Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2010-10
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 01, 2010 9:45 am    Заголовок сообщения: 2010-10 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в октябре 2010 года (первый номер ссылки - 2010100101 означает: год - 2010, октябрь месяц - 10, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки| 2010100101
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Окт 01, 2010 9:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100101
Тема| Балет, НОУ, История, Персоналии, Раиса Хилько
Авторы| Василий ТУРКЕВИЧ, заслуженный деятель искусств Украины
Заголовок| Лучшая Жизель – киевлянка //
В Национальной опере Украины развернута выставка, посвященная юбилею примы-балерины Раисы Хилько

Где опубликовано| газета "День" № 177-178
Дата публикации| 20101001
Ссылка| http://www.day.kiev.ua/311262
Аннотация|


ФОТО ИЗ АРХИВА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРЫ УКРАИНЫ
РАИСА ХИЛЬКО — БАЛЕРИНА ЛИРИКО-ДРАМАТИЧЕСКОГО ПЛАНА


Зритель словно возвращается в прекрасный мир возвышенной романтики и одухотворенности, который дарует вечно живое и неповторимое искусство балета. Вскоре состоится спектакль «Жизель» с участием тех, кого с полным правом можно называть учениками выдающейся балерины. В заглавной партии выступит Елена Филипьева, которой выпало перенять звездную эстафету от такой замечательной исполнительницы, как Раиса Хилько.

Раиса Алексеевна принадлежит к звездной плеяде украинского балета 1970—1980-х годов, когда почти каждый международный хореографический конкурс ознаменовывался победой представителей киевской труппы, а ее зарубежные гастроли проходили с триумфом: аплодировала и публика, и критика, открывая миру блестящую балетную школу, в основе которой лежало удивительно гармоническое сочетание совершенной классической академичности и древнейшего украинского народного музыкального мелоса и танца.

В 1978 году Раиса Хилько одной из первых привезла в Киев «золотую медаль» из Международного конкурса артистов балета в Варне. Это был яркий и наполненный достижениями итог первого десятилетия ее творческой биографии на балетной сцене, которая увенчалась рядом прекрасных хореографических образов, обозначенных высоким техническим совершенством и глубоким проникновением в поэтико-романтическую сущность классического балета. В то время с триумфальным успехом она уже танцевала партии Одетты — Одилии, Авроры, Клары, Никии, Раймонды... Но особое место в ее творчестве занимала партия Жизели — образец балетного романтизма, сформировавший целое течение в мировом хореографическом искусстве. По-видимому, немногим исполнительницам этой партии удавалось достичь такого синтеза совершенства в технике и проникновения в образ. Безукоризненные технические данные, чувство образа и внутреннего мира героини подарили зрителям незабываемую встречу с чем-то непостижимым, преисполненным ирреальности и в то же время таким проникновенным, искренним и душевным, что вызывало у каждого щемящее чувство. Алисия Алонсо, увидев на гастролях киевского балета Жизель в исполнении Хилько, сказала: «Я видела многих знаменитых балерин в этой партии. Но теперь должна сказать — это лучшая в мире Жизель!»

Раиса Хилько закончила учебу в Киевском хореографическом училище практически сформированной балериной. Ее педагог, известная балерина Наталья Верекундова, ученица Агриппины Вагановой, сумела не только вышколить в ней технику академического танца, развить артистизм, грациозность и кантиленность каждого движения, ощущение арабеска как исполнительской основы последующих классических партий, но и, возможно, передала самое главное в сложном танцевальном мастерстве — выражать мир героини через внутреннее переживание, слияние танца с драматургией музыки... Хилько была одной из самых музыкальных балерин своего времени, созданные ею образы — и не только в классических спектаклях — растворялись в музыке, несли ее сущность. Не случайно некоторые критики называли балерину «скрипкой спектакля». И до сих пор благодарные почитатели таланта любимицы музы танца вспоминают ее исполнение партий Никии, Сильфиды, незабываемой по глубине поэтического выражения Мавки... И в то же время она была яркой в раскрытии характеров с драматичным наполнением, как Мария в «Бахчисарайском фонтане», Ольга в одноименном балете, Ширин, Мехмене-бану в «Легенде о любви», Ведьма по чеховскому сюжету на музыку Дж. Гершвина... С ней охотно работали самые известные украинские и зарубежные балетмейстеры — Роберт Клявин, Георгий Ковтун, Анатолий Шекера, Валерий Ковтун, Май Мурдмаа, которая именно ради Раисы Хилько поставила свой замечательный модерно-классический балет-сюиту «Дафнис и Хлоя». Выдающаяся эстонская хореограф сказала после спектакля: «Раиса Хилько — балерина очень высокого творческого полета. У нее — редкое ощущение стиля и музыки, и хореографии, ощущение самых тонких нюансов пластической символики...»

Раиса Алексеевна была несравненной в концертных программах, в которых блестяще исполняла не только адажио из классических спектаклей своего репертуара, но и хореографические номера и миниатюры, большей частью созданные хореографами именно с учетом исполнительского стиля прима-балерины: «Рондо каприччиозо» Сен-Санса, «Вальпургиева ночь» Гуно, «Сюита» на музыку Фрэнка Синатры.

21 августа Хилько отметила юбилей. Сегодня Раиса Алексеевна продолжает свое творчество как педагог-репетитор. Так же успешно и ярко, как когда-то танцевала на сцене. Ее творчество находит продолжение в достижениях ее учеников, которых она учит самому главному — служить сцене, искусству и самому требовательному критику — зрителям.

СПРАВКА «Дня»

Раиса Алексеевна ХИЛЬКО — прима-балерина, педагог-репетитор, народная артистка Украины. Родилась в Днепропетровске 21 сентября 1950 г. Закончила Киевское хореографическое училище. С 1968-го по 1993 год работала солисткой Киевского театра оперы и балета (в настоящее время — Национальная опера Украины). Блестяще исполняла партии: Раймонды (одноименный балет А. Глазунова), Авроры и Одиллии — Одетты («Спящая красавица» и «Лебединое озеро» П. Чайковского), Эгины («Спартак» А. Хачатуряна) и др.

В 1984 г. закончила балетмейстерское отделение Московского театрального института.

Выступала в Японии, Португалии, Бразилии, Венгрии, Франции, Германии, Египте и других странах. Лауреат Международного конкурса артистов балета в Варне (1978).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 11:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100401
Тема| Балет, XIV Biennale de la danse (Лион), Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.
Заголовок| Немой "Анкор!"
// Завершилась XIV Biennale de la danse

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 183/П (4483)
Дата публикации| 20101004
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1515847
Аннотация|

- по клику
Пластическая молитва под спиричуэлс уже полвека вербует театру Алвина Эйли все новых прихожан
Фото: Christian GANET


В Лионе закончился крупнейший танцевальный фестиваль Европы — Biennale de la danse. Итоги биеннале оказались неутешительными для хореавторов XXI века, считает ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Девиз "Encore!" ("Еще!"), под которым проводил свою последнюю биеннале ее создатель и бессменный куратор Ги Дарме, можно трактовать как в отношении качества фестивальной продукции (возглас "Encore!" у французов частенько заменяет международное "Бис!"), так и в отношении ее количества. В этом году число мировых премьер, созданных в копродукции с фестивалем, побило все прежние рекорды, составив три четверти программы биеннале. Однако художественный вес свежих спектаклей оказался несопоставим с работами многолетней выдержки. Большая часть опекаемых авторов, пробившихся к зрителям в новом веке, страдает режиссерским инфантилизмом — неумением додумать и четко выстроить свой месседж, сбалансировать все части спектакля или хотя бы позаботиться о том, чтобы не исчерпать его содержание после первых же 15 минут действия.

Компания Насеры Белаза, состоящая из сестры хореографа Далилы и танцовщика Тарика Буаррары, представила 50-минутный низкобюджетный проект "Le temps scelle" ("Припечатанные времена"), все содержание которого заключается в новой технике танца. Алжирская хореографиня изобрела метод движения, который нашел лучшее воплощение в ее собственном танце. Одетая в свободный трикотаж спорткостюма, эта полнотелая и фантастически пластичная дама движется с такой невероятной плавностью, будто у нее нет ни костей, ни суставов. Это похоже на жизнь медузы (от еле заметных колебаний в штиль до бурного штормового колыхания) и вводит в блаженное оцепенение, как плавание рыбы в аквариуме. Но когда "рыб" становится три, причем две новые явно проигрывают первой, возникает закономерный вопрос: куда и зачем, собственно, плывем?

Компания Ланабель и Грамм, показавшая спектакль "Corps deployes ou l`eventualite improbable" ("Развернутые тела, или Маловероятные возможности"), напротив, обозначила свою цель вполне отчетливо: с помощью простейших форм танца, найденных еще первыми модернистами век назад (бег, ходьба, падения, подскоки и всевозможные перекатывания по полу), показать бесчеловечность современного мира. Нехитрые телодвижения выполняются тремя танцовщиками очень четко, с разной скоростью и абсолютным бесстрастием — получается достоверный портрет живой шестеренки, ничтожной части большого невидимого механизма. Но целый час разглядывать столь очевидную "шестеренку" неинтересно, и вниманием публики безраздельно завладевает волшебная перкуссионистка, извлекающая надмирные звуки из полусотни разнообразнейших предметов, от суперсовременной ударной установки до древних гонгов и каких-то праисторических палочек. В результате движение оказывается необязательным дополнением к завораживающему музыкальному действу.

Идеальный альянс музыки и танца явила программа "дочки" знаменитой афроамериканской труппы Алвина Эйли — молодежной компании Ailley II. Танцовщики здесь, конечно, слабее, чем в метрополии, но успех им обеспечивает репертуар. Классика негритянского джаза — балет "Revelations", поставленный хореографом Эйли полвека назад на традиционную музыку,— столь прекрасна, что способна выдержать и несовершенное исполнение. А 20-минутная "Охота", сделанная Робертом Батлером в 2002 году на основе ритуальных африканских плясок и идущая под неумолчный грохот барабанов, загоняет зрителей не хуже дикого зверя: при созерцании черных полуголых мужских тел, заливающихся потом от немыслимой ритмической скачки, перехватывает дыхание даже на галерке.

Но лидером биеннале стали все-таки не афроамериканцы со своей национальной экзотикой, а универсальный американец Уильям Форсайт, чьи спектакли 1990-х годов включил в свой репертуар балет Лионской оперы. "Workwithinwork" (1998) — это почти классицистская по соразмерности и логике деконструкция классического балета. Причем сделанная на чужом поле — по законам классики, с вариационной разработкой доминирующих движений и использованием всех традиционных балетных форм, от вариаций до па-де-де. Непредсказуемость их трансформаций и поразительная изобретательность автора, умеющего из какой-нибудь позы efface вытащить бездну новых и совершенно невообразимых па, составляет захватывающую хореографическую интригу балета, а превосходное исполнение позволяет увидеть творение Форсайта во всем его великолепии. И стоит признать: пока XXI веку нечем ответить на этот вызов прошлого столетия, которому, собственно, и хочется вскричать "Encore!".


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пн Окт 04, 2010 6:00 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 11:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100402
Тема| Балет,Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Персоналии,Евгения Образцова, Матье Ганьо
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Душа во владениях алгебры
Где опубликовано| Газета «Ведомости» № 186 (2884)
Дата публикации| 20101004
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/246931/dusha_vo_vladeniyah_algebry
Аннотация|

Звезды из Парижа и Петербурга в компании с москвичами открыли в Театре Станиславского и Немировича-Данченко фестиваль «Французский октябрь»


Фото: М. Логвинов

Театр Станиславского и Немировича-Данченко в последние сезоны претендует на место главного балетного столичного ньюсмейкера. Новые свершения — предложение статуса постоянной гостьи Евгении Образцовой из Мариинского театра и приглашение на спектакль этуали Opera National de Paris Матье Ганьо. Их соединение в «Жизели», балете, созданном французско-русским балетным партнерством, оказалось первоклассным продюсерским проектом.

Петербургская блондинка с лучистыми глазами и аристократичный парижский брюнет составили дуэт редкой красоты. Внешние данные обоих танцовщиков завораживающи, а выучка близка к безукоризненной. Однако, демонстрируя взаимную предупредительность в соединении русской и французской редакций балета, внимание к манере друг друга и единство партнерских приемов, гармоничным дуэтом Образцова и Ганьо стать не смогли. Она искренне разыгрывала историю обманутой барышни-крестьянки, он играл в старинную балетную наивность, демонстрируя ироническую отстраненность от переживаний графа, попавшего в перипетии сентиментального романа. История о любви, которая сильнее обманов, предательств, неверия, обретала кристаллическую форму совершенного балетного гран-па, в котором мало смысла и бесконечно много бессодержательного движения. Но только до тех пор, пока в дисгармонию этого спектакля не ворвалась Мирта — вечно маячащая на заднем плане «заместительница балерины», мстительная предводительница неустанных виллис, «комендантша кладбища».

Эта партия досталась солистке «Станиславского» Марии Семеняченко и теоретически казалась ей совсем не по амплуа (успехи балерины связаны с ролями Хозяйки Медной горы, Феи в «Золушке» и Одетты — Одиллии). Мирта в традиционном понимании ей действительно не «по ногам»: им не хватает требуемой силы, чтобы мощно очертить пределы загробного мира, чтобы легко в три прыжка пересечь подвластные владения. Но ее полеты оказались полны не силы, а легкости парящего духа, в котором нет сострадания, но нет и мщения. В царстве совершенной высшей математики, где царили Образцова и Ганьо, именно бессердечная Мирта Семеняченко оказалась самой живой и неожиданной душой — Жизелью, за которой не последовал в потусторонний мир ее Альберт. И если менеджмент «Станиславского» найдет постоянного гостя-премьера, он может рассчитывать не только на приглашенную, но и на собственную Жизель.

ПАРА
Евгению Образцову, полностью соответствующую своей фамилии балерину петербургской школы, в Москве любят со времени ее победы на международном балетном конкурсе в 2005 г. Матье Ганьо, в невероятные для Парижа 20 лет ставший этуалью Opera, раньше появлялся здесь лишь в концертах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 11:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100403
Тема| Балет, Театр Станиславского и Немировича-Данченко, Персоналии,Евгения Образцова, Матье Ганьо
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| "Жизель" по-французски //
Матье Ганьо станцевал в Москве

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5302 (223)
Дата публикации| 20101004
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/246931/dusha_vo_vladeniyah_algebry
Аннотация|

Театр Станиславского и Немировича-Данченко открыл свой "Французский октябрь" самым французским из русских балетов, пригласив на главную партию самую свежую сенсацию Opera National de Paris.

"Жизель" - лучший образец двухвекового межкультурного обмена, существующего между Францией и Россией. Этот балет родился в 1841 году в стенах Гранд-опера и стал одним из символов европейского романтизма. Но уже в середине XIX века легкокрылая парижская мода переменилась и спектакль, когда-то объединивший таланты Теофиля Готье, создавшего его либретто, великого хореографа Жюля Перро и неповторимой танцовщицы-актрисы Карлотты Гризи, исчез из репертуара. Вероятно, он так и остался бы лишь в театральных легендах, если бы еще один француз, Мариус Петипа, во второй половине позапрошлого века ставший властителем русского балета, не испытывал к "Жизели" какой-то особой любви: на протяжении нескольких десятилетий он оттачивал и трансформировал этот балет в соответствии с требованиями времени. Парижане были изумлены, увидев собственную легенду живой, когда ее показал во время "Русских сезонов" Сергей Дягилев, а еще десятилетия спустя торжествовали, что Сергей Лифарь вернул спектакль в Opera.

Для нынешнего поколения французских танцовщиков "Жизель" - такое же национальное наследие, как и для русских. И наиболее комфортный плацдарм для завоевания новой публики. Это единственный классический балет, имеющий почти канонический текст партий главных героев, за что особенно любим перелетными звездами.

Не стал исключением и Матье Ганьо, шесть лет назад ставший самой юной этуалью Opera de Paris. Назвать его выступление московским дебютом можно лишь с натяжкой: участие в многочисленных гала создало ему репутацию одного из самых желанных зарубежных гастролеров - слишком остро в последние годы столичные балетные труппы ощущают дефицит настоящих классических премьеров. А одно появление молодого француза на сцене сразу же позволяет распознать в нем принца - не по статусу, но по крови. Благородная красота Ганьо в данном случае категория безусловно важная, но все же не решающая. Гораздо красноречивее естественная соразмерность жеста, изысканность манер, лучезарная сдержанность поведения, которые с одинаковой интенсивностью транслировались и "белым" адажио из "Лебединого озера", и дуэтом из "Пруста". Что за ними стоит, мог прояснить только полнометражный спектакль.

Можно было с уверенностью ожидать, что не первый акт "Жизели" даст ответ на этот вопрос - слишком уж он сосредоточен на главной героине, а премьеру оставляет крошечное соло и полигон открытых эмоций, что не является сильной стороной французской балетной школы. Однако его Жизель - прелестная Евгения Образцова, солистка Мариинского театра и главная приглашенная балерина Театра Станиславского - сникла, вынужденная остаться единственным в театре человеком, не догадывающимся об очевидно аристократическом происхождении жениха, выдающего себя за крестьянина. Поддержать ее заблуждение Ганьо даже не пытался, демонстрируя осанку и повышенное содержание высокомерия в крови.

Реванш предполагался во втором, "загробном" акте раскаяния и бесконечного чистого танца. Ганьо действительно был в нем хорош. Его ноги сохраняли вызывающую выворотность даже в высоких кабриолях. Однако в этой безмятежности не было ничего личного: ни побед, ни просчетов. Парижская этуаль блеснула, но не согрела теплом, которое излучают звезды.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 12:25 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100404
Тема| Балет, 17-й международный фестиваль "Звезды мирового балета" (Донецк), Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Анна Хрипункова
Заголовок| Я очень рад, что я живу...
Где опубликовано| "Комитет избирателей Донбасса"
Дата публикации| 20101002
Ссылка| http://zadonbass.org/news/top/message_18740
Аннотация|

Эти слова из стихотворения легендарной звезды мирового балета, артиста СССР и России Владимира Васильева вчера вечером в Донецке повторял каждый. Каждый, кому посчастливилось попасть на вечер, посвященный 70-летию артиста, который совпал с открытием 17-го международного фестиваля "Звезды мирового балета".

Впрочем, даже те, кто не смог попасть в зал, могли насладиться незабываемым зрелищем, прогуливаясь возле театра: у входа были установлены большие экраны, на которых транслировалось все действо. И, несмотря на холод, обрушившийся в этот вечер на Донецк, у экранов собрались даже ожидающие пассажиров таксисты, которые с интересом следили за каждым движением артистов.

Фестиваль, организованный при участии руководства таких предприятий, как ЗАО "Конти", "Донецкавтотранс", ПАО "ДОПАC", "Херсонавтотранс", "Зуевский энергомеханический завод", и других, продлится в Донецке до 10 октября и соберет на одной сцене целую плеяду звезд, которыми сегодня восхищается весь мир. Мероприятие проходит под патронатом первой леди Украины Людмилы Янукович, которая, по словам народного артиста Украины, художественного руководителя Донецкого государственного академического театра оперы и балета им. А.Б. Соловьяненко Вадима Писарева, не пропустила ни один из 17 фестивалей, проходивших в шахтерской столице. Вчера Людмила Александровна также присутствовала в зале, и привлекла к себе не меньше внимания, чем самые лучшие артисты: дончане отнеслись к первой леди с искренней симпатией и были рады разделить с ней такой чудесный вечер. А то, что вечер будет чудесным, стало понятно уже после первого же аккорда и после первого же танца звезд, прибывших в Донецк.

Кстати, как заявил Вадим Писарев, в текущем году "Звезды мирового балета" - особенные: фестиваль стал значительно масштабнее, объединив артистов из самых разных стран и ведущих театров мира. И вечер, посвященный Владимиру Васильеву, стал лишь "первой ласточкой", представившей дончанам не только самого мэтра сцены, но и других великолепных звезд балета из разных стран. Среди них были: великолепная балерина Дарья Хохлова, солистка Большого оперного театра России, невероятно утонченная и прекрасная Светлана Бедненко, лауреат международных конкурсов, обладательница приза Г.Улановой "За чистоту классического танца", которую зал провожал продолжительной овацией, удивительно яркие Ирина Голуб и Евгений Иванченко, солисты Мариинского театра, необыкновенно талантливый и яркий Геннадий Янин, заслуженный артист России, солист Большого театра, потрясающие артисты театра "Киев-Модерн Балет" Елена Долгих и Дмитрий Кондратюк и многие другие. Кондратюк и Долгих, кстати, просто поразили зрителей своим необычным подходом к балету, и два номера, представленные ими, еще долго обсуждались в кулуарах. Причем даже те, кто отнесся к современному балету с некоторым непониманием, все равно не могли скрыть своего восхищения талантом и великолепной артистичностью обоих артистов. Кстати, в рамках фестиваля планируется отдельный вечер хореографа театра "Киев-Модерн Балет" Раду Поклитару, и, как отметил Вадим Писарев, это будет премьерный спектакль, которого не видел еще никто.

В открытии фестиваля принимал участие и сам 70-летний Владимир Васильев, который не просто продемонстрировал зрителям свои акварельные картины и прочел стихи, но и представил собственную хореографию. Поставленную Васильевым вариацию из балета "Анюта" исполнила Марианна Рыжкина, заслуженная артистка России, солистка Большого театра, а кроме того, мэтр исполнил собственный номер, который поразил своей глубиной, трогательностью и серьезностью. Неудивительно, что зал приветствовал Васильева стоя, а его хореография оказалась настолько притягательной, что те зрители, которые помнят еще молодого артиста Васильева, смогли взглянуть на него иными глазами. "Он совсем не старик, он гений. Я обожала его в молодости, но сейчас он ничуть не изменился - такой же притягательный и такой же талантливый", - со слезами на глазах говорила одна пожилая зрительница, которая в конце спектакля не выдержала - вышла к первому ряду, чтобы оказаться как можно ближе к любимому артисту.

В последующих спектаклях, которые пройдут в рамках фестиваля, планируется участие таких известнейших артистов, как Николай Цискаридзе, Илзе Лиепа, Ян Годовский, Марлон Дино (Германия), Карл Пакет (Франция), Никола Марова (Чехия), Такуда Саяка (Япония) и других артистов целого ряда других государств. Цискаридзе, в частности, намерен исполнить отрывок из балета "Пиковая Дама".

Фактически каждый день фестиваля будет иметь какую-то свою изюминку, и станет настоящим праздником для тех, кто ценит и любит балет. Впрочем, даже те, кто пока еще не приобщился к этому искусству, вряд ли уйдут разочарованными. Фестивали, которые организует Писарев, хороши тем, что на них каждый себя чувствует почти что звездой. Не мирового балета, конечно, но звездой другого характера, - той самой, ради которой эти артисты каждую секунду демонстрируют всю мощь своего непостижимого таланта. И возвращаясь холодным вечером домой после спектакля, эта самая "звезда" неустанно прокручивает в голове одну и ту же мысль - радость от того, что она живет в мире, где есть такой балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 12:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100405
Тема| Балет, Харьковский национальный театр оперы и балета, Персоналии, Светлана Колыванова
Авторы| Марина Ефанова
Заголовок| Харьковская балерина не расставалась со сценой четыре десятилетия: фотофакт
Где опубликовано| "Вечерний Харьков"
Дата публикации| 20101002
Ссылка| http://www.vecherniy.kharkov.ua/news/44516/
Аннотация| Юбилей

26 сентября народная артистка Украины, художественный руководитель балета Харьковского национального театра оперы и балета, почетный гражданин Харькова Светлана Колыванова отпраздновала свое 70-летие.



В кровь растертые балетными туфельками пальцы, изящные движения, которые шлифуются десятилетиями, аншлаги и букеты…

Неуловимо тонкая и загадочная, яркая и темпераментная, жестокая, дерзкая и роковая -- такие завораживающие образы Светланы Колывановой знает не только наша публика. Харьковской балерине рукоплескали в театрах Канады, Америки, Италии, Бразилии, Польши, Чехословакии, Германии. Ее партнерами в танце были такие звезды балета, как Михаил Барышников, Марис Лиепа, Вячеслав Гордеев.

Обычно век балерины короток -- около двадцати лет. Светлана Ивановна не расставалась со сценой четыре десятилетия. Впервые она встала на пуанты в 11 лет, в последний раз станцевала в «Лебеде» Сен-Санса в 2000 году. К счастью, прощание с пуантами, с которыми Светлана Колыванова почти срослась, не стало трагическим: после завершения карьеры на сцене она была назначена главным балетмейстером ХНАТОБа.

Артистка приезжала на спектакль из больницы

Поддерживать форму балерине нужно постоянно. По словам Светланы Колывановой, она не прекращала занятий, даже когда лежала в больнице, находя себе и там укромный уголок.

-- Самое главное – большая любовь к профессии, иначе ничего не получится, -- говорит Светлана Иванвна. -- Балерина должна превозмогать все трудности, которые встречаются на ее пути. Что бы ни случилось – нужно выйти на сцену и станцевать так, чтобы зритель не догадался, что с тобой происходит. Балерина должна уметь терпеть боль: балетные туфельки могут давить, растирать пальцы, но показывать этого нельзя.

Во время спектакля случается всякое, но «выползет» ли косточка из корсета, оборвется ли бретелька, порвется ли пачка -– балерина обязана оставаться Лебедем или Кармен как ни в чем ни бывало.

Случались и травмы. Светлана Ивановна о них предпочитает не вспоминать. Но о самоотверженности Светланы Колывановой хорошо знают ее ученицы.

– Она очень вынослива и преданна делу, -- считает ведущая солистка ХНАТОБ Антонина Радиевская. -- Рассказывали, как Светлану Ивановну привезли на спектакль из больницы. Она отработала, а после спектакля снова уехала в больницу.

-- По рассказам Теодора Константиновича Попеску, было много ситуаций, когда нужно было танцевать с травмами, и зритель никогда об этом не догадывался. Светлане Ивановне даже пришлось танцевать спектакль с травмированной пяткой! -- подхватывает ведущая солистка ХНАТОБа Ирина Клюева.

Опытная балерина умела находить выход из любой ситуации.

-- Я танцевала «Лебединое озеро» с турецким танцовщиком, -- вспоминает она. -- Он должен быть меня поднять, но почему-то оказался на другой стороне сцены.

Однако Светлана Ивановна сумела перестроиться и незаметно для зрителя исправила ситуацию.

Всю жизнь в одном весе

Светланой Колывановой восхищаются все: и поклонники, и коллеги, и другие сотрудники театра.

-- Я знаю Светлану Колыванову тридцать лет. Она очень щепетильна во всем. Когда она примеряла пачку, портнихи изнывали от ее замечаний: «Тут морщит, там еще что-то не так». Но никогда не роптали: есть мастера, перед которыми преклоняются и исполняют все их желания. Зато на сцене Светлана Ивановна всегда выглядела идеально. Кстати, она всю жизнь держится в одном весе, мы для нее никогда не ушивали и не расставляли пачку, -- не скрывает восхищения заведующий художественно-постановочной частью театра заслуженный работник культуры Украины Виталий Доценко.

По словам балерины, всегда быть в хорошей форме не составляло для нее особого труда. Видно, Бог наградил такой конституцией, улыбается Светлана Ивановна.

-- Мой вес при росте 159 см всегда был 45, максимум -- 47 кг. Но у меня нет никакого секрета, -- уверяет балерина. -- Я никогда не соблюдала диет, ела все, что хотела. Организм должен получать любые продукты, но не в огромных количествах. Затрата энергии, особенно у ведущих солистов, очень большая. Я, например, утрачивала за одно выступление 2-2,5 килограмма веса, и это нужно было пополнять.

Хрупкая женщина держит труппу «в ежовых рукавицах»

Балерина откровенно признается, что сейчас, когда танцуют ее ученики, переживает больше, чем тогда, когда выходила на сцену сама. А сколько у Колываной учеников, точно уже и не сосчитать. Теперь ими восхищаются во всем мире: США, Канаде, Израиле, Бразилии, в Арабских Эмиратах.



-- У Светланы Ивановны есть чему поучиться, -- говорит Антонина Радиевская. -- Она очень скрупулезна, зорко следит за процессом. Может сидеть в тринадцатом ряду и заметить, что у тебя камешки на пачке неровно пришиты. Светлана Ивановна знает свое дело и гоняет за все. Она очень дотошна в мелочах и это может иногда раздражать, но если бы она не держала театр «в ежовых рукавицах», не было бы и искусства и классический балет именно как классический перестал бы существовать. Из этих мелочей состоит то, что видят зрители на сцене. Она несет ту школу, которая была ей дана педагогами много лет назад, и по сей день может встать и сама показать, как нужно делать.

-- Меня удивляет, что при внутренней беззащитности и хрупкости Светлана Ивановна старается держать труппу, настаивать на своем. Это сочетание качеств, которые уживаются в одном человеке, эта сила характера достойны огромного уважения, -- говорит Ирина Клюева. – И главное: несмотря на то что Светлана Ивановна – значимая личность в балетной истории, она никогда не ставила себя выше других артистов, как педагог никогда морально не давила.

-- Порой кажется, что она даже стесняется своих регалий, -- добавляет Антонина Радиевская.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 12:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100405
Тема| Балет, 17-й международный фестиваль "Звезды мирового балета" (Донецк), Персоналии, Владимир Васильев
Авторы|
Заголовок| «Звезды мирового балета» в Донецке!
Где опубликовано| газета "Донецкие Новости"
Дата публикации| 20101004
Ссылка| http://dnews.donetsk.ua/news/community/2010/10/04/3252.html
Аннотация|



Творческим вечером народного артиста СССР и России Владимира Васильева в донецком национальном академическом театре оперы и балета им. Соловьяненко открылся XVII международный фестиваль «Звезды мирового балета».

Символические подарки Владимиру Васильеву - человеку, ставшему легендой в искусстве, - перед началом программы на сцене театра вручили председатель Донецкой областной государственной администрации Анатолий Близнюк, донецкий городской голова Александр Лукьянченко и организатор фестиваля, заместитель председателя правления благотворительного фонда Вадима Писарева «Творческий Олимп »Владислав Дрегер.

Творческий вечер Владимира Васильева поставили к 70-летнему юбилею артиста весной нынешнего года. В Украине эту программу увидели впервые. В течение вечера зрители смогли оценить мастерство заслуженных артистов России Марианны Рыжкин и Геннадия Янина, лауреата международных конкурсов Светланы Бедненко, солистов балета Дарьи Хохловой, Артема Овчаренко, Дениса Медведева, Владислава Лантратов, Ирины Голубь, Евгения Иванченко (Россия), заслуженного артиста Украины Артема Алифанова, солистов Викторию Дымовский, Елену Долгих и Дмитрия Кондратюка (Украина).

Особую атмосферу вечера добавили фрагменты записи балетов с участием Владимира Васильева и Екатерины Максимовой - дуэта, который пресса называла лучшей танцевальной парой ХХ века. Талант юбиляра оказался многогранен: метр балета читал стихи собственного сочинения и демонстрировал картины, нарисованные собственноручно. «Неуемное жизни артиста. И оно не заканчивается, когда он прекращает танцевать. Оно продолжается. Живопись ворвался в мою жизнь, окружил меня основательно. Не проходит и дня, чтобы я не рисовал. А стихи - они приходят сами. Иногда щемящие, иногда радостные », - признался Владимир Васильев.

Кульминацией вечера стала композиция на музыку Шопена в хореографии Васильева, которую юбиляр исполнил в паре с солисткой Большого театра России Дарьей Хохловой. Зал стоя приветствовал народного артиста, щедро награждая аплодисментами.

По окончании вечера зрители и участники фестиваля поделились своими впечатлениями.

Заслуженный артист России Геннадий Янин:
«Донецк для любого артиста из России или Украины - это балетное город. Это то место, где надо стараться. Бывал здесь неоднократно, с большим удовольствием приехал снова. Вижу, что в вашем городе традиции балетного искусства живы, и это - большая заслуга и Вадима Писарева, и организаторов фестиваля ».

Заместитель председателя правления благотворительного фонда Вадима Писарева «Творческий Олимп» Владислав Дрегер:
«Для нас большая честь и большое счастье принимать на фестивале выдающегося танцовщика Владимира Викторовича Васильева. Организаторы и партнеры фестиваля сделали все, чтобы будущие вечера стали блестящими и неповторимыми, чтобы зрители увидели лучших солистов балета современности. Уверен, этот праздник станет красочным, запоминающимся событием ».

Справка

Международный фестиваль балетного искусства «Звезды мирового балета» основан в 1994 году народным артистом Украины Вадимом Писаревым.

XVII Международный фестиваль «Звезды мирового балета» проходит в Донецке с 1 по 10 октября.

В празднике классического танца принимают участие артисты балета из Украины, России, Германии, Франции, Чехии, Японии, Казахстана, Венгрии, Кубы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 1:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100406
Тема| Балет, Ковент-Гарден, "Евгений Онегин", Персоналии,
Авторы| Александр Кан, обозреватель программы Би-би-си "Пятый этаж"
Заголовок| “Онегин” Чайковского не только поет, но и танцует
Где опубликовано| Би-би-си (BBC Russian)
Дата публикации| 20101003
Ссылка| http://www.bbc.co.uk/russian/radio/radio_5etazh/2010/10/101002_5floor_onegin_ballet.shtml
Аннотация|

На сцене Королевского оперного театра Ковент-Гарден идет балет на музыку Петра Ильича Чайковского "Онегин".

Нет, это не опечатка и не ошибка. Не опера, а балет. И не "Евгений Онегин", а просто “Онегин".

Я не специалист по балету, и, признаться, о существовании этой вещи даже не подозревал до того самого момента, когда увидел на фасаде Ковент-Гардена афишу новой постановки.

У Чайковского есть три балета – "Лебединое озеро", "Спящая красавица" и "Щелкунчик". Как мне рассказал рекламный буклет театра с программой спектаклей сезона, который я тут же подхватил в фойе, музыка, звучащая в балете “Онегин” - это в основном знаменитые фортепианные "Времена года". В 60-е годы прошлого века немецкий композитор Карл-Хайнц Штольце оркестровал их и ряд других произведений Чайковского для нового тогда балета под названием "Онегин", придуманного и поставленного в Штутгартском балетном театре британским хореографом Джоном Крэнко.

Гений Крэнко

"Это работа трех гениев – Пушкин, Чайковский и Крэнко", - вот так, не больше и не меньше, в один ряд с Пушкиным и Чайковским поставил Крэнко грузинский танцовщик Давид Мехатели, который танцует партию Онегина в новой постановке театра Ковент- Гарден.

Британский хореограф, родившийся в Южной Африке, но учившийся и сформировавшийся у себя на родине в Британии, прославился, тем не менее, в Германии, в Штутгарте, куда после своего первого лондонского успеха он уехал в 1961 году в возрасте 34 лет. Там же в 1965 году он и поставил своего "Онегина", который, как рассказала в интервью "Пятому этажу" балетный критик газеты "КоммерсантЪ" Татьяна Кузнецова, сильно отличался от господствовавшей в западном балете второй половины XX века эстетической тенденции:

"Самое замечательное в творчестве Крэнко – это то, что он ставил сюжетные балеты. Ведь ХХ век – век торжества бессюжетности в балете. Линия Баланчина – балеты, лишенные сюжета, чисто музыкальная форма, и очень-очень многие балетмейстеры ХХ века работали именно так. А публика все же хочет, чтобы ей в танце рассказывали историю. Крэнко как раз отличался тем, что мог превратить в балет любую драматическую пьесу. Он умел подбирать такие движения, которые практически заменяли реплики. Это был полноценный художественный спектакль. В сущности, он работал в жанре, который процветал в Советском Союзе и назывался драм-балет. Но его вещи были более танцевальными, и "Онегин" - одна из лучших его работ".

Любят такие балеты не только публика, но и сами артисты.

Глубина души, чувств, драма. Давид Мехатели - Онегин

"Меня часто спрашивают о моей любимой роли. Перетанцевав весь репертуар классического наследия, я с уверенностью могу сказать, что это роль Онегина, - рассказывает Давид Мехатели. - В этой роли все время находятся все новые и новые нюансы. Балет этот очень чувствительный и драматичный. Нравится он и публике – ведь если удается донести до зрителя то состояние глубины души, чувств, драму, то тогда ты можешь сказать, что этот балет сделал".

В архивах Би-би-си нам удалось найти относящееся к середине 60-х годов интервью с Джоном Крэнко, в котором тот говорил об источниках вдохновения для создания своих балетов:

"Я нахожу их повсюду. Иногда это танцовщики - если у тебя в труппе прекрасные танцовщики, то для них просто хочется сделать балет. Иногда это музыка, которая настолько тебя захватывает, что к ней немедленно хочется придумать танец. Иногда это история, сюжет - все это очень по-разному. Главное, что я не люблю следовать протоптанной тропой".

Традиционалист в эпоху модерна

По всей видимости, протоптанной тропой для Крэнко в те годы была господствовавшая тогда в западном балете бессюжетная эстетика Баланчина и его последователей. Впрочем, как рассказывает Татьяна Кузнецова, путь Крэнко для британского балета того времени был вполне характерен, а вот причины отхода от классического наследия, как это ни парадоксально, восходят еще к Дягилеву:

"Балет Британии первых послевоенных лет, в то время, когда там учился и работал Крэнко, работал преимущественно с классикой. Там любили сюжетные балеты, балеты- истории. Привычку к одноактным бессюжетным балетам привил "Русский балет" Дягилева. И это было понятно, так как антрепризе легче ставить одноактные балеты – в случае неудачи его легко заменить другим. Полноценный спектакль – это риск, идти на который решались лишь стационарные труппы со своей базой и солидной материальной основой".

Такой подход - традиционный, я бы даже сказал, консервативный должен был быть по душе настроенной на неприкосновенность классики советской балетной школе. Как же относился к Крэнко советский балетный истеблишмент, спрашиваю я у Татьяны Кузнецовой.

"Очень благодушно, поскольку это абсолютно вписывалось в существовавшую в советском балете традицию. Там не было никаких трактовок, которые могли бы идти наперекор традиционным представлениям о Пушкине или Чайковском. Музыка не купировалась, не калечилась, не уродовалась, и никаких проблем с восприятием не возникало".

Будет ли "Онегин" в России?

Почему же при такой вот благосклонности балет "Онегин" так мало известен в России и почти там не ставится? Есть, оказывается, этому вполне веская причина, о которой говорит Давид Мехатели:

"Права на этот балет получить очень сложно. Но проблема не только в том, что они стоят огромных денег. В России есть тенденция менять хореографию. А владельцы прав очень этого не любят. Бывает, приезжает хореограф, ставит балет, а через месяц получает видео и свою постановку не узнает. Танцовщики меняют многое под себя – мне удобнее так сделать или эдак. А в хореографии Крэнко изменишь хоть шаг - все обрушится. Так что неудивительно, что правообладатели этого так боятся".

Давид рассказывал мне, с какой скрупулезной требовательностью и придирчивостью к каждой букве канонического хореографического текста относятся приехавшие из Штутгарта сотрудники Фонда Джона Крэнко – хранители наследия балетмейстера.

Тем не менее, как сообщила мне Татьяна Кузнецова, музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко в Москве мечтает иметь "Онегина" в репертуаре и уже примерно год ведет переговоры с Фондом Джона Крэнко, однако пока безрезультатно. Впрочем, театр не теряет надежды на успех, и весьма вероятно, что если не в этом, то в одном из ближайших сезонов москвичи смогут увидеть эту замечательную постановку.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Окт 04, 2010 1:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100407
Тема| Балет, Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, Персоналии, Матьё Ганьо (Opеra national de Paris)
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Заграничная штучка //
Этуаль Парижской оперы заставила москвичей впасть в кому

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 25466
Дата публикации| 20101004
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2010/10/03/533785-zagranichnaya-shtuchka.html
Аннотация|

Этуали Парижской оперы не выступали в московских спектаклях бог знает сколько лет. Поэтому к подготовке старинного француского балета “Жизель”, что открыл декаду “Французский октябрь” в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко в рамках Года Франции в России, руководство труппы подошло неформально. К столь важному мероприятию выписали из Парижа этуаль самую что ни на есть стопроцентную — звезду легендарного театра Opеra national de Paris Матьё Ганьо.



Французские этуали вообще Москву явно не балуют. Выступления этих неземных созданий из Парижской оперы в полновесных московских спектаклях за всю историю можно разве что по пальцам пересчитать. Событие и без того достаточно редкое для “Стасика” стало совсем уж небывалым. Тем более что в паре с заграничной знаменитостью выступила и звезда отечественная — прима Мариинского театра Евгения Образцова.

Один из самых известных на сегодня в мире танцовщиков стал этуалью небывало рано, в 20 лет. Станцевав “Дон Кихота”, Ганьо получил высшее звание, перемахнув сразу несколько ступенек в сложной иерархии легендарного театра. Французский танцовщик пленял не только традиционной для Парижской оперы высочайшей исполнительской школой, культурой стоп, идеальными позициями, бесшумными прыжками. Потрясали тончайшая проработка деталей, благородные манеры истинного аристократа, яркая и очень искренняя актерская игра. История об обманутой любви простой деревенской девушки Жизели к высокородному юному графу заиграла при этом новыми красками.

Партнерские качества Ганьо также оказались выше всяких похвал. Поддержки он выполнял идеально. Дуэт с мариинской примой Евгенией Образцовой, которая придала своей Жизели детское очарование в начале и истинную трагичность высокого чувства в последней сцене, был очень станцованным и музыкальным. Когда же француз продемонстрировал во втором акте знаменитую серию прыжков-заносок, зал от восторга испытал оцепенение: наиболее чувствительные впали в кому, другие, наоборот, ревели от восторга. Со своей стороны театр постарался выставить лучшие силы. Великолепен был Виктор Дик, станцевавший также влюбленного в Жизель лесничего Ганса. Неплохо справилась с партией и Мария Семеняченко, вышедшая в роли Мирты. Хотя общий уровень труппы оставляет желать лучшего и сам по себе. Наполеоновские планы одним махом, за счет приглашения именитых артистов и постановщиков, превратить провинциальную компанию в ведущую, оказались посрамлены. На этом пути худруку балета этого театра предстоит еще немало работы.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Окт 07, 2010 1:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 9:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100501
Тема| Балет, Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко, Персоналии, Матьё Ганьо (Opеra national de Paris), Евгения Образцова (МТ), Мария Семеняченко
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Этуаль как эталон //
В старинном балете выступил Матье Ганьо

Где опубликовано| "Время новостей" № 181
Дата публикации| 20101005
Ссылка| http://vremya.ru/2010/181/10/262186.html
Аннотация|



Год Франции в России, в честь которого выпустил первую премьеру сезона Большой театр, отмечает и театр имени Станиславского и Немировича-Данченко: на Большой Дмитровке начался «французский октябрь». В ближайшие две недели поставлены в репертуар «Вертер» и «Кармен», «Кафе «Сократ» и «Эсмеральда» (то есть четыре оперы французских композиторов, ибо «Кафе» представляет собой вечер из двух одноактовок, и один балет российского хореографа, 60 лет назад пересказавшего в танце парижский сюжет). Начался же этот фестиваль с «Жизели» -- в старинном балете выступил Матье Ганьо.

Эталоны мер и весов хранятся, как известно, во Франции (в Севре, в предместье Парижа). Эталон балета хранится там же, но в центре города, в Парижской опере. Балет в наше время разнообразен и рассредоточен, вещи любопытные и замечательные могут происходить в Москве и Нью-Йорке, в Милане и Буэнос-Айресе. Но и Москве, и Нью-Йорку периодически следует показывать французский балет -- просто чтобы гордые и богатые театры помнили, что такое балет образцовый.

Именно эталон классического танца предъявил Москве этуаль Парижской оперы Матье Ганьо («этуаль», то есть «звезда», -- не комплимент, а стандартное название строчки в штатном расписании, высшая ступенька карьеры). История на сцене Музыкального рассказывалась все та же, ей уже 170 лет: юный граф, переодевшись крестьянином, навещает молоденькую поселянку, а когда выясняется, что он именно граф (и о законном браке речи быть не может), девушка сходит с ума и умирает. Раскаявшийся аристократ приходит ночью на могилку -- и чуть не становится жертвой привидений-виллис, злобных девиц, умерших до свадьбы. Защищает же его, простив недавний обман, привидение родное и любимое, но, понятное дело, остаться после рассвета с ним не может, исчезает обратно под землю.

Роль главной героини в этот вечер досталась Евгении Образцовой (балерина Мариинского театра в этом сезоне стала постоянной приглашенной звездой Музыкального, можно надеяться на ее регулярные визиты в Москву). Они с Ганьо разыграли этот сюжет с таким взаимопониманием, взаимодополнением, будто уже лет пять танцуют вместе (а у них было всего четыре репетиции). Образцова, одна из самых нежных питерских балерин, в этот раз акцентировала простодушие своей героини. Не грядущее романтическое привидение, никаких преждевременных надломов, ожиданий мрачной участи, что часто обозначают танцовщицы. Живая радость, сияющие глаза, непосредственность -- и даже виртуозная диагональ рондов, исполненная безупречно, кажется пустяковой игрой в классики, будто из клеточки в клеточку по дорожке прыгает. Рядом именно с такой Жизелью граф Альберт в исполнении Ганьо -- аристократ до кончиков пальцев, будто шпагу проглотивший (гибкий, но стальная основа чувствуется) -- снисходителен и весел. Он с радостным удивлением смотрит на крестьянские танцы («ой, ну надо же, как эти пейзане развлекаются»), он галантен, он беспечен... и так чужд этой милой деревеньке, что даже вопроса не возникает о том, могут ли у молодого человека быть какие-то обязательства по отношению к этой девушке. Ганьо обозначает дистанцию -- ту невидимую дистанцию, что была меж аристократами и деревенскими жителями в давние времена. Наши танцовщики -- лучшие из них -- изначально ориентируются на романтическую традицию: происхождение неважно, важно качество человека. Предполагают сразу, что Альберт поступает нехорошо. Ганьо прорисовывает более древний пласт -- то, что этому графу в голову не приходит считать свои поступки в чем-то неправильными.

Замечательная чистота танца (когда виллисы начинают стараться затанцевать Альберта до смерти, Ганьо взлетает над сценой в антраша совершенно безукоризненных -- заснять на видео и отправить в Севр!). Замечательная продуманность роли (от объяснения товарищам-аристократам, куда он подевался, когда все его искали, -- у нас артисты показывают руками над головой что-то невнятное «а, замечтался», Ганьо жестом натягивает невидимый лук -- «у нас же охота, я охочусь!»). И вот эта прямая осанка, что не исчезает ни в каких обстоятельствах -- даже перед строем грозных виллис он лишь обозначает почтение их могущественной предводительнице, но не пытается просить о пощаде.

Кордебалет Музыкального театра работал на спектакле внятно и пристойно; предводительницей виллис была Мария Семеняченко, и она точно прописала все, что нужно в роли, -- и надменность карающей силы, и секундную растерянность, когда выясняется, что есть власть сильнее ее власти -- Жизель может защитить любимого. Неудачным было лишь выступление пары дебютантов в крестьянском «вставном» па-де-де -- танцы топорные и угловатые, будто театр специально уничижался, мол, смотрите, уважаемые гастролеры, мы сами ни на что не способны (что неправда). Начался «французский октябрь» на Большой Дмитровке славно. Галломанам можно рекомендовать не оставить своим вниманием и оперу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 9:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100502
Тема| Балет, 17-й международный фестиваль "Звезды мирового балета" (Донецк), Персоналии, Владимир Васильев
Авторы| Алиса Сопова. Фото Ольги Кононенко и Константина Сазончика.
Заголовок| Владимир Васильев в Донецке танцевал и откровенничал с молодежью
Где опубликовано| газета "ДОНБАСС"
Дата публикации| 20101004
Ссылка| http://donbass.ua/news/culture/2010/10/04/vladimir-vasilev-v-donecke-tanceval-i-otkrovennichal-s-molodezhju.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


В своем первом за двадцать лет выходе на сцену Владимир Васильев взял в пару 18-летнюю солистку Большого театра Дарью Хохлову

Открытие 17-го международного фестиваля «Звезды мирового балета» было посвящено 70-летию со дня рождения знаменитого танцора и хореографа Владимира Васильева. В честь такого события мэтр не только вышел на сцену донецкого театра оперы и балета, но даже задержался в шахтерской столице на два дня и посетил лицей при национальном университете, где ответил на вопросы его воспитанников и журналистов.

Украинская балетная школа всегда была виртуозной

- Владимир Викторович, какие у вас остались впечатления от юбилейного вечера?


- Я не очень люблю юбилеи, свои - тем более. А свой день рождения отмечал всего дважды. Первый раз, когда мне исполнилось тридцать лет, мы собрались с друзьями. Второй раз, в шестьдесят, - уже в театре. Следующий раз, по логике, будет в девяносто. Вообще, когда мне было двадцать лет, то казалось, что семидесятилетние - это дряхлые старики, которые уже не могут ни ходить, ни говорить. А сейчас я не ощущаю тяжести этих лет. Жаль только, что уже не могу быть таким быстрым, ловким, энергичным, как раньше. Внутри всё это клокочет, а выразить становится всё труднее.

- Как Вадиму Писареву удалось заманить вас в Донецк?

- Он позвонил, предложил, и я ответил: «Ну конечно, приеду!» Мы с Вадимом Яковлевичем очень давно дружим. Не помню, когда я его впервые увидел, но помню, что мальчик был необыкновенно одарен. Я сразу понял, что он, если будет умен, пойдет далеко. А он оказался мало того, что умным, так еще и безумно добрым. А добрым людям гораздо сложнее жить, чем равнодушным. Так что к нему я всегда готов приехать по первому приглашению. Я и был-то на Украине только у него в Донецке - не в Киеве, не во Львове, не в Харькове. А ваш город мне понравился - чистенький, умытый, люди приятные.

- Вы положительно отзывались о киевском хореографе, создателе театра «Киев модерн-балет» Раду Поклитару. А как вы вообще оцениваете уровень украинской хореографии?

- Украинская балетная школа всегда была очень сильной, я бы даже сказал, виртуозной - и у девочек, и у мальчиков. Что касается Раду, это человек, который мне очень близок. У него есть мысль. Его ребята не танцуют просто так, какую-то бессмыслицу, в них всегда есть чувство и интеллект. И делают это они крайне неординарно.

А вас, мальчик, я попрошу остаться…

- Как получилось, что вы, родившись в семье шофера, сделали своим призванием балет?


- Было это в 1947 году. Я учился во втором классе, и мой приятель Слава предложил сходить с ним за компанию в Дом пионеров, где он занимался танцами. Я и пошел - прямо после школы, у меня даже формы с собой не было. Просто так, совершенно не относясь к этому серьезно. Но когда мы пришли, меня просто поразила учительница, Елена Романовна Россе. Представьте, мы были детьми дворов, детьми войны, а она - гладко причесана, ее сопровождал аромат духов. Мне показалось, что просто вышла какая-то богиня. Удивительный человек, не от мира сего. Она сказала, что сейчас мы будем разучивать вальс. Раз-два-три, раз-два-три, шаг-подъем, шаг-наверх. И как-то мне сразу было очень легко это делать. Когда прошел час, она со всеми попрощалась, и вдруг сказала мне: «А ты, мальчик, останься. Сейчас придет старшая группа разучивать вальс, и мы с тобой будем показывать, как надо танцевать». Я был ошарашен: первый раз пришел случайно, и вот. После этого Елена Романовна поговорила с моей мамой, сказала, что у меня талант и мне надо учиться. Так всё и началось.


Владимир Васильев: «Я не ощущаю тяжести своих лет»

- Сразу после свадьбы вы с Екатериной Максимовой поехали на длительные гастроли в Париж. Вас наверняка поразил контраст тамошней жизни с советской. Не возникло желания остаться?

- Мы об этом вообще не думали. Это сейчас всё просто - можно пожить сколько хочешь и где хочешь, потом вернуться. А в то время перед тобой всегда стоял выбор: либо там, либо здесь. И ни у Кати, ни у меня никогда даже в голове не укладывалось, что можно взять и удрать. Хотя мы понимали, что если бы остались, то сейчас оттуда могли бы купить, наверное, весь Донецк. Но мы бы никогда не смогли бросить людей, которые нас здесь воспитали и которых мы любили.

- Что вы чувствовали, завершая карьеру, - удовлетворение от того, что сделали всё, что могли, или отчаяние от того, что могли бы еще много?

- Чувствовал ли я удовлетворение? Конечно же, нет. Я станцевал огромное количество спектаклей, и ни в одном из них мое выступление меня никогда до конца не удовлетворяло. У каждого есть своя оценка собственного творчества. В глубине души мы всегда знаем, как бы мы могли. И каждый раз мне казалось, что я мог бы сделать лучше. Но и отчаяния у меня не было. Совершенно спокойно ушел. В жизни у меня было очень много увлечений, поэтому для меня это было не концом всего, а просто переходом из одного состояния в другое. Уйдя со сцены, я стал вволю заниматься живописью, ко мне стали приходить стихи - и мне это очень нравится!

Самая духовная церковь - это театр

- Вы бы смогли сделать выбор между балетом, живописью и стихами? Возможен ли вообще в творчестве такой выбор?


- Преклоняюсь перед людьми, которые с самого начала выбирают свой путь и всю жизнь ему следуют. А я непостоянен, я очень увлекающийся человек. И если бы сейчас мне предложили заниматься только чем-то одним, сказал бы: не могу. Мне нравится разнообразие. Но существует одно необходимое качество для любой профессиональной работы: когда ты чем-то занимаешься, нужно довести это до конца. Разбрасываться в то время, когда твоя задача не доведена до конца, я бы не советовал никому. Вот тут надо быть целеустремленным.

- Вы пишете портреты, пейзажи. Почему темой ваших картин никогда не становится балет?

- Долгие годы всё мое творчество было подчинено только балету. Поэтому живопись - это выплеск того, что я не делал раньше. И живопись, и стихи - это для меня как иммунитет от тяжестей и горестей жизни. И в мою жизнь они пришли внезапно. Вот тут поверишь, что есть наверху что-то выше нашего понимания, что в трудные минуты дает тебе возможность выплеснуть всю боль.

- Значит, вы - верующий человек?

- Безусловно. Но я не сторонник всевозможных ритуалов. Когда я был маленький, мама меня каждую неделю водила в церковь. Но с годами чем больше я стал задавать вопросов о жизни, тем меньше стал ходить в церковь. И сейчас я это делаю крайне редко. Почему-то я там не обретаю покоя. Моя мама всегда возвращалась из церкви просветленной, очищенной. А у меня этого состояния никогда не было. Я не могу, когда мое самое сокровенное - мое обращение к высшему, проходит в толпе людей. Они мне мешают. Может быть, это еще детские воспоминания. Когда я был маленький и стоял с мамой в церкви, стоило мне повернуть голову, как злобные старушки начинали шикать: «Мамаша, что вы сына не воспитали, что он у вас вертится?» И они меня так пугали, так нервировали! В церкви я не чувствую единения всех, кто там собрался. Зато я чувствую его в аудитории, когда ты с помощью своего артистизма увлекаешь тысячи людей, и они входят в тебя, так же слышат музыку и видят образ, живут той же жизнью. Вот в этом для меня заключается подлинная духов
ность.

Семьдесят лет - время возвращаться на сцену

В вечер открытия фестиваля «Звезды мирового балета» на сцену выходили артисты донецкого театра, солисты Мариинки, Большого театра и «Киев модерн-балета». Но больше всего времени и внимания досталось, конечно же, Владимиру Васильеву.

Юбиляр показал трогательную хореографическую миниатюру на «Балладу» Шопена, ради которой он, спустя двадцать лет после окончания карьеры, снова вышел на сцену. Как рассказывает сам Васильев, в 2009 году, вскоре после смерти жены Екатерины Максимовой, с которой они были неразлучны с самого училища, он случайно услышал эту музыку и вдруг почувствовал, что она очень точно совпадает с его настроением. Так родился номер, в котором уже немолодой артист танцует с 18-летней балериной Дарьей Хохловой. Конечно, сложных пируэтов и прыжков Васильев уже не делает, миниатюра построена больше на чувствах, смысловых подтекстах и актерской игре. До дончан ее пока видели зрители только трех городов - Москвы, Нью-Йорка и Перми.

Постепенно чисто балетное мероприятие превратилось в настоящий творческий вечер Владимира Васильева. Прославленный танцор продемонстрировал не только способность танцевать в семьдесят лет, но и свои живописные полотна, и стихи. Не обошлось и без подарков. Свое почтение легенде балета засвидетельствовали первые лица города и области. Губернатор Анатолий Близнюк преподнес Васильеву пейзаж от донецких художников, донецкий мэр Александр Лукьянченко - хрустальную розу, символ нашего города, а организаторы фестиваля - икону.

* * *

Я рад тому, что я живу,
Что светит солнце яркое,
Что ночь сменяет синеву,
Что и во сне и наяву
Мне смерть пока не каркает.
Я рад огню, жаре, теплу,
Я рад морозу крепкому.
Я счастлив, когда по стеклу
Стучится ветер ветками.
Я шуму рад и тишине,
Толпе и одиночеству,
Когда зовут по имени,
Или зовут по отчеству.
Я рад всему, что есть вокруг
Меня и что я чувствую.
Никто не враг мне, а я друг
Вам всем,
во всех присутствую.
Я к бесконечности плыву,
А где она, кто ведает?
Я рад, что я еще живу,
Что все живые на плаву,
И всё течет, как следует.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100503
Тема| Балет, Биарриц, "Ромео и Джульетта", Персоналии, Тьерри Маланден
Авторы| Екатерина Богопольская
Заголовок| ЛЮБОВНИКИ УМНОЖИЛИСЬ
Где опубликовано| Ведомости № 187 (2885)
Дата публикации| 20101005
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/246993/lyubovniki_umnozhilis
Аннотация|

Знаменитый хореограф Тьерри Маланден показал в Биаррице счастливую историю Ромео и Джульетты, точнее сразу нескольких Ромео и Джульетт


Фото: Thomas Hahn

Драматическая симфония Берлиоза «Ромео и Джульетта» в отличие от драмбалета Прокофьева не следует перипетиям шекспировского сюжета, а выхватывает из него лишь самые эмоционально наполненные фрагменты: бал у Капулетти, сцены первого свидания, свадьбу, поединок, смерть любовников. Маланден начинает с финала, со сцены в склепе, где брат Лоренцо, склонившийся над трупами Ромео и Джульетты, рассказывает миру их историю. Для показа утопии совершенной любви не нужна Верона: вместо исторической декорации — геометрическая композиция из металлических кофров, которые обычно используют для перевозки реквизита. Кофры здесь и город, и альков, и саркофаг. Чтобы подчеркнуть универсальность сюжета, Маланден разделил партию Ромео и Джульетты между девятью парами.

История начинается со сцены молодежной тусовки: танцоры в костюмах из подбора, как будто купленных в уцененке; безликая массовка. Но вот они извлекают из кофров яркие бальные платья в стиле американских 50-х, небрежно набрасывают их поверх повседневной одежды, и открывается бал, таинство, куда вступают Ромео и Джульетта.

Виртуозность исполнителей, радость ликующего тела контрастирует с холодом металла. Любовную тему начинают солисты Сильвия Магалаэс и Джузеппе Чиаваро, подхватывают и развивают другие пары, а потом все смешивается в общую оду радости. Танец становится хоральным, девять пар создают полифонию желания, в которую каждый привносит свою мелодию. Хоральность позволяет избежать патетики, столь свойственной романтическим сюжетам. Маланден привносит в классический танец чувственную виртуозность: скульптурные фигуры его танцоров давно стали фирменным знаком труппы Биаррица.

В ансамблевом балете Маландена исключение сделано лишь для скерцо королевы Маб, которое блистательно и иронично танцует Меркуцио — Арно Мауи. Многие увидели здесь реверанс Лавровскому и знаменитому драмбалету Большого.

Трагическим любовникам Шекспира Маланден дарит счастливый финал: в небесных сферах они обретают возможность соединиться. Апофеоз балета — не смерть, а ликование плоти, хоровод сливающихся в объятиях Ромео и Джульетт.

Схитрил
Путь Маландена вовсе не устлан розами: ставить балет в классическом стиле во Франции сейчас не модно. Термин «неоклассика» воспринимается негативно, поэтому Маланден придумал свой – «классический танец для нового времени».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 1:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100504
Тема| Балет, МТ, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Персоналии, Евгения Образцова
Авторы| Беседовал Борис ТАРАСОВ
Заголовок| Евгения Образцова
«Меня пугают вещи, которые кажутся простыми»

Где опубликовано| «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 20101001
Ссылка| http://teatr.newizv.ru/news/2184/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



С нового сезона в штате московского Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко появилась новая должность – приглашенная прима-балерина. Ею стала ведущая балерина Мариинского театра Евгения Образцова. Эта хрупкая, нежная и одновременно очень сильная девушка с обезоруживающей улыбкой и совершенной техникой уже покорила москвичей. Она успела появиться здесь и в классических балетах, и в последней нашумевшей новинке – «Балетах Иржи Килиана».

– Как получилось, что вы – ведущая питерская балерина вдруг стали приглашенной звездой московского театра?


– Это идея Сергея Юрьевича Филина, его предложение. В январе он был на гала в честь Улановой, где я танцевала первый акт «Ромео», и после этого последовало приглашение. Он сразу сказал: «Когда ты в Москве?» Я так абстрактно назначила дату: «Давайте 8 марта. Там что у вас? Ну, давайте «Па де катр» я станцую с «Шопенианой». Потом я станцевала «Жизель», а когда узнала, что будет Килиан, то сразу изъявила желание быть в Москве и участвовать.

– Это как раз мой следующий вопрос. Вы – прима-балерина, классическая балерина. А спектакли Килиана – они командные, не на солистов. Почему вам стало это интересно?

– Это же Килиан! Он единственный хореограф на сегодняшний день, который мне интересен.

– А вы никогда не хотели станцевать, скажем, Ноймайера, Эка, Уилдона?

– Уилдон – еще ничего. Эк – не мое…

– Это, наверное, возраст еще не пришел… Он сейчас ставит для более старшего поколения артистов.

– Ну, как сказать, не то чтобы старшего поколения, а понимаете в чем дело… Вот, например, Ноймайер. У него есть очень интересные спектакли: «Дама с камелиями» и «Spring and Fall». Но в большинстве случаев я, например, не вижу разнообразия в хореографии, какого-то интересного, его личного языка танца. В принципе набор движений, который часто используют и другие хореографы. Это такой микст хороших, замечательных движений. Другое дело, что он берет драматизмом: если балет идет действительно на высоком уровне и артисты его исполняют так, как он задумал, так как он хочет, то получается интересно. Потому что он берет очень серьезные темы, на мой взгляд, в балете невоплотимые, такие как «Чайка»…

– Но за счет режиссуры и крепкого сценария…

– Да, да, да, за счет режиссуры. А Килиан – именно хореограф. И когда я узнала, что здесь будет Килиан, да еще и «Маленькая смерть», мне было все равно, в каком я буду составе. Но у меня была мечта танцевать первый из последних трех дуэтов, и я его станцевала. Дальше у меня такие планы есть – станцевать все три дуэта вместе. Уже в концертном варианте. Как это делает Орели Дюпон и Мануэль Легри, как это делает Болле со своей партнершей.

– В концертном варианте? Вы готовите собственную программу?

– Нет, в любом концерте. Мне кажется, это очень интересно. В России Килиан вообще не исполняется практически. Впервые в этой компании поставлен, хотя балету двадцать лет. И меня совершенно не смущает, что это командный балет. Мне нравится, что мы так сплоченно и интересно работали с труппой.

– Вам было интересно?

– Очень интересно.

– Кто-то говорил, что это очень жесткие репетиции были.

– Мне кажется, что это оттого, что эта компания не так много танцевала современных балетов. И им просто давали направление…

– То есть только начали осваивать современный танец.

– Да, можно и так сказать. Поэтому людям не нужно пудрить мозги, а просто объяснить, что к чему. Достаточно для первого раза просто чисто и правильно исполнить это… Я прекрасно поняла язык хореографии, а дальше уже было мое творческое «домашнее задание» – как я это все воплощу в жизнь. Я, честно говоря, думала, что все будет хуже.

– Почему?

– Меня пугают вещи, которые на первый взгляд кажутся простыми: сразу останавливает мысль, что если это выглядит просто, то должно быть очень сложно в исполнении. И когда я танцевала, даже на репетиции, думала – как все удивительно легко выходит. А не будет ли это проблемой потом? Не станет ли вдруг сложно, потому что я начну задумываться об этой легкости? Но это уже некий психоз, связанный с премьерой. Так что удовольствия я получила гораздо больше на сцене, чем когда мы репетировали.

– А так всегда у вас происходит? На сцене вы получаете удовольствие больше, чем в зале?

– Смотря какой спектакль танцую. Иногда бывает вроде все идет, а настроения нет. Еще бывает: когда я очень устала, в голове совершенно другие мысли – не о том, что я танцую. Как-то мозг сам переключается. А когда я балет готовлю в хорошем состоянии, с энергией, с силами, с хорошим физическим накалом, то эти мысли отступают.

– Вы сказали про три дуэта Килиана в концертах. А с кем? У вас же нет постоянного партнера?

– А его и не существует.

– Ведь чтобы танцевать Килиана, нужен какой-то особенный человек.

– Без вариантов – Семен Чудин. Это мой партнер на сегодняшний день самый-самый! Мы с ним немного, конечно, еще станцевали: буквально два месяца притираемся друг к другу, этого очень мало для того, чтобы сказать, что мы дуэт. Мы станцевали за это время «Па де де Обера», «Па де де Чайковского», «Жизель» дважды.

– Вам повезло – вы работаете с разными балетмейстерами, на вас ставят спектакли. Что вам интереснее сейчас танцевать?

– Моя хореография – это хореография МакМилланна и Ролана Пети. Что бы из его балетов не было поставлено, я всегда и везде хотела бы принимать в этом участие. Это единственный на сегодняшний день живой гений – мое мнение. Я очень хочу танцевать «Манон» и «Ромео и Джульетту» МакМилланна: ищу варианты, поскольку могу ездить, думаю, скоро моя мечта где-нибудь осуществится. А вот хореография Пети – это сложнее, надо искать места, надо искать возможности встречи с ним. Для меня бы было значимым событием в жизни, если бы я когда-нибудь станцевала его Кармен: это единственная Кармен, которую бы я хотела станцевать.

– А классика?

– А это разве не классика?

– Ну, скорее неоклассика. Я имею в виду такую старую, добрую классику – она вам все еще интересна?

– Конечно. Большинство балерин начинают и заканчивают свою карьеру классическими спектаклями. Все равно база какая-то должна быть. Здесь, в Москве, я репетирую с Маргаритой Сергеевной Дроздовой, и она изо дня в день повторяет фразу: «Классика – вот что главное! Вот что должно держать вас в форме, вот ради чего вы учились. А все это современное, это так, для удовольствия». Отчасти она права. Но просто сейчас пришло такое время, что как-то закрепоститься в этих рамках классических – это уже не оригинально. Нужно и то, и другое.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Окт 05, 2010 1:39 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18218
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 05, 2010 1:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010100505
Тема| Балет, Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, Премьера, Персоналии, Иржи Килиан
Авторы| Борис ТАРАСОВ
Заголовок| Всемогущие танцоры //
«Маленькая смерть» и «Шесть танцев» Иржи Килиана

Где опубликовано| «Театральные Новые Известия ТЕАТРАЛ»
Дата публикации| 20101001
Ссылка| http://teatr.newizv.ru/news/2185/
Аннотация|



Пока Большой и Мариинский театры разбираются в собственной статусности и ворошат балетную классику прошедших веков, Музыкальный театр Станиславского и Немировича-Данченко вновь лидирует – на его сцене впервые в России обрели новую жизнь два маленьких шедевра гения современной хореографии Иржи Килиана.

Впрочем, эта сенсация для Театра Станиславского и Немировича-Данченко закономерна. Три года назад балетная труппа театра совершила прорыв в неизведанное – «Чайка» «живого классика» Джона Ноймайера до сих пор остается лучшей в России постановкой современной хореографии мирового уровня: она выжила и не утратила свежести премьеры, что на фоне залетавших на столичные сцены и благополучно умерших своей смертью современных балетов стало прецедентом и радостным симптомом.

Балет театра оказался жив и способен на то, чтобы адекватно существовать в сегодняшнем мировом хореографическом процессе, сочетая в афише классический репертуар с репертуаром современным. Это обстоятельство раскрывает дар тех, кого сегодня можно назвать лучшими современными танцовщиками не только Москвы, но и страны: Дмитрия Хамзина, Валерии Мухановой, Алексея Любимова, Анастасии Першенковой.

Бурная и чувственная постановка «Na Floresta» еще одного лидера современного балета Начо Дуато принесла с собой новые открытия: к триумфаторам «Чайки» присоединились чуткая и нежная Анна Хамзина, феерический Семен Чудин и будто «заново родившийся» классический премьер Георги Смилевски.

Именно эти танцовщики сделали возможным то, без преувеличения, грандиозное событие, о котором мы сегодня говорим, – постановку в России балетов Иржи Килиана. Скептичный мэтр, на которого вот уже сорок лет равняются все хореографы, дал право на исполнение своих балетов «Маленькая смерть» и «Шесть танцев» именно им, поверив, что «группа современного танца», как ее шутливо называют в театре, окажется достойна этого права. Ведь честь иметь в репертуаре шедевры Килиана получают далеко не все балетные компании.

Килиан не прогадал – под руководством его ассистентов Элке Шеперс и Арлетт ван Бовен балетная труппа «Стасика» в совершенстве овладела особым «килиановским стилем», ушедшим от привычной классики дальше всего того, с чем им раньше приходилось сталкиваться. Танцовщики не только справились с хитросплетениями хореографии Иржи Килиана, но и не утратили собственной индивидуальности, придав шедеврам мастера свежее дыхание.

В новом сезоне к «Na Floresta» и балетам Иржи Килиана присоединится одноактный балет «Затачивая до остроты» известного финского хореографа Йормы Эло. Вслед за ним в театр снова приедет Джон Ноймайер для постановки «Русалочки». Кто следующий? Теперь в Москве есть труппа, способная танцевать все!.. Были бы хореографы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8  След.
Страница 1 из 8

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика