Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2009-03
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 13, 14, 15  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 11:34 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030601
Тема| Балет, Персоналии, ЮРИЙ ПОСОХОВ
Авторы| Нина Аловерт
Заголовок| ЮРИЙ ПОСОХОВ, танцовщик и хореограф
Где опубликовано| Русский Базар №10(672)
Дата публикации| 5 - 11 марта, 2009
Ссылка| http://www.russian-bazaar.com/article.aspx?ArticleID=14529
Аннотация|

Владимир Малахов, Николай Цискаридзе, Алексей Ратманский, Юрий Посохов – что связывает эти мгновенно узнаваемые имена? Они входят в список тех танцовщиков и хореографов, которые были воспитаны одним из самых великих педагогов в истории балета - Петром Пестовым.
23 апреля 2009 г. международно известный молодежный конкурс балета «Youth America Grand Prix» в рамках празднования своего 10-летия устраивает гала-концерт в честь Петра Пестова в Манхэттене, в Сити Центре (W. 55 Street между 6-й и 7-й авеню). В концерте примут участие самые знаменитые ученики г-на Пестова, которые съедутся со всего мира, в том числе: Владимир Малахов (Berlin State Opera Ballet), Николай Цискаридзе (Bolshoi Ballet), Алексей Ратманский (American Ballet Theatre), Юрий Посохов (San Francisco Ballet), Саша Радецкий (Dutch National Ballet), Александр Зайцев (Stuttgart Ballet), Геннадий Савельев (ABT). В следующих номерах мы будем публиковать интервью с учениками великого русского педагога, которые рассказывают о своем учителе, о времени и о себе.

«Говоря о Пестове, надо прежде всего говорить о его влиянии на учеников. Он растил личности»,– отзывается Юрий Посохов о своем педагоге. Все ученики, воспитанные П.А. Пестовым, действительно – личности. Представляем нашему читателю Юрия Посохова, танцовщика и хореографа.
Родился в Луганске (Украина). В 1982 г. по окончании Московского хореографического училища, где занимался у Петра Антоновича Пестова, был принят в балетную труппу Большого театра. В течение 10 лет танцевал главные роли в классических и современных балетах.
В 1992 г. подписал контракт с Королевским Датским балетом, а с 1994 является премьером труппы «Балет Сан-Франциско» в Америке. В 1999 г. организовал гастроли части ее танцовщиков по России - турне прошло под названием “Балет без границ”. С конца 1990-х активно работает как хореограф. Ставит балеты для труппы в Сан-Франциско и других американских театров, а также для Большого театра в Москве и балетной труппы театра им. Палиашвили в Тбилиси.
Н.А.: Для начала - традиционный вопрос: почему Вы пошли учиться в балетную школу?
Ю.П. Я с детства любил танцевать. Мой отец был военным, поэтому мы много ездили по стране. Когда окончательно переехали в Москву, я пошел в клуб, где мне педагог посоветовал идти учиться в хореографическое училище. В училище было два отделения: классического танца и народного. Я поступил на народное отделение. О балете я мало что знал тогда.
Н.А.: Но ведь у вас были и занятия классическим танцем?
Ю.П.: Да, конечно, мне пришлось заниматься классическим танцем. Когда Игорь Моисеев открыл свою школу, многие ушли к нему из училища, а я остался. И с этого года стал заниматься классическим танцем у педагога Петра Антоновича Пестова.
Н.А.: Вы можете охарактеризовать особенности его преподавания? Вы сказали в одном интервью, что не делите балет по национальностям: русский балет, датский балет... Но ведь школы же разные.
Ю.П.: Школы разные, но, говоря о Петре Антоновиче... Если посмотреть вглубь истории, оказывается, что его учителя (Пестов учился в Перми, но его учителя были из Петербурга – Н.А.) шли в своей системе преподавания от Э.Чекетти, а Чекетти был последователем А.Бурнонвиля. Пестов и сам был большим поклонником Бурнонвиля.
Говоря о Пестове, надо прежде всего говорить о его влиянии на учеников. Пётр Антонович учил нас относиться к своей профессии как к чему-то особенному. Пестов был очень требователен к себе, и от студентов добивался того же. Поэтому не все его школу и проходили.
Н.А.: Что Вы имеете в виду?
Ю.П.: Он требовал от нас выполнения правил. Первое правило - опрятность. Ты не мог прийти в класс в грязных носках или рваных туфлях, хотя в наше время тяжело было купить балетные туфли. Второе правило - послушание. Все, что педагог говорит, ты должен выполнять. Хочется тебе этого или нет, нравится тебе это или нет. То было не просто подчинение, а уважение к главному человеку в классе.
Н.А.: Вы считаете, что сегодня балетная школа в России изменилась?
Ю.П.: Отношение к учителям изменилось. Мне кажется, подход к ученикам сегодня другой: хочешь – делай, не хочешь - не делай. У нас такого не было. Тогда был серьезный и строгий отбор учеников в школу, надо было стараться на уроках, чтобы не выгнали. Дисциплина - на армейском уровне.
Н.А.: Вы недавно работали в Большом театре с танцовщиками. Эти перемены в школе сказываются сегодня?
Ю.П.: Ну да. С ними сегодня надо говорить с позиции «пряника», с позиции «кнута» - нельзя. Танцовщиков приходится теперь все время уговаривать. А пряников на всех не хватает. Тем более в кризис их на всех не накупишься (смеется).
Н.А.: А в труппе Сан-Франциско такая же ситуация? Или там танцовщики более сознательные?
Ю.П.: В Сан-францисском балете все проще: кто не работает как следует, с тем не подписывают контракт. Там немножко другая система, которая мне близка: у нас такая же была в московском училище. У Пестова было твердое правило: «служи верно тому, чему присягнул». Каждое поколение его учеников знает его. И поэтому моё мнение: надо работать - и все. А остальное будет зависеть от качества моей работы.
Н.А.: Вернемся к Большому театру. Что Вы думаете о нём сегодня?
Ю.П.: Я был очень рад, когда Алексей Ратманский (также ученик Пестова) пришел в Большой театр, стал художественным руководителем балета. Потому что я знаю Алексея, знаю, что это та личность, которая нужна Большому. Ратманский – единственный человек, который смог что-то поменять в сознании артистов Большого театра. Алексей их растормошил, чему я очень рад. Очень сожалею о том, что он ушел из Большого, хотя я его понимаю. Заниматься делами, которые не имеют никакого отношения к искусству, тяжело, а ему хочется свободы. Хотя Алексей будет продолжать ставить на сцене Большого. Его хореография очень подходит этому театру. Вообще, во главе театра должна стоять личность. Если обратиться к истории, то видно, когда происходил расцвет театров. Он происходил, когда во главе театра стоял человек мыслящий, настоящий хореограф. Так было в любое время - и при Петипа, и при Григоровиче... Поэтому меня немножко пугает то, что произойдет в следующие годы... Это мой театр, я за его судьбу переживаю.
Н.А.: А как Вам живется в Сан-Франциско?
Ю.П.: Замечательно. Я благодарен этому театру, это мой самый родной театр. Здесь моя жизнь, моя семья. Здесь могут танцевать балеты любого современного направления: и Марка Морриса, и Куделки, и Ратманского - кого угодно. Это уникальный театр, и все хотят работать в нем.
Н.А.: В Америке нет такой единой школы, как в России. В театр приходят танцовщики из самых разных школ. Как вы с этим справляетесь?
Ю.П.: Но у нас и репертуар интернациональный. Разные хореографы ставят совершенно разные балеты. Ни в одном театре Америки нет такого количества премьер. Новая хореография сближает разные школы. Под руководством хореографа во время работы и происходит соединение этих разных школ.
Н.А.: А как же они танцуют классическую хореографию?
Ю.П.: А как Американский балетный театр танцует классику?
Н.А.: В целом – посредственно. Я не говорю о премьерах.
Ю.П.: Ну, это по нашим понятиям. У нас завышенная планка. Мы помним, как наши лучшие танцовщики танцевали классические балеты. В труппе, как в Большом театре, должны выступать танцовщики одной школы. Иначе уровень снижается, конечно. Но он у солистов на Западе не хуже, чем у наших. А по техническому уровню танцовщики-кубинцы и латиноамериканцы превосходят русских танцовщиков. Они превзошли те технические возможности, которым нас учили.
Н.А.: Но это технически. Испано-кубинские танцовщики больше заняты исполнением трюков. Стиль и суть того, что они делают, их меньше волнует.
Ю.П.: Когда я вижу сегодня русских танцовщиков на сцене Большого театра, я им тоже не очень верю. Это вопрос спорный. Я не большой поклонник интерпретации классических балетов в Большом сегодня. Что-то, наверно, в воздухе не то витает.
Н.А.: Сегодня стало модным обращаться к первым редакциям балетов Петипа. Вы считаете, что можно восстановить первоисточники его балетов?
Ю.П.: Его нельзя найти - этот первоисточник. Все это глупости. Я не могу понять, чем все занимаются. Эти «восстановления» рассчитаны на необразованных людей, которые верят в это. Хотя никто, по-моему, в это не верит, но делает вид.
Н.А.: Вернемся к Вашему педагогу. Вы не могли бы вспомнить какой-нибудь забавный эпизод из Ваших школьных лет?
Ю.П.: Забавный?! С Петром Антоновичем Пестовым?! (Смеется) Нет, нет, были, конечно, и забавные эпизоды.
Мы провели замечательные годы с Петром Антоновичем. Он обладал великолепным чувством юмора, который надо было научиться понимать. Наши уроки были, как театр какой-то, красивый театр. А вообще Пестов относился к ученикам как к своим детям. Он приучил нас любить оперу, читать книги, водил в музеи. Он был человеком, который не только учил нас делать батман-тандю, но и заставлял думать по-другому. Сейчас таких педагогов нет. Все, чему он нас учил, я постарался развить в своей последующей жизни.
Н.А.: Вы поддерживаете отношения с Вашим педагогом?
Ю.П.: Я с Петром Антоновичем давно не общаюсь по каким-то причинам, мне не понятным. Он непредсказуемый человек. Может вдруг тебя отторгнуть и не разрешить больше подходить.
Н.А.: И не Вы один в таком положении.
Ю.П.: Я знаю. Но должен сказать, что я что-то потерял от того, что с ним разошелся. Хотя что-то и приобрел, потому что стал более самостоятельным. Он же меня и научил этому. Пестов – уникальный человек. Жаль, что книга о нем не написана. Лариса и Геннадий Савельевы - молодцы, что устраивают вечер, посвященный Пестову.
Билеты на гала-концерт «Peter the Great» можно приобрести в театральных кассах или по тел. 212.581.1212, а также по интернету на сайте Нью-Йорк Сити Центра: www.nycity center.org. Дополнительная информация на сайте www.yagp.org.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 11:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030602
Тема| хореографическая новелла "Бедная Лиза", Персоналии, Алла Сигалова, Чулпан Хаматова, Андрей Меркурьев
Авторы| Анна ГОРДЕЕВА
Заголовок| Не только крестьянки любить умеют //
«Бедная Лиза» в Театре наций

Где опубликовано| газета "Время новостей" № 38
Дата публикации| 20090306
Ссылка| http://vremya.ru/2009/38/10/224379.html
Аннотация|

Премьера спектакля, придуманного Аллой Сигаловой для драматической актрисы и балетного танцовщика, должна была состояться еще на осеннем фестивале «Территория». Но Чулпан Хаматова получила травму, и там «Бедную Лизу» полностью показать не смогли, прошла лишь открытая репетиция, на которую пускали студентов творческих вузов. Теперь же сыграли целиком -- и спектакль, числящийся копродукцией «Территории» и Театра наций, могут отныне видеть на сцене Центра имени Мейерхольда все желающие. А взглянуть на него стоит -- сочинение получилось неординарное.

С карамзинской «Бедной Лизой» у него не так уж много общего - персонажи не похожи на бедную крестьяночку, «робкую Лизу», и увлекшегося ею Эраста, «довольно богатого дворянина, с изрядным разумом и добрым сердцем». Действие из сентиментального XVIII века перенесено в наше время -- героиня Хаматовой вовсе не тихая цветочница, скорее уж экзальтированная студентка престижного вуза, а герой Андрея Меркурьева -- нервное сумрачное ничтожество, что с равной степенью вероятности может оказаться и в рядах террористов, и за банковской конторкой. Она распахивает руки, бегает как оглашенная, встряхивает головой с кокетливо растрепанными волосами и явно убеждена в том, что весь мир не может ее не любить. Он вжимает голову в плечи, смотрит то дико откровенно, то будто безразличную пленку на глаза опускает; движения рубленые, словно непонятный, но точно темный порыв при каждом шаге сдерживается изнутри.

Они встречаются в кинотеатре -- два ряда стульев на сцене, перед ними экран, и на экране какая-то черно-белая неразбериха, будто что-то случилось с пленкой. (Хаматова несколько раз нетерпеливо оглядывается в зал, словно там расположен проектор и должен быть киномеханик, обязанный исправить неполадку.) Появляется молодой человек -- и никаких галантных комплиментов и потупленных глаз. Девушка вручает себя немедленно, она давно его (или кого-то -- кого угодно?) ждала и ждать устала. Он ее принимает. Сигалова дает герою точный жест, после которого героиня наверняка должна была довериться ему полностью: он кладет руки ей на лоб -- жест покровительства, жест защиты. И понятно, что в такой истории нет ничего от Карамзина, но так же понятно, что история, выстроенная Сигаловой, возможна и достоверна.

Лучшая сцена -- то свидание, что еще не закончилось сексом. Хаматова и Меркурьев сидят на стульях лицом друг к другу, колени в колени. Девушка позволяет кавалеру самые откровенные прикосновения, а молодой человек гладит ее грудь так, что в том нет ни капли пошлости, но есть дрожащее ошеломление страсти: он старается прикоснуться к ней не только кистью руки, но всем предплечьем, чтобы как можно ближе, кожа к коже. Но когда остается последний шаг, Лиза останавливает Эраста с тем смущением и страхом, что естественны для самой бойкой девицы; и он отступает, не то чтобы понимая (разум в этой сцене у обоих героев выключен), но чувствуя девушку.

В России вообще не очень много хореографов, а уж умеющих ставить такие дуэты мужчин и женщин, чтобы было ясно, что люди наедине не восстание планируют и не книжки читают, не сыщешь днем с огнем. (Бориса Эйфмана как сочинителя балетных порнодиалогов мы в расчет не берем.) Сигалова отлично умеет показывать крышесносную страсть, умеет выстраивать дуэт так, что люди просто идут рядом, держась за руки, -- и между ними горит вольтова дуга. Редкое и ценное качество, не менее редкое, чем элементарная бытовая наблюдательность, вплавляемая в танцевальный текст. (После того свидания, на котором Эраст получил-таки Лизу в полное распоряжение, он отлично одевался на сцене, деловито собирая разбросанные носки и ботинки, сдернутые в нетерпении, и принципиально не встречаясь взглядом с героиней.)

Музыкальной основой спектакля стала камерная опера, написанная Леонидом Десятниковым 30 лет назад; в фонограмме использована запись 2006 года, где партию Лизы исполняет Юлия Корпачева, Эраста -- Эндрю Гудвин. И хотя Сигалова взяла лишь отрывки из монологов, внятно звучащий русский текст счастливо помогает восприятию. Все-таки не все зрители, отправляясь в театр, перечитывают Карамзина, а действие слишком условно, чтобы можно было понять: вот тут герой говорит девушке, что отправляется на войну, а тут она встречает будто бы уехавшего любовника в городе, где он собирается жениться на другой. Хаматова в предпоследней сцене смотрит на свое лицо, отраженное на трех экранах, и наблюдает за тем, как изображение исчезает, по экранам расползаются пятна, как будто пленка расплавилась в проекторе, -- все-таки без текста не понять, что это героиня топится в пруду у Симонова монастыря. (Либретто, надо сказать, не очень помогает в силу своей сверхкраткости: «Сцена 5. Поцелуй. Сцена 6. Тишина. Страх. Желание».) И все вместе -- русский текст, пропетый дивными голосами, отличная, стреляющая энергетическими сгустками хореография Сигаловой, образцовая работа актеров (Хаматова как танцовщица даст фору многим нашим артисткам contemporary dance; Меркурьев, работающий в Большом и не привыкший к крохотному расстоянию меж сценой и зрительным залом, честно старался приспособить мимику к новым условиям) -- все это соединилось в славный спектакль. Не зря мы его с осени ждали.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 11:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030603
Тема| Балет, театр Б. Эйфмана, «Онегинъ. Online», Персоналии,
Авторы| ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО
Заголовок| Нож в сердце Онегина
// Борис Эйфман показал "Онегина" онлайн

Где опубликовано| Газета "Коммерсантъ-СПБ" № 40(4095)
Дата публикации| 20090306
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1130550
Аннотация|

В Александринском театре состоялась премьера нового опуса Бориса Эйфмана "Онегинъ-online". Хореографическую перезагрузку романа Пушкина смотрела ОЛЬГА ФЕДОРЧЕНКО.

"Евгения Онегина" закачать в компьютер, слить на флешку, скопировать в ЖЖ или блог, выложить информацию v kontakte, добавив несколько килобайт русской души — таков рецепт нового балета Бориса Эйфмана. Верность первоисточнику заявлена господином Эйфманом уже в программке (прием, использованный ранее в "Чайке"): вместо краткого содержания — цитаты из Пушкина со сносками на главы и строфы. Между тем, кокошников и сарафанов в балете господина Эйфмана нет. Хореограф перенес действие романа в 1991 год, чтобы, по его словам, "ответить на волнующий меня вопрос — что есть русская душа сегодня? Сохранила ли она свою самобытность, свою тайну, свою притягательность?"

Выведенные на сцену русские души притягательны и привлекательны внешне — физическая стать артистов театра на наивысшем уровне. Онегин (Олег Габышев) в красной рубахе, которую легко рвать на груди, — что герой незамедлительно делает уже во втором эпизоде балета. Во втором акте герой одет в малиновый пиджак, который рвать жалко, и чудо портновского искусства остается неповрежденным. Ленский (Дмитрий Фишер) — как и положено, с "кудрями до плеч" и гитарой в руке. В балете есть и Генерал — офицер спецназа, занимающий активную гражданскую позицию во время путча. В дальнейшем он становится инвалидом по зрению, переоблачается во все черное, но продолжает суммировать в себе максимум брутальности. Персонаж очень даже увлекающий, а если бы из-под берета торчали кудри (уже отданные Ленскому), то был бы вылитый Че Гевара. Татьяна (Мария Абашова) и Ольга (Наталья Поворознюк) — прелестные провинциальные барышни в коротеньких платьицах, которые эстетично задираются при каждом приступе физиологического томления героинь.

Хореографический лексикон господина Эйфмана претерпел, по сравнению с предыдущими спектаклями, заметные изменения. Он стал лаконичнее и энергичнее, значительно уменьшилась плотность телесного "высказывания" — в том смысле, что рисунок любой танцевальной партии прослеживается четко и ясно. Здесь нет мельтешения рук, ног, тел и голов, которое в творческом арсенале балетмейстера является наиболее типической пластической характеристикой эмоционального смятения, бури чувств и трагического противостояния толпе. Однако, если сфокусироваться на толпе, приходится признать, что хореография массовых сцен в этот раз господину Эйфману не слишком удалась — не хватило самозабвенности и яростной энергетики, которыми пылали кордебалетные танцы в его прежних постановках. В танцах "народа" обнаружилось полное соответствие с вынесенными в программку строками Пушкина: "изящного не много тут". Впрочем, к сольным танцам эта крылатая строка гения тоже подошла бы. Дуэты начинаются, как правило, с того, что герой без всякой задней мысли, словно от нечего делать, лезет героине под юбку. По заведенной эйфмановской традиции, эти дуэты полны эротических извивов тел, рискованных поз (по сравнению с которыми "Бахти" Мориса Бежара — урок классического танца в первом классе) и головокружительных поддержек. По-прежнему сильной стороной Эйфмана-хореографа остаются мужские дуэты. Из новинок этого направления можно отметить бесконтактную борьбу одержимого страстью к Татьяне Онегина и незрячего Генерала, защищающего свою честь. А эйфмановским ноу-хау приходится признать несколько очень милых и добродушных (что вообще-то господину Эйфману не свойственно!) эпизодов, например, прелестную компанию томных деревенских барышень на завалинке и увлекательное преображение Татьяны из провинциалки в светскую львицу.

В финале "Онегина", в некотором противоречии с текстом первоисточника, оскорбленный муж засаживает главному герою под сердце острый нож. Все рыдают. Но тут балетмейстер нажимает Ctrl — Alt — Delete, происходит перезагрузка: Онегин вновь, как ни в чем не бывало, сидит за столом. Чем, по видимому, и мотивировано появление модного термина "online" в названии нового опуса Театра танца Бориса Эйфмана.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030604
Тема| Балет, БТ, Премьеры, Коппелия
Авторы| Татьяна Кузнецова
Заголовок| Кукольный дом
// На премьеру "Коппелии" в Большой театр
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 8(104)
Дата публикации| 6.03.2009
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1125972
Аннотация|

Один из лучших балетов XIX века — изящная комедия "Коппелия" — возвращается в Большой театр после полувекового отсутствия. В последний раз этот прелестный спектакль шел на сцене филиала Большого в ноябре 1959 года — за месяц до того, как это здание передали Театру оперетты, которая и размещается в нем по сей день. До прискорбной конфискации любимая зрителями "Коппелия" шла в Москве с небольшими перерывами аж с 1882 года — с тех самых пор, как балетмейстер Гансен пиратским образом перенес нашумевший балет француза Сен-Леона из Парижской оперы в Большой театр.

Музыка Лео Делиба и либретто, написанное балетмейстером Сен-Леоном вместе с архивариусом Парижской оперы Нюитерром по мотивам "Песочного человека", сохранились неизменными со времен парижской премьеры 1870 года. Однако в обработке легкомысленных французов гофмановская фантасмагория про юношу, влюбившегося в куклу-автомат до потери рассудка, обернулась лукавой любовной комедией, разыгравшейся в некоем "городке на границе с Галицией". Девица Сванильда, заметив, что ее возлюбленный Франц заглядывается на дочь мрачного старика Коппелиуса, постоянно торчащую у окна с книгой в руках, проникла в дом, чтобы выяснить отношения с соперницей, и обнаружила, что разлучница всего лишь заводная кукла. Удалая Сванильда переодевается в ее платье, дурачит кукольного мастера мнимым "оживанием" его изделия, высмеивает своего любвеобильного жениха и, вполне удовлетворенная, выходит за него замуж.


Последний раз редактировалось: Наталия (Чт Апр 09, 2009 3:45 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 11:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030604а
Тема| Балет, «Киев модерн-балет», Персоналии, Раду Поклитару
Авторы| Беседовала Анна Галайда
Заголовок| Театр у нас студийный //
Хореограф Раду Поклитару о «Киев модерн-балете»

Где опубликовано| Газета "Ведомости.Пятница" № 8 (143)
Дата публикации| 20090306
Ссылка| http://friday.vedomosti.ru/article.shtml?2009/03/06/14472
Аннотация|

В начале 2000-х молодой хореограф Раду Поклитару совершил в Москве революцию. Взявшись вместе с английским режиссером Декланом Доннелланом за постановку «Ромео и Джульетты» в Большом театре, он отобрал у балерин их драгоценные пуанты, а вместо этого заставил кричать на сцене и ломать прекрасные тела в страшных корчах. В Москве публика восклицала: «Позор!», в Лондоне спектакль бурно обсуждали на страницах Times, а в Нью-Йорке спокойно аплодировали. После этого критики ездили за премьерами Поклитару повсюду. Но три года назад он создал свой театр «Киев модерн-балет» и осел в столице Украины. Теперь его одноактные спектакли «Болеро» и «Дождь» привозят в Москву — на офф-программу «Золотой маски».

— Вы хореограф молдавского происхождения, учились в России и танцевали в Белоруссии. Как местом приписки вашего театра оказался Киев?

— Это не я выбрал Киев, а Киев выбрал меня. Несколько лет назад по заказу «Фонда искусств Владимира Филиппова» я делал в Киеве большой проект Le Forze Del Destino. Премьеру отмечали в ресторане, и вдруг Владимир спрашивает: «А ты не хочешь сделать у нас свой театр?» Услышать такие слова! Не самому ходить, уговаривать, убеждать, а получить предложение. К тому времени я уже побывал и штатным хореографом, и свободным художником, и главным балетмейстером большого оперного театра. И пришел к выводу, что свой театр — это именно то, что мне нужно. Теперь я абсолютно счастлив.

— Как вы искали танцовщиков?

— Сейчас у нас в труппе 22 человека. На кастинг пришло очень много народу. Дипломов мы не спрашивали, просто сначала был обычный балетный урок, а дальше я придумал небольшой хореографический этюд, чтобы проверить на координацию, отсутствие табу и комплексов. Среди отобранных тогда, как оказалось, не было ни одного профессионала в нашем привычном понимании — с дипломом хореографического училища. Сейчас, правда, я взял двоих «классиков», их у нас окрестили «балетниками». Театр по духу получился студийный, и мне очень хочется это сохранить. Пока есть ощущение праздника, и это оправдывает наше существование.

— Может ли балет быть актуальным?

— Я склонен считать, что искусство вообще не может быть на злобу дня и выборы президента — не тема для театра. Но быть в контексте современного развития возможно. Это зависит от таланта. Если человеку есть что сказать, он и будет актуален.

«Болеро», «Дождь», 10 марта, на сцене Российского Молодежного театра, Театральная пл., 2, тел. 662 53 52


Последний раз редактировалось: Елена С. (Пт Авг 24, 2018 12:18 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 11:59 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030605
Тема| Балет, Грузинский балет, Сны о Японии
Авторы|
Заголовок| «Японские сны» Нино Ананиашвили в Ереване
Где опубликовано| Tert.am
Дата публикации| 6.03.2009
Ссылка| http://www.tert.am/ru/news/2009/03/06/ballet/
Аннотация|

Японская культура, нашедшая место в современном грузинском балете, предстала ереванскому зрителю в качестве яркого примера творческого развития соседнего народа. В балетном спектакле в одно действие были обобщены лирическая абстрактность японского стихотворения, пестрая мозаика, напоминающая японское искусство составления цветочных композиций, воздействие чистоты восточной музыки, насыщенной техническим мастерством грузинских танцоров, и тонким юмором.
Спектакль «Сны о Японии» был поставлен российским танцмейстером Алексеем Ратманским на основе музыки трех японских авторов – Л. Это, М. Ямагуча и Р. Тоши. Идея создания балета принадлежит художественному руководителю балетной группы государственного тбилисского театра оперы и балета им. З. Палиашвили, всемирно известной танцовщице Нино Ананиашвили, которая и создала один из главных образов.
Премьера спектакля состоялась еще в 1997 году в московском Большом театре, где работала Ананиашвили. А с 2004-го, когда Ананиашвили вернулась в Тбилиси, балет «Сны о Японии» исполняют исключительно грузинские танцоры.
«Японские сны», которые были созданы из четырех поэтических пьес, выражаются языком балетных движений под звуки произведений оркестра японских ударных инструментов «Кодо», которые в Ереване были исполнены оркестром ударных инструментов, возглавляемым Марком Пикарским.
Ереванский зритель принял «японские» сны, прибывшие в Армению в рамках грузинских сезонов, с выкриками «браво» и аплодировал им стоя.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 12:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030606
Тема| Современные танец, Премьеры, Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев
Авторы| Мария Сидельникова
Заголовок| «У драматических актеров нет той дисциплины, которая есть у балетных»
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 8(104)
Дата публикации| 6.03.2009
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1126500
Аннотация|

Чулпан Хаматова рассказала Марии Сидельниковой о своем новом танцевальном опыте.

Что вы думаете об этой постановке?

Мне кажется, что все-таки это больше драматический спектакль, нежели хореографический. Хотя, конечно, в нем нет слов и текста в обычном понимании драматического театра. Но мне очень нравится, что все происходящее в спектакле Алла называет не движением, а текстом, который озвучивается телом. В "Бедной Лизе" очень четкие и понятные порывы души, и они легко считываются и без текста.

Тяжело играть такую роль?

Конечно, мне было сложно. Практически весь спектакль я провожу на полусогнутых ногах, и это большая нагрузка на неподготовленные мышцы и на колени. Даже элементарные движения, которые, кажется, можно с легкостью сделать, на практике оказываются весьма сложными. Но по моим ощущениям у Аллы не было цели превратить меня в стандартно двигающуюся танцовщицу, для нее важно было не задавить мою индивидуальность.

Как по-вашему — сильно изменили для спектакля настоящую "Бедную Лизу"?

В этом спектакле основой всего была музыка Леонида Десятникова, а не произведение Карамзина. Ведь если из "Бедной Лизы" убрать, скажем, все лишнее, то история очень простая: они полюбили друг друга, он полюбил другую, и ей стало плохо. Эти чувства близки и понятны не только мне.

Как вам работалось на одной сцене с балетным танцовщиком?

Работа с ним — это большая ответственность. Если бы со мной рядом не было такого бриллианта, то я бы себя чувствовала более вольготно и раскрепощенно. Он полностью подчинен своей профессии, и иногда у меня появляется нормальное ощущение, что я в этом спектакле лишняя. У драматических актеров нет той дисциплины, которая есть у балетных. После окончания театрального училища актеры в большинстве своем становятся расхлябанными. Начинается такая спринтерская жизнь — репетиция, спектакль, опять репетиция, другой спектакль. У нас нет ежедневной работы над собой, и это катастрофа. Область чувств находится в форме, а вот обычные мышцы из формы выходят.

Этот спектакль не первый ваш опыт освоения новой профессии. Вы участвовали в шоу "Ледниковый период". Что для вас было сложнее?

Это абсолютно разные вещи. Фигурное катание — это было шоу, и все приходили смотреть, как мартышки вышли из зоопарка и встали на коньки. Там не было такого уровня ответственности, и я это очень хорошо понимала. Конечно, в "Бедной Лизе" я не могу танцевать как профессиональная танцовщица, но я могу постараться честно и искренно отработать спектакль, чтобы людям, которые придут, было нескучно и интересно.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 12:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030607
Тема| Современные танец, Премьеры, Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев
Авторы| Данилов Дмитрий
Заголовок| Чулпан Хаматова: "Я включала музыку и размахивала руками в машине"
Где опубликовано| Труд
Дата публикации| 6.03.2009
Ссылка| http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200903060390024
Аннотация|

На сцене Центра Мейерхольда прошла премьера спектакля Аллы Сигаловой "Бедная Лиза" на музыку Леонида Десятникова. Этот проект был создан специально для актрисы Чулпан Хаматовой и солиста Большого театра Андрея Меркурьева.

- Как вы попали в балет?

- Алла Сигалова похожа на комету. У нее такой хвост - искрящийся, горящий, и она этим огнем испепеляет все вокруг. После окончания РАТИ я мечтала попасть именно к Сигаловой и очень расстроилась, когда узнала, что у нее в труппе выступают только профессиональные танцовщики. А потом появилась музыка Десятникова и "Бедная Лиза". И моя мечта сбылась: она позвонила и пригласила.

- Чем отличается игра в театре драматическом от танцевального выступления?

- В театре можно спрятаться за текст. Сказать: "Я люблю тебя" - и все поверят. А здесь за текст не спрячешься. Поэтому, наверное, было больше отчаяния.

- Как вы заучивали движения?

- Я учила в зале, потом учила в машине. Просто включала музыку и размахивала руками. (Смеется и показывает, как приходилось отрывать руки от руля.)

- Вы сразу сработались с Андреем Меркурьевым?

- Практически на каждую репетицию он приносил цветок. И так у нас начиналась репетиция. Он не позволял мне встать самой, он все время предлагал руку. Конечно, у драматических артистов нет такого.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 12:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030607
Тема| Современные танец, Премьеры, "Бедная Лиза" , Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев
Авторы| Роман Должанский
Заголовок| Повесть для двоих // "Бедная Лиза" в Театре наций
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 8(104)
Дата публикации| 6.03.2009
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1125970
Аннотация|

Новый спектакль Театра наций, созданный совместно с фестивалем современного искусства "Территория", расположился на перекрестке сразу нескольких жанров — оперы, драмы, балета, современного танца. Ну и, само собой, литературы: в основу камерной оперы Леонида Десятникова "Бедная Лиза" легла повесть основоположника русского сентиментализма Николая Карамзина. Десятников написал оперу сравнительно давно, тридцать лет назад, когда еще был не знаменитым, а начинающим композитором. Его "Бедную Лизу" потом поставили в Московском камерном музыкальном театре под руководством Бориса Покровского. Но после этого опера как-то ни в чье поле зрения не попадала.

И вот только хореографу Алле Сигаловой, когда-то услышавшей оперу Десятникова, эта музыка — и эта история, видимо, тоже — не давала покоя. Требовался, конечно, какой-то нестандартный, неожиданный дебютный ход. Идея родилась не так давно, когда, как говорят, не кто иная, как Галина Волчек высказала мысль, что неплохо было бы актрисе театра "Современник" Чулпан Хаматовой, которую все знают по ее драматическим ролям на сцене и в кино, что-нибудь станцевать, причем именно под руководством Аллы Сигаловой. До или после телевизионного фигурного катания Чулпан это случилось, не так-то уж и важно. Важно, что опытный глаз руководителя театра давным-давно оценил невероятную пластическую выразительность Хаматовой — и ее же отвагу, работоспособность, желание рисковать, то есть те качества, которые не менее, чем талант, важны при переходе на смежные жанровые территории.

Может показаться, что солист Большого театра Андрей Меркурьев — поработать с ним Алла Сигалова давно хотела — проделал меньший, чем Чулпан Хаматова, путь до точки их встречи: современная хореография для него, одного из лучших молодых российских танцовщиков, все-таки не в новинку. Но и для него "Бедная Лиза" стала приключением со многими неизвестными, потому что партнершей его стала драматическая актриса. Словом, всем троим основным участникам проекта — Сигаловой, Хаматовой и Меркурьеву — было чего опасаться и чем жертвовать. Но зато и всем им было к чему стремиться.

Сентиментализм Карамзина и искусная неоромантика Леонида Десятникова в спектакле "Бедная Лиза" встречаются с неожиданной и смелой современной хореографией. Камерная опера для двух голосов — сопрано и тенора — усилиями Сигаловой превратилась в экспрессивную хореографическую новеллу для двух исполнителей. "Пришел. Поцелуй. Встреча. Неожиданная. Случайная. Ложь. Прощание. Смерть..." — в том, как соединены в либретто спектакля глаголы, существительные и прилагательные, можно без труда угадать тот жесткий и четкий ритм, который управляет действием "Бедной Лизы".

Художник Николай Симонов одел спектакль в черное и белое. Действие этой "Бедной Лизы" происходит, кажется, в кинотеатре — кадры мелькают на больших створках-экранах, вот и целый ряд кресел стоит. Двое, он и она, случайно попали сюда на последний сеанс, они одни в зале, и вдруг реальность словно размывается, "сдвигается", становится неважно, где кино, а где жизнь, где Карамзин, а где мы. Но эти двое застигнуты страстями, неутомимыми, как порывы ветра, и жестокими, как самые простые человеческие чувства.

Остается добавить, что идея соединить в одной постановке драматическую актрису и танцовщика, видимо, носится в воздухе. Всего несколько месяцев назад в Париже состоялась премьера нового танцевального спектакля, в котором на сцене Театра де ля Вилль встретились Жюльетт Бинош и английский танцовщик Акрам Хан. Глупо сравнивать Бинош и Хаматову, Хана и Меркурьева. Ясно только, что в случае с "Бедной Лизой" мы имеем дело с какой-то неотменимой и ясной потребностью художников из разных сфер искусства идти навстречу друг другу и благородно рисковать. А раз так, то и зрителю не следует бояться риска.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 12:17 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030608
Тема| Современные танец, Премьеры, "Бедная Лиза" , Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев
Авторы| Мария Сидельникова
Заголовок| Вы когда последний раз "Бедную Лизу" читали?»
Где опубликовано| Журнал «Weekend» № 8(104)
Дата публикации| 6.03.2009
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1125970
Аннотация|

Хореограф Алла Сигалова рассказала Марии Сидельниковой о своем новом спектакле.



Как бы вы определили жанр "Бедной Лизы"? Это больше драматический или хореографический спектакль?

Мне кажется, что в афише дано очень точное определение: это хореографическая новелла на музыку камерной оперы Леонида Десятникова. Уже давно во всем мире нет такого жесткого разграничения — движение, хореография или драматический театр. Многие спектакли существуют на стыке искусств и жанров, и я думаю, что нашу "Бедную Лизу" можно отнести к этой категории. На Западе люди уже привыкли к таким постановкам. Ведь образованный человек хочет видеть и воспринимать что-то новое. Нельзя замыкаться на чем-то одном, это неинтересно и скучно.

Вы следовали классическому сюжету Карамзина или перенесли действие в сегодняшний день?

Я ничего не меняла в сюжете. У нас в пресс-релизе написано, что все происходит сегодня. Но какая разница — в сегодняшнем дне существуют герои или сто лет назад? Как вы это определите? По костюмам? По туфлям? Мне кажется, что есть вневременные пространства и истории. "Бедная Лиза" как раз одна из таких. Хотя, конечно, мы говорим каждый о себе. Дело не в сюжете. Вы когда последний раз "Бедную Лизу" читали? Скорее всего, как и большинство, в школе. Вы сейчас перечитайте — и сложится совсем другое ощущение. Здесь дело не в мысли и не в сюжете, а в эмоциональном содержании. И оно появилось в спектакле прежде всего благодаря прекрасной музыке Леонида Десятникова.

Как появилась идея поставить спектакль на музыку камерной оперы Леонида Десятникова, которую он написал еще студентом?

Я давно знаю и люблю его музыку, но оперу "Бедная Лиза", которую почти 30 лет назад поставил Юрий Борисов в Театре Покровского, я не видела. А диск с музыкой записали совсем недавно, и он случайно оказался у меня в руках. Прослушав его, я сразу поняла, что хотела бы работать с этим музыкальным материалом. Сам Леня в музыке ничего не менял, но некоторые изменения все равно внесены. Музыка, к сожалению, звучит в записи, без живых музыкантов. Это наши вынужденные антикризисные меры.

Почему вы выбрали именно Чулпан Хаматову и Андрея Меркурьева?

Мне с ними давно хотелось работать, но нужно было найти подходящий материал, и я его дождалась. Мне не приходилось ничего менять в спектакле специально для Чулпан, потому что мой изначальный замысел был направлен на нее. А работать с Андреем, мне кажется, мечтает каждый хореограф.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 12:23 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030609
Тема| Современные танец, Премьеры, "Бедная Лиза" , Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев
Авторы| ОЛЬГА РОМАНЦОВА
Заголовок| Тело как барьер
В спектакле «Бедная Лиза» Чулпан Хаматова не произносит ни слова
Где опубликовано| Газета
Дата публикации| 5.03.2009
Ссылка| http://www.kommersant.ru/doc-y.aspx?DocsID=1125970
Аннотация|

Новый спектакль Театра наций «Бедная Лиза», премьера которого прошла 4 марта на сцене Центра имени Мейерхольда, обречен на зрительское внимание сразу по нескольким причинам. Алла Сигалова поставила хореографическую танцевальную новеллу на музыку ранней оперы Леонида Десятникова «Бедная Лиза». Бедняжку Лизу станцевала Чулпан Хаматова, а богатого Эраста, соблазнившего и бросившего девушку, - солист Большого театра Андрей Меркурьев.
Всем хореографам хочется, чтобы их спектакли поражали зрителей изысканным танцевальным рисунком и отточенными движениями исполнителей. Алле Сигаловой этого мало. Ей нужно, чтобы ее работы захватывали зрителя, как драматический спектакль. Добиваясь этого эффекта, Сигалова перепробовала все возможные способы - от опер до пластических спектаклей со студентами-актерами. «Бедная Лиза» - новый этап этого непростого пути.
Трудно представить себе вещи более несовместимые, чем страстный, взрывной темперамент Сигаловой и неторопливая, чувствительная повесть Карамзина. Неудивительно, что отправной точкой для работы хореографа стал не литературный первоисточник, а музыка Леонида Десятникова: Хаматова и Меркурьев танцуют под запись оперы, вышедшей в 2008 году на CD. Неоромантическая музыка Десятникова еще сохраняет чувствительное содержание. Сигалова не оставляет от сентиментальности камня на камне. Действие ее спектакля перенесено в наши дни, никаких кринолинов и книксенов, Лиза и Эраст встречаются в кинотеатре.
Артисты не произносят ни одного слова, но движения их тел порой выразительнее слов. Сигалова верна своим излюбленным приемам. Эраст и Лиза мечутся по сцене, огибая ряды стульев перед киноэкраном на заднике, что-то отталкивают от себя руками, как будто стремясь расширить свое жизненное пространство, вскидывают руку вверх, вероятно, пытаясь достучаться до небес, а может быть, обрести ту самую чувствительную душу, о которой говорится у Карамзина. Но тела мешают сделать это. Их движения, как барьер, защищают хозяев от внешнего мира. Временами руки и ноги перестают им подчиняться, выделывая какие-то корявые вензеля.

Постановщик и хореограф спектакля Алла Сигалова: «Услышав «Бедную Лизу», я поняла, что для Чулпан она подходит идеально»
Пять лет назад Галина Борисовна Волчек приходила на «Ночи Кабирии» в Театр имени Пушкина, и после этого спектакля у нее возникла идея соединить в работе нас с Чулпан Хаматовой. Я довольно долго искала подходящий материал, а когда год назад Алексей Гориболь и Леонид Десятников дали мне послушать свежую запись «Бедной Лизы», я поняла, что для Чулпан она подходит идеально. Когда идея спектакля сформировалась, я обратилась к Евгению Миронову, возглавляющему Театр наций, поэтому у нас экспериментальная, некоммерческая работа, проект, довольно сложный для репертуарного театра.

Сделать человека хозяином своего естества, обрести душу способна только любовь. Но, испытав ее, Лиза перестает защищаться от внешнего мира и именно поэтому гибнет. Чулпан Хаматова играет эту историю настолько внятно и виртуозно, что слова здесь не нужны. Ее актерская энергия восполняет все пластические недочеты, хотя в нескольких сценах Сигалова обращается с ней просто безжалостно. А вот Андрею Меркурьеву, который танцевал в балетах Форсайта и Ноймайера и знает о современной хореографии не понаслышке, синтез пластической выразительности и актерского мастерства еще не удается. Он чуткий партнер, но роль Эраста пока для него велика, как одежда на вырост, и он в этом спектакле не ведущий, а ведомый.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 1:16 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030610
Тема| Балет, театр Б. Эйфмана, «Онегинъ. Online», Персоналии,
Авторы| Аполлинария Аврутина, писатель, переводчик
Заголовок| «Онегин Online». Прощание с гламуром
Где опубликовано| Деловой Петербург» № 39 (2851)
Дата публикации| 20090306
Ссылка| http://www.dpgazeta.ru/article/148196
Аннотация|

Сейчас такое время, когда старое рушится, а новое пока не появилось. На наших глазах свершается глобальная бархатная революция. Пока бархатная. Подводятся итоги, обнуляются все счетчики и банковские счета.
Балет Бориса Эйфмана «Онегин Online» воспринимается как иное прочтение «энциклопедии русской жизни». Эйфман подводит итог той жизни России 1990-х - начала 2000-х, которая не повторится больше никогда.
Основа сюжета - знакомая история из девятнадцатого века. Скучающий Онегин, деревня, любительница романов Татьяна и ее смелое письмо, ветреная Ольга, пылкий Ленский. Выстрел. Важный генерал. Встреча годы спустя.
Приходит на ум знакомая история из конца века двадцатого. Что-то вроде сериала «Однажды придет любовь» или книжки «The Телки». Провинциальный город. Девочка из «интеллигентной» семьи. Столичный гость, обкурившийся тусовщик и красавец в «Дольче и Габбана», которого все достало. Девочка влюбляется. Пишет sms-ку: «Я тебя люблю, меня здесь никто не понимает, я здесь совсем одна». Дальше? Постель? Скучно. Провинциальной девкой его не удивишь. Да и, скорее всего, он - би. Дальше? Провинциальная вечеринка, на которой он от скуки/в отместку клеит девчонку друга, притащившего его в эту дыру. Пьяная драка, ножи. Друг убит, тусовщик сваливает. Девочка спустя неделю знакомится с «серьезным человеком». Концовка - почти фильм «Глянец».
Если возможно в искусстве «смешать, но не взбалтывать», то в «Онегине Online» соединено два времени. Новый Онегин (еще два века назад полный вполне современного цинизма) при первой встрече лезет Татьяне под юбку, а она в ответ пишет ему любовное письмо. Татьяна в наше время вообще не в тему со своим постоянством: косичкой и письмом - в наше время принято часто красить и стричь волосы и писать sms. В меню Nokia даже есть такой шаблон: «Я тебя люблю».
Неэлитная Татьяна
Пурпурно-черно-серые краски сцены - гнетущая палитра настроения эпохи безудержного, бесконечного VIP-party в дорогом ночном клубе, где неприлично быть «неэлитным» и невозможно не стать безликим.
Невозможно быть в струе, не шагая при этом по подиуму в образе, ритмично покачивая плечами и бедрами: и изящный Онегин (отчего-то в малиновом пиджаке), и страстный (во всех нынешних смыслах) Ленский и современная Ольга (чей предел мечтаний - явно «девушка месяца» глянцевого журнала) часто напоминают моделей. Геометричные, резкие линии декораций, огромный экран телевизора, временами тревожно-желтый и огромный, как луна в полнолуние, мост в никуда - почти каждый из героев хотя бы раз проходит по этому мосту, но, так и не добравшись до невидимого берега, всегда возвращается.
Несовременно-искренняя, даже наивная Татьяна, точно воссозданная Марией Абашовой, выделяется «не такими, как у всех» реакциями, движениями, платьями и их цветами на общем черно-безликом фоне стразов, золотых цепей и обязательных надежно прячущих душу черных очков. Без разговора о душе, совести и выборе, конечно, тоже не обходится - и тогда пары, казавшиеся частью огромного панно, оживают и сливаются.
У балета загадочный финал. Вроде бы затянутый в «Валентино» «серьезный человек» собственноручно убивает воздыхателя супруги. Но Онегин продолжает писать Татьяне письма. Так убил ли «серьезный человек» простого тусовщика? Или все же не убил?
В веке девятнадцатом история, по сути, закончилась революцией - декабристами: «тусовщики» не выдержали пустоты и отправились на поиск идеалов. В постановке о конце века двадцатого история как бы начинается революцией - путчем 1991 года.
Только ли начинается?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 3:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030611
Тема| Современный танец, Премьера, "Бедная Лиза" , Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев, А. Сигалова
Авторы| Евгения Назарец
Заголовок| Премьера спектакля "Бедная Лиза" в Театре наций
Где опубликовано| Радио Свобода
Дата публикации| 06.03.2009 13:27
Ссылка| http://www.svobodanews.ru/Content/Transcript/1505299.html
Аннотация|

Программу ведет Евгения Назарец. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Марина Тимашева.

Евгения Назарец: Театр наций представил на суд зрителей премьеру спектакля "Бедная Лиза". Жанр обозначен, как хореографическая новелла на музыку камерной оперы Леонида Десятникова по мотивам романа Николая Карамзина. Постановка Аллы Сигаловой. В ролях Лизы и Эраста - Чулпан Хаматова и звезда Большого балета Андрей Меркурьев.

Марина Тимашева: Вначале была опера Леонида Десятникова. Музыкальный руководитель Алексей Гориболь, камерный ансамбль из струнных, духовых и фортепиано, два превосходных солиста-вокалиста - Юлия Корпачева и Эндрю Гудвин.

(Звучит музыка)

Марина Тимашева: Музыка, как вы слышите, принадлежит современному авангарду, но она очень драматичная и выразительная. В спектакле она звучит в фонограмме. Убранство сцены - под стать музыке - минималистское: ряды стульев и экраны, на которые изредка крупным планом проецируется лицо Хаматовой, а чаще по ним ползут полосы, будто кино уже закончилось, а механик забыл выключить аппаратуру.
Из произведения Карамзина выбрана вся действенная часть (от встречи Лизы с Эрастом до скорбного финала), изъят сентиментализм, добавлено довольно откровенной эротики, которой у Карамзина быть не могло. На сцене постоянно присутствуют двое - он и она, одеты в черное. Ничего исторического, но в пластике Лиза - угловатый диковатый подросток, ломкий, и легко будет сломана, Эраст вышколен, подтянут, аристократичен, и свои чувства умеет выражать языком изысканного танца.
Чулпан Хаматова - драматическая актриса, Андрей Меркурьев - солист Большого театра. Конечно, Алла Сигалова учла их возможности, в результате получила отличную пару. Андрею Меркурьеву, наверное, впервые довелось танцевать в такой непосредственной близости от зрителей.

Андрей Меркурьев: Они рядом, и ты настолько с ними в контакте, что даже, когда у меня проходят какие-то интимные сцены с Чулпан, такое ощущение, что они сидят рядом, вокруг моей кровати, и смотрят. Это как бы очень интимно и близко.

Марина Тимашева: В спектакле достаточно высоких поддержек, и я, полушутя, спрашиваю Андрея Меркурьева: не тяжела ли для него Хаматова?

Андрей Меркурьев: Я об этом не думал - значит, все хорошо.

Марина Тимашева: К Алле Сигаловой я обращаю недоуменный вопрос: чем заинтересовала женщину, совершенно не похожую на жертву, история Бедной Лизы?

Алла Сигалова: Во-первых, импульс, конечно, от музыки Десятникова, а во-вторых, Алла Сигалова - часто жертва.

Марина Тимашева: Допустим, я в это поверила. Алла, в чем ваше противоречие с Карамзиным?

Алла Сигалова: Когда я читала ее маленькой, я помню что-то там слюнявое какое-то с завиточками. Но, послушав Ленину музыку, я вернулась к Карамзину и поняла, что очень жестокая история в ней.

Марина Тимашева: Мне кажется, что вы все-таки как хореограф идете именно от музыки. Потому что Карамзине очень плавно, очень последовательно развивающееся повествование, очень красивое, мелодичное. В музыке Десятникова, я бы сказала, что-то вроде "я с детства не любила овал, я с детства угол рисовал".

Алла Сигалова: Да, очень много диссонанса в таких… Какое-то отсутствие ярко выраженной мелодичности, но это музыка XXI века! Наша жизнь неудобна, наша жизнь вся состоит из каких-то консонансов, раздражающих моментов. Гармонии практически нет.

Марина Тимашева: Вот соединение двух людей в спектакле вам тоже нужно было для обострения внутреннего этого противоречия - мужчина-женщина, женщина-мужчина?

Алла Сигалова: Конечно! Так очень часто бывает, когда встречаются люди с разных планет.

Марина Тимашева: То, что она угловатее, чем он, а в принципе она же лучше, чем он, а как раз дурным человеком должен быть такой резкий, из каких-то штук состоящий... А почему вы это наоборот?

Алла Сигалова: Я даже не знаю, а почему дурной должен быть резкий?

Марина Тимашева: Злой - это значит жестче движения, жестче жест.

Алла Сигалова: Дело в том, что эти люди встречаются на пике одиночества. Поэтому это одиночество, оно уже кричащее - и у того, и у другого. Они просто кричат по-разному.

Марина Тимашева: Ага, то есть вы его тоже оправдываете.

Алла Сигалова: Обязательно! Потому что я тоже очень часто была Эрастом.

Марина Тимашева: После спектакля Константин Райкин говорил о мужестве руководителя Театра Наций Евгения Миронова, которое требуется для того, чтобы выпустить такой некоммерческий спектакль. Позволю себе с ним не согласиться. Во-первых, "Бедная Лиза" идет в небольшом зале, во-вторых, имена Андрея Меркурьева и Чулпан Хаматовой, вне зависимости от типа зрелища, способны обеспечить спектаклю долгую жизнь при сплошных аншлагах.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 20671
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Мар 06, 2009 3:34 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030612
Тема| Современный танец, Премьера, "Бедная Лиза" , Персоналии, Ч. Хаматова, А. Меркурьев, А. Сигалова
Авторы| Марина Райкина
Заголовок| Хаматова сходила в кино
Чтобы станцевать бедную Лизу

Где опубликовано| Московский комсомолец
Дата публикации| 06.03.2009
Ссылка| http://www.mk.ru/blogs/MK/2009/03/06/culture/398336/
Аннотация|



У Мейерхольдовского центра — толпа. Внутри — суета и волнение. Евгений Миронов весь на нерве. Еще бы: его Театр наций представляет рискованный проект. Балет “Бедная Лиза” танцует Чулпан Хаматова в паре с профессионалом из Большого театра.

На сцене — кинотеатр с двумя рядами черных стульев перед экраном. На одном из 24 стульев в черном трикотажном платьице сидит Чулпан Хаматова. Покажут фильм про бедняжку Лизу из крестьян, которую бросил дворянин Эраст?

Киноаппарат действительно трещит, но кина нет: как у пьяного кинщика, по экрану лишь забегали рваные полосы. Зато закадровый тенор запел. Хаматова сорвалась с места — и мятущаяся натура ее героини заметалась по кинозалу.

— Вошел хорошо одетый молодой человек, — вывел тенор. Дверь отворилась, и на пороге появился юноша в черном модном плаще — Андрей Меркурьев. К тенору присоединилось сопрано — и получился балет в камерной опере, в основе которого — история лидера русского символизма Николая Карамзина: с вскриками, объятиями, поцелуями, разлукой, гибелью.

Надо понимать, что публика, заплатившая, кстати, немалые деньги за билет, пришла посмотреть на Хаматову танцующую. Чулпан, которая без устали пытается вырваться за рамки драматического искусства, не разочаровала. Она освоила язык современного танца, не пытаясь при этом демонстрировать результат многомесячного тренинга: вот гибкая рука, изящнейший изгиб… Напротив, неискусное владение телом только придает ей трогательность. Особенно на фоне хорошо поставленного корпуса и движений танцора Большого театра Меркурьева.

Трудно сказать, кому в дуэте пришлось сложнее — актрисе драмы или танцовщику балетной труппы, которому пришлось поработать с непрофессионалкой. Другое дело, что хореография, сочиненная для балета Аллой Сигаловой, оказалась менее интересной, чем ее работы в драмтеатре. В данном эксперименте хочется отметить работу художника Николая Симонова, в очередной раз доказавшего, что минимализм в сценографии — его конек. Четыре экрана (три по периметру сцены, один наверху) стали изумительной хайтековской рамкой для этой старой истории. По белым экранам метались тени артистов, и лишь в финале один раз показали крупным планом бедную Лизу. Несмотря на трагический финал литературного источника, Лиза-Чулпан загадочно улыбалась.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 11803

СообщениеДобавлено: Пн Мар 09, 2009 11:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2009030901
Тема| Балет, МТ, Золотая маска, Карнавал, Стеклянное сердце
Авторы| Лейла Гучмазова
Заголовок| Без сердца
Премьеры Мариинского балета "Стеклянное сердце" и "Карнавал" показаны в Москве
Где опубликовано| Итоги
Дата публикации| 20090309
Ссылка| http://www.itogi.ru/arts-balet/2009/11/138317.html
Аннотация|



Так уж повелось, что Мариинский театр хронически предваряет основную программу "Золотой маски". Нынешний фестиваль не стал исключением. Из двух премьер прошлого сезона, "Стеклянное сердце" и "Карнавал", к национальной премии представили последнюю. Но Мариинский решил показать полный комплект, снабдив его еще и давно не бывавшей в столице классикой Баланчина. При таком обилии трудов ошибиться было сложно: в Мариинском балете что-то не заладилось.
Главной интригой "невыдвинутого" "Стеклянного сердца" была его оригинальность: забытую музыку Александра Цемлинского воплощал надежда Мариинки - молодой хореограф Кирилл Симонов. Не раз обруганный за дела давно минувших дней ("Золушка" в Новосибирском театре), здесь он превзошел себя. Существовавший в истории любовный треугольник, в основании которого Густав Малер и сам Цемлинский, выглядел глупейшей мелодрамой, где бегающие за демонической женщиной демонические мужчины поочередно пинают ее ногой в живот и валяются в ногах. На сцене присутствовал умывальник с неиссякаемой струей, а апофеозом авторской мысли был разодетый в злато-бархат кордебалет, внезапно полным составом метнувшийся из правых кулис в левые. Честь и хвала экспертам "Маски", не купившимся на поддержку молодого таланта.
С "Карнавалом" было не так просто. Сделанный век назад Михаилом Фокиным одноактный балетный пустячок прославился благодаря Русским сезонам Дягилева. Балет-пантомима с мотивами дель арте настолько соответствовала духу "Мира искусства", что и сегодня редкий любитель старины останется равнодушен к его флеру и оценит удивительное свойство салонного искусства спустя век выглядеть убедительно.
Но, увы, полюбоваться очарованием русско-парижской штучки помешало качество выделки. Элементарный разнобой свел на нет прелесть миленьких поз а-ля мейсенский фарфор, рюшей-шляпок-бантиков и наивного галопа по кругу. Вроде бы все на месте: и картинка точь-в-точь мирискусническая, и пантомима без нажима, и партия Арлекина сделана (номинант Владимир Шкляров), и трепетный дуэт Пьеро и Бабочки - вот он, имеется. Даже тяжелое ожидание публикой трюков мариинцы смогли охладить, и зал наконец перестал взвиваться аплодисментами на каждый взбрык. Но пресловутая "атмосфера века" так и не возникла.
Хуже знаменитая труппа за последнее время выглядела только год назад, на концертах Пасхального фестиваля. Если "Карнавал" вдруг получит приз, выглядеть он будет как утешительный. Потому что Мариинский балет тихо перемещается на позицию падчерицы в славном оперном доме.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4 ... 13, 14, 15  След.
Страница 3 из 15

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика