Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2010-11
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 10, 11, 12  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 05, 2010 9:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110501
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| Гордеева Анна
Заголовок| Танцевальный импорт
Где опубликовано| The New Times № 36
Дата публикации| 20101101
Ссылка| http://newtimes.ru/articles/detail/29596/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Йорма Эло на репетиции перед премьерой

4 ноября в «Стасике», как балетный люд фамильярно называет Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, премьера — балет «Затачивая до остроты» на музыку Бибера и Вивальди в постановке мировой знаменитости — хореографа Йорма Эло. The New Times встретился с постановщиком

Йорма Эло, прежде танцовщик в Нидерландском театре танца и Кульберг-балете, сейчас — один из лучших хореографов мира, обитающий в Бостоне, стоит в репетиционном зале в позе индийского танцующего бога. Правая нога чуть согнута в колене; левая поднята, согнута в колене и занесена вперед и резко вбок. Эло не танцует — он просто стоит (ему так удобно) и смотрит утренний класс: ассистент ведет занятие, задавая комбинации, хореограф же внимательно вглядывается в то, как работает труппа. Весной, когда Эло приезжал для принятия решения — стоит ли подписывать контракт, он их уже видел; сейчас изучает более пристально, прикидывает, кому какая партия подойдет.

Что вы знали о московском театре до того, как вас пригласили на постановку?

Ничего.

Почему тогда приняли приглашение?

Я посмотрел труппу, и мне понравился уровень их мастерства.

«Затачивая до остроты» (Slice to sharp), что сейчас готовится в Музыкальном театре, вы впервые поставили четыре года назад в New York City Ballet. Отличается ли работа в NYCB от той, что вы делаете сегодня?

Основное отличие в том, что там балет был создан из ничего, а здесь мы переносим готовую технологию. В Нью-Йорке работа строилась совместно с танцовщиками, артист мог сказать: давайте в этом месте лучше сделаем так. А в Станиславском мы стараемся перенести стиль и методы, привести их в соответствие с конкретным танцовщиком.

Новый курс

Именно это — переносы, а не мировые премьеры — ставят в вину дирекции патриоты. Можете звать своих западных кумиров, пожалуйста, но пусть они сочинят для нас что-нибудь новенькое, а не повторяют уже сделанное. Конечно, любопытно (и престижно) заполучить эту самую мировую премьеру, но есть и аргумент против стремления к непременному эксклюзиву. Хореографы хай-класса (репутация, собственная труппа в распоряжении, стоящие в очереди на постановку другие театры) очень не любят сочинять что-то для «чужих». Переносить — да, пожалуйста, если труппа пристойного качества, а сочинять — нет. «Текст» творится на своих, до последнего сухожилия знакомых артистах, что читают тебя с полуслова и полувзгляда. Их можно мучить, вместе с ними сомневаться, менять поставленное и шлифовать до совершенства — поймут и не пойдут жаловаться в профсоюз на то, что слишком много работы. Поэтому уговорить хореографа на эксклюзив невероятно сложно. И если ты не хочешь копии — можешь остаться вообще без произведения живого гения. Так Большой театр лет пятнадцать вел переговоры с Иржи Килианом — и до сих пор в его репертуаре (впрочем, как и в репертуаре Мариинки) нет постановок одного из ведущих хореографов нашего времени.

А «Стасик» разговаривал о другом — и в конце прошлого сезона на Большой Дмитровке впервые станцевали «Шесть танцев» (дивную комедию, посвященную временам кринолинов и пудреных париков) и «Маленькую смерть» (ничего трагического — «Маленькой смертью» французы, как известно, называют оргазм — и ничего непристойного одновременно). Два этих сказочных балетика на музыку Моцарта, кстати, встают в программе в один вечер с балетом Эло.

Благодаря такой политике последние три года о театре Станиславского и Немировича-Данченко профессионалы говорят не меньше, чем о Большом и Мариинке. Пристрастно обсуждается новый курс дирекции. Ветераны полны скептицизма. Молодежь, периодически выезжающая работать за границу и представляющая себе актуальный репертуар главных театров Европы, говорит: «Мировой уровень, наконец-то».

По какому принципу вы выбирали танцовщиков для работы?

Это довольно сложный технически балет. Виртуозный. Поэтому артистов надо было выбирать не только с точки зрения красоты линий, но и чтобы они могли двигаться по-разному.

Есть ли вещи, которые нельзя простить артисту?

Если танцовщик не попадает в музыку, если он не чувствует музыку, тогда это трудно. Многие танцовщики прекрасно двигаются под счет, но они не обладают музыкальностью.

А что нельзя простить хореографу?

Может быть, то же самое. Если хореограф не любит музыку.

Острота и блеск

Американская пресса четыре года назад устроила Эло овацию — «Затачивая до остроты» получил отличные рецензии. Эло и до того любили — самая грозная дама в балетной критике Анн Киссельгоф (The New York Times; сейчас она, к радости многих невеликих балетмейстеров, уже ушла на пенсию) назвала обосновавшегося в Бостоне финна «талантом, достойным подражания». Но именно после «Слайса» («Затачивая до остроты») об Эло стали говорить как об одном из первой десятки сочинителей. Потому что воплотил мечты балетоманов: сделал современный спектакль, используя совершенно классическую лексику. На сцене никто не ползал и не мастурбировал (старожилы Большого не забудут гастроль Яна Фабра: происходило именно это, девушка располагалась фронтально к залу). Под микст из Вивальди и фон Бибера артисты летали над сценой, пуанты врезались в пол блистательным алмазом, танцевальные диалоги были невесомы (без тяжких «переживаний», любимых отечественными сочинителями), но содержательны. Балет как умное торжество — радость для поклонников жанра, уже почти привыкших к тому, что спектакль бывает или умным, или веселым.

--------------------------------------------------------------------------------


Йорма Эло родился в 1961 году. Учился в Финской национальной балетной школе, стажировался в Академии русского балета в Петербурге. В качестве танцовщика работал в Финском национальном балете, Кульберг-балете (Швеция), Нидерландском театре танца, где и сделал первые постановки. Ставил спектакли для Норвежского, Финского, Базельского, Датского Королевского балета, для New York City Ballet, American Ballet Theatre, Балета Сан-Франциско и др.
С 2005 года — хореограф Бостонского балета.
Может быть, то же самое. Если хореограф не любит музыку.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 05, 2010 9:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110502
Тема| Балет, Премия журнала «Данс Мэгазин» , Персоналии, Ирина Колпакова
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| ЖУРНАЛ “ДАНС МЭГАЗИН” ИРИНЕ КОЛПАКОВОЙ
Где опубликовано| Русский Базар №44(759)
Дата публикации| 4 - 10 ноября, 2010
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=18210
Аннотация|

Крупнейший в балетном мире американский журнал «Данс Мэгазин» ежегодно награждает выдающихся деятелей американского балета. В этом году награду получила Ирина Колпакова, репетитор Американского балетного театра. Кроме нее были награждены писательница и балетный критик “Village Voice”, в прошлом – танцовщица Дебора Джоуит; Мэтью Рашинг, до прошлого года – премьер, а теперь главный репетитор Театра танца Альвина Эйли и танцевальная группа «Пилоболус».
Ирина Колпакова, ученица знаменитого русского педагога А.Я.Вагановой (выпускница 1951 года), одна из лучших русских классических балерин второй половины ХХ века, танцевала с труппой театра имени С.М.Кирова (Мариинского театра). Обладая от природы прекрасными данными, владела в совершенстве академической школой танца. Ее танец отличался виртуозностью, воздушностью, музыкальностью, благородной манерой исполнения. Принимала участие во всех новаторских балетах своего времени Григоровича, Бельского, Якобсона, Касаткиной и Василёва, Алексидзе и других. Танцевала с такими выдающимися танцовщиками, как Рудольф Нуреев и Михаил Барышников, партнерство с которым было особенно плодотворно. В классическом репертуаре считалась эталоном для исполнительниц роли Авроры, в современном – Катерины, Ширин, Евы.
С 1989 года, по приглашению Михаила Барышникова (в то время –художественным руководителем АБТ), начала работать репетитором в театре. Колпакова репетирует классический репертуар АБТ со многими балеринами, в том числе и с русскими «гостями»: Ниной Ананиашвили, Дианой Вишневой, Натальей Осиповой.
Первого ноября состоялась почетная церемония вручения престижной премии награжденным. Колпакову представляла собравшимся зрителям Сюзан Джаффи, в прошлом – прима-балерина АБТ, а с этого сезона – коллега Колпаковой, репетитор труппы. Джаффи говорила о том, как еще в самом начале ее артистической карьеры Михаил Барышников показал ей запись исполнения Колпаковой партии Раймонды и как она, Джаффи, была поражена хрустальностью танца русской балерины. После прихода Колпаковой в АБТ Джаффи стала репетировать с ней свои роли и только тогда, по ее словам, поняла, что такое настоящий танец. В ответном слове Колпакова сказала, что Джаффи и без ее помощи все равно была бы прекрасной балериной. Колпакова выразила благодарность труппе АБТ, Америке, предоставившей ей возможность здесь работать, Валерию Головицеру (автор проектов и составитель альбомов о Барышникове, Плисецкой, Максимовой и Васильеве), который и предложил Барышникову пригласить его бывшую партнершу. Колпакова сказала, что она счастлива, если может что-то дать танцовщикам этого театра.
Ирина Дворовенко, балерина АБТ, танцевала в честь Колпаковой «Умирающего лебедя» Фокина/Сен-Санса.
Премия журнала «Данс Мэгазин» была дана Колпаковой за ее работу в АБТ, за выдающуюся исполнительскую деятельность в прошлом. Но это награждение, это выделение Колпаковой среди других американских репетиторов нужно рассматривать и как признание русской школы танца, достойной представительницей которой в Америке является Ирина Колпакова.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Ноя 05, 2010 9:49 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 05, 2010 9:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110503
Тема| Балет, САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ МУЖСКОЙ БАЛЕТ ВАЛЕРИЯ МИХАЙЛОВСКОГО, Персоналии,
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ МУЖСКОЙ БАЛЕТ ВАЛЕРИЯ МИХАЙЛОВСКОГО
Где опубликовано| Русский Базар №44(759)
Дата публикации| 4 - 10 ноября, 2010
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=18212
Аннотация|

По-прежнему выступает мужская труппа, созданная в 1992 году Валерием Михайловским (в прошлом – классическим танцовщиком, затем премьером театра Эйфмана). Выступает, несмотря на то, что лишена государственной поддержки в результате уменьшения субсидий на театральное искусство в Санкт-Петербурге.
Первые годы своего существования репертуар труппы составляли отрывки из известных классических произведений, которые мужчины-танцовщики исполняли на пальцах. Это были очаровательные и смешные пародии на плохую манеру исполнения и нравы в балетном театре. Затем появились номера, поставленные специально для мужских солистов.
В последнюю программу включен балет Андрея Иванова «Танцуем всё, или Рабочий день». Этот концерт в стиле бродвейских шоу построен как распорядок обычного дня балетной труппы: обязательный ежедневный балетный класс, репетиция предстоящего концерта, «перекур» между репетициями, сам концерт. Михайловский выступает в роли педагога, руководителя, танцовщика ансамбля. Его сольное выступление в «концерте» – трагический номер: оплакивание умершего друга. Михайловский танцует и самого умирающего друга, и превращение его в светлого ангела, покидающего землю, и свою скорбь по ушедшему. В целом «Танцуем всё» поставлен с выдумкой, это яркое театрализованное представление.
Во втором отделении, как всегда, мужчины танцевали классические номера («Лунная классика»). По-прежнему идут превосходно исполненные «и в шутку и всерьез» «Фрески» и па-де-труа Океана и Жемчужин из балета А.Сен-Леона «Конек-Горбунок». Из новых номеров надо выделить «Адажио» из балета М.Фокина «Шехеразада» в исполнении Омака Сарама и Игоря Шалаева. Но сам Михайловский, хотя заметно сократил свой репертуар, остается несомненным лидером, премьером своей труппы и уникальным актером русской балетной сцены. Его бесконечное сценическое обаяние, внутреннее благородство, красота, чувство юмора, выразительность выделяют его среди прочих, что бы он ни делал на сцене. Даже в «бродвейском шоу» он остается поэтом и мечтателем, а порой кажется средневековым рыцарем, на котором эстрадные одежды в блестках выглядят как развевающийся плащ воина.
По-прежнему Михайловский танцует свою версию «Умирающего лебедя» Фокина хотя и на пальцах, но не пародируя балерин, а «всерьез»: Лебедь, считает артист, не обязательно должен быть женского рода. Михайловский по-прежнему остается одним из самых трагических исполнителей этого номера.
Выступления труппы – всегда праздник. Будет действительно жаль, если финансовые трудности окажутся сильнее творческих устремлений Михайловского.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 10:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110801
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Заточили, но не до остроты //
Тестировали XXI век

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5330 (251)
Дата публикации| 20101108
Ссылка| http://www.rg.ru/2010/11/08/a432177.html
Аннотация|

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко пополнил коллекцию своих современных балетных раритетов опусом Йормы Эло - хореографа, который недавно ворвался в главные балетные дома мира.

Театр Станиславского и Немировича-Данченко буквально за два года заставил встрепенуться Москву. Столица, привыкшая к десятилетиями неизменному раскладу сил, пришла в изумление, когда на этой вечно второй балетной сцене города состоялся российский дебют Начо Дуато - хореографа, в "самой балетной стране мира" два года назад практически неизвестного. Сладостным ударом оказалось согласие на сотрудничество с театром Иржи Киллиана.

Дуато и Киллиан, люди в балетном мире легендарные, предоставили Театру Станиславского и Немировича-Данченко права на спектакли, проверенные уже не одним десятилетием, бесспорные шедевры. Премьеры обоих прошли с триумфальным успехом, а вместе эти постановки составили первоклассный балетный вечер.

Приглашая вслед за живыми классиками финна Йорму Эло, "Станиславский" рисковал. В Москве его имя до премьеры было знакомо, вероятно, только специалистам. Но это была неизвестность иного рода, чем в случае с Дуато, о котором много слышали, но не видели. Эло с триумфом представлен American Ballet Theatre, New Yorl City Ballet, Балетом Сан-Франциско, Датским Королевским балетом, Финским национальным балетом, балетом Венской оперы и Балетом Бостона, создавшим для него пост резидент-хореографа. Но за десять лет постановочной карьеры даже слухи о нем практически не пробились в "самую балетную страну мира" - и это наглядное свидетельство уровня российского интереса к уровню развития современной хореографии, у нас заведомо признанной "кризисной".

Вероятно, испугавшись двойного риска, "Станиславский" удовлетворился согласием Эло на перенос старой постановки, хотя финн, в отличие от своих предшественников-классиков, сейчас как раз в том блестящем зените карьеры, когда ежегодно выпускает по несколько мировых премьер. Благодаря этому и "старость" его спектакля Slipe to Sharp ("Затачивая до остроты") относительна - он создан в 2006 году для New Yorl City Ballet.

Одноактовка на барочную музыку (скрипичные концерты Вивальди и часть шестой Партиты Генриха Бибера) идеально вписывается в сложившуюся программу вечера современной хореографии - Эло, как Дуато, танцевал в Нидерландском театре танца и на всю жизнь приобрел печать последователя своего директора - Килиана. Но если Дуато оказался ближе интерес мэтра к свободной пластике, то Эло, учившийся в ленинградском Вагановском училище, увлек танец на пуантах. Остается лишь недоумевать, зачем почувствовавший эту логику "Станиславский" сам и разрушил гармоничную композицию, в премьерные вечера заменив балет Дуато совершенно вываливающимся из контекста псевдо-романтическим "Па де катром" Антона Долина, где блистали немеркнущие примы труппы Татьяна Чернобровкина и Наталья Ледовская, но который отменял все ценности и принципы современных хореографов.

Космос, открытый виртуозам классической выучки, в балетах Эло оборачивается калейдоскопическим разнообразием всех форм танца, от вариаций до больших ансамблей для солистов. Slipe to Sharp поставлен для восьмерки премьеров, и в Нью-Йорке среди них были Венди Виллан, Мария Ковроски, Софиан Сильве, Хоакин де Луз - одни из самых виртуозных танцовщиков поколения, прошедшие школу сотрудничества со всеми ведущими хореографами нашего времени. Участие в репетициях самого хореографа отменило возможность любого облегчения, и артисты "Станиславского" (в основном удар экспериментов приняла на себя молодежь), в активе которых лишь те самые премьеры Дуато и Килиана, должны были как минимум воспроизвести все извивы авторского текста. На первых спектаклях сделать это почти без потерь удалось Семену Чудину, Валерии Мухановой, Дмитрию Хамзину. А в исполнении Оксаны Кардаш, почему-то списанной во второй состав, изобретательные поддержки, изящные арочки и мостики переходов соло в дуэты и трио, хайвейное соревнование с оркестром обретало парящую невесомость, отличающую стройную композицию Эло. Если бы встреча этой балерины и этого хореографа оказалась не последней, обещанное бы случилось и спектакль заточился бы до остроты, а "Станиславский" мог не только тестировать, но и обжиться в нынешнем веке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 10:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110802
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Под музыку Вивальди //
Финский хореограф из Бостона поставил балет про звуки скрипки

Где опубликовано| "Новые известия"
Дата публикации| 20101108
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2010-11-08/135988/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


В постановке хореограф задействует один и тот же набор па

На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко поставили балет «Затачивая до остроты» (на музыку Бибера и Вивальди), мировая премьера которого состоялась в Америке в 2006 году. Теперь, четыре года спустя, на русскую сцену перенес постановку хореограф Йорма Эло. Результат был неоднозначным, но заставил задуматься о путях развития мирового балета: общий кризис идей заставляет балетмейстеров идти по проторенным до них дорогам.

Йорма Эло – хореограф с русской профессиональной подготовкой. Он учился танцу в Финской балетной школе и в Академии русского балета в Петербурге. Потом работал в нескольких труппах Европы, где соприкоснулся с балетами Ханса ван Манена и Уильяма Форсайта. Не стоит удивляться, что корифеи хореографии ХХ века оказали влияние на постановки Эло. Карьера финна, ставшего балетмейстером, складывается успешно: везде лелеют тех немногих хореографов, которые хотят и могут создавать балеты на базе классики (пусть видоизмененной). Эло сотрудничает с труппами Базеля, Осло и Хельсинки, делает спектакли в Нью-Йорке и Чикаго, получает приглашение постоянно работать в Бостоне. В России его спектакли практически не знают, и Театр Станиславского выступил первопроходцем, включив в художественный оборот новое имя.

Что сделал Эло в балете «Затачивая до остроты»? Разобрал барочную музыку на части и собрал ее снова. Имеется в виду его отношение к партитуре как к функциональному рабочему фону. Интенсивная беглость пуантов, напор «штопорных» вращений, мощь прыжков с двумя оборотами, ловкость взаимодействия в сложно «закрученных» дуэтах – это для постановщика то же, что виртуозная игра на музыкальном инструменте. Если бы вместо старинных композиторов Эло взял современных минималистов, балет, скорее всего, был бы такой же, формально-каскадный, программно-механический. Для сравнения: вместе с опусом Эло шли два балета Иржи Килиана, великого европейского хореографа, чьи постановки (тоже на музыку барокко) недавно, летом, были впервые показаны в музыкальном театре. Так вот, Килиана в Моцарте привлекли эмоция и эпоха. А Эло в Вивальди – метр и ритм. Да еще буквальное подражание каденциям: в оркестре звучит виртуозное соло, и одетые в темное трико танцовщик (или танцовщица) вибрируют корпусом и волнообразно проводят по воздуху рукой.

Спектакль состоит из отдельных номеров, которые, как водится в современном балете, легко можно поменять местами. Балетная лексика схожа с компьютерным рисованием, где, как правило, получается слегка бездушное и несколько «придуманное» совершенство. Когда играет одинокая скрипка, на сцене один-два исполнителя, когда гремит оркестр – танцуют все. При быстрых и при медленных темпах задействован один и тот же набор па. Можно оценить сам принцип: как хореограф затачивает до остроты канонические правила путем их нарушения. Он вторит находкам предшественников, снимая с движений строгие правила, традиции и одновременно, во встречном процессе, «закрепощает» модерн-данс в рамках классического канона. И заставляет танцовщиков экспериментировать с координацией, форсировать скорость движения, отклоняться от вертикальной оси, комбинировать сложные поддержки, добавлять элементы фигурного катания и умножать старину вольностями современного танца. Подобно своим учителям, Эло не хочет сдавать пуанты с арабесками в архив. В отсутствии собственного пластического языка он, как и многие его коллеги, занимается танцевальной технологией: впускает в регламент академизма драйв, тем самым продлевая его, академизма, жизнь.

На Западе к балету «Затачивая до остроты» критика относится по-разному. Кто-то пишет о «танцах, излучающих потрясающую материальность», и о телах танцовщиков как о «графических устройствах». Кто-то добавляет: «видно, что в детстве Эло играл в хоккей». Есть и ирония. «Чем больше он говорит, тем меньше он говорит», – ехидно пишет рецензент. Или: «мгновенно забываемые упражнения в аэробике». Как бы то ни было, а труппе такие «упражнения» на пользу: российские артисты вынуждены осваивать современную манеру движения в прямом смысле на ходу, во время репетиций с иностранными постановщиками. Балет Эло в музыкальном театре пока качественнее танцуют балерины, чем танцовщики. Примы театра Кристина Кретова, Валерия Муханова, Наталья Сомова и Анастасия Першенкова, как и молодежь второго состава, прониклись идеей заточки до остроты, хотя нужного куража еще не достигли. И чем больше наши будут исполнять современные спектакли, тем лучше. Килиан, например, после «усушки и утруски» первых показов основательно «сел» на фигуру труппы. Уровень исполнения его балетов в музыкальном театре теперь ближе к идеальному.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 10:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110803
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| Эло, мы ищем таланты... //
Премьера балета Йорма Эло "Затачивая до остроты"

Где опубликовано| "Независимая газета"
Дата публикации| 20101108
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2010-11-08/10_elo.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В московском Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко россиянам открыли новое имя – Йорма Эло. Премьера его балета прошла здесь в минувшие выходные.

Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко упорно гнет свою линию, прочно занимая первые позиции в рядах балетных ньюсмейкеров. Давно стало очевидным, что для устойчивого успеха помимо художественного уровня любому творческому коллективу необходим талантливый менеджмент. Глаз как у орла – чтобы углядеть незанятую нишу. Нюх как у собаки – чтобы учуять нарождающийся тренд. Железная рука, чтобы вести корабль избранным курсом, и известная гибкость, чтобы не перегнуть. Наша публика консервативна. Даже собрав полный зал на ту или иную экспериментальную премьеру, кассу российские театры по-прежнему делают на «Щелкунчиках» и «Лебединых». Нужна смелость, чтобы связывать долгосрочные планы с новыми именами. Руководство Музыкального театра оказалось не только смелым, но и мудрым. Трезво оценив потенциал труппы, с одной стороны, и публики – с другой, здесь избрали компромиссный вариант. Зрителя не огорошивают ультрамодерновыми опусами хореорадикалов. «Мягко, но твердо» его убеждают в том, что и сочиненное кем-то после Петипа, Фокина или Бурмейстера может быть красиво и гармонично.

Включать в свой репертуар балеты самых востребованных хореографов для театра становится привычкой. Сначала это были шедевры современных классиков – Начо Дуато и Иржи Килиана. Сезон 1910/11 года открывает совсем новое для российской публики, но хорошо известное в мире имя.

Йорма Эло родился в Финляндии и вроде даже хотел быть хоккеистом. Но ледовым тренировкам парень почему-то предпочел уроки у станка в Финской национальной балетной школе и в Вагановском училище в Ленинграде. Танцевал в Финском национальном балете, шведском «Кульберг-балете». В 1990 году стал солистом Нидерландского театра танца. Участвовал в спектаклях тогдашнего главы NDT Иржи Килиана, а также Ханса ван Манена, Матса Эка, Уильяма Форсайта; они повлияли на его решение стать хореографом. Как постановщик Эло сотрудничал с Базельским балетом, Норвежским и Финским национальными балетами, NDT, Датским Королевским балетом, Американским балетным театром, Балетом Сан-Франциско и другими ведущими труппами. Сейчас он – резидент-хореограф Бостонского балета.

Для своего российского дебюта маэстро выбрал одноактовку «Затачивая до остроты» («Slice to sharp») на музыку Генриха фон Бибера и Антонио Вивальди, созданную им в 2006 году для New York City Ballet. Первостепенное значение Эло придает музыке. Исполнителей выбирает не просто техничных, а способных услышать и передать музыку в танце. В московской труппе ему приглянулись Кристина Кретова, Валерия Муханова, Наталья Сомова, Анастасия Першенкова, Сергей Кузьмин, Сергей Мануйлов, Георги Смилевски и Семен Чудин. Как ни превозносит Йорма Эло русских артистов, участникам спектакля приходится несладко. С энтузиазмом взявшись за работу, они многого добились. По-новому чувствуют тела, и им это нравится. Но совершенной легкости все же еще недостает. Тоньше остальных почувствовал и точнее всех выразил заложенное хореографом Семен Чудин. Для него балет Эло может стать новой ступенькой в творчестве. Классическая школа, в современной хореографии зачастую сковывающая исполнителя, возможности Чудина не ограничила, а огранила, придав блеск тонкому рисунку.

Соединяя современное мышление и классическую выучку, хореограф остер, динамичен, чувствует отдельную позу и общую композицию. Принимая накопленное человечеством, не становится его рабом. Танцовщиц подбирает хорошо сложенных. Не делает из балерины босоножку. Наоборот, до остроты затачивает выразительные возможности пуантов. В его соло, дуэтах, в его гармоничных ансамблях виден талантливый последователь Килиана и Форсайта, но и продолжатель более давней традиции, идущей не только от Баланчина, но и, иногда кажется, от Льва Иванова. Так что метод и стиль Йормы Эло для российского восприятия оптимальны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110804
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета им. К. Байсеитовой (Казахстан), Персоналии, Эльдар Сарсембаев
Авторы| Елена КУЗНЕЦОВА, фото Игоря БУРГАНДИНОВА
Заголовок| Золотой дубль Эльдара
Где опубликовано| "Казахстанская Правда"
Дата публикации| 20101106
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/c/1288984502
Аннотация|

Как мы уже сообщали, солист Национального театра оперы и балета им. К. Байсеитовой Эльдар Сарсембаев к своему и без того не малому послужному списку добавил две блестящие победы на международных балетных конкурсах в Пекине и Сочи.



А приглашение в Пекин наш артист получил летом в Варне, где на одном из самых престижный балетных состязаний он всего три сотых балла уступил лауреату третьей премии. Но тем не менее талантливого танцовщика «разглядели», и в Пекине он был единственным представителем Казахстана среди 117 конкурсантов из 15 стран.

Как самому последнему в списке участников Эльдару предложили первым тянуть жребий. И в руках у него оказался номер… первый. Спортсмены и артисты знают, как сложно открывать соревнования. Но Эльдар с честью выдержал испытание, более того, он так высоко поднял планку, что остальным пришлось дотягиваться до него. В результате стал обладателем Гран-при.

Не успел вернуться на родину, как получил новое приглашение – на конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира» в Сочи. Юрий Николаевич, который был председателем жюри в Пекине, уже рассчитывал, что своим выступлением Эльдар может украсить и это хореографическое состязание. И не ошибся. Несмотря на усталость (ведь между конкурсами было всего десять дней), Эльдар «собрался» и выступил хорошо. И снова он один представлял Казахстан, и 43 участника остались позади. От белорусского танцовщика Константина Героника, занявшего первое место, наш Эльдар оторвался на шесть баллов! Более чем убедительная победа.

Надо сказать, что второе место занял Нурлан Конокбаев, выпускник Бишкекского хореографического училища, который сегодня работает в Государственном академическом театре оперы и балета им. Абая. И, как говорит Эльдар, когда для второго тура нужен был джаз-танец, они с Нурланом за один вечер поставили его сами. Результат, как говорится, налицо.

Главный балетмейстер НТОБ им. К. Байсеитовой заслуженный деятель РК Турсынбек Нуркалиев (он был членом жюри и в Пекине, и в Сочи) передал впечатления своих коллег об Эльдаре. Так, например, известный в прошлом российский танцовщик Марат Даукаев, представляющий ныне Америку, считает, что у нашего артиста есть все – и хороший прыжок, и вращение, и обаяние. И готов принять его в свою труппу. Но Эльдар, несмотря на некоторые не решенные пока бытовые проблемы, от лестных предложений отказывается.

Многие члены жюри говорили, что казахстанский балет начинает доминировать на международной арене. Эльдара Сарсембаева уже пригласили в Токио для участия в конкурсе, а в начале августа – выступить в ежегодном гала-концерте лауреатов. Зовут его также в Америку на знаменитый конкурс в Джексоне и первый – в Бостоне, а еще в Хельсинки и в Варну. Оливье Пате из Франции выразил желание увидеть нашего танцовщика в одном из летних гала-концертов в Гранд-опера.

По признанию Эльдара и его наставника Турсынбека Нуркалиева(кстати, отмеченного в Сочи специальным дипломом «За успешную подготовку участника конкурса»), когда при вручении главного приза звучит: «Астана. Казахстан», то кроме радости возникает законная гордость за страну, где культура поддерживается на государственном уровне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 4:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110805
Тема| Балет, Балет «Тамаши», Персоналии, Морихиро Ивата
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Восхождение на Фудзияму
Где опубликовано| Сайт журнала Time Out Москва
Дата публикации| 20101108
Ссылка| http://www.timeout.ru/theatre/event/216595/
Аннотация|



В Театре эстрады станцуют японцы из разных стран мира.

Народ Страны восходящего солнца любит классический балет больше всех европейских народов вместе взятых. Нежнее и строже. Вернее и самоотверженней. Там длиннее овации и очереди за автографами. Там не предъявляют претензий былым кумирам (закончив карьеру на родине, европейские танцовщики еще несколько лет продолжают ездить по островам, и никто им слова худого не скажет), но тщательно фильтруют тексты: босоногих экспериментаторов не почитают, и вообще лучший балет — это балет Мариуса Петипа. Если фанатизм родителей доходит до такой степени, что они отдают ребенка в хореографическую школу, – они стараются, чтобы школа была русской. Или, по крайней мере, обучала по русской системе. В результате каждый год на выпуске в Москве, в Питере, в Перми можно видеть японцев, танцующих гопак (почему-то им на выпускных часто дают этот номер), и японок, примеряющих на себя роль принцессы Авроры. Потом они уезжают домой. А некоторые остаются.

Как герой этого вечера — солист Большого театра Морихиро Ивата, танцующий в Москве двадцатый сезон. После окончания МАХУ он пять лет прослужил в «Русском балете» Вячеслава Гордеева, и вот уже пятнадцать — в Большом театре, где ему всегда достаются «вторые» роли — не томных героев-любовников, но отважных помощников, без которых балет невозможен. Ивата был дивным Коньком-горбунком в балете по сказке Ершова — честным проводником на службе у безалаберного героя. Виртуозным Шутом в «Лебедином озере». Лукавым Пэком в «Сне в летнюю ночь».

Ивата приглашает на свой вечер соотечественников, служащих в других театрах — в Киеве и в Берлине, в «Кремлевском балете» и в английском Королевском.Второе отделение составлено из их выступлений. А в первом Ивата покажет себя как хореограф — коллеги из Большого исполнят сочиненный им на барабанную музыку ансамбля KODO балет «Тамаши». В основе сюжета — древняя японская легенда. Самураи, клятва, смертоубийство — все как положено.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 5:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110806
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Лезвие бритвы //
Йорма Эло заточил балет до остроты

Где опубликовано| "ИЗВЕСТИЯ"
Дата публикации| 20101108
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3148078/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Танцовщики «Стасика» работают быстро и сноровисто — как клерки в западном офисе (фото: Игорь Захаркин/"Известия")

Премьерой спектакля "Slice to sharp" ("Затачивая до остроты") в постановке Йормы Эло Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко продолжил освоение современной западной хореографии. Деловитость, с которой преподнесли балет танцовщики, свидетельствует: некогда запретный плод утратил сладость и стал привычным.

Еще недавно отношения российского и зарубежного танца складывались как в анекдоте хрущевских времен. "Когда мы догоним Запад?" - спрашивали пытливые слушатели армянское радио. И трезвое радио отвечало: "Никогда. Даже если они побегут нам навстречу". Прошло еще какое время, и, казалось бы, патовая ситуация разрешилась. Запад, хотя и не слишком резво, двинулся в нашем направлении. Самое удивительное, что и наша заржавевшая балетная машина набрала неплохой темп. Еще более удивительно, что забег с российской стороны возглавили отнюдь не обласканные господдержкой тяжеловесы. На сцене Мариинки так и не прижились переносы спектаклей Ноймайера и Форсайта, после чего театр счел главным своим делом возрождение и сохранение своего наследия. Большой добился-таки эксклюзива от Кристофера Уилдона и Анжелена Прельжокажа, но оба сотворили для Москвы далеко не лучшие свои вещи. Уилдоновских "Милосердных" на сцене уже нет, а "Творение" Прельжокажа вряд ли возродится после европейского турне. Что касается заявленной на текущий сезон старинной вещицы Форсайта "Херман-Шмерман", то она погоды не сделает.

Зато "Стасик" и петербургский Михайловский театр, уступающие старшим братьям и в статусе, и в финансировании, и в уровне танцовщиков, основательно приступили к приращиванию западных богатств. Генеральный директор Михайловского Владимир Кехман пригласил на художественное руководство Начо Дуато. Но эти плоды просвещенного радикализма еще предстоит оценить: первые балеты, сделанные знаменитым испанцем для михайловцев, увидят свет в марте будущего года. А вот для станиславцев вхождение в танцевальный импорт уже проходит в рабочем режиме, в чем заслуга грамотной тактики гендиректора Владимира Урина и худрука балета Сергея Филина. Они не настаивают на эксклюзивах, понимая, что долгая притирка к чужой труппе нервирует гостей. Не капризничая, берут то, что предлагают, и быстро, без амбиций и премьерских "заскоков", учат.

В результате "Стасик" имеет в репертуаре "Чайку" Джона Ноймайера и вскоре будет иметь один из лучших его спектаклей последних лет - "Русалочку" по мотивам сказки Андерсена. Есть также загадочная "Na Floresta" Начо Дуато и поставленные этим летом очаровательные вещицы Иржи Килиана - "Шесть танцев" и "Маленькая смерть". Теперь к ним добавился экономичный (всех затрат - темный задник, комбинезоны для мужчин и купальники для женщин), структурно-ясный (серия сменяющих друг друга дуэтов, соло и ансамблей) и стилистически провокативный (граничащий с дерзостью взгляд на барокко) "Slice to sharp" в постановке Йормы Эло.

Общительный финн - хореограф-резидент американского Бостонского балета. Классическому танцу учился на родине, стажировался в петербургской Академии русского балета, танцевал в шведском "Кульберг-балете" у Матса Эка и "Нидерландском театре танца" у Килиана. Усилиями подобных ему, образованных и поездивших по свету хореографов, поддерживается питательный слой для шедевров тех же мэтров. В "Slice to sharp", ранее поставленном в чтящем традиции "Нью-Йорк Сити Балле", Эло, можно сказать, "заточил до остроты" отношения с ними.

Изобретательный метроритм дуэтов заимствовал у Килиана. Непомерное количество движений в единицу времени, хлесткость и динамизм - у Форсайта. Доходчивый юмор и спасительную самоиронию - у Эка. От себя же внес две существенные вещи. Во-первых, нетривиальный подход к музыке - нашел, например, незаигранные фрагменты концертов Вивальди и совсем не известную массовому слушателю скрипичную партиту Генриха Игнаца Бибера. Во-вторых, снабдил балетную love story свежими акцентами. Мужчины и женщины здесь не любовники, а товарищи по работе - в данном случае по нелегкому танцевальному труду. И трудятся они на равных. Правда, дамы не крутят и не вздымают ввысь кавалеров - до такого святотатства политкорректность Эло пока не простирается. Но и не позволяют себе никакого кокетства и лирических отступлений. Этакая картинка из передового западного офиса - работа, работа и еще раз работа. Танцовщиков, прошедших через означенный унисекс-марафон, следует назвать поименно: Кристина Кретова, Валерия Муханова, Наталья Сомова, Анастасия Першенкова, Сергей Кузьмин, Сергей Мануйлов, Георги Смилевски и Семен Чудин. А постановщика Эло поблагодарить отдельно. С его балетом труппа приобрела идеальное средство для поддержания достойной рабочей формы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Ноя 08, 2010 5:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110807
Тема| Балет, Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Беседовала Татьяна КИРИЛЛИНА, Фото автора
Заголовок| Владимир ВАСИЛЬЕВ: Есть элита талантливая… и неталантливая
Где опубликовано| "Вечерний Петербург"
Дата публикации| 20101108
Ссылка| http://www.vppress.ru/stories/vladimir-vasilev-est-elita-talantlivaya-i-netalantlivaya-9073
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

1 ноября прошла церемония вручения престижной театральной премии им. Станиславского. Замечательный балетмейстер и педагог Владимир Васильев стал ее лауреатом в почетной номинации «За вклад в развитие российского театра». О вкладе Васильева в развитие театра знают все, но далеко не каждому известно, что Владимир Викторович давно увлекается живописью: его выставки проходили в Москве, Перми, Пскове, Угличе, Воронеже, Вильнюсе, Париже... Известное утверждение «талантливый человек талантлив во всем» по отношению к Васильеву на сто процентов верно: его живопись, сильная и яркая, высоко оценена искусствоведами, и художники давно признали его своим. Наверное, именно живопись помогает Владимиру Васильеву жить в полную силу после потери самого близкого человека — жены, партнерши и соратницы, великой балерины Екатерины Максимовой. Как признался Владимир Викторович, он до сих пор не может отвыкнуть от местоимения «мы»…
Нынешний год для мастера юбилейный — весной ему исполнилось 70 лет, а минувшим летом с творчеством Владимира Васильева познакомились и петербуржцы — в галерее «Стекло. Росвуздизайн» прошла выставка «Ни дня без радостных надежд» (кстати, названием выставки стала строчка из его стихотворения). О том, что Владимир Викторович думает о живописи, балете и о себе, он и рассказал корреспонденту «ВП».




Живопись как шаг в сторону

— Когда вы начали рисовать — в детстве?


— Рисовал, как большинство детей, ничего особенного. Прошли десятилетия, пока я решил серьезно заняться живописью. Но я никогда не учился, то есть учился, изучая великих мастеров прошлого и настоящего, а также у знакомых художников, которые были моими друзьями.

— Смотрели, как они работают?

— Бывал в мастерских, иногда даже принимал участие в сеансах.

— Почему вы выбрали именно пейзаж?

— Я его не выбирал, можно сказать, он меня выбрал. Делать зарисовки в театре мне было как-то… не очень интересно, да и времени не было: оно все было занято моей основной профессией. Это была отдушина, шаг в сторону, что-то совершенно не похожее на мою обычную жизнь. Не отображение того, что мною было пережито, выстрадано, а вбирание в себя того, что окружает. Последнее время я делаю эскизы к балетам, которые сам ставлю, но это не выставочные произведения — просто нужно для работы.

— Есть ли любимое место, где вы пишете?

— Да, целый месяц на протяжении многих десятков лет я провожу в деревеньке под названием Рыжевка. Это в Костромской области, километров сто от Костромы. Там недалеко Щелыково, бывшее поместье Островского. Для Кати это тоже было самое любимое место — то место, где она по-настоящему отдыхала. Август для нас всегда был святой месяц.

— А в других странах?

— Италия, Рим. Давно люблю этот город, часто туда приезжаю — в основном по делам, но бывает, и просто так.


Квадрат — он и есть квадрат

— Вы говорили, что учились у художников. А у кого?


— Большинство уехали за границу. А здесь есть замечательный художник Владимир Маслов: живет в своем домишке на берегу Волги, никуда не выезжает, пишет и пишет. Он гениальный художник, но совершенно негламурный и потому, наверное, не очень востребованный. И это жаль. Помимо знакомых художников считаю своим учителем… все мировое искусство.

— Ну, мировое искусство неоднородно. Что-нибудь для себя выделяете?

— Когда мы впервые выехали за границу, я открыл для себя творчество импрессионистов и попал под довольно сильное их влияние. Как-то был у меня друг из Франции, на прощание я сказал: «Бери все, что тебе нравится!» И он выбрал одну мою картину, довольно большую. Поехали мы его провожать, а на таможне спрашивают: «У вас есть разрешение?» — «Какое разрешение? — говорю. — Я не художник, я артист балета, просто подарил другу свою картину». — «Разверните». Разворачиваем. «Что это?» — «Ну, по манере это похоже на импрессионистов», — объясняю. «А-а-а! Ну, такое-то г…о можете вывозить сколько хотите!» (Смеется.)

— Сейчас трудно поверить, что у нас в стране к импрессионистам было такое отношение…

— Не только к импрессионистам. Одному известному человеку, не буду называть его имени, как-то подарил свой рисунок сам Пикассо. В аэропорту переводчица ему говорит: «Вы подарок Пикассо забыли!» А он: «Можете оставить себе!» И то же слово употребил, что характерно. Спросите, откуда я это знаю? Я потом с этой переводчицей познакомился, и она рисунок мне подарила!

— Есть, наверное, в мировом искусстве и то, что вам не нравится?

— Есть. Но это тоже учеба: я знаю, что так не надо, и я так не буду. Например, меня никто не уверит в том, что «Черный квадрат» Малевича — это гениальное полотно. Квадрат — он и есть квадрат. Видел сотни картин, где на многометровом холсте — одна-единственная точка, и это тоже считается произведением искусства. Не очень люблю инсталляции, они редко бывают интересными. Обилие «примочек» меня иногда просто бесит. К радости своей, вижу, что от гламура люди подустали, но процесс высвобождения только начинается — эта зараза, мне кажется, еще долго будет нас мучить.

Мы впереди всего на четверть корпуса…

— Владимир Викторович, что в вашем представлении элита?


— Это должен быть круг людей в обществе, обладающих лучшими человеческими качествами, знаниями и так далее. Настоящую элиту объединяет талант — в разных сферах. Элита неталантливая тоже есть: здесь люди объединяются по принципу положения в обществе, обширных материальных возможностей, а иногда человек «пролезает» в элиту благодаря скандальной известности. К сожалению, в наше время понятие «элита» стало даже слишком растяжимым.

— А то, что балерины нынче катаются на коньках, вас не смущает?

— Если хорошо катаются — почему нет? Другое дело, что это замешено только на коммерции, а коммерция, как правило, вредит людям искусства. И искусству вообще.

— В области балета мы по-прежнему впереди планеты всей?

— Мы пока впереди, но, как говорят в конном спорте, на четверть корпуса. Нас теснят с Востока. Если раньше нашим основным соперником был Запад, то теперь, например, корейцы и японцы близки к тому, чтобы вырваться вперед. Мы и так были первыми долгое время. Все равно есть определенная планка, эту планку держат традиции, держит школа. Пока у нас есть крепкая школа, мы будем идти в первых рядах.

ДОСЬЕ

Родился 18 апреля 1940 года в Москве. Отец работал шофером на фабрике технического войлока, мать — начальником отдела сбыта на той же фабрике.
С 1949 по 1958 год учился в Московском академическом хореографическом училище. 26 августа 1958 года принят в балетную труппу Большого театра.
Помимо супруги Екатерины Максимовой с Владимиром Васильевым танцевали многие знаменитые балерины: Галина Уланова, Майя Плисецкая, Ольга Лепешинская, Раиса Стручкова, Марина Кондратьева, Нина Тимофеева, Наталья Бессмертнова, Ирина Колпакова, Людмила Семеняка, Карла Фраччи, Алисия Алонсо и другие.
В 1973 году удостоен звания «Народный артист СССР», в 1992-м — «Народный артист России». Работал как балетмейстер не только на оперно-балетной, но и на драматической сцене: в частности, ставил танцы к знаменитому спектаклю «Юнона» и «Авось» в Театре «Ленком» или в недавней юбилейной премьере «Танцы с Учителем» с Владимиром Зельдиным в Театре Российской Армии. В настоящее время выступает и как драматический актер, в том числе на сцене Римской оперы в Италии.
Владимир Васильев — профессор РАТИ (ГИТИСа), почетный профессор МГУ и Центр-колледжа (США).
С 1995 по 2000 год — художественный руководитель-директор Большого театра. С 1999 года — президент Фонда Галины Улановой, с 2000 года — основатель и куратор Школы Большого театра в Бразилии.
Пишет стихи, в 2000 году вышел поэтический сборник «Цепочка дней».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 09, 2010 10:14 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110901
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Финские остроты
// Российская премьера балета Йормы Эло

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 206 (4506)
Дата публикации| 20101109
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1535152
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

- галерея по клику
1 из 3
В балете Йормы Эло балерина перестала быть хозяйкой адажио: мужчины вытворяют с ней все, что заблагорассудится хореографу
Фото: Юрий Мартьянов/Коммерсантъ


В Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялась премьера одноактного балета финна Йормы Эло "Затачивая до остроты" (Slice to Sharp), после которой ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА пришла к выводу, что в современном репертуаре артисты московского муниципального театра опередили все федеральные труппы России.

Музтеатр Станиславского уже третий сезон становится главным ньюсмейкером отечественного балетного театра, представляя российской публике шедевры незнакомых ей западных хореографов. Поставив в прошлых сезонах балеты живых классиков Иржи Килиана и Начо Дуато, на сей раз театр выбрал работу не культового, а просто актуального автора.

ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 09, 2010 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110902
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Заточено остро
Где опубликовано| Газета «Ведомости» № 210 (2728)
Дата публикации| 20101109
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/249099/zatocheno_ostro
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

В лице Йормы Эло Театр Станиславского и Немировича-Данченко нашел современного хореографа, которого увлекают барочная музыка и возможности пуантов


Четыре гладко причесанные женщины в синих купальниках без рукавов, их партнеры-мужчины в обтягивающем трико стоят, широко раскинув в стороны жесткие выпрямленные руки, напоминая сцену из фильма о пришельцах, — первая картинка спектакля Slice to Sharp («Затачивая до остроты») могла бы быть идеальной иллюстрацией представлений о современном балете. Но финский хореограф Йорма Эло мгновенно озвучивает ее старинным концертом для струнных, танцовщики приходят в движение — и первое впечатление оказывается ошибочным.

«Станиславский» уже обзавелся несколькими современными шедеврами: Начо Дуато перенес в Москву Na Floresta («В лесу»), а от Иржи Килиана получены права на «Шесть танцев» и «Маленькую смерть». Ободренные триумфом этих премьер, руководители театра добавили к вечеру одноактных балетов Дуато и Килиана спектакль Эло Slice to Sharp. Соединение трех хореографов оказалось не теоретическим. Эло, прошедший школу килиановского Нидерландского театра танца, пришел в труппу примерно тогда, когда ее покинул Дуато.

Почти тренировочная униформа, виртуозный свет, заменяющий оформление, и отсутствие сюжета заставляют вспомнить о технологичных балетах Форсайта. Эло работал и с ним, но наследует все же Килиану, а заодно — Баланчину и Петипа. Даже бешеный темп рождается не из форсайтовского стремления расчленить движение: Эло волнует скорее смысл соединений, а не разъятий. Его спектакли — полигон для испытаний классической лексики. Он может восхищенно демонстрировать красоту простой пластической линии, позволив балерине две минуты таять, переливаясь из позы в позу в руках партнера; потом, отослав ее за кулисы, дать медленно развернуться танцовщику в классичнейшем девелоппе — но лишь для того, чтобы тут же в стремительном прыжке заставить его освободить сцену для соревнования пары в высоте полетов, которое прервется головоломной поддержкой, из которой выведет танцовщицу к победному восклицанию уже новый партнер.

Рецепт, используемый Эло, далеко не нов: балеты на пуантах для восьми солистов на классическую музыку, в которых чередуются танцы дуэтные, сольные и массовые, изготавливаются в промышленном количестве, теперь даже на отечественной территории. Но почему-то обычно эти стандартно 30-минутные опусы кажутся чугунно-часовыми. А колоратуры Slice to Sharp не оставляют времени даже на то, чтобы перевести дыхание.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 09, 2010 11:00 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110903
Тема| Балет, Международный конкурс «Молодой балет мира» (Сочи), Персоналии,
Авторы| Александр ГЕННАДЬЕВ
Заголовок| Конкурсное удовольствие Юрия Григоровича
Где опубликовано| Газета "Аргументы и Факты - Юг"
Дата публикации| 20101109
Ссылка| http://www.kuban.aif.ru/culture/article/15752
Аннотация|



Международный конкурс Юрия Григоровича «Молодой балет мира», помпезно завершив свою работу, отгремел аж двумя гала-концертами: в Сочи, где выступили все соискатели, и в Краснодаре, на сцене музыкального театра

Уроки Варны

Кубанский – сочинский – балетный конкурс имеет многообещающее заглавие и не менее величественную эмблему. По сути, это персональный конкурс, созданный под Юрия Григоровича. Являясь своеобразным символом, для кого –
новаторства, для кого – диктаторства, Юрий Николаевич в конце концов удостоился и конкурсного венца. Вот только какого достоинства сей венок, уже вопрос иной. Если первый конкурс собрал приемлемое число участников, то последний оказался слабоурожайным. Возможно, конец октября не самое лучшее время для подобных форумов, так как в театрах и учебных заведениях началась привычная сезонная работа. Соответственно у артистов и учащихся загруженность более чем.

И как сказала ведущая балетных классов конкурса народная артистка СССР Маргарита Дроздова, «приезжают в основном те, кто меньше всего занят или востребован». Редактор журнала «Балет» Валерия Уральская добавила, что «не хватает соответствующей рекламы, так как об этом конкурсе в мире мало кто знает». Есть и другое мнение, что само имя мэтра советской хореографии у многих ассоциируется со скандалами на конкурсах, на которых прославленный балетмейстер провел не один десяток лет. Вспомним хотя бы шумную историю в конце 1980-х годов на престижном варненском конкурсе в Болгарии, после которой русское жюри вместе с Григоровичем на несколько лет было отстранено от судейства. История, конечно, старая, но для кого-то до сих пор показательная.

Увы, на наш мировой балет прибыл всего 41 участник. Надо признать, для заявленного статуса цифра явно недостаточная. Выбора не было, и выбирали из того, что было. Кстати, «замечательное жюри» (по словам Григоровича) на самом деле состояло из безусловных профессионалов и действующих балетных персон, но из так называемого пула самого Юрия Николаевича. Удобная позиция, исключающая всякого рода непонимание и принципиальные разногласия. Все подконтрольно, все по любви. Кстати, многие члены жюри привезли если не собственных воспитанников, то представителей своих стран, которые, конечно же, не остались без наград.

Вообще, удачно на этот раз смотрелась младшая группа, где, кажется, с индивидуальностями было чуть лучше, чем у старших товарищей. Дети оказались и непосредственнее, и отчасти более подготовленные. К примеру, в номинации «современная хореография» поразило вдумчивое исполнение номера украинкой Екатериной Чебыкиной, показавшей «Мазурку» Шопена в постановке изумительного современного хореографа Раду Поклитару. Неординарного балетмейстера танцевать нелегко и бывалым артистам, а такое проникновение материалом ученицей вызывает только восхищение. Правда, Чебыкина разделила бронзу с ничем не выдающейся американкой Вероникой Вертерич. Серебро взяла изящная и трудолюбивая Анастасия Тетерина, золото поделили также Россия с Японией (Маргарита Шрайнер и Тереда Мидори). Интересный, стабильный и внимательный кавалер-партнер золотой японки – Окава Койя был сдвинут на второе место нашим Климом Ефимовым. Ученик Михаила Лавровского оказался в чем-то более артистичным, особенно по линиям, но никак не сильней виртуозного представителя Страны восходящего солнца. Видимо, японскому тинэйджеру уже не могли «повесить» золото, так как металл высшей пробы достался его соотечественнице. Вот такая конкурсная политкорректность.

Изящно-вяленький итальянец Еугенио Лепера поделил третье место со скромненьким белорусом Александром Омельченко. К сожалению, кубанские конкурсантки сошли с дистанции на втором туре, но утешительный приз журнала «Балет» Надежда Цветкова все-таки получила за исполнение народно-сценического танца. Печально, что юных артистов в Краснодаре мы не увидели, впрочем, как и в Орленке, где они по традиции должны были выступать. Если коснуться современной хореографии, показанной на конкурсе, то ее просто не было. Об этом говорили и члены жюри. Лишь номер Раду Поклитару, словно залетная ласточка, случайно оказался на этом пиршестве безвкусия и элементарного неумения.

Гран-при без блеска

Старшая группа, как уже говорилось, на этот раз обошлась без особых откровений, хотя такой танцовщик, как Нурлан Конокбаев из Киргизии, но работающий в Казахстане, достоин особых похвал. Мужественность танца, артистизм, чувство импровизации, умение подать себя и сделать образ, конечно же, не остались незамеченными. Главный приз, однако, ушел казаху Эльдару Сарсембаеву, танцовщику, бесспорно, технически хорошо подготовленному, но жесткому, с атлетической, силовой манерой исполнения и фигурой культуриста. Обладатель Гран-при представляет собой этакий образец балетного чемпиона, есть такая категория танцовщиков, которых натаскивают исключительно на конкурсные состязания. А учитывая, что в жюри находился педагог надежды казахского балета Турсынбек Нуркалиев, то Большой приз не увидеть в руках его воспитанника было бы странно. Конокбаеву же пришлось довольствоваться на сей раз второй позицией. Безусловно, восточная группа выгодно отличалась от всех, жаль только, что не доехали до нас мощные Корея и Китай. Вот тогда бы и могло случиться настоящее первенство танца. Первым у старших стал лиричный, но не самый яркий танцовщик из Минска Константин Героник. Представитель пермской школы Владислав Шумаков взял бронзу, и хочется верить, что у этого перспективного артиста еще все впереди, а его недавний переезд из Перми в Питер откроет перед ним те горизонты, которых он заслуживает.

Катастрофическое положение сложилось у женщин, уровень, предъявленный ими, был вне какой-либо критики. В основном все премии собрала Украина, что никак не спасало положения: выбирать жюри просто было не из кого.
То же самое можно сказать и о бывших гран-призершах.

И Ёзге Башаран (Турция), и Оксана Бондарева показались на гала-концерте в Краснодаре более чем скромно. Не случилось ни балеринского блеска, ни балеринского шика, даже просто чистого, опрятного исполнения. Но конкурс завершен, и, как ни странно, он озадачил и поставил вопросов больше, чем дал ответов и какого-то внутреннего удовлетворения. Хотя сам Юрий Николаевич на вопрос одного из журналистов на заключительной пресс-конференции, зачем нужен этот конкурс, ответил, что он получает от него удовольствие.

Никто не спорит «про удовольствие», которое по возможности надо получать от хороших дел, впрочем, как и заслуженные награды, и тем более мы все несказанно рады, что «Молодой балет мира» проходит именно на кубанской земле. Вот только конкурсу явно недостает грамотной концепции, системы, конструктивного подхода.

Сложности возникают и в процессе работы, когда оргкомитет находится в Москве, а непосредственные организаторы – на Кубани. Хотя надо отдать должное краю, который и финансово вложился серьезно, и сделал все, что от него зависело, и Творческому объединению «Премьера», в чьих недрах зародился конкурс. Да и олимпийскому Сочи, на чьи плечи легла не меньшая ноша, которую он также с честью пронес, и Зимнему театру, идеально подготовленному к конкурсу.

Одним словом, организаторы на местах не подвели. Вопросов больше возникает к идеологам-вдохновителям. Что будет через два года, конечно, трудно загадывать, но то, что конкурс требует доработки, кажется, понимают все.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 09, 2010 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110904
Тема| Балет, Воронежский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Людмила Романова, театровед
Заголовок| Обольщение властью
Где опубликовано| Газета «Коммуна», № 164 (25595)
Дата публикации| 20101109
Ссылка| http://www.communa.ru/news/detail.php?ID=45060
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Воронежский театр оперы и балета осуществил постановку балета «Макбет» по В.Шекспиру на музыку Кирилла Молчанова. Это третий спектакль, поставленный в нашем городе выдающимся танцовщиком и балетмейстером, Народным артистом СССР Владимиром Васильевым. Он же выступил и в роли художника и сценографа.


Фото Александра Самородова

Хореографическое решение «Макбета» восходит к драмбалету – направлению, сложившемуся в советское время в 30-е годы прошлого столетия, для которого характерны не столько эффектные партии для первых солистов, сколько создание сложных драматических образов, чья танцевальная структура подчинена задаче выявления смыслового содержания спектакля.

Владимир Васильев замечает: «Моё поколение воспитывалось именно на этих спектаклях, а воспоминания юности всегда приятно тревожат наши чувства: простота выражения, непосредственность, близость открытым эмоциям – качества, делавшие балетные спектакли красочными в то время».

Его всегда привлекали высокие страсти, сильные, мощные характеры – Спартак, Иван Грозный. И Макбет, конечно, из их числа. Он задуман, написан и реализован в союзе с композитором Молчановым – это тот случай, когда два выдающихся художника питали и обогащали друг друга. Получилось масштабное полотно, достойно выражающее идею Шекспира об обольщении властью и губительности этого обольщения. Но масштабность здесь не подавляет, а благодаря гармоничности рисунка, как бы возносит. В спектакле я не увидела ни одной лишней сцены, замедляющей развитие действия, - всё работает на главную идею. Всё соразмерно, гармонично – Васильеву всегда было присуще чувство меры, тот закон «золотого сечения», который и отличает подлинного художника.

Как же реализован замысел хореографа воронежскими танцовщиками?

Работа с мастером, конечно, отразилась на состоянии нашей труппы. На мой взгляд, сейчас в театре очень сильный мужской состав. Достаточно сказать, что все мужские партии балета (Макбет, Банко, король Дункан) исполняют в очередь и В.Иванов, и А.Литягин, и И.Алексеев, и Я.Синицин, то есть Васильев счёл их возможности равными.

В вечер премьеры Макбета танцевал Иван Алексеев, уже хорошо зарекомендовавший себя ранее в предыдущих постановках Васильева. Он запомнился прежде всего своей лиричностью. Для Макбета потребовались совсем иные краски, и Алексеев предстает мужественным, бесстрашным воином, который по мере совершения кровавых преступлений все больше теряет уверенность в себе в правоте избранного пути. Все сомнения Макбета, его смятение превосходно выражены в танцевальном рисунке, и Алексеев, легко справляясь с техническими трудностями, отдает основное внимание созданию образа.

То же можно сказать обо всех исполнителях. Легкий, изящный Ярослав Синицин (Банко), уверенный поначалу в дружбе Макбета, прекрасно передает его колебания в сцене после убийства Короля. Он догадывается, но не может поверить в это. Вот он вступает в шуточное единоборство с другом, одерживает над ним победу, но видит ярость Макбета и понимает, что и он обречен.

Солист удивительно выразителен в этих полных драматизма сценах.

Величественен король Дункан в исполнении Александра Литягина. Правда, партия небольшая, но по смыслу очень важная. И солист прекрасно это осознает, драматически заостряя свою роль.

А что же главный двигатель интриги – леди Макбет?

В вечер премьеры её танцевала Анастасия Русинова – солистка, обладающая высокой техникой и несомненным лирическим дарованием. Она просто великолепна в адажио с Макбетом в ночь после убийства короля, когда старается утешить его и отогнать страшные мысли.

Очень выразительна последняя сцена, когда она взбирается на трон к Макбету и неожиданно по-детски сворачивается клубочком возле него. В этот момент они оба напоминают детей, не ведавших, что они творили. Но «неотвратим конец пути». Оба погибают, раздавленные тяжестью своих преступлений.

Пожалуй, Русиновой не хватает демонизма, который обычно связывается с образом леди Макбет. Зато его в избытке у трёх ведьм (О.Бурмистрова, С.Лопарева, М. Филиппова). Пластика их острая, неожиданная, рисунок танца изломанный, и действительно они кажутся сверхчеловеческими существами. Когда ведьмы появляются на сцене, охватывает ощущение кошмара, усиленное музыкой.

Добрые слова хочется сказать и в адрес кордебалета.

Здесь представлена в основном мужская его часть – воины в сражении, придворные на балу. Это тоже не безликая толпа, а выразительные образы.

Все действие происходит на фоне меняющихся видеопроекционных задников, сделанных по эскизам Владимира Васильева. Они создают настроение , усиливают мрачный колорит балета .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20280
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 09, 2010 6:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010110905
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Йорма Эло
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Испытанный русский метод //
Йорма Эло: «Ваши танцовщики умеют танцевать сердцем»

Где опубликовано| Газета «Московский комсомолец»
Дата публикации| 20101109
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2010/11/09/542611-ispyitannyiy-russkiy-metod.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Амбиции у труппы Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко за последние несколько лет выросли настолько, что его руководство вполне серьезно задалось целью, что называется "бежать впереди паровоза". А именно составить конкуренцию двум мастодонтам балетного мира Большому и Мариинке и задавать моду на невспаханной ниве современной хореографии.



ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, ... 10, 11, 12  След.
Страница 2 из 12

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика