воплощается в жизнь с невероятной быстротой. Это будет инновационное учебное заведение, в котором талантливые дети со всей России смогут освоить профессию балетного артиста. Особое внимание при поиске и отборе учеников мы уделим сиротам, детям из неблагополучных семей. То есть Академия будет не только культурно-образовательным, но и социальным учреждением. Уверен, что серьезные проблемы общественной жизни нужно решать на глобальном, стратегическом уровне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 5 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика