Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 2:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091808
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии, Михаил Мессерер
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Главный балетмейстер Михайловского театра Михаил Мессерер: "Лучшего ученика, чем Рудольф Нуреев, трудно себе представить"
Где опубликовано| "Известия"
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3133193/
Аннотация|

Премьерой балета "Лебединое озеро" открыл свой 177-й сезон петербургский Михайловский театр. Это восстановленная версия известного спектакля, созданного в 1956 году в Большом театре. Именно его показывали президенту де Голлю, Мао Цзэдуну, братьям Кеннеди и Иосипу Броз Тито. С постановщиком балета - главным балетмейстером Михайловского театра Михаилом Мессерером встретилась обозреватель "Известий".

вопрос: У вашего "Лебединого..." московские корни. Петербуржцы не обиделись?

ответ: Петербургская версия этого балета должна занимать почетное место в репертуаре Мариинского театра. Мы обязаны иметь собственное лицо. Нереально конкурировать с труппой, которая существует не одну сотню лет. Поэтому мы остановились на знаменитой редакции Александра Горского - Асафа Мессерера. Я хорошо помню этот спектакль - выступал в нем, видел всех исполнителей, начиная с Майи Плисецкой, а в начале 1980-х вместе с мамой (балериной и педагогом Суламифью Мессерер. - "Известия") восстанавливал его в Швеции.

в: Принца у вас танцевал Гийом Котэ из Канады. Делаете ставку на зарубежных звезд?

о: Будем приглашать звезд и растить своих. С Гийомом я работал на Западе. Прекрасный партнер и танцовщик. Нам понадобился Принц, умеющий держать наших высоких прим.

в: В чем вы видите главную особенность Михайловского балета?

о: У наших артистов нет единой школы. Кто-то из Вагановского училища, кто-то из Москвы, Новосибирска, Уфы, других городов России... В этом есть своя прелесть. Интересно попытаться создать михайловский стиль.

в: Как вы разделяете руководящие обязанности с худруком балета Фарухом Рузиматовым?

о: Очень хорошо разделяем. В Михайловском, как и в любом музыкальном театре, масса работы. У нас есть еще замечательный заведующий балетной труппой Андрей Кулигин, который в театре находится с утра до ночи. Вместе пытаемся что-то сделать, но непросто все в условиях кризиса.

в: Финансовые проблемы одолевают?

о: Пока не почувствовали недостатка в финансировании. "Лебединое озеро" оказалось очень дорогим спектаклем, но на нем не экономили. Мы можем позволить себе приглашать гастролеров - например, должна приехать Тамара Рохо из Королевского балета Великобритании. 24 октября намечаем гала-концерт звезд балета. Тем не менее при планировании следующих работ приходится учитывать, что бюджет не бесконечен. Театр много зарабатывает на продажах билетов, но и много тратит на высокие зарплаты артистам. Они значительно выше, чем были до того, как директор Владимир Кехман перестроил финансовую работу театра.

в: Господин Кехман - человек непростой. Например, у Елены Образцовой отношения с ним не сложились...

о: ...И тем не менее одной из первых фигур, встреченных мною в театре, была Образцова. С тех пор я часто вижу ее в кабинете Кехмана. Елена Васильевна дает художественные советы. Милейшая женщина - и очень приятно, что она в нашей команде.

в: Говорят, ваш директор склонен вмешиваться в художественный процесс...

о: В руководящей работе порой трудно отделить художественные дела от административных, но я проблем не ощущаю. Владимир Абрамович показался мне на редкость творческой личностью. Наш директор быстро схватывает артистический аспект задачи. Он человек темпераментный, но на моей памяти всякий раз направлял свой темперамент в правильное русло.

в: Можете привести пример?

о: Изначально на постановку "Лебединого озера" я хотел пригласить Матса Эка (выдающийся шведский хореограф. - "Известия") и уже вел с ним переговоры. Матс Эк - удовольствие дорогое, но, оценив мою идею, Владимир Абрамович тут же нашел финансы. Рассматривался и другой вопрос - о приглашении Мэтью Борна ставить мужское "Лебединое...".

в: Эк и Борн в русском театре произвели бы фурор. Почему вы отказались от такой замечательной идеи?

о: Михайловский пригласил меня на должность главного балетмейстера, и мои задачи изменились. Я несу ответственность за то, чтобы труппа находилась в форме и правильно развивалась. А что может быть лучше для начала этого процесса, чем "Лебединое...", выраженное языком классического танца?

в: Есть мнение, что архитектура Петербурга благоприятствует процветанию классического балета. Вы с этим согласны?

о: Безусловно. Мне приятно работать в Михайловском, который находится на площади Искусств, одной из красивейших в мире. И влияние архитектуры классицизма, конечно, сказывается на спектаклях, созданных в XIX веке. В то же время Петербург - город, развивающийся, и хотелось бы, чтобы его современному облику соответствовала современная хореография. Кстати, у Михайловского достаточно молодая аудитория - наш репертуар должен быть впередсмотрящим. Невозможно сказать молодым: "Забудьте все, что вы видите в интернете, в современном драматическом искусстве, смотрите только традиционные вещи".

в: Судя по "Класс-концерту", поставленному вами в Большом, у вас особая склонность к советской хореографии 1940-1950-х годов.

о: Мне дорог этот период. Помимо массы муры, там было много ценного. Тот же "Класс-концерт" Асафа Мессерера. Или "Ромео и Джульетта" Леонида Лавровского - на мой взгляд, лучшая версия этого балета. Но эти вещи обязательно надо делать хорошо. В противном случае на них невозможно смотреть.

в: Руководитель балета обязан быть диктатором?

о: Мне не нравится это слово. Я стараюсь, чтобы работа была основана на взаимном уважении. Да и не требовалось пока закручивания гаек - всё и так на своем месте. Что касается диктатуры, то далеко не все руководители приемлют подобный подход. Например, Михаил Барышников, будучи во главе Американского балетного театра, вел себя предельно корректно по отношению к коллегам. Это я называю профессионализмом.

в: Зато Рудольф Нуреев, возглавляя "Гранд-опера", швырял в танцовщиков термосы.

о: Я не работал на его репетициях, только давал утренние уроки. И могу сказать, что, где бы мы ни встречались - в Королевском балете, в Парижской опере, в театре "Ла Скала", - он занимался предельно сосредоточенно. Лучшего ученика трудно себе представить.

в: Вы отдадите в балет своих детей?

о: О сыне - ему год - пока рано говорить. А дочка занимается в подготовительном классе балетной школы. Не скажу, что хочу видеть ее балериной. Есть другие вещи, которым можно отдать жизнь. Я, например, завидую работе балетных критиков, архитекторов, юристов. А в раннем детстве мечтал стать дирижером и даже выпросил у Геннадия Рождественского дирижерскую палочку в подарок. Она до сих пор у меня хранится...

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 2:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091809
Тема| Балет, БТ, «Новый национальный театр Токио». Персоналии, Светлана Захарова
Авторы| Наталья Викторова
Заголовок| Светлана Захарова — Дама с камелиями в японском окружении
Где опубликовано| РГРК «Голос России»
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://www.ruvr.ru/main.php?&q=130677&cid=24&p=18.09.2009
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В пятницу, 18 сентября в Москве на сцене Большого театра – международная премьера. Балет «Дама с камелиями» показывает труппа «Нового национального театра Токио». А в главной роли – российская звезда Светлана Захарова. Накануне премьеры корреспондент «Голоса России» побеседовал с прима-балериной Большого театра.

- Итак, о вашем сотрудничестве с японским балетом. Оно началось именно с этой премьеры?

- Нет-нет. С Национальным театром Токио я работаю уже, мне кажется, лет семь. И много танцевала там классического репертуара. На меня был сделан балет "Раймонда" тоже в постановке Асами Маки, которая поставила и балет "Дама с камелиями", и "Дон Кихот", и "Баядерку", и "Лебединое озеро". Неоднократно я туда приезжала. Вот уже два года я являюсь приглашенной звездой, т.е., теперь приезжаю не как гость туда, а как к себе домой.

- Как в Италии?

- Да, то же самое в Ла Скала.

- О сегодняшней постановке несколько слов, пожалуйста. Тем более что она нетрадиционная.

- Нет, на самом деле постановка как раз традиционная, очень даже классическая, без каких-то отходов от романа, в принципе. Меня очень радует, что эта постановка была сделана для меня. Когда хореограф Асами Маки — она же является директором балетной труппы — ставила этот балет, как она говорила, перед ее глазами все время мой образ был. Она обо мне думала и делала все движения как бы под меня. Ну и, соответственно, и хореография, и сюжет, — все это как-то очень мне близко. Но это классический балет с классическими движениями.

- А что-то японское есть в нем?

- Нет, нет. Только артисты. Ничего азиатского здесь не будет. Никакого Востока. Только артисты японцы будут, ну и мы — русские. Два года назад я танцевала премьеру, она происходила в Токио в Национальном театре. И когда я станцевала спектакль, настолько мне было приятно, и настолько это такая живая и драматическая роль… Я подошла к госпоже Маки, постановщице этого балета, и просто, как пожелание, сказала: «Вот было бы здорово, если бы Россия, Москва, Большой театр, зрители в России увидели этот спектакль! Очень мечтала бы показать его на сцене Большого театра!» Ну просто как-то я так обмолвилась… И вот в прошлом году японцы начали такую, скажем, атаку. Давайте это попробуем сделать! И, конечно же, спасибо нашему министру культуры Александру Алексеевичу Авдееву, он поучаствовал в этом. И министерство японское тоже. В общем, все так как-то дружно было, и за год или за полтора, мы, в общем-то, сделали такую работу. Сегодня Национальный театр здесь. Это вообще большое событие. Впервые японская труппа выехала в Россию. И вообще очень редко к нам приезжают японцы.

- Это же такая удивительная страна, удивительная культура! И, наверное, вам тоже хотелось, чтобы и у нас широкая публика с этим познакомилась?

- Вообще когда я выступаю в этом театре, когда идут спектакли, я смотрю и думаю: как жалко! Я сюда приезжаю, и Большой приезжает, и Мариинка, многие в Японию приезжают выступать. И как жалко, что сами японцы искусство, которым они не так давно овладели, нигде не показывают, только у себя дома, и сами себе радуются. Но этот балет, который привезли… Мы можем увидеть, как овладели японцы искусством балета, европейской культурой. Можем оценить и понять, насколько это трудолюбивый народ! Вот сейчас труппа занималась на уроке в Большом театре, на наши классы они ходили. Я смотрела, как солисты, кордебалет просто едят глазами все, что происходит вокруг, следят за педагогами, за артистами, как они репетируют! Конечно же, балет там очень молодой, школы недавно стали выпускать очень красивых артистов. У них вообще артисты, дети учатся по всему миру. И во Франции, и в Англии, и на Украине, и в России много, в Америке. Конечно, хотелось бы посмотреть, наверное, более традиционное японское искусство. Но, наверное, балет — это то, что ближе нам, и то, что будет легче, наверное, воспринимать российскому зрителю. Я считаю, что балет "Дама с камелиями" — это очень понятно для российского зрителя, и, надеюсь, что тепло будет принято.

- Светлана, вы — официально приглашенная солистка и в этой труппе, и в Италии. А, может быть, еще где-то?

- Ну еще в Большом театре! Но не приглашенная, а своя! Три театра — достаточно пока. Я разрываюсь, честно говоря! Слава Богу, как-то удается и там, и там, и там. И помимо всего этого, я еще в последнее время очень много делаю сольные концерты по миру. Вот недавно в Афинах, в Греции был — потрясающе все прошло! Я очень рада! И в Японии был, и в Белграде, в Москве. В общем, работы много!

- Спасибо вам большое.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 9:23 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092101
Тема| Балет, БТ, «Новый национальный театр Токио». Персоналии, Светлана Захарова и Денис Матвиенко
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Банальность в четырех частях
// Японская "Дама с камелиями" в Большом театре

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 174/П (4229)
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1241234
Аннотация|

Балетом "Дама с камелиями" в постановке хореографа Асами Маки и в исполнении Нового национального театра Токио (NNTT) в Большом театре открылся фестиваль "Японская осень". Японскую версию французской мелодрамы рассматривала ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА.
_________________________________________________
Полностью статья на сайте: http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1241234
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 9:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092102
Тема| Балет, БТ, «Новый национальный театр Токио». Персоналии, Светлана Захарова и Денис Матвиенко, Асами Маки
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| Япона дама, или Отчего любовь так и не победила смерть
В Москве начался фестиваль "Японская осень – 2009"

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2009-09-21/100_japan.html
Аннотация|

Фестиваль продлится до декабря, включив более 40 театральных, спортивных и киноакций, выставок, лекций. И не случайно открылся он балетным спектаклем на сцене Большого театра. В торжественной обстановке посол Японии в России Масахару Коно представил балет «Дама с камелиями» на музыку Гектора Берлиоза в хореографии Асами Маки.

Японцы любят классический балет. Тем более что впервые увидели европейское чудо лишь меньше века назад, когда в 1916 году гастрольная труппа артистов Мариинки Бориса Романова и Елены Смирновой привезла в Токио 3-й акт «Лебединого озера». Балетный бум начался и того позже – после первых гастролей Большого театра в Японии в 1957-м. Они отдались новому увлечению страстно, как всякие неофиты, и основательно, как умеют только японцы. К счастью для русских артистов и педагогов, многие из которых в разные лихие времена нашли здесь свой кусок хлеба с маслом. Сегодня балерины из Страны восходящего солнца все чаще теснят «к воде» представительниц традиционно балетных держав. Японцы никогда не забывают упомянуть, что базой для бурного развития их балета стала русская школа, однако давно уже вертят головой на 360?, стремясь усвоить лучшее, что способен предложить сегодня мировой танцевальный театр. В репертуаре Нового Национального театра Токио, показавшего в Москве свою «Даму с камелиями», не только Петипа, Горский, Вайнонен и Фокин. В афише – Бурнонвиль и Аштон, Баланчин и Макмиллан, Тюдор и Ван Данциг, Пети и Дуато. Грандиозный центр исполнительских искусств, созданный для оперной, балетной и драматической трупп, которые имеют здесь и свои школы, появился в японской столице в 1997 году. В его Большом зале с удовольствием выступают не только приглашенная прима ННТТ Светлана Захарова, но и многие признанные звезды мирового балета – солисты Ковент Гарден, Мариинского театра, АВТ, Баварской оперы. С 1999-го труппой ННТТ руководит Асами Маки.

Дочь Акико Тачибана, одной из основательниц японского балета, Асами Маки впервые вышла на сцену в четыре года, но учиться начала лишь в двадцать лет – у Александры Даниловой и Игоря Швецова в США. Вместе с матерью основала «Асами Маки балет», руководила школой имени Акико Тачибана. Среди ее постановок за сорок с лишним лет – «Жар-птица» Стравинского и «Спящая красавица» Чайковского, «Ромео и Джульетта» Прокофьева и «Раймонда» Глазунова, «Травиата» на музыку Верди и «Баядерка» Минкуса.
«Даму с камелиями» Асами Маки поставила в 2007-м. В истории предпочитавшей камелии Маргариты Готье хореографа привлек символический язык цветов, где маргаритка означает «мне нужен только ты», а камелия – «я могу умереть за тебя». Составив пестрый букет, Асами Маки создала типичный драмбалет эпохи упадка с элементами западной пластики. Именно с элементами, поскольку единой танцевальной стилистики добиться не удалось (впрочем, как и положено в драмбалете, танец здесь отнюдь не на первых ролях), но о многочисленных находках корифеев 20 века, глядя этот спектакль, вспомнишь не раз. Плюс немного пасторали, немного травестии, арлекинады по вкусу. Во втором акте непременный дивертисмент. Ну и, конечно, цыганский танец – он ведь едва ли не во всех русских балетах имеется. Возможно, ничего нового в мелодраматической истории любви и смерти этот балет не раскрыл, зато дал Светлане Захаровой (в вечер московской премьеры она выступила в партии Маргариты) полную возможность продемонстрировать выигрышные стороны своего дара: удлиненные линии тела и бесконечно вьющиеся «поющие» руки. Вдоволь настрадался и помимировал с ней и Денис Матвиенко (Арман). Редкий сегодня в балете «красавец-мужчина», он даже трогателен в своем неистовом стремлении «жить на сцене». Правда, когда на страшно неудобных поддержках взваливает на плечи партнершу, сразу видишь: ноша не своя. Может, не стоило и взваливать?..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 9:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092103
Тема| Балет, БТ, «Новый национальный театр Токио». Персоналии, Светлана Захарова и Денис Матвиенко, Асами Маки
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| О любви //
«Японская осень» началась балетом

Где опубликовано| "Время новостей" №172
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://vremya.ru/2009/172/10/237862.html
Аннотация|



Традиционный фестиваль Страны восходящего солнца в Москве в этом году, как всегда, предлагает программу разнообразную и любопытную. До декабря в Библиотеке иностранной литературы показывают японское немое кино; кино современное до 10 октября демонстрируют в Центральном доме художника, а в ноябре -- в кинотеатре «35 ММ». Пять последних дней сентября в «Атриуме» на Курской будет работать пробный магазин с товарами дальних островов; в декабре ансамбль барабанщиков появится в Кремле, а выставка самурайской гравюры -- в Музее изобразительных искусств имени Пушкина. И это лишь малая часть программы -- каждую неделю в Москве будет происходить что-нибудь японское. Но открылся фестиваль балетом -- искусством наименее традиционным для Японии и наиболее любимым.

Наши восточные соседи, обретшие собственные балетные школы лишь после войны, относятся к классическому танцу так почтительно и нежно, что поездки в Японию стали непременной частью ежегодного расписания каждой уважающей себя труппы. Парижская опера и Гамбургский балет, Большой и Мариинка, Владимир Малахов и Сильви Гиллем -- все рады токийским гастролям. Отличные гонорары и восторженная, благодарная публика (один из не самых звездных наших танцовщиков рассказывал, что очередь за его автографом стояла четыре часа -- он за всю жизнь столько ручку в руке не держал). Естественно, что японцы не только смотрят чужие спектакли, но и хотят танцевать сами, и в каждой пристойной русской школе обязательно учатся несколько человек. Потом большинство из них возвращаются домой (в Большом первым солистом трудится старательный и умный танцовщик Морихиро Ивата, в балете «Москва» -- японская пара, и все; в Европе же в каждой труппе есть эти трудяги и фанаты) и работают в местных театрах. И вот в минувшие выходные мы получили возможность взглянуть на то, как прижилось в Японии это импортное искусство.

В Москву приехал балет Нового национального театра Токио -- впрочем, его чаще называют «Балет Асами Маки», по имени руководительницы труппы. Нам привезли «Даму с камелиями» -- этот спектакль хореограф поставила два года назад на музыку Гектора Берлиоза (в обработке Эрманно Флорио) специально для приглашенной примы своего театра. Прима -- Светлана Захарова; это второе место работы нашей балерины помимо Большого (третье -- Ла Скала). Поэтому в первый гастрольный вечер главную роль в японском балете танцевала именно наша артистка (ее партнером стал мариинский житель Денис Матвиенко), и лишь на второй день придуманную Дюма-сыном историю рассказывали в танце коренные жители Токио Дзюн Хоригучи и Рюдзи Ямамото.

Этот балет, несомненно, говорил о любви, но не о любви французской куртизанки Маргариты Готье к добропорядочному юноше Арману Дювалю, а о том патетическом чувстве, что испытывают японцы к классическому балету, к его традициям, схемам и привычкам. Причем ко многим традициям и многим авторам сразу: и к Мариусу Петипа, и к Кеннету Макмиллану, и к Джону Ноймайеру. Безусловно, к характерному дивертисменту, привычному для «русского большого балета» относится появление в парижском особняке бродячей труппы, что увеселяет зрителей менуэтом, чардашем и тарантеллой. Дуэты главных героев отсылают к балету Джона Ноймайера, который некогда пересказывал эту историю в танце. А «предсмертные воспоминания» -- напрямую к «Манон» Кеннета Макмиллана.

То, что партия главной героини придумана для Светланы Захаровой, видно сразу: так много томных арабесков и изящных высоких выбросов ног -- хореограф явно любовалась бесконечными конечностями балерины в процессе сочинения текста. Но история дамы с камелиями -- история прежде всего сентиментальная, чувствительная, а вот именно актерские способности -- слабое место нашей примы. Лучшие ее партии -- чистый танец, когда не надо ничего изображать на сцене. Денис Матвиенко актерством тоже не блещет, и в результате на сцене была не пара любовников, но пара старательных танцовщиков, аккуратно воспроизводящих текст. На следующий день гораздо менее известные в мире Дзюн Хоригучи и Рюдзи Ямамото их запросто переиграли: безупречной формой танца Захаровой-Маргариты хотелось восхищаться, ломкой, кроткой и самоотверженной Маргарите-Хоригучи сочувствовалось до слез. Матвиенко отмеривал по сцене большие прыжки -- Ямамото (вовсе не забывавший про технику) прижимал руку к сердцу, и становилось понятно, что его герой на грани отчаяния.

Кордебалет был старателен, все маленькие роли (от горничной до прежнего любовника Маргариты) сыграны внятно. В цитадели боготворимого ими искусства японцы показались достойно. Конечно, гораздо более интересно было бы посмотреть сплетение с классической техникой их национальных сюжетов -- не аккуратное воспроизведение образцов, а собственные открытия. Но ведь «Японская осень» не последняя -- может, еще увидим.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 9:57 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092104
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии, Михаил Мессерер, Екатерина Борченко, Марат Шемиунов, Гийом Коте. Денис Толмачев, Владимир Цал и Михаил Венщиков
Авторы| МАЙЯ КРЫЛОВА, Санкт-Петербург
Заголовок| Взмахнули ретрокрыльями //
В Петербурге воссоздано старомосковское «Лебединое озеро»

Где опубликовано| "Новые Известия"
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.newizv.ru/news/2009-09-21/114676/
Аннотация|



Петербургский Михайловский театр показал премьеру – балет «Лебединое озеро». Одну из многочисленных редакций нетленного опуса воссоздал педагог и хореограф Михаил Мессерер. Это первая его работа в качестве главного балетмейстера Михайловского театра. Новый спектакль явно предназначен быть «визитной карточкой» труппы.

У премьеры богатая родословная. Базовое «Лебединое озеро» в XIX веке сделали два петербургских гения – Мариус Петипа, создатель демонической Одиллии и знаменитого «черного па-де-де», и Лев Иванов, сочинивший танцы кроткой Одетты и прославленный «белый лебединый акт». В Москве хореограф Большого театра Александр Горский по-своему (и не один раз) ставил «Лебединое», сохраняя многие фрагменты старого спектакля. В прошлом веке Асаф Мессерер, хореограф и танцовщик ГАБТа, отредактировал уже опус Горского и пересочинил последний акт спектакля, переведя действие из пантомимного в танцевальное. В таком виде балет шел много лет, потом исчез с афиши и вот теперь в Петербурге восстановлен племянником Асафа Михаилом, называющим это наследие «хорошим ретро».

Замечательно, что внятный и красочный спектакль Мессерера–Горского не успел затеряться в истории. Живы люди, которые принимали в прежней постановке участие, и есть фильм-балет, по которому многое удалось реконструировать в сценографии и костюмах Симона Вирсаладзе. Но работалось постановщику нелегко, хотя труппа приняла балет на ура. Михаил Мессерер был обречен на враждебность со стороны многих питерских балетоманов, которых отличает неприязнь к московскому балету в любых его проявлениях, слепая от чрезмерной страсти и глухая к аргументам. Хотя, казалось бы, чем плохо иметь в афише новую для города редакцию «Лебединого»? Тем более что Горский и сам по рождению петербуржец, а привычный «лебединый» спектакль Мариинского театра никто не отменял.

Воспроизведенный Мессерером балет – забавное сочетание наследия эпохи модерна и советского подхода к реализму действия. Декоративная, колеблющаяся, как вода в озере, асинхронность лебединых построений – и стайка бутафорских лебедей, «плывущая» на заднике. Налицо счастливый конец, в котором доброжелатели видят необходимое нашему времени восполнение нехватки добра, а противники указывают на чрезмерную буквальность (Принц в пылу борьбы отрывает Злому гению крыло, и после членовредительства, корчась в муках, негодяй отдает концы, высвобождая девушкам-лебедям путь к свободе). Старые мастера русского балета владели умением органично «выращивать» пластику из контрастов тяжелого с легким. И в этом спектакле герои танцуют то на каблуках, то на пуантах, аристократы носят меховые кафтаны и бархатные береты с перьями, фланируя рядом с порхающими танцовщицами, а Принц, сидя на скамье в дворцовом парке, медленно, палец за пальцем, снимает перчатки.

Перед труппой стояла сложная задача: воспроизвести старомосковский балет и старомосковские традиции исполнения – с его драматической эмоциональностью, иными (плавным полукругом осеняющими головы) положениями рук-«крыльев» в женском кордебалете и более «горячими», чем принято в Питере, акцентами характерных танцев, от тарантеллы и испанского до чардаша и мазурки. Лучше всех смотрелся кордебалет, как следует отрепетировавший свою масштабную прихотливость. На фоне масс досадно тревожила корявость лебединых «троек» и «четверок» (смешно, но двадцать четыре лебедя танцевали слаженнее, чем четыре). Увлек темпераментом и вращениями Шут (Денис Толмачев), качественно прыгали – под взмахи своих черных крыльев – мрачно раскрашенные Злые гении обоих составов (Владимир Цал и Михаил Венщиков). Но главному балетмейстеру предстоит серьезная работа по укреплению кадрового состава. Особенно тяжко в Михайловском театре с принцами. Марат Шемиунов имеет приятную внешность, высокий рост и внимание к партнерше. Но в «Лебедином» герою нужно станцевать пару-тройку сложных вариаций, а с ними было туго. Выступивший во втором составе именитый гость – Гийом Коте, анонсированный как премьер Национального балета Канады, тоже своим принцем не впечатлил. Мягко говоря.

К счастью, прима-балерина Михайловского театра Екатерина Борченко (Одетта-Одиллия) умеет крутить красивые «парусные» фуэте и толково показать разницу между черным и белым в характерах своих героинь. И это – главное. При всех исполнительских огрехах балет про лебедей состоится, если в наличии главный Лебедь. Здесь он был.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 10:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092105
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии, Михаил Мессерер
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Лебединая верность //
Каждая новая постановка легендарного балета выражает тоску по национальной идее

Где опубликовано| "Итоги" №39(693)
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.itogi.ru/iskus/2009/39/144468.html
Аннотация|


Фото: Руслан Шамуков (ИТАР-ТАСС)

В Михайловском театре - балетная премьера. Замечательное сие событие могло бы остаться сугубо балетоманской радостью. Но будучи реинкарнацией "Лебединого озера", которым Большой театр в 1956 году с блеском прорвал железный занавес и десятилетиями очаровывал приезжавших в СССР глав государств, спектакль потянул шлейф мифов. Его трансляция по всем телеканалам сулила очень важные новости - если не похороны, то путч. Он и по сей день остается самым важным и престижным спектаклем главных театров страны.

Было бы красиво написать, что при рождении "Лебединого озера" ничто не предвещало судьбы спектакля официоза. Предвещало, и еще как. Он ставился по специальному распоряжению с самого верха - дирекции Императорских театров, а в процессе подготовки поощрялись славянские корни лебединых сцен. Советские историки балета могли бы впасть в вульгарность и объяснить причину его политической популярности освободительной борьбой лебедей со злым гением, но до этого, кажется, никто не опустился - тем паче что борьбы угнетенных больше даже в "Эсмеральде". Между тем с самого появления спектакля-легенды в 1895 году (были прежде неудачные версии, они не в счет) встал вопрос: кто из хореографов смог тонко передать суть загадочной русской духовности? Так и не выучившийся говорить по-русски Мариус Петипа, автор "дворцовых" актов, или его скромный помощник Лев Иванов, автор лебединых сцен? Петипа, понятно, отец русского балета, и его заслуги неоценимы. Но ведь гениальные лебединые линии со славянской плавностью принадлежат не ему. Дальше вопрос о национальной идентичности возник у балерин: петербургские примы дружно завидовали первой Одетте-Одиллии, итальянской гастролерше Пьерине Леньяни. Сами они так танцевать не умели, и лишь спустя годы фокус Леньяни с 32 фуэте повторила "русская" Матильда Кшесинская.

Впрочем, эти вопросы лишь косвенно отражали превращение "Лебединого" в национальный символ. Объективная же картина была такова, что после выплеска за границу Русских сезонов Дягилева и скорого объявления важнейшим из искусств кино лебединое озеро стало тихой заводью на отшибе. Заняться ею ни у кого не доходили руки, и слава богу. В тени созданный по императорскому указу балет вместе с прочими старорежимными созданиями дожидался своего часа.

Восстановленный ныне в Михайловском театре спектакль в Москве появился в 1937 году. Сталин ввел моду ходить в музыкальный театр - наверное, это помогало чувствовать себя императором. Вслед за ним к избавленному от приставки "царское" искусству потянулась свита, ходить в бывшие императорские театры снова стало престижно, новая элита считала, что хоть в этом сравнялась со старой. А "Лебединое" к тому же было доходчивым, аполитичным, обладало отчетливой национальной спецификой и выглядело куда благороднее созданного в том же году Ансамбля народного танца. Именно эту версию "Лебединого озера", сделанную по хореографии прежних авторов и "москвича" Александра Горского, ученика Петипа, возобновил к триумфальным гастролям 1956 года знаменитый танцовщик и педагог Асаф Мессерер, дядя нынешнего постановщика Михаила Мессерера. Как ни крути, но "важнейшее из искусств" - советское кино - мир не покорило. Другое дело балет, выглядевший блестяще: европейцам не снился такой накал страстей, а американцам - такие традиции. Страна Советов неожиданно для самой себя стала культурной наследницей национального эксклюзива. Его не стыдно было вывозить на гастроли и показывать дома самым важным гостям.

Потому "Лебединое" сопровождает куча историй, связанных с именами политиков. В одной, трогательной, фигурирует святая простота Никита Хрущев, говоривший помощникам: "Как подумаю, что вечером опять "Лебединое" смотреть, аж ком к горлу подступает". Есть байки о настоящих страстях, рядом с которыми девушки-лебеди со своим злым гением - перышки, картон и надувательство. В театре помнят, как без малого час длился антракт в "Лебедином", пока страстный шахматист Рауль Кастро доигрывал партию с советским боссом. Или как первый президент независимой Литвы, смотревший с западным коллегой "Лебединое", во время духоподъемного белого адажио украдкой выслушивал шепот помощников: "Восемь - два, Сабонис... Двенадцать - десять, опять Сабонис", потому что в тот же день важный матч играла литовская сборная по баскетболу, и он всем сердцем был на любимой трибуне в спортзале, а треклятые лебеди - чтоб их! - полагались по протоколу визита. Забавно, что молодые демократии, как огня боявшиеся хоть в чем-то копировать "захватчиков", повторяли привычки советской элиты один к одному.

У нынешней премьеры своя предыстория. Петербургский Михайловский театр уже несколько сезонов будоражит общественность персоной нового директора бизнесмена Владимира Кехмана, встряхнувшего театр по всем статьям. Он вывез тонны мусора, сделал ремонт, прочистил и реорганизовал систему управления труппой. Словом, избавил театр от пыли кулис. Но пуганое капитализмом культурное сообщество стало копить обиды, как набоковский эмигрант "из бывших". Директору вменяют в вину неинтеллигентные речи, реальные и мнимые проколы в кадровой и художественной политике, бурю и натиск. Тем не менее сейчас под его покровительством театр, наплевав на свою серенькую, обзавелся старой московской версией "Лебединого озера" в той самой легендарной редакции первых советских гастролей. Возобновлял, как уже сказано, Михаил Мессерер, ведущий педагог Королевского балета "Ковент-Гарден" и наследник знаменитой театральной семьи Мессерер-Плисецких.

Спектакль получился по духу домашним, с тем ощущением щедрого богатого дома, что было присуще в золотую пору Большому театру. Шестой десяток ему не дашь, ибо классика без "улучшений" всегда прекрасно выглядит, а здесь к тому же сдобрена непопулярной сегодня тщательностью выделки и вниманием к деталям. Аккуратна напряженная динамика маленьких лебедей, почти безупречна тройка больших. Неплохо смотрятся мимические сцены без аффектации, возрождающие трогательную прелесть архаики.

Спектакль сейчас по-премьерному сырой, но очевидно, что его идеи прекрасны без накруток, а труппа ориентирована на внятность высказываний без дешевого шика. Краеугольное белое адажио выглядит спокойно, четко, технично, не без шарма, разве что главным героям категорически не хватает пресловутой харизмы. Впрочем, Одеттами-Одиллиями мы действительно избалованы, и сравнение с Плисецкой никому не пойдет на пользу. А уж профессионалам, так начистившим не лучший в Питере кордебалет, - просто честь и хвала. Не званые к обедне питерские хореографы втихомолку обвиняют Михайловский в измене традициям, не в силах простить приглашение на постановку московско-лондонского варяга Михаила Мессерера. Но театр не просчитался. Исконно петербургскую версию Петипа - Иванова знающая публика все равно пойдет смотреть в Мариинский. Второму в городе театру нужна была своя версия. Другая, осененная собственной историей из времен, когда "Лебединое озеро" было частью национальной идеи и официальной культурной политики.


Фото: Виктор Васильев (ИНТЕРПРЕСС ИТАР-ТАСС)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 10:31 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092106
Тема| Балет, БТ, Балет "Заклятие рода Эшеров", Персоналии,
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| На Эдгара нашего По //
Балет "Заклятие рода Эшеров" на сцене Большого

Где опубликовано| "Итоги" №39(693)
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2009/39/144470.html
Аннотация|



Давным-давно, когда в Кремлевском дворце балет гостил чаще поп-звезд, Владимир Васильев и Михаил Плетнев придумали там "Золушку". Спектакль давно исчез, а память о сотрудничестве осталась, так что отвечать за балет на первом Большом фестивале Российского национального оркестра в ГАБТе его худрук и главный дирижер пригласил проверенного хореографа. Сошлись и на музыке: с подачи Плетнева в разработку пошла сюита из оперы Гордона Гетти "Дом Эшеров" по новелле Эдгара По. Балетную сюиту из нее РНО четыре года назад представлял в Большом зале Московской консерватории, однако особого внимания не привлек. Теперь, с одноактным балетом, другое дело.

Мистику Эдгара По хореограф упрятал в удобный для танца формат. Вместо прихотливой вязи сюжета - классический треугольник, где героиня мечется между добром и злом, долгом и честью, то есть между братом и любимым. Будучи еще и сценографом, и художником постановки, Владимир Васильев снова пожелал вызволить оркестр из ямы, как в давней "Сказке о Попе и работнике его Балде", так что места для танца осталось вдвое меньше обычного. В стесненных условиях и размер получился камерным, без размаха - трем солистам помогали вершить сюжет четыре кордебалетные пары, в либретто обозначенные коротко, как у подростков, - "предки". Никаких британских сложностей: две пары - классические, две - характерные, на заднике проекция акварелей, на авансцене - готический узор. С этой же прямотой хореограф развлекал поклонников цитатами, комплекта артистов как раз хватило. То проскачет диагональ будто бы принц Дезире из "Спящей красавицы", то метнется в прыжке романтичный Джеймс из "Сильфиды", приземистый и несуразный, как постаревший Нуреев. Две пары кордебалетных "пешеходов" воспроизводили дворцовый променад той же "Спящей..." и "Ромео и Джульетты". Три героя, один в белом, другой в черном и редко сходящая с пуантов отрешенная барышня, ни шатко ни валко выясняли отношения...

Можно подумать, что Владимир Васильев расслышал культурную банальность музыки и ответил на нее соответствующе. В результате вместо рассказанной истории, с чем Владимир Викторович умеет и любит работать, получился коллаж, залитый густым раствором благопристойности. Был бы он залит юмором и изяществом, получилось бы что-то похожее на "Прелести маньеризма" Алексея Ратманского. А так вышла неловкая попытка стать постмодернистом, не будучи им ни умом, ни сердцем. С получившимся простеньким ребусом для фанов Балета Балетовича.

Кто купался в триумфе мировой премьеры, так это автор музыки, американский миллиардер-меценат Гордон Гетти. Большой, кудрявый, неловкий, он выскочил на авансцену, задвинув солистов, хореографа, дирижера, букеты, пюпитры и еще бог знает что, и все никак не хотел уйти от рампы. Наверное, ему и в самых сладких снах не снился триумф на сцене Большого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 10:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092107
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии, Михаил Мессерер
Авторы| Ирина Губская, Санкт-Петербург
Заголовок| Сила просвещения //
Михайловский театр открыл сезон премьерой балета "Лебединое озеро"

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2009-09-21/100_ballet.html
Аннотация|

C этой постановки можно отсчитывать время возрождения балета в театре, связанное с появлением дееспособного главного балетмейстера – Михаила Мессерера. Впрочем, репетировать «Лебединое» он начал до назначения.

Замахнуться на «Лебединое» – это примерно как решиться дорифмовать стихи по пушкинским наброскам. При том что «Лебединое» существует в немалом количестве постановок и редакций. Выбранная – наименее проблемная. Это спектакль с историей – отсчет ведется с 1901 года; не вступавший в конфронтацию с петербургской редакцией Константина Сергеева по причине московского происхождения; с именем – Александр Горский в формате большого спектакля по остроте реформ не уступает Михаилу Фокину. Горский любил переставлять «золотой фонд» с бурно развивавшимся на рубеже веков режиссерским уклоном. И постоянно редактировал. Затем спектакль возобновлял и доставлял Асаф Мессерер. Основную «чистку» выполнили к гастролям 1956 в Лондоне, когда Большой балет «пробил» железный занавес и вырвался «вперед планеты всей». А потом Юрий Григорович заменил его своей постановкой. Оттого возвращение в Москве «редакции Горского – Мессерера» в любом случае стало бы яблоком раздора. Михайловский театр в этом плане – чистый лист.

Спектакль получился красивый. Сцена лаконична, почти фон. Сад перед замком – осень прозрачной желтизны, скорее бабье лето. Бал – рисунок сепией и гобелен. Лебединые картины в ночном туманном сумраке, слегка заморозки. Открытые цвета отданы костюмам – очень театральное решение, сочетают лаконичность и нарядность. Это элегантный стиль Симона Вирсаладзе тех времен, когда художник работал и здесь, в Малом оперном. Вячеслав Окунев вписал оформление в масштаб почти камерной сцены. Правда, порою тесновато – но это проблемы и мизансцен.

Хореография тоже красива, причем не парадностью академического балета, а трепетными изгибами и «неровным дыханием». Режиссерская часть – более слабая, логика действия не вполне внятная, особенно в белых картинах. Лебеди как-то враз налетают на принца, довольно настырно кружат вокруг, оценивая кандидата в спасители, затем улетают – и является Одетта: никакого трепета, знает, зачем пришла. Смена формата сцены также подвела: выстроенные к каждой кулисе по две линии, лебеди оставляют для сольных танцев крошечный пятачок, впору балету лилипутов. К тому же лебединое поголовье время от времени начинает мельтешить ногами, словно стая миксеров. Четвертая картина самая скомканная. Если в постановке Бурмейстера лебеди выстраиваются в финале пронзительно печальным клином, то здесь отход от геометрических построений обратился в скомканность. Впрочем, и красота, и невнятность – наследство модерна, с витиеватостью линий и мыслей.

Кордебалет впечатлил. Лебеди откалиброваны одна к одной. В труппе завелись и красивые линии, и фактурные ноги, и тонкие фигурки. И слаженность. Причем балет Михайловского театра и прежде бывал довольно слаженным – но выглядел при этом, словно не танцевал, а выполнял упражнения. Конечно, даже титанические усилия не дают результат враз. Балетная культура – тот же английский газон, и здесь еще стричь и стричь. И замена «вагановских» крыльев на мягкие круглящиеся, как ветки ивы, для точного воспроизведения рисунка движения, похоже, требует вагановской же выучки.

Более логично выстроен бал с сюитой характерных танцев, где испанцы – свита Одиллии (два единственно возможных в труппе солиста с мощной энергетикой Александр Омар и Андрей Касьяненко). Характерные танцы сами по себе красивы, остается придать блеска исполнению. Хотя над манерой в этом спектакле поработали кардинально. Красивая, элегантная владетельная принцесса без тени привычной ранее в этом амплуа вульгарности; вполне солидный наставник не впадал в привычный шарж; даже Злой гений хоть и не отличился демонизмом, но без манеры напыщенного мопса на прогулке, лишь в финале не удержался от легкой предсмертной истерики. Правда, один из солистов мазурки остался ходячей карикатурой – но это диагноз.

Потенциальных Одетт с красивыми линиями в труппе немного. Екатерина Борченко – официальная прима театра. Похоже, чтобы стать настоящей звездой, ей в свое время не хватило сегодняшних педагогов. Но позади почти половина танцевального срока, и изжить наработанные за эти годы штампы гастрольного «делания» партии невозможно. Но – есть взрослая уверенность и надежность. Технически не всегда безупречна. Одетта, пожалуй, однообразна и бестрепетна. Зато Одиллия – расчетливая победительница, с выстреливающими ладонями, взрывными аттитюдами, мгновенными поворотами головы и взглядов. И никакой попытки притвориться Одеттой – уверенная улыбка и настойчивая вкрадчивость. И красивой формы танцевальные па.

А проблема кавалера в театре граничит с катастрофой. Здешние – максимум носильщики. Правда, вызванный на подмогу канадский премьер Гийом Котэ и этим не отличился. Уже в первой картине, когда принц менял туфли на каблуках на классические балетные, казалось, что лучше было поменять не обувь, а исполнителя, хотя бы для вариации. При дефиците принцев, на амплуа шутов в труппе традиционно была целая обойма малорослых прыгучих танцовщиков. Но на этот раз шута выставили такого, что, казалось, кулисы краснели. За мужской танец отвечал лишь в па де труа заметно набравший форму Андрей Яхнюк. В кастинге тщательный Мессерер не везде оказался точен, разность школ и манеры двух дам резала глаз: академичная Анастасия Ломаченкова с хорошей выучкой Вагановской академии рядом с Оксаной Бондаревой, двигающейся исключительно рывками.

Оркестр у Петера Феранеца звучал красиво, и в заметно выросшем качестве исполнения, и благодаря основательно улучшенной акустике зала. Правда, получился более Чайковский, чем балет: хотя теперь оркестр слышно не только в зале, но и артистам на сцене, они нередко отставали в темпах. Вероятно, дирижер еще не адаптировался к возможностям здешней труппы. В музыку вклинивался липкий пластиковый скрип пуантов лебедей, сменивший более привычный кавалерийский топот: балерин обули в современные модели пуантов (зато многие фактурные проблемы в первой картине обувь скрыла: ичиги у кавалеров, туфли на каблуках у дам).

Михаил Мессерер начал с того, что больше всего требовалось труппе – подтянул танцевальную форму. А поскольку в действующем театре это нереально сделать только в формате мастер-классов, выбрал «учебный спектакль» – классику, в которой есть где и манеру проработать, и танец. Что до аутентичности, то театр без пафоса, тактично обошелся перечнем главных хореографов, начиная с Петипа и Иванова, и по сути представил спектакль 1956 года, благо он заснят на пленку.

Новое «Лебединое озеро» идет с настроением, хотя заметна усталость. Назвать победой, впрочем, эту премьеру можно будет, когда труппа сумеет не обрадоваться достигнутым результатам и не впадет обратно в летаргический сон, а втянется в заданный при подготовке спектакля режим работы. А пока в Петербургском балете обозначилась «возвратная тенденция»: Михайловский театр, Мариинка в якобсоновском «Шурале», а скоро еще и в «Спартаке» – как и труппа «Хореографические миниатюры», обратились к репертуару середины прошлого века. Разница лишь в векторе движения: для одних назад, для других – вглубь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 12:19 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092108
Тема| Балет, БТ, гастроли в Вильнюсе, Персоналии,
Авторы| Наталия Зверко
Заголовок| Цискаридзе: после цепелинов я не мог влезть в костюм
Где опубликовано| ru.DELFI.lt
Дата публикации| 20090919
Ссылка| http://ru.delfi.lt/misc/culture/article.php?id=24126634
Аннотация|

В Литве находятся звезды российского балета – Николай Цискаридзе, Мария Александрова и еще около 100 балерин и танцовщиков Большого театра, которые вчера во время генеральной репетиции опробовали сцену литовского Театра оперы и балета.

19-20 сентября в Вильнюсе будет показана знаменитая и одна из самых дорогих постановок Большого московского театра – балет "Корсар". Сегодня на пресс-конференции знаменитый не только в России, но и за границей танцовщик Николай Цискаридзе отметил, что со сценой Большого театра не сравнится никакая другая в мире, именно поэтому он будет с нетерпением ждать завершения реконструкции театра.

»Журналисты подчеркивают, что «Корсар» - дорогой балет, но любой хороший балет дорогой, и осуществить такую дорогую постановку под силу только Большому и Мариинскому театрам», - отметил Н.Цискаридзе.

Вчера звезда побывал в Тракай и отведал блюда литовской кухни.

»Мы с Машей (М.Александрова – DELFI) заказали цепелины, правда одну порцию на двоих. Они были очень вкусные, и, надо сказать, что львиная доля этой порции досталась мне. А потом вечером у меня возникли трудности с выступлением на генеральной репетиции, так как из-за цепелинов на мне невозможно было застегнуть костюм», - рассказал, смеясь, Н.Цискаридзе.

По его словам, завтра он обязательно посетит Шяуляй и знаменитую Гору крестов. Как известно, по народному поверью, тому, кто оставит на Горе крестов крест, будет способствовать удача.
_______________________________________________________
18 фотографий на сайте http://ru.delfi.lt/misc/culture/article.php?id=24126634
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 12:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092109
Тема| Балет, БТ, «Новый национальный театр Токио». Персоналии, Светлана Захарова и Денис Матвиенко, Асами Маки
Авторы| Павел Ященков
Заголовок| Дама с камелиями из Страны восходящего солнца
// За что японцы любят нашу приму-балерину

Где опубликовано| "Московский комсомолец"
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.mk.ru/culture/publications/353990.html
Аннотация|

Оказывается Светлана Захарова не только любимая балерина Владимира Путина. Её буквально боготворят и в Японии. В этом можно было воочию убедиться, когда чрезвычайный и полномочный посол Японии в России Масахару Коно, весь цвет дипломатического корпуса японского посольства, бизнесмены из Японского бизнес-клуба, другие официальные и неофициальные лица восторженно внимали её танцу в партии роскошной куртизанки Маргариты Готье в балете «Дама с камелиями» во время открытия в Большом театре фестиваля «Японская осень».

Открыть фестиваль на трехдневные гастроли в Большой был приглашен балет Нового Национального театра Токио (ННТТ, не путать с Токио-Балетом). Важное межгосударственное событие было осуществлено при посредничестве все той же нашей почти уже государственной балерины-депутата (а звездой обоих этих компаний, а так же миланского театра Ла Скала она и является) и приурочено к 50-летию выступления легендарной труппы из Советского Союза в Японии в 1957году. Именно с тех самых пор, после гастролей Большого, в стране восходящего солнца началось всеобщее повальное увлечение балетом. Денег на него здесь не жалеют. Балетных артистов встречают по разряду знаменитостей и кумиров. Гонорары звезд, осаждаемых по приезде толпами поклонников, самые что ни на есть заоблачные. Ну а таких фанатичных и преданных балетоманов нет, наверное, ни в одной стране мира. Потому и приезжают сюда ежегодно самые сливки мирового балета.

Это обстоятельство и стало роковым, для развития хореографического искусства в самой Японии. Имеющая официальный статус и государственную поддержку компания ННТТ например собрала в своем репертуаре все самые лучшие балеты европейских хореографов. От такого изобилия кружится голова, ну а отделаться от подражания всему лучшему просто невозможно. Вот и идут на японской сцене во многом подражательные, вторичные и ухудшенные копии лучших европейских постановок.

Отзвуки и послевкусие всех балетных лакомств, вкушаемых ежегодно японским зрителем, отразились и в привезенной к нам на гастроли японской версии знаменитой «Дамы с камелиями». Постановка известного романа Дюма-сына была осуществлена худруком ННТТ Асами Маки специально к десятилетию создания этой одной из самых молодых балетных компаний в 2007 году в расчете на уникальные данные Светланы Захаровой. Балет был бы почти хорош. Да вот беда, понемножку тут взято всё и отовсюду. Самое ощутимое и сокрушительное воздействие на постановку возымела одноименная версия балета современного классика Джона Ноймайера, по лекалам которой и скроен этот японский вариант на музыку Берлиоза. Хотя вполне ощутимы цитаты и из Аштона, Макмиллана, Пети, других европейских хореографов.

Для людей же не искушенных и не отягощенных подобным грузом знаний сия балетная мелодрама вполне смотрибельна, даже увлекательна и выполнена по всем законам жанра. Самостоятельной вставкой тут оказалось разве что чересчур затянутое дивертисментное нагромождение танцев на маскараде во втором действии. В нём неожиданно можно обнаружить разных экзотических героев, невесть как здесь очутившихся. Например, Цыганку и Араба, больше напоминающего Корсара из одноименного балета. Весьма своеобразным оказалось и чувство юмора у японского хореографа: на балу в великосветском салоне несколько парочек напились до чертиков. В довершении всего нелепо выглядел и травестийный менуэт во втором действии.

Тем не менее, восхитительными оказались сценография и костюмы одной из самых дорогих и модных европейских специалистов в этой области Луизы Спинателли. Ну и, конечно же, звезды, которых в изобилии приглашает платежеспособный токийский балет. Помимо мастерски поставленных дуэтов, великолепно исполненных Светланой Захаровой и её партнером премьером Мариинки Денисом Матвиенко (Арман Дюваль) в спектакле можно увидеть великолепную игру известного танцовщика Роберта Тюслей (Граф), бывшего премьера Штутгартского, Лондонского королевского и Нью-Йорк Сити балетов. Вполне справились и показались на хорошем уровне Дзюн Хоригучи и Рюдзи Ямамото – японские солисты, танцевавшие главные партии на второй день гастролей. Впрочем, и все артисты слаженной балетной труппы ННТТ, довольно удачно одолели технически сложные навороты хореографии Асами Маки в изобилии расставившей изобретательные трюки аж по всему балету.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Сен 21, 2009 5:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092110
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии, Михаил Мессерер
Авторы| Анна Гордеева
Заголовок| «Лебединое озеро» в Михайловском театре
Где опубликовано| OPENSPACE.RU
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://www.openspace.ru/theatre/projects/60/details/12427/
Аннотация|

Главному балетмейстеру театра Михаилу Мессереру предъявляют претензии с самых разных сторон, но он, похоже, все равно победит

«Какой плохой спектакль», — неосторожно произносит рядом со мной в фойе Михайловского театра петербуржец: некогда — знаменитый танцовщик, ныне — старик, сухой, как древние ломкие кружева. Я вздрагиваю и разворачиваюсь: только так, когда тебя не опознали, и можно услышать настоящее мнение театральных людей, — «на диктофон» они все бесцветно-любезны. «Почему такое медленное адажио во второй картине? У Чайковского написано «анданте», ведь вся вторая картина — это надежда на избавление! Эту традицию Макарова завела — танцевать так медленно!» Ага, убираем антенны — здесь расклад понятен: человек спорит не с сегодняшним спектаклем, а с балериной, с которой он мерялся славой полвека назад. К постановке Михаила Мессерера, что воспроизвел в Михайловском «Лебединое озеро» Александра Горского — Асафа Мессерера, монолог отношения не имеет: та же самая вторая картина (первый поход принца к водоему, первая встреча с девушкой-лебедем) в Мариинке тоже воспроизводится без спешки.

Питерский же эстет и умница, в два раза младше предыдущего оратора, подходит, улыбаясь: «Как вам сталинский балет?» Горский впервые поставил «Лебединое» в Москве в 1901-м, последний раз откорректировал двадцать лет спустя; Асаф Мессерер (дядя нынешнего главного балетмейстера Михайловского театра) заново выпустил спектакль в 1956-м. Уж ленинский тогда или хрущевский… Но «сталинский», ясное дело, звучит эффектнее. Здесь причины тоже ясны: собеседник — аутентист, и для него все, что не прямо вот Петипа, не имеет права на существование.

Преподавательница Вагановской академии — подруге: «Фи, что он сделал с руками!»

Неузнанный мной энтузиаст: «Он отстраняет заслуженных людей и приводит каких-то молодых в театр!»

Н-да, Михаил Мессерер не ищет легкой жизни.

Бывший артист Большого театра, тридцать лет назад вместе с матерью, знаменитой балериной Большого Суламифью Мессерер, сбежавший на Запад (то есть вообще-то на восток — они попросили убежища, когда были в Японии), в настоящий момент является одним из лучших и самых востребованных педагогов в мире. Живет в Лондоне, работает с артистами Английского Королевского балета, еще дюжина мировых театров зазывает его к себе (в России он регулярно дает уроки в Мариинке, в Большом поставил «Класс-концерт») — и пришедшая в конце прошлого сезона весть о том, что он принял предложение Владимира Кехмана и стал главным балетмейстером Михайловского театра, прозвучала как сенсация. Зачем ему эти галеры? Должно быть, азарт: все-таки первый опыт руководства труппой. Впрочем, не стопроцентно самостоятельного — он делит власть с худруком Фарухом Рузиматовым.

Мессерер утверждает, что они прекрасно сотрудничают. Но как бы они хорошо ни ладили — понятно, что Рузиматов, человек до мозга костей петербургский, защищать от бурных патриотов «москвича» Мессерера, принесшего в театр «старомосковскую» версию «Лебединого» (она так называется в противовес более «новой» версии Юрия Григоровича, что вытеснила спектакль Горского — Мессерера из Большого в 1968 году), не будет. Защитить его может только его работа.

Она, к счастью, сделана качественно. Публике предъявлена знаменитая асимметрия Горского — когда лебединые ряды не отражаются друг в друге. Иная постановка рук — кисти более говорят о воде, о волне, чем о птичьих клювах. (Именно это и возмущало даму из Вагановской академии.) Восстановлены сотворенные Горским характерные танцы — разглядывая в третьей картине дворцовый бал, зрители более не ждут, поглядывая на часы, явления черного лебедя: бал и до ее выхода имеет свою ценность. Все то, что из спектакля Горского взяли советские (и несоветские) балетмейстеры — партию Шута, которой у Петипа-Иванова не было, мечтательную тройку «больших» лебедей, штрихи, фрагменты и деталечки (вплоть до впервые сотворенного в балете «земного» хэппи-энда, до того герои встречались лишь в загробном мире) — все теперь собрано воедино в Михайловском театре. Плюс — виртуозная вариация, сочиненная Горским для Асафа Мессерера. В перспективе — шесть маленьких лебедей вместо четырех, потому что у Горского птичек было больше. Но для этого Михаилу Мессереру надо еще поднабрать людей в труппу.

А что до «патриотов»-недоброжелателей… Встретив постановщика этим летом в Москве, я спросила его, как ему пару лет назад работалось в Большом, где одна из советских гранд-дама шипела ему в спину «диссидент-предатель». Мессерер усмехнулся: «Ну, в лицо-то она мне этого не говорила. А потом подошла и попросила найти ей подработку». — «И вы?» — «Я нашел». — «Нашли?!» — «Мне не жалко…»

Он победит?..
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 9:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092201
Тема| Балет, гастроли, «Новый национальный театр Токио». Персоналии, Светлана Захарова и Денис Матвиенко, Асами Маки
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Кабуки для пуантов //
В Москве проходят гастроли японского балета

Где опубликовано| "Российская газета" - Федеральный выпуск №5001 (177)
Дата публикации| 20090922
Ссылка| http://www.rg.ru/2009/09/22/balet.html
Аннотация|


Светлана Захарова и Денис Матвиенко станцевали японскую версию любви травиаты. Фото: ИТАР-ТАСС

50-летие постоянного сотрудничества с Россией в области балетного искусства отмечается в Японии с государственным размахом. Большой театр предоставил сцену Новому национальному театру Токио, приехавшему в Россию с трехдневными гастролями.

Страна, лишь полвека назад по-настоящему открывшая для себя западный метод выражения эмоций на пуантах, отдалась ему со страстью, неведомой европейцам. Сегодня искусство классического балета - дорогое и затратное - своим существованием во многом обязано Японии. Ведущие труппы и мировые звезды летят туда с одержимостью стремящихся на зимовку птиц: Япония славится переполненными залами и одержимыми балетоманами, которые способны следовать за своими любимцами по всему миру, а также заоблачными гонорарами. Начало этому помешательству положил в 1957 году приезд Большого театра.

Спустя полвека японцы не только приспособили к искусству, требующему идеальных пропорций, свои коренастые, низкорослые, мускулистые тела - они рвутся в лидеры мирового балета, выписывая в свои компании лучших западных педагогов, хореографов и солистов, которым предоставляют уникальные условия для работы.

Среди тех, кто сотрудничает с Новым национальным театром Токио, - Диана Вишнева из Мариинки, премьер Большого Андрей Уваров, звезды Королевского балета Великобритании Алина Кожокару и Тамара Рохо. "Дама с камелиями", показанная в Большом театре, была поставлена специально в ответ на пожелания Светланы Захаровой, которая давно является приглашенной солисткой труппы.

Спектакль Асами Маки демонстрирует рецепт успеха японского балета. Несмотря на то что для названия постановки выбрано название романа Александра Дюма, драматургической основой для хореографа оказалась опера "Травиата". Музыку Верди в балете все же заменили на почти столь же выразительного, слезоточивого и легко узнаваемого Берлиоза. Однако сюжетная канва, взаимоотношения персонажей и распределение сцен точно следуют за оперным либретто Пьяве: на своем месте сохранена даже вставная танцевальная сцена, в балете превращенная в бесконечно длинный дивертисмент. От себя хореограф попыталась разбавить бескрайний океан слез несколькими юмористическими фигурами, однако перепившиеся на балу гости выглядели забавно лишь благодаря артистам, наверняка никогда не видевшим ни одного пьяного человека.

Отдавшись на волю оперной расстановке сил, в остальном Асами Маки постаралась тщательно следовать классическому балетному канону. Ее "Дама с камелиями" вписана в интерьеры умопомрачительной красоты, масштабом и ало-золотым колором порой конкурирующие с самим дворцом Гарнье (сценография и костюмы принадлежат итальянской знаменитости Луизе Спинателли), размах массовых сцен требует композиционного мастерства Петипа или Баланчина, а обилие дуэтов - фантазии Макмиллана. И текст спектакля свидетельствует о том, что в ходе его подготовки хореограф тщательно изучила не только легендарных предшественников: "Маргариту и Армана" Фредерика Эштона и "Даму с камелиями" Джона Ноймайера, но также "Манон", "Ромео и Джульетту" и многие другие прославленные спектакли. Но эти образцы Асами Маки использовала лишь как формочки для кекса: подрумяненные соло, адажио и массовые сцены выскакивают, выдавая форму внешне совершенно идентичную, но совершенно не отвечающую ни сюжету, ни музыке, ни индивидуальности исполнителей.

Светлана Захарова и Денис Матвиенко, для которых и создавались главные партии в японском спектакле, продемонстрировали свои возможности в полном блеске: она - изумительную красоту фактуры, он - виртуозность хотя и не запредельную, но способную поразить воображение. Тем не менее хореограф, действуя по старым лекалам, предложила им текст гладкий, красивый и безликий настолько, что его с таким же успехом можно приспособить хоть под "Орфея", хоть под "Франкенштейна". Но Захарова и Матвиенко принадлежат к тому поколению артистов, которые не танцуют, играя, а играют танцуя: они незаменимы там, где нужно интерпретировать хореографию, а не ситуацию. Поэтому в "Даме с камелиями" они выглядели гастролерами, обживающими холодную форму. А сам спектакль оказался кукольным домиком: очаровательным и почти настоящим, но существовать в котором невозможно ни артистам, ни зрителям.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 9:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092202
Тема| Балет, БТ, гастроли в Вильнюсе, Персоналии,
Авторы| Наталия Зверко
Заголовок| В Вильнюсе состоялась премьера "Корсара"
Где опубликовано| ru.DELFI.lt
Дата публикации| 20090921
Ссылка| http://ru.delfi.lt/misc/culture/article.php?id=24152707
Аннотация|

В минувшие выходные в Литве состоялась премьера одного из самых знаменитых и дорогих спектаклей московского Большого театра – "Корсар", в рамках которого на литовской сцене выступило 150 артистов балета. Однако на этом сотрудничество не заканчивается, утверждает руководитель Большого театра Анатолий Иксанов.

В Литву по случаю знаменательной премьеры прибыла не только труппа Большого театра, но и специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, а также генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов.

Примечательно, что «Корсар» всего лишь в третий раз покинул пределы России – до этого он побывал только во Франции и Великобритании. Вильнюсская премьера стала частью программы «Вильнюс – культурная столица Европы 2009», а показ спектакля финансировал меценат, президент банка Ūkio banko investicinė grupė Владимир Романов. Как сообщается, на это предприниматель выделил 1-1,5 млн. литов. Большому театру постановка, богатая звездами и замечательными костюмами, обошлась в 3,9 млн. литов – это самый дорогой спектакль за всю более чем 200-летнюю историю театра. В нем использована оригинальная музыка А.Адана, написанная в 1856 году, а также музыкальные произведения шести композиторов.



На «Корсаре» сотрудничество не заканчивается

Как отметил на организованной в субботу пресс-конкоференции генеральный директор Большого театра Анатолий Иксанов, в Вильнюс приехали лучшие, блистательные солисты театра – Мария Александрова и Николай Цискаридзе. Он также выразил удовлетворение тем, что театр принял участие в проекте «Вильнюс – культурная столица Европы». Театральный сезон в Большом театре начинается 22 сентября, в связи с чем начало сентября театр посвятил гастролям. По словам, А.Иксанова, до приезда в Вильнюс труппа гастролировала в Мадриде, где показывала балет Хачатуряна «Спартак».

А.Иксанов отметил, что между российским и литовским театрами уже довольно давно сформировались творческие отношения. «В период с 1954 по 1986 год Литовский национальный театр оперы и балета был четырежды в России. Кроме того, наш артист балета и хореограф Владимир Васильев дважды в Литве ставил спектакли – в 1993 году «Ромео и Джульетту» и в 1995 – «Дон Кихота», – отметил А.Иксанов.

По его словам, на показе «Корсара» отношения двух театров не заканчиваются: 29 октября в Москве состоится благотворительный концерт солистов литовской оперы при участии хора и оркестра Большого театра, все вырученные средства от которого будут переданы больным раком крови детям в Литве и России.

По словам художественного руководителя Литовского театра оперы и балета Татьяны Седуновой, сначала была идея организовать фестиваль балета, который был бы посвящен 1000-летию Литвы, велись переговоры с театрами Амстердама, Монте-Карло, Риги, однако из-за финансовых трудностей от идеи пришлось отказаться.

«Но я рада тому, что впервые в истории Литвы здесь мы принимаем Большой театр, я боготворю этот театр, его труппу, знаю его историю. И для нас это огромная честь, что мы можем принять театр подобного уровня. Спектакль «Корсар» – мощный, его исполняющий коллектив – просто виртуозный. Этот балет привезен в Литву еще и потому, что у нас в театре уже ставили «Лебединое озеро», «Спартак», «Баядерку», «Дон Кихота», а вот «Корсара» как раз не было», – отметила Т.Седунова.

М.Швыдкой: страны подпишут соглашение в области культуры

Специальный представитель президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаил Швыдкой, в свою очередь, выразил надежду, что в ближайшее время между двумя странами будет подписано межправительственное соглашение в области культуры, образования, спорта между Литвой и Россией. В преддверие 65-летия II-ой мировой войны также намечается подписание соглашения о взаимных захоронениях.

«Для нас отношения в разных областях, в том числе в области культуры, с Литовской Республикой в крайней степени важны. Об этом говорит и то, что в Литве все чаще можно увидеть российское искусство. А Россия для многих литовских деятелей искусства стала местом работы. Литовский режиссер Эймунтас Някрошюс за последние 8 лет поставил в Большом театре 3 спектакля. Кроме того, 2 сентября состоялась премьера «Дяди Вани» Римаса Туминаса, который раньше в театре Вахтангова был приглашенным главным режиссером, теперь же он в театре стал главным человеком. Мы также надеемся на развитие совместных кинопроектов», – отметил М.Швыдкой.

4-часовой «Корсар» – только в Москве

«Журналисты подчеркивают, что «Корсар» – дорогой балет, однако любой хороший балет дорогой, и осуществить такую дорогую постановку под силу только Большому и Мариинскому театрам», – отметил исполнитель главной роли Конрада знаменитый танцовщик Н.Цискаридзе.

Н.Цискаридзе подчеркнул, что Литва приняла его радушно, однако отметил, что после сцены Большого театра любая другая сцена мира кажется маленькой.

«Спектакль поставлен в 19 веке, когда мужчины должны были не танцевать, а ходить по сцене, и только в ХХ веке в «Корсар» добавили знаменитое па-де-де, чтобы и танцовщик мог что-то показать на сцене. Примечательно, что это 4-часовой спектакль, но ни в одном городе мира, кроме Москвы, не показывается его полная версия, везде просят сократить», – сказал на пресс-конференции Н.Цискаридзе.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20532
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 9:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009092203
Тема| Балет, БТ, Новый сезон, Персоналии, Анжелен Прельжокаж
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Ждать Апокалипсиса
Где опубликовано| "Ведомости" № 178 (2448)
Дата публикации| 20090922
Ссылка| http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/2009/09/22/214399
Аннотация|

2010-й будет годом Франции в России. Мировая премьера балета Анжелена Прельжокажа в Большом театре обещает стать одним из его главных событий



Спектакль на тему Апокалипсиса — совместный проект Большого театра и Национального хореографического центра Экс-ан-Прованса, которым руководит Анжелен Прельжокаж.

— Хореографов, имеющих собственный коллектив, заманить на совершенно новую работу в чужую труппу практически нереально. Как Большому театру удалось вас соблазнить?

— Я приехал сюда полтора года назад для того, чтобы найти мальчиков совсем для другого проекта. Но когда увидел физическую культуру тела, которая у артистов Большого театра действительно особая, то подумал, что обидно делать с этими людьми что-то мелкое, вставку в уже существующую идею. Это был электрошок, он возбудил во мне желание работать с ними, воплотить в танце эмоции, которые испытываешь, глядя на них. Я начал думать, что такого особенного мог бы сделать для Большого театра и с Большим театром.

— Обычно что является толчком для создания спектакля?

— Решения иногда приходят интуитивно. Импульсы бывают совершенно разные: просто разговор с кем-то из друзей, взгляд на картину, часто к желанию сделать что-то новое меня подвигает чтение.

— Вы говорили, что ваша постановка для Opera National de Paris соответствует парижской труппе, а эксклюзив для New York City Ballet — баланчинским танцовщикам. Какие впечатления у вас от встреч с московскими артистами?

— Такое чувство, что здесь я встретил группу танцовщиков, которые готовы пробовать нечто новое. Мне кажется, что в этом и есть моя задача — предложить им нечто авантюрное, жизнь, совершенно не похожую на ту, что они проживают в Большом театре. В то же время мы с ними говорим на одном языке — на языке тела. Поэтому мы как кузены: у нас есть нечто общее и есть желание обогащать друг друга. Это как в старые времена, когда каждый путник приносил к огню то, что у него было, и между людьми происходил обмен.

— До вас Большой ни разу не приглашал хореографа, работающего с неклассической техникой. Предполагаете ли вы специальные тренинги для танцовщиков?

— Думаю, мы просто начнем работать над новым словарем. Я буду очень требовательным, буду просить, чтобы они полностью выполняли то, что задумано. И сама эта работа станет тренингом. Если ты очень требователен и просишь танцовщиков идти до конца, добиваясь того, что показываешь, то в какой-то момент они интегрируют себя в это новое. Поэтому из такого эксперимента они выходят измененными.

— Вы работаете в русле contemporary dance, но сотрудничали с крупнейшими балетными компаниями мира. Как считаете, где проходит водораздел между современным танцем и классическим?

— А есть граница между Леонардо и Пикассо? Я думаю, что Пикассо создавал новые произведения, все равно смотря назад. И не мог бы существовать, если бы в свое время не существовал Леонардо да Винчи. Просто история человечества — это определенный путь, при котором строительство идет на основании того, что ему предшествовало, — в гармонии ли, в борьбе. Многие творцы думают: «О, я сейчас все придумаю с нуля!» Мне кажется, что они ошибаются. Даже отрицая предшественников, они не могут не учитывать их существование, их опыт и творят, опираясь на это. Поэтому в истории танца очень плотная связь между тем, что происходит сегодня, и тем, что было сделано десятки и сотни лет назад, это звенья одной цепи.

— Вы начинали радикально, как авангардист, но ваши последние постановки демонстрируют синтез с классикой.

— Да, я был намного более минималистичным, когда начал ставить. Но я развиваюсь в сторону максимализма, потому что, когда занимаешься минимализмом, становишься просто маньяком. В конечном итоге современность произведения — не в базовом материале, а именно в том, как ты его артикулируешь, собираешь в новый язык. Ролан Барт говорит: «Я давно отказался от идеи быть современным». Это значит, когда-то он все-таки был современным, но сейчас он продвинулся дальше. Может быть, я сейчас нахожусь в таком же состоянии: не думаю о том, хочу ли я быть современным или нет. Я хочу овладеть той свободой творчества, которая позволяет выйти за рамки всего этого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 4 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика