Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2010-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 11:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091703
Тема| Балет, балетная труппа Пражской оперы, Гастроли, Персоналии, Петр Зуска
Авторы| Полина ВИНОГРАДОВА
Заголовок| А это кто в короткой маечке?
Где опубликовано| "С.-Петербургские ведомости" # 175
Дата публикации| 20100917
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10269547@SV_Articles
Аннотация| ГАСТРОЛИ

На сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова в течение двух аншлаговых вечеров прошли гастроли балетной труппы Чешского национального театра
под руководством всемирно известного хореографа Петра Зуски. Впервые в России был показан спектакль «Соло для троих. Брель – Высоцкий – Крыл», поставленный художественным руководителем коллектива три года назад



Накануне петербургской премьеры многие считали, что танцевать балет модерн под бардов – задача практически невыполнимая. Авторская песня – это прежде всего слово. Но нет такого слова, которое нельзя выразить в танце, уверен Петр Зуска.

...Человек с гитарой стоит на деревянном помосте. Он одет в белую рубашку, волосы растрепаны, он растерянно оглядывает зрительный зал, и во всем его облике чувствуется беспокойство. Примерно так выглядит романтический герой и в классической культуре. Возможно, так романтические герои и выглядели, когда еще жили, любили, творили. Теперь бытует мнение, что таких героев днем с огнем не сыщешь.

Хореографу удалось расслышать музыку не только поэзии, но и самой фонетики языка. Бегущая строка предусмотрена, но вникать в перевод песен и стихотворений, которые читали артисты за сценой, не было надобности; движения танцовщиков даже красноречивее слов рассказывали, о чем печалился француз Брель, догадывался чех Крыл и о чем хрипел наш Высоцкий.

Исполнитель главной роли Александр Кацапов, выпускник Вагановской академии (очередная наша петербургская балетная гордость!) танцевал три истории одной души. Французско-чешско-русские номера чередовались в произвольном порядке. Ведь жизнь человеческой логике не подвластна: неизвестно, что настигнет человека прежде – любовь или война.

Под музыку Жака Бреля артисты танцевали пронзительную историю о встрече мадемуазель в розовом платьице и элегантного поэта, вечного мальчика. Он носит ее на руках, бережно, будто боясь разбить, – классика танцевального жанра. Настораживают только экспрессивные пляски других мужчин и женщин, окрашенные в черно-бордовые цвета страсти. Обожание и ненависть постоянно находятся рядом. А юношеская мечта первой забралась на деревянный помост, она обязана быть выше и чище тех, кто принимает участие в синхронных танцах с эротическим подтекстом. Французская история получилась прозрачная и воздушная, в ней было много нежности и ни одного резкого движения.

В русской части песнь о любви сменилась «Охотой на волков». Грубые, энергичные, «мужицкие» танцы напомнили о военных сборах или учениях. Следующая сцена – гимнастика. Компания одетых в красные «семейники» спортсменов и комсомолок в соблазнительных маечках под «раз-два-три-четыре» бегала на месте, кувыркалась, отжималась, иногда позволяя себе какой-нибудь пируэт. А потом комсомолка в купальнике обернулась той самой мадемуазель в розовом платьице, из-под которого трогательно просвечивала красная юбочка. Дуэты мужчины и женщины Петр Зуска ставит как два монолога об одном и том же: он повторяет ее действия, она дублирует его.

Станцевали и под «Москву – Одессу», лавируя между чемоданами под руководством двух стюардесс в ярко-синей форме. Бодрый танец обернулся побегом, согласно песне, туда, где метели и туман. Многие номера русской части «Соло для троих» пронизаны военной эстетикой. Сыновья уходят в бой и падают один за другим. В тишине и темноте герою кажется, что и он не вернулся из боя... Эта история, в отличие от той, где любят по-французски, темная и тревожная, в ней словно не позволено ни одного лишнего шага.

Карел Крыл пел об одиночестве и тоске. Под мелодии чешского музыканта Александр Кацапов танцевал в основном один, только иногда появлялась та самая «девчатка», «белла», барышня из мечты мальчика-поэта. Эта теплая история построена на контрасте внешней беззащитности и внутренней стойкости.

Во втором отделении Петр Зуска использовал свой талант мима и увлечение драматическим театром (в прошлом постановщик был мимом). Сменяют друг друга чудные миниатюры: про Зину и Ваню у телевизора, про гламурную французскую куколку, втихаря милующуюся с ухажером; про чешскую девушку, провожающую паренька на войну, и все влюбленные и близкие расстаться не могут никак... Героического в их жизнях нет, но голос героя присутствует. Интересно, сколько человеческих душ в это время танцуют сольные партии, даже не догадываясь о существовании друг друга?

Спектакль можно интерпретировать по-разному, и только финал вполне однозначен: «земля почернела от горя». Все участники действия легли на пол и не двигались. Затаились на время – как Высоцкий велел.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091704
Тема| Балет, Музыкально-театральный фестиваль (Италия), Персоналии,
Авторы| Гузель ЯРУЛЛИНА
Заголовок| Торре дель Лаго, Таранда... и уфимский балет
Где опубликовано| "Вечерняя Уфа" №173 (10821)
Дата публикации| 20100909
Ссылка| http://webvechufa.agidel.ru/?param1=2003&tab=5
Аннотация|

Недавно артисты балетной труппы Башкирского государственного театра оперы и балета вернулись из Италии, где выступили в городе Торре дель Лаго на ежегодном музыкально-театральном фестивале, посвященном Джакомо Пуччини.

В этом году фестиваль проводился в 56-й раз. Традиционно афиша включает оперные постановки и симфонические концерты. На протяжении последних лет закрепилась практика включения в программу и балетных спектаклей. На этот раз своеобразной хореографической интермедией стал балет Сергея Прокофьева "Ромео и Джульетта". Наряду с уфимскими танцовщиками в спектакле участвовали солисты Большого театра Мария Сокольникова и Александр Смольянинов.
Выступление на фестивале подобного уровня - это, безусловно, большая ответственность, не говоря уже о престиже. В разные годы его участниками становились труппы лучших театров мира - Metropolitan Opera, Covent Garden, Grand Opera... А какая сцена! Двадцать восемь метров в длину и двадцать метров в глубину (это в два раза больше уфимской). "Как бы не потеряться", - шутили наши артисты на репетиции.
Организатор гастролей - руководитель "Имперского балета" Гедиминас Таранда - высказал много теплых слов в адрес уфимских танцовщиков, отметив высокий профессиональный уровень и выносливость: "Выдержав сложнейший переезд, они уже через четыре часа стояли в репетиционном зале, работая с полной самоотдачей".
Три с половиной тысячи зрителей восторженно приняли спектакль, а организаторы фестиваля высказали заинтересованность в укреплении творческих контактов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 11:27 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091705
Тема| Балет, Персоналии,
Авторы| Антон Флёров
Заголовок| Из заметок натурала //
Балетный блог обо всём балетном на свете

Где опубликовано| "Частный корреспондент"
Дата публикации| 20100917
Ссылка| http://www.chaskor.ru/article/iz_zametok_naturala_19850
Аннотация|

Про смену худрука в Большом театре. По публику. Про гомосексуалистов. Про творцов. Про выразительность. Про звёзд. Про прогресс в искусстве.

Рассуждения известного критика Антона Флёрова, посвящённые балетным вопросам, показались редколлегии «Часкора» удачными, и поэтому продолжаем.

Про руководство Большого театра

В Большом театре сменился художественный руководитель. На место занявшего пост всего лишь несколько месяцев назад Леонида Десятникова назначили дирижёра Василия Синайского. Отставка г-на Десятникова произошла как-то слишком неожиданно…

К тому же при каких-то слишком загадочных обстоятельствах. При этом руководство театра не предложило заинтересованной публике сколь-нибудь внятное объяснение, чем же г-н Синайский лучше г-на Десятникова (а как представляется, с точки зрения нормального менеджмента — ох, и здравого смысла — единственной причиной замены при отсутствии инициативы со стороны сотрудника является преимущество нового кандидата перед старым). Руководство ушло в жёсткий отказ от разглагольствований о том, что катастрофы-то на самом деле никакой …

Да и то правда — поступки вообще редко являются катастрофами, катастрофы наступают вследствие поступков (с той или иной отдалённостью).

Но вот ощущение, что из театра уходит, испаряется, бежит любая витальная, творческая энергия, всё усиливается. И вот хочется всё же спросить руководство, ставят ли они перед собой задачи за пределами сегодняшнего дня?

Думают ли о том, как они будут заполнять исторический зал Большого после реконструкции, если уж эта финтифлюшка Новой сцены наполовину пустует за пределами «Лебединого озера» в горячий туристический сезон и выступлений телезвезды Цискаридзе?

Или по-прежнему надеются на гвардию старых советских бабушек-балетоманок? Так не вечные они, да и ценовая политика театра явно не на них рассчитана…

А молодёжь даже и не всегда в курсе, что Большой работает. И, простите меня, проблема эта не молодёжи, а всё же театра.

Или всё же привычный уже постсоветский менеджмент, чтобы день прожить да всё было шито-крыто? Страна без традиций, без всякой связи с прошлым и с будущим…

Опять хочется свалить отсюда.

Про публику

И что бы ни происходило в стране и в мире, сколько бы ни возили гастролёров в страну, поход в Большой театр остаётся в сознании постсоветской публики исключительным актом культурного просвещения/причащения.

На одном из последних представлений всё более редкой в Большом театре «Раймонды» я наблюдал восторженное ёрзанье рядом сидящей девушки, явно инициировавшей корпоративный культпоход и беспрестанно обращавшей свою просветлённую улыбку в сторону своих соседей.

При этом моё сердце от номера к номеру сжималось всё больше и больше и в итоге выдавило-таки глухое «бу-бу-бу» по поводу происходящего на сцене. Девушка, услышав, напряглась, наконец пристально посмотрела на сцену и в конце концов пустила озабоченную морщинку по лбу. Аплодировала вяловато и просветление больше не излучала.

Случай этот симптоматичный. В сознании российского зрителя культурность сводится к каталогу потреблённых продуктов искусства, выходов в академические и менее академические театры. Культурность рифмуется с присутствием, засвидетельствованием. Культурный человек участвует, но не соучаствует, по-пингвиньи пряча своё «я» за вечерним нарядом в антураже главного театра страны.

Про гомосексуалистов

Тут на днях в одном из околобалетных трёпов исповедовался своему милейшему и интеллигентнейшему знакомому, как пришёл в балет, что случилось это в непростую эпоху безучастного полового созревания и что приманкой стали «девки» в диадемах…

На вопрос «Девки?» беспечно извинился и поправился — «танцовщицы». Через пару фраз знакомый всё же не выдержал и муркнул, что балетные, как правило, больше любят парней…

Не доверять такому мнению не могу, знакомый мой — человек крайне толковый, да и сам, конечно, на каждом шагу слышу шёпот относительно предпочтений/ориентаций тех, о ком пишу.

Но как же тогда не менее распространённое мнение о том, что балет — особенно в советское время — был самым милым сублиматом эротических переживаний для зрителей?.. Или что, все мужики были гомосексуалистами?

Да и мой незначительный опыт показывает, что балетоманы (таких, честно говоря, немного, балет остаётся искусством прощающихся с молодостью женщин), как правило, живут в счастливых семьях, а иногда и самые что ни на есть бабники.

Это, впрочем, не мешает им обсуждать красоту ног Дмитрия Гуданова или новую стрижку Андрея Меркурьева.

Про творцов

Самое страшное предубеждение, которым может страдать творческий человек, — это вера в то, что он призван служить публике. Что публика всегда права и самое страшное наказание — нелюбовь публики.

Подобного рода реверансы свидетельствуют либо о творческой несостоятельности, либо о трусости (что, в общем, недалеко одно от другого). И хочется спросить: «И на что же тебе твой талант-то в таком случае?..»

Про выразительность

Эволюция любого танцовщика почти без исключения происходит по пути самомодерирования, по пути экономии сценических средств, использования выразительных средств тела без демонстрации его исключительных физических способностей.

Две главные балерины Мариинского театра, Ульяна Лопаткина и Диана Вишнёва, традиционно считаются сценическими антиподами, поскольку Вишнёва балерина яркая, обильная, взрывная, в то время как Лопаткина кажется замкнутой и расходующей возможности своей пластики аптекарскими порциями.

Но вот на последнем хронологически представлении «Баядерки» в Мариинском театре г-жа Вишнёва вдруг рассказала историю любви и гибели храмовой танцовщицы Никии с неторопливостью былинного сказа и таким почти стыдливым использованием технических приёмов, рядом с которым исполнение Лопаткиной может показаться чувственным дамским романом.

Про звёзд

Друзья прислали вышедший в прошлом году на Западе фильм про балет Парижской оперы La Danse. Фильм, в общем, — более или менее традиционное представление шахтёрского труда за сценой и великолепия на сцене, характерное для последних фильмов о балете. При этом авторы выдерживают комплиментарный тон представления, достойный труппы, которая по праву считается лучшей (у невыездных патриотов — одной из лучших) в мире.

И знаете, кто главная звезда фильма? Руководитель балета Оперы, Брижитт Лефевр. Менеджер, администратор. А точнее, и переговорщик, и зачинщик, и лицо труппы, и мегера, и мать…

А знаете, какой самый трогательный момент? На собрании труппы администрация анонсирует изменения в пенсионном законодательстве, похоже не самые благоприятные для танцовщиков. И какой-то месье из администрации старается утешить, что администрация делает всё возможное, чтобы учесть специфику труда артистов балета. А г-жа Лефевр подхватывает слово пафосной речью о том, какая честь быть частью труппы Оперы и что возможные сложности никоим образом не могут скомпрометировать эту честь, а качество труппы — высшая ценность. И знаете что? Они аплодировали...

Про прогресс

Одной из самых острых дискуссий в околотанцевальных кругах на Западе стал вопрос, могут ли, должны ли хореографы, стоит ли хореографам в своих персональных блогах, на «Фейсбуке», в «Твиттере» рассказывать о том, как они работают над новым балетом...

Сама суть проблемы представляется не столь интересной, поскольку любые попытки ограничить или оспорить право авторов рассказать о своей работе совершенно утопичны. Удивителен шум, который возник вокруг вопроса и который показывает степень вовлечённости современных хореографов и танцовщиков в новейшие способы коммуникации.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 11:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091706
Тема| Балет, Новосибирский театр оперы и балета, Персоналии, Игорь Зеленский
Авторы| Татьяна ШИПИЛОВА
Заголовок| До «Пахиты» и после…
Где опубликовано| "Советская Сибирь" № 180 (26302)
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.sovsibir.ru/index.php?dn=news&to=art&ye=2010&id=7195
Аннотация| Гастроли, Планы на сезон

Новый, 66-й, театральный сезон Новосибирский театр оперы и балета, как известно, откроет 26 сентября премьерным спектаклем «Лебединое озеро». Это новая редакция, сделанная художественным руководителем балета Игорем Зеленским в декорациях и костюмах известной итальянской художницы Луизы Спинателли. Но уже завтра в Сибирском Колизее состоится грандиозное балетное — да и общекультурное! — событие: на его сцене балет Парижской оперы представит «Пахиту» — классический балет Дельдавеза, Минкуса в постановке известного французского хореографа Пьера Лакотта. Кстати, оформляла этот спектакль тоже Луиза Спинателли. А Пьера Лакотта новосибирские балетоманы помнят по балету «Сильфида»: свою знаменитую реконструкцию старинного балета, помимо других прославленных сцен мира, в 1979 году он перенес и в наш театр… Что ж, мир балета тесен и… чудесен!

Началу настоящих и будущих — не менее масштабных — событий предшествовало, без преувеличения, бурное гастрольное лето, которое ну никак нельзя назвать межсезоньем. Так считают директор Новосибирского театра оперы и балета Руслан Ефремов и художественный руководитель балета, народный артист России Игорь Зеленский. На пресс-конференцию они пришли с толстенной книгой, в которой собраны рецензии французской прессы на спектакли новосибирцев в рамках фестиваля «Танцевальное лето в Париже». Обещали, что обязательно позже познакомят земляков с этими текстами, а потом директор театра просто перечислил гастрольные маршруты сибиряков — и это было впечатляюще.

Конец мая — участие камерного оркестра и камерного хора нашего театра в одном из знаменитых музыкальных фестивалей — Фестивале Троицы, проходившем в Баден-Бадене (Германия). Там они под управлением Теодора Курентзиса исполнили оперу Пёрселла «Дидона и Эней» и псалом Генделя «Dixit Dominus». Солировали хорошо знакомые новосибирцам звезды барочной оперы: Симона Кермес, Дебора Йорк и Димитрис Тилякос. Накануне на этом же фестиваля маэстро Курентзис в качестве дирижера-постановщика представил вниманию публики оперу Бизе «Кармен» в постановке французского режиссера Филиппа Арло. В августе новосибирский оркестр MusicAeterna под руководством главного дирижера Новосибирской оперы на фестивале, посвященном творчеству Мечислава Вайнберга, в Брегенце (Австрия) был назван «Музыкальным сокровищем Сибири» и с большим успехом у публики и критиков исполнил камерные произведения Вайнберга, а также Сороковую симфонию Моцарта, Первую — Прокофьева и Пятую Бетховена.

Большие гастроли новосибирского балета во Франции Руслан Ефремов назвал «марафоном спектаклей», которые начались 3 июля «Вечером Баланчина» в городе Ниме, а затем в течение полумесяца продолжались в столичном театре Шатле. На вопрос, как новосибирцы, привычные к своей огромной сцене, адаптировались на более компактной Шатле, Игорь Зеленский ответил:

— Я сам меняю формат всю жизнь... Сцены бывают разные — большие и маленькие, но на то мы и профессионалы: можем работать на любой. Пришлось пойти, конечно, на какие-то компромиссы с декорациями. Например, в «Баядерке» финал, он у нас большой, тоже, к сожалению, пришлось в каких-то моментах ужать... Справились.

— Мы показали себя максимально, — говорит он. — Но последний спектакль был особенным: занавес поднимали 18 раз, и госпожа Вишнева, которая со мной танцевала, сказала: «Слушай, Анатольевич, я сегодня себя чувствую Майей Михайловной!»

Французская публика, поделился своими наблюдениями директор, выражает свое отношение — нравится-не нравится — предельно открыто. На гастролях новосибирского балета занавес после спектаклей поднимали неоднократно. А последняя «Баядерка» (с Зеленским-Солором и Вишневой-Никией) была по-настоящему яркой точкой, завершавшей эти встречи.

— Последний спектакль не просто был хорошим, — заметил Игорь Зеленский, — ощущалось, народ прощается с нами. Были и прямые вопросы: «А когда мы увидим вас еще раз?»
Париж — балетный город, и заслужить его признание непросто. Тем приятнее были такие моменты, когда после гала-концерта, то есть — первого же выступления на сцене Шатле, проблема с продажей билетов исчезла вообще и худрук новосибирского балета, если он не участвовал в спектакле, приходя после третьего звонка в зрительный зал, находил свое и остальные места, как, впрочем, и все приставные стулья, занятыми. Кроме весьма одобрительных отзывов об искусстве сибиряков в ведущих парижских изданиях, по словам Игоря Зеленского, ему очень дороги были и устные оценки знатоков:

— Эти господа-критики с бабочками ходят на балет чуть ли не с 1920 года, они все знают, все видели, именно их профессиональные замечания были мне чрезвычайно интересны. Потому что я очень требователен к себе как артисту и, естественно, вижу в первую очередь недостатки и могу не замечать явных достоинств. Я сделал новый шаг и, принимая его как данность, занимаюсь уже другим, следующим. А они разбирали и отмечали нюансы очень профессионально, говорили много добрых слов…

В общем, новосибирскую балетную труппу в Париже заметили, признали и запомнили не из-за масштабной рекламы «Новосибирский балет» на автобусах и в метро, а благодаря тем усилиям, которые наши земляки в эти гастроли вложили: сложные генеральные репетиции, 18 показов без выходных (а это четыре вечера балетов Баланчина, семь спектаклей «Лебединое озеро», шесть спектаклей «Баядерка») и 10 открытых уроков классического танца со зрителем на сцене Шатле. (Причем везти собственные постановки Баланчина в город, где знаменитый хореограф ставил балеты сам, — неслыханная смелость для «провинциалов»!)

По мнению Игоря Зеленского, успешное осуществление этого проекта стало для сибиряков окном в Европу:

— Мне не хотелось бы забегать вперед, но у нас с директором реально вырисовываются большие планы. Потому что в Париже мы вели переговоры, встречались с импресарио и у нас есть договоренности о гастролях с такими городами, как Лондон, Мадрид, Турин. Например, с интендантом Королевской оперы в Мадриде Жераром Мортье разговор идет не о нескольких балетных спектаклях, а о двухнедельной программе, о настоящем новосибирском сезоне в репертуаре театра 2012 года.

* * *
Сейчас, во второй декаде сентября, Новосибирский театр оперы и балета вновь на гастролях. Наши артисты не впервые участвуют в очень престижном XII Международном фестивале музыки и танца в Бангкоке. Показательно, что открылся фестиваль оперным спектаклем новосибирцев «Князь Игорь». И далее ими будет представлена обширная программа: концерт, где прозвучат Первая симфония Прокофьева и Девятая — Бетховена в исполнении симфонического оркестра театра под управлением Теодора Курентзиса, а также опера «Богема» Пуччини, балетные спектакли «Золушка» Прокофьева, «Баядерка» Минкуса и «Вечер одноактных балетов». Причем в ходе фестиваля новосибирский оркестр (дирижер Евгений Волынский) будет аккомпанировать балетному театру Цюриха и балету Северного королевства из Англии. Следующий гастрольный тур новосибирцев — в Корею, где на главной сцене в Арт-центре Сеула с 7 по 10 октября они покажут четыре представления оперы «Князь Игорь».

Что касается планов на новый сезон, то о них Руслан Ефремов и Игорь Зеленский рассказали пока лишь в общих чертах. Это осенняя премьера в практически новой редакции оперы Чайковского «Иоланта», во второй половине сезона — оперы «Паяцы» Леонкавалло. В балете возобновится работа над «Спартаком» Хачатуряна, а также «продолжится линия по постановке балетов Баланчина». Ближайшие события, безусловно, волнующие для любителей балета: 3 октября — вечер звезд Мариинского балета и 6 октября — бенефис Игоря Зеленского, в программу которого должна войти новая работа известного американского хореографа Твайлы Тарп на музыку Фрэнка Синатры «Sinatra Suit».

* * *
О балетном спектакле «Пахита» Парижской оперы, которую новосибирским зрителям предстоит увидеть уже завтра, директор Новосибирского театра оперы и балета сказал:

— Вряд ли в ближайшем будущем возможно повторение такого проекта: 120 человек, 6000 километров между городами — все очень сложно, хотя и Министерство культуры Российской Федерации, и «Газпромбанк» помогли в его осуществлении. Но, чтобы статус Новосибирска — культурной столицы — поддерживать и развивать на деле, необходимо чтобы такие проекты вошли в систему. Этот город подобных проектов достоин.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 2:32 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091707
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета имени П. И. Чайковского, Персоналии, Даглас Ли (Stuttgart Ballett)
Авторы| Наталья Овчинникова
Заголовок| «Это вызов и танцовщикам, и зрителям»
Где опубликовано| "Соль" (Пермь)
Дата публикации| 20100906
Ссылка| http://www.saltt.ru/node/4304
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: Алексей Гущин / Соль

Солист и хореограф Stuttgart Ballett Даглас Ли впервые приехал в Россию, чтобы поставить в Перми одноактный балет. Премьера намечена на апрель 2011 года: в один вечер на сцене Пермского театра оперы и балета имени П. И. Чайковского будут представлены три одноактные постановки трех молодых хореографов из Европы. Сейчас Даглас Ли присматривается к сцене и к труппе, выбирает артистов и подбирает музыку. Он уверяет: то, что получится в итоге, будет соответствовать характеру пермской труппы, но в плане хореографии станет неожиданностью и для артистов, и для зрителей.

«Соли» Даглас Ли дал свое первое в России интервью.

— Вы приехали в Россию по приглашению Алексея Мирошниченко, ныне главного балетмейстера Пермского академического театра оперы и балета. А где и как вы с ним познакомились?

— Это случилось в 2008 году в Нью-Йорке. Мы оба делали постановки в New York City Ballet. У нас тогда было много общего: оба — хореографы, одновременно ставившие там свои балеты, и оба — чужаки для Америки. Поддерживали друг друга, потом обменялись контактами.

— Вы впервые приезжаете в Россию, и сразу — в Пермь. Что вам было известно о пермском театре, о его балетной труппе?

— Ну, это общеизвестно — Пермь знаменита своей балетной школой. Когда Алексей мне рассказывал о работе в этом городе, я понял, насколько страстно он относится к своему делу. Все, за что он берется, получается действительно высокого качества. Сейчас складывается творческий альянс: традиции местной балетной школы, плюс руководство Алексея, плюс моя хореография. По-моему, из этого должно получиться важное, волнующее событие. Я надеюсь, у нас все пройдет успешно.

— Премьера вашего одноактного балета намечена на апрель 2011 года. У вас уже готов рисунок постановки?

— Все идет по тому плану, который мы наметили с Алексеем. Сейчас я приехал посмотреть сцену, чтобы понять, в каких границах мне предстоит работать. Познакомиться с техническим персоналом, увидеть труппу и прикинуть возможности танцовщиков. Я уже успел посмотреть их работу в классах, видел на сцене — на гала-концерте открытия сезона, в «Лебедином озере». Мы с Алексеем уже даже составили список артистов, которые, скорее всего, будут танцевать в моем спектакле. Но хореографически балет еще не выстроен. Когда я окончательно сориентируюсь, то подведу хореографию под стилистику труппы. Постановка будет ложиться на конкретные тела артистов.

— Какую музыку собираетесь использовать?

— Пока тоже ничего конкретного. У меня большая фонотека, и сейчас я много всего прослушиваю. Я смотрю на танцовщиков, потом прихожу в отель и включаю музыку, чтобы проверить возникающие догадки. Я стараюсь найти подходящие композиции — всегда так работаю. Одно могу сказать: в конечном итоге это будет музыкальный микс.

— Со своими коллегами по премьере — Лукой Веджетти (Италия) и Гаэтано Сото (Испания) — вы знакомы?

— Не с обоими. Но они оба достаточно известны. Гаэтано, например, много работал в Европе, Лука — в Нью-Йорке. Постановки Луки я даже видел. Гаэтано как-то раз приезжал в Штутгарт, где я сейчас работаю в Stuttgart Ballett, и мы успели вскользь пообщаться.

— Как думаете, почему Алексей Мирошниченко собрал вас с ними в этот триптих?

— Алексей говорил, что хотел объединить в одном вечере трех постановщиков с разными стилями. Мне кажется, это смелое и верное решение. Любой труппе нужно иметь в своем репертуаре что-то подобное. Я думаю, наш совместный вечер из трех одноактных балетов разных хореографов — это своего рода вызов и танцовщикам, и зрителям.

— Все три хореографа — представители разных стран. Есть ли сегодня в современном балете национальные черты?

— Вопрос трудноватый. Я отвечу просто: мы все самостоятельные личности, у каждого свой индивидуальный стиль. Что касается меня, то я, будучи англичанином, всерьез интересовался творчеством Кеннета Макмиллана, Джона Кранко. Кроме того, я до сих пор сам танцую. Когда ты хочешь напитаться творческой энергией мастера, с которым работаешь, порой бывает достаточно находиться с ним в одной комнате. Неизбежно заряжаешься его энергией — так у меня было с Уильямом Форсайтом, Иржи Киллианом, с которыми мне довелось поработать в Штутгарте, где я танцую последние десять лет.

— Даглас, развейте или подтвердите миф. Некоторые артисты Большого театра говорят, что не могут позволить себе даже дня без тренировки, потому что тело быстро теряет форму. Сколько вы можете не тренироваться?

— Я уже не слежу за этим так строго, как раньше. Сейчас я не участвую в крупномасштабных постановках, которые длятся два-три акта. Я, хоть и являюсь по-прежнему солистом Stuttgart Ballett, все меньше танцую и все больше ставлю. Особенно четыре последних года, когда я работал не только в Штутгарте, но и в других городах Европы и Америки.

— Где конкретно вы ставили свои балеты?

— Как я уже говорил, я делал балет для New York City Ballet. Ставил для Норвежского национального балета (Den Norske Nasjonalballetten) — туда же я, кстати, вернусь в следующем году для еще одной постановки. Работал в Королевском балете Фландрии (The Royal Ballet of Flanders), в лондонском Королевском театре в Ковент-Гардене (Theatre Royal, Covent Garden). Ну и каждый год я что-нибудь новое ставлю в Stuttgart Ballett.

— Случалось, что вам приходилось бросать постановку? Например, идея была, но не было возможностей для ее воплощения.

— Вообще-то нет. Но была однажды очень стрессовая ситуация в Штутгарте, когда я ставил свой последний балет. Один танцовщик накануне премьеры получил травму, и спектакль был под угрозой срыва. В конце концов, я решил сам выйти на сцену. Хорошо, что я сам еще могу танцевать.

— В этом месте сердобольный зритель спросил бы: зачем вы ставите такие сложные балеты, что даже солисты Stuttgart Ballett не могут их станцевать?

— Да я не считаю свои постановки такими уж сложными! Травму можно получить случайно, это не зависит от сложности движений.

— А в целом, в современной хореографии сегодня есть тенденция к усложнению элементов?

— Как говорят англичане, все зависит от всего. И это правда. Совершенно ясно, что нынешние танцовщики делают элементы, которые были недоступны танцовщикам два-три поколения назад. То же «Лебединое озеро» — шестьдесят лет назад оно было принципиально другим, нежели то, каким мы его видим сейчас.

— Даглас, а сколько вам лет?

— Тридцать три.

— Прекрасный возраст. Возраст Христа.

— Да. Когда он умер.

— Умер, чтобы воскреснуть. Расскажите, как вы оказались в балете? Кто вас в детстве привел в класс?

— В Англии до одиннадцати лет я ходил в обычную школу, как и мои старшие братья. Но моим родителям не нравился тот уровень образования. Поэтому, когда учительница музыки предложила им перевести меня в школу исполнительских искусств, где я мог бы развивать свои музыкальные способности, родители сразу решились на это. Часть программы в школе исполнительских искусств занимает хореография. Так я попал в балетный класс.

— Вы уже сказали, где вам доводилось ставить свои спектакли. А в детстве была мечта танцевать на сцене какого-нибудь знаменитого театра?

— Нет. Вообще, каждодневно занимаясь у станка, я ненавидел балет. Но, поверьте, балетная дисциплина очень скоро дает вам возможность почувствовать результаты своего труда. К 13-14 годам балет мне уже нравился больше, а в 15 лет я поступил в Королевскую балетную школу.

— Даглас, а вы пойдете на фильм Даррена Аронофски «Черный лебедь», который вскоре выйдет в мировой прокат?

— Обязательно. У Аронофски я видел «Реквием по мечте», он хороший режиссер. А тут еще моя знакомая балерина ходила на кастинг к этому фильму. Она могла бы быть дублершей Натали Портман: тело — моей знакомой, голова — Портман. Но, к сожалению, не прошла пробы.

— А вообще, вы смотрите фильмы о балете?

— Почти все игровые фильмы на эту тему плохого качества. Поэтому про балет я смотрю только документальные фильмы и телеспектакли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092001
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Варвара Вязовкина
Заголовок| Рожденные Апокалипсисом //
В Большом театре состоялась мировая премьера балета Анжелена Прельжокажа

Где опубликовано| "Итоги" № 38(745)
Дата публикации| 20100920
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2010/38/156930.html
Аннотация|



Спектакль французского авангардиста современного танца, навеянный строками Апокалипсиса, называется в духе свободного и рефлектирующего хореографа: «А дальше — тысячелетие покоя». В названии задана ассоциация, на ассоциации рассчитаны и все эпизоды без малого двухчасового спектакля. Прельжокаж, как всегда, страстно и мощно (в его жилах течет албанская кровь) попытался выразить свои ощущения после прочтения библейской книги. Слова «тысяча лет» рефреном проходят в Откровении Иоанна Богослова, что и находит место в постановке: первая сцена — танцовщицы, как в кокон, обернуты в полиэтилен, затем появление живых агнцев — как по писаному, кротких и невинных, и последняя сцена — вся земля, планшет сцены, покрыта флагами различных государств.

«Вот это поставлено на артистов Большого театра?» — негодовали две дамы, выходящие из партера и апеллировавшие к тому, что тела танцовщиков академической труппы достойны большего. «This is Diaghilew», — восклицал в другой стороне зала ликующий джентльмен, подразумевая, что увиденное так же ново и смело, как это было в дягилевской антрепризе начала XX века. Спектакли Прельжокажа (их более сорока) почти всегда раскалывают зрительный зал. Дело во взглядах на искусство: одним хочется исключительно старинной драмы, другие ценят качество актуального зрелища. Теперь на Новой — экспериментальной — сцене идут как классические балеты, так и современные, и надо понимать, что «А дальше — тысячелетие покоя» адресован зрителям открытым, а не настроенным заранее против.

Анжелен Прельжокаж имеет репутацию эпатирующего хореографа, но, повторюсь, хореографа очень осмысленного. В соавторы он приглашает, как правило, актуальных художников и композиторов: радикальных «Ромео и Джульетту» еще молодым человеком выпускал с признанным Энки Билалем, недавние «Времена года» — с модным графиком Фабрисом Ибером, в Большой театр привлек популярного индийского скульптора и инсталлятора Субодха Гупту. Почерк Гупты — идущие в дело кастрюли и кухонная утварь, поэтому от Гупты на сцене появились четырехкилограммовые сияющие алюминиевые шлемы, трехметровые вращающиеся металлические стены, круглые подносы Иродиады, на которые эффектно стекает кровь, тяжелые цепи как полноправные участники действия — до дрожи красивейшие сцены. Книги тоже присутствуют в спектакле — со стиснутыми в зубах и зажатыми в руках фолиантами артисты отчеканивают ритуальные движения.

Спектакль задуман и о себе — хореографе, ни на минуту не прекращающем придумывать комбинации, хореографе, завороженном мистикой движений и мистикой взаимоотношений. Это его качество быстро оценили на Западе и стали звать в академические труппы: Парижскую оперу, Ла Скала, Нью-Йорк Сити балет. Конечно, московский проект — не тот счастливый случай, какой произошел в начале 90-х в Парижской опере с абсолютным шедевром «Парк» (кстати, балет можно будет увидеть на гастролях в феврале 2011 года), где прельжокажевская манера обрела новое качество в телах безупречных классиков и где по-новому раскрылись индивидуальности французских этуалей. Справедливости ради надо сказать, что участвовавшие в совместном проекте десять артистов из труппы Большого (одиннадцать из труппы Прельжокажа из Экс-ан-Прованса) танцуют в кордебалете и лишь один-два исполняют сольные и ведущие партии.

У франко-русского проекта впереди турне по Франции, Люксембургу, Голландии и Германии. В этом и есть смысл подзаголовка нового спектакля Большого — Сreation 2010.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 9:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092002
Тема| Балет, балетная труппа Пражской оперы, Гастроли, Персоналии, Петр Зуска
Авторы| Инна Скляревская
Заголовок| Чешский балет в Петербурге: Танцы на струнах
Где опубликовано| «Фонтанка.ру»
Дата публикации| 20100920
Ссылка| http://www.fontanka.ru/2010/09/20/012/
Аннотация| ГАСТРОЛИ

Впервые с момента «бархатной революции» российский театр, а именно БДТ им. Г.А.Товстоногова, выступит на сцене Чешского Национального театра. Гастроли обменные – только что на сцене БДТ был показан чешский балет «Соло для троих». В Национальной театре Чехии под одной крышей работают три труппы: оперная, драматическая и балетная.

«Соло для троих» - балет известного хореографа Петра Зуски на песни Высоцкого, Жака Бреля и чешского их собрата Карела Крыла. Идея такой постановки показалась очень странной. Ну да, был в доперестроечное время фильм «Белые ночи», где Барышников танцевал под «Коней привередливых». Так ведь то был специальный номер, политический, для американцев – про ужасный Советский Союз. Но сейчас все-таки время другое. И сама эта эстетика теперь сомнительна – полуиллюстративный танец под авторские песни и даже под стихи плюс собирательный образ страдающего художника, плюс еще демонстративная гитара – словом, балет этот я начала смотреть с большим предубеждением.



Гитара, плотно закрашенная белой краской, стояла на авансцене на большом фанерном кубе и вызывала античные ассоциации. Когда начался спектакль, она вместе с кубом стала погружаться в люк, как гроб в крематории. Артисты кордебалета, подходя, бросали ей вслед – как бросают на кладбище горсти земли – горсти разорванных на мелкие клочки бумаг. Другая такая же гитара в это же время спускалась с колосников.

Слава богу, никаких трех поэтов Петр Зуска выводить на сцену не стал. Герой в спектакле один, и называется просто «Он» (бывший петербуржец Александр Кацапов). Есть и «Она» (Зузана Сусова). И есть массовка, то есть кордебалет.



Посреди пустой сцены художник Ян Душек выстроил еще один, большой куб без стенок: дом – не дом, клеть – не клеть. Высоко вознесенная сцена, а то и эшафот, - на нем можно стоять и повисать, под ним – проходить в полный рост. Декорация второго акта - выгородка из белых ширм, сужающая пространство до масштабов скромного человеческого жилища, помост уменьшился и превратился в обычный стол. Девушка, которая в первом акте была все больше символом и аллегорией – музой, вечной женственностью, становится здесь просто верной подругой.

Крыл, Брель, Высоцкий – первое имя незнакомое, второе знакомое и любимое, третье до боли свое. За Высоцкого было тревожнее всего. Но получилось хорошо, даже когда не совсем привычно: в «Охоте на волков», например, энергичный танец и голые торсы мужского кордебалета рождают образ новобранцев - молодых и сильных парней, которых общество, не жалея, отдает опасности и смерти.



Диапазон трактовок песен был довольно велик: от иллюстративного до широко ассоциативного, от эпоса до клоунады. Спектакль, правда, не обошелся без некоторых банальностей, типа многозначительного глядения героя в зал, но стержень его другой, совсем не банальный: в первом акте пластический «голос» солистов каждый раз подхватывался кордебалетом, размножался, многократно отражался, как бывает в комнате с зеркальными стенами, и танец обретал другое измерение – психологический аспект переходил в метафизический. Во втором акте «другое измерение» обеспечивало «небалетное» пространство комнаты. И если главной темой первого акта была драма человеческой личности во враждебном мире, а главным лейтмотивом – антибуржуазные песни Бреля, то в центре второго акта оказывались отношения мужчины и женщины: перед нами проходила вереница конкретных пар, конкретных историй. В целом получалось, что действие спектакля двигалось от масштабного к камерному, от социального к личному, от пафоса общечеловеческих понятий к трагизму конкретной жизни. В этом неожиданном диминуэндо и таилось дыхание нашего времени – призыв вслушаться в отдельные человеческие голоса, расслышать их оригинальность, их боль.



Общее свойство хореографии Зуски – внутренняя энергия и скорость. Но хотя танец непрерывен, а хореография упруга и динамична, генетически это не совсем балет. Прежде, чем стать танцовщиком, Петр Зуска работал мимом. Однако «Соло для троих» напоминает не пресловутую «хореодраму», а условно-поэтическое пластическое действо.

Вроде бы на ногах танцовщиц балетные туфли, но классический танец то и дело используется в ироническом ключе: например, в «Гимнастике» Высоцкого советский парад физкультурников в красных трусах со звездами на причинном месте переходит в жизнерадостный балетный экзерсис. И неожиданно сильно сделан совсем уж небалетный номер, «Ces gens-là», где Александр Кацапов попросту имитирует поющего Бреля, заостряя его пластику. Певец выглядит ожившим памятником времени. В этот момент забываешь смотреть на субтитры перевода.



В спектакле полно балетных цитат - эпизоды сплетены между собой подобно «венку сонетов»: в каждом следующем номере повторяется пластический или сюжетный мотив предыдущего. Иногда эти цитаты впечатляют – например, в одном из номеров есть парафраз на темы «Юноши и смерти» Ролана Пети, а в следующем номере, в «Вальсе» Жака Бреля, женский кордебалет выходит в желтых платьях и черных париках с челкой – как героиня того же балета. Иногда – грешат против вкуса: например, балерин-лошадок из «Аполлона» Баланчина обрядили в костюмы с элементами упряжи, что выглядит весьма грубой конкретизацией; я уж молчу, что это те самые «Кони привередливые».



И все-таки чем дальше, тем больше зритель попадает под обаяние спектакля. Похоже, что он из тех произведений, чье послевкусие тоньше первого впечатления. Он и сложней, и проще, чем кажется вначале: сложней - потому, что при всей иллюстративности здесь имеется свой чисто формальный (не от слова «формальность», а от слова «форма») сюжет и свой хореографический ход с тиражированием монологов и дуэтов. А проще - потому что в основе всех идей лежит очень понятное чувство: любит Петр Зуска Высоцкого, Бреля и Крыла, и песни их волнуют его даже без оглядки на политическую или эстетическую актуальность. Как, впрочем, и большинство зрителей.



Фото из архива Чешского Национального театра
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 9:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092003
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж, Анастасия Меськова, Анастасия Винокур
Авторы| Борис Тарасов
Заголовок| Анжелен Прельжокаж: «Комфорта я не ищу»
Где опубликовано| Газета "Вечерняя Москва" №176 (25444)
Дата публикации| 20100920
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/article/105196.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Большой театр открыл сезон премьерой балета о конце света

Впервые в истории Большой театр открыл сезон мировой премьерой балета в постановке европейского хореографа. Революцию в стиле Contemporary Dance в стенах главного театра страны произвел француз албанского происхождения Анжелен Прельжокаж.

Люблю составлять букеты

– Анжелен, вы первый раз работаете с русскими танцовщиками. Чем они отличаются от французов?


– Такой тонкий вопрос, деликатный… Ну, во-первых, я выбрал тех русских артистов, в которых почувствовал большую заинтересованность и любопытство. Надеюсь, для них это не просто очередной проект. Другая особенность русских танцовщиков – не только тех, которых я выбрал, но, может быть, и всех русских балетных артистов – это необыкновенный инстинкт, интуитивность движения, интеллект тела. Они потрясающе делают то, что умеют, а в том, что для них ново и незнакомо, они интуитивно находят какой-то правильный путь и свое решение. Говорю это потому, что есть очень много танцовщиков, которые замечательно делают то, чему их обучили с детства, но как только хоть чуть-чуть выходишь за эти рамки, они теряются.

– А по какому принципу вы отобрали именно этих танцовщиков?

– Я смотрел, кто из них смог бы быстрее влиться в нечто новое для себя, и потом какие-то личностные вещи меня интересовали. Индивидуальность. Каждый раз, когда я выбираю группу, с которой буду репетировать, я ее составляю, как букет цветов. Например, бывают компании, где потрясающие тюльпаны. Но – только тюльпаны. Или только розы. Я люблю составлять букеты более непредсказуемые, где есть и лилии, и розы, и сирень, и тюльпаны, и колокольчики (улыбается).

– В Большом театре вы нашли все цветы?

– Во всяком случае, много красивых.

– О чем ваш спектакль?

– Отправной точкой послужило чтение Апокалипсиса.

– Вы пришли к этой мысли, оттолкнувшись от «цветов», которые нашли в Большом театре, или идея родилась заранее?

– Конечно, я читал Апокалипсис давно, но когда мы решили, что это будет новая постановка, оригинальная, я подумал: почему бы его не перечитать и не посмотреть, можно ли там на что-то вдохновиться. Но я подчеркиваю, что это только отправная точка, ни в коем случае никакая не иллюстрация, не толкование. Это вдохновение на тему.

– Вы в первый раз работаете в Большом театре, впервые ставите в России. Вам комфортно?

– В этой постановке смешанная труппа – половина русских и половина французов. Такого я еще не делал, это совершенно особое предприятие. Комфорта я не ищу.
Мои постановки комфорта не предусматривают. Комфорт я лучше поищу где-нибудь на Бали.

Сотворение мира

Создать на останках Апокалипсиса CREATION-2010 были призваны знатные мастера современного актуального искусства – Лоран Гарнье и Субодх Гупта. Оба они – и культовый диджей, «крестный отец французской электроники, открывший миру новый саунд Франции» Гарнье, и самый известный индийский мастер инсталляций из металлической кухонной утвари Гупта – дебютанты на балетной сцене.
Отдав музыку и сценографию на откуп «революционерам», Анжелен Прельжокаж сделал реверанс и традиции – костюмы для спектакля создал российский кутюрье Игорь Чапурин, оформивший уже немало балетов.
Новый балет создавался в рамках Года Франции в России и России во Франции совместными усилиями русских и французских артистов. 10 танцовщиков Большого театра и 10 из компании «Балет Прельжокажа» в большом репетиционном зале на фоне ржавого металла творили CREATION-2010.
Именно так – созидание, творчество, сотворение мира в конце концов называется теперь этот проект, изначально заявленный как «Апокалипсис».

Перестали стесняться своего тела

Говорят российские участницы балета Анастасия Меськова и Анастасия Винокур.

– Для вас эта работа не первое обращение к современному танцу?

Анастасия Винокур. – Да, был Раду Поклитару, но здесь больше Contemporary Dance. И босиком мы не танцевали никогда. Совсем все новое.

– И как вы, классические танцовщицы, решились на это новое?

Анастасия Меськова.
– Мне очень хотелось, наверное, что-то изменить и в жизни, и в профессии. Это просто такой эксперимент, который редко бывает. Случай. Нам повезло, что нас отобрали.

А. В. – И очень интересно создавать спектакль, а не вводиться в уже готовый. Все с первого дня и до последнего, от декораций и музыки до костюмов. И хореографию – так получилось – мы часто делали совместно.

А. М. – Много именно нашей импровизации.

– Какой опыт вы для себя приобрели?

А. В.
– Мы стали свободнее. Во всем: в танце, в жизни, в мыслях, в душе. Мы раскрепостились – это самое главное.

А. М. – У нас полностью поменялось отношение к работе, друг к другу, к коллективу. Вообще понятия… Мы перестали стесняться своего тела.

А. В. – Да, полюбили свои тела, какие они есть. Ведь классический балет часто загоняет тебя в какой-то угол. Сам себя загоняешь: ты все время не такой, ты кривой, толстый. А тут наоборот – ты самый прекрасный, самый красивый, наслаждайся собой, своим телом, своими движениями. И это, конечно, очень здорово.

А. М. – И все равны – нет ни солистов, ни кордебалета. Все разные: маленькие, высокие, интернациональные – какие угодно. И от этого совершенно нет комплексов.

А. В. – Не гребут всех под одну гребенку – ни по сантиметрам, ни по объемам. Ты такой, какой есть, и каждый обладает своей индивидуальностью. Несмотря на то что мы в спектакле часто делаем одинаковые движения, можно заметить, что у каждого есть свой стиль. И очень интересно было наблюдать, как наши девчонки, которые вообще никогда не сталкивались с современной хореографией, за 3–4 месяца это впитали в себя и окрасили какими-то своими красками.

Досье «ВМ»

Анжелен Прельжокаж – один из самых ярких хореографов сегодняшнего дня, учился классическому танцу, затем увлекся роком, после чего пришел к танцу современному.
После стажировки у Карины Ванер в Школе Канторум он поехал в Нью-Йорк к мэтру танца модерн Мерсу Каннингему.
Вернувшись во Францию, Прельжокаж поступил в Национальную консерваторию современного танца, в 1984 г. сочинил свой первый балет, а через год создал собственную труппу в Шампиньи-сюр-Марн, ставшую затем Национальным хореографическим центром Валь-де-Марн.
Позднее компания переместилась в Шатоваллон, потом – в Экс-ан-Прованс.
Экспериментаторские работы хореографа получили мировое признание, многочисленные премии и призы.
Труппа Прельжокажа неоднократно гастролировала и в России.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 10:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092004
Тема| Балет, Международный фестиваль «Звезды мирового балета» (Донецк), Персоналии, Вадим Писарев
Авторы| Ирина Панская
Заголовок| Васильев, Цискаридзе и Лиепа станцуют на улицах
Где опубликовано| Газета "ДОНБАСС
Дата публикации| 20100917
Ссылка| http://donbass.ua/news/region/2010/09/17/vasilev-ciskaridze-i-liepa-stancujut-na-ulicah.html
Аннотация|

Худрук театра оперы и балета Вадим Писарев, он же - директор Международного фестиваля «Звезды мирового балета», рассказал о том, какие сюрпризы в рамках ежегодного праздника высокого искусства ждут дончан и гостей шахтерской столицы.

Фестиваль пройдет в Донецке с 1 по 10 октября в семнадцатый раз и будет, по словам Вадима Яковлевича, одним из сильнейших за всё время своего существования.

- Главное событие - визит легендарного танцовщика, народного артиста СССР Владимира Васильева. Творческим вечером, посвященным 70-летнему юбилею, который он отметил в апреле, и откроется фестиваль. Это уникальное представление дончане увидят одними из первых в мире - после премьерных показов в Москве и Нью-Йорке. Более того, Владимир Викторович сам будет танцевать на донецкой сцене! Это дорогого стоит! - признался Писарев «Донбассу». - Думаю, он согласился приехать потому, что тут сработало личное уважение. Мы давно знакомы с Васильевым. И, было дело, мне представилась возможность помочь ему: пять лет назад на международном конкурсе в Сеуле у его супруги, великой балерины Екатерины Максимовой, возникли проблемы со здоровьем, она не могла ходить, и я носил ее на руках. Васильев тогда оценил мое искреннее желание помочь.

На фестиваль приедут такие известные артисты как Николай Цискаридзе и Илзе Лиепа. Звездам, пожелавшим станцевать фрагменты из балета «Пиковая дама», отвели всё второе отделение последнего вечера.

Настоящим открытием станут и танцовщики известного хореографа Раду Покликтару, которые устроят в шахтерской столице премьеру своего нового спектак-ля. Удивят нас первые звезды Парижской оперы и молодые дарования Гаваны - лучшие артисты Кубы, которые в профессиональных кругах сегодня считаются технически совершенными.

В дни открытия и закрытия фестиваля у здания театра установят гигантские экраны, благодаря которым звезды мирового уровня смогут «станцевать» прямо на улицах города, и все желающие посмотрят на именитых артистов. Также впервые руководство театра попытается собрать в своем зале мэров всех городов Донецкой области, чтобы в преддверии выборов они вспомнили об истинных ценностях.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 11:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092005
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анастасия Винокур
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Каторжница в цветах //
Настя Винокур: “У нас и так теперь в Большом полный апокалипсис”

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 25454
Дата публикации| 20100920
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/interview/2010/09/19/530536-katorzhnitsa-v-tsvetah.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

— Нет, ну там все прилично. Платьице такое бежевое, — отвечает на мой вопрос Настя Винокур о костюмах к премьере в Большом театре. Я встретил ее, идущую с примерки, и удивился. На Большом расклеены афиши, где обнаженные артисты завернуты в целлофан, и по Москве гуляют слухи, что танцовщики выйдут на сцену чуть ли не голышом. Дочка Владимира Винокура, занятая в проекте, раскрыла “МК” некоторые секреты сенсационной постановки балета Прельжокажа CREATION 2010.


“Я не папина и не мамина: сама по себе, никогда не держалась за мамину юбку или за папину штанину”.

“Совершенно изменилось отношение к своему телу”


— Настя, как тебе работается с Прельжокажем?



— Отлично! Очень интересно! Он такой непредсказуемый. Мы каждый день чего-то нового от него ожидаем. Он постоянно что-то переделывает, поэтому мы все еще в процессе работы, и это очень здорово!


— Стилистика, наверное, очень отличается от классического балета. И каково человеку, имеющему классическое образование, закончившему Московскую академию хореографии, входить в такой спектакль?


— Я больше характерная, чем классическая танцовщица, поэтому мне это в удовольствие. Правда, босиком, конечно, первый раз танцую — и мне тяжело было привыкнуть: стираются подушечки. Но сейчас нам настолько это нравится, что мы иногда даже класс уже босиком делаем или в носочках. Пластика, конечно, тоже другая. Те два месяца, что мы провели в театре Прельжокажа в Экс-ан-Провансе, дали колоссальную школу. Совершенно изменилось восприятие и отношение к своему телу, исчезли какие-то комплексы, штампы Большого театра, мы совершенно раскрепостились. У всех появилась какая-то новая пластика, которую друг у друга мы не замечали, хотя учились вместе в школе и в театре долго работаем. То есть все очень изменились и в профессиональном плане, и даже в жизни мы настолько сблизились, что стали как одна семья.


Балерина Анастасия Винокур (12 фото)

— Значит, ты считаешь, что для Большого театра этот проект полезен…


— Для молодежи — а для проекта отобрали молодых танцовщиков, кто только седьмой-восьмой сезон в театре, — я считаю, очень полезен. Я мечтала попасть сюда, мы просто бились за это. Еле выползала тогда из зала, потому что тяжело было привыкнуть, скоординировать какие-то движения. Но я очень рада, что все получилось.


— Известно, что Прельжокаж — мастер эпатажа.


— Да. Каждый день он нам приносил какие-то новые предметы. То книги, то стулья, то железные цепи, то пластик, полиэтилен, то баранов — то есть у нас каждый день были какие-то новые сюрпризы. И со всем этим мы должны были импровизировать. Практически половина нашей импровизации и вошла в спектакль, потому что в самом начале он нам сказал: “Этот балет мы будем создавать с вами вместе”. Он хотел нас раскрыть — увидеть с другой стороны. И нам действительно это помогло. Мы делали такие вещи, которые сами от себя и не ожидали.


“Вернулась на землю, но очень по цирку скучаю”


— Настя, известно, что у тебя до этого не так хорошо складывалась судьба в Большом театре и ролей хотелось, наверное, больше…



— Меня этот проект настолько изменил! Прежде всего отношения в труппе Прельжокажа. Потому что у них нет солистов, у них все равны. Совершенно пропадают какие-то амбиции, комплексы Большого театра — что надо быть только солисткой, указанной в афише. Я рада тому репертуару, который есть. У меня практически в каждом балете — небольшая афишная партия, мои любимые роли — пусть их немного. Когда мы уезжали работать с труппой Прельжокажа почти на полгода, все переживали, останется ли за нами наш репертуар, который был в театре. Но мне, например, сказали: “Винокур, ты как танцевала дачницу в балете “Светлый ручей”, так и будешь ее танцевать”.


— Когда ты пришла в Большой театр после училища, наверное, были какие-то надежды?


— Нет. Я знала, куда иду. Балетное училище — это целая школа жизни, которую я прошла. Мне всегда было тяжело, потому что я понимала, что не такая, как все. Мне было намного сложнее, чем остальным. Приходилось больше доказывать. Я имела представление, что такое Большой театр. Сначала я прошла через весь кордебалет. Сидела в запасе по нескольку часов на постановочных репетициях. Прошла и через дедовщину в театре: и из раздевалки меня выгоняли, и в коридор мои вещи выбрасывали — все было. И я считаю, что это дало мне такой жизненный опыт, так меня закалило, что сегодня я над этим смеюсь. Я улыбаюсь, со всеми дружу и рада тому, как все у меня сложилось. Хотелось больше танцевать — но кто знает, может, все еще впереди. Не хочу бегать по кабинетам, выбивая роли. До сих пор у нашего нового руководителя ни разу в кабинете не была. Я делаю свое дело — прихожу в театр, работаю и ухожу. Я не люблю плести какие-то интриги. Мне дали партию — я ее с удовольствием готовлю. Но у меня есть куча других интересных событий в жизни, чего большинство наших артистов не понимает. Они думают, что, кроме Большого, ничего в жизни нет. Это не так! Жизнь настолько многогранна, настолько все интересно...


— Например?


— Например, я занималась цирком четыре года — воздушной акробатикой. Каждый день моталась из театра на “Динамо” заниматься в цирковое училище со своим педагогом. Но меня настолько захватило, что четыре года воздушная акробатика была моим хобби. Я осваивала все воздушные виды, которые есть: и канат, и кольцо, и трапецию. Как акробатка летала в воздухе под куполом цирка без страховки. Сейчас, конечно, на это нет времени. Вернулась на землю, но очень по цирку скучаю.


Что еще? Выступала в концертном зале “Россия” у Юдашкина на вечере. В позапрошлом году в Кремле на музыку Игоря Крутого я показывала номер “Голубая лагуна”. Даже балетных ребят к номеру привлекла. Много всего. Я все время снимаюсь в каких-то передачах, куда-то хожу. Премьеры, презентации — это все мне интересно.


— То есть ты светская девушка…


— Да. Мне это нравится. Я в этом кругу выросла, родившись в такой семье. Я всю жизнь провела в шоу-бизнесе. Я, конечно, всех знаю, со всеми общаюсь.


— У тебя есть и хорошие друзья?


— Дружу с Сережкой Лазаревым, с Димой Биланом. Ну а Наташа Королева — просто моя любимая подружка с детства. Мы были соседями по даче. Она была моим кумиром. У меня были ее костюмы, она мне их отдавала — и я делала на нее пародии.


— И мужа ее знаешь?


— Конечно, с Серегой Глушко мы знакомы были, когда он не был даже ее мужем. Я и всех его ребят знаю. У Наташи даже была презентация книжки, которую она написала, “Мужской стриптиз”. Героиню этой книги зовут Настя, и она артистка цирка.


— То есть с тебя списывала?


— Нет, она писала про себя. Но все так совпало! И когда я была на презентации, ребята из “Тарзан-шоу” там тоже выступали. У них случилась экстренная ситуация, и надо было помочь — вынести горящий свиток. Так что я и в “Тарзан-шоу” поучаствовала. И по театрам я люблю ходить, когда есть время. И ГИТИС я закончила — продюсерский факультет.


— Ты что, и продюсерской деятельностью занимаешься?


— Пока нет. Но мы рано выходим на пенсию. А уходить всегда надо вовремя. Поэтому, чтобы потом было чем заниматься, образование не помешает.


— Тебе сейчас сколько лет? И ты уже об этом думаешь?


— Конечно. 25 будет через два месяца. Я очень хочу и семью, и детей. А когда 25 на носу — понимаю, что пора об этом думать. После тура, который мы будем делать четыре месяца со спектаклем Прельжокажа по всей Европе, надо будет заняться этим вопросом.


— Уже есть претенденты?


— Пока я свободна. Сейчас столько провожу времени с этим проектом, что ни о каких серьезных отношениях, мне кажется, речи быть не может. Но в дальнейшем посмотрим…


— А с балетным артистом ты бы не хотела связать свою жизнь? Они ведь такие красавцы.


— Думаю, нет. Меня, слава богу, это миновало. Я со всеми дружу, со всеми общаюсь, могу поприкалываться. Красавцы, да: в плане тела, фигуры. Но мы настолько к этому привыкли, что для меня внешность не самое главное: красавец, модель, не модель… Мне важнее, чтоб внутри что-то было. Чтоб было интересно с человеком и надежно. Чтоб разделял мои интересы, то, чем я занимаюсь. Это тоже, конечно, очень важно.


— Настя, вот ты говоришь про семью, а вообще ты папина дочка?


— Меня все об этом спрашивают, и мне сложно ответить на этот вопрос. Я и не папина, и не мамина. Я сама по себе. Я с детства была такая. Меня можно было оставить в комнате, я одна играла с куклами, с игрушками — мне никто не был нужен. Я, наверное, очень самодостаточная и свободная. Я никогда не держалась за мамину юбку или за папину штанину.


— А папа не был против, когда ты начала заниматься балетом? Это же каторжный труд, как говорила Раневская о балете — “каторга в цветах”!


— Конечно, не против. Мама у меня балерина, она танцевала в театре Станиславского и Немировича-Данченко. Поэтому я все свое детство провела за кулисами и в 5 лет уже выходила в роли маленькой Эсмеральды. Мне даже платили рубль за выход, что по тем временам было довольно много. У меня и другого выбора просто не было. Я танцевала везде, где услышу музыку. С утра до ночи. А мама все это снимала. Я ей безумно благодарна, что у меня есть эти кадры. А так как папа все время гастролировал, я его практически в детстве не видела. Меня воспитали мама и няня.


— То есть он был готов, что ты будешь балериной?


— Да. Хотя у меня еще было фигурное катание. Я занималась профессионально большим теннисом, но в итоге балет остался главным. Папа, конечно, мне помогал, поддерживал. Он любит балет. Мама с папой познакомились в Театре оперетты. Он там пел, а она танцевала. И он всегда восхищался балетом. Правда, сейчас ходит только на меня, а так его особо не затащишь. Да ему и некогда, у него полно своих дел. “Лебединое озеро” он просто так смотреть не будет. Ему надо, чтоб интересно было. Но на меня он любит ходить. Всегда так переживает! И все время у мамы спрашивает: “А нам стыдно не будет?”. А мама все очень любит смотреть по нескольку раз. Она готова на меня ходить, даже если я с подносом где-то стою. Она фанат!


— А ты к папе ходишь на концерты?


— Очень редко. Некогда. Но если участвую, тогда — конечно. Я выступала с цирковыми номерами у него на юбилее, в Театре оперетты. Два года назад я первый раз даже спела ему прямо на концерте песню. Одновременно летала и танцевала на пуантах. У меня номер был как бы три в одном. Песня была про папу, мне ее специально написали. К его юбилею и родилась такая идея. Песню я записала в студии. Было ужасно, конечно, тяжело вначале. На концерте я сидела на кольце в воздухе и пела. Конечно, под фонограмму. А папа в это время был рыжим клоуном. Результат, который я хотела и ожидала, был — весь зал плакал.


“Если есть проблемы в дуэте с мальчиком, Прельжокаж поможет”


— Когда репетировали с Прельжокажем, не боялись, что будут пикеты, протесты клерикальных кругов, как несколько лет назад, когда он привозил к нам свой балет “Благовещение”?



— Я ничего не боюсь, потому что мы во Франции настолько изменились, поняли, что есть что-то другое. Конечно, у Прельжокажа много скандальных вещей, которые раньше бы никто не позволил поставить. Но нам это так нравится, мы настолько от этого кайфуем! Разумеется, будут самые разные мнения! Но я, например, готова бороться за этот спектакль, защищать его до последнего! Некоторым, даже тем, кто участвует в проекте, не нравится! Ну так уйди, чего тогда ты работаешь! Я считаю, что если у нас это не поймут, то в Европе, во Франции его очень полюбят и хорошо примут. Конечно, каждый поймет это по-разному. Даже мы до сих пор что-то недодумали. Прельжокаж ставил балет по Апокалипсису от Иоанна. Он заставлял нас читать эти тексты. Каждому давал отрывки и говорил, что мы должны поставить на этот текст, не иллюстрируя его, какие-то куски. Он настолько тонкий психолог, что, соединив нас, получил единое целое. Даже не поймешь, где чей кусок был. Название “Апокалипсис”, правда, теперь сменилось. Может быть, испугались? У нас и так в Большом театре теперь полный апокалипсис! Но я считаю, что получилось потрясающее чудо!


— А что, у Прельжокажа какие-то апокалипсические настроения? Сейчас все говорят о конце света в 2012 году. Ты сама-то в это веришь?


— Может быть и так. Сейчас и фильмы об этом снимают. Если верить в календарь майя, Нострадамуса… Честно, не знаю.


— Но когда ты танцуешь свой образ, с этими чувствами его связываешь?


— Я с разными вещами связываю. Смотря какой кусок. Но в конце балета, наверное, все к этому идет — концу света и зарождению нового Ноева ковчега. Там в конце два барана появляются.


— Как два барана? Что, живые настоящие бараны? Скандала с козой Эсмеральды, которая чуть не померла и категорически отказывалась выходить на сцену, мало? Не жалко мучить животных!


— Да, барашки маленькие. Но они не боятся, кстати. И мы их не мучаем. Я сама больше люблю Цирк дю Солей за то, что там нет животных. Но тут это привносит какую-то трогательность и заключительную мысль.


— Барашки, наверное, как агнцы божьи?


— Да. Я вообще считаю, что Прельжокаж ничего просто так не делает. Он потрясающий психолог, очень тонко чувствует, когда мы устали, когда нужно поднажать… Если есть проблемы в дуэте с мальчиком, он поможет. Он потрясающий человек! Мы его все обожаем! Может быть, в самом начале был языковой барьер. Я старалась тоже помочь, переводила и по-английски, и по-французски. Но сейчас, по-моему, все без слов друг друга понимают. Столько времени провели вместе. И с французскими танцовщиками из труппы Прельжокажа, которые тоже принимают участие в этом совместном проекте, очень сдружились. Впереди еще четыре месяца: Париж, Лион, Амстердам, Берлин, Версаль. Дай бог, на Новый год вернемся домой! Потом этот спектакль должен войти и в репертуар Большого, только с нашими уже артистами. И у Прельжокажа, только с его артистами. Но всё будет, наверное, зависеть от того, как пройдут премьера и гастроли.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12131

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092006
Тема| Балет, Парижская опера, Гастроли в Новосибирске
Авторы| Татьяна ГАЙДУКОВА
Самый знаменитый театр Франции трижды покажет на сцене Новосибирского оперного балет «Пахита»
Заголовок| Сибиряки узнают, что такое настоящий французский стиль!
Где опубликовано| Комсомольская правда в
Дата публикации| 20100920
Ссылка| http://kp.ru/daily/24560.5/734782/
Аннотация|


Филипп Юи шутил, восторгался нашим огромным театром и симфоническим оркестром Оперного. Фото: Андрей ГРЕБНЕВ

В Новосибирске идут грандиозные для города гастроли Парижской Оперы. Балетная труппа самого знаменитого театра Франции выступает на этой неделе в столице Сибири впервые. Перед сибирской премьерой балета «Пахита», который трижды будет показан на сцене Новосибирского оперного, дирижер Парижской Оперы Филипп Юи встретился с журналистами «Комсомольской правды».

Уважаемый Филипп, когда вы узнали о предстоящих гастролях в Россию, в Сибирь, то какими были ваши первые эмоции?
- Пардон, я не говорю по-русски, - красиво, по-французски улыбнулся маэстро, - В Россию я приехал впервые. Конечно, я выезжаю на гастроли за границу, но чаще всего это европейские страны - Германия или Швейцария… И когда я мне сказали, что я поеду в Новосибирск, меня это даже больше вдохновило, чем например, если бы я отправился в Москву или Санкт-Петербург. Для нас французов, Сибирь это нечто экзотическое, таинственное, неизвестное. И мне, конечно, стало очень интересно увидеть и узнать эту тайну.
- До поездки, вы что-нибудь знали о Новосибирском театре оперы и балета?
- В ответе на этот вопрос буду честным. Где-то и когда-то о нем читал, но, признаться, знаю немного…
- Тогда расскажите о ваших впечатлениях.
- Они очень приятные.Что касается самого здания, то мы парижане очень гордимся зданием Опера Бастий (Оперный зал на площади Бастилия и входит в предприятие « Государственная Парижская опера»). Но по сравнению с вашим театром оно очень маленькое. Меня поразили размеры и масштабы здания. С точки зрения дирижера, акустика вообще потрясающая.
- Скоро ли был достигнут контакт между вами и оркестром, как быстро стали понимать друг друга?
- Очень понравилось то, как меня встретил оркестр. Впечатлило их качество работы и как они меня слушают. И то, как они с легкостью согласились понять и воспроизвести французский стиль. Не стало преградой то, что я не говорю по-русски. А в чем секрет не скажу…Пошутил, мы понимаем друг друга по жестам, которые совершенно не требуют никакого сопроводительного текста. Я убедился и уверенно говорю, что музыканты оркестра высокого класса и качество их исполнения соответствует лучшим европейским стандартам. Вы знаете, я был рад, чтобы оркестры европейских стран имели бы такое качество и прилежание в работе, как новосибирский оркестр. Кроме того, было заметно, что они уже отработали «Пахиту», до моего приезда. И если у нас возникали какие-то проблемы на репетициях, то претензии уже не к музыкантам, а к инструментам…

- Филипп, вы упомянули о французском стиле. Что под этим подразумеваете?
- На самом деле, здесь сложно подобрать слова. Это что-то легкое, элегантное, очаровательное и сдержанное. Французы не передают все свои эмоции открыто, нараспашку. Когда играешь Чайковского, то, как бы пропеваешь каждую ноту, а во французском стиле – это более умеренные эмоции, особый стиль игры.
-А что вы тогда скажете о музыке к балету «Пахита»? Что услышат новосибирцы?
- Она была создана специально для балета и очень хорошо написана под ноги. Играть легко, но ее слушать вне того что происходит на сцене не так интересно. Например, музыкальный материал Чайковского глубже, чем просто балетная музыка. Но уверяю вас, балет «Пахита» очень красивый и незабываемый.
Сегодня у вас премьера на сибирской сцене, как себя чувствуете и есть ли у вас какие-либо приметы?

- Я абсолютно не суеверный. И если я хорошо работал накануне с музыкантами перед спектаклем, то все хорошо. В день премьеры, конечно, бывает стресс, но его можно охарактеризовать, скорее всего, как положительный, чем негативный. Я предпочитаю заранее, за час до спектакля приходить в театр, вдохнуть атмосферу, пообщаться с танцорами либо солистами оперы и музыкантами, чтобы еще больше успокоить себя. А здесь, в Новосибирске, перед спектаклем я обязательно погуляю по городу, пойду, посмотрю на архитектуру. Мне очень понравилось здание железнодорожного вокзала. Вот и все. Большой экскурсии не будет - уж очень мало времени: в субботу – два спектакля, а уже в воскресенье рано утром я возвращаюсь назад, во Францию.

Досье «КП»
«Пахита»
Действия балета происходят в испанской провинции, захваченной армией Наполеона. Командующий французским гарнизоном – генерал граф Эрвили, имея влияние на испанского губернатора дона Лопеса де Мендоза, по политическим соображениям планирует женить своего сына Люсьена на сестре губернатора. Тем временем на деревенском празднике Люсьен очарован Пахитой, молодой девушкой из благородной семьи, похищенной цыганами в детстве. Люсьен назначает Пахите свидание, ничего не подозревая о коварном плане губернатора и главы табора Иниго, влюбленного в Пахиту. Заговорщики договариваются отравить Люсьена…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 12:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092007
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Иван Васильев
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Король-раб
Где опубликовано| Журнал Citizen K №13 Ъ-Online
Дата публикации| 20100920
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1507542&NodesID=8
Аннотация|

Иван Васильев — самый молодой премьер Большого театра за всю его многовековую историю.

Ивану Васильеву 21 год. Он — хедлайнер знаменитой труппы, выстраивающей на нем рекламу своих гастролей. А всего восемь лет назад его не взяли в Московскую академию хореографии за профнепригодность.

Это самый «неправильный» из всех балетных премьеров мира. Он не танцует принцев — разве что вылупившегося из уродливой игрушки Щелкунчика. У него мускулистые ноги борца — такие перекачанные мышцы можно увидеть разве что у Нижинского на старинных фотографиях.

Балетное образование Ивана Васильева тоже оставляет желать лучшего. «Академиев» он не кончал: с четырех лет — кружки народного, спортивного и бального танца, с семи — школа при Днепропетровском театре оперы и балета, откуда 12-лет-ний вундеркинд рванул покорять российскую столицу. Но в Московскую академию хореографии его не взяли за «форму», не разглядев ни феноменальных данных, ни яростного желания танцевать. И малец отправился в Минск — там его тут же прибрали к рукам, закрыли глаза на недостатки, развили природные достоинства и повезли по международным конкурсам удивлять мир.

Мир действительно удивился — не только сумасшедшему прыжку, навороченным трюкам в воздухе, нескончаемым вращениям всех видов и форм, но и той безудержной энергии, которая распирала этого парнишку. К 16 годам, когда Ваня, учась в выпускном классе балетного техникума, одновременно танцевал ведущие партии в белорусском Большом театре, за него уже боролись несколько ведущих трупп. Победил российский Большой: парнишку переманили из Минска вместе со всей его дружной семьей.

В московскую труппу его взяли на положение солиста — танцевать Базиля в «Дон Кихоте» и трюковых персонажей второго плана: золотого божка в «Баядерке», торговца невольницами в «Корсаре». Тогда еще никто не знал, что под этого юнца, от неграциозных поз и недовывернутых ног которого кривили рты и коллеги-танцовщики, и педагоги-академики, Большому театру придется выстраивать свой репертуар. И что именно этот «противозаконный» танцовщик подарит третью молодость советскому корифею Юрию Григоровичу, вернув жизнь его «Спартаку», дотоле пребывавшему в многолетней коме.

Новое приобретение Большого сразу оказалось в центре внимания публики. Знающие люди стали ходить в театр специально «на Ваню», слухи о невероятных подвигах которого циркулировали с 2005 года — с момента победы белорусского тинейджера на Московском международном конкурсе. Юный танцовщик не разочаровал любителей балетных рекордов: он крутил пируэтов столько, сколько не снилось ни одному премьеру Большого и Мариинки, он прыгал выше собственного роста, проделывая в воздухе невероятные кульбиты — вплоть до тройного сотбаска, исполненного впервые в мире. Он стал желанным гостем на международных гала-концертах, неизменно завершая их программу,— просто потому, что никто не мог перебить его успех. Его приглашали в различные труппы в качестве guest star. В 2007-м после лондонских гастролей Большого 18-летнего Ивана ареопаг британских критиков нарек «открытием года», наградив премией в номинации Spotlight Award, а в статьях его вторым ролям рецензенты уделяли куда больше строк, чем партиям премьеров. И все же эти восторги были какими-то неполноценными: уникальный технарь, наделенный невероятной энергетикой, проходил скорее по разряду диковинок.

Пока не станцевал Спартака. Эта тяжелейшая в физическом и эмоциональном плане роль была будто создана по его меркам. Только здесь неистовый Иван со своим шквальным темпераментом и бешеными поднебесными прыжками мог не чувствовать себя слоном в посудной лавке классического танца, только здесь ему не надо было думать о благопристойности манер и точности позиций, не приходилось прятать в выгодных ракурсах свои перекачанные ноги. И именно в «Спартаке» ему было близко и понятно все, что делает и думает его герой.

С той памятной премьеры января 2009-го юный рекордсмен превратился во взрослого артиста. Балетные антрепренеры и руководители принялись ломать головы, как лучше использовать этого удивительного танцовщика, обеспечивавшего успех — или, по крайней мере, повышенное внимание — любому художественному начинанию. Специально для Ивана в международном проекте «Короли танца» был восстановлен знаменитый номер «Вестрис», в котором блистал Михаил Барышников до своего побега на Запад. Большой поднял профессиональный статус Васильева до наивысшего, официально возведя в ранг первого танцовщика, и в расчете на новоиспеченного премьера ввел в репертуар столетнего «Петрушку» Михаила Фокина и экзистенциальную мимодраму послевоенного времени — «Юношу и смерть» Ролана Пети. Знаменитый француз, плененный атлетичным Юношей, тут же ангажировал Ивана в «Ла Скала» — танцевать свою «Арлезианку».


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Сен 29, 2010 2:49 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 12:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092008
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Ульяна Лопаткина
Авторы| Тамара Унанова
Заголовок| Ульяна Лопаткина – душа русского балета
Где опубликовано| Еженедельник "День за днём" (Эстония)
Дата публикации| 20100919
Ссылка| http://www.dzd.ee/?id=314859
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Фото: архив Адольфа Кяйса

Ее называют самой загадочной и интеллектуальной балериной наших дней, а ее танец считают эталоном чистоты и подлинно петербуржского стиля.

Видя ее в «Лебедином озере» или «Баядерке», невольно вспоминаешь пушкинские строки, посвященные Истоминой: «И вдруг прыжок, и вдруг летит, / Летит, как пух от уст Эола...» Да, «душой исполненный полет» – это про нее, Ульяну Лопаткину. А еще я ее вижу в образе пушкинской Татьяны. Помните: «Она была нетороплива, / Не холодна, не говорлива, / Без взора наглого для всех, / Без притязаний на успех....»

Краса и гордость русского балета, преемница традиций Анны Павловой и Галины Улановой, прима Мариинского театра 25 сентября впервые выступит в Таллинне, в концертном зале Nokia.

Наш разговор с Ульяной состоялся поздним вечером: балерина вернулась домой после репетиции в театре, уложила спать дочку Машу и после этого с чистым сердцем начала беседу. На часах в Таллинне было 22.40, в Петербурге – 23.40. Спокойный, взвешенный тон, ни одного пустого, суетливого слова...

– Наверное, сложно после длинного рабочего дня прийти домой, перестроиться, войти в другую реальность, так не похожую на театральную? Для вас это два разных мира, две реальности – сцена и жизнь?

– Для меня это одна реальность, ведь всё это моя жизнь. А поскольку она у меня одна, я считаю правильным полноценно прожить каждый день везде, где я существую, и во всем, что я делаю.

Из Крыма в Питер

– А что труднее всего вам преодолевать в себе ради избранной профессии?


– Реакцию на питерскую погоду (смеется). Когда я приезжаю в другой город, я себя лучше чувствую. Тело кажется более легким и податливым, мышцы более упругими, и как-то лучше работается. Петербуржский климат – это для меня испытание.

– Вы же родились в более теплом климате, и детство ваше прошло в приморском городе.

– Да, я родом из Крыма, но в десять лет оказалась в Петербурге. Именно этот город с его неповторимой атмосферой, культурой и особенной философией оказал на меня самое сильное и глубокое влияние. Здесь прошла моя юность. Интернат, где я провела восемь лет, люди, с которыми я общалась, сама среда – всё это меня сформировало. Поэтому, наверное, справедливо считать меня петербурженкой.

– В детстве вы не мечтали стать балериной, в училище вас привела мама. Когда вы поняли, что балет – ваше призвание?

– Не могу сказать, что в детстве я была страстно влюблена в балет. Думаю, маме в то время было виднее. В два с половиной года я уже умела самостоятельно ставить пластинки на проигрыватель, и однажды мама, придя с работы, застала меня кружащейся под классическую музыку. Она решила развивать меня в этом направлении, поэтому с четырех лет я занималась в различных студиях, танцевальных кружках, музыкальной школе. Причем всё это для меня было не чем-то принудительным, а вполне естественным, даже трудности воспринимались как нечто необходимое. Мне никогда не хотелось бросить учебу и уйти из школы. Видимо, это был, высокопарно выражаясь, голос судьбы.

– В Академии вам посчастливилось учиться у Натальи Михайловны Дудинской. В театре вашей наставницей стала Нинель Александровна Кургапкина, партнерша Нуреева и Барышникова...

– Не только они... Мои педагоги – это мое достояние, мое богатство. В первые годы работы в театре моим педагогом была Ольга Николаевна Моисеева, которой я благодарна за то, что она в меня поверила. Она добилась того, чтобы я, в ту пору артистка кордебалета, вышла на сцену в таком сложном спектакле, как «Жизель». Потом я, действительно, много лет работала с Ниной Александровной Кургапкиной, мы с ней сделали очень много ролей. Кроме театральных репетиторов я занималась с удивительным педагогом, в прошлом характерной танцовщицей Ниной Михайловной Стуколкиной. Именно благодаря ей я получила представление о петербуржской школе танца начала XXвека. Она мне рассказала об утраченных нюансах в преподавании, вплоть до тренировки глаз и положения головы относительно корпуса, в результате чего сразу меняется настроение позы. Само общение с человеком, который меня, 17-летнюю девчонку, называл только на «вы», мне очень много дало. Сейчас я работаю с Ириной Александровной Чистяковой, в прошлом балериной нашего театра. Когда-то мы танцевали в «Баядерке»: она – Гамзатти, я – Никию. Теперь встречаемся в репетиционном зале.

Подарок от Улановой и Ноймайера

– Я знаю, что вы были знакомы с Галиной Улановой...


– Да, я имела счастье стоять с ней рядом и слышать ее слова, адресованные нам, танцовщикам, после исполнения «Симфонии до мажор» Баланчина. Этот балет считается пробным камнем для русских артистов из-за большой скорости и насыщенности движениями. И от солистов, и от корифеев, и от кордебалета требуется четкость и техничность исполнения. Помню, как мы, еще не остывшие от спектакля, стояли на сцене, и Галина Сергеевна пришла к нам – у нее было вдохновенное, сияющее лицо – и сказала: «В наше время так быстро, так точно и так красиво никто не танцевал». Услышать такие слова от легенды русского балета дорогого стоит, ведь среди солистов были и начинающие артисты.

– А как получилось, что Джон Ноймайер подарил вам, тогда еще учащейся Академии, свой номер «Павлова и Чекетти», который вы будете исполнять у нас?

– Этот номер – фрагмент из его версии «Щелкунчика» – Ноймайер подарил не мне, а Академии. С «Павловой и Чекетти» у меня связаны чудесные воспоминания. Я училась на втором курсе, когда в Петербург на гастроли приехала труппа Гамбургского балета, возглавляемая Джоном Ноймайером. Нам с подругами удалось проникнуть за кулисы Мариинского театра. В интернациональной труппе Ноймайера царила удивительная атмосфера благожелательности и юмора. Для меня это была идеальная картинка возможного будущего. И когда одна из прим, которую я видела за кулисами, пришла к нам в школу и стала показывать движения, которые нужно было выучить, чтобы исполнять миниатюру «Павлова и Чекетти», я старалась впитать буквально каждый нюанс. Несколько репетиций с нами провели ассистенты Ноймайера, а он появился позже и работал очень спокойно и терпеливо, ни разу не повысив голоса, но при этом добиваясь точного исполнения своих указаний. Мне выпало счастье первой исполнить «Павлову и Чекетти» в школе. Для меня это – как благословение, полученное в начале пути. Считайте это мистикой, но именно эту миниатюру я до сих пор исполняю. Она со мной на протяжении многих лет.

– Я думаю, она с вами еще и потому, что вы продолжаете линию Анны Павловой, ставшую символом русского балета и петербуржской школы. Через поколения вы стали ее преемницей.

– Возможно, вы правы, потому что быть ведущей балериной Мариинского театра – это aprioriпродолжение этого стиля и принятие преемственности. Мне кажется, это мой профессиональный долг. Слава богу, петербуржский стиль мне очень близок и как человеку, и как профессионалу. Его утонченность, изысканность, одухотворенность и глубина ощущаются на расстоянии, а рисунок танца несколько более сдержанный по сравнению с московским.

Я отдаю свой голос за Мариинку

– Вы выступаете на многих сценах мира, храня при этом верность Мариинке. Хотя наверняка получали предложения от других балетных компаний...


– Предложения до сих пор поступают. Но я выбрала такую форму существования в профессии, которая мне наиболее близка. Когда я выхожу на сцену, для меня важно, чтобы спектакль был единым целым, чтобы всё друг другу соответствовало – декорации, костюмы, музыкальное сопровождение, интересная хореография, прекрасный кордебалет и блестящие солисты. Такое единство есть только в Мариинке. Я отдаю свой голос за наш театр и считаю его одним из лучших в мире.

– Ваша последняя работа в театре, Анна Каренина в балете Алексея Ратманского, разрушает ваше амплуа классической балерины, лебедя русской сцены. Почему вы решились на эту трагическую роль?

– Я же не только танцовщица. Балерина – это танцующая актриса, которая языком тела передает эмоции, чувства, настроения, рассказывает историю. Танцевать только то, что мне давно и хорошо знакомо и понятно, мне мало. Хочется новых переживаний на сцене. Роман Льва Толстого вызывает у меня очень противоречивые чувства, и я не могу однозначно выразить свое отношение к поступкам Анны, но мне ее безмерно жаль. Не скрою, у меня есть тяга к героиням со сложным характером и судьбой. Спектакль дает возможность за три часа прожить целую жизнь и пережить достаточно противоречивые чувства.

– Мне кажется, вы были бы просто идеальной пушкинской Татьяной в балете Джона Крэнко.

– Благодарю вас за такое предположение: я давно этот образ люблю и очень хочу Татьяну станцевать. Образ русской души, русской жертвенности очень удачно решен хореографом, при этом рисунок танца удивительно красив. Недаром балет «Евгений Онегин» входит в десятку шедевров XXвека, все театры мира покупают эту постановку. Надеюсь, в ближайшем будущем мое желание осуществится. Поживем – увидим.

Самое большое чудо

– С какими хореографами вам было интересно работать? Критики пишут, что вы нашли своего хореографа в лице Ханса ван Манена, чьи номера вы включаете в свои гала-концерты...


– У меня был замечательный опыт работы с Хансом ван Маненом, с которым я почувствовала взаимопонимание и мощный импульс с первой репетиции. Мне интересны разные формы, другое дело, что каждая балерина выбирает то, что она может пропустить через себя и передать зрителям. С большим удовольствием вспоминаю работу с Роланом Пети и Джоном Ноймайером. А сейчас я с нетерпением жду встречи с Иржи Килианом.

– С нового года худруком Михайловского театра будет Начо Дуато, чей мини-балет «Ремансо», показанный «Королями танца», посчастливилось увидеть и нам.

– Я его спектакли смотрела с величайшим интересом: это хореограф с яркой индивидуальностью и оригинальным мышлением. Вообще профессия хореографа – это особый дар. Ему нельзя научиться, как можно научиться танцу, даже классическому балету как наиболее сложной форме танца.

– А вы не пробовали сами что-то ставить?

– Есть такой опыт. Но я не считаю это чем-то чрезвычайно интересным. Я благодарна тем, кто мне помогал, мне было интересно работать, но это очень непростой процесс. Нужно иметь свою идею, свой взгляд на движение, свой рисунок, и даже для того, чтобы поставить миниатюру, нужно много трудиться.

– И напоследок. У вас подрастает дочь, ей восемь лет. Желали ли бы вы для своей Машеньки балетной судьбы?

– Я смотрю на свою дочь как на чудо, данное мне свыше. И меня всякий раз восхищает, что этот человек является абсолютно отдельной личностью. Дай бог мне мудрости и понимания, чтобы услышать, увидеть и помочь ей раскрыться в том, в чем она талантлива. Желать ей балетной судьбы, я считаю, было бы несправедливо по отношению к ее неповторимой личности. Она должна прожить свою жизнь. И я могу только помочь ей раскрыть себя.

Справка «ДД»

Ульяна Лопаткина

Родилась 23 октября 1973 года в Керчи. В 1991 году окончила Академию русского балета им. А.Вагановой (класс Н.Дудинской) и была принята в труппу Мариинского театра. С 1995 – прима-балерина театра.

Народная артистка России (2005), лауреат Государственной премии России (1999). Лауреат международного конкурса Vaganova-Prix (1990), премий «Золотой софит» (1995), «Божественная» (1996), «Золотая маска (1997), Benois de la danse (1997), EveningStandard(1997), «Триумф» (2004) и других.

Хобби: дизайн интерьера и одежды, рисование.


Ульяна Лопаткина и Иван Козлов в миниатюре Ролана Пети «Гибель розы».
foto: Фото: архив Адольфа Кяйс
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 1:55 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092009
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Анна Антоничева
Авторы| Беседу вела Элла ГЕНИНА
Заголовок| АННА АНТОНИЧЕВА:
Балеты надо рассказывать, чтобы получилась история…

Где опубликовано| газета "Культура" №34-35 (7747)
Дата публикации| 16 - 22 сентября 2010г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=901&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=1131024
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Она – из поколения тех, кого называют опытными солистами, хотя им еще несколько лет до сорокалетия. Анна Антоничева прошла путь от артистки кордебалета до примы Большого театра, она вела спектакли в мариинской труппе, там состоялась ее премьера в “Дон Кихоте”, много и с удовольствием ездит на разные фестивали, где выступает не только со своими опытными партнерами, но танцует и с начинающими солистами, считая, что помогать – важно. В ее репертуаре много классических ролей: Одетта-Одиллия (“Лебединое озеро”), Аврора (“Спящая красавица”), Китри (“Дон Кихот”), Никия (“Баядерка”), Раймонда, Жизель; партии в спектаклях Юрия Григоровича: Ширин в “Легенде о любви”, Фригия в “Спартаке”, Рита в “Золотом веке”; балеты Дж.Баланчина. Ее танец отличают красивые линии, смелые гибкие поддержки, плавная мелодика и выразительность. В прошлом сезонеАнна АНТОНИЧЕВА получила звание народной артистки России, а летом побывала на российско-французском форуме, что прошел в Авиньоне, – акции не только пафосной, но искренней и человечной. С рассказа об этом вояже началась наша беседа.

– Поездка оказалась удивительно интересной. Инициатором и патронессой форума стала Мирей Матье, которая посвятила этот праздник Дню защиты детей и дружбе Франции и России. Город был выбран самой певицей – она родом из Авиньона, где на рабочей окраине прошло ее непростое детство: в семье было 14 детей, отец-каменотес не мог обеспечить им безбедную жизнь, и дети, в том числе и Мирей, рано начали работать. Обо всем этом рассказывала Мирей Матье на встречах. Из России во Францию приехали более четырехсот детей: маленькие артисты, участники детских коллективов, а в качестве зрителей пригласили победителей олимпиад, ребят из многодетных семей. Вместе с ними приехали и ветераны Великой Отечественной войны, с которыми я познакомилась еще в дороге, когда мы переезжали из аэропорта к электричке, у них были неполадки с билетами, и я вызвалась помочь.

– У нас немного писали об этом форуме, но в одном из телерепортажей услышала, что французы назвали его “путешествием в Россию”.

– Путешествовали, конечно, школьники. Для них устраивались встречи, уроки мира и клубы по изучению русских ремесел. Но главными событиями оказались два концерта: в первый день выступали дети, во второй – мы, артисты. Концерт был тематически выстроен, я с “Умирающим лебедем” участвовала в “военном” 20-минутном блоке. Вообще, военная тема создала удивительную атмосферу, захватившую и детей, и стариков. Я-то думала, что лечу просто на концерт, а очутилась на форуме, подарившем много интересных встреч и ярких чувств, гордость за Россию.

– Мирей Матье только номинально руководила акцией?

– Она была очень активна. Участвовала в обоих концертах и много общалась с гостями, из-за кулис смотрела все номера и как-то очень трогательно пожелала мне успеха перед выходом на сцену.

– Новый сезон в Большом еще не начался. Чем вам запомнился прошедший?

– Съемками балета “Пламя Парижа” на DVD. Танцевали три спектакля подряд, и они транслировались из Москвы в кинотеатры Европы. Все остальное время я чувствовала себя в театре ненужной. Такого не было никогда…

– Но вы ведь получили звание народной артистки России…

– Да. Но не роли.

– Но я вас видела в спектаклях…

– Плановых спектаклей было всего несколько, остальные – замены: когда кто-то из заявленных в афише артистов не может выйти на сцену.

– Не вы первая, кто говорит о своей ненужности театру. Вы можете это объяснить?

– Сейчас взят курс на подъем молодежи. Когда в театр пришли мы, нас, конечно, тоже растили, но мы прекрасно понимали, что премьеры сначала танцуют опытные артисты, мастера. Сейчас все наоборот: мы подбираем крошки за молодежью. Так что, с одной стороны, звание как высокая оценка, придало уверенности, с другой – нет возможности танцевать. Педагоги, которые сами танцевали до пятидесяти, тебя тоже уже не понимают.

– Вы пришли в Большой театр в 17 лет, отработали 19 сезонов, в течение которых часто менялось балетное руководство. При ком чувствовали себя наиболее востребованной?

– Каждый ответит на этот вопрос по-своему: артисты судят по ролям, которые им доверяют и которые они ведут в спектаклях. За эти годы руководство балета в Большом менялось семь раз: Григорович, Гордеев, Богатырев, Фадеечев, Акимов, Ратманский, Бурлака. Сравнивать не хочу. Начало моего пути совпало с эпохой Григоровича, дальше худруки менялись слишком часто. При Алексее Ратманском в театре все кипело, нам всем хватало танцев, все время репетировали, что-то новое готовили, дневали и ночевали в театре. Многие это поняли только тогда, когда он ушел из Большого. Хотя – вот парадокс! – с Ратманским мы тяжело сходились: его встретили как чужака, до него все руководители назначались изнутри Большого театра, а он пришел со стороны.

– Ратманский тоже работал с молодежью, и не все балерины вашего поколения были им довольны.

– Кто хотел работать, тому работы хватало. Алексей не выносит людей, которые не стремятся работать. Он вообще считает, что главный труд – в зале, а не на сцене. Все спектакли смотрел, после каждого давал оценку. И еще очень важно, что он умеет слушать.

– Вы были заняты в балетах Ратманского?

– Мне кажется, он считал, что я не его балерина. Не для его хореографии. Но в любой афише у меня было по три ведущих спектакля в месяц. Я была тогда занята в театральных премьерах, но в его спектаклях не участвовала. Да и с “Пламенем Парижа” все вышло почти случайно, Алексей видел другую балерину, представлял образ актрисы Мирей де Пуатье в несколько ином плане. Сейчас, на съемках, он сказал: “Ты все-таки Ширин, а мне бы хотелось, чтобы там была Мехмене Бану. С таким твердым нутром”. При распределении ролей было назначено четыре состава, но процесс репетиций до конца прошла я одна. Поэтому и выпускала премьеру.

– Можете назвать главного хореографа в своей жизни?

– Худруки считали, и я с этим согласна, что я балерина Григоровича, на его балетах “Легенда о любви” и “Спартак” я состоялась. Юрий Николаевич – уникальный балетмейстер, репетиции с ним всегда придавали мне силы. Сейчас танцую спектакли Григоровича очень редко. О чем жалею.

– Согласны ли вы с тем, что вас называют лирической балериной?

– Не знаю, почему так считают – видимо, из-за удлиненных линий. Сама люблю противоположное – “Дон Кихота”, “Раймонду”, “Спящую красавицу”, и в “Лебедином озере” мне интереснее черный лебедь, чем Одетта. Хотя Жизель тоже очень люблю.

– Как состоялся ваш альянс с драматической сценой – вы ведь играете в спектакле Сергея Арцибашева “Любовь глазами сыщика” по пьесе Шеффера в Театре имени Маяковского?

– Там роль, конечно, не для драматической актрисы, а для балерины: пять небольших балетных фрагментов, маленькие адажио из классических балетов. Выпускали спектакль с Сережей Филиным, сейчас он уже не танцует, моим партнером стал Дима Белоголовцев. Танцуя на драматической сцене, стараюсь не придерживаться того состояния, которое важно в балете, а передавать ощущение драматического спектакля, передавать его идею. Мы танцуем на пандусе, на маленьком квадратике, и это непросто.

– От педагогов в немалой степени зависит успех балерины. У вас педагогов-репетиторов было немало, начиная с Баку, где вы учились в хореографическом училище…

– Думаю, найти своего педагога – одного и на всю жизнь – очень сложно. В бакинском училище пять лет я занималась в классе Эллы Петровны Алмазовой, а потом после Закавказского конкурса артистов балета, где завоевала золотую медаль по младшей группе, перевелась в Москву к Софье Николаевне Головкиной. В годы московской учебы очень помогал педагог по дуэтному танцу Игорь Валентинович Уксусников. Мы так были увлечены дуэтом, что все время сочиняли и пробовали разные поддержки, даже те, которые были нам еще не по силам. Головкина даже ревновала. Так что в училище я педагогов не меняла.

Марина Викторовна Кондратьева – мой первый педагог в театре, она меня поставила на ноги, вытащила из кордебалета, подготовила к сольным партиям. В школе у меня были проблемы с формой, и Софья Николаевна на меня ставку не делала – давала вариации, но не балеринские партии. Их я готовила уже в театре.

– Трудно поверить, что у вас был лишний вес. Как решилась эта проблема?

– Переходный возраст, да и приехала я в Москву из теплого климата, и, думаю, что-то произошло с обменом веществ. Ведь я не поправлялась в Баку. Будь мама рядом, она, конечно бы, разобралась, отвела меня к врачу. Вес сбросила через несколько лет, когда, видимо, акклиматизация прошла, и с тех пор он не меняется.

Кондратьева стала меня “собирать” в новом весе, она умеет поднимать людей, делать из неопытных – солистов. Потом несколько лет я работала с Екатериной Сергеевной Максимовой, с которой готовила Жизель. Она правильно рассказала мне спектакль, многие балеты надо обязательно рассказывать, складывать какую-то историю. Не только выстраивать отношения, а объяснять реакции на каждый жест партнера, на все происходящее на сцене. Поминутно: что ты увидела и как отнеслась к увиденному.

– Сейчас вы репетируете со Светланой Адырхаевой. Смена педагога – привычная ситуация внутри театра? Или все-таки болезненная?

– Думаю, что сейчас это будет делаться запросто, многое стало проще. Я же благодарна всем своим педагогам. Они, думаю, переживали мой уход, обижались, да и мне было непросто. Наверное, дело во мне. Может быть, педагоги от меня не получали такой отдачи на репетициях, на какую рассчитывали. Но мне казалось, что они теряют ко мне интерес. Впервые это почувствовала, когда решила участвовать в балетном конкурсе в Джексоне, но никто из педагогов не поддержал. Верил в нас с Димой Белоголовцевым только Александр Богатырев, заведующий балетной труппой. Только он был уверен, что мы победим. Так и случилось. Вы знаете, я встречаюсь с людьми поздно: так совпадало, что наиболее интересные мои творческие встречи с теми, кто повлиял на меня, кто относился ко мне с трепетом, верил в меня, поддерживал, происходили на закате их лет.

– Кто же эти мастера?

– Николай Симачев, Наталия Бессмертнова, Галина Уланова, Александр Богатырев. Николай Романович Симачев, когда готовил с нами “Легенду о любви”, буквально ползал по полу, поправляя нам ноги, и еще говорил: “Чувствуйте, чувствуйте сладкий восточный аромат!” Настраивал на танец даже шуткой, просил нас проговаривать то, что мы жестом хотим выразить. Наталия Игоревна Бессмертнова еще до их с Григоровичем ухода из театра, репетировала со мной па де де из “Лебединого озера” и адажио из “Каменного цветка” для концерта в Италии. После концерта Юрий Николаевич сказал: “Анечка, вы можете танцевать любые партии в моих спектаклях”. Какое это было счастье!

Я привезла запись этого концерта руководству, и мне дали партию Ширин в “Легенде о любви”, первую мою главную роль. Потом работала с Бессмертновой над “Золотым веком”. Когда готовила Джульетту, обратилась к Улановой, получила дорогие советы. Вместе с мужем, артистом Большого театра, мы приезжали к Галине Сергеевне домой, разговаривали, поддерживали ее. Она была очень одинока в то время и говорила: “Я хочу с тобой поработать, но ведь опять скажут, что я переманиваю чужих учениц”.

Сейчас педагоги начинают держаться за молодых, это все в театре понимают, но обсуждать это едва ли этично. Поэтому – не будем. Я, конечно, переживаю, что не осуществилась моя мечта – иметь одного педагога на всю жизнь. Жалею и о том, что не перешла к Марине Тимофеевне Семеновой, она приглашала, а я была глупа.

– Раньше в Большом театре были сложившиеся пары, а сейчас?

– Пожалуй, только Осипова с Васильевым. Я много танцевала с Филиным, Белоголовцевым, Уваровым, Цискаридзе, в последнее время – партнеры меняются, танцуем с теми, с кем поставит руководство. Качество спектакля, конечно, выше, если его ведет станцованная пара: тогда исполнение отличается легкостью, есть свобода в поддержках, да и с партнером, которого знаешь, чувствуешь себя по-другому. Люблю танцевать с теми, с кем начинала и кого уже назвала.

– Вы не много заняты в репертуаре. А есть ли планы личных гастролей?

– Сейчас еду на фестиваль Нуреева в Грецию. На конец октября пригласили в Израиль в концерт русских артистов.

– Думаете о будущем?

– Как же можно о нем не думать? Конечно, будет стресс, если не останусь в театре. Для тех, кто провел полжизни в Большом, уход из него – очень тяжелый момент. Я не представляю, как буду жить без него…

– А педагогом вы себя видите?

– Да. Судьба подарила мне бесценный опыт работы с выдающимися мастерами и, конечно, хочется передать его юным. Сейчас иногда даю класс, когда нет Светланы Дзантемировны Адырхаевой. Но пока – танцую!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 20, 2010 2:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010092010
Тема| Балет, Музыкальный театр им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, Планы на сезон, Персоналии,
Авторы| Александр ДМИТРИЕВ
Заголовок| Гофман и Андерсен в испанских кружевах
Где опубликовано| газета "Культура" №34-35 (7747)
Дата публикации| 16 - 22 сентября 2010г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=901&crubric_id=1004063&rubric_id=201&pub_id=1130422
Аннотация| Планы на сезон

10 сентября состоялся сбор труппы Московского академического Музыкального театра имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, на котором были объявлены планы театра на 92-й сезон.

Сезон начнется и закончится двумя премьерами с испанским колоритом. 8 октября театр представит оперу Дж.Верди “Сила судьбы”. Ее действие происходит в Испании, сюжет полон трагических случайностей, а музыка богата красивейшими ариями и ансамблями. Над спектаклем работают главный дирижер театра Феликс Коробов, режиссер Георгий Исаакян, сценограф Сергей Бархин, художник по костюмам Татьяна Бархина и художник по свету Дамир Исмагилов.

А в мае в репертуаре театра появится еще один балет Начо Дуато. Испанский хореограф, летом сенсационно возглавивший балет Михайловского театра, не намерен терять связи с Москвой. К уже идущему на сцене Музыкального театра “бразильскому триптиху” “Na foresta” он добавит балет “Я умираю за тебя” на музыку испанских композиторов XV – XVI столетий.

В испанскую рамку помещен сюжет нового сезона, который построен на сказочных мотивах. В феврале состоится премьера балета Джона Ноймайера “Русалочка” (музыка Л.Ауэрбах). Правда, своим прочтением сказки Андерсена немецкий хореограф апеллирует не к детской, а ко взрослой аудитории, полагая, что датский сказочник сочинял отнюдь не детские истории. Еще одной “сказкой для взрослых” станут “Сказки Гофмана”, которые выйдут в апреле. В этой работе воссоединится триумвират Александр Титель – Евгений Бражник – Валерий Левенталь, который уже однажды с успехом ставил единственную оперу Оффенбаха, правда, было это без малого двадцать пять лет тому назад в Екатеринбурге, который назывался тогда Свердловском. Вряд ли можно назвать детской сказкой и “Волшебную флейту”, которую сыграют на Малой сцене театра студенты курса А.Тителя в РАТИ.

Зато неожиданно за детский репертуар взялся оркестр театра, который к зимним и весенним школьным каникулам подготовит две театрализованные программы, призванные познакомить с театром его будущих зрителей. Первая рассчитана на самых маленьких любителей музыки и состоит из “Карнавала животных” Сен-Санса и сказки Прокофьева “Петя и волк”. Вторая, из произведений Бриттена, адресована старшеклассникам.

И, наконец, театр продолжит открывать для российской публики самые актуальные имена современной хореографии. На очереди финн Йорма Эло. Его одноактный балет “Slice to Sharp”, получивший в русском переводе заголовок “Затачивая до остроты”, 4 и 5 ноября будет показан в Москве, а в конце ноября в Петербурге.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 4 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика