Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 11:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121802
Тема| Балет, Итоги года, Персоналии,
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Последний Ратманский
// Итоги года в балете

Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 49 (145)
Дата публикации| 20091218
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1289014&ThemesID=123
Аннотация|

В уходящем году все четыре главных столичных театра — Большой, Мариинский, Музтеатр имени Станиславского и Немировича-Данченко и Михайловский обзавелись новыми руководителями. Поэтому неудивительно, что 2009 год ознаменовался сменой репертуарной политики ведущих балетных трупп. Удивительно другое: несмотря на относительную молодость худруков, их вкусы оказались старчески-консервативными. А политика — пассеистической, то есть воскрешающей прошлое разной степени славности и давности.

В Мариинском театре единственную репертуарную новинку обеспечил Валерий Гергиев, уговоривший отъезжающего в США Алексея Ратманского напоследок поставить "Конька-Горбунка" Родиона Щедрина. Балет остроумно, с оглядкой на авангард 1920-х оформил лидер митьков Максим Исаев; Ратманский с фирменной ироничностью прошелся по классическим шлягерам, с фирменным же чутьем вытащил актерские дарования из танцовщиков — и в академичном репертуаре чопорной Мариинки появилась первая комедия с некоторым даже политическим оттенком. Самостоятельные же инициативы главы балетной труппы Юрия Фатеева оказались опасливы: театр окунулся в послевоенные времена, восстановив "Шурале" — балет Леонида Якобсона 60-летней давности на темы татарского фольклора. И возобновил баланчинскую "Шотландскую симфонию" 1952 года рождения — петербургская труппа уже осваивала ее 20 лет назад. Как художественная, так и коммерческая ценность обоих проектов неочевидна, зато никаких потрясений: все тихо и гладко.

В Большом пошли еще дальше — в XIX век. Весной петербуржец Сергей Вихарев поставил старинную "Коппелию", сейчас своей "Эсмеральдой" ему отвечает московский пассеист — худрук Большого Юрий Бурлака. Балеты эти, наверное, полезны — и для кассы, и для профессионального просвещения артистов, но к живой жизни отношения не имеют. А уж включение в репертуар Большого "Тщетной предосторожности" в версии Юрия Григоровича, которой он одарил Московскую академию хореографии, и вовсе губительно: безграмотность этой унылой редакции может отбить вкус к классике и у учеников, и у зрителей.

Михайловский театр сменил коней на переправе. В середине года главным балетмейстером труппы вместо петербуржца Олега Виноградова стал москвич Михаил Мессерер, который взял да и поставил в Михайловском так называемую старомосковскую редакцию "Лебединого озера" — версию 1956 года в постановке своего дяди Асафа Мессерера. Дорогая сердцу москвичей, в Петербурге она вызвала бурю противоречивых чувств, под влиянием которых балетный худрук Фарух Рузиматов в ноябре ушел в добровольную отставку. Единоличным хозяином балета оказался Михаил Мессерер. Но поскольку большую часть года труппа наслаждалась всеми прелестями двоевластия (от Рузиматова в репертуар поступил эклектичный "Корсар", претендующий разве что на коммерческую оправданность), о продуманной балетной стратегии говорить не приходится.

Наиболее здравомыслящим в этом смысле оказался московский Музтеатр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Его новый худрук Сергей Филин в союзе с многоопытным гендиректором Уриным разрабатывали сразу все золотоносные жилы: восстанавливали собственное наследие ("Эсмеральду" в постановке местного классика Владимира Бурмейстера), осваивали наследие мировое (балет "Неаполь" классика Августа Бурнонвиля в постановке команды датчан) и вплотную занялись современностью, познакомив российскую публику с одним из главных хореографов мира — испанцем Начо Дуато, балет которого "Na Floresta" москвичи исполнили на диво адекватно.

Что творится в провинции, можно судить по номинантам "Золотой маски". Эксперты, отбиравшие спектакли, говорят о преобладании классики, причем вполне доброкачественной. Однако на конкурс "Маски" попали сплошь современные постановки, что говорит о том, что балет все-таки не мумифицировался окончательно. Прогноз, который "Коммерсантъ-Weekend" дал год назад, оправдался полностью, так что не грех его и повторить: "Период европеизации российским балетом пройден. Наступает эра консерватизма, возвращения к национальным корням и славным традициям советского прошлого. Что, конечно, не отменяет отдельных вылазок в современность".

Такие вылазки намечены и на будущий год: в Москве циркулируют имена Анжелена Прельжокажа и Уильяма Форсайта (Большой), Иржи Килиана и Йормы Ило (Музтеатр Станиславского и Немировича-Данченко). Те театры, которые будут последовательнее и успешнее интегрироваться в мировую балетную систему, те везунчики, которые сумеют добыть эксклюзивный репертуар, и станут ньюсмейкерами следующего года. Но в целом консервативные тенденции отечественного балета будут только усиливаться.


«Конек-Горбунок», постановка Алексея Ратманского
Фото: Валентин Барановский/Коммерсантъ


Последний раз редактировалось: Елена С. (Ср Дек 30, 2009 12:11 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 11:53 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121803
Тема| Балет, МТ, История, Персоналии, Валентина ГАНИБАЛОВА
Авторы| Беседовала Ольга СПИРКОВА
Заголовок| Валентина ГАНИБАЛОВА: «Балет – хорошая прививка к труду»
Где опубликовано| газета «Вакансия от А до Я»
Дата публикации| 20091218
Ссылка| http://www.vacansia.ru/index.php?act=info&story=3579
Аннотация|

В Испании Валентину ГАНИБАЛОВУ – прима-балерину Мариинского театра (в те времена еще Кировского) – называли «вечерней звездой». Вместе с мировыми кинодивами: Элизабет Тейлор, Авой Гарднер, Джейн Фонда она снялась в знаменитой советско-голливудской сказке «Синяя птица». Известный фильм Эмиля Лотяну «Анна Павлова» англичане приобрели при условии, что будет больше номеров в исполнении балерины, которая им так понравилась. И режиссеру пришлось приглашать Валентину, чтобы доснять фильм… Заслуженная артистка России рассказала читателям газеты «Вакансия» о некоторых тонкостях своей профессии.

– Профессиональная жизнь в балете и спорте очень короткая. Много физического труда, нервов… Но результат не всегда получается удовлетворительным. Физические возможности недолговечны, а творческий потенциал созревает и раскрывается со временем. Для этого нужны и знания, и впечатления, и общение. Так вот когда внутренний багаж накопится, «физика» уже не способна дать нужных результатов. Это ведет к вечному конфликту внутреннего и внешнего содержания.

– И как, на ваш взгляд, можно избежать этого состояния?

– Постоянно наполняя и развивая себя. Это не только будет обогащать личность, но и откроет возможности реализации себя в других видах деятельности. Если внутри нечто, о чем хотелось бы заявить миру, если работает внутренний мотор, ты непременно скажешь свое слово. Неважно – в балете или какой другой области.

– Каковы же возможности нашей «физики»?

– Оптимальнных физических кондиций тело достигает к 25 годам. Накопленный багаж благодаря большому труду можно удержать до тридцати. После физические «огрехи» можно прикрыть мастерством. Некоторые не мыслят свою жизнь без балета и готовы танцевать до семидесяти. Это их право. Если есть «заказ», если это кому-то нужно, то почему бы и нет?

– А в каком возрасте начинается профессиональное обучение?

– В училище берут с десяти лет. Но многие родители уже пятилетних малышей устраивают в танцевальные или спортивные кружки и студии. Одни хотят, чтобы дети физически развивались, чтобы у девочек была красивая осанка и грациозная походка. Другие – из-за тяги к прекрасному, ведь балет – очень красивая «картинка».

– Но ведь родители отдают себе отчет, каких жертв стоит эта красота…

– Они все понимают, но думают порой, что лучше «нагрузить», чем оставить заниматься непонятно чем в подворотне. Энергии в юном возрасте очень много, и лучше пусть трудятся на благо своего собственного будущего. Балет – это адский труд. С детства ребенок привыкает вкалывать, у него есть цель. Так что балет – хорошая прививка к труду.

– Как оцениваются способности при поступлении в балетное училище? Нужно ли иметь хореографическую подготовку или достаточно только физических данных?

– В училище смотрят только на физические параметры. Сегодня измеряют все: нога такой-то длины, спина – такой-то, талия – такой-то. Мне в свое время Наталья Михайловна Дудинская сказала: «Господи, если б нас так измеряли, я бы точно в балет не попала!».

– А вас «измеряли», когда поступали?

– Нет. У нас проверяли природные данные: выворотность, шаг, прыжок, растяжку. Самое главное для балетных – координация, когда ты владеешь своим телом.

– Сегодня много высоких балерин. Даже среди ведущих солисток...

– А мальчики маленькие и хрупкие. И из-за такого дисбаланса в современной хореографии стало очень мало высоких поддержек. За последние десятилетия практически утрачена партнерская школа. И танцовщица сегодня не первая скрипка, а, скорей, придаток. Изящные женоподобные мальчики для удобства выбирают себе в партнерши маленьких балерин. А высокие солистки остаются без партнеров. Очень хорошо это видно на примере Насти Волочковой в ледовом шоу. Казалось бы, в силу своего балетного багажа она должна быть лучшей среди участниц. А получается так, что когда она выходит на лед, за нее переживаешь больше, чем за других. Тому причина – профессиональный страх, накопившийся годами из-за отсутствия надежного партнера. Девочки-непрофессионалки выходят на лед, у них либо получается, либо не получается. Но они не боятся! А Настя, несмотря на то что выполняет сложные элементы, так и не может расслабиться до конца номера. Хотя ей достался партнер, с которым она могла бы отпустить свои страхи. В нашем фигурном катании партнеры очень мужественные, надежные и воспитанные. Они взяли самое лучшее от балета. Так приятно наблюдать за тем, как они живут на льду, какие у них гармоничные отношения. А какие поддержки! Да еще и на коньках.

– И маленьким, и высоким балеринам постоянно приходится думать еще и о своем весе...

– Фигура балерины – это показатель ее работоспособности. Нагрузка в балете очень большая. На полный желудок много не напрыгаешь. Поэтому во время репетиций можно только чуть перекусить. Но если не будешь есть, тоже много не напрыгаешь. Вот и едим, как правило, на ночь, потому что это единственное время, когда можно спокойно поесть и после этого не прыгать. Есть нужно все очень качественное и калорийное. Можно и сладкое, и шоколад.

– Слава Богу, хоть есть чем себя порадовать!

– Профессия балерины необычайно популярна среди девочек, особенно тех, кто любит танцевать, петь. Возможно, где-то на генетическом уровне срабатывает желание усладить взор, слух своих будущих кавалеров, поклонников. И неосознанно юные создания ждут, что прекрасный принц увидит их танец на сцене и будет очарован.

– И ради иллюзии они готовы терпеть столько физических мук...

– Терпят. А в итоге не все становятся балеринами. Основная масса остается в стаде.

– В смысле – в кордебалете?

– Да. Но это происходит в любой профессии, не только в балете. Личностями становятся далеко не все...

– В балете-то, пожалуй, конкуренция пожестче, чем где бы то ни было...

– В обычной профессии можно продержаться до шестидесяти. А в балете – только до сорока. Уходить на пенсию в таком возрасте непросто. Без коллектива одиноко. Ты еще молодой, но в силу возраста вынужден уйти. Особенно болезненно это для солистов, тех, кто сумел проявить себя, выбиться из стада. Главное, с высокой горки не быстро скатиться, а медленно, качественно, с достоинством.

– Где обычно находят себя балетные по завершении артистической карьеры?

– Многие уходят в педагоги, репетиторы, хореографы, руководят самодеятельными коллективами. Все зависит от личной наработанности.

– Практикуется ли в балетной среде поиск детей, способных к профессии?

– Раньше педагогов отправляли по провинции. По всему Советскому Союзу искали способных ребят. Миша Барышников из Риги приехал, Рудик Нуриев из Уфы, Фарух Рузиматов из Таджикистана, я из Узбекистана. Сейчас в Мариинский театр берут пачками, потому что текучка большая. А раньше брали только единицы.

– Вы были среди счастливчиков...

– Мне очень повезло, что меня увидела Наталья Михайловна Дудинская и решила, что «эта девочка должна учиться у меня». В театре с первого года у меня были сольные партии, но и в кордебалете я тоже танцевала. Меня, правда, щадили, ставили в последние ряды, чтобы не очень напрягалась.

– Но ведь вас взяли в солистки?

– Это было одно из средств воспитания. Потом стали практиковать, что если способная девочка, то ее надо оградить от кордебалета. Считаю, что это напрасно.

– Что является сегодня отличительной чертой классического балета?

– Благодаря Петипа, Чайковскому, Дягилеву и русским танцовщикам конца XIX начала XX века русский балет занял в мире самые высокие позиции. После Чайковского к балету стали серьезно относиться и другие композиторы. До этого танец был в разряде развлечений. При советской власти балет не уничтожили. Его сохранили и развивали. Сегодня на Западе становится вновь популярным реализм, который у нас так много критиковали в советское время. В те времена они увлекались абстракцией – и разучились танцевать и ставить большие драматические спектакли. На артистах нет ни красивых костюмов, никаких пачек. Все в трико. Не поймешь, где мужчина, а где женщина. К тому же уже и мальчики на пальцах танцуют. Балету должна быть присуща сексуальность, проявление Мужчины и Женщины. Сегодня же на сцене унисекс: инопланетяне среднего рода. Крайне редко увидишь женственную красивую балерину и мужественного партнера. Это происходит и в нашей стране, и за рубежом.

– Насколько удается в XXI веке удерживать на уровне мощнейший бренд – русский балет?

– Считается, что если существует «Лебединое озеро», значит, существует «школа». По счастью, и балет есть, и школа корней не потеряла. Только ярких имен нет: ни у нас, ни на Западе. Почему пользовался таким успехом советский балет? Потому что были яркие танцовщики-звезды: Володя Васильев, Миша Лавровский, Марис Лиепа. Сейчас таких нет. Если бы были, то и в училище проблем с мальчиками не было бы. При отсутствии таких образцовых мужчин в балете родители, особенно в столицах, не отдают сыновей учиться танцам. Боятся, что их мальчики не смогут проявить истинное мужское начало. Когда я председательствую на Международном конкурсе искусства, то радуюсь, что из провинции приезжают приличные танцевальные коллективы с мужским составом. Меня радует, что есть еще на Руси таланты. И Россия не умрет, пока есть провинция. Из Москвы и Питера в хореографических коллективах только девчата.

– Как вы думаете, почему сегодня на мировом балетном небосклоне нет ярких звезд?

– Сегодня звезд штампуют-фабрикуют. А раньше звезды зажигались сами. Такие как Уланова, Плисецкая, Катя Максимова, Володя Васильев. Сегодня Сидорова первая в Мариинке или Большом, а Петрова быть второй после нее не желает, вот и ищет куда поехать, чтобы быть первой. Сейчас танцовщицы могут ездить по миру, могут выбирать. За отведенные им в профессии двадцать лет они могут натанцеваться от души. А мы были закрыты и стояли в очередь: каждой отводился один, иногда два спектакля в месяц. Остальное время – самостоятельные занятия и ожидания, что доведется кого-то заменить. Как танцовщица свой потенциал я использовала на 15 процентов. Это судьба многих балерин, которые в то время были рядом со мной. Сейчас другая ситуация. Больше возможностей, но меньше индивидуальностей. Тогда в наглухо закрытой банке собралось много талантливых пауков, которым нужно было доказывать друг другу своим мастерством, что он – лучший.

– Жесткая конкуренция породила высочайший профессионализм и подарила миру столько звездных имен…

– Выходит так. Сегодня – не понравились требования руководства, можно собраться и поехать туда, где лучше, теплее и платят больше. Мир большой, всем хватает места. Проблем трудоустроиться у балетных сегодня практически нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 2:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121804
Тема| Балет, Музыкальный театр РК, Премьера, "Щелкунчик", Персоналии, К.Симонов, Н.Алексеев
Авторы| Анастасия Ермашова
Заголовок| «Щелкунчик» 1892 года XXI века
Где опубликовано| газета «Лицей» (Карелия)
Дата публикации| 20091216
Ссылка| http://www.gazeta-licey.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1296&Itemid=90
Аннотация|

Билетов нет уже неделю. Премьера – через восемь дней. Полгорода без преувеличения живет ожиданием балета «Щелкунчик» в Музыкальном театре.

Еще осенью художественный руководитель балета Кирилл Симонов обещал петрозаводчанам классического «Щелкунчика» XIX века, костюмы по эскизам художника позапрошлого столетия И. Всеволожского и феерические декорации.

Главный администратор по гастрольной и международной деятельности театра Николай Алексеев на пресс-конференции 17 декабря исполнение осеннего обещания подтвердил. Более того, даже доказал, продемонстрировав впечатляющих размеров маску Мышиного короля и нежную пачку Снежинки.



Николай Алексеев крутит маску в руках, рассказывая о современной технике ее изготовления на основе пластиковой сетки, и прислушивается к музыке: внизу, на сцене, идет репетиция.

– Скоро выход Мышиного короля, им понадобится маска! – говорит он и в спешке передает ее помощнице, которая тут же торопится вниз.

Девушка с маской убегает, через минуту раздается звонок:

– Маска уже у вас! – спокойно отвечает на него Николай Алексеев. И с легкой гордостью объясняет журналистам:

– Услышал ведь, почувствовал, что сейчас она будет нужна!

Автор масок, в которых артисту не только удобно дышать, но смотреть, двигаться, – Андрей Севбо из Санкт-Петербурга.

То, что произойдет в театре 24 декабря, должно унести зрителя в 6 декабря 1892 года, когда в Мариинском театре Санкт-Петербурга состоялась премьера свеженаписанного Чайковским «Щелкунчика».

В Музыкальном театре постановку Кирилла Симонова называют «исследовательской фантазией на тему спектакля 1892 года». Все костюмы шьются исключительно по старинным эскизам Мариинского театра, более того – около шестидесяти из ста нарядов создают в самой Маринке по секретной технологии.

– Например, лиф пачки снежинки в Мариинском театре шьют после единственной примерки! – с восхищением рассказывает Николай Алексеев, – Как мы ни пытались, у нас это не получается! Наверное, у них есть специальные лекала… Да и с таким объемом костюмов наши мастерские бы не справились.



Танец в петрозаводском «Щелкунчике» тоже станет стилизованной реконструкцией танца 1892 года. Конечно, он будет сложнее, в нем будет меньше пантомимы, чем тогда. Николай Алексеев передал слова Кирилла Симонова, сказанные во время репетиции: то, что происходит сейчас на сцене, напоминает то, что происходило в «Щелкунчике» в постановке Баланчина.

В декабре на «Щелкунчика» уже не попасть, в январе планируют показать балет еще дважды.

– Это будет сложно для артистов. Хотя у нас два с половиной состава солистов, шесть фей, например, незаменяемые, и им придется танцевать во всех спектаклях. У мышей нагрузка огромная: они передвигаются на корточках.

– Кто служил в армии, тот знает, – добавил Николай Алексеев.

Детей, пажей, крысят в «Щелкунчике» станцуют воспитанники детской балетной студии Музыкального театра. Роль Щелкунчика репетируют Дагба-Доржо Гармаев, Чингис Гомбоев, Азамат Ишкин, Фею Драже – заслуженная артистка Карелии Лариса Иванова, Александра Колидзея, Алевтина Мухортикова, Клару – Лариса Иванова, Диана Колесникова, Оюна Кынзыбеева…

По словам Николая Алексеева, на хороший рядовой спектакль, который поставлен не в столице, тратится около трех миллионов рублей, на «Щелкунчик» потрачено еще больше. Перед уходом удалось краем глаза взглянуть на сцену: декорация волшебного зимнего леса и хрупкие танцующие снежинки… Сказка начинается.


Промо-сайт балета «Щелкучик»: http://www.nutcracker.kirillsimonov.ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11763

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 9:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121805
Тема| Балет, Парижская опера, «Русские сезоны», Персоналии, Б. Лефевр
Авторы|
Заголовок| Директор балетной труппы Парижской оперы Брижит Лефевр о "Русских балетах" в Париже
Где опубликовано| Телеканал «Культура»
Дата публикации| 20091218
Ссылка| http://www.tvkultura.ru/news.html?id=405046&cid=42
Аннотация|

В преддверии Столетия "Русских балетных сезонов" Сергея Дягилева во Франции, а также прямой трансляции в эфире телеканала «Культура» (22 декабря в 22:30) спектакля «Русские балеты» из зала Парижской национальной оперы Гранд-Опера (Пале Гарнье) директор балетной труппы Парижской оперы Брижит Лефевр дала интервью телеканалу «Культура».



- Каковы истоки проекта Парижской оперы «Восстановление Дягилевских балетов»? И что это означает лично для вас?
- Вполне естественно, что Парижская Национальная опера отдает дань уважения Дягилевским сезонам, особенно это актуально в год столетия «Русских балетных сезонов» во Франции. Так что они были восстановлены с учетом этого, и теперь мы проводим на сцене Гранд-Опера (Пале Гарнье) грандиозный проект «Ballets Russes» с участием звезд мирового балета.

- Как вы оцениваете роль Дягилева в контексте мировой культуры, а также его «Русские сезоны»?
- Дягилев – прежде всего, был одержимым всеобщей красотой, всем прекрасным. И это для меня, француженки, уроженки центральной Франции, и есть воплощение русской души, хотя, возможно, я заблуждаюсь. Это постоянное желание двигаться вперед, своего рода даже одержимость, или безумство, прекрасное безумство художника. Мне кажется, это то, что ощущается и в литературе, и в музыке, и в танце – в любой манере художественного выражения. И, я думаю, в этом и есть весь Дягилев. Это и своего рода жадность, отсутствие чувства меры в стремлении к прекрасному.

Мне кажется, то, что привез Дягилев в Париж, это был не просто балет. Это было отражение духа того времени, царившего и в России, и во Франции, и во всей Европе. Мир непостоянен и изменчив, но многие не хотели это осознавать, Дягилев же - предчувствовал. Его балет - это форма свободы, где важное место занимали его собственный вкус и его собственная фантазия. Это мне кажется особенно интересным в замысле его «Русских балетных сезонов». Он собрал воедино великих русских танцовщиков, и хотел объединить все, что было значимого в ту эпоху. Тем более интересно смотреть те спектакли, которые представляет Национальная опера – это разные эпохи, разные моменты развития русских балетов. Например, Бенуа, Бакст и Пикассо - это всего лишь мгновения из той эпохи, и, к сожалению, нельзя показать сразу все, что они сделали. То же касается и хореографии – Мясин, Фокин, Нижинский - появление каждого из этих танцоров ознаменовало новый этап в развитии хореографии.

- Вы говорите, что Дягилев предчувствовал смену эпох, в чем это выражалось?
- Вы знаете, в наши дни, когда двадцатый век сменился двадцать первым, произошел некий застой в искусстве. Дягилев же перешел из размеренного девятнадцатого, в век двадцатый, который радикально ускорил темп жизни и принес много глобальных событий: войны, научные открытия, эпидемии… Это же просто невероятно - XX век! И Дягилев, со свойственной ему артистической интуицией, осознал, что искусство (поэзия, живопись, музыка, танец) необходимо в повседневной жизни, только оно является воплощением прекрасного. «Прекрасное» - в значении культурного разнообразия, а не только в смысле эстетической привлекательности.

- А каково влияние дягилевских балетов на танец вообще, в частности во Франции?
- Пожалуй, Дягилев доказал ценность того, что называется продюсерством. Быть продюсером – это быть творцом, создавать и продвигать красоту. Например, оригинальная версия балета «Весна священная», - а это великолепный синтез музыки Игоря Стравинского, декораций и костюмов Николая Рериха, хореографии Вацлава Нежинского – была принята просто со скандалом. Поставить «Весну священную» стоило немалого труда, что, впрочем, совершенно не оценила публика. Во время премьеры балета в Театре Елисейских полей, зрители пришли в такое негодование от музыки Стравинского, что освистали балет и не уделили должного внимания оригинальности и сложности хореографии на тему славянских языческих обрядов. Но сегодня, спустя сто лет, на эту же музыку и на базе хореографии Нижинского существуют сотни версий балета. Только в Национальной опере с успехом идет «Весна» Нижинского, Бежара, Пола Тейлора, великолепная версия и у Пины Бауш. Практически каждый год объявляется тот или иной современный хореограф-концептуалист, который делает свою оригинальную версию этого балета. Почему? Конечно, во многом из-за уникальной музыки Стравинского, но и во многом благодаря общественному резонансу, который неминуемо сопровождает русские балеты.

Сегодня мы видим перед собой то, что является первым классическим современным балетом. Танцевать его немыслимо сложно, просто тяжело физически, как полноценный классический танец. Но это экспрессивный танец, порой почти графичный. И очень занятно наблюдать, как теперешние хореографы ощущают на себе это влияние русских балетов. Даже те экспериментаторы, о ком нельзя сказать, что они делают балет в полном смысле слова, - они также были подвержены влиянию русской балетной школы. Так с одного события началась история современного танца.

- Актуальна ли сегодня хореография Нижинского?
- Очень сложно ответить на этот вопрос. Важно учесть: какими работы дошли до наших дней, что изменилось в уникальности хореографии, сохранилось ли тоже восприятие публики, что и сто лет назад. В репертуаре Гранд-Опера сегодня есть несколько различных постановок русских балетов, которые, к сожалению, не вошли в программу Столетия русских балетных сезонов. Но тот факт, что возник этот проект, говорит о том, что русские балеты стали уже неотъемлемой частью репертуара Парижской Оперы.

Меня как любителя танца во всех его разнообразных формах просто восхищает, что эти балеты сохранили свою актуальность, потому что в них заложен глубокий смысл. В балете «Петрушка», например, речь идет о власти и подчинении, здесь аллегорично показаны и отношения Нижинского и Дягилева, где Дягилев - тот самый волшебник, а Нижинский – та самая кукла. Это очень интересно! Уже немало научных трудов написано о том, что такое «куклы», что заставляет нас верить в них. Что касается балета Нижинского - это не только сложная хореография, но это и чувственность. Я не знаю другого такого чувственного балета, даже сексуального. Эти отношения с музыкой… Это практически любовный акт, в котором есть все необходимое – соблазнение, чувственность, напор. И я не знаю другого балета с такой полнотой переживаний.


Последний раз редактировалось: Наталия (Пт Дек 18, 2009 9:52 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11763

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 9:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121806
Тема| Балет, Персоналии, С. Фарелл
Авторы|
Заголовок| Молодые артисты балета из Петербурга смогут пройти стажировку у "последней музы" Баланчина
Где опубликовано| Телеканал «Культура»
Дата публикации| 20091217
Ссылка| http://www.tvkultura.ru/news.html?id=404508&cid=178
Аннотация|

Пройти курс занятий у легендарной Сюзан Фаррелл, "последней музы" Джорджа Баланчина, смогут будущим летом молодые артисты балета из Санкт-Петербурга. Об этом объявили организаторы творческого вечера "Сто лет русского балета: памяти Дягилева и Баланчина".

На вечере Фаррелл представила солистов собственной балетной труппы, показавших отрывок из поставленного Баланчиным спектакля "Аполлон Мусагет". По ее словам, будущей весной этот балет, - созданный в 1928 году, но продолжающий жить, - целиком пойдет на сцене вашингтонского Кеннеди-центра.

Известный американский специалист по истории и культуре России Сюзан Мэсси поделилась воспоминаниями о Баланчине, которого хорошо лично знала, и рассказала о Сергее Дягилеве и в целом о "серебряном веке" русской культуры. Она представила также сделанную в свое время тайком, в нарушение правил, видеозапись балета "Дон Кихот" с участием Баланчина и Фаррелл.

Фаррелл работала в труппе Баланчина с 16-летнего возраста. В общей сложности их сотрудничество продолжалось (с перерывом) полтора десятка лет. Считается, что несколько десятков своих постановок мастер создал или переделал именно для нее.

Теперь Фаррелл возглавляет собственную труппу. Летом она каждый год приглашает к себе стажеров из-за рубежа, но россиян среди них до сих пор не было. Теперь, как она рассказала, они обязательно появятся. Она отметила, что не раз работала в России в качестве постановщика, неплохо представляет себе состояние балета в стране и очень высоко оценивает уровень российских артистов. "Танцуют чудесно!" - воскликнула она.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11763

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 9:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121807
Тема| Балет, столетие "Русских сезонов", Персоналии, С. Дягилев
Авторы| АЛЕКСЕЙ МОКРОУСОВ
Заголовок| Балетная касса
Где опубликовано| Журнал «Деньги» № 49 (754) о\
Дата публикации| 14.12.2009
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1286089&ThemesID=123
Аннотация|

Больше всего в газетах Сергей Дягилев любил читать о себе (рисунок Михаила Ларионова, 1930-е) Фото: из собрания Государственной Третьяковской Галереи

В этом году мир отмечает столетие "Русских балетов", в связи с чем в Третьяковской галерее проходит большая выставка. Художественная ценность "Русских балетов", детища Сергея Дягилева, давно уже не вызывает никаких вопросов. Однако финансовая сторона этого предприятия до сих пор таит массу интересного.


Шармер и меценат
В историю культуры Сергей Дягилев вошел как организатор двух важнейших феноменов. В России он знаменит объединением художников "Мир искусства", журналом и серией выставок под тем же названием. В Европе — "Русскими сезонами", а также выросшей из них труппой Les Ballets Russes, "Русские балеты", чье столетие отмечается в этом году (сам Дягилев вел отсчет их истории с 1906 года).

В историю финансов Дягилев мог бы войти как самый злостный неплательщик в сфере искусства. Его долги были многочисленны, желание их реструктурировать — слабо, так что в его адрес непрерывно подавались судебные иски, за ним охотились и сотрудники, и кредиторы, но Дягилеву было хоть бы что. Премьеры выходили, как пули из скорострельного карабина, гастроли шли по всему свету, а рецензенты, как правило, захлебывались от восторга. Но если всмотреться в финансовую сферу, то обнаруживаешь, какие трудности преодолевал Дягилев, чтобы достичь своей цели.

Кажется, он был готов к ним с юности. В письме к матери 1895 года Дягилев с некоторой иронией откровенничает: "Я, во-первых, большой шарлатан, хотя и с блеском, во-вторых, большой шармер, в-третьих, нахал, в-четвертых, человек с большим количеством логики и малым количеством принципов и, в-пятых, кажется, бездарность; впрочем, я, кажется, нашел мое настоящее назначение — меценатство. Все данные, кроме денег,— mais ca viendra (в вольн. пер. с фр. "ничего, все образуется".— "Деньги")".

Деньги действительно появлялись, хотя не самым ожидаемым образом. Так, журнал "Мир искусства", впервые вышедший в ноябре 1889 года, хронически испытывал серьезные финансовые трудности. Принципиально новое для отечественного рынка издание, сыгравшее решающую роль в художественной революции в России, безуспешно боролось с дефицитом бюджета. В первый год выхода он составил 5686 руб., в 1900 году немногим меньше — 5185 руб. Число подписчиков росло медленно: в 1900 году их было 801, в 1901-м — 1217, год спустя — всего лишь 1309. Субсидировать журнал стал лично император Николай II. Это произошло благодаря художнику Валентину Серову. Тот рисовал портрет государя и, развлекая его беседой, сказал между делом, что товарищи-художники испытывают сложности в благородном деле. Император повелел выдать субсидию на три года — по 15 тыс. руб. в год. Радости Дягилева не было предела. Тем более что отношения с учредителями "Мира искусств", княгиней Марией Тенишевой и Саввой Мамонтовым, не заладились. Мамонтов вскоре после основания журнала разорился и не смог выполнить своих обещаний. Тенишева же прекратила поддержку, не сумев смириться с самостоятельностью редакции в оценках и выборе тем — например, она очень расстроилась из-за нападок "Мира искусства" на художника Василия Верещагина.

ФОТО: из собрания Государственной Третьяковской Галереи Работая с Дягилевым, Пикассо мог быть не только авангардистом, но и классическим художником, как в «Треуголке» (1919 год)

Когда в 1902 году императорская субсидия исчерпалась, Дягилев через гофмейстера Александра Танеева, занимавшего пост управляющего императорской канцелярией, вновь обратился за помощью в казну. Надо сказать, тут он не был одинок. Правительственную поддержку получал и его главный конкурент, журнал "Художественные сокровища России",— те же 15 тыс. в год плюс отдельно — на издание книг. Но император решил, что пора "Миру искусства" становиться самостоятельным, и урезал выплаты до 10 тыс. руб. Так или иначе, это финансирование не спасло журнал от краха, тем более что следующего запроса о поддержке от редакции не последовало — война с Японией и первая русская революция делали такие просьбы неуместными. Упомянем здесь, что Серов в 1905 году демонстративно вышел из императорской Академии художеств в знак протеста против расстрела демонстрации 9 января.

Искусство со средствами
Когда Сергей Дягилев закрыл "Мир искусства", никто не смог его реанимировать — выпуск такого рода издания в России был делом весьма сложным, особенно организация финансовой части. Не менее сложно было осуществлять программу "Русских сезонов". Оперы, а потом и балеты с участием русских артистов Дягилев начал показывать в 1907 году в Париже, затем стал возить их в Лондон, Монте-Карло — по всем европейским столицам от Вены до Мадрида, устраивал гастроли в США и Южной Америке.

Первый балетный сезон в Париже хоть и имел успех у публики и критики, в финансовом отношении оказался разорителен. Дягилев отдал своему парижскому компаньону, антрепренеру Габриэлю Астрюку, только половину долга в 76 тыс. франков. По решению суда тот получил декорации, костюмы и прочие предметы, принадлежавшие труппе, включая партитуры и оригинал знаменитой серовской афиши с парящей Анной Павловой. В итоге декорации и костюмы дягилевских спектаклей ушли в театр Монте-Карло, где из них стали делать оперу "Иван Грозный". Один из поклонников "Русских сезонов", барон Дмитрий Гинцбург, покрыл остаток долга Дягилева, выкупил для него декор и костюмы, но захотел стать содиректором дягилевской труппы. Впрочем, работать долго вместе с Сергеем Дягилевым можно было только при большом желании самого Дягилева.

ФОТО: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ
Посетители Третьяковки имеют возможность проникнуться дягилевским «видением танца»


При этом Дягилев и тут получил поддержку российской казны, из-за чего разгорелся нешуточный скандал. Еженедельник "Театр и искусство" сообщал в 1910 году: "Комиссия по исполнению росписи в докладе, внесенном на рассмотрение Думы, резко выступила против г. Дягилева. Департамент государственного казначейства представил следующую справку: "25.000 руб. отпущены по Высочайшему повелению 25-го сентября 1908 г. на постановку опер "Князь Игорь" и "Псковитянка" на сцене парижского правительственного театра Grande Opera в целях закрепления дальнейшего развития успеха русской музыки за границей".

Комиссия делает по этому поводу Думе заявление, что она "не может не отметить, что государственное казначейство имеет более настоятельные и более неотложные расходы, чем вышеуказанные выдачи, и что произведения выдающихся русских композиторов распространяются, как показывает опыт, за границею и без помощи столь крупных затрат со стороны правительства"".

Дело было в конкуренции. Сергей Дягилев вступил в борьбу за бюджетные деньги с дирекцией императорских театров, возглавляемой его "злейшим другом" Владимиром Теляковским. Позже Дягилев по-прежнему рассчитывал на государственные субсидии, поскольку представлял свой проект как "дело насаждения русского искусства" за границей. И такую помощь ему поначалу собирались оказывать. Сохранилось письмо премьер-министра Петра Столыпина министру финансов Владимиру Коковцову от 7 апреля 1910 года: "С моей стороны не имеется каких-либо препятствий к удовлетворению изложенного ходатайства, но с тем, чтобы г. Дягилеву было объявлено, что испрашиваемое им единовременное пособие не может быть обращено в постоянное". На письме стоит помета — видимо, после всеподданнейшего доклада: "Государь Император высочайше повелел выдать из фонда 25.000 руб. с поставлением С. П. Дягилева в известность (и с сообщением о том же Председателю Совета Министров и Министру Императорского Двора), что Его Величество признает нежелательность производить впредь расходы из казны на эту надобность, и что денег на нее потому больше отпускать не
Тут же за дело взялись многочисленные неприятели Сергея Дягилева. Одних раздражала в нем нетрадиционная сексуальная ориентация, другие не могли простить ему скромной роли, которая отводилась их фавориткам в балетных программах. В результате интриг уже через неделю, 15 апреля, в Петербург из Царского Села отправилась телеграмма: "Прошу отменить разрешенную мною субсидию Дягилеву. Николай".

ФОТО: Юрий Мартьянов, Коммерсантъ

Сергей Дягилев разволновался, поскольку механизм подготовки очередного парижского сезона был запущен, и неустойки выглядели устрашающе. Спасли отечественные спонсоры. Вообще, Дягилев умел конвертировать доверительные отношения с сильными мира сего в финансовую поддержку, чем немало раздражал современников. К примеру, дирижер Александр Зилоти, обидевшись на своих меценатов, директоров-владельцев Российско-Американской резиновой мануфактуры (позднее "Красный треугольник"), писал: "Мне "дирекция" (Г. Гейзе, ван дер Пальс) отказала в единицах тысяч, а она же дала несколько десятков тысяч два раза в Париж. Впрочем, Дягилев был хитрее меня: он им устроил "чашку чаю" у вел. Кн. Владимира Александровича, ну а я со сволочью (родственниками "полковника") и знаться не желаю (полковником либеральная интеллигенция называла императора.— "Деньги")".

Спонсоров грел заграничный успех. В 1913 году репортер так описывал лондонский спектакль: "Присутствовали герцог Коннаутский, множество знати, и публика была такая, какую можно встретить только в Лондоне,— подбор и парад джентльменов, которых шокирует даже случайный смокинг, надетый вместо фрака. В своем смокинге я не рискнул спуститься в партер, где место стоит около 11 руб., и скромно приютился за 4 руб. 50 коп. на балконе".
ФОТО: из собрания Государственной Третьяковской Галереи

В результате повсеместного блеска партера ставки поднялись для всех звезд балета. Когда Дягилев рассорился с Вацлавом Нижинским после его скоропалительной свадьбы, танцор получил в 1914 году фантастическое предложение от директора Парижской оперы: контракт на три года из расчета четыре месяца выступлений в год — за 90 тыс. франков. Здесь стоит упомянуть, что Пикассо в 1917 году просил всего лишь 5 тыс. франков за всю подготовку балета "Парад", по степени новизны не уступающего "Весне священной". Нижинский тем не менее колебался, хотя уже существовал проект контракта на гербовой бумаге, датированный 30 мая 1914 года. Знаменитый танцовщик так его и не подписал.

Однако создателям балетов Сергей Дягилев был готов платить даже больше. Когда в 1914 году началась работа над "Легендой об Иосифе", Дягилев предложил 100 тыс. франков авторскому трио — либреттистам Гуго фон Гофмансталю, графу фон Кесслеру и композитору Рихарду Штраусу. Плюс отчисления с лондонских спектаклей. В какой-то момент Дягилев, видимо, решил, что деньги — это все, и стал настаивать на своих условиях постановки. Вместе с балетмейстером и танцовщиком Михаилом Фокиным он возражал, например, против возвращения в труппу Нижинского. Но немецкий триумвират авторов "Легенды" проявил невиданную жесткость: либо Нижинский участвует в "Легенде", либо мы возвращаем аванс.

Трудно сказать, что именно заставило Дягилева уступить. То ли нежелание терять громкие имена соавторов, то ли боязнь, что балет уйдет к конкурентам, то ли страх молоденькой жены Фокина лишиться яркой партии... Нижинского в труппу пообещали вернуть, хотя в итоге Иосифа станцевал новый дягилевский фаворит Леонид Мясин.

ФОТО: из собрания Государственной Третьяковской Галереи

По накалу страстей премьера «Парада» в 1917-м была сравнима только со скандалом на «Весне священной» (костюмы Пабло Пикассо, Лидия Соколова в роли Американской девочки, Леон Войциховский — Французского менеджера)


Человек-труппа
После Первой мировой войны Дягилев, спасая предприятие от экономического краха, вывел труппу на сцены лондонских мюзик-холлов. В балетной среде это считалось зазорным. Тот же Михаил Фокин специально включал в контракт с Дягилевым пункт о том, что его не будут заставлять танцевать в мюзик-холлах. А Анна Павлова писала, едва ли не оправдываясь: "Я вернулась в Лондон в 1910 году и выступала в "Палас-театре". Мои друзья здесь предостерегали меня, говоря, что не пристало прима-балерине Императорских театров выступать за границей в music-hall`e. Но я, хорошо зная лондонские театры и лондонскую публику, не задумываясь, подписала ангажемент — и не жалела об этом".

Так или иначе, публика в мюзик-холлах была готова к классическому балету. В знаменитом парижском "Фоли-Бержер", не стесняясь, показывали заимствованные (фактически украденные) из постановок "Русского балета" па-де-труа. В начале прошлого века с авторскими правами было сложно — юриспруденция только разрабатывала основные положения в этой сфере. Сильно страдали, к примеру, композиторы — так, права Игоря Стравинского в Америке долгое время не были защищены. Дягилеву же приходилось выкупать права на год или пять лет, иногда с точным указанием стран, где будет исполняться музыка или даваться балет. С другой стороны, он в контрактах запрещал постановщикам и танцовщикам заниматься какой-либо деятельностью в тех городах, где выступал "Русский балет".

В это время изменился и состав меценатов Сергея Дягилева. Появились нувориши — такие, как Коко Шанель. После войны скромная швея-модистка получила баснословное состояние по завещанию скончавшегося любовника. Денег на дягилевские проекты она тратила массу, хотя сама поддержка выглядела как кредиты. Во многом благодаря дягилевскому окружению, людям искусства и интеллектуалам, Шанель в итоге стала тем, кем стала: дамой, просвещенной во всех отношениях.

Финансовая отчетность "Русских балетов" хранилась, судя по всему, лишь в одном месте — в голове самого Дягилева. Как-то фискальная служба Парижа все же заинтересовалась его бухгалтерией, ради чего отправилась в отель "Континенталь" с вопросом-просьбой: нельзя ли, дескать, взглянуть на гроссбухи. Сергей Дягилев вынул тогда из кармана миниатюрную записную книжку, где было зафиксировано: такси — 3 франка 50 сантимов, Пикассо за декорации —10 тыс. франков, завтрак —14 франков...

ФОТО: из собрания Государственной Третьяковской Галереи С «Русским балетом» сотрудничали самые модные живописцы Европы, включая Джорджо де Кирико: Фелия Дубровская и Джордж Баланчин на фоне его декораций к балету «Бал» (1927 год)

Такой подход к делу не мешал общению с меценатами, людьми по большей части родовитыми и привыкшими верить на слово. Их средств не хватало, чтобы перекупить Анну Павлову, зарабатывавшую в Америке сотни тысяч долларов, но артисты Дягилева далеко не бедствовали. Однако в конце 20-х экономический кризис коснулся и их. Одна из фанаток "Русского балета", леди Джульетт Дафф, писала Дягилеву в 1928 году, что в следующий раз не сможет заниматься сбором средств для труппы. На сотню разосланных ею писем откликнулось лишь несколько человек, сбор составил лишь пару тысяч фунтов. При дягилевских масштабах это были копейки.

Вскоре Дягилев умер, оставив после себя (и не обозначив наследника) коллекцию редчайших книг и писем, в том числе пушкинских, собрание эскизов и костюмов, заполучить которые счел бы большой удачей любой музей мира. В итоге книги прибрали к рукам танцоры-любовники. Сами же "Русские балеты" прекратили существование — больше не нашлось такого же шармера и фаната искусства, как Дягилев, и ни у кого не обнаружилось той художественной интуиции, что позволила создать самый легендарный театральный проект ХХ века.

Благодарим издательскую программу "Интерроса", предоставившую для иллюстраций книгу "История "Русского балета", реальная и фантастическая в рисунках, мемуарах и фотографиях из архива Михаила Ларионова" (М., 2009; серия "Первая Публикация")
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11763

СообщениеДобавлено: Пт Дек 18, 2009 9:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009121808
Тема| Балет, БТ, Гранд Опера, столетие "Русских сезонов", Персоналии, Г. Янин
Авторы| Ведущий - Виталий Вульф.
Заголовок| «Действующие лица»: Геннадий ЯНИН
Где опубликовано| Радио «Культура»
Дата публикации| 18.12.2009
Ссылка| http://www.cultradio.ru/doc.html?id=321752&cid=46
Аннотация|

Гость: управляющий балетной труппой Большого театра Геннадий Янин.



Тема: к 100-летию «Русских сезонов» премьера Парижской национальной оперы: четыре восстановленных балета «Русских сезонов» Дягилева (22 декабря на ТК "Культура").
Ведущий - Виталий Вульф
.

Виталий Вульф: Сегодня у нас в гостях заведующий репертуарной конторой Большого театра Геннадий Петрович Янин. На мой взгляд, он – один из самых характерных танцовщиков Большого театра. Когда он появляется на сцене, мне очень приятно на него смотреть. Он – настоящий мастер. Удивительно, однажды, когда я включил телеканал «Культура» и увидел новую программу «Абсолютный слух», там тоже был Геннадий Петрович Янин. Я не понимаю, когда он все успевает. Я хочу сказать, что я сам не люблю принимать комплименты, но, надо сказать, что это - превосходная работа. Программа обязательно удержится на телеканале «Культура», потому что там много интересных вещей. Он знает историю балета. Есть только один танцовщик, которого знают все. Это - Цискаридзе Николай Максимович. Он появляется на многих телеканалах и является представителем Большого театра. Марина Мстиславовна Неёлова вчера вечером сказала мне, что она обожает Николая Цискаридзе. Я сказал ей, что я буду вести программу с Геннадием Яниным, а она очень удивилась, потому что эта фамилия ей ни о чем не сказала. Как Вы рассматриваете смысл этой юбилейной даты и что для Вас «Дягилевские сезоны»?

Геннадий Янин: Я хочу Вас поблагодарить за столь лестное представление. Действительно, «Русские сезоны» в Париже – самое главное событие в культурной жизни обеих стран – России и Франции. На сегодняшний день я не знаю более значимого и интересного события. Исполняется 100 лет «Русским сезонам» в Париже. «Русские сезоны» - это самое знаменательное событие для русского балета. Русско-императорский балет всегда был и остается гордостью нашей страны. Балет – это наша национальная гордость.

Виталий Вульф: Надо сказать, что первый «дягилевский сезон», который действительно имел сенсационный успех, был связан с двумя именами - Вацлав Нежинский и Анна Павлова. Елизавета Павловна Герд рассказывала мне про «дягилевские сезоны». Она высказала мысль, которая меня поразила. Она сказала, что Дягилев ничего не ставил. Дягилев – это организатор. На днях я слушал Андриаса Лиепу, который раньше танцевал в Большом театре, он высказывался как продюсер, и это было не очень убедительно. Дягилев был великолепным продюсером. Надо сказать, что это – один из парадоксов того времени, который сегодня сохранился. Он сначала привозил живопись, балет, музыкантов и знакомил Париж с русским искусством. В этом и есть его необычайная значимость. Расскажите мне о вечере, в котором принимали участия солисты Большого театра?

Геннадий Янин: Вечер был посвящен 100-летию «Русских сезонов» в Париже. В нем принимали участия солисты Большого театра и Гранд-Опера. Многие балеты осели во Франции и не вернулись в Россию в том первозданном виде, в каком были показаны в начале прошлого века, их исполняли русские солисты. Кто, как не мы должны знать, как это должно выглядеть. Это спектакли "Видение розы", "Шахерезада", "Треуголка", "Петрушка". Я лично присутствовал на этом вечере. В прошлом, я - актер и знаю, как это не просто выучить редакцию чужого спектакля за два дня. Надо успеть перенять манеру, совпасть с партнером, которого никогда не видел и совершенно неизвестно, произойдет ли контакт глазами. Светлана Захарова, Мария Александрова, Нина Капцова, Наталья Осипова, Николай Цискаридзе и Руслан Скворцов – солисты Большого театра, которые приняли участие в спектакле. Вечер открылся балетом «Видение розы». Это замечательный спектакль, который не нуждается в подробном представлении. Восстановлением этого спектакля в Гранд Опера занимался Пьер Лакот. Он – известный в России хореограф. Он поставил огромное полотно «Дочь Фараона», которое до сих пор в репертуаре Большом театре. Это очень достойный спектакль и достойная работа. Я очень рад, что «Дочь Фараона» сейчас в репертуаре Большого театра. Спектакль «Видение розы» начинается с того, что девушка засыпает в кресле и ей грезится призрак розы. В мировой литературе написано про феноменальный прыжок, который проделывал Вацлав Нежинский. В версии Пьера Лакота, человек, который исполняет «Видение розы» прыгает на подоконник и замирает. Я не стал ничего выяснять и задавать вопросы. Это все равно, что чуть-чуть переделать А.С. Пушкина, но всем известно, как это должно звучать. Именно так, как танцуют «Видение Розы» в России - правильный подход к этому номеру. Русская хореография очень логична и музыкальна. Номер в балете «Послеполуденный отдых Фавна» исполнил француз Николя Лериш. Он – один из самых именитых танцовщиков сегодняшнего времени в Гранд Опера. Он сделал это прекрасно. Традиции исполнения этого балета во Франции сохранились. Они передавались из поколения в поколение. Балет очень статичен, и там очень мало движений, несмотря на роскошную музыку. Это мое любимое музыкальное произведение. Жозе Мартинес и Мария Александрова танцевали фрагмент из балета «Треуголка». Это замечательный дуэт. Мария не так давно была приглашена в Гранд Опера, в спектакль «Раймонда». Публика уже видела ее в таком классическом балете, как «Раймонда». Сейчас она показала себя совсем в другой ипостаси. Это не так часто выпадает на долю артиста, показать себя в разных амплуа, а Маше это удалось. Во втором отделении был показан балет «Петрушка». Я получил удовольствие от этого спектакля. Конечно, его должны исполнять звезды. Это было очень эмоционально. Я давно не видел этот балет целиком и, в очередной раз, был поражен. Им удалось передать русский дух. Я смотрел русское исполнение, и кордебалет работал очень хорошо. Было видно, что они репетировали и научены делать так, как положено.

Виталий Вульф: Мне не очень нравится этот балет. Я видел этот спектакль только один раз. Я думаю, что «Петрушку» должны танцевать очень большие мастера.

Геннадий Янин: Это был не очень долгий концерт. Меня поразило, что оркестр пришел на спектакль, не репетируя с труппой. Маэстро все сделал с блеском. Это заслуживает уважения и слов восторга.

Виталий Вульф: Вы когда-нибудь занимались изучением «Русских сезонов»?

Геннадий Янин: Мне всегда был интересен императорский балет в России. Я не могу сказать, что я занимался этим углубленно. Я читал мемуары артиста, который работ в труппе Анны Павловой. Сейчас такие вещи представить просто невозможно. Например, артисты, переезжая в другой город на гастроли, сами ехали в гостиницу, сами платили за номера. Сейчас это невозможно. Продюсеры взяли эту работу на себя.

Виталий Вульф: Меня всегда волновал вопрос, почему в последние годы жизни Дягилева его труппа была неудачлива. «Блудный сын» был единственным счастливым пятном. Успеха не было.

Геннадий Янин: Здесь действуют законы менеджмента. Старт этих сезонов был настолько высок, что удержать успех на этом уровне было невозможно. Все это пришло к логическому развалу. Каждый следующий сезон должен был быть лучше предыдущего, а стартовало все с шедевров. 16 лет – это огромный срок. Когда исчезли звезды первой величины, все исчезло.

Виталий Вульф: Почему балет «Раймонда» практически не идет в России?

Геннадий Янин: Все большие спектакли идут один раз в сезон. Мы тратим достаточно много времени, чтобы подготовить спектакль. «Раймонда» - спектакль, который мы не теряем, на котором держится труппа и находится в форме. Это – наш шедевр. Сейчас мы находимся на новой сцене, но она маленькая для больших спектаклей.

Виталий Вульф: Я благодарю Вас за замечательный рассказ. Мне показалось, что он был очень живой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 22, 2009 10:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122201
Тема| Балет, столетие "Русских сезонов", Персоналии, В.Васильев
Авторы| Роман БЕРЧЕНКО
Заголовок| Владимир Васильев: «Дягилев - гений, а не менеджер!»
Где опубликовано| "Комсомольская правда"
Дата публикации| 20091222
Ссылка| http://www.kp.ru/daily/24415/587776/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

К этому событию приурочена сенсационная премьера Парижской национальной оперы - воссозданные заново 4 легендарных балета из репертуара дягилевской труппы. На сцену знаменитого зала «Пале Гарнье» выйдут звезды французского балета, чтобы представить постановки Михаила Фокина, Вацлава Нижинского, Леонида Мясина в декорациях Александра Бенуа, Леона Бакста, Пабло Пикассо. Телеканал «Культура» будет вести прямую трансляцию из Парижа 22 декабря в 22.30. Наш корреспондент встретился с выдающимся танцовщиком и хореографом Владимиром Васильевым.

- Как вам видится фигура Дягилева из сегодняшнего дня, через сто лет после первых «Русских сезонов»?

- Дягилев - фигура неоднозначная для тех, кто жил в советское время. Его имя десятилетиями не упоминалось, а все его успехи приписывались людям из его окружения. Мол, удачливый менеджер, собрал талантливых людей, и все. Но это личность уникальная, выдающаяся, незаменимая. На Западе его помнят как человека, который оказал, может быть, самое большое влияние на развитие искусства ХХ века. Он заключил длительный контракт с Фокиным и по праву разделил его феноменальный успех. Он фактически открыл Баланчина, Мясина, Лифаря. Он превратил балет из развлекательного жанра в очень серьезное искусство. Успех дягилевских «Сезонов» - чудо для всей Европы. Париж с ума сходил, а Лондон мечтал, чтобы приехали «Русские сезоны»!

- Многие отмечают властность Дягилева, его стремление быть собственником людей, с которыми он работал.

- Конечно, он был узурпатор, диктатор. Но в театральном искусстве, которое связано с умением управлять большими массами людей, это иногда просто обязательно. Дягилева ненавидели, уважали и боялись. Далеко не все его любили, не все относились к нему восторженно. К примеру, Сергей Лифарь, который обожал Сергея Павловича, и тот не обходится без упреков, ревностных и колких замечаний в своих воспоминаниях. Конфликты с Дягилевым были и у Фокина. Нередко им было тяжело, но они были связаны контрактами и продолжали работать вместе.

Мог бы он вести себя по-другому? Наверное, мог. Но тогда не было бы этих шедевров, этого переворота в искусстве. Соединить гениальных художников может только диктатор. Эрудированный диктатор, каким и был Дягилев. Все, с кем он работал, все гении ХХ века - Стравинский, Фокин, Нижинский, Бенуа, Рерих, Бакст, Пикассо - шли в русле его представлений, его эстетики.

Я сам спорил в свое время до хрипоты, что Дягилев - это надуманно, раскручено. Нет, таких людей очень мало. Великих актеров дает каждое поколение, а тех, кто способен объединить таланты и подчинить их своей воле, почти нет. Деятельность Дягилева отличают размах, культура, собственное авторское начало во всем... Второго такого я не знаю. Он один из самых гениальных представителей театрального искусства.

- Меняются ли со временем оценки признанных шедевров балета, входивших в репертуар «Русских сезонов»?

- Безусловно. Например, «Блудный сын» Баланчина в свое время был настоящим взрывом. Сейчас он воспринимается иначе, гораздо более спокойно. А вот балет Мясина «Треуголка», который раньше не был сенсацией, сохранил свое обаяние и сегодня смотрится очень современно и с интересом. Возможно, это связано с тем, что на первом плане в нем характерность, характерный танец. Танцоры там предстают актерами, что бывает далеко не всегда. Для меня это очень ценно.

Конечно, со временем развиваются техника танца, оснащенность артистов. Знаете, когда мы первый раз приехали в Америку, один из соперников Нижинского, знаменитый танцовщик и педагог Петр Владимиров, был на наших спектаклях, и когда мы расспрашивали его о том, как это было в эпоху дягилевских «Сезонов», он признался: «Мы даже близко не могли делать то, что делаете вы». И так будет продолжаться.

- В чем, по-вашему, в балетах Дягилева ярче всего проявились черты, присущие русскому искусству?

- Привилегия русского искусства - смысл. Желание соединить вместе все элементы, самостоятельные фигуры актеров, выразить суть без помощи слова, мне кажется, в этом главная русская черта «Сезонов». Вообще лучшие спектакли те, где все компоненты - музыка, пластика, танец, декорации, костюмы, свет - соединены и попадают в десятку. Это стремление к синтезу, которое есть в дягилевских балетах, было подхвачено в дальнейшем. Оно есть, к примеру, во многих постановках Григоровича. Не случайно его «Жизель», «Спартак» и другие спектакли так долго живут.

«Русские балеты», вторник, 22.30, Россия.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 22, 2009 10:40 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122202
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| Балет "Эсмеральда" возвращается в Большой театр
Где опубликовано| РИА Новости
Дата публикации| 20091221
Ссылка| http://www.rian.ru/culture/20091221/200711522.html
Аннотация|

Шедевр хореографического наследия 19-го века балет "Эсмеральда" возвращается в Большой театр. 25 декабря состоится премьера этого старинного балета на новой сцене Большого, где последний раз "Эсмеральда" шла в 1934 году. Новый проект был представлен в понедельник журналистам.

Возродили балет исследователь хореографии, историк и балетмейстер и руководитель балета Большого театра Юрий Бурлака в содружестве с хореографом Василием Медведевым.

"Я давно мечтал поставить "Эсмеральду" - балет, в котором когда-то и сам танцевал, балет о сильных страстях, созданный по роману Виктора Гюго "Собор Парижской Богоматери" с замечательной музыкой Цезаря Пуни, - рассказал в преддверии премьеры Бурлака. - Чтобы восстановить этот старинный балет, нужна необыкновенная усидчивость, терпение, кропотливость, нужно проделать огромную работу по поиску, исследованию исторических материалов: хореографических, литературных, изобразительных, музыкальных. Вот такая работа предстояла и нам, и мы рады, что мы завершили этот путь".

По словам Бурлаки, самое сложное - это хореография, поскольку изменилась эстетика, амплитуда движений, сами артисты, их облик.

Конечно, точно восстановить спектакль 1899 года в постановке Мариуса Петипа, который и стал основой нынешнего спектакля Бурлаки и Медведева, невозможно. "Это образ того знаменитого спектакля конца 19-го века", - сказал Бурлака.

Как отмечалось на презентации, восстановить большой исторический спектакль - это титаническая работа огромного коллектива артистов, хореографов, художников, музыкантов, которые воплотили на сцене все, что смогли найти в архивах Москвы и Санкт-Петербурга, в музеях, театрах и библиотеках.

В новой постановке "Эсмеральды" сохранена хореография Мариуса Петипа, Жюля Перро, Агриппины Вагановой и добавлена, где необходимо, хореография Юрия Бурлаки и Василия Медведева.

Впервые балет "Эсмеральда" был поставлен в Лондоне на сцене Королевского театра в 1844 году Жюлем Перро по его же сценарию. А через четыре года "Эсмеральда" появилась уже в России. Летопись этого балета хранит имена великих балерин прошлого, исполнительниц заглавной роли в России - это Матильда Кшесинская, Ольга Спесивцева, Екатерина Гельцер, Галина Уланова. Что касается нового спектакля, то в нем принимают участие солисты балета Большого театра Мария Александрова, Наталья Осипова, Нина Копцова, Руслан Скворцов, Александр Волчков, Дмитрий Гуданов и другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 22, 2009 11:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122203
Тема| Балет, 100-летие “Русских сезонов”, Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Ян Смирницкий
Заголовок| От вашего Парижа — нашему Дягилеву
Где опубликовано| "Московский комсомолец"
Дата публикации| 20091221
Ссылка| http://mk.ru/culture/article/2009/12/21/403515_ot-vashego-parizha-nashemu-dyagilevu.html
Аннотация|

Дягилев взорвал мир, написав одну из самых ярких глав в истории российского искусства, причем его щедрость безмерна — многие фрагменты этой главы дописываются до сих пор. И эпохальное празднование 100-летия “Русских сезонов” завершается удивительной премьерой в Парижской национальной опере: в спектакле, где будут участвовать звезды французского балета, нам покажут четыре восстановленных дягилевских шедевра: “Послеполуденный отдых фавна”, “Петрушка”, “Видение розы”, “Треуголка”. И вам не придется брать билет на самолет (впрочем, это бессмысленно, все билеты раскуплены): 22 декабря в 22.30 прямую трансляцию из Парижа поведет телеканал “Культура”.

В канун столь масштабного телесобытия мы беседуем с легендарным танцовщиком и хореографом Андрисом Лиепой, который многие годы развивает и поддерживает на русской сцене дягилевские традиции.

— Какова ваша миссия как человека, возрождающего дягилевские шедевры, — в чем идея?

— Моя задача — вернуть России то, что принадлежит ей по праву. И тем же самым занимается любой человек, который реально работает с дягилевскими спектаклями: все понимают, что ничего им подобного в мире не существует. “Жар-птице”, которую мы недавно восстановили, исполняется уже 100 лет! При этом балет не теряет свежести и новизны.

Да, наша задача — вернуть гениальные спектакли, которые были утеряны, утеряны из-за того, что Дягилев стал персоной нон грата для советского образа жизни; остался за границей, и все, что он делал, воспринималось здесь как что-то буржуазное. Скажу больше: к сожалению, когда закончился период соцреализма, мы оказались на перепутье — не знаем, куда дальше идти. И период Золотого и одновременно Серебряного века для нашего балетного искусства оказался невостребован.

— Однако вы только что с успехом, насколько я знаю, провезли по городам страны “Русские сезоны XXI века” — два дягилевских шедевра: “Жар-птицу” и “Шехерезаду”…

— Делаю, что могу. Но, скажу вам, это было потрясающе! Десять городов: Ярославль, Нижний, Казань, Рязань, Саратов, Ижевск etc.…

— Кстати, а для танцовщика сколь большое значение имеет зал? Это обычно классические музыканты говорят об акустике, ауре…

— Для нас в первую очередь важен покат (наклон сцены к зрителю). Самый большой покат, который я видел, — в Ла Скала. Современные театры делают почти ровные сцены… А покат меж тем очень влияет на технику, на прыжок, на то, как выглядят декорации.

— Так возвращаясь к российскому туру…

— С нами ездили “Кремлевский балет” (художественный руководитель — народный артист России Андрей Борисович Петров) и звезды: Мария Александрова, Ирма Ниорадзе, замечательный молодой танцовщик Артем Ячменников, Михаил Лобухин, Андрей Меркурьев — да что перечислять, это совершенно феноменальная история! Кто еще когда это видел! Мы на “Дягилев-гала” дали “Павильон Армиды” — в Перми показали этот спектакль полностью, как он пройдет в Париже в марте следующего года (на Годе культуры России во Франции).

Но вот что меня смущает во всей этой истории: Россия как бы подключилась к тому, что делали французы. Да, я ищу меценатов, которые мне помогают. Сейчас все это возможно, но возможно ли повторить то, что сделал Дягилев?

— Так вот насколько важно вспоминать имя Дягилева? Как мецената, знатока искусства, человека гениальной интуиции? Возможен ли сегодня подобный феномен?

— У Дягилева была абсолютно другая идея: он хотел прорубить для русского искусства окно в Европу. И он это благополучно сделал. А какая идея у нас? Вернуть все это в Россию. Вернуть то, что французы, англичане, американцы сохранили…

— То есть такая хитрая схема получилась эволюции русского балета.

— Совершенно верно. И сохраняли они наши балеты замечательно! Но вот одно “но”: когда танец кучеров из “Петрушки” исполняет француз или американец, это выглядит для нас так же, как очень хорошее исполнение “Калинки” из уст Мирей Матье.

— Ну да, я вас понимаю.

— Это все замечательно — они стараются, и ты улыбаешься, радуешься, снимаешь перед ними шляпу, но понимаешь, что Ананьев из ансамбля Александрова так споет “Калинку”, что мурашки по коже, дух захватывает, и у нас, и у американцев, французов — у всех. Вот в чем проблема. А так гала в Париже лишь доказал, насколько Дягилев — феноменальное явление. Я зашел в Опера Гарнье — там стоит французская правительственная гвардия, Саркози взял этот проект под свой патронаж — вот как!

— То есть интерес ни к балету в общем, ни к русской традиции в частности в мире не падает?

— Билеты на гала стоили 2000 евро (эти деньги собирались на гастроли Опера Гарнье в Россию — в Новосибирск в 2010 году и в Москву в 2011-м). Продали 500 билетов. Это к вопросу “не падает ли интерес”. Не знаю, на что еще сегодня можно позвать людей, чтобы они платили по 2000 евро.

— Какие эпицентры балетного искусства есть сегодня?

— Если не отталкиваться от персоналий, имен хореографов, а пройтись чисто по географии, то это Москва и Санкт-Петербург — у нас, а в мире — Париж, Лондон, Нью-Йорк. Не все, конечно, но основные.

— Есть мнение, что балет — “лакомство” для элиты, для избранных. Какая, например, публика ходила на ваши представления в туре?

— Вот в Нижнем было такое количество детей, которые занимаются хореографией и музыкой, что я был поражен. Были тамошние артисты, просто любители балета, музыки, художники. Да, это искусство достаточно сложное для понимания, но если балет хороший, поверьте: его понимают, любят и ценят абсолютно все. Аксиома.

— Да, но как вы оцениваете “градус” русского балетного искусства в целом — какие есть проблемы, а какие, наоборот, прорывы?

— Нас, по счастью, все равно очень хорошо принимают в мире как страну, которая подхватила и донесла свои самые значимые балетные традиции. Вы же понимаете процентное соотношение: когда выезжает за рубеж Большой или Мариинка — они везут в основном всю классику, сохраненные шедевры — “Лебединое озеро”, “Спящую красавицу”, “Щелкунчика”, “Дон Кихота”. Плюс советскую классику — скажем, “Спартак”. И с такими спектаклями (включая как раз классику XX века: “Послеполуденный отдых фавна”, “Шехерезаду”, “Петрушку”, “Шопениану”) нас, я уверен, будут приглашать еще и еще.

— Но это как бы инерция, а что же нового?

— Извините, но, чтобы прийти к новому, нужно хорошо овладеть старым. Я просто взял на себя миссию человека, который не занимается ниспровержением чего-то, а пытается сохранить лучшее. Посмотрит молодой человек “Шехерезаду”, она навеет ему какие-то новые эмоции, и он создаст новый балет. Так это и происходит. А как иначе?

— Да и с новыми танцовщиками старые спектакли все равно приобретают уникальные краски…

— Да вы представить не можете, как замечательно в туре по России Маша Александрова танцевала в “Жар-птице” и “Павильоне Армиды”! Молодая восходящая звезда совершенно потрясающе смотрится в этом проекте! Или взять Ирму Ниорадзе, для которой был поставлен балет “Тамар”. Просто логика наших репертуарных театров — ставить спектакль в репертуар и туда вписывать артистов. А логика Дягилева иная: брать артистов и делать для них спектакль. Для Шаляпина, для Нижинского, для Павловой. На каждого — свой шедевр. И все они остались в истории и актуальны по сей день. Вот что я хочу вернуть на русскую сцену! И надеюсь, что кто-то из молодых хореографов на основе этих шедевров придумает что-то новое. Это и есть задача, которую считаю достойной.

— Во время прямой трансляции по “Культуре” будут показаны четыре балета: “Петрушка”, “Послеполуденный отдых фавна”, “Видение розы”, “Треуголка”. Насколько они показательны для дягилевских “сезонов”?

— Все четыре спектакля отражают разные этапы развития “Русских сезонов”. Каждый год создавался новый спектакль.

Вот одна из уникальных миниатюр Михаила Фокина — “Видение розы”. Танцевали Нижинский и Карсавина. Этот спектакль восстановил Марис Лиепа. Он идет всего 12 минут. Именно этот балет создал легенду о прыжке Вацлава Нижинского. Сцена была небольшой, поэтому казалось, что он пролетал половину сцены. Прыгает — и как будто замирает в воздухе на два щелчка фотоаппарата. Вообще, хореография Фокина открыла миру мужской танец. До этого в основном были женские спектакли. На смену Фокину в 1911 году пришел Вацлав Нижинский. Его исполнение роли Петрушки — это был взрыв! До этого на сцене были только сказочные, античные и тому подобные сюжеты. А здесь зрители впервые увидели на сцене то, что могли раньше видеть только в жизни. Артисты очень убедительно играли кукол.

“Послеполуденный отдых фавна” впервые был показан в сезоне 1912/1913 годов. Премьера вызвала скандал в пуританской Франции из-за последней сцены, разразилась полемика в прессе и обществе. Великий скульптор Огюст Роден выступил тогда в печати в защиту Нижинского. Сейчас этот балет единодушно признан классикой ХХ столетия.

— Любители балета, посмотрев трансляцию, смогут сравнивать парижские версии с вашими постановками-восстановлениями…

— Да, вы знаете, я очень хочу, например, чтобы Коля Цискаридзе в марте (в театре “Champs-Élysées”) станцевал нашего “Фавна”, которого мы восстановили. 2 и 3 марта будет визит Дмитрия Анатольевича Медведева во Францию, а 4-го мы начинаем гастроли в “Champs-Élysées”. Этот театр был открыт спектаклем “Весна священная” в постановке Нижинского. И в 2013 году состоится 100-летний юбилей театра и этого спектакля.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 22, 2009 1:29 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 22, 2009 12:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122204
Тема| Балет, труппа "Молодой балет Алма-Аты", Персоналии,
Авторы| Оксана БОНДАРЕНКО, Фото Раисы КРУГОВОЙ и из архива Булата Аюханова
Заголовок| Вечно молодой балет
Где опубликовано| © "Вечерний Алматы"
Дата публикации| 20091222
Ссылка| http://www.vecher.kz/?S=18-200912220610
Аннотация|

Самым важным событием этого года для Государственного академического театра танцев РК, известного еще как "Молодой балет Алма-Аты", стали гастроли в Санкт-Петербурге


В программу поездки были включены новые постановки: балет "Гак-ку" ("Клич лебедя") к 500-летию казахского эпоса "Кыз-Жибек", "Лебединое озеро", "Преступление и наказание" – хореографическая фантазия по роману Федора Достоевского. Однако гвоздем программы стал спектакль "Ленинградцы, дети мои, ленинградцы, гордость моя!" на музыку Дмитрия Шостаковича, первой части знаменитой Седьмой (Ленинградской) симфонии.
Как известно, в этом году исполнилось 65 лет со дня снятия блокады Ленинграда, и постановка была приурочена к этой дате. Впечатлениями о поездке поделился создатель коллектива, его бессменный художественный руководитель, профессор искусствоведения, народный артист республики Булат Аюханов.
– Блокада была болью всего советского народа, – вспоминает мэтр. – Мне захотелось языком балета рассказать об этом. Названием спектаклю послужили строки стихотворения Жамбыла. Я был ребенком во время войны, но помню, что эти слова стали духовной поддержкой для всех.
114-я стрелковая дивизия, которая была среди защитников Ленинграда, формировалась у нас, в Петропавловске. А сколько эвакуированных ленинградцев приняла наша республика. Среди них были известные артисты, музыканты, дирижеры.



Гастроли – дело дорогое

Булат Газизович обратился в правительство с просьбой о помощи и встретил понимание.

– Я себя считаю почти ленинградцем, – признался Аюханов. – Меня там знают и специалисты, и зрители. На спектакли приходило много народа, среди которых были мои друзья и коллеги, молодежь и люди, пережившие те события. Нас обнимали, благодарили со слезами на глазах.
Еще когда я занимался в балетном училище имени А. Я. Вагановой, там учились ребята, пережившие блокаду. Их родители рассказывали страшные истории, которых не было ни в книгах, ни в газетах, ни в кино. В нашем балете этих ужасов нет. В основе постановки – история простой ленинградской семьи: отец (артист Еркин Утепов), мать (заслуженная артистка Светлана Кокшенова), юные дочь и сын. Балет получился глубоким, аллегоричным – о стойкости, высоком моральном духе советских людей.
Мне очень хотелось показать свою гражданскую позицию на примере искусства нашего театра. Именно в Ленинграде еще в юности я понял, что балет – это высочайшее и серьезное искусство, не требующее словаря и переводчика. Мы дарим красоту, чтобы людям захотелось жить.

Впереди – "Белые ночи"

Принимали их восторженно. Известный санкт-петербургский хореограф Ядвига Кукс сказала: "Вы можете гордиться такой труппой". Выступления проходили в здании ДК Ленсовета, четыре дня при полном аншлаге. Кстати, во время войны, когда крышу Мариинского театра разбомбили, именно здесь проводились культурные мероприятия.
Чтобы дать прочувствовать истинный дух города, центра российской культуры, Аюханов водил своих артистов в Русский музей, на Конюшенную площадь, в церковь, где отпевали Пушкина, в его дом-музей на Мойке, в Александро-Невскую лавру на могилы Натальи Гончаровой, Федора Достоевского, Петра Чайковского, Мариуса Петипа.
– Когда вернулись домой, – вспоминает Булат Газизович, – я выразил благодарность президенту страны и министру культуры: они внимательно следят за нашим творчеством. Кстати, на следующий год нас пригласили в Санкт-Петербург представлять премьеру спектакля по роману Достоевского "Белые ночи" на музыку Чайковского. Я рад, что у классического балета, который существует в Казахстане уже 75 лет, высокий рейтинг.
Сегодня в Театре имени Абая состоится вечер балета Государственного академического театра танцев. В программе – премьера постановки "Ленинградцы, дети мои, ленинградцы, гордость моя!" на музыку Дмитрия Шостаковича, "Шахерезада" Римского-Корсакова, "Кармен-сюита" Жоржа Бизе – Родиона Щедрина к 40-летию спектакля. Танцевать будут пять разных пар Кармен и Хозе. Зрители также увидят балетную концертную программу.


Последний раз редактировалось: Елена С. (Вт Дек 22, 2009 1:29 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 22, 2009 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122205
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Эсмеральда //
Главный театр страны выпускает самый важный проект года — восстановленную «Эсмеральду»

Где опубликовано| Time Out Москва №50
Дата публикации| 21 - 27 декабря 2009 г
Ссылка| http://www.timeout.ru/journal/feature/8046/
Аннотация|



На вопросы о грядущей премьере отвечает худрук Большого балета Юрий Бурлака.

Читателям романа Гюго «Собор Парижской Богоматери» и зрителям мюзикла «Нотр-Дам» привычен трагический финал истории. Вы обещаете в балете хеппи-энд. Так за кого выйдет замуж цыганка Эсмеральда — за дворянина Феба, поэта Гренгуара или уродца Квазимодо? Монах Клод Фролло, как я понимаю, все-таки исключается…

Эсмеральда выйдет замуж, конечно, за Феба. Это может быть неожиданностью для зрителей, которым знакома иная версия событий, но дело в том, что трагический конец, соответствующий роману, появился в балете лишь в ХХ веке. Весь XIX век всегда был счастливый финал — не только потому, что так захотели балетмейстеры, но потому, что так захотел сам Виктор Гюго. Он пожалел и спас свою героиню, когда некоторое время спустя после написания романа делал либретто для одной композиторши, Луизы Бертень. Это либретто и стало исходной точкой для тех балетмейстеров, что потом ставили «Эсмеральду» уже на музыку Цезаря Пуни — в частности для Жюля Перро и для Мариуса Петипа.

А вы хотите восстановить версию Перро или версию Петипа?

Прежде всего мне не хотелось бы называть это реконструкцией. Реконструировать балет определенного времени с точностью до первой постановки невозможно по совокупности средств, я всегда объясняю это своим студентам. Поэтому наш спектакль не реконструкция. Это взгляд постановочной бригады, в которую вхожу я, петербургский балетмейстер Василий Медведев, художник по костюмам Елена Зайцева и сценограф Алена Пикалова, на некий этап развития балета «Эсмеральда» с 1844-го по 1935 год, от парижского спектакля Жюля Перро до ленинградского спектакля Агриппины Вагановой. Мы взяли из спектаклей разных лет все лучшее.

В это лучшее входит живая коза, в старину разгуливавшая по сцене?

Да, конечно. Мне кажется, появление живых животных — это замечательная традиция, которая существует с XIX века. Конечно, она не была настолько глобальной, чтобы в «Баядерке» появился натуральный слон, но ослик и лошадь в «Дон Кихоте» чрезвычайно популярны и любимы не только артистами, но и зрителями. Традиция выведения на сцену козочки вместе с Эсмеральдой будет продолжена и в XXI веке. Так выходила в свое время Кшесинская — и так будут выходить те балерины, что танцуют сегодняшний спектакль. Тем более что козочка уже выросла.

Вы ее где-то специально покупали?

Растили. Просили, чтобы вырастили козочку. Сначала родился козлик — совершенно очаровательный, но он нам не подошел. Потом родилась козочка, и вот сейчас ее холят и лелеют, и балерины на репетициях обучают ее хождению по сцене.

А какой масти?

Беленькая. Мы четко соблюдаем традиции.

Вы обозначили верхнюю историческую границу — 1935 год. Но все-таки значительная часть текста принадлежит XIX веку, а в это время мужчины танцевали мало, балет принадлежал балеринам. Насколько учитывает интересы мужской части труппы ваш спектакль?

Когда мы вместе с Алексеем Ратманским ставили балет «Корсар», я занимался как раз старой хореографией этого спектакля. Тогда я пытался убедить Алексея в том, что не надо останавливаться на варианте, существовавшем в конце XIX века. Исполнителем премьерных спектаклей у Мариуса Ивановича Петипа был Павел Гердт, который был уже в достаточно преклонном возрасте (танцовщику было 55, и хореография была рассчитана на его возможности. — Прим. Time Out). Он прекрасный был актер, замечательный — но, к сожалению, уже не танцевавший. Поэтому тогда я говорил Алексею, что нужно мужскую танцевальную часть развить. Мне не удалось его убедить, но я учел этот опыт теперь и сейчас убедил Василия Медведева, что надо соблюсти некоторое равноправие, появившееся в ХХ веке. Мужчине нужно не только мимировать, но и танцевать. Хотя балет называется по имени героини «Эсмеральда», но про мужчин нельзя забывать. Поэтому мы развили партию Феба, партию Гренгуара и обратили внимание на то, что было очень мало демихарактерных танцев, в них участвовал только женский кордебалет. Мы добавили мужской и создали традиционные пары демихарактерного танца, которые оживили и украсили первую картину («Двор чудес») и последнюю картину («Праздник шутов»).

В свое время Анастасия Волочкова поразила публику, выйдя в роли бедной крестьянки в «Жизели» в серьгах с огромными бриллиантами. Корректируете ли вы как-нибудь стремление артистов украшать себя? Говорите ли: вот это можно надеть в спектакле, это — нет?

Конечно. Задача любого руководителя театра — быть на страже интересов не своих, а тех людей, чья хореография идет на этой сцене. В случае с «Эсмеральдой» я представляю интересы не столько свои, сколько двух других людей, перед которыми я просто маленький-премаленький человек, — это Мариус Петипа и Жюль Перро. Поэтому приходится контролировать маникюр, заколки, длину костюма, серьги — их сейчас и мужчины часто носят, не только женщины. Это все входит в общий облик спектакля.

Обручальные кольца заставляете снимать? А то, бывает, на сцену привидения выходят окольцованные…

Стараюсь! Но не всегда получается уследить — в обязанности художественного руководителя все же не входит бегать за каждым артистом и снимать из ушей, с рук и из других частей тела какие-то детали. Для этого есть педагоги, которые готовят партию с артистами.

Почему вы позвали в соавторы именно Василия Медведева?

Я его знаю давно, мы просто знакомы не были. Когда-то я увидел в журнале заметку про то, что петербургский балетмейстер поставил в Эстонии ни больше ни меньше, как балет «Сатанилла, или Любовь и Ад» по Мазилье и Петипа. Это меня очень заинтересовало, и с этого момента я начал следить за тем, что делает Василий. Поэтому, когда возникла идея с «Эсмеральдой, я пригласил именно его — тем более что у меня был опыт соавторства с Алексеем Ратманским. Это ведь колоссальная исследовательская и постановочная работа — «Эсмеральда» четырехактный балет, мы его сделали трехактным, сохранив все, что там было. Одному с этой работой справляться очень тяжело. Поэтому всегда это надо делать дуэтом по крайней мере — хотя обычно, когда такие большие спектакли переносят, два человека никогда не ездят. Переносить «Баядерку» или «Спящую красавицу» отправляется большая постановочная бригада.

Кому из артистов Большого достанутся премьерные спектакли?

Когда я размышлял над возможными Эсмеральдами, мне четко представились четыре балерины. Надеюсь, они постараются показать разные периоды этого балета на протяжении его сценической жизни. Когда я думал о Жюле Перро во Франции, мне почему-то представилась Нина Капцова. Ее партнером будет Дмитрий Гуданов. В спектакле, который Перро переносил в Россию или в Италию (эпоха, когда в нем танцевала Фанни Эльслер), мне увиделась Наташа Осипова. Ей предстоит танцевать с Александром Волчковым. А воображая себе спектакль, в котором дебютировала Матильда Кшесинская, я видел Машу Александрову. Фебом у этой Эсмеральды станет Руслан Скворцов. И еще мне хотелось бы взять все-таки молодежь, я подумал о Насте Сташкевич, которой я очень доволен в последнее время, которая интересно дебютировала в «Коппелии». Она выйдет с Артемом Овчаренко. Это необходимое этому спектаклю новое поколение, свежая кровь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 23, 2009 10:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122301
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| Бубен, барабан //
В Большом спасут цыганку от повешения

Где опубликовано| "ВРЕМЯ НОВОСТЕЙ" № 237
Дата публикации| 20091223
Ссылка| http://www.vremya.ru/2009/237/10/244302.html
Аннотация|

В пятницу в главном театре страны грянет главная его балетная премьера в этом году -- там будут танцевать «Эсмеральду». Худрук Большого Юрий Бурлака воскрешает спектакль, весьма популярный в XIX и начале ХХ века и почти позабытый в Большом в послевоенное время. Это не реконструкция -- на предваряющей премьеру презентации проекта Бурлака настаивал на том, что в точности восстановить старинный спектакль невозможно: «другая амплитуда движения, фактура тканей, освещение». Это попытка воссоздания образа спектакля, столь много значившего для истории балета.

Юрий Бурлака (хореограф-исследователь, хореограф-реставратор, получивший приглашение править Большим балетом после успешной работы вместе с Алексеем Ратманским над «Корсаром») взял лучшее из различных сохранившихся эпизодов балета. От 1844 года, когда Жюль Перро поставил «Эсмеральду» в Лондоне, через версию Мариуса Петипа 1899 года, в которой дебютировала Матильда Кшесинская, -- к ленинградскому спектаклю Агриппины Вагановой (1935 год, сегодняшние постановщики берут из него па-де-де Дианы и Актеона). Для огромной этой работы (четыре акта, что будут идти с двумя антрактами) Бурлака пригласил себе в помощь еще одного знатока старинной хореографии -- петербургского балетмейстера Василия Медведева. Кроме того, в постановочную команду вошли сценограф Алена Пикалова, художник по костюмам Елена Зайцева (они вдохновлялись работами театральных художников XIX века, так что Париж на сцене будет очень ярким и «вещественным») и дирижер Павел Клиничев. С архивными разысканиями хореографу помогал театровед Сергей Конаев.

Не надо бояться того, что под Новый год в Большом сыграют трагедию -- в отличие от романа, балет заканчивается счастливо, цыганка выходит замуж за дворянина, в которого влюблена. (Такой финал был предложен в свое время театру самим Виктором Гюго, и весь XIX век у истории был этот хеппи-энд, лишь в XX веке хореографы в стремлении к социальному правдоподобию и верности литературному первоисточнику стали отправлять бедную девушку на казнь.) Цыганками в Большом, каждой из которых достанутся и лихие танцы с бубном, и лирические объяснения в нежных чувствах, будут Мария Александрова, Наталья Осипова, Нина Капцова и Анастасия Сташкевич. Предполагается, что первые три балерины именно в таком порядке займут три премьерных вечера, четвертая же, видимо, выступит в закрытом для обычной публики спектакле. А сиятельными Фебами, предметами девичьих грез, станут Руслан Скворцов, Александр Волчков, Дмитрий Гуданов и Артем Овчаренко. И лишь одна исполнительница, обреченная на успех, пока неизвестна широкой публике -- живая белая коза, любимица Эсмеральды, с которой балерины всегда появлялись на сцене, уже выращена специально для премьеры, но имя ее еще не сообщается прессе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 23, 2009 10:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122302
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Почему коза танцует //
Под Новый год в Большом театре покажут новый балет

Где опубликовано| "Новые известия"
Дата публикации| 20091223
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2009-12-23/119447/
Аннотация|



Конец года в московском балете ознаменовался модой на Виктора Гюго. Спектакль по его роману «Собор Парижской богоматери» недавно показал Музыкальный театр, а теперь готовит и Большой. Премьера «Эсмеральды» пройдет в ГАБТе с 25 по 27 декабря. Блокбастер по мотивам старинного спектакля делают худрук балета театра Юрий Бурлака и петербургский балетмейстер Василий Медведев.

Древние балеты, сохранившиеся до наших дней, похожи на слоеный пирог: в них несколько уровней, привнесенных редакторами разных времен и народов. Но в последние годы и Мариинка, и Большой полюбили аутентичность по принципу «восстановим старинный спектакль в том виде, как он шел в XIX веке». В спорах о плюсах и минусах данного подхода (и о самой возможности восстановить утраченное) разругались многие критики. Широкая публика, впрочем, не подозревает о таких профессиональных тонкостях, но знает, что новое название в афише сулит приятное разнообразие в череде «Лебединых озер» и новогодних «Щелкунчиков».

«Эсмеральда» приглянулась ГАБТу, потому что это, по словам Бурлаки, «большой балет с большими страстями». За основу проекта театр взял петербургский спектакль 1899 года, сотворенный хореографом Императорских театров Мариусом Петипа не на пустом месте: мэтр отредактировал предшественника Жюля Перро, поставившего «Эсмеральду» еще при жизни автора романа. Гюго, видимо, был рад переносу своего детища в музыкальный театр. Он не только дал согласие на радикальные изменения сюжета, но сам написал либретто для музыкального театра. В балете на музыку Пуни, впервые показанном в 1844 году, сохранялись главные персонажи – поэт Гренгуар, архидьякон Клод Фролло и добрый урод Квазимодо. Главной «примочкой» стал хеппи-энд: героиню не казнили по ложному обвинению, и плясунья спасалась благодаря своевременному вмешательству капитана Феба. А он, в свою очередь, из бессердечного ловеласа превратился во влюбленного и благонравного юношу. С момента создания спектакль много кочевал по сценам мира и прижился в России, где получил не только новую хореографию, но и отличных балерин для роли Эсмеральды. Чего стоила одна только Матильда Кшесинская, игравшая бедную цыганку в дорогих бриллиантах…

Старинный балет, по мнению Бурлаки, должен выглядеть действительно старинным во всем – от декораций до мизансцен. Но в этот раз несгибаемый пассеист дрогнул. Приняв как данность, что буквализм не всегда идет искусству на пользу, многое вообще утрачено, а длинноты могут быть и у классиков, Бурлака запустил проект по принципу «все хорошее нам пригодится». Новый спектакль – своеобразный путеводитель по собственной истории: в основе конкретная постановка конца XIX века, дополненная фрагментами позднейших редакций и вновь сочиненными танцами. Что гарантировано, так это декорации под средневековье и костюмы а-ля пятнадцатый век. Главное, по мнению соавторов, – сохранить ауру старинного балета. Поэтому все возможные исторические исследования ими были проведены и все архивы тщательно изучены. После этого нужно было найти баланс между игрой в неторопливую старину и привычкой к динамике, свойственной нашим дням. Впрочем, густонаселенный спектакль (в нем есть цыгане и солдаты, аристократы и горожане, нимфы и шуты, поэты и бандиты – обитатели парижского дна) вряд ли кого заставит скучать. Балет сделан на интригующих контрастах: эксцентрические танцы толпы сменяются камерными эпизодами и смачными мимическими «играми», в которых демонстрируются всевозможные достоинства и пороки – от предательства и похоти до всепрощения и любви.

Главную роль, как сообщает анонс театра, «будут танцевать артистки разного возраста и разного сценического опыта». Среди исполнительниц – известные танцовщицы Мария Александрова и Наталья Осипова. Можно не сомневаться, что средневековая парижанка у них получится разной: Александрова тяготеет к «ролевой игре», за которой ощущается торжественное присутствие прима-балерины, а Осипова – к непосредственности и жизнерадостной страстности. Кроме танцев, балеринам придется заняться дрессурой: в соответствии с традицией все Эсмеральды выходят на сцену с ручной козочкой.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 23, 2009 11:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009122303
Тема| Балет, БТ, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии, Юрий Бурлака
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА
Заголовок| Старая русская //
В Большом театре состоится премьера балета «Эсмеральда»

Где опубликовано| РБК daily
Дата публикации| 20091223
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2009/12/23/lifestyle/449625
Аннотация|

Премьерные показы балета «Эсмеральда» пройдут на сцене Большого театра с 25 по 27 декабря. Это эксклюзивный проект: только у ГАБТа будет реконструированный старинный опус по мотивам романа «Собор Парижской Богоматери». Образец большого стиля русского балета обещает стать лакомым кусочком для любителей традиций и приманкой для зарубежных импресарио.

Сюжет роман Виктора Гюго зрелищен и театрален по самой сути, недаром его часто использовали и в кино, и в опере, и в мюзикле. В балете эксплуатировать историю о парижанах XV века начали еще при жизни писателя. Посетителям музыкальных театров тогда требовался романтизм облегченного типа — со счастливым концом. И Гюго сам создал либретто, в котором отменялся трагический финал. Нет, мерзкий архидьякон Клод Фролло и в балете был наказан, погибая от руки уродливого звонаря. Но в спектакле, впервые показанном в 1844 году в Лондоне, главная героиня не только не умирала на эшафоте, но воссоединялась с возлюбленным — капитаном Фебом.

В таком виде спектакль добрался до Петербурга. Со временем русской «Эсмеральде» добавили новую хореографию и переодели в костюмы по эскизам Ивана Всеволожского — директора Императорских театров и неплохого художника–любителя. Именно постановку конца XIX столетия восстановили худрук балетной труппы ГАБТа Юрий Бурлака и хореограф Василий Медведев. Бурлаке, апологету «аутентизма», по сердцу предельное погружение в эстетику прошлого. Но стопроцентной точности соавторы добиваться не стали: многое утрачено, а техника и эстетика классического балета за сто с лишним лет сильно изменились. Как и восприятие публики — ей нынче трудно следить за «божественными» длиннотами. Поэтому огромный старинный балет станет достаточно «емким», чтобы зрители его выдержали.

Зрелище тем не менее ожидается масштабное и богатое: в деталях воссоздается конец средневековья и исторический Париж с готическим собором Нотр-Дам. На сцене даже появится живая козочка, традиционная спутница балетной Эсмеральды. Правда, неизвестно, сможет ли она, как коза из романа, безошибочно отстукивать копытом день, месяц и час. Впрочем, в новом балете и без дрессированных животных есть на что посмотреть. В «Эсмеральде» весьма колоритные обитатели. С одной стороны, калеки, воры, бродяги и нищие, обитающие во Дворе чудес. С другой — аристократы, скрывающие нравственную глухоту за изысканными манерами. Не говоря уже об игровых мимических эпизодах, раскрывающих психологию персонажей, и колоритных массовых плясках, в которых половодье эмоций замешено на геометрической правильности балетных па. Над всеми, как и положено в старых спектаклях, царит прима-балерина, для которой кудесник русского балета Мариус Петипа сочинил превосходные танцы.

В общем, стиль и ауру императорского спектакля постановщики постарались передать во всей красе. Самое точное сравнение для нового балета — как если бы взяли фарфоровую тарелку XVIII века, потускневшую от времени, и сделали на ее основе другую, похожую, но с учетом новых технологий.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 6 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика