Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-12
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2009 11:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120305
Тема| Балет, Проект "Короли танца", Персоналии, Николай Цискаридзе, Дэвид Холберг, Иван Васильев, Денис Матвиенко,
Авторы| Павел ЯЩЕНКОВ
Заголовок| Цискаридзе стал демоном
Где опубликовано| "Аргументы недели" № 48
Дата публикации| 20091203
Ссылка| http://www.argumenti.ru/publications/11713
Аннотация|


«Падший ангел» Цискаридзе взлетел очень высоко

Звезды мирового балета буквально штурмуют российскую столицу. В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко прошла мировая премьера громкого международного спектакля «Короли танца», стоимость которого составила 2 млн. долларов. Тур, начавшийся в Москве, пройдет по городам России и в Прибалтике, а финиширует в Нью-Йорке в феврале 2010 года. От имен голова кругом. Все сплошь лидеры ведущих театров мира, знаменитейшие танцовщики современности.

«Все красавцы удалые, великаны молодые, все равны, как на подбор», ну а в роли дядьки Черномора - Николай Цискаридзе. Действительно, хороши были все. Но публика венчала на царство только одного. Венчала оглушительными криками в высоком присутствии двух ведущих современных хореографов - Бориса Эйфмана и Начо Дуато. Первым среди равных, кто сумел сорвать сумасшедшие овации зрительного зала, оказался американец Дэвид Холберг. Этому исполнителю присущи невероятная чистота движений и музыкальность. Кронпринцем при нем стал наш танцовщик, объявленный «летающим чудом Большого театра», - 20‑летний Иван Васильев.

Впрочем, «чуду» особо почудить не дали: развернуться парню было просто негде. Свои знаменитые прыжковые трюки, находящиеся за пределом человеческих возможностей, он проделал только в грандиозном финале.

Дэвид Холберг, участвовавший в вечере только в первый день, и вправду сразил всех наповал. Его совершенное пластичное тело можно воспринимать как инструмент по извлечению гармонии. Танцовщик с успехом продемонстрировал это и в гениальном творении Ролана Пети «Битва ангелов» из балета «Пруст», и в шедевре Начо Дуато «Ремансо».

Провалил выступление лишь Денис Матвиенко. Миниатюра была поставлена когда-то Леонидом Якобсоном специально на Михаила Барышникова и обеспечила последнему победу на самом первом московском конкурсе. Впрочем, Матвиенко тут же реабилитировался, составляя компанию Холбергу в «Битве ангелов». Весьма выразителен танцовщик был и в шедевре Дуато.

Но главным событием, которого все ждали на королевском вечере, составленном по преимуществу из уже хорошо известных композиций, была премьера - сочиненный Борисом Эйфманом на Николая Цискаридзе балет «Падший ангел». Здесь Цискаридзе, стилизовавший свой облик под врубелевского «Демона», проявил себя артистом в самом высоком понимании этого слова.

- Инициатива создания этого маленького балета шла от Николая, потому что он давно мечтал реализовать на сцене образ Демона, - рассказал Борис Эйфман. - Он обратился ко мне с такой просьбой еще много лет назад. Я назвал этот балет так, потому что это не лермонтовская история о Демоне, как мечтал Николай. Это миниатюра о раздвоении личности, о добре и зле, о божественном и дьявольском в человеке.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2009 11:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120306
Тема| Балет, , Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Ведущие: Сергей Корзун
Заголовок| Передача: Без дураков
Где опубликовано| "Эхо Москвы"
Дата публикации| 20091201
Ссылка| http://echo.msk.ru/programs/korzun/637659-echo/
Аннотация| На сайте есть аудиозапись: http://echo.msk.ru/programs/korzun/637659-echo/

СЕРГЕЙ КОРЗУН: Добрый вечер всем. Сергей Корзун это я, а мой сегодняшний гость Андрис Лиепа. Андрис, добрый вечер.

АНДРИС ЛИЕПА: Добрый вечер всем.

С. КОРЗУН: Обладатель звучной балетной фамилии, которую сам, между прочим, и приложил руку, чтобы она с тала еще более звучной. Возродил Дягилевские сезоны, еще с давних пор уже, заслуженный пенсионер России, можно так сказать.

А. ЛИЕПА: Да, конечно.

С. КОРЗУН: Сколько лет уже на пенсии?

А. ЛИЕПА: Ну, обычно в балете 20 лет и ты пенсионер. Вот если мне 47, значит, уже где-то лет 7 я уже официальный пенсионер. Но хотя ставить спектакли и делать какие-то необычные проекты я начал раньше. Так что где-то с 32 лет занимаюсь режиссурой.

С. КОРЗУН: Понятно. А пенсионное удостоверение есть? И пенсию получаете? Большую, наверное.

А. ЛИЕПА: Ну, удостоверения нету, потому что я не проработал на одном месте. Я в Большом театре проработал 8 лет, а потом поехал по всему миру.

С. КОРЗУН: Интересно, за работу в Америке, Швейцарии, прочих странах не дают что ли пенсию российскую?

А. ЛИЕПА: А вот интересно, кстати, хороший вопрос, потому что в Америке я проработал 2 года и пенсию, которую я там зарабатывал мне потом вернули. Т.е. с каждой зарплаты, отчисления, который я получал, мне потом вернули. Так что это все логично и правильно.

С. КОРЗУН: Ну, Вы работали исключительно грин кард, разрешение на работу.

А. ЛИЕПА: Ну, грин кард не было, было разрешение на работу, и я отчислял на Агма Юнион, мне потом прислали деньги на счет, которые я заработал, и которые не использовал, как пенсионер в Америке.

С. КОРЗУН: И об этом эпизоде Вашей биографии еще вспомним. Ну, Вы родились в семье, понятно, Мариса Лиепы…

А. ЛИЕПА: И Маргариты Жигуновой.

С. КОРЗУН: И Маргариты Жигуновой. Не сказать, что детство у Вас было бедное…

А. ЛИЕПА: Театральное.

С. КОРЗУН: В 5 лет пошли сразу на "Щелкунчик", по-моему.

А. ЛИЕПА: Даже раньше. Я так понимаю, в 5 лет я уже смотрел класс, в котором папа занимался в Большом Театре с великими, великими. И Майя Михайловна Плисецкая, и Васильев, Максимова, Фадеечев. Т.е. это все с самого детства.

С. КОРЗУН: Вот сейчас на этом этапе можете сказать, что отцу было бы, будь он жив Царствие ему Небесное, не стыдно за Вас. Что Вы как бы дела продолжили.

А. ЛИЕПА: Ну, на самом деле Фонд существует больше 10 лет, фонд им. Мариса Лиепы, очень много занимаемся благотворительными акциями, хочу еще раз поблагодарить как раз "Эхо Москвы" за то, что нам помогли недавно провести концерт, посвященный юбилею первого московского Хосписа. И именно Ваша радиостанция нам очень помогла в этом. А отец тоже очень много занимался благотворительностью, и так получилось, тогда это не было в такой форме, как сейчас. Вот у нас можно фонд открыть, и как-то заниматься интересными творческими делами. А он просто перечислял деньги в Фонд мира. Вот такая удивительная история. Все смотрели, как на какую-то пиар акцию. Но я так понимаю, что у отца было какое-то хорошее, доброе сердце, которое он не каждому открывал. Очень многие люди считали его недоступным и достаточно таким холодноватым человеком, потому что он латыш. И очень многие не понимали, как он действует в этой жизни, и что для него главное. Семью очень любил. Был всегда с нами очень весел. И у меня и у Илзе какие-то потрясающие впечатления детские, потому что отец всегда с нами смеялся, занимался спортом. Мы обязательно ездили на Ленинские горы, бегали, и он мне подарил первый скейт, на котором я начал бороздить просторы Москвы. А по Брюсову переулку, тогда это была улица Нежданова, спускался вниз на скейте в серебряной куртке и девочки до сих пор вспоминают.

С. КОРЗУН: Рад, что вывел Вас на эту историю, но от вопроса Вы ушли. Вопрос-то я имел в виду чисто творческий. Потому что помнят Мариса Лиепа не как человека, который передавал деньги в Фонд мира, Вы же понимаете, а как Спартака, допустим.

А. ЛИЕПА: Красс, "Спартак" - очень интересный спектакль, который ему действительно в жизни повезло. У него есть такая роль, которая, наверное, за которую его называли Лоренс Оливье в балете. А когда он приезжал в Лондон, и танцевал Красса, такое потрясающее междометие или какую-то фразу написал английский критик Клайв Барнсон написал: его мозг танцует, а тело думает. Когда он исполнял роль Ромео в "Ромео и Джульетте", на самом деле все, кто знали отца, часто меня путают. Вот сегодня мне позвонил один корреспондент. И говорит: Марис? Я говорю: нет, это Андрис. Ой, извините, все сразу как-то пугаются. Я все равно Андрис Марисович. Поэтому если русских иногда называют Петрович, Николаевич.

С. КОРЗУН: Марисович.

А. ЛИЕПА: Марисович. А в Латвии же отчеств нет, поэтому иногда в виде такой шутки, хохмы меня называли в Риге – Маарисович. Маарисович приехал. Даже не Андрис, а Марисович.

С. КОРЗУН: А я все-таки буду настаивать на своем вопросе. Я помню его. А вот Ваша судьба в балете в том, основном, что делал отец, как сложилась. Стали Вы достойным сыном своего отца?

А. ЛИЕПА: Ну, наверное, это кому-то другому судить. Всегда старался все делать не на 100, а на 200%. Я понимал, что родился не в простой семье. Мама – актриса замечательная драматическая. Папа – величайший танцовщик 20 века. И конечно, надо было как-то соответствовать уровню какого-то творческого потенциала семьи. И часто говорят, что природа на детях отдыхает. И это очень часто в нашей семье звучало. И сейчас приятные какие-то впечатления от тех людей, которые смотрят за нами и видят и говорят, что это изречение не совсем правильное в формате Вашей семьи.

С. КОРЗУН: С сестрой Илзе в детстве дружили, дрались? Как? Ну, оба занимались балетом, собственно.

А. ЛИЕПА: Оба занималась балетом, мы партнерами были. Потом, когда поступили в Большой театр, стали делать какие-то свои проекты. И Илзе танцевала со мной "Видение розы". А отец у нас преподавал дуэт. Мы вместе стояли. Нас часто ставили, по характерному мы танцевали вместе, не знаю, очень хорошо венгерские танцы, испанские танцы, что-то все вспоминаю.

С. КОРЗУН: Ну, это на сцене, а дома-то приходили домой и начинали из-за чего-нибудь ссориться, драться. Ох, как ты мне надоела, ох, как ты мне надоел.

А. ЛИЕПА: А мы учились с ней в одном классе. Так получилось, что не смотря на то, что мы с ней почти погодки, учились в одном классе. Т.е. у нас разница 2 года почти. 1 год и 11 месяцев. А поступили в один класс. И доучились вместе в одном классе, поэтому нам было удобно. Вместе уходили, вместе приходили. Делали уроки, давали друг другу списывать.

С. КОРЗУН: И кто за кого делал больше?

А. ЛИЕПА: Ну, Илзуня, конечно была, наверное, более прилежной, чем я, но у меня какие-то были хорошие предметы, там история, географию очень любил. И был в любимчиках у педагогов, поэтому думаю, что по истории, по географии мог бы дать фору даже ей. История балета, история искусства.

С. КОРЗУН: Андрис Лиепа в эфире радио "Эхо Москвы" в программе "Без дураков" и Илзе Лиепа.

ИЛЗЕ ЛИЕПА: Андрис всегда для меня был человеком после отца следующим по авторитету в нашей профессии. В детстве мы, как все нормальные дети, прошли период всех вредностей и сложностей, но, к счастью, это не помешало нам в юности идти навстречу друг к другу, уважать, ну, просто любить друг друга. Перед премьерой в Парижском театре Шанзежелизе проходит генеральная репетиция, у меня новый костюм. Я решают огромную проблему, танцевать ли мне в черном трико и в черных туфлях, или в розовом трико или в розовых туфлях. Андрис, не смотря на то, что он рулевой и руководил в этот момент гигантской машиной театральной, левой рукой включил камеру и снял мою генеральную репетицию так, чтобы я после нее могла сама посмотреть и принять вместе с ним правильное решение относительно того, какую поставить заключительную точку в моем костюме.

С. КОРЗУН: Илзе Лиепа – сестра Андриса. Алаверди какую-нибудь историю рассказывайте. Вы теперь не можете отказаться из совместного детства.

А. ЛИЕПА: Из детства?

С. КОРЗУН: Ну, не из детства. Из юности.

А. ЛИЕПА: Из детства, что-то я помню, мы нашалили и я даже не помню по какому поводу, но как-то нас отец решил наказать. Наказание было очень фирменным. Взял, открыл Шекспира и сказал: когда я приду, чтобы было выучено отсюда и досюда.

С. КОРЗУН: Ничего себе. Представляю, как Вы ненавидите Шекспира с тех пор.

А. ЛИЕПА: Да, нет, все игры, все даже наказания оказались очень даже в жилу. Илзе играет сейчас в драме. Я когда-то сыграл Есенина в Японии. Так что даже поэтические такие опусы первые, они пошли, наверное, с таких маленьких экспериментов отцовских.

С. КОРЗУН: И сейчас тоже в замечательных отношениях с сестрой? Вместе работаете?

А. ЛИЕПА: Ну, да, на самом деле она у нас была звезда прошлых русских сезонов, которые мы провели в июне этого года в Париже. В этом году столетие Русских сезонов. Сейчас готовим потрясающий проект на следующий год. 2010 – это год культуры России во Франции. И второй Русский сезон, который мы повезем в Париж, театр Шанзелизе, у нас уже новая звезда. Это замечательная балерина Большого театра Мария Александрова. Она исполняет в двух балетах главные партии. Это "Павильон Армиды", спектакль, который восстанавливали и делали специально для нее. Вот, наверное, в этом феномен Дягилева, который мог для артиста создавать спектакли. К сожалению, наши театры на сегодняшний день отстают в этом начинании. И поэтому на артистов мало кто что делает. Берут репертуарные планы. Составляют их непонятно почему. А Маша совершенно феноменально станцевала сейчас "Жар птицу". Был тур по России. Я сегодня в 6 утра вернулся из Нижнего Новгорода.

С. КОРЗУН: Как раз к вопросу, Наташа из России: "Андрис, люблю Вашу семью. Мариса, Илзе и Вас. Дай Бог Вашей сестре здоровья и удачи. Марис был потрясающий танцовщик. Но и Вы с сестрой не подкачали. Планируете ли гастролировать по стране?" А то я уже обратил внимание, что два раза слово "Париж" произнесли. А пока вот первый раз Нижний Новгород.

А. ЛИЕПА: У Дягилева была задача вывести Русские сезоны в Париж и прорубить окно в Европу для русского искусства. Он с ней справился совершенно феноменально.

С. КОРЗУН: Потом это окно закрылось с обратной стороны.

А. ЛИЕПА: Да. Вот до 1929 года, пока жив был Сергей Павлович, Русские сезоны благополучно бороздили все европейские страны, и ну пробито было окно. К сожалению, все лучшие представители русского искусства того времени и начала прошлого века остались вместе с Дягилевым. Перечислю нескольких. Поймете, насколько страшна была потеря. Сам Дягилев, Стравинский, Нижинский, Павлова, Карсавина, Ида Рубинштейн, Лев Бакст, ну, сейчас просто перечислять и перечислять. Дальше Баланчин и Мясин. Серж Лефарь- это все те люди, которые остались. Бронислава Нижинская, Михаил Михайлович Фокин с супругой. Т.е. практически семьями люди уезжали. Вот представьте, насколько оголился наш культурный генофонд.

С. КОРЗУН: И откуда все это взялось в послевоенное время?

А. ЛИЕПА: Все это осталось за границей. А у нас развивалось направление соцреализма. А вот то, что мы называем – серебряный век и великолепные постановки начала прошлого века. То, что мы именуем Русские сезоны, они, к сожалению, остались за границей. И вот уже в 93 году мне удалось восстановить "Жар птицу", "Петрушку", "Шахеризаду". А сейчас восстановлено уже 9 балетов из репертуаров Русских сезонов. Для Коли Цискаридзе восстанавливали "Синеного бога". Для Ирмы Ниорадзе восстанавливали "Тамар". Поэтому мне очень важно и интересно, что все артисты, Илзе станцевала "Болеро", которое когда-то танцевала Ида Рубинштейн. Прекрасно танцует в "Шахеризаде". А вот сейчас будущий сезон мне очень приятно, что у нас есть замечательная труппа, с которой я работаю, это "Кремлевский балет", художественный руководитель Андрей Борисович Петров. Молодежь за 4,5 года абсолютно погрузилась в это направление восстановленных спектаклей из Русских сезонов.

С. КОРЗУН: Андрис, а как Вы восстанавливали? Насколько я помню, в начале прошлого века на видео вроде как не снимали балет. Поэтому все, что Вам осталось, это фотографии, эскизы какие-то декораций.

А. ЛИЕПА: Ну, если кто вот реально понимает, как балеты передаются, через поколение. Они передаются из ног в ноги. То бишь, мне "Видение розы" передал отец. Отец работал до этого долго, очень скрупулезно восстанавливая по каким-то воспоминаниям, встречался с Тамарой Карсавиной в Лондоне, с Антоном Долиным, с Сержем Лефарем, с Ольгой Спесивцевой. Вот так получилось, что у него в жизни были эти встречи. Передал это мне. Илзе со мной этот спектакль станцевала в Лондоне. Мы это записали. А, например, "Жар птица", она так и шла за границей. Она никогда не прекращала своего движения по Европе. "Жар птица" идет в Парижской опере, была поставлена в Ковен Гардене, в Американ Балей Титр, шла даже в труппе у Барышникова, у которого я тоже работал. А "Петрушка" точно так же до 42 года. Пока Михаил Михайлович Фокин не умер, он сам курировал эти спектакли. Потом все-таки кино появилось, 16-миллиметровые камеры все заснимали, я видел, например, репетиции "Шахеризады" в Голливуд Бойле, которые мне внучка Михаила Михайловича передала и показала, как одному из тех людей, которые занимались реально восстановлением спектаклей. А все это шло. "Шарехеризада" шла в Бостоне, мы получили записи. От Брониславы Нижинской мы получили, от внучки ее Наталии Райенц мы получили "Болеро", которое последний раз снималось там в 56 году. А до 76 года восстанавливалось каждый. И вот так вот передается. Что-то утеряно. Например, "Павильоны Армиды" и "Синий бог" нам пришлось восстанавливать по воспоминаниям, по фотографиям. Но это была скрупулезная работа. Я когда-то залез в запасники Библиотеки Луначарского в Санкт-Петербурге, в которую Виталий Фокин в 57м году переслал два огромных сундука с материалами Михаила Фокина, которые когда-то он завещал передать в Советский Союз. И только в 92м году мне открыли вот эти два сундука. И там я увидел "Отель Монте-Карло", маленькая зарисовка "Жар-птицы", как Жар-птица сидит на плече у Ивана царевича. Какая разводка кордебалета в "Шахеризаде". И все это осталось, все это существует. Те, кто действительно занимается хореологией, хореографией, могут попасть в эти запасники и что-то для себя откроют интересное.

С. КОРЗУН: Многое восстановили? Сколько еще хотите восстановить из Дягилевских сезонов?

А. ЛИЕПА: Ну, вообще, мечтал сделать очень интересный проект, связанный с "Клеопатрой". Это один из тех спектаклей, который поразил когда-то французов именно в сезон 1909го года. Очень интересный проект, мы нашли музыку Черепнина. Тоже в Фонде Николая Черепнина. Это "Нарцисс", Коля Цискаридзе, когда танцевал небольшую версию, которую сделал Касьян Голейзовский, а полный спектакль с костюмами, декорациями Бакста задумал и можно его восстановить и сделать совершенно феноменальный проект реконструкции этого спектакля.

С. КОРЗУН: Что для этого нужно, если коротко? Желание? Деньги? Желание у Вас есть.

А. ЛИЕПА: Желание есть. И я думаю, что если мы хорошо пройдем в этом году в Париже в марте будущего года, я надеюсь, что и найдутся те люди, которые помогут нам это восстановить.

С. КОРЗУН: Андрис Лиепа. И продолжение разговора сразу после выпуска новостей.

НОВОСТИ

С. КОРЗУН: И мой сегодняшний гость, напомню, Андрис Лиепа. Андрис, мы с Вами говорили о том, как в начале прошлого века балетные артисты покидали нашу страну. Но нечто подобное произошло и во второй половине также прошлого века, собственно о котором мы говорим. Барышников, Нуриев, Вас чуть не потеряли. Правда, Вы не сбежали, как тогда говорили, а, по-моему, были первым танцовщиком, которому было официально разрешено уехать работать за границу.

А. ЛИЕПА: Да. И работать в труппе у Михаила Барышникова, который на то время еще был…

С. КОРЗУН: Не въездным.

А. ЛИЕПА: Это мягко сказано.

С. КОРЗУН: Как минимум.

А. ЛИЕПА: А американцы называли меня - перестройка кид, потому что дитя перестройки, начало горбачевской оттепели, она дала совершенно другой толчок развития отношений с США, и в первую очередь дала возможность артистам уезжать и возвращаться. Ну, грин кард я никогда в Америке не делал. Чем поразил американцев просто до глубины души. При поступлении в труппу каждый человек сразу же бежит и оформляет себе грин кард. Я сказал, что, ребята, у меня есть эйч уан, рабочая виза на год. Зачем мне нужна Ваша грин кард. И для иностранцев это был совершенный нонсенс, потому что все они понимают, что грин кард дает возможность безвизового въезда в США. То, чего все на самом деле и добивались.

С. КОРЗУН: Ну, вот пошел каким-то нестандартным путем.

А. ЛИЕПА: Это Вы что выезжали из США куда-то на гастроли, и потом опять визу надо было получать, чтобы въезжать?

С. КОРЗУН: Она у меня была годовая эйч уан, поэтому она рабочая.

А. ЛИЕПА: А, рабочая.

С. КОРЗУН: А какие-то экономические преимущества давала грин кард по сравнению с эйч уан?

А. ЛИЕПА: Ну, грин кард дает не преимущества, а наоборот, я-то на самом деле еще понимал, что все налоги, которые придется платить, которые я работал уже в Европе и тоже там танцевал. А те, кто имеет грин кард, должны платить налоги и европейских заработков тоже. На самом деле это достаточно такая двоякая история.

С. КОРЗУН: Т.е. патриот России Андрис Лиепа еще и терял на том, что не захотел приобрести грин кард. А что сложно было там ну как бы внедриться в эту обстановку? Почему на самом деле о грин кард не думали то?

А. ЛИЕПА: Какое-то время было фантастическое. Я сейчас думаю, что то, что я туда рванул, было фантастически. Все решили, что вот еще один сбежавший элемент и так и мучили Илзу какое-то время. Потом когда я через 3 месяца вернулся, поверг всех в шок, пошел к министру культуры, пытался с ним поговорить, что хотел продолжать работу, дайте мне возможность год поработать в Америке. В общем, в итоге все закончилось очень хорошо. Не буду рассказывать целиком всю эту историю я, наверное, первый танцовщик, который получил официальное разрешение на выезд. У нас же были тогда выездные визы. Т.е. каждый выезд должен был быть санкционирован, как минимум, министерством культуры и министерством иностранных дел. И наверное, каких-то внутренних еще служб. Вот пока это утверждение не приходило, визу на выезд не давали. А вот у меня была многократная выездная виза. Такая была только у Виардо, у пианиста.

С. КОРЗУН: Ну, в Америке-то чего не осели? Я Вас, конечно, не зову назад в Америку. Семьей вроде обзавелись.

А. ЛИЕПА: Знаете, на самом деле было совершенно феноменальное предложение от Олега Виноградова. Он приехал на гастроли с Кировским театром летом. Я год отработал уже с труппой Михаила Барышникова. В начале сезона где-то в сентябре, в октябре Михаил ушел из труппы, и у меня был контракт еще на год. И когда я приехал в Петербург, станцевал там как раз вечер, посвященный Нижинскому, станцевал "Видение розы", Олег Михайлович сказал: Андрис, оставайся. Если хочешь, приезжай. В феврале едем на гастроли в Париж, будем в Опера танцевать "Петрушку". Он поставил новый балет "Петрушка". Хочешь, станцуешь ее. Я, на самом деле, сделал какой-то совершенно феноменальный рывок, бросок, прыжок, и вернулся в Советский Союз.

С. КОРЗУН: Корни, стало быть, не пустили в Америке. Я и о Вашей первой жене спрашиваю, расстались так, потому что она не захотела возвращаться в Россию?

А. ЛИЕПА: На самом деле она работала в ООН, и продолжает так и работать там. Мы с ней очень хорошо дружим, и ну просто, знаете, как бывает. Разошлись такие пути, никто не захотел сдавать своего места. Я творческого, а она своего интересного места в ООН, которое она занимала.

С. КОРЗУН: И друг другу в упрек это не ставите сейчас. Вот разошлись и разошлись.

А. ЛИЕПА: На самом деле это какая-то такая история настроения. Бывают иногда такие моменты в жизни, когда вроде бы делаешь не по логике, а по какому-то настроению. И ты вспоминаешь это с какой-то любовью и хорошим чувством.

С. КОРЗУН: Ну, и в Россию Вы вернулись так как-то против течения.

А. ЛИЕПА: Тогда была не Россия, тогда был Советский Союз.

С. КОРЗУН: Подождите, вы в 88м уехали, а в 90м Вы еще возвращались.

А. ЛИЕПА: Так я вернулся в 90м.

С. КОРЗУН: В 90м, потому что мне казалось, что это была уже Россия. Это уже 91, 92 год.

А. ЛИЕПА: Я еще попал под раздачу, когда нечего было есть в Ленинграде. У меня не было талонов.

С. КОРЗУН: Так это долго длилось, это несколько лет.

А. ЛИЕПА: Я прожил 3 года, по-моему, в гостинице "Советская". Я там в Петербурге, потом театр стал Мариинским, город стал Петербургом. И я там прожил 7 лет. И 7 лет работал в Ленинграде, в Петербурге.

С. КОРЗУН: Возвращенец Андрис Лиепа. Там же и встретили Вашу нынешнюю супругу?

А. ЛИЕПА: Да. Катюшу, но она тоже москвичка.

С. КОРЗУН: Служебный роман был. Насколько я помню, историографы описывают, или Вы сами в каком-то интервью говорили, что это было, Вы очень любили заниматься вечером. И она тоже там была. Ну, и соответственно волей неволей…

А. ЛИЕПА: Да, это тоже роман по интересам. Когда два человека встречаются в пустом зале в 10 часов вечера, это уже что-то из какой-то такой воркоголической романтики. Т.е. могу называть себя трудоголиком. Наверное, Катюша тоже такая была.

С. КОРЗУН: Ну, если они встречаются вечером в одном и том же зале, они или начинают друг друга ненавидеть, или начинают друг друга любить. У Вас произошло, насколько я понимаю…

А. ЛИЕПА: Нет, у нас были еще гастроли в Париж. С Парижем связано очень многое, и первые мои гастроли в Париж были как раз в театр Шанзелизе. И я танцевал тогда в программе Васильева, посвященной Улановой. Кстати, в ближайшее время будем отмечать столетие Галины Сергеевны 8 января. А с Катюшей, тоже это были гастроли с Кировским театром. В Париже в Опера я танцевал "Петрушку". Это тоже было очень символично, потому что до этого где-то за 2 недели я побывал на кладбище Сан-Микель в Венеции, где похоронен Сергей Павлович Дягилев и Стравинский. И так это все завязалось в какой-то такой клубок сумасшедший. Вот до сих пор я занимаюсь теми проектами, которые когда-то создавали Дягилев, Стравинский, и полтора года назад фестиваль "Черешневый лес" вывез 40 деятелей культуры туда в Венецию. И на острове Сан-Микеле возлагали цветы. А там есть такая традиция, Дягелеву кладут свои туфли на такой очень интересный постамент, который на могиле, артисты балета. Это, в общем-то, для артиста балета туфли – это как скрипка для музыкантов. В общем, это такое то, без чего артист не может жить. А я положил свои диски, которые я посвятил именно тем работал, которые сделали Дягилев, Стравинский, это "Жар-птица" и "Петрушка", и вот это все положил прямо на могилу Дягилеву и Стравинскому. И я думаю, что очень символично это все было.

С. КОРЗУН: Андрис Лиепа. Это правда, что Вы приняли православие, ради жены, ради возможности обвенчаться?

А. ЛИЕПА: Ой, наверное, знаете, есть такое выражение, Господь как-то привел, вразумил, ну, не могу сказать, что мотивация была только такова. Ну, вот какое-то внутреннее прозрение было.

С. КОРЗУН: А в детстве крестили Вас?

А. ЛИЕПА: Да. Бабушка.

С. КОРЗУН: В лютеранстве.

А. ЛИЕПА: В Риге, там все лютеране. Ну, в основном.

С. КОРЗУН: Бываете часто сейчас в Риге?

А. ЛИЕПА: Каждый год обязательно. Мы делаем вечер памяти отца в Риге в Латвийской национальной опере. Мне вручили орден трех звезд за вклад в развитие культуры в Латвии. Мы очень много делаем. Фонд начинался как раз в Латвии. Фонд отца. И потом мы его перевели сюда в Москву. И в Москве было очень много интересных акций. И такая очень важная, что на доме, в котором жил отец, в Брюсовом переулке появилась памятная доска мемориальная. Это еще Владимир Викторович Васильев помогал нам это делать. И мне кажется, что все это как-то продолжает память об отце. И то, что мы делаем сейчас, спектакли, постановки. Даже какие-то необычные проекты. Я вот с Ксюшей, с моей дочкой очень люблю смешариков…

С. КОРЗУН: Сколько сейчас дочке, кстати?

А. ЛИЕПА: Дочке уже 11. Но мы с ней выросли на смешариках. Им уже 6 лет, там сколько будет, 7. А 5 лет мы делаем большие такие смешар-проекты в Гостином дворе. Сегодня я услышал, что правительство решило, что все-таки отдыхать мы будем до 10 числа, а мы до 10 числа как раз делали новогоднее шоу "Смешарики в Гостином дворе". В следующем году год Тигра и я, и Ксюша, мы тоже по гороскопу тигры. И вот у нас будет новая девочка, которую зовут Тигриция. В смешариках, если кто знает там вообще у нас был очень интересный Мышарик, это год Мыши был. А в этом году Тигриция будет новогодняя звезда. Такой интересный проект.

С. КОРЗУН: Андрис, а Вы ощущаете себя русским, латышом, человеком мира? И вообще что у нас сейчас в России с Латвией-то происходит? Скажите? Мы – друзья, враги, просто соседи?

А. ЛИЕПА: На самом деле в Латвии очень сложно сейчас. Разговаривал со своей тетей, вот буквально позавчера она мне позвонила, сказала, что очень тяжело. А это мы почувствовали летом. Мы приезжали туда с проектом "Русские сезоны". "Павильон Армиды" привезли, потом и поехали Москва-Рига-Париж. У нас был такой тур. Мы из Москвы в Ригу. В Риге станцевали спектакли. Потом приехали в Париж. И обратно возвращались через Ригу. Почувствовали, потому что сложности были просто финансового порядка. Люди хотели пойти в театр, но денег нету просто на покупку билетов. И в опере отменили три новых постановки, которые были уже запланированы. Ну, тяжело. А отношения - вот, встретились с новым мэром латышской столицы – Нил Ушаков. В посольстве Латвии были. Ну, как-то, знаете, проблемы сплачивают людей, на самом деле. И все, наверное, понимают, что Россия – самый близкий сосед. И мы с Илзой много делаем для того, чтобы все-таки культурные связи не прерывались.

С. КОРЗУН: А латышское гражданство есть у Вас, нет? Не задумывались об этом?

А. ЛИЕПА: У меня есть почетное гражданское. Такое же, как у Гедеона Кремера. И как-то так это все было сделано тоже очень солидно, приятно, и когда вручали орден трех звезд с Вией Артманэ мы получали. Это последний раз, когда я ее видел. Конечно, уникальная актриса. И недавно справляли такой уже, ну, как бы без нее ее юбилей. Ну, конечно, жалко, что такие люди уходят. Ну, на самом деле очень люблю Прибалтику. В Прибалтике у нас интересный хореограф Юриус Маригинас работает. Он поставил три новых балета для Илзе. Для Маши Александровой сделал "Павильон Армиды" совершенно фантастический спектакль, который мы повезем в Париж, - с фонтами, с музыкой Черепнина, с костюмами, которые восстанавливала Анна Нежная. Это костюмы Александра Бенуа. Мы скрупулезно все это восстановили. И я надеюсь, что французы должны быть в хорошем смысле шокированы, потому что у нас едет и Коля Цискаридзе. Он будет танцевать фавна. Маша Александрова у нас танцует "Павильон Армиды" с Михаилом Лабухиным. Это звезда Мариинского балета, новый танцовщик молодой. Артем Ячменников танцует "Жар-птицу". Тоже с Машей Александровой. А Маша просто меня поразила своей работоспособностью и совершенно удивительным каким-то отношением к профессии. И я так понимаю, что профессия ей платит таким же отношением и успехом. Она в прошлом году ездила в Париж и танцевала там в Опера "Раймонду". И я просто, наверное, один из первых танцовщиков, который работал в этом замечательном театре. И я понимаю, как труд потом приносит тебе такие дивиденды, в виде подарков и возможности работать в разных труппах мира.

С. КОРЗУН: Андрис, я сейчас подумал, Вы перечисляли города. Да, Нью-Йорк, там у Барышникова. Париж, туда я вожу "Сезоны". Нижний, да, это еще до эфира говорили. Там пел Шаляпин. Рига. А Вы что-нибудь еще из этих городов сохраняете, кроме работы? Вы все о работе, о работе, и о работе. Или нет? Ну, коньяка в Риге нет. Там бальзам, правда, есть.

А. ЛИЕПА: Пиво есть.

С. КОРЗУН: Пиво есть рижское. Вы же, говорят, большой любитель коньяка.

А. ЛИЕПА: Нет.

С. КОРЗУН: Ценитель, по крайней мере, так представляли. Отец Ваш, сказывают, был большим любителем коньяка. И Вы сами вкус, цвет, и характер коньяка сопоставляли с музыкальными…

А. ЛИЕПА: Проект.

С. КОРЗУН: Т.е. это не то, что Вы думали, это проект.

А. ЛИЕПА: Нет, это проект был очень интересный, когда мы новый бренд коньяка прочувствовали через балетные номера. Мне пришлось придумать на каждую стадию создания коньяка, новый какой-то балетный номер, и сделать презентацию. Это очень интересный проект был. Но ценитель, наверное, каждый человек, который хороший напиток пробует, у него есть какое-то ощущение. Мне нравится в коньяке послевкусие. Но так я не могу сказать, что я любитель.

С. КОРЗУН: Так, ладно. От балета отходим. А "Сказку" для Жасмин делали?

А. ЛИЕПА: Еще как.

С. КОРЗУН: Много подобных проектов сейчас?

А. ЛИЕПА: Ну, очень хороший проект с Анитой Цой, два концерта серьезно было сделано. Сейчас с Анжеликой Агурбаш задумываем новое какое-то шоу. Надеюсь, что будет очень интересно. Это, наверное, будет весной. Жасмин – замечательная певица, с которой мы сделали очень хороший проект, который называется "Перепишу любовь". Очень здорово, до сих пор горжусь тем, что сделал что-то интересное на эстраде. Очень много работаю с разными эстрадными артистами. И Тамара Гвердцители. Был потрясающий проект, для нее, ее сольный концерт с Мишей Шафутинским. С Михаилом Турецким сделал очень хорошую программу с Аней Нежной вместе мы сделали в Кремле.

С. КОРЗУН: А вот вопрос от педагога из России. Ну, первая часть: есть ли продолжатели и ученики школы Мариса Лиепы? А второй: выдержит ли балет конкуренцию с короткими современными танцами, и с яркими шоу-постановками. Давайте сначала на вторую часть как раз. Это близко. Потому и задаю этот вопрос.

А. ЛИЕПА: Ну, на самом деле конкуренцию выдержит, просто потому что. Например, "Жар-птица", "Шахеризада" в следующем году справляют свое столетие. А "Кетс" к сожалению, сняли уже с проката, и "Кетс" уже не идут в Нью-Йорке. 20 с лишним лет они шли на Бродвее. А "Жар-птица" и "Шахирезада" 100 лет идут, в лучших театрах мира. Пока зритель не жалуется. Вот вчерашний успех в Нижнем "Жар-птицы" и "Шахирезады" вообще меня очень вдохновил. Французы вообще считают это все своим. Дягелев же это все привез в Париж. И французы на самом деле считают, что это французские такие опсы. Сейчас будет очень интересный гала-концерт 16 декабря в Париже совместно Большой театр и Опера Гарние. И артисты Гранд опера будут танцевать с артистами Большого театра. Вот Маша Александрова тоже туда едет. Коля Цискаридзе будет танцевать слатисью будет танцевать. "Шахеризаду", которую мы когда-то возобновили. "Петрушка" пойдет, "Видение розы" будет. Будут кусочки из "Лебединого", из "Жизели", "Умирающий лебедь". Так что очень интересно.

С. КОРЗУН: А первая часть вопроса: ученики школы Мариса Лиепы существуют? Ну, вот один, наверное, перед Вами и говорит с Вами.

А. ЛИЕПА: Илза - очень интересная балерина, которая продолжила вот ту актерскую линию и дарование, которое было у отца. Замечательная работа есть с Роланом Пети. Она сделала спектакль, который назывался и называется до сих пор "Пиковая дама". У Изле есть балетная школа, в которой она собирает молодых, интересных детей перспективных. А 19 декабря полугодовой отчетный концерт, который мы совместили с презентацией нового проекта "Щелкунчик". Наверное, нечасто молодые артисты имеют возможность танцевать со звездами Большого и Мариинки. Так что вот мы будем делать этот проект.

С. КОРЗУН: А правда ли история о том, для того, чтобы Илзе могла быть принята в Большой, отцу пришлось написать заявление об уходе?

А. ЛИЕПА: Ну, наверное, да, это такая история…

С. КОРЗУН: Или это легенда?

А. ЛИЕПА: Нет, это не легенда. Это абсолютная правда. Такой был какой-то сделан ход чудовищной несправедливости. Илза долго работала в театре, но начинала, как артистка миманса. И вот чтобы ее перевели в основную труппу, сказали, что ценой своего ухода отец может освободить место для своей дочки.

С. КОРЗУН: Отец сильно переживал?

А. ЛИЕПА: Этот разговор был между Илзой и отцом. И она в своих каких-то воспоминаниях написала об этом. Что она видела такие отцовские глаза, налитые слезами. И сказал, что надо держаться. Держись, миленький, все как бы переживем. И пришлось ему уйти.

С. КОРЗУН: Балет – жесткий мир вообще?

А. ЛИЕПА: Очень.

С. КОРЗУН: Жестче чем политика?

А. ЛИЕПА: Ну, наверное, сродни. Потому что это государство в государстве. Если Вы думаете, что Большой театр… Большой театр может дать фору любому политическому какому-то альянсу. Там много всяких проблем всегда в театре. И я думаю, что то, что пока его не могут реконструировать, это такой очень серьезный пример того, что ну, не все так ладно, и не все так просто.

С. КОРЗУН: А когда там реконструируют помещение, что там будет, можете предположить?

А. ЛИЕПА: Вы меня спрашиваете?

С. КОРЗУН: Да, Вас спрашиваю. Имеете какое-то отношение к этому?

А. ЛИЕПА: Ну, я переживаю. Это на самом деле мой любимый театр. И все те люди, которые хоть когда-то выходили на сцену Большого театра, с огромным чувством горечи видят и понимают, что пока ничего не сдвинулось с места. И когда театр восстановят, не понятно. Если Вы помните, МХАТ 10 лет стоял. Были только стены. И пока каким-то волевым решением правительство не решило восстановить сцену настоящего МХАТа в Камергерском, наверное, все-таки нужно, чтобы кто-то волевым решением это сделал.

С. КОРЗУН: Андрис Лиепа. И Роман Виктюк.

РОМАН ВИКТЮК: Андрис в современном балете – это дух полета, это принц с рождения. Это принц, который достоин почестей. Это принц красоты. Это принц музыкальности, гармонии. И когда танцует Андрис, мне кажется, он раздвигает стены того пространства, где он. И ведет нас туда, куда доступно только избранным дорога, в мир гармонии. Вот за эту гармонию ему нижайший поклон.

С. КОРЗУН: Поклон Вам от Романа Виктюка.

А. ЛИЕПА: Романа Григорьевича. На самом деле, я когда посмотрел спектакль, который он поставил спектакль для Наталии Макаровой, очень много было каких-то внутренних вопросов. Как он поставил для нее. Я сказал, что он поставил то, что нужно было как раз Наталии Макаровой. А говорят: она же ничего не играла. Я говорю: это же удивительно, что он поставил такой спектакль, в котором балерине не нужно было играть балерину. Она ею была. Вот это удивительное. И я в восторге был от спектакля, который был поставлен для Елены Образцовой. Ну, вообще считаю, что один из самых интересных современных режиссеров я, как режиссер, тоже у него очень многому учусь. И, наверное, вот этой какой-то настоящей романтической возвышенности. Даже вот тот слог, которым он только что говорил. Он очень Виктюковский. Очень приятный, и, наверное, какая-то сермяга в этом есть. Потому что он всегда находит какую-то очень телесную историю, когда рассуждает о людях.

С. КОРЗУН: Минуты полторы у нас остается.

А. ЛИЕПА: Ой, пролетело все.

С. КОРЗУН: Еще не все пролетело. Еще есть возможность вопрос задать, вот футболисты бывшие играют в матчах за ветеранов. Андрис танцует на сцене?

А. ЛИЕПА: Ну, я на самом деле где-то в 2005 году вышел, был спектакль в Риме "Жар-птица" и я с Ирмой Ниорадзе станцевал Иван царевича. Просто это был такой спектакль, посвященный строительству храма великомученицы Екатерины в Риме – благотворительный. Я вышел. Наверное, если недельки 2-3 позаниматься, я…

С. КОРЗУН: Сейчас уже не каждое утро у станка?

А. ЛИЕПА: Нет, я занимаюсь каждое утро.

С. КОРЗУН: По-прежнему. Сколько полчаса, час, полтора?

А. ЛИЕПА: Ну, где-то 45 – минимум. Полтора часа максимум.

С. КОРЗУН: А для чего? Чтобы другим показывать? Или для себя? Или мышцы надо окормить?

А. ЛИЕПА: И другим, и мышцы, ну, представьте себе, если каждый день в течение 20 лет человек занимается по 6-8 часов в день. Если Вы убираете эту нагрузку, что происходит с организмом.

С. КОРЗУН: Ну, организм начинает неадекватно откликаться на эту ситуацию.

А. ЛИЕПА: Спортсмены, гимнасты, артисты цирка, как только заканчивают свою карьеры, превращаются просто в веджетабл. Это по-русски в овощи.

С. КОРЗУН: Андрис Лиепа был гостем программы "Без дураков" на "Эхе Москвы". Андрис, спасибо Вам огромное за то, что пришли в эту студию, отвечали на наши вопросы. Мы желаем Вам покончить, ну, в смысле начать все снова с Дягилевскими сезонами, восстановить все то, что Вы хотите. И вообще больших удач и творческих и просто жизненных Вам.

А. ЛИЕПА: Целую крепко. Ваш Лиепка. Пока.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2009 5:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120307
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Премьера, "Фадетта", Персоналии, Н.Боярчиков
Авторы| Сергей КОРОБКОВ Пермь - Москва, Фото Антона ЗАВЬЯЛОВА
Заголовок| Какой балет мы потеряли //
Николай Боярчиков вернулся в Пермь, чтобы поставить "Фадетту"

Где опубликовано| "Культура" №47 (7710)
Дата публикации| 3-9 декабря 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=862&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=1084276
Аннотация|

Николай Боярчиков, с чьим именем связывают эпоху расцвета Пермского балета, которого приводят в пример, когда говорят об авторском театре, какой ему удалось построить в годы руководства балетной труппой МАЛЕГОТа (Малого оперного, а ныне - Михайловского театра), вернулся в Пермь спустя 44 года после своего дебюта: в 1964-м он поставил здесь балет В.Баснера "Три мушкетера", а с 1970-го по 1977-й руководил пермской труппой и сделал ее всемирно известной.

Встреча через годы оказалась неожиданной - и по работе с труппой, которая в последнее время была преимущественно ориентирована на освоение наследия Дж.Баланчина (в чем заметно преуспела и выказала свою конкурентоспособность), и по зрительскому отклику, и, может быть, главное - по наблюдениям за сегодняшним творческим обликом самого хореографа, чей авторитет остается незыблемым, несмотря ни на какие перемены в его судьбе. В Перми ждали встречи с художником-философом, некогда провозгласившим приоритеты интеллектуального театра и показавшим здесь свои выдающиеся премьеры - "Ромео и Джульетту", "Три карты" и "Царя Бориса" на музыку С.Прокофьева, "Чудесный мандарин" Б.Бартока, "Орфея и Эвридику" по рок-опере А.Журбина, а затем продолжившего поистине новаторские поиски в области балетной драматургии и хореографии на материале шиллеровских "Разбойников", шекспировского "Макбета", гоголевской "Женитьбы" и гетевского "Фауста" - в Ленинграде. Не исключали и другого - серии одноактовок на манер абстрактного балета или художественной реставрации какого-нибудь именитого в истории шедевра, что так приветствуется ныне профессионалами и идет нарасхват.

Боярчиков ожидания обманул, предъявив и публике, и труппе режиссерско-хореографический парафраз некогда популярного в Ленинграде и Москве балета "Фадетта" на музыку Л.Делиба. Конечно, заведомо объявив, что "Фадетта" ставится по мотивам спектакля Леонида Лавровского, что он использует в своей работе его хореографические фрагменты и режиссерские решения и т.д., и т.п. Конечно, памятуя в чем-то схожий с нынешним опыт Боярчикова над балетом М.Чулаки по К.Гольдони "Слуга двух господ" в той же Перми, когда он посвящал спектакль балетмейстеру Б.Фенстеру и основывался в драматургической и хореографической экспликациях на разработках своего предшественника, все понимали, что ни копией, ни реставрацией опуса Лавровского "Фадетта" не станет. Всемерно одаренный художник, Боярчиков уже на примере "Слуги двух господ" показал особый путь в работе с наследием, который никак нельзя назвать реставрацией, а следует называть именно парафразом - пересказом, свободной фантазией на тему, художественной интерпретацией канонического текста в сопряжении со временем. Означенный путь оказался не таким уж удобным для хореографов нового поколения, во всяком случае, торили его неохотно, в последнее время только Алексей Ратманский в нескольких своих постановках на сцене Большого сумел показать плодотворность боярчиковской идеи, что заключается - повторюсь - в современном перечтении классического текста-темы. Но это - трудный путь, искусство парафраза дается исключительно умелым и разносторонне оснащенным художникам.

Впервые "Фадетту" Боярчиков поставил в середине 80-х на сцене ленинградского МАЛЕГОТа, ныне вернулся к ней, и вернулся (как полагаю - неслучайно), почувствовав зародившийся интерес зрителя к балету как театру, к драматургически развитому и эмоциями насыщенному (в том числе и за счет пантомимы, практически изгнанной с балетных подмостков) спектаклю. Его художественной интуиции и творческой свободы хватило на то, чтобы противопоставить неформат - формату, предъявить пафосным инновациям - не теряющую новизны классику, минимализм неоабстрактного балета преодолеть развитой в подробностях театральной режиссурой. Обновленная редакция "Фадетты", в которой Боярчиков, кажется, больше всего держался за романтический сюжет, нынче вышла почти мелодрамой и вызвала у привыкшей к хореографии Баланчина и Роббинса пермской публики чувства умиления. Философ вернулся в Пермь лириком, суховатый интеллектуал - незащищенным романтиком, трагический по мироощущению романист - любовной лирики поэтом. (В чем его с блеском поддержал оркестр под управлением Валерия Платонова.)

Труппу не узнать. Стреляющие арабески и жесткие аттитюды сменились трепетными "неправильными" позировками классических pas, что так узнаваемы в фирменной лексике Боярчикова. Искусство выстраивать хореографическую речь целостными периодами, делать зримыми мельчайшие нюансы диалогов, "подверстывать" к тексту дополнительные внутренние смыслы - тоже из авторской коллекции Боярчикова, и с этим искусством нынешнее поколение пермского балета встретилось, конечно, впервые и, может быть, впервые познало, что такое настоящий хореографический театр.

Нехитрый сюжет (в основу либретто Л.Лавровского положена повесть Ж.Санд "Маленькая Фадетта") излагает историю любви деревенского парня Андре к нищенке Фадетте, простой девчонке, собирающей по лесам и весям волшебные травы для колдуньи Урсулы. Коллизии, собственно, возникают оттого, что вся деревня считает Фадетту неровней сыну зажиточного крестьянина. К тому же тот обручен и должен вскоре жениться на дочери деревенского богатея красавице Мадлон. Сердцу, как известно, не прикажешь - эта старая, как мир, истина становится полем традиционного балетного конфликта, напоминая и "Жизель", и "Сильфиду", и "Дон Кихота", и "Тщетную предосторожность". А заодно превращается в основу простой и трогательной истории, которую Николай Боярчиков интерпретирует с почти мифологической страстностью. Впрочем, - какая любовь без страсти, а история - без легенды?

В искусном сочетании разнохарактерных и разножанровых танцев (несколько - сохранено из спектакля Лавровского, несколько - стилизовано под них) находится место не только ее величеству пантомиме из старого императорского театра, но и живому сиюминутного творчеству практически каждой роли, к чему молодая поросль пермского балета оказывается довольно охочей. Добиваясь и от премьеров, и от их сопровождения удивительной простоты и цельности в передаче характеров, Боярчиков учит труппу быть эмоциональной, естественной, не стесняться в выражении чувств, но и не терять притом вкуса, брать роль-характер целиком, сквозь сюжет и через перипетии действия. То есть действовать в танце. Казалось бы, просто, знакомо, естественно для театра и для артиста, но как этого не хватает ни в мастерстве физически оснащенных этуалей и премьеров, ни в общем ощущении от современного балета. А тут - пожалуйста! Семнадцатилетняя Инна Билаш в своей первой роли, роли Фадетты, оказывается актрисой, способной меняться от сцены к сцене и держать зал в сочувственном напряжении. Ее партнер Иван Михалев - тоже совсем молодой танцовщик - способен играть тембрами актерской и пластической речи вплоть до финального прохода с Фадеттой на руках - короткого (финал построен на технике рапидной съемки), но похожего на целый монолог по содержанию. Наталья Макина в партии Мадлон и Герман Стариков в партии Рене свое па де де во втором акте из классического дуэта превращают в эмоциональный рассказ о влюбленности и измене. А молодые актеры в характерных ролях, сопровождающие четверку главных персонажей, рассыпают тончайший бисер юмора и иронии по всем главам этого рассказа о большой любви.

Смотришь и думаешь - какой театр мы потеряли! Время - вернуть.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2009 5:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120308
Тема| Балет, Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии, Сергей Филин, Наталья Ледовская, Инна Гинкевич, Виктор Дик, Наталья Сомова, Ирина Белавина, Антон Домашев, Семен Чудин
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО, Фото Дмитрия КУЛИКОВА
Заголовок| "Светлый счастья сон мой, Эсмеральда!" //
Легендарный балет Владимира Бурмейстера вернулся на сцену Театра Станиславского и Немировича-Данченко

Где опубликовано| "Культура" №47 (7710)
Дата публикации| 3-9 декабря 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=862&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=1084289
Аннотация|


Н.Ледовская - Эсмеральда в сцене из спектакля

Свою "Эсмеральду" вспомнил Музыкальный театр имени К.С. Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко, чем явил поучительный пример уважения к прошлому, корням, происхождению. Владимир Бурмейстер поставил этот спектакль в 1950 году со своим верным соавтором художником Александром Лушиным. К музыке Пуни, уже обработанной Глиэром, добавил специально заказанные Сергею Василенко фрагменты.

Над трагической судьбой цыганки - Виолетты Бовт рыдала вся послевоенная Москва: неполное пятилетие еще не остудило военных ожогов, как и не погасило радости победы. Сама героиня была и свободой, и победой! С тех пор "Эсмеральда" стала эстетическим манифестом балетной труппы театра (наряду с "Лебединым озером" и "Снегурочкой"), "написанным" ее руководителем Владимиром Бурмейстером.

Сегодня спектакль прочитан теми, кто помнит свое родство и свои традиции. В том числе и традиции московской балетной сцены с открытым темпераментом и глубокими страстями - в балетной биографии города "московский дух" Музтеатр с лихвой передавал в лучших своих спектаклях. А в "Эсмеральде", где все было "большим" - литературный первоисточник, противопоставления сил, да и сама история балета, - прежде всего.

Впервые герои романа Виктора Гюго вышли на балетные подмостки более полутора веков назад в Лондоне. Печальная история из времен Средневековья через несколько лет после премьеры прочно обосновалась в России в той же постановке хореографа-романтика Жюля Перро. В "реставрационный" период своего творчества пересмотрел "Эсмеральду" Мариус Петипа, уже в веке ХХ сердце гордой цыганки забилось в московских постановках Александра Горского (он назвал балет "Дочь Гудулы") и чуть позже - в редакции Владимира Тихомирова, а в Ленинграде - Агриппины Вагановой. Богатая история таит немало преданий об образцовых исполнительницах титульной роли. Например, восторженные легенды о буйном темпераменте Эсмеральды Фанни Эльслер. Чего стоит белая козочка Матильды Кшесинской (цыганки задиристой и страстной), которая жила у нее дома, посещала с хозяйкой репетиции, чтобы привыкать к театральной суете.

Спектакль Бурмейстера, генетически связанный со всеми предшествующими постановками, явился образцом стиля позднего драмбалета. Для воссоздания этого стиля корпеть над документами, думаю, пришлось только автору реконструкции оформления Валерию Левенталю. Что касается пластической темы, то "архивом" здесь стала память репетиторов театра Маргариты Дроздовой, Галины и Михаила Крапивиных, Людмилы Шипулиной, Вадима Тедеева, Аркадия Николаева. Все они прошли школу "Эсмеральды", а в исполнении Дроздовой и Тедеева моя память навеки запечатлела все сцены, и каждая была шедевром редкой возвышенности и абсолютной простоты.

К воспоминаниям "старожилов" театра прислушивался не так давно возглавивший труппу Сергей Филин, иначе бы столь достойного результата получиться не могло. А получился - старый добрый театр с внятно и увлекательно рассказанной историей. О том, как заснувшую усталую путницу Гудулу цыгане принимают за умершую и забирают-спасают ее дочь. Выросшая в дивную плясунью цыганская воспитанница Эсмеральда влюбляется в капитана королевских стрелков Феба, обрученного с прелестной Флер-де-Лис. Его предательство лишь подогревает низменные страсти увлеченного плясуньей Клода Фролло, архидиакона собора Парижской Богоматери, который в приступе ревности ранит Феба. Ложно осужденная Эсмеральда приговорена к казни, а горбун Квазимодо - звонарь собора - вершит свой суд: в эпилоге он сбрасывает священника с башни Нотр-Дама.

Танцевальная сага разворачивается в стихии коллективного движения обитателей парижских улиц: бродяг, нищих, цыган, солдат. Образ танцующей толпы соткан из индивидуальностей - такой пластический массив мог создать хореограф, которого недаром называли "Станиславским балетного театра". Можно было бы назвать и Немировичем-Данченко, имея в виду педагогический дар: Бурмейстер увлекал каждого стихией движения, отвергая строгий синхрон кордебалетных па. Тут артист самого дальнего ряда массовки ведет свою пластическую тему. О воспитании актера-танцовщика хореограф не забывал никогда.

В премьерном спектакле-восстановлении танцевала Наталья Ледовская - ослепительно прекрасная Эсмеральда. Впрочем, она была совершенна в этой роли и раньше, но теперь - совсем иная, с чистой вязью рук, крупными планами, чарующими нюансами, образцово прописанным танцем и умением "досказать то, что недоступно слову". Путь от милой и резвой девочки к трагической героине Ледовская проходит с чувством редчайшей танцевальной логики - к Фебу ее влечет сама судьба, и иного пути для нее просто нет. Природой данной органикой она способна поднять до обобщения любой, даже самый наивный мотив. Например, когда, сжавшись калачиком на плече Феба, склоняется к его лицу для нежного поцелуя. Или когда в сумасшедшей нищей узнает мать - и сколько разных эмоций в том узнавании, когда горькая печаль Эсмеральды - Ледовской сливается с сентиментальным буйством Гудулы (отличная роль Инны Гинкевич). Или - вспомним - гордый жест в сторону Клода Фролло (Виктор Дик), похожего на одну из химер Нотр-Дама.

Героине и "отверженным" противопоставлен мир аристократического этикета. Контраст пронзительно яркий - классические танцы в сцене помолвки: дуэт Флер-де-Лис (Наталья Сомова) с Фебом, вариации подруг - все скроено по лекалу больших парадных балетов, но без академической занудности (такое, к сожалению, встречается при возобновлениях), точно и образно! Актерские работы вывели спектакль за исторические пределы - столь художественно и с любовью выписаны все роли. Чудесна волевая и преданная Цыганка Ирины Белавиной; угловатую пластику Квазимодо Антон Домашев рисует как характер и самобытно. Нигде нет незаполненных актерских лакун, хотя в танцевальном плане есть к чему стремиться. Танцовщики набирают мастерство бойко и быстро, особенно - мужчины. Непросто узнать Романа Маленко и Сергея Кузьмина в сложных танцах Офицеров, как и Семена Чудина, которому выпала роль Феба - лицемера, умеющего быть галантным и с Эсмеральдой, и с Флер-де-Лис. Да все - без исключений - танцуют с вдохновением и отдачей, словно сам Бурмейстер объяснил им: балет - столь выразительное искусство, что не нуждается даже в подробностях либретто.

Эти подробности нужны в сценическом действии и декорациях, которые передают холод готики и многоцветие витражей, сумрачность химер и вечное течение Сены. Оформление, как и спектакль, - стройное, логичное и эффектное. Вполне в духе художественной политики театра, строящего невероятные балетные планы и с блеском их выполняющего.

Пока современная отечественная хореографическая мысль продолжает находиться в глубокой летаргии, театры стали перечитывать родную историю и обращаться к западному наследию. Музыкальный театр считал эту тенденцию с опережением. В прошлых сезонах: первым поставил "Неаполь" Бурнонвиля, "Чайку" Ноймайера, "В лесу" Дуато, теперь - на месяц опередил Большой театр, который планирует показать "Эсмеральду" в хореографии Мариуса Петипа в предновогоднюю неделю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Дек 03, 2009 6:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120309
Тема| Балет, Римская опера, "Лебединое озеро", Персоналии, Светлана Захарова, Андрей Уваров, Екатерина Борченко,
Авторы| --
Заголовок| С большим успехом в Риме идет балет "Лебединое озеро"
Где опубликовано| "Северный Кавказ" № 47
Дата публикации| 20091203
Ссылка| http://www.sknews.ru/chron/28893-s-bolshim-uspexom-v-rime-idet-balet-lebedinoe.html
Аннотация|

С большим успехом на главной театральной сцене итальянской столицы - Римской оперы идет балет на музыку Петра Ильича Чайковского "Лебединое озеро". По традиции в 11 спектаклях главные партии Одетты/Одилии и принца исполняют пять балетных пар, среди них российские танцоры, много работающие за границей.
С нетерпением итальянская публика ждала появления в роли Одетты/Одилии "звезду" Большого театра и Парижской оперы, Балета Нью-Йорка и Американского балетного театра Светлану Захарову, признанную во всем мире лучшей исполнительницей женской партии в "Лебедином озере". Все билеты на три спектакля с ее участием были распроданы заранее. Партнером Захаровой выступает не менее именитый танцор, солист Большого театра, народный артист России Андрей Уваров. Пара сорвала настоящий шквал аплодисментов довольно притязательной римской публики. Для обоих это - не первый успех на итальянской сцене: Захарова только что танцевала на другой прославленной итальянской сцене в миланском "Ла Скала" "Жизель" в паре с известным итальянским балеруном Роберто Болле.
С восторгом итальянцы приняли Одетту/Одилию в исполнении примыбалерины петербургского Академического театра оперы и балета имени Мусоргского Екатерины Борченко. За дирижерским пультом был главный дирижер этого театра, заслуженный артист России Андрей Аниханов. А завершат цикл спектаклей балерины - сестры Лорна и Лорена Фейжоо, которые в прямом смысле слова "по-сестрински" поделят Одетту - Одилию, партию прекрасной принцессы, выступающей во второй части балета в образе лебедя, которая обычно исполняется одной балериной. Постановку осуществила Галина Самсова, хореограф, также с российскими корнями, давно живущая за границей и сотрудничающая с ведущими балетными компаниями мира. При этом полностью сохранена классическая версия Мариуса Петипы и Льва Иванова, представленная в императорском Мариинском театре в 1895 году.
Балет "Лебединое озеро" по мотивам старинной немецкой легенды, премьера которого состоялась 4 марта 1877 года на сцене Большого театра, один из любимых и наиболее часто повторяемых в Италии.
"Семьдесят четыре спектакля с 2003 по 2009 год - это абсолютный рекорд. Ни одна опера, даже таких супер-популярных композиторов, как Верди, Пуччини, Бизе, Беллини, не повторялась столько раз за последние годы. Никакой другой итальянский театр и мало какой другой европейский может этим похвастаться", - с гордостью сказала директор балетной труппы Римской оперы, прославленная балерина Карла Фраччи.
Невероятную популярность "Лебединого озера" она относит на счет прекрасной музыки Чайковского. Немалая заслуга принадлежит и русской балетной школе и ее ученикам, блистающим сейчас на мировых сценах, признает Фраччи, сама некогда танцевавшая с выдающимися русскими танцовщиками Рудольфом Нуриевым, Владимиром Васильевым, Михаилом Барышниковым.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 04, 2009 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120401
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Мария Александрова
Авторы| Беседовала Екатерина Васенина
Заголовок| Мария Александрова: Я обманутая женщина из Большого театра
Где опубликовано| "Новая газета" № 135
Дата публикации| 20091204
Ссылка| http://www.novayagazeta.ru/data/2009/135/24.html
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ (газетный вариант). Интернет-публикация была в нашем Киоске 27 октября 2009 2009102706



Если кто-то поинтересуется, есть ли в России интеллектуальная балерина, я отвечу — прима Большого театра Мария Александрова. Кто-то спросит об эмоциональной балерине — это снова будет она. Любимица Плисецкой и скупой на похвалу балетной критики, Александрова получила звание народной артистки. Более шестидесяти станцованных в Большом театре партий — не шутка, когда тебе еще не так много лет. Чувствуя рубеж, Александрова устраивала гала-вечер в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко. В связи с плотным графиком Большого театра, переживающего сейчас затянувшуюся на годы реконструкцию, вопрос проведения гала в нем даже не обсуждался.

— Чиновники не в состоянии понять, что означает пятилетняя пауза для танцовщицы, век балерины короток, чиновничий — долог. Как вы относитесь к тому, что реконструкция театра проходит так долго?

— Самое мое большое разочарование — реконструкция Большого театра. Я артистка, у которой был этот театр, а теперь этого театра нет. Все, что происходит сейчас с реконструкцией, невероятно разочаровывает. Объяснить это невозможно никому. Никто этого не понимает, кроме артистов, которые выходили на эту сцену и на ней танцевали. Были надежды, что вот-вот его откроют — Россия великая страна, и Большой — первый театр этой страны.

Большой — моя судьба. И сейчас ее у меня отняли. Век балерины не тянется так долго, как карьера чиновника. Говорить я могу всю жизнь, но мое тело не может говорить вечно. Я обманутая женщина, которая в очередной раз не хочет слышать ни про какие обещания. Понимаю, что судьбы сломаны, но я не из тех, кто сдается и принимает это как факт.

Сломанная судьба — это смена одного масштаба на другой, масштаба Основной сцены на Новую. Это может понять только космонавт, который был в космосе, вернулся на землю и понимает разницу. Это может понять невероятно влюбленный человек: как измерить охватившую его огромную любовь? Все знают, что она есть, но она необъяснима никак. Все наши разговоры об этом выглядят как капризы звездных мальчиков и девочек.

Да, у нас есть место работы. Мы танцуем те же партии, те же названия спектаклей на Новой сцене. Но только приезжая в Парижскую оперу, начинаешь ловить этих ангелов, которых ты ловил здесь…

— Получение звания народной артистки связано с тем, что вы за 12 лет станцевали более шестидесяти партий, с хорошим отношением к вам руководства или чем-то еще?

— Скорее, это подарок вселенной, который сложился из моей работы и хорошего отношения к ней театра и еще чего-то неуловимого. Хотелось бы верить, что вселенная меня слышит.

— С какими просьбами вы к ней обращаетесь?

— Ни с какими, я просто существую с ней в гармонии (улыбается).

— Главный комплимент вашим выступлениям звучит на YouTube как She can jump! (Она может прыгать!) Вы тоже считаете, что высокий прыжок, превосходная элевация — это самое важное?

— Техника важна, особенно сегодня, когда она заметно шагнула вперед. Мы обязаны выполнять все элементы технической программы. Но я не делаю на это ставку. Например, Галина Сергеевна Уланова не обладала ни высоким прыжком, ни сильной техникой, однако остается легендой балета.

Я могла бы, конечно, стать спортсменкой в искусстве, сделать на этом быструю, легкую и яркую карьеру. Но вряд ли мне удалось стать той Машей Александровой, которую любят и ценят как человека и как профессионала. Вряд ли критики при всей их нелюбви ко мне вручили бы мне корону самой интеллектуальной балерины. С критиками у нас негласная договоренность: они не мешают мне, я не мешаю им. Я не играю с критиками. Не дружу с ними для пиара, что бывает в балетной среде. Вообще не знаю, как это делается и как мир устроен.

— Зато вы умеете прыгать и, может быть, ходить для заземления?

— Тут вы угадали — только и делаю что хожу. На машине не езжу. В машине укачивает. Но вовремя все равно могу не прийти. Могу не рассчитать дорогу, заблудиться, выбрать более долгий путь. Но я люблю ходить, потому что во время прогулки много думаю. Больше замечаешь красоту города, в который приезжаешь. В театре очень этому удивляются, говорят, ноги надо беречь. Но это меня не останавливает.

— Вы чувствуете себя наследницей эмоционального танца Плисецкой, как о том толкуют? Задушевность, эмоциональность и задор при блеске исполнительского мастерства для вас принципиальны?

— Я эмоциональная балерина. Сравнение с Майей Михайловной для меня очень лестно. Я отношусь к ней с большим уважением. Но Плисецкая — это Плисецкая, а я — это я.

— Английский режиссер Деклан Донеллан, ставивший в Большом «Ромео и Джульетту» (где ваша Джульетта была незабываема), пишет в своей книжке «Актер и мишень»: «Там, где нет движения, все мертво. Как и все в мире, пространство находится в движении». Вы сейчас ищете ту область пространства, где подходящий вам темпоритм движения?

— Я переросла то место, в котором нахожусь. Это пространство мною заполнено, и я ищу выходы в другое.

Создано много ролей. Но нет образов, которые меня раскрыли. Была небольшая попытка в «Ромео…», в «Светлом ручье», в «Пламени Парижа», в «Треуголке» и «Корсаре». Это все балеты, где мое «я» все-таки мерцает…

Что касается моего личного мнения, я бы хотела, чтобы в театре ставили такие балетмейстеры, как ушедшая недавно Пина Бауш, как Мэтью Боурн, хочу, чтобы шли спектакли Ноймайера.

Наша труппа способна воплотить блестящие спектакли — в Большом прекрасная балетная труппа, одна из лучших в мире. Почему нет хореографа Прельжокажа в Большом театре, нет Макмиллана, Саши Вальц? Вы хотите сделать шухер — зовите Сашу Вальц. Если рискуете — рискуйте на десятку, а не на два с половиной.

— Любой человек на сцене должен быть интересен как личность. Как вы себя формируете, чтобы быть интересной?

— Весь опыт жизни я приношу на сцену. Стараюсь быть честной с людьми, стараюсь их слышать. Не боюсь признать того, что я чего-то не знаю. Честность и включенность — простые слова, но поди соответствуй, услышь человека напротив.

— Почему сегодняшнему дню не нужен самоанализ, взгляд на себя через современную хореографию? Вам самой хочется воплотить яркий образ современности?

— Конечно, хочется. Осознание современности, происходящее через современную хореографию, следует признать неудачным. После одноактных балетов эпохи Ратманского не осталось ни одного яркого современного образа, вписавшегося в скрижали Большого театра. Мы очень много шевелились, нам поставили огромное количество современных одноактовок, но прошло четыре года и не осталось ни одного образа в истории. Значит, эти четыре года прошли зря? Почему? Время подчищает. Даже выходя замуж, мы живем втроем — муж, жена и время.

— Вы верите, что танец — инструмент преобразования мира?

— Абсолютно. Причем именно когда уже не хватает слов. И поэтому я хочу, чтобы русские люди гордились своими балетными артистами, тем, что они умеют и могут. Я горжусь. Артистов балета очень люблю. Они сложные, странные, болезненные, неадекватные, и тем сильнее люблю.

Я готова к тому, что годами создаю свою историю и никогда не буду знать заранее, останется ли она в вечности. Баха никто не знал в течение 200 лет. Такое отношение времени к твоей истории не отменяет отличной работы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Дек 04, 2009 5:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120402
Тема| Балет, Персоналии, Андрис Лиепа
Авторы| Александр Волков
Заголовок| Артист балета Андрис Лиепа: Провести "Русские сезоны" в Москве дороже, чем в Париже
Где опубликовано| "Неделя"
Дата публикации| 20091204
Ссылка| http://www.inedelya.ru/interviews/article9446
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ



Знаменитый танцовщик, продюсер и постановщик Андрис Лиепа только что вернулся из тура, в ходе которого его "Русские сезоны XXI века" посетили десять городов России: от Иванова до Перми. Впереди - серия концертов в Париже в рамках наступающего Года России во Франции и Франции в России. Тур посвящен 100-летию "Русских сезонов" Сергея Дягилева, ставших в начале прошлого века прорывом России в мировой культуре. О том, какое место занимает балетное искусство сегодня, спросил у мастера обозреватель "Недели" Александр Волков.

неделя: "Русские сезоны" Дягилева были единством музыки, танца, декораций и костюмов. Вы возили в тур полный набор декораций? Оркестр?

андрис лиепа: Два трейлера с декорациями, 85 человек артистов. А оркестр не возим... Это еще сто человек...

н: Получается звучание под "минус"?

лиепа: Как ни парадоксально, это скорее плюс. Хорошо сыграть Стравинского и Римского-Корсакова может только очень профессиональный оркестр.

н: Какой состав танцовщиков был в туре?

лиепа: В каждом спектакле участвовала одна из звезд - Маша Александрова, Артем Ячменников, Ирма Ниорадзе. А также ведущие солисты Мариинского и Большого театров, Кремлевского балета.

н: Чем поездки по России отличаются от французских гастролей?

лиепа: На такой успех, какой мы имеем в Париже, я и не рассчитывал. Тур по России несет скорее просветительскую миссию. Например, в Петербурге к нам подошел молодой человек и признался, что никогда не любил балет. Пришел за компанию, но настолько погрузился в эту историю, что, когда был следующий концерт, купил билет уже осознанно. Сказал: "Когда в "Шехерезаде" шла финальная сцена, у меня даже сердце забилось...". В нашей стране люди, особенно люди занятые, не хотят тратить время на то, чего они не понимают. На Западе напротив: ходят и смотрят, пытаются понять. Вот мы к десятилетию выхода компании "Билайн" на Нью-Йоркскую фондовую биржу готовили концерт звезд современного российского искусства. Там были Дмитрий Хворостовский, Илзе (Илзе Лиепа - балерина, сестра Андриса. - "Неделя"), Николай Цискаридзе, звезды из Мариинки, Юрий Башмет с оркестром, пианист Денис Мацуев. И я видел глаза людей, которые пришли на этот концерт. Один из президентов Нью-Йоркской фондовой биржи сказала, что не могла поверить, что все эти люди приедут в один вечер и выступят для них. Это другой уровень восприятия бизнесом того, что им предлагают!

н: У нас еще только формируется этот бизнес-класс, его психология...

лиепа: На Западе компании часть своих доходов тратят на благотворительные цели, спонсируют спектакли, новые постановки. Причем не только по велению сердца - так они меньше заплатят налогов. А в прибыли - зрители этого спектакля. У нас же все исковеркано. Почему к нам бизнес не идет? Потому что ему здесь делать нечего! Если ты сам не любишь балет, если у тебя нет трепетного отношения к истории русской культуры, то зачем тратить на это деньги? Лучше отдать их на баскетбольную команду, потом продать трансляцию, майки-бейсболки и пригласить друзей на матч.

н: Сколько стоили билеты на "сезоны" в туре по России?

лиепа: Порядка полутора тысяч рублей. Для провинции - это большие деньги. А по московским меркам - когда приезжает Элтон Джон и билет на него стоит 180 тысяч - просто смешные. У меня есть друзья в Петербурге - любительницы балета, которые всегда могли купить контрамарочку за 100-200 рублей. Сейчас вопрос о контрамарках вообще не стоит. Идешь - покупаешь билет, а он стоит полторы тысячи, и настоящие любители балета могут себе это позволить раз в месяц, не чаще. Удивительная вещь - сейчас в театр попадают не те, кто хочет, а те, кто может.



н: Будут ли "Русские сезоны" в ближайшее время ставиться в Москве?

лиепа: Нет. Это очень дорого. Дороже, чем в Париже. Мы делали фестиваль Дягилева, в прошлом году сделали премьеру "Павильона Армиды". На один спектакль - на премьеру - я могу найти спонсоров. Организовать последующие показы намного труднее.

н: Хотелось бы, чтобы государство активнее включалось в решение вопросов высокой культуры.

лиепа: Я удивлен, что наше государство не пользуется теми уникальными возможностями, которые есть у балета. Знаменитая строчка "в области балета мы впереди планеты всей" сегодня осознается далеко не всеми. Когда посол России в центральной ложе Theatre Des Champs-Elysees увидел реакцию французов на "Русские сезоны", то, думаю, он понял: наш балет - это именно то, что работает на имидж России. В наше время из высоких руководителей только Михаил Горбачев регулярно ходил на балет. Владимир Путин, знаю, приходил на вечер Плисецкой. Светлана Владимировна (супруга президента Дмитрия Медведева. - "Неделя") вроде бы любит балет. Наши гастроли в Париже практически совпадают с визитом туда Медведева. Президент будет там 2-3 марта. А с 4-го мы даем спектакли в Theatre Des Champs-Elysees. Очень хочется, чтобы хотя бы первые леди пришли к нам.

н: До них донесут информацию?

лиепа: До госпожи Саркози-Бруни точно донесут... Надеюсь, и до Светланы Медведевой тоже. Я однажды слышал от Никиты Михалкова потрясающую фразу: "Замечательно, что Борис Николаевич теннисом занимается. Представляете, что было бы, если бы он прыгал с шестом..." Понимаете, не в том дело - придет президент или премьер-министр на наш спектакль или нет, а в том, что высокая культура должна быть частью сознания нашей властной элиты. Пока мы все знаем, что дзюдо - вот это направление! Соревнования по дзюдо перебивают любую премьеру в Мариинке или в Большом. Первый "Сезон" у Дягилева был музыкальный, потом оперный, потом балетный, и он понял, что балет пробивает любую стену! Мы когда-то с Владимиром Васильевым выезжали в Аргентину, и там люди держали советские флаги и кричали, как это здорово. Человек из нашего посольства сказал: "Ребята, мы за десять лет меньше сделали, чем вы за один день!"

"Дягилев мне ближе Нижинского"

н: Расскажите об успехе в Париже. Сколько там было спектаклей?

лиепа: Три, а в 2010-м будет четыре. И уже продано больше тысячи билетов на март. А мы еще даже с рекламой не выходили! Причем цену на билеты мы ставим самую дорогую, которая существует в Theatre Des Champs-Elysees, - 89 евро. Билеты на спектакли Сильви Гильем - звезды "Опера" - стоят так же.

н: Почему "Русские сезоны" для Запада так интересны?

лиепа: Это история нашей общей культуры. В начале прошлого века культура в Париже была довольно в застойном состоянии, а благодаря "Русским сезонам" расцвела на глазах. Реформы, которые провел Дягилев - в организации, Фокин - в танце, Стравинский - в музыке, стали огромным сдвигом в головах. Проникли во все сферы жизни. С "Сезонами" сотрудничали Шанель и Кокто, Пикассо и Дебюсси...

н: Где пройдут гастроли кроме Парижа?



лиепа: В марте после Франции у нас запланирован концерт в Мадриде, в зале "Реал". Из Эмиратов приезжал представитель - им понравилась идея. Хотим в Лондон поехать со спектаклем, но уже сами.

н: Кого бы вы выделили из солистов, которые выступали на премьере "Дягилев-Гала" в клубе "Велес"?

лиепа: Коля Цискаридзе сейчас абсолютно адекватен тому, что делал Нижинский. Хотим сделать для него "Нарцисса", а для Илзе "Клеопатру", но она очень подходит и для образа Иды Рубинштейн. Дягилев репертуарный театр отменил и сделал спектакли для исполнителей. Я делаю так же. У нас есть Коля Цискаридзе - для него делается "Синий Бог", есть Илзе Лиепа - для нее делается "Синий Бог", "Болеро" и "Шехерезада", Маша Александрова будет танцевать "Павильон Армиды", для Ирмы Ниорадзе ставится "Тамар". Поэтому исполнители хотят с нами работать.

н: Вы себя чувствуете продолжателем дела Нижинского или Дягилева?

лиепа: Дягилева, конечно. Нижинский был очень конкретен, а я большой такой суп варю. Работаю абсолютно в разных жанрах - и балет, и опера, и детские шоу, и цирковые шоу. И новогодние феерии большие делаю. Снимаю клипы. Мне это очень нравится, потому что в рамках одного балета мне тесно. При этом я и балет переношу в другие области, и наоборот - из других областей что-то переношу в балет. Но так как балет очень профессионален в своем изначальном виде - я свою профессию переношу на любую другую платформу. Вот Галина Павловна Вишневская попросила поставить "Евгения Онегина". Тяжело он мне давался, я на него потратил два с половиной месяца. Но ни секунды об этом не жалею. Вчера был на спектакле, посмотрел. Вишневская сказала, что это лучший спектакль ее оперной студии. Делал Шуфутинскому красивый концерт - тоже не жалею, понравилось работать с ним. Тамаре Гвердцители делал концерт, Аните Цой - две концертные программы, Жасмин, Хору Турецкого. С удовольствием с ними работаю. Сделал сейчас в Париже две передачи про Дягилева, Нижинского, Нуреева, Лифаря - для телеканала "Культура"... Делали про Иду Рубинштейн очень интересный материал. Мы пишем пьесу про нее.

Компромисс искусства и масс-медиа

н: Есть несколько спектаклей, посвященных "Русским сезонам". Вы отслеживаете постановки, параллельные вашей работе?

лиепа: Меня просят сходить, но не попадаю... Я участвовал в постановке Нижинского, которую делали Каплевич, Меньшиков, Феклистов, - хороший спектакль.

н: Из Анны Нетребко cделали поп-звезду. Нельзя ли нечто подобное сделать и с балетными артистами?

лиепа: Анна - не поп-звезда! Она не исполняет поп-репертуар! Она пела в Мариинке, и никто ею не увлекался. Но у нее был совершенно феноменальный успех в Европе, она снялась в двух-трех фильмах, и это дало фантастический результат.

н: Она участвовала в нескольких постановках, которые были очень нетрадиционны по сценографии, по решению.

лиепа: Думаю, она и певица, и женщина уникальная. Если человек талантлив, его начинают везде использовать.

н: А не думали вы что-то подобное сделать в рамках балетного искусства? Мне кажется, некоторая доля эпатажа соответствовала бы духу Дягилева в наше время.

лиепа: "Русские сезоны 21-го века" начинаются как реставрационный проект, но вовсе не исключают поиска новых форм. Просто для этого надо созреть, подойти к этому хорошо подготовленными. Я бы, например, очень хотел поехать по странам СНГ и показать наши спектакли в Армении, в Азербайджане, в Казахстане. Вдумайтесь, балеты "Жар-птица" и "Шехерезада" в марте 2010 года отметят 100 лет! В истории искусства не существует других спектаклей, которые за 100 лет не изменились - те же декорации, та же хореография, та же музыка, те же костюмы - и при этом остались абсолютно актуальными! Обычно спектакль идет 10 лет. The Cats шли на Бродвее 21 год. И всё - считается, что это лимит. А наши - именно те спектакли, которые Дягилев привез в Париж, - идут по сей день. Мы возобновили даже декорации Головина, которые были якобы утеряны!

н: Расскажите про DVD "Возвращение Жар-птицы" - он вышел в 2002 году и остается главным "документом", рассказывающим о вашей работе. Как он продается?

лиепа: Я отдал его тогда компании "Юниверсал". И мы уже выдержали третье переиздание. Английский "Юниверсал" - фирма Decca дала нам рейтинг priority product: мы стояли на одной полке с новым диском Бочелли и новым Паваротти. Мне один из экспертов DVD-department Decca прислал письмо, такое маленькое резюме, и оно является самым большим для меня комплиментом, который я получал по отношению к этому продукту. Он написал: "Thank you very much. It's timeless product". И он был абсолютно прав - это вневременной продукт. Его можно продавать через 20, 30, 50, 100 лет.

н: Дягилеву и в общем смысле удался именно вневременной продукт...

лиепа: Мы в прошлом году выезжали вместе с фестивалем "Черешневый лес" в Венецию - там могилы Дягилева и Стравинского. Я каждому положил на могилу по DVD. Цветы, туфли балетные и прочее кладут все, а я положил диски с их спектаклями... И тот, и другой опередили время настолько, что их только начали оценивать по большому счету. Нас Theatre Des Champs-Elysees попросил к 2013 году восстановить спектакль "Весна священная", потому что им открывался сезон в 1913 году в Париже. Тогда спектакль был освистан, прошел всего четыре раза, и его сняли - не поняли. Теперь он считается классикой XX века.

н: Балет иногда пытаются сравнивать со спортом. Как вам это сравнение?

лиепа: Достижения только физические в балете считаются оскорбительными. Представьте - спектакль. Человек сделал десять пируэтов. Это считается хорошо? Ну, хорошо... Но это больше цирк или спорт. У нас, когда говорят - "это спорт", это значит, что это плохо для балета. Потому что есть какие-то вершины, которые достигаются в угоду эффекту, который не влияет на состояние души и на интеллект, и потому они считаются у нас неправомерными.

н: Как относитесь к фигурному катанию?

лиепа: Очень люблю.

н: А к тому, что происходит в телетанцах на льду?

лиепа: Я поражен достижениями, которые есть у артистов, которые там катались. На самом деле это даже несколько принижает достоинство того, что делалось ранее спортсменами! Так, как, например, каталась Чулпан Хаматова... Честно говоря, я ее отправил бы на какие-нибудь соревнования! И я очень рад, что массовое хорошее отношение к фигурному катанию вернулось благодаря этим проектам.

н: Но это все же компромисс искусства и масс-медиа. До какой степени он может доходить? Например, как вы относитесь к дуэту Крутой - Хворостовский? Многие находятся в некотором недоумении...

лиепа: Диму Хворостовского очень люблю. Он сейчас настолько в самом расцвете, что может делать все что хочет! Ну вот Илзе с Крутым делала номер - очень красивый! Я не считаю, что расширять жанры - это плохо. Моего отца (знаменитый танцовщик Марис Лиепа. - "Неделя") долго упрекали за то, что он участвовал в бенефисе Гурченко. Но какое это было счастье для артиста, что он мог сделать то, чего не делал в Большом театре! Я был на съемках и видел его счастливые глаза - он гордился этой работой, и я до сих пор получаю огромное удовольствие от пленки, которая осталась.

н: Есть ли в вашей работе место такому понятию, как корпоратив - когда приглашают, приезжайте к нам тогда-то.

лиепа: Мы делали в прошлом году нечто подобное для одного банка... Но не в офисе банка, а в хорошем театре. Руководство попалось просвещенное, они хотели провести именно интеллектуальный вечер.

"Я - москвич"

н: В перерыве между гастролями вы живете в Москве? Или за пределами России?

лиепа: Я - москвич. Интересную фразу когда-то Барышников сказал: "Андрис, я нахожусь в таком возрасте и таком положении, когда могу себе позволить не делать то, чего я не хочу". Я сегодня могу эту фразу повторить. Если бы я не хотел жить в Москве, я мог бы себе это позволить. Но все, что происходит здесь, мне с творческой точки зрения очень импонирует.

н: На какой вопрос журналистов вы устали отвечать?

лиепа: Часто спрашивают: будет ли Ксюша (дочь. - "Неделя") балериной? Нет, не будет... Возможно, она пойдет по моим стопам и станет режиссером, такие задатки у нее есть.

н: Ваша знаменитая сестра ждет ребенка... Можете ли вы рассказать, как у нее дела? Как ее здоровье?

лиепа: Мне бы не хотелось касаться этой темы. Илзе сейчас нужен комфорт и покой - во всех смыслах. Мы все стремимся оградить ее от ненужных вопросов.

н: В начале века балет был объектом поклонения... Есть ли сейчас у вас, у других звезд фанаты, докучают ли они вам?

лиепа: У нас не фанаты, а балетоманы, которые помнят еще моего отца, дарят программки его спектаклей, а некоторые приезжают на наши концерты из Петербурга, помня мои спектакли в Мариинском театре.

н: То, что приходится совмещать творческую работу с продюсерской, вам не мешает?

лиепа: Просто продюсеров профессиональных мало. Я бы с удовольствием отдал какому-нибудь хорошему человеку всю эту кухню, а сам ходил бы репетировал, занимался декорациями и костюмами. Есть английское слово "destiny". Не могу найти эквивалент в русском языке. Вот я чувствую - потому что вот destiny - и делаю! А почему делаю, не знаю. Романтика во всем этом присутствует, но я делаю все очень конкретно. Спрашивают: "Зачем вы делаете "Русские сезоны", если вам это денег не приносит..." Ну, сказать, что мне просто нравится (а мне нравится!), - ничего не сказать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 07, 2009 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120701
Тема| Балет, МАМТ, Премьера, "Эсмеральда", Персоналии,
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Пляшущие человечки //
Премьера "Эсмеральды" в МАМТе

Где опубликовано| "Итоги" № 50 (704)
Дата публикации| 20091207
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2009/50/146943.html
Аннотация|



Возвращая на сцену "Эсмеральду" Владимира Бурмейстера, МАМТ не шутки шутил: в середине прошлого века она была сенсацией, а вместе с "Лебединым озером" и "Снегурочкой" составила его главное балетное сокровище. Его, собственно, и не прятали в запасник, но шедшие еще лет десять назад "Эсмеральды" были худо одеты и местами несли отсебятину, так что обновление стоило устроить. Во всяком случае на первый взгляд.

Реставраторы поработали на славу: спектакль крепкий, густонаселенный, тщательно станцованный. Три действия в восстановленной сценографии Александра Лушина выглядят богато - есть витражи и химеры cобора Парижской Богоматери, народ одет в живописные до одури лохмотья, на богатых парижанах кружева и парча. Танцевальные характеристики наглядны, как в самой краткой хрестоматии: народ или стелется по площади, или бунтует, цыгане не танцуют - пляшут, украшая подскоки "восточными ручками", тупые неотразимые офицеры ходят деревянным шагом. Если кто-то влюбляется, то заламывая руки и не сводя глаз с объекта желания. Если горюет, то рыдает бодрыми рывками. Уже в прологе все расставлено по местам: бедная Гудула забывается в тяжком сне, проходящие мимо цыгане из лучших чувств забирают ее ребенка, мать, проснувшись, от горя сходит с ума и мечется по сцене. Все снабжено отчаянной мимикой, за которую балет такого рода прозвали "искусством глухонемых". Дальше все развивается в том же духе с важной оговоркой: классический танец в чистом виде здесь загнан в резервацию богатого дома - отвечая на запрос времени, Владимир Бурмейстер в 1950 году сделал честный "народный" балет, где пуантами балуются только плохие богатые люди, вместе со священником сгубившие чистую Эсмеральдову душу.

Столкнувшись с такой откровенной архаикой, обычный зритель задастся вопросом: в чем же здесь "собственная гордость"? Ему понадобится экскурс в историю, согласно которой на студию "танцующего актера", ставшую позже костяком труппы, возлагали большие надежды отцы-основатели МХАТа Станиславский и Немирович-Данченко. Пресловутый "танцующий актер" фактом существования поддерживал их метод, а в более широком смысле был пролетарской альтернативой классическому танцовщику - скрытому аристократу, так и норовившему танцевать о высоких бессюжетных материях. Понятно, что завиральная в общем идея балет только обогатила и стала подпиткой для временами возникающей моды на внятно рассказанные истории. Но в свое время она завела балет в такие дебри, выбираться из которых ему приходится до сих пор. Так что в качестве памятника эпохе "Эсмеральда" - зрелище прекрасное. Но в то же время благодаря таким, как она, балет считается "младшеньким искусством", живущим в своем мире со слабой головой и неразвитыми органами чувств. Потому только в балете восстанавливают талантливые спектакли прошлого, где герои то пляшут, то падают без чувств.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Дек 07, 2009 10:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120702
Тема| Балет, Национальнай академический Большой театре оперы и балета (Беларусь), Премьера, "Золушка", Персоналии,
Авторы| Валентин ПЕПЕЛЯЕВ, Фото: Виталий ГИЛЬ
Заголовок| Барышня-беглянка
Где опубликовано| СБ-Беларусь сегодня
Дата публикации| 20091205
Ссылка| http://www.sb.by/post/94427/
Аннотация|


В некоторых сценах новаторский балет напоминает "Мастера и Маргариту"

В Национальном академическом Большом театре оперы и балета сегодня дают премьеру балета Сергея Прокофьева «Золушка» в постановке российского хореографа Юрия Пузакова. Первый балет без бронзового профиля Валентина Елизарьева на обороте премьерной «монетки». Первый балет в театре после реконструкции.

Уже до премьеры «Золушка» оказалась в эпицентре пристального внимания профессионалов. Ведь балет — это стратегическое направление нашей культуры. Армия скептиков, горделиво скорбящих о перевернутой странице в истории и до сих пор лелеющих светлую память о прежней «Золушке», шедшей в репертуаре театра 20 лет, предсказуемо ждала провала. Но, кажется, была равновелика армии тех, кто был готов воспринимать новое прочтение классического балета непредвзято, с «чистого листа», отбросив груз «прожитого», принадлежность к театральным кланам и группам, личные симпатии. Что же мы увидели в итоге?

Стоит признать, что ничего из ряда вон выходящего на некрепкие головы балетоманов в премьере все–таки не обрушивается. После того как распахнулся занавес во время генерального прогона спектакля, стало понятно, что действие нынешней «Золушки» развернется в веке двадцатом, никак не раньше, а сама сказка действительно получится довольно современной историей. Хотя все–таки вряд ли ее постигнет участь «Золушки», поставленной в 2005 году в Латвийском национальном оперном театре в Риге. Там хорошо известный у нас хореограф Раду Поклитару в поисках пресловутой «современности» перенес действие балета Прокофьева в публичный дом. Потомки композитора были настолько возмущены трактовкой, что добились запрета балета. Поклитару ничего не оставалось делать, как попросить нашего же композитора Олега Ходоско написать новую музыку к балету, что тот и сделал.

Современность нашей «Золушки» не простирается дальше разумных творческих поисков ответа на вопрос, каким должен быть классический балет Прокофьева, переживший бесчисленное количество постановок. Юрий Пузаков, приглашенный в театр художественным руководителем белорусского балета, народным артистом Беларуси Юрием Трояном, нашел для себя ключ к ответу в дерзкой полифоничности стилей. Его хореография вмещает в себя столь многое и взаимоисключающее, будто павлиньим пером вам щекочут пятки. Нынешняя «Золушка» — роскошный рождественский подарок публике без судорожных потуг на вымороченные новации сontemporary dance или культивирования балетной архаики. Легкий, воздушный, идеально подходящий для беспроигрышного семейного культпохода, понятный и взрослому, и ребенку. В нашей «Золушке» есть главное, чем она ценна: попытка преодолеть статику жанра. Юрий Пузаков смело смешивает цвета, стили, наряды с долей вызывающей экстравагантности, которая, кажется, нашему балету пойдет только на пользу. Во втором акте «Золушки» даже есть некий привкус кабаре, дешевой оперетки. Сам бал решен в комических тонах. Ощутим пародийный момент на жизнь современных прожигателей жизни. Это бал не из сказки Шарля Перро, а, скорее, из новостного блока MTV, рассказывающего о юбилее Маши Распутиной. Даже король здесь в гипсе, а гостей угощают аляповатым мороженым в вафельных рожках размером с крупную щуку. От всей этой ядовитой глянцевой глазури веет холодом. Но именно здесь, посреди вульгарности, влюбленной в свое отражение, встречаются Золушка и Принц. Здесь зарождается их всепобеждающая любовь.

Самое замечательное, что есть в «Золушке», — это минуты чистого классического балета. Может быть, именно эту цель и преследовал постановщик? Показать на фоне атмосферы кабаре и оперетки непреходящую ценность классики как синонима незыблемости искренних человеческих чувств? Дуэты Принца и Золушки подчеркнуто лишены жажды новизны. Они несут свои чувства через танец без спешки, с достоинством победителей, выстраиваясь в перпендикулярную смысловую линию всему настроению спектакля.

«Я хочу, чтобы сама Золушка проявилась не как некий абстрактный персонаж, но как живая, чувствующая и переживающая девушка, заставляющая и зрителя переживать и чувствовать вместе с ней ее горести и радости, — писал Сергей Прокофьев. — Это касается также музыкальных характеристик и горячего принца, и задиристых вертушек–сестер, и робкого папаши, и других персонажей балета». Можно заключить, что, уйдя от абстрактности и придав персонажам и общей концепции спектакля предельную конкретику, авторы белорусской «Золушки» не противоречили великому композитору, а лишь продолжили его мысль.


Для балерины Ирины Еромкиной "Золушка" - это встреча с любимой классикой
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 08, 2009 10:42 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120801
Тема| Балет, программа Nerve, Персоналии, А.Волочкова
Авторы| ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Кремлевские пуанты
// Анастасия Волочкова обнажила Nerve

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 229 (4284)
Дата публикации| 20091208
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1288182
Аннотация|


1 из 3
Анастасию Волочкову доставили публике прямиком с небес
Фото: Дмитрий Лекай/Коммерсантъ


В Кремлевском дворце Анастасия Волочкова представила сольную программу под названием Nerve. За нервными окончаниями балерины наблюдала ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА.

Программа Nerve анонсирована как премьера, однако из представленных в ней девяти номеров Анастасии Волочковой корреспонденту "Ъ" оказался незнаком лишь первый — на музыку арии Каварадоси из оперы "Тоска". По этой причине, а также потому, что в этой постановке Эдвальда Смирнова — профессора Петербургской консерватории и любимого автора бенефициантки — практически исчерпался набор художественных приемов героини вечера, "Ария" заслуживает отдельного описания.

Багровый диск, задрапированный серебристыми лентами, спустился с колосников, черные силуэты артистов шоу-балета "Стиль" простерли руки к небесам, ленты пали кучей, из кучи двое мужчин извлекли, воздели на верхнюю поддержку и вынесли на авансцену сверкающую блестками Инопланетянку с закутанным тканью ртом. Спустившись с небес, героиня первым делом задрала ногу за ухо, вторым — отважно сорвала с лица белоснежную повязку. Под ней оказался черный скотч, намертво запечатывающий рот героини. Далее госпожа Волочкова проделала цикл телодвижений, а именно: легла в шпагат, заложила ногу за плечо, встала на четвереньки, кинула ногу за голову, перекатилась несколько раз, водрузилась на пуанты, проковыляла на них шагов пять, пала на колени и стала бить себя в грудь, общаясь с залом жестами сурдоперевода. А поскольку за ее спиной на экранах мелькали кадры природных катаклизмов, немую жестикуляцию следовало понимать как предостережение всем землянам. К финалу, отчаявшись добиться понимания, артистка отодрала скотч и открыла рот в безмолвном крике.

Доминирующая в этот вечер тема непонимания была дополнена темой одиночества, вернее, трагически неразделенной любви. На протяжении вечера Анастасию Волочкову бросали несколько раз по разным причинам: в дуэте из "Анны Карениной" — потому, что Вронский уже полежал между ног Анны и, стало быть, получил от нее все, что хотел. В дуэте из "Красной Жизели" — потому, что Чекист больше не мог тягать в верхних поддержках истеричную Балерину. В номере "Сицилиец" — потому, что мужчина был привидением, в "Мастере и Маргарите" — потому, что женщина была ведьмой. И хотя эти любовные адажио придумали разные балетмейстеры, выглядели они совершенно одинаково: госпожа Волочкова валялась на полу, цепляясь за разные части тела мужчин, затем седлала партнеров на уровне торса, под конец следовали самые трудные поддержки — с выжимом артистки над головой. В первом акте героиню вечера выжимал Иван Козлов — солист Мариинского театра и партнер Ульяны Лопаткиной (тоже немаленькой балерины), во втором — солист Большого Ринат Арифулин, которому удалось вставить и несколько собственных па ("козлы" и револьтад), что вызвало заметное оживление в зале, вообще-то поощрявшем страдания госпожи Волочковой более чем вялыми аплодисментами.

Пожалуй, стоит добавить, что телесное изобилие бенефициантки не позволяло ей двигаться на сцене сколько-нибудь быстро; что, переполненная собственными чувствами, она почти не слышала музыки, не попадая даже в сильные доли; что профессиональная форма исключает ее возвращение в классику. Справедливости ради заметим, что однажды у Анастасии Волочковой получились два тура на пуантах в позе attitude. И это так поразило саму артистку, что следующие па она завалила вовсе.

Но какое все это имеет значение против народной любви — шеститысячный зал Кремлевского дворца был заполнен бесхитростными добрыми телезрителями, которые пришли увидеть живую героиню "Ледникового периода". И когда в финале героиня вечера прервала профессиональное безмолвие, чтобы прочувственно поблагодарить публику, "великого гения" — режиссера концерта и "ангела-хранителя" — директора Кремлевского дворца, публика растроганно ринулась к сцене, чтобы приветствовать такую красивую, такую успешную и такую несчастную женщину.

Фотогалерея по клику:


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Дек 10, 2009 3:08 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 08, 2009 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120802
Тема| Балет, II Международный конкурс артистов балета (Казахстан), Персоналии,
Авторы| Елена КУЗНЕЦОВА
Заголовок| И мастерство, и вдохновенье //
Названы лауреаты международного балетного конкурса

Где опубликовано| Республиканская газета "Казахстанская Правда" № 287 (26031)
Дата публикации| 20091208
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152073573&chapter=1260220824
Аннотация|

Во Дворце Мира и Согласия гала-концертом лауреатов и дипломантов завершился II Международный конкурс артистов балета, организованный Министерством культуры и информации, АО «Казак ауендерi» и Национальным театром оперы и балета им. К. Байсеитовой.

Фото Игоря БУРГАНДИНОВА

За три года конкурс вырос и количественно, и качественно: если в 2006 году в Астану приехали 32 участника из России, Украины и Казахстана, то теперь их было 36 из шести стран: России, Китая, Украины, Кыргызстана, Узбекистана и Казахстана. А среди членов жюри и почетных гостей, кроме уже побывавших у нас представителей Болгарии, Италии, России, появились их коллеги из Японии и Китая. Все они выражали надежду на дальнейшее сотрудничест­во с нашим конкурсом и столичным оперным театром.

Сергей Усанов, председатель Международной федерации балетных конкурсов (куда входит и Астанинский), в жюри второй раз, поэтому мог сравнивать.

– Известно, что казахстанская школа классического танца зарекомендовала себя на международном уровне очень хорошо: практически на всех конкурсах появляются ваши танцовщики, и, как правило, занимают высокие места, – отметил он. – Поэтому конкурс в Астане привлекает внимание, он будет набирать силу и уже сделал шаг вперед. Судить об этом можно даже по заключительному концерту. Много замечательных ребят, особенно сильная мужская группа участ­ников. Надо было премий восемь дать только мужчинам, многие из них были достойны как минимум «бронзы», а некоторые не получили даже диплома. Это значит, резко возросло мастерство танцовщиков. Но больше всего нас поразило, какими гигантскими темпами развивается Астана. Сейчас, в период мирового экономического кризиса, наверное, нигде так к культуре не относятся. А у вас, как нам сказали, готовится к открытию еще один концертный зал и будут строить новый оперный театр. Это потрясающе! Можно только позавидовать. Приятно, когда руководство республики уделяет такое внимание высокому искусству.

Возглавлявшая жюри народная артистка СССР лауреат Государственной премии Людмила Семеняка призналась, что об Астане много слышала и читала, но не представляла, что город так прекрасен, и что здесь так поддерживается балет.

– Даже появление здесь для меня ответственно и важно, потому что я наследую председательство за великой Наталией Бессмертновой, – подчеркнула она.

Об авторитете конкурса свидетельствует и присутствие на нем патриарха первого в мире (в нынешнем году ему 45 лет) Варненского балетного конкурса – его бессменного президента 80-летнего Эмиля Димитрова.

– Я сомневался: ехать ли в Астану, потому что теряю шесть дней для работы в Софии. А конец года – очень важный период, сейчас организации составляют будущий бюджет, ведь наш конкурс негосударственный, и надо искать спонсоров. Но я не жалею: впечатления очень хорошие, исполнительский уровень высокий.

Совершенно естественно, что большинство конкурсантов (22) представляли Казахстан. Но это тот случай, когда брали не только числом, но и умением. Среди восьми дипломантов гостей было трое: харьковчанка Карина Шатковская, москвич Денис Дмитриев и Пхен Янь из Пекина. Наши: Рауан Оразбаев, Рафаэль Уразов, дуэт Асель Кусаиновой и Рустема Сейтбекова и самый титулованный – лауреат многих международных конкурсов Досжан Табылды, который получил сразу два специальных приза – зрительских симпатий и почетных гостей конкурса.

Лауреатами третьей премии были названы казахстанцы Гульвира Курбанова, Дидар Сарсенбаев, Таир Гатауов и Николай Коршунов.

Вторую премию получили россиянка Эрика Микиртичева (с партнером Денисом Дмитрие­вым она стала еще обладательницей приза за «Лучший дуэт») и алматинец Нурлан Конакбаев, который на прошлом конкурсе был третьим.

Первое место, подтвердив свое недавнее лауреатство в Москве (третья премия), занял Эльдар Сарсембаев. Кто не видел его мощный уверенный танец, потерял много, но не все – можно прийти на спектакль с его участием или на концерт в Национальный театр оперы и балета им. К. Байсеитовой. А вот китаянку Гао Гэ, если мы в Казахстане больше не увидим, то наверняка о ней еще услышим – 17-летняя третьекурсница из Пекина поразила и техникой, и темпераментом, особенно в современной хореографии. У нее явно большое будущее, поэтому приз «Укiлi умiт» («Надежда») вручили именно ей.

Профессор Пекинской академии танца Сиао Су Хуа сказал:

– Мне приятно, что на конкурсе хорошо показали себя именно казахстанцы. В Китае население один миллиард 300 миллионов, а у вас – 15миллио­нов, как у нас в одном Пекине. А сколько у вас талантов! Рад за ваших педагогов, руководителей балета, в первую очередь за Турсынбека Нуркалие­ва. Думаю, что конкурс будет набирать силу.

А главную награду – Гран-при получила ведущая солистка Национального театра оперы и балета Мадина Баспаева, которую поклонники больше знают по девичьей фамилии – Унербаева. Три года назад здесь она была третьей, потом в Риме получила вторую премию. И вот триумф! Мадина благодарила своего педагога Галию Исмаиловну Бурибаеву, которая готовила ее к конкурсу, переживала. Переживала и маленькая дочка Мадины Айша – не хотела засыпать, пока мама не вернулась с победой.

Подарком зрителям стал прекрасный гала-концерт, а танцовщикам – цветы, аплодисменты и первые плоды международного сотрудничества – импресарио Гвидо Риччи сообщил: достигнута предварительная договоренность по организации летних гастролей столичной балетной труппы в Италии.

Подробнее о конкурсе – в пятничном номере газеты.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Дек 08, 2009 7:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120803
Тема| Балет, II Международный конкурс артистов балета (Казахстан), Персоналии,
Авторы| Татьяна КАЗАНЦЕВА, Астана
Заголовок| Балет, он – Бог //
Казахстанские артисты готовы заявить о себе миру

Где опубликовано| Ежедневная республиканская общественно - политическая газета "ЛИТЕР"
Дата публикации| 20091208
Ссылка| http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=773&Itemid=2
Аннотация|



В минувшую субботу в Астане гала-концертом лауреатов в столичном Дворце мира и согласия завершился Второй Международный конкурс балета.
Уровень подготовки отечественных артистов не оставил сомнений в том, что казахстанская школа балета стремительно набирает обороты.Организаторами данного конкурса выступили Министерство культуры и информации РК, Национальный театр оперы и балета имени К. Байсеитовой и АО «Казах оуендери».

В конкурсе участвовали сорок молодых артистов балета из Китайской Народной Республики, Республики Казахстан, Республики Кыргызстан, Российской Федерации, Узбекистана и Украины.
Завораживающим сценическим действом жители Астаны и гости столицы могли наслаждаться первые пять дней зимы. Выступление лауреатов на заключительном концерте явно прибавили этому виду искусства массу новых поклонников, а сам конкурс позитивно отразился на формировании позитивного имиджа Казахстана.
Напомним, что авторитетное жюри возглавляла народная артистка СССР, лауреат Государственной премии Людмила Семеняка. С ней, к сожалению, пообщаться не удалось, поскольку она покинула Астану накануне торжественной церемонии закрытия конкурса. Но были на месте все остальные члены жюри. Это заслуженный деятель искусств России, генеральный директор хореографического колледжа «Тойота-Сити-Балет» Сува Хитоши, вице-президент Ассоциации балетного искусства Китая, лауреат государственной премии за заслуги в области искусства, профессор Пекинской академии танца Сиао Су Хуа, заслуженный деятель искусств Казахстана, главный балетмейстер Национального театра оперы и балета им. К. Байсеитовой
Т. Нуркалиев, генеральный директор Международной федерации балетных конкурсов, заслуженный деятель искусств Российской Федерации Сергей Усанов и ректор Римской академии танца Паррилла Маргерита.
Они были в приподнятом настроении, готовясь к гала-концерту.Мне повезло ненадолго завладеть вниманием двух последних авторитетных людей в балетной среде мирового уровня. В эксклюзивном интервью газете «Литер» они ответили на интересующие читателей вопросы.
Дорогого стоило услышать весьма лестные отзывы о казахстанском балете такого мэтра, как Сергей Усанов, который в этот раз примерил на себя роль ответственного секретаря жюри. Его поразили своим мастером Мадина Тасбаева, а также Гао Ге и Янг Пенг из Китая, артисты Московского театра Станиславского и Немировича-Данченко Эрика Микиртичева и Денис Дмитриев, солисты астанинского театра оперы и балеты имени К. Байсеитовой Эльдар и Дидар Сарсенбаевы. «Все конкурсанты показали очень достойный мировой уровень. А если сравнивать с первым конкурсом, то я считаю, что мастерство ребят стало выше. Особенно много было достойных артистов среди мужчин, хотя обычно бывает наоборот, – сказал он. – Все они выступали очень ровно, поэтому жюри столкнулось с трудностями при выборе лауреатов. Каждый из них был достоин, как минимум, бронзовой медали. Сама программа конкурса по своей сложности соответствовала международному уровню. В репертуар были включены сложнейшие классические произведения. К конкурсантам предъявлялись самые высокие требования. Уверен, лауреаты нынешнего конкурса на любом состязании мирового уровня завоевали бы хорошие награды. Приятно отметить, что конкурс в Астане по сложности, по уровню встал в один ряд с ведущими мировыми конкурсами. И еще приятно удивило, что мировой кризис никак не сказался на конкурсе. А то, что мы увидели в Астане, потрясает. Насколько стремительно ваш город развивается, строится, это никого не может оставить равнодушным. Нам министр культуры сказал, что скоро вступит в строй новый концертный зал. А то, что ваше правительство уделяет такое внимание культуре, – знаковая вещь, потому что без этого страна не может развиваться. Слава Богу, что руководство Казахстана понимает это. Все члены жюри были поражены отношением правительства вашего государства к культуре. К сожалению, во многих странах это не так».
Практически в унисон своему московскому коллеге Сергею Усанову, отмечая высокий уровень этого творческого состязания, вторила итальянка, ректор Римской академии танца Паррилла Маргерита. Ее имя также хорошо знакомо мировому балетному сообществу, и по этой причине ее мнение представлялось небезынтересным. «У меня очень хорошее впечатление осталось, потому что уровень был высоким. Мы надеемся, что в будущем к конкурсу подключатся артисты балета из других стран», – отметила Маргерита. Она не стала скрывать и своих личных сценических предпочтений. Особенно ей понравился своей мощной техникой Эльдар Сарсенбаев, а также москвичка Эрика Микиртичева.
Что касается мнения Париллы об Астане, то она здесь впервые и просто очарована красотой столицы: «Здесь все построено со вкусом, а главное – соблюдены национальные и архитектурные традиции». А на вопрос о том, какое из уникальных столичных строений ей больше всего пришлось по душе, Парилла недолго думая ответила, что это Дворец президента Казахстана. Разумеется, гостья из Рима имела в виду «Акорду». «Я надеюсь, меня еще пригласят сюда. Если сама не смогу приехать, то обязательно отправлю в Астану наших итальянских артистов», – пообещала Маргерита.
Остается назвать имена лауреатов. Среди прекрасной половины конкурсантов они распределились так: золотая медаль досталась китаянке Гао Ге, на втором месте (серебряная медаль) – Эрика Микиртичева из Москвы, «бронза» за третью ступеньку пьедестала – у Гульвиры Курбановой из Казахстана.
У сильного пола все призовые места достались казахстанским конкурсантам: первое место – Эльдар Сарсенбаев, второе – Нурлан Конокбаев и третье место поделили между собой Дидар Сарсенбаев, Таир Гатауов и Николай Коршунов.
Профессиональное мастерство восьмерых конкурсантов члены жюри отметили дипломами: Карину Шатковскую (Украина), Дениса Дмитриева (Российская Федерация), Янга Пенга (Китай), Асель Кусаинову, Рауана Оразбаева, Табылды Досжана, Рустема Сейтбекова, Рафаэля Уразова (все из – Казахстана).
Приз зрительских симпатий за артистизм получил Табылды Досжан. Он также стал обладателем награды почетных гостей «Надежда». Не остался без внимания и лучший дуэт – российская пара Эрика Микиртичева и Денис Дмитриев.
Остается надеяться, что второй конкурс станет очередным ярким событием в культурной жизни столицы и откроет новых талантливых артистов в самом изящном виде искусств.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 09, 2009 10:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120901
Тема| Балет, "Золотая маска", Номинанты, Персоналии,
Авторы| РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ, ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА и СЕРГЕЙ ХОДНЕВ
Заголовок| Предварительное лучшее
// Названы номинанты "Золотой маски"

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 230 (4285)
Дата публикации| 20091209
Ссылка| http://www.liter.kz/index.php?option=com_content&task=view&id=773&Itemid=2
Аннотация|

Вчера в Центре имени Мейерхольда объявили номинантов театральной премии "Золотая маска" (фестиваль пройдет в Москве с 27 марта по 16 апреля). Списки претендентов изучили РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ, ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА и СЕРГЕЙ ХОДНЕВ.

В разделе драматического театра на "Маску" выдвинуто 14 спектаклей, 8 в большой форме и 6 в малой. Есть неожиданности: еще лет шесть назад трудно было бы себе представить, чтобы премьера Льва Додина (в данном случае — "Долгое путешествие в ночь") оказалась бы за чертой претендентов и при этом среди них значились бы новинки БДТ и Александринского театра. Но вот недавние сиятельные петербургские аутсайдеры стали устойчивыми фаворитами — Александринка привезет новый спектакль прошлогоднего лауреата премии за режиссуру Валерия Фокина "Ксения. История любви", а Театр имени Товстоногова — "Месяц в деревне", поставленный Анатолием Праудиным. Вернулся в театральную "высшую лигу" спектаклем Римаса Туминаса "Троил и Крессида" и столичный Театр имени Вахтангова. Не удивляет присутствие в номинациях Студии театрального искусства Сергея Женовача, Театра под руководством Олега Табакова и "Мастерской Петра Фоменко" — без них "Маска" смотрелась бы сиротливо.

Не являются новичками "Золотой маски" и многие из ее провинциальных участников — новосибирский "Красный факел" ("Макбет" в постановке молодого Тимофея Кулябина), екатеринбургский "Коляда-театр" ("Трамвай "Желание"" Николая Коляды), пермский театр "У моста" ("Калека с Инишмана" Мартина Макдонаха в постановке Сергея Федотова). Вместе с тем эксперты номинировали спектакли давно забытого столичными критиками Театра на Спасской из Кирова и ярославского Волковского театра: последний, впрочем, должен был бы рано или поздно появиться среди соискателей "Маски".

В претендентах на режиссерскую награду "свалено" 14 режиссеров, от юного Кулябина до многоопытного Фокина, от малоизвестного Бориса Павловича до всемирно признанного Алвиса Херманиса. Очевиден лидер "мужской номинации" — Евгений Миронов за десять ролей в спектакле Театра наций "Рассказы Шукшина". А сам этот спектакль является бесспорным фаворитом конкурса: семь номинаций из восьми возможных.

Некоторых лауреатов уже можно поздравить. В номинации "За честь и достоинство" "Маску" получат московские ветераны Вера Васильева и Владимир Зельдин, а также солист Новосибирской музкомедии Иван Ромашко. "За поддержку театрального искусства" отмечены Фонд Михаила Прохорова, екатеринбургский бизнесмен Анатолий Павлов и управляющий делами президента Владимир Кожин.

В балетной программе в этом сезоне нет ни одного классического балета. Причем не потому, что с ними плохо: как раз наоборот. По уверениям экспертов, классикой, причем качественной, их просто завалили. Отбор номинантов следует признать концептуальным: специалисты решили поощрить живых и активных авторов, а также театры, отваживавшиеся ставить новинки. Жертвой принципиальности экспертов пал прелестный старинный "Неаполь" Бурнонвиля, впервые полностью поставленный в России стараниями Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко и команды постановщиков из Дании. Доброкачественную "Коппелию" Большого театра жаль меньше: эта редакция Сергея Вихарева уже отхватила "Маску" в 2002 году, тогда ее показывал Новосибирск.

Конкурс современных балетов (хотя представленный тем же Новосибирском 40-летней давности "Who cares?" Баланчина к таковым причислить трудно) получился чрезвычайно сильным. Жюри придется выбирать между двумя отличными спектаклями Алексея Ратманского — "Коньком-Горбунком" (Мариинский театр) и "Русскими сезонами" (Большой). Серьезнейшую конкуренцию им составит превосходная работа Музтеатра Станиславского — балет "Na Floresta" в постановке одного из лидеров мирового театра Начо Дуато. Не обошлось без плодовитого Бориса Эйфмана: его Театр балета покажет публике современного "Онегина". Впервые в конкурсе участвует Петрозаводск: петербуржец Кирилл Симонов поставил там "Ромео и Джульетту". Пермь привезет "Медею" Юрия Посохова; Новосибирск, кроме Баланчина, покажет "Бессмертие в любви" американского китайца Эдварда Льянга.

Номинированных хореографов шестеро: четверо (Алексей Ратманский, Кирилл Симонов, Борис Эйфман, Эдвард Льянг) — от балета, двое (Екатерина Кислова и Ольга Пона) — "современники". В число пяти спектаклей современного танца попала "Бедная Лиза" Театра наций: после того как актрису Чулпан Хаматову в нем заменила балетмейстер Алла Сигалова, вопрос о жанровой принадлежности ее спектакля был решен в пользу танца.

Оперная часть перечня номинантов обильна не в пример прошлогодней — выдвинуты 11 спектаклей. Если приглядеться, обнаруживается, что на самом деле их 13, поскольку номинированная как единый опус "Гоголиада" Мариинского театра на самом деле представляет собой программу из трех одноактных опер, поставленных совершенно разными режиссерами. Впрочем, ни режиссерских, ни композиторских номинаций "Гоголиаде" не досталось: в номинации "Лучшая работа режиссера в музыкальном театре" соперничают композиторы покрупнее — Владимир Кобекин ("Гамлет" Театра имени Станиславского и Немировича-Данченко) и Александр Чайковский ("Один день Ивана Денисовича" Пермской оперы). Номинированы еще две работы Мариинского театра — "Идоменей" и "Свадьба Фигаро" Моцарта, композитора, который неожиданно выглядит сверхвостребованным: в списке есть еще "Дон Жуан", поставленный в театре "Санкт-Петербургъ Опера" Юрием Александровым, и еще одна "Свадьба Фигаро", на сей раз из Екатеринбургского театра оперы и балета. Четыре моцартовских спектакля, да еще включая не самого репертуарного "Идоменея",— это уже больше похоже не на совпадение, а на тенденцию.

Провинциальная часть списка выбранных оперных спектаклей вообще хорошо укомплектована. Помимо двух упоминавшихся постановок из Екатеринбурга и Перми есть еще "Князь Игорь" Новосибирского театра оперы и балета, а также тамошний нашумевший "Макбет" Верди, поставленный Дмитрием Черняковым. Впрочем, в Москву "Макбета" не повезут, и жюри отправится смотреть его на месте.

Московские же оперные номинанты представлены "Джанни Скикки" Пуччини ("Новая опера", режиссер Геннадий Шапошников) да двумя премьерами от исправно взыскиваемого "Маской" Театра имени Станиславского: это наряду с помянутым озорным "Гамлетом" Владимира Кобекина "Лючия ди Ламмермур" Доницетти, поставленная Адольфом Шапиро. Впрочем, тот же Музтеатр значится еще и в списках оперетно-мюзикловых номинантов. Поставленный Александром Тителем "Вечер классической оперетты" будет на правах спектакля состязаться с мюзиклами "Бандиты" Саратовского театра оперы и балета, "Монте-Кристо" Театра оперетты, "Продюсеры" театра Et Cetera и "Шербургские зонтики" питерского театра "Карамболь".
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 09, 2009 10:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120902
Тема| Балет, "Золотая маска", Номинанты, Персоналии,
Авторы| Элла Володина
Заголовок| Джон Ноймайер: 40 лет во главе немецкого балета
Где опубликовано| Deutsche Welle
Дата публикации| 20091208
Ссылка| http://www.dw-world.de/dw/article/0,,4994809,00.html
Аннотация|

Его первый спектакль - "Жар-птица". Из русской сказки он сделал современную, поп-артовскую постановку с декорациями в эстетике битловской "Желтой субмарины". Царевич будто приземляется на какой-то чужой планете...



1 декабря 1969 года 27-летний американский танцор и хореограф Джон Ноймайер, отработав уже несколько лет солистом труппы знаменитого в то время Штутгартского балета, вступил в должность главного балетмейстера во Франкфурте-на-Майне. По прошествии четырех лет он возглавил Гамбургский балет при Государственной опере ганзейского города и по сей день является его главным балетмейстером.

На днях его договор в Гамбурге был продлен до 2014 года. Сегодня Джону Ноймаеру 67 лет и 40 из них он руководит балетной труппой. Это абсолютный рекорд по стажу среди главных балетмейстеров мира! И Джон Ноймайер не собирается уходить на покой.


Джон Ноймайер танцует в постановке "Die Stühle" ("Стулья") на музыку Рихарда Вагнера

Путешествие на Луну

1969 год, когда он пришел в балет Франкфурта и стал его главным балетмейстером, был годом невероятных событий: первый человек побывал на Луне, в западных странах бушевала политическая борьба, в культуре происходили радикальные перемены. В балете тогда тоже была, по словам Джона Ноймайера, "увлекательная эпоха". События в политике и культуре того времени стали для него частью работы. Джон Ноймайер до сих пор хорошо помнит высадку американцев на Луне: "Это было даже темой моей первой хореографической постановки во Франкфурте".

Назначение главным балетмейстером стало полной неожиданностью. Его пригласили во Франкфурт, как он думал, ставить балет, и вдруг предложили должность главного балетмейстера. Его первый спектакль - "Жар-птица". Джон Ноймайер вспоминает, что эту его постановку "вполне можно сравнивать с высадкой на Луне. Из этой русской сказки я сделал современную, поп-артовскую постановку с декорациями в эстетике "Желтой субмарины" "Битлов". Царевич приземляется у меня на какой-то чужой планете".

Интуиция на сцене


Сцена из балета "Сон в летнюю ночь" в постановке Джона Ноймайера

Джон Ноймайер катапультирует классические балеты в современность. В его спектаклях звучат симфонии Густава Малера и "Страсти по Матфею" Баха. Он берет за основу гомеровскую "Одиссею", ставит Шекспира на музыку Моцарта, объединяет сагу о короле Артуре с музыкой Сибелиуса. Джон Ноймайер однажды сказал: "Спектакли должны рождаться из духа определенной эпохи и только для конкретных танцоров".

Балетмейстер не может объяснить, почему это так: "Трудно сказать, почему вам сегодня хочется съесть жаркое из мяса, а завтра – рыбу. В определенный момент для того или иного танцора буквально напрашивается тот или иной спектакль. И надо пользоваться этим моментом".

Джона Ноймайера всегда привлекала в балете виртуозность исполнения. Но главное - не техника. Джон Ноймайер подчеркивает: "Меня интересует сама форма танца, потому что человек в хореографии – это главное. Человек и тема, и инструмент танца".

Один из самых известных хореографов современности с большим интересом относится и к новым веяниям в танцевальном искусстве. Каждую новую форму он считает обогащением. Ведь, говорит Джон Ноймайер, "в искусстве нет границ". Но в то же время он понимает, что "каждый новый тренд просто так на себя не примеришь, только потому, что он сейчас в моде. Настоящая креативность – это продукт собственных творческих поисков. Если хореограф убежден, что танцоры должны бить друг друга и падать на сцену, тогда все в порядке. А если он не знает толком, нужно ли это, то тогда стоит подумать над тем, а нет ли какой-то другой, более подходящей формы".

Проблема, по словам Джона Майера, не в движениях. Они могут быть какие угодно. Главное, чтобы они были оправданы внутренней необходимостью.

Какие планы на будущее у знаменитого балетмейстера? Он только смеется: "Как ни странно, чем старше я становлюсь, тем дел у меня становится не меньше, а больше".

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20435
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 09, 2009 10:39 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009120903
Тема| "Золотая маска" - 2010, Номинанты, Персоналии,
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| «Маска» номер шестнадцать //
Объявлены номинанты национальной театральной премии

Где опубликовано| Газета «Время новостей» № 227
Дата публикации| 20091209
Ссылка| http://www.vremya.ru/2009/227/10/243351.html
Аннотация|

В прошлом сезоне московские театры выпустили почти столько же удачных премьер, сколько театры всех других городов страны, вместе взятые, -- эксперты национальной театральной премии отобрали на грядущий фестиваль 24 столичных спектакля и 27 спектаклей провинциальных. Наибольшая конкуренция в опере: за «Золотую маску» будут сражаться одиннадцать спектаклей из семи театров, но это лишь потому, что драматические постановки традиционно разделены на «малую форму» и «большую» (в общей сумме их четырнадцать).

Экспертный совет, занимавшийся драмой (его возглавляла Ирина Холмогорова), не позабыл ни одного из лидеров минувшего сезона -- в списке есть и «Рассказы Шукшина» в Театре наций, сочиненные Алвисом Херманисом, и «Старший сын» Константина Богомолова в «Табакерке», и «Троил и Крессида» Римаса Туминаса в Вахтанговском. Естественным образом все авторы спектаклей оказались и в частной номинации -- «Лучшая работа режиссера», ибо странно представить себе, что спектакль считается «одним из лучших», а постановщик его не считается. Но такой ход мысли показался единственно возможным лишь для «драматических» экспертов - эксперты же музыкальные (возглавляемые Екатериной Бирюковой) решили, видимо, что спектакль может зародиться сам собой, без участия постановщика. Например, балет -- без участия хореографа (спектакли Начо Дуато и Юрия Посохова в списке есть, авторов нет), современный танец также как-то обходится без автора (лишь Ольга Пона и Екатерина Кислова внесены в частные номинации, Алла Сигалова, Денис Бородицкий и Лариса Александрова -- нет). Отсутствие Валерия Гергиева понятно -- он давно снял свою кандидатуру, но вот, например, в списке есть «Лючия де Ламмермур» Музыкального театра, а дирижера у нее нет. Есть в «Новой опере» «Джанни Скикки», которую, видимо, пели, потому что среди исполнителей мужских ролей есть участвовавший в спектакле артист, но не играли -- потому что дирижера опять нет. Вообще-то такие неполные номинации говорят о том, что эксперты не уверены в своем выборе -- достаточно ли хорош спектакль для того, чтобы быть названным одним из лучших в стране. То есть они меж собой недоговорили, недоспорили и теперь недоделанную работу вручают зрителям.

Отобранные спектакли можно будет увидеть в Москве в первые две недели апреля, а некоторые и раньше, но о том, кого она привезет раньше, «Маска» сообщит лишь в середине января. Пока что началась продажа билетов на традиционную специальную программу «Премьеры Мариинского театра в Москве» -- меломанов ждут «Свадьба Фигаро» и «Женщина без тени».

В 2009 году, что был для «Золотой маски» юбилейным, пятнадцатым, фестиваль радовал нас гастролями первоклассных зарубежных трупп -- в программе следующего феста тоже будет такой подарок, но один-единственный: нам привезут «Дидону и Энея», балет американского авантюрного классика Марка Морриса. Несмотря на сложные для всех условия существования, «Маска» (при поддержке Сбербанка и «Евроцемент групп», как специально отметила на пресс-конференции гендиректор Мария Ревякина) продолжает осуществлять все свои проекты, в том числе «Маска плюс» -- в столицу вновь приедут те российские спектакли, что по каким-то причинам не попали в конкурс, но явно могут заинтересовать зрителей. И абсолютной новинкой станет специальный проект «Маски», связанный с современной пьесой, -- запланированы спектакли и читки новых сочинений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 2 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика