Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-05
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 9:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009052802
Тема| Балет, МТ, Персоналии, Юлия Махалина
Авторы| Владимир Желтов
Заголовок| Юлия Махалина: «Меня спасла Мата Хари»
Где опубликовано| «Балтийская Медиа Группа»
Дата публикации| 20090528
Ссылка| http://www.baltinfo.ru/news/87089/
Аннотация|

Прима-балерина Мариинского театра отважилась на неслыханный эксперимент

Балет был ей подсказан самой судьбой. В раннем детстве возникли проблемы с ногами, и врачи рекомендовали физическую нагрузку. Мама повела дочь в хореографический кружок. И первый в ее жизни учитель танца произнес судьбоносную фразу: «Да у вас девочка родилась балериной!» Однако по окончании Вагановского училища в 1985 году контракт с Мариинским театром ей предложили подписать… карандашиком. Впоследствии она будет говорить: «Тот карандашный автограф сделал меня счастливой». Теперь Юлия Махалина - народная артистка России.

- Юлия, 29 мая ваш творческий вечер в Капелле. Чем будете удивлять?

- Мне кажется, во время каждого своего выхода на сцену артист, будь он звезда или не звезда, обязательно должен чем-то удивлять. Программа моего творческого вечера составлена как своеобразный круиз по хореографии разных стран и разных хореографов, в ней и классика, и современный танец. А также фрагмент из спектакля «Мата Хари», который мы танцуем с Ильей Кузнецовым в Мюзик-холле. Первый раз в жизни - я даже немножко побаиваюсь этого эксперимента - буду танцевать под органную музыку, под «живое» исполнение Баха. Я лично не слышала, чтобы кто-то еще танцевал под орган.

- Идея ваша?

- Мы с продюсером Андреем Базановым стояли на сцене Капеллы, обсуждали предстоящий концерт, и вдруг - как озарение: «А почему бы не использовать и этот инструмент?»

Вечер в Капелле отнюдь не концовка моей балетной карьеры. Творческие вечера помогают поддерживать форму, вести диалог со зрителем.

- С чего вы вдруг заговорили о «концовке»? Я, конечно, знаю, но не стану озвучивать, сколько вам лет…

- Ну сколько мне может быть лет, если у меня в следующем сезоне «серебряная свадьба» с балетом?! Просто мне уже звонили и спрашивали: не прощаюсь ли я с публикой? Нет, конечно же. Пока Бог дает силы, и есть внутренние ресурсы, и, самое главное, пока глаза у меня горят, я хочу и буду и сама танцевать, и передавать опыт.

- А еще творческие вечера позволяют экспериментировать.

- Абсолютно верно. Собственно, эту мысль я и имела в виду, говоря о диалоге со зрителем. В Мариинке я и сама себе не позволю идти на какие-то рискованные эксперименты. Само имя театра обязывает.

Из-за нашей обоюдной с Володей Романовским загруженности мы, к сожалению, пока не осуществили одну замечательную задумку - балетный спектакль-монолог, где бы я одна держала зал в течение всего спектакля, не меньше часа.

- Допускаю, что можно спектакль станцевать в одном костюме, но должны же вы хоть дыхание перевести!

- Костюм может иметь детали, с которыми по ходу действия можно велировать. А перебивками быть остановки или пантомима, это уже зависит от решения спектакля и хореографа.

Кстати, о моих творческих вечерах. Когда-то Олег Михайлович Виноградов (главный балетмейстер Театра оперы и балета им. С.М. Кирова - ныне Мариинского - прим. ред.) предлагал мне к моему 25-летию сделать вечер. На что я ему сказала, что это может быть только неделя моих балетов, а никак не вечер. Например, сегодня я - в «Дон Кихоте», завтра - в «Баядерке», послезавтра – в «Корсаре», а потом - «Лебединое», «Жизель», «Анна Каренина» и т. д.

- Юлия, вы танцуете в «Мата Хари». Почему в Мюзик-холле? Спектакль даже с большой натяжкой не отнесешь к легкому жанру.

- После травмы я была в растерянном состоянии. Я не знала, как мне восстанавливаться. Заходила в репетиционный зал, в котором всегда себя чувствовала свободно, птицей высокого полета, а тут как меленький щеночек я куда-то вдавливалась в угол. Психологический барьер был высокий, почти непреодолимый. И вдруг звонит мне балетмейстер Мюзик-холла и предлагает работу над «Мата Хари». С хореографом, имени которого я вообще не слышала. И это после того, как я работала с Джеромом Роббинсом, с Бежаром, с Григоровичем, с Эйфманом. Я никогда не забуду нашу первую встречу с Володей (Романовский – прим. ред.): он побаивался меня, а я - его. Но все сложилось. Он потрясающей души и безграничного таланта человек. Володя замечательно выстроил спектакль, он идет на одном дыхании. Все, кто недоверчиво относился к этой постановке, теперь в полном восторге. Даже люди из театра нашего ходили по несколько раз. Спектакль - как ребенок, он растет. То, что было на премьере, сейчас уже совсем по-другому выглядит.

- Что за травма привела вас в Мюзик-холл?

- У меня был сложный перелом. Торопилась, на улице жуткий гололед, ну и поскользнулась. В шоковом состоянии появилась в зале, пыталась репетировать. Дело было перед самым Новым годом, и врачи мне просто поставили лангет. А гипс только через две недели. В общем, ситуация складывалась прескверная. И я обратилась к спортивному врачу Владимиру Гаврилову, он-то и спас мне ногу. Владимир Владимирович, кстати, не раз спасал меня. И других спасал - даже тогда, когда, казалось бы, уже был подписан приговор. Период моего восстановления затянулся почти на год. Только во время работы над «Мата Хари» я окончательно «набрала» кураж. Так что в моем спасении не последнюю роль сыграл и этот спектакль.

- Классический балет - «визитная карточка» России. Какие, казалось бы, проблемы могут быть у «визитной карточки».

- Проблема номер один на сегодняшний день, мне кажется, отсутствие молодых хореографов. А еще лично мне хотелось бы, чтобы хореографы среднего поколения повернулись лицом к классике. Странно, но почему-то никто не берется за «Травиату», и тема и музыка которой дает хореографу большие возможности.

- Если лицо человека, неважно кто он - актер или ведущий, замелькало на телеэкране - все, он уже звезда! Что касается балета, здесь история другая. Можно быть примой, можно быть всемирно известной балериной, а на улицах родного города не остановят, не попросят автограф…

- Дорога от театра до дома у меня недлинная, поэтому ничего странного я не вижу в том, что многие со мной здороваются. А вот где-нибудь на Петроградской могут спросить: «Вы не Махалина?» Это, конечно, меня удивляет, потому что на сцене я выгляжу иначе, чем в жизни. Даже были случаи в Лондоне, когда после «Баядерки» (там довольно выразительный грим, большие глаза нарисованы) меня останавливали на выходе из театра: «А Махалина скоро?..» Был совершенно потрясающий случай. Мы с Фарухом Рузиматовым в Японии пришли смотреть «Спартак», спектакль Большого театра. И половина зала устремилась к нам - брать автографы. Нам стало неловко перед коллегами, и мы ушли.

Но как бы артист ни был благодарен зрителям за любовь и душевное тепло, он обязан помнить, что для того, чтобы ему выйти на сцену, должны четко сработать все службы, начиная от билетера и кончая уборщицей. Поэтому я по возможности везде с благодарностью говорю и о моем зрителе, и о людях театра, которые остаются в тени моей профессии.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 11:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009052803
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета имени Глинки, Персоналии,
Авторы| Ирина Пономарева
Заголовок| Осенью в челябинской опере презентуют «Лампочку»
Где опубликовано| uralpress.ru
Дата публикации| 20090528
Ссылка| http://uralpress.ru/art149094.htm
Аннотация|

В Челябинском театре оперы и балета имени Глинки идет подготовка к премьере балета «Лампочка». Спектакль будет представлен публике осенью этого года.

Как рассказал агентству «Урал-пресс-информ» художественный руководитель Челябинского балета Константин Уральский, это спектакль о мире театра, закулисье. Когда заканчивается представление и зрители уходят, в театре горит дежурный свет (раньше это была большая лампа, которая отбрасывала таинственные тени, из которых и возник Призрак оперы), в этом свете и живут артисты.

На сцене не будет кулис и задников, лишь забытые элементы декораций. Зрителям предстанет открытая сцена: с частью балетного станка, гримерными столиками и роялем, которые будут проглядывать сквозь нити светящихся шаров.

Спектакль будет проходить под аккомпанемент концертмейстера Александра Свободина – он выступит полноправным участником действа. Вместе с Константином Уральским они сделали музыкальное оформление постановки из 11-ти произведений. В подборке прозвучат композиции Скрябина, Прокофьева, Шумана, Листа, Шостаковича и других композиторов.

В представлении задействовано около 15-ти артистов балетной труппы театра и каждый номер – сольный. Немаловажную роль в «Лампочке» сыграет освещение.

Планируется презентовать спектакль зрителям в новом сезоне, октябре-ноябре этого года.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 1:09 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009052804
Тема| Балет, Челябинский театр оперы и балета имени Глинки, Персоналии,
Авторы| Ирина Пономарева
Заголовок| Для поклонников балета в Челябинске готовится премьера спектакля «Наяда и рыбак»
Где опубликовано| uralpress.ru
Дата публикации| 20090528
Ссылка| http://uralpress.ru/art149105.htm
Аннотация|

В Челябинском театре оперы и балета имени Глинки идет подготовка к премьере балета «Наяда и рыбак». Планируется представить спектакль зрителям в новом сезоне.

Как рассказал агентству «Урал-пресс-информ» художественный руководитель Челябинского балета Константин Уральский, «Наяда и рыбак» – балет выдающегося романтического хореографа и танцовщика Жюля Перро на музыку Цезаря Пуни. Впервые был показан в Лондоне в 1843 году, а через десять лет перенесен на сцену Мариинского театра в Санкт-Петербурге. В середине 70-х годов прошлого столетия спектакль возобновил Петр Гусев в Большом театре в Москве, а теперь готовятся представить в столице Южного Урала.

Конечно, отметил Константин Уральский, от первоначальной версии балет отличается: в России под названием «Наяда и рыбак» балет дожил до 20-х годов ХХ века, а лет 25 назад его фрагменты попытались восстановить – ведь до наших дней дошло либретто, рецензии, описания очевидцев и осколки старинной хореографии. Нет третьего акта, не сохранилось большое количество мизансцен, но осталось лучшее из истории про водяную деву, влюбившуюся в рыбака, в том числе хит – танец Наяды с тенью (эпизод, когда русалка превращается в человека и замечает что у нее, как у всех смертных, появляется тень).

Постановка интересна в первую очередь хореографией того периода – эпохи романтизма в балете, отметил Константин Уральский.

Спектакль планировалось представить раньше, к сожалению, помешал финансовый кризис: нет средств на костюмы и декорации, поэтому пока они существуют только в виде эскизов – на бумаге. Однако экономический коллапас не остановил творческий процесс, и репетиции идут полным ходом. Главные партии танцуют Юлия Шамарова (Наяда), Татьяна Сулейманова (Рыбачка), Евгений Атаманенко (Рыбак).

Планируется презентовать спектакль зрителям в октябре-ноябре этого года.

Фото автора на сайте http://uralpress.ru/art149105.htm#
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 2:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009052805
Тема| Балет, театр Б.Эйфмана, Персоналии, Б.Эйфман
Авторы| Наталья ШКУРЕНКОК Санкт-Петербург
Заголовок| Танцы на набережной Европы //
Северная столица хочет стать балетной

Где опубликовано| газета "Культура" №20 (7683)
Дата публикации| 28 мая - 3 июня 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=833&crubric_id=1003866&rubric_id=218&pub_id=1039566
Аннотация|

Продолжается объявленный в марте этого года Международный конкурс на архитектурное решение Дворца танца Бориса Эйфмана, который вырастет в центре строящегося в Санкт-Петербурге квартала "Набережная Европы". Дворец был обещан балетмейстеру Владимиром Путиным еще в 2003 году. Организаторами конкурса выступают администрация города и инвестор проекта - ООО "Петербург-Сити", дочерняя компания ЗАО "ВТБ-Девелопмент" во главе с сыном губернатора Петербурга Сергеем Матвиенко. Итоги должны подвести в июле этого года, а завершить строительство планируется к 2016 году. О планах и надеждах хозяин будущего Дворца Борис ЭЙФМАН рассказал газете "Культура".

- Борис Яковлевич, вас, безусловно, надо поздравить - наконец-то у вас будет свой театр после стольких лет скитаний. Каким вы его видите ?

- Спасибо. Это был долгий путь - моей бездомной труппе уже 32 года. Мы прошли через обкомы, худсоветы, через запреты и почти полное безденежье - через все, но мой театр до сих пор живет. И я очень рад, что строительство Дворца танца - это федеральный проект, так что есть надежда, что все состоится. А еще я рад тому, как относятся к этому проекту инвесторы и архитекторы, которым предложили участвовать в конкурсе. Все понимают, что это должен быть не просто театр для одной из балетных трупп России - планируется построить один из центров мирового балета, чтобы, как и 100 лет назад, во времена Дягилева, с берегов Невы в мир были посланы новые идеи современного балета. В этом дворце найдут место для развития различные виды современного танца. И абсолютно очевидно, что этот театр не может быть построен нигде больше - ни в Америке, ни в Азии, а только в Петербурге и только в исторической части города. Очень хочется, чтобы архитекторы сохранили дух и стилистику петербургской архитектуры, чтобы театр отличался от всего современного строительства, которое происходит сегодня в городе. Мне кажется, что в этом отношении мы нашли полное взаимопонимание с архитекторами, инвесторами.

- Фактически театр строят для вас. К тому же вы - член жюри конкурса. Существуют ли какие-то основные условия, выполнения которых вы категорически требуете, и есть ли у вас право вето на то, что вам абсолютно не понравится ?

- Я настаивал только на трех пунктах: во-первых, чтобы это был индивидуальный проект, созданный для Петербурга, с учетом эстетики и стилистики исторического города. Второе - я хотел бы, чтобы зрительный зал был ближе к традиционному итальянскому театру с ложами, со всей атрибутикой, чтобы это был не стандартный современный зрительный зал, какой можно сегодня увидеть в любом кинотеатре, - это должен быть исторический театральный зал с современными идеями. И третье - хотелось бы, чтобы внешне он отличался от облицованных стеклом зданий, которые теперь строят на каждом шагу, поэтому я просил, чтобы для облицовки использовали какой-то другой материал, более близкий Петербургу. Хотел бы обратить внимание, что за последние 50 лет в нашем городе не строили театров, а театральное здание такого типа вообще последний раз строили еще в XIX веке. Мы сейчас возрождаем потерянный опыт, и, надеюсь, все это понимают. Я в процессе - провокатор, идеолог, но ни в коем случае не человек, который будет иметь право вето или диктата. Слава богу, я дожил до того момента, когда мои желания начали исполняться, и я очень благодарен инвесторам за поддержку. Но это ни в коем случае не театр для одного творца, я хотел бы, чтобы это был театр для города, для России, для нашего балета, чтобы он стал центром притяжения для балета всего мира.

- Вы как-то говорили, что в новом театре планируете создать условия для работы нескольких трупп. Вы уже знаете, кто там будет работать ?

- Действительно, мы хотим представить три века русского балета: будет компания, условно называемая "Мариус Петипа", - они воссоздадут лучшие классические балетные постановки, займутся реконструкцией репертуара XIX века. Будет мой театр, который продолжит линию больших театральных спектаклей, балетной психодрамы. И будет маленькая экспериментальная некоммерческая труппа, на базе которой создадим лабораторию молодых хореографов, пригласим студентов консерватории и Академии Вагановой, которые станут работать с ней на постоянной основе. Специально для этого в театре откроется Малая сцена - рабочая площадка для молодых хореографов. Мы будем проводить постоянные мастер-классы, фестивали, приглашать гастролеров.

- Кто будет решать, кого приглашать для работы в театре ?

- Мое право - пригласить трех лидеров на три площадки. Художественным идеологом буду я, у меня все-таки большой опыт. У остальных трупп - свои руководители. Предполагается, что мы создадим некий творческий совет театра, который будет осуществлять руководство, в котором я, возможно, буду иметь право вето. Но я не собираюсь монополизировать права. Мы сейчас строим еще и академию танца, в 2011 году должны запустить этот колоссальный проект - создадим систему обучения балетных артистов, будем привозить детей из всех уголков России и соседних стран.

- Что планируется в театре кроме большой и малой сцен ?

- Семь репетиционных залов, гримерки, тренажерные залы, массажные кабинеты и физиотерапия, залы для пресс-конференций. Я пытаюсь создать центр, где можно показывать не только результат, но и сам процесс. Мы сегодня находимся в поиске идей нового балета XXI века, и я попытаюсь преодолеть кризисное состояние за счет создания условий для активного творческого процесса. Хочу дать возможность творить молодежи, чтобы она смогла себя реализовать.

- Как вы относитесь к идее сделать площадь перед театром Площадью Русского Балета ?

- Идея замечательная, и репетиционные залы уже названы именами наших великих балетмейстеров. А все, что касается названия площади, на которой будет стоять Дворец танца, - надо обсуждать.

- Не случится ли так, что в конце концов мы получим дорогое удовольствие для богатых людей ?

- Ни в коем случае! В зале, который рассчитан на тысячу мест, будет часть мест, билеты на которые смогут приобрести студенты и не очень обеспеченные граждане. Это должен быть демократичный зал, а не дорогая игрушка для богатой публики. Наш театр - для любителей балета, для зрителей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Май 28, 2009 2:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009052806
Тема| Балет, XVII Фестиваль "Звезды белых ночей", Персоналии,
Авторы| Ирина ГУБСКАЯ Санкт-Петербург
Заголовок| На "Коньке" //
Мариинский театр открыл XVII Фестиваль "Звезды белых ночей"

Где опубликовано| газета "Культура" №20 (7683)
Дата публикации| 28 мая - 3 июня 2009г.
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=833&crubric_id=100442&rubric_id=207&pub_id=1040021
Аннотация|

Фестиваль продлится два месяца и пройдет на обеих сценах Мариинки: театральная часть в историческом здании, концертно-филармонический раздел в концертном зале. На этот раз его обрамление получилось балетным. Открылись "Звезды" самой яркой премьерой сезона (и последнего времени) - "Коньком-Горбунком" Щедрина - Ратманского, на закрытии покажут программу "Красота в движении" с Дианой Вишневой. Центральная премьера - возобновление "Шурале" Леонида Якобсона, спектакля, причисленного к "золотому фонду" отечественного балетного театра, но почти перешедшего в разряд утраченных.

В опере обращение к раритетам в основном в виде концертных исполнений редко идущих сочинений: "Замок герцога Синяя Борода" Бартока, "Троянцы" Берлиоза, "Русалка" Дворжака. Будут показаны "Иоланта" Чайковского и "Алеко" Рахманинова в постановке Мариуша Трелиньского, подготовленная к юбилею "Гоголиада" - три оперы молодых композиторов. Не обойдется программа и без мариинской гордости - "Кольца нибелунга". Прозвучат все симфонии и фортепианные концерты Бетховена.

Среди звезд фестиваля - оркестр Мюнхенской филармонии под управлением Кристиана Тилеманна, октет Берлинского филармонического оркестра, хор и оркестр Шлезвиг-Гольштейнского фестиваля, "Виртуозы Москвы". Приглашены Финская Национальная Опера с "Красной линией" Саллинена и Национальный балет Испании, который отмечает тридцатилетие труппы и завершение карьеры своего руководителя Хосе Антонио.

На фестивале выступят Мария Гулегина, Виолета Урмана, Ольга Бородина, Лариса Гоголевская, Анна Нетребко, Рене Папе, Брин Терфель, Гарри Леман, Дмитрий Хворостовский, Владимир Галузин, Василий Герелло, Николай Путилин, Диана Вишнева, Светлана Захарова, Ульяна Лопаткина, Ирма Ниорадзе, Игорь Колб, Денис Матвиенко, Леонид Сарафанов, Леонидас Кавакос, Ефим Бронфман, Рудольф Бухбиндер, Ланг Ланг, Денис Мацуев, династия Могилевских.

Открытие "Звезд" повторило открытие весеннего балетного фестиваля. Только "Конек-Горбунок" теперь перешел из новинок в разряд репертуарных спектаклей. В "детском" разделе афиши балет успешно конкурирует с "Щелкунчиками" двух видов - вагановским Вайнонена и шемякинским. Хотя по многослойному подтексту и сложной, виртуозной по технике и смыслам хореографии "Конек", как и "Золушка" Ратманского, - балет не слишком детский. И не слишком русский: здесь менталитет вненациональный, неслучайно так впору пришлось оформление в духе Малевича, с аналогичными хореографии цитатными приемами. Эта объемность постановки привела к тому, что и сейчас "Конек" не до конца "обжит", хотя успел несколько "осесть". Исполнители здесь хороши как типажи, практически каждый - яркий и красивый: нежная и своевольная Царь-девица Алины Сомовой, задорный Иван Владимира Шклярова, обаятельный Горбунок Василия Ткаченко, норовистая Кобылица Екатерины Кондауровой, пронырливый Спальник Юрия Смекалова. При этом труппа играет привычную фабулу детского спектакля, веселя и не слишком забираясь в дебри иронии. И получаются стыки между танцевальными и игровыми сценами, в той же "Золушке" практически не заметные. Тем не менее нынешней Мариинке, ориентированной на международную аудиторию, этот спектакль впору, может быть, даже более, чем традиционный репертуар.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Май 29, 2009 2:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009052901
Тема| Балет, Краснодарский театр балета Юрия Григоровича, Персоналии, Инь Даюн, Александра Сивцова
Авторы| Карина Кадиева
Заголовок| Па-де-де для леди и лебедя
Где опубликовано| Газета "Советская Адыгея"
Дата публикации| 20090529
Ссылка| http://www.sov-adyg.ru/index.php?link=news&action=show&id=8609
Аннотация|



На балетном небосклоне Кубани эта супружеская пара — звезды первой величины. Яркие, колоритные, одни из самых техничных танцовщиков, невольно притягивающие взор, — гарантия аншлагового спектакля в Краснодарском театре балета Юрия Григоровича.

Но глава молодого семейства — заслуженный артист Кубани, любимец публики, коренной китаец Инь Даюн — «желтый лебедь» южного балета, как прозвали его коллеги по цеху, — звездной болезнью не страдает. Хотя за много лет работы в театре он стал своеобразной визитной карточкой кубанского балета. Даюна узнают на улицах, после спектаклей поджидают у служебного входа поклонницы.

И все же легкая в прыжке и не менее заслуженная Александра Сивцова, умная жена и «железная леди» труппы со звездным статусом, считает, что волноваться не о чем: на то он и лебедь, чтобы всегда оставаться прекрасным, верным и ценить родной дом. Что же касается профессии — Саша уверена: им обоим над собой еще работать и работать.

Даюн: У меня правило: о сцене и работе дома ни слова. Дома я муж и отец, глава семейства, отдыхающий от дневных репетиций и вечерних спектаклей человек. Все вопросы предпочитаю решать в театре, сразу после спектакля. Что-то не понравилось, идем в другой зал, подрепетировать. Только вот Александра постоянно «сбивается» с ритма: нет-нет да и заведет дома разговор о балете. Что получилось, над чем поработать еще. Невольно включаюсь, и так за чашкой чая просиживаем часами, спорим, объясняем свое видение неудачи. Конечно, не дело! Но мы оба из мира театра, без него не мыслим жизни.

— Вы выбрали нелегкую стезю артистов балета, который подчас сравнивают разве что с трудом шахтера. Это зов сердца или все же поиски славы?

Даюн: Я-то танцовщиком стал исключительно из-за лености, просто не хотел учиться в школе. Отличником, конечно, не был, но и в троечниках не ходил — стыдно. Меня устраивала твердая стабильная «четверка». А тут как раз набор в хореографическое училище. Собирали ребят по школам. И к нам однажды в класс на урок пришли два педагога из только что открывшегося хореографического училища.

Я, как ни странно, оказался в числе отобранных. Мальчишеское любопытство меня так и разбирало: что это за профессия такая — танцовщик? Потом понял: ох, нелегкая это работа!

Учили по всем правилам. К суровой палочной системе воспитания привыкал долго и мучительно. Нас растягивали, выворачивали руки и ноги. Словом, «истязали», как могли. Подчас синяки доходили до колен. Но я выдержал. Как-то мама мне сказала: «Что же это ты, из школы ушел, из училища уйдешь, где останешься? Ты уж выбирай, чем в жизни заниматься будешь. Чтобы не зря. Имя твое, Даюн, недаром означает «храбрый». Вот я и выбрал.

После окончания хореографического училища в родном Шеньяне, крупном промышленном городе на севере Китая, два года учился в Новосибирске — по программе обмена студентами, год стажировался в Новосибирском театре оперы и балета. Окончательно промерзнув на севере, в 96-м году рванул в Краснодар, под южным солнцем отогреваться.

Александра: А я с детства мечтала стать балериной, танец даже во сне снился. Я ведь сначала бальными танцами увлекалась, и тоже всерьез. Потом был хореографический кружок. После окончания школы твердо решила поступать в Тбилисское хореографическое училище. Но в связи с обстановкой в Грузии не получилось. Так что окончила Воронежское хореографическое училище.

Потом год проработала в Воронежском театре оперы и балета, и затем меня пригласили в Краснодар, где я встретила Даюна. Влюбилась, когда он танцевал Паганини: настолько это было искренне, настолько романтично — устоять невозможно, передать словами — тем более. Но и свои чувства демонстрировать избраннику тоже не спешила. Я помню, как сотрудники музыкального театра тайком пробирались в балетный зал посмотреть на репетиции новой звезды. А в том, что Даюн — именно звезда, уже тогда никто не сомневался. И я любовалась — глаз отвести не могла: красавец и трудоголик. Редкое сочетание этих качеств в человеке вызывает уважение...

И все же в любовь с первого взгляда ни я, ни Даюн не верим. Это сказка. Красивая, но сказка. Нас сблизили работа, спектакли, репетиции. Такое общение дает больше, чем все объяснения в любви. Просто поняли со временем, что не можем друг без друга. И хотя я частенько на репетициях покрикиваю на спокойного и рассудительного Даюна, но мы оба знаем: мне легко танцевать именно с ним, и он любит танцевать со мной. Мы понимаем друг друга даже не с полуслова — достаточно взгляда.

— Что испытали, когда Юрий Николаевич Григорович — величина мирового уровня — пригласил вас к себе в театр?

Даюн: Я — так просто шок! Позвонили, предупредили, что завтра ровно в одиннадцать с нами репетирует сам Юрий Григорович. Подумал: кто-то подшутил. Но ночь провели без сна. Наутро, за час до репетиции, пришли в зал. Разогреваемся. И только одна мысль: это не может быть правдой.

Не помню, как к нам подошел Юрий Николаевич. Помню только, что поразила простота в общении. Пожал руки, спросил, откуда родом. И знаете, с чего началась наша беседа? С рассказа мэтра об истории создания балета «Спартак», о работе с Хачатуряном, о первых исполнителях партии Спартака и Красса — Владимире Васильеве и Марисе Лиепе, некоторым сценам Юрий Николаевич уделил особое внимание.

А сколько фотографий! А потом предложение — ни больше ни меньше как танцевать главные партии Спартака и Эгины. Юрий Николаевич даже начал показывать нам движения из легендарного балета. Мы удивились. В его-то годы — и все сам... Для нас и сегодня большая радость — работать под руководством такого великого балетмейстера, как Григорович. Его спектакли особенные, выстроенные логически, красочные.

Юрий Николаевич умеет поставить балет без набора бессмысленных, подчас лишних телодвижений. У него каждая мизансцена психологична, тесно связана с предыдущей. Григорович — это творческий взгляд на природу танцовщика, умение найти в нем скрытые возможности и реализовать их на сцене. Григорович — это вечный поиск. Танцевать в его театре — это значит артисту не просто подфартило. Это значит — крупно повезло!

— Саша, Даюн, вы — одна из немногих пар в балете, кто решился родить ребенка и продолжить карьеру. Кто помогает театральной семье в воспитании юного Ярослава? И почему славянское имя?

Даюн: Конечно, мы мечтали о мальчике. Но, честное слово, я чуть с ума не сошел, когда нужно было расставаться с беременной Сашкой. Я был на гастролях с театром в Италии и названивал ей по пять раз на дню: как здоровье, не нужно ли чего? Каждый разговор наш длился минимум полчаса. Теперь зову Александру мамой. Она и годовалому Ярославу, и мне мамочка любимая. Помогает воспитывать внука бабушка. А вот славянским именем Ярослав обязан исключительно мне. Вы вслушайтесь, как звучит: Я-ро-слав. Красота! Правда, были и другие варианты. Все решила жеребьевка: каждый — теща, я и Саша — написал свою версию имени и тянул «на счастье». Победил сильнейший, то есть я (смеется).

— Саша, кем видите сына в будущем? Хотели бы, чтобы пошел по стопам родителей?

Александра: Я еще не задумывалась. Это наши бабушки — русская и китайская — уже видят в Ярославе гения балетной сцены. Нам бы хотелось, чтобы выбор оставался за сыном. Честно: не хотим для него участи танцовщика. Профессия у нас тяжелая — травматичная в физическом и эмоциональном плане, здесь без увлеченности, таланта, устремлений нельзя — слишком многое приносится в жертву.

Тут смотря какая цель перед человеком стоит. И я, и Даюн работаем не только ради денег. Даюн в Китае вообще мог бы зарабатывать в пять раз больше, работая в два раза меньше. Но здесь, в Краснодаре, да еще под руководством Григоровича, есть возможность танцевать в полную силу. И мы за это держимся.

— Саша, Даюн, вы станцевали на сцене театра балета Григоровича все партии, о которых годами мечтают танцовщики. Одетта/Одиллия и Принц, Спартак и Эгина, мастер Данила и Хозяйка Медной горы, Китри и Базиль... О каком балете мечтается в будущем? Даюн, не надоедает амплуа романтического героя?

Александра: Я более чем довольна сегодняшним репертуаром, занятость огромная. И все же очень хочется станцевать балет в стиле «модерн». А вообще скажу: главное — как можно дольше танцевать. Самое сложное в балете — даже не умение переносить травмы. Случаются они постоянно. К этому привыкаешь. Вот Даюн: выскочил за кулисы, затянул ногу потуже, заморозил уколом, сделал веселое или печальное лицо в зависимости от ситуации — и снова на сцену. Зрителям до твоих проблем дела нет. Волнует другое. С ужасом думаю о неминуемом расставании с балетом, с труппой, со сценой. В профессиональном плане этого момента страшусь более всего.

Даюн: Ух, как надоело влюбляться по собственному желанию! Конечно, все принцессы и золушки — красавицы. Но как иногда в пику благородным принцам хочется сыграть злодея! Помню, была у нас поездка в Японию. Катастрофически не хватало Злого гения из «Лебединого озера». Юрий Николаевич меня спросил: «Сможешь за недельку подготовить партию и выручить труппу? Ты и по возрасту, и по внешним данным подходишь». Я работал с таким удовольствием — не передать! Показал Григоровичу — ему тоже понравилось. Наверное, почувствовал: от души. Сладость тоже рано или поздно приедается — хочется иногда и чего-то перченого.

Фото из архива Краснодарского театра балета Юрия Григоровича.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11801

СообщениеДобавлено: Чт Июн 04, 2009 10:29 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050001
Тема| Балет, Михайловский театр, Персоналии, М. Мессерер
Авторы| И.Иванова
Заголовок| ПРОГРАММА ШЕСТАЯ
Где опубликовано| Эхо Москвы в Санкт-Петербурге
Дата публикации| 20090522
Ссылка| http://www.echomsk.spb.ru/content/prog/default.asp?shmode=3&idprog=2086&ida=86702
Аннотация| Интервью

И.Иванова: Здравствуйте, у микрофона журналист Ирина Иванова. Я рада приветствовать всех слушателей «Эха Петербурга» у нашего «Театрального подъезда», подъезда Михайловского театра. Сегодня у нас в гостях Михаил Григорьевич Мессерер, легендарный педагог, воспитавший не одно поколение звезд балета на самых разных прославленных сценических площадках. Совсем недавно Михаил Григорьевич вступил в должность главного балетмейстера Михайловского театра. Здравствуйте!

М.Мессерер: Добрый день!

И.Иванова: Как Вы приняли предложение от театра? С интересом, с удовольствием, с радостью?

М.Мессерер: С радостью и с удовольствием.

И.Иванова: Почему такие эмоции? Что вызывает радость?

М.Мессерер: Неожиданное предложение известного российского театра. Конечно, приятно, когда тебя просят что-то сделать, предоставляют возможность что-то интересное создать.

И.Иванова: Приятно, действительно. Михаил Григорьевич, вы теперь у нас главный балетмейстер Михайловского театра. Скажите, пожалуйста, я не очень понимаю (наверное, многие слушатели тоже), чем профессия балетмейстер отличается от профессии хореограф? В обыденном сознании кажется, что одно и то же, хотя, наверняка же есть нюансы.

М.Мессерер: Да, сместились понятия. Но изначально понятие балетмейстер означало то же самое, что примерно в опере означает хормейстер, то есть человек, который помогает артистам хора, в моем случае это человек, который помогает артистам балета, балетмейстер. Так случилось исторически, что балетмейстер не только учил артистов, как танцевать и как не надо танцевать, но и поскольку он там уже был в этом театре, то заодно ему приходилось и ставить танцы, то есть говорить артистам и что танцевать. Но все-таки изначальное понятие, я повторяю, - это человек, занимающийся с артистами и помогающий или разучивать танцы, или подсказывающий направление, как тебе, артисту, стать лучше.

И.Иванова: То есть повышающий уровень профессионального мастерства, такое есть штампованное выражение.

М.Мессерер: Ну, конечно, следящий за всем балетным коллективом.

И.Иванова: А хореограф - это постановщик?

М.Мессерер: А хореограф - это, конечно, постановщик танцев. Ставящий, сочиняющий танцы и привносящий что-то свое в плане именно сочинения танцев, дающий новый материал.

И.Иванова: Вы имеете многолетний опыт работы педагогом с лучшими балетными труппами мира. И я думаю, конечно, этот опыт артистам Михайловского театра очень пригодится. Очень надеюсь, что они сумеют им воспользоваться. Но, насколько я знаю, коллектив театра уже с Вами знаком. Вы в течение прошлого сезона, этого сезона проводили в Михайловском театре мастер-классы. Вы помогали с постановкой балетных номеров для гастролей в Лондоне. Расскажите об этой работе и о своей встрече с этой труппой, как это все происходило?

М.Мессерер: Да, мне посчастливилось работать, талантливые артисты Михайловского балета. Когда возник вопрос о том, чтобы поехать на гастроли в Лондон, выступить в крупнейшем лондонском театре «Колизей», меня попросило руководство Михайловского театра - Фарух Рузиматов и Владимир Кехман - поработать с артистами, также попросили восстановить два старых концертных номера для концертной программы, которая показывалась в Лондоне.

И.Иванова: А что это за номера?

М.Мессерер: Мы сделали два старых номера. Один называется «Весенние воды», этот дуэт на музыку романса Рахманинова, написанный им в свое время по Тютчеву. Это виртуозное короткое произведение, очень сильное, обычно хорошее впечатление производит на публику. А второй номер был па-де-труа, то есть трио, называлось оно «Океан и жемчужина», это из старого балета «Конек Горбунок». Вот эти два номера мы сделали в Лондоне.

И.Иванова: Я знаю, что первые же гастроли в Лондоне, а Лондон - это, в общем-то, мировая балетная столица, для театра окончились номинацией на премию «National Dance Awards». Это было связано с этими номерами?

М.Мессерер: Да, Михайловский театр был номинирован, выбран из многих зарубежных трупп, выступавших в Лондоне в течение сезона, и попал в шорт-лист на эту награду, мы оказались в числе трех лучших ...

И.Иванова: Знаете, так сразу спина распрямляется, и как-то вроде ты из Петербурга, в котором этот театр находится, и тоже так приятно становится.

М.Мессерер: Тем более, что у нас конкуренция была очень сильная: Нью-Йорк Сити Балет из Нью-Йорка - труппа знаменитая, созданная Джорджем Баланчиным в свое время. Мы, Михайловский театр. А третья труппа была Пекинский балет.

И.Иванова: Я вас поздравляю еще раз, потому что гордость за все наше, а за балет в особенности, она всегда возникает, когда говорят о каких-то премиях, мировых победах. Мне кажется, поздравления, они не устаревают, точно так же, как и блеск этих побед. Они остаются все-таки с нами. А скажите, пожалуйста, вы, наверное, много раз в своей жизни входили первый раз в новый коллектив, в какую-то новую балетную труппу. Вот вы когда первый раз увидели балетную труппу Михайловского театра, не помните свои ощущения? Вам захотелось, знаете, как бывает у педагогов, взять и сделать все по-своему? Или просто...вот как вы ее восприняли? И как вы ее воспринимаете сегодня?

М.Мессерер: Все и по-своему? Нет, такого подхода у меня вообще-то нет, а хочется чуть-чуть по возможности помочь понемножку.

И.Иванова: Понемножку.
М.Мессерер: У каждого понятие немножко свое, понятно. Сделать какие-то интересные штрихи.

И.Иванова: Я хочу напомнить слушателям «Эха Петербурга», что сегодня в гостях у «Театрального подъезда» Михаил Григорьевич Мессерер, который совсем недавно вступил в должность главного балетмейстера Михайловского театра. Вы начинаете работу с балетной труппой в этой должности, труппой руководит Фарух Рузиматов. Вот скажите, как вы будете с ним взаимодействовать? За что будете отвечать именно вы, а чем будет заниматься Фарух?

М.Мессерер: Дело в том, что руководить балетной труппой академического театра - это большая нагрузка, физическая нагрузка. Работать можно 24 с половиной часа в сутки, и все равно дел останется невпроворот, как говорится. Если даже мы бы работали вшестером, Фарух Рузиматов, кто-то еще и я, то и тогда бы нам дел оставалось. У нас еще есть кроме замечательного, конечно, руководителя Фаруха Рузиматова, у нас еще и директор балета Андрей Кулигин, который тоже работает целые сутки напролет, и там дел хватит на всех.

И.Иванова: Вы знаете, сейчас хочу прервать нашу с Вами беседу, потому что по традиции «Театрального подъезда» в период подготовки этой передачи культурный обозреватель «Эха Петербурга» Татьяна Троянская связалась с критиком Анной Гордеевой. Давайте послушаем, что думает о Михайловском театре балетная критика.

Т.Троянская: Вы, наверное, бывали на спектаклях Михайловского театра. На Ваш взгляд, каков уровень труппы театра под руководством Фаруха Рузиматова?

А.Гордеева: Я бывала на спектаклях Михайловского театра не раз, еще и до того, как он стал Михайловским театром, и до того, как туда пришел Фарух Рузиматов. Если рассматривать качество театра в процессе, то я вижу, что качество улучшается. Потому что из провинциального театр становится столичным. И тут не имеет значение Москва, Петербург, Париж, а имеет значение отношение к собственной работе. Очень долго у труппы было чувство, что мы сейчас что-нибудь сделаем и повезем продавать в Японию, где покупается, как известно, из русского балета все. Сейчас у них другое чувство, сейчас у них чувство, что они могут реально конкурировать с Мариинским театром и с Большим. Понятно, что это чувство еще немножко завышенное, это немножко пока что амбиции, а не реальность. Но это очень важное чувство. Особенно за прошедшие 2 года видно, как улучшается качество работы кордебалета. Солисты очень разнородные, а вот качество работы корды - это то, по чему вообще опознается правильный театр. Вот оно резко идет вверх, это видно.

Т.Троянская: Можно сказать, что это заслуга Фаруха Рузиматова?

А.Гордеева: Да, его заслуга, потому что он приглашает педагогов. Тот же самый Мессерер, которого они приглашали на классы, я знаю, что и другие иностранные педагоги работали с этой труппой. Конечно, заслуга руководства театра.

И.Иванова: Это была Анна Гордеева, критик, с которой культурный обозреватель «Эха» Татьяна Троянская связалось по телефону в период подготовки этой программы. Вы с чем-то согласны? С чем-то захотелось поспорить?

М.Мессерер: Гордеева, как всегда, права.

И.Иванова: Правильный подход к критикам.

М.Мессерер: Почти во всем. Я не думаю, что у нас есть амбиции конкурировать с большими театрами, собственно, их два, как сказала правильно Гордеева: Мариинский и Большой. Нет, таких амбиций у нас нет, мы хотели иметь свое лицо. Мне бы хотелось, во всяком случае, мне бы хотелось, чтобы театр имел какой-то свой собственный вид, как правильно сказала Анна, вид презентабельный.

И.Иванова: Непровинциальный.

М.Мессерер: И непровинциальный, не хотел использовать это слово. Постараемся работать в этом ключе, сделать интересно для зрителя, сделать интересно для балетоманов.

И.Иванова: То есть Вы это лицо себе уже представляете, как оно будет выглядеть? Вот эту изюминку, изюминку Михайловского, его непохожесть на два тех великих больших театра, которые мы назвали, но позволяющую оставаться с ними в одном ряду. Вы представляете, что это за изюминка?

М.Мессерер: Я четко представляю себе, каким я хотел бы видеть этот театр. Но зависит не всё, далеко не всё от желаний, моих тем более. От моих скромных возможностей, может быть, что-то и будет зависеть. Постараемся... Как пойдет, в меру сил...

И.Иванова: То есть Вы сейчас хотите сказать, что все-таки успех балета, успех оперной труппы - это тоже коллективное дело... Прервемся, чтобы продолжить после выпуска московских новостей.

И.Иванова: И снова здравствуйте! Здравствуйте я говорю тем, кто присоединился к слушателям нашей программы. И напоминаю, что сегодня в гостях у «Театрального подъезда» Михаил Григорьевич Мессерер, легендарный педагог, который совсем недавно вступил в должность главного балетмейстера Михайловского театра. Михаил Григорьевич, более 25-ти лет Вы являетесь постоянным приглашенным педагогом Королевского балета «Ковент-Гарден» в Лондоне, работаете с труппами Большого и Мариинского театров. И вас справедливо совершенно считают знатоком русского балета. Скажите, пожалуйста, какие тенденции, на Ваш взгляд, сегодня характерны для русского балета? И что отличает его, может быть, от других национальных школ?

М.Мессерер: Тенденция прослеживается, собственно, две тенденции. Как известно, с одной стороны сейчас тяга к старине, к восстановлению утерянных моментов, а с другой стороны пытаемся раскрыться и обратиться в сторону привлечения интересных тенденций из других стран мира.

И.Иванова: То есть идет некое проникновение искусств.

М.Мессерер: С одной стороны проникновение, с другой стороны к корням собственным обращаемся.

И.Иванова: А для вас в этом что наиболее интересно?

М.Мессерер: Как раз для меня обе эти тенденции очень важны и интересны, поэтому мне и хочется поработать в этом направлении в этом театре. Конечно, нужно сохранять достояние, балет, российское достояние, национальное достояние, но это не значит, что нужно закрываться и бояться веяний из других стран. Мне близок танец осовремененный, современный танец, который развивался, исторически сложилось так, что развивался он больше на Западе. Хотелось бы приучать и нашу публику, и наших артистов- исполнителей к этим вещам. При этом поддерживая на хорошем уровне классические так называемые балеты традиционные, канонические. Это довольно растяжимые понятия, я прекрасно это понимаю, у каждого свои понятия, что такое канон. Тут вопрос, скорее, вкуса. Вряд ли все согласятся с одним и тем же. Будем стараться держать школу классического танца, знаменитую русскую школу, держать по возможности как можно выше.

И.Иванова: Знаете, говорят, учитель приходит, когда ученик готов. Процессы обновления в Михайловском театре, они идут уже не первый год... Два года идет там какое-то бурление, обновление, поиск каких-то новых путей, репертуарных решений, но Вы пришли сейчас, сейчас это время наступило. Скажите, Вы можете выделить кого-то из артистов, кого-то, кому бы Вам хотелось, может быть, уделить особое внимание? На кого Вы могли бы сделать ставку?

М.Мессерер: Вы понимаете, еще замечательный танцовщик Фарух Рузиматов, наш художественный руководитель, он танцует. И, конечно, во-первых, я ему завидую страшно, что он молодой и танцует, а во-вторых, мне, конечно, очень бы хотелось продолжать помогать ему. И тот факт, что он обратился ко мне за помощью, тот факт, что нам удалось вывезти эту труппу в Лондон в первый же практически сезон его правления в балетной труппе - это большое дело. И мне хочется в таком же ключе продолжать двигаться. У нас много других молодых талантливых...

И.Иванова: Вот-вот, я о них...

М.Мессерер: Но таких, как Рузиматов, у нас нет, конечно, пока больше.

И.Иванова: А вот скажите, они могут появиться со временем?

М.Мессерер: Безусловно.

И.Иванова: И сколько им нужно времени, чтобы вырасти до звезды такого уровня?

М.Мессерер: Рузиматовым надо родиться, безусловно. И такие танцовщики рождаются очень редко. И потом, человек работящий, работает Фарух с утра, работает над собой и практически до ночи. Хотелось бы, конечно, помочь нашим молодым талантам, у нас их много.

И.Иванова: Но Вы можете назвать кого-то?

М.Мессерер: Называть было бы непедагогично с моей стороны называть. Либо я всех должен назвать, Вы уж извините, пожалуйста...

И.Иванова: Вот это тоже, наверное, отличие балетмейстера от хореографа.

М.Мессерер: Простите уж.

И.Иванова: Хорошо. Тогда зайдем с другой стороны. Вы знаете, когда журналисты берут какую-то тему, они все равно хотят ответ получить. Скажите, Фарух - да, он родился, он - звезда какого-то галактического масштаба, космической величины. Но, тем не менее, все равно мы знаем, что есть такая работа - создание звезды. Как в балете делаются звезды? Можно, например, танцевать в кордебалете и стать звездой?

М.Мессерер: Да, можно, конечно, так бывало. Бывает, девочка приходит из школы, стоит в кордебалете, потом вдруг солистка заболела, и срочно кого-то надо ввести, некем заменить. Таких случаев было много. И так постепенно... Да я знаю много конкретных примеров. И у нас в Королевском балете таких случаев много. И в истории Большого театра было много таких случаев, в истории Мариинского театра. Я думаю, и у нас такие вещи произойдут. Всегда ищешь кого-то, если человек способный и талантливый, стараешься держать глаза раскрытыми.

И.Иванова: А что для Вас важно? Вы знаете, я вспоминаю одну из предыдущих наших программ, участником которой был Никита Александрович Долгушин, и он как-то меня даже удивил, потому что мы с ним заговорили об артистах труппы, и он стал говорить, как важно для артиста балета уметь думать. То есть он начал не с ног, а с головы. А для Вас что важно? И вообще, что должно быть помимо таланта, который, естественно, Богом дается, для того, чтобы человек смог стать звездой?

М.Мессерер: Талант - первое дело. Работоспособность... мы уже об этом поговорили. Конечно, если есть ум, то это плюс, бонус. Но балет - искусство специфическое, конечно, и помимо головы нужно иметь и способности физические.

И.Иванова: Ну, что же, я еще раз напомню, что сегодня у нас в гостях Михаил Григорьевич Мессерер, легендарный балетный педагог. И мне бы хотелось, чтобы об этом говорили не только мы в этой студии, но и прозвучало мнение Анны Гордеевой, которая принимала уже участие в первой части нашей программы. И снова я хочу передать ей микрофон. С Анной связалась по телефону в период подготовки программы культурный обозреватель «Эха» Татьяна Троянская.

Т.Троянская: Теперь нынешнее сотрудничество с Михаилом Мессерером, на Ваш взгляд, принесет какие-то новые плоды?

А.Гордеева: Я убеждена, что принесет. Дело в том, что Мессерер - это педагог такого качества, которого в Росси почти не осталось. В петербургской школе был когда-то Александр Пушкин, сделавший Нуреева, сделавший Барышникова. В Москве там был Пестов, сделавший плеяду замечательных танцовщиков. Сейчас есть очень хорошие мастера, выпускающие очень добротную продукцию, но не гарантирующие того, что их ученики всегда будут работать в ансамбле. А Мессерер замечателен тем, что он работает со звездами, у него масса учеников в английском Королевском балете, при этом он ухитряется работать с ними так, что они все становятся частью спектакля. В его учениках, толи он сам их так выбирает, толи это качество, которое он им дает, конечно, не определишь так вот снаружи, но в них отсутствует при наличии абсолютной звездности, отсутствует звездная болезнь. Это очень полезно для театра.

Т.Троянская: Можно говорить о каких-то сроках, когда это все уже проявится в Михайловском театре?

А.Гордеева: Работа педагога, конечно, - это долгая работа, как тот пресловутый английский газон, который 200 лет надо стричь для того, чтобы он достиг определенного качества. Но вообще я предполагаю, что в пределах двух лет театр должен перейти на новый уровень.

Т.Троянская: Направление кратко можете определить, по которому движется Михайловский сейчас?

А.Гордеева: Я так понимаю, в репертуаре появляются те названия, которые кажутся интересными директору театра, более всего, то, по-моему, он движется в направлении, так сказать, схватить все самое яркое из самых ярких мест. Я не вижу пока что репертуарной политики. Добавит ли что-то в это Мессерер или он добавит просто пару спектаклей восстановленных - трудно сказать. Это как они там разберутся между собой в руководстве.

И.Иванова: Это была Анна Гордеева, критик, с которым культурный обозреватель «Эха» Татьяна Троянская связалась по телефону, когда мы готовили эту передачу. Я думаю, что все, что Анна говорила о вашей педагогической деятельности, в комментариях никаких не нуждается, но вот вопрос репертуарной политики очень интересен. Давайте уделим ему немного внимания. Во-первых, согласны ли Вы с таким определением, что сегодня она несколько хаотична, я бы так сказала?

М.Мессерер: Организованный хаос - это, может быть, и неплохо. Я буду говорить о своем видении. Я очень надеюсь, что мне директор театра предоставит определенный карт-бланш, иначе бы я не шел на эту должность, только на этом условии я пошел, и только при этом условии останусь. Конечно, выбор репертуара - это очень трудная вещь для любого театра, политика репертуарная, опять же банально звучит, но самое трудное и самое главное. И постараемся сделать так, чтобы это было интересно.

И.Иванова: Говорят, Вы сейчас ставите «Лебединое озеро».

М.Мессерер: Хотелось бы привнести современные спектакли, и будем привносить, несомненно, современные спектакли, думаю, что в ближайшем же сезоне. Начали с «Лебединого озера», поскольку труппу надо образовывать. Знаете, если слушают балетные люди нас, или, может быть, кто-то из слушателей учился когда-то балету, то поймут: вот в балетном классе педагог задает комбинацию, и сама комбинация, она тебя образовывает. И порой даже не надо делать замечаний танцовщику - проходя через комбинацию, ты образовываешься. Так же с репертуаром, таким, как «Лебединое озеро», проходя через «Лебединое озеро», труппа становится лучше, хочешь - не хочешь.

И.Иванова: Ну, что же, будем надеяться, что мы увидим эту труппу, которая становится лучше. У нас сегодня в гостях был Михаил Григорьевич Мессерер, который теперь является главным балетмейстером Михайловского театра. Спасибо вам за то, что Вы пришли. Всего всем доброго!

М.Мессерер: Вам спасибо!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Июн 25, 2009 12:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050002
Тема| Балет, Армения, "Спартак", Персоналии, Юрий Григорович
Авторы| Н.ХАЛАТЯН
Заголовок| ЮРИЙ ГРИГОРОВИЧ: "НИ НА ЧЕМ АРТИСТ ТАК НЕ ПРОВЕРЯЕТСЯ, КАК НА КЛАССИКЕ"
Где опубликовано| "Голос Армении"
Дата публикации| 20090528
Ссылка| http://www.golos.am/index.php?option=com_content&task=view&id=46237&Itemid=53
Аннотация| Интервью

Четыре культовые фигуры так укрепили музыкальную репутацию мая, что о его метеорологической несостоятельности можно даже не вспоминать. Два крайне насыщенных концерта Валерия Гергиева, Дни Гии Канчели в Армении, премьера долгожданного балета "Спартак" А.Хачатуряна в постановке выдающегося хореографа Юрия Григоровича, встречи с великим шансонье Шарлем Азнавуром, концерты его дочери Седы Азнавур и певицы Лиз Сарьян подняли нас к вершинам духовной жизни. Они сообщили нам радостное воодушевление, пронзительную силу прозрения, новый масштаб чувств. Все эти события были важны и значительны и, конечно, особый смысл имела постановка "Спартака".

Юрий Григорович провел в Ереване несколько месяцев, и все, кто с ним работал, имели возможность сами оценить гигантский масштаб этой уникальной личности. Сколько счастливых часов подарили нашей балетной молодежи репетиции Мастера, его уроки подлинного мастерства. Общение с ним было полезно для всей труппы.

Пожалуй, об этом лучше всех сказала в дни премьеры народная артистка РА Белла Ованян: "Мы все счастливы, что стены нашего театра озарились такой покоряющей личностью, как Юрий Григорович, что именно у нас состоялась эта премьера, осуществленная самым влиятельным художником своего времени, более того, даже опередившим свое время. Сегодняшний день балетного искусства, как никогда остро, нуждается в притоке художников, способных принести в театр свою тему, свой взгляд на события истории и современности, предложить и воплотить на сцене свою художественную позицию. Чем оригинальнее, самобытнее мышление постановщика, тем значительнее и интереснее результаты его поисков. А с результатами поисков Григоровича знаком весь мир, и не случайно, что имя его с годами стало символом совершенного мастерства и поэтического вдохновения.

Мы бесконечно рады общению с ним. Он вносит в творческий облик артистов столь устойчивое своеобразие, что оно сохраняется надолго, где бы он ни работал, какие бы хореографические темы ни осваивал. Особое изящество, строжайшая дисциплина, высочайшая требовательность к себе и своему искусству, манера воспроизведения хореографического текста - черты, которые всегда отличали тех, кто хоть раз оказался в магнитном поле Григоровича. Такая репутация складывается годами упорного труда. За этим стоит не только блистательная методика, но и сознание художественного эталона, который складывается в тесной связи русской балетной школы со всем русским искусством. Поражает его неудержимость в работе, и при этом какая страсть к совершенству, какая точная режиссура целого. Словно его заставляет работать неутомимая жажда высказать то, что он слышит внутри себя. И это он в состоянии передать всем, кто с ним рядом. И я рада, что эти его бесценные уроки смогли получить и молодые артисты нашего театра".

В дни премьеры в Министерстве культуры РА состоялась встреча с Юрием Григоровичем, которая позволила нам побеседовать с хореографом - темпераментным и обаятельным, строгим и одновременно способным на непосредственное чувство.

- Почему я с такой радостью и преданностью ставил балет Арама Хачатуряна и пропагандировал его музыку? - говорит Ю.Григорович. - Дело в том, что я люблю его музыку. Это главное, что влечет меня, что заставляет постоянно думать об этом замечательном композиторе. С огромной радостью вспоминаю время, когда мне пришлось впервые поставить его балет в Москве, хотя в первой редакции "Спартака" в постановке Леонида Якобсона я танцевал одного из гладиаторов, которого, кстати, "убивали" первым. Тогда я уже был знаком с Арамом Ильичом. Это было в Перми еще в годы войны. Когда слушаешь его музыку, невозможно не влюбиться. Эта любовь прошла через всю мою жизнь. И вот в Москве, когда я был назначен руководителем Большого театра, мне предложили подумать относительно постановки "Спартака". А что тут думать, когда такой балет, как "Спартак"! Я согласился, и мы начали работать. Отойдя от первоначального повествовательного сценария Волкова, я построил спектакль по собственному сценарию, на основе крупных хореографических сцен, выражающих узловые, этапные моменты действия, чередующиеся с танцевальными монологами действующих лиц. Кстати, в Большом театре спектакль идет более 40 лет. Замечательный был состав исполнителей. Спартака танцевали В.Васильев и М.Лавровский, Фригию - Е.Максимова и Н.Бессмертнова, Эгину - Н.Тимофеева и С.Адырхаева. Великолепен был Красс М.Лиепы. Он создал образ злодея, поднимающегося до символа мирового зла. Спектакль идет в декорации замечательного художника С.Вирсаладзе, с которым я работал до последних дней его жизни. (Как выдающееся произведение, "Спартак" Ю.Григоровича в 1970 году удостоился высшей награды - Ленинской премии. - Н.Х.)

- А что скажете, Юрий Николаевич, о постановке "Спартака" в Ереване? С какими трудностями вы столкнулись?

- Для меня это трудный спектакль с большой физической и эмоциональной нагрузкой. Воплотить невиданную для балетной сцены героику, найти лексику танца, адекватную музыке Хачатуряна, - задача для хореографа непростая. К тому же для его постановки необходим прежде всего сильный мужской состав. В Ереване мне не хватало для этой постановки одной труппы. Не хватало мужчин, гладиаторов. Кстати, нехватка мужчин в балете сегодня ощущается везде, даже в крупных театрах Москвы и Санкт-Петербурга. И нам пришлось обратиться к ансамблю "Дружба", который нес на себе огромную нагрузку. И хореографическое училище дало несколько человек из последнего класса. Более того, пришлось обратиться к армии, чтобы отпустили некоторых бывших выпускников училища. Все это надо было делать одновременно. С женским составом было намного проще, танцовщицы были организованнее.

- Юрий Николаевич, на репетициях в Москве, когда вы ставили в Большом, нередко присутствовал Арам Хачатурян. Как вы ладили с ним?

- С Арамом Ильчом было не всегда просто. Когда я ему показывал батальные сцены, он спрашивал: а где женщины? Я смеясь говорил, что гладиаторы не бывают женщинами, он настаивал: "Покажите мне что-нибудь с женщинами". "Не волнуйтесь, Арам Ильич, будут женщины", - уговаривал я. Мы нередко спорили, но в итоге композитор соглашался. С Хачатуряном мы задумали и другие спектакли, но, к сожалению, не получилось. Каждый раз, приступая к постановке, я что-то совершенствую, насколько это возможно, хотя принцип спектакля остается абсолютно тот же. В основном я остался доволен. С некоторыми танцорами я был знаком по конкурсам, которые мы проводим. У молодого танцора Мурадяна - замечательные данные и, как выяснилось, у него и отличные актерские способности. Я его уже видел на своем конкурсе в Сочи. Он получил золото.

Очень трудно работать в нынешних материальных условиях везде, не только у вас. Я думаю, что прежде всего надо поднять материальный уровень артистов балета, чтобы они имели возможность нормально работать. В спектакле вообще удержать достойный уровень очень трудно. Мне кажется, что труппу надо омолаживать, потому что балет - искусство молодости. Театру нужна помощь государства: это ведь не какой-нибудь провинциальный театр. Балетно-оперная труппа должна быть флагманом искусства страны. Любой приезжий должен видеть балет в полной красе. Если в театре нет репертуара, что же делать здесь молодежи? Вроде бы нам сейчас удалось забраться на гору, но удастся ли удержать спектакль на должной высоте? Необходимо расширить репертуар, делать новые постановки. А для этого труппе необходимо внимание, и не только со стороны администрации, но и всех, кто озабочен судьбой искусства. Я провожу репетиции не только по утрам, но собрать ваших танцоров вечером - весьма проблематично: каждый из них где-то еще работает и их трудно обвинить, катастрофически маленькая зарплата, а жить-то надо...

- Вы много раз ставили "Спартак". Какая из ваших постановок вам особенно дорога?

- Мне дороги все постановки. После Большого театра я сделал "Спартак" в Новосибирске, Сеуле, Риме, Краснодаре. Сейчас и не припомню, где еще. При этом общая основа хореографии сохраняется, но в каждой редакции есть свои нюансы, особенности, зависящие от индивидуальностей артистов. В одном только Большом через "Спартак" прошло несколько поколений танцовщиков, и каждый артист интерпретировал роль по-своему, используя сильные стороны своего таланта.

- Юрий Николаевич, как вы думаете, справедливы ли утверждения, что классический русский балет сегодня уступает свою ведущую позицию, вытесняется модерном?

- Дело не в русском классическом балете, а в том, что всегда рождаются какие-то новые идеи. Поиски новых форм идут интенсивно, на этом очень много спекулируют, потому что выучиться классическому балету значительно сложнее, чем модерну. Искусство классического танца настолько всеобъемлюще, что, с моей точки зрения, оно сегодня так же современно, как классическая музыка. Один вечер вы слушаете симфоническую музыку, другой - джаз. Ведь одно другому не мешает. Так и в искусстве хореографии - какие-то новые танцевальные системы существуют параллельно с классической. Конечно, в театрах сегодня заметен перекос в сторону современного танца. По-моему, нужно выдерживать разумный баланс в репертуаре. Да, в искусстве необходимы новые течения, взаимовлияния искусств, кто спорит? Но более совершенной системы пластического мышления, чем классический танец, я не знаю... Ни на чем артист так не проверяется, как на классике.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Июн 29, 2009 5:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050003
Тема| Балет, Второй Сибирский фестиваль балета, Персоналии, Ульяна Лопаткина
Авторы| Людмила Смирнова
Заголовок| Когда на сцене дрожат колени
Где опубликовано| газета "Молодость Сибири" №22 (4622)
Дата публикации| 27 мая - 2 июня 2009 года
Ссылка| http://www.molsib.info/content.php?cat_id=9&id=4199
Аннотация|

Прима-балерина Мариинского театра Ульяна ЛОПАТКИНА украсила своим присутствием программу Второго Сибирского фестиваля балета, организованного народным артистом России Игорем Зеленским в нашем оперном. У этой замечательной балерины так много титулов и званий, ее даже признали «Божественной». А Николай Цискаридзе заявил, что «она по праву возглавляет список балерин в России, конечно, она — номер один».

В Новосибирске на своем творческом вечере Ульяна Лопаткина танцевала Жизель в одноименном балете и главную партию в «Шехеразаде». Публика была в восторге, кое-кто даже прослезился от избытка чувств. После своего выступления балерина, даже не сняв костюма и не смыв грим, встретилась с представителями СМИ.
— Нашли ли вы контакт с нашими артистами балета? Легко ли было с ними танцевать?
— Да, мы понимали друг друга с полуслова. Меня порадовал состав балетной труппы новосибирского театра. Девушки рослые, красивые. Очень много зависит от педагога, который репетирует, организует процесс. Труппа на хорошем профессиональном уровне. Никаких трудностей я не испытала, танцуя вместе с вашими артистами.
— Какое впечатление произвела на вас наша сцена?
— Очень положительное, и немного поразил ее размер. Я не ожидала увидеть такую площадку! Сцена удобная, профессиональный балетный пол, который был сделан недавно, достоин всяческих похвал. Ваша сцена — одна из самых удобных, на которых я танцевала.
— Многие считают вас «слишком разумной» на сцене. Что важнее — эмоции или техника?
— Искусство балета — это не спорт и не живопись. Я взяла две крайности — физические нагрузки и статичность. В балете нужны и разум, и чувства. Нельзя терять рисунок, а это техника. Но нужно освобождать себя и для эмоций. Артисты балета — разносторонние люди, и это такая профессия, где ты должен задействовать одновременно и мозг, и душу.
— Какими качествами нужно обладать, чтобы стать балериной?
— Самое главное даже не пропорции тела, а чтобы оно поддавалось работе. А если этого нет, то не стоит мучиться и портить себе жизнь. Нужно искать себя в какой-то другой профессии. Потому что это правда: предрасположенность к балету должна быть. Нужны трудолюбие, музыкальность, гармоничность и некое чувство танца. Еще хорошо, когда заложено и актерство в человеке.
— У вас было много прекрасных партнеров, в том числе и Игорь Зеленский, который сегодня является художественным руководителем балетной труппы новосибирского театра. Расскажите о своих партнерах.
— Каждый человек индивидуален, и все партнеры по-разному ведут себя на сцене. Мне повезло, мне доставались самые надежные партнеры. Все они прекрасные артисты, но не со всеми на сцене возникает «электричество». Когда оно есть, это большой подарок. Мой партнер Игорь Зеленский, например, отличается такой лаконичностью и сдержанностью на репетициях, но тем интереснее выходить с ним на сцену. Мы там встречаемся уже не как артисты, а как персонажи, и для меня лично здесь происходит самое интересное, потому что тут есть накал и интрига. Игорь меняется на сцене, вступают в свои права чувства, именно романтичные чувства на фоне музыки и самой рассказанной нами на сцене истории. От такого «электричества», бывает, подкашиваются ноги, эмоции на сцене случаются очень сильные. Даже инструменты реагируют — они вибрируют. Не всегда, правда, в балете к месту, когда колени дрожат.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Июл 01, 2009 12:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050004
Тема| Балет, , Персоналии, Продюсер Сергей Данилян
Авторы| Текст: Шнуренко Игорь
Заголовок| Разделите это надвое
Где опубликовано| газета "«Деловой Петербург» № 91 (2903)
Дата публикации| 20090522
Ссылка| http://www.dpgazeta.ru/article/151035
Аннотация| Интервью. Продюсер Сергей Данилян о том, чем система функционирования Мариинского театра отличается от зарубежных конкурентов

Сергей Данилян уже 15 лет работает в Америке, но от корней, что называется, не оторвался: его проект «Красота в движении» в 2009 году получил «Золотую маску» за лучший балетный спектакль.

Сергей, чем отличается организация гастролей «здесь» и «там»?

-Все, что происходит у нас, здесь, в США, планируется заведомо. Поэтому работать с точки зрения организации гастролей легче: ты реально представляешь возможности, знаешь за несколько лет вперед, как реально верстается бюджет. Так, в 2007 году были запланированы гастроли в США труппы Бориса Эйфмана, которые начинаются сейчас, несмотря ни на какие сложности. В России только начинают об этом думать. Это очень важно, потому что приезжаешь в Россию, идешь по той же Москве - и глаза на лоб лезут от количества культурных событий в таком мегаполисе. На самом деле это ужасно, это развращает рынок, хоть это и рынок, открытый для конкуренции.

Как организуются гастроли звезд из России в США?

-Здесь механизм отработан четко. Чтобы какие-нибудь гастроли состоялись на территории Соединенных Штатов, государственные службы на уровне министерства национальной безопасности (Homeland Security) должны дать добро. Мы проходим все этапы разрешительных процедур, включая профсоюзы, которые курируют те или иные отрасли. Скажем, есть профсоюз, который курирует музыкантов, профсоюз, который курирует артистов сцены, профсоюз, который курирует технические службы. Практически нужно получить разрешение от всех, после чего документы подаются в Homeland Security Department для разрешения временной работы иностранных исполнителей на территории США. Не все исполнители могут получить такое разрешение, каждый случай изучается отдельно офицерами HSD, чтобы понять, какое место тот или иной коллектив занимает в мировой табели о рангах и в какой степени приезд того или иного исполнителя принципиально важен и никоим образом не сможет поколебать устои собственных артистов на территории США.
Существуют определенные ограничения: например, приезжает оркестр работать на территории США, по документам для выступления в определенных концертных залах. Если при этом этот оркестр умудряется где-то что-то записать, то налагается арест, и этот оркестр может в будущем больше не появиться на рынке. Поскольку здесь много музыкантов и они все члены разных исполнительских профсоюзов, то, безусловно, если речь идет о записи саундтрека к фильму, возникает вопрос, почему именно эти приглашенные музыканты пишут саундтрек, когда есть музыканты свои, которые могут эту же работу сделать. Вопрос идет о занятости, о том, что отбирается кусок хлеба у кого-то из исполнителей здесь, в США. Без регулирования властями США нашу работу себе трудно представить.
Наша работа на территории США и Канады связана в основном с крупными исполнительскими центрами и университетами, которые поддерживаются частными фондами и за счет пожертвований, за счет местного крупного или даже мелкого бизнеса. В США ведь нет ни министерства культуры, ни господдержки в области культуры.


Какое место, на ваш взгляд, в мировом балете занимает Петербург?

-Я с трудом представляю, как бы развивался наш бизнес, если бы не было Петербурга с его историей и петербургского балета с его школой, традициями. Мы с 1994 года имеем офис в Нью-Йорке, когда мы стали пытаться найти место на сложном американском рынке артистического менеджмента. Именно Петербург, поддержка Валерия Гергиева и Бориса Эйфмана помогли реализовать нам творческие амбиции, найти достойное место в иерархии продюсерского бизнеса. Судя по тому, как сегодня развиваются эти отношения, какой интерес в мире есть к искусству петербургских коллективов, город занимает ведущее место в мировом балете.
Работая с труппой Бориса Эйфмана, мы создавали новый бренд. Многими в мире балета труппа Бориса Эйфмана воспринималась как очередной балетный коллектив из Петербурга, где и так достаточно много коллективов, которые все выступают под названием «Санкт-Петербургский театр балета». Поэтому очень важно было с самого начала найти именно тот имидж, который сработал бы на культурном рынке. Мы пошли по пути авторского театра, воспользовавшись опытом того, как назывались и называются до сих пор многие труппы в Америке, например Алвин Эйли, Пол Тейлор или Мерс Каннинхем. Мы предложили Борису Эйфману назвать его коллектив в Северной Америке Eifman Ballet. Теперь это имя знают уже не только в Северной Америке, но и во всем мире.

Предполагаете ли вы организацию гастролей театров уровня Парижской оперы или New York Сity Ballet в Петербурге?

-Вся система организации перечисленных западных компаний принципиально отличается от системы организации российских коллективов. Это разные традиции. Ни одна опера мира не гастролирует так, как гастролирует опера Мариинского театра.
Гастрольная жизнь - неотъемлемая часть творческой жизни этого коллектива, и это не только исторически сложившаяся традиция, не только организаторский талант Валерия Гергиева, это еще и мощные творческие силы, это и некий имидж русской оперы, который маэстро создал в мире. Гастроли способствуют тому, чтобы продолжать эту пропагандистскую работу. Идеологии сегодня нет, но русскую культуру мы пропагандируем, наверное, больше, чем кто-либо в мире.
Система функционирования оперы Ковент-Гарден или Парижской, Датской оперы все равно принципиально отличается от нашей - я имею в виду, от вашей (смеется). Российские компании - это стационарные театры со своими помещениями и со своими исполнителями, которые находятся в штате, получают зарплату. Да, при этом у них есть индивидуальные контракты по всему миру: сегодня солисты Мариинской оперы поют на всех возможных языках, на которых созданы оперы. Но труппы Парижской оперы, или Метрополитен-оперы, или Датской оперы формируются по принципу или звезд, или необходимого кастинга. Под определенный репертуар сезона они подбирают исполнителей со всего мира. Таким коллективам, как Парижская опера, с их репертуаром гастролировать крайне сложно, если вообще возможно. Тем более гастролировать с такой частотой, с какой гастролирует труппа Мариинского театра.

А если говорить о балете?

-Его система организации отличается от оперной. Все-таки балетные компании имеют свой штат, и они могли бы осуществлять такую работу, однако и для них лучшее время для гастролей - лето, когда заканчивается домашний сезон. Например, эксплуатация театральных помещений Ковент-Гарден делится между оперой и балетом, юридически это разные лица. Мариинский театр - это одно юридическое лицо, при этом у нас количество творческих сил такое большое и мощное, что можно и играть дома, и ездить на гастроли. У них - я имею в виду, у нас, на Западе, - этого нет. Они могут поехать на гастроли или перед самым открытием сезона в своем здании, или в конце сезона. Скажем, у Американского балетного театра ситуация другая - этот театр не имеет своего помещения, он стабильно работает 2-3 недели в Нью-Йорке осенью и 8 недель в Метрополитен-опера, при этом репертуар обоих сезонов отличается.
Петербургские и московские коллективы имеют гораздо больше возможностей, и задачи перед ними стоят другие. Что такое на самом деле мировые гастроли? Это фактически формирование имиджа того или иного творческого коллектива на мировом культурном рынке. По-другому это объяснить нельзя. Если вам кто-то скажет, что коллективы ездят зарабатывать деньги, то разделите это надвое, потому что не все гастроли бывают коммерческие и не все гастроли заканчиваются коммерческой выгодой.
Очень важной составляющей гастрольной работы являются творческие аспекты. Скажем, в прошлом сезоне мы после 6-летнего перерыва показали в Нью-Йорке балетную труппу Мариинского театра. Хотя труппа практически ежегодно от 3 до 6 недель гастролировала по Северной Америке, получилось, однако, что последние ее гастроли в Нью-Йорке состоялись в 2002 году. 6 лет - достаточно большой срок в карьере артистов балета, зритель тоже растет, а на смену старому зрителю очень тяжело сегодня приходит новый зритель, молодой, которого еще нужно заинтересовать классическим танцем. Обратите внимание, что сегодня в балетные школы все меньше и меньше поступает мальчиков. Жизнь принципиально изменилась, и у мальчиков сегодня другие интересы. Мальчики, которые не дошли до балетных школ, становятся финансистами, банкирами, бизнесменами, компьютерщиками и т. д. И их отношение к танцу совершенно не соответствует тому, как танец воспринимают люди более старшего поколения. Это не только вопрос внутренней культуры, это еще и вопрос образования, семейных традиций, традиций города. Поэтому, что касается гастролей «от нас к вам», то это очень сложный процесс.

В отличие от советского времени балет в России не показывают на главных телеканалах. Как с этим в Америке?

- Если не знать, что происходит в мире, то кажется, что у вас плохо. Но в Америке интерес к танцу со стороны СМИ еще ограниченнее, чем в России. Чтобы затащить новостной телевизионный канал (ABC, CBS, NBC) на открытие очень важных гастролей, я не знаю, что должно произойти. Их это еще меньше беспокоит. Мы приехали с проектом «Короли танца» в Москву. Я помню впечатления артистов из Дании, Америки, Испании, нашего хореографа Флеминга Флиндта, когда они увидели, сколько их окружает телекамер и представителей радиостанций. Такого в США на балетном событии не увидеть. Даже если Барышников начнет репетировать с другой знаменитостью того же уровня, никто не придет. Здесь, в Америке, это не событие. Однажды в Нью-Йорке в один день Мстислав Ростропович выступал с Бостонским симфоническим оркестром в Карнеги-холле, Валерий Гергиев дирижировал в Эври-Фишер-холле, а Борис Эйфман открывал в Сити-центре. Три великих артиста собрались на небольшом пятачке - но только русские СМИ понимали всю важность происходящего. Все познается в сравнении. Если в России происходит какое-то балетное событие, я в Нью-Йорке это могу увидеть по российскому Первому каналу, но, сидя в гостинице в Москве и глядя по кабелю американские телеканалы, я никогда не узнаю о крупном балетном событии в США. Если только это не Нью-Йоркский Филармонический оркестр, который приехал в Северную Корею.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Авг 04, 2009 10:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050005
Тема| Балет, труппа Б.Эйфмана, «ОНЕГИН», Персоналии,
Авторы| Майя Корсунская
Заголовок| ВЕЧНОЕ ОДИНОЧЕСТВО НЕПОХОЖЕГО
Где опубликовано| Независимый Бостонский Альманах "Лебедь" № 591
Дата публикации| 20090524
Ссылка| http://www.lebed.com/2009/art5519.htm
Аннотация|

В субботу 9 мая, в театре «Мажестик» посмотрела балет Бориса Эйфмана «ОНЕГИН». После спектакля я стояла у подъезда театра, ожидая мою маленькую внучку, которую ее мама исправно водит на балеты. Они сидели в партере, а я –на балконе, поэтому встреча могла состояться только на выходе из театра. так сложилось, что мы видимся с внучкой крайне редко, и я стараюсь не упускать даже малейшую возможность встречи с ней.

Интересно было наблюдать за лицами выходящих зрителей: вот две пожилых дамы оживленно, нарочито громко (чтобы слышали!) выражают недовольство – «ну совершенно не Пушкин!», вот улыбающийся, с просветленным взглядом знакомец –ему очень понравилось!

Спрашиваю, что понравилось? «Все!» - отвечает он и несет эту свою радость дальше, в метро, а я все жду мою девочку. И спрашиваю себя, а как мне это увиденное, услышанное, почувствованное? Как бы я ответила на свой же вопрос? Прежде всего, я испытываю восхищение работой всех, кто создавал этот спектакль, кто с такой щедростью отдал часть своего сердца, чтобы получилось такое целое.

Я с самого начала предупреждаю, что не умею и не хочу писать критическую статью (не обучена!), просто настроение, чувства, которые пробудил во мне спектакль, не óходящее, какое-то тревожное последействие заставили меня сесть за компьютер. Мне показалось совершенным чувство меры в постановке спектакля, художественном оформлении, музыкальном пространстве, в котором существует действо, драматургии, узнаваемости героев (все как бы происходит сегодня!), но, больше того, (и самое главное), как будто это про меня, или про одного моего близкого знакомого.



Сегодня я прочла в Интернете интервью. Б.Эйхмана «Российской газете» (от 21 февраля 2009 г), в котором он говорит, что существование Онегина в 19 веке – «это трагедия талантливого, интеллектуального человека и удивительная его способность не реализовать себя, не вписаться в историю своего времени, и она была всегда» И это- правда, как правда, что меняется время, а чувства – любовь, зависть, ненависть, ревность, трусость, ложь, предательство, верность и все, чем жив человек - на все времена!

Онегин, как вечный Жид, кочует по времени, оставаясь неприкаянным и непонятым, не приспособившимся, потерявшим всех, кого, возможно, любил, не отдавшим свою любовь тем, кто в ней нуждался, страдающим и одиноким. Он – человек «вопреки», то, что легко идет в руки , ему неинтересно, даже если это прекрасное чувство юной, страстной девушки, которая обещает любить вечно!

Неумолимо жестока изменчивость мира!
В нем даже любовь проходит.
Но не моя...

Как прекрасно, выпукло остро нарисована, озвучена сцена ссоры Онегина и Ленского, гибель поэта, и все, что за этим последовало! Жестоко и бессердечно любопытство серой толпы, с каким-то отвратительным сладострастием участвующей в ссоре (стенка на стенку, каждая из которых толкает впереди соперников). Вспомнила «Вестсайдскую историю»...

И опять Онегин один, а ведь и ссора возникла из-за того, что нашему герою скучно на общем празднике жизни, ему претит одинаковость, предсказуемость, хочется другого, неожиданного, эпатажного! Почему бы не пошутить, не подразнить друга, юного влюбленного поэта, ведь это в общем не принято и потому довольно занятно! Онегин не ожидает столь бурной реакции Ленского (игра в жизнь важнее, чем сама жизнь), трагического конца этой истории и последующих за этим вечного чувства вины и раскаяния. Это потрясающе показано в танце Онегина с «тенью» Ленского, они теперь неразлучны навеки.

Музыка, в которой маленькими островками вкраплены самые волнующие части последней арии Ленского, огромная луна, которая освещает каждый раз новым светом происходящее на Земле, эта Луна! Меня всегда трогал лунный свет, завораживал, я пыталась понять, что он означает, в разные моменты времени и жизни. Особенно волновала луна над большим водным пространством.

Ночной океан..
Кто-то спешит ко мне
По лунной дорожке...

Луна существует, как равноправный герой в течение всего спектакля, то поднимается над всей жизнью, то опускается, оказываясь почти рядом с героями. Почему? То ли указывая на бег времени (необязательно движение времени соотносить с движением Солнца!), то ли подчеркивая непостижимость тайны повторения во времени всего сущего на Земле.

Образ Татьяны очень пушкинский –невинность и романтизм, нежная, ранимая, верная,- дополняется эйфмановской страстностью (чего стоит ее сон, такой одновременно целомудренный и эротичный, великолепно, с высоким вкусом и, опять хочется подчеркнуть, с совершенным чувством меры, рассказанный в танце!). Эйфмана волнует вопрос, «сохранился ли сегодня образ русской души ,который был создан Пушкиным. Сохранила ли она свою тайну, притягательность, необыкновенную эмоциональность и трепетность?»

Эйфман говорит: «Если внимательно вчитаться в образ пушкинской Татьяны и взглянуть на современных Татьян, то в глубине они мало изменились. Просто другим стал мир, среда, в которой они живут.» Сегодняшняя Татьяна у Эйфмана не просто влюблена, она отдается Онегину, об этом танец –сон, танец-греза. Она хочет ему и только ему принадлежать безраздельно и навсегда.

Океан – из множества капель,
Снежный покров –из мириадов снежинок,
Моя жизнь – из твоих прикосновений..

Потом, когда Татьяна станет женой Гремина и скажет Онегину «ведь я другому отдана и буду век ему верна», это будет танец - напоминание о несбывшейся любви, это – об отсутствии связи между сердцами нежной Татьяны и непохожего на других Онегина. Результат –одиночество обоих! Непохожесть Онегина уже вначале подчеркнута красным цветом его костюма, какой-то танцевальной «надменностью».

Особое впечатление – от музыки балета. В основном, это Чайковский, с необычайным мастерством внедренный в пространство, воздух балета. Вызывало радостное, до слез узнавание любимых мелодий, так неожиданно и точно отражающих Замысел, и органичное сосуществование с музыкой Александра Ситковецкого, и щемящее душу осторожное, я бы сказала, нежно –трепетное введение частей из оперы Чайковского.

Я знаю хорошо эту оперу, но «увидев» музыку в балете по- новому ее услышала, ощутила какие-то ранее не знакомые мне переживания, почему-то навернулись слезы. Что-то упустила в жизни, что-то не поняла, чем-то не поделилась с другими?

Я никуда не спешу,
Снег тихо скрипит под ногами,
Скажи мне – все позади?

А я все стояла и ждала свою внучку. Ну почему она так долго не выходит7 Что-то случилось?

Вдруг из дверей театра вышел... Борис Эйфман. Он шел один. Мимо толпы, некоторые из нас приветствовали его, многие не узнали, а он неторопливо шел мимо нас с отрешенной полуулыбкой, один. Онегин! А мы, толпа, играли свою роль, как греческий хор в его спектакле. Игра длилась очень короткое время, пока он шел сквозь толпу, но шепот, вскрики узнавания и восторга, (Я сказала ему в тот момент, когда он поравнялся со мной «Вы – гений», мне не было стыдно своей дерзости, он улыбнулся мне и прошел, не задерживаясь) молчаливые неприязненные взгляды –разве не это пространство на все времена, в котором появляется и вынужден существовать Онегин? Этот хор греческой трагедии , который отражает взаимоотношения между героем и обществом, осуждающий, отвергающий, убивающий – все это в балете «Онегин» средствами танца, света, музыки обрушивается на зрителя (на меня, это уж точно!) с необычайно убедительной силой. Так называемые массовые сцены мне показались столь же главными героями, как Онегин и Татьяна. Аналогия с хором из греческой трагедии возникает сразу же, с первой сцены. Вспомнила, где-то читала – Аристотель считал хор героем в трагедии наряду с главными действующими лицами. У Эйфмана это показано с необычайной силой, в снах и несбыточных мечтах Татьяны и Онегина, в сценах ссоры Ленского и Онегина на балу, последней встрече Онегина и Татьяны, встрече, которая заканчивается для нашего героя духовной катастрофой – опять вечный одинокий странник! Его бездыханное тело лежит на авансцене, я с замиранием сердца думаю, что у Пушкина не так, и тут луч света выхватывает из темного пространства фигуру Онегина, склонившегося над письмом к Татьяне. И все начнется для него с начала, и опять он уйдет от нас уже в следующее время

Так заканчивается спектакль.

Я так и не дождалась внучки, наверно, не заметила, как она ушла.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2009 4:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050006
Тема| Балет, "Золотая маска", Пермь, "Корсар" , Персоналии,
Авторы| Потемкина Светлана
Заголовок| Еще один пират //
XV Национальная театральная премия и фестиваль «Золотая Маска»

Где опубликовано| журнал "Страстной бульвар, 10" № 9-119/2009,
Дата публикации| 2009 май
Ссылка| http://www.strast10.ru/node/498
Аннотация|



В завершение конкурсной программы «Золотой Маски» в разделе «Балет» был показан «Корсар» Пермского театра, выдвинутый по пяти номинациям: «Лучший спектакль», «Лучшая работа хореографа» (Василий Медведев), «Лучшая мужская роль» (Иван Порошин – Бирбанто), «Лучшая женская роль» (Наталья Моисеева – Медора), «Лучшая работа дирижера» (Александр Анисимов).

В репертуаре театра, три десятилетия остававшегося третьей в стране балетной столицей (и оспаривавшего этот негласный статус у Новосибирска), «Корсар» появился впервые. Были в афише Пермского оперного и драмбалеты, и классика, и неоклассика. Как и подобает театру академическому, Пермский всегда оставался осмотрителен в формировании репертуара. Как и подобает коллективу значительному, театр всегда заботился о своей индивидуальности. В 1970-80-х – это был театр балетмейстерский, авторский. На рубеже веков Пермский балет выступил в авангарде, осваивая хореографию Бена Стивенсона и Джорджа Баланчина.

И вот еще одно возвращение к классике – трехактный массивный «Корсар», задействовавший и школу, и труппу. Поставить этот заново вошедший в мировую моду спектакль Петипа была приглашена московско-петербургская команда, создавшая спектакль более танцевальный, нежели сюжетный и потому довольно наивный, но при этом очень музыкальный.

Если со своим московским тезкой пермский «Корсар» породнился номинально-художественно – оба спектакля оформляли Борис Каминский (сценография) и Елена Зайцева (костюмы), то в отношении других предшественников он стал их плотью от плоти, не явив никакой качественно новой концепции.

Заслуженный артист Эстонии Василий Медведев, выпускник Ленинградского хореографического училища по классу Наталии Дудинской и Константина Сергеева, ученик Никиты Долгушина в Ленинградской консерватории, поставил в Перми своего четвертого «Корсара», сократив нетанцевальные мизансцены, доставив четыре хореографических номера, любовно воспроизведя условную балетную жестикуляцию и сохранив шедевры. Трио одалисок, дуэты Конрада и Медоры, танец корсаров, танец работорговца и невольницы, форбан, картина «Оживленный сад» – все это, так или иначе, в пермском «Корсаре» присутствует.

Не вдаваясь в подробности, можно утверждать, что масштабный классический «Корсар» пришелся театру по силам, хотя исполнители мужских партий оказались и интереснее, и значительнее женских: помимо достойного Ивана Порошина (Бирбанто) претендовать на «Маску», бесспорно, могли бы и атлетичный, мужественный Сергей Мершин (Конрад), и виртуозный Роберт Габдуллин (раб Али).

Ни Медора (Наталья Моисеева), ни Гюльнара (Екатерина Панченко) подобного эмоционального отклика не вызвали, за исключением разве что зажигательной характерной солистки Анны Поистоговой (подруги Бирбанто). Номинация Натальи Моисеевой (Медора) на лучшую женскую роль выглядела скорее данью уважения заслуженно-ведущей балерине труппы, узнаваемой представительнице пермской школы.

Но наиболее яркое впечатление от «Корсара», как ни парадоксально, соткалось благодаря оркестру под управлением главного приглашенного дирижера театра Александра Анисимова. «Я радуюсь романтической музыке балета «Корсар» и миру высокого, красивого искусства балета», – сказал в одном из своих послепремьерных интервью дирижер. И эта радость в спектакле действительно прозвучала. Причина ли в новой партитуре, выписанной из архивов Гранд Опера? Скорее, в интерпретации Александра Анисимова, которая и стала главным открытием «Корсара».

Фото Антона Завьялова

Фото предоставлено пресс-центром фестиваля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2009 4:58 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050007
Тема| Балет, "Золотая маска", «Push», Персоналии, Сильви Гиллем
Авторы| Аитова Ксения
Заголовок| Тело самодостаточно//
XV Национальная театральная премия и фестиваль «Золотая Маска»

Где опубликовано| журнал "Страстной бульвар, 10" № 9-119/2009,
Дата публикации| 2009 май
Ссылка| http://www.strast10.ru/node/503
Аннотация|



Традиционная программа «Легендарные спектакли и имена ХХ века» на «Золотой Маске» в этом году была посвящена современному танцу. Старт ей дала Сильви Гиллем спектаклем «Push». Легендарная балерина выступала в Москве впервые, и в партере МХТ сидел весь свет во главе с Цискаридзе и Лопаткиной.

Француженка по рождению, из гимнасток перешедшая в балет, в свои 43 Сильви Гиллем все еще обладает уникальным телом. Она начинала с классики, но с такими невероятными данными не могла не прийти к contemporary dance. После яркого дебюта в партии Одетты-Одиллии Рудольф Нуреев, минуя всю балетную лестницу, сделал 19-летнюю Гиллем самой молодой этуалью Парижской оперы. Нуреев ставил «на нее» «Золушку», у гениального Форсайта она танцевала главную партию в знаменитом «In tne Middle, Somewhat Elevated». Потом стала работать в Королевском балете Великобритании, здесь танцевала весь классический репертуар примы. Но только по контракту, в остальное время сотрудничая с кем захочется. Морис Бежар передал ей право исполнения «Болеро» и «Весны священной» и тоже ставил спектакли «на Гиллем». С годами самая знаменитая балерина современности стала исполнять только современный танец.

Несмотря на нашу репутацию балетной страны, к России балерина относится… Ну, так себе относится, непростой характер тому виной или молва о русских... В 2003-м она выступала в Питере, приехать в Москву не сразу согласилась и почти не давала интервью. Несчастные операторы снимали в антракте бабушек с программками – на спектакле им было отпущено, кажется, три минуты из десятиминутного начального «Solo». Хотя это уже просто о характере. Он – в каждом движении Гиллем.

«Push» («Толчок») – современный балет из четырех частей: два десятиминутных соло Гиллем, один танец Рассела Малифанта и собственно «Push», получасовой дуэт. Все поставлены Малифантом – хореографом, тоже убежавшим от классического балета в поисках новых возможностей тела. С Гиллем он работает с 2002-го, «Push» – их вторая программа.

Описывать танец гениальной балерины – дело невозможное и неблагодарное, он где-то за гранью – и слов, и человеческих способностей. Писать можно только о формальных пунктах. «Solo» – танец Гиллем на музыку Карлоса Монтойи, «Two» – Энди Коутона. В «Two» Гиллем вообще не сходит с пятачка прожекторного света, работает почти одними руками и спиной. Начинает медитативно, так что можно рассмотреть движение каждого мускула (балерина вообще только из них и состоит), а заканчивает так, что руки-ноги свистят в воздухе, будто кто-то размахивает саблей. Невероятная скорость и точность движений, невозмутимая непроницаемость лица, сдержанный и при этом эмоциональный танец… В «Push» она танцует вместе с Малифантом, до этого тоже показавшим соло. Нежные и сильные отношения двух танцовщиков под аккомпанемент того же Энди Коутона, с нарастающей тревожностью, невероятно изобретательной пластикой (какие поддержки, какие входы-выходы в движения тут сочинены!) и фантастической легкостью исполнения. Не забыть еще про свет Майкла Халлса: он в этом спектакле главная и единственная декорация. Других не нужно, тело самодостаточно.

Записи Гиллем есть на YouTube (во всяком случае, «Two» я впервые смотрела там) – качество не блестящее, но представление о том, что такое идеальная исполнительница contemporary dance, получить можно. Когда еще получится убедиться в этом вживую…

Фото предоставлено пресс-центром фестиваля
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Ноя 20, 2009 4:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050008
Тема| Балет, театр оперы и балета "Эстония", Премьера, "Три мушкетера", Персоналии,
Авторы| Тамара УНАНОВА
Заголовок| Эстонская часть Марлезонского балета
Где опубликовано| "День за Днем" (Эстония)
Дата публикации| 20090502
Ссылка| http://www.dzd.ee/?SID=0ec77e8be5e14c4fc1cc9eb6a67a5b92&n=76&a=3644&anumber=161
Аннотация|


Фото: Елена Руди
Атос, Портос и Арамис зависли в прыжке. На заднем плане справа – Его Величество король Луи XIII


Каждая премьера в театре – событие. Со знаком плюс или – увы, это случается гораздо чаще, – со знаком минус. Беря в репертуар новую работу, театр всегда рискует, даже если сюжет, казалось бы, беспроигрышный – знаменитый роман Александра Дюма.

Речь идет о балете Дэвида Никсона на музыку Малькольма Арнольда «Три мушкетера», премьера которого состоялась на сцене «Эстонии». Легендарные герои, знакомые каждому с детства, романтическая история любви на фоне политических интриг, поединки, погоня, коварство «белокурой бестии» Миледи и благородство славной четверки храбрых мушкетеров... Чем не тема для балета? Тем более что в романе Дюма характеры обрисованы ярко, пластично, зримо – нужна лишь хорошая, легкая и мелодичная танцевальная музыка, удачный сценарий и богатая фантазия хореографа.

Секрет «Трех мушкетеров»

Вряд ли кто-то сейчас помнит, что в 1960-70 годах на сценах многих городов Союза шел балет на музыку Баснера в постановке Николая Боярчикова. Премьера этого балета состоялась в ленинградском Малом театре оперы и балета 45 лет назад. Судьбу спектакля нельзя назвать счастливой: выдержав несколько сезонов, он канул в Лету. Как и другой балет на тот же сюжет, поставленный приблизительно тогда же в Королевском Датском балете и Баварской государственной опере хореографом Флиндтом на музыку французского композитора Дельрю.

Есть, видимо, некий секрет в романе Дюма: при кажущейся легкости и занимательности сюжета он открывается далеко не каждому. Слишком высоки у нас ожидания, слишком стойки представления об Атосе, Портосе, Арамисе и д´Артаньяне, Констанции и Миледи, кардинале Ришелье и королеве Анне Австрийской. У многих роман ассоциируется с культовым фильмом Юнгвальда-Хилькевича, а образ д´Артаньяна – с Михаилом Боярским в шляпе и с усами, да с песенкой «Пора-пора-порадуемся...».

История балета Дэвида Никсона уходит корнями в те самые 70-е годы, когда Дэвид Дрю, солист Лондонского Королевского балета (а ныне – сценарист и хореограф), обратился к руководству театра с предложением поставить балет по роману Дюма – сценарий у него был готов, а музыку должен был написать английский композитор Малькольм Арнольд. Дрю даже организовал встречу с будущим автором музыки, но театр – по неведомым нам причинам – это предложение отклонил. Прошло почти тридцать лет, Дэвид Дрю оказался в Лидсе на одном из спектаклей Northern Ballet Theatre и, вспомнив о давней своей идее, поделился замыслом с худруком Дэвидом Никсоном. Тот сразу загорелся идеей – роман Дюма он любил с детства. Правда, композитор Малькольм Арнольд в то время был уже в весьма почтенном возрасте (83 года), потому для балета были взяты как фрагменты, написанные им ранее, так и другие сочинения Арнольда – от камерных и симфонических до музыки к кинофильмам. Дэвид Никсон взялся не только за хореографию и постановку балета, но и за создание костюмов.

Мировая премьера «Трех мушкетеров» состоялась 23 сентября 2006 года в Лидсе и была омрачена известием о смерти Малькольма Арнольда. Балет был очень хорошо принят публикой и прессой и номинирован на премию Лоуренса Оливье в категории «Лучшая балетная постановка».

Колоритные прачки и жеманный король

Сложно сказать, почему, будучи перенесенным на нашу сцену, спектакль не производит такого же впечатления, какое он произвел на английскую публику. Балет «Три мушкетера» представляет зрителям ряд сменяющих друг друга картин, порой довольно сумбурных и нелепо-наивных. Музыка поражает эклектичностью – она довольно тяжеловесна и не отражает атмосферу приключенческого романа. Пожалуй, хороша лишь тема любви Констанции и д´Артаньяна.

Да, костюмы очень красивы, даже эффектны, но ведь действие происходит не на костюмированном балу – за исключением одной сцены. Характеры разработаны «темно и вяло», даже такие колоритные герои Дюма, как Атос, Портос и Арамис, лишены индивидуальности – признаться, я долго не могла разобрать, кто есть кто. И это вовсе не упрек артистам – они танцуют достаточно профессионально, насколько это позволяет сделать довольно однообразная хореография. Причина, как мне кажется, в музыке, лишенной лейтмотивов и «недансантной», и в слабости драматургии.

К лучшим моментам балета я бы отнесла два любовных дуэта Констанции и д´Артаньяна: очень красивы и сложны поддержки, которые легко и непринужденно исполняют Ольга Малиновская и Артем Максаков. Оба очень органичны на сцене и являют собой отличную пару. Парящие прыжки Артема Максакова, способность «зависать» в воздухе, чистота исполнения пируэтов и туров, которыми изобилует его партия, порадовали: ведь Артем очень молод, почти как его герой, которому в начале романа исполнилось 18 лет.

Очень интересными и колоритными получились уличные сцены – танцы прачек мадам Бонасье (Марика Муйсте), матери Констанции, персонажа, придуманного авторами балета. Далек от романного образ Людовика XIII – женственный и жеманный король в исполнении Виктора Елисеева вызывает добрую улыбку. К сожалению, остальные персонажи схематичны. Даже несмотря на высокий профессионализм Марины Чирковой, ее Миледи не впечатляет, как и герцог Бэкенигем (Максим Чукарев) с его любовью к королеве (Алена Шкатула). Постановщики балета слишком увлеклись сюжетной стороной романа в ущерб образной. Декорации (Чарльз Кузик Смит) в целом хороши, недоумение вызывают лишь силуэты скачущих всадников на фоне заката: уж очень примитивно выглядит путешествие д´Артаньяна в Англию.

Одним словом, впечатление от нового балета двойственное: с одной стороны, есть актерские удачи, интересные находки, с другой – очередной сюжетный, костюмный балет, рассчитанный лишь на чистое развлечение и на непритязательные вкусы, вряд ли что-то прибавит в плане развития труппы. А ведь потенциал у нашего балета есть, и немалый. Не пришла ли пора осваивать лучшие образцы современной хореографии?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20641
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Ноя 25, 2009 3:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009050009
Тема| Балет, Карелия, История, Персоналии, Олег Щукарев
Авторы| Елена СИДОРОВА
Заголовок| Последний рыцарь карельского балета
Где опубликовано| газета "Карелия" № 47
Дата публикации| 20090507
Ссылка| http://gov.karelia.ru/Karelia/1915/30.html
Аннотация|

Течет река времени, меняются стили, направления, вкусы. Одни герои сменяют других. Ушла в прошлое блистательная эпоха благородных героев, сильных, надежных, галантных, прекрасных рыцарей карельского балета. <...Кто танцевал! Какие были имена!> - поет Графиня в <Пиковой даме>. Имена действительно были. Личности. Заслуженный артист Карелии Владимир Мельников, народный артист Карелии Юрий Сидоров, заслуженный артист Карелии Олег Щукарев. На них ходила публика, они собирали залы, их знали и любили в городе. Неумолимый бег времени не стер из памяти их имена, хотя они уже не выходят на сцену. Балетный век короток, как жизнь мотылька.
Заслуженный артист Карелии Олег Щукарев карельскому балету посвятил более 25 лет. Это был первый и единственный театр в его жизни. Он приехал в Петрозаводск в 1979 году, окончив Саратовское хореографическое училище, которое было в то время на пике творческого уровня. Первой ролью молодого танцовщика стал Ромео в балете <Ромео и Юлия> на музыку Г. Берлиоза в постановке питерского балетмейстера Андрея Кузнецова. Кандидатуру Щукарева предложила тогда педагог-репетитор Светлана Степанова, заслуженная артистка Карелии и России. Что-то кроме романтической внешности привлекло ее в замкнутом юноше. Так он стал партнером ведущей балерины Натальи Гальциной, заслуженной артистки Карелии и России.
Щукарев перетанцевал всех принцев, весь классический репертуар, шедший на сцене Музыкального театра. С виртуозной филиппинской балериной Лизой Макухой он танцевал <Щелкунчика>, <Лебединое озеро>, <Жизель>, с балериной из Мариинского театра Ириной Бадаевой - <Лебединое озеро>, с примой театра им. Станиславского Натальей Ледовской - <Жизель>. В то время Ледовская была признана лучшей Жизелью мира. В этом балете Щукарев танцевал обе центральные мужские роли - Альберта и Ганса. Альберт, пожалуй, наиболее близок индивидуальности артиста. Студентка, не очень интересовавшаяся балетом, посмотрев одно из последних выступлений актера в этом спектакле, была поражена: <Я не думала, что эту историю можно рассказать без слов. Я все поняла>.
Ганса он танцевал с Жизелью из Малого, ныне Михайловского, театра Санкт-Петербурга Эльвирой Хабибуллиной. Ганса-Щукарева высоко ценила народный художник Карелии Екатерина Пехова. Она в Питере не пропускала ни одного выступления Улановой, а позднее - боготворимого ею Валерия Панова. Екатерина Константиновна сказала, что она не видела такого Ганса на Мариинской сцене. Он потряс ее подлинным глубоким драматизмом. Еще одна солистка петербургского Малого театра, Татьяна Васильева, танцевала со Щукаревым в концерте фрагмент из старинного балета <Бабочка> на музыку Ж. Оффенбаха. Заезжие столичные балерины любили совместные выступления с ним.
О. Щукарев - рыцарь. У него удивительно чуткие руки и сильный энергетический посыл. Я недолго и немного танцевала с Олегом. Это было счастливое время! Он думающий актер, что, к сожалению, нечасто встречается среди артистов балета. Он обладал хорошо поставленным вращением, мог удивить публику эффектными пируэтами. Его обвиняли в холодности, с чем я не согласна. Просто в его индивидуальности есть нечто байроновское, онегинское - усталая разочарованность, но не равнодушие. В нем была мужская сдержанность. Он не расплескивал эмоции, мог быть разным. Колен в сюите из <Тщетной предосторожности> искрился юмором. Он был интересным Лемминкяйненом в <Сампо>, главное, не повторил своих предшественников - Юрия Сидорова, Бориса Кириенко, Владимира Корнеева. Роль сделал по-своему, даже изменил несколько прыжков в хореографической канве, так как эти па были невыгодны для его физических данных, как мы говорим на закулисном жаргоне, несмотрибельны. Прыжки заменялись на равноценные по сложности исполнения или усложнялись. Танцовщик был абсолютно прав, настаивая на своем - наше искусство визуально.
Особенно хорош Олег Щукарев был в современной хореографии. Бывают в актерской биографии такие <точные попадания>. Герои коротких балетов Олега Игнатьева <Болеро> М. Равеля и <Пассакалия> Г. Генделя стоят на высокой ступени творческого уровня. Олег любил не просто танцевать, его привлекали психологизм, душевная драма героев.
- Надо сначала понять, про что танцуем, а потом попытаться рассказать это пластически зрителю, - говорил он мне на репетиции. Образ Кукольных дел мастера в <Петрушке> Игнатьев сочинил для Щукарева. Танцовщик был четок и графичен пластически.
Запомнился любителям балета Вронский в <Анне Карениной> на музыку Р. Щедрина (балетмейстер Марк Мнацаканян), хотя спектакль шел несправедливо мало. Самому актеру дорога роль Мекки Ножа в <Западне> (балет на музыку А. Журбина в постановке И. Гафта на сюжет <Трехгрошовой оперы>). Персонаж получился жесткий, с изрядной долей отрицательного обаяния.В жестах, походке, в позах было больше от киногероя, нежели от солиста балета. Одна из многолетних поклонниц Щукарева после <Западни> сказала: <Мне кажется, он нехороший человек>. Пожалуй, это высшая похвала артисту: он был настолько естественен, что зрители стали отождествлять танцовщика с его ролью.
Среди последних работ артиста на карельской сцене Принц в <Лебедином озере> (хореография К. Симонова), кардинально отличающийся от классического принца в версии М. Петипа и Л. Иванова, которого Олег танцевал прежде. Циничный герой <Парижского веселья> (балетмейстер К. Симонов), даже когда просто стоит в статичной позе, производит впечатление. Своим присутствием Щукарев украшал балет, что под силу только личности.
Олег Щукарев перетанцевал много сольных номеров в опереттах, в том числе характерные соло. Выступления были настолько успешными, что молодой тогда танцовщик решил поменять амплуа и впредь исполнять только характерные партии.
Была еще одна яркая, запомнившаяся роль - Офицер в опере Бориса Синкина <Амок> по С. Цвейгу (режиссер В. Шестаков) - безмолвный, но выразительный любовник главной героини. Снят телефильм, где Щукарев - партнер солистки Мариинского теара (сопрано) Елены Миртовой. Мужа героини пел ведущий тенор Малого оперного театра (Санкт-Петерург) Вадим Пищаев.
Олег всегда много, кропотливо работал над техникой классического танца, над ролями. В юности он добился настоящего успеха в технике вращений после того, как с ним в нерабочее время занимался солист балета Вячеслав Кирнос. Щукарев владел дуэтным танцем, поддержкой, как мы говорим. В его руках чувствуешь себя уверенно, спокойно. Сам актер на первое место в профессии ставит актерское мастерство. <Артист балета прежде всего артист, а уже потом танцовщик>, - говорит он. Олег часами один репетировал в балетном зале. Идешь, бывало, вечером через площадь. Театр пуст. В балетном зале горит свет, значит, там Щукарев.
Олег всегда был деятельным. <Неуспокоенность души>, как сказал поэт. Большой успех у балетной публики имел антрепризный театр классического балета, созданный Щукаревым, директором и художественным руководителем которого он был. Антреприза появилась, когда в Музыкальном театре для артистов балета был скудный репертуар, и просуществовала довольно долго. Там шли фрагменты из классических и современных балетов, достойные академической сцены и не ставившиеся в театре. Олег приглашал в антрепризу молодежь. Не одно поколение артистов балета, и я в том числе, могло утолить творческий голод. В антрепризе не только интересно и разнообразно танцевала, но и была педагогом-репетитором опытная балерина, состоявшаяся творческая личность, заслуженная артистка Карелии Ирина Тольская. Событием стала <Кармен-сюита> Ж. Бизе - Р. Щедрина в оригинальной постановке В. Кирноса с Щукаревым-Хозе. Антреприза объездила всю Карелию, была в центре России, на севере страны. На гастролях Олег впервые показал мне северное сияние: волшебство небесных сфер, танцующих в разноцветных хитонах струн воздуха.
Олег Щукарев принимал участие в гастролях в Финляндии, Швеции, Норвегии, Германии, США.
Жизнь продолжается. Сейчас Олег преподает танец в консерватории на вокальном и актерском курсах. У него учатся будущие солисты-вокалисты и актеры драмы. Кстати, он хороший балетный педагог-репетитор. У него индивидуальный подход к каждому артисту, с ним интересно. Я благодарна ему за то, что он со мной работал в антрепризе. У меня уже была своя творческая биография. Олег раскрыл во мне те грани, о которых я сама не знала. В какой-то степени он мой Пигмалион. Мне повезло. В Национальный театр, с которым у Щукарева давние творческие связи, он приглашен в качестве репетитора пластики и танцев с актерами драмы. В этом театре он неоднократно делал хореографическое оформление спектаклей, ставил танцы, но никогда не подписывался в афише, как Ф. Крейслер долгое время свои знаменитые вальсы выдавал за аранжировку случайно найденной старинной нотной рукописи. Думаю, в дальнейшем он раскроется как хореограф-постановщик.
Еще он собрал сад камней. Настоящий сад камней, как в персидской поэзии. Его жена, Елена Леонтьева, концертмейстер Музыкального театра, заслуженный работник культуры, лауреат премии <Онежская маска>, говорит: <Все с дачных участков выносят камни, а Олежка приносит и приносит>. Талантливый человек талантлив во всем. Прав Пастернак:
Стирается времен суровость,
Теряют новизну слова.
Талант - единственная новость,
Которая всегда нова!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10  След.
Страница 9 из 10

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика