Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2004-04
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Апр 26, 2004 8:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042602
Тема| Балет, Америка, Персоналии, Грэм М
Авторы| Аловерт Н
Заголовок| МАРТА ГРЭМ, ВЕЛИКАЯ И БЕССМЕРТНАЯ
Где опубликовано| Русский базар
Дата публикации| 20040423
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/cgi-bin/rb.cgi/f=nalo&auth=1&n=18&y=2004&id=nalo.2004.4.23.19.6.36.18.variation.23.17&back=1
Аннотация|  Гастроли “Компании Марты Грэм” проходят в центре Манхэттена на сцене Сити Центра впервые после пятнадцатилетнего перерыва (прошлые - редкие после смерти Грэм выступления театра в Нью-Йорке - происходили на других площадках). Три программы составлены из балетов Грэм разных лет.
Эти спектакли - настоящий праздник для тех, кто любит искусство танца во всех его проявлениях.
Марта Грэм (в русской литературе раньше писали Грэхем) - великий хореограф, великая женщина, великая творческая личность ХХ века. Как только ее не называли в американской прессе: “Танцовщица века”... ”Икона века”... все будет справедливо, Марту Грэм нельзя переоценить.

Еще раз напомню ее биографию. Грэм (1893-1991) по рождению принадлежит к коренному населению Америки, она - индианка. Грэм училась танцу в знаменитой школе танцовщиков-модернистов начала прошлого века Рут Сен Дени и Х.Шоуна. В 1926 году Грэм основала свою труппу и школу. Она создала язык танца модерн. Из ее школы вышли многие знаменитые современные модернисты-танцовщики, модернисты-хореографы, включая Мерса Каннингэма и Пола Тейлора. Грэм была не только танцовщицей и хореографом, она сама заказывала известным композиторам музыку к своим балетам, в большинстве случаев сама создавала костюмы. Словом, Грэм была разносторонне одаренной творческой личностью, как бы Дягилев, Фокин и Бенуа в одном лице.

Марта Грэм ставила танцевальные номера и для артистов других театров: Марго Фонтейн, Михаилу Барышникову, Рудольфу Нурееву. Вместе с ее труппой и в репертуаре труппы выступали звезды мирового балета Макарова, Плисецкая, Барышников и Нуреев.
Марта Грэм считала, что движение должно быть средством самовыражения человеческой души (к сожалению, эту основополагающую часть учения Грэм последователи оставили без внимания, занимаясь в основном “перемещением тела в пространстве”). Грэм считала, что танец - это “инструмент самой жизни”, язык души. Тело, по словам Грэм, хранит память о самых важных человеческих состояниях, именно в танце раскрывается суть человека.

Марта Грэм хорошо знала не только европейскую культуру, но и культуру Востока. В ткань ее хореографии, кроме прочего, включены позы и движения традиционных фольклорных танцев восточных культур, восточная символика.
Грэм интересовали древние индейские мистерии, предания, греческая мифология и литература. Трагический женский образ - постоянный персонаж балетов Грэм, она была долгие годы и первой исполнительницей своих балетов (текст “манифеста” Грэм напечатан в программках к спектаклям).

Все, что говорила Грэм, она осуществляла в своих постановках. Я хочу сразу выделить два балета, которые произвели на меня вновь ошеломляющее впечатление, вновь - после двадцатилетнего перерыва, когда я увидела их впервые. Это прежде всего “Пещера сердца” на музыку Самуэля Барбера (постановка 1946 года). Балет создан по знаменитому греческому мифу о Медее и Язоне. Медея, одна из величайших волшебниц греческих мифов, полюбила вождя аргонавтов Язона и помогла ему добыть золотое руно. В результате целого ряда приключений Медея и Язон поселились на острове Коринф, где Медея родила от Язона двух сыновей. Но Язон решил жениться на дочери коринфского царя Креонта. Медея подарила новобрачной отравленное покрывало, и та сгорела заживо. В довершение Медея, чтобы у Язона не оставалось утешения, убила своих сыновей и улетела из Коринфа на колеснице, запряженной драконами, которые подарил ей ее дед Гелиос, бог Солнца. Таков вкратце сюжет мифа. Грэм вывела на сцену Медею, Язона и Принцессу, его невесту. Еще одна танцовщица исполняет роль греческого хора.

Хореографический язык танцев Грэм более ограничен, чем, скажем, язык классического танца или язык современных модернистов. Но комбинации и композиции бесконечно изобретательны и подчинены смыслу. Каждый жест точен и символизирует состояние души героя. Сколько бы персонажей ни находилось одновременно на сцене, они никогда не танцуют в унисон (я не имею в виду редкие сцены с ансамблем), но общая хореографическая картина завораживает. Средствами своего танцевального словаря Грэм создавала образы такой эмоциональной выразительности, давала своим героям такую точную характеристику, какую не всегда встретишь у хореографов других направлений. Язон (единственный и превосходный исполнитель роли - артист Кеннет Топпинг) - самовлюбленный самец, постоянно демонстрирующий свои накачанные бицепсы. Даже в прыжке тело Язона сохраняет неподвижность: как будто подбросили вверх застывшую статую. И только увидев мертвое тело невесты, Язон забывает о своем величии. Тело теряет монументальность, профильные линии напоминают разбившуюся на части, падающую статую: пластика полностью выражает отчаяние героя.

Танец невесты беззаботен, в основном мы видим ее приникающей к телу Язона. Балет - это не только движение, это и поза, застывшее мгновение. Грэм часто пользуется в своих балетах застывшими группами танцовщиков для усиления смысловой и эмоциональной выразительности спектакля. Так, например, застывшая группа - победный, монументальный Язон, глядящий куда-то поверх голов окружающих его людей, и маленькая девочка, приникшая к его ноге, - великолепно контрастирует с мечущейся по сцене страдающей Медеей. Когда Медея подбегает к Язону в надежде оторвать от него Принцессу, Язон отстраняет ее рукой, не поворачивая головы, не взглянув на бывшую возлюбленную. Как не вспомнить строчки из стихов Марины Цветаевой: “Отцеловал - колесовать: другую целовать”, - ответствуют”.

Женщину, олицетворяющую хор, исполняет высокая танцовщица в длинном платье, складки которого как бы танцуют вместе с ее телом. Грэм любила одевать своих героинь в подобные платья, складки которого дополняли эстетический образ, подчеркивали женственность и красоту танца. К сожалению, исполнительницы двух составов, которые я видела, были неравноценны: величественную, выразительную Катерин Крокетт заменяла Хейди Стоеклей, высокая танцовщица, которая абсолютно не чувствовала особенности пластики Грэм.

Декорация создана Исаму Нагучи. Декорации в балете Грэм всегда лаконичны: это несколько существенных для замысла конструкций на фоне рисованного (чаще - однотонного) задника.
В центре балета - Медея. Когда открывается занавес, мы видим в глубине застывшую фигуру “женщины из хора”. А справа на фоне какого-то фантастического серебряного “дерева” с длинными ветвями-иглами стоит Язон, сзади него, обняв его, - Принцесса. Медея, которая стоит позади всех, нам не видна, мы видим только ее руки, которые обхватили Язона и его невесту: Медея старается удержать Язона. Но Язон с невестой вырываются из рук Медеи. Язон стоит величественный и непогрешимый. Невеста застыла, закрыв лицо руками, - она в этой истории ничего не понимает и судьбы своей не видит. Невозможно перечислить все символы, которыми пользуется хореограф.

Я видела в роли Медеи двух исполнительниц: Терезу Капучилли и Кристин Дакин. Обе танцовщицы начинали свою карьеру еще при Марте Грэм, а теперь они же являются директорами труппы. Медея Капучилли - страстная, страдающая, неистовая. Но Дакин, актриса скрытого темперамента, произвела на меня большее впечатление. Ее Медея - странная, нервная, загадочная маленькая колдунья. Медея Капучилли - женщина, Медея Дакин - скорее существо иного мира. Даже когда она не танцует, а неподвижно лежит на полу за экзотическим серебристым “деревом” и смотрит в зал, от нее нельзя оторвать глаз. Пока невеста танцует свой детский, безмятежный танец или ластится к Язону, Медея обдумывает план мести. Я как завороженная следила за сменой душевных состояний, потаенных, идущих из глубины оскорбленной души, которые читались на лице Дакин, в ее огромных, светлых, почти немигающих глазах. И, конечно, верх мастерства Дакин - сцена колдовства. Вместо шарфа Медея в балете надевает на голову принцессы венец, который давит ей голову. Принцесса и Язон убегают за кулисы, и Медея одна на сцене - колдует, собственно, убивает своим колдовством Принцессу. Эту хореографическую сцену и волшебство исполнительницы нельзя передать никакими словами. Когда Медея-Дакин закончила свой ритуал колдовства, зал разразился аплодисментами.

В конце балета, пока страдает Язон, безгласно “вопит” женщина из хора, Медея поднимает экзотическое дерево, уносит его вглубь сцены, прикрепляет его к возвышению и сама становится в середину этой странной конструкции. Так и стоит посреди вибрирующих серебряных веток, торжествующая и загадочная. Грэм называла это дерево “паучьей одеждой”, в которую Медея облачается для волшебной трансформации: по идее Грэм, совершив преступление, должна потерять облик земной женщины.

После окончания балета зрители вставали с мест, аплодировали, кричали. Гениальный хореограф. Гениальная Марта Грэм.
В программу включены и другие балеты на тему греческих мифов с главной героиней - сильной, страстной женщиной. Балет “С поручением в лабиринте” на музыку Джиана Карло Менотти (1947 год) основан на мифе о герое греческих мифов Тезее и Ариадне. Тезей прибывает на остров Крит, он обречен на съедение Минотавру, живущему в лабиринте. Ариадна, влюбившись в Тезея, помогает ему избегнуть смерти. Она вручает герою клубок нитей. Убив Минотавра, Тезей с помощью нити, прикрепленной к входу, смог выбраться наружу. Грэм сделала героиней своего балета Ариадну, Тезея в балете нет. Сюжет балета скорее напоминает легенды о девушке, принесенной в жертву дракону. Ариадна спускается в центр лабиринта, где встречает Минотавра и убивает его.

Жуткое “хождение” Ариадны по таинственному лабиринту, танцы Минотавра, эротичный дуэт-схватка Минотавра и Ариадны, возвращение Аридны из лабиринта, - все это поставлено Мартой Грэм на самом высшем уровне ее дара и мастерства.
Несколько необычной предстает перед нами и Ирадиада (балет 1944 года на музыку П.Хиндемита). Эта страдающая женщина, оказавшаяся одинокой в конце своей жизни, проводит время, всматриваясь в свое изображение в зеркале. Художник Ногучи поставил вместо зеркала довольно своеобразную конструкцию, которая напоминает скелет или один из образов Сальватора Дали. У многих народов зеркало - магический символ. Возможно, в данном случае это зеркало-скелет - символ грехов Ирадиады. Глядя в него, Ирадиада не выдерживает тяжести совершенных ею преступлений и решает покончить с собой.

Один из балетов, “Цирцея”, связан с образами поэмы Гомера “Одиссея”. Премьера 1963 года на музыку Алана Хованеса поставлена как фантастическая сказка. Женщина здесь - злая волшебница, соблазнительница, которая превращает мужчин в животных. Но Одиссею и его спутнику удается избежать этой участи. Эротическому, но недоброму миру Цирцеи они предпочитают свой трудный жребий - быть человеком. Можно только вновь поражаться бесконечной изобретательности и находчивости хореографа, четкости пластических характеристик, как всегда, точных, выразительных и понятных.

В одну из программ включен веселый комедийный балет о любви кошечки “пусикат” и совы (1978 год). В другом, шуточном балете 1990 года “Тряпичные липовые листья”, уходя из жизни, Грэм сочинила веселую пародию на себя и созданный ею театр.
Особняком стоит в программе балет 1936 года “Эпизоды из хроники”. Это один из немногих балетов Грэм на политическую тему. В 1936 году ее компания была приглашена на гастроли в Германию во время Олимпийских игр. Грэм отказалась от поездки. Она не хотела выступать в стране с фашистским режимом, тем более что часть артистов ее труппы не могла бы поехать на гастроли, поскольку были евреями. Она была оскорблена за своих коллег, артистов-евреев, которым пришлось покинуть свою родину, Германию. Грэм создала балет, состоящий из серии темпераментных танцев. Скорбный монолог женщины-солистки (Мики Орихара) перемежается или сочетается с массовыми танцами, страстными, скорбными, гневными. В балете нет военных сцен, но в нем передана боль одиночества, изгнанничества. Этот спектакль давно не исполнялся труппой. Сейчас он восстановлен по небольшим видеосъемкам того времени и по снимкам знаменитого фотографа прошлого - Барбары Морган.

Балетный мир ХХ века менялся, возникали и развивались новые направления, появлялись и исчезали новые кумиры. Но великая Марта Грэм и сегодня - великая Марта Грэм. Великая и бессмертная, потому что ее балеты - как и более поздние, так и созданные больше полувека назад - не устарели.
Несколько лет после смерти Грэм казалось, что театр гибнет. Но сегодня мы увидели превосходно подобранную и правильно тренированную труппу танцовщиков-актеров. И сегодня артисты в целом исполняют ее балеты с полным пониманием воспроизводимого ими стиля. Страстные эмоции, “закодированные” в хореографии Грэм, и сегодня передаются зрителю.
Последнее представление труппа Марты Грэм дает 25 апреля.

Фото Нины Аловерт
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Пн Апр 26, 2004 9:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042603
Тема| Балет, СПб, Персоналии , Эйфман Б.
Авторы| Желтов В.
Заголовок| Борис Эйфман: «Мой театр - мой монастырь». Великий хореограф спит в рабочем кабинете
Где опубликовано| Смена
Дата публикации| 20040426
Ссылка| http://smena.ru/favorites/277/
Аннотация| Борис Эйфман репетирует с нью-йоркским театром «Сити-Центр» новый балет «Мусагет». Американская премьера назначена на 18 июня. Рабочий график - крайне напряженный. В родной Петербург балетмейстер вырвался на несколько дней - на время показа лучших спектаклей Театра балета «имени себя» - «Русский Гамлет», «Красная Жизель» и «Дон Кихот» на сцене Александринки.

Задача: открыть талант в таланте

- Борис Яковлевич, кто и как становится артистом Балета Бориса Эйфмана?

- Я считаю, что мы не можем и не должны обходиться только петербургскими кадрами. Мои ассистенты ездят по балетным городам России и ищут молодых и талантливых актеров, тех, кто как бы самой природой создан для того, чтобы работать в нашем театре. Предъявляемые требования высоки. Далеко не все могут им соответствовать. А с другой стороны, работал артист в провинции и не предполагал о наличии в себе той степени таланта, которую мы сумели открыть. В этом, наверное, и состоит наша задача: открывать талант в таланте.

Иностранцам в труппу вход воспрещен

- Вы говорите о миссионерах, которые по всей России ищут таланты. Есть ли примеры обратного: юное дарование до такой степени стремится попасть в балет Эйфмана, что, приехав в Питер Бог весть откуда, ночует на вокзале?

- Нет, сказать, что к Эйфману стоит очередь, я не могу. Мы сами идем в народ. Кто к нам стремится попасть, так это иностранцы, но их я в труппу не беру принципиально.

- Почему?

- Я не в состоянии объяснить заграничному артисту, почему его заработная плата будет составлять 200 долларов месяц, когда у него на родине, из какой бы страны он ни был, артисты балета получают в десятки раз больше! Да и выдержать жизнь в коллективе Эйфмана могут только наши люди. Палкой не заставить делать то, что делают мои артисты! Можно только увлечь - общей идеей. А иностранцам говорить про общую идею бессмысленно.

- Отчего же в балете Эйфмана такие маленькие заработки?

- За нами нет грантов президента, Министерства культуры, нет спонсоров. Мы муниципальный театр. Выделяемых средств явно недостаточно для нормального существования театра. Сегодня зарплата артиста кордебалета Мариинского театра в несколько раз превышает зар-плату балетмейстера Эйфмана. А ведь в творческих делах наш театр давно уже конкурентоспособен на мировом уровне. Я рад тому, что в далеком прошлом остались проблемы, которыми я был озабочен при создании театра. Такие, как пьянство, лень. Мамы трудных детей могут совершенно спокойно отдавать своих детей к нам на перевоспитание.

Самурайская верность

- Борис Яковлевич, правда, что ваш театр в Японии пользуется такой популярностью, что тамошние фаны ездят за вами по всему миру?

- Да, ездят. Я не могу сказать, что их набирается на целый самолет, но клуб поклонников нашего театра они создали. В основном это девочки определенного возраста. Я вначале думал: сумасшедшие дети миллионеров. Оказалось: очень скромно зарабатывающие работники и даже студенты. Весь год экономят, в том числе и на еде, чтобы пуститься за нами по миру. Узнав об этом, мы запретили продавать им билеты на наши спектакли. Пусть смотрят бесплатно. Заслужили! А то ведь мы - в Нью-Йорк, Париж, Лондон, и они туда же! Не только японцы, но и корейцы. Японцы вообще народ удивительный. Если полюбили - навсегда! Такая самурайская верность.

«Для себя мне уже ничего не нужно»

- Говорят, вы тоже человек одержимый. Якобы живете в вами же созданном мире и не желаете выходить за его пределы.

- Мне действительно малоинтересен мир за стенами театра в том виде, в каком он сегодня существует. Конечно, я слежу за тем, что происходит в России, радуюсь каким-то обнадеживающим новациям, переживаю при сообщениях о катастрофах и терактах. Мне уже много лет, и я очень рационально, взвешенно отношусь и к самому себе, и ко времени, отпущенному мне Богом. Стараясь в полной мере отдавать его делу, которому служу. Единственное, что меня сейчас связывает с тем, другим, миром, это семья. Но это не значит, что я отгородился от всего. Я руководитель театра, и мне приходится общаться с сильными мира сего, с чиновниками, от которых зависят благополучие и судьба театра. Все, что требуется для театра, я делаю. А для себя мне уже ничего не нужно.

- Еще говорят, что Эйфман работает по 24 часа в сутки и выматывается так, что домой добраться у него уже нет сил. Что спит он в рабочем кабинете прямо на полу. Честно говоря, я не понимаю, зачем вам спать на полу, когда в кабинете есть диванчики?

- На полу? Я уже не в том возрасте, чтобы спать на полу. Когда был помоложе - да, приходилось. А сейчас, действительно, зачем? Вон на том диванчике ночи коротаю. Постельное белье, антураж - полная имитация домашней обстановки. Все достаточно цивильно. Но дело не в том, что нет сил доехать до дома. Просто я на практике убедился, что после трудного рабочего дня мне необходима аккумуляция. А для этого нужно побыть одному. Помолчать. Послушать музыку. Сегодня буду всю ночь слушать музыку для нового балета. Часик посплю - и за работу!

- Вы сова?

- Скорее наоборот. Но если не ночью, то когда слушать музыку? Дня мне явно не хватает, а раз-двинуть сутки я не в состоянии. А еще ведь стараешься выкраивать время, чтобы побыть с сыном. Саше 9 лет. У меня давно уже нет никакой другой жизни. Только театр! Только сын и жена. Мой театр - мой монастырь!

Сын мечтает стать Спилбергом

- Семья чувствует себя обделенной вашим вниманием? Обижаются?


- На мое счастье, жена, балерина, прошла со мной почти 20-летний творческий и жизненный путь. Она понимает, что если я остаюсь ночевать в офисе, значит, в этом есть… «производственная необходимость». Ее не будут до утра терзать сомнения: не убежал ли я на свидание с женщиной?

- Сыну, наверное, нужен не приходящий папа.

- Что делать?! Но разве я единственный папа, который редко бывает с семьей?! Всю историю человечества папы занимались чем-то таким, что отрывало их от семьи. Главное, чтобы сын не стыдился своего отца. Чтобы, как и мама, понимал: папа занимается делом, он без этого не может. Мне кажется, Саша меня понимает.

- Сын подает надежды?

- Нет, нет. Балет Саша любит, но на зрительском уровне.

- Он же был занят в «Русском Гамлете»!

- Ну и что? Недавно он мне признался, кем хочет стать. Саша не хочет быть Борисом Эйфманом, а хочет - Стивеном Спилбергом. Поживем - увидим. Главное, чтобы был хорошим человеком. И чтобы чем-то всерьез увлекся. Мое счастье как раз в том, что я очень рано увлекся балетом, и всю свою жизнь занимаюсь любимым делом. Ради которого многим и многими, как мы выяснили, вынужден жертвовать.





Фото Кирилла КУДРЯВЦЕВА и Ольги УРВАНЦЕВОЙ
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Апр 27, 2004 7:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042701
Тема| Балет, Франция, Opera de Paris, Персоналии, Платель Э.
Авторы| Гердт О.
Заголовок| ЭЛИЗАБЕТ ПЛАТЕЛЬ: "ВСЕ МЫ ДЕТИ НУРИЕВА"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20040427
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article84729
Аннотация|Элизабет Платель, одна из самых ярких звезд Opera de Paris поколения восьмидесятых (в этот период театром руководил Рудольф Нуриев), приехала в Москву, чтобы выступить в гала-концерте международного балетного приза Benois de la danse. Во время интервью, которое Элизабет ПЛАТЕЛЬ сразу после приезда дала обозревателю "Известий" Ольге ГЕРДТ, выяснилось, что с сентября экс-этуаль возглавит Школу при Opera de Paris.

-Манюэль Легри, имея в виду поколение звезд, выдвинувшихся при Нуриеве, сказал: "Мы все цыплята Нуриева". Вы можете отнести к себе это высказывание?

-Я бы так не сказала про себя, потому что я стала этуалью до того, как Рудольф возглавил Оперу. Но то, что мы все его дети, - это несомненно. Еще до прихода Рудольфа я получила роль Повелительницы дриад в "Дон Кихоте" - получила из его рук. Тогда для меня это было очень важно.

-А Сильфида, Жизель? Насколько я знаю, эти партии сыграли особую роль в вашей карьере.

-Эти роли я учила с Пьером Лакоттом. Сначала была "Сильфида" Тальони, которую Лакотт восстановил. Это был мой первый большой двухактный балет, в котором я работала уже как балерина. В этой роли я попрощалась со своим официальным присутствием в Opera. И я уже восстанавливала этот балет в Бразилии - так что я знаю его просто наизусть. Жизель я тоже люблю - после этой роли мне был присвоен статус этуали. Но ближе всего мне Раймонда. Во-первых, это первый балет Нуриева в качестве директора Opera. Во-вторых, в Большой театр я смогла попасть именно с этой ролью.

-Вы - свидетель и участник прекрасного и драматичного периода в жизни Парижской оперы. Я имею в виду шесть лет правления Нуриева. Труппа его не сразу приняла?

-Нет, это не так. С "Раймондой" все было прекрасно. Просто чудесно. Он брал молодых артистов, включал их в работу, поэтому все с большим воодушевлением трудились над премьерой. Какая-то заминка случилась, когда он решил поставить "Лебединое озеро". Дело в том, что Рудольф предложил свою версию, а мы очень держались за уже существующую - это был балет Бурмейстера, нам не хотелось с ним расставаться, и это вызвало какие-то осложнения. Но потом уже не было никаких проблем.

-"Заминка" - это знаменитая "забастовка лебедей", когда артисты решили саботировать постановку Нуриева?

-Это было, но почти незаметно и очень недолго. Потом журналисты вокруг этой истории уже, конечно, развернулись и подняли шум. Как только Рудольф начал репетиции, все прекратилось. Работы было так много, что просто не было времени бастовать. Что касается меня, я лично очень горжусь тем, что была у Рудольфа первой исполнительницей главных ролей во всех спектаклях классического репертуара: первая Гамзатти, первая Одетта, первая Аврора в "Спящей"...

-Когда в Большой театр приехал танцовщик из датского Королевского балета - Кеннет Грев - все сразу вспомнили историю о том, как Нуриев предложил вам танцевать с Гревом, тогда артистом кордебалета, в "Лебедином озере", а вы отказались. Все сказали: "О! Да это тот самый Грев, из-за которого Нуриев с Платель целый год не разговаривали".

-(Удивленно.) Это Грев рассказал? Я эту историю ненавижу, потому что вокруг нее очень много лжи. Скажем так, у Рудольфа была творческая задумка продвинуть молодого артиста кордебалета, дать ему роль, которая по праву принадлежит танцовщику, достигшему положения этуали. Грев к тому моменту еще не достиг этой градации. Наш вызов был направлен не против Грева лично, а в защиту тех установившихся правил, которые веками существовали в Opera и были очень разумными. У артиста должна быть возможность естественным, творческим путем дорасти до положения ведущего танцовщика.

Я не хочу брать на себя вину за ту историю. Мы все, этуали, были единодушны в нашем мнении. Мы защищали и права кордебалета, и права всех танцовщиков театра.

Год спустя я танцевала с Николя ле Ришем, которому в тот момент было двадцать лет. (Смеется.) То есть я не хочу, чтобы думали, что я против молодых. И, пожалуйста, вот вам еще доказательство - партнер, с которым я буду танцевать сейчас на концерте Benois в Большом театре, он совсем молодой и он еще в кордебалете.

-А как вы сейчас оцениваете тот удар, который нанес Нуриев по демократическим процедурам в Парижской опере? Ведь он проявлял волюнтаризм, назначая артистов в звезды своей волей. Он был прав или не совсем?

-Рудольф абсолютно справедливо оценивал перспективы тех артистов, которых он продвигал. К тому времени молодая смена была абсолютно сформирована, Нуриев просто ускорил этот процесс. Те, кого он выдвинул, впоследствии стали выдающимися танцовщиками. Это была абсолютно справедливая оценка потенциала. Но он не был первооткрывателем. И до него делались такие попытки, и сейчас верхушка кордебалета зачастую получает роли солистов. В общем, сейчас мы - в поисках этуалей.

-Новое поколение уступает вашему? Если это так, с чем это связано?

-Сейчас, как мне кажется, очень вырос уровень кордебалета. Поэтому нет такого поражающего разрыва между этуалями и кордебалетом. Но я должна сказать, что у новых этуалей появился плюс к классическому очень богатый современный репертуар. А если говорить о первых солистах при Нуриеве - Герен, Платель, Гиллем, - да это была какая-то плеяда, но мы старались быть ярче не для того, чтобы выделиться в нашей десятке или перегнать кого-то, - нет, это было наше индивидуальное желание стать еще лучше.

-У молодых что, нет такого стремления?

-Я надеюсь, что есть!

-Сегодня статус этуали по-прежнему определяют классические роли или можно стать звездой, исполняя современные балеты?

-Все-таки классические. Но если вы имеете в виду случай с Мари-Аньес Жило, которая стала этуалью благодаря современному репертуару, то я должна сказать, что она потрясающая классическая танцовщица! Просто необходимо было доказать, что современный репертуар играет достаточно важную роль в Opera de Paris. Обратите внимание, даже Моник Лудьер, звезда моего поколения, попрощалась с публикой не в классической, а в современной "Жизели", которую поставил Матс Эк.

Я не могу судить о других балеринах моего поколения, но для себя я сделала окончательный вывод где-то к тридцати годам. Я поняла, что в классических ролях лучше всего раскрываюсь. Во-первых, я колоссальное удовольствие получала, во-вторых, если я "Лебединое" танцевала на протяжении восемнадцати лет, мне это никогда не надоедало и не казалось рутиной. В моей биографии только Баланчин и Ноймайер - особые моменты, о которых всегда надо помнить.

-А Бежар?

-...Немного, да. В последней части моей карьеры его было уже немного.

-А та вещь, которую вы танцевали с легендарным Жаном Бабиле?

-Я была очень молодой. Ему было 57, а мне семнадцать. Но среди ныне здравствующих хореографов от работы с Джоном Ноймайером я получала самое большое удовольствие. Я встретила его в девятнадцать лет, в самом начале моей карьеры, и до сих пор с ним связана. Его хореографический язык - не голая техника, каждое па насыщено внутренним содержанием. Нас связывает огромная преданность, которая окрашена очень теплым человеческим чувством.

-Ноймайер будет ставить в Большом театре "Сон в летнюю ночь".

-Да? Это превосходно!

-У нас сейчас ситуация, как в Париже восьмидесятых, когда Нуриев привел в оперу современных хореографов. В Мариинке только что поставили Форсайта - было так трудно, что у артистов случались нервные срывы.

-(Кивает.) Истерики? Да-да. Когда Форсайт ставил в Париже In the Middle, я была занята во втором составе. Все очень уставали. Это была такая изнуряющая работа, что Сильви Гиллем, Изабель Герен, Манюэль Легри, Лоран Илер - а это лучшие танцовщики - просто ползком уползали со сцены. Потому что сам Форсайт находился в таком тогда состоянии, что все время выжимал из артистов соки. Тем, кто сегодня не ставит вместе с ним, а уже разучивает готовые балеты, должно быть легче. А нас он где-то полтора-два месяца заставлял импровизировать, что-то искать, это были эскизы для него. Он собрал балет за последние два-три дня перед премьерой.

-Поэтому в In the Middle нет декораций? Времени не хватило?

-Это потрясающая история, могу рассказать. Параллельно с Форсайтом работали Алвин Николаис и, кажется, Дэвид Парсонс. Один наворачивал какие-то немыслимые декорации, другой требовал еще более сложного оформления, а когда наконец подошла очередь Форсайта, он сказал: "Возьмите эти два шара и повесьте над сценой!" (Смеется.) Я обожаю гастроли, на которые можно выехать с такой вот декорацией.

-Восьмидесятые - не только эпоха Нуриева, но и бурный расцвет современного танца. Кто из современных французских хореографов был вам интересен?

-Анжелен Прельжокаж. Но я никогда не танцевала в его спектаклях. Наверное, потому, что в этот момент я не могла ни на секунду расстаться со своими пачками, пуантами, диадемами...

-Я видела вас на фестивале современного танца в Монпелье, году в 1998, где шла ожесточенная дискуссия по поводу современного и классического танца - могут они ужиться вместе, не могут.

-Да, это было сразу после премьеры "Сильвии". Я приезжала в Монпелье с Брижит Лефевр (руководитель балета Парижской оперы. - "Известия"). Разговор был тяжелый и неприятный. Одна танцовщица буквально на меня набросилась и говорила о том, что классический балет требует физических жертв, самоистязания, что наши ноги в кровавых мозолях. Что все мы балерины классические, изможденные и истощенные, в то время как современная танцовщица чувствует себя спокойно без пуантов, - не знаю, до чего она дошла бы в своих рассуждениях. По мне это все идиотизм. Я себя считаю современной балериной и не понимаю, как можно делить нас на категории.

-В прошлом году приз Benois за лучшую хореографию получил спектакль канадца Эдуарда Лока, поставленный в Opera. Вы его видели?

-Спектакль очень хороший, но мне кажется, что из всех постановок contemporary в Opera я бы назвала три революционных - это "Весна священная" Пины Бауш, балеты Форсайта и "Жизель" Матса Эка. Это действительно прогрессивные явления. А остальное... это интересно, но не двигает танец вперед.

-То есть получается, что все революции случились в ваше время?

-(Смеется.) Это нормально!

-Вы не собираетесь преподавать?

-В прошлом году вела классы в театре, а с сентября у меня новое занятие - я назначена директором балетной Школы при Парижской опере.

-Но ведь это очень трудно.

-Нормально. Выйти на сцену тяжелее.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Вт Апр 27, 2004 8:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042702
Тема| Балет, международный балетный фестиваль BENOIS DE LA DANSE
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка| http://www.prculture.narod.ru/pressbenoise.htm
Аннотация|
Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ.
Центр «БЕНУА».
Большой театр России.

 27 и 28 апреля 2004 года в Большом театре России состоится международный балетный фестиваль BENOIS DE LA DANSE. В качестве фестиваля «Балетный Бенуа» в этом году проводится впервые, по предложению Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации. В программе фестиваля 27 апреля, 19.00 - XII церемония вручения Приза «BENOIS DE LA DANSE» и Гала-концерт номинантов.
 28 апреля, 19.00 - Гала-концерт лауреатов и дипломантов Приза разных лет «Звезды BENOIS DE LA DANSE».
 27 апреля 2004 года в 19-00 в Большом театре России состоится XII церемония вручения международного балетного Приза BENOIS DE LA DANSE – «Балетный Бенуа» и Гала-концерт номинантов. Эта единственная в своём роде балетная награда, известная в мире как «Балетный Оскар», присуждается ежегодно за наиболее талантливые работы в области хореографии за минувший год и, по традиции, посвящается Международному Дню танца. Приз BENOIS DE LA DANSE (БЕНУА ДЕ ЛА ДАНС) – «Балетный Бенуа» учрежден Международным Союзом деятелей хореографии в 1991 году в Москве, и впервые вручен на сцене Большого театра 29 апреля 1992 года.Приз предусматривает три главных номинации: лучшая работа хореографа, лучшая роль балерины и танцовщика. Первыми лауреатами стали немецкий хореограф Джон Ноймайер, русская балерина Надежда Грачева и два известных танцовщика - аргентинец Хулио Бокка и датчанин Александр Кельпин. Вслед за первыми избранниками лауреатами Приза становились яркие творческие личности, представители разных национальных балетных школ. В последние годы к главным номинациям присоединились еще три: лучшая работа композитора, лучшая работа сценографа и номинация «За жизнь в искусстве».  В разные годы в ежегодно обновляемый состав международного жюри Приза «BENOIS» входили Галина Уланова и Иветт Шовире, Рудольф Нуриев и Карла Фраччи, Кирстен Ралов и Джон Ноймайер. В этом году жюри, возглавляемое бессменным председателем - Президентом Международного союза деятелей хореографии, русским балетмейстером, профессором Юрием Григоровичем, включает в себя крупнейших представителей и руководителей балетных трупп Голландии, США, Италии, России, Великобритании, Франции, Китая. 

Основными целями благотворительной программы BENOIS DE LA DANSE и Приза является: познакомить зрителей с лучшими работами мировой балетной сцены, создать возможность творческого общения деятелей балета в этот день и в дальнейшем; оказать материальную поддержку ветеранам балета, направляя сбор от гала-концерта в их пользу. В 1992 г. Приз принят под патронаж ЮНЕСКО, в 1996 г. включен в программу "Всемирное десятилетие культуры". В 2003 году Министерство Культуры Российской Федерации включило программу BENOIS DE LA DANSE в федеральную программу «Культурное наследие России» (2001 – 2005 гг.) Приз носит имя выдающегося деятеля мирового театра Александра Бенуа (1870-1960), идеи которого существенно повлияли на развитие мирового балета. Он был одним из вдохновителей знаменитых «Русских сезонов» в начале ХХ века. За два века династия Бенуа дала миру не менее сорока пяти архитекторов, художников, композиторов, скульпторов, писателей, артистов. Представитель молодого поколения рода Бенуа - французский художник Игорь Устинов в 1992 году стал автором скульптуры Приза. Среди участников программы BENOIS DE LA DANSE - членов жюри прошлых лет, дипломантов и лауреатов Приза - выдающиеся хореографы, звезды мирового балета и талантливая молодежь из России, Германии, Франции, Италии, Дании, Монако, Швеции, Великобритании, CША, Канады, Польши, Нидерландов, Швейцарии, Финляндии, Аргентины, Кубы, Австралии, Испании, Сингапура и других стран. В числе патронов программы – главы правительств, первые леди государств, вице-премьеры и министры культуры, чрезвычайные и полномочные послы, мэры столиц, знаменитые деятели культуры, видные общественные и политические деятели. Приз «BENOIS» вручался в Москве - на сцене Большого театра и в Государственном Кремлевском Дворце, в Париже - во Дворце ЮНЕСКО, в Варшаве - на сцене Национального Театра оперы и балета, в Берлинской Штаатсопере и на сцене Национального театра в Штутгарте. 

ЗВЕЗДЫ «БАЛЕТНОГО БЕНУА» СОБРАЛИСЬ В ЛОНДОНЕ

 23 февраля 2004 года в старейшем театре Лондона Садлерс-Уэллс прошел гала-концерт солистов мирового балета «Звезды «Бенуа де ла данс» в Лондоне». Это продолжение и развитие широко известной международной программы, которая ежегодно в День танца 29 апреля собирает в разных столицах мира все лучшее, что создано в искусстве танца за истекший год.

Именно на сцене Садлерс-Уэллс, где когда-то начинался путь современного английского балета, собрались лауреаты «Бенуа» разных лет. Это стало первым знакомством англичан и гостей столицы Великобритании с именами тех артистов, которые в разное время оказывались в круге внимания международного жюри и были награждены этим призом. Акция прошла под патронажем сэра Питера Устинова, знаменитого английского артиста и потомка из рода Александра Бенуа, и русского хореографа Юрия Григоровича, председателя международного жюри.

 В программе зрители увидели выступление русских артистов, работающих на Западе, таких как Владимир Малахов (это был его дебют на английской сцене), Ирек Мухамедов, а также Ульяны Лопаткиной, парижской звезды Элизабет Платель, известных европейских артистов Грегора Зейферта, Пола Лайтфута. Вместе с мастерами на сцену вышли ученики Лондонской королевской школы балета. Исполненные в концерте композиции составили путешествие во времени – от Мариуса Петипа и Михаила Фокина до авангардных сочинений Дэвида Доусона. Как сказал корр. ИТАР-ТАСС Юрий Григорович, организаторы гала-концерта «Звезды «Бенуа де ла данс» в Лондоне» остались более, чем удовлетворены тем, что международная программа, уже двенадцать лет собирающая по всему миру наивысшие проявления таланта в искусстве классического и современного танца, нашла и здесь заинтересованный отклик. Лондон всегда привлекал людей балета и дарил признание и поддержку многим достойным артистам. За годы существования нашей программы, ее деятельными участниками стали выдающиеся современные мастера и совсем молодые, начинающие свой путь артисты. На наших встречах в разных столицах Европы они представляли и себя, и свои национальные школы. И мы не раз, благодаря «Бенуа де ла данс», смогли вместе пережить волнующие минуты профессионального единения и сопричастности современной истории танца. Такова цель и акции в Лондоне – других целей у нас нет, подчеркнул Григорович. Лондонская критика и театральная общественность и спустя месяц заинтересованно обсуждает акцию «Звезды «Бенуа де ла данс» в Лондоне». На выступление в театре Садлерс-Уэллс откликались многие газеты, телеканалы, агентства.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25221
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Апр 27, 2004 9:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042703
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Ратманский А., Посохов , Поклитару Р.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| БОЛЬШОЙ ТЕАТР ОБЕЩАЕТ ТРИ ВНЕПЛАНОВЫХ БАЛЕТА
Алексей Ратманский: «Быть руководителем балетной труппы – значит решать совершенно нерешаемые задачи»
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20040428
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2004-04-28/9_ratmanskiy.html
Аннотация|

Представляя журналистам только что назначенного художественного руководителя балета Алексея Ратманского, директор ГАБТа Анатолий Иксанов сказал, что театр возвращается к своей давней традиции: во главе балета стоит активно действующий хореограф. Только что в Копенгагене Ратманский выпустил балет «Анна Каренина», и это, вероятно, станет на некоторое время последней работой хореографа в Королевском театре, где он проработал несколько лет до приглашения в Большой. Креативность нового балетного начальника проявилась сразу – не успев вступить на свой пост, он объявил о незапланированном ранее вечере одноактных балетов. Ратманский рассказал обозревателю «НГ», что ожидает публику на премьере и каковы первые впечатления худрука от новой должности.

- Алексей, что мы увидим 20 мая?
– Большой театр покажет три постановки. Одна их них моя – это балет «Лея», который я переношу на сцену Большого, другая – тоже перенос, из Сан-Франциско. Там работает замечательный хореограф, бывший солист ГАБТа Юрий Посохов, он сочинил спектакль «Магриттомания» – по мотивам картин знаменитого Рене Магритта. Третий балет – совершенно новый, эксклюзив Большого театра – «Палата номер шесть» по Чехову на музыку Арво Пярта, его поставит Раду Поклитару. На недавней, очень удачной, постановке «Ромео и Джульетты» у Раду сложились интересные творческие контакты с артистами: в Большом есть исполнители, которые его вдохновляют и которых вдохновляет он.
– Действие «Леи» происходит в еврейском местечке дореволюционной России, а сюжет связан с мистикой и Каббалой. Почему вы решили поставить в Большом именно этот балет, который когда-то сочинили по заказу Нины Ананиашвили? У вас есть и другие одноактные постановки.
– «Лея» – драматический спектакль. Для меня это сейчас очень важно.
– Для вас лично важно или для балета Большого театра?
– В обоих смыслах. Спектакль будет отличаться от первоначальной версии: другие исполнители, новая сценография и костюмы.
– Как выглядит «Магриттомания»? У великого сюрреалиста много картин.
– Сюжета от начала и до конца там нет, но есть небольшие внутренние истории, которые навеяны образами бельгийского художника.
– А не будет ли в числе персонажей милая девушка, пожирающая живую птичку прямо с перьями?
– Нет, не будет. Вот что вы, оказывается, хотите увидеть...
– Все равно получается невеселый вечерок: две трагедии и «сюр» в придачу. А вы сами неоднократно говорили в интервью, что главное – не перегружать зрителя...
– Не судите по темам, они могут быть представлены как угодно. А чтобы не перегружать, я выбрал непохожих друг на друга хореографов. Надеюсь, их талант удержит публику.
– В Мариинском театре сильно увлечены «аутентичными» постановками классических балетов. А как вы относитесь к таким проектам?
– Одно время я этим очень интересовался, но потом перестало хватать времени. Сегодня я не готов ответить на вопрос, взялся бы я за такую постановку. Хотя я не поклонник версий классических балетов, сделанных Юрием Николаевичем Григоровичем, но менять его редакции в Большом театре сегодня реально не получится. Это очень серьезная и большая работа. Одновременно должен сказать, что «Спартак» и «Легенда о любви» – выдающиеся спектакли.
– В последних «Спящих красавицах», вернувшихся в афишу после большого перерыва, был, в частности, крайне плохо поставлен свет. Не пора ли театру перейти на западную систему проката балетов «блоками», когда один спектакль идет по много раз, а потом долго не появится на афише, но зато к следующим показам будет отрепетирован до блеска?
– Этот вопрос неоднократно обсуждался, но, взвесив все плюсы и минусы, мы решили оставить все как есть. Большой театр – одна из немногих трупп в мире, где сохранился старый принцип формирования афиши. Он дает возможность артистам разнообразно показать себя, а зрителям – посмотреть много спектаклей за короткое время. Я могу сказать, исходя из собственного опыта танцовщика: станцуешь, например, «Жизель» в «блоке», а потом ждешь этой роли два или три года. Для балетного артиста, чей век – двадцать лет, это невозможный срок.
Сегодня у Большого две сцены и много спектаклей, которые надо и хочется показывать перед закрытием основного здания на ремонт. А система проката балетов в том виде, как она существует, не подразумевает долгого репетиционного периода. Хотя опыт показывает, что для того же Баланчина, чтобы появилось качество, надо освобождать несколько напряженных и дотошных репетиционных дней. Как я теперь понимаю, быть руководителем балетной труппы – значит решать совершенно невыполнимые задачи. Решение одной проблемы тут же ставит под угрозу что-то другое.
– Вы долго работали в Датском Королевском балете. Что из тамошнего опыта вам нравится настолько, что вы мечтаете увидеть подобное в Большом театре?
– Ощущение танцовщиков и балерин, что интересы театра – приоритет без вопросов. Конечно, артистам будет легче, если в Большом планирование составов на будущие спектакли станет более четким.
– Не звонила ли вам Анастасия Волочкова с требованием вернуть ей прежнее положение в ГАБТе?
– Мы встречались в Копенгагене и разговаривали, правда, без особого результата. До своего конфликта с театром Настя занимала привилегированное положение, она получала больше спектаклей, чем другие балерины. Теперь Волочкова снова солистка труппы, но, прежде чем обсуждать те партии, на которые она претендует, Настя должна показать, что она готова сотрудничать с театром, а значит, подчиняться трудовой дисциплине. Ее нежелание танцевать партию Мирты в «Жизели» означает, что Волочкова опять ждет для себя привилегий.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 7:45 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042801
Тема| Балет, конкурс "Бенуа де ля данс"
Авторы| Векслер И., Лавренюк Б.
Заголовок| Объявлены имена обладателей балетного приза "Бенуа де ля данс"
Где опубликовано| ИТАР ТАСС
Дата публикации| 20040427
Ссылка| http://www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=752277&PageNum=0
Аннотация|
МОСКВА, 27 апреля. /Корр. ИТАР-ТАСС Игорь Векслер, Борис Лавренюк/. На торжественной церемонии, состоявшейся сегодня в Большом театре, объявлены имена обладателей международного балетного приза "Бенуа де ля данс". По традиции она в 12-й раз прошла в канун Международного дня танца, который отмечается 29 апреля во всем мире.
Среди балерин лучшей была названа Алина Кожокару, исполнившая заглавную партию в балете Прокофьева "Золушка" на сцене лондонского театра "Ковент Гарден". Среди танцовщиков приз "Бенуа" получил солист театра Баден-Бадена Ллойд Риггинс, исполнивший заглавную роль в балете "Смерть в Венеции" на музыку Вагнера и Баха. В номинации "хореографы" победителей оказалось двое - Пол Ляйтфут и Соль Леон, поставившие спектакль "Выход из игры" в Театре танца Нидерландов.
Таков вердикт жюри, в состав которого вошли мастера хореографии из Нидерландов, США, Италии, России, Великобритании, Франции и Китая. Их возглавлял бессменный руководитель и основатель этого престижнейшего смотра народный артист СССР Юрий Григорович. На торжественной церемонии по его предложению собравшиеся почтили память Питера Устинова, выдающегося британского режиссера, драматурга, актера, который, по словам Григоровича, был одним из вдохновителей проведения "Балетного Бенуа". Кстати, статуэтки, которые получили победители смотра, созданы его сыном - парижским скульптором Игорем Устиновым, который является потомком прославленного семейства Бенуа.
К вручении премии приурочен 2-дневный балетный фестиваль, который в этом году впервые проводится по предложению Министерства культуры и массовых коммуникаций Российской Федерации.
Генеральным информационным спонсором смотра является ИТАР-ТАСС.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 7:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042802
Тема| Балет, конкурс "Бенуа де ля данс"
Авторы|
Заголовок| Призеры "Балетного Бенуа" выступят в гала-концерте на сцене Большого театра
Где опубликовано| РИА НОВОСТИ
Дата публикации| 20040428
Ссылка| http://www.rian.ru/rian/intro.cfm?nws_id=578921
Аннотация|
МОСКВА, 28 апр - РИА "Новости". В рамках международного фестиваля "Балетный Бенуа" в среду, 28 апреля, на сцене Большого театра в грандиозном гала-концерте выступят лауреаты и дипломанты разных лет международной премии "Балетный Бенуа".
Эта премия была учреждена в 1991 году в Москве международным Союзом деятелей хореографии, а первое торжественное вручение премии состоялось в 1992 году на сцене Большого театра.
В гала-концерте примут участие призеры прошлых лет премии "Балетный Бенуа" - знаменитый аргентинский танцовщик Хулио Бокко, которого очень любят московские театралы, солистка Парижской национальной оперы Элизабет Платель и солист Большого театра Николай Цискаридзе.
Поклонники искусства балета увидят также солистку Большого театра, лауреата премии "Балетный Бенуа" Надежду Грачеву, аргентинскую балерину Сесилию Фигаредо, Ксению Дубровину из Мариинского театра и других.
"Для меня лично, - сказал в интервью РИА "Новости" Николай Цискаридзе - премия "Балетный Бенуа" стала первой международной наградой, поскольку до этого я побеждал в международных балетных конкурсах, но приз по совокупности сделанного в балете я первый раз получил именно в Москве, и мне было всего тогда 23 года".
"Очень приятно было, что меня оценили, и очень приятно было получать премию в компании с такой блистательной балериной как Элизабет Платель", - добавил Цискаридзе.
Что касается Элизабет Платель, то, по ее словам, она чувствует себя здесь, в Москве, и на сцене Большого театра, как в родном театре на родной земле, и не разделяет русский и французский балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 8:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042803
Тема| Балет, Белоруссия, Персоналии, Елизарьев В
Авторы| Кузнецова Т.
Заголовок| Ромео и Джульетта в союзном государстве. Белорусы показали советского Шекспира
Где опубликовано| Коммерсант
Дата публикации| 20040428
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=470887
Аннотация|
Балетом "Ромео и Джульетта" на Новой сцене Большого театра открылся год культуры Белоруссии в России. Вместе с присутствующими ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА ощутила незабываемый дух СССР.
       Представлению предшествовала пресс-конференция министров культуры союзных государств и торжественная часть, проведенная ими же перед закрытым занавесом. Министр культуры Белоруссии Леонид Гуляко рассказал, что "на культурнической ниве" год Белоруссии в России проводится впервые, попросил разрешения "огласить" приветствие президента Лукашенко и огласил его, не дожидаясь разрешения. А кто, собственно, мог ему не разрешить? Не российский же министр культуры Александр Соколов, объяснивший, что это "не разовая акция, это наша традиция, наша потребность". Следом огласили приветствие председателя Парламентского собрания Союза Белоруссии и России Бориса Грызлова, в котором фигурировали берущие за душу слова об "опыте совместной борьбы и труда", "весомом вкладе" и мероприятиях, которые послужат "дополнительным побудительным мотивом для активного содействия процессу союзного строительства".
       Балет, который должен был посодействовать "союзному строительству", хореограф Валентин Елизарьев поставил в 1987 году. Трехактное творение представляло собой яркий образчик так называемого советского героического стиля времен распада (как стиля, так и государства), так что контуры будущего союзного здания вырисовались угрожающе отчетливо. В советские годы Валентин Елизарьев считался одним из самых ярых приверженцев эстетики Юрия Григоровича, но, в отличие от своего идейного вождя, до сих пор определяет генеральную линию балета Республики Беларусь.
       Согласно этой линии, балет "Ромео и Джульетта" призван обличить бесчеловечную сущность раннекапиталистического веронского общества, в котором, по мнению хореавтора, "лица становятся масками, а маски незаметно превращаются в лица". Для иллюстрации тезиса весь кордебалет – что народ, что знать – танцует в масках. Впрочем, "танцует" – это сильно сказано. В позднесоветском балете танец заменяло движение масс. У балетмейстера Елизарьева массы выполняют одно движение (скажем, па тарантеллы или большой батман) битых четверть часа и при этом интенсивно перемещаются по сцене. Главное – эмоциональный посыл. Его обеспечивают растопыренные кисти рук. Этот жест призван передать всю палитру чувств – от угрозы (если губы артистов сомкнуты) до отчаяния (если рот открыт). Так, закоренелые злодеи (папа и мама Капулетти) тычут пятернями в лицо своей дочери, принуждая ее к замужеству, и тем же способом выражают негодование по поводу гибели Тибальда. Когда же кисти растопыривают любовники, ясно, что речь идет о страсти или скорби (особенно если они при этом расползаются в шпагатах).
       Позднесоветским хореографам всегда трудно давалось изобретение движений и сочетание их в осмысленные фрагменты. В своем трехактном балете господин Елизарьев полудюжиной находок пользуется рачительно, повторяя их по многу раз, невзирая на мешающий ему музыкальный материал (впрочем, партитуру Прокофьева он сильно сократил). Так, Меркуцио при каждом своем появлении исполняет разножку с поворотом, а Ромео и Джульетта повторяют па из первого адажио во время всех последующих встреч. Некоторым подспорьем хореографу Елизарьеву служат открытия смежных видов творчества – вроде акробатики или фигурного катания. Скажем, тодесы главных героев адекватно отражают их упоение чувством, а эпизод венчания много потерял бы, если бы патер Лоренцо не задирал кверху ноги Джульетты, взгромождая ее на Ромео.
       В позднесоветском крупномасштабном балете подробностям не придавали значения. Поэтому господин Елизарьев не пытается придать поступкам своих героев психологическую или бытовую достоверность. Так, монах передает Джульетте снадобье из горсти в горсть – как воду. Минуты через две, после интенсивного махания руками и ногами, она успешно вычерпывает жидкость из воздуха. Ромео же пьет свой яд прямо из катафалка – как из ванны. Но зато метафоры в спектакле играют важную роль. Их скудный, но выразительный ряд призван способствовать раскрытию главной мысли хореографа. Поэтому Джульетта то и дело раскидывает руки в виде креста, символизируя (как сказано в программке) "великую жертву". А белорусская Верона оказывается населена некими чертями в обтягивающих серых с черными полосами комбинезонах и в чулках на лицах с прорезями для глаз и рта – символами вражды и гибели. Они шныряют в толпе, подсовывая дуэлянтам шпаги, выскакивают из-за катафалка в момент смерти героев, а в финале выразительно издыхают на авансцене, подергивая конечностями,– чтобы у зрителя не осталось сомнений, что господин Елизарьев поставил оптимистическую трагедию.
       Трехчасовой советский балет произвел на корреспондента Ъ "неизгладимое впечатление" – как и пожелал в своем напутственном слове председатель Парламентского собрания Союза Белоруссии и России. Если в итоге взаимных обменов такие балеты восторжествуют у нас, останется только припасть к ванне за ядом.


Фото: Павел Смертин
Монументальные сцены белорусской трагедии «Ромео и Джульетта» пригодны к употреблению в любых патриотических балетах
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042804
Тема| Балет, МТ, Баланчин Дж.
Авторы| Kevin NG
Заголовок| Mariinsky celebrates balanchine century
Где опубликовано| St.Petersburg Times
Дата публикации| 20040423
Ссылка| http://www.sptimes.ru/archive/times/963/features/a_12292.htm
Аннотация|  To celebrate the centenary of the birth of George Balanchine, the greatest ballet choreographer of the 20th century who was an alumnus of the Mariinsky Ballet, the Mariinsky Theater fittingly premiered a new tribute programme last week. It consisted of three of Balanchine's early masterpieces created between 1940 and 1951 - "The Four Temperaments," "La Valse," and "Ballet Imperial" (later renamed "Piano Concerto No. 2").
This interesting and diverse program, staged by John Clifford and Colleen Neary from the Balanchine Trust, follows the Mariinsky's success in 1999 with Balanchine's 1967 masterpiece "Jewels," which the company is performing this coming weekend on its tour to the Italian city of Turin. (Balanchine's work was first danced by the Mariinsky in 1989, and the company has been gradually staging more of his ballets under the present director Makhar Vaziyev.)
There were some occasional rough edges on the night of the premiere of the new ballets last week, but by the second night the dancers seemed completely at home and danced as if these ballets had always been in their blood.
These ballets provided many rewarding roles especially for the company's young talent who danced with relish Balanchine's masterly and endlessly inventive choreography, which still looks amazingly fresh after more than five decades.
The Mariinsky's ensemble dancing was bold and forceful in the opening ballet "The Four Temperaments." Sofia Gumerova was particularly expressive in the third theme. The succeeding variations were well danced by the two different casts. In the first Melancholic variation, young Leonid Sarafanov danced soulfully on the first night. An even more inspired performance came on the second night from Anton Korsakov who danced with a new dramatic intensity. In the second Sanguinic variation, Irina Golub was delightfully witty, her legwork sharp and incisive. Andrei Merkuriyev was marvellous as the Phlegmatic soloist, and Natalya Sologub danced the final Choleric variation solidly with proper weight.
In contrast to the astringent style of the opening leotard ballet, the second ballet "La Valse" with the beautiful costumes by Karinska showed Balanchine in his neo-romantic mode. It was strongly led on the first night by the Mariinsky star Uliana Lopatkina, who danced magnificently as the woman in white fascinated by an uninvited Death figure who ultimately claims her life. On the following night, Daria Pavlenko, recently promoted to principal dancer, was no less fine and if anything was more vibrant. As the lady's lover, Merkuriyev on the second night outshone Vladimir Shishov in the first cast. Sofia Gumerova and Vasily Shcherbakov were particularly memorable in the supporting roles. The Mariinsky dancers captured the allure of the first half as well as the macabre air of the final part.
The program ended gloriously with "Ballet Imperial," Balanchine's homage to Marius Petipa, the originator of Russian classical ballet, and the Petesburg tradition. The corps de ballet was more polished by the second performance.
Mariinsky stars Diana Vishnyova and Igor Zelensky danced with the requisite grandeur on the first night, but left me slightly cold. The second cast was far more of a revelation. The talented 22-year-old Viktoria Tereshkina, who made a rather dull debut in "Swan Lake" last year, was truly impressive in the ballerina role this time. On top of her usual technical strength was a new emotional depth in this performance, which is a high point in her career.
A new height in artistry was also attained by Andrian Fadeyev, the company's finest male principal dancer. He danced nobly throughout and was at his most poetic in the second movement in which the cavalier partners 10 girls who extend behind him like two wings.
Fadeyev's dancing was as clean as fresh air, and he had a beauty in stillness to complement his impeccable virtuosity. As the second ballerina, Golub in the first cast was wholly ravishing, and preferable to Nadezhda Gonchar in the second.
There were loud ovations from the audiences on both nights. This new Balanchine program marked another notable triumph for the Mariinsky Ballet, and would no doubt have pleased Balanchine, if he had been watching from heaven.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Мирра
Участник форума
Участник форума


Зарегистрирован: 15.08.2003
Сообщения: 331
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 2:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042805
Тема| Балет, Бежар Балле Лозанн, Персоналии, Бежар М.
Авторы| Наборщикова Светлана
Заголовок| От Парижа до Лозанны: Легендарной труппе Мориса Бежара исполнилось полвека
Где опубликовано| Русский Курьер
Дата публикации| 20040424, № 87, с.10
Ссылка| http://ruskur.ru/270/index.php?pagenum=10
Аннотация|
В апреле 1954 года маленькая парижская труппа именовалась "Балле де л'Этуаль". В одном из первых спектаклей, "Симфонии для одного человека" на музыку додекафониста Пьера Анри, посередине сцены свисала веревка. Герой карабкался по ней в поисках лучших миров, и эта метафора отражала неприглядную реальность. Танцовщики во главе с 27-летним директором жили исключительно надеждой на лучшее. В автобиографии Бежар> пишет о годах заурядных гастролей, примитивных балетов и гостиничных кроватей с рваными простынями. Но также с нескрываемой гордостью отмечает: "У меня было одно преимущество перед товарищами-танцовщиками, находившимися в том же положении: я танцевал свои собственные вещи, я рассказывал свои истории". Спустя шесть лет "историями" заинтересовались чиновники из муниципалитета Брюсселя. Бежар, легкий на подъем, переехал со своими артистами в Бельгию. С этого времени труппа без лишней скромности называлась "Балет XX века". В 1987 году гражданин мира поселился в Лозанне и из уважения к новому дому переименовал коллектив в Bejart Ballet Lausanne. Перемена имени не изменила сути: Bejart Ballet был и остается alter ego маэстро. Там по-прежнему царит идея танца как сакрального искусства и исполняются только сочинения Бежара.

Театр открыт для звезд. Здесь работали Хорхе Донн, Сюзанна Фарелл, Сильви Гиллем, Михаил Барышников, но основные кадры хореограф выращивает в собственной школе с индийским названием "Рудра". Шесть дней в неделю
студентов учат классическому и современному танцу, игре на музыкальных инструментах, вокалу и драматическому искусству. Универсалы выпуска 2001 года так понравились мэтру, что он не смог допустить их ухода в другие театры. Создал молодежную труппу "Компания М" ("М", естественно, означает "Морис") и поставил для нее спектакль "Мать Тереза и дети мира". Балет о монахине, лауреате Нобелевской премии мира, в прошлом апреле привозили в Москву. Особого впечатления он не произвел. Назидательная история с длинными монологами о спасении души оказалась очень далека от динамичного и взрывного Бежара.

Впрочем, человек, поставивший около 300 балетов, имеет право на неудачу. По большому счету из этих трехсот своего создателя переживут 10 - 15 сочинений. В том числе "Болеро", "Весна священная" и "Бакти", включенные в программы юбилейного сезона.

В январе культовому деятелю, согласно отечественным энциклопедиям, исполнилось 77 лет. По другим данным, он на три года старше. Свой истинный возраст Бежар скрывает. Говорит, что настоящий хореограф обретает ценность с годами, как коллекционный коньяк. В качестве образца для подражания называет Мариуса Петипа, своего соотечественника и тоже уроженца Марселя. После 80 он еще крепко держал в руках Мариинский балет. С Петипа маэстро ощущает почти мистическую связь. Он учился у русской балерины Любови Егоровой, для которой Петипа ставил вариации. Так же, как Петипа, не нашел признания на родине и был вынужден скитаться по Европе. Наконец, Петипа до конца дней сохранил творческий дар, и Бежар претендует на то же.

На 78-м году Мариус Иванович поставил "Лебединое озеро". Бежар эту дату отмечает самым грандиозным проектом своей жизни. Новый балет называется The Silk Road ("Шелковый путь"). Это будет религиозно-философско-танцевальное действо, где появятся обе труппы - взрослая и молодежная. С таким составом (около 70 человек) юбиляр не работал со времен брюссельской молодости. Обилие народа обусловлено величием задачи. Главная цель - показать многообразие рас, народов и культур и громко заявить об их единстве. Для Бежара это единство - вещь само собой разумеющаяся. Он гуманист старого закала: в юности окончил католический колледж, а в зрелости принял мусульманство шиитского толка. Как и все его последние постановки, новый спектакль попадает под определение "тотального театра". Предполагается монтаж разных видов танца с оперой, пантомимой и текстами. Премьера намечена осенью в Лозанне, затем последует европейское турне. Собирается ли хореограф посетить Москву, пока неизвестно. Но известно, что он был разочарован приемом "Терезы". Видимо, никак не ожидал прохлады от России, где его всегда боготворили. Думается, месье Бежару не стоит очень огорчаться. Русские балетоманы обожают кусать своих кумиров. Тот же Мариус Петипа в конце карьеры был объявлен выжившим из ума маразматиком. Возможно, и его потомку придется выслушать нечто подобное. Если, конечно, он приедет в страну, которую по сей день считает своей хореографической родиной.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25221
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 8:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042806
Тема| Балет, Бенуа де ля Данс, Персоналии, Кожокару А., Илер Л., Риггинс Л., Лайтфут П., Леон С.
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Без конфузов
Где опубликовано| Время новостей
Дата публикации| 20040429
Ссылка| http://www.vremya.ru/2004/75/10/97356.html
Аннотация| В Большом театре вручили «Бенуа де ла данс»

Учрежденный Юрием Григоровичем балетный приз в этом году раздавали в двенадцатый раз. Вручали тихо, стараясь выглядеть солидно, ни в коем случае не вспоминать прошлогодний дикий скандал с освистыванием решений жюри и воплями в зале (тогда в лучшие балерины выбрали Волочкову, и балетоманский народ устроил форменную демонстрацию протеста). Были все признаки того, что люди стараются починить репутацию. Почти удалось.

Сначала объявили имена лауреатов. «Бенуа» организован следующим образом: семь членов жюри называют своих номинантов, отсматривают видеопленки с выступлениями протеже коллег и, собравшись накануне церемонии, голосуют. На самой церемонии зрителям показывают лишь 30-секундные ролики с фрагментами ролей номинантов. На следующем за церемонией концерте даже те из артистов, что приехали (половина номинантов всю эту затею традиционно игнорирует), танцуют чаще всего не то, за что номинированы. Что очень удобно -- зрителям приходится доверять жюри на слово, проверить-то нельзя.

В этом году список кандидатов на приз был, как всегда, пестрым; рядом стояли знаменитости и маргиналы. Но жюри взвесило решения тщательно (понятно, что еще один скандал похоронил бы «Бенуа») и лауреатов выбрало точно. Лучшей балериной назвали Алину Кожокару (роль Золушки в «Ковент-Гарден»). Юная молдавско-английская балерина не выбралась в Москву, как не появились здесь итальянка Алессандра Ферри и американка Дженни Саможи. В результате зрители могли наблюдать лишь какие-то ошметки от «женского» конкурса: выступление невыворотной, провинциально-пафосной Ирины Колесниковой в роли Китри (она работает в гастрольном театре Константина Тачкина; говорят, ее кандидатуру выдвинула входящая в этом году в жюри Алла Осипенко -- некоторые великие балерины становятся с возрастом чудовищно добры) и эксцентричной, графичной, ловкой Агнес Окс из Английского национального балета (в дуэте «Двое» с Томасом Эдуром, также числившимся среди номинантов).

Танцовщика номер один «Бенуа» выдать никак не могли: в списке были два человека, которых равно можно назвать эталонами стиля: парижанин Лоран Илер и гамбуржец Ллойд Риггинс. Изготовили лишний приз и наградили обоих. (Среди номинантов были также Гель Ламбиотт, Лиу Шикай, чьи работы увидеть так и не удалось, впрочем, как и танцы Илера, -- все они не приехали; зато выступил жизнерадостный юноша Антон Луковкин, неуместный в этой компании, как игривый «Запорожец» на трассе «Формулы-1»). Лучшими хореографами назвали Пола Лайтфута и Соль Леон. Фрагмент их работы «Выход из игры», сделанной на музыку Филиппа Гласса в Нидерландском театре танца, запомнится концентрацией внимания на моментах разрыва пар. Невероятное страдание расставаний, стоящая на носках девушка гнется вперед, тянется вслед уходящему молодому человеку, вот она уже под прямым углом, вот, кажется, сейчас рухнет из этой скрюченной позы -- но ноги будто прикованы к месту, ноги не движутся... Реальным конкурентом голландцев был лишь Джон Ноймайер с его «Смертью в Венеции» -- но он уже получал «Бенуа» в 1992 году, жюри, видимо, решило, что лучше дать приз тем, кто еще не был осчастливлен.

Меж тем именно представлением трех небольших фрагментов из «Смерти в Венеции» можно оправдать новое появление «Бенуа» на сцене Большого. Дуэты Густава фон Ашенбаха (Ллойд Риггинс) и Тадзио (Эдвин Ревазов) -- опадающие, полуобморочные движения фон Ашенбаха и отстраненные пробежки Тадзио, его игры с мячом, явно увиденные глазами фон Ашенбаха, -- взорвали овацией зрительный зал, отчаянно скучавший два с лишним часа. Совсем простить «Бенуа» нельзя -- ведь снова его устроители жонглировали в рекламе именами людей, которых не было на концерте, задирали цены до небес (и получили полупустой зал) и в качестве конферансье пригласили Святослава Бэлзу с его жирно наигранной беззаботностью (Наталью Дементьеву он представил как «первого заместителя культуры»). Но хотя бы показали кусочек работы живого гения да награды в этом году вручили без скандала. Уже можно порадоваться за людей.


Последний раз редактировалось: Михаил Александрович (Ср Апр 28, 2004 8:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25221
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 8:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042807
Тема| Балет, Бенуа де ля Данс, Персоналии, Кожокару А., Илер Л., Риггинс Л., Лайтфут П., Леон С.
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| МЕТЛА КАК ИНСТРУМЕНТ БАЛЕТА
Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20040429
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2004-04-29/6_metla.html
Аннотация| На церемонии вручения приза «Бенуа» зрителям предложили хорошие танцы и плохой конферанс

Двенадцатая церемония вручения приза «Бенуа де ла данс» оказалась одной из самых спокойных за всю историю этой балетной награды. Раньше на «Бенуа» случалось всякое. Выдающиеся деятели балета не раз получали призы из рук интернационального жюри и его бессменного председателя Юрия Григоровича. Но бывало и так, что на сцене награждали балерин и танцовщиков, непонятно по каким критериям названных лучшими, а критики в зале смеялись и готовили ехидные фразочки, чтобы в рецензиях припечатать местные радости международного «междусобойчика», называвшего себя «балетным Оскаром». А после кульминации с Анастасией Волочковой, когда публика ошикала новоиспеченную лауреатку, стало ясно, что скандал такого масштаба на «Бенуа» уже никогда не грянет. И действительно, в последние два года церемония награждения стала вполне гладкой, почти респектабельной и близко подошла к определенной объективности. Нет, принцип выдвижения номинантов членами жюри остался прежним, субъективным – «кого хочу, того и называю лучшим». Но в рамках списка претендентов призы получили действительно качественные работы: с этой точки зрения на «Бенуа» придраться было не к чему. Лучшими хореографами названы голландцы Пол Лайтфут и Соль Леон. Показанный на гала-концерте отрывок из балета «Выход из игры», поставленного лауреатами, полностью подтвердил их право на победу. Лучшей танцовщицей признана прима королевского балета Великобритании Алина Кожокару. В ее отсутствие в пользу выбора жюри свидетельствовал тридцатисекундный отрывок из «Золушки», в которой Кожокару исполнила «лауреатскую» партию: эта роль – для ее амплуа и для ее превосходных балетных данных. «Самым-самым» танцовщиком назван Ллойд Риггинс из Гамбургского балета. На московском концерте он отлично станцевал фрагменты из спектакля «Смерть в Венеции», за который и был номинирован. Мало того. Во время торжественного вечера обозреватель «НГ» поймал себя на мысли, что, будь его воля, награды получили бы еще несколько претендентов. Солисты Английского национального балета Агнес Окс и Томас Эдур так здорово отзывались телами на минималистские звуки Филиппа Гласса в балете «Двое», что чертовски обидно оставить их без награды, как и блестящего хореографа этого балета, лауреата «Бенуа» прошлых лет Уэйна Мак-Грегора. Номинант из Америки Дэвид Хольберг так бесшумно и красиво прыгал с места и с таким внятным изяществом отрабатывал парадное «Классическое па-де-де» Обера-Гзовского, что становилось ясно: это еще один неучтенный победитель. И, судя по увиденным отрывкам, живой классик мирового балета Джон Ноймайер, первым, в 1992 году, получивший приз «Бенуа» за хореографию, заслуживал еще одной награды за тонко разработанную пластическую оппозицию в спектакле «Смерть в Венеции»: абсолют в виде бездумной физической красоты сталкивается с интеллектуальной тоской по этому самому абсолюту.

Посредственные номера на концерте тоже были. Это прежде всего опусы современных российских хореографов, большинство из которых, кажется, совсем лишено пространственного воображения. Но быть бы «Бенуа»-2004 почти благостным, если б не два обстоятельства. Первое – конферанс ведущих Святослава Бэлзы и Екатерины Гусевой. Текстов такого чудовищного уровня давно не приходилось слышать, разве что на прошлогодней церемонии «Бенуа», когда в аналогичной ситуации обозреватель «НГ» мечтал посмотреть в глаза автору «перлов» и сказать ему: голубчик, срочно меняйте профессию. В этот раз, наслушавшись фраз типа «если б это была не двенадцатая, а тринадцатая церемония, вы бы прилетели сюда на метле», публика раз за разом отказывалась понимать намеки ведущих, оставлявших в диалогах нарочитые паузы для смеха и аплодисментов. Чем больше старались ораторы, тем сильнее ощущалась мертвая тишина в зале. Второй прокол – небрежность: ведущие забыли назвать одного из номинантов на приз, солиста Парижской оперы Лорана Илера. Пришлось Николаю Цискаридзе выходить на сцену и задним числом исправлять ошибку. Что ж, Цискаридзе к таким казусам не привыкать – после конфуза с балетными номинациями на недавней церемонии «Золотой маски»...

Ну да бог с ними, с ошибками. Главное, балетный концерт в Большом театре был неплохой. Чтобы закончить статью и вовсе на оптимистической ноте, процитирую речи перед началом церемонии: замминистра культуры Наталья Дементьева поведала залу, что с недавних пор Минкульт «протянул призу «Бенуа» финансовую руку». Так что следующая, тринадцатая церемония обязательно состоится. Даже если Святослав Бэлза прилетит в Большой театр на метле.


Последний раз редактировалось: Михаил Александрович (Ср Апр 28, 2004 8:56 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25221
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 8:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042808
Тема| Балет, Бенуа де ля Данс, Персоналии, Кожокару А., Илер Л., Риггинс Л., Лайтфут П., Леон С.
Авторы| Ольга Гердт
Заголовок| ПОД ДРУЖНОЕ МОЛЧАНИЕ
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20040429
Ссылка| http://www.izvestiya.ru/culture/article90117
Аннотация| В Большом вручили балетного "Оскара"

В Большом театре состоялась двенадцатая церемония вручения премии Benois de la Danse. Обозреватель "Известий" Ольга ГЕРДТ пришла к выводу, что этой награде вполне хватает пафоса, но не хватает зрителя.

Финансовая рука и хохотушка Катя

Зал не переполнен. На электрическом табло перечисляют спонсоров и тех, кто над имиджем ведущих поработал. Ощущение мрачноватое - как будто в зале собрались глухонемые. Пауза затягивается. Наконец перед занавесом появляются председатель Benois Юрий Григорович и "первый заместитель культуры" - так представляет ведущий Наталью Дементьеву. Пожилые фанатки Григоровича, сидящие рядом в ложе, аплодируют как сумасшедшие и во все глаза смотрят в бинокль на Юрия Николаевича. "Министерство культуры, которое сегодня Министерство культуры и массовых коммуникаций, - поясняет Дементьева публике, - протянуло конкурсу Benois финансовую руку".

Не успели зрители представить себе эту страшную картину, как Юрий Николаевич вышел к микрофону и рассказал о человеке, которого "сегодня не будет среди нас", - о Питере Устинове. После чего зрителям показали грустный фильм об ушедшем из жизни Устинове.

Когда занавес вновь неспешно открылся, веселее не стало. По сцене скакала четверка крохотных арапчат, безбожно фальшивила группа медных, а развеселая ведущая Екатерина Гусева (известная всем по "Норд-Осту" и сериалу "Бригада") и постоянный ведущий Benois Святослав Бэлза, объявляя номинантов, отпускали шутки одну пошлее другой. Каждую прибаутку (вроде "Для балета, как и для любви, нужны двое, а мужчина играет в этом не последнюю роль" - преамбула к объявлению лауреата в номинации "Лучшая мужская роль") ведущие венчали паузой для аплодисментов. Зал молчал.

Кому дали?

В номинации "Лучшая мужская роль" премию получил Ллойд Риггинс за роль Густава фон Ашенбаха в спектакле Джона Ноймайера "Смерть в Венеции" (когда Риггинс и Эдвин Ревазов исполнили фрагмент балета - о мужской любви, для которой нужны двое, - стало понятно, о чем шутили ведущие). Объявив лауреата, Катя Гусева вдруг запела "Когда вас полюблю" - к полному изумлению снова затихшего зала. Премию за лучшую женскую роль - увы, не приехавшей на церемонию солистке Лондонского королевского балета Алине Кожокару - объявили, но не вручили Николай Цискаридзе и этуаль Парижской оперы Элизабет Платель. "Жаль, что нет Алины, - прокомментировал Бэлза, - с удовольствием взял бы ее на руки". Зал снова изумленно промолчал. После объявления лауреата в номинации "Лучший хореограф" (премию получили Пол Лайтфут и Соль Леон - супружеская пара из Нидерландского театра танца за балет "Выход из игры") выяснилось, что за шутками-прибаутками кой-кого забыли. Николай Цискаридзе с Элизабет Платель взялись за руки с другими ведущими и хором объявили, что вторую премию за лучшую мужскую роль получил также не приехавший солист Парижской оперы Лоран Илер.

"Не расходитесь, - попросил зрителей Юрий Григорович, - сейчас будет концерт".

Русские вышли из игры

Концерт лауреатов и номинантов - собственно то, ради чего мы каждый год терпим и шутников-ведущих, и организационные ляпы балетного "Оскара". То, ради чего мы вообще согласны на это сильное преувеличение (всем известно, что сидящие в жюри знаменитости представляют именно те театры, от которых выдвигаются спектакли и танцовщики, - такой славный международный междусобойчик). Парадоксальным образом премия, во главе которой стоит человек, с которым ассоциируется все самое консервативное (Юрий Григорович), ежегодно демонстрирует действительно лучших западных артистов и хореографов, за редким исключением. Хореография некоего Алексея Кононова, подвизающегося в театре Виктюка, смотрелась как детский лепет с кувырками на фоне фрагментов из балетов Энн Мари Дианджело, Тьери Маландена, Джона Ноймайера.

Хореографы-лауреаты Пол Лайтфут и Соль Леон наконец-то вывели публику из апатичного состояния. Их "Выход из игры" на музыку Филиппа Гласса для пяти танцовщиков вроде бы вполне вписывался в традицию Иржи Килиана, великого хореографа, в театре которого Леон и Лайтфут выросли: узнаваемые сцепки в дуэтах - локтями и коленями, особая музыкальность, длящееся даже в паузах движение... Но при этом - выбивался из всех рамок и традиций. Не меньший фурор произвел Уйэн МакГрегор. Британский авангардист, известный своим пристрастием к электронным звукам и сумасшедшей скорости, в балете "Двое" использовал музыку Баха и замедлил движение солистов (великолепные и тоже номинированные на Benois Агнес Окс и Томас Эдур) так, чтобы даже слепой мог разобраться, как легко проникают друг в друга такие далекие вещи - классика и contemporary, барокко и контактная импровизация. Словно дуэт из "Лебединого озера" скрестили с ультрамодными телесными вывихами Уильяма Форсайта.

Что тут скажешь?

Уже не первый год Benois демонстрирует: наши номинанты не дотягивают даже до среднего западного уровня. Можно только порекомендовать организаторам выводить некондиционных россиян из игры задолго до раздачи слонов. Во-вторых, рекламировать конкурс как конкурс современной западной хореографии. Просвещать фанаток Григоровича - неплохо. Но обидно, что действительно продвинутый зритель, запуганный консервативной атрибутикой премии, на концерты Benois не приходит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25221
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Апр 28, 2004 9:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042809
Тема| Балет, Бенуа де ля Данс, Персоналии, Кожокару А., Риггинс Л., Лайтфут П., Леон С.
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Двенадцатый сезон Бенуа
Где опубликовано| Русский курьер
Дата публикации| 20040429
Ссылка| http://www.ruskur.ru/274/index.php?pagenum=9
Аннотация| Балетный 'Оскар' обрел владельцев

Лучшей танцовщицей 2003 года признана солистка Королевского балета Великобритании Алина Кожокару. Лучшим танцовщиком стал солист Гамбургского балета Ллойд Риггинс. Приз за лучшую хореографию (балет "Выход из игры") достался супружеской паре из Нидерландов Полу Лайфуту и Соль Леон.

За годы существования премии менялись номинанты, лауреаты, площадки и судьи. Постоянными оставались лишь две фигуры – бессменный председатель жюри Юрий Григорович и бессменный ведущий Святослав Бэлза. Оба украсили церемонию и на сей раз. Григорович, как полагается мэтру, был значителен и немногословен. Господин Бэлза по традиции отличился многозначительным сентенциями. В частности, заявил, что для балета, как для любви, нужны двое. А из этих двоих он предпочитает балерину, кою готов безостановочно носить на руках. Впрочем, за неимением свободных балерин галантный кавалер готов был осчастливить очаровательную Катю Гусеву. До поддержек, правда, дело не дошло, но серию дежурных комплиментов актриса получила. При этом мудрый Бэлза не забыл поблагодарить спонсоров, предоставивших партнерше платье и драгоценности. А также напомнить, что раньше искусство требовало жертв, а ныне – пожертвований. Звезда "Норд-оста" и телесериалов в своем конферансе обошлась без лишней отсебятины. Если не считать странной попытки дебютировать в качестве оперной певицы. В месте, где ее коллега сострил по поводу непредсказуемости решений жюри, Екатерина домашним голоском промурлыкала несколько фраз из "Кармен", чем повергла зал в недоумение.

В остальном церемония катилась по наезженной колее. Приятно порадовала краткость ритуала: представление номинантов и объявление лауреатов уложилось в сорок минут. В распределении наград никаких неожиданностей не произошло, Разве что в номинации "Лучший хореограф" обидели Тьерри Маландена, рискнувшего поставить балет Бетховена "Творения Прометея". Улыбчивый француз, полюбившийся русской публике интерпертациями дягилевских балетов, явно приехал за призом. Но был вынужден уступить статуэтку супружеской паре из Нидерландского театра танца Полу Лайфуту и Соль Леон. Их ансамбль из балета "Выход из игры" оказался одним из самых красивых номеров концерта. Голландцем удалось передать настроение какой-то сладостной безысходности, невысказанной печали и смутных томлений. Впечатлили законченность картинки с геометрическими перемещениями черно-белых фигур и абсолютное попадание в минималистскую музыку Филиппа Гласса.

В прочих номерах хореографов-дипломантов было много необязательного. Например, в "Лунном камне" Маландена фигурирует огромный белый валун. Техничная и эмоциональная Натали Вершпехт его непрерывно катает и обнимает. Но зачем? Талантливому Маландену постоянные совокупления с реквизитом совершенно не нужны, он вполне может объясниться танцем. Другое дело наш петербургский хоерограф Алексей Кононов, которому без подпорок не обойтись. Львиную долю его постановки (фрагмент из балета "Дама без камелий") занимают манипуляции со стульями. Из них никоим образом неясно, способен ли номинант к своей профессиональной деятельности – сочинению движений.

Англичанин Уэйн Мак-Грегор ("Двое" в исполнении дипломантов приза Агнес Окс и Томаса Эдура) профессией, бесспорно владеет, хотя примет ярко индивидуального стиля в его композиции немного. По жесткости, динамике и количеству движений на единицу времени он близок Уильяму Форсайту и даже выбирает его любимую музыку. Чакону из ре-минорной партиты Баха Форсайт использует сразу в двух сочинениях – "Стептексте" и "Артефакте". Правда, лексику Форсайта эта музыка облегает, как лайковая перчатка, в то время, как любовную историю Мак-Грегора можно легко положить на любой другой музыкальный ряд, лишь бы совпали метрические акценты.

Урок поучительного содружества литературы, музыки и хореографии преподал коллегам Джон Ноймайер. Мэтр представил пронзительные фрагменты из последнего балета "Смерть в Венеции" по мотивам одноименной новеллы Томаса Манна. Публика, беспрерывно кашлявшая и шелестевшая программками, затихла с первыми аккордами. Ноймайеровский рассказ о пресыщенном интеллектуале, которому явился ангел в облике дивного подростка, подействовал сразу и бесповоротно. Удивительно, как Ноймайеру удается ставить мужские дуэты такой просветленной красоты и без какой-либо гомосексуальной пошлости. Эта утонченная история о смерти оказалась самым оптимистичным сюжетом программы. Похоже, 62-летний директор Гамбургского балета смотрит в будущее с большей надеждой, чем его молодые партнеры. По справедливости приз лучшего хореографа нужно было вручить ему, но жюри приняло соломоново решение. Ноймайер остался без награды, зато лауреатом стал великолепный Ллойд Риггинс, исполнивший роль Густава фон Ашенбаха, в версии Ноймайера ставшего известным хореографом.

В классическом разделе вечера значилось всего два номера. "Классическое па-де-де" Гзовского на музыку Обера танцевали солисты American Ballet Theater Мишель Вайлс и дипломант приза Дэвид Холберг. Легкий, прыгучий и элегантный юноша заслуженно претендовал на победу. Чего не скажешь о петербурженке Ирине Колесниковой, показавшей па-де-де из "Дон-Кихота" (партнер Владимир Шишов). Вышла просто хорошая танцовщица, неплохо обученная и умеющая себя подать. Алина Кожокару, лауреат "Бенуа-2003", в Москву не приехала, и ее отсутствие было, наверное, главным разочарованием. Крошка Алина год назад потрясла Петербург в "Жизели", но и тогда не добралась до столицы. Возможно, румынку киевской выучки, ныне международную звезду, мы все-таки увидим. В мае она должна выступить в Большом театре в любимой "Жизели" и с любимым партнером, датским виртуозом Йоханом Кобборгом.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Сергей
Постоянный участник форума
Постоянный участник форума


Зарегистрирован: 08.05.2003
Сообщения: 1046
Откуда: СПб

СообщениеДобавлено: Чт Апр 29, 2004 10:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2004042901
Тема| Балет, Приз Benois de la Danse
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано| Информационно-продюсерский центр PR&CULTURE
Дата публикации|
Ссылка| http://www.prculture.narod.ru/jyuribenoise.htm
Аннотация|
Жюри 2004. Приз Benois de la Danse

Юрий Григорович
YURI GRIGOROVICH
Председатель жюри(Россия)

Юрий Григорович, выдающийся русский хореограф, воспитанник Петербургской школы русского классического балета, начинал как солист Мариинского театра. Будучи ещё артистом, осуществил на его же сцене свои первые хореографические работы — «Каменный цветок» С. Прокофьева и «Легенду о любви» А. Меликова. Эти спектакли открыли Григоровича-балетмейстера и на десятилетия вперед определили художественные поиски русского балетного искусства.С 1964 года более 30 лет Ю. Григорович являлся главным балетмейстером Большого театра России. Это время наивысшего художественного расцвета труппы, завоевания ею мирового признания и авторитета. Под его руководством труппа Большого балета более 90 раз совершала международные турне, закрепив повсеместно в мире лидерство русской классической школы балета и выдвинув на мировую сцену ярчайшую артистическую плеяду.В Москве Григоровичем созданы балеты, принесшие ему мировую славу: «Щелкунчик» П. Чайковского, «Спартак» А. Хачатуряна, «Иван Грозный» на музыку С. Прокофьева, «Ангара» А. Эшпая, «Ромео и Джульетта» С. Прокофьева, «Золотой век» Д. Шостаковича.
Им даны новые хореографические редакции шедевров прошлого — «Спящая красавица» и «Лебединое озеро» П. Чайковского, «Раймонда» А. Глазунова, «Баядерка» и «Дон Кихот» Л. Минкуса, «Жизель» и «Корсар» А. Адама.Ю. Григорович осуществил свои постановки также в театрах Стокгольма, Рима, Парижа, Копенгагена, Вены, Милана, Хельсинки, Анкары, Праги, Софии, Генуи, Варшавы, Стамбула, Сеула…Он автор принципиальных балетных проектов в римском Колизее, лондонском Альберт-холле, античных театрах Греции, на площади Сан Марко в Венеции, на спортивной арене Лужников (Олимпийские игры, 1980).
Длительное время Ю. Григорович возглавляет жюри международных балетных конкурсов в России, Финляндии, США, Швейцарии, Японии, Болгарии, Украине, а также Приза «Бенуа де ля данс» под патронажем ЮНЕСКО. С 1975 по 1989 гг. — президент Комитета танца Международного института театра при ЮНЕСКО, в настоящее время — его Почетный Президент; член Венского музыкального общества;
член Украинской Академии Танца;
Президент Международного Союза деятелей хореографии.
Ю. Григорович удостоен многих российских и зарубежных наград. В 1995 году Юрий Григорович покидает Большой театр и встаёт во главе "Театра балета Юрия Григоровича" базирующегося в Краснодаре.
-----------------------
Тед Брандсен
TED BRANDSEN
Художественный руководительНационального Балета
Нидерландов ( Голландия)
Artistic Director
Het National Ballet,
(Neutherlands)


Танцевал в Труппе Голландского Национального Балета. С 1985 г. ставит для Голландского Национального Балета, Национального Балета Финляндии, Балета Монте-Карло, Стамбульского Балета, Балета Бордо, Национального Балета Португалии. Был художественным руководителем Австралийского Балета в Перте.
--------

Синтия Грегори
CYNTHIA GREGORY
Балерина Американского Театра Балета,
Председатель совета директоров Ассоциации
«Перемена профессии» (США)
Ballerina, American Ballet Theatre;
chairperson of the Board,
the Association Career Transition (USA)

По стипендии Форда училась в школе Балета Сан-Франциско, позже стала его солисткой. В 1965 г. перешла в труппу Американского Театра Балета, где станцевала более 80 ведущих партий. Танцевала приглашенной балериной в Национальном Балете Канады, Балете Цюрихской Оперы, Венской Опере, Театре Колон и крупных немецких труппах.
-----------

Фредерик Оливьери
FREDERIC OLIVIERI
Художественный руководитель Балета театра Ла Скала (Италия)Artistic Director,
La Scala Ballet (Italy)

Учился в Ницце, в Консерватории Музыки и Танца, в 1977 г. завоевал золото на Лозанском Призе и был принят в школу Парижской Оперы. В 1978 г. приглашен Виолеттой Верди в труппу; при Рудольфе Нуриеве, в 1981 г., стал ее солистом. В 1985 г. перешел в Балет Монте-Карло и получил Орден Монако в области культуры. С января 2002г. – художественный руководитель балета Ла Скала, а с апреля 2003 г. – руководитель отделения балета Академии сценических искусств при театре Ла Скала. 
---------------

АЛЛА ОСИПЕНКО
Alla Osipenko
Балерина Кировского театра; Педагог - репетитор (Россия)
Ballerina, Kirov Ballet;
ballet mistress
(Russia)

Закончила Ленинградское Хореографическое Училище по классу А.Вагановой. Танцевала в труппе Кировского театра, была первой исполнительницей Хозяйки Медной горы в Каменном цветке Ю.Григоровича, а также в балетах И.Бельского и Б.Эйфмана. В 1971 г. переходит в труппу «Хореографические миниатюры» под руководством Л.Якобсона, затем в Театр Современного балета Б. Эйфмана. С 1966 г. преподавала в Вагановском училище, сейчас -- в разных школах Европы и Америки.
---------------

МАТЦ СКУГ
MATZ SKOOG
Художественный руководитель Английского Национального Балета (Великобритания)
Artistic Director,
English National Ballet
(Great Britain)

Учился в Шведской Королевской балетной школе и в Ленинградском Хореографическом училище.Танцевал в труппе Шведского Королевского Балета, в «Лондон Фестивал Балет».Работал с такими крупными хореографами как Б. Кульберг, М.Эк, Л.Мясин, Ф.Аштон, И.Килиан, А. Эйли и М.Бежар. С 1996 г. по 2001 г. руководит Королевским Новозеландским Балетом, с 2001 г. – Английским Национальным Балетом.
---------------
ЭЛЕН ТРАЙЛИН
HELENE TRAILINE
Балерина; Артистический советник проекта «Европа танцует» (Франция)
Ballerina; Artistic Counceler,
Europa Danse
( France)
Французская балерина русского происхождения. Дебютировала в 1946 г. в Новом Балете Монте-Карло. Много гастролировала с Балетом Елисейских Полей, выступала на фестивалях в поставленных на нее балетах М Бежара; танцевала с И. Юшкевичем и Ю. Зоричем. Основала вместе с Жан-Альбером Картье Французский театр балета в Нанси, была членом жюри на многих крупных мировых конкурсах. 
---------------

СИНЬ ЛИЛИ 
Xin Lili
Художественный руководитель Шанхайского Балета (Китай)
Artistic Director,
Shanghai Ballet
(China)

Закончила Шанхайскую школу танца, была балериной Шанхайского Балета. В 2001 г. поставила «Легенду о ловцах бабочек». Завоевала Серебряную медаль на Нью-Йоркском конкурсе, Гран При на Парижском конкурсе, золото в Варне
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9  След.
Страница 7 из 9

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика