Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-03
На страницу 1, 2, 3 ... 14, 15, 16  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Мар 01, 2011 12:32 pm    Заголовок сообщения: 2011-03 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в марте 2011 года (первый номер ссылки - 2011030101 означает: год - 2011, март месяц - 03, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки| 2011030101
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Мар 01, 2011 12:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030101
Тема| Балет, Белорусский балет, Конкурсы, «Танцевальный Олимп», Персоналии, Е. Олейник, К, Героник
Авторы| Автор публикации: Виктор КОРБУТ Фото: Александр РУЖЕЧКА
Заголовок| Олимпийские лебеди
Где опубликовано| Портал Беларусь Сегодня
Дата публикации| 20110301
Ссылка| http://www.sb.by/images/articles/11/39/balet2.jpg
Аннотация|

На балетной сцене взошли две звезды: танцовщики Национального академического Большого театра оперы и балета Екатерина Олейник и Константин Героник заняли первое место и завоевали золотую медаль на VIII Международном хореографическом фестивале–конкурсе «Танцевальный Олимп», прошедшем накануне в Берлине. Исполнив па–де–де из балета «Дон Кихот», они покорили европейскую публику, впервые выступив парой. Катя и Костя — самые молодые артисты современного белорусского балета: ей 23, ему — всего 20 лет. А секрет их успеха прост — репетиции с утра до вечера. Между «тренировками» они улучили время, чтобы рассказать о том, каково это — взбираться на Олимп.

Катя: В пятницу мы впервые вместе сыграли главные партии в «Дон Кихоте» — уже на минской сцене. Спектакль вообще старый — он идет в нашем театре с 1989 года. Я танцевала Китри, а Костя — Базиля. По сюжету они хотят пожениться, но отец против.

Костя: Это комический спектакль, с зажигательной испанской музыкой и яркими костюмами. В нем много трюков, его интересно танцевать.

— Какие трюки?

Катя: Например, совершить 32 фуэте — причем с усложнениями, на одной ноге, не опуская вторую на пол.

Костя: В моей партии много пируэтов, двойных переворотов в воздухе. Считается, что это чуть ли не самый сложный спектакль в репертуаре нашего театра.

— Как вы, такие юные, танцуете в столь сложном спектакле?

Костя: Я только первый год работаю в театре. А получил главную роль в «Дон Кихоте» после того, как съездил на конкурс «Молодой балет мира», организованный знаменитым балетмейстером Юрием Григоровичем в Сочи, и завоевал первое место. Победу заметили.

Катя: Зрители думают, что нам легко танцевать. А мы приходим на работу к 10 и возвращаемся домой к полуночи.

Костя: С 10 до 11 часов утра разминаемся у станка. Минут 10 — 15 перерыв — и вновь репетиции. Приходишь домой и не можешь отключиться, отдохнуть, идет «переработка» персонажа. Я стою у зеркала, работаю над мимикой. Родители меня часто критикуют, указывают на ошибки.

— А кто ваши родители?

Костя: Мама работала артисткой балета в ансамбле Белорусского военного округа, а папа — там же главным балетмейстером. Вообще, я в Киеве родился, где папа встретил маму, когда работал в ансамбле Вирского, лучше которого считался только коллектив Игоря Моисеева. Так что у меня не было сомнений в выборе профессии: дети из балетных семей обычно идут сначала на Притыцкого, 35 — в хореографическое училище, а потом на площадь Парижской Коммуны, 1 — в Большой театр.

Катя: А я родилась в Молдове... Моя мама библиотекарь, а отец работает на железной дороге. Так что я из обычной семьи. Просто мама интересовалась балетом и направила меня сначала в школу с хореографическим и музыкальным уклоном, а потом я пошла тем же путем, что и Костя.

— Как в Берлин попали?

Костя: Если бы не Катя, мы бы не поехали. Это ее идея.

Катя: Когда мы начинали репетировать «Дон Кихота», я подумала: почему бы перед премьерой в Минске не «откатать» программу в Берлине? Конкурс «Танцевальный Олимп» организовал Владимир Малахов — директор Staatsballett Berlin, Берлинского гостеатра балета. Его конкурс — довольно известный, а на закрытие приехал Владимир Васильев, народный артист СССР, знаменитый танцовщик московского Большого театра. Хореографический дуэт Васильева и Екатерины Максимовой считался гордостью СССР, их любя называли на Западе «Катя и Володя»...

— А теперь в Беларуси появилась своя гордость — Катя и Костя?

Катя: В нашем театре не создаются постоянные пары артистов. Хотя многие семейные пары предпочитают танцевать в дуэте.

— В Берлине у вас много было конкурентов?

Костя: В нашей возрастной группе, с 19 до 23 лет, — 50 человек. Второе место взяла пара из Казани, очень много участвовало ребят из России, Португалии, Кореи. Были итальянцы, французы, немцы.

Катя: Кстати, поехали мы за свой счет. Но Владимир Гридюшко, гендиректор Национального академического Большого театра оперы и балета, пообещал, что театр компенсирует наши расходы в случае победы.

— Похоже на лотерею.

Катя: Я чувствовала, что мы едем в Берлин за золотой медалью — и мы ее получили. И вообще не могу куда–то ехать «просто так». Немецкий конкурс у меня уже далеко не первый, и всюду были призы.

— Как вам новейший голливудский фильм «Черный лебедь» о горькой доле балерины?

Катя: Кино разочаровало. Все представлено грязно, пошло, как будто балерины получают партии только через постель, а по натуре все они — психопатки. Думаю, режиссер хотел удивить зрителя. Сейчас все кино строится на том, чтобы в нем обязательно были убийство, секс, иначе, мол, неинтересно.

Костя: В «Черном лебеде» объединены самые большие пороки и преподнесены как некая истина.

Катя: Фильм о том, насколько безжалостна конкуренция, царящая в балете. Соперничество, конечно, у нас существует, но не в таких масштабах, как показано на экране. Хотя Натали Портман хорошо сыграла свою роль — она выглядит на экране профессиональной балериной.

— А вы чувствуете конкуренцию со стороны коллег? Насколько я знаю, за один театральный сезон балетная труппа дает почти 150 спектаклей...

Катя: Количество спектаклей и ролей ограничено, это так — поэтому интрига и напряжение в работе есть. Но после того как мы вернулись из Берлина, не было ни одного человека, кто бы прошел по коридору мимо нас и отвернул нос, не поздравил. У нас дружный коллектив.

Костя: Все были искренне рады за нас.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 10943

СообщениеДобавлено: Вт Мар 01, 2011 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030102
Тема| Балет, Азербайджанский театр оперы и балета, Гастроли в Москве, Семь красавиц
Авторы|
Заголовок| Акиф Меликов: "Такого не было никогда!"
Где опубликовано| Day.az
Дата публикации| 20110301
Ссылка| http://news.day.az/culture/255679.html
Аннотация|

Семь красавиц" в Москве - триумф! Так можно охарактеризовать выступление Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета на сцене Большого театра в Москве. Новая постановка балета Кара Караева "Семь красавиц" была встречена в российской столице с большим интересом и огромной теплотой. Об этом интервью газеты "Эхо" с директором театра, заслуженным деятелем искусств Азербайджана Акифом Меликовым.

- Судя по откликам, показ в Москве балета Кара Караева прошел именно так.

- Совершенно верно. И, знаете, я еще не могу отойти от невероятного напряжения и огромной радости, которые все мы испытали в эти дни. И хотя это не первое наше выступление на первой сцене бывшего СССР, а теперь России - такого не было никогда! Напомню, десять лет тому назад мы показали на этой прославленной сцене балеты "Лейли и Меджнун" и "Дон Кихот" Кара Караева, в 2003 году - балет "1001 ночь" Фикрета Амирова, в 2005 году - балет "Любовь и смерть" Полада Бюльбюльоглу. И вот - "Семь красавиц"...

- С каким нетерпением бакинцы ждали премьеры новой версии балета. И успех тогда, в декабре 2008-го, был огромный.

- И не меньший теперь, в Москве! Правда, учитывая то, что мы выступали не у себя дома, была проделана огромная работа, чтобы вызвать интерес к спектаклю у пресыщенной на разные культурные события московской публики. За две недели на центральных улицах и площадях столицы были вывешены красочные афиши, баннеры и стенды, оповещающие о спектакле, об этом заблаговременно сообщали московские телеканалы и пресса.

- То есть, в воздухе витало ожидание чего-то интересного и значительного.

- Да. Анонс был на высочайшем уровне! Сам я вылетел в российскую столицу за несколько дней до гастролей, чтобы решить и проконтролировать некоторые организационные и технические вопросы. И хотя слово "гастроль" на немецком языке означает выступление "в роли гостя", гостями мы себя не чувствовали. Министерство культуры Российской Федерации и руководство Большого театра в лице его генерального директора Анатолия Геннадьевича Иксанова отнеслись к нам не просто внимательно, а с большой теплотой и заботой, как к своим близким, что меня по-человечески очень тронуло. Все вопросы решались тут же и на высочайшем уровне. Все службы театра, связанные с показом нашего спектакля, работали просто безупречно. А наше посольство в Москве - его роль я хочу особо подчеркнуть - взяло на себя функции своего рода штаба по подготовке этого события. И в эти дни я лишний раз убедился в том, какой популярностью и авторитетом пользуется среди российской элиты наш посол Полад Бюльбюльоглу.

На спектакле присутствовали многие известные и именитые люди. Мы были очень рады, что в этот день с нами была рядом заведующая отделом по вопросам гуманитарной политики Администрации Президента Азербайджана Фатма ханум Абдуллазаде. На спектакле присутствовал представитель президента Российской Федерации по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой. Мною лично были приглашены и на спектакле присутствовали известные гранды российского балета народные артисты СССР, лауреаты государственных премий СССР Михаил Лавровский, Борис Акимов, Людмила Семеняка, народные артисты России, лауреаты многих международных конкурсов артистов балета Нина Семизорова, Галина Степаненко, Надежда Павлова, Татьяна Голикова и др. На спектакле присутствовали и известные балетные критики. В зале в тот вечер был весь московский бомонд.

Хочу отметить роль во всем этом также и советника по культуре нашего посольства Нигяр Ахундовой. В результате нам удалось привлечь внимание к спектаклю не только московской публики, но и аккредитованного в Российской Федерации дипломатического корпуса; на премьере присутствовали, представьте, послы и консулы со своими супругами... 80 стран!

- Такое не всегда бывает даже на официальных мероприятиях.

- Несмотря на то, что в те дни в Москве стоял сильнейший, небывалый, по словам самих москвичей, мороз, да и спектакль шел в не очень-то удобный день - понедельник, телефоны нашего посольства и Большого театра разрывались от звонков с просьбой о билетах, а на подходах к театру просили "лишний билетик". В зале - яблоку негде было упасть. Супераншлаг! Во время спектакля зал неистовствовал, выступление наших артистов сопровождалось шквалом оваций и возгласами "браво!". А когда занавес закрылся, сцена была просто усыпана цветами, заставлена корзинами цветов. Все были в полном восторге от музыки, хореографии, декораций, ну и, разумеется, от исполнителей. Надо ли говорить о чувствах, которые обуревали меня, о том, как я радовался за них, за всех нас. Это было потрясающе! Даже официальная часть прошла не просто торжественно - тепло.

Открывая ее, министр культуры Российской Федерации Александр Авдеев сказал, что сегодняшний спектакль олицетворяет дух дружбы и замечательные традиции культурных обменов между двумя братскими народами. Очень тепло прозвучало и приветственное слово нашего министра культуры и туризма Абульфаза Караева, который много усилий вкладывал и вкладывает в то, чтобы прогрессировала, выходила далеко за пределы нашей родины азербайджанская национальная культура. "Наша страна развивается, модернизируется. Сегодня Азербайджан сумел занять достойное место в мировом масштабе", - заявил на днях президент республики Ильхам Алиев. И можно сказать, что новая версия знаменитого балета и его широкий успех в Москве - одно из многих проявлений взятого руководством страны генерального курса на обновление и развитие во всех областях и сферах, наш посильный вклад в это дело.

- А как откликнулась на гастроли московская пресса?

- Отклики говорят сами за себя. "Показ балета "Семь красавиц" в Большом театре - одно из главных культурных событий этой холодной московской зимы. Труппа Азербайджанского театра превзошла все ожидания и показала спектакль поистине высочайшего уровня". "Это, несомненно, красивая и талантливая работа всего коллектива его создателей: хороши и декорации, и исполнители, и костюмы, и работа балетмейстера. Прекрасно прозвучал оркестр Азербайджанского театра под управлением Эльшада Багирова, замечательным дуэтом смотрелись солисты Михаил Лобухин из Большого театра и заслуженная артистка Азербайджана Камилла Гусейнова". "Эта постановка, несомненно, яркое событие не только в культурной жизни Азербайджана, но и Москвы".

А в репортаже о спектакле "Vesti.ru" были приведены слова знаменитого кутерье Пьера Кардена, сказанные им после бакинской премьеры: "Это должен увидеть Париж" Хочется привести отклики на московский показ "Семи красавиц" в СМИ не только журналистов и критиков, просто читателей. Вот, к примеру, комментарии к статье об этом событии в Day.az: "Говорю как человек, присутствующий на спектакле, - это было великолепное зрелище! Все просто на очень высоком уровне. Очень приятно было слышать хорошие слова в адрес нашего балета. Браво Азербайджан!!!!!!".

Часто московские журналисты задавали мне и такой вопрос: Почему, несмотря на всю славу Кара Караева как композитора, на его высокие регалии - народный артист СССР, лауреат Государственной и Ленинской премий, академик, руководитель Союза композиторов Азербайджана - такой его шедевр, как балет "Семь красавиц", до сих пор не шел на сцене Большого театра? Думаю, дело не только в личной скромности великого композитора, но и в самой атмосфере тех лет, когда, как известно, больше внимания уделялось мероприятиям не столько культурным, сколько идеологическим. Да и в самой культуре, несмотря на декады, дни национальной культуры, что само по себе хорошо, над всем довлела все та же идеология. Недостаточное внимание уделялось пропаганде отдельных ценностей культуры, менеджменту, если говорить современным языком.

- Посещаемость театров в те годы обеспечивалась просто - указанием "сверху".

- А ведь без рекламы нет ничего, в том числе и пропаганды культуры, особенно культуры высокой, академической. Не случайно в начале беседы я упомянул о той огромной работе, которая была проделана перед гастролями. В результате - триумф! Многие люди подходили ко мне во время антракта и после спектакля с изъявлением своих восторгов. А один пожилой человек сравнил эту премьеру со знаменитыми днями азербайджанской культуры конца 30-х годов. Мол, с тех пор такого не было никогда! Как вы знаете, слово "триумф" родилось в древнем Риме, обозначая огромный успех. И вот такое же чувство успеха - огромного успеха нашей национальной культуры, нашего народа - ощутили и мы в тот незабываемый вечер.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 01, 2011 3:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030103
Тема| Балет, VII Международный конкурс балета имени Сержа Лифаря (Донецк),
Авторы| Ирина ГРИГОРЬЕВА
Заголовок| Донецк - столица балета
Где опубликовано| Донецкий коммуникационный ресурс
Дата публикации| 20110301
Ссылка| http://dkr.com.ua/index.php?new=15716
Аннотация|

Весной в Донецке состоится уникальное культурное событие - встретятся два гения: лучший балетный композитор XX века Сергей Прокофьев и родоначальник балетного неоклассицизма Серж Лифарь.

С 27 марта по 2 апреля на сцене Донецкого национального академического театра оперы и балета им. Анатолия Соловьяненко будет проходить VII Международный конкурс балета имени Сержа Лифаря.

Имя родившегося в начале прошлого века в зажиточной киевской семье Сергея Лифаренко всему миру известно на французский манер - Серж Лифарь. Часто пишут, что определяющим фактором его жизни был Его Величество Случай. Дескать, серьезно занимался фортепиано, случайно увидел занятия в балетном классе и влюбился в танец. В 1922 году Бронислава Нижинская, сестра известного в то время танцовщика Вацлава Нижинского и первый учитель Лифаря, эмигрировала в Париж, с ней должны были уехать пятеро лучших учеников для "Русского балета" Сергея Дягилева. Сергей Лифарь в их число не вошел. И когда один из счастливчиков отказался покидать Родину, его место занял Лифарь. Тоже вроде бы случай. Но никакое, даже самое удачное, стечение обстоятельств не заменит таланта и трудолюбия, подкрепленного самоотверженной преданностью танцу. Двадцатилетний юноша стал звездой дягилевской труппы, блистая в ролях Блудного сына в одноимённом балете Прокофьева, Аполлона и Ивана Царевича в "Аполлоне Мусагете" ("Аполлон предводитель муз") и в "Жар-Птице" Стравинского.

Добрый гений без гражданства

После смерти Дягилева 24-летнему Лифарю предложили продолжить "русские сезоны". Однако он избрал другой путь и возглавил балет "Гранд-опера", совместив одновременно три функции: главного балетмейстера, хореографа и ведущего танцовщика. Более 30 лет Лифарь отдал этому театру, был его солистом, хореографом, педагогом. Фактически он возродил французский балет, отдавая, по его словам, русский балетный долг Франции. Известный балетный критик Александр Плещеев так отозвался о творчестве Сержа Лифаря: "У русского балета за рубежом три больших горя: оставил сцену Нижинский, скончался Дягилев, умерла Анна Павлова. Павлова исчезла, но начался необычный, пышный расцвет другого самобытного и могучего таланта. Это были Вы, Лифарь". Современники называли Сержа Лифаря "добрым гением балета". Но в его судьбе были не только похвалы. Были и творческая ревность, и интриги, и даже смертный приговор за сотрудничество с фашистами, но после тщательного расследования его отменили. Лифарь сам был исключительной личностью, и в кругу его знакомых и друзей были самые выдающиеся люди эпохи - Шаляпин, Рахманинов, Стравинский, Пикассо, Кокто, Поль Валери, Коко Шанель, Шарль де Голль. Тем не менее, ни слава, ни знакомства не сделали его "своим". Серж Лифарь так и остался человеком без гражданства. Он умер в 1986 году в Лозанне и похоронен в Париже на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. На могиле написано: "Серж Лифарь из Киева".

Возвращение

На Украину Серж Лифарь вернулся "посмертно". О нем вспомнили в начале девяностых прошлого столетия, когда понадобилось написать "независимую" историю страны. Тут-то и пригодились "казацкие корни", воспоминания Лифаря о "пожелтевших выцветших грамотах с восковыми печатями, которыми награждали Лихварей украинские гетманы и кошевые атаманы Великого войска Запорожского", вышиванка, надетая когда-то в Гранд-опера. Некоторые биографы даже рассказывают о тайной поездке в Киев в 1961 году, но описывают ее довольно скупо: "Это было самое счастливое событие в жизни". К сожалению, всплеск интереса к великому соотечественнику на государственном уровне продлился недолго. В 1994 году в Киеве был основан Международный конкурс балета имени Сержа Лифаря. С того времени состоялось шесть конкурсов, которые открыли многих сегодня всемирно известных балетных звезд - Ирину Дворовенко, Андрея Иванова, Ивана Путрова, Дениса Матвиенко, Наталью Калиниченко, Яну Саленко. Соревнование хореографов, которое было составной частью конкурса, стало одной из первых ступенек к высотам балетмейстерского мастерства для Алексея Ратманского, Раду Поклитару. Но с 2006 года конкурс "заглох". Спонсорам и государству балет оказался неинтересен. Куда проще снять рекламный ролик, чтоб крепчал престиж страны.

Донецк - столица балета

По инициативе Вадима Писарева, художественного руководителя Донецкого Национального академического театра оперы и балета имени А. Соловьяненко, конкурс имени Сержа Лифаря "переезжает" в Донецк. Он откроется в Международный день театра, 27 марта, и продлится до 2 апреля, дня рождения Лифаря. О подготовке к соревнованию и его особенностях народный артист Украины Вадим Писарев и заслуженный деятель искусств Украины, директор Киевской муниципальной академии танца имени С. Лифаря Андрей ЛЯгущенко рассказали на пресс-конференции.

Вадим Писарев: - Конкурс проходит в год 120-летия Сергея Прокофьева. Его особенность заключается в том, что для балетмейстеров постановка на музыку Прокофьева обязательна. Для танцоров - нет, они сами выбирают, что им танцевать, где они лучше выглядят. Конкурс будет готовить очень много сюрпризов, интересных новостей. Будут открываться новые имена, к нам приедет много участников из разных стран мира.

Андрей Лягущенко: - Разрешите провести небольшой экскурс в историю. На первом конкурсе имени Сержа Лифаря было семь стран, примерно 50 участников. На последнем, шестом, было 120 участников из 14 стран. Сегодня уже зарегистрировались участники из семи стран, изъявили желание зарегистрироваться еще пять стран. То есть представительство ожидается на уровне прошлого конкурса. Но прошу учесть, что, во-первых, конкурс готовится в сжатые сроки, решение о его проведении было принято в ноябре прошлого года. По сложившейся практике международные конкурсы готовятся не менее года. Но даже за такой короткий период отозвалось много людей. Второе - прошлый конкурс состоялся пять лет назад. А где пять, там и шесть, и о нем могли совсем забыть. В определенном плане конкурс, который состоится в этом году в Донецке, - это новый конкурс. Очень сильные танцоры приедут из Казахстана, Беларуси, Грузии, Латвии.

Классический балет ушел на Восток, в нем сейчас доминируют представители Кореи, Китая, Японии. То есть будет на кого посмотреть. Уже сейчас можно сказать, что мужской состав очень сильный. На конкурс заявлены опытные конкурс-ные танцоры, которые регулярно принимают участие в балетных соревнованиях.

- Будет ли на конкурсе представлена академия танца имени Сержа Лифаря?

А.Л.: - Да, обязательно. Будут участники-танцоры в разных возрастных группах, а также хореографы. А поскольку конкурс проходит на родине Сергея Прокофьева в год его 120-летия, Академия представит отрывки из балетов и даже целые балеты. Показ балетов пройдет в рамках фестиваля детских балетных спектаклей "Гран-па", который пройдет перед конкурсом имени Лифаря. На фестивале "Гран-па" Академия танца покажет программу балетов Прокофьева на два акта: "Сказка о шуте", "Скифская сюита", "Петя и волк". Это будет полноценная программа на два акта.

- Какие культурные мероприятия пройдут в рамках конкурса имени Сержа Лифаря?

А. Л.: - В рамках конкурса мы планируем показ фотовыставки, посвященной Сержу Лифарю. В фойе театра будут представлены уникальные архивные фотографии. Но самая уникальная выставка будет посвящена страстному увлечению Сергея Михайловича - книгам. На ней будут представлены книги, которые он держал в руках, издавал, книги с его автографами. Так получилось, что во Франции его наследие оказалось никому не нужным, и вдова хореографа решила передать его книжную коллекцию Украине.

- Кроме балета, у Лифаря были еще две страсти: рисование и коллекционирование книг, - добавил Леонид КРИВОРУЧКО, директор Киевской библиотеки искусств, хранитель сокровищ Лифаря. Он лично в свои руки принимал раритеты от вдовы Сергея Лифаря графини Алефельд. - Сергей Михайлович был страстным библиофилом. Мы представим около ста книг: его авторские издания, макеты книг, которые никогда за пределы нашей мемориальной комнаты не выходили.

- Что вас больше всего поразило в жизни Сержа Лифаря?

В. П.: - Пожалуй то, что на его могиле написано только "Серж из Киева". И все, больше слов не нужно. Бог наградил его уникальными линиями. И еще его балет "Икар" - балет-полет.

А. Л.: - А меня потряс путь Лифаря в балет. Он очень поздно начал заниматься, в 16 лет. Сейчас это возраст, когда состоявшийся артист выходит на сцену. А он в голодном и холодном Киеве только познакомился с балетом. Он сделал себя сам. Я постоянно привожу в пример своим студентам его огромное желание танцевать.

- Есть ли в Донецке хореографы, которые смогут достойно представить наш город на этом конкурсе?

В. П.: - Участвовать будут Василий и Екатерина Маслий. Хотя балетмейстеров у нас немного. Многие в Киеве учатся в академии, в институтах. И они уже оттуда будут везти постановки.

А. Л.: - На VI конкурсе имени Лифаря хореографам не было присуждено ни золотой, ни серебряной медали. Прошло пять лет, и мы надеемся, что появилось новое поколение хореографов. Я думаю, будет на кого посмотреть.

- Кто будет в жюри конкурса?

В. П.: - Председателем жюри, по традиции, будет выдающийся хореограф, народный артист СССР Юрий Николаевич Григорович. Также в жюри войдут Алекс Урсуляк, он приезжал на фестиваль "Гран-па" в 2007 году, народная артистка Украины Инна Дорофеева. У нас будет даже арабский шейх, который открыл балетную школу в Дубаи. Он приглашен в качестве почетного гостя.

Когда верстался номер, стало известно из достоверных источников, что в конкурсе зарегистрирован Андрей Писарев. Инне Дорофеевой придется собрать волю в кулак, выставляя оценки сыну. Артистка обещает, что материнская любовь не помешает ей быть объективной и беспристрастной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Мар 01, 2011 4:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030104
Тема| Рок-балет, Музыкальный театр имени Загурского (Иркутск), Премьера, Персоналии,
Авторы| Светлана ЖАРТУН
Заголовок| Страсти по «Кармен»
Где опубликовано| Восточно-Сибирская правда
Дата публикации| 20110301
Ссылка| http://www.vsp.ru/culture/2011/03/01/509055
Аннотация| Премьера

...Взмах кинжалом... Бездыханное тело Кармен медленно опускается на землю... Так или почти так писал Проспер Мериме о кончине своей не- обузданной в чувствах героини. Потом появилась опера Жоржа Бизе, наполненная страстной и нежной музыкой, романтической тягой к свободе и душевной раскрепощённости. Кто не зачитывался новеллой Мериме, кто не восхищался музыкой Бизе, пытаясь интерпретировать сюжет, перенося его в танец фламенко, а то и на нашу русскую почву, делая красавицу актрису Анну Самохину равной по темпераменту Кармен?

[img]http://www.vsp.ru/media/imagecache/main/images/paperpost/509027/64093.jpg
[/img]
Кармен – Мария Стрельченко, Хосе – Юрий Щербаков
Автор фото: Игорь СИРОХИН


В рок-балете «Кармен» музыкального театра имени Загурского оставлена музыка Бизе, но изменено либретто. Героями в нём стали не цыганка, солдат и тореро, а артисты балета, собравшиеся на постановку бессмертного произведения перед мировым турне. Они испытывают роковые страсти, перевоплотившись в героев новеллы. Идея нового сюжета принадлежит балетмейстеру, лауреату Международного и Всероссийского конкурсов хореографов Людмиле Цветковой, приблизившей балетную труппу театра к основе чувственного начала человека, к его стремлению познать самого себя.

Пространство сцены в оформлении художника из Санкт-Петербурга Татьяны Королёвой в рок-балете открыто, только скупые детали обозначают место действия: репетиционный зал, костюмерная, душевые. Театр, в котором ставится спектакль о Кармен, условен, поэтому тореро вступает в поединок с условным быком: в роли быка – телега, к которой прикреплена голова с горящими глазами и огромными, загнутыми вверх рогами.

В этом оформлении есть простор для танцев, выстроенных Людмилой Цветковой с геометрической точностью, выразительностью, отличающей классический балет от его продвижения в ритмы современного мира. Первое действие балета строится повествовательно – это рабочие моменты, необходимые для создания спектакля. Тренинги, мучительный поиск исполнительницы на главную роль, интриги, противостояние танцовщиц. Микаэла здесь не сельская простушка, влюблённая в Хосе, – она прима, терпящая поражение при встрече с темпераментом Кармен. Возникает конфликт, который хореограф выражает танцем соперничества и ненависти героинь, превосходством вдохновения над техничностью исполнительского искусства балерины.

С появлением на сцене Марии Стрельченко – Кармен действие балета наполняется подлинной артистичностью, возникают отношения, в которых любовь становится продолжением искусства. Стрельченко в роли танцовщицы, как и её героиня Кармен, наполнена чувственным началом, непосто-

янством, рождённым мятежностью души. Это она переводит характеры артистов труппы на образы сценического действия: балетмейстер Хосе – Юрий Щербаков становится ревнивцем, премьер тореро – Вячеслав Гладких перерождается в смельчака и страстного любовника.

Микаэла – Татьяна Садовая, как и в новелле Мериме, преисполнена благородства, жертвенности, умения прощать измены. Она пытается убедить балетмейстера продолжить работу. Её танец с Хосе полон красоты движений, приближения, когда одна плоть вот-вот сольётся с другой. Музыкальное оформление этой сцены звучит диссонансно, в нервно-рваном ритме, через который проникают нежные звуки лейтмотива оперы Бизе. Музыка в соединении с хореографией помогает почувствовать состояние Хосе, его оскорблённое самолюбие, которое в результате приводит к трагической развязке.

Несколько иной образ Кармен, в отличие от его классического решения, создаёт во второй части балета Мария Стрельченко. В гадании на цветке её героине выпадает смерть. Можно было бы всё обратить в шутку, но предчувствие неизбежного полностью овладевает Кармен. Балерина перестаёт на сцене быть взбалмошной капризницей, призванной испепелять сердца мужчин. Кармен – Стрельченко в поступках всё более подчиняется предрешённости неизбежного. От её желаний уже ничего не зависит, ей не нужно исполнять вызывающую хабанеру, провоцировать Хосе, она полностью подчиняется роковым обстоятельствам собственной судьбы.

Кроме хореографии, одним из основных компонентов рок-балета становится его световое решение в постановке заслуженного работника культуры Галины Мельник. Пол мерцает пятнами красного света, сверху падают белые световые столбы. Это не просто красивая картинка, это мистическая материализация душ героев, их возвышенного и низменного начала, движение страстей, неминуемо приводящих к разрушению гармонии внутреннего мира человека.

Если в первой части спектакля танцы, поставленные Людмилой Цветковой, отличались прямой, безукоризненно прочерченной в линиях графичностью, то во второй они становятся изломанными, соответствующими нервной неуспокоенности, вселившейся в души героев. В некоторых сценах просматривается пристрастие балетмейстера к эстетической строгости Египта времён царицы Нефертити: выход артистов балета к прессе, костюмы охраны, вынужденной в финале спектакля исполнять роли могильщиков.

Сдержанный Хосе, постоянно скрывающий свои чувства, убивает Кармен из-под руки тореро, как в сюжете Шекспира Тибальт убивает Меркуцио из-за стремления Ромео разнять поединок. Нет, убийство в новом сюжете «Кармен» не планировалось – мгновенный порыв, секундное ослепление яростью предрешило судьбу героини.

Людмила Цветкова выразительно, эмоционально-возвышенно решает финал балета: выходят охранники, похожие в своих одеждах на сфинксов, накрывают лёгкой тканью тело Кармен, в скользящих движениях скрывают его за кулисами. Участники балетной труппы застывают в статуарных позах, еле слышимая музыка начинает нарастать, в глубине сцены появляется бессмертная цыганка, исполняющая свой призывный танец.

Постановщики рок-балета «Кармен» в музыкальном театре имени Загурского, обращаясь к вечной теме любви и ревности, роковым страстям и их пагубности, приблизили героев XIX века к современности. Человек на то и придумал искусство, стал его творцом или зрителем, чтобы испытать катарсис от сопереживания героям. Любовь побеждает смерть или смерть убивает любовь? Судить зрителям...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 02, 2011 9:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030201
Тема| Балет, Нижегородский театр оперы и балета, Персоналии, Юлия Ануфриева
Авторы| Наталья ХАЛЕЗОВА
Заголовок| Юлия Ануфриева: «Битое стекло в пуантах - шаблон»
Где опубликовано| Аргументы и Факты - Нижний Новгород №9
Дата публикации| 20110302
Ссылка| http://www.aif-nn.ru/society/article/40330
Аннотация|


Фото: из архива Юлии Ануфриевой
Каждый день она выходит на сцену, чтобы играть любовь и ненависть, боль и страдание


В канун 8 Марта хочется говорить о воплощённой женственности. Наша героиня - балерина, прекрасная, воздушная, романтичная. Но в этой почти прозрачной нимфе кроется страстный огонь, обожание профессии и титаническое умение преодолевать боль. Ради искусства.


Солистка Нижегородского театра оперы и балета Юлия Ануфриева не отрицает: балет - адский труд, ежедневный и порой монотонный. Но именно через ежедневную тяжёлую работу и физические муки рождается чудо театра.

Дебют Маргариты

Если на драматическое отделение театрального училища поступают осознанно, то балет чаще всего выбирают по наставлению взрослых. И Юлю в балет привели родители.

- В 6 лет какие могут быть таланты в ребёнке? - вспоминает наша героиня. - Только способности, которые нужно увидеть - и развивать. В 1991 году мы пришли записываться в гимназию искусств при главе Республики Коми (тогда моя семья жила в Сыктывкаре). Я хотела стать художником. Но преподаватели посмотрели на моих родителей - папа высокий, худой, мама стройная, миниатюрная. И предложили выбрать хореографию.

Мои родители никакого отношения к искусству не имеют - занимаются наукой. Биологи по профессии. Но от предложения не отказались.

Только много лет спустя к человеку, выбравшему балет, приходит осознание уникальности и ценности профессии. А тогда, в 2000-м, когда семья Ануфриевых переехала в Нижний и Юля поступила в театральное училище, девушка даже подумывала оставить хореографию:

- В 15 лет хочется красить губы, гулять с друзьями, а в хореографическом на это никогда не бывает времени. Ты занята с утра и до вечера. Возможно, помогло то, что я попала на курс Ольги Резепиной (жены нижегородского балетмейстера Виталия Бутримовича. - Авт.). Очень требовательный педагог, она отбирала ярких ребят, растила солистов, уделяла им особое внимание, отрабатывала технику, занималась с каждым.

Наверное, решающим стал и дебют в ведущей партии в 17 лет - в роли Маргариты в балете Шарля Гуно «Мефистофель». Её партнёром стал заслуженный артист РФ Сергей Куракин. Это танцовщик от Бога и педагог от Бога, эмоциональный, внимательный, чуткий.

Травмы и боль

А дальше всё закружилось. Премьеры, репетиции, спектакли, гастроли. Китай, Корея, Италия, Испания, Марокко… Счастье танцевать перед разной публикой в разных странах мира, выходить на сцену с разными партнёрами, пробовать что-то новое, искать…

- Нормальные люди живут от понедельника до пятницы, ждут не дождутся выходных. А мы живём от спектакля к спектаклю, - говорит девушка. - Каждая премьера - это всплеск.

Жизнь летит стремительно, насыщенная выступлениями и гастролями, яркими эмоциями и букетами цветов. И конечно, публика не видит, сколько приходится работать этим хрупким девушкам, порхающим по сцене.
Бывает, что просто не хочется утром идти на репетицию - каждый день одно и то же…

Первую серьёзную травму Юлия получила 3 года назад - в 23. Разрыв связок. А ещё через год - микроразрыв сухожильных волокон. Лежала в гипсе. И с тех пор постоянно что-то воспаляется.

- Наша профессия, как и спорт, связана с травмами. Но идя в балет, об этом не думаешь, - говорит наша героиня.

Развенчать близнеца

И всё же, несмотря ни на какие муки, она снова и снова погружается в каждую роль, рождая и выплёскивая на сцене магию балета, где сливается красноречивое молчание, чувственные движения, пропитывающая тебя музыка. Балет завораживает, балерины кажутся неземными и такими одухотворёнными.

- В этом и сила искусства под названием «балет» - найти грань между отточенной, отработанной техникой и воплощённым образом, - говорит балерина. - Сейчас моё тело в прекрасной форме, и мне очень нравится работать над ролью, раскрыть разные грани образа.

В этом плане потрясающим спектаклем остаётся «Лебединое озеро». Он позволяет показать полярные образы, заглянуть в глубь души, чтобы найти там совершенно разные черты, произвести на свет своего близнеца и развенчать его, победить в конце спектакля.

- Безусловно, роль Одетты-Одиллии сложная, нужно сыграть сразу два начала - чёрного и белого лебедя, - рассуждает актриса. - Белый - чистота, плавность линий, нежность. Чёрный - страсть. Мне проще сыграть чёрного лебедя…

Много жизней

Каждый день она выходит на сцену, чтобы играть любовь и ненависть, боль и страдание. Она создаёт яркие образы с яркими партнёрами. Молодая, красивая, талантливая, импульсивная, её героини поражают нежностью и страстью. Партнёр дерзкий, манящий, сильный, она чувствительная, обволакивающая. Борьба и перемирие, и снова соревнование, и снова яркий всплеск чувств.

- С близким человеком в паре работать сложно. Это каторга! - улыбается Юля. - Тем более мы играем любовь, а не проживаем её на сцене. С партнёром должны быть дружеские отношения, симпатия. Но ни в коем случае не холод или безразличие. Тогда дуэта не получится.

Нормальные рабочие отношения сложились и внутри труппы. По словам Юлии, в нижегородском оперном театре нет дрязг на уровне битого стекла в пуантах:

- Этот шаблон никак не изжить из массового сознания. Ну какое битое стекло? Мы же работаем вместе, подменяем друг друга, поддерживаем. Жаль, фильмы, подобные голливудскому «Чёрному лебедю», и рождают подобные клише. Непонятно, зачем такие параллели между балетом и постельной темой? Рождение образа похоже больше на шизофрению. Профессионалов фильм возмутил. Но у создателей, видимо, были свои цели.

…Юлия на сцене почти 10 лет. Ей предлагают только сольные партии, её карьера в расцвете, организм на пике душевных и физических сил. Но мыслей о будущем не избежать. Они вызывают страх и пустоту.

- Наверное, буду готовить себя к другой жизни, - констатирует балерина. - Родители говорят: «Вы счастливые люди, можете прожить несколько жизней». Я не хочу расплескать в себе профессию. Удержать то, что наработала, опыт, который приобрела. Возможно, в будущем открою свою школу или выберу другую специальность. Я не знаю! Может, пора заняться семьёй…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 02, 2011 9:47 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030202
Тема| Балет, VIII Международный конкурс "Танцевальный Олимп" (Германия), Персоналии,
Авторы| Назым МАХАНОВА, Алматы
Заголовок| Степной БАЛЕТ
Где опубликовано| газета «Экспресс К № 37 (17152)
Дата публикации| 20110302
Ссылка| http://www.express-k.kz/show_article.php?art_id=49805
Аннотация|



На VIII Международном конкурсе "Танцевальный Олимп", состоявшемся в Германии, студентка Алматинского хореографического училища Риза Канаткызы завоевала золотую медаль. Девушка покорила судей чарующим казахским танцем "Звуки степи".

В Германию отправились сразу три представительницы Алматинского хореографического училища имени Селезнева – Риза Канаткызы, Зарина Байкенова и Екатерина Волкова.
Зарина Байкенова, несмотря на то, что повредила на репетиции ногу, порхала по сцене подобно бабочке. Юная артистка исполняла сложнейшие па, открыто улыбалась зрителям, но стоило девушке уйти за кулисы, как она упала на пол, не выдержав боли. Про травму конкурсантки члены жюри так и не узнали, а за свой танец Зарина заслужила бронзовую медаль.
Когда свой номер исполняла Риза Канаткызы, зал буквально замер. Молодая очаровательная танцовщица сумела передать в движениях и волнение степного ветра, и красоту величественных гор, и бескрайность просторов. Своим танцем Риза рассказала о Казахстане больше, чем рядовой путеводитель. Композицию "Звуки степи" судьи конкурса единогласно включили в программу заключительного гала-концерта.
– Самыми сильными нашими соперниками были россияне, – вспоминает Риза Канаткызы. – Мне очень понравилось их выступление. И костюмы у танцоров были просто замечательные. А о своем выступлении я ничего сказать не могу. Я же на сцене находилась!
В этом году на конкурс "Танцевальный Олимп" съехалось множество делегатов из разных стран мира. В классической номинации первое место заняли ребята из Японии, а Гран-при забрали немецкие артисты. В современной хореографии не было равных танцорам из Южной Кореи. Нашим юным звездам балета приходилось непросто, потому что им предстояло выступать практически в конце концертной программы.
– Девочки прекрасно выступили, – рассказывает хореограф Анвара Садыкова. – Они показали высокий уровень подготовки и настоящий профессионализм. Теперь к конкурсу классического танца готовятся наши мальчики. Ребятам предстоит выступить в России. Надеюсь, что они вернутся домой с медалями!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Авг 16, 2016 2:37 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 02, 2011 10:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030203
Тема| Балет, Музыкальный Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии,
Авторы| Майя КРЫЛОВА
Заголовок| С бала на корабль //
Музыкальный театр обратился к личной жизни Андерсена

Где опубликовано| журнал «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ» № 3 (81)
Дата публикации| 20110301
Ссылка| http://www.teatral-online.ru/news/3265/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Театр Станиславского и Немировича-Данченко купил «Русалочку» у знаменитого хореографа и сценографа Джона Ноймайера. Музыку сочинила бывшая россиянка, ныне европейский композитор Лера Ауэрбах. Ее партитура, подражающая одновременно Шнитке, Шостаковичу, Прокофьеву и Гаврилину – типичная для наших дней симфоническая смесь. С лирикой, громоподобными апофеозами и откровенной сатирой (цитата из «Цыпленка жареного»).
Сказать, что в спектакле много воды – в данном случае не значит критиковать: действие происходит на корабле и в океане. Сюжет сохранен, но модифицирован для взрослых. Ноймайер обратил внимание на частную жизнь Андерсена: писатель, как известно, был поражен и расстроен, когда его близкий друг решил жениться. Сказочник (в облике Поэта) стал театральным персонажем: избавляясь от стресса, Поэт сочиняет историю, героиня которой испытает любовную печаль.

Балет непрост: в нем есть текст, подтекст и третий смысл. Это притча о цене, которую приходится платить за любовь. Драма несовпадения внешнего и внутреннего. История о несправедливости судьбы. И сказка о Золушке, как бы осмысленная наоборот: героиня попадает не с корабля на бал, а с бала на корабль. В подводном царстве царит покой, там медленно «порхают» экзотические обитатели в сложном гриме и длинных штанах-хвостах. Ноймайер придумал глубокое синее марево, светящиеся волны и зыбкую, изменчивую пластику, подсмотренную в океанариуме и в японских театрах Но и Кабуки. Правда, бывают и бури, когда Морской колдун с подручными затеет свистопляску. А морская дева спасет Принца в сложном дуэте: в воде она прозрачна, и партнер ее как бы не видит.

Потом история уйдет на борт белого океанского лайнера. Там кончится праздник, и начнутся суровые будни: Поэт не даст пощады Русалочке – символу отринутого чувства. Чопорные пассажиры воспринимают героиню как забавную зверушку, и у людей идет своя жизнь: флирт молодоженов, пляска стюардов, шалости подружек невесты, бравурно-бездушный вальс гостей… Русалочка напрасно старается быть, как все: ее клаустрофобия и босоногие корчи смешаются с попытками подражать земным женщинам (то есть танцевать на пуантах). Когда Морской колдун не склонит девушку к освобождению от неудавшейся земной жизни (всего-то и нужно – убить Принца), она умрет. Поэт и его создание вместе вознесутся в звездное царство.

Красивый, мудрый, но, может быть, слишком подробный спектакль впечатляет великолепной Анной Хамзиной (Русалочка). Чтобы оценить искусство актрисы, стоит представить: ее героиня – женщина, танцующая «без ног» или с ногами, но как неуклюжая калека. Хамзина сделала все это – и намного больше. Ее Русалочка полна непреходящей прелести: и в воде, когда она похожа на морского конька, и даже на суше, когда несчастная становится сломанной куклой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 02, 2011 1:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030204
Тема| Балет, Национальная опера Украины, Персоналии,
Авторы| Юлия Раскевич
Заголовок| Киевский «Щелкунчик» разделил главного героя и разжился летучей мышью
Где опубликовано| Kyiv Post
Дата публикации| 20110302
Ссылка| http://www.kyivpost.ua/lifestyle/article/kievskij-shelkunchik-razdelil-glavnogo-geroya-i-razzhilsya-letuchej-myshyu.html
Аннотация|


Наталья Лазебникова в роли Клары танцует с Принцем, Андреем Гура, в балете Чайковского "Щелкунчик"

В Национальной опере Украины продолжается рождественская сказка — 6 марта киевляне и гости города смогут вновь увидеть балет в двух актах «Щелкунчик».

Несмотря на то, что по словам самих работников Киевского оперного «Щелкунчик» идет с самого дня основания театра, на последней постановке 25 февраля был настоящий аншлаг. Свободных мест в зале не было, а большинство зрителей пришли с детьми, ведь «Щелкунчик» — это детская рождественская сказка, у которой, однако, глубокий философский подтекст.

Балет «Щелкунчик» был написан более ста лет назад. Над ним синхронно работали два великих мастера — композитор Петр Ильич Чайковский и балетмейстер Мариус Петипа. Впервые балет был поставлен в Мариинском театре 6 декабря 1892 года. Финальная версия хореографии принадлежит Льву Иванову, заменившему заболевшего Петипа. Киевскую версию «Щелкунчика» поставил Валерий Ковтун.

Либретто рассказывает историю любви девочки Клары и Щелкунчика, игрушки, превратившейся в Принца. Действие балета начинается в Рождественскую ночь, в доме Штальбаумов. К семье в гости приходит любимец детей — волшебник Дроссельмейер. Он дарит детям, Кларе и Фрицу, подарки. Среди прочих игрушек есть и Щелкунчик, которого Фриц случайно ломает. Клара оставляет игрушку у себя, успокаивает ее и кладет спать в комнате, в которой стоит елка.

Ночью Клара, превозмогая страх, приходит проведать Щелкунчика. С боем часов в комнате появляется Дроссельмейер и по мановению его волшебной палочки к елке сбегаются мыши под предводительством Мышиного короля.

Щелкунчик оживает, сзывает армию солдатиков и храбро кидается в бой с мышами, защищая напуганную Клару. Но силы неравные, и армия Щелкунчика явно проигрывает, в конце- концов оставляя героя одного против армии мышей. Тогда Клара кидает в них тапком и спасает нового друга.

Щелкунчик остается лежать на полу, Клара подбегает к нему и видит, что он превратился в прекрасного принца. Комната превращается в сказочный лес. Идет снег, Клара и Принц плывут на лодке по волшебному лесу.

Интересное решение в постановке принял хореограф Ковтун — разделить роль Щелкунчика и Принца. Щелкунчика-куклу играет девушка, Татьяна Соколова, демонстрируя невероятное мастерство в изображении неживой игрушки. Ее руки и ноги действительно болтаются как неживые, когда куклу перемещают или переносят на руках, но во время танца — все ее движения точны, ярки и выверены.

Второй акт начинается с того, что мышиное войско снова нападает на пару. Щелкунчик решительно выступает против нападающих и побеждает Мышиного короля. После этого Клара и Принц попадают в царство кукол, которые танцуют в честь прекрасной пары. Здесь поставлены китайский танец, восточный танец, русский трепак и другие. Необычайно красивым предстает вальс цветов.

Кульминацией выражения чувств влюбленных становится па-де-де под Andante Maestoso — романтичное, нежное, но по-светлому грустное. Правда, вторая ипостась Щелкунчика, Принц, в исполнении Андрея Гуры, немного подпортила впечатление. Хотя его прыжки — grand jete — были легки, воздушны и, казалось, были выполнены без малейшего усилия, поддержки явно давались ему с трудом. Временами казалось, что он не ловил, а ронял партнершу, что портило романтический настрой главного па-де-де.

Миниатюрная Клара, балерина Наталья Лазебникова, завораживала великолепными вращениями — fouette, отличными руками в port de bras, и особой нежностью исполнения. Единственный изъян балерины — прыжки, которые Лазебникова выполняла немного тяжеловесно.

Неожиданно затягивающим оказался танец мышей. И костюмы, и хореография, и исполнение действительно заставляют поверить, что перед вами - полчище грызунов. Одно из самых ярких впечатлений оставил король мышей, в исполнении Игоря Булычева. Его легкие прыжки, в сочетании с развивающимся плащем, иногда наводили на мысль, что перед вами не мышиный король, а настоящая летучая мышь.

С точки зрения хореографии, киевский вариант балета радует глаз гораздо больше, чем, к примеру, постановка Кирилла Симонова в Мариинском театре. Питерский вариант па-де-де больше напоминает просто танец, чем балет, битва Щелкунчика и мышей вызывает скуку, а в вальсе на сцене отсутствует симметрия и синхронность исполнения.

Во время Киевской постановки бурю оваций вызвал выход дирижера Аллина Власенка. Исполнение Киевского симфонического оркестра было, как всегда, безупречно.

Отдельный комплимент заслуживает Мария Левицкая, главный художник Киевского оперного театра. И зимний город, и костюмы действительно погружают в атмосферу рождественской сказки.

Но, к сожалению, постепенно ночь переходит в утро, и чары развеиваются, оставляя в руках у Клары игрушку — Щелкунчика, а у зрителя — задернутый занавес.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 11:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030301
Тема| Балет, Имперский русский балет, Персоналии, Гедиминас Таранда
Авторы|
Заголовок| Гедиминас Таранда: «Большой театр – это дворцовые перевороты и сломанные судьбы»
Где опубликовано| GOROD48 (Липецк)
Дата публикации| 20110302
Ссылка| http://gorod48.ru/culture/news-43026.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


В минувшую субботу артист отметил свой 50-летний юбилей в Финляндии, а уже сегодня давал гастроли в Липецке.

Сегодня в Липецком областном центре культуры и народного творчества выступил Имперский русский балет под руководством Гедиминаса Таранды. В наш город звезда балета, «Короля ринга» и «Ледникового периода» приехал аккурат после своего «золотого» юбилея: в минувшую субботу, 26 февраля Гедиминасу Таранде исполнилось 50 лет. Но сильно заметная припухлость под правым глазом артиста – отнюдь не «фингал» и не последствия бурного празднования: говорит, пылинка в глаз в поезде попала – минут 15 её пытался вытащить, отчего и началось воспаление, и добавляет: «был бы синяк – было бы проще, можно гримом замазать».

На этот раз труппа Таранды в составе 40 человек привезла в наш город «Лебединое озеро». Классический балет Чайковского в последнее время во всём мире переживает очередной пик популярности: 28 февраля картина «Чёрный лебедь» с Натали Портман получила «Оскара».

В интервью GOROD48 Гедиминас Таранда поделился своими впечатлениями от «Чёрного лебедя» и от последних появлений в прессе своей коллеги по пуантам Анастасии Волочковой, рассказал о том, как отметил день рождения, и о том, как готовится к Сочи-2014.

– Гедиминас, как отпраздновали свой юбилей?

– Я был в Финляндии. Там встречался по делам со своими друзьями, и заодно пригласил туда всех своих родственников. Сделал юбилей не как у нас принято – чтоб это были какие-то шикарные рестораны, каналы телевидения и так далее. Я этого не люблю, поэтому сделал всё нестандартно. Это была такая финская деревня на 10 домов, в которых жили мои родственники, которые все приехали с детьми – было человек 15 детей, остальные взрослые. Приехали мои друзья: ансамбль друзей-казаков, литовский ансамбль и пара танцовщиков фламенко – испанцев. Мне было важно, чтобы мои родственники из Литвы приехали, и русские. Было важно, чтобы русские и литовцы сидели за одним столом, и чтобы музыка была и русская, и литовская. В такой юбилей хотелось, чтобы всё было нестандартно. День рождения шёл 3 дня, и всё это происходило в деревне, в сельских домах, со знакомством с казачьим и литовским фольклором. Пели и заодно литовский язык изучали, и русские старинные песни были. Каждый день был расписан по определённому графику. Даже восстановили литовские народные игры, и русские тоже: царь горы, всевозможные хороводы и так далее. То есть всё сделали с народными корнями – как русскими, так и литовскими. Ресторана как такового не было, это была старая конюшня, переделанная в ресторан. Но самое главное, что были все родственники, были дети – они танцевали, сами делали подарки. В таком ключе всё прошло.

– Всё-таки 50 лет – серьёзная дата, некий рубеж, время подводить итоги.

– Для меня было важно, чтобы собрались друзья, родные, и чтобы мы поняли, вообще, в 50 лет стакан наполовину пуст или наполовину полон? Вот этот философский вопрос мы решали 3 дня, и решить так и не смогли. В 50 лет ты не понимаешь, что ты сделал в жизни, а когда оглядываешься назад – кажется, что мало успел сделать. Поэтому планы стоят громадные, их надо успеть осуществить. А годы летят, наши годы как птицы летят… Годы летят очень быстро, и дети наши растут тоже очень быстро, и надо их поставить на ноги ещё, и сделать очень многое и в творчестве, и в компании, да и вообще в российской жизни.

– «Лебединое озеро» сейчас переживает очередной пик популярности. Посмотрели фильм «Чёрный лебедь»?

– Да, посмотрел, но мне фильм не понравился. Какая-то страшная картина, которая рассказывает о таком вживании в образ балерины, у которой мама с чуть-чуть больной психикой… Может быть, там и приближено к балету, но я не знаю… Сама Натали Портман была прекрасна как актриса, а режиссура – я не считаю, что она такого уж размаха. Мне кажется, что это раздутая история про чёрного лебедя и про эту трагедию. Хотя сделан фильм профессионально, как это они там умеют делать. Но я не в восторге! Но если это подняло популярность нашему балету, то это здорово. Я должен сказать: на балетную тему очень мало снимается хороших фильмов. Но эту картину мне было не очень-то приятно смотреть.

– Неприятно со стороны смотреть на балетные интриги?

– Да что это за интриги? Если снимать историю Большого театра – вот это интриги, вот это – да, закулисье, как у нас есть сериал – «Дворцовые перевороты»! Вот Большой театр – это «Дворцовые перевороты», это интриги, это сломанные судьбы. А здесь показана небольшая интрига, которая существует в театрах, как и во всей жизни. Для меня это средняя интрига – в Большом театре трагедий было гораздо больше, и они были мощнее и по образам, и по состоянию.

– Героиня Портман идёт на самоуничижение и самопожертвование ради профессии. А какую вам самую большую жертву пришлось принесли ради балета?

– Я не приносил жертву. Я просто служил. Принести в жертву – может, и сильно сказано, но для меня важно служение: ты служишь своей Родине, своему Отечеству, неважно – литовец ты, татарин или грузин. Ты пришёл в Россию: как Багратион – он служил России, и это наш герой: мы не говорим, что он грузинский герой – он русский герой. Я литовец и я служу России, для меня это призвание. Так же с искусством. Я пришёл в Большой театр – я ему служил верой и правдой как солдат. Вот это призвание. Все мои предки служили: по отцовской линии – все офицеры, по материнской – казаки. Для меня призвание служить своему театру: был Большой театр, теперь – Имперский русский балет. И служить своему Отечеству. А жертвы в службе какие-то есть. Но служба есть служба.

– Ваше прочтение «Лебединого озера» чем отличается от всех остальных?

– Самое главное – чтобы оно не было скучным. Можно придумать, чтобы лебеди были мужчины, чтобы принц любил свою тётю. Можно переработать весь сценарий и поставить всё с ног на уши, но для меня это не является новым прочтением. Самое главное в «Лебедином озере» – чтобы оно было живое. Чтобы оно не умирало, чтобы дух Чайковского был в этом спектакле. Если есть дух, значит, этот спектакль будут бессмертным. Почему людям нравится приходить на «Лебединое озеро»? Потому что здесь есть необыкновенный дух: дух сказки, дух мечты, дух фантазии – всего. Бессмертна эта музыка, под которую не надо танцевать, а которую надо чувствовать, которой надо жить. Для меня в спектакле очень важно сделать это настроение. Этим отличается не только наш балет, но вообще наша компания: дух спектакля должен быть во всём, мы должны не просто танцевать, как танцуют сейчас многие труппы, и хорошие, и плохие, но они просто танцуют, а должен быть дух спектакля во всём – от самого маленького артиста до самой большой звезды. От малого до большого – всё должно соединиться, всё должно дышать современным чувством. Если девушки вышли и взмахивают крылом – то это 40 женщин взмахивают одним крылом, и тогда зритель вздыхает: действительно, как это возможно – люди танцуют, а мы понимаем, что это птицы. Если мы это делаем – значит, наш спектакль отличается от всех кардинально. А если говорить не отвлечённо, а более конкретно: у нас совсем другие декорации, чем у всех театров. Их сделал Андрей Злобин, а костюмы – Анна Ипатьева. Это современное, ассоциативное прочтение декораций: зритель должен догадаться – это дворец, а это что-то ещё. Мы не навязываем явно: это дворец, а это – озеро. Здесь есть немножко абстракции, и есть работа со зрителем, ассоциативно он может всё додумать. А костюмы сделаны настолько богато и ярко по своей цветовой гамме: честно говоря, я не знаю, какой государственный российский театр может посоперничать с нашими костюмами в «Лебедином озере». Они одни из самых лучших и роскошных в «Лебедином озере» в России. Они богаты по мысли художника, в первую очередь. Это эскизы, подбор материалов, цветовая гама костюмов королевы и свиты, с каким изяществом сделана вышивка у придворных. Всё это ручная работа. Это всегда очень дорого, мы в это вложили серьёзные деньги, но это стоит того – потому что самим приятно. Ведь балетный спектакль – это не только хореография, это ещё и декорации, и свет, и костюмы, которые должны сочетаться и делать общий спектакль. Мы можем блестяще танцевать, а костюмы будут либо очень старые, либо очень бедные, либо вообще не соответствовать концепции, либо очень отпадать по световой гамме от декораций и декорации их будут забивать…Очень много мелких нюансов. Декорации и костюмы делались полгода. Ну и по хореографии здесь есть несколько новых вещей: допустим, не в одной редакции в России (не знаю, может, и на западе тоже) не танцуют 2 шута – везде обычно один шут танцует, а у меня два. Здесь новый испанский танец, новый венгерский танец, новый неаполитанский танец – много-много новых танцев. Опять же: хореограф может показывать себя, что он такой вот продвинутый, что он может сделать хореографию, и вставить в старую хореографию свою, и она будет смотреться как старые красивые камни и рядом вдруг бетонная плита! Вот так многие хореографы вставляют свою хореографию в спектакли, и я это вижу, и когда прихожу, говорю: зачем ты это делаешь, ведь это выглядит бетонной плитой. Если ты хочешь что-то сделать новое, свою редакцию, вставить свою хореографию, то она тогда должна выглядеть как такой же старый камень, она должна быть сделана современно, но по своему духу, по стилю должна вставать в эти старые камни, тогда ваша хореография не будет выглядеть как белая ворона в определённом обрамлении.

– Исторически первая премьера «Лебединого озера» ознаменовалась провалом, когда вы ставили этот балет – не было страшно?

– Нет, я смелый человек. Меня с детства сопровождает наполеоновская фраза: «Главное ввязаться в драку, а там посмотрим». Раз ты уже ввязался в эту драку, что-то делаешь – не бойся, а боишься – не делай. Поэтому страха не было, а волнение – всегда.

– Самый «медийный» персонаж сегодня – балерина Анастасия Волочкова. Как вы оцениваете поведение своей коллеги?

– Вообще, я с Настей очень много работаю. Она танцует с нашей компанией, она нас приглашает. Я хочу сказать: она очень трудолюбивая, просто трудяга. Она отлично знает, что она делает, для чего она делает, и у неё есть определённые свои таланты. А то, что обсуждается, как она выглядит, её грудь… Ну если прессе больше не о чем поговорить, тогда об этом и пишется. Ну и выложила она фотографии с голой грудью – ну и что? Подумаешь – грудь Волочковой! Для меня это хорошая, красивая девушка, что дальше: что вы – грудь не видели никогда? А у нас прямо все: «А! Мама родная! Грудь Волочковой! Вы видели? А голую задницу?!» А что удивительного? Вот я хочу спросить у русских: вы что, не видели красивее? Как будто никто ничего не видел – вот это для меня непонятно.

– А новую балетную программу Волочковой, которую якобы запретили к показу, вы-то видели?

– Не видел. Она показывала ее в Кремле, а у меня были гастроли, и я, к сожалению, не был на этом спектакле, не смотрел. Поэтому, как она выглядит на сцене, я не знаю. Но Настя – отличная пиарщица. И многие вещи она делает для пиара и делает это блестяще.

– Во время своего прошлого приезда в Липецк вы говорили, что работаете над культурной программой для Сочи-2014. Как успехи?

– Я уже сделал несколько проектов. Первый – «Лебединое озеро» с синхронным плаванием. Мы его уже опробовали, и сейчас будем ставить в Испании. Это 60 артистов балета и 20 человек из синхронного плавания, которые делают совместно «Лебединое озеро». Декорируется бассейн, и получается, что все люди находятся на озере. Второй проект – очень большой и классный мы сделали вместе с Димой Маликовым. Это «Симфоник Мания». Мы сделали его во Франции, и за 50 дней показали 40 спектаклей по всей Франции. Это шлягеры из опер, симфоний и балета. Большой спектакль в 2 отделениях, где заняты живой оркестр – 60 человек на сцене, хор 40 человек, идут слайды, кино, сделан современный свет и специальная хореография. Это праздник популярных оперных и симфонических мелодий, с цирком, балетом, потрясающими музыкантами, и всё это на громадных открытых сценах. Во Франции был успех сумасшедший: каждый день по 3 тысячи зрителей в каждом городе. Этот проект уже опробован и мы его будем предлагать как культурное мероприятие для Олимпиады. Этого нет ни у кого. И ещё один проект. Я сделал презентацию 5-й модели машины BMW. Они заказали театральный спектакль. Сказали – бюджет такой, насколько придумаете, мы вам оплатим. Я за один вечер придумал эскиз, сценарий и декорации. И мы показали это в Олимпийском стадионе в Москве. Внутри я построил громадный римский амфитеатр, в середине стояли зрители – 3 тысячи человек, а по кругу амфитеатра ездили машины. А сначала танцевало 300 человек артистов балета, на вышках играли 60 барабанщиков, в середине стоял оркестр из 100 человек. Машины носились по кругу, спускались с потолка… Признано, что в мире такого показа автомобилей ещё не было. Сумасшедшее количество денег было затрачено, но немцы на это денег не жалеют.

– И последний вопрос. Вы ярый болельщик, а на днях были выбраны символы Олимпиады в Сочи. Вам они понравились?

– Какие символы?

– Мишка, леопард и зайка.

– Подождите: три всё-таки выбрали?! Я считаю, что это неправильно. Мы думали, у нас будет Мишка. Не знаю, почему-то от этого образа стали уходить. Мне это не нравится. Мне нравится наш Мишка, который у нас был в 80-м году. И ничего плохого нет, чтобы этот символ повторился. Леопард – ну, замечательно, но где вы видели у нас леопардов? Ну, ребята, чего мы привязываем? В России есть потрясающий мишка косолапый, который с ней ассоциируется. В 80-м году наш Мишка был трогательный, лучший, и добрый, и смешной, и большой – ну всё в нём было!


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Авг 16, 2016 2:38 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 12:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030302
Тема| Балет, Азербайджанский театр оперы и балета, Гастроли в Москве, Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| Восточный характер покорил Москву
Где опубликовано| Эхо планеты
Дата публикации| 20110303
Ссылка| http://www.ekhoplanet.ru/theatre_653_10003
Аннотация|

Удивительное действо состоялось на сцене Большого: Азербайджанский театр оперы и балета привёз в Москву один из своих лучших балетных спектаклей «Семь красавиц». Обновлённая постановка на музыку азербайджанского композитора Кара Караева по мотивам классической поэмы Низами Гянджеви стала незаурядным событием в культурной и общественной жизни двух государств.


Накануне спектакля в ИТАР—ТАСС состоялась пресс-конференция, на которой посол Азербайджанской Республики в России Полад Бюль-Бюль оглы заявил: «Я счастлив, что одно из лучших произведений моего учителя Кара Караева прозвучит на главной сцене России, в Большом театре. Когда мы жили в одной стране, казалось естественным, что в Москве ставились балеты на музыку азербайджанских композиторов Караева, Гаджибекова, Амирова. Но и сегодня, когда мы представляем разные государства, традиция всё же жива, хотя непросто привезти в другую страну труппу из 130 человек, декорации, устроить спектакль — ценой больших усилий и затрат. Всё получилось, и я как посол, как музыкант удовлетворён, что спектакль состоится».
Большому не привыкать к аншлагам, и «Семь красавиц» исключением не стали — билетов на балет из Баку нельзя было достать уже за несколько недель. По словам азербайджанского посла, «ажиотаж огромный, билетов нет, очень много заявок и от других посольств в Москве».
Премьера обновлённой постановки состоялась с ошеломительным успехом в 2008 году в Баку. Балет по либретто Яны Темиз создал интернациональный коллектив авторов во главе с известным российским балетмейстером Василием Медведевым. Великолепнейшие, повосточному красочные костюмы, тонко передающие изысканный колорит спектакля, вышли из мастерской Таира Таирова, а сказочные декорации — творение Дмитрия Чербаджи. Симфоническим оркестром руководил дирижёр Стамбульского государственного театра оперы и балета Эльшад Багиров. «Для меня музыка Кара Караева — это прежде всего невероятное, но оказавшееся возможным сочетание настроений, характеров, радостного и трагического», — так оценил дирижёр партитуру балета «Семь красавиц».
Первая версия балета с другими либретто и хореографией была поставлена в Баку ещё в 1952 году. После премьеры Дмитрий Шостакович написал: «Самое сильное в новом балете — его музыка!» Восторженно отозвался о музыкальной канве постановки выдающийся дирижёр Евгений Светланов.
— Когда возникла идея уже в наши дни возродить балет, речь шла не просто о новом спектакле, а о полностью новой версии, о новом прочтении балета. То есть предстояло придать гениальному по музыке и глубочайшему по философии произведению достойное сценическое воплощение, — заявил «Эхо» директор Азербайджанского театра оперы и балета Акиф Меликов.
В основе и старого, и нового либретто — поэма Низами Гянджеви. Сюжет основан на легенде о шахе Бахраме, который влюбляется в семерых красавиц, и именно они помогают властителю превратиться из легкомысленного царевича в мудрого правителя.
Это история о духовных поисках героя, его взрослении. Начиная с 1952 года этой,
казалось бы, чисто любовной интриге придавалось откровенно политическое звучание — акцент делался на взаимоотношениях правителя и народа, если хотите, на классовой борьбе. Как подчеркнул Полад Бюль-Бюль оглы, «первая версия балета была вполне советской в том смысле, что шаха надо было противопоставить народу, но Низами, естественно, писал совсем о другом». Новая постановка деполитизирована, она возвращает сюжет к первоисточнику, и теперь это произведение о познании мира, о мудрости.
— Более того, — отметил директор Азербайджанского театра оперы и балета, — мы поставили перед собой задачу поставить спектакль на мировом уровне, предложив классику, отвечающую требованиям сегодняшнего дня, сочетающую в себе особенности нашего азербайджанского национального искусства с общемировыми тенденциями в балете.
Ведущие партии исполнили премьер Большого театра Михаил Лобухин и прима-балерина, заслуженная артистка Азербайджанской Республики Камилла Гусейнова.
Правда, для солистов и кордебалета под сводами Большого не обошлось без сюрпризов. Дело в том, что прославленная сцена расположена под некоторым наклоном, которого нет в родном для артистов из Баку Азербайджанском театре оперы и балета.
— Когда мы вышли на сцену и увидели покат, то были обескуражены, — рассказала балерина. — К тому же постановка Медведева очень техничная, достаточно сложная. Но, к счастью, мы сумели приспособиться к непривычной обстановке.
Балет Кара Караева «Семь красавиц» — итог плодотворного сотрудничества мастеров двух дружественных государств. «Мы были и остаёмся сторонниками расширения и укрепления культурных связей наших государств, и об этом свидетельствуют многие совместные акции, которые традиционно проводятся как в Баку, так и в Москве», — подчёркивает министр культуры Азербайджанской Республики Абульфаз Гараев.
По словам министра, в последние 2—3 года азербайджанские деятели культуры наладили очень хорошие творческие связи с театральным миром России.
Вскоре должна появиться окончательная версия фильма «И не было лучше брата» совместного производства кинематографистов Азербайджана и России. Кроме того, азербайджанские коллективы постоянно участвуют в различных фестивалях во многих городах России. А выставки азербайджанских художников стали регулярными на культурном пространстве Российской Федерации.
— Не стоит останавливаться в укреплении таких связей, — утверждает Абульфаз Гараев. — Культурный обмен должен стать непрерывным и долгосрочным. Как видим, поддержание культурных традиций, тесный контакт на государственном уровне дают мощный толчок к развитию, укрепляют дружбу, создают прекрасное. Доказательством чего и явился балет Кара Караева «Семь красавиц». Когда мы общаемся, вместе работаем с деятелями российской культуры, мы не чувствуем никаких межгосударственных барьеров, ощущаем себя как дома. Продолжением тесного сотрудничества станет первый международный гуманитарный форум по межкультурному диалогу в Баку. Вот что рассказал об этом на пресс-конференции специальный представитель президента России по международному сотрудничеству Михаил Швыдкой: «Мы хотели бы, чтобы форум стал высокоинтеллектуальной площадкой для обсуждения фундаментальных проблем, вызовов XXI века в разных их ипостасях, прежде всего в гуманитарном аспекте, местом встречи Востока и Запада».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 12:20 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030303
Тема| Балет, "Золотая маска", МТ, "Анна Каренина", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Балет — фаворит «Золотой маски»
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20110302
Ссылка| http://www.afisha.ru/personalpage/191662/review/364556/
Аннотация|



«Анна Каренина» настолько хороша, что «Маску» ей могут и не дать: это слишком очевидный выбор, а всякому жюри приятно продемонстрировать некоторую работу мысли. Впрочем, что Ратманскому, который уже главный русский хореограф и один из самых успешных на Западе, что самой «Анне», которую ставит театр за театром, успех или поражение на нынешней «Маске» ничего не добавит; разве что еще одна победа — это просто приятно. В этом смысле «Анна» убивает любую конкурсную интригу. А уж зрителям нет разницы и подавно. «Анна Каренина» Ратманского — это лучший на сегодняшний момент способ провести вечер наедине с современным русским балетом. Великий ли это балет? Он безмерно обаятельный. Все персонажи либо милые и трогательные, либо очень милые и трогательные. Чувствуется, что своей авторской рукой Ратманский не убьет даже мухи, и гибель его Анны под колесами поезда выглядит лишь данью, которую скрепя сердце пришлось отдать неприятному классику чисто по праву первородства. Но той же рукой Ратманский прихлопывает всю русскую традицию балетов-мелодрам — до мокрого места. «Анна» — это контрастный душ изощренных, изысканных, психологически подробных лирических танцев (Родион Щедрин написал десять дуэтов, и лишь сейчас нашелся хореограф, который полностью все это отоварил) и простых, как ересь, мизансцен. Анна входит в театр, где ложи и лорнеты — настоящие, аристократки метут сцену исторически достоверными платьями, а вагон поезда разъезжает по сцене, являя клюющих носами пассажиров. Да, это конфетка для публики. Да, это конфетка для балерин. Это не то искусство, которое переворачивает мозги (или хотя бы желудок). Это искусство, которое сладко тает на языке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 03, 2011 2:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030304
Тема| Балет, Пермский академический театр оперы и балета, Персоналии, Алексей Мирошниченко
Авторы| Наталья Овчинникова
Заголовок| Большие балеты Перми противопоказаны
Где опубликовано| журнал "Соль" (Пермь)
Дата публикации| 20110303
Ссылка| http://www.saltt.ru/node/7795
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Пермский академический театр оперы и балета наконец обрел нового художественного руководителя — им стал дирижер Теодор Курентзис. В то время как оперная труппа театра морально готовится к переходу с прежней репертуарной модели на stagione, балетная компания спокойно работает в прежнем режиме. Главный балетмейстер Алексей Мирошниченко уже знает, что планы на ближайшее будущее у него и нового худрука совпадают: Мирошниченко и Курентзис — не только ровесники, но и давние партнеры, в прошлом они сделали несколько совместных проектов.

«Соль» выяснила у Алексея Мирошниченко, как пермский балет собирается обыграть Мариинку и Большой, пока те пребывают в поиске своих лидеров-балетмейстеров.

«Планы на будущее пермского балета у нас с Курентзисом совпадают»


Фото: Алексей Гущин

— Для оперной части пермского театра с приходом Теодора Курентзиса начались большие перемены — буквально смена модели. А балетную часть, которую вы возглавляете, изменения касаются?

— Я воспринимаю происходящее как новую веху для театра в целом. Но лично для меня Теодор не является новым человеком. Я знаю его давно, с 1997 года. Мы оба жили тогда в Петербурге, очень много общались. Он на меня оказал сильное влияние в плане музыки — помог сильно расширить кругозор. И мы вместе делали различные проекты. Например, с артистами Мариинского театра ездили на музыкальный фестиваль в Грецию. Делали спектакли в Эпидавре. Теодор — это потрясающе талантливый человек. Думаю, что его приход в пермский театр сулит много нового и интересного.

— Пришлось ли вам менять свои балетные планы, которые писались еще при прежнем художественном руководителе Георгии Исаакяне?

— Планы все те же. В январе, будучи на гастролях в Европе, мы встречались с Теодором в Брюсселе. И, как оказалось, художественные идеи и стратегия у нас с ним абсолютно совпадают. Я уже представляю себе, каким будет репертуар следующего сезона, и очень рад, что Теодор мои планы поддержал. В дальнейшем мы уже будем составлять эти планы совместно.

Пока что напомню, что в марте в пермский театр приезжают трое молодых, но уже очень актуальных и востребованных на Западе хореографов. Они поставят свои балеты на музыку современных авторов. Хотя один из них, Гаэтано Сото, собирается поставить для нас два небольших балета, один из которых — на музыку Баха.

— Раз курс прежний, значит, текущий сезон будет посвящен современной хореографии, а следующий, для баланса, — классическим балетам. А каким, по-вашему, в идеале должно быть соотношение академического ballet и современного dance в репертуаре современной балетной компании, в которую вы хотите превратить пермскую труппу?

— Трудно сказать. Дело в том, что в современном балете есть очень много разных направлений и взглядов. Даже современный балет можно поставить в академическом ключе. Ну, вот скажем, мой последний балет — «Дафнис и Хлоя». Вы его видели?

— Видела. Современный балет с гармонично вплетенной в него классической лексикой.

— Ну да. В нем есть дуэты и соло, которые требуют абсолютного владения классической школой, техникой и пуантной лексикой, поэтому язык этого балета, например, лучше всего назвать неоклассикой. Видите ли, у нас много путаницы сегодня вокруг термина «современный балет», мы никак не можем определиться с его значением. Но если отвечать на ваш вопрос кратко, то скажу, что современному театру нужно стремиться к соотношению 60 на 40. Шестьдесят процентов, естественно, классики и сорок — современной хореографии. Хотя в Парижской опере того и другого
— 50 на 50.

У нас в России балет Иржи Киллиана, например, только недавно решились поставить в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Всегда считалось, что это направление dance, не подходящее для русского академического репертуарного театра. Мол, это, безусловно, прекрасный, гениальный хореограф, но нам его балеты танцевать не надо. Зато в Парижской опере не боятся танцевать ничего. Там ставят и Каролин Карлсон, и Уильяма Форсайта, и Иржи Киллиана, и Анжелена Прельжокажа.

— Откуда берется это отечественное снобистское «мы такое не танцуем»?

— Это исторически так сложилось. База нашего академического балета была заложена в XVIII веке. Его «золотой век» пришелся на время деятельности Мариуса Петипа, который прослужил пятьдесят лет балетмейстером Его Величества. В начале ХХ века появилась новая пленочка — танцовщики и постановщики, с которыми работал [Сергей] Дягилев: [Михаил] Фокин, [Вацлав] Нижинский, и далее уже за границей — [Леонид] Мясин, [Джордж] Баланчин, [Сергей] Лифарь и другие. Но развернуться в России у них не получилось. Резко грянула революция, затем — террор, и все закончилось «железным занавесом». Без этих последних имен, что уехали за границу, советский балет сделал гораздо меньше открытий, чем мог бы сделать. Хотя без некоторых драмбалетных советских спектаклей трудно вообразить сегодня афишу русского академического репертуарного театра.

— Драмбалет — спектакль, в котором важнее всего ценится понятный сюжет, рассказанный с помощью несложной техники и мимики, а не собственно хореография. Наверное, с драмбалета и пошел пресловутый афоризм советской критики: «Что хотел этим сказать автор?»

— Драмбалет, как бы его ни критиковали, это документ советской эпохи. Правда, в драмбалете случились, на мой взгляд, лишь два балета, которые сегодня обязательно должны быть в афише классического репертуарного театра. Это «Бахчисарайский фонтан» Ростислава Захарова, поставленный в Кировском (Мариинском) театре. (Кстати, этот балет мы собираемся возобновить, потому что ту версию «Бахчисарайского фонтана», которая есть сегодня в Перми, показывать нельзя ни в коем случае: она из серии «Я видел тех, кто видел Ленина». Должен идти оригинальный спектакль 1934 года.) И второй спектакль — «Ромео и Джульетта» в постановке Леонида Лавровского.

— А как же ранний Юрий Григорович, постановки которого в 1960-е были приняты как сопротивление драмбалету?

— Григорович — это уже все-таки не драмбалет, а отход от него. Но, согласен, «Каменный цветок» (1959) и «Легенду о любви» (1961) тоже нужно сохранять в репертуаре театров, как музейную ценность той эпохи. Вот только эти балеты должны идти в Мариинке или Большом театре, ну, еще в Новосибирске. А для пермского театра они будут несколько грубоваты.

— Что значит — грубоваты?

— В Перми очень милый, небольшой театр. Здесь должны идти не грандиозные, а стильные, хорошие вещи.

«В Перми «Лебединое озеро» лучше, чем в Мариинском театре»

— Мы немного отклонились в сторону. Давайте закончим про русский балетный снобизм.

— Когда упал «железный занавес», оказалось, что у нас нет ничего, кроме нашего русского императорского балета, с которым советская эпоха, к сожалению, обошлась очень небрежно. Да, в некоторых спектаклях сохранились оригинальные партии, но очень многие хореографические тексты были утрачены. Понимаете, в советское время в Мариинском театре можно было взять оригинальные репетиторы и вычеркнуть из них кусок или даже выдрать страницу. Учитывая, что в СССР миллионами расстреливали людей, вытирали о них ноги и вообще царило хамство, унижающее человеческое достоинство, выдрать кусок из оригинального репетитора 1891 года — это же такая ерунда. В общем, считается, что мы до сих пор не идентифицировались с собственной классикой.

А раз мы сами себя не идентифицировали, то о каких других направлениях и стилях в балете можно вести речь? Мы не можем танцевать modern, потому что у нас нет соответствующей базы и школы. Эта школа начала складываться в Америке в 1940-е годы как более демократичная, противопоставленная классическому балету. Ее основали люди, у которых не было возможности получить классическое образование, но которые хотели танцевать. И стали появляться хореографы этого направления: Марта Грэм, Мерс Каннингем, Хосе Лимон, Элвин Эйли и прочие. Вот только есть существенное но: человек, который имеет за плечами классическую школу, все-таки может танцевать все направления хореографии. А тот, кто получил образование только школы modern, классику не станцует никогда в жизни.

В принципе, нашим артистам все по плечу. Но для этого классическая балетная школа тоже должна модернизироваться, взгляды на танец должны меняться. У нас же до сих пор считается, что вагановская методика — самая верная. Нет, это неправильно. Она была создана лет 80 назад. Но ведь все это время балет очень активно развивался. И в вагановскую методику должны привноситься разные элементы, должны отрабатываться разные направления работы стоп, рук, корпуса. Наши артисты, когда сталкиваются с западной хореографией, первое время мучаются в своей зажатости: у них оказываются зажаты шея, корпус — только ручки и ножки двигаются. Так даже классический балет нельзя танцевать.

— Может, нужно приглашать в наши балетные училища западных преподавателей, чтобы они расширяли у студентов понимание танца?

— А зачем? Мы можем сами к этому прийти. У нас же прекрасная традиция образовалась. Танцовщики учатся у педагогов, которые в свое время тоже учились у мастеров. И так вплоть до самых корней. Сегодня артист, который оттанцевал сам в театре, идет потом преподавать в училище, таким образом, обеспечивается та самая преемственность. Учебный процесс у нас абсолютно самодостаточен. Его участникам, каждому лично, необходимо наблюдать за тем, что делается в мире, думать, анализировать разные школы и методики, а не работать на автопилоте. А самим учреждениям хореографического образования необходимо предоставить своим специалистам доступ ко всей этой информации. Это же элементарно. Мне думается, достаточно ставить в театре спектакли разных хореографов и работать с их репетиторами. Можно еще приглашать западных педагогов давать уроки классики, но в театре, чтобы мы могли сопоставить наш опыт с новейшими веяниями Запада. Но в школе зарубежные учителя классического танца не нужны, так мы можем утратить свой стиль.

— Если обсуждаемый сегодня проект закона «Об образовании», по которому хореографические училища должны будут принимать студентов (даже смешно говорить) с пятнадцати лет, будет принят, он убьет русскую балетную школу?

— Если это произойдет (но я надеюсь, такого не случится), наше хореографическое образование погибнет. Какие пятнадцать лет? Балет — это кастовая профессия, обучение которой должно начинаться с девяти, а то и с семи лет. Иначе к пятнадцати годам тело уже сформируется, утратит всю гибкость, и никакой балет человеку будет не под силу. Этот закон — просто катастрофа. Представить не могу, кто его разрабатывал.
Наша учебная балетная система давно сформирована, она не одно десятилетие, а то и столетие приносит обильные плоды, и лишний раз не надо ничего доказывать. Двести пятьдесят лет эта система воспитывает выдающихся танцовщиков и открывает миру новые имена. Мы и весь мир по этой системе выучили. На конкурсе «Арабеск» выходят корейцы и показывают такой балет, о котором в Мариинском театре могли бы только мечтать. А все потому, что этих артистов в Корее обучают бывшие наши соотечественники.

У нас принято все время оглядываться на Запад. Если так, то вы взгляните хотя бы на школы Королевского балета [Великобритании] и Парижской оперы: там дети обучаются с раннего возраста, и никто не говорит о том, что их права не соблюдаются. Если же вы не хотите заниматься балетом — не ходите в школу, вас никто не принуждает.

— Можно ли на базе пермского театра, не столь претенциозного, как Мариинка, и не имиджевого, как Большой, создать адекватный современности русский балет?

— Можно. Только нужны вложения. Чтобы и мы тоже могли себе позволить содержать талантливых, с мировым именем артистов и хореографов.

— Разве декларируемая краевыми властями культурная политика не вселяет в вас надежду?

— На балетной труппе я ее пока не почувствовал. Пока что денежное довольствие артистов остается весьма и весьма скромным. Но я оптимистично смотрю в будущее. Я считаю, что те творческие силы, которые собираются вокруг театра, поднимут весь театр на более высокий уровень, что преобразования коснутся не одной только оперы, но и балета. Ведь пермский балет — очень важная сегодня составляющая бренда «русский балет».

У нас даже, между прочим, «Лебединое озеро» по хореографии лучше, чем в Мариинском театре. Дело в том, что этот спектакль идет у нас в редакции Натальи Макаровой. Макарова включила в четвертый акт хореографию Фредерика Аштона, придумавшего, на мой взгляд, лучшее решение для этого акта на сегодняшний день.

«Поначалу были «лягушачьи» письма, интриги и склоки. Но мне все равно»

— Осенью прошлого года в Венской опере случился скандал. Балерину Карину Саркисову, которая снялась обнаженной для австрийского журнала Wiener, уволили. А вы бы за такое попросили балерину из труппы?

— Вообще все зависит лично от руководителя компании — смотря какие у него взгляды и убеждения. Я бы, если это была эротика, не стал увольнять, а счел бы за дополнительный PR-ход, который идет на пользу театру. Раз наших балерин приглашают сняться в эротической фотосессии, значит, мы театр, в котором работают красивые женщины, достойные восхищения зрителей. Другое дело — если бы она снялась в порно. Тогда, конечно, репутация театра была бы подмочена, и, чтобы реабилитировать труппу, балерину следовало бы уволить.

— А в принципе, за какие нарушения вы можете уволить артиста?

— Все по протоколу: нарушение трудовой дисциплины, неявка на спектакль или систематические неявки на репетиции. Или если артист создает какие-то серьезные помехи для творческого процесса. Все как в медицине: если какой-то орган поражен, его лечат, если невозможно лечить — удаляют.

— Когда вы пришли в Пермский театр оперы и балета, труппа уже была серьезно расколота. Конфликт, возникший между тогдашним худруком и руководителем балета Натальей Ахмаровой, прошел трещиной и по труппе. Что вы делали, чтобы вновь объединить артистов?

— Я не ставил перед собой именно такой задачи: что придумать, чтобы объединить людей. Я просто пришел и начал работать. Люди сплачиваются вокруг чего-то, вокруг какой-то идеи. Когда задан определенный курс развития театра, тогда вокруг этой идеи и может сплотиться коллектив. То есть я не делал ничего такого специально, не выяснял, кто за, а кто против. Хотя были поначалу «лягушачьи» письма, интриги и склоки. Мне даже показывали результаты некоторых исследований-расследований. Но, по большому счету, мне все равно. Если артист мне нужен на определенных позициях в спектаклях, то я за него буду держаться, а все эти интриги — мартышкин труд, не более. Я сам стремлюсь быть уравновешенным, собранным и хочу, чтобы вся труппа шла со мной по тому курсу, который театр выбрал. Если труппе, театру и городу я нужен — я работаю. Как только я стану не нужен, я спокойно уйду.

— Готовы ли вы когда-нибудь, если возникнут условия, покинуть Россию?

— У меня было много возможностей это сделать, но я остался. Уж не знаю, что такое есть в нашей стране, что заставляет меня все время возвращаться. Ведь у нас случаются непостижимо уродливые явления в обществе, измученном советской идеологией, этим хамским топтанием личности. Но, мне кажется, нам удается все это переживать, потому что у нас сильная православная традиция. Вокруг этой православной культуры сложилась уже русская светская культура. Сначала мы пришли к нашему Золотому веку — в музыке, литературе, архитектуре и в искусстве в целом. Потом наступил Серебряный век. А потом шарахнуло. Причем шарахнуло, на мой взгляд, потому, что в масштабе целой нации была утрачена вера. Но нам и это удалось пережить. Я много передвигаюсь по миру, но все равно чувствую себя сопричастным этой огромной, мощнейшей, русской православной культуре. Это душу греет.

«Балет — это религия. Мы умерщвляем плоть, чтобы культивировать духовные ценности»

— Фильм «Черный лебедь» Даррена Аронофски приковал внимание массового зрителя к балету и его подноготной. Героиня этого фильма так стремится к совершенству в «Лебедином озере», что ее сознание раздваивается на «белого лебедя» и «черного». А в реальности у прим часто бывают подобные шизофренические распады личности?

— Есть такие случаи, конечно. Вот, например, Ольга Спесивцева. Она считалась лучшей исполнительницей «Жизели» в двадцатые годы XX века. Но потом у нее развилось психическое заболевание, она до конца жизни вынуждена была оставаться в лечебнице. Но ведь такое может произойти не только с балеринами. У каждого условно здорового человека есть тенденция к отклонениям, главное, чтобы они не переходили ту грань, за которой ты перестаешь быть полноценным членом общества. Да и вообще, кто может сказать, что такое «нормально» или «ненормально»? Ненормально только убийство чего-либо, но это уже отдельная тема.

— Да, но только в этом случае речь идет об элитарном искусстве, о котором мифов в обществе намного больше, чем адекватных представлений. Так что «Черный лебедь», я уверена, добавит еще больше мистики к «таинственному» ореолу балетного мира.

— Мы говорили выше про православную культуру, и я параллельно думал, почему именно в России балет дал такие сильные всходы? Балет ведь очень похож на религию. Посудите сами, для того, чтобы создать в пространстве некие линии, нужно пойти против своего тела. Классический танец противоестественен физиологии человека. Телу нужен комфорт, удобство, а балет — это постоянное превозмогание боли. Чтобы достичь определенной формы, необходимо постоянно тренировать тело, выворачивать ноги, тянуть стопы, стремиться к линии. Даже у способных от природы танцовщиков со временем начинаются профессиональные болезни: срываются спины, болят суставы, начинаются грыжи, периоститы. И все это — чтобы создать определенные комбинации линий, которые становятся выражением идеи. То есть происходит умерщвление плоти ради того, чтобы культивировать духовные ценности. Такого рода аскетизм.

— Именно поэтому балерины так долго не теряют своей красоты? Майя Плисецкая до сих пор поражает.

— Опять же, все индивидуально. В основном это свойственно тем, кто не прекращает работать. Но как только ты останавливаешься на длительный срок — все. Обратите внимание, сколько прожили наши великие балерины, продолжившие карьеру уже репетиторами. [Марина] Семенова умерла в 102 года. Но я вас уверяю, что если бы ее по каким-то причинам уволили из театра, она бы скончалась в семьдесят. Она ежедневно ходила на работу, общалась с молодыми балеринами, делилась с ними своим опытом, а взамен получала их энергию. Игорь Моисеев дожил до 101 года, причем абсолютно полноценным человеком, прекрасно двигался... Таких примеров можно привести множество.

— С мужчинами-танцовщиками — то же самое?

— У мужчин не то же самое, потому что они больше склонны к выпиванию и курению (смеется). В нашей работе ты так много отдаешь своих физических и психических сил, что даже зрительский успех не может компенсировать все твои личные затраты. А если еще и не совсем успех, а то и вовсе неуспех — тогда сами понимаете.

— Вы сами боитесь старости?

— Ну, иногда. К счастью, я не постоянно об этом думаю. Мы знаем очень много примеров, когда люди были успешны, известны, все ими восхищались, а потом о них забывали, и бывшие герои умирали в абсолютном одиночестве и нищете. Конечно, страшно. Никому неизвестно, кто будет рядом с нами, когда мы будем лежать на смертном одре.

Старость в балете наступает очень рано. Молодость — это 18-22 года. Зрелый возраст — до 30-ти. Формально я сейчас уже почти старый, почти пенсионер: мне 36 лет, а к 38 годам мы уже выходим на пенсию. Хотя, кстати, я свою балетную пенсию, к сожалению, потерял. Я закончил карьеру артиста балета, рано стал руководителем труппы, и моя пенсия улетела. Теперь вот придется до шестидесяти ждать, как все.

— Ну, так вы вновь помолодели, можно сказать. Как в Перми проводите время вне театра?

— В Перми у меня очень мало свободного времени. Я практически не выхожу из театра. Приходится совмещать административную и художественную должности. И на личном опыте убедился, что, по идее, в академическом репертуарном театре хореограф не должен быть руководителем труппы. Для этого надо быть таким титаном! Это опасное положение: ты можешь либо перестать ставить, либо будешь мало внимания уделять людям. Пермская труппа сегодня работает в очень усиленном режиме. И каждый артист заслуживает индивидуального внимания.

Вспомните примеры наших известных советских балетмейстеров, бывших художественными руководителями: [Юрий] Григорович в Большом театре, [Олег] Виноградов в Кировском театре. Они же потом переставали ставить. И я прекрасно понимаю почему.
Или вот Леша Ратманский — почему «выпрыгнул» из Большого театра буквально на ходу, хотя у него все было нормально? Потому что почувствовал, что перестает ставить. И он перешел в ту компанию, где был необходим именно как творческая единица — artist in residence.

К примеру, я хочу сделать спектакль для пермской балетной школы: приезжаю в Пермь и в первый же день прихожу в театр в восемь утра, а выхожу уже около полуночи. Я даже не обедаю практически, всегда ношу с собой питьевой йогурт. Большую часть времени приходится заниматься административной работой, а я бы хотел начать уже ставить.

С другой стороны, меня для того и пригласили в Пермь, чтобы с труппой работал не администратор, а все-таки автор. У нас в стране, да и в мире, все художественные открытия удавались тогда, когда в труппе был автор. Пока что, надеюсь, я со всем справляюсь. Пока что не затянут еще в эту воронку, и, как Леше Ратманскому, мне не надо из нее выбираться. Вот если этот баланс сохранится, то все будет нормально.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 04, 2011 8:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030401
Тема| Балет, Пермский академический театр оперы и балета, Персоналии,
Авторы| Барыкина Лариса
Заголовок| Культурный миф и его перспективы
Где опубликовано| журнал "Соль" (Пермь)
Дата публикации| 20110304
Ссылка| http://www.saltt.ru/node/7845
Аннотация|

Эксперт «Золотой маски», арт-директор Международного фестиваля современной хореографии «На грани» Лариса Барыкина — о том, как спасти пермский балет.



Пермский балет получил статус бренда еще в те времена, когда о самом слове и понятия не имели. Культурный миф складывался постепенно, где-то с конца 1960-х: регулярные победы на международных балетных турнирах учениц легендарной Людмилы Сахаровой, (и столь же регулярный отъезд лучших выпускников Пермского хорео­графического училища в столицы), эпоха Николая Боярчикова, позднее — спектакли [Георгия] Алексидзе, [Владимира] Салимбаева, блестящее реноме труппы, востребованной на Западе. С 1990 года Пермь обзаводится фирменным конкурсом «Арабеск», собирающим каждые два года по весне немало балетных знаменитостей. Все это приносит городу репутацию третьей хореографической столицы, третьей балетной Мекки.

На этот имидж успешно срабатывает связь с американским Фондом Джорджа Баланчина, позволившая иметь в репертуаре его постановки на законных основаниях. В негласной схватке с Большим и Мариинским Пермский театр одерживает «промежуточную» победу: в 2004 году спектакль Ballet Imperial получает «Золотую маску», затем труппа блистательно выступает на международном летнем фестивале в Санкт-Петербурге, посвященном главному хореографу XX века. Критика, в том числе и западная, говорит о «пермском Баланчине»: его сочинения в трактовке уральских танцовщиков выглядят не холодно-отточенными музейными редкостями, а живыми, исполненными драйва и загадочных тайн. Вслед за Баланчиным в репертуаре появляется и Джером Роббинс. Если вспомнить, что в последнее время пермский балет практически ежегодно номинируется на главную театральную премию страны, оставаясь в числе основных ньюсмейкеров россий¬ской балетной жизни, то картина кажется вполне благополучной.

Но жизнь в стране тем временем не стояла на месте. В Мариинке освоили деконструктивиста [Уильяма] Форсайта и предложили балету подумать об исторической подлинности. В игру включились и новые персонажи. Уверенно заявил о себе Новосибирск, еще один нестоличный балетный центр страны. Московский музыкальный театр имени К. С. Станиславского (в просторечии «Стасик») получил в репертуар постановки [Джона] Ноймайера, Начо Дуато и (впервые в стране) Иржи Киллиана — ключевых фигурантов хорео­графического процесса. А питерский Михайловский театр, возглавляемый амбициозным бизнесменом [Владимиром] Кехманом, вообще заимел знаменитого испанца Дуато в качестве балетного худрука.

Сегодня для поддержания культурного мифа Перми нужны какие-то новые и резкие телодвижения. Есть основательный бэкграунд: собственная балетная школа, кредит доверия со стороны властей и бизнеса, плюс невероятная любовь публики. Все они вместе и не без оснований считают пермский театр «жемчужиной Урала». Но есть и отягчающие обстоятельства. Более широкого плана. Они касаются всего российского балета в целом, который 70 лет был изолирован от мировых процессов и многое проспал, да и сегодня не избавился от провинциального консерватизма. Он по-прежнему судорожно цепляется за свое «славное прошлое», его кастовость и замкнутость непосвященным даже трудно вообразить. На Западе уже давно академический балет (условно говоря, где танцуют на пуантах) и contemporary dance (упрощая — все остальное) взаимодействуют и воспринимаются как две стороны одного целого, называемого современной хореографией. У нас они — по разные стороны баррикад. Знаю, что лет пятнадцать назад у директора Пермского оперного театра Михаила Арнапольского была идея позвать Евгения Панфилова, но в тот момент лидеру единственной в стране частной балетной компании свобода была дороже. Но ведь и сегодня не поздно открыть двери для самых разнообразных радикальных экспериментов. Главное, найти их авторов. И это другая проблема. Перестроечной волной из России «смыло» не только отличных педагогов и талантливых артистов, но и многих потенциально дееспособных хореографов. В стране — чудовищный дефицит, недаром все последние отечественные достижения выглядят гуманитарной помощью Запада.

Есть и проблемы местного свойства. На сегодня труппа театра кажется на редкость обескровленной. Харизматичные солисты — в прошлом. Последним истинным принцем пермской сцены был Виталий Полещук, его жена Наталья Моисеева еще танцует, но настоящей смены ни ей, ни Елене Кулагиной так и не появилось. Не буду перечислять всех, кто за последние двадцать лет ярко мелькнул и куда-то исчез. Все годы меня, как постоянного члена жюри прессы «Арабеска», мучает вопрос: а куда деваются талантливые выпускники пермского училища, на нем засветившиеся? Почему солидной труппе танцовщики предпочитают заштатные импортные или самозвано-халтурные отечественные компании? Дело в деньгах, в жилье или в творческих запросах? Эта проблема кого-то еще волнует?

Рецепты для будущего могут быть разными и вполне конкретными, но главное — пермский балет не должен играть в догонялки с Большим и Мариинским (в обоих, кстати, огромные проблемы творческого толка: отсутствие лидеров-балетмейстеров и внятной стратегии), да и с прочими известными театральными домами. Путь единственный — под девизом «эксклюзив» лелеять собственную индивидуальность, как в освоении классики, так и в поисках новизны. Это хорошо понимал [прежний художественный руководитель пермского театра Георгий] Исаакян. И, кстати, те, кого он приглашал делать проекты для Дягилевского фестиваля в синтетическом жанре (оперы-балеты «Семь смертных грехов» Раду Поклитару и «Соловей» Татьяны Багановой), могли бы привнести что-то интересное и в собственно балетный репертуар. Балетная жизнь в целом может оживиться за счет мини-фестивалей, воркшопов, резиденций. В театр должна прийти новая публика, а для этого необходим процесс смены художественной парадигмы, и Пермь вполне может стать застрельщиком в этом деле. Да и «Арабеску» после своего двадцатилетия необходим новый импульс и кардинальное обновление.

Понимает ли все это Алексей Мирошниченко, второй сезон возглавляющий пермскую труппу? Думаю, да. В качестве лидера у него немало козырей: отличная школа и питерская широта художественных взглядов, несомненная музыкальность, активно думающая голова (что для балетных вообще редкость). В конце концов, у нас не так много хореографов, имеющих в послужном списке постановки в Нью-Йорк Сити балле. Перенос экспериментального «Ринга», обаятельные «Венгерские танцы» — все это было разминкой, а вот «Дафнис и Хлоя» с соб­ственным оригинальным либретто выглядит уже программной заявкой. На мой вкус, в нем перебор по части родовых примет советского драмбалета, но есть и настоящие визуальные находки. И если постановку трудно причислить к безусловным шедеврам, то и в шеренгу отстойных благоглупостей, составляющих немалую часть репертуара российских театров, «Дафнис» точно не попадает.

Так что перспективы у пермского балета есть. Но для своего светлого будущего он должен стать объектом политической воли и важнейшей частью широко обсуждаемого ныне проекта «Культурная столица».

Иллюстрация: Андрей Носков / Соль
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18649
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 04, 2011 8:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011030402
Тема| Балет, проект «Русские сезоны XXI века», Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Алена Миронова
Заголовок| Балет-попурри по-русски //
Андрис Лиепа привезет в Ростов «Русские сезоны XXI века», но посмотреть балет целиком не получится

Где опубликовано| Московский комсомолец (МК на Дону)
Дата публикации| 20110304
Ссылка| http://www.mk.ru/regions/don/article/2011/03/04/570367-baletpopurri-porusski.html
Аннотация|

В конгресс-отеле «Дон-Плаза» состоялась пресс-конференция народного артиста России Андриса Лиепы, который скоро привезет в южную столицу знаменитый во всем мире проект «Русские сезоны XXI века».

Действо, действительно, грандиозное. Достаточно сказать, что ведущие роли исполнят такие звезды как Илзе Лиепа, Фарух Рузиматов, Ирма Ниорадзе, Михаил Лобухин, Данила Корсунцев, Дарья Васнецова, Андрей Ермаков, Адрей Баталов и Александра Тимофеева. Правда, полностью ни один балет ростовчане не увидят.

Более века назад постановки Сергея Дягилева перевернули представление не только об этом жанре, но и о России. С тех пор для всей Европы наша страна перестала быть заснеженной державой с разгуливающими по улицам медведями. Именно «Русские сезоны» открыли тайны великой российской души всему миру. Все русское стало вмиг невероятно популярным. Английские танцовщики брали русские псевдонимы, а русский костюм породил новую европейскую моду. Роскошные театральные наряды дягилевского дизайнера Льва Бакста поразили парижских кутюрье, и гуру европейской моды начали использовать новые веяния в своих коллекциях.

Реконструировать балет дягилевской антрепризы начал отец Андриса Марис Лиепа, восстановив миниатюру «Видение розы» – романтический шедевр Михаила Фокина, созданный специально для Вацлава Нижинского и Тамары Карсавиной. Потом ими занялся сын.
Спустя почти сто лет после премьеры балетов Дягилева, в 2007 году, уникальное культурное событие получило свое второе рождение на сцене театра Champs-Elysees в Париже, где были открыты гастроли проекта «Русские сезоны XXI века». Миллионы зрителей увидели репертуар труппы Сергея Дягилева благодаря Фонду имени Мариса Лиепы, который возглавляет его сын Андрис.
– Почему так интересны «Русские сезоны»? В 1909 году они были впервые представлены в Париже. На сегодняшний день ни один спектакль в мире не может похвастаться исполнением в течение века. Кроме работ
Дягилева. «Жар-птица» и «Шехерезада» идут уже сто лет с теми же декорациями и костюмами, с той же музыкой и хореографией. Последняя, как ни странно, сохранилась благодаря западным труппам. В нашей среде есть выражение: «Спектакль передается из ног в ноги». В начале прошлого века не было видео, и заснять полностью действо было невозможно. Но его продолжали танцевать, бережно сохранив до наших времен, – рассказал Андрис Лиепа.
Правда, ростовские зрители могут не рассчитывать на просмотр балетных постановок целиком. Им предложат попурри из спектаклей. А это все-таки зрелище на любителя. Далеко не все зрители могут получить удовольствие от фрагментов сцен из разных постановок.

На пресс-конференции удалось поговорить с Лиепой не только о «Русских сезонах», но и о личном. Так, народный артист России рассказал о том, на что он тратит свободные часы во время пребывания в южной столице.

В Ростове он посмотрел драму «На охоте» и получил огромное удовольствие. И постановки, и игра актеров, и даже выставленный свет – все было достойно и правильно. Лиепа отметил, что ни один столичный театр не отказался бы от такой постановки.

Побывал Лиепа и на Левбердоне («Я сказал, что не уеду, пока не увижу левый берег Дона, о котором поет Шуфутинский!»). Пострелял из пушки («Говорят, не достал до театра!»), угостился раками. Причем, увез с собой не только воспоминания от кушанья, но и запах:
– Когда сел в самолет, долго не мог понять, почему вокруг так пахнет донскими раками. Потом меня озарило: я ел в пиджаке, и рассол затекал в рукава, – признался слегка оглушенным от такого откровения журналистам Лиепа.
Теперь Андрис Лиепа мечтает побывать в донских станицах. Цель вполне достижимая. Там, правда, наверняка снова будут предлагать раков. Но это не проблема. Главное, вовремя снять пиджак.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3 ... 14, 15, 16  След.
Страница 1 из 16

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика