Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
БОЛЬШОЙ ТЕАТР. Сезон 234.
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Музыкальное фойе
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 11:51 am    Заголовок сообщения: БОЛЬШОЙ ТЕАТР. Сезон 234. Ответить с цитатой

Итоги СЕЗОНА 233.
МАКВАЛА КАСРАШВИЛИ, управляющая творческими коллективами оперной труппы БТ.

Интервью с сайта Е. С. Цодокова OperaNews.Ru .



05.07.2009. (Опубликовано 8 июля)
Маквала Касрашвили: «В Большом будет молодежная программа».

Сегодня мы предлагаем нашим читателям интервью с выдающейся певицей, солисткой Большого театра, народной артисткой СССР Маквалой Касрашвили. В настоящее время она совмещает певческую карьеру с административной – является управляющей творческими коллективами оперной труппы Большого театра. Это добавляет интереса к нашей беседе, ибо кроме чисто художественных вопросов, мы получили возможность побеседовать и с одним из руководителей оперы нашего главного театра, сейчас переживающей не лучшие времена: мало новых постановок, мало и текущих спектаклей в афишах. Конечно, во многом виною тому экономический кризис, проблемы с реконструкцией театра и другие организационные проблемы, которые всегда есть у такого рода огромных коллективов. Тем не менее, услышать мнение как бы «изнутри» театра весьма любопытно.




Маквала Филимоновна, в первую очередь хотелось бы поблагодарить Вас за то, что нашли время для встречи: Вы действующий администратор и активно поющая солистка, и мы понимаем, что это совсем было не просто сделать.

Да, время приходится выкраивать. Но я рада побеседовать с представителями вашего журнала, поскольку в России, увы, так и нет до сих пор профессионального чисто оперного издания. Считаю, что это большой недостаток – наши российские оперные певцы и оперные театры заслуживают того, чтобы их деятельность освещалась в прессе более всесторонне, чтобы был серьезный, профессиональный анализ творчества.

Мы пытаемся компенсировать недостаток такой информации. Тем более, что Интернет сейчас развивается активно, молодежь особенно – вся там, поэтому мы прилагаем всяческие усилия на развитие этого направления.

Да, в Интернете это особенно важно. Ибо там – много анонимной, безответственной информации проходит.

Очередной, 223 сезон Большого тетра подходит к концу. Испытываете ли Вы удовлетворение его итогами?

Говоря об итогах, начну с премьеры «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии». Опера была поставлена главным дирижером нашего театра Александром Ведерниковым и известным режиссером Эймунтасом Някрошюсом и впервые показана в городе Кальяри, на острове Сардиния в апреле прошлого года. А с осени эта работа уже как совместная российско-итальянская постановка вошла в репертуар Большого театра. Вам, конечно, известно, что о режиссуре разные мнения высказывались. Многие хорошо помнят светлановскую постановку этой оперы на основной сцене Большого более двадцати лет назад и сравнивают…. Как руководителю оперной труппы мне не удобно давать оценку нынешнему спектаклю. Скажу лишь: мне всегда казалось, что центральная партия Февронии написана для сильного, драматического сопрано, тем более что оркестровка Римского-Корсакова по мощи близка к вагнеровским операм. Не случайно в прошлые годы ее пели Тамара Милашкина, Галина Калинина, ваша покорная слуга… В нынешний спектакль введены голоса более легкие, более лирические. Такой вариант вполне допустим. С другой стороны, во всех партиях этой оперы нет высоких, крайних нот, они написаны преимущественно для среднего регистра, а озвучивать центр должен крупный, сильный голос, гармонично вливающийся в оркестровку и композиторские интонации. Надо также иметь в виду, что на новой сцене, где все последние годы идут спектакли Большого театра, ощущается акустический дисбаланс между сценой, оркестровой ямой и зрительным залом. При такой акустике голоса, особенно лирические, легкие, выхолащиваются, теряют свою индивидуальную окраску. Это проблема, которую пытаются решить дирижеры, но не всегда удается. Этим, возможно, объясняются некоторые упреки со стороны критиков. Хотя, на мой взгляд, музыкальная сторона новой постановки – на хорошем уровне. Последние спектакли, прошедшие уже в мае этого года, показывают, что баланс между оркестром и певцами постепенно выравнивается, голоса звучат ярче, чем на премьере. Что касается режиссуры, то мне лично кажется, что здесь не хватает русского духа, столь важного для такой глубоко национальной оперы. Это мое личное субъективное мнение. К сожалению, не состоялась запланированная на весну премьера оперы «Отелло». Причина исключительно финансовая, связанная с экономическим кризисом, а не творческая, как пишут некоторые критики, мол, «некому петь партию Отелло». У нас есть кому петь – это Бадри Майсурадзе и Виталий Таращенко, но постановка требовала огромных, астрономических денег, а в условиях кризиса приходится экономить.

Театр вернется к этому проекту позднее, когда финансовая ситуация выправится?

Мне лично кажется, что «Отелло» обязательно прозвучит на сцене Большого театра. Были мысли дать оперу в концертном исполнении, но потом отказались, в частности, предвидя неадекватную реакцию нашей критики и желтой прессы, охочей до всяких нелепых интерпретаций происходящего в Большом. Надеюсь, к этой идее еще вернемся. Как я сказала, у нас есть замечательные исполнители главной партии, они успешно ее исполняли в европейских театрах, находятся в хорошей форме и будет обидно, если им не доведется выступить на сцене родного театра, коего солистами они являются.

Но, кажется, Бадри Майсурадзе – тенор не драматический, а скорее лирико-драматический?

Чисто драматические тенора в наше время практически не встречаются. Я хочу сказать, что многие известные певцы начинали как лирические тенора, например, Анджапаридзе, Соткилава, а потом переходили на репертуар драматических теноров. Да и другие голоса. Я помню, у нас в театре был Алексей Большаков – ультралирический баритон, но он пел Риголетто и при том весьма успешно, прекрасно пел! Все зависит от мастерства, техники, подачи звука, от внутренней музыкальности и интеллекта, от артистизма и харизмы певца, от того, есть ли в нем нечто такое, что он способен выразить. По природе своего голоса Майсурадзе все же больше тяготеет к репертуару драматического тенора. Он, кстати, успешно пел в Большом партию Радамеса, с которой могут совладать только крепкие тенора. Когда ему в первый раз предложили спеть Отелло, он поначалу сомневался, получится ли у него эта очень сложная партия, поделился своими сомнениями с Вишневской. Галина Павловна дала мудрый совет: «В музыке все уже выражено композитором, достаточно петь, не пережимая, и не поддаваясь эмоциям так сказать, «петь с умом» - передавать только то, что хотел сказать композитор». Я думаю, это должно быть правилом для всех певцов. Оно особенно применимо к партии Отелло, которая провоцирует исполнителя на излишние страсти и эмоции.

Майсурадзе числится солистом Большого театра, но выступает здесь крайне редко.

Бадри очень востребован за границей, где и поет большую часть времени. Кроме того, он в основном специализируется на итальянском классическом репертуаре – Верди, Пуччини, веристы и т.д. На сцене Большого театра он поёт в основном итальянский репертуар.

Чем еще запомнится этот сезон Большого?

Активным вводом молодых и зрелых солистов театра в новые для них спектакли, особенно во второй половине сезона. Елена Зеленская спела заглавную партию в «Турандот», Олег Кулько выступил в партиях Германа и Самозванца, Светлана Шилова - спела партии Марины Мнишек и Любаши, Марина Лапина – выступила в партиях Абигайль и Турандот. Певцы должны регулярно выходить на сцену. Если у них долгое время нет практики выступлений, нет перспективы творческого роста. Я всегда перед собой вижу задачу: помогать, особенно молодым и перспективным, раскрыть свой потенциал. Надо смело доверять молодым. Не так давно в Большом зале консерватории прошел концерт оркестра Большого театра, где исполнялся первый акт оперы «Травиата», и в партии Виолетты очень успешно дебютировала Анна Аглатова. Для нее это выступление стало важным творческим этапом. Вспоминаю, как я сама впервые в 27 лет спела Тоску. Вокруг было много разговоров, что, мол, еще молода для такой партии, может сломать голос и т.п. На все эти стоны Борис Александрович Покровский ответил: «Касрашвили больше лет, чем Тоске». Конечно, тогда эта партия Тоски была для меня очень сложная.

Но Вы успешно преодолели трудности.

Чтобы преодолевать естественные для молодого артиста трудности, мало одного голоса. А еще есть и голова. Необходимо овладевать разными качествами, без которых нельзя успешно выступать на оперной сцене. Преодоление сложностей, с которыми я столкнулась, дебютируя в «Тоске», помогли мне в дальнейшем творчески расти, набираться мастерства, и, слава Богу, я уже 43 года на сцене Большого и все еще могу петь такие сложные партии как Тоска и Турандот. Если не доверять молодым, не предоставлять им возможности реализовать свои способности, то можно легко загубить талант.

Как и кем в Большом решаются вопросы по составу исполнителей?

Перед каждой новой постановкой музыкальный руководитель и режиссеры предлагают кандидатуры и устраивают прослушивание. В прослушиваниях участвуют как солисты театра, так и певцы, приглашаемые со стороны. Стараемся задействовать в первую очередь своих солистов. В спектаклях нашего театра нередко поют и певцы из других российских театров, из-за рубежа – как приглашенные солисты.

На какой срок осуществляется планирование по составам? На Западе многие театры знают на пятилетку, кто и в какой день у них будет петь.

У нас на сезон планируется, не больше, поскольку у нас есть постоянная труппа, у нас репертуарный театр. На Западе, где на главных партиях только гастролеры, там, конечно, они хотят уверенности, стабильности на более длительный срок. Мы не стремимся перейти на такую практику, в репертуарном театре есть свои преимущества. Да и по финансовым соображениям пока не можем себе этого позволить.

По нашим наблюдениям, в афише театра мало оперных спектаклей, скажем, в марте – всего пять, в июне – такая же картина. Почему так?

Не вы первые это заметили. Этот вопрос обсуждается в театре, и, надеюсь, ситуация будет исправлена. Но что касается конкретно июня и остальных летних месяцев, то оперная труппа активно гастролирует. Мы только что возили в Японию «Евгения Онегина» и «Пиковую Даму», в театр «Ла Скала» везем «Евгения Онегина», а еще предстоят выступления на фестивале в Словении. Возим русские оперы, поскольку Большой интересен в мире именно этим – эталонным исполнением русской классики. Хотя мы вывозили на гастроли за рубеж и такие шедевры западноевропейской оперной классики как «Турандот», «Аида», «Макбет» и был громадный успех.

Где и как Вы находите молодое пополнение в оперную труппу? Раньше ведь были всесоюзные конкурсы в труппу, в несколько туров и т.п.

Это сегодня проблема. К сожалению, многие талантливые певцы боятся идти в Большой, возможно, считая, что не смогут соответствовать высоким требованиям нашего театра. Чтобы решить проблему, планируем развивать молодежную программу, может быть, восстановим стажерскую группу, которая когда-то была в нашем театре, будем искать таланты и в Москве, и в других городах. Я считаю, и, думаю, не только я одна так считаю, что в Большом театре должны петь лучшие… Еще рано говорить о деталях этого проекта, но, надеюсь, вы скоро обо всем узнаете – это будет наподобие молодежной программы «Метрополитен». Если состоится эта программа, мы будем и сами заниматься поиском молодых дарований, и не только в Москве, но и по всей России. Конкурсов в труппу не проводим. Но устраиваем кастинг на каждую новую постановку. Те, кто успешно выступают в новых спектаклях, потом могут получить приглашение и в штат. У этой проблемы есть и другой аспект. Действуют штатные ограничения, и мы часто не можем пригласить талантливого певца или певицу за неимением свободной вакансии. В то же время есть артисты, которые давно работают в театре. В свое время они заслуженно пришли и хорошо работали, но время идет….Нынешнее трудовое законодательство мало чем отличается от советского, и совсем не просто уволить или перевести на пенсию кого-либо, кто уже не может держать форму, теряет уровень профессионализма.

Как сочетается работа артистов в репертуарном театре с гастрольными соблазнами?

У нас многие работают по контракту в зарубежных и российских театрах, и когда формируем планы по составам, всегда просим солистов обозначить сроки своих гастрольных выездов, заранее. Если просят освободить какое-то время для гастролей, то мы, по возможности, идем им навстречу.

Кого за годы своего руководства оперной труппой Вы можете назвать наиболее ценными приобретениями?

Прежде всего это Екатерина Щербаченко, которую я сначала рекомендовала на постановку «Войны и мира» и Анна Аглатова, которую брали для участия в постановке «Фальстафа». Последнюю я сначала слышала в классе Рузанны Лисициан, она мне очень понравилась, и я ее рекомендовала. Они обе совсем молодые: Щербаченко закончила Московскую консерваторию, а Аглатова еще тогда была студенткой. Обе очень успешно выступили в партиях, на которые их приглашали, но в штат были зачислены не сразу, по прошествии нескольких сезонов, уже спев несколько ведущих партий. Еще приобретение, я считаю, это Эльчин Азизов, выпускник центра Вишневской, баритон с ярким тембром и сценическим темпераментом, что всегда большая редкость. Сейчас со штатными солистами тоже заключается контракт от одного до трех лет с возможным продлением, а не как раньше – пожизненно. Это большое преимущество – если человек себя оправдывает, творчески стабилен, растет, мы продлеваем с ним договор.

Поддержание вокальной формы – персональная забота вокалиста или театр что-то делает для этого?

В общем-то поддержание профессиональной формы – это первостепенная забота самого солиста. Как правило, все они продолжают ходить к своим консерваторским профессорам или частным педагогам. Но если возникают какие-то трудности, я тоже с ними занимаюсь, слушаю, стараюсь что-то подсказать, помочь. Кроме того, необходимо вовремя поддержать молодого солиста, у многих ведь бывает заниженная самооценка, слишком требовательны к себе, или просто боятся, не верят в собственные силы.

А с завышенной самооценкой часто приходится сталкиваться?

Бывает…

А как Вы оцениваете молодежь – не только в Большом театре, вообще. Чего не хватает молодому поколению?

Увы, элементарных профессиональных навыков не хватает. Очень часто оканчивают консерватории, так и не научившись петь по-настоящему. Выпускник должен владеть профессией, а мастерство нарастает уже в процессе творческой деятельности. Но минимум должен быть: полный диапазон, выровненные регистры. А это, увы, бывает очень редко. Хороших, перспективных голосов немало, но многие недоученные, с изъянами. Если данные феноменальные, мы иногда идем на риск, берем даже таких людей, потом правда с ними много проблем – приходится учить, доводить до кондиции уже что называется в условиях производства. А это совсем непросто – и человеку такому самому тяжело, прежде всего, психологически, потому что он видит, что хотя и числится в театре, а не у дел, нельзя его еще на сцену выпускать. Но некоторые такие рисковые варианты дают результат: человек начинает расти, учится, совершенствуется. Если голова на плечах есть – то все получится.

Недоученность – проблема в большей степени учеников или учителей?

Трудный вопрос. Это все взаимосвязано. Иногда хороший педагог никак не может найти подход, установить контакт, научить, что-то передать ученику. Но мне кажется, что все-таки в большей степени проблема в учениках – в их хваткости, внимательности, восприимчивости, в желании учиться. Для обучения вокалу тоже нужна особая голова, особая предрасположенность: не только голос, как физиологическая данность, но и вокальные мозги.

Вы занимаетесь с Вашими молодыми солистами, пестуете их, а потом они уезжают за границу, оставляют Большой театр. В советские годы Большой – это была вершина карьеры любого отечественного вокалиста. Теперь ситуация иная.

И сегодня многие почитают за честь спеть в Большом. Это улица с двусторонним движением. Да, от нас уезжают, но и к нам приходят солисты. Петь в Большом – это по-прежнему престижно. И певцы уровня, скажем Фурланетто, который выступал у нас в «Набукко», пели и будут впредь петь в спектаклях Большого.

Кого в труппе сейчас не хватает, каких голосов?

В выдающихся голосах всегда есть недостаток. Если даже в труппе десять сопрано, но появился новый, выдающийся голос, мы должны приглашать, привлекать и не упускать. Традиционно испытываем дефицит крепких драматических голосов – впрочем, как и все театры, это общая проблема. Я бы пригласила какую-нибудь яркую певицу на Кармен. Хороший лирический тенор бы тоже не помешал.

Ваша команда – Иксанов, Ведерников, Касрашвили – в Большом уже почти целое десятилетие. Эпоха, можно сказать! Какие проекты можете отнести к наиболее удачным?

Сделано очень много. Наиболее удачные постановки, на мой взгляд, это – «Адриенна Лекуврёр», «Турандот», «Огненный ангел», «Евгений Онегин», «Пиковая Дама», «Летучий Голландец». Первая опера была особенно ценна замечательной музыкальной работой театра, сам же спектакль – очень красивый, это перенос из «Ла Скала». Две другие – постановки талантливейшей Франчески Замбелло. В чем-то можно с ней не соглашаться, но мне кажется, это были вехи в истории театра. «Евгений Онегин» - очень удачный спектакль. Я много пела эту оперу, в самых разных театрах вплоть до «Метрополитен», тоже придерживаюсь классических традиций. Может быть я пристрастна, поскольку сама пою в постановке Чернякова. Никогда не предполагала, что буду петь партию второго плана. Но Черняков меня убедил: он сказал, что хочет создать образ Лариной, в котором сильно драматическое начало. Работая в этом спектакле я получаю огромное творческое удовлетворение. С режиссерской профессией в опере сейчас непросто. Покровский, который остается для меня непревзойденным оперным режиссёром, очень бережно относился к музыкальной драматургии композитора, как бы новаторски не были его постановки. Его «Руслан и Людмила», «Мертвые души», «Игрок», «Отелло», «Млада», «Орлеанская Дева» - подлинные вершины оперной режиссуры. Как он работал с певцами!!! У Дмитрия Чернякова есть свой почерк, его постановки всегда узнаваемы. Как мне кажется, его новое прочтение «Евгения Онегина» очень талантливо, интересно сделано и убеждает. Его работа очень тщательная, он работал над каждым поворотом глаз, головы, над каждым жестом, и это сотворчество доставило огромную радость всем участникам спектакля.

Что нас ждет в следующем сезоне?

Впервые в Большом будет поставлен «Воццек» Альбана Берга, над этим спектаклем работают Черняков и дирижер Теодор Курентзис – это осенняя премьера. А весной в репертуаре тоже впервые появится «Летучая мышь». В более отдаленной перспективе появится «Дон Жуан».

«Воццек» - хороший выбор для Большого? Это же очень сложная музыка – и для исполнения, и для восприятия.

Да, это очень сложная опера. Это будет эксклюзив, но это и очень интересная работа для солистов оперы Большого театра и подарок для знатоков и ценителей оперы.

Что Вы скажете относительно приглашения Михаила Фихтенгольца в Большой театр на планирование оперного репертуара?

Я думаю, что это хорошая идея. Я знаю его как профессионала, очень хорошего музыканта, с огромной эрудицией, и понимающего в опере. Один из его последних проектов – генделевский «Роланд» - это был высочайший класс. Если он принесет в Большой новые идеи, новый разнообразный репертуар – это будет замечательно.

Если бы Вы планировали репертуар, каким Вы его видите в Большом в идеале?

Русский репертуар должен доминировать – это лицо Большого театра: мы должны ставить русскую классику. Я бы хотела, чтобы появлялись не только признанные шедевры, но и что-то забытое, возможно, незаслуженно забытое из отечественного репертуара. Пример постановок «Млады» и «Орлеанской девы» в 1980-х говорит в пользу этой линии: это были очень удачные работы, и музыка, как выяснилось – гениальная! А не исполняется! Думаю, надо будет в перспективе восстановить эти спектакли, тем более, что это замечательные работы Бориса Покровского. Надеюсь, появится из русской классики что-то такое, что никогда не ставилось в Большом. В отношении западного репертуара могу сказать следующее. Я всю жизнь пела Верди и Пуччини, и я привержена, конечно, этому репертуару – это фундамент оперного театра, мне бы хотелось, чтобы произведения этих композиторов больше были представлены у нас. Например, в Большом никогда не ставилась «Манон Леско» - а ведь произведение прекрасное во всех отношениях! Оперы эпохи бельканто также у нас редко ставятся – незаслуженно редко.

Ходите в Москве в другие оперные театры? Что-то задело: понравилось или может быть наоборот?

Стараюсь ходить, хотя с моей загруженностью это совсем не просто. В Театре Станиславского слушала «Лючию», была потрясена работой Хиблы Герзмавы: это бесспорная удача, думаю, что она – одна из лучших исполнительниц этой партии и не только у нас. Неизгладимое впечатление произвела на меня и ее Виолетта. Прекрасная певица, и все время растет в своем мастерстве, дошла уже до больших высот.

Не планируете пригласить ее на какие-то выступления в Большой?

Мы планировали несколько лет назад пригласить ее на постановку «Травиаты», но из-за сложностей с режиссером-постановщиком этот проект вообще не состоялся к сожалению. А вообще я с удовольствием видела бы Хиблу на сцене Большого.

Гастроли «Ла Скала» на сцене Большого все-таки состоятся?

Обязательно. Когда откроется основная сцена после реставрации, будут большие гастроли миланской оперы. А пока мы везем к ним своего «Онегина».

Ваш прогноз развитию оперы в мире.

Думаю, и на Западе, и у нас уже все «наелись» радикальных постановок, сыты переносами из эпохи в эпоху, какими-то изощренными вещами. Поэтому, мне кажется, уже наметился поворот к традиции, к возвращению к классическим постановкам. И это не может не радовать. Режиссеры должны уметь находить новое, не разрушая старого, не разрушая музыкальные произведения как таковые.

Беседовали Владимир Светозаров и Александр Матусевич

На фото:
Маквала Касрашвили

URL: http://www.operanews.ru/09070505.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 15, 2009 12:34 pm    Заголовок сообщения: Последняя ошибка г-на Ведерникова Ответить с цитатой

Большие перемены
Главный дирижер Большого театра Александр Ведерников решил покинуть свой пост
Ирина Муравьева
"Российская газета" - Центральный выпуск №4952 (128) от 15 июля 2009 г.

Александр Ведерников рассказал о проблемах Большого театра на миланских гастролях.
Фото: Прасолов Олег


В день открытия гастролей Большого театра на знаменитой миланской сцене Ла Скала в российских СМИ появилась информация о том, что главный дирижер Большого театра Александр Ведерников из-за разногласий с руководством театра покинет свой пост, как только занавес закроется на последнем представлении "Евгения Онегина".

Сделать официальное заявление о своем расторжении контракта с Большим театром, срок которого истекает в июне 2010 года, маэстро Ведерников намерен 17 июля, по возвращении из Милана в Москву.

Между тем вопрос о расторжении контракта между Большим театром и Александром Ведерниковым, занимавшим пост главного дирижера с 2001 года, не является неожиданностью. В музыкальных кругах все последние сезоны бурно обсуждалась тема кризиса оперного хозяйства Большого театра. Ведерников пришел в театр с идеями реформирования творческого процесса на старейшей музыкальной сцене России. Одной из его задач было сдвинуть работу труппы к западной модели, когда на новую постановку путем кастинга набирается исполнительский состав. Однако в российском театре, базовой ценностью которого всегда являлась постоянная труппа, преобразования в таком направлении не могли осуществиться мгновенно. Россия, пожалуй, единственная страна в музыкальном мире, где все еще актуальна постановка вопроса: где ты работаешь? Сегодня Ведерников обращает свои претензии к руководству театра, ссылаясь на его бюрократизм и архаичность в организации дела...

Конечно, если вспомнить приход Ведерникова в театр, то его попытки модернизации, хотя бы на репертуарном уровне, действительно были наглядными: обновление, иногда даже скандальное, афиши - "Дети Розенталя" в постановке Някрошюса, современный "Евгений Онегин" Чернякова, российская премьера "Похождения повесы" Стравинского, изыскательская работа по восстановлению полной версии партитуры "Руслан и Людмила" Глинки, появление прокофьевского цикла - "Огненный ангел", "Война и мир", "Любовь к трем апельсинам", "Золушка"...

По составу солистов Большой театр оказался давно уже "позади планеты всей". Нет ни собственных Ленских, ни Германа, ни таких меццо, которые, подобно Образцовой или Архиповой, собирали бы аншлаги в зале. Крупных дирижерских имен за пультом оркестра Большого театра тоже в последние восемь лет не наблюдалось - договоренность с Юрием Темиркановым занять место главного приглашенного дирижера Большого театра не осуществилась. Только разве Михаил Плетнев дебютировал в "Пиковой даме" Большого в качестве театрального дирижера.

Директор театра Анатолий Иксанов всегда придерживается крайне нейтральной позиции и никаких разногласий с Ведерниковым не озвучивал. Разумеется, решать такое количество вопросов, которое возникает по ходу художественной и организационной работы в театре, одно лицо не в состоянии (единственным исключением в мире является Гергиев в Мариинке). Поэтому планируемая на ближайшие пять-семь лет структура, которая должна заработать в Большом театре в предстоящем сезоне - в "тестовом" режиме, предполагает менеджерское управление. Известно, что в театре пока не планируют вводить фигуру главного дирижера. Вместо Ведерникова здесь появится коллегия из пяти известных в мире музыкантов: Владимир Юровский, Александр Лазарев, Кирилл Петренко, Теодор Курентзис и Василий Синайский.

Прямая речь
Александр Ведерников, главный дирижер Большого театра России:

- Мое решение - это не экспромт, время для него пришло. Почему я сказал об этом накануне гастролей в Ла Скала: с точки зрения творческих показателей, эти гастроли, проходящие с огромным успехом, можно рассматривать как итог моей деятельности в театре. Дело в том, что с течением времени мне все сложнее стало выполнять в театре свои задачи и выдерживать давление со стороны бюрократии, которое постоянно усиливается. Все решения здесь принимаются людьми, не имеющими отношения к музыке, и я не могу нести личную ответственность за результаты этих решений. Сфера творческого планирования полностью находится в компетенции дирекции, и только здесь решают, какие спектакли будут идти в репертуаре, а какие нет. Конечно, мне жаль принимать такое решение, тем более что творческие силы театра находятся сегодня на таком уровне, что им любое произведение по плечу. Но то, что происходит здесь, показательно для любой ситуации, связанной с идеей реформ. Когда приходит новое руководство, оно ищет опору в единомышленниках, готово идти на эксперименты, риск. Но потом начинает действовать аппаратная логика, и уже главное - чтобы все катилось своим чередом. Что касается творческих коллективов - хора и оркестра, то у меня с ними сложились теплые отношения. Надеюсь, они сохранятся. В последнее время в отношении Большого театра всех волнует только одно - реконструкция. А здесь скопилось много творческих проблем, и я своим жестом хотел привлечь к ним внимание. Мне кажется, что театр выбрал тупиковый путь. Создание дирижерской коллегии - это безнадежная идея, возникшая от того, что бюрократам нечего больше создать.

Анатолий Иксанов, генеральный директор Большого театра России:

- Единственная ошибка Александра Ведерникова, что он озвучил свое решение перед такими ответственными гастролями театра в Италии. Но наш коллектив настолько профессиональный, что его трудно сбить с толку. Мы обсуждали эту ситуацию с Ведерниковым еще в прошлом году, и я попросил его остаться. Сегодня мне представляются многие его суждения просто удивительными. У нас с ним не было никакого конфликта: просто оказалось, что у нас разное видение перспектив развития театра. Я сторонник репертуарного театра, сторонник развития труппы. Это важная для меня идея, и осенью мы запускаем Молодежную программу Большого театра, поскольку я думаю о том, с какими артистами мы выйдем в 2011 году на отреставрированную историческую сцену Большого театра. Также я всегда считал, что с оркестром Большого театра должны выступать ведущие дирижеры, а не случайно приглашенные люди. И коллегия - это моя идея: мы приглашаем в театр крупные имена, известные на Западе. Нам важно, чтобы они работали на российском музыкальном поле. Ведерников сравнительно молодой человек, и он искренне убежден, что все должно получаться сразу. Так не бывает. Я постоянно поднимаю тему о несовершенстве наших законов в сфере культуры. Но мы должны им следовать! Большой театр - это не остров в воздушном пространстве. Сегодня я уверен в главном, что мы откроемся в ноябре 2011 года! Только что мы получили подтверждение Ла Скала, что их хор и оркестр приедут к нам на открытие. А новая молодежная программа поможет нам быть полноценной труппой, работающей на двух сценах.

URL: http://www.rg.ru/2009/07/15/bolshoy.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
LexaDstyle
Новичок
Новичок


Зарегистрирован: 11.04.2009
Сообщения: 6

СообщениеДобавлено: Ср Июл 15, 2009 8:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

спасибо за инфу Smile.

_________________
Качественная и разнообразная одежда для полных, обращайтесь к нам.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 17, 2009 11:20 am    Заголовок сообщения: Пожалуйста:) "Воццек" и "Дон Жуан" Ответить с цитатой


15.07.2009, 17:56


Большой остается без главного дирижера и призывает лучших - в их числе и наш Курентзис



Самый известный в мире театр оперы и балета, Государственный академический Большой театр на днях останется без главного дирижера.

Такое заявление главный дирижер Большого Александр Ведерников сделал накануне, во время гастролей театра в Италии. Сразу после окончания гастролей, 17 июля он перестанет занимать свою должность.

Поводом для ухода, по словам самого Ведерникова, послужили некоторые разногласия с администрацией Большого.

В частности, Ведерников недоволен творческой политикой театра, по которой ближайшие несколько сезонов Большой будет работать с приглашенными специалистами. Дирижер утверждает, что такая система приведет к потере лица театра.

Показательно, что о своем решении Ведерников заявил через день после того, как генеральный директор Большого театра рассказал о планах на следующий сезон. В этих планах значилось более активное сотрудничество с другими известными дирижерами – Василием Синайским, Владимиром Юровским, Теодором Курентзисом и, что может быть всего важнее, бывшим главным дирижером Большого театра Александром Лазаревым, сообщают Вести.ru.

Вопрос о расторжении контракта между Большим театром и Александром Ведерниковым, занимавшим пост главного дирижера с 2001 года, не является неожиданностью. В музыкальных кругах все последние сезоны бурно обсуждалась тема кризиса оперного хозяйства главного театра России, сообщают Новые известия.

Ведерников пришел в театр с идеями реформирования творческого процесса на старейшей музыкальной сцене России. Одной из его задач было сдвинуть работу труппы к западной модели, когда на новую постановку путем кастинга набирается исполнительский состав.

Однако в российском театре, базовой ценностью которого всегда являлась постоянная труппа, преобразования в таком направлении не могли осуществиться мгновенно. Россия, пожалуй, единственная страна в музыкальном мире, где все еще актуальна постановка вопроса: где ты работаешь? Сегодня Вечерников обращает свои претензии к руководству театра, ссылаясь на его бюрократизм и архаичность в организации дела, сообщает Российская газета.

Таким образом, в Большом появляется вакансия. Кто ее займет, пока неизвестно, и Большой театр заявляет, что не будет торопиться с принятием на работу нового главного дирижера.

Обещают пользоваться услугами приглашенных дирижеров для постановок. Называется В том числе - нынешнего главного дирижера Новосибирского театра оперы и балета Теодора Курентзиса.

Как сообщил корреспонденту САН-Новосибирск Григорий Папиш, его продюссер, на сегодняшний день Курентзис сотрудничает с Большим в качестве дирижера-постановщика спектакля "Войцек", в 2010 году поставит еще один спектакль - "Дон Жуан".

Кроме того, Папиш сообщил, что в Большом театре будет создана дирижерская коллегия, и в нее Теодор Курентзис, возможно, войдет. Официального заявления по этому поводу пока нет, но переговоры в этом направлении ведутся.

Впрочем, любимец публики Теодор Курентзис не покинет новосибирский Театр оперы и балета в любом случае.

"Теодор был и остается его главным режиссером", - сказал Папиш в беседе с корреспондентом нашего агентства.

Фото официального сайта Теодора Курентзиса.

Автор: САН-Новосибирск

URL: http://nsk.sibnovosti.ru/articles/80204
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 29, 2009 1:01 pm    Заголовок сообщения: Сайт БТ: Ответить с цитатой

14.09.2009.
О ПЛАНАХ НА СЛЕДУЮЩИЙ - 234-Й - СЕЗОН РУКОВОДСТВО ТЕАТРА РАССКАЖЕТ НА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ, КОТОРАЯ СОСТОИТСЯ В СЕРЕДИНЕ СЕНТЯБРЯ с.г.
Точная дата и время ее проведения будут объявлены дополнительно.


17.08.2009.
ПРОДАЖА БИЛЕТОВ НА СЛЕДУЮЩИЙ СЕЗОН ОТКРОЕТСЯ 17 АВГУСТА с.г.
С этого же дня можно будет заказывать билеты по телефону и на сайте.

URL: http://www.bolshoi.ru/ru/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 31, 2009 12:41 am    Заголовок сообщения: РГ: деловой завтрак Ответить с цитатой

ДЕЛОВОЙ ЗАВТРАК

Большие перемены
На стройке и на сцене Большого театра все пришло в движение

Ирина Муравьева
"Российская газета" - Федеральный выпуск №4965 (141) от 31 июля 2009 г.

Деловой завтрак с генеральным директором Большого театра Анатолием Иксановым.
Фото: Виктор Васенин


Смотреть фоторепортаж Виктора Васенина

В театре идут перемены на разных уровнях: внезапно активизировалась стройплощадка, где пятый год реконструируют историческое здание Большого театра, начались изменения в структуре музыкального руководства, в театр приглашены новые люди.

Рассказать обо всем, что происходит в главном театре страны, на "Деловой завтрак" в "Российскую газету" пришли генеральный директор Большого театра России Анатолий Иксанов, новый руководитель отдела творческого планирования, продюсер, музыковед Михаил Фихтенгольц и начальник пресс-службы Большого театра России Катерина Новикова.

Подземные катаклизмы

Российская газета: В июне-июле вокруг реконструкции Большого театра сложилась тревожная ситуация: Юрий Лужков, побывавший на стройплощадке, нашел огромное количество нарушений, сделал громкие заявления и взялся лично курировать объект. Как вы можете прокомментировать эту ситуацию?

Анатолий Иксанов: С самого первого дня реконструкции я твердил о том, что без участия Москвы мы быстро и безболезненно театр не построим. То, что к стройке подключился наконец Московский стройкомплекс, я считаю очень важным. Фактически сменился генподрядчик реконструкции. Хотя название осталось прежним - "СУИпроект", это уже другая организация, активно усиленная субподрядными структурами Московского стройкомплекса.

РГ: Почему же в 2006 году вы не удержали Лужкова, демонстративно покинувшего Попечительский совет Большого театра?

Иксанов: Это абсолютно разные вещи. Юрий Михайлович постоянно твердит о том, что он вышел из Попечительского совета из-за несогласия с процессом реконструкции. Но Попечительский совет никогда не занимался реконструкцией! Он вообще был создан с другой целью - помогать Большому театру в его творческой и социальной деятельности. А дело было в том, что Москва не выиграла тендер на реконструкцию, причем по нелепости: компания "Моспромстрой" не подала заявку на участие. Тогдашний ее руководитель Василий Мороз посчитал: раз они строили Новую сцену Большого театра, то генподряд автоматически перейдет им и на Основную сцену. Выигравший тендер "СУИпроект" не стал ориентироваться при выборе субподрядных организаций на Московский стройкомплекс. И Юрий Михайлович "хлопнул дверью" - правда, не той...

РГ: Но сегодня уже всем важно знать, учитывая, сколько лет прошло с начала стройки, когда наконец откроется Большой театр?

Иксанов: Сроков сдачи было уже несколько - и 2008-й, и 2009 год, но окончательный срок утвердил министр культуры Александр Авдеев на основании подробного анализа, проведенного прошлой осенью перед приходом нового руководства Дирекции по строительству, реставрации и реконструкции во главе с Яковом Саркисовым - октябрь 2011 года. С самого начала было ясно, что по объемам работ эта стройка требует не 3 - 4 года, а как минимум 7 лет. И то при условии, что не будет неожиданностей. А их как раз оказалось предостаточно.

РГ: Получается, вы понимали, что три года - волюнтаристский срок?

Иксанов: Не могу сказать, что понимал, скорее чувствовал: я ведь не строитель. Мне тогда все в один голос говорили: да, мы построим! А я думал: какие молодцы! Россия всегда отличалась тем, что могла навалиться миром и выдать результат! А на самом деле это было попыткой строителей получить заказ. Сегодня с приходом московской команды определились все позиции: пересмотрели графики, подтянули новые строительные организации. К 10 августа обещают закончить все подземные работы.

РГ: Имея гостевой пропуск на стройку, что вы видите под землей, под стенами театра, где еще год назад, кроме котлована и прорытых земляных проходов, ничего не было? Отчего так разволновался Лужков, говоря об опасном состоянии здания?

Иксанов: Да ничего опасного там нет! В подземном пространстве установлены распределительные плиты: в просторечии - пол. Пять этажей пола и пять этажей стен - "бетонная кастрюля", которая стоит насмерть и обеспечит устойчивость здания минимум на 150 лет! Теперь предстоит в определенной последовательности убрать две с лишним тысячи временных свай, на которых сейчас держится здание. Это самая объемная, самая неблагодарная и опасная работа с точки зрения возможных последствий! Закончится она к 10 августа, а дальше наступит счастье для строителей - отделочные работы. Только мне не нравится, что опять все к дате привязали - ко Дню строителя! Впечатление, что строители могут сделать что-то только под дату.

РГ: А по Москве распространился слух, что здание Большого театра дало крен.

Иксанов: Ничего подобного. На протяжении всего этого времени идет постоянный лазерно-компьютерный мониторинг: стены театра и все прилегающие к нему строения находятся под наблюдением. Каждые 15 минут следующего часа на компьютер выводится информация об изменениях - усадках, перемещениях. За последний год ни одного изменения нет.

РГ: Так почему Лужков потребовал срочно разработать новый проект, назвав подземное пространство "бункером"?

Иксанов: Бункером он назвал не все подземное пространство, а входной комплекс, то есть участок, который находится под Театральной площадью. После реконструкции зрители будут входить в Большой театр как обычно - под колонны. Но поскольку мест для гардеробов и туалетов всегда не хватало, то по проекту часть зрителей должна идти в ранее существовавшие гардеробы, а часть - спускаться ниже. Были разные варианты - на один, на два, на три этажа ниже. Там же был спроектирован Камерный зал для репетиций хора и оркестра, которые общим составом не помещаются ни в одном репетиционном помещении исторического здания. В зале предполагались и камерные концерты. Прежде для этих целей служил Бетховенский зал, но теперь он стал частью восстановленной исторической анфилады залов, по которым публика будет гулять в антрактах.

Два градуса в зале

РГ: А что сейчас делается по акустике Большого театра? Появилась информация, что генподрядчик не перезаключил контракт с немецкой фирмой "Мюллер-ББМ", занимавшейся этими работами, и передал проект организации, провалившей уже акустику залов Дома музыки и Новой сцены Большого театра?

Иксанов: На самом деле все делается для того, чтобы вернуть акустические свойства Большого театра, утраченные давным-давно. Еще в середине прошлого века, укрепляя здание театра, стоявшее на катастрофически непрочных фундаментах, архитектор Иван Редберг залил бетоном весь партер и соединил эту бетонную плиту со стенами партера, уничтожив тем самым существовавшую акустическую подушку. Потом залили бетоном оркестровую яму, потом наверху, над плафоном устроили репетиционный зал, и исчезла еще одна вибрационная подушка. А ведь зрительный зал, по сути, должен быть подобен декам гитары или скрипки, которые вибрируют. В результате Большой театр по своим акустическим данным откатился чуть ли не в третью десятку мировых театров. Об этом просто не говорили. На сегодняшний день все, что запроектировала для нас фирма "Мюллер-ББМ" по восстановлению, мы выполнили. По их рекомендации мы даже изменили на два градуса угол наклона зрительного зала, несмотря на скандалы с Обществом охраны памятников.

РГ: Что планируете представить публике на открытии в 2011 году? Руководство Ла Скала уже в третий раз согласилось сдвинуть сроки своего приезда к вам в качестве первых гостей на отреставрированной сцене!

Иксанов: Ла Скала и Парижская Опера - наши верные друзья и партнеры, которые хорошо понимают нас. Да, мы уже планируем программы на октябрь 2011 года: сначала устроим концерт пяти дирижеров, приглашенных сейчас работать с оркестром Большого театра. В этот вечер хотим продемонстрировать и новые технические возможности сцены. Затем будет представлен балет "Спящая красавица" Юрия Григоровича в новых декорациях Энцо Фриджерио. Дирижер Кирилл Петренко подготовит оперу в концертном исполнении (название обсуждаем). А в ноябре на сцене Большого театра появятся хор, оркестр и солисты Ла Скала с дирижером Даниэлем Баренбоймом. Вслед за ними состоится премьера "Руслана и Людмилы" Глинки в постановке Дмитрия Чернякова и дирижера Владимира Юровского. И это только первый блок. Мы сейчас планируем вперед - до сезона 2014/15 года. Обязательно хотим, чтобы по традиции под Новый год, 31 декабря, Николай Цискаридзе вышел в свой день рождения танцевать в "Щелкунчике".

Кубик Рубика дирижеров

РГ: На этом фоне ситуация с уходом главного дирижера театра Александра Ведерникова выглядит довольно странной.

Иксанов: Я разочарован его поступком. Мне жаль, что он, интеллигентный человек, втянул себя в пиар-кампанию, да еще выбрал такое неудачное время - начало гастролей Большого театра в Ла Скала. Это ужасно и для него лично, потому что, сделав заявление в Италии, он получил обратную реакцию. Все зарубежные коллеги были удивлены: что это за корпоративная этика? Это его ошибка, а отношения у нас с ним были чудные. Год, когда он пришел в театр, - 2001-й, был очень серьезным: тогда многое реформировалось. Но у каждого есть свой предел, может быть, усталость. Сейчас мы говорим с ним о предстоящих гастролях театра в Любляне, где он будет дирижировать "Евгением Онегиным". За Александром Ведерниковым остаются и все спектакли репертуара, которые он выпускал. Ну а если он не сможет, у нас есть целый список дирижеров - театр ведь не может попасть в зависимость от одного человека.

РГ: Впервые за свою историю Большой театр планирует работать без музыкального руководителя. Чем мотивируете такое решение?

Иксанов: Разве я где-нибудь говорил о том, что мы отказываемся от музыкального руководителя? Просто это очень серьезная позиция: здесь надо обладать не только очень высокими профессиональными и человеческими свойствами, но и работать в первую очередь в интересах театра, а не в своих личных, чем страдают многие дирижеры. Кроме того, надо иметь российский и международный авторитет. Сегодня такого человека мы не видим, хотя с десяток рвутся. В печати заговорили, что у нас будет коллегия дирижеров. Отвечаю: не будет никакой коллегии! Мы пригласили в театр работать пять топ-дирижеров на ближайшие 5 - 7 лет.

РГ: И как будет выглядеть структура их работы в театре - скажем, повседневная работа с оркестром, с артистами, с репертуаром?

Иксанов: Прежде всего надо иметь долгосрочные творческие планы, знать, какие постановки мы будем выпускать через год, два, три, пять и кто этими постановками будет дирижировать. Такую работу мы начинали еще с Ведерниковым восемь лет назад, и поначалу это получалось. Многие новые идеи принес сейчас в театр Михаил Фихтенгольц, возглавивший отдел творческого планирования, в том числе и идею фестиваля, который должен появиться у Большого театра в 2013 году. А то, что касается работы группы дирижеров, то по такому принципу работают и Ла Скала, и Парижская Опера, где нет отдельной позиции музыкального руководителя.

Михаил Фихтенгольц: Мне нравится в наших пяти дирижерах то, что они взаимодополняют друг друга. Это люди разных поколений, разного воспитания. Александр Лазарев и Василий Синайский - музыканты с громадным опытом работы, в том числе и в Большом театре. Владимир Юровский сформировался в Германии, знает специфику западноевропейских оперных организаций, является музыкальным руководителем одного из лучших оперных фестивалей Европы - Глайнборнского. Российский дирижер не де-юре, а де-факто - Теодор Курентзис, грек, учившийся и работающий в России. Кирилл Петренко, выросший на Западе, потрясающе талантливый музыкант, выступавший с оркестром в Берлинской филармонии, в Метрополитен, в Ковент-Гарден. Важно и то, что все они лояльны по отношению друг к другу: у каждого собственный профиль, собственные интересы. Труппа Большого театра должна развиваться, у артистов должен быть сильный творческий тонус. С ними должны работать музыканты, которые принесут пользу.

Программа по омоложению

РГ: Будет ли с приходом новых дирижеров меняться оперная труппа театра, к которой в последнее время предъявлялось много претензий? Что планируете делать для молодых артистов балета, танцующих в тени прежнего поколения?

Иксанов: Это самая большая проблема - обновление труппы. Артисты стареют, а отправить их на пенсию невозможно. Трудовое законодательство не учитывает специфику творческого труда. Те, кто принят на работу до 2006 года, находятся на бессрочном пожизненном трудовом договоре. Ну, представьте, какая может быть Татьяна в возрасте 60 лет? Поэтому мы решили вводить молодой состав и в возобновляемую Юрием Григоровичем "Ромео и Джульетту", и в "Спартак". Мы договорились с Юрием Николаевичем, что к 2011 году во всех его постановках будет танцевать молодежь. А в опере с сентября запускаем серьезную программу, которую будет финансировать крупнейшая итальянская компания "Энель". В последние годы в опере мы только теряли артистов и никого не воспитали. Так не должно быть.

Фихтенгольц: С русской вокальной школой вообще существуют большие проблемы. Российские вузы не обеспечивают того уровня образования, чтобы певцы, попав на сцену, были ко всему готовы. Мы решили создать молодежную программу Большого театра. Когда на Попечительском совете меня спросили, зачем, ответ прозвучал довольно грубо: если мы этого не сделаем, то через пять лет в театре некому будет петь. Наша программа аналогична молодежным программам, существующим во многих западных театрах: в Хьюстоне, Парижской Опере, Ковент-Гарден. Мы проведем в ближайшее время конкурс в три тура, и уже в сентябре восемь певцов и два пианиста начнут работу под руководством педагогов-коучей. Молодые артисты будут получать знания из рук лучших вокальных педагогов, концертмейстеров, певцов, учить языки, выходить на сцену в небольших ролях. Это уникально: теоретические знания и их мгновенная апробация на сцене. Возглавит программу известный российский вокальный педагог Дмитрий Вдовин. Хорошие голоса в России никуда не делись, их по-прежнему залежи. Но главный предрассудок российских вокалистов: если у тебя хороший голос, у тебя есть все! Ничего подобного. Хороший голос, хороший природный материал - это 20 процентов от того, что нужно, чтобы сделать успешную международную карьеру. Дальше начинаются такие понятия, как школа, языки, самодисциплина, основы оперного бизнеса, прилежание. Есть и метафизические понятия - удача, умение оказываться в нужном месте в нужное время, талант. Все это у нас до сих пор мало где понимают. Именно поэтому множество певцов, ярко выпархивающих на оперную сцену, исчезают в течение 4 - 5 лет.

РГ: А в Большом театре "ревизия" голосов не планируется? Как оцениваете нынешнее состояние труппы?

Фихтенгольц: Поползли какие-то слухи, что мы сейчас всех выгоним. Нет. Во-первых, люди, которые здесь работают, попали в труппу не просто так: чтобы стать солистом Большого театра, надо обладать очень многими качествами. Я лично вижу в труппе очень много перспективных людей. Но надо четко понимать, для чего нам нужен тот или иной певец и как его правильно развивать. Сейчас мы будем пересматривать принципы нашей работы, и многое зависит от самосознания певцов, от того, насколько они будут готовы меняться. Посмотрим, кто готов идти в новом направлении и предъявлять к себе более высокие требования, а кто не готов.

Иксанов: Любую труппу создайте, но без приглашенных артистов не обойтись. Поэтому обязательно будет постоянная труппа и переменная. Последуют и изменения в форме трудовых отношений, специальные контракты.

Плюс с минусом

РГ: Читателей, кстати, интересует, действует ли еще "дикий" с точки зрения творчества закон о тендерах 94-ФЗ?

Иксанов: В нем многое удалось изменить с нашей подачи и со стороны СТД. Но пока мы проводим через Госдуму, через Совет Федерации корректировки, издается очередной закон, который все зачеркивает. Я когда-то был ярым противником автономных некоммерческих организаций (АНО), но сегодня вижу по тенденции, по удушению государственных культурных учреждений, что даже то плохое, что было тогда, выглядит лучше, чем нынешняя законодательная ситуация вокруг учреждений культуры. Удивительно, но каждый новый закон ухудшает положение театров. Государство постоянно закручивает гайки на уровне культуры. И понятно почему: законы принимаются без учета специфики творческого труда. Сейчас обсуждается вопрос о введении налогов на продажу билетов. С одной стороны, нам с высокой трибуны говорят: нужно в условиях кризиса понижать цены на билеты. С другой стороны, если вы вводите налог на билет, то билет становится дороже. И это не конец. Поэтому скоро побежим в АНО!

РГ: Вопрос читателя: почему в Большом не введут абонементную систему? Почему нет долгосрочных графиков выступлений? Почему о выступлениях прим и премьеров становится известно только за месяц, когда большинство билетов уже раскуплено? Почему их заменяют в последний момент и не возвращают деньги за порой испорченный вечер?

Иксанов: Начнем с того, что в балете составы заменяются в последнюю минуту только в ситуации травмы танцовщика. Если говорить про оперу, то недавно действительно была ситуация, когда Катя Щербаченко, ставшая вдруг известной, должна была петь утром "Иоланту" и заболела. У нее был трахеит, при котором ни один здравомыслящий вокалист на сцену не выйдет. Если же говорить о графиках выступлений, то с этим я согласен абсолютно. Как раз сегодня мы обсуждали, что оперные составы как минимум должны быть известны на год вперед. Это связано и с занятостью самих певцов, востребованных и в других театрах мира.

Фихтенгольц: Для этого мы и вводим долгосрочное планирование, чтобы артисты знали собственную занятость и были готовы к своим партиям, а не назначали вокруг кучу личных выступлений.

Иксанов: Согласен и по поводу абонементов: у самого такая мечта. У нас сейчас есть абонированные ложи и группы мест. В этом плюс и минус. Плюс, что мы получаем деньги заранее, а минус - что эти места принадлежат конкретным организациям, которые регулярно ходят только на балеты. Поэтому нам часто говорят: у вас на операх ползала. Думаю, абонементы мы введем, когда откроется Основная сцена. Но здесь будут свои сложности. Большой театр - главный театр страны, и любое значимое событие государственного масштаба происходит на его сцене. Скажем, Дни культуры Казахстана, которые попадают поперек нашей афиши месяца за два. И мы часто отменяем запланированные спектакли, со всеми вытекающими последствиями.

РГ: А представители власти к вам на спектакли ходят?

Иксанов: Довольно регулярно приходят Алексей Кудрин, Андрей Фурсенко, Сергей Степашин, Сергей Иванов. Бывает Дмитрий Медведев. А Светлана Медведева вообще любитель театра: еще в Питере постоянно в БДТ и в Мариинку ходила. Кстати, в антракте одного из спектаклей Большого театра в моем кабинете был задуман проект "двух первых леди" - Светланы Медведевой и Риты Саргсян: постановка Юрием Григоровичем "Спартака" в Ереване. В мае состоялась премьера. Успех был ошеломляющий, а для армянских артистов - просто прорыв! В Ереване труппа показывает только три балетных спектакля в месяц - там много всяких проблем. А тут наконец они почувствовали себя артистами: публика ломилась в зал, чего не было уже лет 20! И все поняли, что этого нельзя терять. Теперь мы затеяли с Юрием Николаевичем сделать "Ромео и Джульетту" в Москве, в Казахстане, потом в Ереване и в перспективе меняться солистами. Такой спектакль-микст на три страны.

Место встречи - Большой

РГ: В сентябре откроется новый сезон, который должен быть непохожим на все предыдущие. Чем будете привлекать зрителей?

Иксанов: В течение сезона запланированы две оперные премьеры: "Воццек" Альбана Берга в постановке Дмитрия Чернякова и Теодора Курентзиса и оперетта Иоганна Штрауса "Летучая мышь" в постановке Василия Бархатова, художника Михаила Марголина и дирижера Кристофа Мюллера (Швейцария). Руководитель балета Юрий Бурлака готовит "Эсмеральду", а Юрий Григорович - "Ромео и Джульетту". Ролан Пети специально для Ивана Васильева поставит "Юношу и смерть", а в начале июля сделаем "Петрушку" Игоря Стравинского. Театру предстоят крупные гастроли в Ковент-Гарден, и мы решили показать в Лондоне "дягилевскую" программу, поскольку мир отмечает сейчас 100-летие "Сезонов" Сергея Дягилева: "Петрушку", "Треуголку", "Русские сезоны". В 2011 году Алексей Ратманский поставит в Большом балет "Утраченные иллюзии" по Бальзаку, музыку к которому сейчас пишет Леонид Десятников. С оркестром выступят Александр Лазарев, Василий Синайский, венгерский маэстро Золтан Пешко, Александр Ведерников. А в октябре 2010 года даст два концерта Владимир Юровский. Работы хватит всем. Все как-то приходят в состояние хорошего напряжения.

Фихтенгольц: Если мы начнем сосредоточенную, кропотливую работу с труппой, к которой добавятся приглашенные исполнители, то возникнет наконец здоровая творческая конкуренция. Грубо говоря, когда тебе дышат в спину, капризов становится меньше, качество исполнения выше. Уровень театра определяется рядовыми спектаклями. На это сейчас будет направлено много усилий. Для того чтобы вы, придя в кассу, не глядя купили билет на любой спектакль Большого театра. И чтобы, попав в зал Большого театра, вы понимали, где вы находитесь.

Между тем

В среду межведомственная рабочая группа, созданная по распоряжению Дмитрия Медведева для контроля за реконструкцией Большого театра, произвела очередной осмотр строительства и совещание по его итогам. Вышедший на брифинг к журналистам замглавы президентской администрации Александр Беглов сообщил, что работы идут по графику и на строительстве "созданы все необходимые условия, чтобы объект был введен вовремя. Главная задача - сохранить исторический комплекс театра. Большой театр остается таким, каким он был раньше". Но в последние дни объектом волнений для музыкальной общественности стало намерение Юрия Лужкова запретить эксплуатацию специально выстроенного под землей зала для репетиций и выступлений артистов Большого театра. На совещании в среду судьба зала до конца не прояснилась. На вопрос "РГ" министр культуры Александр Авдеев ответил: "Мы сейчас работаем над тем, чтобы оптимизировать запланированные подземные пространства: чтобы там можно было раздеться, удобно поесть в буфете - утилитарные для театра, но очень важные для комфорта зрителей вещи. Конечно, необходимо хорошо продумать и оборудовать зал для репетиций. И репетиции должны идти не где-то через квартал, а в театре. Но сегодня у нас приоритет - реконструкция Большого театра, и мы делаем акцент на другом - на реставрации, на удобстве - как для зрителей, так и для артистов". Поклонникам же Большого театра хочется верить в то, что, кроме буфетов и туалетов, в огромном пятиуровневом пространстве, появившемся под Большим театром, найдется место и для музыки.


URL: http://www.rg.ru/2009/07/31/iksanov.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
I.N.A.
Заслуженный участник форума
Заслуженный участник форума


Зарегистрирован: 07.05.2003
Сообщения: 8015
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 04, 2009 10:28 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

На сайте Цодокова - интервью с М. Фихтенгольцом.

Цитата:
С его появлением в театре и почти одновременным уходом из него Александра Ведерникова, думается, начинается новый этап в жизни оперной труппы, поэтому весьма небезынтересным представляются идеи, с которыми приходит новый руководитель в главный театр страны.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 06, 2009 8:39 am    Заголовок сообщения: OperaNews.Ru-Интервью с М. Фихтенгольцем,ч1 Ответить с цитатой



02.08.2009
Интервью с Михаилом Фихтенгольцем.

Сегодня OperaNews предлагает вниманию своих читателей беседу с известным московским критиком и продюсером Михаилом Фихтенгольцем, с недавних пор возглавившим отдел перспективного творческого планирования Большого театра. С его появлением в театре и почти одновременным уходом из него Александра Ведерникова, думается, начинается новый этап в жизни оперной труппы, поэтому весьма небезынтересным представляются идеи, с которыми приходит новый руководитель в главный театр страны.

На фото:
Михаил Фихтенгольц


Ваше сегодняшнее ощущение, Ваше видение оперного процесса сегодня: что происходит с оперой? Какова роль оперы в современном культурном контексте? Есть ли ей вообще место сегодня и в будущем?

В настоящее время в России опера, как, впрочем, и классическая музыка в целом, никак не может встроиться в систему общих ценностей современного человека. Рядовому гражданину она по-прежнему представляется чем-то таким очень элитарным и непонятным. И это при том, что оперное исполнительство в нашей стране, то качество, которое демонстрируют наши оперные театры, наши певцы, мягко говоря, оставляет желать лучшего. В принципе классическая музыка несколько выпала из обихода человека, который интересуется культурой. Интеллигентные люди смотрят кино, ходят на выставки, много читают, драматический театр интересует их по-прежнему, а вот классическая музыка и опера несколько на обочине интересов современного культурного человека. И, конечно, это есть следствие в том числе и того низкого качества, которое сейчас наблюдается в России. Это также и доказательство того, что наши оперные деятели, оказавшись в постсоветской реальности, не нашли до сих пор в ней своего нового места – и относительного мирового оперного процесса, и относительно российской культурной жизни нового уклада. Есть еще одна неприятная тенденция, которая в Москве остро ощутима: общество потребления формирует или уже сформировало публику, которую качество продукции, выдаваемое музыкальным театром, почти совсем не интересует. Они в нем не разбираются по большому счету, но и не хотят разобраться: они просто пришли культурно, как им кажется, провести досуг. Такая формулировка лично для меня ужасающа. На мой взгляд, люди должны приходить в оперу не для того, чтобы убивать время, или потому, что это модно, а для того, чтобы получать новые импульсы – эмоциональные, чувственные, интеллектуальные. Люди должны думать, то, что они видят на сцене должно их заставлять размышлять, осмысливать какие-то вещи, соотносить то, что они видят на сцене с тем, что происходит в жизни. Опера должна быть включена в духовную реальность сегодняшнего человека, она должна его волновать, быть живой. Может быть звучит излишне пафосно, но я уверен, что когда люди просто приходят в театр посмотреть какую-то абстрактную картинку и послушать какие-то абстрактные звуки, и неважно, кто эти звуки извлекает и как они извлечены, это неправильно, эта ситуация может впоследствии убить интерес к опере вообще.

Вы ощущаете, что большинство публики сегодня такое?

Я не говорю, что большинство, к тому же я специально не проводил никаких исследований, с цифрами в руках я Вам этого не докажу. Но мне кажется, что наши московские репертуарные театры каждый день по большей части заполняет именно такая публика. На мои проекты в Московской филармонии, например, приходит другой слушатель – более приближенный к тому идеалу, который я сформировал для себя: просвещенного и заинтересованного меломана.

Ваши проекты – все-таки это разовые программы, которые собирают в зал прежде всего тех, кто этим интересуется на постоянной основе, тех, кто, как говорится, идет туда по зову сердца. А репертуарный театр дает спектакли каждый день: трудно наполнить зал ежедневно такой идеальной публикой.

Да, это верно, но я имел ввиду вопросы качества: насколько в принципе это волнует тех, кто пришел в театр. Если Вы будете кормить людей ежедневно недоброкачественной пищей, в конечно итоге они утратят способность различать вкусы, понимать, что хорошо, а что плохо. Я считаю, что это святая обязанность любого организатора программ классической музыки: обеспечивать высокое качество.

150 лет назад элита тоже ходила в оперу «на людей посмотреть и себя показать», это было модно и престижно. Вы считаете, что при этом все же они в большей степени, чем нынешние «сливки общества» разбирались в искусстве и могли оценить качество предлагаемого продукта?

Да, думаю, что для России это именно так. Наша элита рассматривает оперу именно как место проведения досуга, их душ это не затрагивает ни в коей мере. Но тут еще, конечно, имеет значение вопрос смены поколений: не разбираясь в искусстве глубоко, представители элиты стремятся своим детям все же привить вкус. Это естественно для страны, переживавшей столь значительные социальные потрясения. Наверно, новая российская элита и не может по-настоящему быть приобщена к вечным ценностям: у нее другие задачи. Я в принципе оптимист и думаю, что ситуация будет меняться к лучшему, чтобы в этой стране все-таки была публика, более восприимчивая к настоящему искусству.

Это характеристика для России. А в целом в мире какова ситуация? Такие же проблемы?

Думаю, что на самом деле все идет не так плохо, как говорят. Театры полны, спрос есть. Но есть, конечно, и общемировая тенденция, что классическая музыка вымывается из жизни большинства. В первую очередь это видно по уходу классической музыки из системы образования. От этого очень много зависит, ибо в школе формируется система ценностей. Если Вы придете в среднестатистический оперный театр, то основная публика – это люди за пятьдесят. 20-30-летние были бы рады приобщиться, им могло бы это быть интересным, если бы кто-нибудь когда-нибудь рассказал им, что это такое. Увы, этому их никто не учит. Хотя на Западе и в этом отношении все обстоит несколько лучше. Ибо там по-прежнему есть мощный слой любительского музицирования, церковное пение, особенно в Англии, Германии, Швеции. Это во многом позволяет людям держать планку.

В каком направлении желательно развитие оперного процесса? Создание новых произведений, интерпретация излюбленной обоймы классических опер до бесконечности, радикальная режиссура – что предпочтительней на Ваш взгляд?

Предпочтителен разумный плюрализм, развитие по всем векторам. Сегодня мы ощущаем некоторую пресыщенность от современного режиссерского театра. Это было модно, на волне успеха, интереса, и в это немного, скажем так, переиграли, этим пресытились. В то же время оставлять оперный театр только как музей – это абсолютно пагубно, поскольку секрет долгой жизни тех классических произведений, которыми мы восхищаемся, в том, что они всегда актуальны. Это музыка, которая людям образца 2009 года говорит столь же много, как и людям, скажем образца 1909 года, или еще раньше. Иное дело, что гениальные произведения в разные эпохи открываются по-разному, и каждая эпоха прочитывает один и тот же текст по-своему. С разными интонациями, под разным углом зрения. Собственно поэтому возникают такие разные трактовки, разные интерпретации, разные сценические решения – и это нормально. Мне кажется, что чем больше направлений будет, ну, за исключением таких, например, как кросс-овер, что для меня категорически неприемлемо, тем больше будет разнообразия и возможностей у жанра не просто выжить, но полноценно существовать. Опера не должна быть в сознании людей продуктом из категории luxury - именно в отношении восприятия. Понятно, что это все страшно дорого, оперный театр – самое дорогостоящее удовольствие, которое только придумано. Какая бы опера ни была – сложным музыкальным языком написана, или более доступным, то, что любят все – в конечном итоге, она написана для людей, и должна исполняться для них, и быть им понятной.

Идея музея, охранительный, консервативный подход к опере Вас не привлекает.

Думаю, что это гибельный путь. Это приведет к безмерной скуке в оперном театре. «Лучше, чем Франко Дзеффирелли никто никогда «Травиату» не ставил». Что это означает? Это означает, что во всех театрах должен идти только этот вариант, ну, пусть с небольшими модификациями. Некий классический образец найден – ну зачем уж дальше? На мой взгляд, это тупик.

Хорошо, тогда другой вопрос: есть ли, на Ваш взгляд, предел радикализму в интерпретации классики?

Можно вести диалог с авторским текстом, но нельзя извращать его смысл. Правилом игры номер один для любого оперного театра должна быть верность авторскому тексту, партитуре. Купюры могут быть самыми минимальными, сам музыкальный текст переиначиваться не может.

Ну а режиссерский радикализм? Часто мы видим на сцене картинку, никак не связанную с исполняемым произведением, которая ничего не дает для раскрытия его содержания – только все запутывает и переиначивает: из другого мира, из другой действительности, тексты, произносимые, пропеваемые персонажами кардинально расходятся с их реальными действиями на сцене и т.п. и часто это до парадоксального, до смешного. Такое допустимо?

У любого произведения есть внешняя оболочка, а есть внутренние смыслы, подтекст. Мне не принципиально, происходит ли история Дон-Жуана в Севилье 15 века, или в Нью-Йорке эпохи Великой депрессии.

Да, это вечные темы. Но есть же оперы, которые более четко привязаны к конкретной эпохе. Например, русский классический репертуар: события «Хованщины», как мне кажется, все-таки должны разворачиваться в конце 17 века, а не где бы то ни было еще.

Во все исторические эпохи происходят похожие вещи. «Хованщина» - это опера о смене парадигм развития, о смене эпох, о борьбе старого и нового, о смене идеологии, о смене системы мышления. С одной стороны она, конечно, привязана, к исторической эпохе, с другой стороны, мы сами недавно переживали нечто подобное. Поэтому, если взять в более широком смысле, то история «Хованщины» может быть поставлена, например, в реалиях 1991 года. Но, разумеется, здесь очень многое зависит от режиссера: от его вкуса, умения, понимания того, что можно, а чего нельзя. От глубины проникновения в стиль композитора, от его внутренней культуры. Да, конечно, русские классические оперы требуют своего подхода, который еще не найден, не выработан. Тем не менее, в них тоже есть глубинные смыслы, которые можно рассматривать и интерпретировать более общо, глобально. И тогда привязки к конкретному времени и месту действия не столь уж важны.

Должен ли режиссер, ставящий оперу, быть музыкантом – ну хоть в какой-то степени?

Думаю, что да. Как минимум он должен обладать хорошей музыкальной интуицией, уважением к музыкальному тексту, а также общими знаниями о жанре, о стиле композитора, о традиции, внутри которой когда-то создавалась та или иная опера.

Современное сочинительство: здесь Вы видите перспективы для оперы?

Оперы продолжают создаваться и сегодня, пусть и не в том количестве, как в 19 веке. Тогда опера была самой модной, самой ходовой формой музыкального сочинительства. Я считаю, что и сегодня создаются очень интересные произведения в оперном жанре, например, «Трамвай «Желание»» Андре Превена, «Сюзанна» Флойда, «Марко Поло» Тан-Дуна, и другие. Конечно, им не под силу тягаться с «вечно зелеными шлягерами», но их подлинную ценность, их значимость можно будет определить только на какой-то исторической дистанции. Все идет своим чередом, более-менее нормально: опера не умерла. Кроме того, набор самых исполняемых произведений каждые 20-30 лет обновляется. Огромный ренессанс пережила барочная опера, сейчас Гендель – это абсолютная данность для всех лучших мировых оперных театров, в то время как 30 лет назад это была страшная экзотика. Сейчас уже даже Гендель не так моден, теперь уже больше ставят оперы Вивальди. Я уверен, что вскоре придет черед операм Неаполитанской оперной школы: Скарлатти, Перголези.

Это только мода? Или это действительно должно было случиться: это оперы, которые стоят того, чтобы быть поставленными?

Это должно было случиться: это закономерно. 30-50 лет назад самой ходовой оперой Беллини была «Норма». Сейчас больше ставят «Капулетти и Монтекки» и «Сомнамбулу». То же можно сказать и о Гуно: раньше в основном ставили «Фауста», теперь больше внимания уделяют «Ромео и Джульетте». Все меняется. Кому в 60-х годах было дело до моцартовских «Идоменея» и «Милосердия Тита»? Сейчас эти оперы идут абсолютно везде. Сейчас за раннего Моцарта уже взялись. И на самом деле тут еще много чего можно сделать. Французская лирическая опера не освоена полностью. Большая французская опера первой половины 19 века вообще забыта. Оперы Гайдна только постепенно начинают получать выходы на мировые сцены. А вот оперы Верди и Пуччини несколько отходят на второй план. С этим как раз и связан кризис крепких голосов: их сейчас мало. Намного проще найти исполнителей на бельканто, Моцарта, барокко, оперы 20 века; хорошие вердиевские голоса – это еще поискать надо. Это не хорошо и не плохо – это наша реальность, тот вектор развития, который сейчас получила опера. Я рад такому развитию: есть, что открывать в мире музыки, этот процесс бесконечен. Но это и цикл одновременно: Верди и Пуччини еще обязательно вернутся.

В этой связи естественный вопрос: какая судьба ждет русскую классическую оперу? Нет ли у Вас ощущения, что она пребывает в некотором загоне, причем в незаслуженном?

Да, такое ощущение есть. И это во многом есть наследие советских времен, с их стремлением законсервировать оперу, сделать ее пышным, дорогим, но безжизненным музеем. Русская опера не была включена в мировой контекст, а она этого абсолютно заслуживает. Конечно, не все произведения: в советское время система музыкальных ценностей, приоритетов была искажена в сторону «поддержки отечественного производителя». История со сменой портретов в Большом зале Московской консерватории очень показательна! Вместо Глюка, Генделя и Гайдна появились Даргомыжский и Бородин, которые, на мой взгляд, при всем уважении, являются, что называется, местными достопримечательностями. Это же относится и к Кюи, Рубинштейну, Аренскому, Лядову и другим. Но не ко всем. То, что Римский-Корсаков – это фигура титанического масштаба, лично для меня абсолютно очевидно. «Китеж» и «Золотой петушок», например, - это потрясающие оперы. «Царскую невесту» все мы хорошо знаем. Но у Корсакова много такого, чего мы совсем не знаем или хорошо подзабыли. «Майская ночь», например, - это просто музыкальный праздник во всех отношения! Это потрясающие произведения, которые заслуживают того чтобы быть исполняемыми на всех лучших мировых оперных сценах, и я думаю, их черед придет. Пока только три оперы прочно вошли в мировой музыкальный контекст: «Пиковая дама», «Евгений Онегин» и «Борис Годунов». Ну, еще, пожалуй, «Леди Макбет Мценского уезда». Оперные произведения Прокофьева заслуживают, конечно же, самого пристального внимания и низкий поклон Валерию Гергиеву за освоение оперного наследия Прокофьева, но в особенности за такое произведение как «Семён Котко», про которое даже русские музыканты не подозревали, что это настолько гениальная музыка. Думаю, что это дело следующих 20-30 лет – я имею ввиду выход русской оперы на мировые просторы. Но если все в России будет идти так, как у нас сейчас идет, то, увы, не нашими усилиями: Запад распробует русскую оперу без нас.

В Британской энциклопедии довелось столкнуться с мнением, что Глинка и Даргомыжский – это вовсе композиторы не того уровня, не той одаренности и значимости, как русские пытаются представить всему миру. Глинка, например, – это перепевы итальянской оперы и более ничего. Вы согласны?

В отношении Даргомыжского, пожалуй, соглашусь, хотя без него не было бы Мусоргского, Римского-Корсакова, Прокофьева и Шостаковича. Это то зерно, предтеча, из которого все потом развилось в русской музыке, в русской опере. Глинка – эпигон итальянского стиля, это несомненно. Но в то же время в России и до Глинки были эпигоны итальянской оперы, однако они не стали глинками! Нам еще предстоит заново осмыслить наследие Глинки, понять его в контексте той эпохи, в которой он творил. Посмотреть на Глинку не из времен Чайковского и Римского-Корсакова, а из эпохи бельканто, которая была естественной питательной средой для творчества Глинки. В советское время Глинку пели также как всех позднейших русских композиторов, что в корне неверно. Глинка – русский Беллини, и когда в советское время Собинина пели крепкие тенора, давясь на верхах и фиоритурах, это вызывает сожаление: абсолютно неверные стилевые и эстетические установки.

Римский-Корсаков – недооцененный композитор? Ставится, конечно, но зачастую без особого энтузиазма.

Римский-Корсаков – очень разный. К сожалению, в первую очередь именно ему не повезло в советское время больше всех, и он был уподоблен этому теперь уже очевидно совершенно пошлому понятию Russian souvenir: красивое, расписное, лубочное, с сарафанами и кокошниками, со сказочным антуражем, но абсолютно без внимания к глубоким идеям, которые заложены в его операх. Ведь и до сих пор у нас страшные на самом деле сказки Корсакова ставятся как детские утренники, что в корне неверно. «Золотой петушок» - это политическая сатира только на первый взгляд. На самом деле – это самопародия композитора, когда под конец жизни он, по сути, отрицает все то, что раньше так много присутствовало в его же собственных произведениях! Это гениально и страшно одновременно! А над этим никто не задумывается: упаковали в расписной фантик и довольны! Это абсурдно само по себе! Там такие тексты в этой опере, что детям до 16-ти это просто нельзя слушать! «Жалок ты, царицу зная, лишь в одеждах. Не дурна я и без них…» - это, конечно, для детских утренников, просто специально написано! Кроме того, надо помнить, что Корсаков – весьма плодовитый композитор, и всего его сразу иметь в репертуаре – нереально почти не для кого. Лишь Мариинке удается иметь девять его опер в репертуаре к ряду, и это при том, что и другие композиторы – и наши, и западные – не обижены. «Псковитянка», «Ночь перед Рождеством», «Салтан» особо не были обласканы постановочной практикой – и совершенно напрасно. Что касается совсем забытых «Млады», «Пана воеводы» или «Сервилии» - я пока не готов об этом говорить, но вполне может статься, что мы «профукали», не поняли, не оценили и не знаем что-то очень достойное. Да даже наверняка – почти уверен.

Запись «Пана воеводы», сделанная Самосудом, или светлановская «Млада», мне кажется, говорят о том, что Вы, скорее всего, правы в своем предположении.

Оперы Римского-Корсакова может быть слегка затянутые, местами рыхлые по форме. Но то, что там огромное количество по-настоящему гениальной музыки – для меня это совершенно очевидно.

С Москвой и Петербургом ситуация более-менее ясная. А провинция? У большой оперной России есть перспектива выживания?

У провинциальных оперных театров воля к выживанию намного выше, чем столицах, ибо их никогда ничем не баловали – ни деньгами, ни вниманием. Та амбициозность, которая сегодня есть в Перми, Новосибирске, Екатеринбурге, Саратове или Ростове, лично меня восхищает. Иное дело, что все эти театры, равно как в общем-то и столичные, существуют еще по старым, советским лекалам, которые уже не жизнеспособны, не актуальны. Но сам процесс преобразования, изменений во многом зависит от столичных театров: куда пойдут они, туда затем пойдет и провинция. Это абсолютно логично и естественно.

В России практически нет оперных фестивалей. Почему?

Понятие фестиваля оно в принципе не российское. У нас как такового нет культурного туризма. А это то, с чем фестивальная идеология завязана очень прочно. Мне кажется, что для начала у нас все должно наладиться в стационарах, прежде чем получат возможность нормально функционировать антрепризно-фестивальные формы оперного театра. К тому же у нас практически отсутствует оперный менеджмент, а фестиваль самым тесным образом связан с концептуальным мышлением: не просто что предложить, а как это сделать, в каком контексте подать и т.д. Каждый фестиваль должен представлять собой какую-то очень внятную историю: почему именно это имя, или эта тема, почему именно в этом месте и пр.

И все-таки, что бы Россия могла предложить в этом плане уже сегодня?

Фестиваль русской оперы, сделанный с европейским размахом, я бы даже сказал, что такой фестиваль должен иметь двойную локализацию: в России и за рубежом. И это будет оптимально для того, чтобы поднять русскую оперу, чтобы включить ее в мировой оперный контекст. Но боюсь, что пока время для этого еще не пришло.

Ваш опыт продюсирования с Московской филармонией очень бы здесь пригодился.

Возможно. Но, честно говоря, все это дается с большим трудом. И вопрос даже не в финансировании: деньги выделяют, и спонсоры находятся. Главный вопрос – организационный: проект необходимо вести от начала и до конца, от концепции, идеи, до встречи артистов в аэропорту и закупки минеральной воды. Тяжело, но при этом даже доставляет удовольствие, ибо я понимаю, что приглашаю сюда замечательных исполнителей, и они должны захотеть еще раз вернуться в Россию. Еще сложный момент, с которым я столкнулся в своей деятельности, это – преодоление предрассудков публики и критики. Слушая какие-то мнения о своих проектах, я понимаю, насколько мы еще остаемся провинциальными по отношению к европейскому мейнстриму. Полное непонимание, например, вызывала «Травиата» с Патрицией Чьофи. Мне говорили многие: зачем, у нас и так эта опера везде идет. А я хотел показать, и именно Чьофи помогла нам осознать, что наши традиции исполнения «Травиаты» во многом неверны. В этой опере Верди по сути впервые порывает с традициями бельканто: это надо петь иначе, не так как принято у нас. Вокальная сторона в центральном образе, при всех сложностях, не так уж существенна, как актерская составляющая. Чьофи представила нам такую Виолетту, какой мы не видели до сих пор. Критика была неплохой, а вот московские меломаны приняли ее весьма холодно. Я не претендую на то, чтобы то, что я делаю, нравилось всем. Возможно, мой выбор исполнителей продиктован моими субъективными пристрастиями, но я в любом случае пытаюсь как-то расширить наши представления, уйти от клише и штампов. А то ведь у нас знаете как: если кто-то поет Кармен не так как это делала Елена Васильевна Образцова, то это уже вовсе не имеет права на существование. Но ведь это не правильно: в мире есть столько всего и разного – почему не познакомиться и с этим? Я абсолютно счастлив, что в короткий период времени в Москве прозвучали две совершенно разные Кармен: Беатрис Урья-Монзон и Дженнифер Лэрмор. Обе не слишком понравились критике, да и публике. Ну и что? В любом случае это – замечательные, выдающиеся, интересные певицы, почему бы у них не поучиться чему-то, не расширить свои представления? К сожалению, у нас еще очень доминирует такая провинциальная черта, которая, наверно, является следствием нашей долгой замкнутости, оторванности от остального мира: мы-то вот знаем как надо петь то-то и то-то, а кто делает не так – пусть и вовсе не приезжает! Я стараюсь приглашать вокалистов, ориентируясь, конечно, на свой вкус, представления о том, что может быть интересно публике в Москве. И меня не волнует, что кто-то из них не так раскручен, не имеет пресловутого статуса звезды. Я считаю, что, например, Анна Бонитатибус – певица ничуть не менее интересная, чем Чечилия Бартоли. Она уже была в Москве трижды, пела в концертных исполнениях опер, и будет еще: я считаю, что Бонитатибус заслужила сольный концерт в российской столице.

В любом случае эти Ваши проекты были весьма интересными, хорошей встряской для музыкальной жизни Москвы. В связи с Вашей новой работой в Большом, у Вас останется время на эту деятельность?

Да, конечно, я найду на это время и силы. Но не в большем объеме, чем это было в последние сезоны, и не только в связи с моей занятостью. Московская филармония и так выделяет весьма солидные средства на эти проекты. На следующий сезон запланированы «Идоменей», «Ромео и Джульетта» и «Искатели жемчуга».

Чем Вы руководствуетесь при выборе произведений для Ваших программ? Личным вкусом, или фактом редкости исполнения того или иного опуса в Москве, или чем-то еще?

Всего понемножку. В любом случае я не стану здесь представлять оперу, которая звучит на каждом углу, если у меня нет на нее какого-то совершенно особенного исполнителя, как, например, в случае с «Травиатой» с Чьофи. Мне хочется представить те вещи, которые совсем или давно не звучали в Москве. Прежде всего, у нас громадные прорехи по части бельканто. «Лючия», например, появилась только сейчас в театре Станиславского спустя много-много лет. А до этого был мой проект с Российским национальным оркестром, у нас Лючию пела Лора Клейкомб. «Капулетти и Монтекки» прозвучали в начале этого сезона – впервые после 1989 года, когда оперу привозил «Ла Скала», Москва этого не слышала двадцать лет. И огромной удачей было участие в этом проекте сразу и Чьофи, и Бонитатибус. «Ромео и Джульетта» последний раз ставилась в Москве аж в 1947 году. Я отдаю себе отчет, что публику надо взращивать: есть целый ряд совершенно замечательных произведений, для которых публика в их концертном варианте пока еще не готова. Например, оперы Вагнера и Штрауса. Думаю, мы все же чуть позже будем делать и это, начнем с «Ариадны на Наксосе». По поводу генделевского «Роланда» у меня тоже были сомнения: насколько это своевременно здесь. Пришлось пойти на какие-то купюры, ибо я опасался, что публика не воспримет. И как я был рад, что ошибся! Теперь я думаю о следующей опере Генделя.

Как Вы подбираете исполнителей? Вы должны лично обязательно слышать каждого, прежде чем пригласить, или, например, доверяете мнению каких-то людей, каким-то рекомендациям?

По-разному: всех отслушать невозможно. Мнению некоторых менеджеров и агентов, с которыми я общаюсь уже на протяжении многих лет, я доверяю. Кроме того, я, конечно, и сам много езжу, много слушаю.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 06, 2009 8:42 am    Заголовок сообщения: OperaNews.Ru-Интервью с М. Фихтенгольцем,окончание:БТ Ответить с цитатой

С каким чувством Вы приходите в Большой театр? Не страшно?

Глаза боятся, руки делают. Это, конечно, громадная ответственность, которая не просто ощущается – она давит. Но я чувствую, что я должен сделать что-то для Большого: у меня есть интерес к опере, желание этим заниматься. Надеюсь, я буду полезен театру.

Как оцениваете положение театра сегодня?

Неоднозначно. Многие вещи снаружи и изнутри театра выглядят по-разному. Здесь очень интересно и очень сложно. И мне кажется, что все не так безнадежно, как об этом часто пишет критика. Действовать здесь нужно очень осторожно, отдавать себе отчет в каждом шаге. В данном случае, в случае с Большим, право на ошибку – минимальное, если оно вообще есть. Я еще пока только осваиваюсь здесь, многого, конечно, не знаю. Мне очень нравятся люди в Большом, мы разговариваем на одном языке: нет высокомерия, барьеров и пр. Думаю, будет не просто, поскольку организм огромный и очень запутанный.

Куда нужно идти Большому? Какая модель для него в большей степени приемлема?

Моя тактика – постепенность. Большой – громадная машина, которая не терпит резких движений. Это репертуарный театр и таким он, наверно, еще будет оставаться некоторое время, но все мы знаем, что в мире более успешен и эффективен театр, построенный по принципу «стаджионе». В тоже время есть Венская опера, где нет блоковости в афише, где каждый день новое название. В любом случае у Большого свой путь, нужно найти некую середину, отовсюду взять лучшее. Золотой эпохой театра можно восхищаться, брать с нее пример, бесконечно ее оплакивать, но она в любом случае уже ушла – и это факт. Мы не можем бесконечно цепляться за прошлое. Этот театр существовал настолько в специфическом государстве, что пытаться повторить ту систему – это просто безумие.

Что можете сказать о будущем репертуарной политики Большого, хотя бы в общих чертах?

Конечно, в Большом должна звучать русская опера. Это наш приоритет по-прежнему, но приоритет, не отменяющий всего того репертуара, который должен звучать в театре мирового уровня. Мы не сможем исполнять русскую оперу на высоком уровне, если у нас не будет качественных Моцарта, бельканто, Верди, веризма и пр. Русская опера не сама по себе появилась в безвоздушном пространстве. Солисты, хор и оркестр театра нуждаются в развитии. Залог успеха любого оперного театра сегодня – это универсальность. Люди должны уметь делать разные вещи, и театр не должен застревать лишь на чем-то одном. Универсальность театра, но в то же время – специализация исполнителей. Специализация у певца должна быть: она может расширяться, эволюционировать, изменяться со временем. Но это пагубное наследство репертуарного театра с постоянным штатным составом, что если, положим, у нас двенадцать сопрано в труппе, то все должны петь Татьяну. Многие певцы как раз и «скисают» от того, что не умеют правильно и вовремя выбрать свой путь, свой репертуар.

Что бы Вы предложили в первую очередь в афишу Большого?

Моцарта никогда много не бывает. И он здесь звучал мало и редко. Тот же «Дон Жуан», которого мы планируем поставить через сезон, последний раз прошел в Большом аж в 1967 году. Какие-то абсолютные мировые шедевры здесь не звучали никогда. В то же время за последние двадцать лет здесь умудрились поставить почти всего Прокофьева: звучали и «Дуэнья», и «Апельсины», и «Игрок», и «Война и мир», и, конечно же, «Огненный ангел». Какие-то оперы, которые давно в репертуаре, требуют того, чтобы быть поставленными заново. Это очень важно для самоопределения труппы, для понимания своих возможностей: а давайте сделаем ту же самую оперу, которую все знают, запели до дыр, по-другому – свежо, ново, ярко! Попробуем отказаться от своих старых стереотипов, уберем эффект «замыленности глаза». На мой взгляд, есть и в сегодняшнем репертуаре театра оперы, к которым надо постоянно возвращаться, обновлять их.

Невозможно с Вами не согласиться. Например, те же ветераны габтовского репертуара - «Царская невеста» и «Золотой петушок» - давно требуют новых прочтений, потому что слишком сильно заросли сорняками. А произведения – стоящие того, чтобы их исполняли.

Да, в том числе и эти названия. Обновления, которые в последние годы коснулись станового репертуара Большого, я имею ввиду новые постановки «Онегина», «Пиковой дамы», «Бориса Годунова», это правильный вектор, думаю, мы его продолжим. Надеюсь, что сможем сделать и что-то принципиально новое, что-то нехарактерное для Большого, но что совершенно необходимо для его развития, как одного из мировых музыкальных центров.

Беседовал Александр Матусевич

URL: http://www.operanews.ru/09080201.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 06, 2009 8:59 am    Заголовок сообщения: Большой театр объявляет...В сезоне 2009/10 Ответить с цитатой

Сайт Большого театра
04.08.2009
Большой театр объявляет о начале долгосрочного сотрудничества с выдающимися российскими ДИРИЖЕРАМИ


В сезоне 2009/10 Большой театр начинает сотрудничать с группой постоянных приглашенных дирижеров, представляющих отечественное музыкальное искусство во всем мире.

Это Александр Лазарев, Василий Синайский, Владимир Юровский, Кирилл Петренко и Теодор Курентзис. С каждым из них руководство театра выстраивает долгосрочные творческие контакты, которые включают их участие в новых оперных постановках, симфонических концертах, гастролях, а также концертное исполнение опер и возобновление спектаклей текущего репертуара театра. Привлекая к постоянному сотрудничеству ведущих российских дирижеров, Большой театр получает возможность собрать на своей сцене уникальное содружество выдающихся музыкантов разных поколений, существенно расширить репертуар, получить бесценный творческий опыт и укрепить свои международные позиции. Конкретные творческие планы каждого из этих дирижеров будут объявлены на пресс-конференции, которая состоится в сентябре 2009 г.


Александр Лазарев
В течение восьми лет (1987-95 гг.) занимал пост главного дирижера Большого театра.
По праву считается патриархом российской дирижерской школы, являясь одним из самых глубоких интерпретаторов русской и западноевропейской оперы. В последние годы дирижер сотрудничает со всеми ведущими российскими оркестрами, постоянно выступает в крупнейших театрах мира - таких, как Парижская национальная опера, Лионская национальная опера, Женевская Большая опера/Grand Opera, Нидерландская опера, Королевская Шведская опера.

Василий Синайский
Выдающийся представитель петербургской дирижерской школы в равной мере снискал признание и в России, и за ее пределами. На протяжении ряда лет был главным дирижером Академического симфонического оркестра Московской филармонии; главным приглашенным дирижером Большого театра и Государственного академического симфонического оркестра России. В настоящее время занимает пост главного приглашенного дирижера филармонического оркестра Би-би-си в Манчестере и постоянно работает с такими авторитетными коллективами, как амстердамский оркестр Концертгебау/Concertgebouw, лейпцигский Гевандхауз/Gewandhaus, Лос-Анджелесский и Лондонский филармонические оркестры, Опера Сан-Франциско, берлинская Комише опер/Komische Oper, Английская национальная опера.

Владимир Юровский
По признанию авторитетной международной прессы, самый яркий российский дирижер поколения 30-летних, главный дирижер Лондонского филармонического оркестра и музыкальный директор одного из старейших и престижнейших фестивалей мира -Глайндборнского оперного. Постоянно работает с лучшими симфоническими оркестрами по обе стороны Атлантики (Филадельфийский оркестр, амстердамский Концертгебау, Дрезденская государственная капелла, Берлинский филармонический оркестр, Российский национальный оркестр) и является желанным гостем в самых известных оперных театрах мира, в их числе нью-йоркскаяМетрополитен-опера, Парижская национальная опера, Чикагская лирическая опера, миланский театр Ла Скала, дрезденская Семпер-опер/Semperoper.

Кирилл Петренко
Один из самых ярких и серьезных российских дирижеров, получивших самое широкое признание за последние несколько лет. Равным образом востребован и в мире симфонической музыки, и в оперном театре. Начав международную карьеру с работы в берлинской Комише опер в должности художественного руководителя и главного дирижера, быстро привлек к себе внимание ведущих театров и оркестров. В числе его ангажементов - концерты с оркестром Берлинской филармонии, Кливлендским симфоническиморкестром, Симфоническим оркестром Баварского радио, выступления в Лондонской Королевской опере Ковент Гарден, нью-йоркской Метрополитен-опере, Лионской национальной опере, Баварской государственной опере, барселонском театре Лисео.

Теодор Курентзис
Греческий дирижер, учившийся в Петербурге. Живет и работает в Москве и Новосибирске. Стал одним из ярчайших явлений российской театральной культуры, привнеся в нее новые веяния и определивший новые художественные стандарты. Яркий международный дебют в Парижской национальной опере в 2008 г. позволил ему начать активную международную карьеру. Творческие планы молодого дирижера, помимо работы с ведущими российскими коллективами, включают дебюты на таких престижных сценах, как мадридский Королевский театр/Teatro Real, Штутгартская государственная опера и брюссельский театр ла Монне/La Monnaie.

URL: http://www.bolshoi.ru/ru/season/press-service/news/index.php?id26=1302
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Авг 06, 2009 11:26 pm    Заголовок сообщения: ПОЯВИЛОСЬ НА САЙТЕ Ответить с цитатой

234 СЕЗОН
ПРЕМЬЕРЫ

24.11.2009
Альбан Берг
Воццек
Опера в трех действиях

18.03.2010
Иоганн Штраус
Летучая мышь
Оперетта в трех действиях

http://www.bolshoi.ru/ru/season/opera/first-nights/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 11, 2009 9:03 am    Заголовок сообщения: События сезона 234. Сайт театра Ответить с цитатой

ПРЕМЬЕРЫ

НОВАЯ СЦЕНА


24 ноября 2009 г.
А. Берг
"Воццек"
Дирижер-постановщик - Теодор Курентзис
Режиссер-постановщик и сценограф - Дмитрий Черняков

Д.Черняков Т. Курентзис

Опера "Воццек" (1917-21) - выдающаяся музыкальная драма, знаковое произведение музыкального экспрессионизма начала XX столетия - принадлежит перу знаменитого австрийского композитора, яркого представителя Новой венской школы Альбана Берга. В основу ее положена не менее известная пьеса Георга Бюхнера "Войцек" (1836), исследующая психологию и смятение чувств маленького человека, сокрушенного жестокой реальностью.
В 1914 г. Берг увидел пьесу Бюхнера на драматической сцене и загорелся идеей написать оперу на этот сюжет. Он работал над этим произведением практически в течение всей Первой мировой войны.
Полностью опера впервые увидела свет рампы в Берлине в 1925 г. Премьера в Венской опере состоялась в 1930-м.
В нашей стране "Воццек" впервые был поставлен в 1927 г. в Ленинграде.
В Большом театре не ставился никогда. Однако именно на сцене Большого в 1982 г. эту оперу представила московским меломанам Гамбургская опера. "Воццек" станет третьей постановкой в Большом Дмитрия Чернякова и положит начало сотрудничеству Большого театра с Теодором Курентзисом.
Первая серия представлений пройдет 24, 25, 26, 28 и 29 ноября 2009 г.


18 марта 2010 г.
И. Штраус
"Летучая мышь"

Дирижер-постановщик - Кристоф-Маттиас Мюллер
Режиссер-постановщик - Василий Бархатов
Сценограф - Зиновий Марголин
Художник по костюмам - Игорь Чапурин

В. Бархатов К.М. Мюллер

Жизнь этой оперетты началась на оперной сцене. И хотя на премьере, состоявшейся в 1874 г. в Венской опере, она не имела особого успеха, дальнейшая ее судьба сложилась очень счастливо. "Летучая мышь" стала частым и желанным гостем на подмостках крупнейших оперных театров мира. Что неудивительно, сочетание веселого, изобретательного сюжета и яркой музыки нравится публике. Блестящее исполнение виртуозных арий и ансамблей, которыми изобилует эта классическая оперетта, сделает честь даже именитым оперным певцам, а ее маскарадное начало дает богатый простор воображению постановщиков. Когда-то "Летучую мышь" мечтали поставить в Большом Мстислав Ростропович и Борис Покровский. Однако впервые она "влетит" на сцену Большого театра благодаря творческим усилиям людей молодых, хотя уже и обративших на себя внимание музыкального мира. Очень молодой оперный режиссер Василий Бархатов успешно дебютировал в Мариинском театре. Швейцарский дирижер Кристоф-Маттиас Мюллер запомнился московским меломаным прекрасным выступлением с Российским национальным оркестром. Лауреат премии "Золотая маска", художник Зиновий Марголин, сотрудничавший с Мариинским театром, "Санктъ-Петербургъ Оперой", Театром балета Бориса Эйфмана, Ростовским музыкальным театром и другими известными музыкальными и драматическими театрами, будет работать в Большом впервые. А вот знаменитый кутюрье Игорь Чапурин приглашен "одеть" персонажей уже третьей постановки Большого.
Первая серия представлений пройдет 18-22 марта 2010 г.





Абонемент симфонического оркестра и хора Большого театра
в БОЛЬШОМ ЗАЛЕ МОСКОВСКОЙ КОНСЕРВАТОРИИ


Традиционный филармонический абонемент из пяти концертов в Большом зале Московской консерватории и в этом году также можно назвать "Парадом дирижеров". В нем примут участие Александр Лазарев, Владимир Синайский, Геннадий Рождественский, Александр Ведерников, Золтан Пешко. Программа самая разнообразная - в нее входят шедевры и русской, и зарубежной музыки, инструментальные концерты, музыка балетов, а также редко звучащая опера в концертном исполнении.

4 октября 2009 г.
Ф. Лист
Симфоническая поэма "Прометей"
А. Скрябин
"Поэма огня" ("Прометей")
М. Равель
Дирижер - Александр Лазарев
Солист - Иван Рудин (фортепиано)

6 декабря 2009 г.
Г. Малер
Песни на стихи Рюккерта
Симфония № 2
Дирижер - Василий Синайский
Солисты - Катарина Карнеус (меццо-сопрано, Швеция)
Екатерина Годованец (сопрано)

3 марта 2010 г.
Морис Равель
Первый концерт для фортепиано с оркестром
Игорь Стравинский
"Весна священная"
Дирижер - Александр Ведерников
Солист - Симон Трпчески (фортепиано)

29.03.2010
Модест Мусоргский
"Саламбо"
Опера в концертном исполнении
Дирижер - Золтан Пешко
Солисты - Елена Манистина (меццо-сопрано)
Михаил Казаков (бас)

18 апреля 2010 г.
Рихард Вагнер
Увертюра к опере "Запрет любви"
Эдвард Элгар
Концерт для скрипки с оркестром
Рихард Штраус
"Домашняя симфония"
Дирижер - Геннадий Рождественский
Солист - Александр Рождественский (скрипка)

===
Балеты:
6 ноября 2009 г.
П. Л. Гертель
"Тщетная предосторожность"
Хореография Александра Горского, Юрия Григоровича
Балетмейстер-постановщик - Юрий Григорович


25 декабря 2009 г.
Ц. Пуни
"Эсмеральда"
Хореография Мариуса Петипа
Балетмейстер-постановщик - Юрий Бурлака
Художник-постановщик - Альона Пикалова
Художник по костюмам - Елена Зайцева


21 апреля 2010 г.С. Прокофьев
"Ромео и Джульетта"
Хореограф-постановщик - Юрий Григорович
Сценография и костюмы Симона Вирсаладзе

4 июня 2010 г.
"Юноша и смерть"
на музыку И. С. Баха
Либретто Жана Кокто
Хореография Ролана Пети
Декорации Георгия Вакевича

2 июля 2010 г.
И. Стравинский
"Петрушка"
Хореография Михаила Фокина
Хореограф-постановщик - Сергей Вихарев
Художник-постановщик - Борис Каминский
Художник по костюмам- Елена Зайцева
Ассистент художника-постановщика - Павел Гершензон

URL: http://www.bolshoi.ru/ru/partners/projects_future/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 17, 2009 8:36 pm    Заголовок сообщения: Составы - на сайте Ответить с цитатой

На сайте Большого появляются составы
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Авг 17, 2009 9:17 pm    Заголовок сообщения: В дополнение к постоянным и приглашенным Ответить с цитатой

В дополнение к постоянным и приглашенным дирижерам на сайте появилась страница "Постоянные приглашенные дирижеры":

Постоянный приглашенный дирижер

Теодор Курентзис
Александр Лазарев
Кирилл Петренко
Василий Синайский
Владимир Юровский


URL: http://www.bolshoi.ru/ru/theatre/orchestra/invit_guest_personnel/
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
babai
Старейшина форума
Старейшина форума


Зарегистрирован: 25.07.2007
Сообщения: 1709
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Авг 28, 2009 11:53 pm    Заголовок сообщения: Василий Синайский. Постоянный приглашенный дирижер Ответить с цитатой

Василий Синайский
Постоянный приглашенный дирижер

http://www.bolshoi.ru/ru/theatre/orchestra/invit_guest_personnel/detail.php?act26=info&id26=1279

Окончил Ленинградскую консерваторию по классу Ильи Мусина, затем работал ассистентом Кирилла Кондрашина в Московской филармонии.
В 1973 г. завоевал золотую медаль Международного конкурса молодежных орке­стров имени Герберта фон Караяна в Западном Берлине.

В 1991-96 гг. был музыкальным руководителем и главным дирижером Московской филармонии. Был также главным дирижером Латвийского симфонического оркестра и главным приглашенным дирижером Филармонического оркестра Нидерландов. До 2002 г. - музыкальный руководитель и главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра России.

Является главным дирижером симфонического оркестра Мальме и главным приглашенным дирижером филармонического оркестра Би-Би-Си. В качестве дирижера оркестра Би-Би-Си постоянно участвует в фестивале "Би-Би-Си Промс", а также выступает в Бриджуотер-холле в Манчестере.

С сезона 2009/10 гг. – постоянный приглашенный дирижер Большого театра.

В последние годы сотрудничал с Лондонским и Королевским филармоническими оркестрами, Симфоническим оркестром Берлинского радио, Роттердамским филармоническим оркестром, Симфоническим оркестром Бирмингема, Санкт-Петербургским филармоническим, Российским национальным, Симфоническим оркестром Сент-Луиса.

Из последних работ в оперном театре: "Борис Годунов" М. Мусоргского в Опере Сан-Франциско, "Иоланта" П. Чайковского в Уэльской национальной опере, "Кармен" Ж. Бизе и "Кавалер розы" Р. Штрауса в Английской национальной опере, "Леди Макбет Мценского уезда" Д. Шостаковича в Комише опер в Берлине.

Записал с Филармоническим оркестром Би-Би-Си произведения М. Глинки, М. Балакирева, А. Лядова, С. Ляпунова, А. Аренского, Р. Глиэра, Д. Шостаковича, Д. Кабалевского, Р. Щедрина, К. Шимановского, и Ф. Шрекера (Chandos), С. Рахманинова (Cascavelle) и А. Дворжака (BBC Music Magazine).
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> Музыкальное фойе Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика