Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2007-09
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пн Сен 03, 2007 9:54 am    Заголовок сообщения: 2007-09 Ответить с цитатой

В этом разделе газетного киоска помещаются ссылки на статьи, вышедшие в сентябре 2007 года (первый номер ссылки - 2007090101 означает: год - 2007, сентябрь месяц - 09, первый день месяца - 01, первый порядковый номер ссылки за данный день - 01 ). Пустой бланк для библиографической карточки.

Номер ссылки|
Тема|
Авторы|
Заголовок|
Где опубликовано|
Дата публикации|
Ссылка|
Аннотация|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пн Сен 03, 2007 9:55 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 20007090301
Тема| Балет, Фестиваль корейского искусства, "Тщетная предосторожность"
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Корейцы подъехали к москвичам на козе
// Балет Кореи станцевал "Тщетную предосторожность"
Где опубликовано| Газета "КоммерсантЪ"
Дата публикации| 03.09.2007
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=800763
Аннотация| фестиваль балет

Фестиваль корейского искусства в Москве завершился выступлением Национального балета Кореи -- на сцене Детского музыкального театра им. Натальи Сац был представлен спектакль "Тщетная предосторожность". На вкус ТАТЬЯНЫ Ъ-КУЗНЕЦОВОЙ, предостерегались корейцы зря.



Главной государственной труппе Южной Кореи уже 45 лет. При ней есть собственная школа, есть эклектичный, но вполне добротный репертуар, включающий как советскую классику в виде балетов Юрия Григоровича (вплоть до "Спартака"), так и западную -- в виде балетов Баланчина. Жажду прогресса утоляют спектакли француза Жана Кристофа Майо и шведа Матса Эка, а академическую выучку корректируют педагоги из Петербурга и Москвы. Вот эта похвальная готовность учиться у всех всему и подвела руководителя Национальной труппы Кореи Пак Ин Чжа при выборе балетмейстера для "Тщетной предосторожности".

Сама-то комедия про французскую фермершу, собравшуюся выдать дочь замуж за богатого дурачка, но в суете собственноручно запершую ее в комнате с бедным воздыхателем,-- ровесница французской революции 1789 года и считается старейшим из сохранившихся балетов. Что, конечно, натяжка -- из первоначальной хореографии Жана Доберваля не уцелело ни па. Неизменным остался только сюжет. Уже в XIX веке композитор Гертель написал на него новую музыку, на которую уже больше полутора веков (с тех пор, как романтизм вышел из моды) и ставят свои спектакли все сочинители танцев -- от великих Льва Иванова, Мариуса Петипа и Александра Горского до вовсе безвестных. В ХХ веке лучшей признана версия англичанина Фредерика Аштона, раскопавшего первоначальную партитуру композитора Герольда -- этим спектаклем не так давно обзавелся и наш Большой театр.

Однако из всего многовекового изобилия корейцы выбрали вариант кубинца Филиппа Алонсо (к семье создательницы кубинского балета Алисии Алонсо он отношения не имеет), причем в адаптации американки Саманты Данстер. Эта решительная дама так страстно полюбила музыку обоих композиторов, что в своей версии перемешала ее как окрошку -- вариацию, скажем, Гертеля запросто может предварять вступление Герольда. Столь же лихо постановщица обошлась и с немногими известными ей текстами, перетасовав обрывки канонической хореографии Горского с мизансценами Аштона и разбавив скучным варевом стандартных классических упражнений для солистов и кордебалетных масс. Корейские массы упражнения выполняют доброкачественно: линии ровны, интервалы идеальны, синхронность -- как в одноименном плавании. Артисты вымуштрованы так, что позавидуют и европейские труппы: не каждая, например, может похвастать восемью юношами, чисто исполняющими два тура в воздухе.

А вот солисты могли быть поживее и поактивнее. Титулованная прима Ким Чжу Вон, закончившая десять лет назад Московскую академию хореографии, держалась очень уверенно (лишь наметанный глаз мог бы заметить ее недовернутые пируэты и туры, погрешности в адажио и размытые позиции рук), но ее красотка-Лиза показалась слишком стервозной и манерной. Влюбленный Колен (у корейцев -- Коля) в исполнении юного выученика Петербургской академии им. Вагановой Ким Хен Унга был, напротив, чересчур искателен и робок. Высокий, стройный, с чудесными ногами и отличной стопой -- вежливый мальчик из хорошей семьи -- он явно не тянул на амплуа плутоватого простолюдина ни по внешним данным, ни по технике: честно выполнял свои перекидные жете, но сбоил на мелких заносках. Рыбой в воде чувствовал себя лишь компактный ловкий Ким Ин Ен в партии дурачка-Алена: отличный прыжок позволял ему и раздираться в спортивных разножках на 200 градусов, и отменно вычерчивать сложные антраша, и при этом строить рожи публике.

Потому что, кроме балетной обязательной программы, хореограф потребовала от исполнителей усиленной работы лицевых мышц -- в актерских сценах герои гримасничают так, что начинаешь всерьез опасаться травм и растяжений чего-нибудь челюстно-лицевого. Для пущего смеха госпожа Данстер напридумывала пару комических мордобоев, горе-жениху Алену выбила передние зубы (бедному артисту пришлось зачернить не меньше шести штук и беспрерывно скалиться, чтобы все это заметили), а также заставила матушку Симону (эту роль по традиции исполняет мужчина) влезть на пуанты и заигрывать с собственными батраками.

Совсем уж неуместными в этом забористом компоте оказались стильные костюмы и декорации француза Жерома Каплана. Оттолкнувшись от легенды, согласно которой Жан Доберваль сочинил свою "Тщетную предосторожность", увидев гравюру, на которой мамаша ругает свою дочь, сценограф одел кривляющихся героев в полосатые французские шелка и поместил их вместе со всеми прялками, серпами, маслобойками, живой козой и прочим натуралистическим реквизитом в стерильное пространство старинных гравюр. На фоне этих двухцветных изысканных задников экзерсисы кордебалета выглядели еще банальнее, а клоунада героев -- еще топорнее.

Впрочем, в сравнении с репертуаром Детского музтеатра корейская "Тщетная предосторожность" -- просто подарок: маленьких москвичей обычно мучают покалеченными "Щелкунчиками" и некондиционными "Лебедиными озерами", а тут -- добротно исполненный трехактный балет с четким водевильным сюжетом. Жаль только, что москвичей в заполненном зале набралась едва ли треть: корейская диаспора, не без оснований гордящаяся своим Национальным балетом, пришла на завершающий спектакль фестиваля чуть не в полном составе.


(увеличение по клику)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Пн Сен 03, 2007 10:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090302
Тема| Балет, балетные школы
Авторы|
Заголовок| В Петербурге открылась балетная школа имени Аскольда Макарова
Где опубликовано| Эхо Москвы
Дата публикации|
Ссылка| http://www.echomsk.spb.ru/content/store/default.asp?shmode=2&ids=438&ida=57577&idt=news
Аннотация|

В Петербурге открылась балетная школа имени Аскольда Макарова. Как сообщил "Интерфаксу" сын известного танцовщика, заслуженный артист России Александр Макаров, аналогичных подобных учебных заведений в России пока нет. "У А.Макарова была своя марка, поэтому эта школа и преподавание в ней будет особенным. От Академии русского балета школа будет отличаться тем, что в ней будут обучаться ребята от семи лет, в то время как в Академии - только с 10", - сообщил А.Макаров. Он подчеркнул, что у школы будет свой пансион, поэтому в ней смогут обучаться и дети из разных регионов России. Передает «Интерфакс».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Вт Сен 04, 2007 3:11 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090401
Тема| Балет, МТ, кордебалет
Авторы| Ирина Губская
Заголовок| Незаменимые, но рядовые
что для балета важнее -- кордебалет или премьеры
Где опубликовано| Город
Дата публикации| 20070903
Ссылка| http://www.gorod-spb.ru/story.php?st=9492
Аннотация|

Спектакль делают не только главные исполнители. Их -- главных -- в любой уважающей себя труппе несколько составов для каждого названия. А кордебалет один. И исполнители эпизодических ролей, вариаций или второстепенных партий, не говоря уже о "пешеходах", зачастую более дефицитны, чем главные, и кочуют из спектакля в спектакль. Но именно "фон", а не "центр", определяет уровень труппы и качество спектаклей.

Выступление кордебалета зависит от того, танцует основной состав или собранный на время отсутствия труппы. Причем во втором случае результат не обязательно хуже. Конечно, заученный и отработанный до автоматизма текст в классическом кордебалете как раз и производит впечатление гениального стандарта. Неоспоримое преимущество "старожилов" -- умение сориентироваться на любом месте в кордебалетном строю. Но строй новобранцев смотрится иногда одушевленнее. Особенно если не забывают про музыку и методику танца. А отсутствие начальственного надзора нередко дает возможность растанцеваться.
В балетных кругах постоянно витает идея, что обучать артистов кордебалета и солистов нужно хотя бы на заключительном этапе по-разному. Пройдя кордебалет в средних классах, почти все на выпуске показывают балеринские и премьерские амбиции. В театре же приходится вновь возвращаться в кордебалет и разучивать те фрагменты спектаклей, на которые прежде не обращали внимания. Неизбежная демонстрация ущемленного самолюбия строю кордебалета не на пользу. Это в соло можно откорректировать хореографию, нюансы, темпы, вскидывать ноги на произвольную высоту, импровизировать и не обращать ни на кого внимания -- от спектакля не убудет. Даже дирижер подстроит под это оркестр.
Кордебалет требует унификации, согласованности и исключает соревнование. Потому касса ценит главных исполнителей, а театр -- надежных "рабочих лошадок", к тому же способных выходить на сцену чуть ли не во всех спектаклях подряд.
Проблема кордебалета в том, что освоить его желательно всем, хотя бы для того, чтобы научиться дисциплине, сценическому партнерству и почувствовать объем спектакля. Но важно не передержать здесь потенциальных солистов. Слишком часто они хороши и в кордебалете, поэтому здесь и застревают. Избежать таких нереализованных возможностей по идее должна многоступенчатая иерархия.
В Мариинке, которая набирает лучшие кадры, тем не менее, строй лебедей и теней не слишком выдержан по школе, комплекции, росту, линиям ног даже в первой, самой наглядной, линии. И беспорядок в иерархии тому не последняя причина. Более-менее соблюдается только правило, по которому в последние линии ставят самых высоких танцовщиц. Относительно сбалансированы по контрасту ансамбли: "большие -- маленькие" лебеди, "маленькая -- большая" четверки гран-па "Баядерки" или фрейлин Авроры в "Спящей красавице" -- здесь постоянно заняты одни и те же артистки.
Но абсолютная равноформатность внутри каждого ансамбля -- это уже запредельные требования. "Маленькие" чаще работают с четкостью единого организма, в "больших" полной согласованности ансамбля практически не бывает, поскольку отсюда большинство целится на главные партии.
"Второстепенные" партии исполняют зачастую одни и те же артисты. Эта монополия порождает проблему -- однообразие. Брамин не всегда отличим от Капулетти, отец Китри от слуги кормилицы Джульетты, воин Толорагва от наставника принца в "Спящей красавице". Дополнительная сложность -- внешность. Даже хороший артист не той фактуры способен подпортить роль: Санчо ростом почти с Дон Кихота -- не из того романа.
Самые желанные для штурмующих вершины иерархии артистов партии -- вариации, па-де-де, трио, маленькие роли (в историческом прошлом они предназначались балеринам и премьерам). Здесь надо держать сцену одному и все же не слишком выбиваться в самостоятельное плавание, поскольку эти вариации все-таки лишь дополнение в спектакле. Самый ходовой материал -- три вариации теней в "Баядерке", потому схожей фактуры и ровного танца здесь почти не видно. Показательно, что четверку кавалеров в "Раймонде" отдали на откуп "глухому" кордебалету, изредка разбавленному солистами не самого высокого ранга. Вероятно, солисты не в силах станцевать слаженно.
Самая невезучая партия -- Божок в "Баядерке", где требуется виртуозность, не допускающая отсебятины, и безупречно выдержанная манера. На нее назначают то начинающего принца, то инфантильного полупремьера, в лучшем случае -- техничного шута.
Некоторое подобие иерархии выдерживается в обратном отсчете: кордебалет может выплыть в соло, но солисты в кордебалетных партиях, как и первые сюжеты во второстепенных ролях, не выходят.
Поэтому отсутствие или замена второстепенных исполнителей в спектакле может оказаться почти художественной катастрофой. Главных заменить проще (что театр и делает). А на вторых ролях текучесть кадров минимальная, и нередко артисты уже пенсионного возраста работают практически без дублеров. Или с дублерами, которых сложно воспринимать всерьез (поскольку назначают исполнителя с утилитарной целью расширить репертуар артиста или просто потому, что совсем некого).
В итоге при труппе численностью более двухсот человек в Мариинском театре танцуют из спектакля в спектакль неизменно одни и те же, чуть ли не треть артистов присутствует лишь в списках, а во время "больших" гастролей традиционно сокращается "стая" лебедей, а крестьянское па-де-де из "Жизели" исчезает. Удивительно, что рядовые балета не числятся национальным достоянием наравне с балетным генералитетом.
|
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20205
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 05, 2007 11:41 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090501
Тема| Балет, История, Персоналии, Матильда Кшесинская
Авторы| Лариса Абызова
Заголовок| Мастерица демонского искусства
Где опубликовано| ИА «Росбалт-Петербург»
Дата публикации| 20070905
Ссылка| http://www.rosbalt.ru/2007/09/05/411050.html
Аннотация|

31 августа исполнилось 135 лет со дня рождения Матильды Кшесинской

Кому в советские времена были известны имена Ольги Преображенской или Павла Гердта, звезд Императорского балета? О Кшесинской знали все. Но что именно знали? Конечно, о романе с наследником престола, о бриллиантах, о кладе, якобы закопанном во дворе ее дома. Невероятную славу Кшесинской объясняли царской поддержкой, не задумываясь, что даже царь не помог бы приме крутить фуэте — те самые 32 фуэте, который Матильда исполнила первой из русских танцовщиц, тем самым лишив итальянок монополии на любимый публикой трюк.

Благословение императора

«Будьте украшением и славою нашего балета», — сказал после экзаменационного спектакля Александр III выпускнице Императорского театрального училища Матильде Кшесинской. Действительно ли прозвучали такие слова или Кшесинская их придумала, когда на склоне лет писала мемуары, неизвестно, да теперь и неважно: главное — она их оправдала.



Балетная судьба была написана на роду у Матильды. Ее мать Юлия Доминская — балетная артистка, отец Адам-Феликс — известный танцовщик, король мазурки, которая во многом благодаря ему вошла в моду не только на сцене, но и в светских салонах. Это давало возможность хорошего заработка: золотая петербургская молодежь брала у него частные уроки. В мариинской труппе под именем Кшесинской 1-й танцевала сестра Юлия, а также брат Иосиф, в будущем заслуженный артист РСФСР, умерший во время блокады Ленинграда.

Матильда с детства видела уроки отца, перенимала навыки. В восемь лет ее определили в Императорское театральное училище, где она училась у лучших педагогов — Льва Иванова, Екатерины Вазем и Христиана Иогансона. В четырнадцать лет Матильду потрясла приехавшая на гастроли знаменитая итальянская балерина Вирджиния Цукки. «С того дня, как Цукки появилась на нашей сцене, — вспоминала Кшесинская, — я начала работать с пылом, энергией и старанием. Моей единственной мечтой было подражать ей. В результате к окончанию школы я уже вполне владела техникой».



Для выпускного спектакля лучшие ученицы имели право выбирать себе танец сами. Кшесинская выбрала не только сложный, но и самый модный номер — pas de deux из «Тщетной предосторожности», которое незадолго перед тем с большим успехом Цукки исполняла с Павлом Гердтом. Этот кокетливый, прелестный танец очень подходил хорошенькой выпускнице в голубом костюме, украшенном букетиками ландышей. После спектакля все воспитанники были представлены членам царской семьи. Итак, неизвестно, что сказал император молодой Кшесинской, но что отличил среди других — факт: за торжественным ужином посадил рядом с собой и наследником, будущим императором Николаем II. Так решилась судьба. В наследника, вспоминает Кшесинская, она влюбилась сразу...


Прима Кшесинская 2-я


Несмотря на царское благоволение, юная танцовщица Кшесинская 2-я была зачислена в кордебалет — исключений тогда не делалось ни для кого. В свой первый сезон на сцене Мариинского театра она участвовала в двадцати двух балетах и двадцати одной опере, исполняя маленькие сольные партии. Продолжая заниматься у Иогансона, она стала брать уроки у знаменитого Энрико Чекетти. Мягкость, естественность композиций Иогансона дополнялись у Чекетти выработкой пальцевой техники, туров и прыжков. Свою первую большую роль Кшесинская исполнила на второй год работы –– в балете «Калькабрино» на музыку Людвига Минкуса по либретто Модеста Чайковского, поставленном Мариусом Петипа для итальянской виртуозки Карлотты Брианца. Кшесинская блестяще выдержала испытание.


Роли следовали одна за другой. Роман с наследником счастливо продолжался. Чтобы свободно встречаться, Кшесинская сняла маленький двухэтажный особняк с садиком на Английском проспекте, 18 (он сохранился до сих пор). Уход от родителей был тяжелым. Отец, верующий католик, спросил, понимает ли она, что никогда не сможет выйти замуж за наследника. Однако, убедившись в серьезности чувств любимой дочери, препятствий не чинил. Для соблюдения приличий вместе с Матильдой поселилась ее сестра Юлия.


Но счастье длилось не долго. В 1894 году, после помолвки, Николай расстался со своей подругой, написав на прощание: «Что бы со мною в жизни ни случилось, встреча с тобою останется навсегда самым светлым воспоминанием моей молодости». Ники, как называла его Кшесинская, просил и в дальнейшем называть его на «ты» и обещал выполнить любую просьбу. Случай не заставил себя долго ждать. В Москве готовился в честь коронации балет «Жемчужина». Решив, что участие бывшей фаворитки неуместно, театральная дирекция не дала роли Кшесинской. Жалоба балерины была моментально удовлетворена. «Моя честь была восстановлена, — ликовала Кшесинская, — и я была счастлива, так как я знала, что это Ники лично для меня сделал». Композитор Дриго молниеносно написал добавочную музыку, и в уже готовый балет Петипа срочно вставил специальное pas de deux для Кшесинской.


Это событие укрепило положение Кшесинской в труппе. Больше препятствий ей не чинили. Царское покровительство незримо, но ощутимо сопутствовало артистке всегда. Впрочем, свою славу она достойно заслуживала и сама. Главные партии в «Тщетной предосторожности», «Дочери фараона», «Эсмеральде», «Пахите», «Лебедином озере», «Дон Кихоте» вызывали неизменный восторг публики и строгой балетной критики.

Гений с оттенком греховной гордыни

«Артистка показывает настоящие чудеса хореографической техники, — писал Аким Волынский. — Она играет себя, свой гений, капризный и могучий, с оттенком греховной личной гордыни... От вычурно кричащих линий ее демонского искусства веет иногда морозным холодком. Но временами богатая техника артистки кажется чудом настоящего и притом высокого искусства — в такие минуты публика разражается неистовыми аплодисментами, воплями сумасшедшего восторга. А черноглазая дьяволица балета без конца повторяет, под браво всего зала, свои невиданные фигуры, свой ослепительно прекрасный диагональный танец через всю сцену».

Кшесинская никогда не теряла великолепной физической формы. В 1936 году в возрасте 64 лет она с триумфом танцевала «Русскую» на лондонском благотворительном концерте. Надолго расстаться со сценой ей не могла помешать даже беременность. Балерина вспоминала, как танцевала на шестом месяце. Главной заботой было тщательно продумать костюмы и избежать позы в профиль, чтобы сидевшая в первом ряду императорская чета не заметила изменившегося контура фигуры. По танцу же ее положения заподозрить было невозможно: множество пируэтов, быстрый темп –– все было выполнено, как всегда, безукоризненно. Роды были тяжелыми и едва не унесли жизни матери и сына, но через два месяца Кшесинская, как ни в чем не бывало, вышла на сцену.

Матильда любила светскую жизнь и иногда путала салон со сценой. Модно и броско причесавшись у престижного парикмахера Дель-Круа на Большой Морской улице, она могла выйти в роли бедной цыганочки. На ее фотографиях в партии Аспиччии из «Дочери фараона» навсегда запечатлелось роскошное бриллиантовое колье работы Фаберже.


«Напрасно г-жа Кшесинская, играя нищенку, не сняла своих бриллиантовых серег и роскошного жемчужного колье. Просящая милостыню и вдруг в бриллиантах! Несуразно», — писала о Пахите «Петербургская газета». Попытка директора Императорских театров князя Сергея Волконского оштрафовать балерину за искажение сценического костюма привела ... к отставке князя.

Кшесинская была олицетворением Императорского балета. Ослепительная Матильда не могла взойти на престол с любимым Николаем, но взамен получила трон царицы балетной сцены. Не исключено, будь у нее выбор, она предпочла бы театр.

Дом за дрыгоножество



Кшесинская понимала толк в хороших вещах. Давала банкеты в лучших ресторанах. Ее дача в Стрельне превосходила комфортом тамошний дворец, а гостей на день рождения хозяйки туда привозил специальный поезд. Был знаменит на весь город особняк на Кронверкском проспекте, о котором Маяковский написал: «Дом, Кшесинской за дрыгоножество подаренный» (малоприличный выпад поэта, особенно если учесть занятия его собственной возлюбленной). К слову сказать, он был вовсе не подарен, а куплен самой балериной. Этот дом поражал не только роскошью, но и самым современным для того времени «бытовым оборудованием». В ухоженном саду гуляли корова (чтобы у малыша в городе было свежее молоко), козочка (чтобы вместе выступать в балете «Эсмеральда»), свинья, любимица сына, и обожаемый балериной фоксик Джиби.

Во французской земле под березкой

В 1917 году Кшесинская потеряла все. Оказавшись во Франции с сыном Владимиром и мужем великим князем Андреем Владимировичем (с которым обвенчалась в 1921 году), она содержала семью, давая уроки в студии. Средства были весьма скудными, а жизнь — такой непохожей на прежнюю, но в книге воспоминаний нет ни единой жалобы на судьбу. Стойкость и мужество этой женщины восхитительны.

Совсем немного не дожила Матильда Феликсовна до столетия и нашла упокоение во французской земле на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. Скромная могила, белый мраморный крест над плитой, надпись: «Святейшая княгиня Марiя Феликсовна Романовская-Красинская, заслуженная артистка Императорских театров Кшесинская. 1 сентября 1872 — 6 декабря 1971». И неожиданно: рядом с могилой березка и скамеечка — совсем как на русском деревенском погосте…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20205
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 05, 2007 11:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090502
Тема| Балет, Астраханский государственный музыкальный театр, Персоналии, Людмила Семеняка
Авторы| ---
Заголовок| Людмила Семеняка поставит в Астрахани балет «Бахчисарайский фонтан»
Где опубликовано| ИА «Росбалт-Юг»
Дата публикации| 20070904
Ссылка| http://www.rosbalt.ru/2007/09/04/410807.html
Аннотация|

АСТРАХАНЬ, 4 сентября. В Астрахань сегодня прилетит балерина с мировым именем, народная артистка СССР Людмила Семеняка.

Как сообщили ИА «Росбалт-Юг» в пресс-службе Минкультуры Астраханской области, Людмила Семеняка поставит на сцене Астраханского государственного музыкального театра «Бахчисарайский фонтан» Асафьева. Завтра у примы состоится встреча с балетной труппой театра, а в полдень она даст пресс-конференцию для местных СМИ.

По словам министра культуры Бориса Полевого, министерство культуры и руководство музыкального театра стараются продолжить практику приглашения мировых «звезд» для постановки спектаклей. «Это дает в первую очередь новое развитие труппы, ее качественный рост, и, наконец, приобщение астраханской публики к мировым классическим шедеврам балета», — отметил он.

Напомним, что имя Семеняки связано с Большим театром, и хотя свою карьеру она начинала в Мариинке, все же большую часть своей творческой жизни, почти 35 лет, она посвятила Большому. «Звезда» вагановской школы, ученица великой Галины Улановой, Семеняка сама достигла больших результатов в искусстве балета. В 60-70 гг. Людмила Ивановна блистала на сцене Большого театра в ведущих партиях балетов: «Спящая красавица», «Легенда о любви», «Каменный цветок», «Борис Годунов» др.

В 25 лет она стала лауреатом Государственной премии, звание «народной» получила тоже довольно рано, когда ей было чуть за 30. Сегодня она является балетмейстером и педагогом Большого театра.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20205
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 05, 2007 12:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090503
Тема| Балет, Корейский фестиваль(Москва), Персоналии,
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Худо сбереженная партитура//
Корейский фестиваль закрылся французским балетом

Где опубликовано| «Время новостей» № 159
Дата публикации| 20070904
Ссылка| http://www.vremya.ru/2007/159/10/186181.html
Аннотация|



У «Тщетной предосторожности», привезенной в Москву Национальной балетной труппой Кореи, дивные декорации. Художник Жером Каплан, вспомнив историю создания балета (в 1789 году танцовщик Парижской оперы Жан Доберваль увидел на стенке кабачка гравюру, вдохновившую его на постановку), поместил всех героев в «гравюрное» пространство. Тонкая прорисовка деталей, внятная графика и легкий зеленоватый (в первом акте) или розоватый (во втором акте) фон -- будто оттиск был сделан на благородной бумаге. И костюмы героев -- вполне «пейзанские», вполне пестрые -- все же не крикливы и отлично вписываются в пейзажи и интерьеры.

На самих героев, призванных поставить не точку, а прямо-таки восклицательный знак в программе фестиваля искусств Кореи, организованного Центром Стаса Намина, тоже можно было посмотреть с удовольствием. На высокого красавчика Ким Хен Унга, юношу, явно природой и выучкой приспособленного к амплуа графов и принцев, но с удовольствием и тщанием изображающего бедного батрака, что добивается-таки права жениться на любимой девушке, мать которой прочит ей жениха несравненно более богатого и, несомненно, менее привлекательного. На скромном труженике кокетливый полосатый жилет, и точеные ноги крестьянина прорисовывают все движения с небрежной королевской точностью. Не оторвать глаз и от «маменьки» -- роль, что в «Тщетной предосторожности» традиционно исполняют мужчины, досталась Чон Хен Оку -- и роскошный клоун в женских тряпках лихо отплясывал на пуантах, всплескивал руками, как заправская пожилая тетушка, и вдохновенно запускал прядильное колесо. Мужчины несколько задвинули в тень девушку, исполнявшую главную роль, -- Ким Чжу Вон исполнила свою партию аккуратно, но без блеска; впрочем, быть может, просто «игра была не ее». Сюжет предполагает, что героиня обаятельная и наивная простушка, втайне мечтающая о том, чтобы завести кучу детей со своим возлюбленным и чуть не падающая в обморок от мысли, что эти ее мечты, произнесенные (протанцованные) вслух якобы в одиночестве, этот самый возлюбленный слышит-видит. Балерина же, конечно, изображает и наивность, и смущение; но жесткость выучки, железная уверенность в себе работают против роли: манера двигаться героини говорит о том, что ее никто и ничем смутить не способен.

Замечательно работает кордебалет -- слаженно, музыкально, точно (особенно стоит отметить мужскую часть ансамбля). И спектакль можно было бы счесть отличным началом нового балетного сезона, если бы не одно «но»: хореография.

Понятно, что от Доберваля ничего не осталось в тех спектаклях, что идут сейчас по всему миру под общим названием La Fille mal gardee (у нас балет утвердился под названием «Тщетная предосторожность», хотя премьера его в русской древности состоялась-таки под названием-калькой «Худо сбереженная дочь»). Парижанин сочинял свой балет в Бордо на музыку французских народных песен, затем с течением истории их сменила музыка Петера Гертеля, а в ХХ веке Фредерик Аштон использовал музыку Луи Герольда. Версий «Тщетной предосторожности» множество, только в Москве сейчас одновременно идут спектакли Аштона (в Большом) и Олега Виноградова (в Музыкальном), и никто не предъявляет претензий по поводу аутентичности сочинителям авторских версий. Но авторы привезенного к нам спектакля (Филипп Алонсо и Саманта Данстер) уверенно написали на афише имя Доберваля и тем взяли повышенные обязательства.

Ничего похожего на балет конца XVIII века (еще не знавший пуантов), конечно, мы не увидели. Увидели мы игру в придворный балет (на персонажах витые парички), но сдобренную вполне современной (и хорошо исполненной!) техникой. Постановщики взяли фрагменты различных версий спектакля (более всего на них повлиял игровой Аштон) и досочинили кусочки-стилизации. Музыку они тоже порубили в окрошку -- вот тут вот идет Гертель, а вот тут вдруг внезапно начинается Герольд. Собственно, даже это не является преступлением (хотя порой резкие переходы режут слух), если бы не имя Доберваля на афише. Не стоит выдавать собственные стилизаторские фантазии за произведение XVIII века. Ценность все-таки не та.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20205
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Сен 05, 2007 12:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090504
Тема| Балет, Казанская балетная школа, Персоналии, Сайяра Юнусова
Авторы| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| Казанскую балетную школу основала ученица Вагановой
Где опубликовано| "Вечерняя Казань" № 141 (3499)
Дата публикации| 20070905
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/article.asp?from=section&section_id=7&id=26662&artcount=3158&artoffset=0&limit=20
Аннотация|

Сегодня в Доме актера будут чествовать Сайяру Юнусову - основателя профессиональной школы классического балета в Казани. В июле она отметила восьмидесятилетний юбилей, а в сентябре исполнилось тридцать пять лет, как Сайяра Сагировна открыла на базе Казанского музыкального училища отделение хореографии.

Выпускница Московского хореографического училища свои первые партии исполняла на сцене Большого театра СССР. Получив диплом артистки балета, стала работать в Татарском оперном. В Казани Юнусова протанцевала восемь лет и однажды поняла, что ей очень хочется учить хореографии детей. Юнусову не хотели отпускать из театра, но она все же уехала - в Ленинград, где поступила в консерваторию, чтобы получить образование педагога-хореографа в классе легендарной Агриппины Вагановой...

Окончив Ленинградскую консерваторию, она стала педагогом-репетитором труппы Казанского балета. Потом ее пригласили работать в Пермь, затем - в Новосибирское хореографическое училище. Именно в Новосибирске и пришла к Юнусовой слава талантливого педагога. Среди ее учениц - Лариса Василевская-Матюхина, которая в 1976 году на международном конкурсе в Варне завоевала "серебро", Наталья Посельская, ставшая впоследствии основателем профессиональной школы классического танца в Якутии, Валентина Прокопова - знаменитый педагог-репетитор Казанского балета...

Когда Сайяра Сагировна вернулась из Новосибирска в Казань и вновь стала педагогом балетной труппы, то, по ее же признанию, не могла не заметить низкого уровня коллектива. Нужны были кадры, причем свои, выученные специально для театра. Это было очень непросто - ходить по инстанциям и убеждать, что не только в Москве и Ленинграде, но и в Казани можно и нужно учить детей классическому балету. Чиновников Юнусова убедила.

Она была и педагогом, и первой заведующей отделением хореографии в нашем музыкальном училище. И только в начале девяностых это отделение, детище Юнусовой, переросло в хореографическое училище...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 11:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090505
Тема| Балет, «Русские сезоны», Персоналии, С. Дягилев
Авторы| Алексей ЗУБАРЕВ
Заголовок| Неподражаемый
2007-й – год столетия «Русских сезонов» и 135-летия со дня рождения их создателя Сергея Дягилева
Где опубликовано| Литературная газета
Дата публикации| 05.09.2006
Ссылка| http://www.lgz.ru/article/id=1357&top=26&ui=1189061869461&r=850
Аннотация|

На прошлой неделе в Каннах в десятый раз прошёл фестиваль «Русские сезоны». К ставшему регулярным массированному десанту на Лазурный берег отечественных исполнителей, деятелей искусства и культурчиновников можно относиться по-разному. Кто-то видит в этой инициативе важнейший смысл, кто-то относится к акции с лёгкой иронией. Истина, как всегда, вероятно, лежит где-то посередине. Но если бы даже новые «Русские сезоны» некоторое время назад и не возникли, их сейчас стоило бы придумать специально. Поскольку именно в этом году минуло ровно сто лет с того момента, когда Сергей Павлович Дягилев впервые организовал и провёл в Париже серию выступлений петербургских и московских артистов, объединённых общим названием «Русские сезоны за границей», ставших важнейшей вехой не только для нашего национального, но и для всего мирового искусства. Так что нынешние «Сезоны», в рамках которых прошли европейские премьеры возрождённых дягилевских балетов «Шехерезада», «Жар-птица» и «Синий Бог», стали юбилейными вдвойне. А если вспомнить, что 2007 год был отмечен также и 135-летием со дня рождения самого Дягилева, то остаётся лишь посетовать, что в нашей стране эту уникальную личность вспоминали незаслуженно мало и скромно. Этот досадный пробел в российской исторической культурной памяти, может быть, способно хоть в некоторой степени восполнить нижепубликуемое эссе.
Его так и подмывает назвать самым большим культурным героем всех времён и народов. Дягилев совершил нечто сверхудивительное. Он разрушил все преграды, открыл все новые горизонты, показал миру другой, истинный облик своей Отчизны. Русское дворянство на протяжении двухсот лет жило и отдыхало в Париже. Дягилев уговорил его там ещё и немного поработать. Из любви к искусству. И из патриотических чувств. Получились несравненные и никем доселе не превзойдённые «Русские сезоны». Их не с чем сравнить. Это самый большой культурный миф (не в смысле вымышленного, но в смысле легендарного) в истории человечества. Самое большое нельзя сравнивать с маленьким и мелким. Будет обидно, неправильно, несправедливо. Кто такой Дягилев по сути своей? Антрепренёр? Организатор и пропагандист? Меценат? Тех были тьмы и тьмы. Ну и что? До Дягилева русское искусство существовало как бы для внутреннего пользования. Посмотрим правде в глаза – Пушкин и сегодня для Запада не существует. А вот привёз бы Дягилев Пушкина в Европу, он бы там ещё как существовал. Дягилева не раз сравнивали с Петром Великим, потомком которого он себя с гордостью полагал. Но даже если в генеалогические изыскания и вкралась некая ошибка, он всё равно остаётся наследником Петра по прямой. Окно в Европу существовало, но воспользоваться им должным образом сумел только Дягилев. Всю его жизнь и деятельность можно легко сравнить с поступью петровских шагов. Великое посольство. Реформы. Прекрасный новый мир культуры и творчества. Правда, без Северной войны, флотостроительства, Азова и Полтавы, но зато с нерукотворным Медным всадником. Медный всадник – это в каком-то смысле сам Дягилев. И он же одновременно ещё один подкованный архетип. Представим себе фантастическое путешествие Медного всадника в Париж, откуда, кстати, в своё время прибыл в Петербург его создатель. Но вот только внутри коня, в его полости, поместилась теперь вся, говоря современным языком, «команда» «Русских сезонов». Конь троянского типа, на котором триумфально въехал во французскую столицу Дягилев и к которому моментально сумел вызвать колоссальный интерес. Интерес этот, кажется, никогда не мог достигнуть своей кульминации. «Русские сезоны» начались в 1907-м. А когда они закончились? Никогда. Весь Стравинский – русские сезоны. Вся Анна Павлова – русские сезоны. Весь Нижинский. Весь Бунин и весь Пастернак. Весь Эйзенштейн и весь Норштейн. Весь Тарковский и весь Бродский – это тоже русские сезоны. И так далее и так далее... Но начал всё Дягилев, построивший какой-то удивительный Ноев ковчег русского искусства. И все, кто туда попал, спаслись. Выскажу смелую мысль: всё, что было замечательного и прекрасного в русском искусстве, после Дягилева существовало – иногда даже не отдавая себе в этом отчёта – под знаком дягилевских «Русских сезонов». Многие не согласны с такой всеобъемлющей оценкой, поскольку-де Дягилев слишком «балетоцентричен». Но ведь и Пушкина можно назвать балетоцентричным, и это не будет умалением всех его великих достоинств. Поскольку балет есть квинтэссенция прекрасного, это всё искусство и вся литература в сконденсированном виде. А балет и всё искусство после Дягилева можно уподобить физике после Эйнштейна. Или живописи после Пикассо. Это другой мир. И всё-таки что сделал Дягилев? Это очень трудный вопрос. Но я постараюсь на него ответить. Дягилев впервые представил России, а заодно и всему миру в качестве высшего итога цивилизации и культуры вообще – искусство и художественную среду. Причём оставив за бортом всякую политическую и «партийную» ангажированность. «Браунинг стихов не пишет – это пистолет, а не поэт» – так шутят в одном романе ХХ века. Я тоже хочу пошутить. «Богема» – не опера Пуччини, а наивысшая степень культуры и цивилизации. Дягилев был первым, кто со всей отчётливостью осознал: искусство – это главное. А всё остальное – нет! Я абсолютно убеждён, что спасение русского искусства и самой культуры – в новых «Русских сезонах». Настоящих. Конгениальных. Верных не букве, не названию, но самому величайшему духу дягилевской инициативы. Нам отчаянно нужен новый Дягилев. Новые имена. Новые формы. И нужны старые, но сбывшиеся мечты Чехова об искусстве. Те, что были и пребудут новыми всегда.



Олег КОРОВИН. Портрет С.П. Дягилева
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090601
Тема| Балет, Персоналии, М. Плисецкая
Авторы| Светлана Наборщикова
Заголовок| Двойная игра Майи Плисецкой
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 06.09.2007
Ссылка| http://www.izvestia.ru/culture/article3107982/
Аннотация|



Среди сентябрьских юбилеев есть один особенно памятный. 35 лет назад состоялась хоккейная суперсерия - сборная СССР сыграла со сборной командой Национальной хоккейной лиги (НХЛ). Кто бы мог подумать, что в истории нашего тогдашнего поражения всплывут новые сенсационные подробности? Да еще связанные с балетом...

С тех пор советские хоккеисты еще не раз встречались с заокеанскими профи, но первый раунд врезался в память как никакой другой. Улицы вымирали - репортажи из Канады и "Лужников" ежевечерне смотрело около 100 миллионов человек.

Как писали наши газеты, советские хоккеисты "развеяли миф о непобедимости хваленых канадских профессионалов". Однако по итогам восьми матчей мы проиграли. Вполне возможно, что непосредственное отношение к капиталистической победе имела прославленная балерина Майя Плисецкая. Об этом на днях рассказала газета "Глоб энд мейл", выходящая в Торонто.

По словам журналиста издания, в национальных дипломатических архивах, рассекреченных прошедшим летом, имеется отчет посла Канады в СССР Роберта Форда, датированный ноябрем 1972 года. Говорится в нем о пребывании сборной НХЛ в Москве, и среди прочего приведена романтическая история, которую послу рассказал поэт Андрей Вознесенский. В качестве персонажей там фигурируют Майя Плисецкая и лидер канадской команды, суперфорвард и просто плейбой Фил Эспозито.

Оказывается, накануне финального матча хоккеист вместе с товарищами по сборной побывал в Большом театре. Давали "Анну Каренину" с Майей Михайловной в главной роли, и покоренный Фил неистово аплодировал. На следующий день сборная НХЛ проигрывала - 5:3. Балерина, присутствовавшая на игре, решила посетить канадскую команду, и прежде всего "исключительного" Фила, которого назвала "примой-балериной хоккея". Выйдя на лед, воодушевленный форвард забил гол и сделал две голевые передачи. Одну из них - Полу Хендерсону, чей бросок за 34 секунды до финальной сирены решил судьбу матча и вместе с ним всей серии. "Господин Вознесенский, - пишет посол, - утверждает: "Вся Москва разъярена тем, что Плисецкая вдохновила Эспозито на доблестные подвиги в заключительном периоде".

Насчет "всей Москвы" поэт, пожалуй, слукавил. Например, балетовед и болельщик, профессор Российского гуманитарного университета Вадим Гаевский, внимательно следивший за матчами, не подозревал ни о чем подобном. "Майя, конечно, была страстной болельщицей - кричала, как нынешние фаны. Эспозито был очень хорош - похож на тореадора. Но то, что он сделал, он вполне мог сделать и без Майи", - сказал "Известиям" господин Гаевский.

Сам Фил, отметивший в этом году 65-летие, встречи с Майей не отрицает, хотя не уверен, что она произошла в раздевалке накануне решающего периода. "Я не думаю, что балерина прибыла с целью увидеть меня", - скромно заметил экс-форвард журналисту "Глоб энд мейл". Что касается главной героини этой истории, то она никогда о ней не упоминала.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 11:12 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090602
Тема| Балет, Гамбургский балет, фестиваль фестивале Hamburger Ballett Tage, Персоналии, И. Бубенчик, Ю. Хаттори, С. Аццони, А. Ферри, Х. Джоргенсен
Авторы| Екатерина БЕЛЯЕВА
Заголовок| Город женщин
Обзор событий летнего фестиваля балета в Гамбурге
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 06.09.2007
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=731&rubric_id=209
Аннотация|

Впервые мне выпал случай описать Гамбург - конечно, речь пойдет о его знаменитой балетной труппе, работающей под руководством Джона Ноймайера, и традиционном фестивале Hamburger Ballett Tage - как город женщин. Пять финальных дней фестиваля, которые я провела в Гамбурге, прошли под знаком выступлений замечательных балерин - к великому сожалению, фестиваль зафиксировал их прощание со сценой. К счастью, пока не всех.

Ноймайер выпустил за прошедший сезон всего две премьеры. Это мало, если учесть, что одна из них, а именно балет "Русалочка", уже был сыгран в Копенгагене в 2005 году. И еще - у Ноймайера уже был балет "Ундина", по замыслу также восходящий к андерсеновской "Русалочке". Ноймайер всегда идет от музыки, а в качестве музыки он выбрал еще не созданную к моменту репетиций нового спектакля партитуру молоденькой американки русского происхождения Леры Ауэрбах. И если верить буклету, то для гамбургской премьеры партитура была заново оркестрована Лерой Ауэрбах по просьбе хореографа - теперь существует так называемая новая редакция музыкального текста "Русалочки".

Определенное снижение творческой мощи Ноймайера сопряжено с уходом из труппы ряда отличных артистов. В прошлом году из Гамбурга в Дрезден переселился Иржи Бубеничек, оставив в печальном одиночестве своего брата-близнеца Отто и серьезно расстроив самого Ноймайера. Но расставания неизбежно случаются, в театре это обычная вещь. Что поделать, если артист почувствовал себя хореографом и хочет попробовать сотворить что-то свое. Стоит отметить, что пока Иржи трудится в Дрездене, танцуя главные премьерские партии все в тех же балетах Ноймайера - так исторически сложилось, что Дрезден долгое время являл собой полигон ноймайеровской хореографии, - тут идут многие спектакли мэтра. Балетное руководство с начала прошлого сезона сменилось, и есть планы на иное соотношение балетов в репертуаре театра. Однако для такого традиционного города, как Дрезден, и такого полного пиетета перед прошлым театра, как Земперская Опера, промедления и раздумья - каким путем пойти? - объяснимое дело. Хотя Аарон Уоткин, нынешний балетный худрук, закрепил за гамбургским танцовщиком право на создание своей хореграфии, и даже официально где-то прописано, что он хореограф в штате, в реальности у Бубеничека попросту нет времени ставить свое, так как он тянет на себе весь репертуар театра. Попав на пару дней в Дрезден, я присутствовала на его "Щелкунчике"; что он будет делать в Дрездене дальше - покажет время, а отсутствие блистательного артиста в Гамбурге было более чем ощутимо - и зимой, когда я приезжала на премьеру "Парсифаля", и летом - на фестивале.

Дивного японца Юкичи Хаттори утянула за собой из Гамбурга подруга-канадка, но не только новая родина позвала. В танцовщике также проснулись инстинкты хореографа, а у Ноймайера с этим строго - креативность приветствуется, а вольнодумство нет. То есть предъявить свой опус на специально проводимом в театре конкурсе или вечере молодых хореографов - это пожалуйста, а вот манкировать репетиционным процессом в пользу постановочной работы на стороне - невозможно.

Ноймайер, рассказывая о "Русалочке", часто ссылается на свой спектакль "Ундина", так как некоторые его находки - например, костюмы в стиле традиционного японского театра но и театра кабуки - наследовала "Русалочка". Исполнительнице заглавной партии Сильвии Аццони пришлось заново учиться ходить "без ног", так как к ее реальным ногам было прикреплено что-то вроде ласт и задрапировано метрами синего шелка. Появление балерины и своеобразные танцы в первом акте стали украшением спектакля, хотя воспринимались скорее на уровне декоративного пятна, чем части хореографии.

На создание балета по этой сказке Андерсена Ноймайера вдохновило участие автора в сюжете. Творец и его творение - этот дуэт волнует Ноймайера, особенно в последних работах - "Чайке", "Смерти в Венеции". Появляется Поэт (как всегда, замечательная работа Ллоида Риггинса) и в "Русалочке", он создает свое "неземное дитя" и сам растворяется в нем. Слезы, пролитые на свадьбе любимого друга, обращаются волнами морскими, а из печали и тоски рождается маленькая русалочка - девушка, обреченная на неравную любовь. Балет с депрессивной музыкой Ауэрбах получился печальным, каким-то обреченным, хотя печаль поэта светла - ведь Русалочка не погибает, не превращается в пену, как грозила ведьма морская, но присоединяется к несущим радость девам воздуха (у Ноймайера Андерсен и Русалочка поднимаются к звездам). Может, в балете многовато метафизики - в музыке, в сложном сюжете, в облике Русалочки. И пространные танцевальные композиции "земного" периода сказки не убеждают в том, что стоило делать из "Русалочки" балет. А может быть, нужно более внимательно слушать музыку и постепенно вникать в замысел Ноймайера. Однако немецкая публика, читающая и прилично разбирающаяся в музыке, новый спектакль скорее поддержала, а к партитуре
Ауэрбах проявила должный интерес.

Ассолюта из Милана
Ударной частью фестиваля стала бенефисная для миланской прима-балерины Алессандры Ферри "Дама с камелиями". Алессандра попрощалась со сценой навсегда. Сделала это очень красиво - в роли Маргариты Готье в Гамбурге. Дело в том, что этой зимой Ноймайер как раз переносил "Даму" в Ла Скала и Ферри выбрала прекрасный балет для своих прощальных спектаклей в Милане. Выступить дополнительные два раза в "Даме", с отличным партнером, также звездой итальянского балета, Роберто Болле на самом престижном фестивале балета в Гамбурге было подарком Ноймайера знаменитой балерине. На фестивале традиционно проходит гастроль какого-нибудь театра, но для нынешнего феста Ноймайер решил устроить спектакль-гала, в котором за гастрольную часть отвечали именитые иностранцы - уже упомянутые Ферри и Болле, а также солисты Парижской Оперы - Изабель Сьяравола (Манон) и Кристоф Дюкен (кавалер Де Грие), танцующие одноименные роли в парижской версии "Дамы с камелиями". Но все внимание было отдано Ферри - она умеет привлечь.

Для падких на итальянское немцев выступление Ферри превратилось в сплошной праздник - люди не хотели отпускать балерину, стояли и хлопали полчаса. Я бы более скептически оценила выступление итальянцев в Гамбурге, так как предпочитаю менее эмоциональные трактовки. Когда вышли Ферри и Болле, спектакль на сюжет французского писателя приобрел ярко выраженную итальянскую окраску - специфическая жестикуляция, средиземноморская страсть без границ. Казалось, что помимо танцев артисты еще что-то говорят друг другу, их присутствие на сцене было чуточку чрезмерным. Ученик Михаила Мессерера Роберто Болле потрясал публику четко и чисто исполненными пируэтами и жете, Ферри удивляла немцев подломанными пуантами (это такая маленькая хитрость балерины, помогающая демонстрировать красивый изгиб подъема, но она довольно опасная, так как снижается устойчивость; умение танцевать на таких "пальцах" - удел избранных, Ферри из их числа).

Я много раз видела этот балет в исполнении разных артистов: Марсия Хайде (в записи) привносила сюда терпкий латинский аромат, она была уже в возрасте, когда Ноймайер подарил ей спектакль, спустя тридцать лет Ферри добавила в него ломбардийской витальности и страсти. Но я бы все же выбрала промежуточный вариант - когда артисты труппы Ноймайера, строго следующие слову живого хореографа, делают свой спектакль, играют не самих себя, а персонажей сюжета Дюма. И конечно, юный Матье Ганьо и Клер-Мари Оста в Парижской Опере очень убедительны в роли Маргариты и Армана.

Ферри и Болле появились также на гала-концерте, где станцевали на тему, в которой им на сегодняшний день нет равных, - они показали па де де из "Ромео и Джульетты" в хореографии Амедео Амодио на музыку Берлиоза. Для меня Ферри останется в памяти как Джульетта и Манон номер один в мире, хотя для многих образ Маргариты затмил все предыдущие перевоплощения балерины.

Гамбургские леди
Сильвия Аццони, как уже говорилось, проделала титаническую работу в освоении необычных па Русалочки. Она очень трогательна в этом образе и, к счастью, остается работать в Гамбурге - будем ждать, когда она сыграет этот спектакль со своим мужем и постоянным партнером по сцене Александром Рябко. От их будущего дуэта облик спектакля может стать совсем иным.

А вот другие леди уходят. Во-первых, это Сюзанна Менк, которая не танцевала, но выполняла не менее важную и нужную работу - нотировала балеты Ноймайера. В качестве подарка своей хореологине хореограф предложил ей исполнить роль Нанины в "Даме с камелиями" в дни бенефисных гастролей Ферри, с чем почтенная дама великолепно справилась. Ее имя всегда мелькало в программках, и зрители встретили ее как старую знакомую и воздали должное ее драматическому таланту.

Более чем значимой утратой для театра будет уход на пенсию (звучит угрожающе, но балетный народ заканчивает танцевать в сорок - сорок пять лет) великолепной балерины Хедер Джоргенсен. Она еще вполне могла бы танцевать, форма позволяет, но жесткие немецкие законы не оставляют выбора - либо выходишь на пенсию в положенный срок и получаешь надежное обеспечение до конца жизни, либо остаешься в строю и продолжаешь работать за зарплату. Учитывая, что балетные получают массу травм за время работы и залечивать их приходится до старости, рассчитывать, что сил, чтобы полноценно работать, хватит надолго, не приходится. Ноймайер расстроен больше всех - американка Хедер была его негласной любимицей и музой. В ее прощальный сезон он подарил балерине много бенефисных спектаклей, в том числе на фестивале. В последней части, которую видела я, Хедер солировала в "Легенде о короле Артуре" - танцевала королеву Гвиневеру.

Хедер Джоргенсен относится к тому типу холодноватых северных балерин со сдержанными манерами, которые могут замечательно передать уникальный стиль хореографа. То, что в свое время Ноймайер подарил ей роль Нины Заречной и ни к кому в труппе эта роль не переходила, пока была Хедер, свидетельствует о многом. Она являлась последние десять лет символом Гамбургского балета, его "Чайкой" - авангардистка в трапециевидном костюме, в позе фантастической птицы. Ее проводы - количество букетов (цветы на сцену не приняты в Европе - только в особых случаях) и продолжительные бурные аплодисменты - затмили даже успех Ферри.

Следующий сезон в Гамбурге внушает больше оптимизма - вроде бы никто не собирается прощаться с труппой, наоборот, Ноймайер планирует возродить легендарного "Отелло" силами новых солистов (снова на экспериментальной площадке Кампнагельфабрик, где когда-то спектакль впервые прогремел). Хореограф возобновит "Легенду об Иосифе", выпустит в декабре "Рождественскую ораторию" Баха - сначала в Вене, потом в Гамбурге, а также сочинит новый одноактный балет, название которого уточняется. Планы воистину наполеоновские.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20205
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 12:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090603
Тема| Балет, Персоналии, Альберт Давыдов
Авторы| Айсылу КАДЫРОВА
Заголовок| В Америке мистер Альберт танцует сам и учит балету девочек
Где опубликовано| "Вечерняя Казань" № 139 (3497)
Дата публикации| 20070901
Ссылка| http://www.evening-kazan.ru/article.asp?from=number&num_dt=01.09.2007&id=26621
Аннотация|

Двадцатисемилетний танцовщик Альберт Давыдов - один из немногих выпускников Казанского хореографического училища, востребованных за рубежом. Более того: он стал первым и пока единственным представителем казанской балетной школы, сумевшим продолжить свою карьеру в США. Сегодня Давыдов - солист компании "New Jersey Ballet".


В Казани у него все складывалось удачно. Талантливый танцовщик, дипломант и обладатель приза Николая Гришко на I Международном конкурсе "К тысячелетию основания Казани", был плотно занят в репертуаре театра им. Мусы Джалиля: помимо кордебалетных партий исполнял Золотого божка в "Баядерке", Шута в "Лебедином озере", Акробата в "Сказании о Йусуфе"...

В 2001 году Давыдов вошел в тройку представителей России на II Международном конкурсе артистов балета в Шанхае. За призы этого конкурса боролись 100 человек, из которых 75 представляли Китай. То, что победить должны китайцы, без утайки писали все газеты Шанхая. Так и случилось, но стоит заметить, что Альберт тогда блестяще выступил в первом туре и вошел в число 45 участников второго тура. После "китайского экзамена" в репертуаре Давыдова появилась заглавная партия в балете "Шурале", что было неофициальной гарантией присвоения ему в скором будущем звания заслуженного артиста Татарстана. Однако неугомонный танцовщик не стал дожидаться славы местного разлива и в 2002 году рванул в Америку. Спустя пять лет приехал в Казань - в отпуск. И мы, конечно же, встретились.

- В 2002 году я полетел в США по приглашению Владимира Шумейкина - хореографа и артистического директора компании "The International Ballet Theater of the Performing Arts", - рассказывает Альберт. - Шумейкин эмигрировал в США в начале девяностых, до этого был ведущим танцовщиком театров Львова и Одессы, художественным руководителем балетных трупп в разных городах СССР, среди которых была и труппа Казанского балета... Опыт сотрудничества с компанией Шумейкина у меня уже был - я дважды гастролировал в Америке. Приехав к нему в 2002 году, решил остаться. Год проработал в его компании, а потом стал проверяться в другие. Было немало предложений, но я выбрал "New Jersey Ballet".

- Самые известные труппы Америки - "American Ballet Theatre", "New York City Ballet" и, пожалуй, "San Francisco Ballet". А балетную компанию Нью-Джерси - в России, по крайней мере, - мало кто знает. Она пользуется авторитетом в профессиональном сообществе?

- Да, это серьезная компания. Думаю, она входит сейчас в пятнадцать основных трупп классического балета в США. В 1958 году ее создала Кэролин Кларк - балерина "American Ballet Theatre". Сегодня в нашей труппе работают танцовщики из США, Аргентины, Болгарии, Колумбии, Японии, Казахстана, Монголии, Заира и, конечно же, России. Всего - человек сорок, это много для американской труппы. У нас есть база для уроков и репетиций, а выступаем мы на сценах семи близлежащих театров. Спектакли - это в основном балеты классического стандарта - и концерты даем по два или три раза в неделю, а гастролируем редко. Знаю, что еще до моего прихода у труппы был тур в России, а в будущем сезоне ожидаются гастроли в Китай. То, что "New Jersey Ballet" - авторитетная компания, доказывает блестящий состав артистических советников: с нами работают Элеонор Д`Антуоно - она была примой "American Ballet Theatre", танцевала с Рудольфом Нуриевым, Леонид Козлов - экс-премьер Большого театра СССР, Эдвард Виллелла - звезда "New York City Ballet"...

- Альберт, что вы танцуете в Америке?

- Главные мужские партии в классических балетах - Принца в "Щелкунчике", Франца в "Коппелии", Голубую птицу в "Спящей красавице", Актеона в "Эсмеральде"... Очень хочется пополнить репертуар современной хореографией, а именно - поработать с замечательным балетмейстером Виктором Плотниковым, который живет сейчас в Бостоне. Я уже уговорил директора нашей компании Кэролин Кларк пригласить в будущем сезоне в Нью-Джерси Плотникова, и она загорелась этой идеей. Так что с нетерпением жду начала сезона.

- А у вас уже есть право на постоянное проживание и работу в США или вам разрешен въезд в эту страну только на ограниченный период времени?

- Я получил иммиграционную визу (ее обычно называют Green Card), которая разрешает мне постоянно жить и работать в Америке. Получить Green Card было непросто - год ушел на бумажную волокиту! На положительный исход дела повлияли и мой "красный" диплом, и рецензии в газетах, и рекомендательные письма, которые написали для меня три знаменитые балерины двадцатого века - Кэролин Кларк, Элеонор Д`Антуоно и Ирина Колпакова. Колпакова - последняя балерина, воспитанная великой Агриппиной Вагановой, - преподает в "American Ballet Theatre", она сразу согласилась мне помочь, так как не раз видела мои выступления на концертах.

- Как обычно складывается ваш день в Нью-Джерси?

- К десяти утра я приезжаю на урок, в половине одиннадцатого у нас начинаются репетиции, которые заканчиваются обычно в пятом часу вечера. Потом - подготовка к спектаклю и спектакль, а когда я не занят в спектакле - остаюсь на занятия в балетной школе при нашей компании, куда меня пригласили преподавать. У меня два женских класса: в первой группе занимаются двенадцатилетние девочки, во второй - пятнадцатилетние. Они называют меня "мистер Альберт", любят мои уроки и так как смотрят все мои спектакли, то есть видят меня непосредственно в деле, то преподавать им - чрезвычайная ответственность. В будущем году хотят мне дать еще и класс мальчиков.

- Вы строгий педагог?

- Очень. В Америке педагогам нельзя повышать голос, нельзя даже дотрагиваться до учеников - можно только улыбаться. Но я так не могу! Все русские педагоги в Америке плевать хотели на так называемую гуманную педагогику, потому что толку от нее в балете никакого. За нашу строгость нас, кстати, и ценят. Я, конечно же, не бью своих учениц, но крикнуть, чтобы мимо ушей замечания не пролетали, или утрированно спародировать плохую ученицу - это запросто. Постоянно вспоминаю своего педагога - уникальную Валентину Прокопову - и ее уроки, которые могли продолжаться три часа подряд. С благодарностью вспоминаю.

- Америка дала вам возможность много танцевать, хороший заработок, хороший английский язык, опыты в педагогике... Сможете дополнить список "плюсов" и признаться, какие есть в вашей эмиграции "минусы"?

- Самый главный "плюс" - я стал самостоятельным. Если в компании Шумейкина в Филадельфии почти все бытовые проблемы за меня решала компания, то в Нью-Джерси мне пришлось научиться выживать самому: искать жилье, планировать все финансовые траты, разбираться с кредитами, налогами, медицинской страховкой, получать права на вождение автомобиля... Было непросто, но я справился. Думаю, окажись я в такой ситуации после тридцати лет, не выдержал бы эту суровую школу жизни... А самый главный "минус" - я ужасно скучаю по Казани. Если бы здесь артистам балета платили так же, как в Америке, я бы не уезжал никуда. Не знаю, сбудется ли моя мечта, но мне очень хочется приезжать танцевать в Казани. Мне есть с чем сравнивать, я уверенно могу сказать: труппа Казанского балета - высокопрофессиональная, она соответствует современным стандартам в мире классического балета, она замечательная. Я всем своим знакомым об этом говорю - постоянно и совершенно искренне рекламирую Казанский балет.

- Семьей еще не обзавелись?

- Пока еще нет. Но у меня есть девушка - красавица Кэтрин, она американка, с будущего сезона будет танцевать в нашей труппе в Нью-Джерси. К сожалению, мы вряд ли сможем стать сценическим дуэтом: у нас одинаковый рост - 175 сантиметров, и когда Кэтрин встает на пуанты - становится выше меня... Когда приеду в Казань в следующий раз, обязательно привезу ее с собой...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20205
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 2:21 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090604
Тема| Балет, БТ, Персоналии,
Авторы| Вадим ГАЕВСКИЙ, специально для "Театрала"
Заголовок| ВОСТОРГ ЛЮБВИ//
"Корсар" в Большом

Где опубликовано| "Театрал" № 009
Дата публикации| 20070904
Ссылка| http://teatr.newizv.ru/
Аннотация|

Впервые ее Корсар" Адана был поставлен в Париже в 1856 году балетмейстером Жозефом Мазилье. Но вскоре, как и "Жизель" того же автора, балет был забыт, выпал из репертуара. Сохранен он был (опять-таки, как и "Жизель"), в России, в Петербурге и Москве, куда был перенесен два года спустя после парижской премьеры. Tyт он пережил свои лучшие дни, но тут, однако, начались его злоключения: его снимали, переделывали, переписывали либретто, но всякий раз восстанавливали, возвращали на сцену, не давали исчезнуть. Причина проста - его любили зрители и артисты, это как первая любовь, на смену которой приходит нечто серьезное и глубокое, но которая не забывается до конца жизни.Так было и в Петербурге, но особенно в Москве, и такой первой любовью московский "Корсар" стал, между прочим, для мальчика Кости Алексеева, будущего Константина Сергеевича Станиславского, великого актера, гениального режиссера. В книге "Моя жизнь в искусстве" есть замечательное описание поразившего его спектакля. "Корсар", хоть и навеянный байроновской поэмой, принадлежит особому искусству - как первая прочитанная книга, как Вальтер Скотт или даже Фенимор Купер, там есть все, чем увлекаешься в юности: экзотические страны, запутанный сюжет, предательство, верность, похищения и побеги. Это, конечно, юношеский балет, балет-приключение, балет-авантюра.Сюжет сюжетом, живописные декорации живописными декорациями, (умелая работа Бориса Каминского), сверкающие экзотические костюмы сверкающими экзотическими костюмами (блестящая работа Елены Зайцевой), но главное событие спектакля не здесь, а в двадцатиминутном эпизоде чистой хореографии или, говоря в более общем плане, чистого балета. Эпизод этот - хореографическая композиция "оживленный сад" - был создан и вставлен в уже готовый спектакль при возобновлении 1886 года. В урезанном, сильно обедненном и несколько обессмысленном виде он дошел и до нас, его можно увидеть и в петербургском Мариинском театре, и в нью-йоркском Балетном театре, и можно было увидеть в Москве, в недавней постановке Большого театра. На этот раз, используя специальные и трудно расшифруемые записи 1899 года, композицию возродили в полном объеме, с участием восьмидесяти (восьмидесяти!) участников и участниц и со всем необходимым реквизитом - гирляндами, бутафорскими клумбами, букетиками и горшочками с цветами. Ничего подобного по монументальности, даже мощи, но при том по изысканности, очарованию и по блеску, лично я, балетоман с более чем полувековым стажем, не видел. И даже не предполагал, что такое возможно. И конечно же, не может не восхитить поистине гениальная хореографическая режиссура легендарного Петипа. Как подлинный бог-демиург, Мариус Петипа легко, свободно и виртуозно распоряжается своим безразмерным кордебалетом, находя и место для солисток, и для статистов, и для детей - мальчиков и девочек, учащихся хореографической школы.Ну, а артисты? Что можно сказать о них? Не хочется портить праздник и выглядеть зоилом, но вынужден признать: премьеры-мужчины недотянули. Заглавный герой балета - корсар Конрад - не так прост, как им, вероятно, казалось. Все-таки, несмотря на балетную адаптацию, некоторые балетные черты он сохраняет. Но как раз этого показано не было, этот до конца не исчезнувший байронизм никого не заинтересовал. Все три премьера в трех составах демонстрировали то, что им было легче всего показать, фактически повторяя свои коронные роли: Денис Матвиенко танцевал "Дон Кихота", Юрий Клевцов -"Спартака", а Николай Цискаридзе, впрочем, самый декоративный из всех, танцевал "Баядерку". И после этого неожиданного эксперимента как-то не хочется верить уважаемым премьерам, когда вслух жалуются на то, как им "некомфортно в современных бессюжетных одноактовках" и как их исстрадавшаяся душа рвется туда - к многоактным сюжетным балетам. Зато исполнительницы-женщины были на высоте. И Светлана Лунькина, и Мария Александрова, две яркие и очень разные премьерши труппы. Лунькиной ближе оказался сладостный средиземноморский колорит (героиня Медора - гречанка), а Александровой - мужественный характер верной подруги корсара. И обе они танцевали блестяще.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 2:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 200700905
Тема| Балет, Белорусский балет, «Баядерка»
Авторы| ПОПОВА Виктория Фото Артура ПРУПАСА
Заголовок| Балет... И никаких речей!
75–й сезон начнется с «Баядерки»
Где опубликовано| Беларусь сегодня
Дата публикации| 06.09.07
Ссылка| http://www.sb.by/article.php?articleID=60673
Аннотация|



Новый балетный сезон обещает на редкость насыщенную программу. Во–первых, белорусская труппа в этом году отметит сразу два юбилея: 60–летие Валентина Елизарьева и 75–летие театра. К первой дате Валентин Николаевич подошел творчески: на протяжении всего октября артисты будут танцевать исключительно спектакли Елизарьева. В том числе и «Весну священную» (белорусские зрители не видели этот блестящий балет уже два года). А 30 октября — собственно в день рождения мастера — во Дворец Республики на его творческий вечер приедут артисты из Санкт–Петербурга, Литвы, Москвы, Японии, Китая и Украины. «Чтобы никаких речей в свой адрес я в этот вечер не слышал, — отрезал Елизарьев. — В мой юбилей на сцене мы увидим только танец в исполнении виртуозных мастеров балета».

А сегодня — первый спектакль сезона — «Баядерка». Партию Никии исполнит Екатерина Борченко: недавно она выиграла в Японии международный балетный конкурс, где участвовали 600 человек из 52 стран мира. Ее брат–близнец Петр Борченко станцует партию Солора. А влюбленную безутешную Гамзатти исполнит роковая брюнетка — балерина Мария Вежновец.

Не пропустите: 28 сентября в белорусском балете премьера — «Бахчисарайский фонтан» по одноименной поэме А.С.Пушкина, хореография Ростислава Захарова. В последний раз спектакль исполнялся в Минске в 90–х годах. Сегодня он полностью отреставрирован, возобновлял хореографию Юрий Троян. В постановке будут использованы абсолютно новые костюмы и декорации от заслуженного художника России Вячеслава Окунева. Кстати, г–н Окунев рисовал свои грандиозные «задники» для спектакля в старом здании театра балета, где идет ремонт. Он попросил строителей освободить для него хотя бы один из репетиционных залов — и рабочие художнику не отказали. Сейчас на трехъярусных полотнах декораций подсыхают краски...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11637

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2007 2:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2007090606
Тема| Балет, театр Бориса Эйфмана, Персоналии, Ю. Ананян.
Авторы| Ольга РОЗАНОВА
Заголовок| И была у Дон Жуана – Донна Анна
Где опубликовано| Санкт-Петербургские ведомости
Дата публикации| от 06.09.2007
Ссылка| http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10244672@SV_Articles
Аннотация|

В конце июля на сцене Александринского театра состоялся знаменательный спектакль.

Он завершал тридцатый, юбилейный, сезон театра Бориса Эйфмана и был посвящен двадцатилетию артистической деятельности премьера труппы заслуженного артиста России Юрия Ананяна. Вообще-то, по законам балетной профессии, это «последний рубеж», за которым полагается «заслуженный отдых». Но как-то неловко связывать представление о покое с обликом, статью и потрясающей танцевальной мощью этого удивительного артиста. Недаром для своего бенефиса он выбрал Дон Жуана – свою самую значительную и самую любимую роль. Пожалуй, это и самая сложная роль по технике и по смыслу, притом роль «авторская», сочиненная Эйфманом на Ананяна, подсказанная его индивидуальностью.



К этой коронной роли, удостоенной в 2002 году премии «Золотой софит» за лучшую актерскую работу в балете, вел долгий путь.
Еще учеником старших классов ереванского хореографического училища Ананян участвовал в спектаклях театра как артист. Однако, получив диплом, продолжил учиться в Ленинграде в знаменитой Вагановской академии (класс К. В. Шатилова). Получив второй диплом, выбрал труппу Эйфмана, где начал с кордебалета. Первые сольные партии проявили незаурядные технические возможности новичка, его необычайную внутреннюю и физическую силу, способность концентрировать волю, «выстреливая» танцевально-акробатической комбинацией подобно вырвавшейся из оков стальной пружине.

К тому же Ананян был хорош собой без привычной балетной красивости: высокий, пропорционально сложенный, сухопарый брюнет с «железными» мышцами и чем-то демоническим в строгих чертах лица. И еще одно качество, без которого в балетах Эйфмана солисту делать нечего, выделяло танцовщика – отменное мастерство партнера. В дуэтном танце запредельной сложности для него не было ничего невозможного. Он управлял партнершей любых габаритов (а нередко и партнером мужчиной) без видимого напряжения, снайперски точно, а после силовой эквилибристики, как ни в чем не бывало, исполнял виртуозное соло.

Однако индивидуальность танцовщика оставалась загадкой, хотя актерскими задатками он явно не был обделен. К примеру, в спектаклях по комедиям Бомарше он исполнял поочередно роли Фигаро и графа Альмавива и везде был колоритен и убедителен.
Артистическая природа Ананяна стала понятней спустя годы на премьере «Карамазовых». Мастер открывать таланты, Эйфман не колебался в выборе исполнителя на роль Дмитрия и попал в самую точку. Безудержно страстная натура, диковатый нрав Дмитрия Карамазова позволили Ананяну сполна выплеснуть полудремавший прежде темперамент. Будто рухнула плотина, и на простор вырвалась лавина чувств.

Притом его герой оказался вовсе не однозначным. В сценах с отцом-соперником тело Дмитрия тяжелело от свинцовой ярости, глаза наливались кровью, но при встречах с братьями лицо светлело, тело распрямлялось. Напряжением воли сдерживалась неприязнь в нескончаемо долгих дуэтах с опостылевшей Катериной, и сумасшедшим счастьем полнилось каждое мгновение с возлюбленной Грушенькой. Чем дальше, тем делалось очевидней: необузданная повадка Дмитрия прикрывала горячее сердце, способное любить отчаянно, безрассудно, с чувственным жаром и мучительной нежностью.

После «Карамазовых» Ананян на равных вошел в сложившийся ансамбль ведущих солистов. «Великолепная пятерка» сверстников – Альберт Галичанин, Игорь Марков, Елена Кузьмина, Вера Арбузова и Юрий Ананян – целое десятилетие держали основной репертуар труппы, участвуя во всех новых спектаклях. Но следующей «собственной» роли Ананян дождался только через семь лет на премьере одного из лучших балетов Эйфмана «Дон Жуан, или Страсти по Мольеру».

Уже из названия видно, что главных героев в балете двое. Дон Жуан здесь – двойник и антипод Мольера. Стареющий драматург сочиняет и ставит в своей труппе «Дон Жуана», изживая в образе севильского обольстителя собственную семейную драму – измены молодой жены, страдания прежней подруги, телесные недуги. Порождение его фантазии, Дон Жуан обладает тем, чего лишился автор-поэт, – молодостью, красотой, силой, а заодно и безотказной властью над женщинами, бесчисленными любовными победами.

Правда, нечестивый совратитель не избегает суровой кары, в балете же, по воле хореографа, он наказан вдвойне – морально и физически, да еще вовсе неожиданным образом. Орудием возмездия вместо Командора становится Донна Анна – последняя жертва Дон Жуана и – чудо! – его первая любовь. Несчастная вдова, не устояв против чар сердцееда, в кульминационный миг любовного свидания вонзает себе в сердце кинжал, а после является на его зов окаменевшей статуей и заключает в смертоносные объятия.

Чтобы уверить зрителя в неотразимости Дон Жуана, Ананяну не требовалось усилий. Черный костюм подчеркивал стройность фигуры, черная полумаска – волевой профиль, твердую линию губ. Когда танцовщик вспарывал воздух зигзагами прыжков и вращений, он был подобен черной молнии. Отчаянно смелый, решительный, находчивый, он мог прикинуться скромной монашкой или напропалую дурачиться с крестьянками, ублажая поочередно, а то и одновременно сразу двух. В минуту опасности без раздумий бросался в схватку с врагами и умудрялся одержать верх надо всеми. Не обремененный моралью, он был свободен, деятелен и одинок.

Метаморфозы и авантюры героя Ананян преподносил с легкостью прирожденного комедианта, каковым и являлся в спектакле Эйфмана, где действуют актеры труппы Мольера, репетирующие его новую пьесу. Но не один лишь азарт лицедея – премьера труппы руководил последней метаморфозой познавшего любовь и горе Дон Жуана. Здесь открывал свою душу интерпретатор вечного образа – танцовщик Ананян.

Сбросив маски-личины, его герой возвращался к своей изначальной природе. Духовное перерождение происходило как мучительный процесс внутренней «ломки» с резкими перепадами чувств. Дон Жуан то впадал в состояние скорбного транса, не видя и не слыша ничего вокруг, то бился в отчаянии. Взрывной танец Ананяна, достигая предельного накала, здесь наполнялся новым смыслом. В прыжках с закрученным вокруг невидимой оси телом, рискованных падениях и новых мучительных взлетах, во внезапных остановках с трепещущими возле сердца руками, в «опрокинутом» лице, сбросившем ироническую ухмылку, читались борения духа.

Из грешного тела, сбрасывая путы прошлого, выпрастывалась чистая новорожденная душа. Отмучившись, герой направлялся к призраку донны Анны (возможно, вызвав его собственной мыслью, игрой воображения) и смиренно склонялся перед ней, готовый принять любую кару. В этот момент благородный кабальеро был не то чтобы красив, он был прекрасен.

Положим, у Мольера Дон Жуан несколько иной. Балетный герой сродни русской литературной традиции. В «Маленьких трагедиях» Пушкина Дон Гуан признается донне Анне:
Вас полюбя, люблю я добродетель
И в первый раз смиренно перед ней
Дрожащие колена преклоняю.
Он и умирает со словами: «О, Донна Анна»!
Пушкину вторит Цветаева:
И была у Дон Жуана – шпага,
И была у Дон Жуана – Донна Анна.
Вот и все, что люди мне сказали
О прекрасном, о несчастном Дон Жуане.

«Прекрасный и несчастный» герой Ананяна достоин находиться в компании классиков. Его визитной карточкой могла бы стать премия «Золотой софит», присужденная за роль Дон Жуана.
А пока что артист-юбиляр готовится открыть новый сезон родной труппы. 11 сентября он выйдет на сцену Дворца культуры Ленсовета в образе Чекиста в «Красной Жизели», а 12-го исполнит роль Фаворита в «Русском Гамлете».
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика