Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-06
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 11, 12, 13, 14  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2009 12:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009062907
Тема| Балет, Пермский театр оперы и балета, Конфликт, Персоналии,
Авторы| Кира КОШКИНА
Заголовок| Труппа или труп?
Где опубликовано| Газета "Пермские Новости"
Дата публикации| 20090626
Ссылка| http://www.permnews.ru/story.asp?kt=5442&n=498
Аннотация|

Пермский балет наконец-то решились обновить свежей кровью

Громким скандалом завершился 137-й сезон в Пермском театре оперы и балета. Хоть и не хотелось худруку омрачать подведение итогов действительно знакового театрального года, давно назревающий нарыв лопнул, и скрывать далее случившееся не представлялось возможным. А конфликт между бывшим художественным руководителем балетной труппы Натальей Ахмаровой и Георгием Исаакяном, закончившийся увольнением первой, начался давно, временами переходя от открытых боевых действий к затяжной партизанской войне…

В своё время, когда Ахмарова была назначена художественным руководителем пермского балета, труппа приняла её в штыки, и именно Исаакян оказал поддержку худруку. Однако примерно год назад отношения между ними резко испортились. Это было связано с тем, что Наталья Ахмарова не поддержала уже утверждённый проект пристроя к театру и через мужа – директора «Медлайфа», который «пользует» губернатора, довела своё неудовольствие до Олега Чиркунова, минуя непосредственного начальника. Исаакян счёл её поступок нелояльным по отношению к театру и нарушающим субординацию по отношению к себе. В течение полугода стороны соблюдали «вооружённый нейтралитет». Два месяца назад должность художественного руководителя балетной труппы была сокращена, и Наталья Ахмарова продолжила работу в должности помощника худрука, хотя называла себя по-прежнему. Поправила как-то и свою бывшую однокашницу Елену Кулагину, когда та на своём бенефисе по случаю прощания с театром назвала Ахмарову «директором труппы».

ТАНЦЫ НА ГРАНИ ФОЛА

Тем, кто внимательно наблюдает за пермской балетной труппой, ясно, что в этой структуре давно уже не всё благополучно. Полноценные премьеры заменены «капитальными возобновлениями», артисты из театра уходят, предпочитая сольные партии и достойную оплату в невнятных коммерческих труппах, вроде турецкой, нищенскому прозябанию в кордебалете прославленного театра. Ушла Кулагина, уехала любимица Зорича – Ярослава Араптанова, Юле Машкиной ролей не дают, хотя все приезжие хореографы сразу же «видят» эту балерину. Да что там говорить, если артисты балета не в состоянии выполнить простейшие технические элементы, которыми обязаны владеть студенты хореографического училища! Заметили это не только в Перми. Сразу после выступления на «Золотой маске» балет «Корсар» буквально «размазали» столичные критики: «…нынешние спектакли отличает удивительно низкое качество танца. Солистки всех рангов, без которых немыслимы эти иерархические балеты, танцуют на грани фола. В «Корсаре» тяжеловесная Медора едва отрывалась от пола на прыжках; Гюльнара на каждой диагонали вращений впадала в оторопь, буквально валясь с пуантов; одалиски путались в невыворотных ногах, даже отменив положенные заноски». («Мания безличия». Газета «Коммерсант», №62 (4117) от 08.04.2009)

Видимо, это и стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Георгия Исаакяна: «Меня уже достаточно давно не покидает ощущение, что балетная труппа оказалась в эстетическом тупике, в ситуации отсутствия художественных перспектив. Когда мы переходили на систему административного руководства балетом, мы находились в совершенно другой ситуации. Да и задачи перед театром стояли совершенно иные: сохранение труппы, приумножение классического наследия. А в последние два-три сезона возникло совершенно точное ощущение, которое я сам для себя долго не решался сформулировать: артисты перестают понимать, что они делают и что танцуют. Я думаю, что это – проблема художественного лидерства, потому что назваться художественным лидером можно, а вот стать – дано не каждому. Это должен быть человек, говорящий сегодняшним языком, понимающий соотношение классики и современности, не зашоренный огромным количеством предубеждений. Думаю, самое тяжёлое, с чем приходится сталкиваться в театре, – это шоры…»

Юридическим поводом для увольнения Ахмаровой послужил прогул: 30 мая она отправилась в Москву вместе с труппой, которая должна была выступать на сцене Большого театра в торжественном вечере «Дягилев-гала», посвящённом 100-летию «Русских сезонов» Сергея Дягилева. Но Исаакян, по его словам, подчинённую в столицу не посылал и командировку не подписывал. Наталья Галимзяновна поехала за свой счёт, решив, что, как руководитель, должна быть в этот ответственный момент с артистами. А Георгий Исаакян счёл это самовольство прогулом, подпадающим под приказ об увольнении: «Никто не отменял положения трудового законодательства. Самовольный отъезд, самовольное командирование себя… Это вещи, которые регулируются трудовым законодательством. Думаю, некий посыл злодейства выглядит достаточно смешно».

КОМУ НУЖНЫ ВАШИ ОПЕРЫ?

У Натальи Ахмаровой – своя правда. Она считает, что это увольнение не связано с её профессиональными качествами, а конфликт между ней и Исаакяном носит личностный характер. Тем более что худрук уделяет слишком много внимания развитию оперы, тогда как балет остаётся в тени: «Я могла бы взять больничный, отпуск за свой счёт. Но я надеялась на какой-то человеческий фактор. И после приезда, после моего дня рождения мне был сделан такой подарок от Георгия Георгиевича – меня уволили за прогул. Весь мир знает, в чём изюминка нашего города! О чём мы говорим? И кому нужны четыре оперных премьеры в год? Зрителя ведь не обманешь! Не побоюсь сказать, что Георгий Георгиевич использует служебное положение в личных целях — в целях получения единоличной власти над театром. Он говорит, что уволил меня за прогул. А на самом деле за то, что я позволила себе высказывать собственное мнение, защищая интересы балетной труппы…»

Мириться с решением художественного руководителя Наталья Ахмарова не намерена и собирается обратиться в суд. Между тем замену Ахмаровой в театре уже нашли. По словам Георгия Исаакяна, руководить пермской балетной труппой теперь будет балетмейстер из Санкт-Петербурга Алексей Мирошниченко.

Кроме того, в театре вновь, как пять лет назад, вводится должность главного балетмейстера. Таким образом, творческие и административные функции, связанные с руководством пермским балетом, будут поделены между двумя людьми. К чему это приведёт и сможет ли пермский балет вернуть себе былую славу, покажет время.

>> только цифры
В 137-м сезоне на сцене театра было показано 229 спектаклей и концертов, которые собрали более 130 тысяч зрителей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2009 3:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009062908
Тема| Балет, Екатеринбургский театр оперы и балета, Премьера, Персоналии,
Авторы| Алла ЛАПИНА, Фото Екатерины ФОМИНЫХ
Заголовок| Восток — дело тонкое //
Екатеринбургский театр оперы и балета заканчивает сезон необычной премьерой

Где опубликовано| Газета "Уральский рабочий"
Дата публикации| 20090627
Ссылка| http://ur-ra.ru/sc/pub_ur.php?pub_select=3473
Аннотация|



Балет «Любовь и смерть» сценической истории по сути не имеет. Было лишь представление сочинения в Азербайджанском театре оперы и балета в 2005 году.

Музыку к балету написал известный азербайджанский композитор Полад Бюль-Бюль оглы, один из самых популярных и любимых кумиров эстрады прошлых лет, автор и исполнитель незабываемых мелодий. Хиты Полада Бюль-Бюль оглы пели, знали и любили. Правда, все это было еще в ту пору, когда мы жили в одной стране, а не в разных государствах.

Но культуру нельзя разделить высокой каменной стеной. В 2000 году состоялось открытие именной «Звезды» Полада Бюль-Бюль оглы на «Площади звезд» в Москве. И по настоящее время сам он является чрезвычайным и полномочным послом Азербайджанской Республики в Российской Федерации. Но в первую очередь он большой художник. Перу композитора принадлежат произведения самых разных жанров: оперетты, сюиты для симфонического и эстрадного оркестров, музыка для театра и кино.

Премьеру в Екатеринбурге осуществила талантливая постановочная группа. Хореограф — Надежда Малыгина, главный балетмейстер Самарского театра оперы и балета. Она уже создала около пятидесяти постановок в различных зарубежных и российских музыкальных и драматических театрах. Дирижер — Фабио Мастранжело, главный приглашенный дирижер Екатеринбургского театра. Художник — известный мастер Игорь Иванов.

«Любовь и смерть» — это попытка в пластике воплотить мотивы старинного азербайджанского эпоса «Хотаби Деде Горгуд», которому уже более 1З00 лет. У каждого народа есть своя история, святая легенда, которая говорит о вечном: о любви и предательстве, о разрушительной силе зла — вещах и чувствах, понятных всем людям, независимо от национальности и границ. Отчетливо это чувствовалось и на пресс-конференции, посвященной премьере. За одним столиком дружно сидели итальянец, русская, азербайджанец…

Вот что говорил композитор Полад Бюль-Бюль оглы:

— Безмерно счастлив. Один из старейших музыкальных театров России, Екатеринбургский, впервые осуществил постановку моего балета. Мое композиторское творчество обрело как бы новое измерение. Вот я только что сидел на репетиции и поражался, как артисты симфонического оркестра театра тонко прочувствовали национальный колорит, сам дух музыки, особенно ритмическая группа, это же очень сложно. До того мы с дирижером, с Марио, говорили только по телефону.

— Почему я выбрал именно жанр балета? — переспрашивает мастер. — Мне показалось, что в пластике я смогу убедительнее рассказать миру о моем родном народе, передать особую ментальность, духовный мир, саму сущность азербайджанцев. Спектакль, созданный Надеждой Малыгиной, совсем иной, чем тот, что был у нас в Баку, и это хорошо, у нее свое видение.

Рассказывает хореограф Надежда Малыгина:

— Когда я впервые приехала к композитору со своим замыслом, очень волновалась. У меня было три варианта. Надо сказать, что мастер встретил меня доброжелательно и с пониманием. Я «влезла» в изучение материала, национального фольклора, думала над тем, как перевести эти движения на «пальцевую» технику. Я совершенно отчетливо поняла, почувствовала, что речь идет не об узко национальных проблемах, а о вечных темах бытия

…Главные герои спектакля — совсем юные люди. Это красавица Байджан, ее возлюбленный Азер, Ялынджик, предавший друга из-за любви… История нежна, печальна и трогательна. Эффектен мистический образ некой черной богини— Смерти, много ярких, изобретательно поставленных массовых сцен боев, драк… А как прелестны танцы наложниц!

Дирижер Фабио Мастранжело, как принято ныне, работает во многих странах мира. В последние годы — и в России, и даже уже говорит на русском. В Екатеринбурге у Марио не первый спектакль, и он успел приобрести поклонников. Дирижер он яркий, темпераментный, и кажется, музыка балета «Любовь и смерть» отвечает именно его творческой индивидуальности.

— Это первый балет, которым я дирижирую, — говорит Марио. — Погружаешься в настоящее богатство музыкальной палитры, ощущаешь ее восточную пряность. Я даже попросил у руководства приобрести специальный музыкальный азербайджанский инструмент, ритмический: нагара… А еще работалось хорошо, мы слышали друг друга.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Михаил Александрович
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 06.05.2003
Сообщения: 25924
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 3:56 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063001
Тема| Балет, БТ, Коппелия, Персоналии, Вихарев С,, Александрова М., Осипова Н.
Авторы| Юлия Яковлева
Заголовок| Программа куклы
Где опубликовано| Афиша
Дата публикации| 20090622
Ссылка| http://www.afisha.ru/personalpage/191662/review/283122/
Аннотация|


Свидетельства и оценки современников — чарующий источник ахинеи. Достаточно сказать, что в 1890 году современники полили из говномета «Спящую красавицу» — краеугольный текст русского балета XIX века (особенно досталось бедняге Чайковскому — за музыку, негодную для танцев). «Коппелию» же современники сразу на премьере объявили старомодной. Этот балет недавно реконструировал для Большого петербуржец Сергей Вихарев, ведущий реставратор классики XIX века, так что будьте уверены: вы видите почти то же, что они, и можете опереться на это любопытное мнение.

«Коппелия» обыгрывала сюжет Гофмана. Парень полюбил девушку в окне. Она была молчалива, тиха, прекрасна, с фарфоровой кожей и буквально эмалевыми глазами; волосы ее были шелковыми — тоже в буквальном смысле слова: девушка была куклой. И пока ее равнодушие приводило влюбленного в отчаяние, обычная девушка Сванильда (которая совсем не интересовала героя), переодевшись в кукольный наряд, добивалась-таки его взаимности. Как все приличные балеты викторианского времени, «Коппелия» кончалась пышным марья¬жем, хотя романтик и мизантроп (а это обычно взаимосвязано) Гофман имел в виду совсем не семейное счастье. И вообще, новелла у него пренеприятно называется «Песочный человек», так что любое созидание сразу рифмуется с песочным замком. Но загадочный ужас любви выражен понятным (и доступным) для балета способом: это лицо, обрамленное окном (своеобразное nota bene с восклицательным знаком), — первый крупный план в истории сценических искусств XIX века. Это до сих пор производит впечатление.

Но современники имели в виду, конечно, не эмоции, ¬а научно-технический прогресс. Уже летали телеграммы и дирижабли, поэтому механические куклы Гофмана казались наивно-убогими: в иллюстрированных журналах уже в полный рост обсуждались важные проблемы робототехники — железные (а вовсе не песочные) люди стреляли из ружья и (в мирное время) катали тележки с нарядными викторианскими дамами; дамы на картинках чинно улыбались и прямо держали зонтики. Поэтому будьте снисходительны. В «Коппелии» отличные танцы. Сергей Вихарев выучил москвичей на славу: они даже проделывают совершенно петербургские трюки вроде аккуратно вытянутых стоп или плавно скругленных локтей — одно это стоит увидеть. А еще Большой выставил на главную партию двух замечательных исполнительниц: Марию Александрову и Наталью Осипову. Которая лучше? Которая с краю! Глупый вопрос: девушки очень разные. Александрова дает приму в капустнике, аристократически снисходительно взирая с высоты пуантов на веселую кутерьму (я бы сказала, что она танцует этот старый русский спектакль на английский манер, как будто это хореография Аштона). А Осипова принимает предлагаемые обстоятельства со всей душой: как будто в финале и впрямь собирается жениться с этим парнем — и это очень по-московски. Глядя на нее, думаешь, что у Эрнста Теодора Амадея Гофмана со всеми его мрачными сказками, должно быть, просто болела печень.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Отправить e-mail
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 10:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063002
Тема| Балет, МТ, "Шурале", Персоналии, Евгения Образцова, Денис Матвиенко, Александр Сергеев
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| "Вот такое "Шурале"..."
// В Мариинском театре показали татарского лешего

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ-СПБ" № 115 (4170)
Дата публикации| 20090630
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1195677
Аннотация|

В Мариинском театре на "Звездах белых ночей" состоялась первая — она же последняя — танцевальная премьера: возобновление легендарного балета Фарида Яруллина - Леонида Якобсона "Шурале". Вместе с публикой и официальными лицами ликовала ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.


Аполлонистый Александр Сергеев (Шурале) высокохудожественно шевелил длинными пальцами-корягами, а точеной Евгении Образцовой (Сюимбике) вполне удавались смелые полеты
Фото: Валентин Барановский/Коммерсантъ


"Шурале" — из категории бесспорных театральных легенд. Бунтарю и гению Леониду Якобсону понадобился добрый десяток лет, чтоб воплотить и реализовать свой замысел о жестоком повелителе татарского леса. Сначала война прервала так и не начавшуюся жизнь спектакля. Потом "право первой ночи" отхватил Леонид Жуков — его постановка "Шурале" в Казани в 1945 году вошла в балетные энциклопедии как мировая премьера, но и только. Лишь в 1950-м, пройдя через подметные антисемитские письма и злой театральный фольклор (одно "гран па на ягодицах" чего стоит!), Леонид Якобсон явил миру свой шедевр.

Выстроенный по канонам господствовавшего тогда "драмбалета", "Шурале" меньше всего напоминает монументальные хореографические памятники советской эпохи. В нем все гармонично. Очищен от бытовых подробностей сюжет о коварстве, благородстве и ответственности выбора. Выдержан национальный татарский колорит, который при этом не давит на хореографическую идею обилием этнографических примет. Рационально просчитана общая конструкция трехактного спектакля. Плюс — в этом спектакле присутствует роскошь "большого стиля", которого так не хватало постановкам театра последних лет. Если лес — так дремучий, с болотными испарениями и сучковатыми деревьями. Если татарская деревня — то с замечательно выписанными избами и крылечками. Если пожар — так полнейшая иллюзия, на зависть кинематографу. Костюмы ярки и роскошны. Музыка завораживает богатством мелодий и сочностью оркестровки, партитуру Яруллина страстно и увлеченно интерпретировал дирижер Алексей Репников, самородок, вышедший из оркестровых недр.

Балетмейстер, много претерпевший от "культурных" и прочих властей именно за то, что его хореографическое мышление не совпадало с коллективным, в "Шурале" создает образцовый пример идеального спектакля. Лесная нечисть изъясняется вульгарным гротеском, раскрепощенные тела змеятся, извиваются, колышутся и корчатся, зримо воплощая все низменные стороны человеческой натуры. Фантастические птицы "чирикают" классическим танцем, легким, полетным, по-якобсоновски смело и необычно трансформированным. Народ, как ему и положено, степенно рассуждает языком характерного танца.

Партии трех главных героев по сложности, наверное, стоят в одном ряду со "Спящей красавицей" и "Лебединым озером". Все богатство классического танца, сольного и дуэтного, которое выработало танцующее человечество к 1950 году, интересные актерские задачи — что еще надо взыскательному солисту, чтоб мечтать станцевать "Шурале"?!

Премьерный состав-2009 внешне заметно отличался от знакового, знакомого по многочисленным фотографиям состава-1950. Там Али-Батыр — героический монументальный Аскольд Макаров, здесь — нежный ладный Денис Матвиенко. Там Сюимбике — бравурная победительная Наталья Дудинская, здесь — прелестная точеная Евгения Образцова. Там Шурале — кряжистый мощный первобытной силой Игорь Бельский, здесь — аполлонистый пригожий Александр Сергеев, танцовщик классический, в то время как испокон века партия заглавного героя поручалась сильным характерным артистам. С хореографией в принципе справились все. Господин Сергеев очень высокохудожественно, почти как Фредди Крюгер, шевелил длинными пальцами-корягами. Госпоже Образцовой почти удался смелый взлет на плечо партнера в финальном дуэте. У премьеров к концу спектакля еще остались силы на ликующие свадебные полеты.

По окончании спектакля в лучших имперских традициях начались торжественные речи и раздача правительственных наград. Политкорректный итог премьеры подвел председатель парламента Татарстана: "Слава Богу!", и тут же поправился: "И Аллаху!" Художественный итог подвела министр культуры Татарстана. Она зачем-то вывела на мариинские подмостки Вана Клайберна, и пока тот смущенно раскланивался, державная дама задумчиво произнесла в микрофон: "Вот такое "Шурале"..."
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 11:08 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063003
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета, Персоналии, Татьяна Предеина
Авторы| Светлана СИМАКОВА, специально для Cheldiplom.ru
Фото Александра СОКОЛОВА и Андрея ГОЛУБЕВА
Заголовок| Татьяна Предеина, балерина:
«В этой профессии ты – вечный ученик»

Где опубликовано| Cheldiplom.ru Образование в Челябинске
Дата публикации| 20090629
Ссылка| http://cheldiplom.ru/charisma/218893.html
Аннотация|

У Джанни Родари есть стихотворение «Чем пахнут ремесла?». Но там ничего не сказано про балет. Наверное, потому что в представлении дилетантов это что-то совершенно невесомое. Заоблачное искусство. Помните, у Пушкина про Истомину: «Летит, летит, как пух Эола...» Но художник, артист, танцовщик прекрасно знают обратную сторону искусства. И это все то же самое ремесло. Изнурительно тяжелое, методично постоянное, рутинное. Понимаешь это, когда заходишь в балетную гримерку и ощущаешь не только аромат пудры и грима... Балет – это труд до седьмого пота. Народная артистка России Татьяна Предеина не скрывает потайной стороны своей профессии. Она вообще по характеру человек очень прямой и правдивый.

Вера и верность

– Татьяна, вы – единственная на Южном Урале – награждены медалью Святой Равноапостольной княгини Ольги. Награда необычная, если учесть, что она была забыта в советское время. Что испытали, когда получили известие об этом?

– Я бы сказала, стресс. В хорошем понимании. Известие застало меня в полете, мы отправились на гастроли в Америку. Мне позвонили во время пересадки в Париже, поздравили и сказали, что я должна прибыть в Москву, награду будет вручать президент. Кто же отпустит меня с гастролей? Медаль пришла в Челябинск, вручал мне ее губернатор.

– Есть звание народной артистки России, есть любовь зрителей. Какие еще нужны награды?

– Это государственное подтверждение, что ты делаешь нужное дело. Что силы потрачены не зря.

– Разве вы в этом когда-нибудь сомневались?

– Нет. Но это для меня было большой моральной поддержкой, хотя, конечно, добавило ответственности.

– Еще бы. Такая формулировка: «За веру и верность». Вы как это восприняли: за верность искусству, своей профессии или родному городу, где танцуете уже 15 лет?

– Все здесь соединилось.

– По каким случаям надеваете медаль?

– (Улыбается.) Ни разу пока не надевала. Некуда. Достаю иногда дома ее из коробочки и любуюсь – медаль очень красивая: большой эмалевый портрет княгини Ольги, финифть, лента... Она мне очень нравится. И втайне горжусь тем, что в искусстве я первая получила эту награду после долгого перерыва на советское время. Ею в прежние времена была награждена Вера Панаева.

– Трудно быть верной? Человек эмоционален, а потому переменчив в своих привязанностях.

– Здесь дело в честности. Если ты честен перед собой и другими, в работе, в отношениях – все встает на свои места и легче нести любую ношу. Я стараюсь быть честной.

– Что говорите себе, когда вам трудно?

– Может быть еще труднее. Терпи!

– Вы рано начали заниматься балетом, как это произошло?


Китри («Дон Кихот». Л.Минкус)

– Я начала заниматься фигурным катанием во дворце спорта «Юность». Удивительно, когда поступила в аспирантуру в Москву, моим педагогом там стала моя первая тренер в «Юности» Нина Курносенко. Она была в свое время знаменитой фигуристкой, тренировала детей, потом уехала в Москву. А хореограф наш – Нина Николаевна Адамович – живет в Челябинске, мы с ней встречаемся иногда, она приходит на мои спектакли. Так вот, она все время говорила моим родителям, что девочку надо в балет, что она балеринка. И меня перевели в 10-ю школу. Так я начала заниматься балетом. Потом бывший артист театра Владимир Бейлин порекомендовал маме везти меня в училище в Пермь, сказал, что я должна заниматься профессионально. Мы долго надеялись, что в Челябинске откроется свое хореографической училище, разговоры об этом шли, но, как видите, не открылось до сих пор. Подошло время, и мы поехали в Пермь. Мне было 10 лет.

«Никто не ходит пятками вперед»

– В таком возрасте трудно расстаться с родителями, вы не сопротивлялись?

– А куда было деваться? Мне нравилось заниматься балетом и пришлось смириться.

– Что было самым трудным в интернатской жизни?

– Привыкнуть жить без мамы. Сами должны были принимать любое решение, следить за собственным поведением, выбирать друзей, всему учиться самостоятельно: причесываться, стирать... Тогда не было еще никаких волшебных стиральных машин. Руками стирали. Конечно, были воспитатели, которые нас учили всему, помогали. У нас очень хорошая была воспитательница Ольга Милановна Сивачки. Видимо, она по призванию была педагогом и очень нас любила. Обучала всему. Даже этике, культуре. Приглашала домой, накрывала стол по всем правилам: ложечки, вилочки, ножички... Учила нас готовить. Я ей очень благодарна за все. Хотя до сих пор люблю есть ложкой (Смеется.), по интернатовской привычке. Но на званом обеде не опозорюсь – все умею, все знаю.

– С первых дней занимались у знаменитой Людмилы Павловны Сахаровой?

– Нет, она малышей не брала. К ней приходили после третьего класса, и она уже выпускала из училища.

– Она была жестким педагогом или нотки материнские в ее методе преподавания тоже были?

– Педагог, думаю, должен обладать всеми качествами: и материнской добротой, и требовательностью. Иначе ничего не получится. В классе она была жесткой и требовательной, десять шкур с тебя сдерет, пока не добьется – не сегодня, так завтра. Но в то же время она была прекрасной женщиной. Очень пристально следила за нашим здоровьем: не дай бог мы побежали без полотенца и халата после занятия, на ногах всегда должны были быть валенки. Видите, как я к этому привыкла – до сих пор в валенках хожу даже при жаре. (Смеется.) А если кто-то заболеет, она могла приходить по ночам и сидеть у кровати, поить чаем с малиной, с медом. Обтирать, мерить температуру.

– Она говорила о том, что вас ждет большое будущее?


Одетта («Лебединое озеро». П.Чайковский)

– Никогда. Но все равно чувствуешь свое место в школе. А вот приходишь после училища в театр, и все твои заслуги школьные практически ничего не значат. Знают, конечно, что ты перспективная, дадут сразу сольные репетиции. Но в Перми всегда и все проходили через кордебалет, если даже тебя в спектаклях в кордебалете не выпускали. У меня процесс «выстойки» был недолгим.

– Это что, театральная «дедовщина»?

– Да нет. (Смеется.) Считается, что эту школу необходимо пройти. Ты становишься артистом театра – и это уже совсем другая история. Так принято. Наверное, многое зависит еще и от характера балерины. Кто-то расстроится, что его в кордебалет поставили, крылья сразу сложит. А я нормально все принимала – надо так надо. Делай что должно, и будь что будет.

– Всегда подчеркивают особенную красоту линий вашего тела в танце. Вы это осознавали в юности, нос перед другими задирали?

– Какой задирала!? Носом в землю – и пашешь!

– Характер такой или в семье такое воспитание получили?

– Во мне всегда жила неудовлетворенность собой. Всегда хотелось идти к совершенству, хотя говорят, что нет ему предела. Каждый день требуешь и требуешь от себя. Исполнительский аппарат надо тренировать ежедневно, тело ведь постоянно этому сопротивляется. Балет – это же патология. Никто ведь не ходит по улице пятками вперед или вытянув шею...

– Вы, естественно, выделяетесь на улице своей осанкой – наверное, сразу все обращают внимание?

– Не знаю, стараюсь не смотреть на людей. Я стесняюсь. Только здороваюсь в ответ.

«Здесь и сейчас»

– Вы танцевали в Кремлевском балете, но так случилось, что пришлось вернуться в Челябинск. Не было обиды? Ведь этот город, возможно, вы уже считали только городом своего детства.

– Нет, это абсолютно нормально – вернуться в свой родной город. Встретили меня хорошо, я сразу вошла в «Лебединое озеро», моим репетитором тогда была Галина Михайловна Борейко.

– Всегда ладите с педагогами-репетиторами? Особенно теперь, когда вы уже мастер и лучше вас никто не знает вашего тела, его возможностей. Терпите, когда вам навязывают противоестественные для вас вещи?

– Критику воспринимаю с готовностью, но она должна быть только профессиональной. Когда это просто какие-то придирки – буду спорить, это недопустимо. Но если мне докажут, что я не права – соглашусь.

– Когда вы поняли, что челябинский зритель вас полюбил? Когда появилась та теплота из зала, которую чувствует любимый артист?

– Вот к вопросу о званиях: имя – самое важное из них. Тогда никто не спрашивает: «А этот артист – заслуженный?» Довольно скоро зрители начали спрашивать: «Предеина танцует? Когда танцует Предеина?» Без скромности, это очень приятно. С точки зрения присутствия на сцене, звания никакой роли не играют. Потому что каждый раз, выходя на сцену, ты должен доказать себе и зрителю, что ты – мастер. Чтобы любовь к тебе не погасла или возгорелась, потому что кто-то увидел тебя сегодня впервые и он не знает, что было вчера, как ты танцевала и чем покорила других. Поэтому неважно, чем тебя наградили. Артист должен действовать здесь и сейчас. Никакой истории. Сейчас странное время – можно заплатить деньги и получить награду. Но что значит такая награда для артиста? У нас все решает результат. Хоть обвещайся самыми бриллиантовыми наградами... Но если не станцуешь, тебя же засмеют. А можешь выйти без единой награды и публика примет тебя с восторгом.

– Главной причиной эмиграции известные танцовщики Барышников, Годунов, Нуреев называли невостребованность, им хотелось расширить свой репертуар. У вас никогда не было такого желания – резко изменить жизнь? Ведь репертуар губернского театра довольно скуден и сегодня.

– У меня были возможности реализовать себя не только здесь. Когда не было возможности что-то станцевать на этой сцене, я соглашалась на гастроли и танцевала те спектакли, которые в Челябинске не идут. Конечно, всегда хочется большего... Но не все зависело от меня, что с этим поделать? И потом, я еще надеюсь станцевать что-то новое, интересное.

– То есть вам дано мириться с тем, что есть в реальности?

– А если по-другому нельзя? Мне предлагали остаться и поработать в других театрах. Но у меня рос сын и я не могла его бросить, оставить на маму.

– Вы его тоже отдали в хореографическое училище. Удивительно, что, зная все тайные стороны этой профессии, многие танцовщики отдают своих детей в балет.

– Сложный вопрос. Но это был не мой выбор, ему нравится заниматься танцем. А трудности есть в любой профессии, в любой сфере – нельзя прожить без трудов. Сегодня он учится в Московском хореографическом училище. Что будет дальше – посмотрим.

– Вам чаще удается видеться, потому что вы тоже учитесь в Москве, в аспирантуре Московской государственной академии хореографии?

– Часто бываю в Москве. Там у меня много друзей, и вообще я очень люблю этот город.

Немые актеры

– Драматические актеры всегда рассказывают, как они «обживали» ту или иную роль чисто психологически. Как это происходит у балерины?

– Это прежде всего физический труд. Ты должен партию отшлифовать так, чтобы тебя не волновала техника. У драматического актера есть реплики, он может менять интонацию. А мы – немые актеры. «Кричим» и «шепчем» языком пластики тела, движением глаз. Причем глаза наши видят только зрители первых рядов партера, а с пятого яруса – нет. Значит, каждое движение должно быть настолько выверено, чтобы зрителей от первого ряда до последнего яруса пронзало то, что ты хочешь выразить. В этой профессии ты – вечный ученик, с самого первого и до последнего дня. Ты каждый день, каждый час учишься, чтобы зрителю даже в голову не могло прийти, что сделать прыжок или что-то другое тебе тяжело. Любой образ в балете можно одной техникой создать. Но если есть еще и талант, тогда ты уже не просто штатная единица...

– Действительно ли мы живем во времени, когда публика отдает предпочтение техничным балеринам, ей менее важна внутренняя работа?


Анюта («Анюта». В Гаврилин)

– Виртуозность, конечно, принимается с восторгом. Особенно на конкурсах сейчас это модно – преобладание спортивности. Но зритель приходит на сюжетный спектакль, а это, как правило, хореодрама: «Бахчисарайский фонтан», «Ромео и Джульетта». Чем Галина Уланова покорила весь мир, когда открылся железный занавес и Большой театр выехал на гастроли? Тонкой актерской игрой наряду с танцевальной техникой. Всегда говорили, что американцы любят технику в танце. Неправда, я это знаю теперь. Не только технику, но и наш артистизм, душу, как говорят. Они очень любят русский балет именно за это.

– Недавно мы потеряли одну из таких балерин – Екатерину Максимову. Вас связывали с ней долгие годы работы, она была вашим учителем с юности. В чем особенность, тайна этого педагога?

– Многие педагоги в балете тиражируют себя. Искусство педагога-репетитора – особенное, им владеют еще реже, чем искусством просто педагога. Максимова из тех педагогов-репетиторов, которые работают не для себя. Она искала новое в других и умела вынуть твое я. При всей требовательности она никогда не навязывала свои решения, умела слышать твои желания. Это очень ценно. Екатерина Сергеевна – мой ориентир в балете, она привила мне высокую культуру исполнения и особый стиль, потому что очень внимательна была ко всему – владению стопами, например. Выработался даже термин «говорящие стопы». Ее ученицы этим отличаются. Мне сразу говорят: «Видно, что ты максимовская».

– Почему в память о Екатерине Максимовой вами был выбран спектакль «Анюта»?

– «Анюту» я получила из первых рук – готовила партию целиком и полностью с Екатериной Сергеевной. И никогда не забуду свою премьеру, когда Владимир Васильев, будучи директором Большого театра, приехал и танцевал со мной партию Отца, а солист Большого театра Александр Петухов – партию Модеста. В зале была Екатерина Сергеевна... Она очень любила этот спектакль. «Анюта» стал одним из самых мной любимых спектаклей. Это была моя первая глубоко драматическая роль, которая раз от разу меняется до сих пор. Рассказ «Анна на шее», по которому поставлен балет, – своеобразная притча о трансформации души человеческой. Но у Владимира Васильева Анюта другая, нежели у Чехова. Недаром он ввел в балет персонаж Студента, которого нет в рассказе. Его миссия важна – это совсем по-иному раскрывает характер героини, у нее была первая чистая, настоящая любовь, и эта любовь в ней жива. А жизнь? Она непредсказуема. Кто может знать, с чего она начнется и чем закончится? Меня она до сих пор пугает: в ней столько непонятного, каких только странных людей не встретишь на пути? На сцене все понятнее и спокойнее. (Смеется.)

«Наш хлеб везде труден»

– Вам ли жаловаться на страх перед жизнью? Вы ведь так рано повзрослели, уехав из дома в 10 лет.


Герцогиня Альба («El Mundo de Гойя». В.Беседин)

– Я знаю только то, что пережила, и не могу знать, что меня ждет. Поэтому каждый день – открытие. Вчера вот что-то случилось со мной, что даже репетировать не могла. Готова была пуанты и за шкаф, и куда угодно выбросить... И нет этому объяснения.

– Часто бывает такое?

– Давно не случалось. Видимо, многое совпало...

– Неужели вам никогда не хотелось подражать великим балеринам?

– Это совсем другая профессия. (Смеется.) Вспомнила забавный случай. Однажды на гастролях меня почему-то поселили в гостиницу при зоопарке. До сих пор не знаю, на правах какой птицы я там жила? И моими соседями были ветеринары, какой-то слет у них проходил. Они на меня смотрели-смотрели и спрашивают: «Вы – балерина?» – «Да». – «Какое же вы отношение имеете к зоологии?» – «Самое прямое, – говорю. – Каждый день хожу в зоопарк и наблюдаю за животными». – «Это так важно для балерины?» – «Конечно»!

– Обычный человек часто не «слышит» своего тела, которое настоятельно твердит, к примеру, что завтра ты заболеешь. И потом оно мстит нам. У вас, наверное, все по-другому?

– Потому что мы к нему «прислушиваемся» перед каждой репетицией. Заболела нога – надо ее меньше грузить. Сразу вступают в бой всякие ванночки, мази – сейчас много разных премудростей...

– И постоянные разминки?

– У меня – каждый день. Я прихожу в театр даже в выходные. Пусть это будет не репетиция, но элементарная разминка. Тяжело иногда на гастролях, когда по семь-двенадцать часов в автобусе, а потом сразу на сцену, в то время как тело приняло форму автобусного кресла...

– В такие моменты, наверное, забывается, что балет – это высокое искусство?

– (Улыбается.) Забываешь. Надо сконцентрироваться и просто сделать все как надо.

– Вы общаетесь с коллегами из Большого театра, Кремлевского балета... Кому труднее достается балетный хлеб? Столичным артистам или такого театра, как челябинский?

– Наш хлеб везде труден. Другое дело, сколько за этот труд платят. Ведь артист, уважая себя, стремится к совершенству независимо от зарплаты.

– Балетные очень рано уходят на пенсию. Человеку, далекому от хореографии, это кажется диким. А ваше ощущение – вовремя или можно еще танцевать и танцевать?

– Это индивидуально: кто-то танцует очень долго... Хотя хронические заболевания у всех балерин есть – артриты, артрозы, травмы, у мужчин – проблемы с позвоночником. Некоторые вообще инвалидность зарабатывают. Наша профессия травмоопасна. Поэтому срок выхода на пенсию вполне реальный.

– Ни секундочки не пожалели, что выбрали эту профессию?

– Нет. Звезды так сошлись. Если бы вновь пришлось выбирать, думаю, снова пришла бы к танцу.

– Ваша профессия чревата многими отказами от удовольствий?

– Я не страдаю от запретов. Ем все что хочу и сколько хочу. Пока не лопну. (Смеется.) Люблю изнурять себя пищей. Но, естественно, после спектакля. Я не смогу работать сытая, поэтому не буду есть до репетиции или спектакля, потом наемся. И так мне будет хорошо...

– Но есть что-то, что пришлось принести в жертву балету?


Жизель, Альберт — Александр Цвариани («Жизель». А.Адан)

– Досуг. Некогда особо гулять-отдыхать. Раньше, пока наш «сиреневый» сквер перед театром не вырубили, мы любили после спектакля посидеть там на скамейках, поговорить. Укромный был у нас уголок. А теперь – голое место, засохшие «элитные» елки.

– Ваша профессия, наверное, как никакая другая требует расслабления?

– Для меня огромное удовольствие – дома побыть, потому что я там редко бываю. Раньше на природу любила выехать, теперь клещей боюсь.

– Тогда – на море.

– Плавать не умею. Меня даже Людмила Павловна Сахарова не смогла научить плавать. Могу отплыть от берега на два метра, но уже не вернусь. Поэтому мне надо, чтобы было неглубоко, дно ровное, с песочком, и очень теплая вода. Я мерзну все время. Единственный раз я плавала долго и с удовольствием, когда была в Израиле. Чуть в Иорданию не уплыла. Мне казалось, что это все сказки про Мертвое море – будто там можно сидеть прямо на воде и читать газету. Оказалось, правда. Вода выталкивает тебя на поверхность, плюс ко всему она очень теплая, как раз для меня.

– Однажды я видела фотографию: вы рядом со спортивным самолетиком. Учитесь летать?

– Я?! Да вы что?! Больше всего на свете боюсь самолетов и уколов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 11:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063004
Тема| Балет, Саратовский театр оперы и балета, Персоналии, Людмила Телиус
Авторы| КАБАНОВА Ирина
Заголовок| Людмила Телиус: «Звезд надо выращивать»
Где опубликовано| Неделя области № 29 (445) (Саратов)
Дата публикации| 20090610
Ссылка| http://www.nedelia.ru/?nums-2009-029-page10
Аннотация|

Для театральной публики нынешний год особенный: 80 лет исполняется саратовскому балету. Его рождение, развитие и достижение определенных высот в нашем городе отметили вечером хореографии в рамках Собиновского фестиваля. Юбилей в этом году и у примы Театра оперы и балета, народной артистки России Людмилы Телиус. Кому, как не ей, танцевавшей на саратовской сцене 33 сезона, а нынче – педагогу и репетитору, знать о величии искусства, об адском труде и зрительской благодарности!

О саратовском балете

– Балеты провинциальных городов – саратовский, воронежский или, скажем, нижегородский – отличаются друг от друга, несмотря на то что школа у всех одна. Что касается именно саратовского балета, мы зависим от многих факторов. Те выпускники хореографического отделения училища искусств, которые оканчивают с красными дипломами, к сожалению, стараются уехать в Москву. И тут ничего не поделаешь, это естественная тенденция, когда люди стремятся в столицу, когда им попросту хочется столичной жизни. Получается, лучшие силы уезжают, а наш балет довольствуется теми, кто по каким-то причинам остается. Например, если не удалось где-то хорошо устроиться или хочется пусть в провинциальном театре, но перетанцевать все роли. Как бы там ни было, надо выращивать своих звезд, а не приглашать их издалека. Вот сейчас из училища выпускается прекрасная девочка, но она едет в Москву, в один из лучших театров. Почему бы не побороться за нее? Почему бы не заинтересовать человека, не предоставить ему условия для хорошей работы и вырастить приличную балерину? Тем временем в труппу приглашают артистов из разных регионов и даже стран, и они не всегда превосходят по качеству подготовки наших выпускников.

О театре

– Театр должен оставаться храмом и в столице, и в провинции. Люди должны приходить сюда с предвкушением чего-то необычайно интересного, красивого. Балет и опера – это элитное искусство, его надо холить и лелеять. А для этого необходимы потрясающе оформленная сцена, шикарные костюмы, нужно ставить спектакли, и танцевать должны профессионалы. И, конечно, должен быть заинтересован губернатор. Ведь если сильным мира сего это не интересно, как театру оставаться на высоком уровне? Я много ездила с гастролями. В других странах есть пара главных театров, а в основном – масса школ, где много занимаются, но частным порядком. И на периферии нет своей труппы – это большая роскошь для города. Поэтому мы можем себя поздравить, что у нас есть собственный театр. Конечно, у нашей труппы были свои взлеты и падения, звезды, которые приходили и уходили. Но тем не менее балет сохранился. Дай бог, чтобы он существовал еще многие годы и пополнялся новыми силами.

Об исполнительском потенциале

– Можно ли увидеть будущую звезду в юном даровании? Иногда смотришь на ребенка и думаешь: «Вот она, у нее великолепные данные». Но потом проходит время, девочка начинает формироваться: полнеют бедра, вырастает торс, укорачиваются ноги. Есть дети, не имеющие шикарных данных, зато они очень трудолюбивые, музыкально и духовно одаренные. А ведь в балете нужно брать трудом, упорством. Только за последние 3-4 года из нашего училища выпустилось много ярких артистов: Малинина, Микиртичева, Орлов, Хорошилов. Многие работают в столицах и даже за границей. Потенциальные звезды при выпуске у нас есть, но, к сожалению, они не остаются в нашем театре. И все же, думаю, таких, как Екатерина Максимова, больше не будет – такого синтеза дарования, физических данных. Ведь у нее были абсолютно балетные ноги: с красивой стопой, с изумительной длинной голенью, красивых пропорций. Ей были подвластны все жанры.

Сегодня балет приобретает несколько гимнастический уклон. Внимание уделяется не столько эмоциональной наполненности, сколько шагам, верчениям. Мировой балет ушел вперед. Но если балет не утратит основы вагановской школы, чтобы на нее наращивать технический уровень, то, конечно, инновации хороши. Однако не в ущерб чистоте линий. Русская классика, которая нам досталась от Петипа, от Фокина, должна сохраняться от и до.

О любви к искусству

– Мне кажется, сейчас искусство в целом меньше впечатляет людей, чем раньше. Технический прогресс давит на культуру. В прошлом театралов было намного больше. У меня осталось много писем, записок (их прикрепляли к цветам, оставляли на вахте), которые давали понять, что есть в городе театральная публика. Мне присылали даже рецензии, сравнивали мою работу в разных спектаклях – это очень стимулировало. Ведь если мало людей в зале, но среди них несколько театралов, которые постоянно ходят на мои спектакли, я не могу танцевать плохо. Нужно выкладываться независимо от наполнения зала. Конечно, уходит поколение интеллигентных людей, любящих театр. Тем не менее зрители идут на приезжих артистов, а последние между тем не всегда соответствуют статусу звезды. Смотришь и думаешь: «У нас же есть гораздо более достойные исполнители». Все-таки публику надо воспитывать. Только не на чем. В Саратове нет достойной балетной критики, которая может сказать: «Такой-то исполнитель не годится для партии Джульетты или Конька-Горбунка». Хотелось бы профессиональных авторов. А профессиональную оценку я слышала, только когда выезжала на гастроли за границу.

О себе

– В балет меня привела мама. О каких-то вершинах с самого начала я не мечтала, от меня особо ничего не требовали, но я была усидчивой, трудолюбивой. Только на последних курсах начала выделяться, и в конце концов меня пригласили в Саратовский театр оперы и балета. Жизнь примы отличается от жизни артиста кордебалета тем, что вся нагрузка спектакля ложится на ведущих артистов. У кордебалета, конечно, очень много работы, особенно если это классическая постановка – «Лебединое озеро», «Спящая красавица», «Дон Кихот». Но смысловая и моральная нагрузка – на солистах: на них держится спектакль, они раскрывают образ и прочее. Ведущие артисты работают больше, быстрее изнашиваются. Педагогическая работа мне поначалу не нравилась. Мне всегда проще все сделать самой, чем кого-то просить или заставлять. Но в процессе входишь во вкус. Педагогом, конечно, надо родиться, так же как врачом, артистом и т.д. Но когда за плечами большой опыт, его хочется передать. Мне очень нравится работать с ведущими артистами нашего театра, потому что они танцуют в тех же спектаклях, в которых работала я. Интересно не просто давать уроки балета, а передавать спектакли новому поколению артистов.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 1:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063005
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета (Астана), Премьера, "Корсар", Персоналии, Олег Рачковский
Авторы| Автор: Ольга АНТОНОВА, Фотограф: Александр ГОНЧАРЕНКО
Заголовок| Классический, вечный…
Где опубликовано| еженедельник «Инфо-Цес» № 25 (Казахстан)
Дата публикации| 20090626
Ссылка| http://www.info-tses.kz/red/article.php?article=58465
Аннотация| Интервью

Перед премьерой спектакля мы встретились с ассистентом мэтра, осуществившим постановку балета «Корсар» на астанинской сцене, Олегом Рачковским. Олег Давыдович всю жизнь работал в Большом театре с Григоровичем, танцевал во всех его балетах. В настоящем он живет и работает в Краснодаре.



— Почему для постановки в Казахстане был выбран именно «Корсар»?

— Это замечательный спектакль старого классического наследия, которого здесь в репертуаре не было. У вас идут «Дон Кихот», «Баядерка», «Жизель», а «Корсара» не было. Это спектакль постановки нашего великого балетмейстера Юрия Николаевича Григоровича. Это старая классика, которая всегда нужна публике.

— Чем казахстанский «Корсар» отличается от тех постановок балета, которые ставились на сценах других театров?

— Подобный спектакль был поставлен в Большом театре, затем в Краснодаре, ставился в Кремлевском Дворце, и вот теперь он в Астане. Мы поставили его здесь практически без изменений. В Большом театре немного иначе. Там сцена другая, возможности сцены другие. А так спектакль такой же.

— Сколько времени вы работали над этой постановкой здесь?

— Полтора месяца.

— Что можете сказать о работе труппы?

— Благодаря этому материалу труппа очень выросла. Это такой богатый материал, над которым интересно работать. В Национальном театре оперы и балета молодые талантливые артисты, очень хорошие исполнители, замечательные пары. Мы получили отличный результат. В этом спектакле есть все: и любовь, и корсарская удаль, замечательные сцены — любовные, комические и драматические. Паша с гаремом подан у нас немного с юмором, но в целом смотрится легко и радостно.

— Почему из всех городов России вы переехали именно в Краснодар?

— Это заслуга бывшего генерального директора творческого объединения «Премьера» Леонарда Григорьевича Гатова, который сумел заинтересовать Юрия Николаевича, привлек его, создал все условия. Поэтому и возник этот союз.

— До того как вы переехали в Краснодар, там был театр?

— Там был ансамбль классического танца. Театра не было. С приездом Юрия Николаевича началось развитие этого коллектива, и со временем он стал балетной труппой.

— Юрий Григорович в жизни такой же строгий, требовательный, как в театре?

— Он вообще принципиальный человек во всем, очень высоких позиций в жизни, высоконравственный, высококультурный человек, невероятной эрудиции.

— Как давно вы его знаете?

— Я его знаю с 1957 года. Свыше 50 лет. Все эти годы идем рядом…

— Скажите, влияет ли время на балет?

— Когда произведение является классикой, оно продолжает жить вне времени и не устаревает. Классика вечна.

— Для вас есть любимые темы в балете?

— Я поклонник классики и балетов Григоровича.

— Какие планы на ближайшее будущее?

— Едем в Краснодар, там нужно ставить новый балет и поддерживать свой репертуар балетов Григоровича. Их много.

Премьера во Дворце мира и согласия состоялась 23 июня. Впервые на сцене Театра оперы и балета «Корсар» представят 3 июля.

Наша СПРАВКА

Балет «Корсар» впервые был поставлен в 1856 году хореографом Жозефом Мазилье по поэме Байрона для Парижской оперы. Уже через два года после этого был перенесен в Россию. Еще через пять лет за него взялся Мариус Петипа, который совершенствовал балет всю свою долгую жизнь. В итоге «Корсар» оказался зрелищем на все вкусы, сочетающим имперскую роскошь постановки, динамичный сюжет и великолепные разнообразные танцы. Действующие лица: Конрад, корсар («корсар» от итал. corsaro — морской разбойник), Бирбанто, его друг, Исаак Ланкедем, купец, Медора, его воспитанница, Сеид-паша, Зюльма, Гюльнара — жены паши, евнух, корсары, невольницы, стража.

..........

..........
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 1:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063006
Тема| Балет, Персоналии, Юрий Григорович
Авторы| Беседовала Елена КУЗНЕЦОВА, фото Игоря Бургандинова
Заголовок| Юрий ГРИГОРОВИЧ: Перфекционист? Нет – я аккуратист!
Где опубликовано| "Казахстанская Правда"
Дата публикации| 20090623
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152073573&chapter=1245710157&act=archive_date&day=23&month=06&year=2009
Аннотация| Интервью

Сегодня в Астане во Дворце Мира и Согласия состоится премьера балета Адольфа Адана «Корсар» в новой редакции народного артиста СССР, лауреата Ленинской и Государственной премий, Героя Социалистического труда, кавалера ордена «Достык» балетмейстера Юрия Григоровича. Накануне Юрий Николаевич, буквально выкроив несколько минут между дневной и вечерней репетицией, согласился коротко ответить на наши вопросы.

– Юрий Николаевич, вы, можно сказать, попали с бала на пиратский корабль, если под балом иметь в виду ХI Московский международный конкурс артистов балета и хореографов, который завершился три дня назад. Поделитесь впечатлениями о конкурсе. Мы знаем, что кроме танцовщиков Казахстан в составе международного жюри представлял главный балетмейстер Национального театра оперы и балета имени К. Байсеитовой заслуженный деятель РК Турсынбек Нуркалиев.

— Я рад, что ваш мальчик получил третью премию (Эльдар Сарсенбаев, солист НТОБа имени К. Байсеитовой. — Е. К.). За все десять лет моего председательствования на Московском конкурсе (только на самом первом жюри возглавляла Галина Уланова) нынешний стал самым трудным: 120 танцовщиков и 21 балетмейстер участвовали в нем. А если учесть, что я перед этим только что вернулся из Армении, где ставил «Спартака» А. Хачатуряна, а через день после закрытия конкурса уже прилетел в Астану, то нагрузка, конечно, оказалась велика.

Конкурс был очень интересный по составу исполнителей. Хотя Гран-при никому не присудили, тем не менее «золотой» уровень очень высокий. Думаю, правильно мы решили сделать еще и конкурс хореографов (эта номинация была введена три года назад), ведь искусство балета развивают не только артис­ты, но и те, кто создает и обновляет лексику танца. Так что конкурс, как и прежде, успешно продолжается.

– Сто двадцать участников – это меньше обычного? Ведь нынче кризис на дворе…

– Наоборот, больше. Заявок было 250, отбор прошли меньше половины участников. Мы тоже боялись, что многие не приедут. Но, оказывается, интерес к балету во всем мире растет.

– Однако фестиваль «Benois de la dance», который называют «балетным Оскаром», в этом году в Москве не состоялся из-за недостатка финансирования…

– Но его мгновенно подхватили итальянцы и с успехом провели в Виченце. Я успел туда съездить до «Спартака».

– Мы рады, что вы к нам приезжаете ставить свои спектакли, понимаем, насколько вы востребованы во всем мире. А чем вас привлекает Казахстан, и в частности очень молодой Национальный театр оперы и балета?

– Я был сначала приглашен в Алматы поставить «Легенду о любви» и сделал это с большим удовольствием. Там ко мне подошел Турсынбек Нуркалиев и попросил поставить что-нибудь в его театре тоже. Я отвечал, что театр у вас, конечно, славный, но такой маленький…

– По этому поводу его директор Толеубек Альпиев шутит: «В Москве есть Большой театр, а у нас Небольшой»…

– Я объяснял, что делаю спектакли с громадным кордебалетом, который трудно будет разместить на вашей сцене. Но Турсынбек не сдавался, тогда я решил поставить «Тщетную предосторожность» – спектакль камерный и по теме, и по актерскому составу. Получилось удачно. Так завязались наши отношения, и я откликнулся на новую просьбу о постановке. Но тут уже держался твердо: на маленькой сцене пусть ставят другие балетмейстеры, которые любят миниатюры, что тоже интересно.

Тогда Турсынбек пообещал найти театр побольше. И вот мы ставим здесь, во Дворце Мира и Согласия. Конечно, есть чисто технические трудности, которые мы в данный момент пытаемся преодолеть.

«Корсар» – балет более сложный, чем «Тщетная предосторожность», и по длительности, и по составу исполнителей, и по технике.

– В программке написано: «Новая хореографическая редакция балета «Корсар» сделана Юрием Григоровичем на основе композиции М. Петипа специально для Национального театра оперы и балета имени К. Байсеитовой». Чем наш спектакль будет отличаться, скажем, от поставленного вами в Краснодаре?

– Я все время что-то меняю. А что – и сам не всегда помню. И это очень интересно, ибо тут синтез хореографии Ж. Перро, М. Петипа, К. Серге­ева, А. Чекрыгина… Я обычно что-то меняю в смысле лексики, техники. Остается лишь общий принцип.

– Мы с вами виделись на премьере «Тщетной предосторожности» ровно год назад. Вы по-прежнему много работаете, совершаете дальние поездки. А как отдыхаете?

– Вот сейчас был час между репетициями, я и отдохнул. Вообще каких-то заездов с лежанием на пляже и курорты я не люблю.

– А рыбу ловить?

– Нет, это сейчас не модно – модно махнуть куда-нибудь на Канары. Но мне это не интересно, и рыбу удить тоже. Если уж выдается несколько свободных дней, еду к себе на дачу, читаю, хожу по лесу с кем-то из друзей.

– У вас есть девиз жизни, которому вы следуете?

– Нет, и над этим никогда не задумывался.

– Вы перфекционист?

– Не знаю. Я не все о себе знаю…

– Судя по тому, как строго вы относитесь к работе, требуете, чтобы все было выполнено тщательно…

– Можете назвать это словом «аккуратист». Я хочу, чтобы все было так, как считаю нужным.

– Потому что за этим стоит ваше имя?

– Да. И не только. Это справедливо в отношении дела, в отношении искусства: часто я вижу, что человек, который принимает в нем участие, портит его, а тут важна точность.

– Успешной вам премьеры!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 1:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063007
Тема| Балет, Национальный театр оперы и балета имени К. Байсеитовой, Премьера, "Корсар", Персоналии, Юрий Григорович
Авторы| Елена КУЗНЕЦОВА, фото Игоря Бургандинова
Заголовок| «Корсару» – большое плаванье!
Где опубликовано| "Казахстанская Правда"
Дата публикации| 20090625
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152073573&chapter=1245883697&act=archive_date&day=25&month=06&year=2009
Аннотация|

Как мы уже сообщали, во Дворце Мира и Согласия в Астане прошла премьера балета А. Адана «Корсар» в постановке народного артиста СССР, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Государственной премий Юрия Григоровича. Среди первых зрителей были государственный секретарь Канат Саудабаев и министр культуры и информации Мухтар Кул-Мухаммед, которые после завершения спектакля поздравили артистов с премьерой и поблагодарили патриарха современного мирового балета Юрия Григоровича за большой труд. Министр подчеркнул, что эта премьера состоялась во многом благодаря поддержке Главы государства, непосредственной заботе государственного секретаря. Канат Саудабаев пожелал Юрию Григоровичу еще многих лет активной творческой деятельности, чтобы наше плодотворное сотрудничество продолжалось, воплощаясь в такие же замечательные проекты на радость самих исполнителей и казахстанских зрителей.

Вместо вступления

– У каждого театра есть своя репертуарная стратегия, – говорит директор Национального театра оперы и балета имени К. Байсеитовой Толеубек Альпиев. – Кроме национальных опер и балетов, должен быть освоен мировой классический репертуар. В этом году мы поставили оперу А. Жубанова «Абай», уже идут на сцене «Кыз-Жибек» Брусиловского, «Биржан-Сара» Тулебаева, «Камар-сулу» Рахмадиева, обязательно должны появиться «Енлик-Кебек» Газизы Жубановой, «Айсулу» Садыка Мухамеджанова, «Ер-Торгын» Евгения Брусиловского. В декабре нами планируется премьера «Богемы» Пуччини, это мировая оперная классика. Дальше может быть «Сельская честь» Масканьи или «Пиковая дама» Чайковского.



Из национальных балетов у нас идут «Калкаман и Мамыр» Балнур Кыдырбек, «Алкисса» Рената Салаватова, его же «Зимняя фантазия». Однако когда нас приглашают на гастроли в ближнее и дальнее зарубежье, то обязательно спрашивают, есть ли в репертуаре классика: «Лебединое», «Жизель», «Корсар», «Баядерка»… Это своеобразный «джентльменский набор», который должен быть в репертуаре каждого артиста, чтобы сформировались его профессиональные качества. Особо ценится оригинальная постановка, где учитываются и зрелищность, и драматизм, и смысл. Мы надеемся, что «Корсар» станет этапным спектаклем для нашей балетной труппы.

В прошлом году Юрий Григорович поставил у нас «Тщетную предосторожность» П. Гертеля. Это была своего рода «разведка боем». Теперь планы у нас более серьезные: после «Корсара» должна быть «Сильфида», а потом «Ромео и Джуль­етта», «Спартак»… Мы осваиваем мировой балетный репертуар и рады, что в этом нам помогает выдающийся балетмейстер современности Юрий Григорович со своими помощниками: ассистентом, заслуженным артистом РФ Олегом Рачковским и балетмейстером-репетитором Ольгой Васюченко. Работа с ними для наших артис­тов – большая школа.

Юрий Николаевич согласился работать с нашей труппой, потому что коллектив очень живой, молодой, есть энергия и нет за плечами тяжелого груза побед и поражений. Это глина, из которой легко лепить. Конечно, труппу надо усиливать, но уже сейчас в ней есть свои ведущие солисты: лауреаты и дипломанты международных конкурсов и фестивалей Мадина Унербаева, Жандос Аубакиров, Сержан Кауков, Гаухар Усина, Таир Гатауов, Рус­тем Сейтбеков, Эльдар Сарсенбаев, Рус­тем Асанов, Николай Коршунов, заслуженный деятель РК Гульфайрус Курмангожаева. Общение с такими выдающимися мастерами, как Григорович, дает надежду, что мы на правильном пути, и наша труппа будет расти. Планов у нас громадье! Мы их постепенно реализуем, разумеется, при поддержке Министерства культуры и информации, которое заботится о том, чтобы финансовый кризис не затрагивал творчес­кий процесс. В трудные времена, наоборот, надо привлекать зрителей в залы. И в самом деле, сейчас больше людей приходит в оперу и на балет. Значит, искусство помогает пережить временные трудности. Главное, чтобы не было творческого кризиса, а финансовый пройдет.

Корсары, корсары...

Впервые балет «Корсар» был поставлен в Париже в 1856 году Ж. Мазилье, который в соавторстве с А. Сен-Жоржем также написал и либретто. Им же через два года балет был перенесен на сцену Санкт-Петербургского Мариинского театра. Затем этот спектакль переделал Ж. Перро, также известный балетмейстер, потом еще раз главный балетмейстер Мариинского театра Мариус Петипа.

Дальше началась длинная череда переделок. Музыку к балету написал Адольф Адан, автор знаменитой «Жизели», но позже хореографы добавляли фрагменты сочинений разных композиторов, в частности Д. Пуни, Л. Делиба, Р. Дриго и других. Один из многочисленных редакторов «Корсара» – Юрий Григорович. Его версия долгое время шла на сцене Большого театра. Сейчас там идет восстановленный Юрием Бурлакой и Алексеем Ратманским «Корсар» М. Петипа, а Юрий Николаевич возобновил свой спектакль в театре «Кремлевский балет», в Краснодаре и в Сеуле. Он говорит: «В этой редакции я соединил, как полагается, все хорошее, что было сделано предшественниками, и предложил свою интерпретацию, поскольку новый век вносит коррективы».

Созданный по мотивам одноименной поэмы Дж. Байрона балет «Корсар» имеет с ней мало общего. Константной величиной остается только главный герой Конрад и его возлюбленная Медора. В нынешней хореографической версии из любовного треугольника, обозначенного поэтом, выпала Гюльнар. Зато вместо романтического тумана балет обрел внятный сюжет, сочетающий лирическую, героическую и комическую линии.

Всеми хореографами сохраняются вольнолюбивый дух байроновской поэмы, сильные страсти, романтическая приподнятость темы. Балет уже полтора века пользуется популярностью у зрителя, ибо в нем действуют такие экзотические герои, как морские разбойники и бесстрашная подруга предводителя корсаров, в нем есть низкое коварство и любовь, которую приходится отстаивать и защищать. Так что наш «Корсар» обречен на успех.

Рождение спектакля

Не буду оригинальной: спектакль, как дитя, рождается в муках. Посидев на трех предпремьерных репетициях, я увидела лишь небольшую их часть. Понятно, что до того, как выйти на сцену, артисты месяцами занимаются в репетиционном зале с аккомпаниатором. А в это время уже делают свою работу дирижер и оркестранты, по эскизам художника готовят декорации, шьют костюмы, мастерят необходимые атрибуты бутафоры… Впрочем, в каждой программке обязательно указывают всех заведующих цехами – пошивочным, машинно-декоративным, по изготовлению бутафории, гримерным, звукооператорским, электромеханическим, обувным… Эти «бойцы невидимого фронта» не выходят кланяться на сцену, но насколько важна и нужна их работа, знают только артисты да те, кто имеет самое непосредственное отношение к выпуску спектакля.

Зрители видят (и должны видеть) только парадную сторону. И оказывается, действительно, главное, «чтобы костюмчик сидел». Если артисту неудобно в нем двигаться, страдает танец. А что значит обувь для танцовщиков? Причем не только пуанты, но и яркие, с загнутыми носами башмаки Сеид-паши и купцов, мягкие сапоги корсаров или туфельки уличных танцовщиц. А даже самые красивые декорации могут «пропасть», если их неправильно освещают. И кроме дирижерской партитуры есть еще музыкальная партитура, по которой поднимается тот или иной занавес, причем время должно быть выверено очень точно. Существует еще и световая партитура, тоже очень важная (идеальный вариант, когда в штате театра состоит художник по свету).

Перед первой репетицией, которую проводил Юрий Григорович, я очень переживала за артистов, ведь маэстро известен строгостью. Но в адрес танцовщиков сразу начали звучать похвалы: и лихому танцу корсаров, и Рустему Сейтбекову (Бирбанто), и виртуозной вариации из первого акта Елены Семеновой, и хорошо исполненным общим сценам.

Поблагодарил Юрий Николаевич дирижера Айдара Абжаханова и его оркестр. Зато мастер сосредоточился на технической стороне дела и без устали требовал, чтобы правильно ставили свет и меняли декорации. Он решительно сказал, что будет работать и ночью, чтобы успеть к премьере. И ведь правда, ушел в третьем часу утра… (Это при том, что накануне завершился долгий, трудный международный конкурс артистов балета, потом почти без паузы последовал перелет в Астану, а на утро – репетиция, выявившая массу проблем.)

В день премьеры – еще одна техничес­кая проверка. Зато вечером на спектакле я смогла увидеть и оценить титанические усилия маэстро: заблестели, заиграли крас­ками костюмы солистов и кордебалета, на занавесе заплескалось море, уносящее пиратский корабль со счастливыми влюбленными, постепенно, словно из загадочной дымки, появлялся «Оживленный сад».

Сам Григорович все же сожалел, что недостаточно была высвечена (в прямом смысле) хорошая работа художника-постановщика Николая Шаронова, с которым он успешно ставил «Корсара» в Краснодаре и Сеуле. Но причина объективная – не совсем приспособленное для такого рода театральных постановок здание Дворца Мира и Согласия. Театру оперы и балета нужно специальное. К счастью, оно уже запланировано.

Театр уж полон, ложи блещут

В отличие от камерного зала Национального театра оперы и балета, во Дворце Мира и Согласия ложи действительно есть, и они были заполнены нарядной пуб­ликой, среди которой были представители дипломатических кругов.

Премьера – это всегда праздник и одновременно экзамен, особенно если в зале сидит сам Юрий Григорович. Забегая вперед, скажу, что экзамен артисты выдержали с честью и подарили зрителям яркий праздник.

Музыка А. Адана столь выразительна и эмоциональна, что, как говорится, ноги сами просятся в пляс. Начало спектакля просто захватывает динамикой, быстро меняются картины: несется по волнам пиратский корабль – и вот уже в развевающихся черных плащах на берег вылетают корсары, их предводитель Конрад (дип­ломант международного конкурса Жандос Аубакиров) и его друг Бирбанто (дип­ломант международного конкурса Рустем Сейтбеков).

Берег моря легко и быстро превращается в разноликую и разноцветную рыночную площадь, где работорговец Ланкедем (Жанадиль Бейсембиев) расхваливает свой «товар» и демонстрирует его Сеид-паше (Жанат Сарсенбаев). Эти два героя ведут очень важную комическую линию спектакля. Каждое их появление на сцене вызывает смех в зале, потому что актеры сумели найти и точный грим, и верное пластическое решение образов. Тощенький, вечно согнутый, будто в ожидании удара (а они и правда сыплются на него со всех сторон), испуганно семенящий Ланкедем за большие деньги легко продает Сеид-паше свою воспитанницу – красавицу Медору (заслуженный деятель РК Гульфайрус Курмангожаева). Владелец гарема, ценитель женских прелестей важный Сеид-паша в прямом смысле не может устоять перед чарами красавицы и комично падает.

Но настоящее пиршество взору являет «парад невольниц», которых демонстрирует работорговец. Запоминается красочная вариация, в которой солистка Елена Семенова демонстрирует талант танцовщицы. Настоящим украшением первого акта становится па-де-де в исполнении лау­реатов международного конкурса Мадины Унербаевой и Таира Гатауова, а также первый выход Медоры (знаменитая вариация с бубном) и зажигательная пляска корсаров с подругами. Здесь выделяется дуэт Рустема Сейтбекова и Татьяны Тен, которые в сумасшедшем темпе, кажется, летают, не касаясь пола. Так же стремительно корсары освобождают Медору от ненавистного Сеид-паши, попутно прихватывая на корабль Ланкедема с невольницами и торговцев с товарами.

Второй акт самый драматический. Он открывается лирическим дуэтом Конрада и Медоры. Надо сказать, что Жандос Аубакиров являет собой образ идеального благородного разбойника, точнее, рыцаря. Он хорош в сольном танце, но неизмеримо лучше как партнер, внимательный и бережный к очаровательной партнерше.

И вновь в действии резкий контраст: лирический дуэт сменяет стремительный мужской танец с саблями и столь же темпераментный женский, демонстрирующие отличную работу кордебалета (его похвалил и сам маэстро).

Во время очень популярного и очень сложного па-де-де Медоры и Конрада зрители замирают, подсчитывая количество фуэте, которые крутят по очереди партнеры, а потом взрываются аплодисментами.

Юрий Григорович как хороший драматург не дает зрителю ни на секунду заскучать или отвлечься. Сцена ссоры Конрада и Бирбанто, не желающего отпускать на свободу невольниц, решена как пантомимная и требует хороших актерских данных. Нервное движение, брошенный испод­лобья взгляд – и ясно, что недавний друг Бирбанто затаил злобу. «Разбавляет» драматизм появление жадного Ланкедема, у которого корсары со смехом отнимают припрятанные в шапке монеты. А вот и неожиданно созревший план мести: работорговца заставляют отнести Конраду отравленное вино. Идиллическая, тонко хореографически и драматически разыгранная солистами любовная сцена переходит в трагедию: ворвавшись с пиратами в покои, Бирбанто пытается убить уснувшего Конрада, а Медору тем временем похищает Ланкедем. Но действие снотворного ослабевает, и Бирбанто ничего не остается, как притворно клясться в верности другу.

Пересказывать балеты – дело неблагодарное, однако, повторюсь, у Григоровича они в хорошем смысле остросюжетны, насыщенны смыслом и действием. Если на сцене кордебалет, то у каждого есть своя роль, свой образ, поэтому можно с удовольствием следить за любым исполнителем. Балетмейстер дает блистать не только главным героям, но и солистам, которые по ходу спектакля исполняют несколько номеров.

Третий акт можно назвать женским, потому что действие происходит во дворце Сеид-паши, где царят многочисленные жены. Они смешно соперничают за его внимание – Галия Мажагулова, Елена Семенова и Татьяна Тен исполняют виртуозные вариации. Эта же тройка, но уже с Асель Кусаиновой, будет выделяться в общей большой, яркой, гармонично выстроенной сцене «Оживленный сад». Танец кордебалета с гирляндами смотрится очень эффектно. И на этом роскошном фоне вновь блистают в вариациях Мадина Унербаева и Гульфайрус Курмангожаева.

Ожидает зрителей и хеппи-энд. Под видом купцов корсары с Конрадом проникают в сад Сеид-паши и освобождают Медору. Она рассказывает Конраду о коварстве Бирбанто, и справедливость торжествует: изменник наказан, а прекрасные влюбленные вновь на всех парусах несутся по морю.

Продолжение следует...

Зрители устроили настоящую овацию артистам и хореографу-постановщику Юрию Григоровичу. Конечно, их успех разделили дирижер-постановщик Айдар Абжаханов, главный балетмейстер Турсынбек Нуркалиев, ассистент хореографа-постановщика Олег Рачковский и педагог-репетитор Галия Бурибаева, художник-постановщик Николай Шаронов и еще многие, кто старался, чтобы праздник балета состоялся.

Надо сказать, что у этого прекрасного спектакля есть и второй состав исполнителей, очень хороших артистов – они станцуют третьего июля. Это лауреат международных конкурсов Сержан Кауков (Конрад), лауреат международного конкурса Гаухар Усина (Медора), обладатель именных призов международного фестиваля артистов балета Рустем Асанов (Бирбанто), в роли Ланкедема выступит Азамат Сатбеков, а Сеид-пашу сыграет брат Жаната Сарсембаева – Саят. Подготовлен и третий состав, где будут солировать Таир Гатауов, Мадина Унербаева, Николай Коршунов, Асель Кусаинова, Олжас Маханбеталиев и Татьяна Тен.

Увидев отличный результат совместных творческих усилий, Юрий Григорович признался, что ему очень нравится работать с молодой труппой и есть планы продолжать сотрудничество. Так что не прощаемся!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 1:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063008
Тема| Балет, Государственный акад. театр оперы и балета им. Абая, Юбилей, Персоналии, Сара Кушербаева и Даурен Абиров
Авторы| Константин КЕШИН
Заголовок| Торжество хореографии
Где опубликовано| "Казахстанская Правда"
Дата публикации| 20090604
Ссылка| http://www.kazpravda.kz/index.php?uin=1152073573&chapter=1244058958&act=archive_date&day=04&month=06&year=2009
Аннотация|

Вечер памяти выдающихся деятелей казахского балетного искусства — Сары Кушербаевой и Даурена Абирова прошел в Государственном академическом театре оперы и балета имени Абая и был посвящен его 75-летию.

Зрители старшего поколения хорошо помнят Сару Идрисовну, блистательно танцевавшую главные партии в «Дон Кихоте», «Легенде о любви», «Жизели», «Баядерке», «Козы Корпеше и Баян Сулу», наконец, в легендарном «Бахчисарайском фонтане». Всегда и везде она оставалась танцовщицей вдумчивой, необыкновенно внимательной и к партнеру, и к кордебалету. Дирижеры очень ценили Сару Идрисовну за музыкальность. Они говорили, что артистка создает хореографические изображения музыки к спектаклю: гневной или восторженной, элегической или лукавой, тревожной или беспечной.

Покинув театральную сцену, С. Кушербаева осталась в профессии: четверть века возглавляла Алматинское хореографическое училище. Девизом ее «воспитательной работы» оставались гармония и совершенство, а сама Сара Идрисовна была олицетворением умной строгости и серьезной, немелочной справедливости.

Мне посчастливилось, не состоя в непосредственном знакомстве, многократно видеть С. Кушербаеву в классических партиях балетного репертуара. Однако балерина великолепно чувствовала себя и в современной хореографии, в частности во вдохновенных «Грезах любви» на музыку Листа, талантливо сочиненных молодым тогда балетмейстером Булатом Аюхановым, ныне народным артистом РК. Как нежно, как пронзительно проходила в танце тема вечного чувства — трепетного и пленительного, губительного и спасительного, поднимающего к свету, к безмятежному небесному сиянию!

А вот с Дауреном Абировым, на протяжении многих лет приносившим в «Казахстанскую правду» свои пламенные выступления во славу казахского народного танца, мне не раз приходилось подолгу говорить, восхищаться юношеским темпераментом маэстро, его энциклопедической осведомленностью в любимом предмете. Замечательный танцовщик, безукоризненно исполнявший ведущие партии в «Корсаре» и «Лебедином озере», «Бахчисарайском фонтане» и в «Шопениане», Даурен Тастанбекович, завершив карьеру балетного премьера, поразил дальнейшей творческой многогранностью.

Главный балетмейстер Театра имени Абая и филармонических коллективов республики, заведующий кафедрами хореографии Национальной академии искусств имени Т. Жургенова и Казахского государственного женского педагогического института. Выпускник ГИТИСа, он, будучи главным балетмейстером Театра имени Абая, поставил спектакли «Камбар и Назым», «Козы Корпеш и Баян Сулу», «Дорога дружбы», «Эсмеральда», «Шурале», «Бахчисарайский фонтан», «Легенда о любви», «Акканат», танцы в четырнадцати оперных представлениях, во многих драматических спектаклях от тюзовского «Алдара Косе» до фольклорной истории «Назугум» в Уйгурском театре, в кинофильмах от «Нашего милого доктора» до «Поющего аула»…

Д. Абиров основал в Казахстане около двадцати ансамблей народного танца. И конечно, к созданию их репертуара он имел самое непосредственное отношение.

Даурен Тастанбекович, истинный рыцарь казахского народного танца, написал о нем множество статей, подробных и обстоятельных. А его всеобъемлющий труд «Казахские народные танцы» — настольная книга деятелей национальной хореографии на долгие годы!

Мемориальный концерт в честь Д. Абирова и С. Кушербаевой открывался наравне с величественным Полонезом из «Бахчисарайского фонтана» острохарактерным танцем «Сылкыма» в постановке Даурена Тастанбековича. Были исполнены также «Грезы любви», фрагменты из балетов «Пламя Парижа», «Баядерка», «Корсар», «Дон Кихот», «Лебединое озеро», «Щелкунчик».

Блистали в празднично-памятном представлении ведущие солисты Театра имени Абая, Государственный академический театр танца РК, ансамбль «Салтанат», а также совсем юные ученики Алматинского хореографического училища имени А. В. Селезнева.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 3:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063009
Тема| Балет, XV Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Персоналии,
Авторы| Олеся Серегина. Фото Андрея Старостина
Заголовок| Сценой едины
Где опубликовано| Первая интернет-газета Республики Башкортостан «БАШвестЪ»
Дата публикации| 20090630
Ссылка| http://www.bashvest.ru/showinf.php?id=1004526
Аннотация|

увеличение по клику

Сегодня заключительный день XV Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева, который проходит в столице Башкортостана с 21 июня. Завершит творческий форум гала-концерт мастеров искусств, который пройдет в Башкирском государственном театре оперы и балета. В предвкушении чего-то фееричного ждет событие известный хореограф, в прошлом великолепный артист балета Яков Захарович Лившиц. Он виртуозно исполнял сложные прыжки, в том числе кабриоли (в народе - "ножницы") и танцевал с Набилей Валитовой. Это была блистательная пара на балетной сцене Уфы 50-х годов. Им восхищался молодой Рудольф Нуреев и вспоминал о нем, будучи уже за границей.
Яков Лившиц и сам давно живет в Израиле. После долгих лет, проведенных вдалеке от родины, в Уфу он приехал в 2007 году - по приглашению руководства башкирского оперного театра. Яков Захарович стал почетным гостем XIII Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева. В этом году маэстро приезжает уже в третий раз.
- Я с большой радостью еду в Уфу, потому что знаю, что Нуреевский фестиваль собирает лучших артистов балета. Приезжают очень хорошие исполнители: те, которые участвовали в фестивалях прошлых годов, и те, кто впервые принимает приглашение на этот форум.
Уфимские театралы, ценители балета уже знакомы с творчеством таких исполнителей, как Андрей Евдокимов (Большой театр России, Москва), Лаура Ормигон и Оскар Торрадо (Испания). Эти артисты, несмотря на большую занятость в спектаклях и плотный график гастролей, нашли время, чтобы принять участие в XV, юбилейном, Нуреевском фестивале.
- Потрясающая испанская пара: Лаура Ормигон и Оскар Торрадо, очень интересный артист Андрей Евдокимов удивляют своей стойкостью, творческим потенциалом. Они не успокаиваются на достигнутом, продолжают и дальше совершенствоваться, оттачивать свое мастерство, - говорит Яков Лившиц.
Среди тех, кто впервые танцует на башкирской сцене, - Михаил Евгенов (театр "Кремлевский балет", Москва), Владимир Непорожний и Ян Годовский (Большой театр России, Москва), Наталья Мацак (Национальная опера Украины имени Тараса Шевченко, Киев) и другие.
Приглашенные артисты исполнили главные партии в балетах, которые вошли в программу XV Нуреевского фестиваля и которые уфимцы имели возможность увидеть на протяжении девяти дней работы форума. "Кармен-сюита", "Сильфида", "Дон Кихот", "Лебединое озеро" - на сцене оперного театра шли лучшие постановки, в том числе и премьерные - "Раймонда" и "Прометей".
- С особым удовольствием посмотрел "Жизель", где главные партии исполнили артисты Большого театра России Нелли Кобахидзе и Владимир Непорожний, прекрасную Мирту - Наталья Выскубенко, также солистка Большого театра России. Это очень сильное трио, - делится впечатлениями Яков Лившиц. - И в то же время нельзя не отметить чистоту и точность исполнения артистов Башкирского государственного театра оперы и балета.
Звездный состав вызвал большой интерес у уфимской публики. На любой балет из программы фестиваля билет нужно было приобретать загодя. Те, кто не учел это обстоятельство, могли так и не попасть в театр, потому что купить билет в день спектакля не представлялось возможным - в продаже их просто не было.
- Мы заранее планировали этот культурный выход всей семьей, - говорит один из зрителей, пришедший на "Лебединое озеро" с супругой и двумя сыновьями. - Конечно, хотелось бы посмотреть еще какой-нибудь спектакль, но решили, что лучше один раз купить билеты в партер, чем сидеть где-нибудь на галерке.
К слову, культпоход всей семьей обошелся в кругленькую сумму: цены на билеты колебались от одной до трех тысяч рублей. Но для истинных ценителей балетного искусства возможность увидеть именитых артистов никакими деньгами не измеришь.
- Нуреевский фестиваль - это значимое событие для Башкортостана. В Уфу съезжаются яркие, талантливые исполнители, - говорит известный башкирский танцовщик, балетмейстер-консультант Государственного академического ансамбля народного танца имени Файзи Гаскарова, заслуженный деятель искусств РБ Хашим Мустаев. - Для всех жителей республики это большая удача увидеть на одной сцене московских и зарубежных артистов, даже ехать никуда не надо.
Хашим Мустаев сказал, что "Лебединое озеро" - один из самых любимых его спектаклей. По его словам, этот балет Петра Чайковского в версии Юрия Григоровича можно смотреть много раз. "Лебединое озеро" пользуется большой зрительской любовью, поэтому не случайно этот балет входит в программу почти каждого Нуреевского фестиваля.
В этом году жителям республики повезло вдвойне: уфимцам предоставили эксклюзивное право увидеть гала-концерт лауреатов XI Московского международного конкурса артистов балета и хореографии, который прошел в рамках XV Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева. Вести вечер был приглашен заслуженный деятель искусств России, народный артист России Святослав Бэлза.
- Гала-концерты интересны тем, что можно увидеть номера современной хореографии, - продолжает Яков Лившиц. - Мы привыкли - па-де-де того или другого балета (па-де-де - одна из основных музыкально-танцевальных форм в балете, прим. автора), а хочется увидеть что-то новое. Уверен: публика еще насладится этим зрелищем, - говорит известный хореограф о предстоящем сегодня гала-концерте, в котором примут участие приглашенные артисты и артисты балетной труппы Башкирского государственного театра оперы и балета.

................ - увеличение по клику
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 5:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063010
Тема| Балет, БТ, Персоналии, Николай Цискаридзе
Авторы| Заболотских Евгения
Заголовок| Николай Цискаридзе: Сейчас время Молчалиных, а я – Чацкий!
Где опубликовано| "Собеседник"
Дата публикации| 20090630
Ссылка| http://www.sobesednik.ru/archive/sb/24_2009/tsiskaridze_24_2009/
Аннотация|

О пунктуальности Николая Цискаридзе я была наслышана, а потому в назначенный час как штык стояла на пороге его артистической комнаты в Большом театре. «Входите! – крикнул из-за двери танцовщик. – Правда, я не совсем одет!» Он сидел в кресле в одних белых брюках и переобувался в балетные туфли. Шапка черных волос, загорелое подтянутое тело – Цискаридзе, как всегда, в форме. Позади него на кровати примостилась компания мягких игрушек.



Дома в зеркала не смотрюсь

– Николай, если задерживаетесь на работе, ночуете с этими мишками и зайцами?
– Ну что вы! Это игрушки из букетов. При случае отдам их деткам моих коллег, которых они приводят на работу. Я все-таки взрослый дяденька!

– Еще бы! Говорят, уже на пенсию вышли!
– Тут есть нюанс: я не ВЫШЕЛ на пенсию, а всего лишь ее ОФОРМИЛ. Солисты балета, поскольку работа на износ, пенсию могут оформлять гораздо раньше других граждан. Либо не делать этого – по желанию. Кстати, оказалось, у меня самая большая пенсия из тех, что когда-либо начислялись в Большом театре – девять с лишним тысяч!

– Ваш новый худрук Юрий Бурлака в одном из интервью признался, что иногда вы ему жалуетесь: «Вот это я уже не хочу танцевать».
– Да, я так поступил со многими спектаклями. Понимаете, у меня к себе очень серьезное отношение. И танцевать хуже Николая Цискаридзе я не могу себе позволить. Может быть, это прозвучит нахально, но есть ряд спектаклей, которые так, как я, пока еще никто не танцевал.

– А скромность, между прочим, украшает.
– Только тех, у кого нет других украшений. Понимаете, на сцене в последнее время делают трюки, а я старался танцевать так, чтобы не возникало ощущения спортивных соревнований. Другое дело – мне не хочется в тех ролях, где я был, мягко сказать, лучшим, выглядеть плохо. Когда я учился в школе, я застал крупных артистов, которые на сцене выглядели стариками.

– Не поверю, что, глядя на себя в зеркало, вы можете быть недовольны собой.
– Знаете, есть замечательный анекдот. Женщина подходит с утра к зеркалу и говорит: «Я тебя не знаю, но я тебя накрашу». Я всю жизнь провожу перед зеркалами, поэтому дома, например, в них не смотрюсь. Мне все равно, как я выгляжу. Принял душ – и на работу. Бреюсь нечасто – не люблю этого делать. Если я устал, это по мне незаметно, но зрителя не проведешь – он состояние артиста чувствует. Я всегда старался показать, что солисты балета – неглупые люди. Недавно я слушал интервью нашего молодого солиста, который танцует балет «Спартак». Он рассказывал, что, для того чтобы настроиться на спектакль, смотрит фильмы «Гладиатор» или «Храброе сердце». Он никогда не читал роман Джованьоли, я уже не говорю об исторических хрониках. И представляете, человек хвастается этим! Но страна у нас большая, и не все едят попкорн и запивают его кока-колой. Мне становится страшно, когда я спрашиваю многих младших коллег: «Ты читал это? Нет? Почему? Ты же танцуешь этот спектакль!» Ответ один: «Не хочу!»

– А как руководство Большого к этому относится?
– Последние 12 лет у нас в балете катастрофа с руководством.

– А нет желания взять бразды правления в свои руки?
– Если бы мне предложили руководить коллективом, в котором я вырос, я готов нести ответственность. Наш предыдущий художественный руководитель (Алексей Ратманский занимал этот пост 4 года. – Авт.) всякий раз, когда ситуация становилась сложной, говорил: «Это не я! Это Иван Иваныч виноват!» Если наш руководящий состав согласен с тем, что на протяжении последних лет у них все время аврал и ЧП, – пожалуйста, я не собираюсь с этим спорить.

– А вас пытаются заставить решать эти проблемы?
– Пытаются. Но я стану это делать только в том случае, когда буду нести за это ответственность. А сделать очередную вещь, которую припишут другому человеку, как было много раз, я не хочу.

– Какую?
– Допустим, поставили спектакль по моей идее. Мне это надоело! Я подумал, что, если король голый и никто не хочет этого видеть, я не собираюсь на это указывать. Из-за того, что я почти всегда прав, меня очень не любит наша администрация. Наш генеральный директор уже не скрывает, что относится ко мне раздраженно. Знаете, педагог, который учил меня в школе, объяснил мне одну вещь: в свой хлеб не плюют. Например, он нам балетные туфли не разрешал называть тапочками, потому что это твое орудие производства. Тапочки – дома!

– И как вы их называли?
– Обувь, туфли. Сцена для меня святое место. Даже когда занавес закрыт, я всегда ее обхожу. Я никогда в жизни не мог позволить себе пройти по сцене в верхней одежде. И если я увижу, как кто-то это делает, могу голову отвинтить! Понимаете, я здесь не прохожий. А те, кто рвется сюда руководить – временщики.

Я не брошу камень в Волочкову



– А когда Анастасия Волочкова, с которой вы в свое время много танцевали, со скандалом покидала театр, вы вмешивались в ситуацию?
– У нас с Настей были разные отношения. Сначала – очень добрые, но когда она оказалась на гребне волны и генеральный директор приходил целовать ей руку после каждого спектакля, мы разошлись как в море корабли. Но вскоре забыли капризы и опять стали работать вместе.

– Анастасию правда нелегко понимать?
– Если у нас и были разногласия, то они всегда случались за закрытыми дверями. Что касается ее ссоры с руководством, я посчитал, что не по-мужски будет бросить в женщину камень. Понимаете, в нашем обществе почему-то считают, что мужчины – только те, которые спят с женщиной в одной кровати! Мужчина – это гораздо больше. У Бернарда Шоу в «Пигмалионе» есть гениальная мысль о том, что цветочницу и герцогиню различает только то, как ведут себя по отношению к ним другие люди. Это очень правильно. Что касается Насти, то, наверное, она по сей день и относится ко мне с теплотой, потому что я не сделал ей ничего плохого, в отличие от очень-очень многих людей, которые целовали ей руки. Понимаете, сейчас время Молчалиных, а я – Чацкий. К сожалению.

– Может быть, к счастью?
– Дело не в том, хорошо это или плохо. Просто у нас в искусстве теперь нужны Молчалины, а я в рот серости смотреть никогда не буду! Помните сказки старухи Изергиль Горького? Ту, где говорится, что лучше один раз напиться крови, чем всю жизнь питаться падалью. Я – грузин по происхождению, бывал в горах много раз и видел там и орлов, и тех птиц, которые питаются трупами.

– И как вам зрелище?
– Омерзительно!

– И вы не отводили взгляд?
– Нет, мне было интересно.

– Помимо Анастасии Волочковой, вы танцевали со Светланой Лункиной – ученицей Екатерины Максимовой, которая от нас недавно ушла.
– Екатерина Сергеевна ко мне очень тепло относилась. Поддерживала меня во всех моих радостях и взбрыкиваниях, когда кричали, что я – сволочь. Во многом мы вдвоем держали удар в борьбе против нашего бывшего художественного руководителя. На собраниях могли встать и уйти. Кроме нее, никто не мог позволить себе удалить худрука из зала, когда он начинал нести глупости… У нас было много общего. Как и я, она не терпела, когда в Большой театр начинала влезать серость. И никогда не молчала.

– У вас остался в мобильном ее номер?
– Конечно. Знаете, когда я узнал о том, что случилось, она была первой, кого я набрал. К сожалению, никто не брал трубку…

В женщинах ценю чувство юмора



– Николай, мама и правда, как пишут, держала вас в ежовых рукавицах?
– В них меня держали скорее мои педагоги, а мама была их союзником. Театр – военная дисциплина. А мама была очень свободолюбивым человеком и давала большую свободу мне. Она никогда не проверяла мой дневник, и я легко подделывал ее подпись с ее позволения.

– И приходилось быть отличником?
– Да, потому что боялся. У нас был японский контроль: сначала все позволяется, а потом проверяется. И ее никогда не волновало, какие у меня оценки, потому что она знала: плохих быть не может. Если ты что-то не сделал, начинался Армагеддон! Мне можно было гулять сколько угодно, но когда выучены уроки. Мама всегда стремилась к тому, чтобы я читал книгу целиком, а не только ее содержание. Проверяла она меня просто: начинала разговаривать со мной о написанном. Если ты не прочел книгу, ты не сможешь рассуждать о ней. И в итоге я окончил хореографическое училище с красным дипломом.

– Почему ваша мама захотела, чтобы вы пошли в балет?
– Она не хотела этого категорически. На этом настоял я. В 10 лет заявил маме, что я – мужчина, а ее женское мнение никого не волнует. Я услышал, как ей это как-то дедушка сказал. Когда мама услышала от меня эту фразу, сначала замолчала, а потом сказала: «Хорошо! Я согласна! Но учти: учиться только на пятерки! Не будешь первым, я тебя заберу».

– Психологи считают, что женщина ищет мужа, похожего на отца, а мужчина «жену-мать».
– Мне категорически не нравятся женщины, похожие на маму. Когда кто-то смотрит фотографию и говорит: «Какая у тебя мама красивая!» – я говорю: «Да?» Я никогда не задумывался над тем, красивая или некрасивая у меня мама. Мама есть мама. В плане внешности у меня нет конкретных предпочтений. Я одинаково люблю тип и Одри Хёпберн, и Вивьен Ли, и Фаины Раневской, и Барбры Стрейзанд. Важнее всего гармония в человеке. Даже в одежде. Например, есть вещи, которые вам безумно пойдут, а мне – никогда, потому что у вас светлые волосы, а у меня – темные, у вас белая кожа, а у меня – смуглая. Если следовать этой теории с мамой, меня в женщинах привлекают чувство юмора и образованность – эти качества были у нее. Я обожаю тех, с которыми интересно поговорить.

– Как правило, это дамы старше вас?
– Да, мне интереснее общаться с такими.

– Семья – не для вас?
– Ну что вы, как можно жить без нее! Другое дело, что для меня никогда не было самоцелью жениться. Не понимаю людей, которые рано это сделали. Зачем? Но я ни о чем не загадываю. Вот вы живете по расписанию?

– Стараюсь!
– А зря. Помните поговорку: «Если хочешь насмешить Бога, расскажи ему о своих планах»?

Могу проехать и катком



– Дарья Сагалова, победительница шоу «Танцы со звездами», заявила, что вы переходите на личности и даже как-то сказали ей, что она совсем не годится для танцев. Было такое?
– Даша не стала бы победительницей, если бы я не ставил ей хорошие оценки и не тащил всю программу. Те, кто смотрел шоу внимательно, могли заметить, что все, что я говорю, я всегда аргументирую. Мои отметки Даше варьировались от 10 до 8, потому что я понимал: она – человек одаренный. Просто мои восемь было сложнее получить, чем чьи-то десять.

– Вы всегда можете сказать человеку правду в лицо?
– Абсолютно! Зачем молчать? Почему я, человек, который отдал жизнь искусству, должен мириться с вульгарностью и безвкусицей? Но я не берусь серьезно рассуждать о хоккее и никогда не дам совет буфетчице тете Маше. И меня возмущает, когда многие так называемые звезды, для которых танцы не являются делом их жизни, начинают нести чушь. Я им тогда достаточно интеллигентно объясняю их ошибки. Но если начинается агрессия с их стороны, приходится разговаривать на их языке. Помните фразу из Библии о том, что нельзя метать бисер перед свиньями? Продолжение звучит так: иначе они вас за это распнут! А теперь мне будет какой-то василек делать замечания? Да мне гораздо легче по нему проехать катком!

– И часто выпускаете пар?
– Ну конечно! Недавно я вел прогон балета «Сильфида». И вот собрался оркестр, выходят артисты: более 100 человек в репетиционном зале! Солисты и кордебалет – уставшие, но они двигаются. Кто-то не в полную ногу, но хотя бы намечая рисунок движения. А один молодой артист позволяет себе ничего не делать. Ну, я сказал ему все, что о нем думал.

– Матом?
– Нет, я же на работе, но я хорошо разговариваю на этом языке. Если бы мы, когда пришли в театр, позволили себе такое, как он, нам бы, естественно, сделали замечание. А когда мы оказались за кулисами, старшие артисты кордебалета могли бы и по морде дать. По-настоящему! Потому что ты не имеешь права вести себя так по отношению к своим коллегам. Все работают, а ты кто такой?

– Николай, вы – жесткий человек!
– А я этого и не скрываю. В профессии. Я – маленькая Красная Шапочка и останусь ею с удовольствием, только, пожалуйста, не переходите границы дозволенного!

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Июн 30, 2009 5:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009063011
Тема| Балет, XV Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Персоналии,
Авторы| Альфия Аглиуллина, Фото Андрея Старостина.
Заголовок| В Уфе завершается фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева
Где опубликовано| "Башинформ"
Дата публикации| 20090630
Ссылка| http://www.bashinform.ru/index.php?id=82134
Аннотация|

XV Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева, который продолжался в башкирской столице десять дней, завершается. Традиционно финал праздника получился самым звездным, в нем задействованы все гости фестиваля - артисты балета из Испании, Германии, Украины, Москвы, солисты балетной труппы Башкирского государственного театра оперы и балета.
В программе сегодняшнего гала-концерта выступят солисты Большого театра заслуженная артистка России, лауреат международных конкурсов Наталья Выскубенко, заслуженный артист России Владимир Непорожний, лауреат Национальной театральной премии "Золотая маска" Ян Годовский, Нелли Кабохидзе, Андрей Евдокимов. До этого на фестивальной сцене уфимцы могли их видеть в спектаклях "Сильфида", "Дон Кихот", "Жизель", "Лебединое озеро".



Интересную программу к гала-концерту подготовили и солисты московского театра "Кремлевский балет" Михаил Евгенов и Валерия Побединская. Евгения зритель уже видел в качестве исполнителя партии Жана де Бриена в балете "Раймонда", а вот с творчеством Побединской нам предстоит еще только познакомиться.
Что-то свежее всегда пытаются внести в Нуреевский фестиваль его постоянные гости - солисты Национального балета Кубы на протяжении десяти лет, руководители труппы Danzarte ballet (Испания) Лаура Ормигон и Оскар Торрадо. И на это раз они не разочаровали уфимцев, представив оригинальное прочтение образов Кармен и Хозе в одноактном балете "Кармен-сюита". Что же подготовили испанские танцовщики к гала-концерту пока держится в секрете.



Очередными героями уфимского фестиваля имени Рудольфа Нуреева стали солисты Национальной оперы Украины имени Тараса Шевченко Наталья Мацак и Денис Недак. 29 июня украинские артисты исполнили центральные партии в балете "Лебединое озеро" Петра Чайковского. Сегодня они предстанут перед публикой в иных образах.
Пополнят звездный состав участников гала-концерта танцовщики из Германии Дину Тамазлакару и Павел Московито - у них сегодня премьерное выступление на XV фестивале балетного искусства имени Рудольфа Нуреева.



Не обойдется заключительное выступление участников Нуреевского фестиваля без любимцев публики - солистов Башкирского театра оперы и балета. Нашу балетную труппу сегодня будут представлять Гузель Сулейманова, Ильдар Маняпов, Гульсина Мавлюкасова, Ринат Абушахманов, Елена Фомина, Андрей Брынцев, Валерия Лапшова, Максим Купцов, Римма Закирова, Олег Шайбаков и другие.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2009 10:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009060001
Тема| Балет, XV Международный фестиваль балетного искусства имени Рудольфа Нуреева (Уфа), Персоналии,
Авторы| Валентина АЙШПОР
Заголовок| Во славу танца...
Где опубликовано| "Республика Башкортостан" № 125
Дата публикации| 20090630
Ссылка| http://www.agidel.ru/?param1=15548&tab=7#comm
Аннотация|

В четвертый вечер XV Международного фестиваля балетного искусства имени Рудольфа Нуреева зрителям был показан воздушный балет «Сильфида» Германа Левенсхольда в хореографии Августа Бурнонвиля.
Люди искусства признают: станцевать в «Сильфиде» все равно, что сдать экзамен на профпригодность. В очередной раз его с блеском выдержали артисты башкирского балета. Партию Джеймса исполнил солист Большого театра Андрей Евдокимов. С партнершей Гузель Сулеймановой ему уже доводилось выступать в этом спектакле. У них сложился отличный дуэт. Гузель точно передала образ воздушной, нежной, парящей феи.

Но фестиваль живет не только вечерними представлениями! Днем работа не прекращается. Гость из Израиля известный хореограф Яков Лившиц готовит театру очередной подарок: номер «Гадкий утенок» на музыку С. Рахманинова с ученицей БХУ имени Р. Нуреева Катей Кузнецовой. Работают московские критики и журналисты.

В пятый вечер театр погрузился в эпоху средневековья, когда прекрасные дамы танцевали на балах, а бесстрашные рыцари сражались с неверными сарацинами — на сцене показывали «Раймонду» Александра Глазунова. Партию Жана де Бриена исполнил Михаил Евгенов, выпускник БХУ имени Р. Нуреева, он несколько лет работал в БГТОиБ, на этот раз в фестивале выступает как приглашенный солист «Кремлевского балета». Нужно отметить, что хореография «Раймонды» очень сложна — компактная, узорчатая, колоратурная. С этой партией легко справилась Гульсина Мавлюкасова. Восхитил зрителей и критиков Олег Шайбаков. Созданный им образ Абдерахмана получился выразительным и запоминающимся. Ярко, зажигательно и технично исполнил Сарацинский танец Андрей Брынцев в дуэте с Ириной Сапожниковой. Ирина Чыонг и Булат Фаттыхов показали настоящую цыганскую страсть в Панадеросе. Музыка «Раймонды» принадлежит к числу выдающихся достижений русского музыкального искусства. Красота, яркая образность и мелодическая щедрость сочетаются в ней с действенностью, драматическим противопоставлением европейских и азиатских интонаций — все эти тонкости превосходно передал оркестр под управлением Роберта Лютера.

В шестой фестивальный вечер зрители увидели один из самых жизнерадостных балетов — «Дон Кихот» Людвига Минкуса. Главные партии — прелестной юной Китри и веселого влюбленного цирюльника Базиля — исполнили гости из Испании Лаура Ормигон и Оскар Торрадо. Пластичный, музыкальный, харизматичный Оскар покорил публику. А Лауру, каждый жест, взгляд которой наполнен неповторимым обаянием, зрители встречали овацией. Сложные поддержки, высокие прыжки, фуэте — артисты показали все свое мастерство. Лаура продемонстрировала умение играть на кастаньетах, она сама аккомпанировала себе в одном из танцев. Роль Повелительницы дриад исполнила еще одна гостья фестиваля Наталья Выскубенко, солистка Большого театра. Несмотря на то, что партия небольшая, балерина сумела создать и убедительно показать образ властительницы. Башкирские артисты ни в чем не уступали гостям, достоверно воссоздали атмосферу жаркой, солнечной Испании. Дирижировал этой феерией Герман Ким.

В седьмой вечер балет «Жизель» Адольфа Адана артисты посвятили светлой памяти заслуженного артиста России, народного артиста Башкортостана Шамиля Терегулова. Яркий танцовщик, талантливый педагог, самобытный хореограф, театральный деятель ушел из жизни полгода назад. После окончания Пермского хореографического училища Терегулов 23 года танцевал в Башкирском театре, а в 1990 году стал художественным руководителем его балетной труппы. Он один из вдохновителей и организаторов Международного фестиваля балетного искусства имени Р. Нуреева.

По фестивальным законам главные партии исполнили приглашенные звезды. Это целый десант танцовщиков Большого театра России. Легкая, воздушная Нелли Кобахидзе (Жизель), опытный Владимир Непорожний (Альберт). У Натальи Выскубенко получилась властная, непреклонная Мирта. Они показали мастерство, достойное прославленной московской школы, органично вошли в спектакль Башкирского театра. Живой, полный драматизма образ создал Ринат Абушахманов (Ганс). Технически точно и выразительно исполнили вставное па-де-де Гузель Сулейманова и Дмитрий Марасанов, доказав в очередной раз, что маленьких ролей не бывает.

Одна из особенностей фестиваля — каждый вечер выступают разные солисты из разных театров, но артисты кордебалета не меняются. Для них фестивальные дни превращаются в своеобразный марафон. Какой ценой это дается, публике знать не положено. И в этом спектакле артисты выступили единым ансамблем, в первом действии показали веселый деревенский праздник, а во втором — покорили стройностью, слаженностью, отточенностью движений виллис.

Оркестр в этот вечер звучал особенно проникновенно. Важно не только знать музыку и интерпретировать ее, но и понимать сам балет, угадывать, предвосхищать действия исполнителей. У дирижера Марата Ахмет-Зарипова это хорошо получилось. Спектакль по всем канонам еще раз прославил сам классический танец и великого танцовщика, именем которого назван фестиваль.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22899
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2009 4:30 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009060002
Тема| Балет, Музыкальный театр (Карелия), Премьера, Персоналии,
Авторы| Ирина Ларионова
Заголовок| Джульетта – девушка с характером
Где опубликовано| газета "Лицей" (Карелия)
Дата публикации| 20090619
Ссылка| http://www.gazeta-licey.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1037&Itemid=90
Аннотация|

1 и 2 июля в обновленном здании Музыкального театра состоится премьера балета Сергея Прокофьева «Ромео и Джульета».

Пресс-конференция в преддверии премьеры должна была состояться в зрительном зале, где шла репетиция, но увы, журналистов не впустили в святая святых, где в это время шел творческий процесс. Под звуки потрясающей музыки, доносившейся из-за двери зала, и сверла (кое-где шли последние строительные работы) журналистам предложили устроиться прямо на площадке между лестницами, где были расставлены стулья.

К сожалению, Кирилл Симонов, главный балетмейстер нашего Музыкального театра, так и не появился перед журналистами. Это уже становится обычным делом и никто даже не удивляется. Правда, тур-менеджер театра и помощник режиссера Николай Алексеев ответил на все вопросы и так вдохновенно рассказывал о будущем спектакле, что после пресс-конференции некоторые отправились прямо в билетную кассу. На первый спектакль, в котором главные партии танцуют выдающаяся литовская балерина Эгле Шпокайте (Джульетта) и молодой солист Литовского национального театра оперы и балета Мартинас Римейкис (Ромео), билетов практически не осталось. Интрига состоит еще и в том, что, по слухам, сама Майя Плисецкая собирается приехать на премьеру. Господин Алексеев не подтвердил этот слух, но и не опроверг его.

Журналистов заверили, что спектакль будет на уровне лучших российских театров, ведь помимо нашего плодовитого и талантливого хореографа Кирилла Симонова, к которому с большим уважением относится и прима-балерина Эгле Шпокайте (она уже танцевала в спектакле «Дездемона», поставленным К. Симоновым в Литве), в создании спектакля участвуюти другие знаменитости. Это известный художник-постановщик Эмиль Капелюш, литовский художник по костюмам Стефания фон Граурок, а также дирижер-постановщик Сергей Иньков и художник по свету из Финляндии Александр Мустонен. Уже известно, что декорации продуманы с учетом того, что летом наша труппа снова поедет на фестиваль в Савонлинну, где на специфической сцене покажет свой новый спектакль. Как отметил г-н Алексеев, декорации к спектаклю мобильны, кроме того на сцене не будет кулис, что, предполагается, создаст особую атмосферу и сделает зрителя участником всего, что происходит на сцене.

По его словам, команда работает слаженно и профессионально, но постановка настолько сложная, что литовские артисты уже неделю живут в Петрозаводске для того, чтобы хорошо подготовиться к премьере. Джульетта у Симонова – девушка с характером. Кроме того, в конце спектакля после смерти двух влюбленных рушится весь мир.

По словам Николая Алексеева, на спектакль можно пойти всей семьей. Продолжительность действа три часа: постановщик придерживается либретто – Фонд Прокофьева отслеживает, как используется наследие великого композитора. В спектакле много юмора и даже драки, поставленных жестко в голливудском духе, что наверняка будет интересно даже тинэйджерам. Николай Алексеев не сомневается, что спектакль продержится в репертуаре театра много лет.

В заключение пресс-конференции Николай Алексеев порадовал замечательной новостью. К Рождеству в Музыкальном театре РК будет поставлен «Щелкунчик» П. И. Чайковского, причем в традиционной классической манере. Правда, и тут наш знаменитый хореограф Кирилл Симонов оригинален: он собирается восстановить премьерную постановку «Щелкунчика» в Мариинском театре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... 11, 12, 13, 14  След.
Страница 12 из 14

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика