Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2010-08
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Фев 08, 2011 8:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083209
Тема| Балет, Казахстан, Персоналии, Сауле Рахмедова
Авторы| Куат БАГИСБЕКОВ
Заголовок| Сауле Рахмедова: Балет – это вся моя жизнь!
Где опубликовано| "Деловой Казахстан" № 30 (227) - республиканская экономическая газета
Дата публикации| 20100813
Ссылка| http://www.dknews.kz/article.php?id=6319&archid=163
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Увидев эту красивую женщину со статной фигурой и располагающей улыбкой, сразу понимаешь, что она не могла быть никем другим – только примой-балериной. Закончив Алматинское хореографическое училище имени А.Селезнева, она открыла для себя храм искусства – ГАТОБ имени Абая, где ценители балета наслаждаются ее лучшими партиями. Секрет успеха Сауле Рахмедовой - отдача выбранному ремеслу и кропотливый труд.

Участие и победа в первом сезоне полюбившегося зрителям отечественного проекта «Екі жұлдыз» добавили Сауле еще большую популярность:
- Это был новый для меня опыт, и я уверена, что он останется в памяти как яркая страница моего творчества.

- Над чем вы работаете сейчас?

- Основное время посвящено работе над постановкой в Казахстане нового уникального проекта-балета «Красная Жизель» всемирно известного и признанного хореографа Бориса Эйфмана.

- В вашем репертуаре свыше 20 спектаклей. Какая из героинь близка вам по духу?

- В классическом балете это, скорее всего, Кармен, хотя я, как и любая настоящая балерина, люблю всех своих героинь по-своему.

- Чтобы быть успешной необходимо иметь не только талант, но и огромное трудолюбие. Быть лучшей заложено у вас с детства?

- Да, несомненно. Но быть лучшей это прежде всего упорный, а подчас и изнурительный труд.

- Кто был для вас примером для подражания?

- Моя мама, которая заложила фундамент в мое становление как личности.

- Успех, слава, автографы… Звездная болезнь обошла вас стороной?

- Вы знаете, когда слава и популярность не падают с неба, а достаются ценой твоего труда, взлетов и естественных, иногда, увы, неизбежных падений, то отношение к популярности складывается совсем иное.

- Планируете ли вы сниматься в кино?

- Я подумываю об этом, ибо в творчестве весьма сложно проводить какие-то границы, пусть даже условные. Вот попробовала себя на телевидении в эстрадном проекте с участием признанных мэтров этого жанра, так почему бы не попробовать и кино?

- У вас наверняка есть свой девиз в жизни?

- Девиз прост: «У меня все получится».

- Бывает так: нужно выступать, а настроения нет?

- Конечно, бывает, я живой человек. Но одним из критериев, определяющих профессионализм исполнителя, является то, что выступать нужно всегда, когда тебя ждет твой любимый зритель.

- Если бы вам вдруг предложили прожить жизнь заново…

- Я не ищу и никогда не искала для себя иной судьбы. Балет - это вся моя жизнь!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Мар 10, 2011 5:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083210
Тема| Балет, История, Персоналии, Ольга Спесивцева
Авторы| Игорь ЯКУШЕВ
Заголовок| Болезни великих - Безумная хореобиография
115 лет назад родилась русская балерина Ольга Спесивцева

Где опубликовано| "Медицинская Газета " № 65
Дата публикации| 20100827
Ссылка| https://goo.gl/3Lz9aY
Аннотация|

Она родилась в бедной актерской семье. После смерти отца вместе со старшими сестрой и братом была определена в Петербургское императорское хореографическое училище. В 1913 г. была принята в кордебалет Мариинского императорского театра. Через два года она станцевала Фею Бриллиантов в «Спящей красавице». Осенью 1916 г., заменив заболевшую Т.Карсавину, она стала партнершей В.Нижинского в нескольких балетах. Весной 1924 г. Ольга вместе с матерью уехала на лечение в Италию, потом в Париж. Гранд-Опера предложила ей контракт.

Спесивцева стала первой русской звездой в парижском театре, с успехом танцевала Жизель. Муж А.Павловой В.Дандре в 1934 г. пригласил ее на 10-недельные гастроли в Австралию. Выступления проходили с триумфом, но через 5 недель чрезмерная нагрузка, непривычный климат, постоянные переезды спровоцировали у Спесивцевой психическое расстройство. По возвращении в Париж она снова танцевала, создала небольшую студию. С 1936 г. Ольга Спесивцева, утратившая к тому времени советское гражданство, уединенно жила в Париже. Надвигающаяся война и обещания богатого американца помочь вернуться в Россию занесли ее в Америку. Но американец-миллионер вскоре умер, а уделом Спесивцевой стали казенные дома, в которых она провела еще несколько десятков лет, дожив почти до ста.

Прелюдия

Никто, пожалуй, особенно не удивится, если в психиатрической больнице появится драматический актер, осваивающий роль безумца, или литератор, пишущий о сумасшествии. Даже появление здесь художника не будет чересчур удивительным: должен же он иметь натуру, если персонажи его картины являются пациентами клиники. Появление в психиатрической больнице артиста балета покажется, по меньшей мере, странным: условное и символическое искусство хореографии находится в очевидном и выраженном диссонансе с психиатрической наукой. Для постижения образа мышления героини балета (пусть даже и сходящей с ума по сценарию) кажется совсем необязательным пытаться проникнуть в аутичный, паралогично и причудливо выстроенный мир больного. Кроме того, хореографическое либретто не предполагает никакого отступления от строго расписанных и навсегда затверженных движений и тем более импровизации, еще допустимой на сцене драматического театра. И пластика движений пациентов психиатрической лечебницы не имеет ничего общего с изысканным танцем на пуантах...

Антре

Иначе думала Ольга Спесивце-ва, когда для максимального проникновения в сценический образ Жизели, героини одноименного балета А.Адана, она регулярно приходила в психиатрическую больницу, подолгу наблюдала за ее пациентами, пыталась общаться с ними, знакомясь с симптомами сумасшествия, надеясь глубже и точнее постичь непостижимый алогичный алгоритм действий и мышления безумцев...

Дивертисмент

Жизель из балета Адана сходит с ума, узнав о предательстве своего жениха Альберта. Первоисточник «Жизели» либреттисты, по их признанию, нашли у Г.Гейне: «Существует сказание о ночном танце, известном в славянских странах под именем Вилис. Вилисы - это невесты, умершие накануне своей свадьбы: эти бедные создания не могут остаться спокойными под могильными плитами... Наряженные в свадебные одежды, с цветочными венками на головах и блистающими кольцами на пальцах, вилисы танцуют при лунном свете... Они смеются так коварно, они зазывают вас так заманчиво, в их взглядах столько сладостных обещаний, что эти мертвые вакханки неотразимы». Этот же сюжет варьируется в пушкинской «Русалке», «Майской ночи, или Утопленнице» Н.Гоголя, и даже в Офелии из шекспировского «Гамлета», - обнаруживая общие для многих европейских стран истоки, глубоко уходящие в древний языческий фольклор. По сути же вилисы - это вакханки, затанцовывающие до смерти одиноких ночных путников или утягивающие на глубины пловцов. Умершие девушки (вилисы, мавки, русалки и пр.) становятся коварными существами, губящими мужчин, мстящими им за свою незадавшуюся жизнь. Жизель, умершая незадолго до свадьбы, тоже стала вилисой, но в балете ее функция не стала инфернальной: в призрачном хороводе новых подруг она остается такой же одинокой, какой была и при жизни.

Экзерсис

Спесивцева танцевала Жизель иначе, чем любая балерина до нее. В.Гаевский в книге «Дивертисмент» писал об этой роли: «Каждая поза поражает законченностью, плавной, печальной, почти что потусторонней и вместе с тем заостренной, неуспокоенной красотой, и можно лишь отдаленно представить себе всю магию ее танца. Она удлиняла и утончала танцевальную нить, и она же рвала ее, она вносила в безмолвное пение линий внезапный, иногда кричащий контраст, она строила танец на пластическом контрапункте. Этим умением до нее никто не владел». Какие из встреч в психиатрической больнице помогли балерине достичь этого совершенства? Что нужно сделать, чтобы понять внутренний мир безумца и воплотить этот мир в пластике балета? Как можно было найти соответствие между танцем на классических пуантах и аутичным миром сумасшедшего или индивидуальным дисгармоничным миром галлюцинанта?

Балансе

Либретто балета Адана весьма условно и символично обозначало безумие Жизели: балерины, исполняющие ее роль, сойдя с ума, вначале медленно и как бы неуверенно повторяют отрывочные движения танца, который героиня еще недавно танцевала с Альбертом; затем она грациозно мечется, не находя себе места, а ее легкий танец сменяется разорванностью смятенных несвязных движений и надломленных поз. Язык хореографии великого М.Петипа конца ХIХ в. был предназначен для того, чтобы соответствовать аккуратно-выглаженному и весьма символическому безумию балерин, одетых в балетные пачки и изящно выступающих на пуантах. Не слишком-то глубокая музыка Адана способствовала тому, чтобы роль бедной Жизели стала лишь поверхностной экскурсией по трагедии сошедшего с ума человека. Спесивцева, ощущая это, задумалась о новом содержании старой формы классического балета, одной из первых подумав о том, что безумие может быть передано пластикой движений и экспрессией танца. Жизель стала лучшей ролью Спесивцевой. Этот балет она танцевала многократно, постоянно работая над классической ролью балетного репертуара - в меру условной, слегка мелодраматичной, немного печальной... Изначально партия Жизели отнюдь не содержала тех экзистенциальных трагедийных идей, которые в ней увидела Спесивцева и которые более соответствовали ее бурной эпохе - и сюжетно, и стилистически. Умудрившись остаться в пределах либретто, Спесивцева создала образ безумной Жизели такой выразительности и силы, что до сих пор легенды о ее исполнении этой роли пересказываются знатоками и профессионалами балета - очевидцев уже, видимо, не осталось. Спесивцева сумела наполнить классический балет нервно-тревожной эстетикой экспрессионизма, превратив изящную мелодраму в экзистенциальную трагедию, сыграв Жизель не только на сцене, но и несколько позже - в собственной жизни, почти не изменив балетного либретто Петипа.

Когда-то мудрая Галина Уланова, помогая молодой Екатерине Максимовой входить в роль Жизели, посоветовала балерине перечитать тургеневские повести «Вешние воды» и «Ася», и это оказалось очень точной рекомендацией: ведь суть личности не столько в том, какой она стала в болезни, но в том, какой она была до психоза; ведь именно эти до-болезненные черты влияют на сам психоз, видоизменяя, трансформируя его течение, «совмещая» его с человеком, избегая «конфликта версий», как сказал бы программист. В результате этого одно и то же психическое расстройство будет принципиально различным у двоих людей, отличавшихся друг от друга до болезни.

Максимова перечитала книги Тургенева. Спесивцева предпочла посещать психиатрическую больницу. Наивную романтичность тургеневской барышни балерина отвергла, использовав абсолютно экспрессионистический сюжет для постижения роли классического балета «на пуантах»... Но такие эксперименты, поставленные над собственной психикой, не всегда заканчиваются благополучно: можно слишком увлечься ролью, не заметив, что спектакль уже закончился. Путешествие в глубь чужой больной души не гарантирует благополучного возвращения домой...

Па-де-де

Спесивцева стала одной из наиболее трагических фигур русского балета. Пройдя через революционные испытания и даже оказавшись на какое-то время в обществе «пламенных революционеров», она заработала себе в среде завзятых балетоманов прежних, дореволюционных времен, сомнительную репутацию и язвительную кличку Красная Жизель. Спесивцева продолжала выступать на сцене и во время революционного террора. Став подругой известного чекиста, она порвала со своим прошлым - примадонны императорской сцены. Едва ли балерина рассчитывала приобрести какие-то политические дивиденды и преференции или укрепить свои позиции в труппе, просто в стихии переворота самой надежной защитой ей показались железные объятия представителя новой власти. Но это па-де-де, которое Спесивцева станцевала с чекистом в кожаной куртке, немного напоминало сказку Андерсена о дуэте Дюймовочки и Крота.

Пируэт

Именно тогда ее настигли первые приступы хронического душевного заболевания, которое затуманило разум балерины на много лет. Исполняя роль безумной Жизели, Спесивцева и сама сошла с ума. Когда в мясорубке революционных чисток погиб ее красный покровитель, Спесивцева, у которой уже появились к тому времени симптомы бреда преследования, решила бежать за границу; и это неожиданное решение, отчасти продиктованное психопатологией, парадоксально оказалось одним из наиболее здравых и разумных поступков балерины.

Адажио

Париж она покорила еще в 1916 г., выступая с Русским балетом Сергея Дягилева. С его труппой Спесивцева уехала за океан на гастроли в Америку, танцевала с Нижинским «Видение розы» и «Сильфиды». Париж отныне стал ее постоянным пристанищем. Прима-балерина Мариинки окончательно порвала с родиной в 1923 г., но страшный сон кровавых событий революционного переворота в Петрограде, сатурналии террора и цинизма, поколебавшие казавшиеся когда-то незыблемыми подмостки императорской сцены, преследовали ее всю жизнь. Ей грезились наемные убийцы, озверелые матросы, чекисты в кожаных куртках... Русская эмиграция отнеслась к ней настороженно, с подозрением, называя «большевичкой» и даже подозревая в шпионаже. Всё это влияло на уже сильно расшатанную психику танцовщицы. Тем не менее она смогла занять положение примы-балерины в Гранд-Опера и в 1931 г. даже получила «звание» этуали. Относительное душевное спокойствие, впрочем, длилось недолго.

Па-де-труа

Другую Ольгу Спесивцеву публика открыла в постановках Дж.Баланчина и С.Лифаря - смелую, экстравагантную танцовщицу, увлеченную эстетикой балетного авангарда. Но ее жизнь снова дала трещину. Увлечение Лифарём, ее партнером в балетах «Жизель», «Пери», «Вакх и Ариадна», нанесло балерине еще одну душевную травму. Лифарь был интимным другом Дягилева и был абсолютно безразличен к женщинам. Альберт из балета Адана предал Жизель ради ее подруги Мирты; Лифарь и вовсе остался равнодушен к своей партнерше, принципиально предпочитая мужчин. Балерина думала, что сможет станцевать па-де-де с Лифарём, но это было па-де-труа, в котором помимо двух героев спектакля участвовали и персонажи какого-то другого балета. Жизель-Спесивцева вновь утонула в безумии. Последний спектакль балерина дала в Буэнос-Айресе.

Фуэте

Больная и измученная балерина перебралась в США, где вскоре надолго попала в психиатрическую лечебницу. В состоянии длительного инкурабельного психоза она пробыла там до 1963 г., а потом спонтанно и абсолютно неожиданно выздоровела, проделав очередное головокружительное фуэте. Прожила она еще долго, почти до 100 лет. Последние годы Спесивцева провела в пансионате Фонда Льва Толстого, организованном дочерью писателя А.Толстой для одиноких соотечественников. Балерина жила в этом интернате, погрузившись в мир религиозной философии.

Спесивцева скончалась в 1991 г., будучи 94 лет от роду, успев сняться в документальном фильме: она надевает кокетливую шляпку и идет в православную церковь к службе, а потом рассказывает о балете и даже показывает простые танцевальные движения.

Игорь ЯКУШЕВ,
доцент Северного государственного
медицинского университета.
Архангельск.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Янв 05, 2018 11:39 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Окт 25, 2011 7:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083211
Тема| Балет, Красноярский театр оперы и балета, Персоналии, Анна Оль
Авторы| Юлия Позднякова
Заголовок| Волшебный магнит
Где опубликовано| Журнал PREMIUM г. Красноярск
Дата публикации| 2010 / Июль-Август /
Ссылка| http://www.premium-life.ru/articles/2010/Iyul-Avgust/doc/Volshebnyi-magnit/page/0
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ


Когда видишь этот нежный профиль и хрупкую фигурку, в первый момент думаешь, что перед тобой ребенок. Но когда встречаешь взгляд, в котором – ум, воля, настойчивость, понимаешь, откуда берутся ее многочисленные победы и из какого материала сотканы ее Золушка и Джульетта, Одетта-Одиллия и Аврора… Прима красноярского оперного Анна Оль вновь взяла очередную высоту – три главных награды на престижном балетном конкурсе России «Арабеск-2010».

– Аня, когда пришло осознание, что балет – это всерьез и надолго?

– Наверное, на третьем курсе, в последний год обучения… Еще больше это чувство обострилось, когда пришла работать в театр. Поняла, что это навсегда, что это – мое.

– В процессе обучения мысли бросить это все не возникало? Балетная школа невыносимо тяжела для ребенка, да и радостей детства лишает…

– Нет, не возникало. Труд наш действительно тяжелый, но и боль можно превозмочь, когда есть главное – чувство причастности к чему-то большому, серьезному и красивому. Это греет даже маленького ребенка – некое ощущение избранности. У каждого начинающего танцовщика есть впереди самая заветная цель, самая красивая мечта – СЦЕНА! Это просто волшебный магнит, этому искушению трудно противостоять.

– Как быть с «несправедливо» короткой балетной жизнью? Не относитесь к этому трагически?

– Я отдаю себе отчет, что все это когда-то кончится. Балет, к сожалению (а может, к счастью), это не вся жизнь. Уверена, что смогу реализовать себя и после того, как перестану танцевать. Быть может, это будет работа педагога-репетитора, но во всяком случае это будет связано с творчеством.

– Скажите, а деление на солистов и «кордебалет», наверное, происходит уже на ранних этапах обучения? Кому-то ведь достаются главные партии? В детском коллективе это болезненно?

– О да! Получить главную роль – это счастье, это доказательство того, что ты упорно трудился, ты смог стать лучшим. Но, как правило, если ты добился успеха – любви «коллег» не жди (улыбается), тем более дети, сами знаете, живут насыщенной эмоциональной жизнью и подчас бывают безоглядно жестоки… Это серьезная и жесткая школа жизни.

– Аня, при подготовке новой партии, помимо кропотливой, сугубо балетной работы, что еще помогает созданию образа? Какие «внебалетные» импульсы?

– Скульптура, живопись – часто вдохновляюсь этими видами искусства. Кино. Персонаж иногда «собирается» из многих источников, а главное для меня – найти свое неповторимое решение, свою Золушку, свою Анюту… Литература, конечно. Когда готовила роль Джульетты, перечитала всего Шекспира!

– Оль, насколько я знаю, – фамилия немецкая? Чувствуете в себе голос крови? Не тянет ли вас на историческую родину?

– Да, мои семейные корни уходят в Германию. Если не ошибаюсь, наши предки приехали в Россию еще в XVIII веке; семья моего отца жила в Казахстане, там есть немецкая деревня. Голоса крови как-то особенно не чувствую, ну, быть может, пристрастие к порядку в житейских делах, умение работать… Пожалуй, так. Жить в Германии, наверное, не смогла бы – даже для меня там слишком много порядка (улыбается).

– Мне что-то подсказывает, что вы похожи на отца.

– Да, на отца. И внешне, и характером. Мама более мягкий человек.

– Аня, что такое балетная семья? Это продолжение вечером за ужином дневных разговоров о работе?

– С человеком другой профессии я бы не смогла жить. Наша работа слишком специфична – тяжелый труд, травмы, почти полное отсутствие свободного времени, частые гастроли… Это очень важно, чтобы живущий рядом все это понимал! Мы с Аркадием чувствуем и понимаем, поддерживаем друг друга. Аркадий – умный и талантливый человек; для меня он – безоговорочный авторитет в работе. Могу сказать, что на пятьдесят процентов моя карьера – это заслуга моего мужа!

– Вы много путешествуете. С чего для вас начинается новая страна? Ощущение страны?

– С аэропорта (смеется). Это, конечно, шутка. Пожалуй, ощущение страны для меня – это люди. Всегда интересно выйти на улицу, пройтись по городу, почувствовать его атмосферу, чем он живет и дышит, как выглядят его жители, создать для себя какой-то «образ города». Я, например, очень люблю Италию. Просыпаешься утром – все заливает яркое солнце, из окна видно море… Еще обожаю итальянскую кухню, но в ней слишком много соблазнов вроде пиццы, пасты и десертов. Это очень вкусно, но очень редко могу себе позволить. Но самое главное, в Италии какие-то необыкновенно красивые женщины, ухоженные, полные достоинства – в любом возрасте!

– Здесь в вас, наверное, говорит актриса и балерина – то есть дважды женщина! А вот интересно, накладывает профессия отпечаток на внешнее восприятие окружающих людей?

– О да! Понимаю, что в моем восприятии есть, наверное, некая излишняя пристрастность, от которой я уже не могу избавиться (балет – это диагноз), но мне неприятны телесная чрезмерность, распущенность (особенно у молодых), но даже это не главное… Режет глаз и расстраивает отсутствие гармоничности в облике, неумение одеться и подать себя. Всегда обращаю внимание на то, насколько человек грамотно говорит, и вообще насколько он интересный собеседник. Особенно для меня важна эта интеллектуальная составляющая в мужчинах.

– А какие человеческие качества не приемлете и не прощаете?

– Не люблю лень. Непорядочность. Безответственность – не люблю слов, брошенных на ветер.

– Аня, у вас бывает «черное» отчаяние?

– Бывает. Бывает опустошенность и выпотрошенность, обычно после каких-то ярких событий – конкурсов, премьер… Бежал-бежал, и вдруг все кончилось…

– Как спасаетесь?

– Иногда встречаюсь с друзьями. Чаще стараюсь «спастись» сама, не напрягая близких людей. Помогает осознание своей нужности, понимание того, что я чего-то стою в этом мире (улыбается). А еще вспоминаю фразу Скарлетт: «Я подумаю об этом завтра!»

– Когда просыпаетесь утром, какая мысль приходит первой?

– «О Боже, опять!» (смеется). Я – сова. И вставать по утрам мне тяжело.

– Хорошо. А какая вторая?

– «А разве у меня есть выбор? Наступил новый день. Надо встать и идти дальше!»


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Янв 05, 2018 11:42 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 09, 2012 5:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083212
Тема| Балет, Марийский театр оперы и балета им. Э.Сапаева, Персоналии, Ольга Челпанова
Авторы| Беседовала Елена Мальцева (г. Йошкар-Ола).
Заголовок| Ольга Челпанова: “В балете не только ноги, но и голова”
Где опубликовано| "Молодёжная жизнь в Марий Эл"
Дата публикации| 20100831
Ссылка| http://mzhizn.ru/200-olga-chelpanova-v-balete-ne-tolko-no-i-golova.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

Она парит над сценой, и иногда кажется, что умеет летать. Такая трогательная хрупкость, утонченность и красота требует от балерины постоянной работы над собой, над техникой и образом. Профессия балерины - одна из самых сложных на земле. Еще это призвание, страстное увлечение и великий талант, в том числе трудолюбия.



Ольгу Челпанову, молодую солистку Марийского театра оперы и балета им. Э.Сапаева, часто узнают на улице прохожие, благодарят за блестящие партии. Четыре года назад она приехала в Йошкар-Олу по приглашению художественного руководителя театра Константина Иванова после окончания колледжа искусств Республики Коми. Тогда она только мечтала о главных партиях в таких балетах, как "Баядерка", "Щелкунчик", "Спящая красавица". Сегодня все эти мечты стали реальностью. Но как даются балерине ее достижения, знает только она.

- Я всегда мечтала, но не просто жила мечтами, а упорно трудилась, - говорит Ольга.
- И все получилось, все сбылось!

- А с чего начался профессиональный путь в Йошкар-Оле?

- Когда училась на третьем курсе, мы с педагогом поехали на известный конкурс "Арабеск". Это был 2006 год. Там меня и заметил Константин Анатольевич, а уже на следующий день я приехала сюда. И мой первый выход на йошкар-олинскую сцену состоялся уже через две недели. Был один неприятный момент: я сильно подвернула ногу. Ходить не могла, но станцевать решилась! Я не посчитала это дурным знаком и осталась. Не жалею ни капельки! Вот уже четыре сезона танцую здесь.



- А есть ли разница между "той" Олей и сегодняшней балериной Ольгой Челпановой?

- Да, это два совершенно разных человека! Я с трудом узнаю себя в той, какой была. Ведь мастерство нарабатывается со временем. Это не только техника, которой учат в балетных студиях с малых лет, приучая малышей по нескольку часов работать у станка, но и образ. Его нужно почувствовать, верно подобрать. Каждый спектакль особенный. Какое настроение - такие и чувства. Двух одинаковых спектаклей вы просто не увидите.

- "Спящая красавица", премьера которой прошла в июле, - классический балет. Вы танцуете главную партию. С какими чувствами выходили на сцену?

- Перед премьерой было непросто. Мы очень долго и тщательно готовились, столько раз прогоняли спектакль. Но ни одна репетиция не проходит даром, и премьера удалась. Так много добрых слов мы услышали от зрителей! А зрители - самые главные судьи наших эмоций. Помарок в танце могут не заметить, но неискренность увидят сразу.



- Ольга, а чего стоят эти слова восхищения, комплименты? Что стоит за красивой картинкой, которую мы видим из зала?

- О! Хороший вопрос! Большого труда - это точно. У нас же репетиции с утра до вечера. Особенно перед премьерой, оттачиваем каждое движение до блеска. Мы перфекционисты, наверное. А все равно что-то не получается, нервы-то на пределе, но выходишь на сцену, и все получается. А вообще труд балерины - это не только сцена, признание публики, но и мозоли, нервы, слезы, иногда и травмы. Нужно быть фанатом балета, фанатом искусства вообще.

- А что самое главное в профессии артиста балета?

- Чтобы голова думала, чтобы танцовщик понимал, что ему это нужно. Иначе просто не получится. Если ты "заболеваешь" искусством и своей профессией, то и недостатки какие-то можно скрыть. Главное - горячо желать двигаться вперед, достигать, стремиться.

- Наверное, как и в любом деле, многое зависит от воспитания, от педагогов?

- Безусловно. Дети, мечтающие о балетной карьере, - особенные. Вместо игры в мяч во дворе они должны заниматься. Поэтому педагог должен быть настоящим авторитетом для будущего артиста балета. Не давать ему поблажек. Я сама, например, ходила заниматься у станка и в выходные, в любое свободное время.



- А сами видите себя педагогом в будущем, ведь балетный век недолог, к сожалению?

- Очень надеюсь стать хорошим педагогом. Балерины танцуют до 30-35 лет примерно. Поэтому найти себя в чем-то другом придется. Но часто получается так, что блестящая прима не может научить ничему, а девочка, танцевавшая всю жизнь в кордебалете, вырастит звезд мирового балета!

- Многое из задуманного уже сбылось. О каких партиях теперь мечтается?

- Сезон был насыщенный. А вообще, мне близки балеты "Ромео и Джульетта" и "Жизель". Хотелось бы станцевать в них. Ну а что увидит зритель в новом сезоне - это пока секрет. Будет интересно, это точно!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 09, 2012 7:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083213
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Наталья Осипова
Авторы| Вера Чистякова
Заголовок| БОЛЬШОЙ НЕ СКУДЕЕТ БОЛЬШИМИ ТАЛАНТАМИ
Где опубликовано| газета "Танцевальный Клондайк" № 7-8 (110-111) стр. 4-5
Дата публикации| 2010 июль-август
Ссылка| http://dancerussia.ru/templ/mag/TK_%287_8%29_110_111_2010.pdf
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В мае в труппе Большого появилась новая балерина. Этот почётный статус был присвоен ведущей солистке балетной труппы НАТАЛЬЕ ОСИПОВОЙ. Выходит не зря из уст самой Майи Плисецкой Наталья услышала первый громкий комплимент в свой адрес. Увидев 19-летнюю Наталью на сцене Большого, Плисецкая воскликнула: «Такого прыжка я не видела никогда!» Через пять лет после этого восклицания Наталья «прыгнула в балерины». Чтобы отметить интересное событие, «ТК» вынул из «погребов» особо ценный материал: «выдержка – четыре года». Это летопись начала жизни артистки Натальи Осиповой на сцене Большого, составленная в 2005-ом году Верой Чистяковой, а также ранее нигде не публиковавшееся интервью юной Натальи после её первого громкого дебюта в балете «Дон Кихот»…

В 2004-ом году на выпускных экзаменах в МГАХ (Московской государственной академии хореографии) ярко выделялась небольшого роста девочка с живыми чёрными глазами, колоссальным прыжком, безразмерным шагом и спортивным характером. Она сразу же была принята в труппу Большого театра. В ближайшие два года в кордебалете её можно было видеть только в «Жизели» и в «Сильфиде», зато она освоила целый ряд сольных партий в балетах: «Болеро» Алексея Ратманского, «Пассакалия» Ролана Пети, «Симфония до мажор» Джорджа Баланчина; исполнила вставное крестьянское па-де-де в «Жизели», вариации в балетах «Раймонда», «Баядерка», «Дон-Кихот»; а также Одиннадцатый вальс в «Шопениане» Михаила Фокина; Испанскую куклу в «Щелкунчике» и Испанскую невесту в «Лебедином озере» Юрия Григоровича; Горчичное зерно в «Сне в летнюю ночь» Джона Ноймайера; Беззаботность в «Предзнаменованиях» и солистку канкана в «Парижском веселье» Леонида Мясина. В маленькой девочке чувствовалось серьёзное и ответственное отношение к профессии, несгибаемая воля к победе, упорное желание достичь совершенства. Наталья Осипова достойно исполняла каждую порученную ей партию, танцевала без свойственных молодым артистам срывов. Танец её отличало техническое совершенство, особенное внимание к хореографическому тексту, чёткое и ясное его воспроизведение, а также стилистическая точность, так называемая, «быстрая переключаемость» c одного стиля на другой. В классике Наталья всегда точно соблюдала строгие академические каноны; передавала и тонкий национальный колорит партии особенно близка ей была испанская тема); одновременно хорошо чувствовала и современную хореографию, владела свободной пластикой. В балетах Мясина удивила её редкая для классических танцовщиков артистическая раскрепощённость. В двух его балетах – философско-повествовательных «Предзнаменованиях» и в лёгком, лирико-комическом, «a la operetta» «Парижском веселье» она сумела создать абсолютно непохожие друг на друга образы. Кружит и парит по сцене её невесомая, как будто нарисованная кистью художника-акварелиста трогательно-юная, наивная и прекрасная Беззаботность. А солистка канкана вторгается в полотно спектакля как неожиданно крупный, нарочито яркий, сочный масляный мазок неистового смельчака импрессиониста. Такие неожиданные перевоплощения явно говорили о недюжинном темпераменте и артистической чуткости Натальи Осиповой. Эмоциональный отклик зрителей на её выступления заставлял подозревать в юной танцовщице наличие сценической харизмы. Она сумела выделиться, приковать к себе внимание. За её выступлениями невольно начали следить многие и ждать, подозревая, что все эти небольшие сольные партии – не предел возможностей молодой артистки. Ожидания не оказались напрасными. Благодаря обширному репертуару и частым выходам на сцену Наталья Осипова быстро приобретала опыт и уверенность в своих силах, что и позволило ей уже на второй год работы в театре обратиться к такой ответственной партии как Китри. Её дебютное выступление в «Дон-Кихоте» cтало событием сезона.
Задорная, бесшабашно-виртуозная Китри Натальи Осиповой буквально взорвала палящий воздух сценической Испании своим бесконечно-летящим, открытым и звонким лёгким прыжком. Отдавая дань традициям московской школы танца (не зря на московском международном конкурсе Наталья Осипова была награждена специальной премией «За сохранение традиций московской балетной школы») артистка уделила особенное внимание актёрской игре – открытой, эмоциональной, предельно лаконичной и выразительной. Её Китри не условный, выдуманный персонаж, а реальная, бойкая и смелая неугомонная проказница-девчонка, в которой однако уже видна волевая, азартная, страстная и ревнивая женщина. Наталья Осипова продумала каждую деталь сценического поведения лукавой молоденькой испанки. Она пикантно играла как со своим веером, так и с влюблённым в неё Базилем, шумной Барселонской толпой, публикой в зале – заставляла взрослых улыбаться, а детей искренно смеяться.
Юношеская непосредственность в танце Натальи Осиповой сочеталась с уверенным профессионализмом.

Конкретная, отчётливо-упругая в каждом движении, она броско и ярко проносилась по диагонали сцены в горячем стремительном шене, растворялась в ликующем вихре фуэте, смело с разбега взлетала на руки партнёра и, кокетливо помахивая веером, улыбаясь обворожительной улыбкой, исчезала как неуловимый солнечный зайчик…
Наталья работала очень много, всегда занята. После дебютного «Дон-Кихота», передохнув день, она два вечера подряд в облике стихийно-пламенной испанской невесты смущала своим уверенным, вызывающе гордым взглядом Зигфридов и по пять часов в день репетировала балет Алексея Ратманского «Игра в карты», премьера которого была приурочена к юбилейному фестивалю Майи Михайловны Плисецкой. Но, несмотря на крайнюю загруженность, Наталья никогда не выглядела измождённой, уставшей, не жаловалась. Не только на сцене, но и в жизни, в разговоре она человек очень свободный и естественный. Мы встретились поздно вечером (12 ноября 2005 года) после очередного «Лебединого…» и не спеша поговорили…

– Не буду оригинальной и начну с самого простого: когда вы начали заниматься балетом, и как складывались ваши отношения с профессией?

– Очень просто. Особенной страсти к балету в детстве я не испытывала. В четыре года родители отдали меня заниматься художественной гимнастикой, считая для девочки это необходимым. Удовольствия от сиденья циркулем между двумя стульями, вытягиваний мышц и выворачиваний костей я получала мало, скорее, считала это ненужными мучениями, не любила боль, часто жаловалась маме, которая, однако, от своей затеи сделать меня гуттаперчевой не отказывалась. Вообще, в детстве я себя считала, ну, о-о-очень красивой и безумно мечтала сняться в кино, думая, что от актрисы ничего особенного не требуется, только быть красавицей и уметь хорошо улыбаться – а ведь это так легко! В семь лет педагоги посоветовали отвести меня в балет. Честно говоря, балетной девочкой в юбочке-пачечке с распахнутыми глазками и длинными ресничками я себя не представляла, даже было cмешно. Родителям, напротив, этого очень хотелось, особенно папе, который, будучи спортсменом, считает балет лучшей женской профессией. Год я училась в школе Лавровского, затем два года в подготовительной группе Московского хореографического училища, а в десять лет поступила в первый класс училища к педагогу Марии Харитьевне Котовой. У меня всегда были пятёрки по классике, но сильное желание заниматься балетом возникло только к третьему классу. С пятого класса у нас началось актёрское мастерство, вели его Татьяна Олеговна Павлович и Евгения Владимировна Петрова. Я из-за своего буйного темперамента просто влюбилась в этот предмет. Мне очень нравилось самой что-то придумывать, фантазировать, вообра¬жать. На экзамене по актёрскому мастерству я танцевала сложнейший по драматическим задачам монолог Мехмене-бану из балета Григоровича «Легенда о любви» и хореографи¬ческую миниатюру Фокина «Умирающий лебедь», где каждой новой исполнительнице представляется возможность импровизации, собственной трактовки образа.

– Какое событие своей жизни вы считаете главным в период обучения в МГАХ?

– Знаковое событие моей жизни – встреча с Мариной Константиновной Леоновой, в классе которой я занималась в последние, очень ответственные годы учёбы. Её уроки я всегда вспоминаю с благодарностью, она очень много сделала для меня. Мы и сейчас продолжаем общаться. Я часто звоню Марине Константиновне, советуюсь с ней по всем самым важным профессиональным вопросам. Она бывает у меня на репетициях и спектаклях. Мне даже кажется, что с тех пор как я поступила в театр, наши отношения стали ближе, теперь мы лучше друг друга понимаем.

– В театре вы занимаетесь в классе Марины Викторовны Кондратьевой, с ней же готовите репертуар. Как складываются ваши взаимоотношения?

– Марина Викторовна очень интеллигентный, приятный и тёплый человек. Она никогда не допускает небрежности, хорошо «работает над ногами», большое внимание уделяет тонким нюансам, деталям каждой партии. Я думаю, мы поняли друг друга не сразу, а постепенно. Сначала Марина Викторовна приглядывалась ко мне, наблюдала, изучала, а к концу прошлого сезона (сезон 2004-2005) у нас возникло настоящее взаимопонимание.

– Возникали ли у вас какие-то сложности на первых порах работы в труппе? В чём, в первую очередь, чувствовалась разница между учёбой в училище и работой в театре?

– Мне показалось, что в театре легче, чем в училище. Уже совсем ничего не отвлекает, занимаешься только профессией. Первое время я чувствовала психологический дискомфорт, так как никого не знала. Помню, в прошлом году, когда на открытии театрального сезона меня представляли труппе, я сильно стеснялась, прямо-таки под землю хотелось провалиться! Общалась я в основном с тремя своими одноклассницами, тоже принятыми в Большой театр – Анной Чесноковой, Нино Асатиани и Тамарой Абакелия. С этого года всё уже стало родным, и чувствую я себя спокойно и свободно. В театре, конечно, больше ответственности – постоянные выступления на сцене, более самостоятельная работа в классе. Непривычным в первый год было то, что на подготовку партии дают очень мало времени. В дни выступлений я безумно волновалась, приходила в четыре, в пять часов вечера и уже начинала гримироваться. Сейчас я отношусь к этому спокойно. Перед ответственным выходом обязательно хожу в церковь или хотя бы прохожу мимо – это мне очень помогает. А вообще, когда я на сцене, чувствую уверенность в себе и ни о чём не беспокоюсь, потому что уже всё выучено, всё «у меня в ногах». Не понимаю и не люблю, когда люди трясутся.

– У вас есть какие-нибудь специальные амулеты?

– На гримёрный столик я всегда ставлю иконы. Есть у меня и ещё одна традиция. Как-то летом я ездила в Иерусалим и привезла камешки, теперь я натираю их и кладу внутрь пуант. Конечно, я немножко и суеверна. Глупо, но когда станцую хорошо, запоминаю подробности этого дня – во что была одета, как причёсана, почему-то кажется, что в следующий раз это поможет.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее о процессе подготовки партии Китри. Возникали какие-то сложности?

– То, что я буду танцевать Китри, стало известно ещё в прошлом театральном сезоне. Работу с Мариной Викторовной мы начали с самой сложной для меня картины «Сна Дон-Кихота». Здесь я пыталась не забывать о том, что Дульсинея – сон, мечта Дон-Кихота, а значит, должна быть идеальной, совершенной, безукоризненной. Сначала многое не получалось, я сама себе не нравилась. Постепенно мне удалось добиться того, что стало приятно смотреть на себя в зеркало, но это произошло не сразу и не просто. Готовить первый игровой акт было легче всего, он наиболее близок моей индивидуальности, природе – здесь можно и продемонстрировать технику, и пошалить, и проявить темперамент. На первой стадии репетиций меня порой мучили страхи, сомнения, вопросы – смогу ли, как смогу? Я понимала всю меру ответственности, понимала, что это первое крупное заявление о себе. Я перестала переживать после Международного конкурса артистов балета и хореографов (Наталья Осипова получила на нём бронзовую медаль – В.Ч.), который стал для нас с Андреем Болотиным (партнёр Натальи в её дебютном спектакле «Дон-Кихот», партию Базиля исполнял также впервые – В.Ч.) репетицией перед зрителями виртуозного финального па-де-де, в котором показываешь весь блеск классического танца. Надо сказать, что наш дуэт с Андреем Болотиным тоже сложился не вдруг, не было стабильности. Нелегко было установить контакт в игровых сценах, нау¬читься понимать друг друга. Над «сценической речью» мы много работали. За два месяца до спектакля начала готовиться особенно активно, попросила записать, как я танцую, на кассету. Я обычно это делаю, чтобы посмотреть всё со стороны, проверить получается ли то, что нужно. После просмотра была вполне удовлетворена, и 7 ноября моя Китри уверенно вышла на сцену.

***
7 ноября 2005 года уверенно вышла на сцену и немного другая, чем прежде, Наталья Осипова, теперь уже доказавшая, что она не только работоспособная артистка с прекрасными профессиональными данными, которой можно поручить сольную партию – она непременно справится и никогда не подведёт – но талантливая артистка, обладающая яркой индивидуальностью, умеющая показать себя с самой выгодной стороны, умеющая распоряжаться действием и настроением огромного спектакля, владеть сценой и залом.
На сцене Большого театра появилась новая Китри – традиционная, московская по манере исполнения, но не повторяющая ни одну из своих предшественниц, непохожая ни на кого – Китри Натальи Осиповой – самая юная, самая лёгкая, беззаботная, игривая и лучезарная. Она верит в осуществление всех желаний, не боится ничего, только смеётся и прыгает всё выше и выше, всё ближе и ближе к солнцу…


Postscriptum (пять лет спустя): Запросто разговаривать с солнцем Наталья Осипова действительно умеет не хуже Маяковского. Её прыжок к горячему признанию во всём мире поистине молниеносен. С момента первого балеринского выступления Натальи Осиповой на сцене Большого, прошло пять лет. Тогда артистка стала открытием для зрителей. Теперь слово «открытие» просто уже ассоциируется с Натальей Осиповой. Но главное – Наталья умеет быть неожиданной убедительно! – это дано не каждому. Она – авантюристка с железной логикой. Только благодаря вдумчивому труду в репетиционном зале за шесть лет невероятно интенсивной жизни на Большой сцене Наталья ни разу не потерпела поражения. Экстранеординарные физические данные и интересный темперамент артистке дан от Бога; профессиональный характер Наталье сформировала Марина Константиновна Леонова – в прошлом балерина Большого, а ныне ректор Московской государственной академии хореографии и талантливый педагог, который умеет растить для Побед; сегодня каждый день творчества молодая балерина проживает вместе с педагогом-репетитором Большого Мариной Викторовной Кондратьевой – незабываемой балериной Большого с безупречным вкусом, с тонким пониманием стиля каждого хореографического произведения. Мы поздравляем Наталью с тем, что мечта многих – теперь её реальность; а её педагогов Марину Константиновну и Марину Викторовну поздравляем с тем, что они подарили России и миру настоящую балерину – то есть, не просто танцовщицу, прыгающую выше всех, крутящую фуэте быстрее всех, но интересную артистку – наследницу лучших традиций московской балетной школы.


НАТАЛЬЯ ОСИПОВА
РАЗГОВОР ЗА ЧАШКОЙ ЧАЯ…


Возраст: 24 года
Родилась: в год Тигра под созвездием Тельца (День рождения 18 мая)
Любимые актрисы: Вивьен Ли, Одри Хёпберн
Склад характера: романтический. Люблю фантазировать. Жизнь всегда оказывается намного проще, чем я рисую её в своём воображении.
Любимые хореографы: Уильям Форсайт, Джордж Баланчин, Алексей Ратманский.
Мечта: Станцевать «Рубины» Джорджа Баланчина
Любимые цветы: простые - сирень, ландыши. Из «аристократических» пород – только белые лилии.
Любимый композитор: Пётр Ильич Чайковский
Любимое музыкальное произведение: Симфония №6 П.И. Чайковского
Любимая книга: «Я пришёл вам дать свободу» В. Шукшина
Любимое кино: фильм «Унесённые ветром» с Вивьен Ли. Старое советское кино – доброе и чистое (любимый фильм «Девчата»).
Идеал женщины: сильная женщина со своей волей, которая всего добивается сама. Мужчина и женщина должны общаться на равных. Не люблю, чтобы мною командовали. В детстве мечтала походить: на Скарлетт и была без ума от Жанны д’ Арк.
Мужчина мечты: сильный, талантливый и любящий балет.
В повседневной жизни…: не люблю привлекать к себе внимание, умею наслаждаться одиночеством. Имею друзей немного – но это те люди, без которых моя жизнь не была бы так хороша.
Женские слабости: люблю менять причёски.
Гардероб: одежда не только красивая, но интересная. Джинсы всегда вне конкуренции – потому что это удобно.
Любимые цвета: предпочтение отдаю тёмным цветам: чёрному, коричневому. Из светлых цветов люблю сиреневый и бирюзовый.
Отдых: лучший отдых – на море среди экзотической южной природы.
Любимые балерины: Марина Кондратьева, Марина Леонова, Екатерина Максимова, Майя Плисецкая, Сильви Гиллем, Диана Вишнёва.
Любимый танцовщик: Михаил Барышников (очень жалею, что мне не удалось посоревноваться с ним на сцене).
О своём характере: не люблю повторяться. Люблю разнообразие во всём. Всегда ставлю перед собой самые высокие цели и самые сложные задачи, а потом с азартом преодолеваю препятствия, иду к желаемому. Если я что-то решила – меня не убедишь в обратном.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Янв 09, 2012 8:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083214
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Иван Васильев
Авторы| Беседу вела Вера ЧИСТЯКОВА
Заголовок| ИВАН ВАСИЛЬЕВ: «ВРЕМЕНИ НА ПРОЗУ В ЖИЗНИ ОСТАЁТСЯ НЕМНОГО…»
Где опубликовано| газета "Танцевальный Клондайк" № 7-8 (110-111) стр. 5
Дата публикации| 2010 июль-август
Ссылка| http://dancerussia.ru/templ/mag/TK_%287_8%29_110_111_2010.pdf
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В мае почётный статус премьера Большого получил первый солист балетной труппы Большого 21-летний Иван Васильев. То, что он действительно заслужил называться премьером, минуя положение ведущего солиста, Иван подтвердил триумфальными «Спартаками», прошедшими 28 и 30 мая на сцене Большого. Зал неистоствовал, ревел, гремел, задыхался от криков: «Браво!» и не отпускал артиста со сцены после спектаклей. Специально для ненасытной публики «ТК» публикует интервью с молодым кумиром…

– Иван, кому когда-то пришла в голову идея, что вы будете заниматься балетом?

– Ой, ну это было давно и неправда… (смеётся) Мне было четыре года. Моего старшего брата отдавали в народный ансамбль. Я до этого ансамбля ещё не дорос (принимали туда только с шести лет). Но, имея бойкий нрав, я не смог просто присутствовать при интересном событии – вырвался вперёд – туда, где проходил отбор – и меня взяли, несмотря на разницу в возрасте. Потом я занимался и бальными, и современными танцами… И вот как-то к нам в Днепропетровск приехал выступить в балете «Дон-Кихот» Вадим Писарев. Я увидел, как он танцует, и сказал твёрдо: «Хочу заниматься балетом!». На меня никто не влиял. Это было моё твёрдое решение. И я опять-таки раньше положенного поступил в балетную школу Днепропетровска
(в семь с половиной лет). В возрасте двенадцати лет я уехал учиться в Минское хореографическое училище. Закончил его, выиграл несколько балетных конкурсов
(I премия X международного артистов балета и хореографов в Москве (младшая группа) (2005); I премия Открытого конкурса артистов балета России «Арабеск» (2006); Специальный приз (аналог Гран-при) Международного конкурса артистов балета в Варне (младшая группа) (2006)) и был принят в Большой на положение солиста.

– За скульптурный торс, бесстрашие головокружительных прыжков и и пламенную энергию Вас обожают зрительницы-женщины и уважают зрители-мужчины. Если составить список самых мужественных танцовщиков в истории Большого Вы будете занимать верхние позиции. Интересно: что в Вашем понятии – быть мужественным?

– Мужество – это добиваться цели, которую ты поставил, не останавливаясь ни перед чем, преодолевая трудности. И ещё, я считаю, что настоящий мужчина – это просто хороший человек, который уважает людей

– А настоящая женщина?

– Настоящая женщина – та, что любит настоящего мужчину (улыбается).

– Ваши любимые герои фильмов, книг, любимые актёры?

– Гладиатор в фильме «Гладиатор» (актёр Рассел Кроу), главный герой фильма «Храброе сердце», которого играет Мэл Гибсон. Очень люблю актёра Аль Пачино, его фильмы «Крёстный отец», «Запах женщины». Не люблю таких актёров, как Арнольд Шварцнегер – то есть, тех, что представляют из себя просто груду мышц с автоматом – это некрасиво и неинтересно. По той же причине я не очень люблю боевики. Это, конечно, эффектное зрелище, но всем боевикам можно дать одно название в стиле рекламного слогана: «Круто пострелялись!». Мне нравится смотреть фильмы, где можно следить за актёрской игрой, где возникает вопрос: как и что происходит у актёра внутри, как он добивается того, что мы начинаем
ему сопереживать. Если фильм не заставляет меня заниматься таким анализом, я до конца смотреть его не буду.

– Остаётся время на что-то в жизни кроме балета? Может быть, у Вас есть какое-то хобби?

– Есть. Стихи читать. Очень люблю Пушкина – он пишет так лёгко, мягко, душа отдыхает, когда читаешь. Иногда читаю Лермонтова. Очень люблю Есенина. На прозу в жизни времени остаётся немного (смеётся). Но и такое случается…
Например, когда прочитал «Парфюмера» Зюскинда, долго находился под впечатлением.

– Есть какие-то книги, которые ассоциируются у Вас с детством?

– Сказка «Колобок» (смеётся). Мне она очень нравилась. Правда. Особенно припев Колобка: «Я от бабушки ушёл, я от дедушки ушёл» – забавно это! Но в принципе, в детстве я много не читал. Потому что балет увлекал меня безумно! Я буквально не выходил из зала – занимался очень много. Когда все уроки заканчивались,
снова приходил в балетный зал, включал музыку и работал, работал, работал – до ночи…

– Ваши любимые современные танцовщики?

– Карлос Акоста. Он очень техничный. Я его видел во многих спектаклях, и все его спектакли мне нравятся. Но главной его работой считаю балет «Спартак», потому что именно этот балет открыл всю эмоциональную глубину этого человека и танцовщика.

– А вообще вы любите смотреть, как танцуют другие?

– Когда только пришёл в театр – не пропускал ни одного «Спартака» – готовил себя… И вообще я часто смотрю «чужие» спектакли, особенно те, которые люблю – «Жизель», например. Смотрю чаще всего из-за кулис – наверное, мне этот вид ближе, роднее – профессиональная привычка.

– Ваши мечты…

– Мечтаю о спектакле, который сейчас не идёт в Большом театре – «Иван Грозный». Станцевал бы с удовольствием «Блудного сына» Д. Баланчина.

– Пусть мечты сбываются…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 18970
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Янв 05, 2018 12:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2010083215
Тема| Балет, МТ, Премьера, Персоналии, Ирма Ниорадзе
Авторы| Светлана Окуличева
Заголовок| Страсти по Кармен
Где опубликовано| © журнал "Светский Петербург" №4 • стр. 26-29
Дата публикации| 2010 июль-август
Ссылка| http://www.svetskyspb.ru/files/issues/magazine5.pdf#page=14
Аннотация| Премьера, Интервью

В середине холодной, серой и сырой петербургской весны в Мариинском театре состоялась премьера огненного, наполненного страстью, искромётного балета о любви и свободе «Кармен- сюита». Знаменитый революционный балет Большого театра, поставленный в 1967 году кубинским хореографом Альберто Алонсо с Майей Михайловной Плисецкой в главной партии, был воссоздан на сцене крупнейшего музыкального театра города. Одной из исполнительниц Кармен стала блистательная Ирма Ниорадзе – прима- балерина театра, яркая, самобытная танцовщица, обладающая тонким драматическим даром.

Это не первая Кармен в творческой жизни балерины: Ирма уже танцевала эту партию в постановке Ролана Пети. «Мне очень нравился тот спектакль», – говорит танцовщица. Однако «Кармен- сиюта» – отдельная страница в книге мастерства любой балерины, своего рода проверка всех её артистических данных. Партия Кармен предъявляет к своей исполнительнице особые «требования». Чтобы лучше понять, в чём особенность этого балета, нужно совершить небольшой экскурс в историю танцевального шедевра.

Рождение новой Кармен

Станцевать балет на музыку из знаменитой оперы «Кармен» Жоржа Бизе было давней мечтой Майи Плисецкой. С просьбой создать современную танцевальную транскрипцию этого музыкального произведения Плисецкая обращалась к самым известным советским композиторам – Дмитрию Шостаковичу и Араму Хачатуряну. Но никто из них, боясь сравнений с оригиналом, не решился взяться за работу. Тогда на столь рискованный шаг отважился муж балерины – композитор Родион Щедрин. По его воспоминаниям, он работал с упоением. Задача создать из произведения, рассчитанного на выгодную «подачу» человеческого голоса, ритмичную, «с повышенным градусом» танцевальную композицию была ему необыкновенно интересна. И великолепный результат – оркестровая интерпретация музыки Бизе с акцентом на струнные и ударные – превзошёл все ожидания!



Тогда же, в 1960-х годах, Майя Михайловна познакомилась с известным кубинским хореографом Альберто Алонсо, который, как оказалось, тоже давно мечтал о постановке «Кармен». Он с энтузиазмом принялся за дело. Довольно быстро написал либретто балета, взяв за сюжетную основу произведение Проспера Мериме и одноимённый цикл стихотворений Александра Блока (благодаря чему в балете появился очень важный персонаж – Рок, Судьба).

Так все компоненты музыкального действа сложились воедино: прекрасная музыка, простая, но в то же время требующая глубокого осмысления сюжетная линия, оригинальная хореография и гениальная танцовщица. Так родился потрясающий своей чувственностью балет «Кармен-сюита», который задал высочайшую исполнительскую планку трактовке этого рокового женского образа.

Майя Михайловна с неизменным успехом танцевала главную женскую партию в «Кармен-сюите» в течение двадцати лет! Её Кармен – страстная земная женщина, протестующая против каких бы то ни было норм. По замыслу Алонсо, она воплощала дух свободы. Танцевать «Кармен-сиюту» после блестящего исполнения Плисецкой непросто. Сравнения неизбежны, обвинения в попытке скопировать образ «музы» балета тоже нередки.

Тем не менее, многие балерины решаются на этот смелый поступок. И надо заметить, практически всегда они встречают понимание и одобрение своих стремлений со стороны Плисецкой. Кармен Бизе – Щедрина танцевали Светлана Захарова, Илзе Лиепа, Любовь Кунакова, Анастасия Волочкова, Ульяна Лопаткина...

И у каждой балерины, конечно, своё виденье образа Кармен. Одна Кармен зла, и любовь для неё неожиданна и трагична, другая – воплощение самой судьбы, которая не имеет никакого отношения к обычным жизненным страстям, третья – расчётлива и отстранённа...


Сегодня «Кармен- сюита» на музыку Бизе – Щедрина – один самых популярных балетов в мире: каждый вечер в каком-нибудь театре на планете идёт эта постановка. Причём трактовки могут быть самыми неожиданными.


Опасная Кармен

Придя на спектакль «Кармен-сюита» Мариинского театра, зрители смогут погрузиться в атмосферу бунтарского духа 1960-х: в постановке воспроизведена хореография Алонсо, и действие происходит в тех же декорациях, что были созданы Борисом Мессерером для балета с Майей Плисецкой.

Однако живой дух балета, искры задора и куража, конечно, привносят в представление артисты. О новом решении образа Кармен рассказала Ирма Ниорадзе.



– Ирма, что значило для Вас станцевать партию Кармен?

– Я очень долго шла именно к этому спектаклю. Ведь это довольно сложная постановка с точки зрения сочетания техники и драматизма. В этом танце нужно быть в гармонии и с музыкой, и с партнёрами, и с публикой, и с хореографией. Во время репетиций я жила с напряжением в тысячу вольт – и так месяц. Я стремилась исполнять партию в духе Майи Плисецкой. И мне очень повезло, поскольку она присутствовала на наших репетициях. После генеральной репетиции Майя Михайловна поднялась на сцену и высказала мне свои замечания и пожелания. Например, она дала одну очень интересную подсказку: когда Хозе убивает Кармен, в конце сцены не нужно торопиться умирать: надо обязательно сказать ему последние слова, проводя в прощальном жесте рукой по его лицу: «Ну что... Ладно, оставайся теперь – один...» Кармен я не променяла на контракт с Римской оперой – настолько для меня было важно танцевать эту партию.

– Как Вы трактовали образ Кармен?

– Кармен я чувствую так: она свободолюбивая, независимая, очень смелая женщина, которой не стыдно открыто показывать свои чувства. Ей дано любить. Но с некоторой осторожностью, потому что она никогда ни на что не променяет свою свободу. Наверное, поэтому она и поплатилась жизнью за свои принципы. Моя Кармен – не злая, не пошлая, ей нравится создавать праздник для себя. Но при этом она не думает о других, а поступает так, как ей хочется. Она любит демонстрировать свою красоту и любовь.

В адажио с Тореадором у меня тоже своя трактовка их отношений. Майя Михайловна объясняла: «Ты не играешь с Тореадором, ты не кокетничаешь. Ты увидела его и подумала: а это ещё кто такой?» В этой сцене она высокомерна. Она вообще свысока смотрит на мужчин. Но не ненавидит их. Я получаю огромное удовольствие от куража при исполнении этой партии.

– А Вам близка Кармен как женщина?

– Да. Она очень сильная, в ней много энергии. Это женщина загадочная по своей сути, не совсем земная. Она не стремилась к смерти, но не смогла бы никому подчиниться. Мне очень нравится её независимый характер, её стремление быть в центре внимания. Однако я стараюсь не подпускать её к своей жизни, потому что она всё-таки опасна.

– Ощущали ли Вы «груз» сравнений с Плисецкой?

– Нет, ничего подобного не было. Я никогда не думаю о том, что скажут обо мне другие эксперты. Мне важна только моя публика. Ведь когда над партией много работаешь, начинаешь любить её, и всю энергию роли отдаёшь зрителям. И это самое важное.

– А Вы верите в судьбу?

– Верю, но считаю, что ей надо помогать. Не надо ничего загадывать. Нужно просто идти по жизни. Планировать же можно лишь краткосрочные дела, поскольку всё диктуется нам свыше.


Фото предоставлены Ирмой Ниорадзе и пресс- службой Мариинского театра

=======================================================
Все фото - по ссылке
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5
Страница 5 из 5

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика