Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-07
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 9, 10, 11  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 9:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070801
Тема| Балет, "Короли танца", Персоналии,
Авторы| Маша НАСАРДИНОВА
Заголовок| Все могут короли
Где опубликовано| «Бизнес & Балтия» Nr. 123 (3739) (Латвия)
Дата публикации| 20090708
Ссылка| http://www.bb.lv/index.php?p=1&i=4327&s=8&a=158249
Аннотация|

16 и 17 ноября на сцену Латвийской Национальной оперы выйдут пять балетных премьеров — Дэвид Холберг, Хосе-Мануэль Карреньо и Марсело Гомес из American Ballet Theatre, Николай Цискаридзе из Большого театра и Денис Матвиенко из Мариинки. Они еще не приступили к репетициям, но публика уже покупает билеты: "пятизвездочный" спектакль просто обречен на успех.

Николай Цискаридзе

Короли танца" — открытый проект. Это означает: форма задана, содержание может меняться. Идея некоего шоу, в котором звезды танцуют сначала порознь, а потом вместе, родилась несколько лет назад у двух знаменитостей — американца Итана Стифела и испанца Анхеля Коррейи. Продюсер Сергей Данилян сделал их мечту явью. В этом ему сильно помог Николай Цискаридзе, восстанавливавшийся после полученной в 2003 году в Париже травмы.

В первом варианте "Королей танца" (премьера состоялась в феврале 2006 года в США) Стифел, Коррейя, Цискаридзе и датчанин Йохан Кобборг из Королевского балета Великобритании исполняли сольные номера, композицию Кристофера Уилдона "Для четверых" и хореографическую версию пьесы Эжена Ионеско "Урок" в постановке Флеминга Флиндта. Главная мужская партия там одна — Учитель, и на протяжении четырех вечеров, к восторгу и разорению балетоманов, участники проекта передавали ее друг другу. Говорят, каждый из них душил свою Ученицу по-своему, и каждый — так, что у зрителей в зале волосы дыбом вставали...

Но мы этого не видели и не увидим. В Ригу приедут другие артисты (ну, кроме Цискаридзе — по словам Даниляна, этот удивительный мастер стал душой и сердцем проекта) с другой программой. Впервые она будет предъявлена публике 6-8 ноября в нью-йоркском City Centre. Затем "Короли танца" всей командой переберутся в Белокаменную и 11-13 ноября покажут свою новую работу в Московском Академическом музыкальном театре имени К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко. Гастрольный маршрут включает и Ригу. Вероятно, только перед началом представления мы узнаем, какие именно работы Фредерика Аштона, Ролана Пети, Бориса Эйфмана, Дэвида Парсонса, Антона Долина, Кристофера Уилдона, Начо Дуато и Хосе Лимона включены в спектакль.

Денис Матвиенко

На самом деле "что" в данном случае не так важно, как "кто". "Каждый из нас в своем деле действительно король", — считает Цискаридзе. Как человек умный и ироничный, он, конечно, добавляет, что тем, кто еще в детстве не понял суть фразы "Король умер, да здравствует король!", не стоит заниматься балетом: слишком рано приходится передавать корону наследникам. Но Цискаридзе сейчас 35, он полон сил, его карьера на пике; обладающий феноменальными данными Денис Матвиенко и того моложе — ему 29... Что до американцев, свои даты рождения они предпочитают не указывать, однако послужные списки (см. сайт abt.org) всех трех премьеров American Ballet Theatre внушают уважение, да и сам факт премьерства в одной из лучших танцевальных трупп мира дорогого стоит.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070802
Тема| Балет, Чеховский фестиваль, Персоналии, Пина Бауш
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Просто Пина
Где опубликовано| «Ваш досуг» N27
Дата публикации| 8-19 июля 2009 года
Ссылка| http://www.vashdosug.ru/theatre/article/48461/
Аннотация|

Чеховский фестиваль представляет спектакль «Семь смертных грехов» в постановке иконы современного театра — Пины Бауш. Первый спектакль после смерти великого хореографа.



К имени Бауш всегда хотелось приклеить хлесткое клише. Что-то вроде «великая и ужасная». Бойкие комментаторы использовали это банальное определение направо и налево, не вдаваясь в подстрочник. Что во фрау Бауш великого, понять легко: знаменитая танцовщица и хореограф создала свой способ видеть мир — через танцтеатр. А что ужасного? Да то же самое.
Неделю назад предстоящие гастроли в Москве оказались под вопросом: неожиданно, без жалоб и недомоганий Пина Бауш в неполные 69 лет ушла из жизни. Для труппы это шок: мать-основательница пестовала ее с 1973 года и лично приглашала в проекты непохожих друг на друга актеров. Однако театр решил, что лучшей памятью о Пине Бауш станут ее спектакли.

Будущая знаменитость родилась в земле Северный Рейн-Вестфалия летом 1940-го. Время славы для нее началось лет сорок назад, но почивать на старых лаврах Пина Бауш так и не научилась. Она принадлежала к мировой элите почтенных знаменитостей, которые ни на секунду не позволяют себе бронзоветь и доказывают право быть великими единственно верным способом – постоянной работой.
До того как проснуться знаменитой, Пина много училась – сначала в Германии, затем в Америке. В 60-е она вернулась в Германию, чтобы не столько танцевать (чем она, помимо учебы, успешно занималась за океаном), сколько ставить. Она умела схватить нерв эпохи и превратить актуальную проблему во вневременную. Очень быстро этот ее талант оценил весь мир.



В 1973 году Пина Бауш получает в руки Танцтеатр Вупперталя — скромную труппу, которую сегодня благодаря ей называют национальным достоянием и главным экспортным культурным продуктом Германии. Здесь хореограф развернулась на полную мощь: собственные спектакли выстраивала без оглядки на нормы, публику и моду. Первые постановки Танцтеатра по нынешним меркам не верх совершенства, однако сила высказывания в них так велика, что отдельные эпизоды и сегодня смотрятся шокирующе актуально. Бауш создавала спектакли как будто по всем законам театра, однако все в них - «не так»: на сцене растут живые гвоздики, по полу рассыпан торф, танцовщики путают сны с явью, сомнамбулические па мешаются с акробатическими трюками.



Каким образом Бауш удавалось все время держать труппу в надлежащем «мускулисто-нервном» состоянии – эмоциональном и техническом — одна из ее главных загадок. Иной раз кажется, что артисты работали у нее отнюдь не из-за престижа и зарплаты (хотя с этим, понятно, у «национального достояния» все нормально), а по каким-то другим причинам. Скорее всего, психологического порядка: Бауш была для них духовным лидером, которому они доверяли безоглядно.
Доверие она заслужила. Пина была одновременно стальной и бесконечно стильной персоной. Никаких дамских штучек, туалетов и косметики. Но и «синий чулок» - это не про нее. Удивительным образом она умудрялась быть красивой своим делом. Репетиции вела ровным голосом. Двигалась невесомо, как-то графично и даже хрупко. Однако нетрудно было догадаться, что «фрау грация» таит в себе бездну энергии — 40 лет подряд держать на себе махину крепкого авторского театра и не потерять вкус к творчеству!



На Фестиваль имени Чехова Танцтеатр Вупперталя приедет в привычном режиме своего гастрольного сезона. Почти весь июнь артисты показывали в родном городе премьеры. После Москвы они вернутся туда же, затем должны быть Сан-Паулу, Каир, Гавр, Париж, Мадрид, Берлин. На гастроли к нам театр едет громадным составом: почти четыре десятка артистов, плюс столько же людей, работающих на спектакль за сценой. «Семь смертных грехов» пройдут на сцене столичного Театра имени Моссовета в «живом звуке», в сопровождении Московского симфонического оркестра. Программа вдохновлена классикой немецкого экспрессионизма — текстами Бертольда Брехта, музыкой Курта Вайля, зонгами из «Трехгрошовой оперы», «Берлинского реквиема» и других сочинений. Бауш поставила его в 1976-м, и спектакль этот назвали «самым разрушительным зрелищем, которое когда-либо можно было увидеть на немецкой сцене». Между тем спектакль уже 30 лет в репертуаре Вуппертальского танцтеатра, а официальный комментарий к нему скромен, как вывеска в Доме культуры: «Вечер танца в постановке Пины Бауш». Предполагается же благородно отформатированное танцевальное буйство на тему одного из главных, по мнению хореографа, греха — торговли женским телом. Дозируя лирику и эпатаж, Бауш показывает неправильное устройство мира, в котором не может быть гармонии, пока женщина остается зависимым смутным объектом желаний. Однако Пина Бауш изменила бы своим привычкам, если бы говорила об этом чересчур пафосно. И уж тем более она не предполагала, что «Семь смертных грехов» станет самым трудным спектаклем для ее труппы. Первым спектаклем, обращенным в вечность.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 10:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070803
Тема| Балет, "Летние балетные сезоны", Персоналии,
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Ликвидация без грамотности
Где опубликовано| «Газета»
Дата публикации| 20090708
Ссылка| http://www.gzt.ru/Gazeta/247984.html
Аннотация|

Вчера "Лебединым озером" открылись "Летние балетные сезоны", которые продлятся по 27 августа. Гениальность этого проекта очевидна. Здравому культурному менеджменту показалось страннo, что целое лето в Москве длится театральная засуха. Гастрольный паек еще можно списать на кризис, но прятать в отпуск собственный багаж, когда в городе полно потенциальной публики, — полное расточительство.

Пробел восполнило агентство " КонсАрта " , придумавшее позвать в пустующий Российский академический молодежный театр (РАМТ) на Театральной площади балетные труппы без собственных сцен ( есть у нас и такие). Театр получил арендную плату, артисты — работу, публика — возможность культурно провести вечер.

Это мероприятие путать с банальной театральной антрепризой несправедливо. При сходности художественного уровня " Летние балетные сезоны " предлагают, как видно из названия, все еще ценимый и хорошо покупаемый бренд. В обычном режиме эти собранные из артистов балета постсоветского пространства труппы бороздят скромные гастрольные тропы. Сцены у них не самые знаменитые, сборы не самые крупные, слава нуждается в подпорке, но опирается на заветное Russian ballet.

Понятно, что кроме Большого и Мариинского существуют труппы средней руки и им тоже есть что и кому показать.

На нынешний фестиваль приглашены театр " Смирнов балет" под руководством Виктора Смирнова-Голованова и Театр балета Анны Алексидзе.

99% афиши составляют хорошо известные названия. "Лебединое озеро", "Спящая красавица " , " Ромео и Джульетта " , " Золушка " , " Щелкунчик " — балеты, хотя бы понаслышке знакомые широкому зрителю.

Одна выбивающаяся из ряда премьера запланирована ближе к концу: 9 и 21 августа Анна Алексидзе покажет новые одноактовки — балет с задумчивым названием "День уходит с земли" и "Кармен", натерпевшуюся уже не первого балетмейстера. Но погоды они, понятно, не сделают, ибо фестиваль программно преподносит себя как хранителя классики.

И вот тут зарыта собака.

Классика в своем академическом виде предполагает, что ее исполняют точно по тексту, без купюр, отсебятины и прочего баловства. В любом другом случае честнее написать "по мотивам" или придумать другую трезвую формулировку — да хоть нумеровать в духе "Анна Каренина — 2".

С эфемерным искусством балета играются другие игры.

Немного найдется балетоманов, твердо знающих, сколько вариаций должно быть во втором акте балета N. Самый продвинутый обыкновенный зритель в лучшем случае подсчитает, додали ли ему сполна 32 фуэте, а уж вдаваться в подробности текста и стилистики он точно не будет. Ибо сам не ведает, а выбранное им просветительское мероприятие не научит.

Упаси бог, это не значит, что " Летние балетные сезоны " нужно презирать. Ничего подобного. Это культурное коммерческое мероприятие очень нужно столице и на безрыбье необходимо зрителям, проголосовавшим за него рублем. Вполне нормально, что кто-то носит Gucci, а кто-то — Zara.

Если бы фестиваль позиционировал себя как нормальное антрепризное мероприятие, вопросов бы вообще не возникало. А то как-то неловко получается каждое лето показывать милый балетный комикс и упорно твердить о духовном наследии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 1:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070804
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Дмитрий Гуданов
Авторы| Наталия Звенигородская
Заголовок| Дмитрий Гуданов: "В театре нужна смелость"
Премьер Большого балета в преддверие закрытия сезона делится мыслями о прошлом и будущем

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20090708
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2009-07-08/100_gudanov.html
Аннотация| Интервью

Обладатель недюжинного актерского дара и чувства стиля, виртуозной техники и почти утерянной нынче манеры, Дмитрий Гуданов – меньше всего балетный принц. Скорее лорд на нашей балетной сцене. В новом образе его можно не узнать, зато никогда ни с кем не спутаешь. Впервые шестилетним ребенком увидев по телевизору классический балет, он не воскликнул: «Хочу!». Мальчик спросил: «Где этому учат?». По окончании Московского хореографического училища, Гуданова приняли в Большой театр. Ни тот, ни другой об этом не пожалели.

– Дмитрий, свой последний спектакль – «Золушку» – вы танцуете 9 июля, в день рождения. Двойной повод подвести итоги. Чем запомнился прошедший сезон?

– 100-летием Дягилевских сезонов, конечно. Это для всех балетных событие, и я не исключение. Приглашают в юбилейные гала. Не случайно эту дату на всех континентах отмечают. Не для политеса, а потому, что русские тогда весь мир встряхнули. Мне эта эпоха очень близка. В моем репертуаре есть несколько «дягилевских» балетов. Танцую «Треуголку» Леонида Мясина, но особенно люблю балеты Михаила Фокина. Мне кажется, я их чувствую. В «Шехеразаде», например, шел за потрясающей музыкой Римского-Корсакова. Когда начал репетировать, образ у меня в голове уже сложился, и я доверился своей интуиции.

– Самого Фокина корректировать не побоялись?

– В театре нужна смелость. Фокина я, конечно, не корректировал. Просто искал свое. То, чем могу поделиться, чем я, именно я могу наполнить его хореографию. Иначе не стоит выходить на сцену. А вообще-то, я балетный Плюшкин – стараюсь, чтоб ни крошки не пропало. Музыку ли слушаю, на улице что увижу, или в кино – все в копилочку собираю. Балетные записи тоже не смотрю, а подсматриваю: что может пригодиться. К примеру, Михаил Барышников с Натальей Макаровой танцуют «Жизель». Технически – совершенно. А с образом я не согласен. Хотя для любых экспериментов открыт.

– Поэтому, наверное, вам так легко даются и классика, и современная хореография?

– Легко?.. Хорошо, если так кажется. Ведь что такое балет? Сначала ты все силы бросаешь на технику – два тура накрутишь, три. Но потом понимаешь, что техника не самое главное (если, конечно, добился того, чтобы на сцене о ней не заботиться). Не 32 фуэте важны, не прыжок под потолок. Хотя зритель это любит. В театре важно совсем другое. Не надо путать балет с цирком.

– Вас недаром называют хранителем традиции Danse Noble – благородного танца. Это такая редкость сегодня. При этом вы на удивление тонко чувствуете самую разную стилистику, будь то Бурнонвиль, Флиндт, Фокин или Уилдон.

– Я счастлив, если это ощущается в зале. Ведь суть нашей профессии в нюансах и интонациях. Они со временем вымываются, а я хочу их во что бы то ни стало сохранить. Сейчас уже мало осталось тех, кто мог бы передать секреты из ног в ноги. А мне повезло. Я репетировал «Видение розы» с одним из самых ярких танцовщиков «Балле рюс де Монте Карло» Юрием Зоричем. Он в свое время готовил эту партию с самим Фокиным. Кроме того, Зорич был учеником великой, но, к сожалению, почти забытой у нас балерины Ольги Преображенской. После революции она эмигрировала из Петербурга, с 1923 года жила в Париже и за сорок лет выучила несколько поколений звезд, блиставших и в Парижской опере, и в Ковент-Гарден, и по всему свету. Мы воспитаны на системе Вагановой. Это, действительно, очень популярная в мире, но не единственная школа.

– Вы фанат репетиции?

– Можно и так сказать. Партнерши на меня обижаются. Только что-то затвердили, а я уже все меняю. Чего-то нового требую. Въедливый я очень.

– А еще, говорят, слишком независимый. Легко ли быть независимым в такой зависимой профессии?

– Я ведь в Большом театре, как положено, начинал с кордебалета. Вот это – зависимость. Бешеное желание было вырваться. Ездил на конкурсы, старался показаться. И только когда балетную труппу возглавил Александр Богатырев, он предложил мне «Фантазию на тему Казановы». Представляете, что такое взять мальчика из кордебалета сразу на главную партию? Я это всю жизнь буду помнить. Хотя, знаете, у меня с Александром Юрьевичем такой случай был, до сих пор неловко. На гастролях однажды что-то не сложилось, я взял да швырнул веером доллары заработанные. Другой бы нахала выгнал, а Богатырев со мной потом всю ночь сидел – разговаривал.

– Сегодня вы премьер Большого театра. Есть ли у вас соперники?

– А как же! Главный – я сам.

– Некоторые из Ваших старших коллег жалеют, что в свое время не остались за границей. Больше бы сделали. Вам никогда не хотелось уехать?

– Никогда. Хотя предложения были и есть. Когда в 1998-м получил 1-ю премию на Парижском конкурсе, предлагали остаться во Франции.

– Вокруг вас тогда в Париже большой ажиотаж был?

– Да. И все равно отказался.

– Испугались?

– Конечно, испугался. Большой театр испугался потерять. Вы не поверите, но я еще ребенком абсолютно точно знал, что буду танцевать только в Большом. Когда закрывали основную сцену, такую тоску почувствовал. Я с детства Большой театр по запаху узнавал. Там как-то по-особому пахло – старым деревом, декорациями запыленными, театральным клеем, даже кошками, которые под сценой жили. А еще сосисками с горчицей в рабочем буфете. И ничего роднее этого запаха нет. А насчет возможностей – сегодня мир открыт. Пожалуйста, поезжай, куда хочешь, участвуй в любом проекте. Было бы желание. Я ни о чем несбывшемся не жалею. Точно знаю: если не сделал, значит – не хотел.

– Ваши ближайшие планы?

– Уже осенью хотим с Марией Александровой сделать Москве красивый подарок – готовим новую программу для творческого вечера. Кроме того, Борис Эйфман предложил в предстоящем сезоне возобновить для меня балет «Русский Гамлет», но не в нашем театре, а с его артистами в рамках антрепризного проекта. С Эйфманом работать необыкновенно заманчиво и очень опасно – хореография головокружительная. Я впервые столкнулся с такой мощной режиссерской волей, которой все подчинено. Безумно захватило. Такая роль – подарок и редкость. Он ставит конкретные актерские задачи и умеет добиться результата. Такой силой воздействия обладает, что хочешь – не хочешь, а подпадаешь под влияние. Я подобного до работы над «Русским Гамлетом» не встречал. Это те планы, которых зритель от меня ждет, к чему он привык. Но предстоят и неожиданности. Есть несколько интересных предложений, которые и связаны с балетом, и выходят за рамки привычного. Надеюсь, будет случай удивить. Сделать то, чего еще никто до меня не делал. Очень хочется рассказать, но пока не имею права.

– Что ж, успехов. А что бы вы сами пожелали себе в день рождения?

– … Здоровых ног.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 2:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070805
Тема| Балет, "Чеховский фестиваль", Театр танца «Вупперталь» п/р Пины Бауш (Германия), Персоналии,
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Танец смерти
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 20090708
Ссылка| http://www.afisha.ru/performance/79149/review/284913/
Аннотация|

О Пине Бауш здесь предполагалась совсем другая статья. В целом факты излагались те же. Говорилось, что если пытаться описать балет ХХ века в именах, то — кто бы ни пытался это сделать — имя Пины Бауш, конечно, там будет. Сообщалось, что в Моск­ву в рамках Чеховского фестиваля приедет ее труппа и один из ее лучших балетов — «Семь смертных грехов» на музыку Курта Вайля (послушать которую под предлогом танцев — отдельное наслаждение). И что балет этот ­возобно­вили совсем недавно: даже на YouTube, где есть все, по ссылке на этот спектакль валяются только зернистые записи доцифровых времен; к счастью, потому что «Грехи», конечно, надо смотреть в театре — очень энергетический спектакль.

Я говорила, что Пина Бауш сочиняла «Грехи», будучи в большом авторском азарте: она была полна претензий к мирозданию и невысказанных па. Такое всегда чувствуется. Пи­ну Бауш 1970-х Федерико Феллини даже сделал цитатой в сво­ем «И корабль плывет» (в роли слепой принцессы-шахматистки). А Педро Альмодовар — в «Поговори с ней»: там герои проливают слезы над другим великим балетом Бауш 1970-х — «Кафе «Мюллер». Пина Бауш 1970-х выпускала шедевры с надежностью немецкого конвейе­ра. И ветер истории надувал ее паруса, поскольку в 1970-е, когда Бауш сочинила «Семь смертных грехов» и еще тьму всего легендарного, по всему миру бушевал балетный бум. Никогда еще в истории не оказывались современниками столько великих разом. «Из всех тех великих, — писала я, добавляя в скоб­ках, — тех, кто еще не умер…» Теперь это не соответст­вует истине. Пина Бауш умерла. И писать о ней так, как раньше, уже не получится. Потому что «когда человек умирает, изменяются его портреты».

Умерла женщина с пергаментным ­лицом аскетической революционерки, всегда в грубых ботинках, всегда без косметики, всегда в темных одеждах. Женщина, у которой было столько тяжелого недовольства миром и мужчинами и которая многое рассказала о том, какое мучение быть женщиной. Альмодовар выбрал из ее балета гениальные танцующие строки: женщина бежит за мужчиной и беспрестанно натыкается неодетым нежным телом на рогатые стулья. И «Семь смертных грехов», в общем-то, о том же. Даже сцена отчасти напоминает кафе. Формально там есть все по списку: и Чревоугодие с корзиной фруктов на голове, и Зависть в черных очках, и Похоть, довольно безгрешно затянутая в корсетик. Но сам балет — скорей о том, как мнут, рвут, терзают женскую плоть, как отвратителен мир для этих ­некрасивых, неизящ­ных, сильных, рослых женщин с характером волчиц: самой природой учрежденные знать все о жизни и смерти, а при этом приходится нравиться гаденьким, никчемным мужчинам. Но без Бауш балетный театр с его сильфидами, феями и королевами никогда бы не научился так говорить! В промышленном немецком городе Вупперталь, где в пейзаже доминировали только Пина и заводская труба, теперь не осталось ничего интересного. Эта женщина не сочинит больше ничего. Поэтому я больше не могу ­на­писать, что ее поздние работы критики упрекают в праздной легковесности, а публика ­обо­жает. А вот ее шедевры 1970-х — зрелище сильное, странное и вызывающее протест: своей прямо­той, искренностью и легким ощущени­ем грубости и неправды. Ни у кого больше нет права не любить ее балеты, потому что в балете можно не любить живых. А с танцевальных шедевров достаточно того, что без личного авторского присмотра они осыпаются и выветриваются быстрее, чем «Тайная вечеря» Леонардо со стен монастыря. Великая, странная, всем недовольная Пина Бауш умерла. Эпоха титанов 1970-х кончилась. Роскошь не любить Пину Бауш мы уже не сможем себе позволить никогда. Не любить нам теперь придется какого-нибудь Сашу Пепеляева — какая жалкая у нас участь.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 08, 2009 4:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070806
Тема| Модерн-балет, творческое объединение "Премьера" им. Л. Г. Гатова, Персоналии,
Авторы| Анастасия Куропатченко
Заголовок| Нам любые дороги "Дороги"?
Где опубликовано| газета "Краснодарские известия"
Дата публикации| 20090701
Ссылка| http://www.ki-gazeta.ru/rubrics/culture/21114.html
Аннотация|

Под занавес сезона творческое объединение "Премьера" им. Л. Г. Гатова преподнесло сюрприз балетоманам в виде премьеры программы "Вечер современной хореографии" из двух одноактных балетов - "Дорога" и "Черно-белое кино", поставленных хореографом Александром Мацко.

Прямая речь
Режиссер-постановщик "Вечера…", автор либретто, хореографии и музыкального оформления балетов Александр Мацко: "Идея этой программы - показать разные направления современного танца в исполнении молодых артистов кордебалета, не задействованных в сольных партиях. Для балета "Дорога" по мотивам одноименного фильма Федерико Феллини мы взяли музыку Нино Рота, написанную в 1954 году, и найденные мною в архиве Виктюка цирковые польки и марши 1910-1920-х. Премьера балета "Черно-белое кино", в основе которого лежат судьба Марлен Дитрих, ее голос и шансон середины прошлого века, состоялась в ноябре 2006 года: мы показываем новую редакцию, дополненную не звучавшими ранее номерами".

Как это было
Главными темами "Дороги" и "Черно-белого кино" заявлены любовь и одиночество. "Дорога" - это история проданной бродячему циркачу Дзампано девочки Джельсомины (Марина Владимирова и Татьяна Крюкова), теряющей сначала Дзампано (Евгений Акимов, Андрей Сизоненко), а потом и любовь в лице клоуна Матто (Сергей Желонкин, Роман Мамаев, Юрий Парфенов). "Черно-белое кино" - это фантазия на тему выбора великой актрисы (Галина Лобанова, Алла Фролова, Татьяна Крюкова, Виктория Оганезова, Ольга Цыганенко) между истинным чувством к простому парню Джонни (Юрий Парфенов, Роман Мамаев, Александр Рябцев, Николай Фоменко) и мужем-продюсером, способным вознести ее на вершину (Евгений Василенко, Евгений Акимов, Андрей Сизоненко). Главные впечатления от "Дороги" и "Черно-белого кино" - не слишком удачная эксплуатация чужих образов. Банальная сценография (пестрые до ряби костюмы циркачей, зажигающееся над залом звездное небо, спускающийся с неба куб в проволоке, большой экран над залом). Не вовлекающая в историю, не имеющая индивидуального почерка хореография, лишенные всякой травестийности (если уж создатели претендуют на узнаваемость образов Марлен и Мазины, которым должны быть дороги не только "Дороги", но и миры Феллини и Дитрих) героини.

Личное
Феллини однажды заметил соавтору-сценаристу Тонино Гуэрра, имея в виду их фильмы: "Мы строим самолеты, но есть ли аэропорты, способные их принять?" В случае великого кинорежиссера они были, но вот наш "Вечер…" - пожалуй, самолет, вряд ли имеющий зрителя-аэропорт (молодежь? ценители? среднестатистический зритель? Их скорее заинтересует классика), к тому же летающий с трудом. Потому что современный танец, о котором Мацко так проникновенно пишет на развороте программки (кстати, Марта Грэм, чьим учеником числит себя хореограф, умерла в 1991 году, а не "более двадцати лет назад"), - не "жест из повседневности". Это тот же классический балет, только лишенный атлетизма и создающий абсолютную иллюзию жизни. "Вечер…" же - на две трети варьете, а не модерн-балет, предполагающий превосходную школу, которой у нас не обладают. И потому просто не могут вложить в танец то, что вкладывает, например, Борис Эйфман.

Справка "КИ"
Александр Мацко - главный балетмейстер Музыкального театра "Премьеры", преподаватель Российской академии театрального искусства (ГИТИС) на курсе его педагога Романа Виктюка. Как балетмейстер поставил несколько антреприз в двух столицах, а также спектакли Музыкального театра "Веселая вдова", "Дочь короля Рене", "Снежная королева", "Ночь в Венеции" и "Блистательный дивертисмент". Режиссер-балетмейстер постановки "Опасные связи" Молодежного театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070901
Тема| Балет, Башкирия, История, Персоналии, Ильдус Хабиров
Авторы| Нина ЖИЛЕНКО
Заголовок| Принц башкирского балета //
Год назад ушёл из жизни заслуженный артист РБ Ильдус Хабиров

Где опубликовано| газета "Республика Башкортостан" № 132
Дата публикации| 20090709
Ссылка| http://www.agidel.ru/?param1=15634&tab=7
Аннотация|

Впервые увидев его на сцене в 1960-е годы, я подумала: «Таких красивых в жизни не бывает!». Осанка, манера поворачивать голову, грациозная пластика, технически совершенный танец. Каждый раз, когда он появлялся в свете рампы, зал ахал. Принц, лорд — аристократ, одним словом…


С Майей Тагировой в балете "Франческа да Римини"

А когда-то это был просто мальчишка из деревни Енебей-Урсаево Миякинского района. Отец погиб в самом начале Великой Отечественной войны. Детство Ильдуса полно тягот безотцовщины. Непоседливый характер и жажда приключений увели его из родного дома в 11 лет. Он оказался в Уфе, в детском доме, о чем сообщил матери.

Вскоре приехала комиссия из Ленинграда набирать детей в хореографическое училище. Ильдус Хабиров оказался в числе избранных. Вместе с ним в лучшую в мире балетную школу поехали Фирдаус Нафикова, Эмма Тимиргазина, Эльза Сулейманова, Дамира Буренкова, Алик Бикчурин — будущий цвет башкирского балета шестидесятых-восьмидесятых годов.

Университетами Ильдуса были спектакли Кировского театра, где Ростислав Захаров, Леонид Якобсон, Василий Вайнонен и другие известные балетмейстеры часто занимали юных артистов в своих балетах — «Медный всадник», «Шурале», «Пламя Парижа»… Дети наблюдали, как работают великие танцовщики — Галина Уланова, Вахтанг Чабукиани, Ольга Лепешинская, Наталья Дудинская, Алла Шелест. Увлеченно готовили номера к ежегодным академическим концертам на учебной сцене в училище. Педагоги воспитывали будущих звезд балета по принципу гениальной Агриппины Вагановой: техника — только средство для создания яркого, эмоционального образа и самого танца.

В мае 1955 года учащиеся башкирского отделения ЛХУ внесли свою лепту в успех Декады башкирского искусства в Москве. Они подготовили специальную программу. Сложное даже для зрелых танцовщиков па-де-де из третьего акта «Лебединого озера» уверенно исполнил дуэт Эльза Сулейманова — Ильдус Хабиров.


в роли Юмагула в фильме "Журавлиная песня"

Ильдусу в то время шел уже двадцатый год, его могли призвать на службу в армию, и балетная карьера оказалась под угрозой. Юношу досрочно выпустили из училища, он приехал в Уфу профессиональным артистом балета.

Ильдус Хабиров — солист башкирской балетной труппы. Это звучало как музыка и вдохновляло. Первые партии — Марцелина и Колен в «Тщетной предосторожности», Вацлав в «Бахчисарайском фонтане». Интересно было воплотить на сцене образ молодого человека уже советского поколения: в балете М. Чулаки по мотивам романа Н. Островского «Как закалялась сталь» он станцевал партию Пети (в литературном первоисточнике — Павка Корчагин).

Конец 50-х и 60-е годы — вдохновенное освоение классики: Феб («Эсмеральда» Ц. Пуньи), Альберт («Жизель» А. Адана), Зигфрид и Паоло («Лебединое озеро» и «Франческа да Римини» П. Чайковского). В 1959 году Свердловская киностудия приступила к съемкам фильма-балета «Журавлиная песнь» на основе знаменитого спектакля, первого национального балета Башкирии, поставленного еще в 1944 году хореографом Ниной Анисимовой на музыку Льва Степанова. Образы Зайтунгуль и Юмагула предстояло воплотить молодым артистам балета Эльзе Сулеймановой и Ильдусу Хабирову.

Съемки проводились в живописных уголках на берегу Белой. Это создавало для танцовщиков определенные технические неудобства. А ведь надо было не просто танцевать, а создать характеры, передать гамму чувств, добиваясь эмоциональной выразительности, искренности и непринужденности. Ильдус справился со всеми трудностями, станцевал технично, темпераментно, создал сильный образ батыра, способного отстоять и защитить свою любовь.

А на сцене родного театра он исполнил партию Юмагула несколько позже — с Майей Тагировой. С первых дней работы в театре она стала его партнершей. Уже опытная и признанная балерина, она помогла становлению молодого танцовщика. Они стали мужем и женой и станцевали один из самых красивых и трепетных дуэтов в башкирском балете.

Большой удачей танцовщика стал образ Ленни в балете «Тропою грома», поставленном Виктором Пяри. Благодатным оказался сам драматургический материал. В те годы освободительная борьба народов Африки была острой темой, волновавшей всех людей планеты, а советских — тем более. Вдохновляла музыка Кара-Караева — образная, мелодичная, с яркими характеристиками персонажей. Ильдус Хабиров представил своего героя сильным молодым человеком, готовым отдать жизнь за счастье. Спектакль в целом получился волнующим, публицистичным.

Всего танцовщик воплотил на сцене более тридцати образов в русской, западной и национальной классике. Ильдус Хабиров всегда был думающим, ищущим артистом. Не случайно он пришел к собственным хореографическим опытам. В 1971 году, после стажировки в Большом театре у Юрия Григоровича, поставил балет «Страна Айгуль» на музыку Наримана Сабитова. Либретто по пьесе Мустая Карима написал сам. В эту работу Ильдус вложил много сил и души. Премьера балета прошла с большим успехом.

Ильдус был неравнодушным, тонко чувствующим и увлекающимся человеком. Однажды его потрясло стихотворение Мусы Джалиля «Платочек». Он создает потрясающий развернутый концертный номер на музыку Наримана Сабитова, специально написанную для этого случая. Можно сказать, хореограф и композитор вдохновили друг друга. И Майю Тагирову, которая исполнила женскую партию. Героя танцевал сам Ильдус. Один из вечеров Седьмого Нуреевского фестиваля в 2001 году был посвящен юбилею Майи Тагировой. Зрители увидели чудом сохранившуюся киноленту «Поэма о платке». Плохое качество пленки не помешало разглядеть мастерство дуэта Тагирова — Хабиров, высокий эмоциональный накал номера, драматический дар исполнителей, полную гармонию музыки и танца, единение душ…

К сожалению, как хореограф Ильдус Хабиров далеко не полностью реализовал себя. Он ставил отдельные номера для артистов балета Челябинского театра, для студентов Уфимской академии искусств, где преподавал. Главный свой замысел — балет «Урал-батыр» — ему не удалось осуществить. Он тщательно работал над либретто, давал почитать специалистам, прислушивался к советам, добивался обсуждения, готов был к любым переговорам. Но — не судьба.

Ильдус Хайбуллинович до конца дней своих думал о ветеранах башкирского балета. Переживал, не мог смириться с тем, что многие забыты еще при жизни.

Хочется верить, что существует некий параллельный мир, в котором до отлетевшей души Ильдуса донесутся наши запоздалые слова признания: «Ильдус, ты не забыт! Твой танец живет в сердцах людей!..»
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 10:46 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070902
Тема| Балет, Персоналии, Пина Бауш
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА Фото автора
Заголовок| Территория Пины Бауш //
Памяти великого хореографа

Где опубликовано| газета "Культура" №26 (7689)
Дата публикации| 9-15 июля 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=840&rubric_id=209&crubric_id=100423&pub_id=1051756
Аннотация|

В Германии многие не любят балет, но все знают театр Пины Бауш, расположенный в центре промышленной Вестфалии - Вуппертале, неказистом городе без достопримечательностей. Пина Бауш - это высокая, очень худая женщина в черных брюках, в длинных безразмерных свитерах с вытянутыми рукавами, с умным спокойным лицом стоического философа, всегда без косметики, с жестко затянутыми назад волосами. Ее лицо не менялось последние тридцать лет. Природа словно перестала обращать внимание на эту талантливую нигилистку. У Пины были свои счеты и взаимоотношения с красотой. Отметая ее гламурную составляющую, Бауш всю жизнь позиционировала агрессивное превосходство "некрасоты". В ее труппе никогда не работали смазливые красотки и глянцевые принцы. Иногда казалось, что она набирала не артистов с дипломами, а прохожих с улицы. Но хотя у нее были и такие эксперименты: однажды Пина собрала пожилых жителей Вупперталя для ремейка своего старого спектакля "Контактхоф", переименовав его в "Контактхоф для мужчин и женщин старше 65", - в Танцтеатре Бауш работают только первоклассные артисты. И даже за видимой статикой спектаклей стоят двенадцатичасовые репетиции. За простым всегда стоит очень сложное.

Пина Бауш с детства была во всех отношениях девочкой-отличницей. Родилась в маленьком городке Золингене, близ Вупперталя в 1940 году, в пять лет начала танцевать, окончила школу и без проблем поступила в знаменитую Фолькванг-шуле в Эссене. Затем, по рекомендации своего педагога, знаменитого Курта Йосса, ведущего теоретика contemporary dance в Германии, поехала стажироваться в Нью-Йорк у самих Хосе Лимона и Энтони Тюдора. Пока училась, Пина получила всевозможные поощрительные премии за оригинальность постановок, а в Америке Бауш не только ставила что-то в студии, но и сама танцевала в Метрополитен Опера. Йосс позвал ее назад в Германию, и как верная ученица она вернулась и поступила танцовщицей в эссенский "Фолькванг-балет". Она ярко выделялась и была замечена - в 33 года ее пригласили возглавить балет Вуппертальской Оперы. Бауш согласилась возглавить, но не балет, а новый театр в театре. Среди ее условий были: отмена заявленных в афише на будущий сезон классических балетов "Щелкунчик" и "Спящая красавица", ангажемент танцовщиков из "Фолькванг-балета" и переименование театра в "Танцтеатр". Так началась эра Пины Бауш в Германии.

Танец выбрал ее, как когда-то литература выбрала Вирджинию Вулф (по странной случайности обе дамы очень похожи на фотографиях). Английская писательница, феминистка по воле необходимости, писала свои книги, чтобы обличить рутинных салонных писателей конца XIX века. Так получилось, что на волне отрицания она создала свой стиль в литературе. Что-то подобное произошло и с Бауш. Верная идеям немецкой экспрессионистки Мэри Вигман, Бауш продолжала развивать ее стиль. И как режиссер танцспектаклей Бауш оказалась талантливее всех своих учителей, потому что ей удалось выработать свой язык не в закрытой студии для посвященных, а на живых театральных подмостках, с реальным зрителем. Вигман шла по линии отрицания форм классического балета, путем последовательного высвобождения жеста, какого-то постоянного оправдания себя. А Пина просто создавала спектакли, очень театральные, естественно, с использованием принципов не балета, а именно танцтеатра. Когда в 1975 году она поставила свою "Весну священную" на музыку Стравинского, Европа затряслась от возмущения не меньше, чем Париж, когда увидел "Весну священную" Нижинского. Некоторые даже называли то, что она сделала, извращением. В том спектакле обезумевшие женщины, полуодетые, с обнаженной грудью, в экстазе носились по сцене на куче торфа. Но Пина сумела так организовать пространство, что никто был не в состоянии встать с места и уйти с ненавистного балета. Вот это умение хореографа балансировать на грани истерики, нервного срыва и даже после него и не прискучить при этом зрителю - важное преимущество ее танцтеатра. И так как она не сделала театр подмостками для постоянного выражения только авторского "я", как это было в случае ее предшественниц, но сделала артистов, которые внешне выглядят обычными людьми, равноправными создателями, театр Пины Бауш стал неотъемлемой частью немецкой культуры.

Опусы Бауш - остросоциальны, как у любого немецкого режиссера. И в этом смысле она - наследница социального театра Бертольда Брехта (кстати, она не раз обращалась к его пьесам). Но социология Бауш особенно интересна тем, что она зашла в дверь ее театра прямо с улицы, то есть сфера интересов хореографа захватывает не универсальные понятия, а конкретные, частные истории. Заплаканное лицо девочки на улицы, драка детей во дворе, беззащитная доступность чернокожей официантки в немецком кафе и т.д. - эти темы и их подоплеки исследовала хореограф. В один из своих приездов в Москву Пина Бауш увидела в музее православные иконы и все предназначенное для официальных мероприятий время провела возле ликов святых. Наверное, она хотела напитаться русской культурой, чтобы потом сделать спектакль о России, как уже сделала о Гонконге, Португалии и Испании. Но не случилось.

Что останется после ее смерти, которая наступила внезапно (Бауш была трудоголиком и просто не заметила подкравшуюся болезнь), пока неясно. Будут ли живы спектакли, поставленные хореографом для Парижской Оперы? Что будет делать обезглавленная вуппертальская труппа? Есть ли у нее наследники? Вокруг закулисной работы Пины Бауш никогда не витали легенды. Когда ее спрашивали журналисты об устройстве театра, Бауш с удовольствием рассказывала, что работа была распределена между коллективом танцовщиков-постановщиков, каждый отвечал за свой участок, но первоначальная идея все-таки рождалась в ее голове и за финальную реализацию отвечала только она. Жаль, что Пина не снимется больше в кино. Известно, что осенью ее хотел начать снимать Вим Вендерс. С другой стороны, образ Пины Бауш запечатлел великий Феллини в фильме "И корабль плывет".

Среди кого числилась Пина Бауш - среди режиссеров или среди хореографов? Сейчас уже не так важно дать определение специальности. Но ниша, которую занимал ее танцтеатр, останется незаполненной, так как, подобно Морису Бежару или Джону Ноймайеру, Бауш не была в традиционном смысле учителем жизни для молодого поколения, она сама творила театр, а другие были зрителями.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 10:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070903
Тема| Балет, Конфликт, театр п/у Касаткиной и Василёва, Персоналии, Наталия Касаткина
Авторы| Андрей МОРОЗОВ
Заголовок| НАТАЛИЯ КАСАТКИНА: Точку в споре должен поставить министр культуры
Где опубликовано| газета "Культура" №26 (7689)
Дата публикации| 9-15 июля 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=840&crubric_id=1000295&rubric_id=218&pub_id=1051232
Аннотация|

Совсем недавно художественный руководитель Государственного академического театра классического балета, народная артистка России Наталия Касаткина отметила свой юбилей. Вклад Касаткиной в развитие отечественной культуры был отмечен и коллегами по цеху, и официально. И Президент страны, и премьер-министр поздравили Наталию Дмитриевну.Но буквально спустя недели, ее коллектив столкнулся с испытаниями, которые не имеют никакого отношения к творчеству. О перипетиях последней недели театра Наталия КАСАТКИНА рассказала корреспонденту "Культуры".

- В четверг, 2 июля, всю труппу нашего театра не пустили в репетиционные классы. Артисты не имели возможности не только подготовиться к вечернему спектаклю на сцене Новой Оперы, но и забрать необходимое - танцевальные туфли...

- Наталия Дмитриевна, попытаемся объяснить ситуацию. Ваша репетиционная база находится в здании Театрального Училища имени Щепкина ?

- Совершенно верно! В 1966 году Щепкинское училище перевели в здание на улице Пушечной, откуда выехало хореографическое училище. Тогда Министерство культуры отдельно распорядилось выделить два репетиционных зала для Театра классического балета под руководством Касаткиной и Василева. С тех пор мы здесь и занимались. А в 1993 году все здание было отдано на баланс Училища имени Щепкина, а с нашим театром заключались договоры об аренде наших залов... Собственно, я не особенно вдавалась в подробности и юридические тонкости наших взаимоотношений. Казалось, что, поскольку речь идет о взаимоотношениях творческих организаций, организаций государственных, скандалов по схеме арендодателей колхозных рынков мы избежим. Но в итоге то, что произошло в прошлый четверг, напоминает сюжеты о захватах и обороне коммерческих палаток.

- Охранники в черном, маски ?

- Охранники были без масок. И в белом! Мы их всех прекрасно знали и знаем. И они знают меня и всех артистов театра в лицо. Более того, они поздравляли меня с юбилеем, но - вставали стеной, не пуская через проходную училища! Не пускали, ссылаясь на распоряжения ректора и проректора Щепкинского училища.

- А какие были основания для столь жесткой позиции владельцев здания ?

- Я, как художественный руководитель театра, не получала никаких письменных уведомлений, что театр должен освободить занимаемые площади, что с нами не хотят продлевать арендный договор. Лукавить не буду - слышала разговоры на эту тему, знала ситуацию, но официально никаких документов на мое имя не поступало.

- То есть руководство училища не хочет продлевать вам аренду ?

- Как говорят юристы, а это их компетенция, училище имеет на это право. Но в таком случае мы должны получить уведомление об окончательном отказе от помещений за три месяца. То есть нас должны были поставить в известность заранее. А, простите за каламбур, поставили вместо этого охранников.

- Но стражи территории вели себя в рамках? Не дрались с балеринами ?

- Только до этого не дошло! Представляете, что такое для балерины - танцевальная обувь? Моя мастерица, чтобы сшить мои туфли, специально ложилась на сцену и отмечала особенности подъема моей и только моей стопы! А руководство Училища имени Щепкина через охранников передало нашим артисткам: "Если вам нужны туфли - купите себе в магазине новые!" В итоге двум нашим балеринам разрешили подняться, как было сказано "под конвоем", и забрать необходимые для спектакля аксессуары.

- Значит, спектакль все же состоялся ?

- Да, но могу представить себе, каково было психологическое состояние моих артистов. Ведь в пятницу издевательства продолжились. Труппу пустили в репетиционные залы, но - отключили и свет, и воду в раздевалках. Мы не могли репетировать под фонограмму. А артисты не могли ни душ после репетиции принять, ни, извините за натурализм, в туалет сходить.

- Так какова же аргументация руководителей училища? Где будет репетировать ваш театр, если вам откажут в аренде ?

- На улице! Я не шучу. Нам говорят: вы выступаете в Новой Опере вот там и репетируйте. Простите, но Новая Опера лишь предоставляет нам площадку для выступлений. У них собственный график репетиций, собственная жизнь. И вообще, наш театр в год дает около 300 спектаклей. Для сравнения, в Большом проходит в три раза меньше балетов в год. Но дело не в цифрах и регалиях. Почему судьбу нашего театра, статус которого определен государством и Министерством культуры России решает руководство Училища имени Щепкина? И решает ее не как спор двух учреждений культуры, а на уровне базарных разборок.

- Наталия Дмитриевна, кто, на ваш взгляд, должен решить эту, мягко говоря, некрасивую ситуацию ?

- Мне кажется, что Министерство культуры не может остаться в стороне и решит этот вопрос. Кроме того, зная художественного руководителя Малого театра Юрия Мефодьевича Соломина много лет, зная его отношение лично ко мне и к нашему театру, я не верю, что он может быть причастен к такому беспардонному поведению руководства Щепкинского училища. Все же, несмотря на самостоятельность Щепкинского, влияние Малого театра на его политику не подлежит сомнению.

- Скандалы на вахте проходили на глазах будущих артистов ?

- Вот именно! Представляете, в каких красках видит театральную жизнь будущее нашего театра? Что говорить о преемственности, об уважении к регалиям, о ранимости творческих людей, если меня, народную артистку, не пускают в репетиционный зал, где я работала больше сорока лет...

Когда верстался номер

В спор Театра классического балета под руководством Н.Касаткиной и В.Василева и Училища имени Щепкина вмешалось Министерство культуры России. По словам директора театра Ивана Василева, руководство министерства считает, что в конфликте должен быть найден компромисс, который устроит обе стороны. Срок решения судьбы Театра классического балета - 20 июля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 11:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070904
Тема| Балет, Международный фестиваль балетного искусства памяти Рудольфа Нуреева (Уфа), Персоналии,
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО, Уфа - Москва, Фото Сергея ГУТНИКА
Заголовок| Балетные рифмы на родине Нуреева //
В Уфе завершился праздник памяти великого танцовщика

Где опубликовано| газета "Культура" №26 (7689)
Дата публикации| 9-15 июля 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=840&crubric_id=1003722&rubric_id=219&pub_id=1051259
Аннотация|

Высокая репутация Международного фестиваля балетного искусства памяти Рудольфа Нуреева, что ежегодно проходит на сцене Башкирского государственного театра оперы и балета, очевидна каждому, кто попадает в Уфу хоть на один фестивальный спектакль. Зал на тех балетах, очевидцем которых довелось быть, был переполнен, и истовые аплодисменты долго не смолкали. Выбор в пользу публики делает дирекция театра, руководимая Владимиром Рихтером, - и на уфимской сцене появляются солисты-гости: из Большого и Мариинского, из зарубежья, ближнего и дальнего, и еще - воспитанники местной школы, работающие вдали от альма-матер. Нуреевский праздник известен и за пределами Башкортостана. С первого года он под надежной опекой правительства республики, несколько лет назад был включен в Федеральную целевую программу "Культура России", проходит теперь и при активной поддержке Министерства культуры России.Нынешний, 15-й, открыл юбилейный год 70-летия основания театра. А начало традиции связано с именем Юрия Григоровича, чьей фантазией и рожден этот фестиваль. Это он в 1993 году, в год смерти великого танцовщика, придумал нуреевскую рифму фестиваля. Звонких рифм на нынешнем празднике было немало.

Нуреев: старт

Щедрость его гения - отсюда, из Уфы, где учился в общеобразовательной школе и в балетной студии при театре, который стал первым и незабываемым. Артисты утверждают, что нуреевский дух не оставляет родную сцену, потому и любят танцевать на этих подмостках. На фестивалях бывали те, кто помнит Рудольфа: солистка Парижской Оперы Карин Аверти, танцевавшая в его спектаклях; ее соотечественник, балетный критик и друг Нуреева Рене Сирвен. На нынешний праздник приехал из Израиля хореограф, в прошлом артист башкирского балета, Яков ЛИВШИЦ, которого мы попросили поделиться воспоминаниями:

- Не в силах поверить в счастье: я снова в родном театре, где летал Рудик, где танцевали мы с незабвенной Набилей Валитовой, моей партнершей и женой. Рудик считал меня своим наставником. Но это - преувеличение. Он был всего на несколько лет моложе, и мы были друзьями. Познакомились в балетной студии театра, куда я пришел на пару лет раньше, так что выглядел в его глазах почти мастером. Поначалу у Рудика не все получалось, и он обращался ко мне за помощью. Горячий и неуравновешенный в жизни, он никогда не обижался на замечания, которые касались ремесла. Напротив, ценил всякую критику, впитывал ее и не успокаивался, пока не достигал результата. Был одержим танцем, просил делать ему замечания снова и снова. Позже, когда мы оба оказались в Ленинграде, он, для того чтобы не давать себе спуска, водил меня на свои репетиции.

Последний раз мы встретились в 1989 году, перед моим отъездом на операцию в Израиль. Это было в Кировском театре: он стоял в плотном окружении бывших коллег, но, увидев меня, всех отстранил, бросился навстречу, обнял, расцеловал, прижался и заплакал: "Яшенька, как рад тебя видеть!" В эту секунду я понял, как дорого ему наше уфимское детство, наши голодные годы в холодных коммуналках, наши шалости, уроки Елены Войтович в Доме пионеров. У нас были похожи семейные ситуации: бедность, мягкие мамы и возмущающиеся отцы: "Что за профессия немужская! Надо вкалывать!" Вот мы с Рудиком и вкалывали у станка. Балетного.

Тогда, в Кировском, вглядывался в его серое измученное лицо, в котором все же проступали черты того экспансивного, быстрого и любопытного мальчишки, с которым мы бегали по родной Уфе. Вспоминал, как загорались его глаза, когда он смотрел балет или выходил на сцену. Тогда я, как и многие, думал, что он приехал станцевать "Сильфиду" и увидеть товарищей, но на самом деле он приезжал прощаться. Теперь я в этом уверен: он уже знал, что тяжело болен, силы покидали его, и даже любимая присказка: "Я - татарин, меня голыми руками не возьмешь" - уже не помогала.

Для прошлого фестиваля Яков Лившиц сочинил лирический дуэт "Адам и Ева", который посвятил памяти Нуреева, на музыку Андрея Петрова. В дни нынешнего решил подарить хореографическому училищу, которое, как и фестиваль, носит имя его друга юности, свой номер "Гадкий утенок" на музыку Рахманинова.

В первый фестивальный день участники и гости, среди которых и родственники Рудольфа, возложили цветы к мемориальной доске Нуреева, установленной на здании театра.

Концепция фестиваля тоже выверена по Нурееву: представлены спектакли, которые так или иначе связаны с его творчеством, одни он танцевал, другие - ставил. Тут же - молодежь и эксперименты. Их, подчас шокирующие, так любил Нуреев, порой вызывая негодование благовоспитанной Парижской Оперы.

Еще одна краска фестиваля - с любовью собранный музей Нуреева в фойе театра. Здесь - его личные вещи: грим, костюмы, дорожный саквояж, рабочий халат, авиабилеты, афиши.

Терегулов: рыцарь танца

Шамиль Терегулов ушел из жизни меньше года назад, и уфимский балет осиротел без своего худрука и главного балетмейстера. Он не только руководил труппой, репетировал, открывал профессиональные горизонты артистам, ставил спектакли, продумывал нуреевский фестиваль (нынешний впервые - без него), проводил гастроли, но был еще душой и совестью коллектива. Увлеченный своей сценической карьерой, он без колебаний отклонил предложение Леонида Якобсона обосноваться в Ленинграде: считал, что его долг - уфимский балет, с которым и оказалась связанной вся жизнь. В нем странно соединялись упрямая бескомпромиссность и скромность, строгость и доброта. Те, кто хоть раз встречался с Терегуловым, навсегда попадали под обаяние его улыбки. Он оказался незаменимым, и фестивальную "Жизель" театр посвятил его памяти. На сцену вышли его ученики, ведущие солисты театра: Ринат Абушахманов (Ганс), Гузель Сулейманова и Дмитрий Марасанов (вставное па де де) и гости из Большого: Нелли Кобахидзе (Жизель), Владимир Непорожний (Альберт), Наталья Выскубенко (Мирта).

Моцартовский "Реквием", исполненный на гала-концерте солистами "Кремлевского балета" Валерией Побединской и Михаилом Евгеновым, воспитанником уфимской школы, тоже прошел в память Шамиля Терегулова. Теперь его имя - среди классиков театра, а дело продолжает жена, художественный руководитель Башкирского хореографического училища имени Р.Нуреева Леонора Куватова, тоже личность легендарная - на сцене Кировского театра выпускницей Вагановского училища танцевала Машу в "Щелкунчике", ее Принцем был одноклассник - Миша Барышников. Балетоманы до сих пор вспоминают их пленительный дуэт.

" Прометей "

Подвиг бунтаря - благодатная тема для искусства. Прометей, бросающий вызов самому Зевсу, вдохновил драматурга Мустая Карима и композитора Рустэма Сабитова, который сам дирижировал своим сочинением - балетом-ораторией "Прометей". Драматургия музыкальных тем современна - например, в противопоставлении одичавших, погруженных в хаос людей, которыми управляет власть силы. Красивы нежные мелодии любви и умиротворенной природы. Один из героев спектакля - хор (его ритуально звучащая партия - заслуга хормейстеров Эльвиры Гайфуллиной и Альфии Белогоновой), расположенный на верхнем ярусе, откуда, словно ангельские откровения, летят голоса. Вместе с хором роль античного оракула выполняет яркий сольный вокал Алины Латыповой.

Петербуржец Игорь Марков перенасытил хореографию, подойдя подробно к жизнеописанию титана. Понять, что происходит на сцене, удается, только внимательно изучив объемное либретто. Школьных знаний о том, что Прометей - защитник людей и титан, подаривший им огонь, - недостаточно. Нужно еще понять, что мечущийся герой и серая ползущая людская масса - это рассказ о том, как Прометей вылепил людей из глины и наделил их сознанием. Не стоит забывать и о стебле тростника, в котором скрыл огонь Прометей, и о многом другом. В плотных хореографических сценах, правда, встречаются паузы, и тогда хочется аплодировать - например, лирическим сценам Прометея и Агазии (выразительные образы Андрея Брынцева и Валерии Лапшовой) и красоте декораций, созданных художником Равилем Ахметзяновым с тщательной яркостью рождественской открытки.

Молодость: лауреаты

Нуреев, ниспровергатель канонов, делал этуалями совсем юных артистов. Самый яркий (но не единственный) пример - Сильви Гиллем, поставленная им в 19 лет на верхнюю ступень балетной иерархии Парижской Оперы. Так что гала-концерт лауреатов ХI Московского международного балетного конкурса, прибывших со специальным визитом в Уфу, маэстро, несомненно, одобрил бы. Министерство культуры РФ и Российская государственная концертная компания "Содружество" привезли на фестиваль юных победителей и ведущего Святослава Бэлзу, которого просвещенные театралы любят за его телепрограммы. Медалисты, не имевшие возможности ни отоспаться после конкурсного марафона, ни полноценно порепетировать на незнакомой сцене, тем не менее выдали такой сокрушительный драйв, такой мощный заряд энергии, что было понятно, как лестно им выходить на сцену, которая помнит легкую поступь гения танца. Как хочется танцевать после трудной победы. Жаль, что газетный формат не позволяет перечислить всех поименно, но в памяти ликующих зрителей танцы юных останутся надолго.

Гости и хозяева

Испанский вечер состоял из двух одноактных балетов. Выпускники и учащиеся Башкирского хореографического училища постигали испанскую негу и цыганскую страсть в "Испанских миниатюрах". В "Кармен-сюите" выступили ученики Алисии Алонсо Лаура Ормигон и Оскар Торрадо из Мадрида (их, завсегдатаев театра, любовно называют "башкирскими испанцами"). Не могу сказать, кто был сильнее: гости, наградившие своих героев сдержанным мятежом, или хозяева, создавшие образ-символ (Гульсина Мавлюкасова - Рок) и образ-страсть (Ильдар Маняпов - Тореро).

Тот же испанский дуэт вел главные партии в "Дон Кихоте", в "Лебедином озере" солировали киевляне Наталья Мацак и Денис Недак. Этот балет - один из четырех, поставленных Григоровичем в Уфе, особо любим зрителями, и вклад Юрия Николаевича в развитие театра - еще одна рифма.

Событием десятидневного марафона стала и "Сильфида", в которой солировали Гузель Сулейманова и солист Большого театра Андрей Евдокимов. Согласно фестивальным законам, каждый вечер на сцене в главных афишных партиях появлялись приезжие танцовщики, их обрамление - кордебалет - оставалось неизменным, в спор с гостями вступали только уфимские солисты, которые зачастую одерживали победу.

Итак, последняя и самая броская рифма фестиваля - башкирский балет, где искушенный взгляд заметит аккуратные нюансы и дисциплину ленинградской школы - в театре боготворят традиции основателей, а ими были выпускники Вагановского училища. Гузель Сулейманова, Гульсина Мавлюкасова, Анна Сидорова, Елена Фомина, Римма Закирова, Гульнара Халитова, Валерия Лапшова, Диляна Мухутдинова, Ильдар Маняпов, Руслан Мухаметов, Ринат Абушахманов, Максим Купцов, Олег Шайбаков, Артур Новичков, Андрей Брынцев - нынешние лидеры, и их усилиями пишется еще одна страница летописи Уфимского театра, озаряемого, как огнем Прометея, легендой великого Нуреева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 11:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070905
Тема| Балет, Ростовский музыкальный театр, Премьера, "Спящая красавица", Персоналии,
Авторы| Нонна МИРЗАБЕКОВА Ростов-на-Дону
Заголовок| Принцесса проснулась в эпоху рококо //
"Спящая красавица" в Ростове

Где опубликовано| газета "Культура" №26 (7689)
Дата публикации| 9-15 июля 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=840&crubric_id=1003722&rubric_id=219&pub_id=1051349
Аннотация|

Решиться на постановку "Спящей" может себе позволить только уверенный в своих силах театр. Этот балет, при всей своей сказочной фееричности, требует гигантских вложений не только эмоциональных, но и материальных. Ставить его следует или очень хорошо (с декорациями и костюмами, располагая крепкими солистами, большим и хорошо обученным кордебалетом, отличным симфоническим оркестром), или никак. Большинство театров на втором варианте из предложенных двух и останавливаются. Но поставивший - расписывается в своей зрелости.

Что касается ростовчан, то укротить казачью сущность не удалось даже донским "королям" современного искусства: ни художественному руководителю театра Вячеславу Кущеву, ни главному хореографу Алексею Фадеечеву, в редакции которого был представлен подлинник Мариуса Петипа, ни художнику-постановщику и художнику по костюмам Александру Васильеву, ни дирижеру-постановщику спектакля Алексею Шакуро. Конечно, "Любо!" в зале не кричали, но многократное и эмоциональное "Браво!" раздавалось с партера и с балкона, охапками цветов просто завалили не только нежнейшую из Аврор, любимицу ростовской публики Елизавету Мислер, ее возлюбленного принца Дезире, как всегда мужественного и одновременно утонченного Олега Сальцева, прелестных фей во главе с феей Сирени (Ольга Быкова), и всех прочих обитателей дворца - короля с королевой, женихов, фрейлин, пажей...

Ростовская "Спящая" - одна из попыток реконструкции спектакля. Ростовский хореограф шел своим исследовательским путем, воссоздавая по архивным крупицам оригинальный балет Петипа. Эффект исторической достоверности дает и работа известного театрального художника Александра Васильева. Когда он только начинал работать над спектаклем - то пообещал, что зрителю будут представлены в декорациях и костюмах два стилевых периода - барокко и рококо. Их разделяет ровно век - столько, сколько длился сон принцессы. Но мастер не просто стилизовал декорации под названные эпохи, он воссоздал их с помощью художника-декоратора из Петербурга Олега Молчанова со скрупулезной точностью.

Кстати, не располагая документальными подтверждениями, тем не менее рискну предположить, что некоторые эпизоды "Спящей" писались композитором на Дону, когда он гостил в конце 1880-х у брата Ипполита - начальника Комитета мореходных классов. Жил в доме, о котором позднее Чехов сказал: "...Воздух родины - самый здоровый воздух. Если бы я был богат, то непременно купил бы тот дом, где жил Ипполит Чайковский".

Что ж, теперь музыка снова вернулась туда, где сочинялась. И не одна, а с целой свитой талантливых исполнителей - солистов труппы - Елизаветой Мислер, Юлией Котелкиной, Натальей Щербина, Олегом Сальцевым, Дмитрием Хамидулиным, Альбертом Загретдиновым, Степаном Ольховским, Андреем Максимовым, Денисом Козловым, Ольгой Боковой, Еленой Боровцевой, Клавдией Гламаздиной, Викторией Головко, народным артистом России, солистом Большого театра Юрием Клевцовым (премьерная фея Карабосс). Красочный спектакль со всеми своими сложными адажио, вариациями и па де де, демонстрирует почти детскую простоту и ясность отношений - вот Добро, а вот Зло, вот всепобеждающая Любовь и вечная Красота.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 11:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070906
Тема| Балет, Екатеринбургский оперный театр, Премьера, "Любовь и смерть", Персоналии,
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО, Фото Сергея ГУТНИКА
Заголовок| Балет по книге. О любви и смерти
Где опубликовано| газета "Культура" №26 (7689)
Дата публикации| 9-15 июля 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=840&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=1051673
Аннотация|

Балет "Любовь и смерть" Полада Бюльбюль оглы несколько лет назад, в рамках Года культуры Азербайджана в России, был показан в Москве и Санкт-Петербурге. Сейчас состоялась премьера второй, самостоятельной и никак не связанной с первой версии балета в Екатеринбургском оперном театре. По сути - этот спектакль не только зов к патриотическим чувствам и развитию культурных связей между народами, но действенный пример творческой дружбы: автор музыки - азербайджанец, хореограф и художник - русские, дирижер - итальянец. И еще - с этой премьеры один из старейших российских театров начинает подготовку к своему вековому юбилею.

Звонкий кумир советской эстрады Полад Бюльбюль оглы, любимый не только за свои песни, но и за музыку к кинофильмам и замечательным киноролям, написал "Любовь и смерть" в период, когда руководил, и успешно, Министерством культуры Азербайджана. Партитура богата национальным колоритом: нежные мелодии, приправленные фольклорным ароматом, четкие ритмические вертикали духовых, графика ударных, дыхание древних мугамов. Музыкальное полотно сплетено из вулканических голосов батальных сцен, былинно-сказочной эпики и лирических зарисовок, наполненных воздухом самой природы. Жизнеутверждающий пафос, стойкий фольклорный дух и мудрость "караевской" композиторской школы, из которой вышло немало известных композиторов.

В основе спектакля - старинная поэтическая летопись "Китаби Деде Горгуд", что переводится как "Книга моего деда Горгуда". Спектакль обыграл сюжет эпоса возрастом в 1300 лет. Точнее, один из сюжетов, потому что "Китаби Деде Горгуд" - это вязь историй. Для азербайджанцев книга - не просто сборник сказок и легенд, а своего рода нравственный кодекс, согласно которому учатся жить и думать поколение за поколением. Как сейчас, так и сто лет назад. Своеобразие нового спектакля связано с титанической работой, которую проделала хореограф Надежда Малыгина. Она - умна и профессиональна, потому подготовила собственную балетную редакцию либретто: простую, четкую и не затуманенную подробностями. С противопоставлениями добра и зла, возвышенных чувств и низменных страстей, бренности жизни и бессмертия идеалов.

Сюжет таков. Двоим парням приглянулась одна девушка. И тот, кто остается без взаимности, превращается сначала в мизантропа, а потом и в предателя. Влюбленные попадают в плен к врагам-кыпчакам, к которым примкнул отвергнутый Ялынджик. Огузы отважно бросаются в бой за молодых, но... остаются на поле битвы тела влюбленных, которых не в силах разлучить даже зловещая смерть.

Возлюбленным даны говорящие имена - бесстрашный Азер и нежная Байджан. Есть такая восточная притча: в ту секунду, когда рождается человек, вместе с ним объявляется и его смерть. Над ней земные силы не властны, и только она решает, когда забрать человека. Правда, смерть много спит, и не стоит ее тревожить.

Появляющиеся в прологе спектакля дети нарушают ее сон. Бесполое существо в черном одеянии и с намелованным лицом оживляет камни, и перед подростками проходит история жизни их далеких пращуров. Картины мирных праздников, веселых розыгрышей, народных обычаев, военных схваток, плясок наложниц - все события незапамятных времен передаются эмоционально, ярко, без фальши. Чувствуется, что труппе, без сомнения, интересны новшества, привнесенные Малыгиной: и танцы, и отношения героев, и театр теней, и драки, в которых балетные па подкреплены крепкими основами сценического боя. Хореограф развила уже существующие традиции соединения классического балетного языка с народными азербайджанскими танцами и восточными плясками, чем и увлекла танцовщиков. Есть в спектакле и иллюстративные сцены, пластические повторы, замирающее действие, но все на премьерных показах искупалось самозабвенностью, с которой работала труппа. Солисты Наталья Кузнецова и Виктор Механошин пребывали во власти романтических чувств своих героев, в чей мир вторгалась отрешенно-изысканная Смерть (Анастасия Багаева) - этому мистическому персонажу композитор не определил темы, но дал пульсирующие страшноватые ритмы. Земной нежностью томились сердца героев Елены Сусановой и Сергея Кращенко (он же был ретивым Ялынджиком в другом составе), а Смерть Алии Муратовой выглядела родом из сказки, а не из саги. Денис Зайнтдинов достоверно и убедительно прописывал характер предателя Ялынджика. Удивительно, но уже к премьере театр подготовил три состава исполнителей главных ролей!

Художник Игорь Иванов решил сценическое пространство вне конкретики быта и причастности к определенному времени. Получилась метафорическая картинка живой природы с застывшими камнями, горами, уходящими в поднебесье, по которым блуждают то страшные молнии, то ясные лучи света. Для маэстро Фабио Мастранджело "Любовь и смерть" стала первым балетом, и он провел спектакль столь темпераментно и азартно, что, казалось, в оркестре увеличился состав музыкантов, и все они знают о восточной мелодике не понаслышке.

У каждого народа есть свои легенды, святость которых хранят последующие поколения. И все говорят о вечном. Вечное же понятно людям разных возрастов, национальностей, веры. Так же, как и хороший балет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 11:15 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070907
Тема| Балет, Екатеринбургский оперный театр, Премьера, "Любовь и смерть", Персоналии, ПОЛАД БЮЛЬБЮЛЬ ОГЛЫ
Авторы| Елена ФЕДОРЕНКО
Заголовок| ПОЛАД БЮЛЬБЮЛЬ ОГЛЫ: Звезды сошлись, вдохновение озарило!
Где опубликовано| газета "Культура" №26 (7689)
Дата публикации| 9-15 июля 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=840&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=1051685
Аннотация|

После премьеры "Любви и смерти" состоялась встреча композитора с постановщиками, исполнителями и зрителями своего сочинения. И встреча столь трогательная и желанная, что в пору именовать ее отдельным сюжетом на фоне премьеры. Народный артист Азербайджана, посол Азербайджанской Республики в России Полад БЮЛЬБЮЛЬ ОГЛЫ ответил на наши вопросы сразу после окончания спектакля.

- Какие чувства испытываете ?

- Безмерно счастлив, что один из старейших музыкальных театров России осуществил постановку балета азербайджанского композитора. В диалоге культур родился совершенно неожиданный спектакль. То, что произошло час назад, - это уже история.

Впечатления превзошли все мои ожидания. Быть может, потому что я - автор, но я старался смотреть на сцену объективно и увидел молодую, энергичную, азартную, профессиональную труппу, от которой исходит желание творчества. Каждый танцовщик стремился как можно лучше исполнить свою роль, а не просто выполнить то, что предписал балетмейстер. Огромная заслуга постановщика и артистов в том, что им удалось создать синтез классического балетного языка и восточного танца.

Вы же видели, как восторженно зрители приняли спектакль, кричали "браво", скандировали - и не приглашенная официально часть зала, а рядовая публика. Было ощущение театрального праздника.

Знаете, как бывает? И артисты танцуют хорошо, и музыканты играют хорошо, и спектакль красивый, а получается - ну просто нормально, и все. А здесь - звезды сошлись, вдохновение озарило.

- Игрой оркестра довольны ?

- В высшей степени. Поражен, как артисты симфонического оркестра театра тонко прочувствовали национальный колорит, сам дух музыки, особенно группа ударных инструментов. Это очень сложно.

- В процессе репетиций встречались с дирижером ?

- С Фабио Мастранджело встретился вчера впервые, до этого только по телефону разговаривали, и я, честно говоря, спрашивал и переспрашивал: "Смогут ли музыканты сыграть все, как надо?" Смогли! Исполнение выше всяких похвал. Маэстро родом с юга Италии, и его темперамент ощущается во всем. Вчера после репетиции мне даже пришлось попросить его играть немножко сдержаннее по темпам, и он выполнил мою просьбу.

Все-таки музыка балета - с сильным азербайджанским колоритом, который музыканты передали с большим чувством и тактом. Группа ударных сыграла сложнейшую по ритму партитуру не хуже любого восточного музыканта. Ударники - все шесть человек - поразительно точно освоили новые для них ритмы, а их, как ни выписывай в нотах, надо чувствовать. Вчера попросил группу деревянных духовых, у которых сложные сольные куски (особенно у флейт, гобоя, английского рожка, кларнета), в каких-то местах добавить души, сыграть даже ad libitum. И на премьере они так чутко провели мелодии, настолько интонационно чисто играл оркестр, что даже придраться практически не к чему.

- Как родилась идея постановки "Любви и смерти" в Екатеринбурге ?

- Идея принадлежала Министерству культуры России, которое выделило средства на постановку. Важно, что этот проект продолжил традицию, - ведь когда-то на русской сцене постоянно ставились произведения азербайджанских композиторов. Балеты Кара Караева "Семь красавиц" и "Тропою грома" шли в Кировском театре, Юрий Григорович ставил "Легенду о любви", популярен был балет "Тысяча и одна ночь" Фикрета Амирова. Тогда мы жили в одной стране. Сейчас, когда живем в суверенных государствах, подобные постановки имеют особое значение. Спектакль по мотивам азербайджанского эпоса, рожденный на уральской земле, в постановке русского хореографа - огромное событие в отношениях между нашими странами.

Конечно, мне хотелось бы поблагодарить Министерство культуры Российской Федерации, руководство театра и лично директора Андрея Шишкина. Знаете, театр оперы и балета - это особый организм, где практически сосуществуют несколько трупп: оперная, балетная, оркестр, постановочные службы. Управлять таким огромным хозяйством, наверное, сложнее, чем заводом или фабрикой, и Екатеринбургскому театру повезло с директором.

- "Китаби Деде Горгуд" для Азербайджана значит не меньше, чем и "Песни о Нибелунгах" для Германии. В ЮНЕСКО даже разработан глобальный проект совместного изучения этих старейших письменных памятников. Почему героический эпос вдохновил вас - композитора, работающего в разных жанрах, на создание именно балета ?

- В этом древнем эпосе - чувства, мысли, судьбы многих и многих поколений, и он вдохновлял разных художников. Есть фильм "Деде Горгуд", несколько драматических спектаклей. Я же решил идти не по эпизодам, а взять некую философскую сущность, притчу, передающую особую ментальность азербайджанского народа. Показалось, что в пластике раскрыть духовный мир родного народа смогу убедительнее. Условность, свойственная хореографии, дает свободу для выражения чувств. В создании "Любви и смерти" значительна роль первого балетмейстера, поставившего спектакль в Баку, - Вакиля Усманова.

- Спектакль в Екатеринбурге иной ?

- Это настолько разные спектакли, что их даже не стоит сравнивать. В бакинском, помимо балетных артистов, участвовал Государственный ансамбль танца - почти 60 человек. Здесь такой возможности не было, но Надежда Малыгина предложила замечательное режиссерское решение с быстрыми переодеваниями кордебалета, благодаря чему создается ощущение большой массы людей. Особенно в сцене боя, который сделан, если можно так сказать, кинематографично.

Уральский спектакль более цельный, что закономерно: Надежда Малыгина имела готовый нотный материал и в записи, и в клавире, воспринимала эту музыку целостно - от начала до конца. Тогда как Вакиль Усманов ставил в процессе написания музыки, что объективно гораздо труднее.

- Это был процесс совместного сочинения спектакля ?

- Когда мы начали работать, уже существовали отдельные фрагменты музыки, но темы еще не были развиты в балетные формы. Вакиль советовал: из этой темы нужно сделать адажио, а здесь нужен бой. Многие мелодии я просто наигрывал на рояле, а дальше - подпевал: "тра-та-та". И под это "тра-та-та" Вакиль ухитрялся что-то придумать. Иногда он "тащил" меня за собой. У меня было немало обязанностей на должности министра культуры, и я был ограничен по времени. Обещал написать какой-то кусок через неделю, а успевал - через месяц, чем ставил его в неудобное положение. Вакиль - воспитанник петербургской (ленинградской) школы, но работает в Вене, где все четко по графику. Он вырывался на три дня в Баку и понимал, что ничего нового я не приготовил. Приходилось садиться за работу ночью - человек приехал, неудобно. Еще за день до премьеры вносил в музыку правки. Как всегда бывает в творческой работе, мы спорили, и Вакиль иногда немножко обижался. А в Екатеринбурге я от всего этого был избавлен - пришел на готовый спектакль как гость.

- Обычно композиторы сопротивляются, когда хореографы сокращают или перекраивают партитуру. Вы спокойно отнеслись к музыкальным перестановкам ?

- Мы встречались с Надеждой Малыгиной, она предложила новое либретто, попросила поменять местами кое-какие музыкальные куски. Поначалу спорили, но когда я понял, что она глубоко погрузилась в материал, увлеклась идеей, что для нее это не проходной спектакль, то полностью доверил ей музыку, понимая, что хуже она не сделает. Ей важно было "прочесть" эпос по-своему, она его серьезно изучала, ездила в Баку, сидела в этнографических музеях. Ее творческая отдача вызывает уважение.

- Бакинский спектакль ставился в афишу нечасто, а как, на ваш взгляд, сложится судьба уральского ?

- Прежде всего надо пригласить балет в Баку, чтобы азербайджанцы смогли познакомиться с новой версией спектакля. Наш итальянский дирижер не без оснований полагает, что балет будет востребован и в Европе. Так что будем работать над организацией гастролей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 1:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070908
Тема| Балет, Санкт-Петербургский Государственный академический театр балета имени Леонида Якобсона, Персоналии, Юрий Петухов
Авторы| Елена БОЙКОВА
Заголовок| Юрий Петухов: Без светлой мысли театр не создать
Где опубликовано| газета «Аргументы и факты» Петербург
Дата публикации| 20090709
Ссылка| http://spb.aif.ru/culture/article/8263?refresh=1
Аннотация| Интервью

На вопросы читателей сайта SPB.AIF.RU ответил Юрий Николаевич Петухов, художественный руководитель Санкт-Петербургского Государственного академического театра балета имени Леонида Якобсона

В России растет новое поколение хореографов

- Юрий Николаевич, расскажите о себе. Где вы учились балетному искусству? Кем были ваши родители?

- Отец у меня военный, и нас бросало по разным городам страны. Сначала мы жили на Украине в Киеве, потом переехали на Урал, в Пермь. В 1964 я году поступил в Киевское хореографическое училище, а в 1966 г. перевелся в Пермское хореографическое училище. Мне очень повезло с моими педагогами. В Киеве у меня был педагог Березина, одна из основательниц Киевского балетного училища, в Перми моим учителем был Юлий Иосифович Плахт, ученик Агриппины Яковлевны Вагановой.

Пермская школа балета имеет корни в Петербурге. Во время блокады в Пермь было эвакуировано Ленинградское балетное училище. Многие педагоги из Ленинграда после войны остались в Перми. Поэтому я себя считаю питерцем, мне всегда было просто понимать фактуру и требования петербургской школы.

В Петербург я приехал за Николаем Николаевичем Боярчиковым, в его литературный театр балета. Сейчас уже можно так его назвать. Это был хореографический театр, основанный на очень глубокой и серьезной литературе. А дальше, естественный ход моих творческих начинаний – это консерватория, отделение режиссуры и хореографии. И потихоньку из артиста балета я превратился в режиссера.

- Есть отличие петербургской и московской школы балета?

- Некоторое отличие между двумя этими школами существует. Московская школа больше славится мужским танцем – там и Васильев, и Лиепа. Питерская школа – это, конечно, школа женского танца. Я так считаю. И то, что эти две школы сегодня стараются держать свою марку, это очень хорошо. Сейчас происходит уход профессионального обучения из балетных школ. А эти два корабля еще держатся. Я сам преподаю, я заведующий кафедрой хореографии. У нас много хороших учеников, педагоги прекрасные. Единственное, что меня беспокоит, как хореографа и руководителя театра, это отток артистов балета за рубеж. Раньше это было не возможно, сейчас происходит поголовно. И эту проблему нужно решать на государственном уровне. Ведь государство теряет огромные деньги на обучении артистов балета, а итоге половина выпуска уезжает.

- Как вы думаете, из-за чего это происходит?

- Много аспектов. Очень мало театров, которые делают новые постановки. Давайте посмотрим, положа руку на сердце, на то, что происходит в Санкт-Петербурге. На сегодняшний день современными постановками занимается только Борис Эйфман и наш театр. Все остальное - перелицовка спектаклей XIX века или существует другой вариант, как в Большом театре, когда приглашают иностранных хореографов, которые когда-то где-то что-то поставили. Это очень плохой синдром, и хотелось бы, чтобы это все сдвинулось. И предпосылки для этого есть - в России растет новое поколение хореографов, которые в скором времени будут иметь полновесный голос во всем мире. И то, что сейчас делает наш театр, очень важно. Я имею в виду фестивали и конкурсы, которые мы проводим.

Важно, чтобы каша варилась

- Вы проводите фестиваль “Альтернатива» - открытие новых имен. Это международный фестиваль? Сколько народу приезжает? Как происходит отбор?

- Начнем с того, что нам очень сложно найти финансовую поддержку, театр берет на себя всю полноту затрат. Это касается площадки, приглашений и других организационных вещей. Поэтому назвать его международным пока нельзя – мы должны, как минимум, обеспечить конкурсантов жильем. Но первый фестиваль дал нам 13-15 человек, а в этом году у нас уже в 3 раза больше участников. Это показатель того, что фестивалем заинтересовались, фестиваль интересен. И не только премиями. На нашем фестивале молодой артист может найти себе партнеров и единомышленников. А это самое главное. Ведь находясь в своей скорлупе, никогда никого не найдешь. Важно, чтобы сюда приезжали и художники, и композиторы, постановщики, исполнители, важно, чтобы эта каша варилась. И из этой каши получалась какая-нибудь идея. Наш фестиваль «Альтернатива» помогает выйти как раз на эту фактуру.

Одна из премий фестиваля, как мне кажется, очень важной для молодого балетмейстера, является возможность поставить спектакль в нашем театре. В прошлом году выиграла Анастасия Кадрулева, она заканчивает сейчас академию Вагановой, и Дмитрий Генус, который заканчивал курс у Николая Боярчикова в Санкт-Петербургской консерватории. Они оба получили возможность поставить спектакли, и мы вместе создали спектакль «Три цвета». Он посвящен Григорию Алексидзе, очень большому хореографу, продолжателю традиций Якобсона в плане миниатюр, который работал у нас в последние годы. Спектакль заявлен на «Золотой софит».

Дмитрий Генус поставил в нашем театре спектакль по Ремарку. Анастасия Кадрулева сделала интересный анимационный спектакль - это когда действие связано с видеорядом. Получился синтез балета, видео и даже текстовых моментов. У Анастасии было все очень корректно и интересно сделано – и в хореографическом, и в драматургическом плане. Работы очень удачные. Ребята получили очень хорошую школу. И в этом году у победителей «Альтернативы» тоже будет возможность поставить спектакль. Это главный приз, и мы это можем дать.

-Как набиралась команда единомышленников в вашем театре? С вами работал Янис Чамалиди (модельер). Как вы с ним встретились?

- Совершенно случайно, хотя случайностей в жизни не бывает. С Янисом мы встретились на одном из показов. Я спросил: «Не хочешь ли ты поработать в балете?». И он тут же согласился, не думая ни секунды. Мы поставили с ним несколько спектаклей – «Ромео и Джульетта», «Страсти по Кармен».

- Какие направления вы развиваете в вашем театре. Часто гастролируете?

- В Петербурге у нас репетиционная база. Я хочу отдать свою жизнь, чтобы создать камерный театр. Мы ставим в основном миниатюры и очень хотим сохранить это направление. Для нас очень важно сохранить якобсоновский репертуар. Я сделал с театром гастрольный бросок по России и понял, что хореография Якобсона живет.
От классического репертуара я не отхожу из-за соображения экономики. Ведь что покупает турист? Он покупает Эрмитаж, Марииинку с балетом и выезд загород (Царское село, Павловск, Петергоф). Поэтому мы ставим, и будем ставить классические балетные спектакли. И третье направление – это современное искусство.

Все бери в силу

- Легко ли ломать стереотипы, связанные с восприятием русского балета. Обычно альтернативный балет представляют другие страны (Европа, Америка). Россию же всегда ассоциировали с классическим балетом.

- Классический танец сохранился благодаря нашим царям, которые очень любили и поддерживали балет. Так уж случилось, что Советская власть тоже полюбила классический балет. И понятно, почему. Балет – это бессловесное искусство. И, наверное, поэтому, классический балет сохранился.

Ни в каком другом государстве в балет не вкладывали столько денег, сколько вкладывали у нас при советской власти. В каждом областном центре был свой театр. И в каждом театре танцевали «Жизель», «Лебединое озеро», «Спящую красавицу». И благодаря такому отношению советской власти, сохранили классическую балетную школу.
Но Россия также является родиной современного искусства. Русские хореографы оплодотворили и Германию, и Америку. Баланчин учился у нас в Петербургской консерватории вместе с Леонидом Якобсоном в одном классе. Причем Леонид Якобсон делал в нашей стране то же самое, что и Баланчин в Америке. Просто он не был так раскручен.

Не совсем правильно говорить о том, что Россия отстала от современного искусства. В России сейчас идет такой мощный выброс молодых хореографов, которые во всем прекрасно разбираются. Вот едешь по Америке – там везде наши: один заведующий кафедрой, другой танцует в театре солистом. Наверное, русский дух – танцевальный.

- Критикуют ли ваше творчество? И как вы относитесь к критике?

- Меня, конечно, критикуют. Но я считаю, что критика – это хорошо. Мне батюшка говорит – все бери в силу. Правда, мне не нравится, когда ругают непрофессионально. Я терпеть не могу дилетантов. Критика на уровне «нравится – не нравится» может существовать за чашкой чая, но не в прессе. Все должно быть профессионально. У меня, конечно, есть друзья, с которыми я советуюсь, я приглашаю их на репетиции и мне важно их мнение.

- Карьера балетного артиста очень коротка. О чем должны думать молодые артисты балета?

- Если артист хочет, чтобы он стал настоящим артистом – он должен заниматься собой. Своим телом. Он должен наладить свой инструмент таким образом, чтобы создать себя. Это касается не только тела, артист должен думать. Нужно танцевать душой и сердцем, но без светлой мысли театр не создать.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22358
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июл 09, 2009 2:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009070909
Тема| Балет, МТ, Премьера, "Шурале", Персоналии,
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Шедевр по заказу //
Мариинский театр вернул в репертуар балет "Шурале" Леонида Якобсона

Где опубликовано| Независимая газета
Дата публикации| 20090709
Ссылка| http://www.ng.ru/culture/2009-07-09/100_shurale.html
Аннотация|

У балета «Шурале» почти 75-летняя история, начинавшаяся директивно: постановлением 1934 года о создании оперно-балетного театра в Казани. Для сочинения первого национального балета рекрутировали двадцатилетнего Фарида Яруллина (сына народного музыканта). Либретто по поэме татарского классика Габдуллы Тукая создавал молодой литератор Ахметом Файзи.

Постановщиком назначили Леонида Якобсона. Во-первых, у него был опыт работы с национальным материалом (инкогнито создавать то, что выдавалось за народное и едва ли не самодеятельное творчество), во-вторых, была директивная линия на укрепление демократических окрестностей столичными кадрами (Китай и Корея до сих пор чтут российские балетные основы), да и повод отослать неудобного хореографа подальше с глаз. Премьеру отменила война, и Якобсон показал свой балет в 1950 в Ленинграде. «Шурале» победно прошествовал по многим сценам и ушел в легенду. Не удивительно: хореограф так и не сделал руководящей карьеры.

Возвращение «Шурале» необъяснимо долгое в ситуации репертуарного кризиса. Причем это едва ли ни единственный балет советского наследия, который устраивал всех: и стариков, и современщиков. В танцевальном плане Якобсон хореограф, в сторону которого не фыркают сторонники западного развития труппы. К тому же в этом балете, как в том же Форсайте, неакадемического плана танцовщики выигрывают. И еще это спектакль не столь одиозного восприятия, как сергеевская «Спящая»: никакой оппозиции существующему репертуару. Да и смотрится как экзотика, стилизация в традициях «Русских сезонов».

Спектакль сделан по всем правилам. Конвейер счастья требовал хэппи энда (хотя логичнее для героев погибнуть), финального па де де главных героев, обрамленного общим ликованием. Обязательная программа, как в учебнике: контраст классики, характерного танца, гротеска; массовых и сольных танцев. Шабаш умеренно-разгульный. Под это дело, правда, хореограф поставил и сейчас современно звучащие поддержки и пластические головоломки. А для гастролей спектакль проблемный: многонаселенный, с большим количеством детских танцев. И сценография габаритная.

Изобилием сценографии, бутафории, костюмов, не мешающих танцу, спектакль противоречит сложившемуся взгляду на балет как искусство «пустой сцены» и мини-костюма. И еще это масштабное сооружение по-драмбалетному зависит от актеров. Премьерный состав был «директивным»: Али-батыр – недавно принятый в премьеры Денис Матвиенко, Евгения Образцова, с которой партию Сюимбике готовила Нинель Кургапкина, Александр Сергеев – танцовщик с характером и классическим репертуаром. История получилась схемой. Али-батыр выглядел переодетым салонным танцовщиком, неожиданно попавшим не в ту декорацию. Сюимбике странная птица: балерина без прыжка. Зато танцы на пуантах звонкие, как колокольчик. В дуэте любви не случилось: благодарит девушка за спасение, хотя вроде бы не повод жениться. Противостояние добра и зла тоже не слишком удалось: повздорили леший и человек из-за барышни. Титульный герой мирный, как лягушачий царь.

Второй состав показал более логичное развитие сюжета, слаженный дуэт и осмысленную актерскую игру. Ирина Голуб, правда, привычно не обошлась без технических сбоев, но ее хореография выглядела более сложной. Голуб в поддержках, особенно в сцене, где Сюимбике носит нечисть, выглядела логичнее, без заметных подходов и неудобства. Михаилу Лобухину роль Али-батыра пришлась идеально. Один только свадебный сюжет – целый спектакль: и нежное внимание к невесте, и юмор, и ожидание, и счастье, и шуточная борьба жениха с друзьями. А Шурале Антона Пимонова – настоящая опасная тварь из опасного леса: жутковато-гибкая, ироничная. У артиста хорошо играл костюм: удлиненные пальцы не как приклеенные, а двигаются, как паучьи лапки.

Второй акт – область характерного танца (Якобсон здесь, как Лакотт в романтических спектаклях). Правда, дорвавшись до гротеска, остановиться не могли. Налепили в изобилии носы, изображали охмелевших на свадьбе гостей так усердно, что и без того затянутые сцены растянули до бесконечности. К разряду несуразиц спектакля можно отнести и знаменитый лесной пожар: тут впору было МЧС вызывать. А вообще спектакль прошел с настроением. Не без накладок, вроде вразнобой топающих птичек, но великолепны танцы нечисти, страшновато и забавно притопывающие и пристукивающие мухоморчики-шуралята и скачущие воронята, гости на свадьбе.

А в премьерном спектакле был еще эпилог – вполне в духе пятидесятых. На сцену явилась официальная делегация Татарстана, раздававшая государственные отличия: Валерий Гергиев награжден медалью «За доблестный труд», солисты почетными грамотами. И был «рояль в кустах» -на сцену вызвали Ван Клиберна, неосторожно зашедшего посмотреть спектакль.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 9, 10, 11  След.
Страница 3 из 11

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика