Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2011-02
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 11, 12, 13  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Фев 03, 2011 10:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020310
Тема| Балет, Государственный балетный театр России, Гастроли, Персоналии,
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| И ВНОВЬ В НЬЮ-ЙОРКЕ ТАНЦУЮТ ЛЕБЕДИ ИЗ РОССИИ
Где опубликовано| Русский Базар №57(772)
Дата публикации| 3 - 9 февраля, 2011
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=18695
Аннотация| ГАСТРОЛИ

В Нью-Йорке будет гастролировать Государственный балетный театр России. Труппа привезла всего один спектакль из своего репертуара «Лебединое озеро» М.Петипа/Л.Иванова на музыку П.Чайковского. Из всех созданных в мире балетов «Лебединое озеро» является самым известным и популярным.

Сколько бы балетных театров ни ставили свои версии «Лебединого озера», сколько бы раз ни появлялось на афише название этого балета, оно всегда будет привлекать зрителя, каждый вариант по-своему интересен, поскольку предполагает новый взгляд на старинный балет. Танцовщики Государственного балетного театра России воспитаны в традициях русской балетной школы, в которой ученикам с детства прививают понятие о красоте танца. Далеко не каждый год зрители Нью-Йорка могут увидеть «Лебединое озеро», исполняемое в русских традициях. Труппа состоит из более чем 50 профессиональных танцовщиков и много лет танцует не только в России, но и гастролирует во многих странах мира. Поэтому хочу обратить внимание любителей балета на возможность увидеть этот шедевр мировой хореографии в исполнении русской балетной труппы, тем более что театр дает в Нью-Йорке только одно представление.

Пленительная сказка о любви заколдованной принцессы и Принца, о коварстве злого волшебника и двойника белого лебедя – Одиллии, о гибели прекрасных героев трогает сердца зрителей со дня премьеры 1895 года. И не только красотой вымысла пленяет зрителя сам сюжет, но и тем, что каждый может найти в переживаниях героев отзвуки вполне жизненных душевных переживаний и коллизий...

И – прежде всего – балет создан гениальными хореографами, а музыку написал гениальный композитор.
Молодой композитор П.И. Чайковский сочинил музыку к балету «Лебединое озеро» в активнейший период своего творчества в 1985-1986 годах. Среди написанного к этому времени композитором – три симфонии и опера «Евгений Онегин». Сейчас общепризнанно, что именно музыка «Лебединого озера» открыла балету музыкальные горизонты, но сам балет был оценен не сразу. Чайковский писал музыку по заказу московского Большого театра. Но московский первоначальный вариант «Лебединого озера» 1877 года, осуществленный хореографом В. Рейзингером, оказался настолько неудачным, что «бросил тень» на весь замысел балета. Вопрос о новой постановке балета встал много позднее, уже после смерти композитора, и на этот раз – в Санкт-Петербурге, в Мариинском театре. Несколько видоизменилась сюжетная основа балета, дирижер Дриго внес некоторые изменения и в музыкальную партитуру. Но именно на эту видоизмененную партитуру в Мариинском театре и был создан тот бессмертный балет, поставленный под общим руководством Мариуса Петипа (ему лично принадлежали танцы первой картины, знаменитое па-де-де Одиллии и Принца и другие сцены), который лег в основу всех классических редакций. Льву Иванову принадлежит честь создания «лебединых сцен» и некоторых танцев на балу. Именно эта постановка со всеми изменениями и дополнениями завоевала весь мир. Именно она и лежит в основе балета, который привез в Америку Государственный балетный театр России. «Лебединое озеро» является не только сказкой волшебной прелести, но и шедевром русского и мирового классического балета.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 10:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020401
Тема| Балет, Парижская опера, «Сюита в белом», «Арлезианка», «Болеро», Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Балеты высокой моды
// Татьяна Кузнецова о гастролях Парижской оперы в Москве

Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 3 (3599
Дата публикации| 20110204
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1574152
Аннотация| ГАСТРОЛИ

- фотогалерея по клику
1 из 3
«Сюита в белом»
Фото: Sebastien Mathe / Opera national de Paris


На следующей неделе грянет главное гастрольное событие сезона (а может, и десятилетия): в Большом театре выступит балет Парижской оперы. В прошлом году в рамках перекрестного культурного года Россия—Франция он был отправлен в Новосибирск, и Москве оставалось лишь завидовать сибирякам. К счастью, у Большого театра с Парижской оперой свои перекрестные взаимоотношения: февральским визитом в Москву французы предваряют майские гастроли москвичей в Париже. Стоит отметить, что балет Большого покидает родные стены куда чаще обитателей Palais Garnier — труппа Парижской оперы разъезжает по миру неохотно. Москву, в частности, она навещала аж 20 лет назад. За это время полностью обновилось поколение артистов, неоднократно менялись руководители Парижской оперы, а вместе с ними — художественные концепции и, соответственно, репертуарные предпочтения. Однако склонность к радикальным постановкам, отличавшая главный французский театр в прошедшее десятилетие, совсем не отразилась на репертуаре московских гастролей. Учитывая известный консерватизм российской публики, парижане выстроили его как пособие по истории балета ушедшего столетия: первая программа составлена из трех хрестоматийных шедевров трех главных французских классиков ХХ века — Сержа Лифаря, Ролана Пети и Мориса Бежара

Киевлянин Серж Лифарь (урожденный Сергей Лифаренко), любовник и наследник Дягилева, главный танцовщик последних сезонов "Русского балета", сыграл в судьбе Парижской оперы роль этакого Петипа ХХ века. Почти 30 лет (с 1929-го по 1958-й, с перерывом на 2 года) он полновластно распоряжался главной балетной труппой Франции, заполонив ее репертуар своими спектаклями, железной рукой насаждая собственный стиль и проводя суровую кадровую политику. Историки уверяют, что именно Лифарь, став арт-директором балета Парижской оперы в 24 года, вытащил труппу из тяжелейшего кризиса, вернув ей былой блеск и безусловный авторитет. Он царил безраздельно, наслаждался процветанием своей балетной империи и, разумеется, не бросил бразды правления из-за такого пустяка, как оккупация Парижа фашистами. Напротив, как раз в этот период, в 1943 году, Лифарь создал свой главный шедевр — неоклассическую "Сюиту в белом" на музыку Эдуара Лало, которую и привозит в Москву Парижская опера.

Название балета исчерпывает его содержание: это божественно прекрасная сюита бессюжетных танцев — дуэтов, вариаций, трио, квинтетов, аранжированных кордебалетом и построенных по классическим канонам. И все балерины действительно одеты в белое — романтические "шопеновские" или просто пачки — "tutu". Как правило, в этом балете заняты все этуали, имеющиеся в труппе,— так повелось со дня военной премьеры. Триумф "Сюиты в белом" сыграл не последнюю роль в преследовании коллаборациониста-Лифаря после войны: его осудили и сгоряча едва не казнили (балетный император успел сбежать в Монте-Карло). Однако через пару лет опального Лифаря вернули, а вместе с ним вернулся и его лучший спектакль. "Сюита в белом" стала эмблемой Парижской оперы: за всю 338-летнюю историю труппы это пятый балет по количеству представлений (после "Коппелии" и "Жизели", рожденных еще в XIX веке, и прочно забытых "Психеи" и "Телемака").

Второго своего классика — Ролана Пети — Парижская опера чтит давно, но на расстоянии: его балеты постоянно включаются в афишу театра. Сам же балетмейстер, 65 лет назад восставший против академизма Лифаря (который, впрочем, успел отметить его талант), сбежал из стен alma mater в 21 год, сразу после окончания войны. И с тех пор в штате Парижской оперы не состоял. "Чистую" классику он не признавал всю жизнь, создав собственный стиль — нечто вроде балетного неореализма. Прирожденный лицедей, Пети любил ставить сюжетные спектакли, сам играл-танцевал в них главные роли, и лучшие его балеты порождены литературой или литераторами. "Арлезианку" на музыку Жоржа Бизе балетмейстер сочинил в созданном им "Балете Марселя" по одноименной повести Альфонса Доде в 1974 году; и с тех пор роль крестьянского парня, покончившего с собой от безумной любви к прекрасной арлезианке, стала желанной для всех последующих поколений изысканных французских премьеров.

"Болеро" Бежара, поставленное им на музыку Равеля в 1961 году, в представлении не нуждается: оно вошло в советскую историю еще в 1978 году, когда Майя Плисецкая, чудом пробив все партийно-министерские препоны, добилась права исполнить этот "чуждый советской морали" шедевр на своем юбилейном вечере в Большом театре. Огромный круглый стол, на столе солист — Мелодия, вокруг стола орава мужского кордебалета — Аккомпанемент. Мерные завораживающие движения танцевального ритуала, глухо пульсирующий ритм, нарастание почти непереносимого напряжения и финальный аккорд общего оргазма — если бы Бежар не поставил ничего, кроме "Болеро", он все равно вошел бы в историю балета. Примечательно, что главную роль, поставленную вообще-то для балерины, в разное время, но с одинаковым успехом танцевали и мужчины, и женщины. В этой бисексуальной партии главное — харизма исполнителя, тот божественный дар, который гипнотизирует публику, заставляя следить за мельчайшими движениями артиста. Остается надеяться, что в Москве на стол-алтарь взойдет главный харизматик нынешней труппы Парижской оперы — Николя Ле Риш.

Большой театр, 10, 11 февраля (19.00), 12 февраля (13.30 и 19.00)


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Ноя 12, 2018 10:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 10:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020402
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы| Юлия Шатилова
Заголовок| На сцене Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко премьера
Где опубликовано| Первый канал
Дата публикации| 20110204
Ссылка| http://www.1tv.ru/news/culture/170214
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В России впервые покажут балет Русалочка в постановке легендарного хореографа современности Джона Ноймайера. Спектакль был задуман к юбилею великого сказочника Ганса Христиана Андерсена, которое отмечалось в 2005 году. Первый раз работу увидели как раз на Родине писателя в Копенгагене.

Чтобы воссоздать неестественную бледность не только лиц, но и тел этих неземных существ - как минимум 3 часа на грим и килограммы белой пудры. И замысловатые тату-иероглифы в стиле театра Кабуки. Впрочем, Япония подсказала Джону Ноймайеру не только как должна выглядеть его русалочка, но и ее мимику и жесты.

"В Японии женщины не могут выражать эмоции, когда улыбка, они прикрывают рот и здесь она тоже прикрывает рот", - говорит

Анна Хамзина, солистка балетной труппы музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Впервые Русалочка Джона Ноймаера встала на пуанты на сцене Датского королевского балета в год юбилея великого сказочника. Для русской премьеры своего нашумевшего спектакля один из мэтров современной хореографии отобрал только тех, кто готов к самым рискованным балетным экспериментам.

Солист балетной труппы музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Семен Чудин говорит, что в этом спектакле он должен себя вести "именно как драматический актер и меньше как танцовщик".

Сам хореограф Джон Ноймайер так объясняет своё видение происходящего: "это очень красивая история о возможности кого-то безумно любить, но это не означает что даже бескрайняя любовь обязывает человека отвечать тебе взаимностью". "Я хочу как можно более проникновенно донести эту мысль до зрителей языком танца", - говорит он.

Действия балета разворачиваются и на палубе круизного лайнера, и под водой, и в роскошных гостиных. Самые современные спецэффекты, неожиданные образы-метафоры и сложнейшая хореография на стыке классики и модерна.

В этой балетной сказке для взрослых Джон Ноймаер не только хореограф. Он сам придумал все костюмы, декорации, свет, и разработал особую пластику для жителей подводного царства. А потому в каждом театре, где ставят "Русалочку", за несколько месяцев до премьеры ассистенты Ноймайера начинают разучивать с танцовщиками особую хореографию, напоминающую движение под водой.

В брюках особого кроя и ходить-то сложно, не то, что танцевать.

Но именно они - неотъемлемая часть образа всех обитателей мира подводного. Солисткам театра понадобилось полгода, чтобы научиться грациозно в них двигаться.

Солистка балетной труппы музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко Эрика Микертичева говорит, что им нужно быть "мягкими, как рыбки и не забывать про хвосты".

А голос Русалочки должен передать особый прибор - терменвокс. Самый загадочный из всех электронных инструментов. В нем нет клавиш и струн, а музыкант берет звуки буквально из воздуха.

Исполнительница на терменвоксе Олеся Ростовская поясняет: "Электромагнитные поля вокруг антенн, приближая и удаляя руки, я могу контролировать параметры - с помощью правой антенны контролирую высоту звука, левой – громкость, так я и играю".

На вопрос же, для детей этот балет или для взрослых, Джон Ноймайер отвечает, что эта печальная сказка о безответной любви из тех, что можно перечитывать всю жизнь каждый раз открывая в ней новые смыслы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 10:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020403
Тема| Балет, Балетный фестиваль Предеиной (Челябинск), Персоналии,
Авторы| Виктория ОЛИФЕРЧУК
Заголовок| В ожидании чуда //
Фестиваль несколько снизил заданную некогда планку

Где опубликовано| «Вечерний Челябинск» №9 (11416)
Дата публикации| 20110204
Ссылка| http://vecherka.su/katalogizdaniy?id=33988
Аннотация|

Балетный фестиваль Предеиной челябинские зрители ждут с неизменным интересом. Согласитесь, не так часто увидишь артистов Большого театра и Кремлевского балета на нашей сцене. На этот раз фестиваль снова порадовал публику — приезд в Челябинск легендарного танцовщика Владимира Васильева стал знаковым событием, полностью оправдавшим надежды зрителей. Но, по большому счету, единственным достойным событием. К сожалению, нынешний фестиваль несколько снизил заданную некогда планку. Показательным в этом отношении стал заключительный гала-концерт.

В зале яблоку негде упасть — челябинцы пришли насладиться «великим и вечным» и в очередной раз убедиться в том, что русский балет по-прежнему самый лучший в мире. Однако артисты, похоже, решили публику разочаровать. Балерины запинались на ровном месте, зрители перешептывались, а когда партнер чуть не уронил Предеину, зал дружно ахнул.

— Все зеркало сцены мы перестилали два года назад, —оправдывался в перерыве директор театра Юрий Леончик. — Покупали качественный балетный линолеум импортного производства. Пол отличного качества.

— Это чисто техническая неувязка, в любом спектакле такое бывает — что-то не получается, это нормально, — считает руководитель балетной труппы Константин Уральский.

Возможно, для провинциального коллектива это нормально, как и тот факт, что ведущая солистка накануне в «Анюте» упала на глазах у потрясенной публики и не менее изумленного постановщика. Но не для лучшего театра страны, являющегося визитной карточкой. Уровень танцовщиков, невзирая на звания и регалии, публику не впечатлил. Подбор концертных номеров оказался на редкость неудачным — несмотря на многочисленный состав участников, программа выглядела в целом весьма однообразно. Положение спасли Геннадий Янин из Большого и Михаил Мартынюк из Кремлевского, последний был весьма неплох в «Минкусе» (на фото). Однако когда на экране появились кадры из фильма с участием Васильева и Максимовой, впечатления померкли и вспомнились слова самого Владимира Викторовича, сказанные на пресс-конференции: «Средний уровень стал очень высоким, и чтобы из него выделиться, нужно быть на десять голов выше».
Средний уровень происходящего на сцене дополнила чисто провинциальная организация: во втором отделении артисты тактов двадцать танцевали в темноте — на сцене забыли включить свет.

— За такое убивать надо, — сквозь зубы процедил сидящий рядом мужчина.

Убивать, конечно, не стоит, а принимать меры уже пора. Похоже, в театре слишком увлечены внутренними разборками, причем настолько, что забыли об элементарных обязанностях.

В оркестре в этот вечер особо отличились ударные. Струнные вели себя слишком скромно, настолько, что мелодию зачастую приходилось подпевать самим танцовщикам. Словом, все, что могло случиться, произошло. Возможно, неблагоприятное стечение обстоятельств, хотя пенять на роковое число не приходится. Остается только восхищаться челябинской публикой, которая изо всех сил поддерживала артистов, демонстрируя при каждом удобном случае свое расположение, тем самым превратив не слишком удачный концерт в настоящий праздник. Такая любовь к классическому искусству достойна похвалы и настоящего, качественного зрелища. Хочется надеяться, что в следующий раз это будет именно так.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020404
Тема| Балет, Канадская компания La La La Human Steps, Персоналии, Диана Вишнева (МТ)
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Плящущие сверхчеловеки
// Диана Вишнева в "Новой работе Эдуарда Лока"

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 19 (4560)
Дата публикации| 20110204
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1578448
Аннотация|

- по клику
Шоковая хореография Эдуарда Лока оказалась к лицу Диане Вишневой
Фото: Sasha Goulaie


Канадская компания La La La Human Steps и присоединившаяся к ней в качестве guest soloist Диана Вишнева представили миру новый спектакль основателя и руководителя труппы Эдуарда Лока, который так и называется "Новая работа Эдуарда Лока". Новинку, отправившуюся в двухгодичный мировой тур, в который, возможно, вклинится и Москва, перехватила в Бонне ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

То, что классическая балерина, прима Мариинского театра танцует на равных с артистами Лока, так же невероятно, как если бы Диана Вишнева вдруг стала китайской акробаткой. Потому что и сам Лок, и его техника, и его балеты абсолютно непостижимы и недосягаемы для правоверных "классиков". И хотя компания La La La Human Steps в прошлом году справила 30-летие, а уникальный стиль хореографа сформировался больше десятка лет назад, каждый его балет кажется прыжком в будущее.

Имитировать технику Лока невозможно, поэтому эпигонов у него нет: скорость движений его танцовщиков кажется совершенно нечеловеческой — будто пленку нормального балета прокручивают с учетверенной скоростью. Ноги артистов двигаются быстрее рук глухонемых, руки порхают вокруг тела и лица, совершая тысячи крошечных операций; балерины, ни на миг не сходя с пальцев, вибрируют пуантами, будто поражены тиком; партнеры крутят своих дам в обе стороны со скоростью неандертальцев, добывающих огонь. И самое удивительное: если разложить на элементы всю эту авангардную свистопляску, в ней можно опознать элементы обычного классического экзерсиса. Только примененного по иным законам: не на раскрытие амплитуды движений, а на ее сжатие — так, что вся энергия какого-нибудь 30-секундного па, спрессованного здесь до 3 секунд, выстреливает электрическим разрядом; их непрерывность и составляет почти непереносимое обаяние хореографии Лока.

Подвиг Дианы Вишневой, отважившейся нырнуть в этот адронный коллайдер, вызывает почтение своим художественным бескорыстием. Ведь тут не блеснешь актерским даром, не поразишь красотой линий, даже не станешь центральной фигурой балета (в 80-минутном спектакле ее антре, па-де-труа и дуэт занимают от силы минут двенадцать). Тут самой большой похвалой для балерины с мировым именем может стать констатация того факта, что в технике она не уступает невероятным танцовщицам Лока и позволяет хореографу, вдохновленному ее академизмом, исследовать новые аспекты взаимоотношений классической и авангардной культуры.

Собственно, тема трансформации коллективной культурной памяти и стала основой "Новой работы Эдуарда Лока", поставленной на музыку двух главных барочных опер. "Дидона и Эней" Перселла и "Орфей и Эвридика" Глюка, подвергнутые деконструкции и собранные заново современным композитором Гэвином Брайерсом, идут в живом исполнении: рояль, скрипка и виолончель заменяют оркестр, стенающий саксофон — голоса певцов. Мифологических героев опер (равно как и знакомых сюжетов) не следует искать в балете Лока — зрителям, ведомым звуковыми ассоциациями известных произведений, предстоит создать свой собственный миф из хореографических фрагментов, пульсирующих на сцене вспышками стробоскопа — если, конечно, мозги успеют обработать сигналы сетчатки глаза.

Мои не успели. О том, что спускающиеся с колосников и членящие действие на три части исполинские парные видеопортреты (молодых балерин и старух, в которых их превратил виртуозный гример) служат метафорой Стикса, делящего мир на живых и мертвых, я догадалась, лишь уйдя из театра. Равно как и о том, что благостные "старухи" с недобрым взглядом и кротко сложенными на коленях руками, могли олицетворять трехглавого Цербера, стерегущего своих жертв. Были в спектакле и две статные балерины, грозно перебирающие пуантами, как античные парки, прядущие нити судеб; и брутальные герои, отшвыривающие женщин и переступающие через них на пути к своей славе; и энергия безадресной страсти, достигающая мифологического размаха.

На роль главных героинь тянули по меньшей мере трое: неистовая кроха Талия Евтушенко, цепляющаяся за мужчин с жадностью покидаемой Дидоны; хрупкая и бесстрастная, как тень Эвридики, Дэн Ми — ее телом партнеры жонглируют, как бандиты, укравшие драгоценную статуэтку и спасающиеся от погони. И Диана Вишнева, в финальном танце которой, динамичном и патетичном, лейтмотивом сквозят позы умирающего лебедя — оммаж всем погибающим героиням классической культуры.

В кромешной тьме сцены, рассеченной на сектора конусами ослепительно белого света — так, что танцдействие перекидывается из круга в круг, теряя по пути остатки определенности,— бесчисленные детали спектакля невозможно не только сложить в мозаику отчетливого месседжа, но и просто уловить. В этом, собственно, и состоит замысел хитроумного хореографа, изобретателя "невидимого танца" — того, который невозможно разглядеть и который каждый зритель вынужден придумывать самостоятельно, напрягая свою культурную память. Если она, конечно, есть.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Сен 18, 2016 10:43 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 10:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020405
Тема| Балет, БТ, Центр исполнительских искусств Сегерстрома, Ардани Артистс, «Отражения» (Reflections)
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО, Фото Михаила ЛОГВИНОВА (Большой театр)
Заголовок| Хореографы не догнали балерин //
Международный проект “Отражения” на сцене Большого театра

Где опубликовано| "Культура" № 4 (7764)
Дата публикации| 3 - 9 февраля 2011г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=943&rubric_id=200&crubric_id=1001539&pub_id=1142780
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

- по клику

Принцессы

Вечер балета “Отражения” создан совместными усилиями Большого театра, Сегерстром Центра искусств Калифорнии и продюсерским агентством Ардани Артистс (Нью-Йорк). Его руководителю Сергею Даниляну идея объединить талантливых балерин, еще не достигших зенита своей карьеры, но уже уверенно заявивших о себе, в единую программу пришла в голову давно, о чем он несколько лет назад и говорил в интервью нашей газете. Сборная участниц формировалась по принципу общей балетной колыбели – их профессиональная родословная начиналась с выпускных экзаменов в Московской академии хореографии. Той самой, которая часто, но не всегда справедливо подпадает под пики рецензентов. Семь героинь: четыре из Большого театра – Екатерина Крысанова, Наталья Осипова, Анастасия Сташкевич, Екатерина Шипулина; прима Балета Сан-Франциско Мария Кочеткова, Полина Семионова – та самая, которую Владимир Малахов увидел на занятиях в выпускном классе МГАХ и сразу предложил контракт ведущей балерины в Берлинском государственном балете, и Ольга Малиновская – из Национальной оперы “Эстония”. Наиболее громкие имена, конечно, – Осипова и Семионова. Кавалеров девушкам выбрали из Большого – Ивана Васильева, Александра Волчкова, Вячеслава Лопатина и Дениса Савина, – тоже талантливых и хорошо известных не только балетоманам. Всего в проекте участвовали 11 артистов, четверо из которых – одноклассники. Как сказала Мария Кочеткова: “Мы, разбросанные по миру, встретились и вновь почувствовали себя 16-летними”.

Венценосный проект Даниляна, осуществленный несколько лет назад, назывался “Короли танца” (напомним, что вечера Дианы Вишневой “Красота в движении” – того же авторства), и нынешние “Отражения”, конечно, – рифма и развитие единого сюжета. Правда, монархи были имениты, рождены в разных странах и представляли разные балетные школы. В “Отражениях” танцуют принцессы, вылетевшие из одного родового гнезда, что стоило бы заявить в названии. Было бы точнее, не так общо и претенциозно, как сейчас. Собственно, в отборе и состоял эксклюзив, во всем остальном шли проторенной дорожкой: за пределы классики, на пространство современного балета – ведущие хореографы мира поставили балетным барышням номера. Здесь и обыгралось название – “Отражения”: идеи хореографов отражались в балеринах, а балерины “прорисовывались” в пластике хореографов.

Конечно, семь инфант многовато для одного “дефиле”. По балетным меркам это еще, конечно, не кордебалет, но уже ансамбль, выявить индивидуальности в котором непросто. На получившемся балетном корпоративе великолепная семерка балерин при участии своих партнеров “перетанцевала” хореографов. А если сказать прямо, то просто-напросто исполнители спасли проект, за судьбой которого москвичи смогут следить несколько лет кряду. Большой театр включает программу в свой репертуар. А первыми зрителями “Отражений” стали американцы – премьера в Калифорнии, в Сегерстром Центре искусств прошла за неделю до московской.

Зеркала

Главный интерес событию придавали номера, сочиненные ведущими хореографами мира для каждой из балерин. Им отводилась роль зеркал. Их русские воли, русские души, русский характер были призваны отобразить актуальные пластические мысли XXI века. Эти эксклюзивы упаковали во второе отделение трехчастного вечера, они шли без пауз, в режиме нон-стоп и оказались самым слабым звеном программы. Из женских соло, кои преобладали, самым непосредственным и осмысленным стала “Одна увертюра” финского хореографа Йормы Эло на музыку Моцарта и Бибера. Мария Кочеткова тонко подхватила мотив пленительной стилизации, иронию и легчайшую клоунаду. Старинная куколка, немного жеманная клоунесса, в которой течет кровь потаенных скандинавских стихий.

Что задумала американка Люсинда Чайлдс в соло под названием “Из книги гармонии” на музыку минималиста Адамса, понять не удалось. Жаль, что эта не очень музыкальная, но очень банальная хореография (вымученный набор движений не выстраивался в пластические фразы) выпала на долю нежной балерины Анастасии Сташкевич. “Думка” Чайковского досталась Екатерине Шипулиной. Канадка Азур Бартон не изменила своей теме: страдания бесприютной человеческой души, теперь – в русском варианте – балерина “поет” песнь неосуществленных надежд и растаявших грез. Многострадальная незамысловатая хореография выглядела бы элегантнее, если бы не освещение, к тому же заметно прибавившее артистке годы. Единственный не-премьерный номер программы – “Штраус встречает Верди” на музыку Штрауса-сына по темам Верди – абсолютный эстрадный глянец.


Полина Семионова своей харизмой и властью над пластическими темпами выручила хореографа Ренато Занеллу. Когда-то так же благородно поступил ее мэтр – Владимир Малахов, оправдавший своим исполнением номер Занеллы “Вояж”.

Два дуэта разбавили серию монологов. “Fractus” на музыку Чатема поставила швейцарка Кэрол Армитаж для Екатерины Крысановой и Дениса Савина. Хореограф, автор умозрительного танца, увлеченно рассказала о квантовой механике, о желании “заглянуть во внутренний подтекст движений”. Только подобный “инженерный подход” уже применял Уильям Форсайт, и результат вышел более впечатляющим. “Серенада” Мауро Бигонцетти на музыку Чьерво стала вторым после “Одной увертюры” номером, послужившим сверхзадаче проекта – раскрыть индивидуальности исполнителей. Наталья Осипова и Иван Васильев в сверхсложной технике были задорны и неукротимы, а история любви и выяснения отношений этих подростков, не обремененных комплексами, поместила бесшабашную страсть в центр их вселенной. “Па де труа” на музыку Глинки из оперы “Руслан и Людмила”, рожденное более полувека назад гением Баланчина, оказалось чужим на этом празднике жизни. Роскошные пачки Барбары Каринска, аккуратное и легкое исполнение Анастасии Сташкевич и Ольги Малиновской, каллиграфическое чистописание Вячеслава Лопатина – не спасли. Ажурная скоропись Баланчина разоблачила обманчивые отражения современной хореографической мысли, которая так и не совершила прыжок в XXI век, что сумели сделать исполнители, готовые к любым экспериментам и провокациям. Даже к выворачиванию классики наизнанку, предлагаемому хореографами, что выглядело уже весьма приевшимся штампом.

Темпераменты

Открывать вечер-триптих пригласили Начо Дуато. Занятый многими проектами испанец, недавно возглавивший балет Михайловского театра, не стал заморачиваться новой постановкой, ассистенты разучили с принцессами и принцами одноактный балет “Ремансос” (на музыку Гранадоса) 1997 года издания. Тогда были поставлены “Поэтические вальсы” для мужского трио, позже появилось начало – три смешанных дуэта. Для Дуато, поэта-романтика, досочинить пленительные танцы – не проблема. Пылкий темперамент дам (Семионова, Осипова, Шипулина) не соответствовал легчайшему дыханию пряного танца, что, впрочем, не убило его прелести. Нежное мужское трио (название, переводимое как “заводь”, “неподвижность”, связано именно с ним) было показано в проекте “Короли танца”. Лишенное вязкой нежности, более собранное нынешнее прочтение (Савин, Лопатин, Волчков) привнесло новые краски в эту совершенную хореографию и прозвучало приветом от “Королей” или пластическим эпиграфом к новому проекту.

К третьему отделению вечер вырулил на генеральный путь – предъявить балет с прописанными характерами героинь. Если королей представлял балет Уилдона “For 4”, для принцесс Мауро Бигонцетти поставил одноактный спектакль “Cinque” (“Пять”). Хореограф получил то, что бесконечно любит: музыку Вивальди и талантливых артистов, готовых работать на пределе возможностей. В качестве бонуса – волнообразные черные кожаные пачки с шоколадным отливом и лифами разного кроя от Игоря Чапурина. Тонкая кожа причудливо играла со светом и откликалась на все нюансы движений. Хореограф захлебывался от счастья, сказав, что ему “не приходилось иметь дело с танцовщицами такого уровня”, и, как показалось, намекнул тем самым на свой печальный петербургский опыт, когда мариинский проект не был доведен до финала; восторженно выдавал разные версии – то сравнивал балерин с пятью континентами, то с пятью органами чувств, то с пальцами на руке, то вспоминал о типах темпераментов. Ему, веселому сочинителю, уже неинтересны сюжеты – они прорываются через изобретательные формы танца-шаржа.

Пять девиц в лохматых париках, из тех, кто устает исключительно от дискотек и веселья, разомлели на стульях, а потом собрались с силами и начали зажигать: озорные вариации путем эвристических придумок хореографа и неисчерпаемой жажды балерин к балагурству превратили спектакль в остроумный цирковой капустник. К тому же зрителей допустили в закулисье: на глазах у публики танцовщицы при помощи костюмеров натянули на себя пачки, поправили грим и прически. И все были хороши: элегантная и решительная фифа Екатерины Шипулиной, шебутная оторва Натальи Осиповой, загадочный сорванец Марии Кочетковой, шипучая и игристая, как шампанское, Екатерина Крысанова (такой балерину мы еще не видели), изысканно-пафосная Полина Семионова. Устав от захватывающего драйва, девахи вновь опустились на стулья – так и завершился этот танцевальный анекдот.

Во всей же программе чувствуется и большая предварительная работа, и заинтересованность артистов, но не хватает “малости” – отсечь серые номера и сложить пазл согласно драматургической логике. Но “Отражения” – система открытая, и пока небогатая современная коллекция имеет возможности обогащаться новыми экспонатами. Были бы художники, а исполнители – и отменные – уже есть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020406
Тема| Балет, Гала-концерт из цикла “Современный балет России”(Челябинск)
Авторы| Татьяна МАРЬИНА Челябинск
Заголовок| Сочинские фантазии в Челябинске //
В Челябинске академические артисты танцевали авангард

Где опубликовано| "Культура" № 4 (7764)
Дата публикации| 3 - 9 февраля 2011г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=943&crubric_id=1000160&rubric_id=1000159&pub_id=1142801
Аннотация|

- по клику
М.Крючков и Д.Бочкова в сцене из спектакля “Соната”

Гала-концерт из цикла “Современный балет России” собрал в Челябинском театре оперы и балета имени Михаила Глинки артистов Большого театра, Московского музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, танцовщиков и хореографов из Санкт-Петербурга, Йошкар-Олы, Челябинска, Екатеринбурга. Новый проект Российской государственной концертной компании “Содружество” и Минкульта России своим рождением обязан художественному руководителю балетной труппы Челябинского театра оперы и балета Константину Уральскому.

Казалось бы, ничего экстраординарного не случилось: солисты балета академических театров, привыкшие танцевать классику, выступили в трехчасовой концертной программе, посвященной исключительно современной хореографии. Но зрительный зал был полон – челябинская публика таких событий не пропускает. Слишком редко выпадает возможность за один вечер увидеть новых исполнителей и уж тем более познакомиться с творчеством сразу десяти российских балетмейстеров, работающих практически во всех жанрах – от неоклассики до авангарда. Большинство хореографических композиций создано специально для проекта “Современный балет России” и в Челябинске исполнялось впервые – с ремаркой “Мировая премьера”.

Исполнители получили прекрасную возможность поэкспериментировать, попробовать силы в новой хореографии, поучиться мастерству друг у друга. Сегодня это чрезвычайно важно: гастролей нет, выехать на фестивали могут немногие, постановок современных авторов в репертуаре академических театров почти не встретишь. Руководители не настроены экспериментировать: они предпочитают спектакли, проверенные временем, или проекты, гарантирующие коммерческий успех. К сожалению, “касса и масса” интересуют театральных менеджеров больше, чем само искусство. Но не стоит забывать, что для появления ярких, харизматичных исполнителей нужны современные спектакли, свежий взгляд на происходящее, творческая смелость. Для чего и создавалась программа “Современный балет России”: предоставить экспериментальную площадку для нового поколения танцовщиков и хореографов.

В прошлом году, когда во время конкурса “Молодой балет мира”, проходившего в Сочи, Константин Уральский предложил подготовить концертную программу и показать ее в разных городах России, мало кто верил, что это возможно. Прошел год – и сочинскую “фантазию” хореографа удалось реализовать. Но это только начало. Предполагается, что в 2011 году гала-концерты состоятся минимум в десяти крупных городах России, которые примут эстафету “Современного балета России” от Челябинска, Саратова и Уфы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 3:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020407
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Новый балет Музыкального театра рекламируют в бассейне
Где опубликовано| RBC Daily
Дата публикации| 20110204
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2011/02/04/lifestyle/562949979653786
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Премьера балета «Русалочка» пройдет в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко 4 и 5 февраля. Музыку специально написала композитор Лера Ауэрбах – уроженка Челябинска, ныне живущая за границей. Автор постановки Джон Ноймайер, один из самых именитых хореографов мира, создал грезу для взрослых, в которой содержание «Русалочки» Андерсена сплетено с деталями реальной и вымышленной биографии датского сказочника.

«Русалочка» была впервые представлена несколько лет назад на родине писателя, в Дании. Тогда королева Маргрете Вторая заказала всемирно известному хореографу Джону Ноймайеру спектакль к 200-летию со дня рождения Андерсена. Редакцию этой постановки теперь покажут в Москве.

Рекламу нового спектакля Музыкальный театр делал в бассейне: есть фотографии, на которых герои «Русалочки» плавают, облачившись в сценические костюмы. Подобная «вольность» вполне уместна: ведь сюжет сказки Андерсена крутится на воде, под водой и вокруг воды. Это стало большой трудностью для хореографа: как сделать танцы, если героиня балета – существо без ног? Но Ноймайер славится изобретательностью, к тому же он не только хореограф, но и автор либретто, костюмов, декораций и световой партитуры.

Задачу с Русалочкой и ее соплеменниками постановщик решил просто и блистательно – с помощью длиннющих широченных штанов-драпировок, обрамляющих не только ноги, но и стопы. Эти одежды, конечно, не дадут скрутить 32 фуэте, но позволяют свободно (и очень своеобразно) двигаться: колорит сцен подводного царства завязан на плавных колыханиях тел. А уж задачу изобразить хвост чудо-штаны выполняют на сто процентов.

Хореограф не только сохранил сюжет сказки, но и модернизировал его. Он ввел автора истории – Андерсена – в число персонажей балета. Правда, здесь писатель назван Поэтом. Тощая фигура ревнивца в черном (причем ревнует он не Русалочку, а Принца) будет сопровождать героиню и на суше, и на море. Это неудивительно – Поэт подводную девушку для того и придумал, чтобы отвести израненную женитьбой друга душу. Героиня, силой своего желания и волей Морского колдуна вознесенная на неизвестный берег, с ногами вместо привычного хвоста, с мучительной болью в теле и душе – в некотором смысле альтер-эго Поэта, знак его личных несчастий. Поэтому страдания Русалочки показаны подробно и жестко, как, впрочем, и есть в тексте Андерсена.

А вот принц, его невеста и придворные нарисованы гораздо критичнее, чем в литературной сказке. Все они элегантны, веселы, хорошо одеты, но на самом деле при дворе (коим работает палуба океанского лайнера) процветают черствость и бездумность. И никакой романтики: матросы вообще пляшут на мотив песенки «Цыпленок жареный».

Ноймайер, конечно, не стал пришивать к трагической истории хеппи-энд, но все-таки не оставил зрителей без надежды. Писателю и его герою он дал совместное бессмертие. В финале Поэт с Русалочкой, оба одинокие, безнадежно влюбленные и не добившиеся понимания, поднимаются в звездное небо.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Фев 04, 2011 3:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020407
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы| Наталья Сурнина
Заголовок| Джон Ноймайер: Московская Русалочка отличается от датской
Где опубликовано| Известия - Неделя
Дата публикации| 20110204
Ссылка| http://week.izvestia.ru/articles/2/article12843/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


"Русалочка" — Анна Хамзина

Сегодня и завтра в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоится премьера балета "Русалочка". Хореограф-постановщик и художник спектакля - прославленный Джон Ноймайер. С руководителем Гамбургского балета специально для "Недели" встретилась Наталья Сурнина.

неделя: Господин Ноймайер, три года назад вы поставили в Москве свою "Чайку". Вопросов не возникло - русская пьеса в русском театре. Почему теперь датская по своим корням "Русалочка"?

джон ноймайер: Эта идея принадлежала директору театра господину Урину, который видел балет в Гамбурге и понял, что это будет идеальный вариант для продолжения наших отношений.

н: В 1994 году вы уже делали балет о русалке - "Ундина". Чем новая история отличается от старой?

ноймайер: Частично это был заказ Датского Королевского театра к 200-летию со дня рождения Андерсена. Я выбрал эту историю, потому что она мне близка. Это одно из самых удивительных сочинений в мире. Когда я делал "Ундину", меня вдохновляла история Андерсена, и я включил в балет некоторые мотивы его сказки. Но в музыке Ханса Хенце была своя идея. Между его сочинением и моей идеей наметились серьезные противоречия, и я рад, что снова могу прикоснуться к этой прекрасной истории. Кроме того, художник должен развиваться. Опыт работы над "Ундиной" и опыт моей собственной жизни - все это сделало постановку "Русалочки" гораздо более важной.

н: В чем именно проявился ваш личный опыт?

ноймайер: Меня интересует несколько вещей. В первую очередь - отношения художника и его творчества. Об этом я говорил в "Чайке", в балете "Смерть в Венеции", в "Нижинском"... Нет смысла говорить о личном опыте. Если я когда-нибудь напишу автобиографию, может быть, расскажу об этом. Художник всегда идет от своего собственного "я", если он искренен.

н: Вы не терпите простого развлечения и в каждом балете ставите серьезную проблему. Какова мораль "Русалочки"?

ноймайер: Художник всегда говорит об одном и том же, но каждый раз с новой точки зрения. В "Русалочке" меня заинтересовал вопрос мужества и стремления к цели. Это страсть пережить что-то грандиозное и быть готовым ради этого жертвовать многим. Человек, которого ты любишь, вовсе не обязательно будет любить тебя - в этом урок сказки. Еще это история о перерождении самого себя. О том, что над собой надо постоянно работать.

н: Вам приходилось так перерождаться?

ноймайер: Я перерождаюсь каждый день!

н: В "Русалочке" вы второй раз сотрудничаете с композитором Лерой Ауэрбах. Чем вас привлекла ее музыка?



ноймайер: Мне интересно работать с живым композитором. Она согласилась писать музыку, когда оставался примерно год до премьеры. Я мог обсуждать с ней все детали. Мне нравится быть гибким, постоянно что-то менять. Я всегда так поступал с танцовщиками, а теперь есть возможность работать так и с композитором. Музыка московской версии отличается от датской - после премьеры меня не оставляло чувство, что нужны изменения. Мне нравится, что Лера использует мелодии, которые кажутся знакомыми. Такие темы - "мостик", который перекидывается от обычного к чему-то метафизическому. Я использую эти "мостики доступа" и ассоциации, чтобы через знакомые ощущения повести зрителя в более тонкие миры.

н: Лера еще молода, вы не боялись, что она не постигнет всей глубины вашего философского замысла?

ноймайер: Все могло быть. Композитор и хореограф - это всегда диалог, который может получиться или не получиться. Везение - важный аспект работы. Но еще важнее вдохновение. Beatles, Бах, Малер - вдохновить может любая музыка. Я нашел искру в музыке Леры.

н: Вы не первый раз выступаете в своих балетах мастером на все руки: создаете костюмы, декорации, световую партитуру. Вам сложно найти взаимопонимание с коллегами по цеху или назрела необходимость высказаться во всех элементах спектакля?

ноймайер: Скорее второе. Часто внутреннее инстинктивное видение спектакля сложно выразить так, чтобы другие люди смогли войти в это пространство. Для меня сочинение хореографии - не только набор движений, это создание мира. Я с большим уважением отношусь к коллегам, и мне приходится много раз извиняться: "Вы сделали эти синим, но это должно быть зеленым... это платье красное, но вообще-то хорошо бы белое". А на следующий день мне кажется, что оно должно быть оранжевым. Мне проще все делать самому. Если ошибусь, виноват буду только я.

н: Как художник, вы следите за миром моды, дизайнерами?

ноймайер: Нет, все зависит от сути работы. В "Русалочке" есть платье "от Жаклин Кеннеди". Я хотел, чтобы зрители точно поняли, какой "мир" я имел в виду. Костюм русалочки - это сочетание прически, грима в африканском стиле. Верхняя часть костюма - это нечто балийское, а нижняя часть - хакама, из японской традиции. Сочетая элементы, я делаю из них нечто новое.

н: Ваше сотрудничество с Мариинским и Большим театрами было однократным. В Театр Станиславского вы вернулись во второй раз. Почему?



ноймайер: В этом театре есть четкое понимание художественных задач. В Мариинском и Большом я работал с великолепными танцовщиками, и это была большая честь. Но если говорить об ансамбле, а это крайне важно для меня, то именно в Театре Станиславского я вижу постоянный процесс роста. Здесь руководство заинтересовано художественным результатом. Я объяснял господину Урину, насколько сложно будет поставить "Русалочку", но у него было сильное желание сделать отличный спектакль, и я этим восхищаюсь.

н: Танцовщики уже лучше понимают ваш хореографический стиль?

ноймайер: Безусловно. "Русалочка" гораздо сложнее, чем "Чайка". Здесь больше физических уровней, которые надо "построить" при помощи кордебалета. А у солистов огромный лексикон движений. Я бы не согласился ставить "Русалочку", если бы не был уверен в труппе.

н: Что в спектакле будет самым большим сюрпризом для русской публики?

ноймайер: Если они видели только сказочку Диснея, то все. Но если они внимательно читали сказку Андерсена - их мало что удивит.

н: Если бы вам самому пришлось сочинять сказку, о чем бы она была?

ноймайер: Я бы не стал писать.

н: Почему? Вы же имеете ученую степень по литературе.

ноймайер: Я хореограф. И ненавижу писать. Иногда пишу, но для меня это очень болезненно, потому что я всегда недоволен результатом.

н: Продолжите ли вы сотрудничество с Театром Станиславского, а может, и с другими российскими театрами?

ноймайер: Я абсолютно открыт к новым предложениям.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 06, 2011 11:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020601
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер
Авторы| Наталия Викторова
Заголовок| «Русалочка» с русским акцентом
Где опубликовано| РГРК «Голос России»
Дата публикации| 20110205
Ссылка| http://rus.ruvr.ru/2011/02/05/42900834.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Балетный спектакль по сказке Ганса Христиана Андерсена был задуман к юбилею великого датского сказочника, который отмечался в 2005 году
Российская премьера балета «Русалочка» в постановке знаменитого американского хореографа Джона Ноймайера состоялась в Москве (4 февраля). Это исполнение стало, по существу, дебютом в российской столице автора музыки – молодого композитора российского происхождения Леры Ауэрбах.


Музыку Джон Ноймайер заказал тогда еще мало кому известной Лере Ауэрбах, которая родилась в уральском городе Челябинске, но в 17 лет уехала из России. На одаренность Леры обратили внимание уже в раннем возрасте: девочка не только прекрасно играла на рояле, сочиняла музыку, но и писала стихи и прозу, изумительно рисовала. В группе талантливых россиян она оказалась на гастролях в США. Там ей предложили учебу в одном из крупнейших американских высших учебных заведений в области искусства - Джульярдской школе. Потом Лера переехала в Германию, где ее карьера быстро пошла в гору. Однажды цикл фортепианных прелюдий Леры услышал Джон Ноймайер: как позже признался хореограф, он был «в высшей степени очарован этой музыкой». Маэстро Ноймайер попросил разрешения поставить на музыку прелюдий балет, который потом шел в Гамбурге. Творческий альянс продолжила «Русалочка».

«Это очень красивая история о возможности кого-то безумно любить. Но это не означает, что даже бескрайняя любовь обязывает человека отвечать взаимностью. И я хочу как можно более проникновенно донести эту мысль до зрителей языком танца», - заметил Джон Ноймайер о популярной сказке Андерсена. Ему, безусловно, удалось воплотить задуманное, поскольку после премьеры в Копенгагене балет «Русалочка» захотели включить в свой репертуар театры нескольких европейских городов. И вот «Русалочка» добралась до московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Действие спектакля разворачивается и в подводном царстве, и на круизном лайнере, и в гостиной дворца, и в крошечной комнате с голыми стенами, символизирующей одиночество героини. Кстати, для «подводных жителей» хореограф разработал особую пластику, действительно напоминающую движения под водой. В целом же российские артисты должны были освоить сложнейшую технику танца на стыке классики и модерна. В результате московская публика отнеслась к экспериментам восторженно. И музыка оказалась ей близка.

«В ней много нюансов и подтекстов, которые понятны только российской публике, - утверждает Лера Ауэрбах. – За рубежом мое творчество очень часто рассматривают в контексте современной русской музыки. Безусловно, именно русские композиторы были той основой, на которой я выросла. Это язык, который я впитала «с молоком матери». Я часто использую фольклорные мотивы, ассоциации, связанные с Россией. «Русалочка» – мое первое крупное сочинение, которое исполняется на родине. Мне очень дорог российский слушатель. Последние пять лет большинство моих сочинений тесно связано с Россией, и темы, которые затрагиваются в них, адресованы моим соотечественникам».

Сейчас Лера Ауэрбах по заказу Оперного театра Вены пишет оперу «Гоголь» - фантазию на сюжеты сочинений русского классика XIX века. Либретто она тоже создает сама, причем на русском языке – случай для Венской оперы небывалый! Продолжить сотрудничество с ней намерен и Джон Ноймайер. «Лера Ауэрбах - очень талантливый композитор с тонким пониманием театра, - убежден хореограф.- Она удивительным образом использует мелодику, чувствует ритм и делает музыку доступной». А Лера мечтает о том, чтобы ее произведения как можно чаще звучали в России, чтобы здесь увидели ее картины, услышали ее стихи.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 06, 2011 11:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020602
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Гастроли, Персоналии,
Авторы| Юрий Данилов
Заголовок| Балет из Воронежа собирает толпы в Америке
Где опубликовано| Страницы Воронежской культуры
Дата публикации| 20110205
Ссылка| http://culturavrn.ru/page/3468.shtml
Аннотация| ГАСТРОЛИ


Фото: startribune.com

Долгожданное представление «Лебединого озера» в зале Нортроп в Миннеаполисе привлекло огромное количество зрителей. Более четырех тысяч человек пришли в четверг посмотреть на знаменитый балет Петра Чайковского в исполнении артистов Воронежского государственного театра оперы и балета. Аншлаг был обеспечен хорошей прессой, которую воронежцы получили в других городах США, а также умелой рекламной кампанией, в которой была использована популярность фильма «Черный лебедь» с Натали Портман в главной роли.

Еще о приятном: отклики критиков и публики в основном положительные. Газеты отмечают мастерство и великолепную технику Анастасии Русиновой, подчеркивая, что ей больше удалась партия Одиллии. Одетта в исполнении балерины показалась сдержанной и хрупкой, словно сделанной из фарфора.

Иван Алексеев (принц Зигфрид) проявил себя замечательным партнером, не претендующим на лидирующую роль в спектакле (как это и было задумано). Критики отмечают прекрасную выучку других солистов и кордебалета, точный и изысканный общий рисунок спектакля. Правда, некоторые обозреватели сетуют на архаичность постановки. Другие справедливо указывают на то, что это классическая версия «Лебединого озера». Поименно названы исполнители, показавшие высокий класс: Марта Филиппова, Юлия Непомнящая, Александр Литягин, Геннадий Горожанкин (и его великолепный прыжок).

Интересно, что во время пресс-конференции артисты не ответили на вопрос, какими они видят создаваемые ими образы. Как сказал переводчик, «они просто танцуют». Трактовка образов предложена постановщиками сто лет назад.

Главным же минусом спектакля стала пустующая оркестровая яма. Музыка звучала в записи, причем даже не стерео. Часть публики так до конца и не смогла поверить и привыкнуть к тому, что спектакль такого уровня идет под фонограмму. Зрители в своих откликах называют данное обстоятельство «депрессивным». Если театр намерен и впредь приезжать на гастроли в США и Канаду, с этим мнением (а это практически всеобщий глас) необходимо считаться.


Фото: startribune.com
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 06, 2011 12:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020603
Тема| Балет, НОУ, Персоналии, Людмила Сморгачева.
Авторы| Василий ТУРКЕВИЧ, заслуженный деятель искусств Украины
Заголовок| Балетная мозаика: ученики — педагогу //
В Национальной опере Украины состоялся концерт в честь Людмилы Сморгачевой

Где опубликовано| "День" №18
Дата публикации| 20110203
Ссылка| http://day.kyiv.ua/ru/article/kultura/baletnaya-mozaika-ucheniki-pedagogu
Аннотация|


ФОТО ИЗ АРХИВА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРЫ УКРАИНЫ
ТАНЦОВЩИЦА БЫЛА СЛОВНО СОЗДАНА ДЛЯ КЛАССИЧЕСКОГО БАЛЕТНОГО НАСЛЕДИЯ С ЕГО РОМАНТИЧЕСКИМИ СЮЖЕТАМИ



Выдающаяся балерина, бывшая солистка Киевского балета, а ныне прекрасный педагог-репетитор отметила юбилей. Подарком для именинницы стал концерт, где выступали ее ученики. В первом отделении программы была показана жемчужина мировой, так называемой бессюжетной хореографии — одноактный балет Эдуарда Лало «Сюита в белом» (хореография и сценография Сержа Лифаря). Этот настоящий гимн искусству балета возвышенно исполнили солисты Национальной оперы, которым повезло совершенствовать свое мастерство под талантливым руководством Людмилы Ивановны: Анна Дорош, Екатерина Алаева, Екатерина Козаченко, Татьяна Лёзовая, Ольга Кифьяк, Мария Лавроненко, Олеся Макаренко, Ольга Голица, Ян Ваня, Андрей Гура, Денис Недак, Вадим Буртан, Сергей Тихий, Евгений Клименко, Михаил Дробот, Виктор Щербаков, а также гости, хоть и до боли свои, — Анастасия и Денис Матвиенко, ныне солисты Мариинского театра.

Второе отделение концерта представляло собой мозаичное полотно из лучших образцов классической и современной хореографии. Классическое па-де-де Обера исполнила прекрасная пара — утонченные Екатерина Козаченко и Ян Ваня. Хореографическому гению Джоржа Баланчина были посвящены па-де-де из балета «Сильвия» Адана, миниатюра «Мужчина, которого я люблю» в исполнении Екатерины Алаевой и Дениса Недака, а Денис и Анастасия Матвиенко рассказали на языке танца о большой любви (адажио из балета «Ромео и Джульетта»). Еще один гость, солист Театра балета Бориса Эйфмана Юрий Ананян вместе с Екатериной Козаченко, которая тоже работала в этом выдающемся коллективе, исполнили фрагмент из балета «Красная Жизель» на музыку Чайковского.

Дирижировал концертом Алексей Баклан, который вместе с оркестром и танцовщиками создал действительно праздничную, беспафосную атмосферу, возникающую, когда собираются вместе те, кто влюблен в свое дело — нести радость творчества благодарным зрителям, то дело, которому посвятила свою жизнь Людмила Сморгачева.

Сморгачева обладала удивительной энергетикой творчества, наполнявшей каждую ее партию, где сочетались безукоризненный исполнительский академизм и неповторимая индивидуальность, умение сказать что-то свое как в раскрытии характера героини, так и в наполнении образа неподдельным психологизмом, воплощенным танцем.

На протяжении первых четырех сезонов работы в Киевском театре Людмила Сморгачева из трепетной выпускницы хореографического училища сформировалась в яркую исполнительницу ведущих партий, очаровывавшую публику глубиной трактовки Одетты-Одилии, Жизели, Мавки, Фригии... Практически каждый год балерина обогащала свой сценический багаж четырьмя-пятью новыми работами, каждую из которых исполняла с предельным совершенством, а, следовательно, добавляла все новые и новые штрихи к своему творческому портрету, обогащала исполнительскую стилистику.

Неизгладимое впечатление на публику произвело исполнение Сморгачевой главной партии в балете «Ромео и Джульетта» С. Прокофьева. Чего было в Джульетте больше — детской непосредственности или непомерности первого чувства любви, искренности или даже холодного аристократизма? Чувства и эмоции словно взрывались в ее душе, переливались со сцены в зал, заставляли трепетать сердца зрителей. Не многим исполнительницам этой партии удавалась такая интерпретация, где соединилось все: шекспировские страсти, полифонический рисунок хореографии Анатолия Шекеры и эмоциональная исполнительская трактовка Людмилы Сморгачевой. Украинская и зарубежная критика тогда писала о киевской балерине как об одной из лучших исполнительниц этой партии. Стоит добавить, что она станцевала практически все главные партии в блестящих и этапных для труппы и всего балетного искусства Украины постановках А. Шекеры (1938—2000 гг.).

Она была словно создана для классического балетного наследия с его романтическими сюжетами, изысканными арабесками, дуэтами, адажио, выразительными па-де-буре, созвучными биению сердца... Вот почему такое большое место в репертуаре Людмилы Сморгачевой заняли балеты Чайковского, Минкуса, Адана, Левенсхольда. Она во всей полноте передавала их лиризм и поэтическую наполненность, очаровывая зрителей легкостью туров, полетностью, красивой и выразительной кантиленностью движений, открытостью чувств... Но в своем творчестве она так же тяготела и к балетным произведениям ХХ века, которые, основываясь на танцевальной классике, раскрывают совсем другие темы, иногда очень драматичные, как, скажем, «Спартак» А. Хачатуряна, в котором Людмила Сморгачева станцевала партию Фригии, раскрыв трагическую глубину чувств любимой Спартака.

Не менее выразительной в драматургическом раскрытии образа была она и в «Кармен-сюите» Бизе — Щедрина. Наряду с партиями в больших классических спектаклях активно обращается к хореографическим миниатюрам, которые составят программы ее нескольких творческих вечеров. В первую очередь, стоит вспомнить бежаровскую композицию «Бахти» на индийскую народную музыку, хореографическую картинку «Странствующие актеры» на музыку Оффенбаха и балетную балладу «Прерванная песня» на музыку Кальныша в хореографии Эйфмана. Созданная ею партия Редисочки в замечательном детском балете «Чиполлино» Хачатуряна принесла балерине не только любовь юных зрителей, но и высокую награду — Государственную премию СССР (в 1976 г.).

В 1973 году балерина завоевала престижное второе место на ІІ Международном конкурсе артистов балета в Москве, а в 1978 году ее имя снова запестрело на страницах всех балетных изданий мира: она получила золотую медаль на Международном конкурсе балета в Токио. В том же году она была удостоена звания народной артистки Украины.

Людмила Сморгачева дарила радость общения с прекрасным искусством хореографии не только своим киевским поклонникам. С грандиозным успехом выступала на самых престижных балетных сценах мира, представляла украинскую балетную школу и исполнительство во время гастролей труппы во Франции, Италии, Норвегии, Швеции, Дании, Японии, Исландии, Новой Зеландии, Кувейте, Иордании, Португалии, Канаде и многих других странах.

Оставив сцену, Людмила Ивановна осталась в контексте активной творческой жизни, балетного искусства. Как педагог-репетитор она открыла широкий путь в творчество ряду молодых исполнителей, ставших украшением многих балетных коллективов мира.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вс Сен 18, 2016 10:50 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 06, 2011 8:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020602
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер, Анна Хамзина, Семен Чудин, Наталья Сомова, Дмитрий Хамзин, Дмитрий Романенко
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Цыпленок жареный и вечная звездность для Андерсена //
Фантастическому подводному миру противопоставлен в балете мир людей

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 25563
Дата публикации| 20110207
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2011/02/06/563548-tsyiplenok-zharenyiy-i-vechnaya-zvezdnost-dlya-andersena.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

“В открытом море вода совсем синяя, как лепестки самых красивых васильков” — так начинается всем знакомая с детства сказка “Русалочка”. С этих слов, написанных на заднике сцены, начинается и спектакль одного из самых значительных хореографов современности Джона Ноймайера.


Русалочка — Анна Хамзина, Принц — Семен Чудин. фото: Михаил Логвинов

Поставленный по заказу королевы Дании Маргрете II в Копенгагене к 200-летию великого сказочника, теперь он и в репертуаре Московского театра Станиславского и Немировича-Данченко. Самая оригинальная находка хореографа — подводный мир, показанный в балете: лазурная морская глубь, разлитая повсюду на сцене, буквально засасывает в свой омут. Создается “морская стихия” с помощью света и традиций японского театра (но, кабуки): сложнейший грим у подводных персонажей и удивительные юбки-брюки, столь бесконечные, что могут изображать русалочьи хвосты и плавники — чудо дизайнерского искусства.

Фантастическому подводному миру противопоставлен в балете мир людей — плавучий современный суперлайнер, ведомый Принцем (Семен Чудин). Здесь матросня разухабисто танцует “цыпленка жареного”, а светское общество играет в гольф. Между миром людей и подводным царством разворачивается в спектакле основной конфликт. Мир, куда так стремилась попасть Русалочка (Анна Хамзина), окажется для нее неуютным и пошлым. Чтобы дать ей ноги, с нее заживо содрали русалочью кожу, и каждое движение теперь будет вызывать у нее нестерпимую боль. Пожертвовав ради любви к Принцу своим хвостом и завораживающим голосом (его в спектакле воспроизведет электронный инструмент терменвокс), на земле она сначала окажется в инвалидной коляске, а затем в закрытых помещениях будет испытывать приступы клаустрофобии, тоскуя по морским просторам. Остальное все точно так, как в сказке.

Филолог по первому образованию, Ноймайер окажется настолько скрупулезен, что сохранит даже незначительные детали: например, монастырь, в котором воспитывалась Принцесса (Наталья Сомова). Разве что морская ведьма станет Морским колдуном (Дмитрий Хамзин). Ну а главное — будет добавлена линия сказочника, названного в балете Поэтом (Дмитрий Романенко). Это и есть автобиографическая линия самого Андерсена — столь важная для постановщика. Спекталль оказался настоящим испытанием на профессиональность. Тем не менее и этот, уже второй после чеховской “Чайки” опыт работы Музыкального театра с великим хореографом артисты выдержали вполне достойно.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Фев 09, 2011 5:52 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20583
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Фев 06, 2011 8:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020603
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер, Анна Хамзина
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Русалочка в плену земного притяжения
Одна из последних постановок Джона Ноймайера - в России

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5400 (24)
Дата публикации| 20110207
Ссылка| http://www.rg.ru/2011/02/07/rusalochka.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Джон Ноймайер, поставивший балет "Русалочка" в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, вдохнул в сказку Андерсена новую жизнь. Фото: ИТАР-ТАСС

Коллекция балетных раритетов Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко пополнилась "Русалочкой". Она продолжила сотрудничество труппы с признанным классиком мировой хореографии Джоном Ноймайером, который вновь подарил москвичам новое имя.

Бесконечные овации, на которые после премьеры не поскупились вечно спешащие москвичи, в очередной раз стали свидетельством того, что гамбургский классик американского происхождения оказался самым адаптируемым для России хореографом. В годы застоя, когда наш репертуар пополнялся "Иваном Грозным" и "Ангарой", Ноймайер вызвал ажиотаж привезенными на гастроли "Сном в летнюю ночь", "Пер Гюнтом" и балетами малеровского цикла. Едва в репертуар отечественных театров стали проникать спектакли западных постановщиков, Мариинский театр вступил в переговоры с хореографом и вместе с двумя старыми одноактовками заполучил эксклюзивные "Звуки пустых страниц" на музыку Шнитке, чуть позже в Большой перенесли "Сон в летнюю ночь".

С ноймайеровской "Чайки" пять лет назад начался новый взлет Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, долгое время ютившегося на обочине московской балетной жизни. Спектакль, соединивший знаковую чеховскую пьесу, ностальгию по "серебряному веку" русского балета, который объединил уходивший мир Петипа с новыми легендами Павловой и Фокина, и имя выдающегося современного хореографа, оказался идеальной презентацией труппы, полной молодого энтузиазма и энергии.

Переговоры о второй постановке Ноймайера в Театре Станиславского начались еще до премьеры "Чайки": в "очереди" на живого классика стоят даже такие театры, как Opera National de Paris, а в опус-листе хореографа - больше сотни постановок. "Русалочка", как и "Чайка", может считаться новинкой мастера с 40-летним стажем: ее мировая премьера прошла в 2005 году, когда мир отмечал 200-летие Ханса Кристиана Андерсена. Его родная Дания приурочила к юбилею открытие нового театрального здания и отметила его заказом Джону Ноймайеру спектакля для Датского Королевского балета.

Хореограф, выбрав в сотрудники молодого композитора Лору Ауэрбах (нашу бывшую соотечественницу), создал спектакль по своему фирменному рецепту. Историю Русалочки, порожденной фантазией великого сказочника Андерсена, Ноймайер переплел с судьбой самого писателя - его он вывел на сцену в смокинге, котелке и с записной книжкой в руках. Страдания от неразделенной любви к красавцу капитану корабля, который женится на очаровательной заурядности, и порождают, по Ноймайеру, трогательную историю Русалочки, ради любви к человеку отказавшейся от родной стихии. Сюжет спаян настолько виртуозно, что не жаль признать в хореографе выдающегося режиссера. Восхищает и преодоление такого сюжетного препятствия, как совершенно "нехореографичный" хвост главной героини: пластическое решение образа Русалочки, хотя и основано на самом банальном из балетных штампов, в спектакле оказывается ярчайшим, а ее дуэт с Принцем красив настолько, что может исполняться как отдельный номер.

Этим даром хореографа и воспользовалась Анна Хамзина. Миниатюрная танцовщица с лицом экзотического и нежного цветка, она не вписывается в современные балетные стандарты: за восемь лет работы в театре в активе ее побед лишь пронзительный дуэт из "Призрачного бала". Но балету Ноймайера нужна не олимпийская чемпионка по фуэте: почти половину спектакля его Русалочка даже не встает на ноги. Но сцены, когда она трогательно считает пальчики на только что обретенных ножках и самоотверженно пытается сохранить равновесие, по силе воздействия не уступают сказке Андерсена и вдыхают настоящую жизнь в довольно отвлеченную идею хореографа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11792

СообщениеДобавлено: Пн Фев 07, 2011 3:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2011020701
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, "Русалочка", Персоналии, Джон Ноймайер, Анна Хамзина
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Мрачное светлое будущее
Балет «Русалочка» соревнуется в печали с литературным оригиналом
Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20110207
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2011-02-07/140616/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Премьера балета «Русалочка» на музыку современного композитора Леры Ауэрбах прошла в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. Хореография и сценография грустной сказки создана знаменитым европейским мастером Джоном Ноймайером. Московский спектакль был принят публикой на ура.

Историю о несовпадениях человеческих страстей Ноймайер поставил к 200-летию со дня рождения Андерсена, вдохновившись его отношениями с Эдвардом Коллином (женитьба друга стала для сказочника жизненной драмой). Постановщик ввел писателя в ряды героев балета, назвав его Поэтом. Этот нервный гений экстраполирует свои неурядицы на Русалочку, для чего сочиняет сказку о несчастной любви. Подразумевается, что именно друга, а не странного найденыша женского пола, не замечает красивый Принц, женившийся на Принцессе. Но смысл балета шире гомосексуальных намеков. «Русалочка» – это рассказ о том, как человек обречен носиться в эмоциональном океане, отправляя любимым людям всплески чувств, и горе ему, если послание не найдет адресата.

Действие начинается посередине свадьбы на корабельной палубе. Поэт (блистательная работа Дмитрия Романенко), напрасно пытающийся привлечь к себе внимание жениха, в отчаянии бросается в творчество, оно же морское дно. В туманно-дымном голубом океане, эффектно отделенном от суши кромкой волн (колышущиеся дуги диодных ламп), обитают экзотические существа с набеленными и раскрашенными лицами. Колеблются их плавники-запястья, пульсируют медузы-ладони, медленно качаются водоросли-спины и ползают улитки-колени, играют суставы, причудливо взметываются ноги – так, по Ноймайеру, выглядят движения в водной среде. Танцовщицы завернуты в широкие струящиеся брюки, которые длиннее их роста – вот и иллюзия рыбьих хвостов. Купанье русалок создают дюжие носильщики, одетые в черное. Зритель, продвинутый в восточном театре, поймет: мужчин как бы и нет, они – иллюзия, и хвостатые красотки сами по себе плещутся на волнах.

Поэт-мазохист с морской раковиной в руках придумывает всё новые каверзы для Русалочки, своего второго «я». Танцевальные «вопли» Морского колдуна (зловеще-гибкий Дмитрий Хамзин) провоцируют бурю, которая разразится под рев духовых и грохот перкуссионных. Колдун зверски, одним рывком сдирает с героини «чешую». Оказавшись на корабле, былая красавица, а ныне колченогая уродка, страдает от клаустрофобии (в крошечной каюте она в буквальном смысле бьется головой о стены). Снова и снова, но безрезультатно пытается привыкнуть к физической боли, вернуть женственность, оказаться вне инвалидного кресла. Захлебываясь от слез, наблюдает чужое, пошловатое на вид счастье (о, это жестокое танго жениха и невесты! и звонкая пощечина, данная неким кавалером своей даме), в ужасе отмахивается от ножа и убийства, которое провоцирует Колдун, притворившийся танцовщиком. В финале, познав равнодушие Принца и тщетность надежд, героиня умирает и вместе с аллегорически скончавшимся Поэтом возносится в звездное небо.

Ноймайер славится неторопливостью сценических решений, и чрезмерная обстоятельность «Русалочки» в какие-то моменты утомляет. Но, если перешагнуть через первое предубеждение, дальше все пойдет как по маслу. Любуешься картинкой. Вникаешь в стройность замысла. Понимаешь, почему люди у Ноймайера показаны критически (в отличие от Андерсена) и зачем хореограф «варится» в рефлексии: он поступает как психотерапевт, подробно расспрашивающий пациента о состоянии здоровья.

Есть еще одна причина, по которой постановка стала победой, – качественное исполнение. Колоритен кордебалет, все эти морские гады на дне, туповатые матросы на берегу и злые придворные на судне. Добродушно-вальяжен грациозный Принц (Семен Чудин), спортсмен, помешанный на гольфе. Глуповато-простодушна его Принцесса (Наталья Сомова). Но главное очарование балета – в Анне Хамзиной (Русалочка), достойной самых хвалебных слов и театральной премии. Эта балерина (кстати, по части классики отнюдь не прима) гипнотизирует публику с первой до последней минуты. Наверное, у Хамзиной со стилем Ноймайера врожденное психофизическое родство – недаром маэстро лично отобрал девушку на главную партию и в первый состав. Хамзина до дна постигла особенности танца Русалочки, а танец этот подразумевает сложную калибровку деталей: нужно сохранять баланс между сентиментальностью рассказанной истории и жестким пластическим решением. Невозможно забыть, как гордая властительница вод, легко мерцая «хвостом» и «плавниками», пролагала путь у себя дома, в море, под уникальный инструмент терменвокс, звуки которого создаются антеннами в электромагнитном поле. Как, оказавшись во враждебной стихии, на суше, став невзрачной и согбенной, она судорожно ломала руки, загребала неуклюжими ногами, отчаянно пыталась стоять на пуантах. И точно вычислила еще одну тему балета: трагедию красивой души, запертой в убогом теле.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 11, 12, 13  След.
Страница 3 из 13

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика