Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2010-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Mikhail
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 20.06.2009
Сообщения: 18

СообщениеДобавлено: Ср Сен 15, 2010 8:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091507
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Апокалипсис в главном театре страны
На сцену выведут животных?
Где опубликовано| Московский Комсомолец №25449
Дата публикации| 20100914
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2010/09/13/529260-apokalipsis-v-glavnom-teatre-stranyi.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

На сцену выведут животных?
Чего только не говорят про эту премьеру: что на сцену Большого выйдут артисты, завернутые в полиэтиленовые пакеты. И то, что будут попирать ногами символы государственности — флаги, а затем стирать их в железных раковинах… В довершение всего в спектакле планируют задействовать животных… Сегодня главный театр страны открывает свой 235-й сезон мировой премьерой “А дальше — тысячелетие покоя”. Creation 2010” по Апокалипсису от Иоанна Богослова…
Что из этих слухов окажется правдой — не знает никто, поскольку хореограф известен тем, что меняет свои решения буквально в день премьеры. Все детали держатся в секрете — видимо, опасаются грандиозного скандала. Ведь постановщик — “известный возмутитель спокойствия — француз албанского происхождения Анжелен Прельжокаж уже вызывал протесты религиозной общественности, когда привозил в столицу другой свой балет на библейскую тему “Благовещение”. В нем Деве Марии являлся архангел Гавриил в женском обличье, что устроители пикетов у театра расценили как намек на лесбийскую тему.

Прельжокаж вообще обожает провокации и религиозную тематику — так последнюю премьеру в Парижской опере хореограф посвятил ключевой фигуре индийской мифологии и религии — Будде-Сиддхартхи. В премьере же Большого задействован индийский художник — Субодх Гупт. Автором костюмов стал наш кутюрье Игорь Чапурин. А апокалипсическую атмосферу, как говорят, близкую к электрошоку, воссоздаст техно-музыкант, король клубной музыки, диджей Лоран Гарнье.

Из 50 человек, участвовавших в кастинге со стороны Большого театра, Прельжокаж отобрал всего 11 танцовщиков и соединил их с таким же количеством артистов из собственной труппы в Экс-ан-Провансе. Таким образом, в рамках Года Франции в России впервые в истории Большого выступит российско-французская сборная. На репетициях Прельжокаж заставлял наших артистов, не привычных к импровизациям, читать отрывки текстов из Апокалипсиса и импровизировать, а потом произвольно мешал вольности артистов с собственной хореографией — таков его метод.

После мировой премьеры — целых четыре месяца гастролей, а далее балет войдет в репертуар и Большого театра, и Национального хореографического центра в Экс-ан-Провансе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 9:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091601
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Апокалипсис со свистом
// Анжелен Прельжокаж представил свой новый балет

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 171 (4471)
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1504009
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


1 из 2
Репертуарные перспективы нового балета Анжелена Прельжокажа в России кажутся весьма туманными
Фото: РИА НОВОСТИ


В Большом театре смешанная российско-французская труппа представила премьеру балета хореографа Анжелена Прельжокажа "А дальше — тысячелетие покоя". Один из самых амбициозных проектов перекрестного года России—Франции не оправдал надежд ТАТЬЯНЫ КУЗНЕЦОВОЙ.

Ожидалось зрелище, необычайное во всех отношениях. Каждый его соавтор — и хореограф Анжелен Прельжокаж, и композитор Лоран Гарнье, и сценограф Субодх Гупта, и художник по костюмам Игорь Чапурин — человек с именем, каждый достаточно радикален, во всяком случае по российским меркам. Беспрецедентен и опыт соединения в одну труппу танцовщиков из академического Большого и современного "Балета Прельжокажа" — артистов с принципиально различной базовой подготовкой. Уникальным оказался даже сам процесс постановки: десять россиян и столько же французов четыре месяца притирались друг к другу на репетициях в Экс-ан-Провансе и Москве, занимаясь пластическими импровизациями и зачитывая на родных языках фрагменты из "Откровения Иоанна Богослова" — ведь первоначально балет именовался "Апокалипсис".

Правда, еще на ранних этапах работы эффектное название сменилось безликим "Creation 2010" ("Творение 2010"), окончательный же вариант — "А дальше — тысячелетие покоя" — утвердился лишь накануне премьеры. В интервью хореограф пояснял, что помянутое тысячелетие — это период, когда сатана скован цепями, а стало быть, не способен на активные действия, а также предостерегал, что от его балета не стоит ожидать иллюстрации зловещих видений святого Иоанна: "Мы скорее ведем речь о том, что прячется в укромных уголках нашего бытия". Про хореографию же выражался как-то биологически: "Танец неумолимо подчеркивает энтропию молекул, заложенную в памяти нашей плоти, и предвещает апокалипсис наших тел". Вот эта трансформация масштаба замысла — с космоса до молекул — и стала роковой для балета, оказавшегося слишком банальным, чтобы оправдать соучастие в его создании таких громких имен.

Субодх Гупта придумал обшитые металлом стены, движущиеся на колесиках и призванные трансформировать пространство,— и этой находке без малого сто лет. Его фирменные изделия из кухонной нержавейки, водруженные на головы танцовщицам подобно диадемам индийских богов или шлемам космических пришельцев, действительно прекрасны, но их функция сугубо оформительская. Зато хореограф Прельжокаж, плененный идеей господина Гупты о глубинном родстве повседневных и культовых ритуалов, вырастил всю хореографию массовых сцен из обиходных телодвижений, смахивающих на утреннюю физзарядку. В результате "энтропия молекул плоти" артистов породила энтропию зрительского внимания, а проще говоря — скуку. Или в лучшем случае — транс, ввести в который помогали минималистские композиции композитора Гарнье, слегка разбавленные цитатами из Бетховена.

Однако в почти двухчасовом бессюжетном балете, распавшемся на цепь разрозненных эпизодов, обнаружились и эффектные сцены, заставлявшие встряхнуться и напрячь мозги в поисках разгадки сценических символов. Скажем, та, в которой артисты, обернутые флагами разных стран, застывали скульптурными группами — патетическими по форме и эротическими по содержанию. Или полоскание тех же флагов в металлических раковинах с последующим раскладываем на сцене (российского среди них не было — запрещено законодательством). Или эпизод, в котором парни с лихостью десантников штурмовали четырехметровые стены (благо в зале не было представителей Минобороны). Или финал с кормлением из сосок двух трогательных черных ягнят, что, следуя аналогии белый агнец — Иисус, можно трактовать как вскармливание новорожденного сатаны.

В рациональном, скупом на находки и блеск фантазии хореографическом потоке резко выделялись два великолепных мужских дуэта. В первом — балетном дайджесте "Горбатой горы" — хореограф, вопреки царящему в спектакле принципу паритетности, вынужден был занять своих артистов: русские отказались танцевать этот пронзительный любовный поединок, начавшийся ожесточенной дракой и завершившийся долгим поцелуем. Во втором, зеркально-синхронном, изощренном по пластике и эмоциям, "классик" Александр Смольянинов ни в чем не уступал опытному "модернисту" Серхио Диазу.

Тут стоит отдать должное педагогическому таланту Анжелена Прельжокажа и восприимчивости русских артистов: за немногим исключением (в частности, растолстевшей и анемичной солистки Большого Нурии Нагимовой) смешанная труппа выглядела единым организмом. В массовых композициях неофитов-россиян от поднаторевших в современном танце иностранцев отличить было нелегко, а в медитативном двойном адажио с подносами из нержавейки наша хрупкая длинноногая Анна Татарова выглядела даже эффектнее образцово-четкой, но слишком деловитой Лорены О'Нил.

Аншлаговый зал премьеры принял новую постановку со светской вежливостью, лишь единичный робкий свист с галерки отметил длительность мужского поцелуя. Однако аплодисменты публики иссякли сразу после того, как опустился занавес. Репертуарные перспективы нового балета в России (после того как к Новому году он завершит международное турне и смешанная труппа распадется) кажутся весьма туманными. Западная же его жизнь выглядит более лучезарной: можно не сомневаться, что лояльная французская публика, привычная и к сценическим ребусам, и к хореографическому минимализму, примет это "тысячелетие покоя" с куда большим энтузиазмом.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Сен 17, 2010 10:52 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091602
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| После нас – хоть покой //
Премьера балета Анжелена Прельжокажа в Большом театре

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2010-09-16/8_balet.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА


Выпавший из формата – обречен.
Фото Дамира Юсупова (Большой театр)


Громким проектом Большой театр открыл 235-й сезон. Один из самых востребованных европейских хореографов – Анжелен Прельжокаж – сочинил оригинальный балет специально для Большого. Заявленный как «Апокалипсис», к мировой премьере в рамках программы «Россия–Франция-2010» балет пришел под названием «А дальше – тысячелетие покоя. Creation 2010».

Сначала мы воровали. У Бежара, Баланчина, Пети. Беззастенчиво и безнаказанно. Выручал железный занавес. Потом нас объявили законопослушными, появились деньги. О непосредственном сотрудничестве с активно действующими зарубежными звездами мечтать еще не приходилось, но хранящие наследие усопших гениев фонды присылали репетиторов. Давние постановки нам иногда дарили стареющие мэтры, а в последнее время уже и кое-кто из первой пятерки взялся переносить на российские сцены свои неувядающие шедевры. Правда, в лучшем случае десятилетней давности. И вот свершилось. Специально для нас ставит балет Анжелен Прельжокаж.

Поначалу знаменитый француз тоже думал перенести на сцену Большого что-нибудь из готового. Но, приехав отбирать московских танцовщиков, был, говорят, потрясен. Решил: надо сочинять новое, и чтобы в спектакле вместе с москвичами участвовали артисты его труппы (он основал ее в 1984 году, с 1996-го Балет Прельжокажа постоянно работает в Экс-ан-Провансе). После премьерной серии в Большом театре, которая продлится до 19 сентября, спектакль увидят в разных городах Франции, а также в Люксембурге, Германии, Нидерландах.

У нас французского хореографа неплохо знают. В начале девяностых Москву потрясли неожиданные интерпретации дягилевской классики, в 1999-м поклонники романтического шедевра Лавровского и Вильямса, громко хлопая стульями, покидали зал во время представления его «Ромео и Джульетты», а семь лет назад члены некоего комитета за нравственное возрождение отечества призывали бойкотировать привезенный в Москву балет Прельжокажа «Благовещение» за пропаганду однополой любви (очевидно, двуполая любовь между Марией и Гавриилом земляков Пушкина не оскорбила бы).

На этот раз Прельжокаж вновь обратился к библейской теме, но предупредил: прямых иллюстраций «Откровения Иоанна Богослова» ждать не следует, его занимает идея открытия скрытого в человеческих душах («апокалипсис» по-гречески буквально означает «срывать покров»). Но спектакль все же вызывает ассоциации с более привычным для нас переносным значением этого слова, ставшего синонимом конца света.

Тысячелетие покоя наступит, похоже, не скоро. Современное человечество – сплошь трудоголики, садисты и развратники. Маниями страдаем вместе, только с ума сходим поодиночке. Выпавший из формата обречен, как голый среди соблюдающих дресс-код. Жизнь – бездушный конвейер. Над этим когда еще Чаплин смеялся, но сегодня уже не до смеха. Человеческие пороки не ржавеют. На это без обиняков указывает и излюбленный материал впервые выступившего в качестве сценографа известного индийского художника, мастера инсталляции Субодха Гупты. Кухонная нержавейка в руках ангелов. Громадные цепи из нержавейки стальной молнией срываются с колосников, чтобы обвить тела исполнителей и прогреметь в такт музыке, сочиненной «отцом французской электроники» Лораном Гарнье. Из нержавеющих мисок и шумовок собраны головные уборы танцовщиц, что исполняют нечто среднее между традиционным индийским танцем и столь же традиционным номером из ночного клуба. Такая неопределенность – принцип. Вместе с эстетическими ориентирами человечество утратило и нравственные. Прельжокажу это не нравится. Из четырех черных фур на сцене выстраивается мрачная стена. Пристенная жизнь формирует пристенную психологию. И чувства какие-то подзаборные. Любовь рождается из жестокости. Ей просто не из чего больше родиться. Строго говоря, это и не любовь вовсе, какой была она, скажем, в «Ромео и Джульетте». По Прельжокажу, и этого человечеству уже не дано. Нет больше избранных. Ни людей, ни народов. Как некогда Дин Рид, протестуя против вьетнамской войны, выстирал перед Белым домом американский флаг, так в финале артисты стирают и расстилают по сцене мокрые флаги множества государств. Двое выносят из-за кулис живых ягнят. Однако они черные. И этих агнцев не отмоешь добела.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 9:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091603
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Апокалипсис сегодня //
В Большом театре представили российско-французский танцевальный проект

Где опубликовано| Новые Известия
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2010-09-16/133336/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Хореограф Анжелен Прельжокаж считает целлофан признаком Апокалипсиса.
Фото: WWW.BOLSHOI.RU


Мировая премьера балета с длинным названием «А дальше – тысячелетие покоя. Творение-2010» проходит на сцене Большого театра. В списке мероприятий Года России во Франции и Франции в России совместный проект ГАБТа с «Балетом Анжелена Прельжокажа» стал весомым пунктом программы. Премьера в Москве станет отправной точкой большого европейского турне: балет покажут не менее 60 раз.

Известно: хочешь насмешить бога – скажи ему о своих планах. Вряд ли европейски известный хореограф думал о таком балете, когда три года назад по другому поводу начал переговоры с Большим театром. Хотя Прельжокаж неоднократно ставил балеты в больших театрах, в том числе и в Парижской опере, контакт с ГАБТом вызвал у него шок по типу «мастер, снимающий авторское, независимое кино, вдруг получает шанс поработать в Голливуде». Загоревшись идеей спектакля по новозаветной книге Апокалипсиса, автор (после кастинга) отобрал балерин и танцовщиков, которые уехали в Европу на репетиции. Оценив ценность нового профессионального опыта, спрятав идеализм классики в карман, наша балетная молодежь проявила энтузиазм и вполне справилась с незнакомой манерой и техникой. Техно-музыку к этому манифесту идей написал модный диджей Лоран Гарнье. Сценографию создал высокооплачиваемый в Европе художник, индус Субодха Гупту, насытивший сцену металлическими предметами, от больших блюд до причудливых головных уборов. Художник по костюмам, модельер Игорь Чапурин дал обильный гардероб – от распашонок и вечерних платьев до офисных костюмов и трусов цвета голого тела.

Прельжокаж выступил против толкования спектакля как буквального текста о конце света. Сверхзадачу автора скорей можно обозначить так: радикал в поисках традиции. Автор множит пластически-концептуальные метафоры и аллегории, иронически рисуя мистику повторяемости в социальных ритуалах. Он видит балет как рассказ о «слепом движении тел, несущихся по воле волн, в вихре идеалов и верований». С моралью, что выход за пределы возможен, хотя имеет предел, а к звездам можно попасть только через тернии, но успех дела под вопросом. За полтора часа артисты (по нескольку человек из французской труппы и труппы Большого театра) успевают подергаться как роботы-марионетки, кокетничать с двумя человеческими скелетами, символически выпустить «кровь» из вен на большие блюда, увернуться от падающих с неба металлических цепей и чередовать вспышки активности с полной прострацией.

Безусловно, это серьезная работа, хотя крепко сшитое и ловко скроенное «Творение» вряд ли вызовет катарсис. А вот искреннее зрительское любопытство – вполне, хотя с непривычки зрелище выглядит как «крутой модернизм» (так, во всяком случае, выражалась после спектакля премьерная публика Большого театра). Смотреть надо, включив осязательное воображение. Если воочию представить, каково это – перелезать через гладкую стену, возведенную тобой же, или ползать, завернувшись в пленку, вы точно поймете, что хотел донести хореограф. И уж совсем прозрачна символика стирки: государственные флаги многих стран окунают в воду, встряхивают и в мокром виде расстилают на полу. Финал оптимистический и даже нежный: на сцену выпускают черных овечек, персонажи кормят их молоком из бутылочек. Если вам не придет в голову мысль об агнце божьем, Прельжокаж – явно не для вас.

«Творение» обозначило начало нового сезона. Следующая премьера – 12 октября, когда Большой предложит концертные исполнения опер. В течение сезона запланировано три такие оперы: «Дитя и волшебство» Равеля, «Карлик» Цемлинского и «Вишневый сад» Фенелона. Рядом окажутся «полновесные» спектакли с классической музыкой и современной режиссурой – октябрьская премьера «Дон Жуан» Моцарта в постановке Дмитрия Чернякова и «Золотой петушок» Римского–Корсакова, который к июню готовит Кирилл Серебренников. Новые балеты появятся в декабре, когда стартует вечер одноактных постановок. В него входят «Херман–Шмерман» Уильяма Форсайта и «Рубины» Джорджа Баланчина. После Рождества Большой даст мировую премьеру российско-американского танцевального проекта «Отражения». В него войдут специально поставленные или редко исполняемые номера и балеты, создаваемые для группы танцовщиков из Большого театра, Балета Сан-Франциско и Берлинской оперы. На афише появится великолепный «Ремансо» хореографа Начо Дуато и балет «Пять/Cinque», сделанный Мауро Бигонзетти на популярную и этническую музыку. Еще одна мировая премьера намечена на апрель, когда композитор Леонид Десятников и хореограф Алексей Ратманский представят спектакль по роману Бальзака «Утраченные иллюзии». Конец сезона тоже танцевальный: будет «Симфония псалмов» на музыку Стравинского в постановке Иржи Килиана и Chroma Уэйна Мак-Грегора. С таким списком новый сезон обещает быть интересней прошлого: Большой обильно анонсирует мировые премьеры, знаменитых балетмейстеров и креативных режиссеров.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 9:36 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091604
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Апокалипсис отменяется //
Большой театр открыл сезон мировой премьерой

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5287 (208)
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.rg.ru/2010/09/16/apokalipsis.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Трехкратная смена названия - самая незначительная трудность, сопровождавшая дебют Анжелена Прельжокажа, живого символа танцевальной "новой волны", в Большом театре.

События, о котором говорили не одно десятилетие, но которое казалось неосуществимым в реальности, свершилось: на главную сцену страны пришел современный танец - не освеженная классика, не модернизированная неоклассика, а жанр, балансирующий где-то на грани хореографии и драмы, цирка и перформанса. Причем представил его не энтузиаст-самоучка, а человек, которого можно назвать эмблемой жанра - французский хореограф Анжелен Прельжокаж.

Заполучить его на постановку - задача для виртуозов театрального менеджмента. По статусу Прельжокаж существует уже в ряду небожителей, но в свои 53 остается одним из самых востребованных хореографов, бесперебойно выпускающим премьеры в своем Национальном хореографическом центре Экс-ан-Прованса (теперь у труппы есть и другое официальное название - "Балет Прельжокажа"), любимцем парижской Opera (для нее поставлен настоящий шедевр - "Парк" на музыку Моцарта) и гостем крупнейших классических компаний, таких как New York City Ballet и балет берлинской Staatsoper.

Приглашение Прельжокажа в Большой - последний проект, доставшийся театру от Алексея Ратманского. На посту худрука труппы он стремился расширить российские представления о возможностях танца и приблизить его к общемировым. И даже более сложно, чем увлечь московским спектаклем Прельжокажа, было убедить в его необходимости московскую публику и московских артистов - слишком уж рискованно прославленной труппе испытывать себя в роли новичка-дебютанта. От участия в кастинге, проведенном еще в позапрошлом сезоне, практически устранились ведущие солисты, а его результаты выглядели обескураживающими - среди одиннадцати артистов, выбранных Прельжокажем, почти не было и тех, кто обычно активно задействован в театральных экспериментах. Внимание хореографа сосредоточилось где-то в центре кордебалетного пространства.

Эту группу, летом освобожденную от репертуарных спектаклей и гастролей, Прельжокаж встретил на своей репетиционной базе в Экс-ан-Провансе. Там он объединил ее со своими танцовщиками, почти лишенными классической школы и опыта исполнения классического репертуара. В течение месяца он, не разделяя своих и чужих, ставил на них пластические эксперименты, сочиняя композиции, в которых пластиковые конструкции, металлические цепи, километры целлофана играли такую же роль, как и артисты, не посвященные в то, как все это будет выражать идею "Апокалипсиса", еще год назад объявленную сюжетом нового балета.

Вместе с хореографом над спектаклем работали популярный композитор-электронщик Лоран Гарнье, любимец галеристов Субодх Гупта и кутюрье Игорь Чапурин. И где-то на этапе этого совместного творчества "Апокалипсис", шокировавший московских балетоманов, превратился в Creation-2010, а незадолго до премьеры обрел третий вариант названия: "А дальше - тысячелетие покоя", сохранив при этом изначальный посыл текста Иоанна Богослова. Но Прельжокаж, некогда ворвавшийся в балетный мир "Ромео и Джульеттой", в которой легко узнавались реалии его родной Югославии, давно уже не склонен к разработанному либретто и литературным подробностям. Его спектакль оставляет почти неограниченное пространство для сотворчества, создавая лишь атмосферу напряжения между сценой и зрительным залом. Плотную безликую массу двух десятков человек он разбивает соло, дуэтами и трио, среди которых лучшее - это диалоги любви: подчиняющейся, ускользающей, воинственной. Танцы среди цепей, молниями обрушивающихся с колосников, и в платках-флагах, плотно заматывающих головы артистов, выглядят рядом композициями Ильи Репина, слишком буквальными и подробными. Но финальная библейская сцена, в которой белоснежная пара танцовщиков появляется с двумя агнцами, несмотря на актерский волюнтаризм юных артистов из зоопарка, возвращает спектакль на уровень условного обобщения. Дожить до него удалось далеко не всей публике - она начала утекать со спектакля после первых минут двадцати. Остальная несмело пыталась аплодировать после каждого номера, явно сбитая с толку необычным зрелищем, аналогов которого нет в репертуаре Большого театра. И все же до апокалипсиса не дошло и здесь - через час пятьдесят занавес закрылся под негромкие, но довольно продолжительные вежливые аплодисменты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 9:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091605
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Прельжокаж теперь и наш
Где опубликовано| "Ведомости" № 174 (2872)
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/245785/prelzhokazh_teper_i_nash
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Французский хореограф, в последнее время уверенно дрейфующий из состояния властителя умов к статусу живого классика, выпустил свою первую премьеру в России

Осуществление проекта, который в итоге стал важной частью программы года Россия — Франция и совместной постановкой Большого театра и Балета Прельжокажа из Экс-ан-Прованса, потребовало около четырех лет.

Еще в позапрошлом сезоне хореограф провел в Москве кастинг, отобрав для участия в спектакле 11 танцовщиков Большого (вместе с ними в постановке заняты артисты Балета Прельжокажа), а год назад рассказал об идее спектакля «Апокалипсис» и собранной для его осуществления команде, в которую вошли популярный автор техно-музыки Лоран Гарнье, звезда современного искусства Субодх Гупта и модельер Игорь Чапурин .

Постановка осуществлялась в несколько этапов: артисты Большого больше месяца работали во Франции, месяц назад Прельжокаж со своими танцовщиками продолжил репетиции в Москве. Вызывавшее ажиотаж название балета за это время трансформировалось сначала в уравновешенный Creation-2010, а прямо перед премьерой сменилось тяжеловесным «А дальше — тысячелетие покоя».

Тем не менее первоначальный замысел хореографа кардинальных изменений не испытал. Впрочем, отталкиваясь от текста Иоанна Богослова, Прельжокаж остался в кругу своих многолетних интересов: ставит ли он спектакли о Деве Марии, Сиддхартxе или визионерстве Иоанна Богослова, их темой оказываются выраженные в пластике трансформации души.

На этот раз они происходят под прозрачной полиэтиленовой пленкой. Масса двух десятков танцовщиков в одинаковых костюмах объединена общим жестким ритмом, звуки которого напоминают о холоде окружающего космоса. Но объединяясь в дуэты и трио, чисто мужские, чисто женские и смешанные, безликие фигуры обнаруживают собственную неповторимость.

Некоторые зрители, приученные к совершенству формы классического балета, в шоке почти вслух обсуждали особенности телосложения исполнителей. Однако Прельжокаж не только не боится быть хореографом некрасивого: он умеет показать притягательность силы, энергии, нежности и даже агрессии.

Сложно представить, как выживет спектакль, когда танцовщиков Прельжокажа заменят артисты Большого, не участвовавшие в постановочных репетициях хореографа (в дальнейшем «Тысячелетие покоя» в России и Франции будет вести автономное существование). Тех москвичей, что подверглись «обработке Прельжокажем», уже не узнать: из обезличенно прекрасного кордебалета они превратились в ломкую Анну Татарову, Антона Савичева, выделяющегося лаконичностью каллиграфического знака, броско-смелую Ксению Сорокину, Нурию Нагимову, бьющую током высокого напряжения, агрессивного Александра Смольянинова, а обладательницы сольного репертуара Анастасия Меськова и Анастасия Винокур обрели свои лучшие партии.

Сразу же после премьерного блока «Тысячелетие покоя» отбудет в европейское турне — каждая новая постановка Прельжокажа вызывает международный ажиотаж. Большой же может дышать спокойно: что бы ни предприняли соперники, в ближайшее время им не обскакать театр, отметившийся совместной постановкой с живым гуру западного современного танца.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 10:03 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091606
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Покой нам только снится //
Большой театр выпустил премьеру до начала сезона

Где опубликовано| "Время новостей" № 168
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.vremya.ru/2010/168/10/261311.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



Весь балетный народ еще в отпуске -- сбор труппы будет лишь 21 сентября. И только дюжина энтузиастов вышла на работу значительно раньше, чтобы показать свежепоставленный балет Анжелена Прельжокажа «А дальше -- тысячелетие покоя». Эту дюжину знаменитый француз выбрал еще в прошлом сезоне, тогда же начались репетиции. Затем они летом ездили в Экс-ан-Прованс, в родную вотчину хореографа, и вот теперь появились на сцене. Появились не одни -- к ним присоединился десяток артистов из Прованса. Это совместный проект Большого и Балета Прельжокажа (в рамках Года Франции в России); после премьерной серии, что длится до воскресенья включительно, спектакль уедет в грандиозный европейский тур, и до конца сезона мы его больше не увидим.

Именно этот тур оттолкнул от участия в проекте всех премьеров и солистов Большого театра -- на просмотр к хореографу приходил только кордебалет. Логика проста -- уедешь на год, а тут тебя забудут и роли твои заберут, отвоевывай потом заново свое место. Но это не значит, что участвующие в премьере артисты не стоят внимания -- скупердяй Большой, что традиционно забирает лучших выпускников московской школы, а потом долго их маринует в корде, в очередной раз показал, что не счесть драгоценностей в его запертом сундуке.

Народ работал с энтузиазмом и с полной отдачей и заслуживает безусловной похвалы, ведь Прельжокаж сочинил вещь весьма непростую. Вдохновлялся он Откровением Иоанна Богослова, и, когда год назад подписывали контракт, грядущий спектакль назывался «Апокалипсис». Но это слово быстро исчезло из планов, и на сайте театра стояло нейтральное Creation 2010 (creation -- технический термин, возникающий на афишах европейских театров в ожидании мировых премьер, когда название еще не придумано, а билеты уже продаются). За неделю до выпуска выяснилось, что мы будем смотреть «А дальше -- тысячелетие покоя». По объяснению хореографа, эта тысяча лет -- время, когда сатана низвергнут в бездну и скован цепями и не может прельщать народы; а переименовал спектакль он потому, что в нем не содержится никаких иллюстраций к Апокалипсису, а лишь впечатления самого Прельжокажа от чтения Книги, перелитые в танец. То есть артисты на сцене должны были сотворить «образ образа», и у них это получилось.

Под специально для этого балета написанную музыку Лорана Гарнье, под это ритмичное грохотание, тихое поскуливание и недвусмысленный скрежет, удивительным образом сплавленные в музыку, завораживающе медитативную, наши артисты, перемешанные с артистами французскими, пересказывали личный дневник Прельжокажа. Его заметки о чувственности, что сплавлена с агрессией (дивный дуэт Селин Галли и Антона Савичева, когда танцовщик буквально впечатывает партнершу в стену), наброски, свидетельствующие о слегка истерическом чувстве юмора, прикрывающем очевидный страх (мужской дуэт, что шарахается от тревожной нежности к клоунаде). Его исследовательский интерес к человеческому телу, к его родству с телом животного (и воспроизводятся и торжественный петушиный шаг, и проползание большой ящерицы). И финальный демонстративный пост, когда все артисты сначала стирают в раковинах, а потом раскладывают на просушку государственные флаги разных стран (и Европы, и Америки, и Азии) -- что-то со всеми этими государствами надо делать, помыть бы их не мешало.

Нет никакого либретто, есть лишь серия сцен, что соединена по законам скорее ритмическим, чем содержательным. Массовая сцена -- дуэт -- снова массовая сцена; от грохота -- к тишине, затем снова к звуковой атаке. Первые пятьдесят минут спектакля от сцены вообще глаз не оторвать, так затягивает это чередование массовых сцен, где артисты распределяют свои конечности в пространстве, будто хотят изобразить змейку-головоломку (помните, были такие в детстве, каждый позвонок можно было вывернуть почти под любым углом?) и напряженных дуэтов. Затем некоторое «проседание» спектакля, чуть устаешь, смотришь, скоро ли кончится (а идет балет час пятьдесят без антракта). Но затем -- новый подъем, и хореографу поступает поддержка уже от художника: Субодх Гупта, долго оставлявший сцену пустой, водружает на ней массивные каменные стены и швыряет с колосников тяжелые серебристые цепи (они падают мгновенно, и кажется, что воздух прорезала молния). В финале на распростертых и попранных флагах двое артистов кормят из бутылочек двух черных ягнят. Дальше -- тысячелетие покоя? Что там дальше будет в Большом, и Иоанн Богослов не скажет (впрочем, может быть, на сборе труппы что-нибудь все же прояснится). А вот что 53-летний Прельжокаж измученно просит передышки и не очень верит, что получит ее, понятно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 10:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091607
Тема| Балет, балетная труппа Пражской оперы, Гастроли, Персоналии, Петр Зуска
Авторы| Дмитрий ЦИЛИКИН
Заголовок| Синхробуффонада //
В Петербурге показали балет Петра Зуски «Соло для троих»

Где опубликовано| "Время новостей" № 168
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.vremya.ru/2010/168/10/261312.html
Аннотация|



Спектакль, выпущенный в 2007-м в пражском Национальном театре, на гастролях не собрал полного зала (Большого драматического театра), однако имел ощутимый -- и объяснимый -- успех. Объяснимый уж слишком легко, потому заранее прошу прощения за изложение вещей совсем не хитрых.

Опус г-на Зуски (1968 г.р.) есть органический продукт его биографии. Балету он не учился, подвизался в пантомиме, однако с энтузиазмом автодидакта отдал себя танцам и поработал в нескольких чешских, немецких и канадских труппах. И даже приобщился к хореографии крупных авторов: Начо Дуато, Охада Нахарина и самого Килиана. А семь лет назад возглавил балетную труппу Пражской оперы.

От мастеров в его постановке многие узнаваемые комбинации и приемы. От себя -- отношение к танцевальному театру. Трое, для которых соло, -- Жак Брель, Высоцкий и чешский бард Карел Крыл. Взяты их песни в собственном исполнении и стихи, которые читают три актрисы (в том числе бывшая наша соотечественница талантливейшая Лилиан Малкина). Под эту фонограммную нарезку целых два отделения происходит следующее. Вот запевает, к примеру, Высоцкий «Он не вернулся из боя» -- лирический герой осуществляет всякие телодвижения, а когда «нас было двое» -- натурально выходит тот, который не вернулся, и они телодвигаются синхронно вдвоем (придавая балладе... гм... оттенок, который В.С. Высоцкий вряд ли имел в виду). Если «Последний кутеж» Бреля, то на сцене несколько крепко пьяных: их только что не рвет с авансцены прямо в зал. Если «Сыновья уходят в бой» -- сыновья в шинелях, безусловно, некоторое время поуходят в бой, в каковом и падут вповалку на пол. Если Крыл поет про девочку с завязанными глазами -- будьте покойны, тут же явится и она. Если «Охота на волков» -- мужчины с голым торсом примутся горячечно бегать на полусогнутых. Буквальная иллюстративность «зримой песни» доходит до прямой синхробуффонады: главный герой -- совокупный образ трех поэтов (симпатичный брюнет Александр Кацапов) начинает открывать рот под «фанеру».

Сценография Яна Душека -- черный кабинет, посреди нечто вроде стола в человеческий рост, на котором протагонист высится над, разумеется, толпой. Которая ему, разумеется, аплодирует, но души его мятущейся и раненой понять не может. До начала перед занавесом на кубе торчит -- ну, конечно, вы уже догадались -- гитара, потом она спустится с колосников, и герой будет ею всячески манипулировать. И героиня (модельного вида блондинка Зузана Сусова), верная спутница Поэта, тоже. В общем, всякий, кто хоть раз видел спектакли Бориса Эйфмана, легко вообразит и это «Соло для троих» -- надо думать, сам Борис Яковлевич, посетивший спектакль, должен быть доволен тем, что ширится, растет заболевание. Кстати, оно таки ширится, растет: навзрыд лирические номера с опусканием тел в люк сцены (то бишь в землю) и посыпанием их неустановленной субстанцией, обозначающей прах и тлен, чередуются с разухабистой эстрадой. За которую отвечают Брель (песня «Конфетки») и в основном Высоцкий. Для «Утренней гимнастики» герой снимает штаны и остается в красных трусах с желтой пятиконечной звездой на причинном месте -- ею он козыряет со своих горних высей, тем временем дольний кордебалет изображает физзарядку, плавно перетекающую в пляски вприсядку, инкрустированные пируэтами, турами по кругу и jete entrelace. Попутно один толстый мужчина (в труппе вообще у многих висят животы) регулярно выпивает стопку водки, услужливо подаваемую из кулис. Для «Москвы--Одессы» выезжают самолетные трапы, выносят чемоданы с буквами, образующими слово «Аэрофлот», на поэтовом возвышении воздвигаются две стюардессы и жгут там чарлстон с аттитюдами, во как! «Диалог у телевизора» героиня тоже ведет, не снимая пуантов: текст этого эстрадно-характерного номера не должен дать зрителю позабыть, что он все-таки в балете, так что «гляди, как вертится, нахал», а тут мы и арабеск-другой подпустим.

Спектакль следует известному тренду. В существующей до сих пор иерархии искусств классический балет значится в престижной верхней категории, там же, где опера, симфоническая музыка и прочие академические жанры. Обыватель хочет приобщиться к высокому и прекрасному. Но при этом оно не должно быть слишком уж высоким, чтобы было понятно, о чем вообще базар. Например, что она любит его, а он другую (или другого). Или что затравили художника. Которому вообще нет в жизни счастья. Или, наоборот, что зло ушло, добро пришло, чик-чирик!

Но ведь и поэзии надлежит быть, с одной стороны, высокой, а с другой -- не чрезмерно. Потому что по-настоящему любить Пушкина или, допустим, Мандельштама -- трудное счастье. Сколько этих ненормальных, которые задыхаются от восторга, перебирая по букве одну какую-нибудь строчку? «Роняет лес багряный свой убор...» Или «Твердь сияла грубыми звездами» (ударение на «а»). Так ведь велел тот же Пушкин поэзии быть, прости господи, глуповатой, она и стала. Никак не посягаю на культ Высоцкого (давно превратившийся в прибыльный бизнес, но это другой разговор) и прочих так называемых бардов, но не могу не заметить, что они как раз релевантно удовлетворяют стремление к доступной поэзии. Точно так же, как Петр Зуска (и весь драмбалетно-иллюстративный кластер) избавляет мещанина от неудобств постижения эвклидовой геометрии Петипа или неэвклидовой Форсайта. Так что «Соло для троих» гармонично объединило КСП (клуб самодеятельной песни) с КСХ (такой же хореографии).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 12:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091608
Тема| Балет, МТ, "Спящая красавица", Персоналии, Юрий Соловьев
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Праздничный балет в честь трагического персонажа
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20100915
Ссылка| http://www.afisha.ru/personalpage/191662/review/342722/
Аннотация|

В Мариинском празднуют семидесятилетие одного из самых ярких персонажей советского балета — Юрия Соловьева. Семьдесят лет — не срок для танцовщиков, и это мог бы быть обычный день рождения с бодрым старичком в директорской ложе. Если бы в 1977 году Соловьев не покончил с собой. Смерть эта стала самым страшным обвинением не только брежневского застоя, но всего советского художественного безвременья. «Сломанная судьба» оказалась не просто фразой. Никакой праздник этого не поправит. Но все-таки.

Поминают Юрия Соловьева несколько странным образом. «Спящей красавицей» — примером того, что мужчине в феминистском царстве девятнадцатого века делать нечего. В этом балете есть поздняя советская вариация для солиста — чтобы ноги размять. Есть заплатка из туров по кругу — опять-таки советский новодел: чтобы и премьер мог сорвать аплодисменты. Но сам же театр анонсировал первой строкой в афише именно приму — Викторию Терешкину. Дамы приглашают кавалеров как бы. Что исторически справедливо для балета в целом. Но диковато — для того, чтобы отметить юбилей мужчины. И все же исторически совершенно правильно. Юрий Соловьев феноменально исполнял «Спящую красавицу». Но фокус в том, что единственная сильная мужская партия в этом балете коротка и задвинута в самый последний акт, через запятую среди других участников свадебного концерта, который дают французские сказки в честь Спящей красавицы с супругом. Партия называется Голубая птица. Выход, дуэт, соло, кода, вот и все. Юрий Соловьев исполнил ее в Париже так, что наутро газеты вопили о «Космическом Юрии» — но никто из обывателей не путал его с Юрием Гагариным. Соловьев и выглядел похожим образом: обаятельное русское лицо. Посланник мира. Покупайте советское. Социализм с человеческим лицом. Этим лицом можно было рекламировать что угодно. Тем не менее первое место в истории балета досталось его современнику Рудольфу Нурееву.

Сказать, что это несправедливо — не сказать ничего: это чертовски, обжигающе несправедливо. Рудольф Нуреев долго представлял собой сучковатый человеческий механизм со сцепленными от усердия зубами и напором отчаявшегося провинциала — кинопленка обвиняет. А Юрий Соловьев на кинопленке в дуэте с Габриэлой Комлевой проделывает такие антраша, что начинаешь сладострастно мычать — язык парализован от восторга. На юбилейный спектакль Мариинка выписала на Голубую птицу безвестного труженика по имени Алексей Тимофеев. Что тоже несправедливо. Или как раз наоборот: идеально доказывает, что заменить или затмить Соловьева до сих пор некому.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 2:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091609
Тема| Балет, Латвия, Персоналии, Лариса Туисова
Авторы| Оксана ДОНИЧ
Заголовок| Лариса Туисова: «Без балета жить не могу»
Где опубликовано| "ЧАС" (Латвия)
Дата публикации| 20100914
Ссылка| http://www.chas-daily.com/win/2010/09/14/g_016.html?r=33&
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Для легендарной балерины Ларисы Туисовой приз Latvijas gаze стал неожиданностью. На просьбу дать мне небольшое интервью она смущенно отреагировала: «А может, не надо... Я так отвыкла от всего этого...» Но все-таки согласилась и откровенно рассказала о своей сегодняшней жизни и отношении к балету нового поколения.



- Вы стали первым лауреатом приза Latvijas gаaze в новой номинации «За легендарную жизнь в искусстве». Расскажите о своих ощущениях.

- Я была удивлена. Я привыкла к тому, что мое время прошло. Я не ожидала. Я счастлива, что меня помнят уже не мамочки, а, скорее, бабушки - по спектаклям. Я испытала огромную радость и удовлетворение. И еще страх. Я перед церемонией волновалась так, как еще никогда за последние годы. Как ученица! Это был самый волнительный день. Пока я сидела в зале, ощущение страха меня не покидало. Но, когда я вышла на сцену и повернулась лицом к залу, меня отпустило. Это же мой зал, это моя сцена, мой пол, я на нем стою. Необыкновенное ощущение!

- Изменилась сцена за те годы, что вы не танцуете?

- Конечно. Все изменилось здесь. Условия стали потрясающие. Так красиво! Покрытие пола замечательное, костюмы шикарные. Но и в наши годы у театра была своя прелесть. К сожалению, я мало посещала Оперу в последнее время. Но недавно была на балете «Анна Каренина». Мне понравилось. Правда, когда сидела в зале, ловила себя на мысли, что я что-то сделала бы немножко по-другому, по-своему. Я очень хорошо знаю Бориса Эйфмана, как он все это преподносил, как он нас учил и вкладывал в нас по крупицам. Отрабатывал с нами каждое движение корпуса, рук, глаз. Мы как завороженные смотрели на него. Для нас он был богом. Вот на таких вещах мы учились. Я счастлива, что мне довелось работать с такими звездами, как Борис Эйфман и Марис Лиепа.

- Расскажите о работе с Марисом Лиепой поподробнее.

- С ним мы готовили «Кармен» перед поездкой в Грецию. Марис всегда мечтал станцевать «Кармен». В Большом театре это сделать ему не удалось. Его пригласили в Ригу. Мы подготовили спектакль за неделю до гастролей. Очень много репетировали. В это время неожиданно умер мой отец, и прогон спектакля был на сцене в день его похорон. Мы станцевали, а потом Марис пришел на похороны, проститься перед отъездом в Москву. Не могу забыть этого. А через две недели мы встретились уже в Греции. Недели две танцевали с ним на гастролях. Мне было тогда 28 лет. Потом он приглашал нас в Москву на свои творческие вечера: в концертный зал «Россия», в Олимпийский центр. Он брал «Кармен» без антуража, танцевали только солисты. Один раз я танцевала с ним «Жизель», когда он приезжал в Ригу на гастроли. Марис Лиепа мне очень много дал за это короткое время. Он был прекрасным педагогом, великолепным актером и просто хорошим человеком. Очень опекал нас - как детей. Со мной был очень корректен и мягок. Но во время выступления он проявлял свой темперамент и мог позволить себе импровизировать, меняя тактику. Мне приходилось учиться подыгрывать ему. Большой талант был. Очень музыкальный.

- Сколько лет вы отдали латвийскому балету? Как пережили расставание со сценой?

- 24 года. Завершила карьеру в 40 лет, когда родила дочку. Последним моим спектаклем была «Тысяча и одна ночь». Тогда я поняла: что-то не то. В честь моего ухода в театре дали спектакль «Щелкунчик». Я сидела в ложе как королева, а вся труппа танцевала для меня на прощанье. Мне предлагали после декретного отпуска станцевать последнюю «Кармен» и устроить для публики прощальный вечер. Но я не хотела возвращаться на сцену в худшей форме. У меня не было моральных сил сделать это - для меня было невозможно ощущать, что я танцую этот спектакль в последний раз. Лучше умереть. И я ушла незаметно. Прощание с театром, со сценой это тяжелый процесс. Меня спасло только то, что театр закрылся на ремонт. Его стены тогда покинули все. После этого я воспитывала дочку, но без дела не сидела. Мне даже летом звонили и предлагали работу.

- Чем вы занимаетесь сейчас?

- Я работаю педагогом-хореографом в Олимпийском центре, в школе художественной гимнастики. Я уже много лет помогаю замечательному тренеру. И дети там замечательные! Работа очень интересная. Еще в двух балетных студиях, у Аллы Сахаровой и в «Рондо», консультирую, даю уроки хореографии, ведь без нее никуда - это азбука танца.

Я без балета жить не могу, я очень люблю детей. К сожалению, я не получила высшего образования и не могу заниматься наставничеством и репетиторством в хореографической школе или в нашем театре. Слишком много времени нужно было отдавать учебе, а у меня дочь - инвалид с рождения.

Но пусть мои проблемы останутся со мной. Я довольна, я счастлива, что могу отдать свои знания, то, что я умею, что накопила за эти годы, детям. Очень люблю эту работу, а дети очень любят меня.

- Важна ли для вас материальная составляющая полученного приза?

- На сию минуту самый главный приз для меня - этот зал, люди, которые пришли и которые поздравили меня. Вот это самое главное. А материальное... Я стараюсь работать. Я не могу сидеть без дела. Я привыкла всю жизнь зарабатывать своим трудом. Поэтому я не делаю большой акцент на деньги. Главное, чтобы было здоровье. За последние годы мне много чего пришлось перенести: потерю мужа этим летом, я сильно сама болела... Но в этот вечер все проблемы сразу ушли в сторону.

- Адриан Давис, вручая вам приз, произнес, что, быть может, в следующий раз вы для нас станцуете. Танцуете еще?

- Нет, я не танцую. Разве что в мыслях. Могу руками станцевать. Болят ноги уже. За внешней красотой балета стоит адский труд. С возрастом он дает о себе знать. У нас души молодые - это другое дело. Я увидела своих коллег, и создалось ощущение, что я вернулась в то время. Теплота, профессиональное братство - вот что спасает, заставляет забыть о том, что и где болит. Приятно, что, когда мне было особенно трудно, коллеги, с которыми я не общалась особенно, меня не забывали, звонили. Я даже не знала, что у них есть мой номер телефона. Здесь, в театре, всегда можно найти поддержку. Это как огромная семья. И я знаю, что, если я попрошу помощи, все откликнутся. Это здорово! Такой он у нас коллектив был, так мы жили, и так остается до сих пор. Не знаю, какие ценности сейчас у молодежи в театре, но мы всегда уважали, любили и ценили друг друга.

- Все в зале обратили внимание, как вы хорошо выглядите. Есть особенный секрет?

- Да нет никакого секрета. Ничего с собой не делаю. Чуть-чуть подкрасили меня перед выходом, вот и все. Мне в марте весной исполнилось 62 года. Вполне солидный возраст, чтобы не работать и получать удовольствие. Я думаю: уже один раз ушла на пенсию, теперь второй. Пора на отдых. И не могу. Я даже дома, только когда совсем падаю с ног, могу позволить себе полежать, почитать. А так я суетливая очень. Мне так легче переносить свои трудности. Всегда чем-то занимаюсь. Сейчас вот небольшой ремонт затеяла с помощью родственников.

- Как вы думаете, какие у нашего балета слабые места, чего не хватает?

- Души. Иногда мне не хватает в нем души. Очень хорошо все делают, вытанцовывают. Замечательные данные. Но не хватает чего-то, что идет изнутри. Я думаю, что каждый актер пропускает любую свою роль через себя. Во всяком случае, я так делала. Если меня чье-то исполнение тронуло, я сижу как завороженная, мне нечего сказать. А бывает, что мне становится немножко скучно, я начинаю отвлекаться, меня что-то смущает. Значит, не тронуло. Я очень чувствительный человек. Часто замечаю, что мало искренности стало. Часто акцент делается на данные, на технику. Балерины сейчас как спортсменки - растянутые, с великолепными линиями. Наше поколение может только позавидовать. Но в балете важны еще чистота, аккуратность, профессионализм и душа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
atv
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 05.09.2003
Сообщения: 5158

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 4:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091610
Тема| Балет, фильм «Бриллианты», Венецианский кинофестиваль, Персоналии, Вишнева Диана
Авторы| Стас ТЫРКИН
Заголовок| Диана Вишнева: «Отдала себя режиссеру в руки и ни о чем уже не волновалась»
Где опубликовано| «Комсомольская правда»
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://www.kp.ru/daily/24559.4/733508/
Аннотация| Звезда мирового балета впервые снялась в кино и съездила на Венецианский фестиваль, где дала эксклюзивное интервью «КП»



Свой опыт в кино прима-балерина Мариинского театра склонна считать однократным. О фестивальных красных дорожках, понятное дело, она не мечтала. Просто дала себя уговорить режиссеру Рустаму Хамдамову. Результат - главная роль в стильной короткометражке «Бриллианты», включенной в официальную программу только что завершившейся Венецианской Мостры.

«С РЕНАТОЙ ЛИТВИНОВОЙ НИ РАЗУ НЕ ВСТРЕТИЛИСЬ»

- Вы впервые получили предложение сняться в кино?
- Нет, предложения были - один немецкий режиссер звал поучаствовать в фильме на тему геноцида евреев во Второй мировой войне, но сценарий мне не понравился. В России приглашали в какой-то сериал. Давно хотелось попробовать, но я рада, что отказалась тогда. И что дебютировала в фильме Рустама Хамдамова... Кинопроб не было. Рустам просто сказал: «Завтра, если у вас есть время, приходите сниматься». Я отнекивалась. «Не волнуйтесь, вам понравится», - заверил меня Рустам. Я знала его как художника с тонким вкусом. Отдала себя ему в руки и потом уже нисколько не волновалась.
- А как нашли время на съемки? У вас же сумасшедший рабочий график.
- Что-то отменилось, что-то передвинулось. Но, главное, у меня было огромное желание. Особенно когда я узнала, что кино будет немым. Потому что заговорить в кино, казалось, я не смогу.
- Как вы сошлись с Ренатой Литвиновой, также снявшейся в этой картине?

- На съемках с Ренатой мы ни разу не встретились. У нас были разные съемочные дни, и в фильме мы не пересекаемся. Думала, в Венеции познакомимся, но она не смогла приехать.
- В общем, мир кино вас не соблазнил. Тем не менее вы открыты для предложений.
- Да, сниматься мне очень понравилось. Но все зависит от режиссера и возможности ему довериться.
- Вы прилетели в Венецию из Лос-Анджелеса. Где вам уютнее?
- Я - человек мира. Для отдыха люблю приезжать в Италию. Для работы жесткой и ритмичной - конечно, Нью-Йорк. Для души - родной Санкт-Петербург. Любимый город - Париж. В Берлине - друзья, любимый партнер Владимир Малахов. Куда роль позовет, туда и еду.

«Я ТАНЦЕВАЛА С ИГОЛКАМИ»

- Венецианский фестиваль, между прочим, открылся триллером о балете.
- Тема балета вообще витает в Венеции. Здесь и Дягилев похоронен...
- Однако «Черный лебедь» Даррена Аронофски рисует балетную жизнь жестокой и страшной. Этакий фильм-балет ужасов. Вы сталкивались когда-либо с балетными ужасами? Не подкладывали толченое стекло в туфли?
- Нет. Но с иголками танцевала. Не потому, что их кто-то подложил, просто костюм принесли из мастерской прямо из-под машинки, и иголки забыли вытащить. На сцене я ничего не почувствовала. Увидела их только после спектакля. Но диверсии в этом не было.
- А что вам приходилось делать, чтобы получить роль?
- Я подходила к художественному руководителю и все с ним обсуждала. На интриги у меня просто нет времени. И потом, я всегда очень критично относилась к себе, не пытаясь получить роль, если к ней еще не готова.
- Хорошо, сами вы с ужасами не сталкивались. Но хотя бы слышали обо всем этом?
- Да. Слышала. Но у нашего поколения это, по-моему, не принято. Скорее такие вещи были более распространены в советские времена. Конечно, существует борьба за роль, за первый спектакль - в большей степени в Большом театре, чем у нас, в Мариинке. Хотя судьбы танцоров ломаются везде. Но, думаю, и в мире кино все точно так же: величайшие актеры умирают в нищете, без денег на лекарства...
- Кино изначально не такой трепетный и воздушный вид искусства.
- В балете тоже далеко не все так ажурно и красиво. Балет - это каторга.
- Что заставляет вас любить эту каторгу?

- С самого детства у меня были правильно расставлены приоритеты. Мне сразу дали понять, что в каждом балетном движении есть смысл, есть тема, есть актерская задача. И ради эмоционального, пластического насыщения роли я и работаю каждый день, «точу» под нее свое тело... Эти задачи я ощутила уже в 10 лет.
- В 10 лет вы вряд ли понимали то, что сказали сейчас.
- На своем детском уровне понимала. В балете ведь сразу попадаешь во взрослую жизнь. А может, у меня такой склад характера.
- Балет - это ваш выбор или выбор ваших родителей?
- Это выбор моей мамы. Сама я не очень хотела. Но, когда попала в стены Вагановской школы, кожей почувствовала нереальную ее атмосферу. Девочки в пачках с зализанными причесочками, делающие поклоны и книксен... Все пропитано историей балета... Сразу захотелось остаться. Но с первого раза меня не приняли!
- Ваша мама никак не связана с балетом?
- Нет. Она всегда хотела быть балериной, но не знала, как это трудно. А увидела мои слезы, боль, переживания - и стала умолять: «Давай бросим!»
- А было такое желание?
- Постоянно. И после школы, и даже после первых успехов. Любой успех сопровождается трудностями, завистью. Только сделаешь шаг - тут же тебе подзатыльник. Вот почему в балете всегда остаешься учеником. Какой бы звездой ни была, будь любезна каждый день в зал, к станку.

МАКАРОНЫ ПОЛЕЗНЫ ДЛЯ БАЛЕРИНЫ

- В России есть балерины, готовые ради пиара принять участие в любом телепроекте, встать на коньки, заняться бог знает чем.
- Все это суета сует. У меня нет на это времени. Но я никого не осуждаю. Иногда это надо для достижения благородных целей, скажем, поддержки своего фонда... Я сама открыла благотворительный фонд в Америке. Еще один регистрируется в России - для помощи нуждающимся артистам балета.
- Вы бы встали на коньки ради своего фонда?
- Нет, никогда! Коньки смертельны для балерины, для формы ног. Если бы закончила танцевать - тогда да. А подвергать себя риску потерять профессию... Я еще хочу многое сделать!
- В каких вы отношениях со своим телом? Устраиваете ему какие-то праздники?
- Самый большой праздник - когда есть несколько дней на отдых или путешествие, когда не надо идти на урок, когда можно позволить мышцам немного расслабиться. Но... лень в нашем деле надо преодолевать.
- Не бывает искушения провести весь день в постели?
- Желание есть, но с 10 лет на моих плечах такая-то гиперответственность - с нею не расслабишься.
- А с едой у вас что?
- Это миф, что балерины вообще не едят. Конечно, период созревания - опасное время для девочек. Иногда выясняется, что эта профессия в силу генетических причин не для них. А потом начинается зверская работа. Были моменты, когда я не успевала поесть... Но с едой у меня никаких сложностей. С конституцией тела повезло, видимо.
- Есть любимое блюдо?
- Я всеядна, но, не скрою, люблю в Париже отведать мидий с белым вином.
- Устрицы?
- Нет, не люблю. А вот темный шоколад в сумке всегда.
- Вы сладкоежка?
- Да. Мой организм сам знает меру во всем, поэтому нет смысла в чем-то себе отказывать. В какой-то момент я понимаю: мне уже хватит.
- В Италии пасту едите?
- Да, паста - очень полезное блюдо для балерины. Она дает силы, а тяжести от нее не ощущаешь. Потолстеть от хорошей пасты из правильной муки невозможно.
- Что еще любите?
- Фрукты. Салаты. Я салаты иногда тазиками ем!

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Диана Вишнева родилась в Ленинграде 13 июля 1976 года. В 1987-м поступила в Академию русского балета им. Агриппины Вагановой. На последнем курсе была принята в Мариинский театр. Годом раньше, в 1994-м, выиграла конкурс молодых солистов балета в Лозанне. Ее стали приглашать ведущие балетные площадки мира... В 2010 году народная артистка России Вишнева станцевала «Анну Каренину» в Мариинском театре, «Даму с камелиями» в «Метрополитен-Опера» и балет La Peri в берлинском Staatsballett. В репертуаре Вишневой - не только классические балеты, но и постановки современных хореографов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 5:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091611
Тема| Балет, Новосибирск, Гастроли, Планы на сезон, Персоналии, Игорь Зеленский
Авторы| Марина Шабанова
Заголовок| Два дня парижского балета
Где опубликовано| Ведомости Новосибирского областного Совета депутатов
Дата публикации| 20100916
Ссылка| http://vedomosti.sfo.ru/articles/?article=34346
Аннотация| ГАСТРОЛИ, ПЛАНЫ НА СЕЗОН

Единственные гастроли Парижской национальной оперы в России состоятся на сцене Новосибирского театра оперы и балета. Первый из трёх показов балета «Пахита» новосибирские зрители увидят уже сегодня вечером.

Франко-русская «Пахита»

Приезд самого знаменитого театра Франции не в Москву, а в Новосибирск, — событие знаковое. Это делает честь и самому театру, и сцене НГАТОиБ, и зрителям столицы Сибири. Гастроли были тщательно подготовлены и стали возможны в рамках Года культурного обмена Франция—Россия. «Директор Большого театра Анатолий Иксанов так восхищённо говорил о Новосибирске и о новосибирском театре, что нам захотелось открыть для себя этот город и этот театр», — призналась во время предварительной поездки в наш город Брижит Лефевр, художественный руководитель балетной труппы Парижской национальной оперы.

Несколько слов о постановке, которую сегодня и завтра смогут увидеть новосибирцы. Действие балета «Пахита» происходит в испанской провинции, захваченной армией Наполеона. Сюжет повествует о любви Люсьена, сына французского генерала, и Пахиты, девушки из благородной семьи, похищенной цыганами в детстве… Пантомимный балет «Пахита» был создан более ста пятидесяти лет назад балетмейстером Королевской Академии музыки Жозефом Мазилье и композитором Эдуардом-Мари-Эрнестом Дельдевезом для Парижской оперы. В репертуаре театра он продержался недолго. Вторую жизнь «Пахита» получила в России благодаря легендарному балетмейстеру Мариусу Петипа. Будучи балетмейстером Императорских театров Санкт-Петербурга, он создал собственную хореографию этого балета, музыка же была переделана Людвигом Минкусом. Так, в интерпретации Петипа и Минкуса «Пахита» вошла в историю танцевального искусства как образец «французского» стиля.

Нынешнее воссоздание балета в Парижской опере осуществил Пьер Лакотт, которого называют «археологом» балета XIX века. Новые декорации и костюмы по моделям, использовавшимся в оригинале, создавала Луиза Спинателли. Её стараниями в конце прошлого сезона было обновлено наше «Лебединое озеро».

В балете, который увидят новосибирцы, заняты звёзды Парижской оперы. Прима-балерина Мари-Аньес Жило (кстати сказать, кавалер Национального ордена «За заслуги в литературе и искусстве»), премьер театра Карл Пакетт, финалист конкурса «Евровидение молодых танцовщиков» в Лозанне, обладатель премии Круга Карпо, а также солистка Парижской оперы Дороти Жильбер, получившая титул «Этуаль» (звезда) после выступления в партии Клары в «Щелкунчике» в 2007 году. Труппу сопровождают худрук балета Брижитт Лефевр и хореограф Пьер Лакотт. В наш город приехали также генеральный комиссар французского подготовительного комитета Года культурного обмена Франция—Россия Николя Шибаефф и Анатолий Иксанов, директор Большого театра России — партнёра НГАТОиБ по этому гастрольному проекту.


Новосибирцы в Париже

«Пахита» выглядит своеобразным «ответным визитом», по крайней мере, в хронологическом порядке: этим летом искушённая французская публика смогла оценить уровень новосибирского балета. В рамках фестиваля «Танцевальное лето в Париже» с 7 по 24 июля на сцене театра Шатле вместимостью 2300 мест прошли 18 показов балетных спектаклей НГАТОиБ. Парижской публике были представлены спектакли «Баядерка», «Лебединое озеро», программа одноактных балетов «Вечер Баланчина» и гала-концерт, в котором приняли участие приглашённые звёзды мирового балета. Фестиваль «Танцевальное лето в Париже» проходит с 2005 года. Каждый раз его программу ведёт какой-то один коллектив. Шестой фестиваль был посвящён русской балетной школе, и его гостями стали два коллектива — Балет Михаила Барышникова и труппа Новосибирского театра оперы и балета. «До какого-то момента речь шла о том, что мы везём только “Лебединое озеро”, в итоге гастроли переросли в настоящий сезон. Мы открыли его большим гала-концертом, для участия в котором были приглашены звёзды мирового балета из Гранд Опера, Мариинки, Большого театра, Нью-Йорк Сити Балета. Это было очень достойное выступление, — рассказывал журналистам на пресс-конференции художественный руководитель балета НГАТОиБ, народный артист России Игорь Зеленский. — И после этого гала-концерта все разговоры о том, что билеты тяжело идут, прекратились. Билетов просто не было. Каждый француз мог видеть рекламу “Новосибирский балет”, размещённую на автобусах, в метро…»

Зеленский признаётся, что везти в Париж «Вечер Баланчина», где работал сам мэтр Баланчин, было делом рискованным. В итоге этот спектакль, кроме сцены Шатле, был показан также и в «Саду фонтанов» (Jardins de la Fontaine) старинного города Нима. «Вечер начался с “Серенады”… Высокие и тонкие, новосибирские балерины несут на себе печаль вдов баланчинского наследия, которые неустанно бдят за сохранением стиля Мастера. И для них не составляет проблемы ему соответствовать с той же свежестью и энтузиазмом, что и американской молодёжи из Школы Американского Балета, для которой Джордж Баланчин создал этот балет в 1934! Вытягивая тела, величественно держа руки, эти молодые девушки ведут тонкую игру, предложенную Баланчиным, с плавностью и лёгкостью движений, — пишет в сетевом журнале о классической музыке на французском языке “ResMusika.com” Дельфина Гоатье. — Среди солистов — блистательный Зеленский собственной персоной. Флегматичный и элегантный, в духе Фреда Астера, он соединяет в себе шарм и изысканность. Его партнёрши, всё на высоком техническом уровне, принимают без малейшей фальшивой нотки очень своеобразный стиль “Who cares?”: джазовую смесь виртуозности и беспечности»…

Самый русский из балетов «Лебединое озеро» Петра Чайковского в исполнении новосибирского балета парижане увидели семь раз. Его редакцией 2010 года занимался сам Игорь Зеленский. Французы и здесь не преминули отметить профессиональные тонкости. «Новосибирский балет снова проявил себя продолжателем линии русской школы, выражающейся в смешении строгости академического танца и па, заимствованных из народных танцев», — пишет французский критик Альенор де Фоко в рецензии.

В завершение фестиваля «Танцевальное лето в Париже» новосибирский балет дал шесть спектаклей «Баядерки» Людвига Минкуса. Этот масштабный спектакль, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска — 2009», отмеченный в двух номинациях за работу дирижёра (Андрей Данилов) и лучшую мужскую роль (Игорь Зеленский), с трудом поместился на сцене Шатле. 18 спектаклей за 16 дней, с генеральными репетициями, двойными спектаклями, мастер-классами со зрителями на сцене — такой серьёзный марафон выпал на долю новосибирской труппы, в массе своей молодой. Париж оценил их старания, нередко спектакли заканчивались многократным поднятием занавеса. На последнем заключительном гала-концерте, когда французская публика прощалась с новосибирским балетом, занавес поднимался 18 раз! «Госпожа Вишнёва, с которой я танцевал, призналась: Анатольевич, я сегодня чувствую себя Майей Михайловной», — рассказывал после Игорь Зеленский.

Окно в Европу

Нынешние гастроли в Париже — не первые для балета НГАТОиБ. Более 40 лет назад, в 1967 году, новосибирский балет выступал в Париже. Тогда сибиряки возили во Францию «Спящую красавицу» и «Золушку», показывали их не только в столице, но и в Бордо, Амбене, Монте-Карло. Но гастроли 2010 года стали своего рода окном в Европу. Увидев новосибирский балет на парижской сцене, импресарио испанской Королевской оперы предложил через два года приехать в Мадрид на две недели. «Планы действительно большие. Есть предложения из Лондона, других городов, мы уже ведём предварительные переговоры», — говорит директор НГАТОиБ Руслан Ефремов.

Кто уже давно прорубил окно в Европу, так это главный дирижёр театра Теодор Курентзис. Этим летом наш коллектив MusicAeterna принимал участие в самом известном в Европе оперном фестивале в австрийском Брегенце. Проходил он под названием «На чужбине» и был посвящён творчеству Мечислава Вайнберга. В первый день новосибирский коллектив исполнил Вторую симфониетту и флейтовый концерт Вайнберга, симфонии Моцарта и Прокофьева, а на следующий день — Пятую симфонию Бетховена, Камерную симфонию и Рапсодию на молдавские темы Вайнберга. Немецкие критики по достоинству оценили выступление «Музыкального сокровища Сибири», как назвали MusicAeterna в фестивальном буклете.

В новом сезоне

Завтра, 18 сентября, заканчиваются выступления Новосибирского театра оперы и балета на XII Международном фестивале танца и музыки в Бангкоке. Наш театр в третий раз принимает участие в крупнейшем в Юго-Восточной Азии фестивале. Оперная, балетная труппы и симфонический оркестр театра (в общей сложности больше 200 человек) представили обширную программу. Фестиваль открылся 11 сентября новосибирской постановкой оперы «Князь Игорь», на которой присутствовала коронованная особа — принцесса Таиланда. На следующий день публика услышала Первую «Классическую» симфонию Прокофьева и Девятую симфонию Бетховена под управлением Теодора Курентзиса. В новосибирской программе были также «Богема», «Золушка», «Баядерка» и «Вечер одноактных балетов».

«В начале октября театр продолжит тайские гастроли в Республике Корея. В Сеуле на центральной площадке состоится четыре показа оперы “Князь Игорь” с нашими “Половецкими плясками”, хором и частью оркестра (основной состав — корейский). Этим гастролям придан статус официального культурного обмена в рамках Года Кореи в России, который посвящён 20-летию установления дипломатических отношений между нашими странами», — рассказывает Руслан Ефремов.

Новый 66-й театральный сезон на родной сцене откроет балет «Лебединое озеро» (26 сентября), премьера которого состоялась этим летом, и опера «Кармен» (28 сентября). 3 октября новосибирский зритель увидит вечер балетов с участием звёзд, выступавших с новосибирским балетом на парижской сцене этим летом. 6 октября состоится бенефис Игоря Зеленского, приоритет в котором будет отдан современной хореографии.

На осень театр планирует премьеру оперы «Иоланта» в новой редакции, над которой сейчас работает постановочная группа Большого театра России. Во второй половине сезона будут представлены ещё две премьеры сезона — опера «Паяцы» и балет «Спартак».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 16, 2010 5:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091612
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Большая стирка в Большом //
В главном театре страны запретили ходить без трусов

Где опубликовано| Московский Комсомолец № 25452
Дата публикации| 20100917
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/article/2010/09/16/530120-bolshaya-stirka-v-bolshom-.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

Оглушительный скрежет и рев электронной музыки лишь изредка сменяется тишиной… Отдохновение от адской какофонии — блаженные звуки “Лунной сонаты”, и опять зашкаливание децибелов… Впервые Большой скорее напоминал площадку ночного клуба с продвинутым диджеем, нежели престижный оперный театр. Хотя удивляться тут нечему, ведь у открывающей 235-й сезон мировой премьеры балета “А дальше — тысячелетие покоя. Creation 2010” модного хореографа Прельжокажа за основу взят Апокалипсис от Иоанна, а в композиторах значится и вправду диджей.





Никаких демонстраций религиозной общественности, которую так любит бесить хореограф, на этот раз у театра не наблюдалось. Хотя все примочки, что обсуждались в кулуарах и придумывались заранее, чтобы подразнить публику Большого, без обмана были предъявлены готовой к эпатажу аудитории.


Двух черных живых барашков умилительно кормили из соски молоком одетые в прозрачные рубища артисты, а символизирующие библейских агнцев бараны гуляли по сцене, застланной государственными флагами разных стран… Артисты корчились в адских муках в полиэтиленовых пакетах, и на них, словно стрелы божьего гнева, с колосников падали тяжелые металлические цепи — к счастью, никто не пострадал. Изо рта же двух девиц на металлические подносы лились потоки крови. Тем не менее уходили во время спектакля немногие.


Как стало известно “МК”, дирекция Большого решительно не допустила на своих подмостках никакой обнаженки — на одного из танцоров, истошно кричащего в балете, который еще на закрытых прогонах по настоянию хореографа демонстрировал свои гениталии, администрация жестко распорядилась надеть трусы. Кроме того, от святотатства героическими усилиями уберегли российский государственный флаг. Зато стяги других стран, отстиранные танцорами в металлических мойках и использованные в качестве мочалок, согласно сценарию, были повержены и затоптаны.


Из других, все же допущенных к просмотру сцен преобладали “эротические”, впрочем, без какой-либо эротики. Так, две девицы, идиотски хохоча, предавались ласкам и поцелуям с двумя скелетами с намеком на средневековые “пляски смерти”. Замершие в откровенных позах и завернутые во флаги группы танцовщиков пристраивались друг к другу таким образом, что рот одних находился на уровне гениталий других. Привлекала внимание мужская парочка, в движениях которой проступала то борьба, то ласка, закончившаяся глубоким поцелуем (одинокий свист в зале). Эта сцена последовала после того, как артисты вышагивали, словно цапли, с Библией в зубах и в руках.


Несмотря на кое-какую литературную основу, балет вряд ли может быть отнесен к сюжетным. Прельжокаж отказался от иллюстрирования 22 глав божественного текста. А хитросплетения мысли хореографа и танцовщиков (а балет на добрую половину состоял из их импровизаций) представляют загадку. И разгадывать этот ребус никакого смысла не имеет. Например, малоискушенному в богословии зрителю будет весьма мудрено догадаться, что цепи в спектакле и “тысячелетие покоя” в названии, про которые говорится в Апокалипсисе, это, по мысли хореографа, “время, когда Сатана скован цепями и поэтому в этот период никак не может повредить миру”.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 9:26 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091701
Тема| Балет, БТ, Премьера, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| ?
Заголовок| А дальше – тысячелетие покоя //
Анжелен Прельжокаж и его Творение в Большом театре

Где опубликовано| Вечерняя Москва №175 (25443)
Дата публикации| 20100917
Ссылка| http://www.vmdaily.ru/article/105119.html
Аннотация| ПРЕМЬЕРА



ОДНА из самых интригующих премьер сезона в Большом театре играется в эти дни – и до конца сезона мы их больше не увидим. Знаменитый француз албанского происхождения знаменит своими радикальными прочтениями классики и отнюдь не трепетным отношениями к «священным коровам» балета («Ромео и Джульетта» в Лионе, «Белоснежка» в Берлине и другие постановки). Новая премьера Прельжокажа называется «А дальше – тысячелетие покоя.
Creation-2010». Вдохновило его на создание этого балета «Откровение Иоанна Богослова», но это, предупреждает хореограф, не иллюстрация текста, а след текста, оставленный в танце. Музыку к балету написал «электронщик» Лоран Гарнье, сценографом выступил индийский художник Субодха Гупта. Ну а исполнителей Прельжокаж, спектакли которого идут во многих театрах Европы вплоть до Гранд Опера, набрал себе… из кордебалета, перемешал со своими танцовщиками, устраивая репетициии как во Франции, так и в России. Раскрепостил им тела и души, заставил танцевать с двухкилограммовой цепью и парить над сценой. А еще поверить, что «Апокалипсис – это поднятие завесы».
Выбрав десяток чутких людей из кордебалета Большого (глухого кордебалета, как уточняют завистники), он смешал их с десятком своих артистов и решил репетировать в равных условиях – два месяца во Франции, два месяца в России. Судя по вполне «причесанным» отзывам балерин Большого, от репетиций им просто сносило крышу.
Прельжокаж попытался вытащить из отесанных академическим балетом русских естественные реакции тренированного тела на эмоции, что совсем не просто. Скучно уже говорить, что вечный победительный стиль Большого в современной хореографии выглядит нелепо. Прельжокаж понемногу обтачивал его иным взглядом на движение, на танец и даже на мир, который, как выяснилось, гораздо свободнее застывших схем.
Из уже известных эпизодов будущего спектакля можно назвать дуэт с трехметровой цепью весом в два с лишним килограмма. Никакой бравурности, никаких фуэте и высоких поддержек: прочно связанное с землей движение должно поразить своей мощью и одновременно легкостью. «Апокалипсис» – это поднятие завесы, в нашем случае предпринятое средствами танца, доселе еще невиданного», – комментирует хореограф свой опус.
Приоткрыть завесу над нынешними ритуалами и обрядами ему помогает музыка знаменитого диджея-электронщика Лорана Гарнье, написанная специально к спектаклю, сценография индийца Субодха Гупты и костюмы русского кутюрье Игоря Чапурина. Большая удача, что Прельжокажу помогает артист Большого Ян Годовский, известный широтой взглядов и вниманием не только к классике.
А Большой, даром что полноценный участник совместной с Балетом Прельжокажа постановки, аккуратно вывел мировую премьеру Creation-2010 за рамки сезона, официальное начало которого случится три дня спустя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22344
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 17, 2010 10:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010091702
Тема| Балет, Самарский академический театр оперы и балета, Премьера, Персоналии, Кирилл Шморгонер
Авторы| Андрей ЦЕДРИК; Фото: Игорь КАЗАНОВСКИЙ
Заголовок| Кирилл Шморгонер: «Время танцовщиков-самарцев еще придет»
Где опубликовано| "Волжская Коммуна"
Дата публикации| 20100917
Ссылка| http://vkonline.ru/article/45620.html
Аннотация|

В это воскресенье на обновленной сцене Самарского академического театра оперы и балета состоится III Музыкальнй фестиваль «Мстиславу Ростроповичу» с участием солистов, хора, оркестра Мариинского театра под управлением маэстро Валерия Гергиева. А в это время у нашей балетной труппы продолжаются репетиции собственной премьеры — «Дон Кихота» Минкуса в новой редакции, которую готовит к постановке художественный руководитель театра, главный его балетмейстер, заслуженный артист России Кирилл Шморгонер.



- Когда в новом сезоне впервые на обновленную сцену выйдет балетная труппа?

- Сейчас труппа готовит к выпуску премьеру балета «Дон Кихот». 22 ноября этот спектакль будет показан в рамках фестиваля «Пять вечеров в Тольятти». Предполагается, что премьера на основной сцене состоится в декабре, но некоторые фрагменты спектакля мы представим 12, 13, 14 ноября в рамках гала-концертов, посвященных открытию театра.

- В новом сезоне в самарской балетной труппе есть пополнение?

- Да, у нас шесть новых артистов балета. Зрителей ждет знакомство с Эльвирой Ахмадишиной, Яной Рычковой, Антоном Зиминым, Евгением Канюковым, Кириллом Наговицыным и Дмитрием Сагдеевым. Все это — молодые ребята, недавно окончившие Пермское хореографическое училище.

- В «Дон Кихоте» они заняты?

- Естественно, правда пока не в ведущих партиях. Им еще предстоит пройти все профессиональные ступени, весь этот долгий творческий путь. Хотя, например, в также готовящемся сейчас спектакле «Спящая красавица» (его в Самаре ставит балетмейстер Мариинского театра, народная артистка СССР Габриэлла Комлева — прим. автора) у них уже будут серьёзные сольные партии.

- С этого сезона помимо основной работы, вы еще и художественный руководитель Самарского областного хореографического училища. Это просто почетная должность?

- Ни в коем случае! Мне фактически предстоит курировать всю педагогическую деятельность в училище. Также мы будем готовить с нашими учащимися хореографические постановки. Например, первый наш небольшой концерт запланирован уже на ноябрь, а в конце сезона совместно с основной труппой театра мы подготовим большую программу. И основу ее составят именно концертные номера в исполнении воспитанников училища: примерно семь-восемь из 15.

- Ребята выйдут на большую сцену?

- Я думаю, что наш отчетный гала-концерт состоится на сцене Самарского театра оперы и балета. Для наших ребят это будет большим стимулом для дальнейшей работы.

- Когда же мы дождемся появления воспитанников самарского училища в ведущих партиях больших спектаклей?

- Учащиеся хореографического училища уже задействованы в театральных спектаклях. Надеюсь, что в скором времени первый выпуск вольется в труппу нашего театра. В этом году мы набрали, я считаю, весьма неплохой первый класс (10 лет), и, надеюсь, кто-то из этих ребят все же когда-нибудь засверкает по-настоящему. Нужны только время и колоссальная трудоспособность.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 3 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика