Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-09
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 16, 2009 11:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091605
Тема| Балет, Гастроли, Новый национальный театр Токио, Персоналии, Светлана Захарова
Авторы| Светлана Смирнова
Заголовок| В Большом – «Дама с камелиями» Нового национального театра Токио
Где опубликовано| Ваш досуг N37
Дата публикации| 16-27 сентября 2009 года
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/theatre/article/51481/
Аннотация|

Японцы оккупируют Большой театр. Три вечера подряд главная балетная труппа страны будет танцевать здесь «Даму с камелиями» в постановке известного хореографа Асами Маки. Заглавную партию исполнит прима Большого Светлана Захарова. Русский классический балет для японцев — что-то из разряда святынь, и так, как в Японии, наш балет не любят больше нигде. А главное имя для японцев сегодня — Светлана Захарова, звезда Большого и одна из самых красивых танцовщиц мира. Нынешняя «Дама с камелиями» ставилась специально «под Светлану» два года назад в Токио, и с тех пор ни разу не исполнялась.

Светлана, вы с недавних пор — приглашенная звезда Театра Токио. Вам комфортно в этой роли?
Приглашенная звезда означает, практически, – артистка театра. Я могу приезжать репетировать в Японию в любое время как в свой родной театр. С Новым национальным театром Токио очень удобно работать: дисциплина здесь доведена до совершенства, план репетиций и спектаклей известен далеко вперед. Я приезжаю – и у меня уже есть полное расписание, от начала и до конца гастролей.

«Дама с камелиями» в постановке хореографа Асами Маки – на что это похоже?
Это классический балет. Минимум декораций. Классические и очень изящные костюмы от Луизы Спинателли, постоянной художницы по костюмам Ролана Пети.

Почему балет ставился «под вас»?
Асами Маки несколько лет размышляла над постановкой «Дамы». Но на месте своих солистов, по ее собственному признанию, все время представляла меня, мои физические данные. В постановке Асами Маки я уже танцевала на сцене Нового национального театра «Раймонду». Там же в ее редакции - «Баядерку» и «Лебединое озеро». Но «Дама с камелиями» - первый балет, который был поставлен Асами Маки специально для меня.

Как вы думаете, как будет развиваться балет в Японии?
Он уже развивается стремительно, танцовщики работают по всему миру – и как солисты, и в кордебалете. Ярких, известных имен пока нет, но танцуют они сильно, эмоционально. Труппе Нового национального театра всего десять лет – недавно праздновали юбилей. Из них семь лет я работаю с этим театром. Помню, как они начинали, и могу свидетельствовать — за это время произошел огромный сдвиг. И репертуарный, и технический. Это очень трудолюбивая труппа! Дисциплина невероятная, отрабатывают мельчайшие подробности. Я нигде в мире не видела, чтобы кордебалет стоял на сцене в линиях (скажем, акт теней в «Баядерке»), и эти линии были вдоль и поперек безупречны! Со всех ракурсов! Да, у японцев есть свои звезды. Многие из них учились в Европе, России, Украине. В Москву танцевать «Даму с камелиями» приедет только один состав— Джюн Хоригучи и Рюдзи Ямамото (Jun Horiguchi and Ryuiji Yamamoto). Вот они как раз звезды. Очень сильные танцовщики.

Расскажите про японских поклонников. Они ведь сходят с ума по вам?
Они очень теплые, преданные, открытые и раскрепощенные. Дарят цветы, игрушки, платочки. После каждого спектакля минут сорок раздаю автографы на выходе. Когда тороплюсь и прошу передать им, чтобы не ждали, все равно найдутся несколько самых преданных, которые прорвутся.

«Дама с камелиями» - это ведь типично европейская история. Насколько она оказалась близка японскому зрителю?
Знаете, премьера «Дамы» состоялась два года назад в Японии, и успех был невероятный. Я такого даже не ожидала. Несмотря на то, что история как бы сходит на «нет», и в финале нет праздника, позволяющего продемонстрировать полет души и мастерства, как, скажем, в «Дон Кихоте». Все уходит в печаль. Но овации были невероятные! А ведь японцы тонко чувствуют искусство, в страну приезжает очень много балетных трупп. Им есть, с чем сравнивать. И то, что они оценили «Даму» - это многое для меня значит. На японской публике можно проверять качество произведения.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091701
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии,
Авторы| ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА
Заголовок| Пачки в новой упаковке
// "Лебединое озеро" в Михайловском театре

Где опубликовано| Газета «Коммерсантъ» № 172 (4227)
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1238127
Аннотация|


1 из 6
Беспокойный мир лебедей стал главным открытием возрожденного "Лебединого озера"
Фото: Виктор Васильев/Коммерсантъ


В Михайловском театре состоялась премьера "Лебединого озера". Старомосковскую редакцию балета в Петербург перенес главный балетмейстер труппы Михаил Мессерер. На спектакле ТАТЬЯНА Ъ-КУЗНЕЦОВА испытала приступ ностальгии.
________________________________________
Полностью статью читайте на сайте http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1238127


Последний раз редактировалось: Елена С. (Чт Сен 17, 2009 9:44 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 9:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091702
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии,
Авторы|ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Лебеди по-московски
// Михайловский театр возродил "Лебединое озеро" в редакции Большого театра

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ-СПБ" № 172 (4227)
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1238778
Аннотация|

Михайловский театр открыл сезон "Лебединым озером". Не простым, а очень дорогим во всех отношениях. Оценивала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

Для Михаила Мессерера, в конце прошлого сезона занявшего место главного хореографа, этот спектакль дорог во всех отношениях: первый увиденный им в глубоком детстве балет, одновременно являющийся и спектаклем его гениального дяди Асафа Мессерера. К тому же "Лебединое озеро" господина Михаила Мессерера — его балетмейстерский дебют в Петербурге. Особый интерес, в том числе археологически-хореографический, вызывает имя Александра Горского на афише спектакля. Балетмейстер-декадент первой четверти прошлого века создал для Большого театра (Москва) свою версию "Лебединого озера", которая благополучно дожила до 1970-х годов (в коррекции Асафа Мессерера), и именно на нее в обязательном порядке водили всех высокопоставленных гостей Советского Союза. Для Михайловского же затеянный проект много значит в плане профессиональной репутации: наличие в репертуаре топ-балета в "не-мариинской" редакции всегда льет бальзам на сердце директора и привораживает публику. Плюс еще один художественный повод: успешное окончание долгой реставрации плафона театра.

В категорию светских событий категории "люкс" открытие сезона в Михайловском попало также и благодаря наличию определенного количества державных лиц в центральной ложе театра, и грамотно продуманной пиар-акции: плотность светил московской балетной критики на квадратный метр площади Искусств была вполне сопоставима с фестивалем Mariinsky.

Михайловское "Лебединое озеро" двух Мессереров — Александра Горского — Льва Иванова — добротный, честно сделанный и в самом лучшем смысле слова традиционный балет. Художественное оформление Симона Вирсаладзе (воссоздание декораций и костюмов — Вячеслав Окунев) возвращает к золотому веку отечественного балета. В первой картине "реалистический" вальс танцуется на каблучках, что выделяет особую эфемерность фантастических эпизодов на озере. Зигфрид получил от Александра Горского в этой картине труднейшую вариацию, ориентированную на бескрайние технические возможности молодого Асафа Мессерера. Танцевавшему премьерный спектакль Марату Шемиунову, весьма импозантному в статических эпизодах, до уровня легендарного дяди балетмейстера еще тянуться и тянуться: выглядел тяжеловато, воздушные туры не доворачивал, да и выражение крайней мечтательности на лице оставляло желать лучшего.

"Лебединые" сцены, при кажущейся на первый взгляд абсолютной идентичности с московским "оригиналом", отнюдь не сохранены в первозданной ивановской неприкосновенности. Хотя хронологически и по ряду примет они куда ближе к оригиналу 1895 года, нежели "запатентованный" мариинский образец. "Довагановские" руки — кисти танцовщиц по канонам конца XIX века закруглены, а не образуют знаменитый "лебединый" изгиб — придают хореографии особое очарование и мягкость. Стиль Горского виден в измененной география построений: лебеди не выстраиваются по прямым линиям (так, отсутствует знаменитый "коридор", образованный двумя колоннами лебедей, по которому идет Зигфрид), а складывают прихотливые группы, отрицая законы симметрии. Если в правой части сцены 5 танцовщиц сомкнули круг, то в левой трое создали коленопреклоненную группу, а за ними в живописных позах выстроилась шестерка. Стиль art-deco выдержан в композициях групп: они полны неизъяснимой прелести. Чуть по-другому повернута голова, чуть иначе наклонен корпус, по-другому "поют" руки. Эти плавные, "растительные" движения воскрешают старинные понятия о грациозности и "бархатистости" — очень часто балетоманы прошлого употребляли этот термин. Вместо традиционной четверки танцует тройка больших лебедей и пока еще четверка маленьких, хотя господин Мессерер обещает довести их число до шести (как было у Горского).

В знаменитом "белом" адажио благоразумно убраны акробатизмы: вместо не самых красивых с эстетической точки зрения переносов распластанной в воздухе балерины с широко раскинутыми ногами, появилась целомудренная поддержка — подъем танцовщицы на плечо партнера. Что резануло глаз, так это финал вариации Одетты: вместо того, чтобы взмыть в воздушном арабеске, героиня уютно устраивается на полу на пятой точке в позе умирающего лебедя, что прямо противоречит логике и разрушает смысл монолога главной героини. Ведь вариация Одетты — лирическая исповедь одинокого сердца, пронизанная верой в возрождение, и кажется странным, что, мечтая о счастье и призывая его, героиня весьма прозаично опускается на землю во всех смыслах.

В третьем акте изменен порядок характерных номеров дивертисмента: они теперь предшествуют появлению Одиллии, и лишь шикарный Испанский танец (свита Ротбарта и двойника Одетты) эффектно продлевает дьявольское наваждение. Четвертый акт лишился черных лебедей — предвестников трагедии и катастрофы, которые своим траурным видом вносили щемящую тоскливую ноту.

Екатерина Борченко в партии главной героини зрителей в экстаз не привела. Она старательно распластывала длинные руки и ноги в адажио, очень старалась перещеголять Майю Плисецкую в волнообразных движениях рук-крыльев, время от времени допускала "московскую" размашистость и некоторую неряшливость поз, но тут же себя одергивала и принимала благочинно-петербургский вид. Исполнила ну очень красивые фуэте — собственно, они и остались в памяти. Позабавил Злой гений (Владимир Цал), явившийся на бал во дворец к Зигфриду с таким серо-черным лицом, что в нем можно было предположить жертву начинающейся антиалкогольной компании: такой цвет бывает только после наисамопальнейшего денатурата. Несколько приятных мгновений подарило пластическое "надругательство" Злого гения над Одеттой: оно выглядело смешным парафразом якобсоновского Минотавра. Ну а за борьбу Зифгрида с Ротбартом хореографу можно ставить "незачет": где это видано, чтоб положительный герой нападал на своего противника со спины и, пользуясь его вынужденно ограниченными возможностями (в это время Злой гений делал устрашающую "козу" Одетте), наносил тому тяжелые телесные повреждения? В футболе за такие дела дисквалифицируют.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 10:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091703
Тема| Балет, Гастроли, Новый национальный театр Токио, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Смерть от любви и чахотки //
Балет о парижской куртизанке в японском исполнении

Где опубликовано| РБК daily
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2009/09/17/lifestyle/431597
Аннотация|



С 18 по 20 сентября на сцене Большого театра пройдут показы балета «Дама с камелиями». Его привозит в Москву Новый национальный балет Токио. Гастроли откроют программу осеннего фестиваля японской культуры, в числе мероприятий которого лекции о высоких технологиях, фотовыставка уличной моды, выставки «Самураи: путь кисти и меча» и комиксов манга, японо-российский конкурс роботов, киноретроспектива и экспозиция гравюр, изобра­жающих актеров театра кабуки.

Либретто написано по мотивам романа Дюма-сына «Дама с камелиями». История куртизанки, пожертвовавшей собой ради любви, идеально подходит для классического танца с его по­стоянной высокопарностью эмоций. В спектакле использована музыка Берлиоза, а хореография двухлетней давности сочинена Асами Маки — главой токий­ской труппы. Опус предназначен в первую очередь для любителей балетных традиций. Японцы вообще большие поклонники прошлого в балете. Половина населения страны балетоманы, там самые высокие артистические гонорары и самая преданная публика. Кстати, нынешние гастроли приурочены еще и к 50-летию начала русско-японского балетного обмена, когда обитатели островов страстно влюбились в русский классический танец, бытовавший тогда в форме драмбалета (спектакли, предполагающие максимальный реализм сценического действия). С тех пор зрители Страны восходящего солнца привыкли к классике в окружении быта. А нестандартность хореографии не так уж для них и занимательна — важнее увидеть танцы, позволяющие артистам показать себя: как они умеют прыгать, вертеться, высоко поднимать ноги и играть лицом.

Спектакль Маки рассчитан именно на такие зрительские вкусы. В нем много душераздирающей пантомимы, традиционных любовных дуэтов с использованием основных классических па и костюмов под XIX век, создающих атмосферу роскоши. На сцене будут фраки и букеты, кринолины и драгоценности, балы в залах богатых особняков, деревенская идиллия любовников, карточные игры в домах полусвета и, конечно, белые камелии — любимые цветы главной героини. Сценограф балета — итальянка Луиза Спинателли, оформлявшая балеты в театре Ла Скала, Парижской опере и в Ковент-Гардене, работавшая со знаменитым хореографом Роланом Пети и выдающимся режиссером Джорджо Стрелером.

Инсценировки романа с эмоционально выигрышной ролью героини всегда привлекали известных актрис, от Сары Бернар в театре до Греты Гарбо в кинематографе. Нынешние гастроли задуманы для того, чтобы в партии куртизанки Маргариты Готье красиво подать приму ГАБТа Светлану Захарову. Она не только солирует в Москве, но и является постоянно приглашенной балериной японской труппы. Захарову в Японии очень любят, и после ее «Раймонды» в Токио за кулисы даже пришли император с императрицей — пожать приме руки. Партнером Захаровой будет Денис Матвиенко, украинский танцовщик героического амплуа, работавший в разных театрах, в том числе в Большом и Мариинском, на сегодняшний день — премьер Михайловского театра в Петербурге. В «Даме с камелиями» атлетический Матвиенко исполнит роль утонченного французского аристократа Армана Дюваля, влюбившегося в Маргариту. Во второй день гастролей в главных партиях на сцену выйдут японские танцовщики — Джюн Харигучи и Юдзи Ямамото.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8428
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 12:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091704
Тема| Балет, опера, театр Станиславского,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Сократ, матрос и цирюльник
Где опубликовано| РБК daily
Дата публикации| 20090914
Ссылка| http://www.rbcdaily.ru/2009/09/14/lifestyle/430910
Аннотация| Московский музыкальный театр обнародовал планы на новый сезон

Пресс-конференция и сбор труппы в Музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко прошли изобретательно — с вручением роз ветеранам труда, разливанием шампанского, криками «горько» в честь трех недавно поженившихся пар из балетной труппы и с шутливым «документальным» фильмом о прошедшем творческом годе. Судя по объявленному списку премьер, новый сезон театра обещает быть насыщенным.
Первой новинкой (25 сентября) станет опера Массне «Вертер» по роману Гете, обозначаемая театром как «лирическая драма». От февральской постановки «Севильского цирюльника» ждут аншлага, что немаловажно при сокращении финансирования: опус Россини не нуждается в рекламе. На малой сцене к апрелю готовят две одноактных оперы — «Сократ» Сати и «Бедный матрос» Мийо. Обе партитуры российскими театрами почти не осваивались, хотя принадлежат ведущим французским композиторам XX века. Так что не зря худрук оперы Александр Титель назвал премьерные намерения труппы «франко-итальянскими». В конце весны здесь начнут репетировать оперу Верди «Сила судьбы», показ которой запланирован уже в начале следующего сезона. А в 2011 году театр «замахнется» на «Войну и мир» Прокофьева. Среди концертов обещаны джаз и блюз в исполнении примадонны Хиблы Герзмава и джазового трио Даниила Крамера (20 января), а оркестр и хор театра совместно с пианистом Дмитрием Башкировым устроят «Бетховенский вечер».
Два года, ушедшие на переговоры с легендарным европейским хореографом Иржи Килианом, не пропали зря. В июне Музыкальный театр предложит премьеру двух его балетов на музыку Моцарта — «Шесть танцев» и «Маленькая смерть». Этим «Стасик» обгоняет Большой и Мариинский театры, которым до сих пор не удалось договориться с живым классиком. На Большой Дмитровке возобновят и «фирменные» балеты, которые не шли на сцене по семь-восемь лет,— «Эсмеральду» и «Укрощение строптивой». Также театр намерен выпустить и две одноактовки из мирового классического репертуара — «Па-де катр» с «Шопенианой», в которых элегическое томление смешано с ностальгией по романтизму.
В балетном «портфеле» и бенефис премьера театра Георги Смилевски, танцующего здесь уже 15 лет, и проекты с участием звезд мирового балета — гала 31 мая в честь известного российского педагога Петра Пестова, вечер памяти Рудольфа Нуриева. Намеченный на осень 2010 года балет Slice to Sharp модного финского хореографа Йормы Эло начнут готовить еще в этом сезоне. Через год мы наверняка увидим на этой сцене балеты лучших европейских хореографов — «Русалочку» Джона Ноймайера и новый спектакль Начо Дуато (великий испанец, уже отдавший «Стасику» в прошедшем сезоне свой старый балет, обещает сделать новый спектакль специально для московской труппы). В общем, слова директора театра Владимира Урина: «В кризис надо работать против кризиса» — не пустой звук. Особенно учитывая, что Музыкальный театр в этом сезоне взялся и за организацию московских гастролей Лионского балета, который в апреле покажет «Жизель» Матса Эка — еще одного культового современного хореографа.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 2:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091705
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии,
Авторы| Кирилл Веселаго
Заголовок| Озеро надежды
Где опубликовано| "Фонтанка.ру"
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://www.fontanka.ru/2009/09/17/071/
Аннотация|



Михайловский театр открыл сезон премьерой «Лебединого озера» – и можно смело утверждать, что такого “Лебединого” в Петербурге ещё не было. Легендарная “старая московская” постановка Горского-Мессерера долгое время считалась в Москве эталонной, однако во времена “царствования” в Большом Юрия Григоровича где-то в конце 70-х тихо выпала из репертуара БТ, поскольку именно в то время (точнее – в 1969 году) он поставил собственную версию «Лебединого озера». Плоха она или хороша, это не так важно: главное, что Григорович всеми силами постарался заставить театральный мир забыть о хореографии Горского-Мессерера.

Если уж говорить начистоту, «спектаклем Горского» эту премьеру можно называть с большой натяжкой: выдающийся хореограф Александр Горский поставил “Лебединое озеро” в далёком 1901 году. Перенося балет с берегов Невы в Москву (он был «сослан» в конце XIX века для развития репертуара Большого за счёт постановок Мариинского театра), Горский многое переработал в спектакле Петипа-Иванова: по сути, он и не стремился трепетно сохранять хореографию, поставив везде свои танцы и сохранив нетронутыми только па-де-де Одиллии и Зигфрида и партию Одетты во втором акте. Вообще, он постоянно (порой – от спектакля к спектаклю) что-то менял в своих постановках, «переставлял» танцы, экспериментировал. Кстати, в одной из версий танец маленьких лебедей исполнялся мальчиками в штанишках, а в 1920 году под влиянием Немировича-Данченко Горский кардинально изменил драматургию спектакля, поделив партию Одетты-Одиллии между двумя балеринами, которые бились на озере в нешуточном поединке – и тогда же впервые закончил балет хеппи-эндом. Тогда этот эксперимент не прижился, и Большой театр вернулся к старому варианту.

На новом “Озере” ждут пополнения лебедей

Как рассказал обозревателю «Фонтанки» Михаил Мессерер, для одной из версий Горским был сочинен замечательный танец шести маленьких лебедей – но, по словам балетмейстера, сейчас он столкнулся с той же проблемой, что и Большой театр в 1956 году: выяснилось, что в труппе просто нет шести танцовщиц маленького роста. Тем не менее, Мессерер полон решимости в обозримом будущем «восстановить поголовье».

В 1924 году Александр Горский умер, и через тринадцать лет после его кончины Евгения Долинская восстановила эту постановку, а балетмейстер Асаф Мессерер сочинил четвертый акт. В 1956 году Мессерер пересмотрел свою редакцию, а художник Симон Вирсаладзе создал великолепные костюмы и декорации. Для Михайловского театра все декорации и костюмы были бережно восстановлены замечательным петербургским мастером Вячеславом Окуневым, работавшим как по эскизам Вирсаладзе, так и по знаменитому фильму-балету 1957 года. Так или иначе, эта версия балета, подобно легендарной птице Феникс, возродилась на сцене Михайловского театра: забавно, что впервые за сто с небольшим лет именно московский спектакль (хоть и с петербургскими корнями) переселяется в Петербург, а не наоборот. Поставил «Лебединое озеро» Михаил Мессерер, главный балетмейстер Михайловского театра и племянник Асафа Мессерера. В беседе с обозревателем «Фонтанки» Михаил Мессерер отметил, что мнения художественного руководителя Михайловского балета Фаруха Рузиматова и его собственное сошлись на том, что Михайловский не должен повторить постановку Константина Сергеева, которая идёт в Мариинском театре. Изменения самого Михаила Мессерера незначительны и основаны на беседах балетмейстера с Асафом Михайловичем.

Нынешняя премьера Михайловского пока больше всего напоминает плод тщательной работы реставраторов: очень похоже на то, «как было» – но уж очень ярки краски и в воздухе носится запах лака. Все-таки балет – это прежде всего хореография, а хореография – это искусство живое, не музейное. И если во время работы Асафа Мессерера над «Лебединым» в эпоху всеобщего оптимизма и обязательного народного ликования (на дворе стоял 1937 год, сами понимаете) он просто не мог обойтись без счастливого финала, то в наши дни завершение балета, в котором Зигфрид, отрывая крыло, наносит Ротбарду «травмы, несовместимые с жизнью», а затем идёт жизнеутверждающая кода в стиле «и ещё неоднократно выйдет зайчик погулять», в сопровождении трагической музыки Чайковского выглядит несколько странно. Финал этот, поставленный прямолинейно, «в лоб», не имеет никакого отношения к хореографии Горского, а уж тем более – Мариуса Петипа или Льва Иванова. Если уж и завершать «Лебединое озеро» обязательным happy end'ом, то можно сделать это куда более изящно – как в своё время это сделал Константин Сергеев, например. Хотя именно этот прямолинейный вариант победы добра над злом был показан на сцене БТ почти тысячу раз, покорил Запад в исполнении впервые выехавшей за границу в 1956 году труппы Большого театра и стал в Москве каноническим воплощением «высокого балетного искусства».

Героев в премьерных спектаклях два: это кордебалет и Екатерина Борченко. Некоторые огрехи прима Михайловского с лихвой искупила как выразительной экспрессией в дуэтных сценах, ясностью и изяществом рисунка, так и фантастически виртуозными фуэте. Кордебалет театра вырос необыкновенно; лишь редкие досадные помарки рождали изредка ощущение, что несколько девочек «влетело» в ансамбль прямо перед выходом на сцену – но это тоже, наверное, можно списать на премьерный мандраж.

А вот с мужчинами в Михайловском балете пока неблагополучно: Марат Шемиунов, необычайно рослый, крупный танцовщик – казалось, откровенно скучал во всех сценах. Сложилось впечатление, что это Одетта страстно и трепетно уверяет его в своей любви, а Зигфрид в это время раздумывает о завтрашней рыбалке. Хорошим прыжком Шемиунов не отличается – а те, что имеются в его распоряжении, выполняет как будто нехотя, с ленцой. Впрочем, когда на втором спектакле в роли Зигфрида появился Гийом Коте (как указано в программке – премьер Национального балета Канады), то о Шемиунове уже вспоминалось с ностальгией: он хотя бы в поддержках был хорош, а канадец, видимо, изнурил себя суровыми диетами: ему элементарно не хватало сил, чтобы поднять партнёршу.

Динамичный и будто бы наэлектрилизованный Денис Толмачёв в партии Шута оба вечера порхал по сцене, «как пух от уст Эола». Па-де-труа на премьере было исполнено изящно, во второй вечер прошло просто блестяще, а вот среди Невест принца на обоих спектаклях наблюдались некоторые «разброд и шатания». Необыкновенно хороши, если не великолепны, были все характерные танцы: здесь явно чувствуется рука Аллы Богуславской – пожалуй, самого крупного авторитета в этой области.

На удивление хорош был оркестр: хотя дерево и медь ещё далеки от совершенства, тем не менее, главный дирижёр Михайловского Петер Феранец (кстати, буквально «вскочивший» в этот балет за пару дней до премьеры) сумел не только обеспечить хорошее взаимодействие со сценой, сведя к минимуму темповые расхождения с танцовщиками, но и насытить партитуру хорошим симфоническим драйвом. Ещё более удивительны были соло в оркестре: превосходные арфа и виолончель, а уж в скрипичном соло такой проникновенности, а главное – безупречной интонационной чистоты – даже в оркестрах «старших братьев» трудно припомнить – по крайней мере, с тех пор, когда в театре им. Кирова хрестоматийное соло исполняли Антонина Казарина или Александр Комаров. И очень досадно, что Михайловский театр не перенимает опыт ведущих европейских театров, где если не весь состав оркестра, то уж имена солистов всегда попадают в программку. Несмотря на корчащегося в финале в «адских мучениях» Ротбарда и явное неприятие новой постановки некоторыми питерскими балетными авторитетами, нынешняя премьера стала праздником по многим причинам. Во-первых, в отличие от медленно увядающих «императорских» балетных трупп, коллектив Михайловского демонстрирует положительную динамику, и это не может не радовать. Во-вторых, «Лебединое озеро», причём именно в академической постановке, должен иметь в афише любой серьёзный российский театр: ведь молодёжь (и не только балетную, но и зрительскую тоже) надо воспитывать на классике.

Сегодня забавно читать статьи Г. Лароша (беспощадного критика Чайковского, с которым вне газетных страниц они были близкими друзьями), где он пишет: «по танцам «Лебединое озеро» едва ли не самый казенный, скучный и бедный балет, что дается в России». На сегодня «Лебединое озеро» давно уже стало синононимом русского хореографического искусства. Да и вообще, «Лебединое» в России – это больше, чем балет. Неспроста оно звучало по радио и ТВ во время всех ключевых моментов советской истории. Будь то очередные похороны вождя или попытка государственного переворота в августе 1991 года – по всем телеканалам показывали не хор Пятницкого и не Людмилу Зыкину, а именно этот балет.

Вообще, значение этой премьеры для культурной жизни России трудно переоценить: на фоне всеобщих бессмысленных и беспощадных «переосмыслений» в Михайловском воссоздали спектакль, давно уже занявший своё место в истории русского балета, незаслуженно забытый теми, кому принёс когда-то мировую славу – то есть, Большим театром. Теперь и москвичи тоже смогут собственными глазами увидеть спектакль, в котором блистали когда-то Плисецкая и Фадеечев – правда, для этого им придётся «в нагрузку» к билетам на спектакль покупать билеты Москва – Санкт-Петербург.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 3:07 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091706
Тема| Балет, Музыкальный театр Карелии, Планы на сезон Персоналии, Кирилл Симонов
Авторы| --
Заголовок| Музыкальный театр Карелии в «боевой готовности» перед открытием сезона
Где опубликовано| ВЕСТИ.КАРЕЛИЯ.RU (vesti.karelia.ru) - Новости Петрозаводска
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://vesti.karelia.ru/news/main/3329
Аннотация|

После отпусков приступают к работе артисты карельского балета.

На состоявшей в Музыкальном театре встрече руководства с артистами и прессой руководитель труппы Кирилл Симонов заявил, что в ее нынешнем составе труппа вполне сможет соответствовать уровню мировых звезд. Доказательство тому послужила августовская поездка театра на фестиваль в финский город Савонлинна. Финская театральная публика не ожидала такого профессионального роста нашего театра, а артисты балета не создают диссонанса, выступая бок о бок со «звездами» «Мариинки» и литовскими артистами.


На данный момент комплектация труппы практически закончена. В балете – 41 человек, каждому из которых будет дано право реализовать себя в разнообразных проектах театра. Сам театр планирует выйти на стандартную норму представлений – примерно 40 в сезон, то есть по 4-5 балетных спектаклей в месяц (каждый уик-энд). В декабре, когда планируется одна из самых больших премьер, будет порядка 6-7 представлений.
Декабрьская премьера балета Чайковского «Щелкунчик» обещает стать одним из самых значимых событий в сезоне. Постановка Кирилла Симонова представляет собой обращение к первой версии балета 1892 года в Мариинском театре. В полной версии балет не дошел до наших дней, но авторы все же предполагают передать атмосферу старинного имперского спектакля.


Из других интересных постановок – балет «Сон в летнюю ночь», поставленный на музыку Мендельсона (кстати, хорошо известную всем по «Свадебному маршу»). Уже началась работа над двумя одноактными балетами – «Дафнис и Хлоя» Равеля и «Пульчинелла» Стравинского. В планах – новая постановка балета «Шопениана» в хореографии М. Фокина, премьера балета «Серенада» на музыку Чайковского, творческий вечер солистки театра, получившей в этом году звание заслуженной, Ларисы Ивановой (в свой бенефис она выйдет на сцену в балете «Шахерезада»). Также артисты балета будут задействованы в операх «Травиата» и «Евгений Онегин» и оперетте «Летучая мышь».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 17, 2009 4:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091707
Тема| Балет, БТ, Планы на сезон, Персоналии,
Авторы| Майя Крылова
Заголовок| Бархатные революции для пируэта и сопрано
Где опубликовано| ГАЗЕТА 'РОССИЯ' Номер 36
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://russianews.ru/newspaper/27083/27161
Аннотация| Новый сезон в БТ

Не за горами 22 сентября, когда Большой театр начнет 234-й сезон государственной (по сюжету) оперой «Борис Годунов». В этот же день пройдет сбор прославленного коллектива, который, будем надеяться, успел отдохнуть после гастролей балетной труппы в Мадриде, где только что шесть дней танцевали «Спартака», и после успешного летнего показа оперы «Евгений Онегин» в миланском Театре Ла Скала, совпавшего по времени с проведением в Италии саммита «Большой восьмерки». Новый сезон ГАБТа будет во всех отношениях непростым: тут и финансовый кризис, который никто, к сожалению, не отменял, и все длящийся ремонт старого здания, и недавние серьезные перемены в руководстве творческими подразделениями театра.

Стройка века

Самое больное место театра – реконструкция старого здания. Оно закрыто на ремонт уже несколько лет, и, боже, как не хватает всего, что связано с подлинным домом Большого! И величественного верха с квадригой Аполлона, и великолепного золотого зала, и громадной старинной люстры, и приличной акустики… ГАБТ четыре года стоял в строительных лесах, а дата открытия все откладывалась. Широким массам задержки объясняли тем, что в ходе строительства то и дело возникали непредвиденные сложности. За время строительства не раз сменились подрядчики, менялась (в сторону увеличения) и так немаленькая смета, видоизменился и сам проект.

В частности, уже после закрытия ГАБТа на ремонт выяснилось, что состояние помещения гораздо хуже, чем ранее предполагали. Здание находилось практически в аварийном состоянии: несущие стены Большого пронизывали огромные силовые трещины. Пришлось, прервав ремонт, срочно «заклеивать» многочисленные прорехи в донельзя обветшавшем здании. В народе боялись, что театр вообще рухнет, но строители общественность успокоили: все заделано, для паники оснований нет. А давать прогнозы, когда ремонт закончится, – дело неблагодарное. В начале работ оптимистически называли осень 2008 года, теперь осторожно говорят о конце 2011 года.

Не утихают и споры вокруг самого проекта. Особенно яростно скрестили шпаги архитектурные эксперты: некоторые из них даже предполагают, что после реконструкции с «Большим театром как с памятником архитектуры можно попрощаться». Повышенное внимание общества к стройке вполне объяснимо: здание ГАБТа на Театральной площади – такой же символ страны, как, к примеру, Московский Кремль.

Теперь к делу. По поручению президента снова подключились столичные власти, в свое время громко «хлопнувшие дверью» в знак протеста против не понравившегося руководителям города проекта реконструкции. Тогда мэр даже вышел из Попечительского совета театра. Нынче Юрий Лужков снова активно вникает в детали стройки (проект реконструкции, как выяснилось, был основательно переработан задним числом) и уже успел раскритиковать как неудачное решение зрительской части театра, по словам мэра, сулящее многие бытовые неудобства публике, так и темпы и качество уже проведенных работ.

По последним сведениям со строительной площадки, летом закончили установку несущих конструкций в подземной части и начали переводить исторические стены Большого театра с временных рабочих свай на постоянный фундамент. Он, как планируется, должен выдержать вес в 150 тысяч тонн.

Новая метла по-новому метет

Впервые за многие десятилетия в ГАБТе не будет фигуры художественного руководителя. Как известно, последний худрук, он же главный дирижер театра, Александр Ведерников в начале лета подал в отставку, мотивировав уход расхождениями с дирекцией по многим вопросам театральной тактики и стратегии. Дирекция со своей стороны сделала ход конем. Она не стала заполнять образовавшуюся лакуну и объявила о начале сотрудничества с группой «постоянных приглашенных дирижеров, представляющих отечественное музыкальное искусство во всем мире». С каждым маэстро заключен долгосрочный контракт на участие в премьерах, концертах и гастролях, концертное исполнение опер, возобновление спектаклей текущего репертуара. Среди приглашенных – Александр Лазарев, Василий Синайский, Владимир Юровский, Кирилл Петренко и Теодор Курентзис.

Все люди известные и именитые, в том числе и три последних имени в списке (молодые дарования). Достаточно посмотреть их послужные списки: сплошь лучшие оркестры, ведущие музыкальные театры и престижные фестивали. Одновременно создается молодежная оперная программа, в рамках которой начинающие певцы из России и СНГ, отобранные по результатам конкурсных прослушиваний, пройдут двухлетнюю стажировку с перспективой быть принятыми в ГАБТ. Дирижерским проектом театр надеется значительно улучшить музыкальное качество текущего репертуара, молодежным – поднять уровень оперной труппы. Обе задачи давно назревшие и животрепещущие. Более чем.

В балете ГАБТа бархатные революции прошли полгода назад, когда Алексей Ратманский, прослуживший руководителем балета несколько лет, по собственному желанию покинул труппу, отдав предпочтение активной международной карьере хореографа. Вместо него в руководящее кресло сел Юрий Бурлака, профессионал совсем иного склада. Если Ратманский сочетал пиетет к классике со знанием современного балета и личной креативностью, то пассеист Бурлака обожает старину и слывет знатоком балетного наследия. Ревнители традиций при нем могут спать спокойно. Сторонники новшеств бодрствуют и настороженно присматриваются, куда теперь будет выруливать Большой балет. Есть сведения, что не в этом, правда, а в следующем сезоне театр намерен сотрудничать с ведущими западными балетмейстерами. Дай, как говорится, бог. И дело не в отсутствии патриотизма у автора этих строк. Просто на одних традициях далеко не уедешь, а в России (это вам подтвердит любой балетный профессионал) сегодня нет хороших молодых хореографов. К сожалению.

Цыганка и Джульетта умрут

Первым из балетных новинок 25 декабря покажут спектакль, претендующий на звание блокбастера сезона. Это старинная «Эсмеральда», которой в нынешнем году стукнет 165 лет. У спектакля извилистая сценическая история. Балет по роману Виктора Гюго «Собор Парижской Богоматери» некогда родился в Лондоне, потом переместился на сцену Петербургского Большого театра, где за него взялся Мариус Петипа, главный балетмейстер Императорского балета. Версию Петипа и восстанавливает худрук Большого балета Юрий Бурлака. Реконструкция старинных постановок – это огромная работа в архивах, умение передать стиль других эпох и, самое главное, чувство меры: далеко не все, что пленяло наших предков, может быть воспринято потомками с той же степенью адекватности. Но зато результат таких проектов (если он удачен) пленяет неповторимым ощущением «антикварности».

Слово «большой», которое Бурлака многократно употребил в своем интервью об «Эсмеральде», показывает, почему выбран именно этот балет: «спектакль, основанный на большой литературе, наполненный большими страстями, с большим количеством великолепных и очень разнообразных танцев как нельзя лучше отвечает духу московского Большого балета».

Вернувшемуся не так давно в театр Юрию Григоровичу предстоят аж две премьеры. Во-первых, его комедийный балет «Тщетная предосторожность» (сделанный силами Московской академии хореографии) пройдет на сцене Большого 6 ноября. Во-вторых, мэтру предложили к 21 апреля восстановить его спектакль 1979 года – «Ромео и Джульетта». Это вещь брутальная, полная величественных раздумий. Когда Григорович перед прежней постановкой в Москве поставил «Ромео и Джульетту» с декорациями Симона Вирсаладзе в Парижской опере, французам понравилось. В Москве спектакль, помнится, вызвал жаркие кулуарные споры, и Галина Уланова на худсовете в ГАБТе выразилась тогда не очень восторженно, но официальные рецензии были полны славословий. Время, как известно, лучший критик. Пусть спектакль возобновят. Тогда и будет видно, прошел ли он за 30 лет исторический фильтр.

Балетный сезон ГАБТа во многом состоит из реконструкций. Вторая по счету – одноактная. Питерец Сергей Вихарев ко 2 июля сделает «Петрушку» – балет русского хореографа Михаила Фокина, поставленный им в 1909 году для знаменитых «Дягилевских сезонов» в Париже. Тогда рафинированная Европа, покоренная антрепризой креативного Фокина, восхитилась молодецкой броскостью из далекой Московии. Теперь опус Фокина, основанный на картинках масленичных гуляний и русской ярмарки XIX века, смотрится как красивый этнографический лубок. Зато он проходит под грифом Дягилева, а значит, годится для показов в Европе, где 100-летие дягилевских сезонов с помпой отмечается уже год. Новообретенного «Петрушку» театр намерен включить в программу грядущих летних гастролей в Лондоне. Впрочем, половина успеха в любом случае обеспечит великая музыка Игоря Стравинского.

И совсем небольшой проект театра к финалу сезона – показ 4 июня мини-балета французского хореографа Ролана Пети «Юноша и смерть». Балетная притча, созданная в 1946 году, в эпоху увлечения экзистенциальными идеями (либретто написал сам Жан Кокто!), предназначена для двух исполнителей. Один из них – Юноша, другой, вернее, другая – Смерть. Роль Юноши некогда была коронной в репертуаре Нуреева и Барышникова. В Большом ее намерены поручить молодому виртуозу Ивану Васильеву. «Юноша и Смерть» – балет, надо сказать, не из веселых. Музыка Баха здесь помогает вычленить отношения героев по типу «удав и кролик», где «кролик» обитает в нищей парижской мансарде, а «удав» является в виде красивой и стервозной особы, утонченные издевательства которой доводят молодого человека до самоубийства.

Венский вальс и венский ужас

Отмена весной постановки «Отелло» (французская команда создателей спектакля предложила немыслимо дорогостоящее решение, и театр на это не пошел) не означает отсутствия оперных премьер в сезон 2009–2010 годов. Опер в Большом будет две, точнее, одна опера и одна (внимание!) оперетта. Да, именно оперетта, веселенькая Die Fledermaus («Летучая мышь»). Пуристы, не спешите ужасаться. Это у нас примеров постановок оперетт в ведущих оперных театрах мало. А в мире такая практика весьма развита, причем поют в опереттах – и с большим удовольствием! – лучшие оперные звезды. Недаром «Летучая мышь», написанная Иоганном Штраусом в 1874 году, вошла в Книгу рекордов Гиннесса как самая исполняемая оперетта в мире. Комический фарс великого венца не просто веселит публику, но располагает богатейшим музыкальным запасом. Виртуозные арии и ансамбли, вальсы, польки, чардаши, испанский, шотландский и русский танцы – голова кругом!

Суть «Мыши» – флирт разной степени легкости, розыгрыши и недоразумения, а ее сюжет – смешные приключения богатых венских обывателей до, во время и после бала в доме сумасбродного русского богача князя Орловского. Говорят, что идея «Летучей мыши» в ГАБТе давно витала в кулуарах Большого, вещь мечтали сделать Мстислав Ростропович и Борис Покровский. Теперь ставить Штрауса пригласили питерца Василия Бархатова, юного амбициозного режиссера, который уже сделал в Мариинском театре оперы «Енуфа» и «Братья Карамазовы». Грядущий спектакль можно смело рекомендовать широкой публике. Судя по прежним бархатовским творениям, в его «Мыши» придраться к реализму сценического действия не смогут даже пенсионеры, тоскующие о театре советской юности. Костюмы создает модный дизайнер одежды Игорь Чапурин, который в профессиональном смысле наверняка оттянется по полной программе: старая Вена в атмосфере бала – рай для фантазии кутюрье. Другое дело, что с появлением 18 марта ГАБТовского спектакля количество летучих грызунов в столице приблизится к критическому. Оперетта Штрауса уже идет в «Геликоне», в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, а также в Театре оперетты. Просто стая мышей какая-то.

От второй оперной премьеры ГАБТа, обещанной на 24 ноября, смеха ждать не приходится. Она требует от публики серьезного отношения, вдумчивости и готовности вникать в сложность современного искусства. Театр решил взяться за «Воццека» Альбана Берга. Либретто написано по мрачной пьесе XIX века, повествующей о жизни полубезумного солдата в тупой армейской действительности. Музыка Берга, классика так называемой нововенской школы, достаточно сложна и, мягко говоря, не похожа на произведения Чайковского. Тем не менее в Европе «Воццек» – одна из самых популярных и репертуарных опер. Просвещенная публика ценит трагические мотивы с привкусом абсурда, смесь гротеска с натурализмом, повышенную аффектацию и «крик души».

Постановочная команда в лице режиссера Дмитрия Чернякова и дирижера Теодора Курентзиса обещает нетривиальный подход к этому экспрессионистскому сгустку эмоций. «Воццек» вообще требует умения отвыкать от привычек. В 1921 году, когда опера была написана, даже наставник Берга, авангардный композитор Шёнберг, отрицательно отнесся к идеям ученика. «Музыке более близки ангелы, чем денщики», заметил учитель, но ошибся. Нашей публике, гораздо более консервативной, чем на Западе, еще предстоит учиться восприятию «Воццека». Так что Большой, взявшийся за «некассовую» и психологически трудную постановку, стоит похвалить за смелость.

На этой счастливой ноте…

Директор ГАБТа Анатолий Иксанов уверовал во вновь утвержденные сроки открытия старого здания и уже озвучил названия первых спектаклей, планируемых к постановке на исторической сцене сразу после окончания ремонта. Новый старый Большой театр в 2011 году обещает балет «Спящая красавица» на октябрь и оперу «Руслан и Людмила» на ноябрь. Тогда же должны состояться давно запланированные, но по срокам перенесенные – из-за долгого строительства – гастроли миланского Театра Ла Скала. Хочется надеяться, что новый старый дом нашего любимого театра ни в чем не будет уступать помещениям главных зарубежных театров-конкурентов. Что после капремонта там будут превосходно петь и блестяще танцевать. А если в этом доме будет еще и уютно, то через некоторое время под сценой наверняка заведутся кошки. Как было в том ГАБТе в старые добрые времена.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25664
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091801
Тема| Балет, Нью-Йорк, АБТ, Персоналии, Наталья Осипова
Авторы| Михаил Смондырев
Заголовок| «РУССКИЕ СТРАДАНИЯ» НА ГУДЗОНЕ
Где опубликовано| журнал «Музыкальная жизнь», № 8 / 2009, СС. 51,52
Дата публикации| 200909
Ссылка|
Аннотация|

Американский балетный театр (АБТ) позиционирует себя как труппу звезд. Помимо танцовщиков «с нью-йоркской пропиской» там всегда выступали приглашенные артисты с мировыми именами. Этим летом к звездной компании присоединилась двадцатитрехлетняя москвичка, ведущая солистка Большого театра Наталия Осипова. Впервые в АБТ была приглашена столь молодая танцовщица, к тому же еще не достигшая в родном театре высшей ступени балетной иерархии — позиции прима-балерины. Зато, проведя на сцене лишь пять лет, после выпуска в 2004 году из Московской академии хореографии по классу ректора Марины Леоновой, Наталия Осипова собрала полный бант международных и отечественных наград. В этом, безусловно, и заслуга ее нынешнего педагога — знаменитой в прошлом прима-балерины Большого театра Марины Кондратьевой. В коллекции Осиповой — премия «Восходящая звезда» журнала «Балет», две национальные театральные премии «Золотая маска», итальянская премия имени Леонида Мясина, премии немецких и британских журналистов, а последняя награда — международная премия «Бенуа де ля Данc», настигла Н. Осипову, когда она уже репетировала в Нью-Йорке.

Международная известность пришла к ней три года назад в Лондоне, где Наталию Осипову провозгласили «второй Плисецкой» за роль Китри в московском «Дон Кихоте». Теперь же, по собственному признанию балерины, ей «безумно хочется страдать на сцене». В прошлом сезоне Большого театра у нее в репертуаре появились романтические балеты «Жизель» и «Сильфида» с трагическими судьбами главных героинь.


Наталия Осипова и Дэвид Холберг в балете «Жизель».
Фото Gene Schiavone


Дебютным спектаклем в Нью-Йорке стала «Жизель». В Москве эту историю любви, обмана и прощения балерина станцевала лишь однажды, почти два года назад. Неудержимый, рвущийся «за пределы возможного», танец Осиповой потряс балетную Москву — одни восхитились, другие ужаснулись, увидев в нем ломку традиций. Повторного выступления пока не последовало: Большой театр изредка вывозил «Жизель» Наталии Осиповой за границу, но в Москве предпочитал выпускать на сцену артисток старшего балетного возраста. Зато молоденькую перспективную Осипову живо заметили за океаном...

Зал «Метрополитен-опера» огромен – 4000 зрителей. Свободных мест почти нет, собрался балетный бомонд Нью-Йорка. И Наталия Осипова, отличающаяся уверенной техникой, пленительной музыкальностью и одержимостью танцем, буквально взрывает зал. Финал первого акта — сцену смерти Жизели, балерина провела так эмоционально, что сентиментальные американские старушки и романтичные барышни подозрительно захлюпали носами и достали платочки. Лицо артистки в этом драматическом эпизоде каким-то непостижимым образом словно вдруг постарело на десять лет...

Выйдя во втором акте уже в облике виллисы, Наталия Осипова применила свое «фирменное оружие» - небывалый по изяществу и легкости прыжок, создающий иллюзию невесомости танец, где каждое движение наполнено чувством, заставляющим даже ее партнеров по сцене поверить в реальность происходящего. Своего любимого графа Альберта, обычно холодноватого и аристократичного премьера АБТ Дэвида Холберга, балерина «обратила в свою веру» еще на репетициях, и на спектакле они явили эмоциональный дуэт, полный любви и нежности.

Призрак Жизели парил в воздухе, большеглазую худенькую бледную тень носило по сцене, будто пушинку. В одном из эпизодов, когда Осипова зависла в первом из трех подряд субресо, зал замер и затем в воздухе пронеслось общее «а-а-а-х». Стало ясно, что ее дебют в Нью-Йорке на наших глазах превращается в триумф. В финале весь многотысячный зал Мет в едином порыве поднялся на ноги — а занавес еще только шел вниз. Стоячая овация, сопровождаемая криками и приветственными возгласами, длилась целых десять минут.

На мой вопрос, довольна ли она выступлением своей подопечной, выдающаяся петербургская балерина Ирина Колпакова, работающая ныне педагогом-репетитором в АБТ и готовившая Наталию Осипову к дебюту в Нью-Йорке, ответила: «Как я могу быть недовольна? Она феноменальна».

На следующий день американские критики разразились восторженными отзывами. Аластер Маколей во влиятельной «Нью-Йорк Тайме» писал: «Она привела в неистовство публику, и без того на протяжении всего спектакля пребывавшую в состоянии крайнего возбуждения. Великолепный дебют, представивший нам подлинную артистку и выдающуюся танцовщицу». Критик даже утверждал, что ни «Жизель», ни любой другой балет вообще еще никогда не были столь чудесны, как в тот вечер, а Наталию Осипову назвал «рожденной в воздухе».

Подстать были и другие рецензии. Жослин Новек (Ассошиэйтед пресс): «Она поразила всех грацией, большим шагом, стремительными турами и особенно — невесомыми прыжками, одна из серий которых настолько потрясла зрителей, что своими бурными овациями они дважды заставили ее возвращаться на сцену». Роберт Готлиб («Нью-Йорк Обсервер»): «Ее прыжок поразителен, фуэте безупречны, скорость и четкость работы стоп не имеют себе равных. А еще она обаятельна. АБТ не знал такого потрясающего дебюта со времен первого выступления Барышникова, состоявшегося десятки лет назад». Роберт Гресковик («Уолл Стрит Джорнал»): «Осипова наполнила роль наивной крестьянки, сердце которой разбивает двуличный, но позже раскаивающийся Рейнский граф, поразительной физической и эмоциональной глубиной. Она справедливо славится своим прыжком, который, не обращая внимания на силу тяготения, возносит ее на огромную высоту и заставляет прелестно зависать в воздухе. Но мастерство ее танца дивным образом растворяется в образах, которые она создает на сцене. Жизелъ Осиповой, наивная юная девушка, и после — призрачное видение, столь же выразительна драматически, сколь и технически великолепна».

После триумфа в «Жизели» последовали две «Сильфиды», где Наталия Осипова станцевала роль эльфа, влюбившегося в шотландского парня и погубленного его нетерпеливыми земными желаниями. «Нью-Йорк Пост» отметила ее редкую музыкальность, а «Нью-Йорк Таймс» восхитилась ее «волшебными» кабриолями, «когда ножки балерины били в прыжке одна другую, порождая, казалось, легкий ветерок».

Поджидавшие балерину у служебного выхода новые ее американские поклонники кричали выходившему из здания худруку АБТ Кевину Макензи: «Хороший выбор, Кевин!». «Привези ее еще!».«Кевин, держись за нее!».

Нью-Йорк — Москва
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 9:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091802
Тема| Балет, Михайловский театр, "Лебединое озеро", Персоналии,
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА, Санкт-Петербург - Москва
Заголовок| Без музея и ГКЧП //
«Лебединое озеро» на сцене Михайловского театра

Где опубликовано| "Время новостей" № 171
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://vremya.ru/2009/171/10/237697.html
Аннотация|



«Лебединое озеро» для современного российского зрителя (обычного человека, не записного балетомана) - это всегда балет немножко мертвый. Торжественный, добропорядочный, без неожиданностей. Вечер скучный, но «культурный» - обязательный пункт программы провинциалов, приехавших в большой город. Виновны ли в том генсеки, в обязательном порядке таскавшие иноземных гостей именно на «Лебединое», тот умник, что именно несчастным балетом заткнул дырку в телепрограмме в августе 1991-го, или Юрий Григорович, долго правивший главным театром страны и позволявший нешуточной энергии, содержащейся в знаменитом тексте, исчезать, а тексту мумифицироваться - однозначного ответа не найти. Важно, что сочетание слов «премьера» и «Лебединое озеро» народу кажется оксюмороном, летней зимой, - что за премьера, этот балет ведь всегда был на сцене, не так ли?

Меж тем петербургский Михайловский театр открыл сезон именно премьерой, «Лебединым озером» Александра Горского - Асафа Мессерера, и этот спектакль - одно из самых живых зрелищ, достававшихся вашему балетному обозревателю в последние десять лет.

Но сначала экскурс в историю - без нее в разговоре о «Лебедином» не обойтись.

Петербургский хореограф Александр Горский был прислан в Москву в самом конце XIX века для переноса спектаклей Мариуса Петипа - дотошного повторения сочинений главного российского балетмейстера. Но вскоре просто репетировать чужой текст ему стало скучно - и он начал вносить в спектакли поправки, все более и более кардинальные. Мариус Иванович был этим, естественно, возмущен - но, например, «Дон Кихот» Горского оказался так удачен, что вскоре заменил спектакль Петипа в самой Мариинке (идет там и по сей день). За вариациями на чужие темы последовали совершенно оригинальные сочинения - оставшийся в Москве до самой смерти (1924) Горский стал первым значимым хореографом, работавшим специально для Большого театра. Прежде московскому театру доставались потрепанные постановки, убираемые со сцены Мариинки - именно при Горском начал формироваться свой репертуар.

И репертуар довольно дерзкий. Горский, человек совсем другого поколения, чем Петипа (в момент смены веков ему было тридцать, Мариусу Ивановичу - восемьдесят два), не хотел и не мог воспроизводить на сцене размеренный классический балет - балет в основе своей версальский, с прочерченными дорожками и стройными рядами. В старинные сюжеты он вбухивал экспрессионистские штуки. Он хотел, чтобы Жизель заходилась безумным смехом (вслух! немыслимо для тех времен!), чтобы обитатели парижского «Двора чудес» были похожи на сухаревских бродяг (шокированный рецензент назвал статью «Балет или каторга?») и чтобы снежинкам в «Щелкунчике» было холодно - они появлялись в шубах и капорах. А главное - он воевал с симметрией, тогда казавшейся основой основ балета, и его асимметричные композиции поражали нервом, живостью, абсолютной какой-то сегодняшнестью происходящего на сцене. «Лебединое» он ставил шесть раз - и, сначала (1901) лишь чуть подкорректировав первую картину, затем все дальше и дальше уходил от спектакля Мариуса Петипа - Льва Иванова. Именно в поисках наибольшей экспрессии.

Он перебирал варианты, от чего-то отказывался, к чему-то возвращался. Однажды поделил партию Одетты и Одиллии - на сцену по очереди выходили две балерины, а не одна, чтобы противостояние было резче. Экспериментировал с маленькими лебедями - в одном из вариантов их танцевали мальчики в серых штанах. Главные героини отнюдь не всегда были в пачках - однажды обе дамы получили длинные платья, демоническую сущность Одиллии подчеркивали водруженные на голове рога, прическу же Одетты украшали две длинные косы - постановщику виделась грузинская княжна. В конечном счете все экстремальные новшества со сцены Большого исчезли - и оставшийся спектакль десятилетиями впечатлял московскую публику.

Теперь отнюдь не всякий балетоман вспомнит, что Шут (непременный персонаж всех «Лебединых озер», базирующихся на версии Петипа-Иванова) вписан в спектакль именно Горским - у петербургских классиков его не было. Что знаменитая тройка «больших» лебедей, взятая затем Владимиром Бурмейстером, летавшая над сценой Парижской оперы и поныне появляющаяся в Московском Музыкальном театре и в Ла Скала, - изобретение также Горского. Что именно он впервые придумал вполне земной хэппи-энд в этом балете - до того герои воссоединялись лишь после смерти. Находки Горского рассыпаны по десяткам сцен - и оттого так интересно теперь взглянуть на его спектакль. Правда, не стопроцентно «его» - в 1956 году в Большом его отредактировал знаменитый танцовщик и один из лучших учеников Горского Асаф Мессерер. Отредактировал, однако, бережно и умно, сохранив нервный рисунок, ощущение дрожания жизни в этом кажущимся многим музейным балете. В Москве этот спектакль увидеть нельзя уже давно - именно его заменила в 1968 году мрачная версия Юрия Григоровича; Петербург сейчас счастливее.

Михаил Мессерер, главный балетмейстер Михайловского театра, тот спектакль еще застал на сцене - он танцевал в нем па-де-труа. Но не только цепкая личная память помогла ему в сотворении нынешней постановки - в свое время он расспрашивал Асафа Мессерера (своего дядю) о том, как все это было при Горском. Декорации Симона Вирсаладзе (сочиненные для спектакля 1956 года - и это еще живой, ясный, солнечный Вирсаладзе, не придавленный семидесятыми в Большом) восстанавливал Вячеслав Окунев. Осень в этом «Лебедином» - осень рыжая, золотая, светло-серебристая - заслуживает отдельных аплодисментов. Танец и сценография славно отвечают друг другу; третий важный компонент - музыка - существует слегка отдельно.

Это, конечно, спор вечный - должен оркестр подчиняться балетным или артисты обязаны приноравливаться к решениям дирижера. Маэстро Петер Феранец старательно и внятно играл Чайковского, и его Чайковский был мягок и нежен, но и быстр и порывист одновременно. Это была хорошая музыка - но, прошу прощения, плохая музыка для балетного театра. Если артист не успевает - дирижеру стоит придержать амбиции и сделать так, чтобы артист и музыка все-таки совпадали. Свое мнение артисту можно высказать потом - а заливаясь соловьем и не глядя на сцену, дирижер подставляет не только артиста, но и весь театр. Тем более что проблема с темпами возникала не у одного какого-нибудь исполнителя, а у доброй их половины, у тех, кто старался внятно проговорить все па, а не превращать текст в имитацию движений миксера.

Но это была, пожалуй, единственная серьезная проблема спектакля. Кордебалет Михайловского сумел сделать почти невозможное: он воспроизводил текст слаженно и четко, и при этом ухитрился выявить живущие именно у Горского-Мессерера тревогу, душевные колебания, неодинаковость лебедей в одинаковой вроде бы стае. Симметрия присуща искусственным сооружениям, асимметрия - основа жизни, и непривычный (не отражающийся друг в друге) лебединый строй встряхивал воображение.

Главная роль досталась Екатерине Борченко. Ее белый лебедь удивительно верит в судьбу - и вот в этого принца, что вдруг появился на озере. Этакая юношеская уверенность, что ничего дурного случиться не может, что вся эта ерунда с колдовством точно скоро кончится и все-все-все будет хорошо - поэтому в каждом движении немножко даже какой-то снисходительности к чрезмерно волнующемуся принцу. Безупречные линии балерины и уверенная ее техника подчеркивают эффект: с девушкой, которая так твердо стоит на ногах, точно ничего дурного не произойдет. А принц (Марат Шемиунов) - в первой сцене чуть вальяжный, не то чтобы ленивый, нет, но воспроизводящий танцы со спокойным достоинством - при встрече с этим лебедем просто глупеет на глазах от восторга. Нет, правда, это здорово сыграно: ой, это все мне? Ой, она правда идет ко мне в руки? И изумление на лице, и ресницы хлопают. И преображение принца в этой истории происходит именно на озере - никаких до того душевных терзаний, стремлений неизвестно куда, прописанных во многих редакциях балета. У него все в порядке - и лишь когда влюбится, вот тогда покой и потеряет.

А еще в этом спектакле есть дивные характерные танцы, отрепетированные Аллой Богуславской. (Яркая и остроумная сюита, сочиненная Горским - в том числе блистательный испанский танец, многократно процитированный другими хореографами.) Крохотный, отлично наворачивающий большой пируэт Шут (Денис Толмачев). Неудачливые невесты принца, провожающие взглядом каждый его шаг. Злой гений (Владимир Цал), взлетающий в немаленьких таких прыжках. И все это безусловно надо видеть - просто для того, чтобы вылечиться от мифа о музее, тоске и мумии. В Петербурге? Ну да, в Петербурге - не так уж и далеко. Впрочем, будем надеяться, что и в Москву когда-нибудь привезут.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 10:11 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091803
Тема| Балет, Персоналии, Борис Эйфман
Авторы| Ксения Репсон
Заголовок| Борис Эйфман: Все мои балеты — как дети
Где опубликовано| Postimees (Эстония)
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://rus.postimees.ee/?id=165304
Аннотация|

Один из ведущих хореографов мира Борис Эйфман находится в непрерывном движении и постоянном творческом поиске. Балетмейстер рассказал Postimees о постановке, которую покажет в Таллинне, и о том, что думает об искусстве балета в целом.

Борис, вы известны вольным отношением к персонажам и сюжетам в своих спектаклях. Что вы себе позволили в постановке «Дон Жуан и Мольер», которую покажете 13 декабря в Таллинне? Чем привлекательны для вас были автор и его знаменитое творение?

Если под «вольным отношением к персонажам» вы подразумеваете «произвольное отношение», то это не так. Я всегда с уважением подхожу к литературному первоисточнику. Это не ложно понятый пиетет, а внимание к идеям, философии автора, попытка глубинного анализа этих идей.

Я убежден, что классику сегодня нельзя иллюстрировать. Нужно выводить на сцену современное ее прочтение, пусть даже парадоксальное на первый взгляд. Ведь и Мольер, когда писал своего «Дон Жуана», сумел по-новому представить современникам известный сюжет.

Наверное, у каждого художника есть собственное представление о Дон Жуане, поэтому мы продолжаем ставить спектакли, писать книги и снимать фильмы о нем. А зрители и читатели находят в этих произведениях что-то, созвучное собственным размышлениям о таких понятиях, как любовь, страсть, грехопадение и духовная чистота.

По всей видимости, главное событие для Вас в нынешнем году — это строительство Дворца танца в Петербурге. Какие надежды Вы питаете, какие планы вынашиваете в связи с этим?

Мы начинаем в этом году два очень важных дела. Уже утвержден проект строительства Дворца танца и принято решение об организации Академии танца, для которой тоже будет построено новое здание. Несмотря на кризис, власти Петербурга выделяют средства на воплощение нашей инициативы, ведь Академия — это еще и социальный проект.

Мы хотим со всей России отобрать талантливых детей из детских домов, из необеспеченных семей и дать им возможность на попечении государства получить профессию, состояться в жизни, а затем что-то сделать для своей страны. Очень надеюсь, что в 2011 году мы откроем Академию, которая станет не только новой школой балета, но и поможет найти новые решения в деле помощи общества своим маленьким гражданам.

Что касается Дворца танца, на этой площадке мы будем развивать три основных направления. Классическим танцем будут заниматься люди, которые посвятили свою жизнь «прекрасной старине», реставрации спектак­лей.

Экспериментальная труппа должна стать лабораторией молодых хореографов, куда мы будем приглашать одаренных балетмейстеров из городов России и из других стран. И третье направление — это наш театр, который будет продолжать свои поиски в области психологического балета.

Часто ли вам удается бывать в Петербурге?

Я люблю Петербург и стараюсь как можно больше времени проводить дома. Но, конечно, ездить приходится много. Знакомить зрителей других стран с нашим искусством — это также очень почетная и важная миссия.

Вас называют создателем новой актерской школы. Как вы сами для себя ее характеризуете?

Мне довелось работать с очень одаренными, выдающимися артистами. И сегодня в моем театре заняты замечательные танцовщики, отлично подготовленные технически, умные, артистичные. Но создание какой-то революционной школы никогда не было для меня целью. Я, как зодчий, строю свой художественный мир вместе с актерами, и требую от них прежде всего понимания своих творческих задач.

Что вы можете сказать о нынешнем положении прославленной русской балетной школы? Удерживает ли она свои позиции? Какова ваша доля участия в том, чтобы она жила и развивалась?

Кризис современной хореографии ощущается не только в России, но и во всем мире. Меня часто приглашают в жюри международных конкурсов, и я вынужден констатировать падение творческого и профессионального потенциала у молодых хореографов.

Надеюсь, что наши проекты — и Дворец танца, и Академия, — станут своего рода инкубаторами для появления новой генерации балетмейстеров. Мое поколение не знало таких идеальных условий, которые я хочу создать. И я очень надеюсь, что эти усилия увенчаются успехом.

Классическая хореография, например Петипа, постоянно получает новую жизнь — другие поколения хореографов так или иначе не дают ей пропасть. Появились ли у вас последователи, берущие за основу вашу хореографию? Если да, то как вы к этому относитесь? Если нет, то хотели бы вы такого «продолжения» вашему творчеству?

У меня нет учеников, по крайней мере, пока. Возможно, эта ситуация сродни той, когда дети не хотят продолжать дело своих родителей. Но у нашего театра есть последователи среди молодых хореографов и в России, и за рубежом. Даже радикальные модернисты сегодня заимствуют наш опыт, стремятся к театрализации современного балета.

Какие спектакли никогда не выйдут из репертуара вашего театра? От чего, по вашему мнению, в первую очередь зависит жизнеспособность балета?

Все мои балеты — это мои создания, как дети. Каждому я отдал много сил и труда. Но я не могу не понимать, что время по-разному взаимодействует с произведениями искусства. Какие-то из них очень быстро устаревают, какие-то становятся понятны зрителю только через несколько лет после создания. Это мистический процесс, и здесь нельзя делать предсказания.

Так, балет «Дон Кихот, или Фантазии безумца», поставленный в начале 90-х, сегодня начал жить новой жизнью. Мы сделали новую редакцию этого спектакля — фактически, новое произведение. Думаю, это произошло потому, что тогда, пятнадцать лет назад, тема Дон Кихота не была исчерпана так глубоко, как она того заслуживает.

А сегодня я совсем по-другому вижу этот образ, и мне было очень интересно вновь вернуться к нему. С другой стороны, есть темы и образы, за которые я уже вряд ли стану браться во второй раз.

Как вы воспринимаете своих танцоров — как тела или, например, как кис­ти, краски, ноты?

Танцовщики должны обладать уникальным даром — способностью выразить эмоции через движение. Для меня они не просто исполнители воли хореографа, а творческие партнеры, без которых я не смог бы воплотить свои идеи на сцене.

Что вы можете рассказать о сегодняшних солистах вашей труппы? Где вы их нашли? Чем они отличаются от остальных танцоров балета?

Мы постоянно ведем отбор артистов во всех уголках мира. Важны не только параметры, хотя рост наших девочек в среднем 173-175 сантиметров, а юношей — под метр девяносто. Важно, чтобы эта высота не казалась громоздкой.

Они настолько стройны, пропорциональны, настолько владеют своим телом, что их удлиненные линии не просто производят впечатление, они завораживают. Но все же главное для меня — не их физические данные, а умение глубоко и точно вжиться в роль, перенести на сцену эмоциональный образ героя и заставить зрителей сопереживать его счастью или драме.

Борис Эйфман

· Родился 22 июля 1946 года в городе Рубцовск Алтайского края.
· Хореограф, балетмейстер, с 1977 года создатель и художественный руководитель Санкт-Петербургского государственного академического Театра балета Бориса Эйфмана.
· Лауреат Государственной премии РФ, пятикратный лауреат театральной премии «Золотой Софит», двукратный обладатель премий «Золотая Маска», премии «Триумф», балетной премии «Benois De La Danse» в номинации «Лучший хореограф 2005 года».
· Создал более 40 балетных постановок.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 10:54 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091804
Тема| Балет, БТ, Гастроли, Персоналии, Иван Васильев
Авторы| Наталия Зверко
Заголовок| Иван Васильев: Большой театр – вторая семья
Где опубликовано| DELFI.lt (Литва)
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://ru.delfi.lt/misc/culture/article.php?id=24108396
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В Вильнюс приезжает знаменитая и одна из самых дорогих постановок Большого московского театра – балет "Корсар". На литовской сцене выступят звезды российского балета первой величины, в том числе молодые и многообещающие – Иван Васильев и Наталья Осипова. "Чем прекрасен "Корсар", так это своей масштабностью, кроме того, там очень красивые костюмы и замечательный грим", – отметил в интервью DELFI И.Васильев.

Однофамилец известного артиста балета и хореографа Иван Васильев получил известность довольно рано. В 15 лет он за один год сумел выиграть сразу три международных конкурса, в 16 он стал золотым лауреатом Московского конкурса, а в 17 получил сначала первую премию конкурса «Арабеск» и Гран-при Варны по младшей группе. Его приглашали стать солистом сразу в нескольких престижных балетных компаниях (в их числе и Американского балетного театра), но он выбрал Большой театр и переехал в Москву.

- Иван, Ваша биография географически очень разнообразна. Вы родились во Владивостоке, росли и учились в Украине и Беларуси, а танцуете сейчас на сцене московского Большого театра. Расскажите, как Вы вообще пришли в балет и положен ли конец Вашим странствиям?

- В балет я пришел очень давно, когда мне было только четыре года. Моего старшего брата, которому тогда было шесть лет, собирались отдавать в народный коллектив. В коллектив детей принимали с шести лет, но я побежал вместе с шестилетними, что-то там изобразил и меня взяли.

Вот так я начал танцевать народные танцы, а потом к нам приезжала донецкая труппа с Вадимом Писаревым, они показывали у нас балет «Дон Кихот», после чего я сказал родителям, что хочу заниматься балетом. Мы тогда уже жили в Днепропетровске, и меня уже там отдали в балетную школу. Позже мне посоветовали учиться в Минске, так как там хорошие педагоги, выпускники московских училищ. И в итоге я выиграл конкурс в Москве, и примерно через год дождался звонка из Большого театра, после чего сам Алексей Ратманский пригласил меня в театр.

На сегодня могу сказать, что уходить из театра мне никуда не хочется. Большой театр – мой дом, пока что мне здесь хорошо. Что будет дальше, конечно, сложно сказать, но за границу пока не собираюсь, ведь и сейчас, работая в Большом, у меня есть возможность ездить по другим театрам.

- Вместе с женой балериной Натальей Осиповой Вы выступали и в «Дон Кихоте», и в «Корсаре», о чем критики высказывались достаточно восторженно. А как Вы ощущаете себя внутри этой совместной работы? Легче ли работать с близким человеком?

- Тут двоякая ситуация: в какой-то степени легче, а с другой стороны тяжелее. Мы друг друга все время поддерживаем, помогаем, но тяжесть ситуации в том, что от близкого человека, партнера, ждешь максимальной отдачи. То есть халтурить нельзя. Вот и заставляем друг друга работать на максимум. И пока еще не устали, слава Богу.

А работы много, ведь подготовка, например, нового балета, требует очень большой отдачи, мы практически весь день с утра до вечера проводим в театре. А ведь параллельно, пока ты готовишь новый балет, у тебя вылезают еще работы в других постановках, которые также надо репетировать. Понедельник у нас – законный выходной, но и он не всегда получается выходным.

- Иван, Ваш невероятный прыжок критики сравнивают с техникой самого Вацлава Нижинского…

- Выступлений Нижинского я, к сожалению, не видел, поэтому мне трудно судить (смеется). Но у меня есть кумиры, их много, ведь у многих танцовщиков можно чему-то научиться. Это Васильев, Владимиров, Лавровский из нашего театра, а также Барышников, Нуриев, Карлос Акоста и многие другие.

- А как Вы воспринимаете то, что Вас прямо-таки по-царски начали величать Васильев II?

- Я не в восторге от этого. Я не перенимал корону (смеется). Мы абсолютно разные с Владимиром Викторовичем – он величина, он великий танцовщик, я же другой…

- В Вильнюс Вы приезжаете с балетом «Корсар», чем Вам дорога партия Конрада?

- Над этой ролью, как и над всеми другими я работал с педагогом Юрием Кузьмичом Владимировым. Интересно, что в партию Конрада я влетел в какой-то момент буквально меньше, чем за неделю. Так уж получилось. Да и, если честно, балет этот несложный для артиста, там одно па-де-дё и много мизансцен. А чем прекрасен «Корсар», так это своей масштабностью, кроме того, там очень красивые костюмы, замечательный грим.

-А какая роль Вам близка именно своей драматической составляющей?

- Наверное, это Спартак. Этот балет не просто танцы, а глубокая драматическая роль. Именно этим она мне дорога. Ведь потанцевать-поплясать можно везде, в том числе и на гала-концертах. А вот, чтобы это была глубинная работа над ролью – «Спартак» в моей биографии пока единственный такой балет.

Кроме того, сейчас мы с Наташей работаем над «Баядеркой» в хореографии патриарха Юрия Григоровича, мне дорог этот спектакль. Раньше этот спектакль мы вместе с Наташей танцевали в Новосибирске, а сейчас хотим выйти с ним в Большом театре.

- Что Вы можете рассказать об атмосфере Большого театра, руководство которого не раз заявляло, что хочет делать акцент на молодых артистах. Как приняла Вас труппа?

- Я в Большом театре уже четвертый сезон, и Большой театр для меня – это для меня вторая семья. Люди здесь хорошие, и труппа классная. На самой сцене театра я выступил лишь раз, в 2005 году, когда участвовал в конкурсе, а после его закрыли на реконструкцию, но надеюсь, что и эта сцена скоро откроется.

- Бывали ли Вы ранее в Литве, знакомы ли с литовским балетом?

- Нет, к сожалению в Литве не бывал и литовских постановок не видел… И хотя меня звали сюда часто на гастроли, у меня никак не получалось приехать.

- Чем увлекаетесь помимо балета, способны ли Вас увлечь земные вещи наподобие рыбалки?

- Я очень разноплановый человек и компанейский. Если я на речке, то могу с удовольствием и рыбку половить. Но, к сожалению, свободного времени не так уж много, поэтому таких встреч с друзьями не слишком много. Но друзей люблю, и вообще в хорошей компании почему бы и не посидеть хорошо?

- Спасибо за беседу.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 11:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091805
Тема| Балет, БТ, Гастроли в Вильнюсе, Персоналии,
Авторы| --
Заголовок| Звезды российского балета приехали в Литву
Где опубликовано| ru.DELFI.lt (Литва)
Дата публикации| 20090917
Ссылка| http://ru.delfi.lt/misc/culture/zvezdy-rossijskogo-baleta-priehali-v-litvu.d?id=24099361
Аннотация|

Сегодня утром в Литву на поезде прибыли звезды российского балета – Николай Цискаридзе, Мария Александрова, Наталия Осипова, Иван Васильев и еще около 100 балерин и танцовщиков Большого театра.
19-20 сентября в Вильнюсе будет показана знаменитая и одна из самых дорогих постановок Большого московского театра – балет "Корсар". На литовской сцене мы сможем лицезреть звезд российского балета первой величины, в том числе молодых и многообещающих.





Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 11:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091806
Тема| Балет, МТ, "Конёк-Горбунок", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Конек ходит буквой «г»
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/78644/review/293553/
Аннотация|

Мариинский театр начинает сезон «Шурале», реставрированным спектаклем полувековой давности, и «Коньком-Горбунком» в постановке Алексея Ратманского. Выглядит как вызов. Поскольку последние годы Мариинка по такому случаю ставила в афишу туристическую открытку «Лебединого озера»: русский балет, Чайковский, пушистые пачки, 32 фуэте и так далее. Это было банально, но надежно: все по крайней мере понимали, о чем речь. А сейчас?

«Конек-Горбунок», безусловно, симпатичный спектакль. Как вообще все, что так или иначе связано с Алексеем Ратманским, самым обаятельным персонажем современного русского балета. Ратманского любят, любят даже его малоудачные работы. К которым «Конек-Горбунок», увы, несомненно, ­принад­лежит. Это сравнительно молодой спектакль, ему еще и года не исполнилось, а подробности уже выветрились из памяти. По крайней мере из моей, хотя не думаю, что она стала хуже: я вот, например, прекрасно помню даже летучие детали одного из самых первых балетиков Ратманского под названием «Взбитые сливки». А «Конек-Горбунок» осыпался, как будто был наклеен старым клеем.

Повторю, это не плохой спектакль. Два с лишним часа вовсе не будут потрачены зря. В «Коньке-Горбунке» много классно придуманных штук. Некоторые даже и с фигой в кармане. Например, кортеж дурковатого царька на троне напоминает о перекрытых городских трассах. А еще Ислом Баймурадов в образе царского советника — он как будто изумительно репетирует роль Яго, которая, вероятно, никогда не будет для него сочинена. В остальном все более или менее по Ершову, слег­ка приправленному Салтыковым-Щедриным (и озвученного Щедриным Родионом). С некоторыми длиннотами в виде цыганско-еврейских дивертисментов, во время которых рука сама тянется за конфетой в шуршащей бумажке. Перед премьерой усиленно рекламировали участие в спектакле инженерного ­театра «АХЕ», который занимался дизайном. Я сама, помнится, рекламировала — покажите того, кто в Петербурге не знает и не любит «ахейцев». Так вот, здесь на их фирменные трюки рассчитывайте в последнюю очередь. Оформление «Конька» отсылает к Малевичу с его супрематическими крестьянами, ­составленными из цветных плоскостей, а о традиционном «АХЕ» не напоминает ничего. Ну и наконец: стоит ли тащить на спектакль-сказку ребенка? Если верить скандинавским дизайнерским магазинам, дети такое — холодное и яркое — должны любить. Но что-то мне такие дети не попадались. Наверное, они должны быть шведами.

То, что «Коньку-Горбунку» — неплохому, но очень невнятному спектаклю — доверили открывать сезон, вероятно, выражает стилистическую растерянность нынешнего руководства театра. Предыдущий сезон Мариинский балет в известной степени держался инерцией, заданной уволенным главой балетной труппы Махаром Вазиевым (при котором, кстати, в Ма­риинке и начали культивировать хореографию Ратманского). Следующие па придется выплясывать собственными ногами.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20578
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Сен 18, 2009 11:37 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009091807
Тема| Балет, Театр им. Станиславского и Немировича-Данченко, "Чайка", Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Птичий базар
Где опубликовано| "Афиша"
Дата публикации| 20090918
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/73245/review/293554/
Аннотация|

Новый сезон в балете принято открывать какой-нибудь птицей. Чаще всего «Лебединым озером» с прима-балериной. Это ритуал. Аграрное моление об урожае, свойственное языческим культурам: чтоб гастроли не отменились, примадонны не передрались, хореографа не пришлось увольнять раньше окончания контракта — и чтоб была за это «Золотая маска», а лучше не одна. Вот Мариинский театр, например, в этом году открывает балетный сезон «Шурале» по мотивам сказки про птиц. А Театр имени Станиславского показывает на старте помимо прочего «Чайку» в постановке Джона Ноймайера. Это очень неплохой способ потратить вечер в театре.

Когда вам еще до завидного мало лет, например, двадцать, то Джон Ноймайер чудовищно раздражает. Неторопливостью, профессорской обстоятельностью, претензиями, философскостью, подплывающей к глазам, любовью к Малеру. Единственное, что в нем удивляет, когда тебе двадцать, это то, как американцу удалось стать таким невозможно стопроцентным немецким немцем. Про него и пишут даже «немецкий хореограф Джон Ноймайер», хотя с фактической стороны это подкреплено только директорским креслом в Гамбургском бале­те. С возрастом Ноймайер почти не меняется, но отношение к нему — безусловно. Десять лет спустя его симфонии на ­му­зыку Малера все еще кажутся мне адским занудством, но вот «Чайка» — как ее можно было когда-то не любить? Это длинный, неторопливый спектакль, как сказал бы Набоков, с судьбой, любовью, типами и разговорами. С атмосферой, короче говоря. Не спеша разматываются нити сюжета, а кульминации скорее похожи на оргазм в супружеской спальне. Это классическое произведение «немолодого мастера». Человека на склоне. На всем разлит мягкий послеполуденный свет с длинными ­тенями. А в картине мира все еще оставлено место сомнениям, неуверенности. Это человек с ясным взглядом и опытным ­почерком, но он далеко не всегда знает, «как надо», — и это в его «Чайке» самое пленительное. Все эти запинки и заминки, заменяющие пресловутые «чеховские паузы».

Прекрасный старт сезона для театра с амбициями, а их у Театра Станиславского хоть отбавляй. Они соразмерны тому факту, что на соседней улице стоит Большой театр. И это ­бо­дание двух гигантов обещает сезону нешуточную интригу. Из блеклой коробки с пением и танцами Театр Станиславского, сменив руководство, превратился в чрезвычайно задиристую, внятную и очень энергичную труппу. «Чайка» на старте тоже выбрана не случайно — такого спектакля ни у кого в России больше нет, и это явно не тот спектакль, который понравится, например, человеку, с одобрением отведавшему танцев ­Анас­тасии Волочковой. Протоптать дорожку к этому подъезду на Дмитровке — безусловно, главное, что вам предстоит сделать в будущем сезоне.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 3 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика