Список форумов Балет и Опера Балет и Опера
Форум для обсуждения тем, связанных с балетом и оперой
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Общество Друзья Большого балета
2001-09
На страницу Пред.  1, 2, 3
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Авг 02, 2007 7:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001090009
Тема| Балет, БТ, "Сильфида", Персоналии, Й. Кобборг
Авторы| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| Йохан КОББОРГ: "Сцена Большого очень велика"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 18.09.01
Ссылка| http://izvestia.ru/news/251886
Аннотация| ИНтервью

После кубинца Хосе Мануэля Кареньо, выступившего на прошлой неделе в балете "Дон Кихот", эстафету фестиваля "Звезд мирового балета" на сцене Большого театра перенял 29-летний датчанин Йохан Кобборг. Он станцевал в культовом для датской школы балете "Сильфида", превратив его из одного из самых незначительных спектаклей Большого театра в событие. Кобборг не просто продемонстрировал отточенную технику и продуманную пантомимическую игру, но и зарядил наших танцовщиков своей энергией. В первом спектакле Кобборг танцевал с Сильфидой - Марианной Рыжкиной, сегодня он выступит с молодой Анастасией Горячевой, Сильфида которой стала одним из самых интересных вводов в прошлом сезоне Большого театра.

- Вы ведь впервые выступаете в Большом?

- Да. Борис Акимов (худрук балета Большого театра. - "Известия") спросил меня, не хочу ли я станцевать Джеймса в "Сильфиде", и я с радостью согласился.

- Контакт с нашими балеринами вы установили сразу же?

- У меня было всего два дня на то, чтобы войти в версию Большого театра, но все оказались настолько милы и доброжелательны, что проблем не возникло. От партии Джеймса я не устаю никогда, потому что каждый раз нахожу в ней новое. Встреча с эфемерной Сильфидой меняет всю жизнь Джеймса. Ты уверен, что живешь счастливо, что все у тебя в порядке, и вдруг кто-нибудь проходит мимо - и ты в одну секунду понимаешь, чего был лишен. В этом суть конфликта "Сильфиды".

- Тем не менее это не масштабный балет, и, вероятно, вы привыкли, что "Сильфида" идет на сценах меньшего размера. Как вам далась гигантская сцена Большого? Вы на ней смотрелись так, словно всегда здесь и танцевали.

- На самом деле мне кажется, что я еще не привык к размерам сцены. И первый свой спектакль, в воскресенье, я воспринимаю как прекрасную генеральную репетицию. Сегодня надеюсь, что я буду чувствовать себя намного увереннее. Уже буду знать, как мне быть. Дело ведь не только в танце: вся мимика, жесты, движения на большой сцене Большого должны быть крупнее. В Датском театре достаточно повести бровью, и это уже все заметят.

- Вы делите свое время между Королевским балетом Великобритании и Датским Королевским балетом, но представляетесь сейчас именно как солист балета Датского.

- Я работал и работаю в Дании, но меня отпускают в другие труппы. Мне попросту хочется большей свободы. Именно поэтому я уже третий год одновременно и солист Ковент-Гардена.

- Вы танцуете в постановках различных хореографов, чей стиль вам ближе?

- Я люблю балеты с сюжетом. Мне кажется важным танцевать в разных стилях, но даже если танцую что-то современное, абстрактное, то все равно пытаюсь придумать для себя историю, пусть только в своей голове. Мне нужно, чтобы была причина, почему я делаю то или иное движение. Сейчас много хороших хореографов, но я не могу назвать одного, которого предпочитал бы остальным. Даже про балеты Ноймайера или Бежара - и про те нельзя сказать, что они все как один потрясающие. Точно так же и про современных танцовщиков нельзя сказать, что кто-то из них (например, Икс) великолепен. Можно сказать: есть спектакли, в которых этот Икс великолепен. Конечно, интересно встречаться с хореографами, которые мыслят иначе, чем ты, и можно у них многое почерпнуть. Но для меня такие встречи не самоцель. Я пытаюсь радоваться тому, чем занят в данный момент, и когда-нибудь сам попробую что-нибудь поставить. В ближайшие субботу-воскресенье буду выступать в гала-концертах в Дании, там впервые исполню миниатюру Якобсона "Вестрис", где надо сыграть много разных характеров. Ирина Якобсон (вдова великого хореографа. - В.В.) дала мне разрешение исполнить номер, поставленный на Барышникова.

- Сейчас Большой славится своим мужским составом, вы кого-нибудь знаете?

- Я видел Сергея Филина - как раз в "Сильфиде": это было необычно, но и очень интересно. Сам я танцевал здесь в костюме Юрия Клевцова. Если меня еще раз пригласят в Большой, приеду без сомнений.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Чт Авг 02, 2007 7:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001090010
Тема| Балет, БТ, "Жизель", Персоналии, В. Малахов
Авторы| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| Владимир МАЛАХОВ: "Могу и потому танцую"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 20.09.01
Ссылка| http://izvestia.ru/news/252027
Аннотация|Интервью

- Что бы вы еще, кроме "Жизели", хотели станцевать в Большом?

- Хотелось бы исполнить весь репертуар, так как я его знаю и танцую в других местах. Но самым любимым после "Жизели" балетом, наверное, остается "Лебединое озеро". Многие люди легче воспринимают сюжетные балеты, но среди абстрактных тоже есть очень интересные. Сложнее абстрактных балетов Марты Грэм или Начо Дуато, где самому танцовщику приходится придумывать для себя истории, для меня ничего нет. И еще, станцевав на полу босыми ногами, тяжело возвращаться в балетные туфли.

- Большой театр оказался среди последних, открывших для вас свои двери?

- Остался "Ковент-Гарден". Но я не рвусь, так как много где танцевал: в Метрополитен-опере, Парижской опере, "Ла Скала". У меня наступил такой этап в жизни, когда мне интереснее исполнять то, что специально ставят для меня. Я работал и с Ноймайером (у нас есть с ним задумки), и с Килианом, и с Начо Дуато, и с Твайлой Тарп.

- Год назад, не афишируя свой приезд, вы побывали в Москве в связи со съемками фильма. Что это за фильм?

- Съемки фильма, название которого в русском переводе звучит несколько необычно - "Рожденный быть диким", закончились в августе. Это фильм о четырех артистах Американского балетного театра: Хосе Кареньо, который выступал на фестивале в Большом до меня, Анхеле Корейа, Итане Стифеле и обо мне. Нас объединили в созданном специально для фильма новом балете, который мы танцуем на музыку Шуберта.

- Вас не страшит груз ответственности? У вас множество премий, вас называли танцовщиком века - не боитесь провала?

- Я могу и потому сегодня танцую. Кстати, я не завистливый человек и прекрасно понимаю, что мое время пройдет и придут те, кто будет лучше меня. Лет через двадцать я не смогу так бегать и прыгать - тогда буду писать мемуары (смеется). Знаете, мой прапрадедушка дожил до 118 лет, а я о дальних планах даже не задумываюсь. Может быть, займусь педагогической деятельностью, меньше думаю о балетмейстерстве, возможно, буду директорствовать, мне это тоже интересно. Вот Кобборг, к примеру, уже руководит компанией, и пока мы оба были в Москве, предлагал мне работу у себя.

- На ваш взгляд, в чем ваши недостатки, а в чем сила?

- Трудно говорить о самом себе, легче спросить у кого-то, что у меня лучше получается, а что хуже. Многие не любят слушать критику. Я же после спектакля первым делом спрашиваю: "Что было плохо?" и только потом - "Что удалось?" Всем знакомым я сказал: "Когда буду плохо танцевать, вместо цветов бросайте мне на сцену живых зверей, кошек, кур. Для меня это будет означать, что, Малахов, вам пора закончить танцевать и разводить свой зоопарк". Я обожаю животных и хотел бы иметь зоопарк у себя дома. В нью-йоркской квартире у меня живут две кошки - Даша и Дина. Когда мне делали операцию на колене, они снимали негативную энергию и лечили меня.

- Останется у вас время побродить по любимым московским местам?

- Я специально выкроил после спектаклей два свободных дня. Конечно, Москва меняется, европеизируется, но для меня она осталась прежней - Москвой моего детства. Мне нравится новая Москва, но чувствуется, что она работает под Запад. На этот раз, думаю, смогу наконец-то посмотреть храм Христа Спасителя.

- И все-таки о ваших планах.

- Хоть я и не вижу себя в будущем балетмейстером, но ценю предложения из Венской оперы ставить для них. С удовольствием работаю в классическом стиле: в марте прошлого сезона состоялась премьера моего "Бала-маскарада", сейчас по просьбе Венской филармонии я готовлю на музыку вальса "Голубой Дунай" балетную программу новогоднего концерта, который 1 января 2002 года будет транслироваться на весь мир.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Вт Сен 04, 2007 6:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001090011
Тема| Балет, Персоналии, Х. М. Кареньо
Авторы| Варвара ВЯЗОВКИНА
Заголовок| Хосе Мануэль Кареньо: "Больше всего ценю перемены"
Где опубликовано| Известия
Дата публикации| 13.09.01
Ссылка| http://izvestia.ru/news/251605
Аннотация| ИНтервью

Начало нового сезона Большого театра обещает стать бурным. Рола Пети вовсю репетирует свой новый балет, труппа готовится отметить юбилей Михаила Лавровского, рядовые спектакли вызывают повышенный интерес. Хосе Мануэль Кареньо, выступивший в среду с нашей Марией Александровой в "Дон Кихоте" (и второй раз выступающий сегодня), открыл "Фестиваль мировых звезд на сцене Большого". Особый контракт с Американским Балетным театром позволяет ему сотрудничать с "Ковент-Гарденом" и выступать по гостевым приглашениям, как в случае с Большим. До этого Кареньо был знаком московской публике только по гала - концертам. Следующими гостями фестиваля станут Йохан Кобборг из Датского Королевского балета и бывший наш соотечественник, ныне международная звезда Владимир Малахов

- В прошлом сезоне в Мариинском театре вы выступали в "Баядерке", сейчас в Большом танцуете в "Дон Кихоте". Выбор балета был за вами?

- Нет, г-н Акимов (худрук балета Большого театра. - В. В.) предложил мне исполнить партию Базиля в "Дон Кихоте". Так как он знает меня еще со времен работы в Лондоне, когда я посещал его классы в "Ковент-Гардене", то он решил, что "Дон Кихот" подойдет мне больше всего. Базиль мне самому очень нравится и я всегда говорю, что у меня самого испанская кровь. Самым сложным (я был не совсем к этому готов) оказался наклон пола Большого театра. Понадобилось несколько дней, чтобы привыкнуть к покатой сцене.

- Проблем с адаптированием к незнакомой версии спектакля не возникало?

- Пришлось, конечно, многое менять в рисунке партии. Но так как я танцевал разные версии этого балета и, в основном, поставленные русскими, то войти в балет Большого особых трудностей не составило.

- Кубинец по рождению, работающий в Америке и учившийся у русских учителей, вы чувствуете себя в России как на родине?

- С детства Большой театр для меня олицетворяли Плисецкая, Максимова, Васильев. Учился я у Алисии Алонсо и даже танцевал с ней. Я знаю некоторые русские слова, и они мне нравятся. Впрочем, предпочитаю танцевать, а не говорить.

- Вы танцевали во многих театрах мира, есть ли среди них самый любимый и родной?

- Сейчас мой дом - это Нью-Йорк. Там провожу большую часть времени, там мой театр.

- Трагедия в Нью-Йорке застала вас в Москве?

- Да. Я позвонил своей жене и плакал. Я не мог поверить, что подобное могло случиться в Нью-Йорке, который все считают городом мира.

- Как солист театра ABT, интересуетесь ли вы спектаклями соседнего театра Нью-Йорк Сити балле?

- Честно говоря, я не вижу себя в этой труппе. Там свой особый стиль, хотя я танцевал в постановках Баланчина - "Аполлоне" и "Теме с вариациями" и они мне нравятся. Но больше всего в жизни я люблю перемены, хочу танцевать и в классических балетах, и в современных, трудиться в разных местах. Поэтому я не мог бы постоянно работать в этой компании и всегда танцевать в одном и том же стиле. Больше всего я люблю рассказывать в танце истории, поэтому мне нравятся "Жизель", "Дон Кихот", "Ромео и Джульетта", "Лебединое озеро".

- Осталось что-нибудь из "нестанцованного"?

- Вот у вас сейчас работает Пети, у него есть замечательные балеты "Кармен", "Юноша и смерть", и я хотел бы поработать с ним.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Наталия
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 05.05.2005
Сообщения: 12126

СообщениеДобавлено: Пт Фев 01, 2008 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001090012
Тема| Балет, БТ, «Сильфида», Персоналии, Й. Кобборг
Авторы| Беседу вела Анна ГАЛАЙДА
Заголовок| ЙОХАН КОББОРГ:
"Современную хореографию я станцую и через двадцать лет"
Где опубликовано| Культура
Дата публикации| 27.09.2001
Ссылка| http://www.kultura-portal.ru/tree_new/cultpaper/article.jsp?number=298&rubric_id=207&crubric_id=100442&pub_id=99879
Аннотация| Интервью


Датчанин Йохан КОББОРГ стал для нас открытием в полном смысле этого слова - кроме как на пленке, мы его еще не видели. Интервью он давал в перерыве между двумя московскими "Сильфидами".

- Вы сами выбрали этот балет для дебюта в Большом театре?

- Борис Акимов, которого я знаю с детства, позвонил мне и предложил приехать в Москву. И "Сильфиду" выбрал он. В этом балете я выступал во многих странах, со многими труппами. Но для меня Большой из всех великих театров обладает самой большой магией. Когда я был ребенком, то смотрел много балетных видеокассет. В основном это были записи спектаклей Большого театра. Я видел Васильева, Лавровского, Акимова и не мог даже представить, что сам выйду на эту сцену. Когда я увидел перед собой зал Большого театра, у меня было ощущение, что все это просто нереально.

- Что дают подобные гастрольные выступления вам?

- Я заметил, что некоторые вещи выявляют себя на сценах в разных странах по-разному. Иногда это влияет на пластику, на мимику, поэтому что-то должно быть изменено. В этом и есть смысл различных постановок. Например, все версии "Сильфиды", в которых я танцевал, не были абсолютными копиями друг друга, хотя театры, включая этот спектакль в репертуар, обычно приглашают на постановку датских балетмейстеров. Но сравните, например, пятиметровую сцену Датского Королевского театра и огромную сцену Большого.

- Что в связи с этим стало для вас самым сложным в московском спектакле?

- Русский спектакль больше всего отличается от той "Сильфиды", к которой я привык. На подготовку у меня было всего два дня, и все же я попытался максимально точно выучить мизансцены, которые приняты в здешнем спектакле. Но когда слышишь музыку, под которую танцевал сотни раз, порой невольно начинаешь двигаться так, как привык. С другой стороны, мне казалось, зрителям будет интереснее увидеть, как танцуют "Сильфиду" в Дании. В Большом для меня оказался непривычен сам размер дистанции от сцены до зрительного зала. Я все время думал о том, что нужно соразмерять мои движения с этим пространством.

- Несколько лет назад в Дании была записана видеокассета "Техника Бурнонвиля". Почему именно вас выбрали тогда в качестве модели?

- В принципе это должен был быть не я - совсем другой танцовщик из Королевского балета. Но он получил травму, и мне срочно пришлось войти в работу. Мы сняли эту кассету всего за два дня. Я тогда только пришел в труппу, мне было 18 лет. Наверное, я очень молод на этой пленке.

- Какие балеты Бурнонвиля, помимо "Сильфиды", входят в ваш репертуар?

- Все, наверное: "Консерватория", "Неаполь", "Ярмарка в Брюгге", па де де из "Фестиваля цветов в Дженцано". Бурнонвиль поставил очень много спектаклей, но сохранилось всего около пяти - остальные оказались не столь интересными. Я не танцевал только "Народное предание".

- В России существует мнение, что для датских танцовщиков балет - это обычная служба, которая заканчивается в 3 часа дня, и после этого начинается другая жизнь. Вы можете это прокомментировать?

- А кто так говорит? Я не могу согласиться с тем, что балет - это только работа. Это моя жизнь. И я знаю много людей, которые чувствуют абсолютно так же, как я. Но, действительно, в датском балете много проблем. Они вызваны тем, что у нас в стране существует практически всего одна классическая балетная компания, поэтому нет никакого соревнования внутри. А когда нет стимула, ты расслабляешься - это обычно.

- Два года назад вы покинули Данию, приняв приглашение Королевского балета Великобритании. Переезд танцовщика из Копенгагена в Лондон, из довольно консервативного театра, закрытого, зацикленного на самом себе, в открытый мир требует каких-то изменений в менталитете?

- Вообще-то да, наверное. Но к тому времени я уже давно выступал как гость во многих зарубежных компаниях - таким образом, еще работая в Копенгагене, много видел, много танцевал. К тому же не могу сказать, что расстался с Данией насовсем: мне удалось договориться с руководством театра о том, что я всегда могу вернуться домой, когда захочу. В данный момент я просто стараюсь расширить свой репертуар.

- В Лондоне вы преимущественно танцуете классику или сотрудничаете с современными хореографами?

- Что касается классики, я танцую "Дон Кихота", "Жизель", "Лебединое", "Манон". И много балетов современных хореографов - Форсайта, Начо Дуато.

- Не кажется ли вам, что чем больше танцовщик исполняет современную хореографию, тем живее его интерес к классике?

- Что касается лично меня, мне нравится танцевать в разных стилях. Конечно, когда ставят специально на тебя, это очень увлекательно. Но современные хореографы смогут ставить для меня даже через 20 лет. Но, поскольку классический балет очень тяжел в физическом смысле, мне кажется, что сейчас я должен как можно больше заниматься им: интересно, насколько можно расширить свои возможности в классическом танце. Но в один прекрасный день ты просыпаешься и понимаешь, что танцевать классику уже не можешь - тело не может.
Я рад, что у меня есть возможность танцевать разные спектакли, потому что из каждого стиля ты что-то берешь, это становится частью тебя. Большой театр тоже обладает своим собственным, узнаваемым стилем. Поэтому мне хотелось бы вернуться сюда, чтобы станцевать не Бурнонвиля, а русский репертуар. У Большого театра в нем огромные традиции. Могу представить, как бы меня трясло от волнения! Но тогда бы удалось почерпнуть здесь больше.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22283
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Авг 10, 2011 4:14 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001090013
Тема| Балет, МТ, Премьера, «Щелкунчик», Персоналии, Михаил Шемякин, Кирилл Симонов
Авторы| Наталия Зозулина
Заголовок| БАЛЕТ КАК ЖИВОПИСЬ И ТАНЕЦ КАК РИСУНОК
Где опубликовано| © «Петербургский театральный журнал»
Дата публикации| Сентябрь 2001 г.
Ссылка| http://ptj.spb.ru/archive/25/music_theatre/balet-kak-zhivopis-i-tanec-kak-risunok/
Аннотация| ПРЕМЬЕРА

П. Чайковский. «Щелкунчик». Мариинский театр.
Музыкальный руководитель и дирижер Валерий Гергиев,
декорации, костюмы и постановка Михаила Шемякина,
хореография Кирилла Симонова


Весь ХХ век балет Чайковского «Щелкунчик» ставили хореографы. Но начавшийся ХХI принес сенсацию: призвание на трон постановщика-варяга: художника, творившего до сей поры вне сферы театра. Подобное мог инициировать только свободный от балетных стандартов и любящий творческий риск человек, каким как раз является художественный руководитель Мариинского театра В.Гергиев. На мысль о новой версии «Щелкунчика» — вдобавок к закрепленной за вагановским училищем, а когда-то созданной для театра версии В.Вайнонена (1934) — натолкнула, как явствовало из разных интервью маэстро, обида… за Чайковского, играемого в спектаклях школы «под ноги» юных исполнителей. Конечно, привести замедленные в «Щелкунчике» Вайнонена темпы партитуры в соответствие с изначальными композиторскими Гергиеву нетрудно было в симфонической интерпретации и записи балета, но на сем он не успокоился. И то сказать, почти семьдесят лет со дня последнего обращения театра к «Щелкунчику» — серьезный резон для новой постановки. А премьера, коль она задумана Гергиевым, не могла обойтись без допинга сенсации и эксперимента.


А. Фадеев (Щелкунчик), Н. Сологуб (Маша)
Фото Н. Разиной


Кто из художников не растерялся бы от гергиевского предложения стать во главе балета, гадать не приходилось. Лишь один: сам неистощимый в идеях и затеях, сам эпатажный и в жизни, и в своих произведениях — словом, Михаил Шемякин. Притом тема оказалась для него наилучшей приманкой. «Я, выросший в Германии… с детских лет читаю Гофмана и с юных лет иллюстрирую его сказки». Однако если бы речь шла только об оформлении балета, имени Шемякина, вероятно, на афише не появилось бы. Его интерес к проекту мог быть стимулирован только гарантированной властью демиурга над спектаклем в целом — от сюжета и концепции до зрелищного решения всех сцен. Ее-то и вручил Гергиев художнику.

Фабулу балета новый постановщик не сменил — это все тот же ход событий, заложенный в первоначальный сценарий М.Петипа и первую постановку Л.Иванова и известный нам в корректировке Вайнонена (хотя Шемякин называет в качестве своего ориентира либретто Петипа). Разночтения в сюжетной канве по сравнению именно с вайноненским «Щелкунчиком» минимальны и подчас повторяют изменения, уже встречавшиеся в иных версиях балета (Ю.Григоровича, И.Бельского, И.Чернышева). Рождество с «представлением от Дроссельмейера» празднуется, как и там, но в виде взрослого застолья и гулянья; подарив Маше Щелкунчика, Дроссельмейер не выбывает из действия, а следует за героями, наблюдая все происходящее со стороны; Маша-подросток (партия здесь едина для артистки) из любимой дочери родителей превращена — в контраст баловню Фрицу — в шпыняемую всеми девочку, но на празднике она также веселится, танцуя с братом и подружившись со Щелкунчиком; герой-уродец, как положено, воюет с Мышиным королем и совершает с Машей путешествие в Конфитюренбург, уже там оборачиваясь прекрасным принцем, предлагающим героине руку и сердце.

Лишь самый финал принципиально отличен от классического, поскольку Маша не возвращается в реальность — вместе со своим возлюбленным она остается в Конфитюренбурге. Но не это столь уж ново, а то, что случается там в последний миг до занавеса: живых героев подменяют две «марципановые» копии, украшающие собой верхушку выставленного посреди сцены громадного красавца торта, который, как вдруг замечаешь, поедается снизу довольными крысятами… Только художник — не режиссер, не хореограф — мог завершить балет таким изобразительно многозначным, провоцирующим на поиск его истолкований образом, существующим к тому же вне связи с предыдущим ходом действия. Но для Шемякина территория действия не ограничена пределами балета, она охватывает и действие внутри литературного первоисточника — «Щелкунчика» Гофмана (если вообще не всего наследия немецкого романтика). Именно к нему, к последним страницам гофмановской сказки, адресуется, похоже, сценическая метафора итога «сладкой истории» героев — словно вопрос, поставленный в конце книги после ее прочтения ироничным не меньше классика современным художником: «Так ли все замечательно, друг Гофман?»



Художник не оставляет зрителю сомнений в том, что спектакль полностью рожден его воображением, полностью пронизан его волей. Это действительно «его „Щелкунчик“» (название шемякинской статьи в буклете: «Мой „Щелкунчик“») и шире — его Гофман, впервые в балете столь индивидуализированный, столь нескрываемо авторский, столь фантастичный, столь красочный и столь вещественно-материальный. Крепкий раствор шемякинского стиля влит в декорации. Вместе с ним в щелкунчиковскую «гофманиану» попадают изображения «со стороны», лейтмотивные вообще для творчества художника: где он, там и они. И если он в балете, то и они туда же — все эти распотрошенные мясные туши, колбасы, горшки, кувшины, торчащие из стен свиноподобные и иные морды (даже у елочных игрушек), закрывающие лица длинноносые маски. Последние, впрочем, очень подошли для крыс, ко всему же остальному «антибалетному» еще предстоит привыкнуть. С другой стороны, шемякинский «гофманизм» поддержан реминисценциями с западно-европейским (особенно голландским и немецким) искусством. Возможно, с гравюры Дюрера перенесся на картину в центре гостиной Штальбаумов изображенный в полный рост массивный носорог, сосредотачивающий, кажется, в себе все несокрушимое обывательское тупоумие. Замечательное решение декорации «Снежной бури», по признанию самого Шемякина, стилизовано под живопись К.-Д.Фридриха. И примеры можно множить…

У первого шемякинского акта — явная концепция экскурсии, маршрута, путешествия. Сначала по внутренности дома Штальбаумов, с заходом на кухню, в гардеробную, в гостиную и погреб, затем на поля происходящих в то же время и где-то рядом наполеоновских сражений, далее — перелет над погруженным в тьму городом и приземление в заброшенном угрюмом месте. Имеется и средство передвижения — летающий башмак. Он же с героями «на борту» долетит и до Конфитюренбурга, завершающего маршрут. Но во втором акте даже Шемякин не смог придумать продолжения фантасмагории, примирившись с его чистой праздничностью. Зато здесь он расстарался в создании ликующей атмосферы переливающегося розово-фиолетово-зелеными тонами города и пригласил сюда множество своих гостей…

Шемякин весьма своеобразно решает проблемы с пластикой балета. В рисованных им персонажах всегда движение угадывается. Внятный пластический посыл фигур воспринимается неотъемлемо от причудливой, подчас фарсовой обрисовки, обличья внешней формы — вот почему автором его может быть только сам художник. Вместе с тем чуть-чуть и надо — какой-то толчок, сколько-то капель «живой воды», — чтобы этому движению вырваться из статики в динамику и, оставаясь в том же гротескном, не без иронии, характере, продлиться, размножиться в повадках, жестах, походке, шагах, беге. Подобное движение практически не требует хореографа (разве только для того, чтобы передать его с рисунка художника артистам) и — выскажу крамольную мысль — не обязательно нуждается в исполнителях-танцовщиках: проходки, пробежки, телесные позитуры и «ужимки» — то, что составляет немалую часть общей динамики балета, — вполне по силам непрофессионалам. (Не случайно Шемякин пригласил на роль Дроссельмейера актера со стороны А.Адасинского и тот действительно великолепно справился с задачами «ходячей» партии.) Таким образом, задав в «Щелкунчике» пластические типажи главных героев — шарнирно-жеманной Маши (Н.Сологуб), комичного, наевшего себе животик Фрица (А.Семенов), робкого, почти не разнимающего ног и рук Щелкунчика-куклы (К.Симонов), вкрадчивого и извивающегося Дроссельмейера, заведя движущиеся механизмы бессчетных эпизодических и антуражных персонажей — Шеф-повар с поварятами, кардинал Крыселье с крысиной ратью, Дедушка-подагрик, гости дома Штальбаумов, войско Щелкунчика, фея Драже, Сладкоежка, ходящие конфеты и т.д., придумав «с ног до головы» участников дивертисментных номеров — тореадоров («Испанский»), Змею («Восточный»), скоморохов («Русский»), Мамашу Жигонь с полишинелями, наконец, кардинально, можно сказать, революционно пересмотрев облик и тем предопределив новизну танца традиционных классических «снежинок», Шемякин с полным основанием мог гордо заявить в интервью: «Я нарисовал весь балет».


Фото Н. Разиной

Только вот балет, с таким мастерством и увлечением «нарисованный», оказался слишком мало похожим на самого себя, отомстив художнику своим сходством с иллюстрациями на тему литературного «Щелкунчика». Даже полные динамики, они не могут подменить хореографического текста и его эмоциональной образной природы. Пролистывая же первоисточник в поисках своих сцен, Шемякин слишком очевидно исходил из «визуальных» задач и предпочтений. Иначе зачем в спектакле были бы нужны все эти новые картины — «Кухня», «Гардеробная», «Погреб», «Превращение» и т.д., в которых главных героев либо нет, либо их присутствие второстепенно и которые ничего содержательного не прибавляют к действию? За их скобками остается главная составляющая содержания балета и его музыки — внутренний мир героев. Выражение его просто-напросто блокируется, ведь герои почти весь первый акт существуют на условиях бездейственного и нетанцевального «приложения» к замечательным по-своему шемякинским находкам. Фриц и Маша в «Гардеробной» прилагаются к чисто художнической игре пропорций платьев и людей, Маша в «Превращении» — к возникающему за тюлем «теневому театру крыс», Дроссельмейер — сначала к вращающемуся по занавесу шару с щелкунчиковым лицом, а затем — к раскачивающемуся маятнику от часов. В «Панораме» же, что ни говори, а герои под музыку божественного, предназначенного для танцевального адажио Анданте «прилагаются» к взмывающему в воздух башмаку…

В жестких по отношению к хореографии шемякинских условиях игры вопрос о балетмейстере для «Щелкунчика» стоял особо. Приглашение Шемякина само по себе предопределяло конфликт с любым уже профессионально утвердившимся хореографом, не могущим поступиться положением хозяина в балете. И не случайно из работы быстро выбыл первый кандидат Гергиева — Алексей Ратманский, способный «сметь свое суждение иметь». Осечка с Ратманским дала возможность не ошибиться в следующем выборе — еще только начинающего, пока без авторских амбиций хореографа, готового отрабатывать поставленные перед ним задачи. Такого человека, из танцовщиков, пробующих что-то сочинять, — Кирилла Симонова, нашли прямо в Мариинском театре. В Симонове Шемякин увидел не только внимающего и послушного напарника, но, похоже, и прототипа своего Щелкунчика, создав маску с выразительным намеком на его простодушно-меланхоличное, длинноносое лицо и скрыв под ней выступающего в роли Щелкунчика-куклы хореографа.

Для самого Симонова то был серьезнейший экзамен. Даже «избавленный» Шемякиным от необходимости сочинять хореографию многих номеров первого акта и в ряде из них им постановочно «прикрытый», дебютант все-таки получил возможность открыться зрителю в своих данных балетмейстера как постановщик «Снежинок» и всего потока танцев дивертисментного второго акта. И несколько фрагментов из разных композиций — в Розовом вальсе, в Большом адажио героев — порадовали проблесками хореографического дарования дебютанта. Говорить же более определенно о его будущем хореографа позволяет удача цельного номера — «Вальса снежных хлопьев», вообще ставшего кульминацией нового «Щелкунчика».

В нем единственном музыка, зрелище и танец вошли в равновесие друг с другом. Вихревый темп, заданный Гергиевым, не смутил Симонова, и он нашел такие же стремительные формы группового движения — не только в пространстве, но и на месте, через динамику рук и корпуса. А Шемякин дерзнул одеть «снежинок» в пачки и трико черного цвета, усеяв их ослепительно-белыми кружками. Очертания фигур танцовщиц, сливаясь с темным фоном декораций, как будто пропадали, и только рассыпанные по ним «снежки» создавали иллюзию вьюги немыслимой красоты…
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Елена С.
Модератор
Модератор


Зарегистрирован: 12.05.2003
Сообщения: 22283
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вт Ноя 03, 2020 11:38 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Номер ссылки| 2001090014
Тема| Балет, Финская опера, Датский королевский балет, Персоналии, Анастасия Дунец, Станислав Беляевский, Алексей Ратманский
Авторы| Анна Галайда
Заголовок| Хорошо живем
Русские танцовщики в западных труппах

Где опубликовано| © «Эксперт Северо-Запад» №18 (47)
Дата публикации| 2001-09-17
Ссылка| https://expert.ru/northwest/2001/18/18no-kultura_53074/
Аннотация| ИНТЕРВЬЮ

В начале 1990-х советские балетные артисты начали активно гастролировать по миру, перестали бояться "заграницы". Многие остались там насовсем. Международная балетная тусовка испытала чудовищный стресс: русские, легко вытесняя в конкурентной борьбе местные кадры, приезжали в огромных количествах, в массе своей были неплохо выучены, техничны, неприхотливы и жадны до работы. Держать в западной труппе русских танцовщиков стало очень модно. Через несколько лет мода прошла. Но обратно в Россию никто не торопится. Даже для тех, кто умудряется одновременно выступать и на родине, российская карьера является всего лишь частью международной. Теперь они свободно говорят по-английски, платят деньги в пенсионные фонды и меняют место работы внутри Европы. Это поколение не дало миру мегазвезд ранга Натальи Макаровой, Михаила Барышникова или Рудольфа Нуреева. Но, сделав русские фамилии непременным и повсеместным компонентом западных афиш, сумело укрепить престиж отечественной танцевальной школы.

Многие осели совсем недалеко. Анастасия Дунец и Станислав Беляевский, протанцевав несколько сезонов в Мариинском театре, теперь работают в Финской опере, а киевлянин Алексей Ратманский - премьер Датского королевского балета (Копенгаген), сегодня он - самый успешный русский хореограф: только в этом сезоне его рвут друг у друга Мариинский и Большой театры. Первому Ратманский сочинит "Золушку" на музыку Сергея Прокофьева, второму - "Светлый ручей" на музыку Дмитрия Шостаковича.

Русские финские: Анастасия Дунец и Станислав Беляевский

- Чем отличается Финская опера от других зарубежных театров, где вам приходилось работать?


- Мы можем сравнивать в основном с Deutsche Staatsoper - работали там три с половиной года года. Другие же зарубежные театры знаем поверхностно, поскольку танцевали там только как приглашённые артисты, по-настоящему же понять что-либо в западной балетной компании можно только работая постоянно. Deutsche Staatsoper - это очень красивое старинное здание в центре восточного Берлина, интересный репертуар, хорошие солисты и кошмарный стиль работы. Конвейер спектаклей, в котором качество продукции - далеко не главное. В общем, чревато постепенной профессиональной деградацией. Поняв это, мы и переехали в Финляндию. Там, как оказалось, нравы совершенно другие. Финская опера отличается от многих театров Европы и своими возможностями, и своим менталитетом. Ее очень щедро финансирует государство. Присутствие стабильных и больших денег весьма ощущается: много интересных, красочных спектаклей и премьер, высокая зарплата, в спектаклях постоянно принимают участие высокооплачиваемые guest stars - дирижёры и артисты оперы и балета, - да и просто быт в театре налажен очень хорошо.

- Каков статус этого театра в Финляндии? Популярен ли балет в этой стране?

- В принципе Финская опера по статусу - национальный театр оперы и балета, но нельзя сказать, что балет очень популярен в Финляндии. Это скорее дорогое, но обязательное развлечение. Хотя билеты дороги, хорошим тоном считается посетить театр хоть раз в году, часто приезжают люди из отдалённых уголков Финляндии. Есть, конечно, и постоянные зрители, которые следят за премьерами, за любимыми артистами и гастролерами, есть и фанаты, балетоманы, но их здесь куда меньше, чем в Питере. При этом все страшно гордятся этим театром. Когда были гастроли в Париже в январе 2001 года с "Жизелью" в постановке Силвии Гиллем, здесь постоянно печатали статьи, крутили сюжеты по телевизору, и так было все время гастролей. Опера для финнов - национальная гордость.

- Много ли в труппе иностранцев, конкретно - русских?

- Иностранцы составляют примерно половину труппы - 18 разных национальностей. Русские - мы с Настей, один танцовщик в кордебалете, две пианистки. Очень многие в труппе запросто говорят по-русски, так как учились танцу в России или у русских педагогов. Но в целом общаются на английском. Ничего странного, если учесть, что новый с этого года художественный руководитель балета Дина Бьорн - датчанка, её ассистент Алан Ланд - канадец, главный репетитор Ингрид Немечкова - чешка, а также почти половина компании не финны. К тому же постоянно работают приглашенные из разных стран педагоги и балетмейстеры.

- Для вас что-то изменилось в социальном смысле?

- Да мы стали жить куда лучше! Здесь в театре такая система: мы получаем постоянную зарплату, плюс гонорар за каждый спектакль. Сумма зависит от исполняемой партии, но что-то получает каждый участник спектакля, от артиста кордебалета до ведущего спектакль солиста. Таким образом, есть стимул работать больше и лучше. Заработок дает постоянные страховки (медицинская, машина, квартира и т. д.), пенсионный фонд, сбережения.

- Финская опера - богатый театр?

- Да. Это заметно даже поверхностному взгляду. Идеально оборудованы залы, гримерные, гимнастический зал с множеством различных тренажёров, большая сауна, физиотерапия, кафе-ресторан для артистов и работников театра, где действуют сниженные цены при отменном качестве кухни, и т. д. Все артисты за счет театра обеспечены гримом, косметикой, шампунями...

- Чем отличается режим работы от того, какой есть в Мариинском театре?

- Тем, что за рабочим временем строго следят профсоюзы, а работаем мы с 10.00 до 17.00 с тремя перерывами на полчаса, а в дни спектаклей - с 10.00 до 13.00 и в 19. 00 начинаются спектакли. Любая работа вне рабочего времени хорошо оплачивается дополнительно. Спектакли идут 2-3 раза в неделю (перед премьерой обычно ставят неделю, полностью свободную от спектаклей). Репертуар построен из блоков: скажем, "Жизель" проходит определённое количество раз подряд, потом ее сменяет следующий балет. Сбить этот ритм невозможно. Сезон начался блоком "Онегиных", там я танцую партию Ленского. 28 сентября - премьера "Вечера одноактных балетов современной хореографии" (в частности, "Скрипичный концерт Стравинского" Баланчина, где мы с Настей будем танцевать ведущие сольные партии). Дальше будет "Золушка" Стивенсона, "Баядерка" в редакции Натальи Макаровой, "Дон Кихот" в редакции Патриса Бара, "Серенада" Баланчина. Как видите, все очень плотно расписано наперед, но от этого не скучно, а спокойно.

- Финские балетные артисты, по-вашему, это богема, буржуа или яппи?

- Финские балетные артисты - это самые обыкновенные жители Хельсинки, которые работают в государственном учреждении (это считается само по себе престижным), от богемы - минимум.

Русский датский: Алексей Ратманский

- Визит в Россию - это для вас возвращение домой, отпуск, обычные гастроли?


- Будучи учеником МАХУ, я прожил в Москве 8 лет, и для меня это больше чем просто город. В последнее время, к большому сожалению, бываю здесь только урывками. Никогда нет времени, чтобы насладиться Москвой. Каждый раз надеюсь сходить в театры, повидать друзей, с которыми общаюсь только по телефону. Не получается - все бегом.

- Вы родились в Петербурге, учились в Москве, работали в Киеве, Виннипеге, Копенгагене. Где ваш дом?

- С этим теперь трудно. Стерлось ощущение, где дом, где заграница.

- Четыре года назад вы осели в Датском Королевском балете. Это была труппа, в которую вы сознательно стремились?

- Так карта легла. И я этому очень рад: Датский балет - труппа огромной классической традиции, но совершенно иной, чем русская.

- Вы уезжали из России, чтобы танцевать то, что недоступно здесь? Или были более прозаические причины?

- Мы стремились на Запад не потому, что там жизнь богаче, чем здесь. Насколько я знаю, российские артисты, если они много ездят, зарабатывают не хуже. Мы с женой Татьяной уезжали, чтобы танцевать всё, что никогда бы не станцевали в Киеве. После школы я мечтал остаться в Москве. Мне хотелось в Большой - естественно, в Большой. Но не сложилось - без прописки здесь не оставляли. А потом уже не хотелось. С возрастом приоритеты меняются, а в Большом все те же "Спящая красавица", "Ромео и Джульетта", "Легенда о любви" и свои прекрасные танцовщики.

- Перспектива всё начинать с нуля вас не прельщала?

- Сейчас начинать все с начала уже поздно. Хотя я не раз делал это. И последний раз - в Копенгагене. Это чрезвычайно тяжело и очень интересно. На тебя смотрят непредвзято, не зная былых заслуг. Ты проверяешь сам себя, что можешь и чего не можешь. Но с годами это все труднее и труднее. Сейчас уже я ничего не планирую - сейчас мне интересно в Копенгагене.

- Руководителей Датского Королевского балета не возбуждало, что вас надо отпустить не "куда-то", а в Мариинский и Большой?

Возбуждало. Мариинский, Большой - они во всем мире Мариинский и Большой. Но Датский Королевский балет - это совершенно самодостаточный театр. И это не самоизоляция. В первый же мой датский сезон я успел поработать с Бежаром, Килианом, Ноймайером. На следующий год приехал Матс Эк. За сезон там бывает до десяти премьер: два-три многоактных балета и несколько вечеров одноактных. Для меня это колоссальный опыт. Каждый из хореографов - это собственный мир, у каждого - свой подход к балету. Мне было страшно интересно узнать, как они работают. Но, репетируя с ними, понимаешь, что они - не небожители, а такие же люди, как мы.

- Из России кажется, что балетный Запад - это единая спаянная система: одинаковый механизм действия, одинаковый принцип формирования репертуара, общее гастрольное пространство...

- В Виннипеге труппа состоит всего из 35 человек, но ставит большие программы. Там с 9 часов утра и до 6 вечера приходится прыгать, не переставая. Причем любят поставить утром репетицию contemporary, а с 4-х до 6 - "Лебединого озера". Или до 6 репетируют новый спектакль, а в 8 танцуют старый. Работа совершенно каторжная. Но это незаменимый опыт. У датчан в день спектакля в 3 часа зал пустеет. Если нет спектакля - то в 4. Я не могу сказать, что народ там дико ленивый. Но для них важно, чтобы танец был удовольствием. Это придает, конечно, известную прелесть исполнению.

На гастроли мы выезжаем не часто - большие труппы вообще не очень любят выезжать. Только на очень хороших условиях и на очень хорошие сцены. И обычно только в полном составе: обаяние Бурнонвиля - в комплексе всех составляющих. Это и вся школа, которая стоит на мосту в третьем акте "Неаполя", и мимисты, и статисты. А то, что недавно увидели москвичи в единственном концерте, - все-таки только фрагменты. С другой стороны, мне кажется, мы показали в Москве Датский балет, какой он сейчас есть. Все балеты, что мы привезли, были поставлены специально для этого театра и идут в репертуаре. Большая часть солистов тоже была здесь.

- Быть в Дании премьером Датского Королевского балета престижно?

- Да. Как и у нас. Но балет там не очень популярен. Правда, народ считает нужным хоть раз в жизни посетить Королевский театр - это средоточие всей культурной жизни Дании. И драма, и балет, и опера, и балетная школа, и оперная академия, и оркестр - все объединено в одном здании. Публика, как и во всей Европе, пожилая. Клаки нет. "Браво" громко не кричат. Когда им нравится, топают ногами.

Санкт-Петербург
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Балет и Опера -> У газетного киоска Часовой пояс: GMT + 3
На страницу Пред.  1, 2, 3
Страница 3 из 3

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Яндекс.Метрика